Назад

Купить и читать книгу за 179 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

250 показателей здоровья

   Полный справочник содержит самые точные показатели вашего здоровья. В книге подробно рассмотрены лабораторные и инструментальные методы исследования, описаны лечебно-диагностические мероприятия при различных заболеваниях: сердечно-сосудистой, дыхательной, мочевыделительной систем, желудочно-кишечного тракта и т. д.
   С помощью данного справочника вы сможете оценить результаты анализов: крови, желчи, спинномозговой жидкости, гормонального фона и др., а также ознакомиться с возможными изменениями на рентгенограммах, томограммах, флюорографических снимках, при ультразвуковых исследованиях и т. д.


250 показателей здоровья Ишманов М. Ю., Сертакова А. В., Соловьев А. М., Федяшина Н. А., Щербакова Е. В

Раздел I. Лабораторные методы исследования

Глава 1. Исследование крови

   Общеклинический анализ крови включает в себя определение количества эритроцитов, гемоглобина, цветового показателя, подсчет лейкоцитарной формулы, количества ретикулоцитов, тромбоцитов, скорости оседания эритроцитов и описание морфологии клеток периферической крови.
Гемоглобин
   Это дыхательный пигмент эритроцитов. В норме концентрация гемоглобина у мужчин 132–164 г/л, у женщин – 115–145 г/л. Увеличение концентрации гемоглобина наблюдается при истинной полицитемии вместе с повышением количества эритроцитов у жителей высокогорных районов, летчиков, альпинистов. Снижение содержания гемоглобина – признак анемии или разведения крови, например после применения кровезаменителей. Гемоглобин состоит из белковой (глобин) и небелковой (гем) части. Белковая часть построена из четырех субъединиц, каждая из которых включает в себя полипептидную цепь, соединенную с гемом, полипептидные цепи попарно одинаковы. Так, гемоглобин взрослого типа (HbA) имеет 2 α-и 2β-полипептидные цепи. Фетальный гемоглобин, преобладающий в крови новорожденного (HbF), имеет в своем составе 2α– и 2γ-полипептидные цепи. У взрослого человека в крови 95–98 % приходится на долю гемоглобина А, 1–1,5 % составляет HbF, 2–2,5 % – гемоглобин А2 (α2β2). Гемоглобин находится в эритроцитах в виде нескольких производных. Присоединение кислорода приводит к образованию оксигемоглобина (HbO2). Отдав кислород тканям, оксигемоглобин превращается в восстановленную форму (HbO2↔ HHb). Удаление диоксида углерода (углекислого газа) из тканей происходит путем его присоединения к свободным аминным группам глобина, и при этом образуется карбаминогемоглобин (карбгемоглобин). Оксид углерода (СО) при соединении с железом гема формирует устойчивое соединение – карбоксигемоглобин. Оксид углерода является продуктом обмена и образуется эндогенно при распаде гема (в норме – при старении эритроцитов). Повышение содержания карбоксигемоглобина наблюдается при гемолитических анемиях, повышенном содержании оксида углерода в атмосферном воздухе, у курильщиков. Железо гема находится в двухвалентной форме. При окислении его (Fe2+ ↔ Fe3+) образуется метгемоглобин. Окислителями железа гема могут быть различные продукты метаболизма – активные формы кислорода (АФК), ферменты, альдегиды и др. В норме за сутки образуется 2,5 % метгемоглобина, а обнаруживается в крови 1,5 %. Метгемоглобинредуктазная система восстанавливает метгемоглобин, переводя его в восстановленную форму, восстанавливая таким образом способность переносить кислород. К экзогенным метгемоглобинообразователям принадлежат нитриты, нитраты, присутствующие в избыточном количестве в воде, в пище, ряд лекарственных препаратов. Повышение содержания метгемоглобина наблюдается при: снижении активности – метгемоглобинредуктаз (врожденной и приобретенной); повышенном содержании в пище, воде нитритов, нитратов; кишечных интоксикациях; наличии аномального гемоглобина М (М-гемоглобинопатии). Повышение концентрации метгемоглобина в крови свыше 10–15 % приводит к появлению синюшной окраски кожи и слизистых оболочек. Определение содержания метгемоглобина важно для дифференциальной диагностики пороков сердца, сопровождающихся цианозом.
   Гемоглобин, образуя комплексные соединения с различными сульфопроизводными, становится сульфметгемоглобином. У здоровых людей это производное гемоглобина в крови не содержится. Обнаружение его свидетельствует о повышенном содержании сульфопроизводных в воде, пище, воздухе. В связи с этим сульфметгемоглобин является своеобразным маркером экологической обстановки.
   Диагностическое значение имеет определение содержания гликолизированных (гликированных) гемоглобинов, образующихся в результате комплексирования гемоглобина с различными углеводородами. 95 % от общего количества гликолизированных гемоглобинов приходится на долю гемоглобина AIc, образующегося в результате комплексирования гемоглобина и глюкозы. Повышение содержания гликолизированных гемоглобинов наблюдается при сахарном диабете. Определение гликолизированных гемоглобинов производится как для диагностики при массовых обследованиях населения, так и для контроля за соблюдением диеты у больных с сахарным диабетом, при подборе дозы инсулина и контроле за эффективностью лечения.
   Содержание гликолизированного гемоглобина (HbAIc) у здоровых находится в пределах 3–6 % от общего гемоглобина или 0,55 ± 0,09 мг фруктозы на 1 мг гемоглобина.
   Гликолизированный гемоглобин. Гликолизированный гемоглобин – это форма гемоглобина, возникшая в результате неферментативной химической реакции гемоглобина с глюкозой или другими моносахаридами, циркулирующими в крови. В результате такой реакции к молекуле гемоглобина присоединяется остаток моносахарида. Количество образовавшегося гликолизированного гемоглобина пропорционально концентрации глюкозы в крови и зависит от длительности взаимодействия гемоглобина с сахарами. Таким образом, содержание гликолизированного гемоглобина характеризует средний уровень содержания глюкозы в крови на протяжении относительно длительного промежутка времени – периода жизни молекулы гемоглобина (около 3–4 месяцев).
   В организме здоровых людей содержание гликолизированного гемоглобина по реакции с тиобарбитуровой кислотой составляет 4,5–6,1 моль/%. Показатели уровня гликолизированного гемоглобина используют при определении тактики лечения у больных сахарным диабетом и оценки степени компенсации на фоне проводимой терапии.
Гематокрит
   Это соотношение объемов эритроцитов и плазмы крови, выраженное в процентах. Нормальное значение гематокрита – около 45 %. Повышение показателя отмечается при эритроцитозах, состояниях, сопровождающихся многократной рвотой, диареей и, как следствие, развитием сгущения крови. Снижением гематокрита сопровождаются кровопотеря, массивные травматические повреждения, голодание, инфузионная терапия (гемодилюция).
Цветовой показатель (ЦП)
   Этот показатель отражает среднее содержание гемоглобина в одном эритроците. В норме ЦП равен 0,86—1,05. Повышение ЦП более 1,05 встречается при гиперхромных анемиях (В12-фолиево-дефицитная анемия), снижение менее 0,86 при гипохромных анемиях (железодефицитная анемия). В тех случаях, когда концентрация гемоглобина и содержание эритроцитов снижаются пропорционально, ЦП соответствует норме, такие анемии называют нормохромными (гемолитическая, апластическая анемии).
Индексы интоксикации
   Для прогноза течения тяжелых гнойно-септических процессов с целью оценки степени эндогенной интоксикации используется ряд индексов, рассчитываемых по формулам:
   1) лейкоцитарный индекс интоксикации по Кальф – Калифу (ЛИИ):

   ЛИИ = (4Мн + ЗЮ + 2П + С)×(Пл + 1)/(Мон + Л)×(Э + 1),
   где: Мн – миелоциты;
   Ю – юные формы;
   П – палочко-ядерные нейтрофилы;
   С – сегменто-ядерные нейтрофилы;
   Мон – моноциты;
   Л – лимфоциты;
   Э – эозинофилы;
   Пл – плазматические клетки.
   Плазматические клетки – клетки преимущественно соединительной и кроветворной тканей, участвующие в защитных реакциях организма, и вырабатывают антитела, т. е. сложные белки, которые препятствуют размножению чужеродных микроорганизмов.
   Плазматические клетки в небольшом количестве (0,5–3 %) могут появляться при любом инфекционно-воспалительном заболевании, злокачественных новообразованиях, сывороточной болезни, после ревакцинации. Их количество резко возрастает при лейкозах или заболеваниях с лейкемоидным типом реакции. Все показатели даются в процентах. Величина индекса в норме – 1,0–1,4. ЛИИ более 1,5 свидетельствует о легкой степени интоксикации, свыше 5 – о тяжелой степени интоксикации;
   2) лейкоинтоксикационный индекс (ЛИИн):

   ЛИИн = (Мн + Ю + Пл + П + С)/(Э + Б + Л + М),

   условные обозначения такие же, как и в предыдущем методе, кроме обозначения: Б – базофилы.
   Все показатели выражены в процентах. Величина индекса в интервале 1–2 свидетельствует о легкой степени интоксикации; 2,1–7 – о средней; 7,1—12 – о тяжелой, более 12,1 – о терминальном состоянии;
   3) индекс сдвига лейкоцитов по Н.И. Ябучинскому (ИСЛ):

   ИСЛ = (Э + Б + П + С)/(Л + М),

   где все показатели выражены в процентах. Нормальное значение ИСЛ – 1,94. Чем выше значение ИСЛ, тем тяжелее степень интоксикации;
   4) индекс ядерного сдвига (ИядС):

   ИядС = (С + Ю + П + Мн) / С,
   где все значения выражены в процентах. Нормальное значение ИядС – 0,05—0,08;
   5) лейкоцитарный индекс интоксикации по Островскому (ЛИИост.):

   ЛИИост. = (Нейтр + Пл) / (М + Л + Э), где Нейтр – нейтрофилы. Все значения выражены в процентах; нормальное значение ЛИИост. – 1,6;
   6) лейкоцитарный индекс резистентности по Химичу (ЛИР):

   ЛИР = (0,1Лейк × Нейтр (%)) / (100 – Нейтр),

   где Лейк – число лейкоцитов, выраженное в 109/л, Нейтр – число нейтрофилов, выраженное в процентах. Нормальное значение ЛИР – 1,8.
Эритроциты
   Это форменные элементы периферической крови, представленные красными бесструктурными двояковогнутыми кровяными клетками диаметром 7–8 мкм и объемом 95 мкм3. Эритроциты отличаются большой эластичностью. Они легко проходят по капиллярам, имеющим вдвое меньший диаметр, чем сама клетка. Общая площадь поверхности всех эритроцитов взрослого человека составляет примерно 3800 м2, т. е. в 1500 раз превышает поверхность тела. Основной функцией эритроцитов является транспорт кислорода от легких к тканям и участие в переносе углекислого газа от тканей к легким. Эритроциты обеспечивают транспорт адсорбированных на их поверхности питательных веществ в виде аминокислотных остатков, липидов, биологически активных веществ, токсинов, выполняя дезинтоксикационную функцию. Эритроциты участвуют в регуляции кислотно-щелочного равновесия, водно-солевого обмена, ионного баланса плазмы.
   В детском возрасте число эритроцитов постепенно меняется: у новорожденных их количество высоко (до 5,5 млн/мкл крови), что обусловлено перемещением крови из плаценты в кровоток ребенка во время родов. В последующие первые месяцы организм ребенка растет, но образование новых эритроцитов замедляется; этим обусловлен «спад третьего месяца» (к третьему месяцу жизни число эритроцитов снижается до 2,7 млн/мкл крови), который характеризуется тем, что образование новых эритроцитов (содержащих «взрослый» гемоглобин А) у бурно растущего организма не поспевает за распадом старых (содержащих «фетальный» гемоглобин F).
   Нормальное количество:
   1) у мужчин – 4,0–5,5 × 1012/л;
   2) у женщин – 3,7–4,7 × 1012/л;
   3) у новорожденных детей – 3,9–5,5 × 1012/л;
   4) в трехмесячном возрасте – 2,7–4,9 × 1012/л;
   5) старше 2 лет – 4,2–4,7 × 1012/л.
   Изменения количества эритроцитов. Физиологическое увеличение количества эритроцитов (эритроцитоз) наблюдается при интенсивной мышечной работе, эмоциональном перенапряжении, при потере жидкости в результате обильного потоотделения. Однако все эти изменения носят кратковременный характер, в основе их лежит перераспределение, сгущение крови, и с течением времени показатели возвращаются к нормальным значениям.
   Патологическое увеличение количества эритроцитов в периферической крови связано с развитием эритремии (болезнь Вакеза, истинная полицитемия) или является симптомом (вторичный эритроцитоз), связанным с кислородным голоданием тканей: заболевания легких, пороки сердца, нарушение структуры гемоглобина, курение, пребывание в высокогорной местности. При истинной полицитемии количество эритроцитов может достигать 8,0—12,0 × 1012/л.
   Снижение количества эритроцитов – основной лабораторный признак анемии. В зависимости от причин возникновения анемии могут быть врожденными (первичными), но чаще встречаются вторичные (приобретенные) анемии. По патогенезу анемии подразделяются на постгеморрагические, гемолитические и дизэритропоэтические (обусловленные нарушением костномозгового кроветворения).
   Изменения структуры и размеров эритроцитов. Изменение размеров эритроцитов называется анизоцитозом. При микроцитозе размеры эритроцитов становятся менее 7 мкм, макроцитоз сопровождается увеличением размеров эритроцитов – более 8 мкм. Мегалоцитоз – состояние, при котором в периферической крови появляются гигантские эритроциты размерами 14–16 мкм и более. Макроцитоз наблюдается при усиленной регенерации крови, дефиците витамина B12.
   Изменение формы эритроцитов называется пойкилоцитозом, различают сфероцитоз, акантоцитоз, стоматоцитоз, шизоцитоз, аннулоцитоз. При талассемии эритроциты имеют овальную форму (овалоциты), при гемолитической анемии Минковского – Шоффара – сферическую форму (микросфероциты), при серповидноклеточной анемии – серповидную форму (дрепаноциты).
   Цитохимические исследования эритроцитов. Цитохимические исследования просты, не требуют специального оборудования и дают ориентировочное представление о количестве анализируемого вещества. Исследования эритроцитов проводят с целью определения различных внутриклеточных включений, наличия разных форм гемоглобина, ферментных нарушений, для определения сидероцитов и сидеробластов. Сидероциты и сидеробласты – это эритроциты и эритробласты (нормобласты), содержащие в цитоплазме негемоглобиновое железо в виде гемосидерина и ферритина. Также существуют еще и непосредственные предшественники эритроцитов – ретикулоциты, которые выявляются как в костном мозге, так и в периферической крови. В норме они составляют 5—10 % от общего числа эритроцитов, при ускорении эритропоэза (т. е. в процессе формирования клеток эритроидного ряда) число ретикулоцитов увеличивается, а при замедлении – уменьшается. В периферической крови количество сидероцитов не превышает 1,1 % и составляет в среднем 0,6 + 0,04 %, в костном мозге их несколько больше – 0,9 ± 0,09 % (в среднем – 0,2–2,1 %), число сидеробластов (ядерных эритроцитов с железосодержащими гранулами) в костном мозге 23,7 + 2,4 %. Снижение сидероцитов и сидеробластов характерно для железодефицитных анемий. Увеличение железосодержащих клеток встречается при гемолитическом малокровии, гипопластических анемиях, после операции спленэктомии.

   Ферментопатии эритроцитов. В процессе созревания эритроцит теряет ядро, рибосомы и митохондрии, а вместе с тем и способность к синтезу белка и окислительному фосфорилированию (т. е. химической реакции, приводящей к введению в молекулу органического либо неорганического вещества остатков кислот фосфора). Метаболизм зрелого эритроцита достаточно прост и полностью соответствует его малым метаболическим потребностям. АТФ образуется в процессе бескислородного расщепления углеводов и уходит на обеспечение работы Na+,K+-АТФазы, поддерживающей ионный состав эритроцита. Небольшое количество энергии идет на сохранение железа гема в восстановленной форме и, по-видимому, на обновление липидов мембраны.
   Исследование ферментопатий многое прояснило в регуляции метаболизма нормальных эритроцитов. Выявлен дефицит почти всех ферментов бескислородного расщепления углеводов и пентозофосфатного пути. Многие из этих ферментопатий, по-видимому, присущи только эритроцитам.
   Продолжительный срок жизни этих клеток и неспособность к синтезу белка приводят к тому, что мутации, которые отвечают за ферментопатии, проявляются в эритроцитах гораздо раньше, чем в тканях, способных обновлять неправильные ферменты.
Лейкоциты
   Это белые кровяные тельца, подразделяющиеся на две группы: гранулоциты и агранулоциты. К гранулоцитам (клеткам, содержащим специфические протоплазматические включения – гранулы) относятся палочкоядерные и сегментоядерные нейтрофилы, базофилы, эозинофилы. Лимфоциты и моноциты не содержат протоплазматической зернистости и поэтому относятся к агранулоцитам. В норме содержание лейкоцитов в крови взрослых людей – 4,0–8,8 × 109/л.
   Увеличение количества лейкоцитов выше нормы называется лейкоцитоз, снижение – лейкопения.
   В физиологических условиях лейкоцитоз возникает в тех случаях, когда происходит выброс лейкоцитов в циркуляцию из органов-депо, это наблюдается после приема пищи, после физической нагрузки, к концу дня, после эмоционального возбуждения, под действием холода, под влиянием солнечного света, лекарственных препаратов, во второй половине беременности, в период родов, в предменструальный период.
   Патологический лейкоцитоз встречается при воспалительных и инфекционных заболеваниях различного генеза, при лейкозах, гиперпластических процессах в костном мозге, интоксикациях, ожогах, острых кровопотерях, злокачественных заболеваниях, диабетической коме, уремии.
   Лейкопения наблюдается при тяжелых инфекционных заболеваниях (малярии, краснухе, бруцеллезе, гриппе, брюшном тифе и др.), при заболеваниях крови, под влиянием токсических веществ (бензол, мышьяк), лекарственных препаратов (сульфаниламиды, бутадион, амидопирин, левомицетин, иммунодепрессанты, цитостатики), под влиянием ионизирующей радиации.
   Увеличение или снижение уровня лейкоцитов зачастую происходит за счет изменения количества отдельных их видов и находит свое отражение в изменении показателей лейкоцитарной формулы.
   Лейкоцитарная формула – это процентное соотношение отдельных форм лейкоцитов (см. табл. 1).
   Таблица 1
Лейкоцитарная формула крови здоровых взрослых
   Лимфоциты
   Являются центральным звеном иммунной системы, они участвуют в процессах клеточного роста, дифференцировки, регенерации тканей; переносят макромолекулы информационных белков, необходимые для управления генетическим аппаратом других клеток.
   Лимфоцитоз – увеличение содержания лимфоцитов в крови. Различают абсолютный и относительный лимфоцитоз. Абсолютный лимфоцитоз возникает на фоне усиления лимфопоэза, относительный лимфоцитоз возникает на фоне уменьшения лейкоцитов в крови при неизменном количестве лимфоцитов, т. е. абсолютное содержание лимфоцитов не изменяется. Абсолютный лимфоцитоз характерен для некоторых острых и хронических инфекционных заболеваний: туберкулез, сифилис, вирусные гепатиты, бруцеллез, инфекционный мононуклеоз. Абсолютным и относительным бывает не только лимфоцитоз, но и гранулоцитоз, эозинофилия и т. д.
   Лимфоцитоз сопровождает течение лимфосаркомы, острого и хронического лимфолейкоза, характерен для тиреотоксикоза, надпочечниковой недостаточности. Уменьшение количества лимфоцитов в периферической крови – лейкопения – наблюдается на фоне панцитопении, при лимфогранулематозе, злокачественных заболеваниях, печеночной недостаточности, разнообразных иммунодефицитных состояниях. Лейкопения возникает на фоне лучевой терапии, лечения цитостатиками, кортикостероидами.
   Лимфоциты по величине похожи на эритроциты и являются клетками округлой формы, величиной от 4 до 9 мкм. При подсчете в камере хорошо видно четко очерченное, круглое ядро и вокруг него – очень узкий ободок неокрашенной цитоплазмы. Часто ободок цитоплазмы виден лишь с одной стороны клетки, иногда совсем неразличим, и ядро заполняет весь объем клетки. В окрашенных препаратах лимфоциты выглядят как клетки округлой формы с круглым гиперхромным ядром, занимающим почти всю цитоплазму. Цитоплазма базофильна, без включений, чаще едва заметна, еще чаще неразличима. В нормальной спинномозговой жидкости встречаются большей частью малые лимфоциты – величиной от 4 до 6 мкм. В случаях туберкулезного менингита, цистицеркоза наряду с малыми и средними лимфоцитами появляются и большие с менее компактным расположением хроматина ядра. Иногда могут быть обнаружены лимфоциты с ядром в состоянии деления.
   Лимфоциты в небольшом количестве встречаются в нормальной спинномозговой жидкости. Количество лимфоцитов бывает немного увеличено в ликворе, при новообразованиях центральной нервной системы. Значительно выраженный лимфоидный плеоцитоз наблюдается при хронических воспалительных процессах в оболочках (цистицеркозном арахноидите, туберкулезном менингите и т. п.). В нейрохирургической практике преобладание лимфоцитов наступает в послеоперационном периоде, когда нейтрофильный плеоцитоз, отмечающийся в первые дни после операции, постепенно приобретает лимфоидный характер.

   Плазматические клетки
   Плазматические клетки имеют округлую форму, величина их – 6—12 мкм. По размерам они крупнее лимфоцита, отличаются от него краевым расположением ядра и большим количеством цитоплазмы.
   Плазматические клетки можно различить в счетной камере. Раствор фуксина хорошо окрашивает и ядро, и цитоплазму клеток. Ядро плазмоцита очень характерно: базофильный хроматин имеет глыбчатое строение, 3–4 крупные глыбки хорошо выделяются на фоне ядра. Цитоплазма окрашена интенсивно и не содержит включений. На окрашенном препарате плазматические клетки имеют округлую форму и круглое ядро. Ядра плазмоцитов гиперхромны, отодвинуты к периферии клетки. Возможно также наличие двухъядерных форм плазматических клеток; цитоплазма клетки базофильна, особенно интенсивно окрашена на периферии. Количество цитоплазмы может быть различным, иногда встречается лишь в виде узкой каймы, окружающей ядро.

   Моноциты
   Это клетки, не содержащие цитоплазматических гранул. Средний диаметр этих клеток составляет 12–20 мкм. У моноцитов более, чем у всех остальных лейкоцитов, выражена способность к фагоцитозу, они составляют основную массу клеток мононуклеарной фагоцитарной системы, т. е. обладают способностью к поглощению (фагоцитозу) чужеродных агентов. После 2—3-дневной циркуляции в крови моноциты выходят в окружающие ткани, где продолжается их рост, увеличивается количество лизосом и митохондрий в цитоплазме, здесь происходит трансформация моноцитов в тканевые макрофаги. Активированные моноциты и тканевые макрофаги продуцируют факторы, которые стимулируют рост гладкомышечных клеток и клеток, выстилающих внутреннюю поверхность кровеносных и лимфатических сосудов. Тканевые макрофаги мигрируют в зону воспаления, где могут размножаться делением, эти клетки всегда в больших количествах присутствуют в лимфатических узлах, стенках альвеол, а также синусах печени, селезенки и костного мозга. Средняя продолжительность жизни макрофагов составляет 60 суток. Моноцитоз характерен для заболеваний с выраженной воспалительной реакцией, для инфекционного мононуклеоза, болезней системы крови (хронический моноцитарный лейкоз, лимфогранулематоз, миеломная болезнь). Моноцитопения встречается при апластической анемии, на фоне лечения глюкокортикоидами.

   Гранулоциты
   Это одна из разновидностей лейкоцитов, в цитоплазме которых имеются включения (гранулы). К ним относятся нейтрофилы, эозинофилы и базофилы.
Ретикулоциты
   Это молодые формы эритроцитов. Свое название получили от латинского слова rete, т. е. «сеть» – при специальном методе окраски в них выявляется сетчатый рисунок – остатки не успевших до конца разрушиться цистерн эндоплазматического ретикулума – «биохимической фабрики» клетки, где еще не полностью завершился синтез гемоглобина и есть остатки свободного, не вошедшего в его состав железа. В норме в периферической крови количество ретикулоцитов составляет 2—12 % от общего содержания эритроцитов. Количество ретикулоцитов в периферической крови отражает функциональную активность костного мозга: их уменьшение свидетельствует об угнетении эритропоэза, а увеличение – об активации этого процесса. Снижение количества ретикулоцитов встречается при гипо-, апластических, В12-фолиево-дефицитных анемиях. Повышение количества ретикулоцитов наблюдается при гемолитических анемиях, адекватной терапии В12-фолиево-дефицитной анемии, острых кровопотерях (может свидетельствовать о скрытом кровотечении), метастатическом поражении костного мозга.
Тромбоциты
   Это самые маленькие по размеру клетки крови, они безъядерные, имеют неправильную округлую форму, диаметр этих клеток – 1–4 мкм, толщина – 0,5–0,75 мкм. В норме содержание тромбоцитов составляет 180–320 × 109/л. Тромбоциты образуются в костном мозгу путем отщепления участков цитоплазмы от гигантских клеток-мегакариоцитов; из каждой такой клетки может возникнуть до 1000 тромбоцитов. В крови тромбоциты циркулируют около 7—10 дней, затем разрушаются в печени, легких и селезенке. Основная функция тромбоцитов – это участие в процессах свертывания крови. В физиологических условиях количество тромбоцитов может снижаться во время менструации, беременности, увеличиваться после физических нагрузок. Снижение содержания тромбоцитов в периферической крови (тромбоцитопения) наблюдается в результате их повышенного разрушения, чрезмерного потребления или недостаточного образования. Тромбоцитопении подразделяются на врожденные и приобретенные, в основе врожденной (гипопластической, амегакариоцитарной) тромбоцитопении лежит отсутствие или резкое снижение количества мегакариоцитов в костном мозге. В основе приобретенных тромбоцитопений лежат процессы, приводящие к угнетению пролиферации клеток костного мозга; механическая травматизация тромбоцитов при заболеваниях селезенки; замещение костного мозга опухолевой тканью; иммунные процессы; повышенное потребление тромбоцитов в результате тромбозов, ДВС-синдрома; наследственные генные мутации. Тромбоцитоз (увеличение количества тромбоцитов в крови) наблюдается при миелопролиферативных заболеваниях (полицитемия, хронический миелолейкоз, миелофиброз, миелосклероз); при воспалительных процессах (ревматизм, ревматоидный артрит, туберкулез, саркоидоз, язвенный колит); при злокачественных заболеваниях с метастазами в костный мозг; после спленэктомии; на фоне лечения кортикостероидами.

   Эозинофильный промиелоцит не всегда отличим от нейтрофильного промиелоцита. Кроме полного сходства в ядерной структуре, они могут иметь похожие морфологические признаки и цитоплазмы. Изучение ядра эозинофильного промиелоцита указывает на сохранение структурности его хроматиновых нитей с равномерным их распределением, но местами с некоторым утолщением. В ядрах нередко можно обнаружить сохранившиеся ядрышки. Базофильно окрашенная цитоплазма, как и у нейтрофильного промиелоцита, отличается разнообразной по окраске и размерам зернистости.

   Миелоцит эозинофильный. По структурным чертам ядро эозинофильного миелоцита неотличимо от ядра нейтрофильного миелоцита. Как и у последнего, ядро эозинофильного миелоцита также приобретает отчетливое чередование более темных и светлых участков благодаря утолщению хроматиновых нитей и очаговому их уплотнению. Специфичность эозинофильного миелоцита определяется по зернистости. Эозинофильная зернистость густо заполняет цитоплазму клетки и имеет желто-розовый, золотисто-желтый цвет, одинаковые размеры. Кроме того, некоторые зерна, оставаясь недозревшими, имеют базофильный компонент, что определяет их синий оттенок. Смешение эозинофильной и базофильной субстанции нередко придает гранулам эозинофилов грязноватый коричнево-зеленый цвет. Иногда так окрашивается вся зернистость эозинофильной клетки, особенно часто при лейкозах.

   Метамиелоцит эозинофильный. По описанию ядра нейтрофильного метамиелоцита можно определить и эозинофильный метамиелоцит. Эозинофильная природа клетки здесь также устанавливается по специфической зернистости. Ядро эозинофильного метамиелоцита не всегда можно отличить от палочкоядерного эозинофила, поскольку обилие эозинофильной зернистости может стушевывать очертание ядра. Кроме того, ядро эозинофильного метамиелоцита, как и у зрелых форм, несколько бледнее и по структуре хроматинной сети рыхлее, чем у нейтрофила.

   Промиелоцит базофильный. Дифференцированная направленность развития промиелоцитов бывает выражена нечасто. Промиелоцит можно отнести к базофильному ряду, если в зернистости цитоплазмы удается определить особенности, присущие этому ряду гранулоцитов. Ядро базофильного промиелоцита может сохранять нежную структуру хроматиновых нитей, нередко с ядрышками. В базофильно окрашенной цитоплазме содержится обильная полиморфная зернистость. Среди различных цветовых оттенков преобладание крупной темно-синей и темно-фиолетовой зернистости позволяет отнести промиелоцит к базофильному ряду. Для базофильной зернистости характерна метахромазия: при окраске метиленовым синим гранулы могут давать необычную для синьки красную окраску. Эта особенность часто подмечается в базофилах, особенно при хроническом миелолейкозе, когда при вращении микрометрического винта в крупных базофильных зернах удается видеть красноватые оттенки.

   Миелоцит базофильный можно распознать по структурным признакам ядра, характерным для миелоцитов всех трех гранулоцитарных рядов, и специфической крупной базофильной зернистости разного калибра, не очень густо заполняющей цитоплазму. Последняя чаще, чем у миелоцитов нейтрофильных, имеет базофильные оттенки.

   Метамиелоцит базофильный может быть распознан по размерам и форме ядра. Крупная базофильная зернистость без труда определяет природу клетки.

   Морфология клеток лимфатического ростка
   Деление клеток лимфатического ряда по степени зрелости на основании морфологических черт является условным. Трудности прежде всего связаны с тем, что клетки-предшественницы не имеют четких отличительных морфологических признаков, и при световой микроскопии их принимают за лимфоциты. Эти же черты имеют предшественники В– и Т-лимфоцитов, неотличимые от последующих стадий развития.

   Лимфобласт. Как и миелобласт в гранулоцитарном ряду, эта клетка представляется родоначальной для лимфатического ряда. Ее размеры достигают 20–22 мкм. Округлое ядро имеет нежносетчатое строение и равномерное распределение хроматиновых нитей. Местами хроматиновые нити как бы образуют утолщения. В ядре отчетливо видны ядрышки от 1 до 2, реже – 3. Ядро окружено узким пояском светлой базофильной цитоплазмы и располагается то центрально, то эксцентрично в отношении цитоплазмы. Вокруг ядра цитоплазма более светлая, не всегда с равномерным переходом в более ярко окрашенную периферическую зону. Цитоплазма у лимфобласта имеет различную степень базофилии, хотя и отличается светлыми тонами.

   Пролимфоцит. Структурные черты пролимфоцита легко представить при сопоставлении с лимфоцитом. От последнего эта клетка отличается несколько большими размерами, достигая 11–12 мкм, более бледно окрашенным ядром, хроматиновые нити не образуют грубоглыбчатую структуру ядра и располагаются более равномерно, но ядро пролимфоцита не имеет нежной сетчатой структуры, оно как бы рыхлое. В нем можно видеть ядрышко или его остатки. Цитоплазма пролимфоцита, так же как цитоплазма лимфоцита, окружает ядро в виде то узкого, то более широкого пояска, в ней могут быть красные зернышки. Азурофильная зернистость считается характерной для Т-лимфоцитов.

   Морфология клеток моноцитарного ростка
   Стадии развития моноцитов определяются по структуре ядра. Зрелые моноциты развиваются через стадию промоноцита из монобласта. Размеры моноцитов колеблются от 12 до 20 мкм и более.
   Монобласт является родоначальной клеткой моноцитарного ряда. При всей изменчивости конфигурации ядра моноцитов ядро монобласта округлое или округло-вытянутое, иногда бобовидное дольчатое. По нежной структуре и наличию ядрышек ядро монобласта близко к строению миелобласта. Только отмеченные очертания ядра и, может быть, несколько более широкая светлобазофильная цитоплазма могут указать на развитие этого «бласта» в сторону моноцитарной клетки. Определить монобласт можно при остром монобластном лейкозе, когда природа опухолевых клеток выявляется по цитохимическим признакам.

   Промоноцит. Волнистые очертания, большая изогнутость ядра отличают их от монобласта. Четко заметно появление утолщений в хроматиновых нитях ядер. Отсутствуют ядрышки, невидимые в промоноцитах при обычных гематологических окрасках. Только в некоторых ядрах можно отметить их неотчетливые очертания. Цитоплазма, как и у монобластов, окрашивается в различные базофильные тона, но чаще, чем у них, в более светлые.

   Базофилы
   Это клетки, составляющие наименьшую популяцию гранулоцитов, имеют двухлопастное ядро, средний диаметр – 8– 10 мкм, цитоплазма клеток заполнена гранулами пурпурного цвета, содержащими гистамин, гепарин, компоненты калликреин-кининовой системы, вазоактивные амины, эозинофильный хемотаксический фактор анафилаксии. Основная функция базофилов – участие в аллергических реакциях, за счет освобождения одного из основных медиаторов аллергических реакций – гистамина (около 50 % циркулирующего в крови гистамина поступает из гранул базофилов). Базофилия встречается при аллергических состояниях, при заболеваниях системы крови (хронический миелолейкоз, миелофиброз, полицитемия), при гипофункции щитовидной железы. Базопения отмечается при гиперфункции щитовидной железы, на фоне стресса, введения глюкокортикоидов, адреналина.

