Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Затонувшие города. От Черного моря до Бермудского треугольника

   Современное развитие естественных наук дает нам возможность переосмысливать загадки и мифы истории. Доказывает ли наука существование Атлантиды и Лемурии? Была ли гибель Минойской цивилизации вызвана цунами? Как Сибирис, город роскоши, оказался на дне? Почему в одно мгновение ушел под воду знаменитый Порт-Ройял, известный во всем мире как «пиратский Вавилон»? Как затонул древний этрусский город Спина, который называли «королем Адриатики»? Какие тайны хранит Гераклион, более 1200 лет пролежавший под водой? За что был проклят древний белорусский город Свитязь? Что представляет собой «подводная Троя»? На эти и многие другие вопросы вы найдете ответы в нашей книге. Здесь представлены самые новейшие открытия, самые последние сенсации, самые невероятные гипотезы.


Александр Белецкий Затонувшие города – от Черного моря до Бермудского треугольника

Введение

   Затонувшие города – это всегда интересные истории и настоящая приманка не только для подводников, но и для каждого человека, который мечтает о приключениях и об открытиях. Это машины времени, капсула, в которой хранится прошлое. Каждый из таких городов имеет свою интригующую историю и свою гибель. Окруженные обитателями дна, заселенные мягкими кораллами и большими хищными рыбами, они манят нас, представляя возможность узнать что-то новое, почувствовать себя первооткрывателем и исследовать их сумрачные коридоры, тихие улицы и покинутые дома. И совершенно не важно, опускаемся мы на дно, наблюдаем за происходящем на экране или рисуем картинку в своем воображении, читая книгу…
   Однако затонувшие города для исследователей, опускающихся на морское дно, могут превратиться в ловушку. Ведь на затонувших объектах может встретиться множество опасностей потерянные сети, обрушившиеся элементы, нестабильные конструкции… Большое количество исследователей погибло, запутавшись, потерявшись внутри таких строений и застряв под обломками…
   Если у вас есть мечта погрузиться на морское дно в поисках затонувшего города, но нет такой возможности – мы поможем исполнить желаемое. Расскажем истории самых известных «утопленников», предоставляя вам возможность блуждать в лабиринте их коридоров, не выходя из своего дома. Если вы готовы погрузиться в морскую пучину для исследования затонувших городов, тогда мы вам можем пожелать только удачи.

Порт-Роял – «пиратский Вавилон», поглощенный пучиной

   Жаркий июньский день 1692 года. Над Ямайкой солнце приближалось к зениту. Расположенный на песчаной косе город Порт-Ройал, просто тонул в потоках липкого и вязкого зноя. Небо было как зеркало: безоблачным и ясным, а Карибское море – гладким и спокойным. Но духота! Она сильно тревожила горожан: именно в жаркую и безветренную погоду каждый год чувствовались подземные толчки. Хотя, жители уже привыкли к ним, и, ничто, кажется, не могло нарушить привычный ритм их жизни.
   В красивой гавани с убранными парусами, лениво покачивались корабли, а некоторые стояли в доках под разгрузкой. Место для кренгования судов занимал шикарный фрегат «Сван»; экипаж неохотно скоблил его заросшие водорослями и ракушками борта.
   Вдоль грязной улицы, держась подальше от солнца в тени, прохаживались матросы; а за кирпичными, покрытыми штукатуркой стенами домов из-за сильной жары вяло двигались слуги, готовившие своим господам полуденную трапезу. На кухне Джеймса Литтлетона, жившего прямо за Форт-Джеймсом, в медном котле варились аппетитные куски мяса.
   А вдоль причала прогуливался состоятельный горожанин. Он достал свои дорогие отделанные натуральной кожей часы, стрелки замерли на без четверти двенадцать. И он уже хотел было повернуть домой, как вдруг, на какое-то мгновение, ему показалось, что все вокруг замерло. Затем налетел ураганный ветер, он согнул деревья до самой земли, хлынул проливной дождь, и море, которое секунду назад было спокойным, вспенившись, с силой обрушилось на берег. Земля вздрогнула, деревянный причал закачался и накренился. С гор донесся страшный рокочущий шум, похожий на гром. За первым подземным толчком сразу последовали второй и третий. И всего за несколько секунд вся береговая черта погрузилась под воду. Прочные Форт-Джеймс и Форт-Карлисл пропали, будто их никогда и не существовало, а волны как ни в чем не бывало продолжали накатывать на уцелевшую часть города.
