Назад

Купить и читать книгу за 199 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Финансовый мониторинг: управление рисками отмывания денег в банках

   Рассматриваются вопросы, связанные с осуществлением в кредитных организациях работы, направленной на противодействие легализации доходов, полученных преступным путем. Приведен международный опыт развитых стран в области правового обеспечения данного направления деятельности в банковском бизнесе.
   Даны рекомендации для специалистов риск-подразделений и служб внутреннего контроля по проведению проверок, связанных с контролем качества мероприятий, направленных на минимизацию рисков отмывания денег.
   Для банковских специалистов, практикующих консультантов и аудиторов, а также преподавателей, аспирантов и студентов, обучающихся финансовым специальностям в вузах.


П.В. Ревенков, А.Б. Дудка, А.Н. Воронин, М.В. Каратаев Финансовый мониторинг: управление рисками отмывания денег в банках

Предисловие

   Противодействие использованию банковской системы в целях легализации доходов, полученных преступным путем (отмыванию денег), и финансирования терроризма – сравнительно новая сфера деятельности и для национальных властей, и для банков. Впервые темой борьбы с отмыванием денег всерьез озаботились в США, где легализация преступных доходов была признана самостоятельным видом уголовного преступления в 1986 г. В 1989 году была создана межправительственная организация для международной координации борьбы с отмыванием денег – FATF (Financial Action Task Force), или ФАТФ в русской аббревиатуре. За двадцать с небольшим лет своего существования эта международная организация стала настоящим лидером и законодателем мод в вопросах противодействия отмыванию денег. Банки стран, власти которых не выполняют рекомендации ФАТФ, не могут рассчитывать на приемлемые условия привлечения зарубежного финансирования и на развитие иных форм международного банковского сотрудничества.
   Автор этих строк присутствовал еще на первых рабочих встречах делегаций ФАТФ и представителей российских властей в начале 1990-х гг. А в 2001 году в нашей стране был принят хорошо известный банковским работникам Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Федеральный закон), установивший основные принципы и правила работы по противодействию отмыванию денег в Российской Федерации. Настоящее масштабное наступление против «отмывателей» денег в российском банковском секторе развернулось в 2003 – 2004 гг., когда Банк России впервые стал отзывать лицензии у кредитных организаций на основании Федерального закона.
   Действия национальных властей против использования банков в целях отмывания денег за минувшие два десятилетия заметно изменили облик банковского дела по всему миру. Банковские операции стали более прозрачными для властей, а сами банки – разборчивее в выборе клиентов. Понятие банковской тайны утратило свою «святость», стало размытым, относительным. В нашей стране ужесточение правил в области борьбы с отмыванием денег встретило ожесточенное сопротивление со стороны теневого сектора экономики и его агентов влияния. Борьба «теневиков» с государством достигла своего апогея в 2006 – 2007 гг., когда от их рук погиб Андрей Козлов, первый заместитель председателя Банка России, а группа российских парламентариев вслед за этим открыто призвала к фактическому свертыванию работы по противодействию отмыванию денег и лишению Банка России функций банковского надзора.
   Несмотря на драматизм событий, связанных с созданием и развитием системы противодействия отмыванию денег, она успела существенным образом повлиять на профессиональную культуру в российских банках. В 2008 году фирма «Делойт» провела опрос более 100 российских банков, изучая их отношение к работе по противодействию отмыванию денег. 67% опрошенных признали эту работу важнейшим фактором, влияющим на подверженность их банков правовому риску и риску потери деловой репутации. Эти банки подтвердили, что соблюдение принципа «знай своего клиента» и разборчивость в выборе деловых партнеров стали частью их профессиональной культуры во многом благодаря влиянию Федерального закона. Они заявили, что отныне будут придерживаться этих профессиональных принципов самостоятельно, независимо от требований закона. Лишь 13% опрошенных исходили из того, что работа в области противодействия отмыванию денег не нужна их банкам, а проводится исключительно из-за необходимости соответствовать законодательным требованиям.
   Издание этой книги, написанной профессиональными специалистами в области противодействия отмыванию денег, работающими к тому же по разные стороны «баррикад», разделяющих коммерческие банки и государственные регулирующие органы, является еще одним подтверждением того, что в профессиональном сообществе банковских работников и рыночных регуляторов формируется общее понимание этой важной проблемы. Работа в области противодействия отмыванию денег нужна прежде всего самим коммерческим банкам как неотъемлемая часть системы управления банковскими рисками. Нравится нам это или нет, но в современной действительности ни один банк не может быть признан финансово устойчивым, если эта работа у него должным образом не налажена. Кроме профессиональных «борцов» с отмыванием денег, работающих в государственных структурах или в банках, эта книга может оказаться полезной для сотрудников, например, правоохранительных, налоговых и таможенных органов, а также для более широкого круга читателей, стремящихся понять, как функционирует реальная экономика.
   Дмитрий тулин,
   партнер международной аудиторской и консалтинговой фирмы «Делойт», кандидат экономических наук