   Нейтрофилы
   Это клетки, обеспечивающие наряду с другими лейкоцитами неспецифическую резистентность организма. Нейтрофильные лейкоциты активно участвуют в процессах фагоцитоза, стимулируют выработку компонентов системы белков, которые участвуют в удалении чужеродных внеклеточных форм и других биологически активных веществ с антимикробными свойствами. В сосудистом русле имеются два пула нейтрофилов – циркулирующие лейкоциты и пристеночные. В нормальных условиях между ними постоянно происходит обмен, поэтому число клеток, входящих в циркулирующий или пристеночный пул, не является постоянной величиной. Общее количество сегментированных нейтрофилов, по данным разных авторов, колеблется от 45 до 70 % от общего количества лейкоцитов в периферической крови. В цитоплазме нейтрофилов содержится большое количество мелких гранул двух типов. Первичные гранулы содержат набор ферментов, участвующих в уничтожении чужеродных агентов, и являются типичными лизосомами, которые представляют собой своеобразный резервуар с ферментами.
   Лизосомы содержат большое количество ферментов, которые расщепляют белки и углеводы. В лизосомах локализовано примерно 1/3 лизоцима (специальный фермент), обеспечивающего распад углеводов бактериальных клеток, способствующего последующему водному расщеплению бактерий при участии специальных ферментов. В процессе «пожирания» чужеродных клеток нейтрофилы активно выделяют из этих резервуаров в окружающих клетку среду свое содержимое – фермент лизоцим, который участвует в уничтожении чужеродных агентов. Вторичные гранулы образуют типичную специфическую зернистую структуру нейтрофилов и содержат углеводы (гликоген), жиры (липиды), ряд ферментов, а также лизоцим. В ряде случаев, при острых инфекционных заболеваниях или интоксикациях, зернистость цитоплазмы изменяется, становится более крупной и базофильной, т. е. появляется так называемая токсическая зернистость, представляющая собой незрелые, аномально окрашенные гранулы.
   Фагоцитарная активность является основной функцией нейтрофилов. Способность к фагоцитозу обусловлена рядом особенностей, в частности высокой двигательной активностью. Нейтрофилы первыми прибывают в место повреждения тканей. Установлено, с одной стороны, беспорядочное (спонтанное) перемещение нейтрофилов, а с другой – целенаправленное движение клеток к объекту фагоцитоза (хемотаксис).
   Наряду с фагоцитозом защитная функция нейтрофилов обеспечивается выделением в окружающую среду лизосомальных энзимов, кислой и щелочной фосфатаз, молочной кислоты, интерферона. Следует отметить, что активированные нейтрофильные лейкоциты могут оказывать положительное и отрицательное действие на различные функциональные системы как за счет имеющихся компонентов первичных и вторичных гранул, так и за счет продукции вновь синтезируемых биологически активных и других. Продукты стимулированных нейтрофилов влияют на перерождение лимфоцитов, вызывают исчезновение гранул тучных клеток, действуют на тромбоциты, активируют систему комплемента, двигательную активность макрофагов, калликреин-кининовую систему, систему свертывания. Нейтрофилы также продуцируют факторы, регулирующие воспалительные процессы в поврежденных тканях.
   Палочкоядерный нейтрофил. Ядро палочкоядерного нейтрофила имеет форму жгута, палочки. Изогнутость ядра придает ему различные фигуры: подковы, кольца, буквы S и т. д. Структура ядра определяется четким чередованием компактных, до глыбчатости, участков и просветлений, придающих своеобразный вид ядру. Широкая цитоплазма нейтрофильно-розового цвета. Цитоплазма содержит небольшое число мелких нейтрофильных зерен, расположенных в беспорядке.
   Сегментоядерный нейтрофил. Последним звеном в нейтрофильном ряду является сегментоядерный нейтрофил. Его ядро состоит из нескольких фрагментов, связанных между собой тонкими нитями. Когда сегменты плотно прилегают друг к другу, эти нити остаются незаметными (при концевом прилежании сегментоядерный нейтрофил может быть похож на палочкоядерный, если он состоит из двух долек). В других случаях нити между дольками сегментоядерного нейтрофила оборваны. Структура дольки представляется грубоглыбчатой с разделением грубых частей светлыми промежутками. В результате различных взаимоотношений фрагментов возникают самые разнообразные ядерные фигуры. Количество фрагментов от 2 до 6. Цитоплазма сегментированного нейтрофила повторяет черты палочкоядерного нейтрофила. У нейтрофилов к фрагменту ядра примыкает крохотное образование, так называемое тельце Барра. Известно, что половой хроматин (тельца Барра) в нейтрофилах у женщин хорошо виден как округлая плотная долька до 1 мкм в диаметре, соединенная тонким стержнем с одним из сегментов ядра нейтрофила. Половой хроматин определяется не во всех нейтрофилах. Тельца Барра обусловлены присутствием в хромосомном наборе ядра двух X-хромосом. Если X-хромосом больше 2, то число телец Барра равно количеству X-хромосом минус единица. Так называемые ракеткоподобные образования, встречающиеся у мужчин, соответствуют «барабанным палочкам» (тельца Барра женщин), но в отличие от них имеют в центре просветление.
   Нейтрофилез – увеличение количества нейтрофилов в крови, наблюдается при острых воспалительных процессах, при некоторых грибковых заболеваниях, интоксикациях (уремия, сахарный диабет), болезнях системы крови (лейкозы, полицитемия), злокачественных новообразованиях, острой кровопотере. Усиление переселения клеток из костного мозга может возникать под влиянием кортикостероидов. Высвобождение адреналина как при физической нагрузке, так и при возбуждении, стрессе может вызвать перераспределение нейтрофилов, доходящее до двукратного повышения по сравнению с нормой их числа в периферической крови.
   При некоторых заболеваниях в крови появляются молодые (незрелые) клетки нейтрофильного ряда с несегментированным ядром – миелоциты, метамиелоциты либо увеличенные нейтрофильные лейкоциты (за счет палочкоядерных форм). В таких случаях принято говорить о сдвиге лейкоцитарной формулы влево. Увеличение количества гиперсегментированных, дегенеративных форм нейтрофилов в сочетании со снижением числа палочкоядерных элементов обозначается как сдвиг лейкоцитарной формулы вправо.
   Физиологический нейтрофилез может возникать при эмоциональном возбуждении, физической нагрузке, при родах.
   Нейтропения – снижение числа нейтрофилов в крови. Нейтропения наблюдается при некоторых инфекционных заболеваниях (брюшной тиф, грипп, корь, краснуха и др.), болезнях системы крови (апластическая анемия, агранулоцитоз, железодефицитная анемия и др.), лечении цитостатиками, заболеваниях щитовидной железы, циррозе печени, заболеваниях иммунной системы. Известны несколько врожденных форм нейтропении.
   1. Синдром Костманна. Данный синдром характеризуется тем, что процесс созревания нейтрофильных гранулоцитов (т. е. зернистых лейкоцитов) замедляется (менее 100 клеток в 1 мм3), что может привести к их полному исчезновению из периферической крови.
   2. Доброкачественная хроническая идиопатическая нейтропения. Эта форма обусловлена тем, что в одних случаях может протекать бессимптомно, а в других – могут отмечаться тяжелые инфекционные осложнения.
   3. Гипоплазия волос – это врожденное недоразвитие волосяной луковицы, впоследствии приводящее к истончению и выпадению волос.
   4. Гипоплазия Швахмана – это врожденное недоразвитие поджелудочной железы, которое сочетается с нейтропенией. Для этой формы заболевания характерны частые инфекции – воспаления легких, скопление гноя в различных тканях и органах и т. д.
   Циклическая нейтропения, наследуемая по доминантному типу, может встречаться у детей. Материнские факторы, ассоциированные с нейтропенией у новорожденных, включают в себя трансплацентарный перенос IgG, выступающего против антигенов фетальных нейтрофилов и лекарственных средств (например, тиазиды), которые получала беременная.
   Выработка иммуноглобулинов (IgG), которые направлены против нейтрофилов, наблюдаются при синдроме Фелти (триада: ревматоидный артрит, спленомегалия и нейтропения). Больные с синдромом Фелти, реагирующие на спленэктомию повышением количества нейтрофилов и значительным снижением уровня сывороточного IgG, дают основание предполагать, что одним из основных эффектов спленэктомии следует считать уменьшение числа антинейтрофильных антител. Лекарственные средства, вызывающие нейтропению, усиливая разрушение или отделение омертвевших нейтрофилов, по-видимому, действуют при условии реакции сывороточных антител с препаратом (антиген), абсорбированным на нейтрофиле. Препараты, вызывающие нейтропению именно с помощью этого механизма, имеют разный скрытый период для возникновения цитотоксичности, хотя при их последующем приеме нейтропения развивается в течение нескольких часов.
   Изменения структуры нейтрофилов. Морфологические изменения нейтрофильных лейкоцитов могут носить разнообразный характер: гиперсегментация, токсическая зернистость, вакуолизация цитоплазмы нейтрофилов. Гиперсегментация ядер нейтрофилов характеризуется увеличением количества сегментов в ядре. Токсическая зернистость нейтрофилов – явление, возникающее в результате воздействия на клетки инфекционного агента, который отличается крупной зернистостью в цитоплазме нейтрофилов. Появление нейтрофилов, содержащих токсическую зернистость, свидетельствует о тяжести протекающего воспалительного процесса (наблюдается при сепсисе, перитоните, массивных гнойно-деструктивных процессах). При инфекции обнаруживаются и цитоплазматические включения, так называемые тельца Доэля, по-видимому, представляющие собой фрагменты специальной структуры в виде сети. Клеточная дистрофия цитоплазмы нейтрофилов заключается в появлении участков «разрежения» в цитоплазме клеток, последняя приобретает решетчатый вид. Такие изменения характерны для тяжелых гнойно-воспалительных процессов.

   Эозинофилы
   Это клетки, имеющие округлую форму, двухлопастное ядро, с заполненной специфическими эозинофильными, т. е. хорошо окрашивающимися розово-оранжевым красителем эозином (под микроскопом они оранжевого цвета) гранулами цитоплазмой, диаметр клеток – около 12 мкм. Эозинофилы обеспечивают осуществление аллергических реакций и механизмы защиты против личиночных стадий паразитарных инфекций. Увеличение числа эозинофилов (эозинофилия) наблюдается при гельминтозах (аскаридоз, трихинеллез, энтеробиоз), аллергических реакциях (крапивница, сенная лихорадка, лекарственная и пищевая аллергия), заболеваниях системы крови (лимфогранулематоз, хронический миелолейкоз, полицитемия), бронхиальной астме, злокачественных новообразованиях. Снижение количества эозинофилов (эозинопения) встречается в начальном периоде инфекционных и воспалительных заболеваний, при гипо– и апластических анемиях (при данных анемиях происходит снижение и уменьшение числа клеток кроветворения в костном мозге).
Вязкость крови
   Возникает в результате сил трения между частицами крови, образующихся при ее движении. Величина вязкости зависит от количества и объема эритроцитов, тромбоцитов, лейкоцитов, концентрации белков, органических и неорганических веществ.
   Основой определения вязкости крови является то, что скорость продвижения жидкости в одинаковых капиллярах при одной и той же температуре находится в зависимости только от силы внутреннего трения, т. е. от вязкости этой жидкости.
   Вязкость дистиллированной воды составляет 1, по отношению к этой величине и определяется вязкость крови. В норме у мужчин вязкость крови – 4,3–5,3, у женщин – 3,9–4,9. Вязкость плазмы у женщин – 1,7–2,0, у мужчин – 1,9–2,3.
   Исследование вязкости крови осуществляется при помощи вискозиметра, состоящего из двух одинаковых стеклянных капилляров, на поверхности которых имеются деления от 0 до 10.
   Вязкость крови уменьшается при анемии, злокачественном малокровии.
   Вязкость повышена при лейкемии, желтухе, пневмонии, полицитемии, нарушении сердечной деятельности.
Скорость оседания эритроцитов (СОЭ)
   В пробирке с кровью, лишенной возможности свертываться, эритроциты медленно оседают на дно за счет того, что удельная масса эритроцитов (1096) выше удельной массы плазмы (1027). В норме СОЭ у здорового мужчины за первый час составляет 1—10 мм, у женщины – 2—15 мм, у новорожденного – 0–2 мм. СОЭ зависит от белкового состава плазмы крови: снижается при увеличении содержания в плазме альбумина и повышается при увеличении концентраций фибриногена, гаптоглобина, церулоплазмина и α– и β-липопротеинов, а также парапротеинов – иммуноглобулинов, образующихся в избытке при некоторых патологических состояниях. СОЭ повышается при значительном уменьшении количества эритроцитов (гематокрита), так как при этом снижается вязкость крови; при увеличении гематокрита СОЭ снижается. При изменении формы эритроцитов (пойкилоцитозе) СОЭ снижается вследствие подавления агрегации эритроцитов. В физиологических условиях СОЭ ускоряется во время менструации, при беременности и после родов. СОЭ не является показателем, специфическим для определенного заболевания, его увеличение отмечается при наличии в организме инфекционно-воспалительного процесса, системной воспалительной реакции, онкологического процесса. Замедление СОЭ наблюдается при эритремии, вторичных эритроцитозах, при значительном сгущении крови.
Осмотическая резистентность эритроцитов
   Осмотическую резистентность эритроцитов исследуют с использованием гипотонических растворов хлорида натрия. Нормальные величины: у здоровых – начало гемолиза при концентрации хлорида натрия 0,50—0,45 %, полный гемолиз – при концентрации 0,40—0,35 %. Понижение резистентности эритроцитов (появление гемолиза при более высоких, чем в норме, концентрациях хлорида натрия – 0,7–0,75 %) наблюдается при гемолитических несфероцитарных анемиях; наследственном микросфероцитозе. Повышение резистентности эритроцитов наблюдается при талассемии, гемоглобинопатиях.
   Минимальная устойчивость эритроцитов выявляется наибольшей концентрацией раствора хлорида натрия, при которой начинают разрушаться менее устойчивые эритроциты, в течение трех часов пребывающие в растворе. Максимальная резистентность – наименьшей концентрацией гипотонического раствора, при которой в течение 3 ч разрушаются все эритроциты. У детей младше 2 лет минимальная устойчивость эритроцитов больше, чем у старших. У пожилых людей отмечаются цифры чуть ниже нормы (субнормальные).
   Наибольшая осмотическая резистентность эритроцитов (ниже 0,32 %) наблюдается при большой потере крови, удалении селезенки (спленоэктомия), застойных желтухах, гемоглобинопатиях.
   Наименьшая осмотическая устойчивость эритроцитов (выше 0,48 %) возможна при семейной гемолитической анемии, гемолитической анемии у новорожденных, свинцовых отравлениях. Небольшие изменения показателей могут иметь место при бронхопневмониях, токсикозах, малярии, туберкулезе, лимфогранулематозе, лейкемии, циррозе печени. Иногда регистрируются случаи снижения минимальной и увеличение максимальной резистентности (расширение границ осмотической устойчивости). Такое может быть в острой стадии пернициозной анемии и в начале гемолитического криза.
   Для определения границ осмотической резистентности эритроцитов используют раствор натрия хлорида в уменьшающейся концентрации, которые затем смешивают с кровью. Концентрация того раствора, где начинается гемолиз (разрушение) эритроцитов (раствор окрашивается в розовый цвет над осевшими на дно эритроцитами), – это верхняя граница устойчивости. Нижняя граница резистентности эритроцитов – это та концентрация хлорида натрия, в которой разрушаются все эритроциты и раствор становится прозрачным.
   Существует еще один метод определения осмотической резистентности эритроцитов – фотоколориметрический (с помощью специального аппарата – фотоколориметра).
Пробы на ферментопатию эритроцитов
   При несфероцитарных гемолитических анемиях возникает необходимость исследования активности ферментов в эритроцитах. В эритроцитах содержатся ферменты расщепления углеводов, сложный процесс прямого кислородного окисления глюкозы, система специального вещества глютатиона, обеспечивающего нормальную работу печени, адениловая система (совокупность адениловой кислоты и ее производных, взаимные превращения которых играют важную роль в энергетическом и других видах обмена) и другие реакции обмена, торможение которых может быть связано с недостаточностью основных ферментов. Наиболее распространенной наследственной ферментопатией эритроцитов является дефицит глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы (Г-6-ФД), относящейся к ферменту пентозофосфатного цикла. Для диагностики дефицита Г-6-ФД наиболее достоверным является количественное определение активности ферментов в эритроцитах. У здоровых наблюдается образование в эритроцитах единичных красного цвета телец. В патологических Г-6-ФД-дефицитных эритроцитах появляется большее количество телец (4–6).
   При выявлении дефицита Г-6-ФД больным могут быть противопоказаны некоторые препараты: противомалярийные (примахин), средства группы фторхинолонов (норфлоксацин, офлоксацин), а также продукты питания: конские бобы, крыжовник, красная смородина.
Проба Хема
   Проба Хема – кислотная резистентность эритроцитов. Проба Хема у здоровых людей отрицательна.
   На основании различной устойчивости эритроцитов к кислотам (соляной кислоте) определяют кислотную резистентность эритроцитов.
   Разрушение эритроцитов наблюдают в пробирке с небольшим количеством кислоты при некоторых гемолитических анемиях (например, анемии Маркнафавы) в сравнении с контрольной пробиркой.
Исследование свертывающей системы крови
   Для определения состояния гемокоагуляции используют несколько групп методов:
   1) ориентировочные (главные) методы, которые обусловливают процесс свертывания в целом, конкретные его фазы, а также дают возможность выявить и оценить внешний и внутренний механизмы коагуляции;
   2) методы, позволяющие дифференцировать дефицит отдельных факторов свертывания крови;
   3) методы, позволяющие выявить внутрисосудистую активацию системы свертывания крови.
   К базисным методам относятся:
   1) определение времени свертывания крови;
   2) определение времени рекальцификации стабилизированной крови (плазмы);
   3) протромбиновое время (протромбиновый индекс);
   4) тромбиновое время.
   Время свертывания крови. Определение времени свертывания цельной нестабилизированной крови осуществляется непосредственно у постели больного. Иглу без шприца вводят в локтевую вену. Первые капли крови промокают ватным тампоном и собирают по 1 мл крови в 2 сухие пробирки. Включив секундомер, ставят пробирки в водяную баню при температуре 37 °C. Спустя 2–3 мин., а затем каждые 30 с пробирки ставят в наклон. Вычислив, просчитывают средний результат. В норме время свертывания – время возникновения сгустка крови в каждой из пробирок – составляет 5—10 мин. Если время свертывания больше 10 мин., это говорит о существенных патологиях в системе гемокоагуляции и чаще указывает на:
   1) выраженную недостаточность факторов, участвующих во внутреннем механизме коагуляции;
   2) дефицит протромбина;
   3) дефицит фибриногена;
   4) наличие в крови ингибиторов свертывания, в частности гепарина.
   Активированное время рекальцификации плазмы. Метод базируется на вычислении времени свертывания тромбоцитарной плазмы при введении в нее рекомендуемого количества кальция хлорида либо каолина, что обеспечивает стандартизацию контактной активизации факторов свертывания.
   В пробирку с раствором кальция хлорида или каолина, расположенную в водяной бане при температуре 37 °C, добавляют 0,1 мл плазмы и по секундомеру вычисляют время формирование сгустка.
   В норме время рекальцификации плазмы с кальция хлоридом составляет 60—120 с, с каолином – 50–70 с. Изменения этого показателя неспецифичны и указывают только на общую тенденцию к гиперкоагуляции (укорочение времени рекальцификации) или к гипокоагуляции (повышение показателя).
   Удлинение времени рекальцификации может быть обусловлено:
   1) недостаточностью большинства плазменных факторов свертывания (кроме факторов VII и XIII);
   2) дефицитом тромбоцитарного фактора III (при выраженной тромбоцитопении или нарушении реакции высвобождения);
   3) избыточным содержанием в плазме ингибиторов свертывания (гепарина);
   4) наличием ДВС-синдрома.
   Активированное частичное (парциальное) тромбопластиновое время (АЧТВ). Сущность метода состоит в выявлении времени свертывания плазмы в условиях стандартизации не только контактной, но и фосфолипидной (тромбопластиновой) активации факторов свертывания. С этой целью к плазме добавляют смесь каолина и кефалина (тромбопластиновый активатор), а также кальция хлорид и по секундомеру определяют время свертывания плазмы.
   В норме АЧТВ (кефалин-каолиновое время) составляет 35–50 с.
   Уменьшение АЧТВ свидетельствует о гиперкоагуляции и склонности к тромбозам, увеличение – о гипокоагуляции крови. АЧТВ чрезвычайно чувствительно к дефициту плазменных факторов свертывания, участвующих во внутреннем механизме свертывания (факторы XII, XI, IX, VIII), и не зависит от дефицита тромбоцитов или их функциональной недостаточности (в связи с добавлением кефалина).
   АЧТВ удлиняется и при обнаружении в крови ингибиторов свертывания (гепарина) и может быть применено как чувствительный тест для контроля за лечением гепарином.
   Протромбиновое время (протромбиновый индекс). Данный метод определяет время рекальцификации плазмы при введении в нее тканевого тромбопластина человека либо кролика, что приводит к активации свертывания по внешнему механизму. Тканевый тромбопластин в комплексе с фактором VII и ионом Са2+ активирует фактор X, входящий в состав «проактиватора протромбина».
   В пробирку с 0,1 мл плазмы и 0,1 мл раствора тромбопластина, установленную на водяной бане при температуре 37 °C, добавляют 0,1 мл раствора кальция хлорида и по секундомеру определяют время образования сгустка.
   В норме протромбиновое время составляет 12–18 с и во многом зависит от активности тканевого тромбопластина, использованного при исследовании. Поэтому в большинстве случаев для выявления данного коэффициента одновременно по той же методике изучают плазму донора и определяют так называемый протромбиновый индекс:

   ПИ = (ПВд / ПВб) × 100 %,

   где ПИ – протромбиновый индекс; ПВд и ПВб – протромбиновое время донора и больного соответственно.
   В норме протромбиновый индекс составляет 90—100 %. Чем больше протромбиновое время, свидетельствующее о гипокоагуляции крови, тем меньше значения протромбинового индекса.
   Увеличение протромбинового времени (уменьшение протромбинового индекса) интегрально отражает дефицит плазменных факторов, которые принимали участие во внешнем механизме свертывания и в активации протромбина (VII, X, V), а также на конечных этапах коагуляции (I и II). Наиболее частыми причинами такого изменения являются:
   1) прием непрямых антикоагулянтов (фенилин, синкумор, неодикумарин и др.);
   2) недостаточность соответствующих витамин-K-зависимых факторов свертывания (факторы II, VII, IX, X) при тяжелых поражениях паренхимы печени (гепатит, цирроз, рак) и дефицита витамина K (механическая желтуха, расстройства всасывания в кишечнике, дисбактериоз кишечника и т. п.);
   3) недостаточность фибриногена (гипофибриногенемия), который является К-независимым фактором свертывания (тяжелые поражения паренхимы печени и др.);
   4) наличие явления паракоагуляции, особенно при ДВС-синдроме.
   Тромбиновое время. Метод оценки тромбинового времени состоит в выявлении времени свертывания плазмы при введении в нее тромбина с типичной активностью, обладающего возможностью превращения фибриногена в фибрин без участия других факторов свертывания крови.
   В пробирку с 0,2 мл плазмы, поставленную в водяной бане при температуре 37 °C, добавляют 0,2 мл стандартного раствора тромбина и по секундомеру вычисляют время образования сгустка. В норме тромбиновое время составляет 15–18 с.
   Определение тромбинового времени позволяет оценить конечный этап свертывания крови (превращение фибриногена в фибрин). Тромбиновое время, таким образом, зависит от концентрации фибриногена, его свойств и наличия в крови ингибиторов тромбина (гепарина, антитромбина III).
   Причинами удлинения тромбинового времени являются:
   1) афибриногенемия и гипофибриногенемия;
   2) ДВС-синдром и другие патологические состояния, сопровождающиеся феноменом паракоагуляции с расстройством процесса полимеризации фибрина и увеличением концентрации в крови продуктов деградации фибрина (ПДФ);
   3) тяжелые поражения белковосинтетической функции печени, сопровождающиеся снижением синтеза фибриногена;
   4) острый фибринолиз (см. ниже);
   5) увеличение в крови концентрации ингибиторов тромбина (антитромбина III, гепарина).
   Определение тромбинового времени применяется для контроля за лечением гепарином и фибринолитиками.
   Оценка свертывания крови посредством описанных главных тестов позволяет составить цельное ориентировочное представление о процессе коагуляции крови. Но необходимо помнить, что подобные показатели (время свертывания крови и время рекальцификации плазмы) имеют очень низкую чувствительность, и специфичность, и информативность: они изменяются, как правило, лишь при выраженных нарушениях коагуляции крови и не позволяют судить (хотя бы предположительно) о повреждениях отдельных ее механизмов и этапов.
   Преимуществом в этом отношении обладают 3 базисных теста:
   1) тромбиновый;
   2) протромбиновый;
   3) АЧТВ или АКТ (их изменения сходны).
   Они позволяют судить не только о состоянии всей свертывающей системы в целом, но и о возможной недостаточности отдельных факторов свертывания.
   1. При недостаточности фактора VII (проконвертина), принимающего участие лишь во внешнем механизме свертывания, увеличивается только протромбиновое время, а тромбиновый тест и АЧТВ остаются без изменения.
   2. При недостаточности факторов XII, XI, IX, VIII и прекалликреина, принимающих участие только во внутреннем механизме коагуляции, изменяются АЧТВ и АКТ, а протромбиновое и тромбиновое время свертывания остаются в норме.
   3. При недостаточности факторов X, V, II, на которых замыкаются оба механизма свертывания, расстройства наблюдаются как в протромбиновом тесте, так и в АЧТВ. Тромбиновое время при этом остается неизменным.
   4. Наконец, при нарушениях количества, структуры и свойств фибриногена (фактор I) изменения выявляются при выполнении всех трех базисных тестов. При этом целесообразно также оценить уровень фибриногена в сыворотке крови (см. ниже).
   5. При недостаточности фактора XIII показания всех трех базисных тестов оказываются в норме.
   Дальнейшее уточнение механизмов расстройства коагуляции крови производят посредством дифференцирующих тестов, подробно описанных в специальных руководствах.
Гемостаз
   Система гемостаза – биологическая система, обеспечивающая поддержание жидкого состояния крови и остановку кровотечения. Это обеспечивается совместным участием сосудистой стенки, форменных элементов крови, компонентов плазменной свертывающей и противосвертывающей систем, фибринолитической системы. Различают сосудисто-тромбоцитарный (микроциркуляторный) и коагуляционный механизмы гемостаза. В осуществлении сосудисто-тромбоцитарного (первичного) механизма гемостаза участвуют эндотелий с субэндотелиальным слоем и тромбоциты. Коагуляционный (вторичный) гемостаз обеспечивается участием активированных плазменных факторов свертывания крови. Согласно ферментативной теории Шмидта процесс свертывания состоит из четырех основных фаз:
   1) образование протромбиназного (тромбин-активирующего) комплекса;
   2) образование тромбина;
   3) образование фибрина;
   4) фибринолиз.
   Исследование сосудисто-тромбоцитарного гемостаза. Сосудистый компонент гемостаза изучают с помощью пробы щипка, жгута или манжеточной пробы. Данные методики являются лишь ориентировочными и не дают точной информации о состоянии сосудистой стенки. Сущность пробы щипка заключается в том, что кожа собирается в складку и наносится щипок. Проба считается положительной, когда на месте щипка возникают петехии или кровоподтеки, чего в норме наблюдаться не должно.
   При проведении пробы жгута или манжеточной пробы на коже внутренней поверхности предплечья очерчивают круг диаметром около 5 см. Затем на плечо накладывают жгут или манжетку от тонометра и нагнетают в нее воздух до 90—100 мм рт. ст., поддерживают компрессию в течение 5 мин. Далее снимают манжетку, ждут восстановления кровотока в течение 5 мин. и подсчитывают количество петехий в очерченной окружности. Проба будет считаться слабоположительной при количестве петехий от 11 до 20; положительной, если петехий будет 20–30; резко положительной при 30 и более петехиях (в норме количество петехий не должно превышать 10). Появление петехий при щипковой пробе или увеличение их количества более 10 при манжеточной пробе может свидетельствовать о нарушении резистентности стенок капилляров вследствие патологии эндотелия.
   Состояние тромбоцитарного звена системы гемостаза характеризуют количество тромбоцитов в периферической крови, время кровотечения, агрегационная активность тромбоцитов. Сущность определения длительности кровотечения по Дуке заключается в нанесении скарификатором прокола кожи глубиной не более 3,5 мм с последующей оценкой продолжительности кровотечения. В норме продолжительность кровотечения по методике Дуке составляет 2–3 мин., увеличение этого времени наблюдается при уменьшении количества тромбоцитов, их функциональной неполноценности, при патологии сосудистой стенки. Агрегационная активность тромбоцитов изучается с помощью специальных приборов – агрегометров. Для стимуляции агрегации тромбоцитов используют адреналин, коллаген, аденозиндифосфат, ристоцетин. Нормальные показатели (по Вайсу): агрегация тромбоцитов при добавлении АДФ в концентрации 10 мкм/мл составляет 77,7 %; при концентрации АДФ 5 мкм/мл – 66,1 %; при 2 мкм/мл – 47,7 %; при 1 мкм/мл – 30,7 %. Агрегационная активность тромбоцитов снижается при уменьшении их количества, при морфофункциональной патологии тромбоцитов, при гипотиреозе, лечении нестероидными противовоспалительными препаратами. Агрегационная активность тромбоцитов усиливается при заболеваниях соединительной ткани, ишемической болезни сердца.
   Исследование коагуляционного гемостаза. При исследовании плазменного гемостаза изучают показатели в первую фазу свертывания крови – в фазу образования протромбиназы, во вторую фазу, во время которой происходит образование тромбина, и в третью фазу, сущностью которой является образование фибрина из фибриногена.
   Показателями, характеризующими механизмы образования протромбиназы, являются:
   1) время свертывания крови;
   2) активированное частичное тромбопластиновое время;
   3) время рекальцификации плазмы;
   4) активность XII, XI, IX, VIII, X, VII, V факторов свертывания крови.
   В норме время свертывания крови по Ли – Уайту составляет 5—10 мин. Удлинение времени свертывания свидетельствует о дефиците факторов свертывания крови, фибриногена, протромбина; наблюдается при тромбоцитопениях, тромбоцитопатиях, на фоне лечения гепарином. Укорочение времени свертывания крови свидетельствует о развитии гиперкоагуляции.
   Активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ) отражает состояние внутреннего пути активации X фактора. Метод основан на определении времени свертывания плазмы в условиях стандартизации контактной и фосфолипидной (тромбопластиновой) активации факторов свертывания. Для этого к плазме крови добавляют смесь каолина и кефалина (тромбопластиновый активатор), кальция хлорид и определяют время свертывания плазмы. В норме показатель АЧТВ составляет 30–42 с. Удлинение АЧТВ наблюдается при дефиците всех плазменных факторов, кроме VII, и не зависит от дефицита тромбоцитов или их функциональной недостаточности (в связи с добавлением кефалина). Отмечается удлинение АЧТВ при лечении гепарином, что может быть использовано как чувствительный тест для контроля за лечением гепарином.
   При определении времени рекальцификации плазмы подсчитывается время свертывания цитратной плазмы при добавлении к ней хлорида кальция. В норме время рекальцификации плазмы составляет 80—140 с. Увеличение этого показателя отмечается при недостаточности плазменных факторов свертывания (кроме факторов VII и XIII), при дефиците тромбоцитарного фактора III (при выраженной тромбоцитопении или нарушении реакции высвобождения), при избыточном содержании в плазме гепарина. Укорочение времени рекальцификации плазмы свидетельствует о развитии гиперкоагуляционного состояния.
   В норме активность XII фактора (Хагемана) свертывания составляет 65—150 %. XII фактор ответственен за инициацию внутрисосудистой коагуляции, фибринолиза и превращения прекалликреина в калликреин. Дефицит фактора XII характеризуется удлинением времени свертывания крови и активированного частичного тромбопластинового времени, он может быть врожденным и приобретенным (вследствие коагулопатии потребления на фоне синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови).
   Нормальные показатели активности фактора XI (антигемофильного фактора С) колеблются в пределах 70—130 %. Врожденный дефицит фактора XI лежит в основе развития гемофилии С и сопровождается удлинением времени свертывания крови и активированного частичного тромбопластинового времени. Приобретенный дефицит XI фактора встречается на фоне ДВС-синдрома в результате коагулопатии потребления и на фоне лечения антикоагулянтами.
   Нормальная активность фактора IX (Кристмас-фактор) составляет 60—140 %. Врожденный дефицит фактора IX приводит к развитию гемофилии В. Приобретенный дефицит этого фактора встречается при недостатке витамина K (для образования фактора Кристмаса необходим витамин K), при заболеваниях печени, нефротическом синдроме, болезни Гоше. Дефицит фактора IX сопровождается удлинением активированного частичного тромбопластинового времени.
   Нормальная активность фактора VIII (антигемофильного глобулина А) составляет 60—250 %. Врожденный дефицит фактора VIII приводит к развитию гемофилии А, приобретенный дефицит этого фактора возникает вследствие коагулопатии потребления на фоне развития ДВС-синдрома. Недостаток фактора VIII сопровождается удлинением АЧТВ и ВСК.
   Активность фактора VII (проконвертина) в норме составляет 80—120 %. Дефицит фактора VII сопровождается удлинением протромбинового времени на фоне нормальных значений активированного частичного тромбопластинового времени и тромбинового времени. Врожденный дефицит фактора VII, появление болезни Александера, приобретенный дефицит проконвертина возникают вследствие ДВС-синдрома, на фоне заболеваний печени.
   Нормальные показатели активности фактора V составляют 70—150 %. При дефиците фактора V наблюдается увеличение активированного частичного тромбопластинового и протромбинового времени, тромбиновое время не изменяется. Врожденный дефицит фактора V лежит в основе болезни Оурена, приобретенный дефицит встречается на фоне коагулопатии потребления при ДВС-синдроме, на фоне тяжелых заболеваний печени.
   В норме активность фактора X составляет 80—120 %. Врожденный дефицит фактора X встречается при болезни Стюарта– Прауера, приобретенный – при ДВС-синдроме, амилоидозе, нефротическом синдроме. При дефиците фактора X наблюдается увеличение активированного частичного тромбопластинового и протромбинового времени, тромбиновое время остается нормальным.
   Во второй фазе свертывания крови под действием протромбиназы происходит превращение протромбина в тромбин. Для оценки этой фазы применяется определение протромбинового (тромбопластинового) времени.
   Метод определения протромбинового времени основан на определении времени свертывания рекальцифицированной плазмы при добавлении к ней тканевого тромбопластина. Нормальные значения протромбинового времени составляют 11–15 с. Увеличение протромбинового времени свидетельствует о развитии гипокоагуляции и наблюдается при врожденном дефиците VII, V, X факторов свертывания крови, на фоне коагулопатии потребления при ДВС-синдроме, при недостатке витамина K (характерно для VII, IX, X факторов свертывания), тяжелых заболеваниях печени, на фоне повышения антитромбина III, снижения уровня фибриногена крови, вследствие действия лекарственных препаратов (антикоагулянтов, тиазидовых диуретиков, никотиновой кислоты, аспирина, хинидина, меторексата).
   В третью фазу свертывания крови происходит образование фибрина из фибриногена. Этот период характеризуют показатели концентрации фибриногена в плазме, тромбиновое время, активность XIII фактора свертывания крови.
   В крови растворимый фибриноген под действием тромбина и активированного фактора XIII превращается в нерастворимый фибрин. В норме содержание фибриногена в плазме составляет 1,8–4,0 г/л. Снижение уровня фибриногена возможно на фоне коагулопатии потребления при ДВС-синдроме, при первичном фибринолизе, при наследственной патологии. Повышение уровня фибриногена возможно на фоне воспалительных реакций, системных заболеваний соединительной ткани, онкологического процесса, в I стадии ДВС-синдрома.
   Тромбиновое время – это время, которое требуется для образования сгустка фибрина при добавлении к плазме тромбина, стандартизованного по активности на контрольной плазме. Тромбиновое время характеризует процесс превращения фибриногена в фибрин. Нормальные показатели тромбинового времени составляют 12–15 с. Удлинение тромбинового времени наблюдается при гипо– или афибриногенемии наследственного или приобретенного характера, что возможно при поражении печени, повышении содержания в плазме крови продуктов деградации фибриногена и фибрина, обладающих антитромбиновой активностью.
   В норме активность фактора XIII составляет 70—130 %. Фактор XIII (фибринстабилизирующий фактор) ответственен за стабильность фибринового сгустка. Приобретенный дефицит фактора XIII может быть связан с тяжелыми заболеваниями печени, коагулопатией потребления на фоне ДВС-синдрома, при лучевой болезни, лейкозах, дефиците витамина C. Повышение активности фактора XIII свидетельствует о возможном развитии тромбозов.