   Глубокие трещины, раскололи землю, тут же жадно поглотили здания и охваченных ужасной паникой людей. А вот как описывал эту трагедию один из уцелевших жителей Порт-Ройала: «Несколько судов и шлюпок в гавани перевернулось и утонуло. Среди оставшихся фрегат «Сван»… был заброшен на крыши домов… Он не перевернулся и тем самым помог нескольким сотням людей спасти свои жизни». Через несколько минут все было кончено. Море поглотило две трети города и унесло с собой около двух тысяч человек. К заходу солнца более 1800 домов скрылись в водах Карибского моря, а то, что осталось над водой, представляло собой всего лишь кусок суши в десять акров площадью, похожий на песчаную банку.
   Прошло почти три века, и вот в 1953 году судно «Си Дайвер» направилось к городу Порт-Ройал. Построенное специально для проведения подводных археологических исследований, оно было сконструировано руководителем экспедиции Эдвином Линком, известным изобретателем авиационных и электронных приборов, и полностью отвечало требованиям, предъявляемым к подобным кораблям.
   Судно для подводных археологических работ «Си Дайвер» принимает на борт находки, поднятые с морского дна на месте затонувшего Порт-Ройала. Удачные дни «улов» экспедиции исчислялся десятками предметов, бесценных для археологов.
   Специальная камера, в которой находилось все водолазное оборудование, размещалась в корме судна. На палубе стояли тяжелые стрелы и электрические лебедки для подъема пушек и других больших предметов со дна моря, а на кормовой палубе – катер «Риф Дайвер» с водореактивным двигателем.
   Одновременно с постройкой «Си Дайвер», потребовавшей около двух лет напряженного труда, составлялась карта старого Порт-Ройала, что также оказалось огромной проблемой. Единственная карта, которую удалось найти в архиве, была составлена в 1827 году правительственным топографом Филиппом Моррисом. На ней были изображены границы старого города, а также участок суши, оставшийся после землетрясения. Беда заключалась в том, что объекты на карте не совпадали с сохранившимися наземными ориентирами. Позднее в Британском музее была обнаружена еще одна карта, составленная тоже после землетрясения, но более соответствующая сегодняшней топографии. С помощью этих карт и результатов обследований района, полученных от правительства Ямайки, Линк сумел установить расположение улиц и зданий города, находящихся под водой.
   Наконец все было готово к экспедиции. Каждый ее участник полностью осознавал важность предстоящих исследований. Затонувший Порт-Ройал давно привлекал внимание археологов. В отличие от городов, расположенных на суше и постоянно меняющих свой облик, он остался точно таким же, каким был более двух с половиной веков назад, в момент землетрясения. И все, найденное среди руин, могло правдиво рассказать о жизни того времени. А рассказать было о чем.
   Вероятно, уже около 1300 года клочок суши, позднее получивший название Порт-Ройал-кей («кей» – коралловый риф или песчаная отмель), использовали рыбаки-араваки, коренные жители Ямайки. После захвата острова англичанами в 1655 году здесь вырос город.
   Сопротивление испанцев, также претендовавших на эти земли, прекратилось, когда в 1658 году предводитель обитавших в зарослях беглых рабов-маронов Хуан де Болас уступил власть полковнику Д`Ойли, первому гражданскому губернатору Ямайки. В том же году коммодор Мингс, стоявший во главе обосновавшихся в Порт-Ройале пиратов, взял штурмом Кампече в Мексике, а также ряд городов в Венесуэле. Свезя награбленное добро в свое ямайское убежище, он создал прецедент, который вдохновил на подобные «подвиги» многих.
   Один из приезжих с острова Барбадос писал, что население процветавшего Порт-Ройаля в те годы достигало восьми тысяч человек, одну половину которых составляли выходцы из Африки, а вторую – переселенцы из Азии и Европы (преимущественно англичане). В городе насчитывалось около двух тысяч кирпичных, каменных и деревянных зданий, причем некоторые из них имели по четыре этажа и ценой не уступали домам на Мэйфер в Лондоне. Приезжий обратил также внимание на обилие укреплений и церквей, глубоководную гавань со множеством причалов, четыре рынка, синагогу, католическую часовню, молитвенный дом квакеров, королевские пакгаузы, обширные складские помещения, десятки таверн, зверинец, военные плацы и мосты.
   Порт-Ройал достиг зенита своей славы, став базой для операций Генри Моргана, известного пирата XVII века. Он разграбил многие испанские города на побережье Карибского моря. Порт-Ройал, имея прекрасную гавань и хорошо укрепленный берег, представлял собой идеальное прибежище для пиратской братии. В условиях конкуренции между Англией и Испанией британские власти сознательно поддерживали этих мародеров, главными целями которых являлись испанские корабли и города. Флибустьерский темперамент определял и образ жизни города. Даже после смерти Генри Моргана, когда пиратам в Порт-Ройале уже не оказывали былого гостеприимства, его жители славились как «самые неверующие и развращенные люди». В городе бурно процветали азартные игры, вдоль улиц тянулись таверны, предлагавшие хмельной ром, обильную пищу и женщин легкого поведения.