Введение

   Последние двадцать лет в мировом банковском сообществе достаточно остро стоит проблема противодействия отмыванию денег (далее – ОД), которая является одной из самых обсуждаемых на многих международных встречах, посвященных развитию современной экономики.
   По оценкам экспертов, сумма ежегодно легализуемых денежных средств составляет от 1000 млрд дол. до 1750 млрд дол. (приблизительно 50% всех криминальных средств). ОД – бизнес, занимающий по своим размерам третье место в мире[1].
   Целью ОД является желание владельца таких денег скрыть или замаскировать незаконный источник их получения, что дает ему возможность эти деньги тратить, не вызывая подозрений у надзорных и правоохранительных органов.
   Легализация доходов, полученных преступным путем (что по сути своей и является ОД), – это фактическое внедрение «грязных» денег в финансовую систему. Незаконные доходы поступают в банковские структуры государств и путем проведения многочисленных операций принимают вполне легальный вид как с точки зрения обывателя, так и любого контролирующего органа. Для этого используются разнообразные средства, которые могут включать разделение (разбивку) наличных денег на меньшие денежные суммы, приобретение мелких предприятий, соучастие сотрудников кредитных организаций и др. Большое количество операций, успешно выполненных для сокрытия источника денежных средств, значительно затрудняет воспроизведение контролирующими органами всей их цепочки. Чем разнообразнее инструменты, используемые для размещения незаконных денежных средств для сокрытия источника средств, например чеки, дорожные чеки, акции, облигации и т.п., тем сложнее проследить происхождение денег. Определению происхождения доходов препятствует проведение денег через несколько стран, где отсутствует эффективная система противодействия легализации преступных доходов, или через офшорные финансовые центры.
   Легализация преступных доходов, как правило, является многоэтапным преступлением. Процесс отмывания, независимо от используемой схемы, включает три этапа: размещение, рассредоточение и интеграцию. В рамках этих этапов могут применяться самые разные методы и всевозможные технические приемы.
   Размещение – первый этап процесса ОД. Он представляет собой видоизменение их начальной формы или адреса. Например, перевод денег (дистанцирование) дает возможность замаскировать их прямую связь с преступлением и вывести деньги за пределы досягаемости правоохранительных органов.
   Формы размещения могут быть разными. Чаще всего используются следующие из них:
   контрабандный вывоз наличных денег за границу;
   превращение денег в другие финансовые инструменты;
   обменные операции – обмен мелких банкнот на купюры более крупного достоинства или другую валюту без использования банковских счетов;
   аккумуляция денег небольшими суммами на один банковский счет;
   депонирование денег на банковские счета (обычно несколько счетов в нескольких кредитно-финансовых учреждениях);
   превращение денег в товары, драгоценные металлы и камни;
   использование хозяйственных предприятий с большим наличным оборотом (бары, ночные клубы, рестораны, салоны красоты, казино и пр.), к легальной выручке которых присоединяются преступно полученные средства;
   создание собственных фиктивных предприятий, декларирующих нажитые преступным путем деньги в качестве выручки и пр.
   Процесс ОД легче всего раскрыть именно на первом этапе размещения полученных преступным путем денег. Поэтому законодательные, правоохранительные и регулирующие органы для решения проблемы противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, сосредоточили на нем основное внимание[2].
   Если преступно полученные средства существуют в наличной форме (например, доходы от торговли наркотическими веществами или оружием), их владельцам необходимо разместить эти средства в банковской системе[3].
   Рассредоточение представляет собой вторую стадию процесса, на которой происходит отделение преступных доходов от источника их происхождения. На этой стадии проводятся множественные финансовые операции между кредитными организациями для сокрытия следов преступления.
   Перемещение денег на стадии рассредоточения маскирует происхождение незаконных источников доходов и владельцев денег. Таким образом, связь между деньгами и их владельцами теряется. С этой целью используются подставные лица и фиктивные фирмы, выставляющие фиктивные счета, служащие основанием для перевода денег. Как правило, подобные операции проводятся на международном уровне. В итоге, как уже отмечалось, установить источник происхождения денег практически невозможно. Здесь большую негативную роль играют офшорные финансовые центры, где следы преступно полученных доходов теряются окончательно.
   Дело в том, что функционирование финансовой системы офшорных зон имеет свои особенности, которые охотно используют в своих интересах преступники. Так, по сравнению с другими территориями офшоры имеют:
   благоприятный налоговый режим;
   строгое соблюдение банковской тайны;
   отсутствие процедуры обязательной идентификации клиентов;
   несовершенную систему финансового контроля и валютного законодательства при отсутствии правовой базы для борьбы с ОД;
   нежелание сотрудничать с другими странами и международными организациями в сфере противодействия легализации преступных доходов.
   Только на первом и частично на втором этапе легализации прослеживается связь между доходом, полученным от преступной деятельности, и лицом, совершившим основное преступление.
   Интеграция – третья (последняя) стадия процесса ОД. На этой стадии преступник имеет возможность вновь использовать деньги, полученные преступным путем, в реальном секторе экономики. Таким образом, эти деньги обретают легальный источник происхождения.
   Основные формы интеграции легализованных преступных доходов в финансовую систему следующие:
   операции с недвижимостью или произведениями искусства, аукционные сделки, где цену товара можно определить лишь условно. Используется заниженная или завышенная цена контракта. Разница с реальной ценой доплачивается неучтенными наличными денежными средствами;
   экспортно-импортные операции, при которых составляются реальный и фиктивный договоры (с завышенной суммой сделки). Разница между реальной и фиктивной ценой товаров, работ, услуг, оплаченная выведенными из легального денежного оборота деньгами, остается на счете фирмы-посредника;
   деньги депонируются на счете зарубежной фирмы и используются для выдачи ссуды, являющейся для заемщика легальными деньгами;
   учреждение зарубежной корпорации в офшорной зоне, открытие ее счета в иностранном банке с последующим использованием этого счета для предоставления ссуд, платежей по фиктивным договорам аренды или за фиктивные услуги;
   деньги преступного происхождения декларируются как легальный выигрыш в казино или лотерее.
   В каждом отдельном случае могут применяться самые разные методы ОД, но суть всех операций сводится к тому, чтобы придать незаконно полученным средствам вид дохода от законной деятельности. Анонимные денежные средства получают новый источник происхождения, и легализовавшийся доход перераспределяется в пользу преступника, совершившего основное преступление.

Глава 1. Опыт Люксембурга по противодействию отмыванию денег

   Если ты напишешь книгу лучше, чем твой сосед, или прочтешь лучшую проповедь, или сделаешь лучшую мышеловку, мир проложит тропинку к твоему дому, даже если ты поселишься в глухом лесу.
Эмерсон Ралф Уолдо, американский писатель и философ

Вступление

   Инициаторами создания международной системы борьбы с ОД стали развитые страны, уже накопившие определенный опыт в этой сфере. В основном их усилиями были учреждены международные организации, чьей миссией стала разработка международных стандартов, которых рекомендовалось придерживаться при конструировании национальных систем противодействия легализации незаконных доходов.
   Существуют различия в национальных системах и способах противодействия легализации, которые обусловлены прежде всего совершенно разными начальными состояниями экономик и ролью в них теневых составляющих. В этом плане можно выделить следующие группы:
   развитые страны с относительно небольшим удельным весом теневой экономики (к примеру, США, Скандинавские страны);
   развитые страны с большим удельным весом теневой экономики (например, Италия);
   развивающиеся страны с относительно небольшой коррупцией и теневой экономикой;
   сильно коррумпированные развивающиеся страны с теневой экономикой, превышающей 25 – 30% валового внутреннего продукта;
   страны с переходной экономикой, которые чаще всего можно отнести к предыдущей группе, но которые имеют свою специфику, связанную с преступлениями периода приватизации и т.д.;
   офшорные юрисдикции, для которых сомнительные операции по «оптимизации налогообложения» и т.п. являлись важной составляющей бюджетных поступлений.
   В странах Европейского союза противодействие легализации незаконных доходов велось как на уровне «союзных» институтов, так и на национальном уровне. По мере движения ЕС к конфедеративному государству наднациональным органам управления передаются все бо́льшие функции.
   Началом борьбы с ОД на уровне Европейского союза можно считать принятие в 1991 г. Директивы по предотвращению использования финансовой системы в целях ОД (Директива ЕЭС от 10.06.1991 № 91/308/ЕЭС). Директива требовала от государств (членов ЕЭС) признать уголовно наказуемым деянием отмывание преступных доходов как от наркопреступлений, так и от других преступлений, обеспечить идентификацию клиентов, создавать и вести учет крупных сделок с валютой и сообщать властям о подозрительных сделках. Требования по прозрачности финансовой системы могли быть распространены в национальных законодательствах на профессии и бизнес, которые могут использоваться для ОД.
   После терактов 11 сентября 2001 г. Европейский парламент в ноябре того же года расширил директивы Евросоюза по борьбе с ОД. Они были дополнены двумя важными пунктами.
   Во-первых, сфера борьбы с ОД расширена на преступления, связанные с финансированием терроризма.
   Во-вторых, обязанность сообщать о правонарушениях распространялась на занятия и профессии, не связанные с финансовым сектором, в частности на адвокатов, консультантов по налоговым вопросам, аудиторов и ревизоров.
   20 сентября 2005 г. Совет Европейского союза одобрил Директиву по предотвращению использования финансовых систем с целью отмывания доходов и финансирования терроризма. Директива применяется к физическим и юридическим лицам, которые занимаются продажей товара за наличный расчет в размере 15 тыс. евро и более, вне зависимости от того, производится ли сделка как единовременная операция или включает несколько операций. В соответствии с новой Директивой государства – члены ЕС должны принять меры по запрещению своим кредитным и финансовым учреждениям содержать анонимные счета.
   Самого пристального внимания заслуживает опыт Европейского союза по налоговому регулированию, проводимому с целью уменьшения стимулов к ОД.
   В 2000 году Европейский союз принял Директиву о налогообложении накоплений с целью ограничения бегства капитала и сдерживания ОД. Суть этой Директивы в том, что в странах ЕС вводится автоматический обмен банковской информацией о доходах по процентам накоплений нерезидентов. Далее эта информация направляется в страну по месту постоянного проживания иностранца, где на полученную им прибыль начисляется налог по существующим в этой стране налоговыми ставками.