   Время свертывания (крови по Сухареву)
   В норме начало процесса свертывания от 30 с до 2 мин., заканчивается на 3–5 мин.
   Кровь из пальца набирают в чистый капилляр аппарата Панченкова. Первую каплю крови стирают ватным шариком, затем набирают в капилляр кровь высотой 25–30 мм и переводят ее в середину стеклянной трубки. Засекают время и наклоняют капилляр через каждые 30 с. Сначала столбик крови перемещается свободно, затем с началом процесса свертывания замедляется, а в момент полного свертывания перестает перемещаться совсем.
   Время свертывания крови повышается при дефиците плазменных факторов (II, VIII, XII, I, которые входят в протромбиновый комплекс), нарушениях выработки фибриногена, наследственных коагулопатиях, заболеваниях печени, использовании гепарина.
   Время свертывания крови снижается при гиперкоаглуяции после сильных кровотечений в послеродовом и послеоперационном периодах, в I стадию ДВС-синдрома, как побочный эффект гормональных контрацептивов.
Фибринолиз (фибринолитическая система)
   Медленно протекающая коагуляция (т. е. процесс нарушения нормальных свойств белков, их свертывания под влиянием различных факторов) – нормальный физиологический процесс. В крови при отсутствии патологий сосудов непрерывно осуществляется превращение малого числа фибриногена в фибрин, расщепление и ликвидация которого обеспечиваются специальной системой – системой фибринолиза. Главным компонентом этой системы является фермент плазмин (фибринолизин), который путем гидролиза отщепляет от фибрина растворимые пептиды, способствуя тем самым растворению тромба. Плазмин расщепляет также некоторые факторы свертывания крови (фибриноген, факторы V, VII, IX, XI, XII). Помимо этого, возникающие в процессе тромболизиса растворимые пептиды фибрина тормозят действие тромбина. Таким образом, плазмин не только растворяет образовавшийся тромб, но и препятствует дальнейшему свертыванию крови.
   Плазмин находится в крови в виде неактивного плазминогена. Активация плазминогена обеспечивается многими механизмами, в том числе некоторыми факторами свертывания крови. Внутренний механизм активации фибринолиза обеспечивается преимущественно активированным фактором Хагемана (Xlla) и его фрагментом (XIIf) в комплексе с калликреином и высокомолекулярным кининогеном. Следует помнить, что активация калликреин-кининовой системы возникает не только при свертывании крови, но и при многочисленных воспалительных и дегенеративных повреждениях внутренних органов.
   Внешний механизм активации фибринолиза происходит посредством тканевых активаторов плазминогена, которые содержатся в сосудистом эндотелии, эритроцитах, тромбоцитах, лейкоцитах, моче (урокиназа, возникающая в юкстагломерулярном аппарате почек), желчи, слюне и т. п. Основным внешним активатором плазминогена является активатор тканевого типа (ТПА), который синтезируется в сосудистом эндотелии при любом повреждении сосуда, его закупорке тромбом, при интенсивном сжатии (в том числе сжатии манжетой), а также из-за вазоактивных веществ и определенных лекарственных препаратов (адреналина, норадреналина, никотиновой кислоты и др.). Наконец, внешними активаторами плазминогена могут быть урокиназа, стрептокиназа и другие подобные соединения, вводимые парентерально при лечении больных
   с тромбозами и тромбоэмболиями. Функционирование фибринолитической системы в большинстве случаев вторично и появляется как результат тромбозов, тромбоэмболий либо ДВС-синдрома.
   Помимо активаторов фибринолиза существуют и ингибиторы превращения плазминогена в плазмин, к которым относятся быстродействующий α2-антиплазмин, антитрипсин, α2макроглобулин, Cl-эстеразный ингибитор и др. Мощным ингибитором фибринолиза является синтетическая e-аминокапроновая кислота.

   Методы исследования фибринолиза
   Наиболее распространенные в клинической практике методы оценки состояния фибринолитической системы основаны на:
   1) исследовании времени и степени лизиса (растворения) сгустков крови или эуглобулиновой фракции плазмы (общеоценочные пробы);
   2) определении концентрации плазминогена, его активаторов и ингибиторов;
   3) выявлении растворимых фибринмономерных комплексов (РФМК) и продуктов деградации фибриногена/фибрина (ПДФ).
   При исследовании фибринолиза следует помнить, что плазмин и его активаторы фиксируются в кровяных сгустках и тромбах, тогда как в циркулирующей крови их концентрация снижается при активации процесса фибринолиза.
   Наибольшее клиническое значение в оценке состояния фибринолитической системы имеют 1-я и 3-я группы приведенных выше методов.
   Время лизиса эуглобулиновых сгустков. Понятие фибринолитической активности эуглобулиновой фракции плазмы крови является главным для изучения системы фибринолиза, которое позволяет оценить состояние внутреннего и внешнего механизмов формирования плазминогена. Сущность этого метода состоит в установлении времени внезапного расплавления сгустка, который образуется из эуглобулиновой фракции бестромбоцитарной плазмы при добавлении к ней раствора кальция хлорида.
   В норме расплавление сгустков осуществляется в течение 3–5 ч. Если время менее 3–5 ч, то это говорит об увеличении фибринолитической активности плазмы.
   Если исследование делается в условиях основного обмена (утром натощак, до подъема пациента с постели), то его результаты отражают состояние внутреннего механизма активации плазминогена. Для определения внешнего механизма выявляют время расплавления сгустков после предшествующего сжатия сосудов манжетой, в которой за 10–15 мин. создается давление 80 мм рт. ст., а также после физических упражнений (пробы на велоэргометре или тредмиле). В этих случаях при нормальном функционировании внешнего механизма происходит выброс в кровь сосудистого активатора тканевого типа, и лизис сгустков ускоряется в 1,5–2 раза. Признаками недостаточности фибринолитической системы являются:
   1) замедление (более 5 ч) лизиса эуглобулиновой фракции плазмы в условиях основного обмена;
   2) отсутствие реакции системы на стимуляторы внешнего механизма активации плазминогена (манжеточную пробу, физическую нагрузку и др.).
   Существуют и другие модификации метода эуглобулинового лизиса сгустка. Например, лизис сгустка может быть существенно ускорен предварительным введением в плазму каолина – сильного контактного активатора внутреннего механизма фибринолиза, который связан с активированием совокупности факторов: фактор XII – калликреин-кининоген («Хагеман-калликреин-зависимый фибринолиз»). В норме при введении каолина эуглобулиновый лизис сгустка ускоряется до 4– 10 мин.
   Наконец, содержание плазминогена можно ориентировочно определить по степени ускорения эуглобулинового лизиса стрептокиназой (в норме – на 80—120 %). Уменьшение содержания плазминогена в плазме сопровождается снижением степени ускорения лизиса сгустка (меньше 80 %).
   Тест агглютинации (склеивания) стафилококков. О фибринолитической активности крови можно судить также по содержанию в ней продуктов деградации фибриногена/фибрина (ПДФ) и растворимых фибринмономерных комплексов (РФМК). Выше были описаны некоторые методы определения ПДФ и РФМК. Тест агглютинации стафилококков (стафилококковый клампинг-тест) также становится высокоинформативным методом, определяющим в сыворотке крови малые количества ПДФ и РФМК. Тест агглютинации стафилококков базируется на возможности стафилококков, которые обладают специфическим так называемым клампинг-фактором, склеиваться при контакте с сывороткой, содержащей ПДФ и РФМК. На стекло наносят каплю стандартной взвеси стафилококков и изучаемую сыворотку, разведенную в 2, 4, 8, 16 и 32 раза. В зависимости от разведения, в котором происходит реакция агглютинации, определяют концентрацию ПДФ и РФМК.
   В норме содержание ПДФ, по данным этой методики, не превышает 10 мг/л. При тромбозах, тромбоэмболиях и ДВС-синдроме этот показатель существенно возрастает.
   Определение фибриногена. Наибольшее распространение в клинической практике получили два метода определения фибриногена.
   Суть гравиметрического метода состоит в высушивании и взвешивании сгустка, который возникает при добавлении в плазму 0,2 мл стандартного раствора тромбина.
   Колориметрический метод также базируется на превращении фибриногена в фибрин с помощью введения в плазму раствора тромбина.
   Оба метода дают близкие результаты. Содержание фибриногена в плазме здорового человека составляет 2–4 г/л.
   Уменьшение концентрации фибриногена наблюдается:
   1) при врожденной недостаточности фибриногена (при афибриногенемии, гипофибриногенемии, некоторых вариантах дисфибриногенемии);
   2) при тяжелых заболеваниях паренхимы печени (циррозе, раке, гепатите);
   3) при ДВС-синдроме;
   4) при остром фибринолизе (см. ниже).
   Нередко встречается увеличение концентрации фибриногена. Наиболее частыми причинами гиперфибриногенемии являются:
   1) острые инфекционные заболевания;
   2) острые и хронические воспалительные заболевания;
   3) злокачественные новообразования;
   4) тромбозы и тромбоэмболии, в том числе у больных острым инфарктом миокарда, ишемическим инсультом и т. п.
   Определение высокомолекулярных производных фибриногена.
   Наиболее важными в практическом отношении высокомолекулярными производными фибриногена являются:
   1) растворимые фибрин-мономерные комплексы (РФМК);
   2) продукты деградации фибриногена (ПДФ).
   РФМК представляет собой высокомолекулярные растворимые комплексы фибрин-мономера с фибриногеном и с продуктами расщепления фибриногена/фибрина. В нормальном состоянии РФМК не выявляются. Наличие РФМК в плазме говорит о нарушении процесса нормальной полимеризации фибрин-мономеров. РФМК плохо коагулируют под влиянием тромбина, обладая относительной тромбинрезистентностью.
   ПДФ в малых количествах образуются в процессе расщепления фибрина, присутствующего в плазме и в отложениях, под влиянием плазмина (см. ниже). Увеличение количества ПДФ – признак усиливающегося внутрисосудистого свертывания крови либо массивных тромбоэмболий, сопровождающихся активацией фибринолитической системы.
   Определение растворимых фибрин-мономерных комплексов (РФМК). Для выявления РФМК в клинике чаще используются так называемые паракоагуляционные тесты. Они базируются на явлении неферментативного свертывания РФМК: при введении в плазму, в которой присутствуют РФМК, 50 %-ного раствора этанола или 1 %-ного раствора протамина сульфата из растворимых комплексов фибрин-мономера с продуктами распада фибриногена/фибрина и фибриногеном высвобождаются фибрин-мономеры, которые затем полимеризуются с образованием геля.
   Проба с 50 %-ным раствором этанола является более чувствительной.
   С помощью пробы с протамина сульфатом можно не только выявить полимеризацию фибрин-мономеров, высвобождающихся из РФМК, но и распознать осаждение ранних продуктов расщепления фибриногена/фибрина.
   Положительная проба с этанолом, а также положительный результат протаминсульфатной пробы в первых 1–2 разведениях говорят о присутствии в плазме РФМК. Образование геля во всех разведениях протамина сульфата больше присуще для увеличения уровня ранних продуктов расщепления фибриногена/фибрина. Положительные результаты обеих проб наблюдаются при ДВС-синдроме или массивных тромбозах и тромбоэмболиях, сопутствующих активации системы фибринолиза.
   Определение продуктов деградации фибрина (ПДФ). Для определения ПДФ в крови используют различные иммунологические и неиммунологические методы. Наиболее простым из них является проба с протамина сульфатом. В пробирку набирают 0,4 мл свежей сыворотки крови и добавляют 0,1 мл 1 %-ного раствора протамина сульфата. Помутнение либо мелкую зернистость определяют как отрицательный результат (норма), а появление геля, хлопьев или нитей фибрина – как положительный, который говорит об увеличении содержания ПДФ в сыворотке крови больше 0,015 г/л.
   Повышение концентрации ПДФ в сыворотке крови более 0,015 г/л чаще всего наблюдается:
   1) при ДВС-синдроме;
   2) при массивных тромбозах и тромбоэмболиях, сопровождающихся активацией фибринолиза;
   3) при лечении фибринолитическими препаратами.
   Физиологические антикоагулянты. В условиях физиологической нормы часто встречаются ситуации, которые «запускают» процесс плазмокоагуляции. Ограничение этого процесса осуществляется посредством так называемых физиологических антикоагулянтов, которые, будучи естественными ингибиторами различных факторов коагуляции, тормозят начавшееся свертывание крови.
   Различают две группы физиологических антикоагулянтов:
   1) первичные, постоянно содержащиеся в крови (антитромбин III, гепарин, протеин С, α2-макроглобулин и др.);
   2) вторичные – образующиеся только в процессе свертывания крови и фибринолиза.
   Антитромбин III является важнейшим ингибитором свертывания, на долю которого приходится 3/4 активности всех физиологических ингибиторов коагуляции. Он инактивирует все ключевые факторы свертывания: тромбин (IIа), фактор Ха, IXa, Xla, VIIa, XIIa. Кроме того, антитромбин III является плазменным кофактором гепарина, образуя с ним комплекс, обладающий выраженными антикоагулянтными свойствами. Антитромбин III и гепарин взаимодействуют с факторами свертывания и порознь, но в этом случае ингибирование обратимо. Дефицит антитромбина III (наследственный или приобретенный) сопровождается тяжелым тромботическим состоянием, характеризующимся рецидивирующими тромбозами магистральных вен конечностей и внутренних органов, тромбоэмболиями легочной артерии, инфарктами различных органов. При этом антикоагулянтная активность гепарина, вводимого парентерально, резко снижается из-за отсутствия кофактора – антитрипсина III.
   К другим первичным антикоагулянтам относятся:
   1) гепарин – ингибитор поливалентного действия, ограничивающий все фазы плазмокоагуляции, особенно в комплексе с антитромбином III;
   2) α2-макроглобулин – белок, являющийся ингибитором тромбина, плазмина, калликреина;
   3) протеин C – витамин-K-зависимый физиологический антикоагулянт, инактивирующий факторы VIII и V при участии двух кофакторов (протеина S и тромбомодулина);
   4) α-антитрипсин I – ингибитор тромбина, факторов IXa, XIa, XIIa, плазмина и калликреина и др.
   Из вторичных физиологических антикоагулянтов, которые формируются в процессе начавшегося свертывания и фибринолиза, наибольший практический интерес вызывают фибрин (обозначаемый антитромбином I) и продукты деградации фибриногена/фибрина (ПДФ).
   1. Возникающий в процессе коагуляции плазмы фибрин и являющийся, по сути, итоговым продуктом этого процесса, одновременно адсорбирует и инактивирует большое число тромбина и фактора Ха, т. е. функционирует и как физиологический антикоагулянт.
   2. Продукты распада фибриногена/фибрина (ПДФ), появляющиеся в результате действия плазмина, подавляют как агрегацию тромбоцитов, так и процесс полимеризации фибрин-мономеров, т. е. последний этап свертывания – образование фибрина.
   В клинической практике наибольшее распространение в последние годы получило определение функциональной активности антитромбина III как главного физиологического антикоагулянта. Методы базируются на оценке интенсивности введения стандартных доз тромбина с фиксацией по времени свертывания либо на количественном определении наличия в плазме антигена антитромбина III с использованием стандартных антисывороток (иммунологический метод).
   Лабораторная диагностика ДВС-синдрома. Синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания (ДВС-синдром) – это неспецифический патологический процесс, характеризующийся:
   1) интенсивной активацией системы коагуляции, тромбоцитарного гемостаза, фибринолиза, калликреин-кининовой и других плазменных протеолических систем;
   2) повсеместным внутрисосудистым свертыванием крови и агрегацией тромбоцитов и эритроцитов с образованием множества микросгустков и блокадой кровообращения в органах;
   3) развитием глубоких циркуляторных расстройств, гипоксией тканей, нарушением функции органов (почек, печени, мозга, легких, сердца и др.), тромбогеморрагиями, гемокоагуляционным шоком, ацидозом;
   4) коагулопатией потребления – истощением (вслед за быстрой активацией) системы тромбоцитарного гемостаза, свертывающей, фибринолитической, калликреин-кининовой систем и противосвертывающих механизмов (антитромбин III и др.) с формированием неконтролируемых профузных кровотечений (вплоть до полной несвертываемости крови);
   5) вторичной тяжелой эндогенной интоксикацией продуктами протеолиза и развитием эндогенного токсического шока.
   Таким образом, нарушения системы гемостаза, лежащие в основе ДВС-синдрома, проявляются:
   1) гиперкоагуляцией с распространенным внутрисосудистым свертыванием крови и расстройствами микроциркуляции в органах;
   2) последующим истощением механизмов гемостаза с развитием тяжелого геморрагического синдрома. ДВС-синдром развивается при разных видах патологий.
   Наиболее частыми причинами ДВС-синдрома являются:
   1) генерализованные инфекции и септические состояния;
   2) все виды шока (травматический, ожоговый, анафилактический, септический, кардиогенный, геморрагический и др.);
   3) острый внутрисосудистый гемолиз;
   4) опухоли, особенно гемобластозы;
   5) заболевания, сопровождающиеся иммунной патологией (системная красная волчанка, ревматизм, ревматоидный артрит, геморрагический васкулит, гломерулонефриты и др.);
   6) все терминальные состояния, остановка сердца с реанимационными мероприятиями;
   7) массивные гемотрансфузии и реинфузии крови;
   8) термические и химические ожоги;
   9) травматичные хирургические вмешательства, особенно при использовании аппаратов искусственного кровообращения, протезирование сосудов, клапанов сердца, внутрисосудистые вмешательства (катетеризация и т. п.);
   10) деструктивные процессы в печени, почках, поджелудочной железе и других органах;
   11) массивные кровотечения любого генеза.
   Следует также помнить, что причиной развития ДВС-синдрома могут быть неправильное применение антикоагулянтов и фибринолитических препаратов в дозах, вызывающих истощение резервов антитромбина III и фибринолитической системы, а также лечение препаратами, вызывающими агрегацию тромбоцитов и активацию свертывания крови.
   Повреждение тканей, сопровождающее практически все вышеупомянутые аномальные состояния, при которых формируется ДВС-синдром, провоцирует активацию свертывания крови. Значение непосредственных инициаторов гиперкоагуляции могут иметь:
   1) тканевый тромбопластин (фактор III), который попадает в кровоток из поврежденных и распадающихся, некротизированных тканей, в том числе из поврежденного эндотелия сосудов, моноцитов, гемолизированных эритроцитов и т. д.;
   2) фактор Хагемана (фактор XII), активированный коллагеном или в результате ферментативного расщепления калликреином и другими протеазами;
   3) агрегация тромбоцитов (тромбоцитарный фактор III), возникающая под действием АДФ и других биологически активных веществ, выделяющихся при повреждении клеток, и др.
   Вследствие этого формируется тромбинемия, которая может привести к массивному и генерализованному образованию микротромбов, расстройству микроциркуляции и функции органов (фаза гиперкоагуляции).
   Важной особенностью ДВС-синдрома является интенсивная активация других протеолитических систем – фибринолитической, калликреин-кининовой, комплемента, а также механизмов ингибирования коагуляции (антитромбин III, протеин С и др.).
   Воздействие плазмина на фибрин ведет к образованию большого количества ПДФ, которые, в свою очередь, нарушают его самосборку из фибрин-мономеров и способствуют появлению в крови растворимых фибриноген/фибрин-мономерных комплексов (РФМК), постепенно блокирующих нормальное превращение фибриногена в фибрин.
   В условиях непрекращающейся активации протеолитических систем могут наступить их истощение (потребление факторов VIII, V и др.), тромбоцитопения потребления, снижение уровня антитромбина III, плазминогена и его активаторов (прекалликреина, кининогена и др.). Высокое наличие ПДФ и РФМК ограничивает внутрисосудистое свертывание, обеспечивая расплавление еще не свернувшихся фибриновых комплексов. Возникает фаза гипокоагуляции крови, которая сопровождается серьезным геморрагическим синдромом.
   1. При острых формах ДВС-синдрома фаза гиперкоагуляции кратковременна, рано наступает гипокоагуляция крови и тяжело протекает геморрагический синдром.
   2. Для хронического ДВС-синдрома характерны длительная гиперкоагуляция и рецидивирующие тромбозы вен, хотя в любой момент внезапно может произойти переход в тяжелый острый ДВС с гипокоагуляцией и геморрагическим синдромом.
   При лабораторной диагностике нарушений гемостаза в зависимости от фазы ДВС-синдрома выявляются признаки гипер– или гипокоагуляции, активации фибринолитической системы или снижения уровня плазминогена и его активаторов, физиологических антикоагулянтов, тромбоцитопения потребления и другие изменения. Характерны для ДВС-синдрома также увеличение содержания ПДФ и появление РФМК.
   В соответствии с этим лабораторная диагностика ДВС-синдрома должна включать определение:
   1) общего времени свертывания крови;
   2) тромбинового времени;
   3) протромбинового времени;
   4) количества тромбоцитов;
   5) активированного частичного тромбопластинового времени (АЧТВ);
   6) фибриногена;
   7) продуктов деградации фибриногена/фибрина (ПДФ) (этаноловый, протаминсульфатный методы, иммунопреципитация и тест склеивания стафилококков);
   8) скорости лизиса эуглобулиновой фракции плазмы, активированного каолином (для характеристики резерва плазминогена и его активаторов);
   9) содержания антитромбина III.
   Для надежной первичной верификации ДВС-синдрома у больных с соответствующей патологией, потенциально опасной развитием диссеминированного внутрисосудистого свертывания, достаточно учитывать следующие лабораторные признаки:
   1) тромбоцитопения (менее 150 х 109/л);
   2) повышение в плазме уровня ПДФ (по данным стафилококкового клампинг-теста и иммунопреципитации);
   3) положительные паракоагуляционные тесты (этаноловый, протаминсульфатный и др.).
   Если отсутствует тромбоцитопения (например, у больных с миелопролиферативными заболеваниями), можно использовать результаты следующих тестов:
   1) повышение уровня ПДФ;
   2) положительные паракоагуляционные тесты;
   3) снижение уровня фибриногена;
   4) снижение содержания антитромбина III.
   При отрицательных паракоагуляционных тестах критерием наличия ДВС-синдрома может служить набор следующих признаков:
   1) тромбоцитопения;
   2) удлинение тромбинового времени;
   3) снижение уровня фибриногена;
   4) снижение уровня антитромбина III.
   Таким образом, при наличии соответствующей клинической ситуации и симптомов ДВС выявление совокупности хотя бы 3–5 из перечисленных выше лабораторных признаков должно рассматриваться как подтверждение диагноза (З.С. Баркаган).
   Лабораторно-инструментальное исследование больных с ДВС-синдромом, так же как и с синдромом гипо– или гиперкоагуляции, должно состоять из комплексной оценки функционального состояния сердечно-сосудистой системы, легочной вентиляции, функции печени, почек, головного мозга, а также нарушений электролитного обмена и кислотно-основного состояния.
Группы крови
   Группа крови – это признак, который имеет наследственный тип передачи.
   Группа крови является индивидуальной для каждого человека совокупностью специальных веществ, называющихся групповыми антигенами (это вещества, которые организм идентифицирует как чужеродные и с которыми начинает «бороться»).
   Группа крови не изменяется на протяжении всей жизни человека. В зависимости от комбинации антигенов кровь классифицируют на четыре группы. Группа крови определяется вне зависимости от расы, половой принадлежности, возраста.
   В XIX в. при исследовании крови на эритроцитах были обнаружены вещества белковой природы, у разных людей они были различны и обозначены как A и B. Такие вещества (антигены) являются вариантами одного гена и отвечают за группы крови. После этих исследований люди были разделены по следующим группам крови:
   О(I) – первая группа крови;
   А(II) – вторая группа крови;
   В(III) – третья группа крови;
   АВ(IV) – четвертая группа крови.
   Помимо этого, кровь может быть резус-положительной либо резус-отрицательной.
   Выявление групп крови является важным открытием, поскольку позволило переливать совместимую кровь от человека человеку. Перед процедурой переливания следует установить группу крови. Также проводится проба на совместимость групп крови.
Определение резус-принадлежности
   Компоненты крови должны переливаться только той группы системы АВО и той резус-принадлежности, которая имеется у реципиента.
   По жизненным показаниям и при отсутствии одногруппных по системе АВО компонентов крови (за исключением детей) допускается переливание резус-отрицательных переносчиков газов крови О(I) группы реципиенту с любой другой группой крови до 500 мл. Резус-отрицательная эритроцитная масса или взвесь от доноров группы А(II) или В(III) по витальным показаниям могут быть перелиты реципиенту с АВ(IV) группой, независимо от его резус-принадлежности. При отсутствии одногруппной плазмы реципиенту может быть перелита плазма группы АВ(IV).
   Во всех без исключения случаях переливания эритроцитсодержащих компонентов крови абсолютно обязательным является проведение до начала переливания проб на индивидуальную совместимость и в начале трансфузии – биологической пробы.
Плазминоген
   Норма – 80—120 %.
   Плазминоген является неактивной формой плазмина. Исследование плазминогена проводят для оценки плазминовой (фибринолитической) системы. Плазминовая система состоит из четырех компонентов: плазмина, плазминогена, ингибиторов и активаторов проферментов фибринолитической системы.
   Плазминовая система в основном необходима, чтобы разрушать фибрин.
   Под воздействием различных неблагоприятных факторов снижается функция плазминовой системы и выработка ее составных компонентов. В случае повышения активности этой системы нарушается процесс гемостаза и происходит развитие геморрагического синдрома. Этот синдром протекает с кровотечениями. При скрытой форме кровоточивость наблюдается у пациентов в послеродовом и послеоперационном периоде.
   Часто регистрируется вторичный фибринолиз в результате повышения активности плазминовой системы в ответ на выработку фибрина. Сначала активность плазмина повышена, а затем снижена за счет израсходования плазминогена.
   Плазминоген относится к белкам острой фазы, поэтому его уровень высок при травмах, инфекциях, опухолях, в последний триместр беременности.