   Большая часть богатств, добытых пиратами, быстро оседала в руках бессовестных городских торговцев. Сейфы и склады были переполнены добычей – золотыми и серебряными слитками, иконами, ювелирными изделиями с драгоценными камнями, роскошными шелками и парчой, дожидавшимися отправки в Англию и на континент в обмен на деньги и разные товары.
   После катастрофы 7 июня 1692 года на дне гавани оказалось 13 акров застройки, еще 13 акров смыло цунами. Было потеряно по меньшей мере 50 судов и множество ценностей, включая груз флотилии, затонувшей в 1691 году в 110 милях к югу от Ямайки и разграбленной мародерами из Порт-Ройаля.
   Большинство выживших остались в Порт-Ройале, иные перебрались на противоположную сторону гавани и обосновались в Кингстоне, который в то время был всего лишь не приметной деревушкой. Тех, кто предпочел остаться, ждала еще одна катастрофа, случившаяся в 1703 году, – город уничтожил пожар. Несколько ураганов, пронесшихся здесь в последующие годы, скрыли остатки города под слоем песка и ила. Впрочем, не навсегда. В XIX веке ныряльщики королевских военно-морских сил, несколько раз совершавшие погружения в районе затонувшего города, убедились в его существовании. И вот Фортуна дала возможность попытать счастья Эдвину Линку… Первой задачей экспедиции было проведение тщательного обследования участка дна с помощью гидроакустических станций. За это взялся капитан П. Вимс, всемирно известный навигатор. Устанавливая акустическую аппаратуру под соответствующими углами, он фиксировал любое резкое изменение глубины, и результаты замеров тотчас наносились на карту. Так удалось оконтурить ряд фундаментов сооружений. Из них для начала выбрали Королевские товарные склады. Они представляли собой комплекс ангаров, где, согласно описям, «под охраной короны» находились ценные товары. Размеры ангаров гарантировали удачу, даже если карта Вимса оказалась бы недостаточно точной. Мощный грунтосос начал медленно вгрызаться в морское дно… Водолазы работали у открытого конца трубы-насадки грунтососа, спасая все появлявшиеся из грунта предметы.
   В течение нескольких дней на дне моря на небольшом расстоянии друг от друга были пробиты несколько отверстий. Ни в одном из них не оказалось ни одного предмета, относящего ко времени землетрясения. Не была найдена и стена здания. Подъемник доставлял только грязь, ил и гравий со случайными осколками фарфора и стекла. Что могло случиться с королевскими товарными складами? Ответ оказался прост – археологи начали поиски как раз в пространстве между домами.
   После долгих обсуждений и тщательного изучения карты судно «Си Дайвер» было передвинуто на место вблизи восточной стены Форт-Джеймса. И находки посыпались как из рога изобилия. Первым был поднят медный черпак с длинной ручкой. За ним последовали несколько сломанных оловянных ложек, основательно изъеденное коррозией оловянное блюдо и множество зеленовато-черных бутылок XVII века из-под рома, известных благодаря своей форме как «луковичные». Показались и остатки стены. Не было сомнений, что исследователи наткнулись наконец на следы землетрясения. Работа закипела – несмотря на нулевую видимость и множество опасностей, подстерегавших водолазов в мутной воде. На грязном дне таились морские ежи, ядовитые скаты, мурены и скорпены. Часто у поверхности моря мелькали акулы и барракуды. Невидимые в поднятой грунтососом жиже, они были особенно опасны для ныряльщиков.
   В конце лета, когда завершились работы, выяснилось, что, как ни удивительно, ни один водолаз не получил никаких серьезных повреждений, лишь порезы, да еще проблемы с ушными перепонками из-за слишком быстрого всплытия с глубины. Находки же исчислялись сотнями. Среди них: кухонное оборудование – котлы с остатками пищи, деревянные подносы для хлеба, оловянные тарелки и ложки, сковородки, медные подсвечники, курительные трубки и бутылки – сотни бутылок. Потрясенный их количеством, Бернард Льюис, директор Института Ямайки, заявил журналистам: «Я уверен, что здесь бутылок XVII века больше, чем в любом другом месте мира. Создается впечатление, что старый Порт-Ройал больше всего времени тратил на пьянство и курение». Дотошный капитан Вимс определил и владельца таверны. На древней карте в этом месте значилось хозяйство, принадлежавшее Джеймсу Литтлетону. Найденные кусочки штукатурки, черепицы и обломки стен позволили определить конструкцию и внешний облик здания.