1.1. Задачи в сфере борьбы с отмыванием денег в Люксембурге

   Создание эффективного механизма противодействия легализации преступных доходов в кредитных организациях является одной из острых и актуальных международных проблем. Масштабы, которые приобрело ОД, и тот урон, который наносится российской экономике и обществу, вызывают серьезное беспокойство у всех регулирующих и контролирующих органов. Вопрос о практике ОД, означающей легализацию доходов, полученных преступным путем, приобрел в России особую остроту и без его решения невозможно продолжение в стране экономических реформ.
   Отмывание денег тесно связано с такими явлениями, как коррупция, бегство капитала, использование российскими компаниями и банками офшоров для сокрытия прибыли и ухода от налогов. Отмывание денег стало одним из главных факторов неблагоприятного инвестиционного климата в России, препятствующего притоку инвестиций в экономику.
   Основные задачи в сфере борьбы с ОД включают в себя:
   разработку правовой базы для борьбы с ОД, ее увязку с другими разделами российского законодательства;
   формирование адекватной административной системы, включая выделение координирующего органа в сфере борьбы с ОД;
   укрепление надзора за финансовыми институтами, позволяющего контролировать незаконные или сомнительные операции;
   расширение сотрудничества России с международным сообществом с целью предотвращения практики ОД;
   всемерное использование международного опыта в разработке эффективных механизмов борьбы с ОД.
   Люксембург является одним из важнейших мировых финансовых центров с традиционно строгой банковской тайной, предлагающим широкий выбор финансовых услуг и предоставляющим возможности для различных видов инвестиционной деятельности.
   С 28.08.2011 Люксембург исключен из перечня офшоров указанием Банка России от 15.07.2011 №2667-У «О признании утратившим силу подпункта 1.6 пункта 1 приложения 1 к Указанию Банка России от 7 августа 2003 года №1317-У «О порядке установления уполномоченными банками корреспондентских отношений с банками – нерезидентами, зарегистрированными в государствах и на территориях, предоставляющих льготный налоговый режим и (или) не предусматривающих раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций (офшорных зонах)»[4].
   Правовые рамки режима противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма обусловлены тем, что Люксембург является участником соответствующих международных конвенций, конвенций Совета Европы, и, являясь членом Европейского союза, обязан также имплементировать положения соответствующих директив Европейского союза в этой сфере. Вместе с тем, как законодательство любого государства, национальное законодательство Люксембурга имеет свои особенности.

1.2. Правовые основы противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма в Люксембурге