Глава 2. Биохимические исследования крови

Общий белок в сыворотке крови
   Уровень общего белка в сыворотке крови составляет в норме 65–85 г/л.
   Содержание общего белка зависит от образования и распада двух фракций белка – глобулинов и альбуминов.
   Белки сохраняют объем крови, так как связывают и задерживают воду в кровяном русле; участвуют в свертывании, иммунных процессах, поддерживают кислотность; нормализуют уровень некоторых катионов в сыворотке – железа, меди, кальция, магния, образуя с ними нерастворимые соединения; входят в состав ферментов, гормонов и других биологически активных веществ.
   Белки плазмы крови вырабатываются в основном клетками печени.
   Гиперпротеинемия (повышенный уровень белка) наблюдается при тяжелых травмах, ожогах, холере, острых инфекциях, хронических инфекциях, вследствие повышенной выработки иммуноглобулинов при плазмоцитоме.
   Физическая нагрузка с переменой положения тела из горизонтального в вертикальное увеличивает уровень белка на 10 %.
   Гипопротеинемия (снижение концентрации белка крови) наблюдается при недостаточном приеме белков – голодании, безбелковой диете; повышенном выделении белка (заболевания почек, кровопотери, ожоги, сахарный диабет, асцит, опухоли); нарушении синтеза белка (гепатит, цирроз печени, токсические повреждения печеночных клеток, длительный прием глюкокортикостероидов, нарушение всасывания белковых молекул в кишечнике).
   Исследование общего белка сыворотки крови используют для оценки нарушения белкового обмена и назначения соответствующей терапии.
   Белки – это высокомолекулярные азотсодержащие органические соединения, состоящие из более чем 20 видов аминокислот. Простые белки состоят только из аминокислот, сложные белки (липопротеиды, гликопротеиды, нуклеопротеиды, хромопротеиды и др.), помимо аминокислот, в своем составе имеют другие небелковые компоненты: липиды, углеводы, нуклеиновые основания, хромогены и другие вещества.
   Белки участвуют в осуществлении следующих функций:
   1) структурной (являются строительным материалом клеток, органелл);
   2) транспортной (образуют транспортные формы белков: липопротеиды, гемоглобин, альбумин);
   3) сократительной (белки актин и миозин обеспечивают процессы мышечного сокращения);
   4) каталитической (многие белки – ферменты);
   5) регуляторной (многие гормоны имеют белковую природу);
   6) защитной (функция осуществляется благодаря иммуноглобулинам, интерферонам; белкам системы свертывания крови и фибринолиза);
   7) энергетической (утилизация аминокислот обеспечивает до 18 % потребляемой энергии).
   Метаболизм белков является чрезвычайно сложным процессом, обеспечивающим у взрослого здорового человека динамическое равновесие между синтезом белков (анаболизмом), протекающим с потреблением энергии, и распадом белков (катаболизмом), сопровождающимся образованием энергии.
   Интенсивность процессов биосинтеза белка в тканях и органах, необходимых для нормальной жизнедеятельности организма, определяется действием нескольких факторов:
   1) необходимо достаточное поступление в организм пищевого белка (не менее 100 г/сут), содержащего необходимое количество незаменимых аминокислот;
   2) необходимо полноценное переваривание белков в органах желудочно-кишечного тракта, для этого в достаточном количестве требуются ферменты желудка (пепсин, гастриксин), поджелудочной железы (трипсин, химотрипсин, карбоксипептидаза А и В, эластаза) и тонкого кишечника (энтеропептидаза);
   3) необходимо полноценное всасывание продуктов гидролиза белков (аминокислот) в тонком кишечнике, что предъявляет серьезные требования к состоянию слизистой оболочки тонкой кишки, ее моторной активности и наличию специфических транспортных белков для переноса аминокислот;
   4) требуются достаточное энергетическое обеспечение (АТФ, ГТФ) процессов биосинтеза белков во всех тканях и органах (прежде всего – в печени) и его полноценная регуляция анаболическими гормонами (половыми гормонами, инсулином, СТГ гипофиза) и витаминами (C, B6 и др.).
   Расстройство функции любого из упомянутых факторов способно привести к нарушениям в механизмах биосинтеза белков, к угнетению этого процесса в организме и формированию белковой недостаточности.
   Содержание общего белка в плазме крови взрослого здорового человека составляет 60–80 г/л. Суточная потребность в белке у человека зависит от возраста, массы тела, состояния здоровья. Уменьшение количества белка (гипопротеинемия) может быть абсолютным и относительным. Причинами абсолютной гипопротеинемии могут послужить:
   1) недостаточное поступление белка в организм с пищей;
   2) недостаток незаменимых аминокислот (таких как лизин, валин, метионин, фенилаланин, треонин, трептофан, лейцин, изолейцин), которые не могут синтезироваться в организме и не должны поступать с белковой пищей;
   3) патологические состояния желудочно-кишечного тракта, в результате которых нарушаются поступление пищи в различные отделы ЖКТ и ее всасывание (злокачественные новообразования, стенозы, стриктуры);
   4) повышенный распад белка в результате ожогов, сепсиса, тиреотоксикоза, злокачественных новообразований;
   5) нарушение белковообразующей функции печени в результате поражения ее ткани различными факторами;
   6) повышенные потери белка в результате деструктивных процессов (с экссудатом), выхода белка за пределы сосудистого русла (отеки);
   7) заболевания почек, сопровождающиеся массивной протеинурией.
   Относительная гипопротеинемия возникает при:
   1) увеличении объема циркулирующей крови при массивной инфузионной терапии;
   2) лактации;
   3) беременности.
   Повышение количества общего белка (гиперпротеинемия) встречается при:
   1) дегидратации на фоне сгущения крови;
   2) появлении в крови патологических белков (парапротеинемии).
   Методом электрофореза белки разделяются на ряд фракций.
Альбумины
   Это высокогидрофильные белки плазмы крови, на долю которых приходится около 60–70 % от количества общего белка (в норме альбуминов – 36–55 г/л). Альбумины обеспечивают связывание и транспорт жирных кислот, билирубина, стероидных гормонов, токсинов; поддерживают коллоидно-осмотическое давление плазмы крови. Снижение уровня альбуминов наблюдается при заболеваниях печени (в результате которых нарушается синтез альбуминов), при гнойно-воспалительных процессах с массивной экссудацией, при заболеваниях почек, злокачественных новообразованиях, тиреотоксикозе на фоне кровопотери, беременности. Гиперальбуминемия носит относительный характер и наблюдается при дегидратации организма.
Аммиак
   В норме количество аммиака крови составляет 12–65 мкмоль/л. Аммиак является продуктом конечного метаболизма аминокислот, дезаминирования аминов, распада пуриновых и пиримидиновых оснований. Увеличение содержания аммиака (гипераммониемия) встречается при нарушении дезинтоксикационной функции печени.
Билирубин общий и прямой
   Билирубин является одним из желчных пигментов. В благоприятных условиях представляет кристаллы, окрашенные в коричневый цвет, является промежуточным продуктом распада гемоглобина (белка эритроцитов). Билирубин в незначительных количествах содержится в плазме крови.
   В норме уровень общего билирубина в сыворотке крови составляет менее 0,2–1 мг% или ниже 3,4—17,1 мкмоль/л.
   Для определения концентрации билирубина используют метод Гендрамика.
   Состояние, при котором концентрация билирубина выше 17,1 мкмоль/л, называется гипербилирубинемией. Билирубин скапливается в кровяном русле, и после достижения определенного уровня он переходит в ткани, за счет этого приобретающие желтую окраску, т. е. развивается желтуха.
   Причины гипербилирубинемии:
   1) повышенное разрушение эритроцитов (гемолитическая желтуха);
   2) поражение печеночных клеток с нарушением выделения билирубина (паренхиматозная желтуха);
   3) нарушенный отток желчи в кишечник (механическая желтуха);
   4) нарушение образования фермента, отвечающего за выработку глюкоронидов билирубина;
   5) нарушение прямого билирубина в желчи. Исследование уровня билирубина в практике используют
   для определения вида желтухи, оценки степени повышения билирубина, для выявления повышенного уровня билирубина, когда желтуха вызывает сомнения (желтушность появляется при концентрации билирубина выше 30–35 мкмоль/л).
   Гипобилирубинемия (низкий уровень билирубина в крови) возможна при постгеморрагических анемиях, алиментарном истощении. Но это особого диагностического значения в практике не имеет. Самые частые постгеморрагические анемии – анемии после кровотечения в просвет желудочно-кишечного тракта. При них кровь, попавшая в просвет, распадается, а образовавшийся билирубин всасывается, вызывая желтуху.
   Уровень прямого билирубина в сыворотке. В норме концентрация прямого билирубина составляет 0–0,2 мг/дл или 0–3,4 мкмоль/л.
   Данное исследование имеет значение при дифференциальной диагностике вариантов желтух.
   При паренхиматозной желтухе печеночные клетки разрушаются, выход прямого билирубина в желчные ходы нарушается, и он попадает в кровяное русло, что вызывает гипербилирубинемию. Печеночные клетки недостаточно образуют билирубин-глюкорониды, в результате чего уровень непрямого билирубина также возрастает.
   При механической желтухе из-за нарушенного оттока желчи резко возрастает концентрация прямого билирубина в крови. Немного повышен и уровень непрямого билирубина.
   При гемолитической желтухе концентрация прямого билирубина не меняется.
   Концентрация непрямого билирубина в крови в норме – 0,2–0,8 мг/дл или 3,4—13,7 мкмоль/л. Определение непрямого билирубина необходимо для диагностики анемии гемолитического происхождения.
   Уровень непрямого билирубина возрастает при пернициозной анемии, гемолитической анемии, желтухе новорожденных, синдроме Ротора, Жильбера.
Гаптоглобин сыворотки
   Гаптоглобин (Нр) – это белок плазмы, который связывает гемоглобин, выходящий из эритроцитов при их (эритроцитов) разрушении, его уровень колеблется в широких границах. Существует три вида гаптоглобина: Нр1–1, Нр2–1, Нр2–2, отличающиеся друг от друга молекулярным весом и передающиеся по наследству.
   Нормальные величины гаптоглобина в сыворотке крови: у новорожденных – 50—480 мг/л; у детей от 6 месяцев до 16 лет – 250—1380 мг/л; с 16 до 60 лет – 150—2000 мг/л; более 60 лет – 350—1750 мг/л.
   Гаптоглобин отвечает за сохранность железа в организме человека, также он является белком острой фазы.
   Уровень гаптоглобина может повышаться при воспалительных процессах (травмах, инфекциях, оперативных вмешательствах), холестазе, терапии кортикостероидами, опухолях различной локализации (рак желудочно-кишечного тракта, легких, молочной железы).
   Концентрация гаптоглобина снижена при гемолизе эритроцитов: аутоиммунном гемолизе (переливание несовместимой крови), механическом (травмы, бактериальный эндокардит, искусственные клапаны сердца); хронических и острых поражениях печени; увеличении селезенки (спленомегалия). В случае развития нефротического синдрома концентрация белка плазмы зависит от гемоглобина А.
   Если молекулярная масса Нр1–1 гаптоглобина понижается, то он (белок) выводится из организма с мочой. Если наблюдаются другие виды гаптоглобина, молекулярная масса которых выше, то белок из организма выводиться не будет.
Глюкоза
   Это основной источник энергии в организме человека. Глюкоза поступает в организм человека с пищей или может образовываться в результате процессов гликогенолиза (распада гликогена), глюконеогенеза (синтеза глюкозы из неуглеводных продуктов). Нормальная концентрация глюкозы в плазме крови:
   1) новорожденные дети – 2,22—3,33 ммоль/л;
   2) дети до 14 лет – 3,33—5,55 ммоль/л;
   3) взрослые до 60 лет – 4,44—6,38 ммоль/л;
   4) взрослые старше 60 лет – 4,61—6,10 ммоль/л.
   Уровень глюкозы может колебаться в зависимости от многих причин: питания, физической активности, эмоциональных нагрузок. Причинами повышения уровня глюкозы в крови (гипергликемии) являются:
   1) сахарный диабет I или II типа (в результате недостаточной продукции инсулина или повышенной толерантности тканей к инсулину);
   2) заболевания гипофиза, сопровождающиеся повышенной продукцией соматотропного гормона и адренокортикотропного гормона (болезнь Иценко – Кушинга, акромегалия, опухоли гипофиза);
   3) патология надпочечников, приводящая к усиленной продукции катехоламинов или глюкокортикостероидов (феохромоцитома и др.);
   4) заболевания поджелудочной железы (острый и хронический панкреатит, опухоль поджелудочной железы);
   5) тиреотоксикоз;
   6) действие некоторых лекарственных препаратов (таких как кортикостероиды, тироксин, АКТГ, адреналин, эстрогены, индометацин, большие дозы никотиновой кислоты, тиазидные диуретики, этакриновая кислота, фуросемид и др.).
   Понижение уровня глюкозы крови (гипогликемия) отмечается при:
   1) передозировке инсулина или других сахароснижающих препаратов у больных сахарным диабетом;
   2) синдроме Золлингера – Эллисона, при котором происходит нарушение всасывания витамина B12 из-за закисления содержимого тонкой кишки;
   3) отравлениях мышьяком, хлороформом, спиртами, протекающих с угнетением функции печени, в том числе с нарушением процессов гликогенеза и глюконеогенеза;
   4) при эндокринной патологии (болезни Аддисона, гипотиреозе, гипопитуитаризме и др.);
   5) заболеваниях, сопровождающихся нарушением всасывания углеводов в кишечнике (энтеритах, последствиях гастрэктомии, панкреатической диарее и т. п.);
   6) злокачественных новообразованиях различной локализации (раке надпочечников, раке желудка, первичном раке печени);
   7) при длительном голодании.
   При клинических признаках, приводящих к подозрению на сахарный диабет, проводят тест толерантности к глюкозе. Это высокоэффективный метод определения скрытых нарушений углеводного обмена, показаниями к его проведению являются:
   1) наличие явных признаков сахарного диабета на фоне нормальной концентрации глюкозы в крови и моче при неоднократно проведенных исследованиях;
   2) наличие отягощенной наследственности по сахарному диабету при отсутствии явной клинической картины;
   3) постоянная или эпизодическая глюкозурия при нормальном уровне глюкозы в крови и без клинических признаков сахарного диабета.
   4) глюкозурия на фоне заболеваний печени, беременности, тиреотоксикоза.
   Тест толерантности к глюкозе основан на пероральном или внутривенном методе введения сахаров.
   При внутривенном тесте толерантности к глюкозе исключаются факторы, связанные с недостаточностью расщепления и всасывания углеводов в тонком кишечнике, чего нельзя исключить при пероральном приеме глюкозы. В течение 3 дней до проведения теста пациент получает пищу, содержащую около 150 г углеводов в сутки. Исследование проводится натощак. Глюкозу в виде 25 %-ного раствора из расчета 0,5 г/кг массы тела вводят обследуемому внутривенно медленно в течение 1–2 мин., до введения определяют глюкозу крови. Затем содержание глюкозы в плазме крови определяют через 3, 5, 10, 20, 30, 45 и 60 мин. после внутривенного введения глюкозы и рассчитывают коэффициент ассимиляции глюкозы (К), который отражает скорость исчезновения глюкозы из крови после внутривенного введения. Для этого определяют время (t1/2), необходимое для снижения вдвое содержания глюкозы, определенного через 10 мин. после вливания. Коэффициент ассимиляции глюкозы рассчитывают по формуле:

   К = 70 / t1/2,

   где t1/2 – время в минутах, требующихся для снижения в 2 раза уровня глюкозы в крови, определенного через 10 мин. после вливания.
   У здоровых людей через несколько минут после начала введения глюкозы уровень ее в крови может достигать высоких значений (до 250 мг/л, или 13,88 ммоль/л). Содержание глюкозы возвращается к первоначальному значению приблизительно через 90 мин. от начала исследования. Через 2 ч концентрация глюкозы становится ниже исходной, а через 3 ч – вновь возвращается к первоначальному уровню, соответствующему определению глюкозы натощак.
   Коэффициент ассимиляции глюкозы (К) у взрослых без патологии углеводного обмена больше 1,3. У больных сахарным диабетом коэффициент ассимиляции глюкозы ниже 1,3 (чаще – около 1,0 и ниже).
   При пероральном тесте толерантности к глюкозе также в течение 3 дней пациент получает диету, содержащую около 150 г углеводов в сутки, исключается прием препаратов, способных повлиять на результат проводимого исследования (салицилатов, оральных контрацептивов, кортикостероидов, эстрогенов, никотиновой, аскорбиновой кислот). Исследование проводится натощак, и пациенту запрещаются употребление пищи и курение в течение всего исследования. Внутрь вводятся 75 г глюкозы в стакане теплого чая. Концентрацию глюкозы в капиллярной крови определяют натощак и через 60, 90 и 120 мин. после приема глюкозы.
   У здорового человека уровень глюкозы сыворотки крови достигает максимума через 60 мин. после приема и практически возвращается к исходному через 120 мин. У больных при нарушении толерантности к глюкозе и с сахарным диабетом на возвращение уровня глюкозы к исходному значению нужно больше 120 мин.
   Также информацию о состоянии углеводного обмена могут дать такие показатели, как гипергликемический и гипогликемический коэффициенты.
   Гипергликемический коэффициент – это отношения содержания глюкозы через 60 мин. к ее уровню натощак, в норме этот показатель не должен превышать 1,7.
   Гипогликемический коэффициент – это отношение наличия глюкозы в крови через 120 мин. после физической нагрузки к ее уровню натощак, этот показатель не должен быть меньше 1,3. Превышение нормальных значений хотя бы одного из этих показателей свидетельствует о снижении толерантности к глюкозе.
   Понижение толерантности к глюкозе возникает в результате:
   1) снижения способности тканей утилизировать глюкозу (скрытый сахарный диабет, стероидный диабет);
   2) ускорения всасывания глюкозы из кишечника при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, после гастроэктомии, при гипертиреозе и на фоне других заболеваний.
   Все вышеперечисленное наблюдается чаще всего при демпинг-синдроме (болезненное состояние, которое возникает после полного или частичного удаления желудка);
   1) патологии печени, приводящей к снижению процессов гликогенеза (синтеза гликогена) в этом органе;
   2) повышенной интенсивности распада гликогена (гликогенолиза) и глюконеогенеза, которые возникают при гиперфункции надпочечников, гипертиреозе, феохромоцитоме, на фоне беременности и т. д.
   Повышенная толерантность к глюкозе возникает в результате:
   1) расстройства переваривания и всасывания углеводов в тонком кишечнике в результате энтеритов различной этиологии, гипотиреоза, гипофункции коры надпочечников, болезни Уиппла;
   2) избыточной секреции инсулина при гиперплазии, аденоме или раке островков Лангерганса поджелудочной железы.
Гликопротеиды
   Гликопротеиды – это белки плазмы, которые содержат еще и углеводы. К ним относятся много белков, например кислый α1-ликопротеид (орозомукоид); α1-антитрипсин, гаптоглобин и т. д.
   Орозомукоид наиболее богат углеводными молекулами, он тормозит действие протеолитических (расщепляющих белки) ферментов, снижает иммунные процессы, связывает некоторые лекарственные вещества (пропронолол) и гормоны (прогестерон).
   Уровень орозомукоида в сыворотке крови – 13,4—34,1 мкмоль/л.
   Кислые α1-гликопротеины – это белок острой фазы (их еще называют стресс-белками, которые выделяются как ответ на возникающий в организме инфекционный процесс), поэтому его содержание повышается при различных воспалительных процессах в организме, опухолях.
   Уровень орозомукоида может быть снижен в раннем детском возрасте, в ранние сроки беременности, при тяжелых нарушениях печени, нефротическом синдроме, использовании таблетированных контрацептивов, эстрогенов.
   Норма α1-антитрипсина в сыворотке крови у женщин – 2,4–3,8 кЕД/л, у мужчин – 2,1–3,5 кЕД/л. Этот белок в организме снижает активность трипсина, химотрипсина, калликреина, эластазы, катепсинов и некоторых других ферментов.
   Уровень гликопротеина повышен также при воспалительных заболеваниях инфекционной природы, гепатитах, циррозах печени, некрозах тканей, панкреатите, раковых опухолях (шейки матки).
   Снижение концентрации α1-антитрипсина встречается при врожденной антитрипсиновой недостаточности, муковисцидозе, нефротическом синдроме, острой стадии ожогов, остром панкреатите, респираторном дистресс-синдроме.
Желчные кислоты
   Концентрация желчных кислот в норме в сыворотке крови колеблется от 1,25 до 3,41 мкг/дл или от 2,5 до 6,8 ммоль/л.
   В печени из холестерина образуются желчные кислоты и выводятся в состав желчи. Концентрация желчи в желчном пузыре повышается в 4—10 раз, далее она поступает в двенадцатиперстную кишку. В структуре желчи выделяют четыре желчные кислоты (основные: холевая, дезоксихолевая, хенодезоксихолевая и метохолевая). В кишечнике около 90 % этих кислот всасывается в кровь, затем опять поступают в паренхиму печени.
   Основная функция желчных кислот в кишечнике – это участие в расщеплении и усвоении жиров.
   Определение уровня желчных кислот используют у больных с поражением печени.
   Концентрация желчных кислот повышена при нарушении выделительной способности печени: холестазе (застой желчи), первичном биллиарном циррозе, механической желтухе, алкогольном поражении печени, вирусном гепатите, остром холецистите.
Жирные кислоты
   Неэстерифицированные (свободные) жирные кислоты в сыворотке крови (НЭЖК)
   В сыворотке крови неэстерифицированные жирные кислоты составляют 5—10 % по сравнению с высшими жирными кислотами, которые входят в состав стероидов, триглицеридов, фосфолипидов. Большая часть свободных жирных кислот выделяется в кровяное русло из жировой ткани, где они образуются вследствие расщепления триглицеридов. В печени неэстерифицированные жирные кислоты участвуют в формировании молекул триглицеридов, эфиров холестерина, фосфолипидов и окисляются. Неэстерифицированные жирные кислоты – это транспортная форма жирных кислот, поэтому их определение позволяет оценить активность мобилизации жиров из жировых депо.
   В норме неэстерифицированные жирные кислоты в сыворотке крови составляют у взрослых 0,3–0,9 ммоль/л, у детей и взрослых с ожирением – более 1,1 ммоль/л.
   Высокий уровень неэстерифицированных жирных кислот отмечается при физической нагрузке, голодании, гипертиреозе, феохромоцитонии, стрессе, алкоголизме, синдроме Рейно, печеночной энцефалопатии, остром инфаркте миокарда.
   Содержание неэстерифицированных жирных кислот снижено при муковисцедозе, гипотиреозе, приеме бета-блокаторов, никотиновой кислоты, аспирина.
Определение липидов крови
   Липиды – это сложные соединения, которые образуются из жирных кислот и многоатомных спиртов. Липиды являются структурными компонентами биологических мембран, необходимы для синтеза гормонов, витаминов, биологически активных веществ, выполняют транспортные функции, являются источниками энергии. Жиры, поступающие с пищей, в кишечнике расщепляются до спиртов и жирных кислот, а затем всасываются в кровь. С током крови они поступают в печень, к клеткам организма и используются по назначению. Липиды подразделяются на четыре основные группы: нейтральные жиры (триглицериды), фосфорилированные липиды (фосфолипиды), холестерин и его эфиры, неэстерифицированные жирные кислоты. Транспортная форма липидов – это липопротеиды, они подразделяются на:
   1) липопротеиды высокой плотности (α-ЛП, или ЛПВП), состоят из триглицеридов (3–5 %), холестерина (20–37 %), фосфолипидов (24–40 %), белка (5—12 %);
   2) липопротеиды низкой плотности (β-ЛП, или ЛПНП), состоят из триглицеридов (24–34 %), холестерина (35–45 %), фосфолипидов (11–17 %), белка (14–18 %);
   3) липопротеиды очень низкой плотности (пре-β-ЛП или ЛПОНП), состоят из триглицеридов (50–70 %), холестерина (15–17 %), фосфолипидов (13–20 %), белка (5—12 %);
   4) хиломикроны (ХМ), состоят из триглицеридов (80–95 %), холестерина (0,5–3 %), фосфолипидов (3–9 %), белка (1–2 %).
   Липопротеиды высокой плотности (ЛПВП). В норме содержание ЛПВП у новорожденных детей составляет 0,7–1,8 г/л, у детей до 1 года – 0,8–2,8 г/л, у взрослых – 1,5–3,3 г/л. ЛПВП обеспечивают транспорт холестерина из тканей в печень, выполняя антиатерогенное действие. Помимо холестерина, ЛПВП переносят жирные кислоты, фосфолипиды и триглицериды. Снижение содержания ЛПВП наблюдается при тяжелых заболеваниях печени, желчевыводящих путей, при механической желтухе, на фоне парентерального питания.
   Липопротеиды низкой плотности (ЛПНП). В норме содержание ЛПНП составляет 3,2–5,4 г/л, они ответственны за перенос холестерина из плазмы крови в ткани. Понижение содержания ЛПНП наблюдается при муковисцидозе, голодании. Повышение содержания ЛПНП встречается при сахарном диабете, гипотиреозе, наследственного фактора риска развития атеросклероза, связанного с повышением холестерина в крови.
   Липопротеиды очень низкой плотности (ЛПОНП). Нормальное содержание ЛПОНП составляет 0,8–1,5 г/л. ЛПОНП обеспечивают транспорт эндогенных триглицеридов.
   Апопротеины. Апопротеины – это белки, участвующие в формировании липопротеидов. Они подразделяются на АПО-А1 и АПО-В. АПО-А1 – это белок, участвующий в формировании ЛПВП, в норме его количество составляет 1,15—1,70 г/л. АПО-В – это белки, участвующие в формировании ЛПНП и ЛПОНП, их нормальная концентрация в плазме крови 0,8–1,1 г/л. Существует показатель АПО-А1/АПО-В, это соотношение характеризует риск развития коронарного атеросклероза и в норме составляет для мужчин 1,4, для женщин – 1,6.
Креатинин
   Креатинин представляет собой конечный продукт обмена креатина. Креатин синтезируется в организме (преимущественно в почках и печени) из трех аминокислот – аргинина, глицина и метионина. При реакции фосфорилирования креатин превращается в креатинфосфат, который является важнейшим источником энергии для мышечного сокращения. В процессе использования энергии органического фосфата образуется креатинин. Креатинин является более точным показателем, в отличие от мочевины, так как не зависит от характера питания, а зависит главным образом от мышечной массы человека. Он полностью выделяется из организма почками, причем преимущественно путем клубочковой фильтрации, не подвергаясь реабсорбции в почечных канальцах. Это важное свойство креатинина используется для исследования уровня клубочковой фильтрации по клиренсу креатинина в сыворотке крови и моче.
   В сыворотке крови концентрации креатинина определяют фотометрическим способом по цветной реакции с пикриновой кислотой, которая в щелочной среде, реагируя с креатинином, образует окрашенные соединения.
   Нормальные показатели креатинина:
   1) новорожденные дети – 27–88 мкмоль/л;
   2) дети до 14 лет – 44–88 мкмоль/л;
   3) взрослые мужчины – 44—100 мкмоль/л;
   4) взрослые женщины – 44–88 мкмоль/л.
   Повышение уровня креатинина крови свидетельствует в большинстве случаев о развитии почечной недостаточности. Для уточнения функционального состояния почек, клубочковой фильтрации используется такой показатель, как клиренс креатинина. Величина клиренса – это объем плазмы крови, который почками очищается от креатинина за 1 мин. В норме величина клиренса креатинина для мужчин составляет 0,93– 1,32 мл/(см2), для женщин – 0,85—1,23 мл/(см2). Снижение клиренса креатинина бывает стойким и преходящим. Стойкое снижение наблюдается при хронической (либо острой) почечной недостаточности, во всех остальных случаях говорят о небольшом (преходящем) снижении клиренса, часто не выходящем за рамки лабораторных норм: при снижении почечного кровотока на фоне пиелонефрита, нефротического синдрома, при нарушении свободного пассажа мочи, при сердечной недостаточности, при почечной недостаточности. Клиренс креатинина увеличивается при повышении сердечного выброса.
Индикан
   Нормальное содержание индикана в крови – 0,2–3,1 мкмоль/л. Повышенное содержание индикана наблюдается при активизации его образования в кишечнике за счет процессов гниения (наблюдается при кишечной непроходимости, ущемленных грыжах, при нарушении выделительной функции почек). Заболевания кишечника вызывают повышение индикана не выше 4,7, а при заболеваниях почек он может быть и выше 4,7.
Молочная кислота (лактат)
   Молочная кислота является конечным продуктом бескислородного способа окисления глюкозы в организме (гликолиза). Уровень лактата можно использовать для определения степени гипоксии отдельных органов.
   При заборе крови для определения молочной кислоты следует стараться не использовать жгутов, так как пережатие сосудов может вызвать повышение концентрации лактата в крови.
   В норме уровень лактата в венозной крови составляет 0,9–1,7 ммоль/л, в артериальной – до 1,25 ммоль/л.
   Увеличение содержания молочной кислоты в крови встречается при многих патологических состояниях, характеризующихся местной или распространенной гипоксией. В этом случае обменные реакции перестраиваются с кислородного на бескислородный пути утилизации глюкозы, и основным путем превращения глюкозы становится гликолитический путь, что ведет к накоплению лактата. Важно соотношение лактат: пируват, в норме не превышающее 10: 1.
   Увеличение этого соотношения наблюдается в результате:
   1) острой и хронической застойной недостаточности кровообращения;
   2) нарушения периферического кровообращения (при артериальном тромбозе, эмболии, облитерирующем атеросклерозе сосудов нижних конечностей, тромбофлебите, флеботромбозе и др.);
   3) острого кровотечения;
   4) заболеваний сердца, сопровождающихся цианозом;
   5) уремии, пиелонефрите, циррозе печени, тяжелых анемиях и других заболеваниях.
Миоглобин
   У мужчин уровень миоглобина в норме составляет 22–66 мкг/л, у женщин – 21–49 мкг/л.
   Миоглобин – это белок, который переносит кислород в миокарде и скелетных мышцах. При повреждении мышечных волокон легко выходит в кровь и затем выводится с мочой. После инфаркта уровень миоглобина повышается через 2–3 ч и остается таким еще 2–3 суток. Степень повышения содержания миоглобина находится в зависимости от площади поврежденной сердечной мышцы. На 2–3 сутки концентрация миоглобина стабилизируется. Повторные увеличения содержания белка говорят о расширении площади некроза или о формировании новых очагов мертвого миокарда.
   Определение концентрации миоглобина в сыворотке крови необходимо для своевременной диагностики острого инфаркта миокарда, для чего лучше исследовать миоглобин в первые сутки после болевого приступа.
   Повышение уровня миоглобина отмечается у больных с синдромом длительного сдавления тканей, травмах мышц, что часто осложняется острой почечной недостаточностью из-за отложения миоглобина в клубочках почек. Также содержание миоглобина повышено при ожогах, тяжелом электрошоке, повреждении скелетных мышц и т. д.
Ревматоидный фактор
   Ревматоидный фактор представляет собой многоростковый белок, относящийся к иммуноглобулинам типа IgM и возникающий вследствие сильной иммунологической активности клеток, которые расположены в глубоких слоях плотной оболочки, выстилающей внутреннюю поверхность связок. Наиболее характерно появление ревматоидного фактора при заболевании ревматоидным артритом, а также при некоторых других заболеваниях.
Трансферрин
   Это белок, отвечающий за транспорт железа в организме. Нормальные показатели для мужчин составляют 2,3 × 4,0 г/л, для женщин – 3,0–3,8 г/л. Повышение концентрации трансферрина отмечается на фоне хронической железодефицитной анемии, при приеме эстрогенов, пероральных контрацептивов. Снижение содержания встречается при потерях белка на фоне воспалительных заболеваний, при злокачественных новообразованиях, при заболеваниях печени, почек.
Церулоплазмин
   Это медьсодержащий белок из группы гликопротеидов. Главная функция – перенос меди. Участвует в процессах освобождения железа, угнетает высвобождение железа из депо, является антагонистом трансферрина и связывания его с трансферрином, обладает антиоксидантным, антитоксическим действием. Нормальное содержание церулоплазмина в сыворотке крови – 0,2–0,6 г/л (1,3–1,33 ммоль/л). Повышение содержания церулоплазмина в сыворотке крови наблюдается при острых и хронических воспалительных процессах, на фоне злокачественных новообразований, при заболеваниях печени. Снижение уровня церулоплазмина в сыворотке крови встречается при гепатоцеребральной дегенерации (болезни Вильсона – Коновалова), нефротическом синдроме, перитоните, анемии.
Мочевина
   Большая часть остаточного азота (около 50 %) приходится на азот мочевины.
   В процессе реакций дезаминирования аминокислот, пуриновых и пиримидиновых оснований, биогенных аминов и других азотсодержащих соединений образуется высокотоксичное соединение – аммиак, основным путем обезвреживания которого является синтез мочевины. Реакции синтеза мочевины осуществляются в печени и представляют собой циклический процесс (так называемый орнитиновый цикл), в котором участвуют 1 молекула аммиака и 1 молекула аспарагиновой кислоты и образуется по 1 молекуле мочевины, фумарата и орнитина. Выводится мочевина из организма почками.
   Выделяют и другие, но менее существенные способы нейтрализации аммиака: это образование аммонийных солей в почечной ткани, амидов аспарагиновой и глутаминовой кислот и т. д.
   Нормальные показатели мочевины:
   1) новорожденные дети – 1,4–4,3 ммоль/л;
   2) дети до 14 лет – 1,8–6,4 ммоль/л;
   3) взрослые до 60 лет – 3,5–8,3 ммоль/л;
   4) взрослые старше 60 лет – 2,9–7,5 ммоль/л.
   У здорового человека уровень мочевины крови может колебаться в зависимости от характера питания: при преобладании в рационе продуктов белкового происхождения (мяса, рыбы, творога, сыра) уровень мочевины будет повышаться, при употреблении продуктов растительного происхождения уровень мочевины будет снижаться. Повышение уровня мочевины крови (определение уровня креатинина) также может быть продукционным и ретенционным. Продукционная уремия возникает в результате гнойно-деструктивных процессов, лихорадки, злокачественных процессов, оперативных вмешательств, гемолитической желтухи. Основной причиной ретенционной уремии является патология почек. Снижение мочевины крови наблюдается при тяжелых заболеваниях печени, в результате которых нарушается синтез мочевины.
Мочевая кислота
   Мочевая кислота представляет собой конечный продукт метаболизма пуриновых азотистых оснований, входящих в состав нуклеотидов (РНК и ДНК) и нуклеопротеидов. Практически вся мочевая кислота синтезируется в печени и полностью выводится с мочой.
   Нормальное содержание мочевой кислоты в плазме крови у мужчин составляет 0,20—0,50 ммоль/л, у женщин – 0,15—0,40 ммоль/л. Уровень мочевой кислоты в крови здоровых людей может колебаться в зависимости от характера питания. При употреблении пищи, богатой пуринами, он повышается, если же в рационе преобладают углеводы и жиры, то уровень мочевой кислоты может снизиться. Повышение уровня мочевой кислоты является критерием развития подагры. Также гиперурикемия наблюдается у лиц с заболеваниями крови (при лейкозах, лимфомах, метастазах опухолей в костный мозг, после лучевой терапии), при эндокринной патологии (гипопаратиреозе, ожирении, декомпенсированном сахарном диабете), при заболеваниях печени, желчевыводящих путей, почек (хронической почечной недостаточности, остром и хроническом гломерулонефрите). Снижение содержания мочевой кислоты (гипоурикемия) наблюдается при лечении аллопуринолом, при болезни Вильсона – Коновалова.
С-реактивный белок
   Нормальная концентрация С-реактивного белка в сыворотке крови ниже 5 мг/л.
   С-реактивный белок относится к белкам острой фазы, поэтому его исследуют при воспалительных и некротических процессах в организме.
   С-реактивный белок активирует подвижность лейкоцитов в крови. Воздействуя на Т-лимфоциты, потенцирует их функции (реакции преципитации, агглютинации, процесс фагоцитоза). При любых заболеваниях либо после хирургического вмешательства, а также при присоединении бактериальной инфекции концентрация С-реактивного белка увеличивается.
   Уровень С-реактивного белка при вирусной и спирохетной инфекции повышается несущественно. На уровень С-реактивного белка не оказывают особого влияния изменения гормонального статуса, в том числе и во время беременности.
   С-реактивный белок вырабатывается в печени. Количественное определение этого острофазового белка имеет большое значение, так как увеличение концентрации С-реактивного белка – это один из ранних признаков инфицирования. Концентрация С-реактивного белка говорит об интенсивности воспаления в организме (С-реактивный белок может увеличиваться в 20 раз и больше).
   Содержание С-реактивного белка повышается в сыворотке крови при ревматизме, инфаркте миокарда, острых бактериальных, вирусных, грибковых инфекциях, ревматоидном артрите, перитоните, туберкулезе, после тяжелых операций. Выработка С-реактивного белка усиливается при наличии в организме опухолей: рака легкого, желудка, яичников, предстательной железы, миеломе и т. д.
Остаточный азот
   Показателем, характеризующим содержание азотистых веществ небелкового происхождения, является остаточный азот. Его определяют в плазме крови после осаждения белков. Нормальные показатели остаточного азота – 14,3—28,6 ммоль/л. Остаточный азот включает азот мочевины (50 %), азот аминокислот (25 %), азот креатинина (7,5 %), азот мочевой кислоты (4 %), азот аммиака и индикана (0,5 %), азот нуклеотидов и других азотистых оснований (5 %). Повышение концентрации остаточного азота (гиперазотемия) может возникать за счет усиленного распада белков (продукционная гиперазотемия) или в результате нарушения выведения азотистых шлаков из организма почками (ретенционная азотемия). Продукционная гиперазотемия встречается при распаде белков в результате массивных гнойно-воспалительных и деструктивных процессов, при злокачественных новообразованиях, лихорадке, ожогах, массивных кровотечениях. Ретенционная гиперазотемия наблюдается при заболеваниях почек, в результате которых нарушается их выделительная функция. Уменьшение содержания остаточного азота (гипоазотемия) наблюдается при тяжелой печеночной недостаточности, при голодании, беременности.
Пировиноградная кислота (пируват)
   Пировиноградная кислота является важным промежуточным продуктом метаболизма клеток. Утилизация пирувата в результате окислительных реакций, образующегося в процессе гликолиза, осуществляется в цикле трикарбоновых кислот (цикле Кребса) с освобождением большого количества энергии. В условиях дефицита кислорода пируват обеспечивает образование лактата. Пируват участвует в реакциях превращения аминокислот, липидов, биологически активных веществ (например, ацетилхолина), обеспечивает многочисленные пути метаболизма белков, жиров и углеводов.
   Концентрацию пировиноградной кислоты определяют колориметрическим методом. В крови здорового человека содержание пирувата составляет 34—103 ммоль/л.
   Содержание пировиноградной кислоты в крови повышается при:
   1) активации процессов гликолиза (анаэробном расщеплении глюкозы);
   2) нарушении использования пирувата в цикле трикарбоновых кислот (например, за счет снижения интенсивности окислительного фосфорилирования в условиях дефицита кислорода);
   3) нарушении окислительного декарбоксилирования пирувата до ацетил-КоА в результате нехватки витамина B1 (тиамина), входящего в состав активного цикла дегидрогеназ, катализирующих эту реакцию;
   4) повышенное содержание данной кислоты в крови наблюдается при болезнях печени, когда печень теряет способность превращать большую часть кислоты в гликоген (основной углевод человека), а также при анемиях и сердечно-легочной недостаточности.
   Все описанные изменения возникают в результате следующих патологических состояний:
   1) при тяжелой сердечной недостаточности (НК II–III стадии);
   2) при инсулинозависимом сахарном диабете, особенно осложненном диабетическим кетоацидозом;
   3) при тяжелых заболеваниях печени с нарушением ее функции;
   4) при уремии;
   5) при гиповитаминозе B1 (бери-бери).
Порфирины
   Порфирины – это широко распространенный в природе пигмент, в основе своей молекулы лежит порфин, структура которого представлена четырьмя кольцами пиррола (соединение, представляющее собой бесцветную жидкость, быстро темнеющую на воздухе). Порфирины входят в состав сложных белков (гемоглобин, миоглобин, цитохром, каталаза) и являются промежуточными продуктами их синтеза. Содержание в крови порфиринов увеличивается при нарушении их утилизации (в результате порфирий), при свинцовой интоксикации. Наиболее часто определяют δ-аминолевулиновую кислоту и порфобилиноген.
Альфа1-антитрипсин в сыворотке
   У мужчин норма составляет 2,1–3,5 кЕД/л, у женщин – 2,4–3,8 кЕД/л.
   α1-антитрипсин – это гликопротеин, который вырабатывается в печени. Он тормозит активность трипсина, химотрипсина, эаластазы, катепсинов, каллекреинов.
   Уровень этого гликопротеина увеличивается при инфекционных заболеваниях, острых гепатитах, циррозе печени, в послеоперационном периоде, при некротических процессах, раковых опухолях шейки матки, лимфогранулематозе.
   Концентрация α1-антитрипсина снижена при стертых формах врожденного антитрипсинового дефицита. У таких детей часто имеются поражения печени: холестаз, цирроз (1–2 %). Недостаточность этого белка иногда сочетается с муковисцедозом и ювенильной эмфиземой легких, что является редкой причиной.
   Также уровень α1-антитрипсина снижен при нефротическом синдроме, острой стадии ожогов, респираторном дистресс-синдроме, остром панкреатите, коагулопатиях.
   Причин снижения уровня α1-антитрипсина две: поражения печени и врожденный дефект синтеза.
   Снижение уровня α1-антитрипсина является важным прогностическим фактором хронизации бронхита (в том числе образования бронхоэктазов), хронизации панкреатита (в том числе образования кист поджелудочной железы и панкреонекроза).
Антитромбин III
   Норма содержания антитромбина III – 80—120 %.
   Антитромбин III является гликопротеином и естественным антикоагулянтом (ингибитор свертывания крови). Он тормозит активность тромбина и факторов свертывания крови (Xa, XIIa, IXa).
   Недостаточность антитромбина III бывает первичной (врожденной) и вторичной на фоне какого-либо заболевания.
   Уменьшение концентрации антитромбина III является фактором образования тромбов и наблюдается при атеросклерозе, в послеоперационном периоде, при ДВС-синдроме, заболеваниях печени (циррозы, гепатиты), приеме пероральных контрацептивов и эстрогенов, шоке, использовании гепарина.
   Высокое содержание антитромбина III – фактор развития геморрагических осложнений, отмечается при недостаточности витамина K, вирусном гепатите, тяжелом панкреатите, холестазе, раке поджелудочной железы, при введении антикоагулянтов непрямого действия.
Протромбин
   Это фактор II свертывания крови.
   Норма активности протромбина – 0,5–1,5 кЕД/л (60– 150 %). Фактор II – это гликопротеид. При расщеплении протромбина под воздействием ионов кальция, фосфолипидов, V и Xa факторов образуется тромбин. Выработка протромбина осуществляется в печени с участием витамина K, поэтому при дефиците витамина K уровень протромбина снижен, что отмечается при тяжелых нарушениях печеночной паренхимы, желудочно-кишечного тракта. Наблюдаются и наследственные дефекты протромбина. При уровне II фактора ниже 40 % нарушается время свертывания крови. Для проведения оперативных вмешательств минимальное содержание протромбина должно быть не менее 20–40 %, так как при более низкой активности риск кровотечения в послеоперационном периоде возрастает в несколько раз. Для остановки кровотечения минимальное содержание протромбина составляет 10–15 %, при более низкой активности кровотечение без использования протромбина не остановить.
   Высокая активность протромбина повышает риск развития тромбозов.
   Довольно долго (а в амбулаторной практике для этой цели используется и в настоящее время) уровень протромбина считался прогностическим фактором не просто тромбозов, а инфаркта миокарда и ишемического инсульта.
Серотонин
   Нормальный уровень серотонина у взрослых составляет 0,22—2,05 мкмоль/л или 40–80 мкг/л.
   Серотонин содержится в тромбоцитах, лейкоцитах и др. В организме он образуется в специальных клетках желудочно-кишечного тракта, печени, затем оттуда большая часть поступает в кровь. Серотонин действует на органы эндокринной системы разными путями:
   1) как медиатор обладает центральным действием, вызывающим выработку факторов гипоталамуса;
   2) воздействует непосредственно на функцию щитовидной железы как биологически активное вещество.
   Серотонин способствует агрегации тромбоцитов. Стимулирует гладкие мышцы бронхов, сосудов, кишечника, вызывая сужение бронхиол, сосудов, усиленную моторику кишечника.
   Содержание серотонина повышено при медуллярном раке щитовидной железы, острой кишечной непроходимости, демпинг-синдроме, остром инфаркте миокарда, муковисцедозе, метастазах карциномы брюшной полости.
   Уровень может быть снижен при нелеченной фенилкетонурии, синдроме Дауна.
Сиаловые кислоты
   Белки группы гликопротеидов. В норме содержание сиаловых кислот составляет 2,0–2,33 ммоль/л. Повышение показателя выше нормы наблюдается при разнообразных воспалительных процессах, при инфаркте миокарда, на фоне онкологического процесса. Снижение концентрации отмечается при болезни Вильсона – Коновалова, при дегенеративных процессах в центральной нервной системе.
Тимоловая проба
   Используется для оценки коллоидной устойчивости белков и наиболее информативна при заболеваниях печени. Нормальные показатели тимоловой пробы 0–4 единицы. Повышение отмечается на фоне поражения печени, наиболее высокие цифры характерны для разгара вирусного гепатита. Значение тимоловой пробы не повышается при гемолитической и механической желтухах, что можно использовать при дифференциальной диагностике.
Триглицериды
   Триглицериды – это эфиры глицерина и жирных кислот. В норме концентрация триглицеридов в крови 0,5–1,5 г/л. Повышение содержания триглицеридов наблюдается при гиперлипопротеинемиях I, II, III, IV, V типов, при сахарном диабете, подагре, гипотиреозе, заболеваниях печени и желчевыводящих путей, при остром и хроническом панкреатите, гликогенозах I, III, VI типов. Снижение уровня триглицеридов наблюдается при тиреотоксикозе, гиперпаратиреозе, хронических заболеваниях легких, гиполипопротеинемиях, циррозах печени.