   Конвенция Организации Объединенных Наций (ООН) 1988 г. (Венская конвенция) о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ была ратифицирована Люксембургом 17 мая 1992 г. Законом об одобрении Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.
   Международная конвенция ООН о борьбе с финансированием терроризма 1999 г. ратифицирована в Люксембурге Законом о борьбе с терроризмом и его финансированием от 12 августа 2003 г.
   Конвенцию Совета Европы 1990 г. об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности Люксембург ратифицировал 12 сентября 2001 г.
   Решение ООН о противодействии и пресечении финансирования террористических актов, в частности Резолюция 1373 Совета Безопасности ООН, имеет в Люксембурге прямое действие, т.е. не требует принятия дополнительных национальных законодательных актов.
   Время от времени в Европе публикуются списки организаций или физических лиц (или и тех и других), с которыми по тем или иным причинам запрещено проводить финансовые операции. Эти списки постоянно обновляются за счет дополнительных сведений, поступающих от правоохранительных органов, органов банковского надзора и международных организаций. Сведения, занесенные в эти списки, учитываются при оформлении трансграничных платежных операций частными лицами и организациями, которые внесены в списки. Генеральная прокуратура Люксембурга собирает информацию о лицах и организациях, упомянутых в этих списках. После 11 сентября 2001 г. различные списки, в том числе прилагавшиеся к нормативным актам Евросоюза, были направлены специалистам по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма (ПОД/ФТ) (в рамках обязательства о сотрудничестве) с требованием сообщать о прямых или опосредованных контактах с упомянутыми в них лицами и при необходимости замораживать их активы. Невыполнение этого требования рассматривается как нарушение профессиональных обязанностей и влечет за собой применение санкций со стороны органов надзора.
   Принципы Палермской и Венской конвенций основываются на обязательстве каждой страны признать незаконной легализацию доходов, полученных преступным путем. Обвинение в легализации преступных доходов может предъявляться лицам, не только непосредственно осуществляющим ОД, но и совершившим предикатное преступление. К предикатным преступлениям, связанным с легализацией преступных доходов, должны относиться все серьезные правонарушения, в том числе незаконный оборот наркотиков и финансирование терроризма.
   К числу таких предикатных преступлений относятся:
   незаконный оборот наркотических веществ и психотропных средств;
   участие в преступной организации, совершающей тяжкие преступления;
   похищение людей;
   проституция;
   сводничество;
   нарушение законодательства об обороте оружия и боеприпасов;
   коррупция;
   нецелевое использование государственных субсидий.
   В Люксембурге финансирование терроризма в случае его осуществления в составе преступной организации является предметом уголовного преследования, а после принятия Закона от 12 августа 2003 г. расценивается и как отдельное предикатное преступление.
   В соответствии с Международной конвенцией ООН о борьбе с финансированием терроризма любая финансовая поддержка терроризма должна быть признана незаконной. Обвинение в финансировании терроризма также должно предъявляться, когда отдельные террористы или террористическая организация выявлены или их террористическая деятельность осуществляется на территории другой страны.
   Первоначально в Люксембурге финансирование терроризма было признано незаконным на основе общих юридических норм (введенных в 1998 г.) об участии в преступных организациях и других общих норм Уголовного кодекса. В настоящее время подобного рода преступления подпадают под Закон от 12 августа 2003 г., который устанавливает, что террористическая деятельность наказуема, где бы ни находилась или ни действовала террористическая группа. Кроме того, в этом законе говорится, что даже при совершении аналогичных преступлений за пределами Люксембурга лица, их содеявшие, могут быть осуждены в Люксембурге при условии предъявления требования об экстрадиции и его удовлетворения. Действие Закона Люксембурга от 7 июля 1989 г. распространяется на легализацию доходов, полученных от незаконного оборота наркотиков.
   Закон от 11 августа 1998 г. распространяет предъявление обвинений в легализации доходов, полученных преступным путем, на следующие противоправные деяния:
   преступления или правонарушения, совершенные в составе или совместно с преступным сообществом или преступной организацией;
   похищение людей;
   сводничество и вовлечение в занятие проституцией;
   преступления, связанные с коррупцией;
   нарушение законодательства об обороте оружия и боеприпасов.
   Закон от 12 ноября 2004 г. о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма (далее – Закон 2004 г.) содержит единый перечень мер противодействия как легализации преступных доходов, так и финансированию терроризма. Законодательные требования к надзору и регулированию деятельности финансовых институтов впервые были сформулированы в Законе о финансовом секторе от 5 апреля 1993 г., с изменениями, внесенными Законом 2004 г.
   Этот Закон и принятые на его основе подзаконные акты определяют нормативную базу в сфере финансов Люксембурга, а именно:
   в профессиональной деятельности;
   соблюдении профессиональных обязанностей, пруденциальных норм и правил поведения;
   пруденциальном надзоре;
   реорганизации и ликвидации финансовых учреждений;
   программах гарантии депозитов, реализуемых кредитными организациями;
   применении санкций.
   Меры по предотвращению использования финансового сектора для легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма рассмотрены в разделе о профессиональных обязанностях, пруденциальных нормах и правилах поведения в финансовом секторе. Эти законодательные требования дополнены рядом подзаконных актов, принятых Национальным управлением финансового надзора.
   В целях соблюдения требований международных организаций в сфере противодействия легализации преступных доходов и финансирования терроризма в Люксембурге были сформированы компетентные органы, обеспечивающие выполнение всеми финансовыми учреждениями действующего законодательства, а также 40 Рекомендаций и 9 Специальных рекомендаций ФАТФ[5]. Ответственность за обеспечение эффективного выполнения всеми поднадзорными учреждениями 40 (плюс 9) Рекомендаций ФАТФ и национального законодательства возложена на специальное Подразделение финансовой разведки Прокуратуры Окружного суда Люксембурга, Национальное управление финансового надзора и Управление страхового надзора.