   Классификация гиперлипопротеинемий по Fredrikson D. (1965 г.) Тип I. При этом типе повышено содержание хиломикронов (натощак) и триглицеридов, уровень ЛПОНП в пределах нормы или слегка повышен. Тип I проявляется ксантоматозными высыпаниями, липоидной дугой роговицы, гепатоспленомегалией, может сопровождаться абдоминальным болевым синдромом. Встречается тип I при:
   1) первичной семейной гиперхиломикронемии, в результате наследственного дефицита липопротеидлипазы, необходимой для расщепления хиломикронов;
   2) сахарном диабете;
   3) остром и хроническом панкреатитах;
   4) при заболеваниях, приводящих к повышенной продукции кортикостероидов (опухолях надпочечников, гипофиза, гормонопродуцирующей опухоли легкого, адреногенитальном синдроме и др.).
   Тип II. Характеризуется повышенным содержанием холестерина и ЛПНП. Различают два варианта этого типа. Тип lla определяется при значительном повышении ЛПНП и ХС в сочетании с нормальным содержанием ЛПОНП и триглицеридов. Он встречается при:
   1) первичной семейной гиперхолестеринемии;
   2) нефротическом синдроме;
   3) заболеваниях, сопровождающихся гиперкортицизмом.
   Тип IIб характеризуется повышенным содержанием ЛПНП и ХС в сочетании с умеренным увеличением концентрации ЛПОНП и триглицеридов. Этот тип встречается при:
   1) комбинированной гиперлипинемии;
   2) сахарном диабете;
   3) гипотиреозе.
   Для II типа гиперлипопротеинемии характерны раннее развитие атеросклеротического поражения артерий различной локализации и, как следствие, развитие ишемической болезни сердца, острого инфаркта миокарда, инсульта. Тип II, особенно тип IIa, ассоциируется с повышенным риском внезапной (коронарной) смерти.
   Тип III. Сопровождается высоким содержанием в сыворотке крови триглицеридов, холестерина и появлением аномальных ЛПОНП и ЛПНП (они отличаются значительным содержанием триглицеридов, холестерина и одновременно высокой электрофоретической подвижностью). Тип III характеризуется ранним развитием атеросклероза различной локализации и ксантоматозом. Этот тип встречается при:
   1) сахарном диабете;
   2) гипотиреозе;
   3) первичной β-липопротеинемии;
   4) дисгаммаглобулинемии различного происхождения.
   Тип IV. При типе IV отмечается высокий уровень ЛПОНП и триглицеридов на фоне нормального содержания ЛПНП. Содержание холестерина в этом случае нормально или слегка повышено. Тип IV сопровождается развитием атеросклеротического поражения сосудов, ишемической болезни сердца. Этот тип встречается при:
   1) сахарном диабете;
   2) гипотиреозе;
   3) нефротическом синдроме и уремии;
   4) первичной семейной гипертриглицеринемии;
   5) заболеваниях, сопровождающихся гиперкортицизмом;
   6) гипопитуитаризме;
   7) алкоголизме;
   8) лечении эстрогенами.
   Тип V. При этом типе отмечается повышение содержания хиломикронов, триглицеридов, холестерина и ЛПОНП. Тип V проявляется развитием гепатоспленомегалии, панкреатита, ксантоматоза, приступами абдоминальных болей. Наиболее часто этот тип гиперлипопротеинемии встречается при:
   1) сахарном диабете;
   2) гипотиреозе;
   3) нефротическом синдроме и уремии;
   4) первичной семейной гиперлипинемии (ХМ и ЛПОНП);
   5) заболеваниях, сопровождающихся гиперкортицизмом;
   6) алкоголизме;
   7) лечении эстрогенами.
Фолиевая кислота
   Нормальный уровень фолиевой кислоты у взрослых в сыворотке крови составляет 7—45 нмоль/л (13–20 нг/мл). Фолиевая кислота является витамином группы В. В организм она поступает с пищевыми продуктами и вырабатывается микрофлорой кишечника. В сутки потребление фолиевой кислоты составляет 500–700 мгк фолатов. В организме человека она превращается в тетрагирофолиевую кислоту, которая, как кофермент, принимает участие во многих процессах метаболизма.
   Фолаты содержатся в моркови, капусте, дрожжах, грибах, салате, луке, печени, сыре, яичном желтке.
   Суточная потребность – 0,2 мг. Она повышается в период беременности, при тяжелой физической нагрузке. При недостаточном поступлении фолиевой кислоты развивается мегалобластная анемия. Дефицит фолиевой кислоты может развиваться при синдроме мальабсорбции, цинге, недостаточности витамина B12, алкоголизме, заболеваниях печени, болезни Крона, сепсисе, злокачественных новообразованиях, острых заболеваниях кожи, беременности и т. д.
Фосфолипиды
   Фосфолипиды – фосфорилированные производные липидов, состоящие из фосфорной кислоты, жирных кислот, многоатомных спиртов, азотистых оснований. В клинической практике определяются общие фосфолипиды, которые состоят из:
   1) фосфотидилхолина (лецитина) – 60–70 %;
   2) сфингомиелина – 15–20 %;
   3) лизолецитина – 7–9 %;
   4) кефалинов (фосфатидилсерина и фосфатидилэтаноламина) – 5–8 %.
   В норме содержание общих фосфолипидов в крови составляет 2,0–3,5 ммоль/л. Повышение уровня общих фосфолипидов отмечается при патологии печени и желчевыводящих путей (гепатитах, циррозах, механической желтухе), гиперлипопротеинемиях II типа, при сахарном диабете, нефротическом синдроме, хроническом панкреатите. Снижение уровня общих фосфолипидов наблюдается при тиреотоксикозе, анемии, кахексии, заболеваниях печени (жировом гепатозе, портальном циррозе).
Холестерин
   Холестерин – соединение, необходимое для построения клеточных мембран, стероидных гормонов, участвует в образовании витамина D, желчных кислот. Большая часть холестерина синтезируется в печени, остальное его количество поступает в организм с пищей. В норме количество общего холестерина не должно превышать 5,0–5,2 ммоль/л. Концентрация холестерина 5,2–5,6 ммоль/л расценивается как легкая гиперхолестеринемия, 6,5–8,0 – умеренная гиперхолестеринемия, требующая соблюдения диеты, выше 8,0 ммоль/л – значительная гиперхолестеринемия, в этом случае уже требуется медикаментозное лечение. В настоящее время существуют отдельные «целевые» уровни для различных категорий пациентов; так, у больных, перенесших инфаркт или инсульт и имеющих факторы риска, уровень холестерина рекомендуют снижать до 2,5 даже при исходно «нормальном» уровне холестерина. Повышение уровня холестерина отмечается при гиперлипопротеинемиях II и III типов, при сахарном диабете, при атеросклеротическом поражении сосудов, при нефротическом синдроме на фоне заболеваний почек, при механической желтухе. Понижение содержания холестерина отмечается при тиреотоксикозе, кахексии, панкреатите, злокачественных новообразованиях печени. Прогнозировать развитие атеросклероза можно, рассчитав индекс атерогенности (КА) по формуле:

   КА = ХСобщ. – ХСЛПВП / ХСЛПВП,

   где ХСобщ – общий холестерин;
   ХСЛПВП – холестерин в составе липопротеидов высокой плотности.
   В норме в возрасте 20–30 лет индекс атерогенности составляет 2,5, у здоровых людей 40–60 лет – 3,0–3,5. При индексе атерогенности более 4,0 риск развития атеросклероза высок.
Альдолаза
   Альдолаза (фруктозодифосфат-альдолаза) – фермент, катализирующий реакции гликолитического расщепления глюкозы. Фермент определяется во всех органах и тканях, однако наибольшая его концентрация отмечается в сердце, ткани мозга, печени, мышечной ткани. В крови здорового взрослого человека активность альдолазы составляет 0,09—0,57 ммоль/(ч × л) или 1,47—9,50 МЕ/л.
   Повышение содержания альдолазы в крови отмечается при поражении печени (гепатит, рак печени, метастатическое поражение печени, цирроз печени), поджелудочной железы (острый панкреатит, панкреонекроз); остром инфаркте миокарда; деструктивных процессах в легких, кишечнике; при заболеваниях, протекающих с повреждением мышечной ткани (дерматомиозит, мышечная дистрофия); при злокачественных новообразованиях; при некоторых заболеваниях крови (гемолитическая анемия, мегалобластная анемия, лейкоз и др.).
Альфа-амилаза
   Альфа-амилаза – фермент, обеспечивающий гидролиз (расщепление) полисахаридов (гликоген, крахмал и др.) до декстранов и мальтозы. Образуется в слюнных железах и поджелудочной железе, определяется в незначительных количествах в почках, печени, фаллопиевых трубах, жировой ткани. Альфа-амилаза выделяется в просвет ротовой полости и двенадцатиперстной кишки, где и происходит процесс расщепления полисахаридов.
   Нормальная концентрация α-амилазы в сыворотке крови – 12–32 мг/ч × мл (3,3–9,9 мг/с × л). Уровень фермента увеличивается в основном при заболеваниях поджелудочной железы. При воспалении – панкреатите – возникает препятствие оттоку панкреатического сока, это приводит к возникновению внутрипротоковой гипертензии и поступлению избыточного количества ферментов поджелудочной железы в кровь. Следует отметить, что максимальный подъем уровня α-амилазы происходит в первые трое суток от начала заболевания. Повышение уровня α-амилазы непанкреатического происхождения возможно при развитии эпидемического паротита (поражение слюнных желез), гиперамилаземия встречается при приеме некоторых лекарственных препаратов (салицилаты, кортикостероиды, фуросемид, тетрациклин). При склеротических и атрофических процессах в ткани железы, наоборот, активность α-амилазы в сыворотке крови падает ниже нормы.
Аминотрансферазы (трансаминазы)
   Аминотрансферазы – это ферменты, участвующие в обмене аминокислот. Наибольшее распространение в клинической практике получило определение аланинаминотрансферазы (АЛаТ) и аспарататаминотрансферазы (АСаТ). АЛаТ обеспечивает обратимый перенос аминогрупп с 1-аланина на α-кетоглутарат. АСаТ обеспечивает обратимый перенос аминогрупп с 1-аспарагиновой кислоты на α-кетоглутарат. Эти ферменты распространены во многих органах и тканях: почках, печени, миокарде, поперечно-полосатой мускулатуре. Наибольшее количество АЛаТ содержится в печени, поэтому увеличение этого фермента характерно для заболеваний печени, АСаТ в наибольшем количестве встречается в миокарде и поперечно-полосатой мускулатуре, соответственно повышение концентрации этой трансаминазы характерно для поражения именно этих органов и тканей.
   В норме содержание АЛаТ в сыворотке крови составляет 0,1–0,68 мкмоль/(мл × ч) или 28—190 нмоль/(с × л), в других единицах – 7—53 МЕ/л или 0,12—0,88 МККат/л.
   В норме содержание АСаТ в сыворотке крови составляет 0,1–0,45 мкмоль/(мл × ч) или 28—125 нмоль/(с × л), в других единицах – 11–43 МЕ/л или 0,18—0,78 МККат/л.
   Увеличение содержания АЛаТ отмечается при поражении клеток печени вирусами, алкоголем, токсичными лекарственными препаратами, при препятствиях оттоку желчи (конкременты, стриктуры, сдавление извне опухолью головки поджелудочной железы). Увеличение содержания АЛаТ отмечается еще до появления развернутой клинической картины заболевания печени и является ранним диагностическим признаком развития заболевания.
   Увеличение содержания АСаТ также возникает при поражении печени, уровень АСаТ повышается при инфаркте миокарда в первые 3–5 дней; если через 5 дней после инфаркта миокарда уровень АСаТ не вернется к норме, то это является плохим прогностическим знаком. При стенокардии уровень АСаТ не повышается. Определение АСаТ при инфаркте сейчас считается малоинформативным; большее внимание уделяется определению тропонина. Тропонины представляют собой соединения белковой природы, обеспечивающие сократительную функцию клеток поперечно-полосатой мускулатуры (миокарда, скелетных мышц). Концентрация фермента также повышается при мышечной дистрофии. В клинической практике используется соотношение АСаТ к АЛаТ – это коэффициент де Ритиса. В норме этот коэффициент должен составлять 1,3. При поражении печени значение коэффициента снижается, при патологии миокарда повышается.
Антистрептолизин-0
   Концентрация антистрептолизина-0 в норме – менее 200 МЕ/мл.
   Антистрептолизин-0 – это антитела против гемолизина-0, вырабатываемого стрептококком. Антистрептолизин – это маркер острой инфекции стрептококка, поэтому его уровень повышен в острую стадию стрептококковой инфекции (7– 14 дней) и затем уменьшается в период выздоровления.
   Во врачебной практике исследование антистрептолизина-0 используют у больных с ревматизмом. Наибольший уровень антистрептолизина-0 наблюдается на 6–7 неделе заболевания, а к 4–8 месяцу при благоприятном течении концентрация нормализуется.
   Содержание антистрептолизина-0 увеличивается у больных гломерулонефритом, ревматоидным артритом – незначительно, именно незначительность повышения АСЛО позволяет провести дифференциальный диагноз между ревматоидным артритом (РА) и ревматизмом, стрептококковой пиодермией, ревматизмом, ангиной, скарлатиной и другими стрептококковыми инфекциями.
Гамма-глутамилтрансфераза (γ-ГТФ, гамма-глутамилтранспептидаза, ГГТП)
   Гамма-ГТФ – фермент, катализирующий реакцию переноса γ-глутамилового остатка тисмрглутамиловой кислоты на аминокислоты. Фермент используется для диагностики заболеваний печени и желчных путей. В норме концентрация γ-ГТФ у мужчин составляет 260—1767 нмоль/(с × л), у женщин – 67—1100 нмоль/(с × л). Активность γ-ГТФ изменяется раньше всех остальных ферментов при развитии патологии печени. Наиболее высокие значения фермент принимает при развитии синдрома холестаза, когда нарушается нормальный пассаж желчи по желчным протокам в результате препятствий, вызванных конкрементом, воспалением, стриктурой, опухолью. Также γ-ГТФ чувствительна к алкогольному поражению печени, этот показатель часто используется, когда необходимо дифференцировать алкогольное поражение печени и вирусное.
Глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа (Г-6-ФДГ)
   Г-6-ФДГ катализирует процессы окисления глюкозы. Преимущественно этот фермент находится в эритроцитах, в небольшом количестве он встречается в печени, поджелудочной железе, почках, легких. Нормальная активность Г-6-ФДГ составляет в сыворотке крови 0–0,003 МККат/л, в эритроцитах – 2,2–2,45 МККат/л. Определение этого фермента используется в основном для диагностики наследственной патологии эритроцитов. В результате дефицита этого фермента эритроциты становятся непрочными и быстро разрушаются в кровеносном русле, что приводит к клинической картине гемолиза.
Креатинфосфокиназа (креатинкиназа)
   Креатинфосфокиназа (КФК) – это фермент, катализирующий реакции фосфорилирования креатина, в результате которых образуется креатинфосфат. КФК имеет три изоформы, состоящие из М– и В-субъединиц. Изоформа ММ встречается в мышечной ткани, наибольшая концентрация изоформы ВВ в ткани мозга, изоформа МВ в наибольшей концентрации содержится в миокарде. Нормальная концентрация креатинфосфокиназы в сыворотке крови составляет до 100 нмоль/(с × л) или до 6 МЕ. В норме соотношение между изоформами КФК следующее:
   ВВ – 0–1 %;
   МВ – 4–6 %;
   ММ – 94–69 %.
   Увеличение МВ изоформы является одним из важнейших и ранних диагностических критериев развития инфаркта миокарда наряду с ЭКГ. Повышение МВ изоформы при инфаркте миокарда происходит в первые 4–8 ч, может достигать 20-кратного увеличения, максимальное значение достигается через 16–36 ч и возвращается к норме через 3–5 суток от момента поражения миокарда. Повышение содержания КФК характерно для дистрофических процессов в скелетной мышечной ткани, отмечается повышение МВ– и ВВ-изоформ.
Лактатдегидрогеназа
   Лактатдегидрогеназа – это фермент, катализирующий реакцию обратимого восстановления пирувата в молочную кислоту. Лактатдегидрогеназа встречается во всех органах и тканях, поэтому для диагностических целей определяют изоформы этого фермента, которые встречаются в определенных органах и тканях. Существует пять основных изоформ лактатдегидрогеназы. В норме общая активность лактатдегидрогеназы 220– 1100 нмоль/(с × л). На долю отдельных изоферментов ЛДГ приходится:
   ЛДГ1 – 30–36 %;
   ЛДГ2 – 40–50 %;
   ЛДГ3 – 14–20 %;
   ЛДГ4 – 0–4 %;
   ЛДГ5 – 0–2 %;
   ЛДГ2/ЛДГ1 – 1,2–1,5.
   Увеличение концентрации ЛДГ1 и ЛДГ2 отмечается при острых заболеваниях миокарда и при анемиях. Содержание ЛДГ2, ЛДГ3 и ЛДГ4 увеличивается при заболеваниях почек, патологии скелетной мускулатуры. Увеличение концентрации ЛДГ3 характерно для заболеваний поджелудочной железы, почек, тромбоэмболии легочной артерии. ЛДГ5 повышается при заболеваниях печени и патологии поперечно-полосатой мускулатуры.
   При инфаркте миокарда повышение ЛДГ1 отмечается в течение первых 2–3 суток, показатель возвращается к норме в течение 2–3 недель, а степень повышения зависит от объема поврежденного при инфаркте миокарда. Также информативным при диагностике инфаркта миокарда является соотношение ЛДГ2/ЛДГ1, в норме оно должно составлять 1,2–1,5, а при инфаркте уменьшается до 0,6–0,8.
Липаза
   Активность липазы в норме составляет 0—190 МЕ/л. Липаза образуется в организме в желудке, поджелудочной железе, кишечнике и других органах. Но наиболее важной является липаза поджелудочного сока, так как она участвует в переваривании жировых молекул. Таким образом, основной источник липазы – это поджелудочная железа, при поражении которой фермент в больших количествах выбрасывается в кровеносное русло.
   В случае острого панкреатита активность липазы повышается через несколько часов (максимум через 12–24 ч) и остается на этом уровне 10–12 дней.
   При паротите, внематочной беременности, отечной форме острого панкреатита, раке легких уровень липазы не увеличен (в отличие от амилазы).
   Активность липазы повышена при раке поджелудочной железы, кисте поджелудочной железы, хроническом панкреатите, инфаркте кишки, желчной колике, перитоните, при повреждении костной ткани – переломах, после операций, раке молочных желез.
Пепсин
   Пепсин – фермент, содержащийся в желудочном соке и обеспечивающий расщепление белков. Секретируемая желудком кислота вызывает денатурацию белков и активирует пепсиноген, превращая его в пепсин, который гидролизует белки и обладает бактерицидным действием. Пепсин, образующийся из пепсиногена любой группы, действует только в кислой среде; оптимальный диапазон pH для его активности – 1,8–3,5. В щелочной среде пепсин необратимо денатурирует. В норме активность пепсина в сыворотке крови составляет 133 ± 9 мкг/мл, в желудочном соке – 0–2 г/л. Активность пепсина в сыворотке крови возрастает при гиперсекреции желудочного сока, увеличении массы стенок желудка, язве двенадцатиперстной кишки, опухоли поджелудочной железы. Уменьшение активности фермента наблюдается при опухолях желудка, гипосекреторных состояниях, атрофическом гастрите, болезни Аддисона.
Пепсиноген I
   Нормальная концентрация пепсиногена I в сыворотке – 28—100 нг/мл (28—100 мкг/л).
   Пепсиноген вырабатывается желудочными клетками. В крови содержится семь фракций данного вещества. Он является предшественником пепсина в организме.
   Уровень пепсиногена повышен в случае гипергастринемии (высокая выработка гастрина): синдром Золлингера – Эллисона, острый гастрит, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, при атрофическом гастрите.
Трипсин
   В норме уровень трипсина составляет 25,0 ± 5,3 мг/л. Трипсин образуется в поджелудочной железе в виде трипсиногена – своего предшественника, активизирующегося в результате воздействия энтерокиназы. По активности трипсина в сыворотке крови оценивают состояние поджелудочной железы (особенно при остром панкреатите).
   Начало острого панкреатита связано с повышенной активностью трипсина, уровень которого увеличивается 10–40 раз. Также содержание трипсина повышено при раке поджелудочной железы, хронической почечной недостаточности, у новорожденных – это тест на муковисцероз; при вирусных инфекциях.
Кислая фосфатаза
   Кислая фосфатаза – фермент, катализирующий реакции обмена ионов фосфорной кислоты. Наибольшая концентрация этого фермента встречается в предстательной железе. В крови здорового взрослого человека концентрация кислой фосфатазы составляет 67—167 нмоль/(с × л). Выделяют три основных изоформы фермента: предстательная, печеночная и тромбоэритроцитарная. Повышение концентрации кислой фосфатазы в крови наблюдается при карциноме предстательной железы, особенно при метастазах в кости малого таза и позвоночник. После катетеризации мочевого пузыря, пальпации и пункции предстательной железы могут быть получены ложноположительные результаты.
Щелочная фосфатаза
   Щелочная фосфатаза – фермент, аналогичный по функциям кислой фосфатазе, но проявляющий свою максимальную активность в щелочной среде. Щелочная фосфатаза встречается во всех органах и тканях с максимальной концентрацией в стенках желчных протоков печени, слизистой оболочке кишечника, почках, плаценте, костях. В крови здорового человека активность фермента составляет 278–830 нмоль/(с × л). Существует пять изоформ этого фермента: почечная, плацентарная, кишечная, костная, печеночная. В детском возрасте повышение активности щелочной фосфатазы связано с ростом костей. Значительное повышение содержания фермента в крови наблюдается при заболеваниях костной ткани, при новообразованиях, метастазах в костную ткань, рахите, особенно при деформирующем остите (болезни Педжета). Повышение активности фермента наблюдается при нарушении оттока желчи, при возникновении внутрипротоковой гипертензии (в результате холедохолитиаза, стриктур холедоха, опухоли головки поджелудочной железы и т. д.), при первичном билиарном циррозе печени. Увеличение концентрации щелочной фосфатазы наблюдается при первичном раке почки, в фазу разгара заболевания при инфекционном мононуклеозе.
Холинэстераза
   Активность холинэстеразы составляет 5300—12 900 МЕ/л. В тканях организма имеется два различных фермента: ацетилхолинэстераза («истинная» холинэстераза) и сывороточная (псевдохолинэстераза). Истинная холинэстераза содержится в скелетных мышцах, нервной ткани, в небольшой степени – в эритроцитах. Псевдохолинэстераза распространена более широко и имеется в поджелудочной железе, печени. Также она является ферментом, расщепляющим ацетилхолин, и участвует в процессе нервно-мышечной передачи нервного импульса. Функция других холинэстераз в организме человека точно не установлена.
   Исследование холинэстеразы имеет важное значение при отравлении фосфорорганическими веществами и инсектицидами и для оценки белково-синтезирующей функции печени.
   При отравлениях ФОС активность холинэстеразы резко снижается. Активность холинэстеразы уменьшена при тяжелых поражениях печени (особенно циррозе), инфаркте миокарда в первые сутки, острой печеночной недостаточности (угнетение белковообразовательной функции печени).
   Активность холинэстеразы может быть высокой при нефротическом синдроме, артериальной гипертензии, столбняке, хорее, сахарном диабете, депрессивных состояниях.
Урокиназа
   Урокиназа – органоспецифический фермент печени, в норме активность в крови этого фермента отсутствует, участвует в растворении тромбов крови. Данный фермент активизирует превращение плазминогена (т. е. белка-предшественника плазмина, который содержится в плазме крови) в растворяющий кровяные сгустки плазмин. При введении урокиназа действует лишь на протяжении непродолжительного времени, что делает ее использование особенно полезным в определенных случаях. Она применяется для лечения эмболии легких, тромбоза глубоких вен, острого инфаркта миокарда и других проявлений тромбоза. Повышение активности урокиназы наблюдается при поражении печени: остром и хроническом гепатите, циррозе печени. При такой патологии активность фермента может достигать 5—13 нмоль/л.
Иммунологические показатели
   Иммуноглобулины A. К IgA относятся два вида белков: секреторный и сывороточный.
   Секреторный IgA обнаруживается в различных секретах организма (слюне, слезной жидкости, молоке и т. д.).
   Антитела IgA вырабатываются лимфоцитами слизистых в ответ на действие какого-либо антигена, таким образом обеспечивая защиту слизистых от микробов, аллергенов, аутоантигенов.
   Нормальные величины IgA в сыворотке крови у взрослых – 0,9–4,5 г/л.
   Уровень IgA повышен при острых и хронических инфекциях, заболеваниях печени, ревматоидном артрите, хроническом лимфолейкозе, системной красной волчанке, миеломной болезни, кандидозе, муковисцерозе, болезнях верхних дыхательных путей.
   Концентрация IgA снижена при заболеваниях, которые приводят к нарушениям иммунной системы: новообразования иммунной системы, кишечные и почечные синдромы, потери белка, терапия иммунодепрессантами и цитостатиками; острые вирусные и хронические бактериальные инфекции.
   IgA в сыворотке содержится преимущественно в выделениях слизистых оболочек – в слюне, слезной жидкости, носовых выделениях, поте, молозиве и в секретах легких, мочеполовых путей и желудочно-кишечного тракта, где регулирует защиту поверхностей, взаимодействующих с внешней средой, от микроорганизмов. В сыворотке крови его содержание сравнительно мало и составляет всего 10–15 % от общего количества всех иммуноглобулинов.
   Так, уровень IgA в слюне – важный прогностический фактор, позволяющий решить вопрос о целесообразности удаления миндалин при хроническом декомпенсированном тонзиллите – если в слюне он еще есть, значит, миндалины еще работают, если же уровень IgA в слюне низкий – миндалины уже не работают и их нужно удалить как очаг хронической инфекции).
   Иммуноглобулины D не взаимодействуют с системой комплемента, не проникают через плацентарный барьер. В настоящее время функция IgD до конца не выяснена.
   Иммуноглобулины E – класс иммуноглобулинов, принимающих участие в аллергических реакциях, оседают на поверхности базофилов, эозинофилов, тучных клеток, вызывая их дегрануляцию.
   Иммуноглобулины G построены из двух тяжелых (H) и двух легких (L) полипептидных цепей. В свою очередь, каждая полипептидная цепь подразделяется на вариабельный (V) и константный (C) участки. При гидролизе папаином молекула IgG распадается на три фрагмента: два одинаковых Fab– и один Fc-фрагмент. Fc-фрагмент способен фиксировать и активировать компоненты системы комплемента. Вариабельные части Fab-фрагмента формируют активный центр антитела. Молекула IgG имеет два активных центра. На IgG приходится большая часть от всех иммуноглобулинов (около 80 %), они образуются в результате первичного и вторичного иммунного ответа и определяют напряженность иммунитета против бактерий и вирусов. IgG проникают через плаценту, обеспечивая иммунную защиту плода и новорожденного. Также за счет своей небольшой молекулярной массы IgG проникают через гематоэнцефалический барьер, обеспечивая защиту центральной нервной системы. Нормальное содержание IgG у детей 1–3 месяцев – 2,7–7,8 г/л, 4–6 месяцев – 1,9–8,6 г/Л, 7—12 месяцев – 3,5—11,8 г/л; 2–3 лет – 5,2—13,6 г/л, 12–13 лет – 7,7– 15,1 г/л. Норма для взрослых – 8—17 г/л.
   Уровень IgG повышен при острых и хронических грибковых, бактериальных, паразитарных инфекциях; острых и хронических поражениях печени, циррозе печени, ревматоидном артрите, саркоидозе, муковисцерозе, коллагенозах, миеломной болезни, инфекционном мононуклеозе, хроническом лимфолейкозе, ревматизме и т. д.
   Концентрация IgG снижена в сыворотке крови при гемоглобинопатиях, заболеваниях, вызывающих недостаточность иммунитета, приеме цитостатиков, иммунодепрессантов, при действии ионизирующего излучения.
   Иммуноглобулины М. IgM – это γ-глобулины сыворотки крови, их содержание – 5 %. Они образуются первыми в ответ на внедрение инфекционного агента и формируют антибактериальный иммунитет (изогемагглютинины, гетерофилины и антибактериальные антитела, ревматоидный фактор). IgM состоит из 5 «базовых» молекул, соединенных Fc-фрагментами.
   Нормальный уровень IgM зависит от возраста: дети 1–3 месяцев – 0,12—0,87 г/л; 4–6 месяцев – 0,25—1,2 г/л; 2–3 лет– 0,46—1,9 г/л; 4–5 лет – 0,4–2 г/л; 6–7 лет – 0,55—2,1 г/л; 10–11 лет – 0,66—1,55 г/л; 12–13 лет – 0,7–1,5 г/л. Взрослые: у женщин норма составляет 0,6–3,7 г/л; у мужчин – 0,5–3,2 г/л.
   IgM вырабатываются на первом этапе иммунной реакции в организме и имеют важное значение на ранних этапах инфекционного процесса. Уменьшение их концентрации говорит о недостаточности гуморального ответа. Уровень IgM может быть повышен при острых бактериальных, вирусных, грибковых, паразитарных инфекциях, аутоиммунных заболеваниях, остром вирусном гепатите, циррозе, болезнях дыхательных путей, остром и хроническом лимфолейкозе, СКВ.
   Содержание IgM снижено при физиологической гипогаммаглобулинемии, новообразованиях иммунной системы, кишечных и почечных состояниях потери белка, после удаления селезенки, при терапии цитостатиками и иммунодепрессантами, недостаточности гуморального иммунитета.