1.3. Требования по идентификации клиентов, действующие в Люксембурге

   В соответствии с законодательством Люксембурга финансовые учреждения страны при установлении с клиентами деловых отношений обязаны идентифицировать их по официальному удостоверению личности и регистрировать. Необходимо идентифицировать и регистрировать не являющихся постоянными клиентов при совершении ими операций на сумму, превышающую установленный нормативными актами предел, а также проводить проверку, если в процессе деловых отношений возникают сомнения в личности клиента.
   Если клиентом является юридическое лицо, финансовые учреждения должны собрать и проверить следующую информацию:
   наименование клиента;
   организационно-правовой статус;
   адрес;
   руководящий состав;
   данные об основных владельцах и бенефициарах;
   личности представителей клиента и наличие у них необходимых полномочий.
   Основополагающим нормативным документом Центрального банка Российской Федерации, устанавливающим порядок идентификации юридических и физических лиц и индивидуальных предпринимателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, является Положение Банка России от 19.08.2004 № 262-П «Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Положение Банка России № 262-П).
   Согласно Положению Банка России № 262-П, кредитная организация для целей идентификации своего клиента – юридического лица обязана получить следующие сведения:
   полное, а также (если имеется) сокращенное наименование и наименование на иностранном языке;
   организационно-правовую форму;
   идентификационный номер налогоплательщика – для резидента, идентификационный номер налогоплательщика или код иностранной организации – для нерезидента (если имеются);
   сведения о государственной регистрации (дата, номер, наименование регистрирующего органа, место регистрации);
   адрес местонахождения и почтовый адрес;
   сведения о лицензии на право осуществления деятельности, подлежащей лицензированию (вид, номер, дата выдачи лицензии; кем выдана; срок действия; перечень видов лицензируемой деятельности);
   банковский идентификационный код (для кредитных организаций – резидентов);
   сведения об органах юридического лица (структура и персональный состав органов управления юридического лица);
   сведения о величине зарегистрированного и оплаченного уставного (складочного) капитала или величине уставного фонда, имущества;
   сведения о присутствии или отсутствии по своему местонахождению юридического лица, его постоянно действующего органа управления, иного органа или лица, которые имеют право действовать от имени юридического лица без доверенности;
   номера контактных телефонов и факсов.
   Аналогичные документы кредитная организация обязана получить для целей идентификации своего клиента – индивидуального предпринимателя[6].
   Возвращаясь к требованиям законодательства Люксембурга, отметим, что в ст. 3 Закона 2004 г. содержатся требования, которые должны соблюдать профессиональные участники финансового сектора для выполнения правила «Знай своего клиента». Так, в соответствии с п. 1 кредитные организации и другие профессиональные участники финансового сектора, вступая с клиентами в деловые отношения, в частности открывая счета или сберегательные счета или оказывая услуги по хранению ценностей, обязаны идентифицировать их на основе подтверждающих документов[7].
   Это обязательство получило дополнительное разъяснение в Директиве 05/211 Национального управления финансового надзора «О борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма и противодействии использованию финансового сектора для легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма» (далее – Директива 05/211), где содержатся правила идентификации клиентов.
   Процесс идентификации клиента, для которого открывается счет, должен быть полностью завершен до проведения соответствующим финансовым учреждением каких-либо операций по поручению клиента[8].
   Финансовое учреждение будет нести ответственность за последствия, если разрешит клиенту пользоваться указанными средствами. Ответственность возникает и в случае принятия от клиента денежных средств до заключения договора на открытие счета и завершения процесса идентификации на временной основе или по заблокированному счету.
   Аналогичное требование о предварительной идентификации клиентов до начала совершения операций закреплено в Положении Банка России № 262-П[9], согласно которому кредитная организация обязана идентифицировать лицо, находящееся у нее на обслуживании, при совершении банковских операций и иных сделок в соответствии с Федеральным законом от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» за исключением случаев, установленных Федеральным законом от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Федеральный закон № 115-ФЗ).
   Если, несмотря на выполнение действующих правил, финансовому учреждению Люксембурга не удалось правильно идентифицировать клиента или фактического владельца счета, ему категорически запрещается выплачивать находящиеся у него активы наличными или денежным переводом на счет клиента. До этого финансовое учреждение обеспечивает управление активами в интересах фактических владельцев в соответствии с условиями договора, за исключением случаев, когда активы подлежат передаче в депозит суда в установленном законом порядке.
   Аналогичное положение имеется и в российском банковском законодательстве, согласно которому в случае если характер банковских операций и иных сделок не позволяет до совершения указанных операций и сделок идентифицировать клиента, установить и идентифицировать выгодоприобретателя в объеме, определенном приложениями 1 – 3 к Положению Банка России № 262-П, кредитная организация обязана завершить идентификацию клиента, установление и идентификацию выгодоприобретателя в срок, не превышающий семи рабочих дней со дня совершения банковской операции или иной сделки[10].
   Оформление договора на открытие счета новому клиенту подразумевает сбор информации о клиенте, характере его деятельности и целях установления деловых отношений с финансовым учреждением. Важно, чтобы финансовое учреждение получило такую информацию, поскольку она позволяет свести к минимуму риск легализации доходов, полученных преступным путем, и в дальнейшем выявлять подозрительные операции по признаку несоответствия полученной информации.
   Все необычные факты, о которых становится известно финансовому учреждению в процессе идентификации, могут являться признаком легализации доходов, полученных преступным путем, и основанием для запроса дополнительной информации. Особого внимания требуют случаи, когда цель установления деловых отношений с финансовым учреждением неясна или клиент пользовался ранее экономически неоправданными схемами финансирования операций.
   Каждая заявка на открытие счета новому клиенту поступает руководству финансового учреждения для получения письменного разрешения. Далее на соответствующем уровне управления решается вопрос, следует ли открывать счет клиенту или отказать ему. В случае положительного решения для этой цели назначается менеджер, который несет ответственность за идентификацию клиента и сбор необходимой документации[11].
   Часто основанием для открытия счета являются корреспондентские отношения между финансовым учреждением Люксембурга и клиентом. В этом случае для проведения обоснованной оценки клиента и причин открытия им счета финансовое учреждение должно обеспечить получение не только всей необходимой документации, но и полных и удовлетворительных ответов на все вопросы, заданные им клиенту.
   Согласно законодательству Люксембурга, идентификация клиентов, являющихся физическими лицами, должна осуществляться на основании официального документа, подтверждающего личность соответствующего лица (например, паспорта или удостоверения личности).
   Финансовые учреждения не имеют права делегировать обязанности по идентификации своих клиентов, избегая тем самым выполнения правила «Знай своего клиента» и ответственности, которую оно предусматривает. В частности, финансовым учреждениям не разрешается принимать свидетельства третьих сторон, в каком бы качестве они ни выступали, подтверждающие личность клиента, факт ее установления и наличие подтверждающих документов.
   При этом финансовое учреждение обязано:
   убедиться, что срок действия документов не закончился и они принадлежат предъявителю;
   сравнить подпись в удостоверении личности с подписью в заявке на открытие счета;
   по возможности сравнить фотографию на удостоверении личности с внешним видом клиента;
   сохранить копии документов, удостоверяющих личность клиента;
   обеспечить, чтобы заявка на открытие счета всегда подавалась в форме, законодательно установленной для финансовых учреждений Люксембурга;
   убедиться в том, что все документы на открытие счета правильно заполнены и подписаны клиентом.
   В соответствии с Положением Банка России № 262-П правила идентификации физических лиц предусматривают обязанность сбора кредитными организациями широких списков сведений, включающих отдельные требования для граждан Российской Федерации, для иностранных граждан, для лиц без гражданства, если они постоянно проживают на территории Российской Федерации, для иных лиц без гражданства и для беженцев.
   Если в обязанности клиента входит работа в финансовом секторе Люксембурга, связанная с управлением денежными средствами третьих сторон, то к его досье приобщается копия разрешения на такую деятельность или заявление о том, что подобное разрешение не требуется.
   Если осуществляется идентификация клиента-нерезидента, финансовое учреждение должно убедиться, что предъявленные копии удостоверяющих личность документов заверены соответствующим органом (например, посольством, консульством, нотариусом, представителем полиции).
   Поскольку Интернет является средством связи, обеспечивающим высокий уровень анонимности клиентов, Национальное управление финансового надзора выработало особые требования к документам, удостоверяющим личность клиента, где исключаются личные контакты. Изменение требований к идентификации клиентов призвано обеспечить соответствие требований к идентификации с этим новым способом установления деловых отношений.
   В случае установления деловых отношений или заключения договора с клиентом, личная идентификация которого не производилась, финансовое учреждение может обеспечить идентификацию клиента путем запроса дополнительных подтверждающих личность документов, а также проверки или нотариального заверения уже представленных документов.
   В Законе 2004 г. отмечается, что в рамках внутреннего аудита особое внимание следует уделять мерам, принимаемым для управления повышенными рисками, связанными с обезличенными отношениями.
   Идентификация финансовыми учреждениями Люксембурга клиентов, являющихся юридическими лицами, должна проводиться на основе официальных документов: выписки из торгового реестра (если он имеется) и устава. Эти документы содержат необходимые сведения об организационно-правовой форме юридического лица, фамилиях директоров, правилах принятия обязательств юридическим лицом и позволяют установить личности и проверить полномочия представителей юридического лица. Законодательство Люксембурга требует идентификации имен и адресов директоров, управляющих и уполномоченных представителей, если в уставе юридического лица такие данные отсутствуют[12].
   В соответствии с международными стандартами кредитные организации должны вырабатывать принципы и процедуры дифференцированного подхода к клиентам. Нужно предусмотреть проведение более тщательного предварительного контроля отдельных категорий клиентов финансового учреждения. Так, нормативная база Люксембурга предусматривает необходимость дополнительной предварительной проверки следующих категорий лиц:
   проживающих и (или) получающих доход в странах, в которых, по данным надежных источников, не принимаются необходимые меры противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, или существует высокий уровень преступности и коррупции;
   осуществляющих хозяйственную деятельность в предприятиях с большим оборотом наличных денежных средств (бары, ночные клубы, рестораны, салоны красоты, казино, лотереи и пр.);
   политически значимых лиц.
   В Люксембурге под политически значимым лицом понимают физическое лицо, которому доверено выполнение важных общественных функций, за исключением лиц, переставших выполнять важные общественные функции в течение более чем одного года:
   главы государств, главы правительств, министры, заместители и помощники министров;
   члены парламента;
   члены верховных судов, конституционных судов или других высших судебных инстанций, решения которых не подлежат дальнейшему обжалованию, кроме исключительных обстоятельств;
   члены судов аудиторов или члены правления центральных банков;
   послы, поверенные в делах и высшие должностные лица вооруженных сил;
   члены административных управляющих и надзорных органов государственных предприятий;
   лидеры политических партий.
   Кроме этого дополнительной проверке подвергаются и ближайшие родственники политически значимых лиц: супруг(а), партнер, рассматриваемый государственным законодательством как эквивалентный супругу(е), дети и их супруги или партнеры, родители, а также братья и сестры.
   Решение об установлении деловых отношений с клиентом принимается на основе анализа хозяйственной деятельности клиента, сочетания банковских услуг, запрашиваемых клиентом, и размера денежных средств, которыми оперирует клиент.
   Кредитные организации должны с особым вниманием относиться к операциям с контрагентами из стран, которые не придерживаются принципов международного сотрудничества в сфере противодействия ОД, независимо от того, являются ли клиенты физическими или юридическими лицами, в том числе профессиональными участниками финансового рынка. Кроме того, в Директиве 05/211 указано, что профессиональные участники финансового рынка обязаны устанавливать определенные рамки отношений с подобными странами, утверждаемые исполнительным руководством финансового учреждения и реализуемые под контролем лица, ответственного за противодействие легализации доходов, полученных преступным путем.
   В соответствии с требованиями международного законодательства в сфере ПОД/ФТ кредитные организации должны определять принципы и процедуры установления банковских отношений с политически значимыми лицами. Такие принципы и процедуры предусматривают:
   выявление среди клиентов политически значимых лиц;
   выявление связанных с ними лиц и (или) компаний;
   проверку источников поступления денежных средств до открытия счета;
   получение от высшего руководства финансового учреждения разрешения на установление банковских отношений с политически значимыми лицами.
   Законодательные и нормативные акты Люксембурга содержат особые требования в отношении:
   противодействия легализации средств, полученных путем взяточничества и коррупции;
   установления банками деловых отношений с лицами, занимающими публичные должности, или с персонами и компаниями, связанными с политически значимыми лицами.
   В Директиве 05/211 отмечается, что к решению вопросов об установлении деловых отношений с такими клиентами должно привлекаться высшее руководство учреждения, а также назначенное им лицо, ответственное за противодействие легализации доходов, полученных преступным путем.
   Проведение проверки источника денежных средств клиента до открытия счета обусловлено общими требованиями, содержащимися в ст. 3 Закона 2004 г. Обязательность выполнения этого требования подчеркнута в Директиве 05/211, где говорится, что открытие счета требует проведения финансовым учреждением оценки нового клиента. Такая оценка основывается на информации о деятельности клиента в качестве политически значимого лица и цели установления им деловых отношений с финансовым учреждением.
   Кредитные организации не должны устанавливать или поддерживать деловые отношения, если уверены (или предполагают), что источником средств является коррупция или нецелевое использование государственного имущества. В Директиве 05/211 подчеркнуто, что законодательство Люксембурга считает легализацию собственности, полученной в результате взяточничества или коррупции, уголовным преступлением. В соответствии с Законом от 11 августа 1998 г., содержащим более широкое определение легализации доходов, полученных преступным путем, и организованной преступности, коррупция относится к предикатным преступлениям, дающим основания для предъявления обвинения в легализации доходов, полученных преступным путем.
   Кроме того, Директива 05/211 обращает внимание кредитных организаций на тот факт, что зачисление доходов, полученных в результате нецелевого использования государственных средств, или хранение на счетах средств, предназначенных для подкупа, приводит к возникновению репутационного риска.
   В Директиве 05/211 подчеркивается, что подобные действия могут подорвать репутацию высшего руководства банков. Во избежание этих последствий банк не должен поддерживать деловые отношения с подобными партнерами, если есть основания предполагать, что источником средств является коррупция или нецелевое использование государственного имущества. В этих случаях руководство банка обязано сообщать о своих сомнениях контролирующим органам.
   В соответствии с международными стандартами кредитные организации должны тщательно проверять информацию в отношении:
   физических и (или) юридических лиц, открывших счет, или лиц, по поручению которых он открыт (т.е. фактических владельцев);
   бенефициаров по операциям, проводимым профессиональными посредниками;
   физических и (или) юридических лиц, участвующих в финансовых операциях, которые могут подвергнуть банк репутационному или другому риску.
   В соответствии с требованиями законодательства Люксембурга кредитные организации или другие профессиональные участники финансового рынка должны принимать разумные меры для получения информации об идентификации истинного лица, по поручению которого действует клиент.
   Если профессиональные участники финансового рынка уверены, что клиенты действуют по поручению других лиц, особенно при наличии подтверждения клиентами этого факта, они обязаны получать документы, необходимые для идентификации фактического владельца (владельцев), как и при идентификации самих клиентов. В подобных случаях кредитные организации должны требовать от фактического владельца подтверждения сведений, полученных от клиента.
   Имеют место случаи, когда у кредитной организации возникают сомнения по поводу того, действует ли клиент в собственных интересах, например, клиент является юридическим лицом, выступающим в качестве посредника. В подобных случаях необходимо получить от клиента письменное заявление о том, что он действует в собственных интересах, или провести идентификацию фактического владельца в установленном нормативными актами порядке. Если такие сомнения не удается разрешить, то финансовому учреждению Люксембурга запрещается вступать в отношения с таким клиентом.
   Требование идентификации фактического владельца относится ко всем клиентам кредитных организаций, независимо от того, являются они резидентами или нет.
   При идентификации бенефициара специализированных компаний возникают определенные сложности, даже когда речь идет о нерезидентах, в уставе компаний которых не всегда указаны имена учредителя или бенефициаров, управляющих и доверенных лиц (как того требует законодательство Люксембурга). Эти субъекты подлежат идентификации.
   В соответствии с международными нормами кредитные организации обязаны выработать общую процедуру идентификации клиентов и не должны вступать с ними в деловые отношения, пока их идентификация не будет подтверждена. Банкам надлежит обновлять и актуализировать информацию о клиентах, регулярно анализируя появляющуюся документацию. Такой анализ целесообразно проводить при совершении крупной операции, значительном изменении требований к документации, представляемой клиентами, и порядка управления счетом, а также недостаточной, по мнению банка, информации о клиенте.
   Как было сказано выше, в соответствии с Законом 2004 г. каждый профессиональный участник финансового рынка Люксембурга должен подготовить точное и полное описание процедур идентификации своих клиентов.
   Важно отметить, что периодическая проверка документации клиентской базы призвана обеспечивать контроль деловых отношений с клиентами банка и не должна быть связана с дополнительной идентификацией перед установлением деловых отношений. Первоначальная идентификация клиентов должна осуществляться на основе действующих документов. Отсюда следует, что окончание срока действия таких документов в период деловых отношений не ставит под сомнение результаты первоначальной идентификации.
   Поэтому кредитные организации, которые в процессе проверки выявляют окончание сроков действия документов, хранящихся в их досье, имеют право при первой возможности, например во время посещения их клиентом, потребовать представления копии нового идентифицирующего документа.
   В коммерческих банках Люксембурга используется термин «чувствительные юрисдикции». Так называются страны, в которых правовая база, по мнению ФАТФ, имеет стратегические просчеты в области ПОД/ФТ[13].
   Процесс нецелевого использования государственных фондов во многих случаях включает банковскую систему в целях придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами, полученными в результате совершения правонарушения (в процессе легализации незаконно полученных доходов). Для этого участники процесса отмывания денег должны иметь счета в коммерческих банках, причем в настоящее время наблюдается тенденция к поиску посредников, имеющих выходы на международные или крупные западные банки. Как следствие, особо подвержены риску вовлечения в схемы легализации преступных доходов крупные коммерческие банки, которые осуществляют международные расчеты.
   Для повышения эффективности управления риском вовлечения в процессы легализации преступных доходов коммерческим банкам рекомендуется уделять повышенное внимание операциям с участием политически значимых лиц. К числу политически значимых лиц относятся лица, на которых возложены (или были ранее возложены) важные публичные функции в государстве, и лица, обремененные общественным доверием (например, главы государств или правительств, ведущие политики, высшие правительственные чиновники, должностные лица судебных органов, высшие военные чиновники, руководители государственных корпораций, высшие должностные лица политических партий, члены правящих королевских семей, главы или влиятельные представители религиозных организаций), а также лица с аналогичными функциями в международных и внутренних государственных организациях.
   Помимо общих подходов России и Люксембурга в решении вопросов ПОД/ФТ между этими странами существует тесное сотрудничество в области обмена опытом. Банк России регулярно приглашает специалистов надзорных органов Люксембурга для проведения семинаров по тематике ПОД/ФТ.