Глава 3. Исследование водно-солевого обмена

Вода
   Вода – это важнейшая составляющая часть человеческого организма. Жизнь без воды невозможна для любого живого существа. Все процессы в человеческом организме протекают с огромной скоростью только в присутствии воды, являющейся универсальным растворителем и средой. Человек без воды может находиться самое большее 5 дней, в то время как без пищи – около месяца. Содержание воды в организме с возрастом уменьшается, на этом основана гипотеза старения человека. Тело взрослого человека на 2/3 состоит из воды. Причем вода находится как в свободном состоянии, так и связанном (в соединении с белками). Она является активным участником всех реакций организма, составляющих обмен веществ. Помимо воды для организма необходимы такие вещества, как белки, углеводы и жиры, обладающие пищевой ценностью. Однако для нормальной жизнедеятельности любому человеку нужны минеральные вещества: макро– и микроэлементы. Они не обладают пищевой ценностью, но без них человек погибнет. В теле человека можно найти почти всю периодическую таблицу элементов. Одни вещества, такие как натрий, калий, кальций, встречаются в организме в больших количествах (макроэлементы), другие – в минимальных (микроэлементы). Совокупность процессов усвоения воды и минеральных веществ (макро– и микроэлементов) в кишечнике человека, их распределение по всем органам и тканям и выделение из организма называется водно-солевым обменом веществ. Ежедневная потребность в воде для человека со средней массой тела колеблется в пределах 2–3 л, из которых примерно 1,5 л поступает при питье, около 1 л – в виде жидких блюд и 300–600 мл образуется в самом организме в виде реакций (при окислении жиров, белков и углеводов). Все элементы в организме находятся в виде активных заряженных частиц (ионов) либо входят в состав солей (карбонатов, сульфатов). Эти частицы всасываются через слизистую оболочку кишечника и через кровеносные сосуды попадают в печень и другие органы, где они потребляются, откладываются и удаляются (избыток). Так, печень накапливает ионы натрия, железа и фосфора. Цинк, кобальт накапливают почки, селезенка. Минеральные вещества выделяются через почки с мочой, через кожу (с потом) и пищеварительную систему. Разные элементы предназначены для разных целей: одни – для поддержания давления жидкостей в клетках и вне их, другие – для поддержания кислотно-щелочного равновесия, третьи – как строительный материал и т. д. В регуляции обмена воды и минеральных веществ принимают участие высшие отделы нервной системы и эндокринные железы, продуцирующие гормоны. При нарушении содержания воды в крови и тканях возбуждаются специальные образования (рецепторы), которые передают информацию по нервным клеткам в кору головного мозга, а затем – в гипофиз (важная железа). При снижении содержания воды и элементов гипофиз выделяет антидиуретический гормон, который тормозит выведение воды и солей из организма. При увеличении воды выделяются гормоны вазопрессин, альдостерон, которые увеличивают выделение ее из организма. Благодаря такому сложному взаимодействию всех звеньев организма человека поддерживаются постоянство (гомеостаз) водно-солевого обмена и нормальная жизнедеятельность человека. Ввиду заинтересованности многих органов и систем в регуляции водно-солевого обмена большое значение приобретает его исследование. Малейшие отклонения от нормы содержания воды и элементов сигнализируют о больших нарушениях в организме. К числу важнейших макроэлементов, необходимых для человека, относится натрий. В организме около 10 % натрия находится внутри клеток, 40 % – вне клеток и 50 % (150 г) – в костной ткани (депо), нормальный состав костей зависит от натрия. Без натрия любой организм погибает. Он принимает участие в поддержании давления в клетках и внеклеточной среде, осуществляет движение воды, регулирует процессы кислотно-щелочного баланса, регулирует процессы возбуждения и торможения нервной системы, стабилизирует потенциалы оболочек клеток и регулирует тонус сосудов, следовательно, и артериальное давление. Ежедневная потребность взрослого человека в натрии составляет 4–5 г, он поступает с пищей и поваренной солью. В лабораторных условиях натрий определяют в сыворотке или плазме крови, цельной крови и эритроцитах. Сущность метода: производят забор крови в количестве 10–20 мл (натощак) из локтевой вены в стерильных условиях. В настоящее время чаще используют метод плазменной фотометрии. Сущность метода определения натрия в эритроцитах такая же, только там отмывают эритроциты из взятой крови путем добавления изотонического раствора и фильтрации. Содержание натрия в плазме крови колеблется в пределах 137–150 ммоль/л, в цельной крови – 70–90 ммоль/л, в эритроцитах – 9—28 ммоль/л. Этот элемент в плазме иногда содержится в нормальных количествах при нехватке натрия в организме. Поэтому при учете результатов исследования следует обращать внимание на проявления болезни и другие показатели обмена натрия. Общий обменный натрий составляет 70–83 % от всего натрия в организме (43 ммоль/кг – у мужчин, 38 ммоль/кг – у женщин). Уменьшение содержание натрия, или гипонатриемия, проявляется обезвоживанием организма, снижением артериального давления и работы почек (вплоть до смертельных исходов). Как правило, она вызвана всеми состояниями и болезнями, связанными с потерей воды (такими как холера, дизентерия, несахарный диабет, почечная недостаточность). Избыток содержания натрия, или гипернатриемия, возникает чаще всего при сердечной недостаточности или заболеваниях почек, а также при чрезмерном введении растворов натрия в больнице. Избыток содержания натрия провоцирует появление массивных отеков тела и внутренних органов, что может привести к неблагоприятным последствиям.
Калий
   К серьезным последствиям в организме человека приводит и нарушение обмена калия. Калий является основным ионом, содержащимся в клетках. Он регулирует такие процессы, как рост человека, регуляция активности клеток, функционирование многих ферментов и синтез белка. От концентрации ионов калия зависят состояние нервных волокон и мышц, сократительная способность сердечной мышцы и работа пищеварительной системы. Суточная потребность человека в калии – около 2 г (в разнообразной пище содержится достаточное его количество). Для определения содержания калия в организме человека в лаборатории используются несколько методов: определение содержания в плазме и эритроцитах, суточная экскреция калия с мочой, общее содержание калия. Для диагностики расстройства обмена калия в клинической практике выявляют: концентрацию в плазме и эритроцитах; суточную экскрецию с мочой; общий обменный калий; общее содержание калия в организме. Определяют содержание калия в любом биологическом материале (плазма, моча) с помощью плазменной фотометрии. Нарушения калиевого обмена проявляются в виде увеличения его количества (гиперкалиемия) или снижения (гипокалиемия). Чаще всего отмечается дефицит калия. Он проявляется в виде слабости, похудания, мышечной слабости и судорог, парезов и параличей, депрессивных состояний; угнетения работы органов пищеварения (вздутием живота и задержкой газов, плохой работой кишечника, мочеполовой системы: отмечаются увеличение выделения мочи, инфаркты в почках, слабость мочевого пузыря; сердечно-сосудистой системы (отмечаются увеличение размеров сердца, частый ритм, аритмия, снижение артериального давления, некрозы в миокарде). Гипокалиемия часто бывает временного характера – при быстрых потерях калия, при длительных она становится постоянной. Гиперкалиемия сопровождается изменениями со стороны сердца: остановкой сердечной деятельности. Увеличение калия отмечается при синдроме Кона, Иценко – Кушинга, приеме кортикостероидов и диуретиков, во второй стадии острой почечной недостаточности, при травме, массивном распаде клеток. Снижение калия отмечается при снижении функций гипофиза, коры надпочечников, заболевании почек (гломерулонефрите и др.). Калий содержится в организме человека в большом количестве и играет важную роль. Он участвует в поддержании нормальной работы сердечной мышцы и поддержании сосудистого тонуса, участвует в транспорте железа в организме, регулирует деятельность многих ферментов, способствует нормализации нервной системы и передаче сигналов по нервным волокнам.
   Благодаря кальцию обеспечиваются прочность костей и зубов, нормальная способность свертываемости крови, нормализуются работа желез внутренней секреции и сократительная деятельность мышц. Суточная потребность в кальции для взрослого человека составляет 0,8–1,2 г. Для определения содержания кальция в организме используют биохимическое исследование сыворотки крови на кальций. Сущность метода: производят забор крови в количестве 10–20 мл (натощак) из локтевой вены в стерильных условиях. Затем исследуемый материал пропускают через ряд фильтров, состоящих из множества мембран, таким способом готовят ультрафильтрат (сыворотку). Эти мембранные фильтры пропускают ионы кальция. В крови имеется свободный кальций – 1–2 %, связанный с белками – 40 % и в составе других соединений (около 50 % в составе костной ткани). В стандартном обследовании обычно определяют свободный кальций. Нормальное содержание кальция в крови – до 2,5 ммоль/л. Как правило, анализ крови на содержание кальция проводится лишь по показаниям: остеопороз, неизвестные причины болей в костях, заболевания пищеварительной системы, мышц и сердца, опухолевые процессы и при подготовке к операциям. Избыточное содержание кальция в организме (гиперкальциемия, содержание 3 моль/л и больше) возникает при таких состояниях, как усиленная работа паращитовидных желез, опухоли костей (остеосаркома, миеломная болезнь), резкое обезвоживание, базедова болезнь (тиреотоксикоз), острая почечная недостаточность и ряд других заболеваний. Недостаточное содержание кальция (гипокальциемия, менее 2 ммоль/л) наблюдается при истинном рахите у детей, остеопорозе у женщин в постменопаузальный период, угнетении функции щитовидной железы, хронической почечной недостаточности, желтухе и панкреатите.
Фосфор
   Фосфору принадлежит важнейшая роль в организме человека. Он входит в состав основных тканей организма (в виде таких соединений, как фосфолипиды, фосфопротеиды). Входит в состав ряда ферментов, осуществляющих процессы дыхания в клетках организма, ряд расщеплений вредных и токсических веществ. Например, входя в состав биологически активного вещества АТФ, он передает энергию одного вещества (клетки) к другому. Он входит в состав нервной ткани и коры головного мозга, обеспечивает быстроту обмена веществ и нормальную работу головного мозга и центральной нервной системы. В составе солей участвует в поддержании кислотно-щелочного равновесия в организме (в виде фосфатного буфера). В комбинации с кальцием и магнием образует костный скелет, обеспечивая прочность и функцию костей. Свыше 85 % фосфора находится в костном скелете. В крови содержание фосфора составляет 0,81—1,55 ммоль/л. Исследование фосфора: определение содержания в сыворотке крови флюорометрическим методом, определение в моче или костной ткани путем колориметрии. Сущность метода: производят забор крови в количестве 10–20 мл (натощак) из локтевой вены в стерильных условиях. Затем исследуемый материал пропускают через ряд фильтров, состоящих из множества мембран, таким способом готовят ультрафильтрат (сыворотку). Затем с помощью специальных реактивов (флюоресцина и др.) метят сыворотку. При помощи специального прибора (волновая микроскопия) отмечают количество фосфора, ионы которого испускают световые волны определенной длины. Затем по графическим таблицам производят расчет. Колориметрический метод очень трудный и чаще всего производится в экспериментальных целях. Определение фосфора соответствует ряду показаний, в состав стандартного обследования он не входит. Недостаток фосфора (гипофосфатемия), особенно в детском возрасте, приводит к серьезным последствиям. Возникают недоразвитие костного скелета, различные деформации ног и рук, грудной клетки (вдавления, перекошенность ребер), меняется походка («утиная» походка), часто возникают переломы конечностей. Происходят изменения в центральной нервной системе: замедляется умственное развитие у детей, развиваются заторможенность и ухудшение памяти, умственных процессов у взрослых. При увеличенном содержании фосфора (гиперфосфатемия) отмечается его избыточное отложение в почках (развиваются недостаточность почек и мочекаменная болезнь), появляется общее отложение фосфора во всех органах, нарушая их функции.
Магний
   Магний относится к числу микроэлементов, малые дозы которых играют важную роль для человека. Он принимает участие в большинстве биохимических реакций, протекающих в организме, входя в состав многих ферментов. Магний стабилизирует состав ДНК и РНК, а следовательно, состав клеток. Избытка магния обычно не бывает, поскольку его излишек быстро выводится из организма через кишечник и почки. Недостаток магния очень часто является следствием заболеваний пищеварительной системы, в частности тонкого кишечника (там происходит его интенсивное всасывание). Это такие заболевания, как токсические энтериты, кишечные инфекции с клинической картиной диареи (неустойчивый стул), заболевания почек и хроническая почечная недостаточность, хронический алкоголизм, синдром мальабсорбции. При нехватке магния появляются признаки раздражения нервной системы и психики: эмоциональность, перепады настроения, снижение быстроты реакций, спазм в мышцах. Ежедневная потребность в магнии для взрослого человека – 200 мг в сутки. Содержание магния определяют в крови или моче. Методика: производят забор крови в количестве 10–20 мл (натощак) из локтевой вены в стерильных условиях. Затем исследуемый материал пропускают через ряд фильтров, состоящих из множества мембран, таким способом готовят ультрафильтрат (сыворотку). Затем по графическим таблицам производят расчет. Среднее содержания магния – 0,7–1,2 ммоль/л в плазме крови.
Хлориды
   Хлориды в соединении с натрием на 70 % обеспечивают поддержание осмотического (внутреннего) давления крови, биологических жидкостей и клеток. Они необходимы для образования соляной кислоты в желудке. Хлориды обладают свойством задерживать воду в организме и стабилизировать кислотно-щелочное равновесие в организме. При недостаточности хлоридов в теле человека происходят серьезные изменения. Падают артериальное давление и скорость кровотока, развивается дисбаланс внутренней среды, появляются признаки обезвоживания, оглушенность и заторможенность сознания и нервной системы в целом. Как правило, недостаточность хлоридов возникает при заболеваниях, сопровождающихся неукротимой рвотой, профузным поносом (таких, как острый и хронический панкреатит, колит, холера, брюшной тиф). Избыток хлоридов приводит к появлению отеков, затрудненной работе сердца и легких, повышенной возбудимости нервной системы. Возникает при тяжелых состояниях (ожоговой болезни, шоке различной природы). Определяют хлориды чаще всего в сыворотке крови или спинномозговой жидкости путем флюорометрии. Сущность метода: производят забор крови в количестве 10–20 мл (натощак) из локтевой вены в стерильных условиях.
Железо
   Железу принадлежит особо важная роль в организме. Оно входит в состав гемоглобина, тем самым переносит кислород от легких к различным органам и тканям. Железо является составляющей частью многих ферментов (каталазы, пероксидазы и др.), обеспечивая расщепление многих смертельно токсичных веществ для человека, а также процессы клеточного дыхания и внутриклеточного обмена. Железо встречается и в белках печени, селезенки, а депо железа – красный костный мозг. Являясь частью белка миоглобина, оно обеспечивает деятельность и нормальное функционирование мышц. Стабильность психики и эмоций также зависит от содержания железа. В настоящее время количество железа определяют в любой биологической среде (моче, крови, красном костном мозге), но чаще всего – в сыворотке крови. Сущность метода: производят забор крови в количестве 10–20 мл (натощак) из локтевой вены в стерильных условиях. Затем исследуемый материал пропускают через ряд фильтров, состоящих из множества мембран, таким способом готовят ультрафильтрат (сыворотку). Затем на исследование берут 1 мл готовой сыворотки и делают несколько растворов (проб) для дальнейшего изучения спектрофотометром (прибором, определяющим интенсивность или силу, количество световых волн, испускаемых заряженными частицами железа).
   Общее содержание железа в сыворотке крови мужчин и женщин составляет в среднем 10,0—30,0 мкмоль/л. При недостаточном содержании данного микроэлемента в организме возникает такое состояние, как железодефицитная анемия. Оно проявляется рядом расстройств:
   1) со стороны пищеварительной системы – изменение запахов и вкуса (хочется есть мел, сырые крупы), тошнота, отрыжка, рвота, неустойчивый стул, развитие атрофического гастрита (воспаление слизистой оболочки желудка); атрофический гастрит (устаревшее название – гастрит с пониженной кислотностью) – аутоиммунный процесс (гастрит типа В), который является причиной, а не следствием дефицита железа.
   2) ломкость ногтей и их деформация, тусклость и безжизненность волос, сухость и шелушение кожи;
   3) со стороны нервной системы: раздражительность, эмоциональность, плаксивость, склонность к обморокам;
   4) нарушение двигательной функции мышц.
   Избыток железа в организме приводит к отложению этого микроэлемента в тканях и внутренних органах, вызывая их недостаточность (почечную, печеночную и т. д.). Это состояние называется гемосидерозом внутренних органов, он встречается крайне редко и довольно легко лечится (десфераль, ЭДТА), а почечная и печеночная недостаточность обратимы. Нехватка железа может быть из-за недостаточного его поступления с пищей. Железодефицитные анемии возникают при нарушении процессов всасывания в кишечнике (это энтериты различного происхождения: отравляющего действия веществ, инфекционного), при паразитарных и глистных болезнях (бычий цепень, широкий лентец), хронических или острых кровопотерях (обострение язвенной болезни, неспецифический язвенный колит, болезнь Крона).
Цинк
   Цинк входит в состав многочисленных ферментов организма, обеспечивая их активность; стабилизирует клеточные стенки, транспорт питательных веществ в клетках. При недостаточности цинка происходят замедление или прекращение роста организма, отставание полового созревания, нарушения процессов восстановления клеток, изменения со стороны кожи в виде дерматозов и избыточного ороговения, наступают раннее облысение, медленное заживление ран. Чаще всего причинами нехватки цинка становятся приверженность к вегетарианству, глистные заболевания (широкий лентец, свиной и бычий цепни), хронические кровопотери (язвенная болезнь, неспецифический язвенный колит). Всего в человеческом организме содержится около 3 г цинка. Определяют цинк достаточно редко, по специальным показаниям. Для определения микроэлемента применяют метод спектрофотометрии сыворотки крови.
Медь
   Это один из необходимых микроэлементов организма. Медь входит в состав важных транспортных ферментов (церулоплазмин), который принимает участие в контроле стабильности соединительной ткани, соответственно стабильности и прочности стенок кровеносных сосудов. Медь необходима для нормального роста костей, повышения уровня липидов, способствующих профилактике развития атеросклероза. Исследование меди проводят специально при подозрении на определенную группу заболеваний (как правило, это метод спектрофотометрии или колориметрии). Осуществляют забор крови из локтевой вены натощак в количестве 10–20 мл. Нормальное содержание меди в крови человека – в среднем 11,0—24,4 мкмоль/л. При недостаточности меди в организме происходят нарушение роста трубчатых костей, разрушение стенок кровеносных сосудов, разрушение соединительной ткани. Например, известны заболевания у маленьких детей, связанные с нехваткой меди. Они проявляются бледностью, отеком голеней, медленным ростом, плохим аппетитом. В тяжелых случаях, когда дефицит микроэлемента обусловлен генетическим дефектом усвоения меди, возникает болезнь Менкеса, характеризующаяся глубокой умственной отсталостью детей, сниженной температурой тела, разрушением длинных костей рук и ног, изменениями в стенке крупных кровеносных сосудов (аорты), нарушением роста волос. Переизбыток меди также приводит к серьезным заболеваниям. Так, болезнь Вильсона – Коновалова, обусловленная врожденным генетическим дефектом неусвоения меди клетками организма, проявляется гибелью печеночных клеток, дрожанием кончиков рук и пальцев, нарушением координации движений, разрушением зубов и прогрессирующим снижением зрения. Увеличение содержания микроэлемента наблюдается при таких заболеваниях, как лейкоз, цирроз печени, ревматоидный артрит, гепатит, злокачественные новообразования.
Йод
   Йод является одним из микроэлементов – регуляторов всей деятельности человеческого организма. Без участия йода не обходится ничего: ни нервная система и способности человека (интеллект, память, мышление), ни пищеварительная система, ни кожа и т. д. Йод входит в состав специальных тиреоидных гормонов, которые вырабатывает щитовидная железа. Эти гормоны контролируют жизнедеятельность всех клеток организма (энергетический обмен), нормальное артериальное давление и деятельность сердечной мышцы, деятельность мозга и мыслительную активность, состояние кожи и волос, жировой обмен. Недостаток йода возникает довольно часто в районах со сниженным содержанием его в окружающей среде и продуктах (эндемичных районах), при заболеваниях щитовидной железы (гипотиреозе), генетическом дефекте и расстройствах работы гипофиза, гипоталамуса (это центральные железы, контролирующие работу щитовидной железы). При врожденном гипотиреозе у маленьких детей возникают необратимые изменения (при отсутствии своевременного выявления болезни или лечения): картина глубокой умственной отсталости (кретинизм), массивные отеки туловища, желтоватая и холодная на ощупь кожа, избыточная масса тела, нарушения работы сердца и недостаточность работы всех внутренних органов, запоры. У таких детей значительно снижен иммунитет, и любая инфекция может оказаться для них непреодолимым препятствием. У взрослых же при гипотиреозе картина заболевания не лучше: возникает снижение активности и жизненной позиции, мыслительной деятельности, отмечаются избыточное накопление жира, отеки, нарушение работы сердца в виде различных аритмий, последние могут привести к угрожающим для жизни состояниям. В настоящее время часто наблюдается явление избытка содержания йода в организме. Это возникает при тиреотоксикозе, узловой аденоме и др. Заболевание проявляется отклонениями в психике и нервной системе: характерны раздражительность, плаксивость, повышенная сексуальность, перепады настроения; повышение артериального давления и аритмии, истощение запасов жира, расстройство пищеварения и половой функции, изменения кожи и ногтей. Определение йода проводят путем его определения в крови (связанный с белками йод), косвенным методом определения количества тиреоидных гормонов (тироксина и трийодтиронина), выделения йода мочой. Связанный с белками йод определяют в крови обследуемого методом спектрофотометрии. Тиреоидные гормоны определяют методом РИА (радиоиммунологическим анализом). Нормальное содержание связанного с белками йода – 6–8 мкг/100 мл, а гормонов – тироксин общий 62—141 нмоль/л, общий трийодтиронин 1,17—2,18 нмоль/л, тиреолиберин (отражает работу гипоталамуса) 5–6 пг/л, тиреотропин (работа гипофиза) 0,6–3,8 мк/МЕ мл. Определение йода в моче проводят следующим образом: берут необходимое количество мочи 7—10 мл, помещают в стерильную тару. Затем к полученному добавляют буферный раствор и фильтруют через активированный уголь, перед этим добавляют краситель. Моча в зависимости от количества йода окрашивается в разные цвета. При низком содержании микроэлемента она приобретает желтую окраску, а при высоком содержании йода отмечается синяя окраска. Нормальное количество йода в моче окрашивается в различные оттенки желто-зеленого и зеленого. Нормальное содержание йода в моче – 200–300 мкг/л. В настоящее время существуют методики одновременного определения большого количества макро– и микроэлементов в необычных биологических средах, например в волосах. Для определения микроэлементов необходимо срезать волосы с затылка в разных участках, количество волос небольшое, примерно одна прядка длиной 3 см и шириной 1 см, толщиной со спичку. Это высокочувствительный метод с использованием точных установок и приборов: атомная спектрометрия, нейтронная активация. В волосах можно определить содержание около 50 веществ. В большинстве случаев при стандартном обследовании исследуют несколько элементов (таких как железо, натрий, калий, кальций, хлориды, йод), остальные микроэлементы определяют по специальным показаниям. Методы трудоемки, сложны и не позволяют описать всех деталей их проведения.