Глава 2. Практические примеры сделок, направленных на отмывание денег

   Наибольший соблазн преступления заключается в расчете на безнаказанность.
Марк Тулий Цицерон, древнеримский политический деятель
   В первой главе мы уже рассмотрели правовые основы Люксембурга по противодействию отмыванию денег. Добавим, что в Люксембурге действуют достаточно жесткие уголовные санкции за преступления, связанные с ОД. Так, умышленное участие в операциях, направленных на ОД, наказывается лишением свободы сроком от 1 до 5 лет и (или) штрафом от 1250 до 1 250 000 евро.
   Возможные санкции со стороны регулирующих органов включают:
   штраф от 1250 до 1 250 000 евро;
   лишение полномочий ответственных лиц;
   усиление контроля над финансовым учреждением со стороны регулирующего органа;
   изъятие банковской лицензии.
   В данной главе будут рассмотрены наиболее характерные примеры сделок, направленных на ОД.
   Чаще всего большие суммы денег поступают от казино, галерей искусств, ресторанов, моек машин, компаний по продаже объектов недвижимости и др.[14]
   В качестве первого примера приведем схему использования офшорного банка для обеспечения кредита (рис. 1).
   Клиент открывает депозит в банке «А», расположенном в офшорной зоне (страна «А»). Известно, что офшорная зона имеет ряд особенностей: запрет на выдачу информации, льготное налогообложение и др. Затем уже в другой стране с развитой экономикой и хорошей репутацией (страна «Б») клиент берет кредит в банке «Б» на сумму депозита, а в качестве обеспечения предъявляет гарантии банка страны «А», в котором размещен депозит. Когда наступает время погашения процентов и (или) основного долга, клиент заявляет о невозможности погасить задолженность и просит обратиться в банк страны «А» для погашения кредита. Данный пример показывает, что таким способом клиент получает законное обоснование имеющимся у него деньгам, другими словами, легализует деньги, полученные от незаконной деятельности.
   Рис. 1. Использование офшорного банка для обеспечения кредита

   В соответствии с законодательством Люксембурга финансовые учреждения страны при установлении с клиентами деловых отношений обязаны идентифицировать их по официальному удостоверению личности и регистрировать. Необходимо идентифицировать и регистрировать не являющихся постоянными клиентов при совершении ими операций на сумму, превышающую установленный нормативными актами предел, а также проводить проверку, если в процессе деловых отношений возникают сомнения в личности клиента.
   При открытии счета новому клиенту банк обязан собрать информацию о характере деятельности клиента и цепочке установления деловых отношений с данным финансовым учреждением. Важно, чтобы банк получил такую информацию, поскольку она позволяет свести к минимуму риск возможного участия в процессе ОД.
   Достаточно распространенный случай, когда обладателю крупного выигрыша в лотерею предлагают продать свой лотерейный билет дороже, чем он стоит. Для покупателя этот лотерейный билет становится подтверждением факта легального происхождения денег, а вот у продавца появляется проблема – объяснить, откуда у него взялась такая сумма денег (сделка, конечно, никак не оформляется).
   Если обладателем выигрышного билета неоднократно становится один и тот же человек, то к нему необходимо тщательно присмотреться (рис. 2).
   Рис. 2. Схема ОД с использованием лотереи

   Кредитные организации должны с особым вниманием относиться к операциям с контрагентами из стран, которые не придерживаются принципов международного сотрудничества в сфере противодействия ОД, независимо от того, являются ли клиенты физическими или юридическими лицами, в том числе профессиональными участниками финансового рынка.
   Имеют место случаи, когда клиент открывает в «надежном» банке (как правило, в развитой стране) счет и постоянно пополняет его за счет отчислений от своей профессиональной деятельности. Но просьба его заключается в том, чтобы при достижении суммы на счете около 10 000 дол. переводить их на другой счет (в другую страну). В последнем банке перевод средств из «надежного» банка не вызывает сомнений в легальном происхождении денег, и клиент остается вне подозрения. Однако для первого банка просьба отправлять суммы до 10 000 дол. должна была вызвать сомнения (рис. 3).
   Данная схема усложняется для органов надзора, если клиент использует для проведения своих операций технологии дистанционного банковского обслуживания (в частности, совершает операции через Интернет).
   Рис. 3. Использование надежных банков в схемах, направленных на ОД