Глава 4. Исследование гормонального фона

Адренокортикотропный гормон
   Адренокортикотропный гормон вырабатывается в передней доле гипофиза. Образование осуществляется под действием тропных гормонов гипоталамуса. Адренокортикотропный гормон (АКТГ) или кортикотропин – это белок (пептид), который содержит тридцать девять аминокислотных остатков.
   В организме этот гормон является естественным стимулятором сетчатой и пучковой зон коры надпочечников, вызывая выработку глюкокортикоидов. Кортикотропин влияет на белковый обмен в организме – вызывает распад и тормозит образование новых белковых молекул. Обладает противовоспалительным действием. Под воздействием АКТГ происходит снижение массы лимфатических узлов, селезенки, уменьшается уровень лимфоцитов и эозинофилов (эозинопения) в периферической крови.
   Поступление адренокортикотропного гормона в сыворотку крови подвергается суточным колебаниям. Наибольший уровень адренокортикотропного гормона отмечается в 6 ч утра, минимальный – в 22 ч. Именно поэтому при назначении глюкокортикоидов для длительного применения рекомендуют максимальную дозу принимать рано утром, во время естественного пика концентрации АКТГ, чтобы меньше угнетать его выработку. Мощным активатором образования гормона являются стресс или другие психоэмоциональные перегрузки. В крови время полужизни – 3–8 мин. В норме у здоровых людей уровень адренокортикотропного гормона утром в 8.00 ч. – менее 22 пмоль/л, в 22.00 ч. – менее 6 пмоль/л.
   Содержание кортикотропина в плазме крови определяют с целью оценки функционального состояния гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, а также для дифференциальной диагностики некоторых эндокринных заболеваний, например при болезни и различных вариантах синдрома Иценко – Кушинга (рак коры надпочечников или кортикостерома) содержание адренокортикотропного гормона резко снижено. Однако у людей с болезнью Иценко – Кушинга или синдромом эктопического АКТГ (который возникает в результате секреции адренокортикотропного гормона негипофизарной опухолью – злокачественное новообразование в бронхах, тимома) выработка АКТГ увеличена. Чтобы отличить синдром эктопического АКТГ от болезни Иценко – Кушинга, можно использовать пробу с кортикотропин-рилизинг гормоном. Выработка кортикотропина после введения кортикотропин-рилизинг гормона у пациентов с болезнью Иценко – Кушинга повышается. А при синдроме эктопического АКТГ уровень гормона значительно не меняется, так как клетки опухолей негипофизарного происхождения рецепторов к кортикотропин-рилизинг гормону не содержат. При АКТГ-эктопированном синдроме уровень АКТГ в сыворотке крови составляет 22– 220 пмоль/л и более. Клинически наиболее значим в диагностике уровень гормона в сыворотке свыше 44 пмоль/л.
   Содержание АКТГ существенно повышено (в 2–3 раза) при первичной недостаточности коры надпочечников (нарушение в самих надпочечниках). Происходит нарушение суточного ритма выработки АКТГ – уровень гормона высокий как утром, так и вечером. При вторичной надпочечниковой недостаточности концентрация АКТГ, наоборот, понижена. Уровень адренокортикотропного гормона у беременных женщин несколько увеличен.
   Содержание АКТГ в сыворотке крови может быть повышено при следующих заболеваниях: болезнь Иценко – Кушинга, болезнь Аддисона (первичная, связанная со снижением функции самих надпочечников), синдром Нельсона, посттравматические и постоперационные состояния, прием АКТГ, вазопрессина, инсулина.
   Снижение концентрации АКТГ в крови наблюдается при заболеваниях: гипофункция коры надпочечников, опухоль, образующая кортизон; опухоль коры надпочечников, введение глюкокортикоидов.
Альдостерон
   Содержание альдостерона в плазме крови у новорожденных в норме колеблется от 1060 до 5480 пмоль/л (38—200 нг/дл). У детей до 6 месяцев – 500—4450 пмоль/л (18—160 нг/дл), у взрослых норма – 100–400 пмоль/л (4—15 нг/дл).
   Альдостерон и дезоксикортикостерон относятся к группе минералокортикоидов, которые вырабатываются корковым слоем надпочечников. По активности альдостерон в 30 раз превосходит дезоксикортикостерон и является сильнодействующим минералокортикоидом. В сутки в надпочечниках образуется примерно 0,5–0,23 г этого гормона. Минералокортикоиды имеют ведущее значение в регуляции минерального обмена. В почечных канальцах повышается обратное всасывание ионов натрия и снижается всасывание ионов калия. В результате этого уровень ионов натрия в крови увеличивается, что ведет к возрастанию осмотического давления тканевой жидкости. Вода задерживается в организме и способствует увеличению артериального давления. Альдостерон способствует развитию реакций воспаления, так как увеличивает проницаемость серозных оболочек и капилляров. Под действием минералокортикоидов тонус гладких мышц сосудов повышается, что также способствует возрастанию артериального давления. В норме регулятором образования и освобождения альдостерона является ангиотензин II.
   Нормальная выработка минералокортикоидов зависит от ряда факторов: активности ренин-ангиотензиновой системы, уровня калия, АКТГ, натрия и магния в крови.
   Содержание альдостерона в плазме значительно повышено при альдостеронизме. Первичный альдостеронизм (синдром Кона) – это достаточно редкое заболевание, при котором секреция альдостерона увеличена из-за опухоли надпочечников. При этом заболевании синтез альдостерона не регулируется. В крови повышен также уровень натрия (гипернатриемия) и понижен уровень калия (гипокалиемия). В результате мышечная активность значительно снижена, артериальное давление высокое. Концентрация альдостерона в плазме высокая, тогда как уровень ренина очень низкий. Если это состояние выявляется, то диагноз первичного гиперальдостеронизма считается подтвержденным. Вторичный гиперальдостеронизм возникает из-за нарушения в системе ренин-ангиотензин-альдостерон. В этих случаях уровень ренина и ангиотензина в крови, наоборот, повышен. Вторичный гиперальдостеронизм чаще возникает на фоне других заболеваний, которые сопровождаются отеками и задержкой натрия в организме нефротического синдрома, сердечной недостаточности, цирроза печени с асцитом, а также при гипертонии любого генеза (первичной и симптоматической).
   Гипоальдостеронизм (т. е. пониженная выработка альдостерона) приводит к уменьшению содержания натрия и хлоридов в плазме крови, повышению уровня калия. Концентрация альдостерона в плазме низкая, а ренина, наоборот, высокая. Для анализа запаса альдостерона в коре надпочечников проводят тест стимуляции альдостерона адренокортикотропным гормоном. Тест отрицательный при значительной недостаточности альдостерона (врожденные дефекты) – концентрация гормона остается низкой после приема АКТГ.
   Секреция альдостерона также подвержена суточному ритму, что необходимо учитывать при исследовании. Максимальный уровень гормона наблюдается утром, самый минимальный уровень – примерно в полночь.
   Снижение активности альдостерона может быть при таких заболеваниях, как Адиссонова болезнь, гипоальдостеронизм, синдром Тернера (25 % случаев), острая алкогольная интоксикация, сахарный диабет.
   Активность гормона повышена при: синдроме Кона (альдостерома, увеличение массы надпочечников – гиперплазия), при вторичном гиперальдостеронизме – сердечная недостаточность, цирроз печени с асцитом, злокачественная почечная гипертония, нефротический синдром и т. д.
Андрогены
   Андрогены – мужские половые гормоны, которые содержатся как в женском, так и в мужском организме. У женщин имеются следующие андрогены: тестостерон, андростендион, дегидроэпиандростерон-сульфат (ДГЭА-С). Способствуют развитию некоторых вторичных половых признаков, повышают либидо. У мужчин в организме содержатся: тестостерон, дегидротестостерон (ДГТ), которые образуются в определенных клетках семенников. Потребность организма в этих гормонах составляет 5 мг в сутки. С мочой у мужчин выделяется 3—10 мг тестостерона в сутки. Гормоны отвечают у мужчин за развитие вторичных половых признаков, половых рефлексов. Также они нужны для полноценного созревания сперматозоидов – мужских половых клеток. В случае отсутствия гормонов в организме образование зрелых подвижных сперматозоидов не происходит. Андрогены способствуют проявлению полового инстинкта и длительной сохранности двигательной активности сперматозоидов. Мужские половые гормоны влияют на обмен веществ: стимулируют образование белка в тканях организма, особенно в мышцах, способствуют расщеплению жира, увеличивают основной обмен.
   Андрогены стимулируют эритропоэз (образование эритроцитов) за счет непосредственного влияния на красный костный мозг и активации выработки эритропоэтина в почках (такая же функция свойственна и глюкокортикостероидам). Гормон поддерживает потенцию и либидо, его образование регулируется лютеинизирующим гормоном передней доли гипофиза. У мужчин половая зрелость без тестостерона не достигается. Уровень мужского полового гормона в крови повышается после различной физической нагрузки.
   Концентрация тестостерона в норме в сыворотке крови: у детей до достижения половой зрелости – 0,06—0,2 мкг/л, у женщин – 0,1–1,1 мкг/л, у мужчин 20–39 лет – 2,6—11 мкг/л, 40–55 лет – 2,0–6,0 мкг/л, старше 55 лет – 1,7–5,2 мкг/л.
   Повышение уровня тестостерона в сыворотке крови может быть при следующих заболеваниях: синдроме Штейна – Левенталя, преждевременном половом созревании мальчиков, опухоли коры надпочечников, экстрагонадизме опухоли у мужчин, при приеме лекарственных препаратов – барбитуратов, кломифена, эстрогенов, гонадотропина, пероральных контрацептивов.
   Концентрация снижена при уремии, миотонической дистрофии, печеночной недостаточности, крипторхизме (неопущение яичек в мошонку), первичном и вторичном гипогонадизме, при приеме андрогенов, дексаметазона, дигоксина, этанола.
   Также половые гормоны вырабатываются корковым слоем надпочечников. При повышенной концентрации андрогенов у женщин может быть нарушение фертильности (детородной функции) и появляются черты вирилизации (например, оволосение по мужскому типу).
Ангиотензиноген
   Ангиотензиноген образуется в печени. Он необходим в организме для регуляции синтеза альдостерона корой надпочечников. Входит в состав ренин-ангиотензин-альдостероновой системы, основной функцией которой является поддержание постоянного объема циркулирующей крови. Важная роль отводится этой системе при развитии почечной гипертонии (повышение артериального давления). Поэтому у пациентов с таким заболеванием обязательно исследуют показатели системы ренин-ангиотензин-альдостерон, что необходимо для постановки правильного диагноза и назначения адекватного лечения. В организме человека ренин, альдостерон и ангиотензин тесно взаимосвязаны друг с другом, поэтому по возможности следует определять эти показатели одновременно. Ренин – это протеолитический фермент, который образуется в особых (юкстагломерулярных) клетках артериол почек и затем выводится в лимфу и кровь. Выработка ренина повышается при понижении кровяного давления в артериолах почек, снижении уровня натрия и активации симпатической нервной системы, снижении кровотока в почках. В крови ренин воздействует на ангиотензиноген, относящийся к группе белков плазмы крови. В результате этой реакции образуется неактивный ангиотензин I, который под влиянием ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) превращается в ангиотензин II, стимулирующий выработку альдостерона корой надпочечников, сокращает сосуды, что приводит к гипертонии почечного происхождения. Ангиотензин II восстанавливает почечный кровоток за счет:
   1) сужения кровеносных сосудов, что способствует повышению кровяного давления;
   2) альдостерон задерживает натрий и воду в организме и способствует восстановлению объема циркулирующей крови.
   Ангиотензин II действует кратковременно (несколько минут) и быстро разрушается под действием пептидазы (фермент) на неактивные элементы.
   Определение ангиотензина I и ангиотензина II используют для анализа участия ренин-ангиотензин-альдостероновой системы в развитии артериальной гипертонии.
   Нормальные цифры содержания ангиотензина I в плазме крови – 11–88 пг/мл. Уровень ангиотензина II в артериальной крови составляет 12–36 пг/л, в венозной крови – 50–75 % от уровня гормона в артериальной крови.
   Снижение активности ангиотензина наблюдается при следующих состояниях: синдром Кона (первичный гиперальдостронизм), после удаления почки, при дегидратации (потере жидкости). Повышение содержания ангиотензина происходит при увеличении артериального давления (почечная гипертония), раке почки с повышенным образованием ренина, при опухоли юкстагломерулярного аппарата почки.
Вазопрессин (антидиуретический гормон) (АДГ)
   Концентрация вазопрессина в плазме зависит от ее осмолярности. Поэтому нормальные цифры АДГ при осмолярности плазмы 270–280 мосмо/л составляют менее 1,5 нг/л;
   при 280–285 мосмо/л – более 2,5 нг/л;
   при 285–290 мосмо/л – 1–5 нг/л;
   при 290–295 мосмо/л – 2–7 нг/л;
   при 295–300 мосмо/л – 4—12 нг/л.
   Вазопрессин является белковой молекулой, образуется как прогормон (предшественник гормона) в гипоталамусе в особом супраоптическом ядре. По нервным путям он переходит в заднюю долю гипофиза, где и накапливается.
   АДГ подвержен суточным колебаниям, выработка гормона повышается в ночное время, в лежачем положении понижается, при переходе в вертикальное положение вновь концентрация увеличивается. Выход антидиуретического гормона зависит от осмолярности плазмы, средний уровень которой составляет в норме 282 мосм/л. Если же осмолярность повышается выше критического порога в 287 мосм/л, то выведение АДГ в кровь резко повышается. Вазопрессин выполняет в организме человека две функции. Первая функция – это влияние гормона на гладкую мускулатуру кровеносных сосудов. За счет этого воздействия тонус артериол повышается (мышцы сосуда сокращаются). В результате происходит увеличение артериального давления. Вторая функция – угнетение образования мочи в почках, с чем и связан антидиуретический эффект. Антидиуретическое действие вазопрессина связано со способностью гормона увеличивать обратное всасывание воды из почечных канальцев в кровяное русло. Физиолог А.Г. Гинецинский считает, что АДГ активирует фермент гиалуронидазу, усиливающий распад гиалуроновой кислоты – уплотняющего соединения в стенке почечных канальцев. Поэтому они теряют водонепроницаемость и усиливается обратное всасывание воды. При снижении образования антидиуретического гормона развивается несахарный диабет (несахарное мочеизнурение). Основные симптомы: полиурия – выделение больших количеств мочи (по нескольку литров в сутки), в которой сахара нет (в отличие от сахарного диабета) и полидипсия – жажда. Дефицит АДГ бывает частичным и полным, отчего и зависит степень полиурии и полидипсии.
   У пациентов с дефицитом АДГ при проведении теста с ограничением воды наблюдается увеличение осмолярности плазмы, однако осмолярность мочи обычно ниже уровня. После использования вазопрессина осмолярность мочи быстро увеличивается. При частичной недостаточности гормона и небольшой полиурии осмолярность мочи при проведении теста может быть немного выше осмолярности крови, а реакция на введение вазопрессина снижена.
   Несахарный диабет бывает двух типов: нейрогенный (нарушение функции в гипоталамусе) и нефрогенный (нарушение функции почек). При нейрогенном несахарном диабете содержание АДГ в плазме постоянно низкое – менее 0,5 нг/л. Субнормальные уровни гормона 0,5–1 нг/л плюс гиперосмолярность плазмы говорят о частичном нейрогенном несахарном диабете.
   При нефрогенном несахарном диабете уровень АДГ повышен или нормален.
   Одним из частых вариантов нарушения образования вазопрессина является синдром Пархоня, или синдром неадекватной продукции вазопрессина (СНПВ), который характеризуется снижением выделения мочи (олигурией), отсутствием полидипсии (жажды), отеками, нарастанием массы тела, повышенным уровнем АДГ в плазме. Выработка АДГ возможна при самых разных опухолях – эктопическая секреция. Например, секрецию АДГ может вызвать бронхиальный рак легкого, опухоли тимуса, поджелудочной железы, двенадцатиперстной кишки.
Гастрин
   Содержание гастрина в норме в плазме крови составляет менее 10 пг/мл. В среднем – приблизительно 14,5—47,5 пг/мл. Желудочно-кишечный тракт помимо основной пищеварительной функции имеет инкреторную функцию, т. е. способность вырабатывать гормоны и биологически активные вещества определенными клетками (APVD-система). В том числе гастрин вырабатывается G-клетками слизистой оболочки тела желудка (его основная часть) и в малом количестве образуется в слизистой тонкого кишечника.
   Исследование гастрина и других гормонов, вырабатываемых в желудочно-кишечном тракте, необходимо для диагностики опухолей эндокринной природы в желудочно-кишечном тракте (гастринома, глюкагонома, ВИПома). Гастрин представляет собой кислый полипептид. В нормальных условиях этот гормон способствует секреции соляной кислоты в желудке и секреции желудочного сока, стимулирует выработку других гормонов, активируя холецистокинин. Незначительно способствует секреции электролитов и воды в просвет кишечника. Уровень гастрина в крови подвержен суточному ритму: максимальные цифры отмечаются в дневное время и после приема пищи; минимальные значения – с 3.00 до 7.00 ч утра. Базальный уровень (постоянный) образования соляной кислоты в полости желудка обратно пропорционален концентрации гастрина в плазме крови. У людей пожилого и старческого возраста повышение содержания гастрина в плазме крови скорее будет указывать на снижение выработки соляной кислоты, чем на гастрит с атрофическим процессом. Примерно 8 мин. продолжается период полураспада гастрина. Из кровеносного русла выводится почками, в которых после процессов фильтрации и резорбции он расщепляется. Важное значение исследование гастрина в сыворотке крови имеет в диагностике синдрома Золлингера – Эллисона. При этом синдроме уровень гастрина увеличивается до 300–350 000 пг/мл. Содержание гормона может быть также повышено в сыворотке крови у пациентов с пернициозной (В12-фолиеводефицитной) анемией до 130– 2300 пг/мл, у больных раком желудка, хронической почечной недостаточностью, атрофическим гастритом. Для дифференциальной диагностики заболеваний (при этом происходит повышение уровня гастрина в сыворотке крови) используют исследование гормона после его стимуляции раствором хлорида кальция, который вводится внутривенно в изотоническом растворе хлорида натрия из расчета 15 мг/кг на 500 мл раствора в течение 4 ч. Уровень гастрина при синдроме Золлингера– Эллисона в крови повышается до 450 пг/мл, понижается при атрофическом гастрите и пернициозной анемии, у больных после операции гастроэктомии (удаление части желудка), при гипотиреозе (снижение функции щитовидной железы).
Гормон роста (соматотропный гормон)
   Соматотропный гормон (СТГ) вырабатывается в передней доле гипофиза. В сутки продуцируется около 500 мкг гормона. СТГ способствует синтезу новых белковых молекул, процессу митоза и расщеплению жиров. Период полувыведения гормона составляет около 25 минут у взрослых. Инактивируется (т. е. расщепляется) СТГ в крови путем гидролиза. В гипофизе вырабатывается большое количество гормона, где его уровень составляет 5—15 мг/грамм ткани (уровни других гормонов измеряются в микрограммах).
   СТГ способствует росту организма, что и является его основной функцией. Соматотропин оказывает мощное анаболическое (т. е. усиливает синтез белка) и антикатаболическое действие, тормозит распад белка, а также способствует снижению отложения подкожного жира, усилению сгорания жира и повышению соотношения мышечной массы к жировой. Помимо этого, соматотропин принимает участие в регуляции углеводного обмена – он вызывает выраженное увеличение уровня глюкозы в крови. При гипогликемии (понижении уровня сахара в крови) уровень соматотропина в крови резко повышается – это один из естественных физиологических механизмов быстрой коррекции гипогликемии.
   Соматотропин оказывает также модулирующее действие на определенные функции центральной нервной системы, являясь не только эндокринным гормоном, но и нейропептидом, т. е. медиаторным белком, принимающим участие в регуляции деятельности ЦНС. Показано, что соматотропин улучшает память и познавательные функции, особенно у больных с гипофизарным нанизмом (характеризуется дефицитом соматотропной функции гипофиза), и что введение соматотропина может улучшать настроение и самочувствие больных с низким уровнем соматотропина в крови – не только больных с клинически выраженным гипофизарным нанизмом, но и, например, больных, страдающих депрессией. Вместе с тем очень высокий уровень соматотропина в крови, наблюдаемый при акромегалии, также вызывает депрессию и другие нарушения деятельности ЦНС.

   Пробы
   1) Стимуляция инсулином СТГ.
   2) Стимуляция гормона аргинином.
   3) Угнетение гормона глюкозой и т. д.
   Содержание соматотропного гормона в норме в сыворотке крови у новорожденных – 10–50 нг/мл, у детей – 1—10 нг/мл, у взрослых женщин – до 10 нг/мл, у мужчин – до 2,0 нг/мл, у женщин старше 60 лет – 1—14 нг/мл, у мужчин старше 60 лет – 0,4—10,0 нг/мл.
   В норме образование СТГ повышено во время физической нагрузки и в период глубокого сна. Стимулирует выработку СТГ гормон гипоталамуса – соматолиберин. Обратное воздействие оказывает соматостатин. Суточный ритм образования гормона формируется к трем месяцам после рождения. Максимум концентрации – выше 6 нг/мл после 2–3 часов после засыпания вне зависимости от времени суток. Уровень содержания СТГ увеличивается во время полового созревания и понижается после 60 лет.
   Определение выведения гормона роста с мочой имеет определенные преимущества, так как это не требует частого взятия проб крови для определения ритма пиков секреции СТГ в сыворотке. У детей с недостаточностью СТГ экскреция гормона (выведение) с мочой значительно ниже, чем у здоровых детей. Исследуют порцию мочи, собранную утром. Одновременно с анализом уровня СТГ в моче определяют и концентрацию креатинина. В норме ночная экскреция соматотропного гормона у детей от года до 8 лет составляет 7,5—42 нг/г креатинина (в среднем – 15). Дневная экскреция у детей от года до 8 лет – 10,2—30,1 (в среднем – 15,8), с 9 до 18 лет – 9,3—29 (в среднем – 16,2).
   При акромегалии и гигантизме (повышение уровня СТГ) содержание гормона определяют в крови натощак трехкратно в течение 2–3 дней. При этих заболеваниях концентрация гормона роста может достигать 400 нг/мл.
   При цифрах, близких к норме, с целью диагностики и определения фазы заболевания (активная и неактивная) исследуют ритм секреции СТГ в сутки и используют пробы. Содержание гормона в крови определяют с интервалом 1–2 месяца. Медикаментозное лечение акромегалии считается достаточным при уровне СТГ не выше 10 нг/мл.
   Понижение образования соматотропного гормона в период роста способствует развитию карликовости.
   Выработка СТГ низкая, суточный ритм образования отсутствует при гипофизарном нанизме. Если в пробе крови, взятой натощак, концентрация гормона будет выше 10 нг/мл, то недостаточность сразу исключается. При меньших показателях проводят дополнительные пробы и тесты.
   Повышение концентрации соматического гормона может наблюдаться при следующих состояниях: акромегалия и гигантизм, хроническая почечная недостаточность, стресс, алкоголизм, голодание, послеоперационные и посттравматические состояния, физическая нагрузка, гиперпитуитаризм, гипергликемия (повышение уровня глюкозы в крови).
   Уменьшение уровня СТГ наблюдается при гипофизарной карликовости, тучности, химио– и радиотерапии, операциях, синдроме Иценко – Кушинга, гипопитуитаризме, гиперкортицизме и при приеме лекарственных средств: прогестерона, глюкокортикоидов, глюкозы, метисеригита, фенотиазина, соматостатина.
Глюкагон
   Уровень глюкагона в плазме крови в норме у взрослых составляет 60—200 пг/мл.
   В организме человека глюкагон принимает участие в обмене углеводов. По своей сути этот гормон является противоположностью инсулина, который образуется в β-клетках поджелудочной железы. Глюкагон же вырабатывается в поджелудочной железе, но α-клетками. Глюкагон способствует расщеплению гликогена до глюкозы в печени, в результате чего уровень глюкозы в сыворотке крови значительно повышается (гипергликемия). Гормон действует на жировую ткань, вызывая ее расщепление. В норме на выработку глюкагона влияет уровень глюкозы в кровяном русле. При увеличенной концентрации глюкозы секреция глюкагона снижается, и наоборот, при гипогликемии (снижение уровня глюкозы) синтез гормона повышается. Также на образование глюкагона влияет соматотропный гормон передней доли гипофиза, который усиливает выработку гормона. Соматостатин же тормозит синтез глюкагона.
   Этот гормон расщепляется за несколько минут, так как время полураспада непродолжительно. Два гормона поджелудочной железы – инсулин и глюкагон – функционально взаимосвязаны. Так, при сахарном диабете дефицит инсулина сопровождается повышенным образованием глюкагона, что будет являться причиной высокого уровня сахара в крови. Ярко это заметно, например, в лечении инсулинозависимого сахарного диабета. В таких случаях гипергликемия резко выражена и нарушаются обмен веществ и кислотно-щелочное равновесие (сдвиг pH крови в кислую среду за счет преобладания кислот). Эти состояния легко предотвратить, используя соматостатин, который, в свою очередь, тормозит выработку глюкагона, и гипергликемия не будет превышать 9 ммоль/л. Значительное повышение уровня глюкагона в плазме крови чаще возникает при глюкагономе, т. е. опухоли из α-клеток поджелудочной железы. У таких больных очень часто нарушается толерантность к глюкозе и возникает сахарный диабет. Заболевание диагностируют при высокой концентрации глюкагона в плазме крови.
Глюкокортикоид
   Глюкокортикоиды образуются в коре надпочечников и влияют на обмен белков, жиров и углеводов. Усиливают синтез глюкозы из белковых молекул, стимулируют отложение в печени гликогена. Также являются антагонистами инсулина и могут привести к повышенному уровню глюкозы в крови и появлению сахара в моче. Глюкокортикоиды вызывают расщепление белка в тканях, угнетают процесс воспаления. Противовоспалительное действие оказывают за счет снижения активности гиалуронидазы и проницаемости сосудистой стенки. Гидрокортизон уменьшает выработку антител при попадании чужеродных агентов в организм человека, тормозит взаимодействие антигена (т. е. чужого для организма антигена) с антителом. Гормоны при введении их в организм оказывают воздействие на кроветворные органы, что приводит к уменьшению массы тимуса и лимфатической ткани. За счет этих процессов в крови снижается уровень лимфоцитов и эозинофилов. Но под действием глюкокортикоидов повышается выработка эритроцитов в красном костном мозге, и их уровень в периферической крови возрастает.
   Кортизон составляет 75–90 % глюкокортикоидов, которые циркулируют в кровеносном русле и расщепляются в печени.
   Норма кортизона в сыворотке крови в 8.00 ч составляет 200–700 нмоль/л (70—250 нг/мл), в 20.00–55—250 нмоль/л (20–90 нг/мл). Между утренней и вечерней концентрацией разница составляет более 100 нмоль/л. В период беременности уровень кортизона повышен, его суточный ритм нарушен.
   Концентрация кортизона снижена у лиц с хронической недостаточностью коры надпочечников, с первичной и вторичной надпочечниковой недостаточностью.
   При слабовыраженной недостаточности уровень кортизона может быть в пределах нормы, поэтому проводят различные функциональные пробы с АКТГ. После использования этих проб кортизон крови повышается в два раза.
   Высокий уровень кортизона обнаруживается при следующих заболеваниях: гипотиреоз, синдром Иценко – Кушинга, цирроз печени, терминальные состояния, астма, сахарный диабет некомпенсированный. При данных состояниях суточный ритм секреции нарушается.
   Повышенный уровень кортизона с сохранением суточного ритма наблюдается при стрессе, болевых синдромах, синдроме Иценко – Кушинга, лихорадке.
   Высокая концентрация гормона без суточного ритма секреции наблюдается при острых инфекциях, опухолях центральной нервной системы, менингитах, правожелудочковой недостаточности, печеночной недостаточности, почечной гипертензии, психической депрессии.
   Низкий уровень кортизона в крови – первичная гипофункция коры надпочечников, болезнь Аддисона.
Инсулин
   Инсулин вырабатывается в поджелудочной железе определенными клетками – β-клетками островков Лангерганса. Инсулин вырабатывается в виде предшественника, проинсулина, от которого затем отщепляется С-пептид, уровень которого более точно отражает секрецию инсулина, поскольку С-пептид, в отличие от самого инсулина, не поглощается клетками и не разрушается ферментами.
   Инсулин играет важную роль в регуляции углеводного обмена. При действии этого гормона снижается уровень глюкозы в сыворотке крови (гипогликемия). Норма сахара в крови составляет 4,45—6,65 ммоль/л, но под действием инсулина он понижается до 4,45 ммоль/л и более. Уровень глюкозы плазмы крови падает в результате того, что под влиянием инсулина происходит превращение глюкозы в гликоген в мышечной ткани и печени, гормон увеличивает проницаемость ниточных стенок для сахара, поэтому глюкоза усиленно проникает внутрь клеток, где она и усваивается. Также инсулин препятствует расщеплению белков и превращению их в молекулы глюкозы. В то же время он способствует образованию белков из аминокислот, влияет на жировой обмен – тормозит распад жиров и липидов.
   Определение уровня инсулина в сыворотке крови необходимо для оценки эндокринной (гормонообразующей) функции поджелудочной железы и диагностики некоторых эндокринных заболеваний.
   Норма активности инсулина у взрослого человека – 3– 17 мкЕД/мл.
   Соотношение инсулина мкЕД/ глюкозы после голодания при концентрации глюкозы в сыворотке ниже 40 мг% – менее 0,25, при концентрации глюкозы ниже 2,2 ммоль/л – менее 4,5.
   Сахарный диабет возникает в результате абсолютной или относительной недостаточности инсулина. Исследование уровня инсулина в сыворотке крови нужно для дифференциальной диагностики разных форм сахарного диабета, выбора определенных лекарственных средств (подбора адекватного лечения), определения степени дефицита инсулина. После проведения глюкозотолерантного теста у здоровых людей концентрация инсулина будет максимальной через 1 ч после приема глюкозы и уменьшается через 2 ч.
   Нарушение толерантности к глюкозе – замедленный подъем концентрации инсулина по отношению к возрастанию уровня глюкозы при проведении глюкозотолерантного теста. Максимум гормона у таких пациентов обнаруживается через 1,5–2 ч после приема сахара. Проинсулин (предшественник инсулина), глюкагон, С-пептид содержатся в крови в пределах нормы.
   Инсулинозависимый сахарный диабет – исходная концентрация инсулина в сыворотке крови или в норме, или немного снижена. В ходе проведения глюкозотолерантного теста отмечается более низкий подъем содержания инсулина. Возможно возникновение парадоксальной реакции при прохождении этого теста. Уровень С-пептида и проинсулина понижен, содержание глюкагона – в норме.
   Инсулиннезависимый сахарный диабет – в легких случаях натощак уровень инсулина немного повышен. При проведении глюкозотолерантного теста концентрация гормона также превышает нормы во все сроки теста. Содержание проинсулина, глюкагона, С-пептида в крови в пределах нормальных величин. При средней тяжести течения заболевания наблюдается повышение уровня инсулина натощак. На шестидесятой минуте проведения глюкозотолерантного теста отмечается максимум гормона, затем содержание инсулина в крови медленно снижается. Высокая концентрация гормона будет на 60-й, 120-й и также на 180-й мин. после приема глюкозы. В сыворотке крови уровень С-пептида и проинсулина низкий, глюкагона – высокий.
   Гиперинсулинизм – внезапная и избыточная продукция инсулина возможна при инсулиноме. Обычно гипогликемия имеет пароксизмальный характер, причем выработка гормона не зависит от уровня глюкозы в сыворотке крови. Концентрация С-пептида и проинсулина также избыточна. С целью диагностики используют различные пробы – нагрузка лейцином или тобутамидом: у пациентов с опухолью (инсулиномой) наблюдается повышение концентрации инсулина в крови и более заметное понижение содержания глюкозы по сравнению со здоровыми людьми. Возможен нормальный характер этих проб, но это не исключает возможности опухоли.
   Функциональный гиперинсулинизм может иметь место при некоторых заболеваниях с нарушением обмена углеводов. Возникает снижение уровня глюкозы на фоне нормального или немного повышенного содержания инсулина, чувствительность к введенному инсулину увеличена. Тесты с лейцином и толбутамидом отрицательны.
   Повышение концентрации инсулина в сыворотке крови возможно при следующих заболеваниях и состояниях: нормальная беременность, ожирение, болезни печени, сахарный диабет второго типа в начале заболевания, синдром Иценко– Кушинга, инсулинома, мышечная дистрофия.
   Уровень инсулина снижается при длительной физической нагрузке, сахарном диабете первого и второго типов.
   Проинсулин в сыворотке: норма у взрослых – 1–9,4 пмоль/л.
   С-пептид – это элемент молекулы проинсулина, при отщеплении которого формируется инсулин. Норма содержания С-пептида у взрослых составляет 0,5–3,0 нг/мл.
Кальцитонин в сыворотке крови
   Концентрация кальцитонина в сыворотке крови составляет 5,5—28 пкмоль/л.
   В организме человека кальцитонин образуется в щитовидной железе особыми (парафолликулярными) клетками, расположенными вне фолликулов железы. Этот гормон участвует в регуляции кальциевого обмена. Под его действием уровень кальция и фосфатов в периферической крови снижается. Гипокальциемия (т. е. снижение содержания кальция в крови) возникает потому, что кальцитонин препятствует выходу кальция из костной ткани и способствует его депонированию. Гормон тормозит функцию клеток, разрушающих костную ткань (остеокластов), и активизирует остеобласты, которые образуют новую костную ткань. Тиреокальцитонин увеличивает выделение кальция почками и способствует переходу кальция в кости. Уровень кальция в крови играет важную роль в регуляции выработки кальцитонина. При гиперкальциемии образование гормона снижается и, наоборот, при повышенной концентрации ионов кальция выработка кальцитонина значительно повышается. Таким образом, уровень ионов кальция в сыворотке крови в норме всегда поддерживается на определенном уровне. Способствуют также секреции гормона некоторые биологически активные вещества: глюкагон, гастрин, холецистокинин.
   Исследование кальцитонина в практике используют с целью постановки диагноза медуллярного рака щитовидной железы, так как при этом заболевании уровень гормона превышает нормальные величины, а также для анализа нарушения обмена кальция. Причем одновременно исследуют и кальцитонин, и паратгормон, и витамин D3. Диагноз рака при положительном тесте ставится даже в отсутствие данных радиоизотопного исследования. Если после удаления раковой опухоли у пациентов уровень кальцитонина стойко повышен, то это может быть в случае нерадикальности оперативного вмешательства или при наличии метастазов в других органах. Быстрое же увеличение концентрации гормона говорит о рецидиве данного заболевании.
   При развитии карциномы щитовидной железы уровень кальцитонина резко возрастает в соответствии со стадией опухоли.
   Высокая концентрация тиреокальцитонина также возможна и при незлокачественных заболеваниях в дыхательной системе, пернициозной анемии, гиперпаратиреозе, остром панкреатите, болезни Педжета.
   При злокачественных опухолях молочной железы, почек, печени, желудка уровень кальцитонина может быть повышен.
   В настоящее время исследование уровня прекальцитонина крови в США считают надежным диагностическим критерием пневмонии.
Катехоламины плазмы и крови
   Адреналин и норадреналин в крови. В организме здорового человека мозговой слой надпочечников образует катехоламины, которые в основном отражают функциональное состояние симпатико-адреналовой системы. К катехоламинам относятся адреналин (основной гормон мозгового слоя надпочечников) и предвестник адреналина в ходе его образования – норадреналин. Катехоламины вырабатываются так называемыми хромаффинными клетками, которые находятся не только в мозговом слое надпочечников, но и на аорте, у разделения сонных артерий, в отдельных ганглиях симпатической системы. Все вышеперечисленные клетки формируют адреналовую систему.
   Норма адреналина в крови составляет менее 88 мкг/л; норадреналина – 104–548 мкг/л. Из надпочечников адреналин поступает в кровь постоянно и воздействует на отдаленные органы. Его уровень находится в зависимости от состояния симпатической системы. При некоторых состояниях человеческого организма (повышение артериального давления, потеря крови, страх, боль, ярость, охлаждение организма, мышечная работа) адреналин выбрасывается в кровоток в больших количествах. Он влияет на углеводный обмен, ускоряя расщепление в печени гликогена до глюкозы, которая поступает в кровь (т. е. возникает гипергликемия). В жировой ткани способствуют расщеплению липидов, активируя фермент липазу. Адреналин расслабляет мышцы бронхов, что способствует расширению их просвета, снижает тонус сфинктеров. Значительное воздействие оказывает катехоламин на сердечно-сосудистую систему – усиливает частоту сердечных сокращений, повышает систолическое артериальное давление, расширяет сосуды сердца и мышечной ткани, но суживает сосуды органов брюшной полости, слизистых и кожи. Адреналин обеспечивает адаптацию организма к стрессовым ситуациям. Он стимулирует образование АКТГ и кортикостероидов.
   Норадреналин в организме выполняет функцию медиатора, т. е. передает процесс возбуждения с нервных окончаний на орган или ткань. Также он влияет на α-адренорецепторы.
   Отличие норадреналина от адреналина заключается в более сильном сосудосуживающем эффекте, меньшем воздействии на сокращение сердечной мышцы, на бронхи, на обмен веществ.
   Определение содержания адреналина и норадреналина нужно в основном в диагностике феохромоцитомы (опухоли их хромаффинных клеток) и дифференциальной диагностике разных видов гипертонии.
   При феохромоцитоме уровень катехоламинов в крови значительно повышается (в 10—100 раз). В большинстве случаев в кровь выделяется больше норадреналина, чем адреналина. При гипертонической болезни концентрация катехоламинов увеличена в 1,5–2 раза.
   В спорных случаях проводят клонидиновую пробу, при этом норадреналин определяют отдельно. В основе пробы лежит способность клонидина уменьшать активность симпатической системы и тем самым снижать уровень адреналина в сыворотке. Пробы крови берут дважды: натощак и через 3 ч после приема 0,3 мг клофелина (клонидина) в таблетированной форме (перорально). При феохромоцитоме после приема препаратов концентрация норадреналина остается на том же уровне, а у пациентов с гипертонией и у здоровых людей уровень норадреналина снижается.
   Определение содержания катехоламинов необходимо не только для постановки диагноза, но и для контроля проводимой терапии.
   Адреналин и норадреналин в моче. Исследование выведения катехоламинов с мочой – это один из методов оценки функции симпатико-адреналовой системы при условии, что функция почек не нарушена. Это исследование требует определенной подготовки пациента, т. е. нужно исключить из рациона некоторые продукты: крепкий чай, сыр, ананасы, бананы, продукты с ванилином. Не использовать некоторые лекарственные препараты: тетрациклин, резерпин, седуксен, хинидин, хинин, элениум, психотропные препараты тиазинового ряда. Исследуемый должен находиться в эмоциональном и физическом покое, так как при стрессорных ситуациях уровень адреналина значительно возрастает (до 10 раз).
   Норма адреналина в моче составляет до 20 мкг/сут., норадреналина – до 90 мкг/сут.
   Высокое выведение катехоламинов почками отмечается при заболеваниях со значительным болевым синдромом, плохим сном, гипертонических кризах, стенокардии, инфаркте миокарда в острый период, гепатитах, обострении язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальной астме.
   В десятки раз повышается уровень катехоламинов в моче при феохромоцитоме. В некоторых случаях экскреция (выделение) норадреналина составляет 1 000 мкг/сут., адреналина – до 750 мкг/сут.
   Ориентировочные данные о локализации феохромоцитомы можно получить при отдельном определении норадреналина и адреналина.
   Если имеется опухоль мозгового вещества в надпочечниках, то больше 20 % из выделенных катехоламинов с мочой приходится на адреналин.
   Если будет определяться больше норадреналина, то это, вероятнее всего, указывает на вненадпочечниковое расположение опухоли (нейробластома). Нейробластома в своем составе имеет как низко-, так и высокодифференцированные клетки, поэтому определение зрелости опухоли по состоянию катехоламинов и норметанефринов – их метаболитов имеет важное значение.
   Уровень выделения катехоламинов с мочой понижен при острых лейкозах, коллагенозах, снижении фильтрационной функции почек.
Лютеинизирующий гормон (ЛГ)
   Лютеинизирующий гормон вырабатывается в передней доле гипофиза (пептид). У женщин он воздействует на органы-мишени, желтое тело и клетки оболочки яичников. Этот гормон нужен в организме для роста фолликулов яичника до момента овуляции и для самого процесса овуляции, т. е. разрыва фолликулярной оболочки и выхода зрелой яйцеклетки. В отсутствие лютеинизирующего гормона овуляция и формирование желтого тела не происходят. Также он способствует образованию эстрогенов – женских половых гормонов. Однако, чтобы лютеинизирующий гормон выполнил свою функцию, нужно предварительное влияние фолликулостимулирующего гормона на фолликулы яичника. Формирование желтого тела на месте лопнувшего фолликула происходит при непосредственном участии лютеинизирущего гормона.
   ЛГ находится в организме женщин и мужчин. У мужчин лютеинизирующий гормон способствует выработке андрогенов – мужских половых гормонов.
   Уровень ЛГ в течение менструального цикла различный.
   Норма гормона в сыворотке крови у детей до 11 лет составляет 1—14 ЕД/л. У женщин в фолликулиновую фазу менструального цикла – 1—20 ЕД/л; в фазу овуляции – 26–94 ЕД/л, в лютеиновую фазу – 0,61–16,3 ЕД/Л, в менопаузу – 13–80 ЕД/Л. У мужчин – 2–9 ЕД/л.
   Повышена концентрация лютеинизирующего гормона при нарушении функции гипофиза, аменорее, синдроме Штейна– Левенталя, приеме спиронолактона, кломифена.
   Концентрация ЛГ уменьшена при следующих состояниях: нарушении функции гипоталамуса или гипофиза – гипопитуитаризме, синдроме галакторен-аменореи, невротической анорексии, синдроме Каллмана, задержке полового развития, приеме фенотиазина, эстрогенов, прогестерона, дигоксина.
Окситоцин
   Это гормон задней доли гипофиза, вырабатывается в клетках паравентрикулярного ядра.
   В организме женщины избирательно влияет на гладкие мышцы матки, вызывая сокращение мышечных волокон. Сократительная способность матки резко повышается, если на нее предварительно воздействовали эстрогенами – женскими половыми гормонами. Во время беременности матка не реагирует на гормон, потому что из-за прогестерона – гормона желтого тела – матка нечувствительна к любым раздражителям. Из задней доли гипофиза окситоцин выделяется рефлекторно. Например, при механическом раздражении шейки матки начинает рефлекторно вырабатываться окситоцин.
   Этот гормон стимулирует выход женского молока из альвеол молочной железы. Под действием окситоцина выделения молока не происходит. Этот процесс возникает под влиянием пролактина и повышается именно выделение грудного молока. В молочной железе на поверхности альвеол имеются гладкомышечные клетки, на которые он избирательно воздействует, сокращая их. Альвеолы уплощаются, и молоко выходит из них.
   Также рефлекторному выходу окситоцина из задней доли гипофиза способствует акт сосания материнской груди.
Прогестерон
   Прогестерон относится к гестагенам (прогестациональным стероидам). Выработка гестагенов осуществляется в яичниках, коре надпочечников, яичках, во время процесса беременности – в плаценте. Функцией гестагенов является нормальная репродуктивная способность человека, т. е. обеспечение вынашивания матерью плода. Прогестерон – это один из основных представителей группы гестагенов.
   Прогестерон образуется на месте лопнувшего фолликула в желтом теле, является стероидным женским гормоном. В организме женщины гормон способствует делению клеток слизистой матки, обеспечивает внедрение оплодотворенного яйца в стенку матки. В дальнейшем после процесса оплодотворения начинает вырабатываться плацентой. Уровень прогестерона в сыворотке крови исследуют для оценки наличия или отсутствия предполагаемой овуляции в период менструального цикла.
   Чтобы прогестерон оказал свое действие, необходимо предварительное воздействие на органы-мишени эстрогенов – женских половых гормонов. Таким органом в организме является матка, которую прогестерон подготавливает к имплантации (внедрению) оплодотворенного яйца в ее слизистую оболочку.
   Гормон стимулирует тепловой центр, что способствует повышению температуры тела на полградуса после овуляции в лютеиновую фазу цикла. В течение менструального цикла уровень прогестерона меняется. Содержание прогестерона низкое при максимальной концентрации (пике) лютеинизирующего гормона (ЛГ). Однако примерно в середине менструального цикла одновременно с максимумом ЛГ отмечается незначительный подъем уровня прогестерона, который затем снижается. Во вторую половину менструального цикла уровень гестагена вместе с эстрадиолом повышается, что означает завершение лютеинизации. Когда цикл подходит к концу, уровень прогестерона опять значительно опускается. Такое резкое падение содержания прогестерона способствует началу менструального кровотечения.
   Прогестерон также называют гормоном беременности, так как он осуществляет ее нормальное протекание. Прогестерон тормозит сократительную способность беременной матки за счет уменьшения чувствительности мышц матки к окситоцину.
   Уровень прогестерона в норме в сыворотке крови у женщин в период менструального цикла в фолликулиновую фазу составляет 0,3–0,7 мкг/л, в овуляторную фазу – 0,7–1,6 мкг/л, в фазу лютеинизации – 4,7–8,0 мкг/л, в менопаузу – 0,06– 1,3 мкг/л. При беременности уровень прогестерона возрастает в 89–16 недель до 15–40 мкг/л, в 16–18 недель – до 20–80 мкг/л, в 28–30 недель – до 55—155 мкг/л, в предродовой период – 110–250 мкг/л. Уровень прогестерона у мужчин составляет 0,2–1,4 мкг/л.
   Содержание прогестерона повышается при следующих заболеваниях и состояниях: беременность, пузырный занос, хориоэпителиома яичника, опухоли надпочечника и яичек, при приеме лекарственных препаратов – прогестерона и его аналогов и т. д.
   Уровень прогестерона может быть снижен при угрозе выкидыша, приеме препаратов: ампициллина, эстрадиола, динопроста, трометациона, таблетированных (пероральных) контрацептивов, при синдроме галакторен-аменорен.
Пролактин в сыворотке крови
   Пролактин относится к группе гормонов передней доли гипофиза, где он образуется в специальных лактогенных клетках. Регуляция выработки и освобождения гормона осуществляется гипоталамусом. Еще пролактин образуется в децидуальной оболочке плаценты и в слизистой оболочке матки – эндометрии. Этот гормон стимулирует выработку грудного молока в альвеолах молочных желез. Но для этого необходимо предварительное воздействие на молочные железы прогестерона и эстрогенов. Женские половые гормоны отвечают за рост протоков молочных желез, а прогестерон – за функционирование и развитие альвеол железы. Выработка пролактина повышается после родов, и возникает лактация, т. е. образование и выведение грудного молока. Непосредственно сам акт сосания груди ребенком рефлекторно стимулирует секрецию пролактина в передней доле гипофиза. Также этот гормон стимулирует более длительное функционирование желтого тела после имплантации оплодотворенной яйцеклетки, что способствует выработке прогестерона.
   Тормозят синтез и высвобождение пролактина некоторые соединения, например дофамин, ацетилхолин, норадреналин, γ-аминомасляная кислота. Стимулируют образование гормона – серотонин, мелатонин (производные триптофана и ТРГ). Содержание пролактина в сыворотке крови повышается в нормальных условиях во время сна, физической нагрузки, беременности, лактации, стрессе.
   Нормальные цифры пролактина в сыворотке крови у детей до 10 лет составляют 91—526 мМЕ/л, у женщин МЕ/л во время беременности в 12 недель – 500—2000 мМЕ/Л, в 12–28 недель – 2000–6000 мМЕ/Л, в 29–40 недель – 4000– 10 000 мМЕ/л. У мужчин уровень пролактина составляет 58—475 мМЕ/л.
   Концентрация пролактина может быть повышена при следующих заболеваниях и состояниях: опухоли гипофиза, при которой образование пролактина осуществляется злокачественными клетками, гипофункция щитовидной железы, почечная недостаточность, травма, операции, повреждения грудной клетки, при приеме препаратов фенотиазина, имизина, галоперидона, высоких доз эстрогенов, таблетированных контрацептивов, аргинина.
   Уровень пролактина понижен при рентгенотерапии, оперативном удалении гипофиза, приеме тироксина, бромокриптина, при действии факторов, вызывающих гипергликемию, т. е. повышение уровня глюкозы в крови.
Паратгормон
   Нормальное содержание паратгормона в сыворотке крови у взрослых составляет 8—24 нг/л.
   Паратгормон – это гормон паращитовидных желез, где он образуется в оксифильных и главных клетках в виде прогормона. Переход прогормона в паратгормон осуществляется в комплексе Гольджи клеток железы, затем выходит непосредственно в кровяное русло. В организме паратгормон отвечает за регуляцию кальциевого обмена и поддерживает постоянный уровень кальция в сыворотке крови. При гипопаратиреозе (снижение функции паращитовидных желез) уровень кальция крови уменьшен. И наоборот, при гипертпаратиреозе (повышении деятельности паращитовидных желез) наблюдается высокая концентрация кальция.
   В нормальных условиях паратгормон увеличивает содержание кальция и фосфатов в сыворотке. При воздействии на костную ткань гормона усиливается ее рассасывание (т. е. активирует остеокласты), в желудочно-кишечном тракте при действии паратгормона повышается всасывание кальция, в канальцах почек тормозится обратное всасывание (реабсорбция) фосфатов.
   В развитии гиперпаратиреоза основная роль отводится нарушениям в обмене кальция и фосфатов за счет усиленной выработки паратгормона. В основном гормон влияет в организме на костную ткань, тонкий кишечник и почки. Действие на костную ткань заключается в активации остеокластов, клеток, разрушающих костную ткань. В результате этого образование новой костной ткани тормозится и усиливается разрушение имеющейся остеокластами, что может привести к остеопорозу, повышенному выведению депонированного кальция и к гиперкальциемии. В почках снижается реабсорбция (обратное всасывание) фосфатов, что ведет к повышенному выделению фосфатов с мочой. В тонком канальце нефрона кальцитриол, активная форма витамина D, образуется из предшественника (кальцидиола) в почках; этот процесс частично регулируется паратгормоном.
   Первичный гиперпаратиреоз развивается либо в результате опухоли – аденомы, бластомы, либо в случае их первичной гиперплазии (увеличения массы железы). В большинстве случаев опухоли имеют доброкачественный характер. Раковое поражение паращитовидных желез (парацинома) встречается редко. При первичном гиперпаратиреозе уровень паратгормона повышен в 2—20 раз, наблюдается высокая концентрация кальция в сыворотке крови и нормальный или пониженный уровень фосфатов.
   Вторичный гиперпаратиреоз развивается на фоне других заболеваний: хронической почечной недостаточности, мальабсорбции, недостаточности витамина D и кальция. При вторичном гиперпаратиреозе в ответ на гипокальциемию при этих заболеваниях стимулируется образование паратгормона. Эта выработка гормона будет адекватной, так как она служит для нормализации уровня кальция. Стимуляция образования гормона прекращается при нормальной концентрации кальция. При этом состоянии уровень кальция или снижен, или в пределах нормальных величин.
   Псевдогиперпаратиреоз (гиперпаратиреоз при выработке гормона за пределами паращитовидных желез) развивается тогда, когда раковые опухоли неэндокринной локализации начинают продуцировать гормоны, в том числе и паратгормон. Такая секреция паратгормона может иметь место при бронхогенном раке и при раке почки.
   Гипопаратиреоз – функция паращитовидной железы снижена, в результате чего паратгормон образуется в меньших количествах, что приводит к нарушению кальциевофосфатного обмена. При дефиците паратгормона концентрация фосфатов крови повышена (реабсорбция почками усилена), уровень кальция снижен за счет торможения его всасывания в кишечнике, снижения выхода из костной ткани, кальцитриола в почках образуется меньше. В большинстве случаев гипопаратиреоз развивается при хирургическом повреждении паращитовидных желез или уменьшении их кровоснабжения во время тиреоидэктомии (операция по удалению щитовидной железы). Также после тиреоидэктомии уровень кальция может быть снижен не только за счет повреждения паращитовидных желез, но и за счет уменьшения уровня альбуминов и уменьшения поступления кальция в костную ткань.
   Псевдогипопаратиреоз (синдром Олбрайта) – наследственное заболевание, при котором происходит нарушение влияния паратгормона на костную ткань и почки. Уровень кальция при синдроме Олбрайта в сыворотке крови не могут повысить и снизить концентрацию фосфатов в крови ни паратгормон, образуемый в организме, ни введенный извне.
Секретин
   Нормальная концентрация секретина в плазме крови составляет 29–45 пг/мл.
   При повышении образования в желудке соляной кислоты одновременно повышается выработка секретина, который усиливает выделение сока, богатого гидрокарбонатами (аналог питьевой соды), поджелудочной железой и слизистой двенадцатиперстной кишки, которая эту кислоту нейтрализует. Уменьшение количества кислоты в желудке тормозит образование секретина. Уменьшение уровня Н+ тормозит образование секретина. Гормон главным образом действует на клетки выводных протоков в поджелудочной железе. При повышении кислотности в содержимом двенадцатиперстной кишки свыше 4,5 секретин не будет активировать выработку сока поджелудочной железы. В полости желудка этот гормон способствует выделению пепсина, тормозит выработку гастрина и снижает моторную деятельность желудка. В поджелудочной железе способствует образованию инсулина и тормозит выработку глюкагона. В печени стимулирует выделение желчи. В железах двенадцатиперстной кишки способствует секреции бикарбонатов и воды. Тормозит моторику тонкого кишечника. Из организма секретин выводится с мочой почками.
   В практической деятельности уровень секретина определяют для диагностики синдрома Вернера – Моррисона. Синдром Вернера – Моррисона (панкреатическая холера) возникает вследствие наличия опухоли либо гиперплазии (т. е. увеличения числа клеток в какой-либо ткани, за исключением опухолевой, или органе, вследствие чего увеличивается объем данного анатомического образования или органа) клеток островков Лангерганса, не секретирующих ни инсулин, ни гастрин (гормон человека и животных, вырабатываемый специальными клетками слизистой оболочки желудка). Заболевание обусловлено диареей, изредка со стеатореей (т. е. повышенным содержанием в кале нейтрального жира, жирных кислот или мыл) и креатореей (т. е. повышенным содержанием азота в каловых массах в результате расстройства пищеварения или процесса всасывания в тонкой кишке.), гипокалиемией (т. е. снижением концентрации калия во внеклеточной жидкости) и ахлоргидрией (т. е. полным либо частичным отсутствием свободной соляной кислоты в желудочном соке). Концентрация секретина понижается при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки. В сложных случаях проводят пробу с секретином (введение секретина извне). При синдроме Вернера – Моррисона при использовании секретина содержание гастрина в плазме крови повышается, а у здоровых людей и при язвенной болезни – уменьшается.
Тироксин (Т4)
   Тироксин (Т4) образуется в щитовидной железе и является основным ее гормоном.
   Гормоны, вырабатываемые щитовидной железой (тиреоидины), действуют на различные виды обмена веществ в организме. Они способствуют образованию белковых молекул, расщеплению липидов, увеличивают поглощение тканями глюкозы, стимулируют действие некоторых гормонов. Тироксины усиливают сердечные сокращения, частоту дыхательных движений, снижают свертывающую функцию крови и стимулируют фибринолитическую способность крови.
   При повышенной выработке тиреоидных гормонов (гипертиреозе) в организме усиливаются процессы расщепления белков, активируются окислительные процессы в тканях, что приводит к гипоксии. Гипотиреоз приводит к обратным явлениям.
   Нормальное содержание общего тироксина (Т4) в сыворотке крови составляет у новорожденных от 0 до 5 дней – 80– 170 нмоль/л, от 11 до 15 дней – 58—154 нмоль/л, более 15 дней – 58—154 нмоль/л, у детей от года до 5 лет – 94—194 нмоль/л, от 5 до 10 лет – 83—172 нмоль/л, от 10 до 60 лет – 60– 155 нмоль/л. Старше 60 лет у женщин 71—135 нмоль/л, у мужчин – 60—129 нмоль/л.
   При гипотиреозе уровень общего тироксина повышен, при гипотиреозе – понижен. Иногда концентрация общего тироксина в сыворотке не отражает функции щитовидной железы такое состояние, например, будет при изменении выработки ТСГ (тироксинсвязывающего глобулина). Уровень тироксина в крови может быть увеличен при большом количестве ТСГ, содержание которого повышено в связи с беременностью, приемом эстрогенов, таблетированных (пероральных) контрацептивов.
   Концентрация общего тироксина в крови может быть уменьшена вследствие снижения связывающей функции тироксинсвязывающего глобулина. Такое состояние возникает при тяжелых хронических заболеваниях печени, генетически обусловленном понижении образования ТСГ, нефротическом синдроме, при лечении андрогенами. Необходимо иметь в виду, что у 20 % пожилых людей с эутиреоидным состоянием (нормальная функция щитовидной железы) уровень ТСГ снижен, что приводит в дальнейшем к уменьшению содержания тироксина в сыворотке крови.
   Уровень тироксина может превышать норму при гипертиреозе, остром тиреоидите, приеме тироксина, беременности, гепатите, ожирении, приеме препаратов эстрогена (пероральных контрацептивов), героина, тиреоидных лекарственных средств.
   Уровень тироксина снижен при микседеме – гипофункции щитовидной железы, синдроме Иценко – Кушинга, почечном синдроме, недостаточности йода, физической нагрузке, приеме глюкокортикоидов, резерпина, пенициллина, сульфаниламидов, калия йодида.
   Свободный тироксин (сТ4) в сыворотке крови. Норма свободного тироксина составляет 10–24 пмоль/л.
   Свободный тироксин – это тироксин, не связанный с белками сыворотки крови. Содержание его 0,03 % от числа общего тироксина. Концентрация свободного тироксина при нормальной функции щитовидной железы не зависит от уровня ТСГ, поэтому свободный тироксин является более прямым и независимым маркером в оценке деятельности железы.
   Концентрация свободного тироксина повышена при гипертиреозе, снижена при гипотиреозе. Определение свободного тироксина является надежным диагностическим методом в тех случаях, когда уровень ТСГ изменен. Таким образом, это исследование обязательно проводят при беременности у женщин, использовавших пероральные контрацептивы или принимавших андрогены или эстрогены, а также у людей с генетически предопределенным уменьшением или увеличением ТСГ. Лекарственные вещества, которые дают ложные результаты в определении общего тироксина, на определение свободного тироксина не влияют, что и является одним из преимуществ определения свободного тироксина перед общим тироксином.
Тиреотропный гормон (ТТГ)
   У новорожденных ТТГ содержится от 3—20 мМЕ/л, у взрослых – 0,2–3,2 мМЕ/л.
   Тиреотропный гормон вырабатывается аденогипофизом (передней долей гипофиза, вырабатывающей ряд гормонов, которые регулируют рост). В организме он влияет на щитовидную железу, потенцируя образование тиреоидных гормонов – тироксина и трийодтиронина.
   Концентрация ТТГ увеличена при гипотиреозе – снижении функции щитовидной железы. Этот диагноз ставится при низких уровнях сТ4, Т4, Т3; при легком течении гипотиреоза концентрация Т4 и сТ4 может быть в пределах нормальных значений, поэтому решающее значение в постановке диагноза приобретает высокий уровень ТТГ.
   Если при гипотиреозе концентрация ТТГ снижена, то это говорит о недостаточной функции гипоталамуса или гипофиза (если нарушение в щитовидной железе исключается). Выработка ТТГ снижена при гипертиреозе.
   Концентрация ТТГ может быть высокой при следующих состояниях: подострый тиреоидит, опухоль гипофиза, эндемический зоб, рак щитовидной железы, первичная гипофункция щитовидной железы, опухоль и травма гипофиза, синдром Иценко – Кушинга, гипоталамо-гипофизарная недостаточность, прием гепарина, аспирина, кортикостероидов.
Трийодтиронин (Т3)
   Общий трийодтиронин (Т3) в сыворотке.
   Норма Т3 в сыворотке крови – 1,2–3,16 пкмоль/л.
   Трийодтиронин образуется в щитовидной железе, но основное количество трийодтиронина формируется в процессе депонирования общего тироксина в кровеносном русле. Большинство Т3 в крови связано с белками (около 99,5 %). Трийодтиронин в 3–5 раз более активен, чем тироксин. У пожилых людей и у лиц с тяжелыми хроническими заболеваниями часто бывает синдром низкого Т3 – концентрация трийодтиронина понижена при нормальной концентрации тироксина. Данный синдром не будет являться симптомом гипотиреоза.
   Содержание трийодтиронина повышено при тиреотоксикозе, Т3-тиреотоксикозе, эндемическом зобе, приеме героина, метадона, эстрогенов, пероральных контрацептивов.
   Уровень Т3 снижен при послеоперационных состояниях, тяжелых заболеваниях, остром и подостром тиреоидите, сниженной функции щитовидной железы, приеме андрогенов, салицилатов, дексаметазона, пропранола.
   Свободный трийодтиронин (сТ3) в сыворотке крови. Норма сТ3 – 4,4–9,3 пмоль/л.
   Свободный трийодтиронин является фракцией от общего трийодтиронина (0,03 %) и образуется в результате превращения тироксина за пределами щитовидной железы. Исследование содержания сТ3 имеет важное значение при анализе регуляции выработки тиреотропного гормона по принципу обратной связи. Уровень сТ3 не находится в зависимости от содержания тироксинсвязывающего глобулина (ТСГ) в сыворотке крови, поэтому его определение важно при оценке функции щитовидной железы в случае изменения концентрации ТСГ. Исследование сТ3 наиболее информативно позволяет оценить функциональную способность щитовидной железы. Концентрация свободного трийодтиронина увеличивается при гипертиреозе, уменьшается при гипотиреозе.
   Высокий уровень свободного трийодтиронина возможен при тиреотоксикозе, эндемическом зобе, синдроме Пендреда, приеме эстрогенов, героина, метадона, пероральных контрацептивов.
   Концентрация снижена при послеоперационных состояниях, гипофункции щитовидной железы, остром и подостром тиреоидите, приеме андрогенов, пропранолона, дексаметазона, салицилатов, препаратов кумарина.
Фолликулостимулирующий гормон (ФСГ)
   В организме человека фолликулостимулирующий гормон вырабатывается передней долей гипофиза. У женщин в яичнике гормон отвечает за рост фолликулов, выработку фолликулярной жидкости, образование новых фолликулярных оболочек, готовит фолликул к овуляции. На секрецию эстрогенов – женских половых гормонов – ФСГ влияет мало. У мужчин гормон отвечает за рост и деятельность семенных канальцев, за образование сперматозоидов в клетках Сертоли.
   Нормальная концентрация фолликулостимулирующего гормона у детей до 11 лет составляет менее 2 ЕД/л. У женщин в фолликулиновую фазу менструального цикла – 4—10 ЕД/л, в овуляцию – 10–25 ЕД/л, в лютеиновую фазу – 2–8 ЕД/л, в период менопаузы – 18—150 ЕД/л. Норма у мужчин – 2– 10 ЕД/л.
   Состояния, при которых происходит повышение содержания ФСГ в сыворотке крови: семинома, первичная гипофункция гонад, кастрация, синдром Шерешевского – Тернера, синдром Клайнфельтера, ФСГ-синтезирующие опухоли, прием леводопы, кломифена.
   Снижение уровня ФСГ наблюдается при первичной гипофункции гипофиза, приеме препаратов эстрогена, фенотиазина, прогестерона.
Эстрогены
   Эстрогены – это женские половые гормоны, к которым относятся эстрадиол, эстрон и эстриол. Самым активным является эстрадиол. Эстрогены вырабатываются в яичнике, их секреция стимулируется ФСГ.
   Эстрадиол в сыворотке крови. Большей активностью обладает из всех эстрогенов эстрадиол. Из эстрадиола путем ферментативных превращений образуется эстрон, но он не имеет большой биологической активности. Высокие цифры эстрона возможны в период беременности, так как он образуется из особого соединения, которое вырабатывается корой надпочечников плода. Таким образом, одним из показателей, оценивающих состояние развивающегося ребенка, является определение эстрона.
   В организме женщин эстрадиол образуется в яичниках и фолликулах. Фолликул – это пузырек, стенка которого состоит из трех оболочек и вырабатывает эстрогены. В процессе менструального цикла (в лютеиновую фазу) эстрадиол продуцируется только клетками стенки фолликулов. В период беременности основная выработка эстрогенов происходит в плаценте. В менопаузу синтез гормонов осуществляется еще и корой надпочечников, и периферической жировой тканью. Ароматическими (или алициклическими) называются соединения, содержащие в своей формуле цикл – замкнутую цепочку углеродных (иногда и не только) атомов. Таких цепочек может быть много, тогда говорят о конденсированных полициклах. Андрогены – стероидные гормоны, следовательно, в их основе уже лежит циклопентанпергидрофенантреновое (ароматическое) ядро. Исследование эстрадиола нужно для анализа функции яичников.
   Нормальная концентрация эстрадиола в сыворотке крови: у детей до 11 лет – 5—21 пг/мл. У женщин в фолликулиновую фазу менструального цикла – 5—53 пг/мл, в фазу овуляции – 90—299 пг/мл, лютеиновую фазу – 11—116 пг/мл, в период менопаузы – 5—46 пг/мл.
   Физиологическое действие эстрогенов в организме женщины: гормоны отвечают за развитие вторичных половых признаков, характерные психические и физические особенности. Эстрогены способствуют росту матки, влагалища, слизистой оболочки матки – эндометрия, развитию половых рефлексов. Женские половые гормоны стимулируют сократительную способность мышц матки, за счет усиления чувствительности матки к окситоцину – гормону задней доли гипофиза.
   Уровень эстрадиола различен в разные фазы менструального цикла. Концентрация этого гормона небольшая в начале и середине фолликулиновой фазы. За несколько дней до подъема лютеинизирующего гормона (ЛГ) концентрация эстрадиола начинает увеличиваться, и пик наступает за 12 часов до максимума ЛГ. Через 48 часов после пика лютеинизирующего гормона концентрация эстрадиола резко падает, а затем вновь увеличивается (двухфазная прогрессия). Так, содержание эстрадиола наблюдается через девять суток после овуляции, а в дальнейшем к концу менструального цикла уровень гормона снова уменьшается (см. табл. 2).
   Таблица 2
Показатели эстрадиола
   Концентрация эстрадиола повышается при следующих заболеваниях: гинекомастии, эстрогенпродуцирующих опухолях, маточных кровотечениях в менопаузу, циррозе печени, приеме эстрогенов, гонадотропинов, кломифена.
   Уровень гормона снижается при синдроме Тернера, первичном и вторичном гипогонадизме, приеме лекарственных препаратов: стильбена, эстрогенов.
   Кровь на определение содержания уровня гормонов сдается на 2—3-й день менструального цикла, утром натощак. Кровь для определения уровня прогестерона сдается на 20—24-й день менструального цикла.

Глава 5. Исследование спинномозговой жидкости

   Для получения спинномозговой жидкости производят люмбальную пункцию между остистыми отростками III и IV или IV и V поясничных позвонков. Для пункции больной укладывается на бок с сильно согнутым позвоночником, согнутыми в коленях и притянутыми к животу ногами. Чтобы найти место пункции, необходимо соединить линией (проведенной йодным тампоном) высшие точки гребней подвздошных костей (линия Якоби); эта линия обычно пересекает остистый отросток IV поясничного позвонка (верхний край V поясничного позвонка). Кожу дезинфицируют, проводят местную анестезию новокаином и вводят иглу с мандреном. Когда игла достигает подпаутинного пространства, мандрен вынимают и собирают вытекающую жидкость. Количество жидкости, извлекаемой без вреда для больного, составляет 8—10 мл. Место пункции закрывают стерильным материалом и пациента оставляют в положении на спине без подушки в течение 24 ч; в течение последующих суток пациент может вставать, но на короткое время.
   Ликвор представляет собой в нормальных условиях прозрачную, как вода, жидкость слабощелочной реакции pH 7,35—7,4; относительная плотность 1,003—1,008; содержит 0,2–0,3 г/л белка, хлоридов – 7–7,5 г/л, форменных элементов – от 0 до 3 в 1 мкл.
   Первым этапом исследования спинномозговой жидкости является измерение ее давления, которое в горизонтальном положении у здоровых людей – от 70 до 200 мл вод. ст., а у детей – от 45 до 90 мм вод. ст. Повышение давления отмечается при многих церебральных поражениях, уремии и иногда при эмфиземе легких. Условно-нормальное давление наблюдается у некоторых больных с черепно-мозговой травмой, при спинальном субарахноидальном блоке и при субдуральных гематомах. Перед измерением давления больной должен разогнуть ноги, выпрямить голову и расслабиться. При спинальных процессах необходимо проведение пробы Квеккенштедта, позволяющей определить проходимость субарахноидального пространства спинного мозга. Проба осуществляется путем довольно энергичного сдавливания яремных вен. Затруднение венозного оттока обусловливает повышение внутричерепного давления, а вслед за ним и давления в поясничной цистерне. При отсутствии блока сдавливание яремных вен приводит к быстрому повышению давления на 100–300 мм по сравнению с исходным уровнем; по окончании сдавливания давление быстро нормализуется. При оценке результатов пробы Квеккенштедта следует помнить, что отверстие иглы может не полностью находиться в субарахноидальном пространстве или быть прикрытым нервным корешком. Подтверждает наличие свободного сообщения прием Стуккея: энергичное надавливание на живот обусловливает быстрый подъем давления спинномозговой жидкости. При признаках повышения внутричерепного давления проведение пробы Квеккенштедта противопоказано.
Физические свойства ликвора
   Цвет. Желтый цвет (ксантохромия), а также буровато-коричневый бывает следствием наличия продуктов распада гемоглобина. Различают застойную и геморрагическую ксантохромию. Застойная ксантохромия – результат замедления тока крови в сосудах мозга, что приводит к проникновению плазмы в ликвор. Геморрагическая ксантохромия обусловлена попаданием крови в ликворное пространство (старым кровоизлиянием) и сочетается с эритрохромией. Очень редко желтая окраска может быть обусловлена приемом лекарственных веществ, например пенициллина.
   Красный цвет придает ликвору примесь неизмененной крови (эритрохромия), которая может быть результатом кровоизлияния.
   Зеленоватая окраска ликвора может возникать при окислении билирубина в биливердин или при примеси гноя, в последнем случае ликвор становится мутным. Мутность спинномозговой жидкости зависит от присутствия большого количества форменных элементов, фибриногена, микроорганизмов.
   Фибринозная пленка образуется в ликворе при большом содержании фибриногена. Следует иметь в виду, что фибриновая пленка выпадает только на поверхности жидкости, образуя мешочек, наполненный жидкостью. При микроскопическом исследовании в свернувшемся фибрине можно видеть клеточные элементы, а при туберкулезном менингите иногда обнаружить микобактерии туберкулеза (см. табл. 3).
   Таблица 3
Биохимический состав ликвора
Определение белка в ликворе
   Унифицированный метод определения белка с сульфосалициловой кислотой и сульфатом натрия
   Принцип. Интенсивность помутнения при коагуляции белка сульфосалициловой кислотой пропорциональна его концентрации.
   Реактивы:
   1) 6 %-ный раствор сульфосалициловой кислоты;
   2) 14 %-ный раствор безводного сульфата натрия. Для анализа используют свежеприготовленную смесь равных объемов этих реактивов (рабочий раствор);
   3) стандартный раствор альбумина – 1 %-ный раствор: 1 г лиофилизированного альбумина (из человеческой или бычьей сыворотки) растворяют в небольшом количестве 0,9 %-ного раствора хлорида натрия в колбе вместимостью 100 мл и доводят объем раствором хлорида натрия до метки. Реактив нестойкий, поэтому для стабилизации к стандартному раствору прибавляют 1 мл 5 %-ного раствора азида натрия (NaNз). При этом с условием хранения в холодильнике реактив годен к употреблению в течение 2 месяцев; 1 мл раствора содержит 10 мг альбумина;
   4) 0,9 %-ный раствор хлорида натрия.
   Необходимое оборудование: фотоэлектроколориметр.
   Ход реакции. В пробирку наливают 5 мл свежего рабочего раствора и 0,5 мл ликвора и перемешивают. Через 10 мин. интенсивность помутнения определяют на фотоэлектроколориметре в кювете с длиной оптического пути 1 см против контроля, длина волны 410–480 нм (сине-фиолетовый светофильтр). В качестве контроля вместо реактива используется 0,9 %-ный раствор хлорида натрия. Расчет ведется по калибровочному графику. Построение калибровочного графика: из стандартного раствора готовят разведения и обрабатывают их, как опыт. В 5 пробирок вносят соответственно 0,05; 0,1; 0,2; 0,5 и 1 мл стандартного раствора альбумина и в каждую из них добавляют до объема 10 мл 0,9 %-ного раствора хлорида натрия. Концентрация белка в этих растворах составляет соответственно 0,05; 0,1; 0,2; 0,5 и 1 г/л.
   Перед опытом рекомендуется поставить реакцию Панди (качественную пробу на белок), и если результат реакции характеризуется как 3+ или 4+ – значит, белка много. Нормальное содержание белка в ликворе из желудочков мозга 0,12– 0,2 г/л, из большой цистерны – от 0,1 до 0,22 г/л, при люмбальной пункции – от 0,22 до 0,33 г/л.
   Повышение содержания белка отмечают при нарушении гемодинамики, органических поражениях ЦНС и оболочек мозга, воспалительных процессах. Наиболее характерно увеличение концентрации белка для экстрамедуллярно расположенных опухолей спинного мозга. Пониженное содержание белка в ликворе наблюдают при гиперсекреции ликвора и гидроцефалии.
   Белок спинномозговой жидкости состоит из альбуминов и глобулинов, отношение глобулинов к альбуминам колеблется в пределах 0,2–0,3.
   Унифицированный метод определения глобулинов осаждением карболовой кислотой (реакция Панди)
   Принцип. Реакция основана на осаждении глобулинов насыщенным раствором карболовой кислоты.
   При положительном результате в месте соприкосновения реактива со спинномозговой жидкостью возникает молочно-белое облачко, переходящее в муть. Для обозначения результатов реакции Панди используется система четырех плюсов: слабая опалесценция – 1+, заметная опалесценция – 2+, умеренное помутнение – 3+, существенное помутнение – 4+.
   Необходимо помнить, что реакция Панди осаждает такие белковые фракции, которые остаются не осажденными в реакции Ноне – Апельта, поэтому рекомендуется ставить обе реакции одновременно.
   Способ Стольникова (см. табл. 4)
   Таблица 4
Количество белка можно определить по предлагаемой таблице