   Проблема ОД имеет прямое отношение к финансированию терроризма.
   Террористическая деятельность организаций, группировок и отдельных лиц в настоящее время является одним из основных источников угроз безопасности в мире. Высокая степень общественной опасности данной угрозы в первую очередь обусловлена масштабностью последствий террористических преступлений и значительным количеством пострадавших в результате их совершения. Достаточно вспомнить последние террористические акты в Москве и Минске.
   В московском аэропорту «Домодедово» 24 января 2011 г. террорист-смертник привел в действие бомбу в тротиловом эквиваленте от 5 до 10 кг, представляющую собой взрывчатую смесь, изготовленную на основе пластичного взрывчатого вещества. Погибли 38 человек (включая террориста), 170 человек получили ранения различной степени тяжести.
   11 апреля 2011 г. на платформе станции метро «Октябрьская» в минском метро было приведено в действие взрывное устройство, начиненное рубленой арматурой, гвоздями и металлическими шариками диаметром 1,5 см, мощностью в тротиловом эквиваленте около 5 кг. Погибли 14 человек, 204 человека получили ранения различной степени тяжести[15]. К сожалению, перечень террористических актов можно продолжить, так как угрозы со стороны террористов существуют постоянно и ни одно государство в мире не может гарантировать стопроцентную защиту от их злодеяний.
   Далее рассмотрим пример, который показывает, насколько полезно бывает изучать характер самой сделки и ее экономическое обоснование (рис. 4). Один клиент банка «А» достаточно успешно действовал на рынке недвижимости, получая каждый год значительные доходы. Ему помогали члены его семьи. В банке «А» были открыты несколько счетов в разных валютах для удобства расчетов. Однажды клиент попросил перевести все деньги на один счет (сумма превышала 1 млн дол.). Свою просьбу он обосновывал тем, что хочет купить дорогую недвижимость в другой стране. Средства были собраны в один счет и переведены далее на счет в другой стране.
   Однако в течение двух месяцев после перевода средства возвратились обратно на счет 4а в другой валюте и были немедленно переведены в банк «С» на счет третьего лица за границей, который не имел никакой видимой связи либо с этой семьей, либо с рынком недвижимости.
   Ответственные за проведение мероприятий по ПОД/ФТ сотрудники всех банков обратили внимание на нелогичность некоторых действий клиента и направили сообщение в правоохранительные органы. В дальнейшем было проведено детальное изучение всех поступлений денежных средств на счета клиента и установлено, что клиент использовал свой бизнес для отмывания «грязных» денег. В результате правоохранительные органы заморозили счета клиента и приступили к дальнейшим расследованиям.
   Рис. 4. Использование банков в операциях, направленных на ОД

   В другом примере описана ситуация, в которой трое молодых людей, ранее не замеченных в связях с криминальными структурами, зарабатывали деньги, занимаясь продажей наркотиков. При этом они периодически снимали со своих счетов наличные денежные средства и перевозили их в банки, находящиеся в таких странах, где имелась возможность открывать анонимные счета (рис. 5). Требовалось лишь предъявить документы, подтверждающие легальность происхождения денежных средств.
   В общей сложности в таких странах преступники открыли на всех более 40 счетов для того, чтобы сделать схему движения денег по счетам максимально сложной для расследования властями этих стран. Наличные, которые они незаконно ввезли в каждую из этих стран, были размещены на счетах. Для доказательства легального происхождения денежных средств эти три человека использовали квитанции от банков, в которых они сняли деньги. Поскольку преступники открывали анонимные счета в разных банка, они смогли использовать при открытии каждого из этих счетов для доказательства легального происхождения зачисляемых на счет денег одни и те же документы. После того как счета были успешно открыты, эти трое вернулись в свою родную страну с документацией по счетам.
   От банков «А» и «Б» в контролирующие органы поступили сообщения о подозрительности операций, выполняемых этими тремя клиентами. Особое подозрение вызывала частота этих операций, при этом все трое не имели официального высокого заработка. В результате все трое были арестованы и осуждены в общей сложности на 10 лет тюрьмы за торговлю наркотиками и отмывание доходов от торговли наркотиками. В целом примерно 6 млн дол. было конфисковано.
   Рис. 5. Использование одних и тех же подтверждающих документов в схемах, направленных на ОД

   Опасность террористической деятельности обусловлена наблюдаемыми тенденциями повышения уровня ее организованности, создания крупных террористических формирований с развитой инфраструктурой (в том числе выходящей за пределы одного государства).
   Интенсивность террористической деятельности напрямую зависит от уровня ее финансирования и материально-технической оснащенности. В связи с этим замораживание активов террористических организаций и перекрытие каналов финансирования террористической деятельности признается одним из важнейших инструментов борьбы с международным терроризмом.
   Официальные банковские каналы являются отнюдь не единственным инструментом осуществления финансовых трансакций. В исламских странах распространена, например, традиционная неформальная система денежных переводов, известная под названием HAWALA.
   Эта система передачи денег, придуманная в свое время для обслуживания торгового оборота средневековых стран, в последнее время, к сожалению, иногда используется нечистыми на руку дельцами для перевода заработанного ими от незаконной деятельности капитала из одной страны в другую. Такие переводы производятся с целью ухода от налогообложения в стране, в которой они осуществляют свою предпринимательскую деятельность. Подобные схемы расчетов используются для оборота наркотиков и для финансирования террористов.
   О масштабах такой преступной деятельности красноречиво говорит тот факт, что только в течение одного месяца через нелегальную финансовую систему проводилось операций на сумму, равную десяткам миллионов рублей.
   Также установлено, что при осуществлении переводов при помощи системы HAWALA были задействованы пособники преступников из числа сотрудников российских коммерческих банков. Для камуфлирования операций по незаконному выводу иностранной валюты из Российской Федерации сотрудниками этих банков проводились валютно-обменные операции и использовались фиктивные внешнеэкономические контракты по экспорту товаров и услуг. Дополнительные сведения о системе HAWALA приведены в Приложении 3.
   Далее рассмотрим пример, связанный с отмыванием денег, где задействованы несколько компаний (рис. 6), которые оплачивают какие-либо услуги по завышенным тарифам, в несколько раз превышающим рыночные расценки. Суть подобных сделок заключается в том, что услуги, выполняемые одной из компаний, или не соответствуют заплаченной за них сумме, или вообще не выполнялись, а фиксировались лишь на бумаге. Как правило, такие компании принадлежат одному лицу (группе связанных лиц). В этих случаях регулятор просит обосновать руководство компаний стоимость услуг и чем они руководствовались, заключая экономически невыгодные контракты именно с этими компаниями.
   Рис. 6. Сделка, направленная на отмывание денег посредством оплаты услуг по чрезмерно завышенным тарифам

   Аналогичный результат был достигнут в другой нашумевшей сделке, где участвовали две компании (рис. 7). Как и в первом примере, обе компании принадлежали одному лицу. Согласно взаимным договоренностям, компания «А» брала на себя обязательства поставить товар компании «Б». Товар имел высокую стоимость и был запакован в специальные ящики. Однако на таможне было установлено, что в ящиках находился совсем другой товар, а именно вместо дорогих товаров лежали дешевые бытовые принадлежности. Проверка показала, что сумма, заплаченная за этот товар, в несколько раз превышала стоимость поставляемого товара. После проведения расследования было установлено, что данная схема использовалась для легализации доходов, полученных преступным путем.