   Однако самой уникальной находкой оказались прекрасно сохранившиеся латунные часы со следами покрытия из кожи. Клеймо мастера-часовщика помогло установить дату их изготовления. Они были сработаны в 1686 году Полем Блонделем, гугенотом-эмигрантом из Чалонса. Время – 17 минут до полудня, установленное благодаря рентгеновским снимкам следов от стрелок, указывало точное время катастрофы.
   Приближался сезон ураганов, и «Си Дайвер» должен был перемещаться на более безопасную стоянку у берегов Флориды. Участники экспедиции с сожалением прощались с тайнами пиратского Вавилона. За десять недель работы над затонувшим городом было сделано очень многое. Самое главное, была составлена наиболее точная из существующих карт Порт-Ройала – карта города до землетрясения. «Тем не менее, мы сознавали, – подвел итог Эдвин Линк, – что обследовали только то, что лежало неглубоко. Понадобится много лет напряженного труда, чтобы провести тщательное обследование. Нам посчастливилось найти и определить отдельные точки, в которых мы и сосредоточили поиски. Но это только начало. Когда-нибудь люди вернутся сюда и будут вознаграждены таким множеством находок, что наши успехи покажутся незначительными».
   Линк не ошибся. Спустя шесть лет на «улицы» затонувшего города спустились подводные археологи экспедиции Роберта Маркса, организованной Институтом Ямайки и Комиссией национального фонда. Первым этапом работы экспедиции было уточнение карты Порт-Ройяла. Так же как и для Линка, это оказалось огромной проблемой. Темная вода над затонувшим городом не позволяла использовать аэрофотосъемку и другие средства визуальной разведки. Для поиска металла был применен специальный детектор, а для обнаружения стен зданий – старый, но верный металлический щуп длиной два с половиной метра. Другой проблемой были колоссальные масштабы работ. Так, чтобы составить карту всего лишь одного городского района площадью примерно семьдесят на сто метров, где находились тюрьмы, рыбный и мясной рынки, лавки ремесленников и частные дома, потребовалось несколько месяцев. Но никакие трудности не могли остановить ученых.
   Первой большой находкой экспедиции стала обвалившаяся стена, вокруг которой были разбросаны кухонная утварь и оловянная посуда, бутылки из-под рома и свыше пятисот курительных трубок. Это становилось традицией – в начале работ находить таверну. На этот раз она принадлежала некоему Ричарду Коллинзу. Догадку подтвердили инициалы «Р. К.», нанесенные на двух оловянных тарелках и ложках. Очень важным событием было открытие двух не обвалившихся домов. Потребовался целый день для того, чтобы откопать верхние полтора метра здания длиной 10 метров и шириной 5, при толщине стен 60 сантиметров. Эти раскопки чуть не обернулись трагедией.
   Когда Роберт Маркс зарисовывал сооружение, одна из стен рухнула, придавив его. К счастью, она прижала его лицо к клапану продувки легочного автомата, и водолаз продолжал получать воздух и тогда, когда был без сознания. Сбросить накрывшие его остатки стены Роберту не удалось. Выход был только один – прокопать руками путь вперед. Роберту показалось, что прошли годы, прежде чем кончики его пальцев нащупали край стены. Извиваясь, он продвигался по прорытому тоннелю, пока не освободил руки и голову. Неожиданно легочный автомат застрял между двумя кирпичами. Запас воздуха в акваланге иссякал. С каждой секундой дышать становилось все труднее. Оставался последний шанс – со всей силой Роберт рванулся вперед, легочный автомат оторвался, и обессиленный водолаз вырвался из объятий подводного города… Награда последовала спустя несколько дней. Это были прекрасно сохранившиеся серебряные карманные часы лондонской фирмы «Гиббс» и сундук со старинными испанскими серебряными монетами. Архивные документы рассказали, как сокровища, принадлежавшие испанской короне, оказались в Порт-Ройале. Они были подняты и доставлены в Порт-Ройал, рыбаками с трех испанских галеонов, потерпевших крушение недалеко от острова. Известие о найденных ценностях, стоимость которых досужие языки преувеличили в несколько сот раз, облетело Ямайку. Потребовалось несколько недель, чтобы полиция успокоила взбудораженных обывателей и охотников за сокровищами. В последующие дни было обнаружено еще несколько тысяч испанских серебряных монет хорошей сохранности, золотые кольца и запонки, детали больших часов и прекрасная статуэтка из китайского фарфора, изображающая женщину с ребенком на коленях. На этот раз полиция понадобилась не только для того, чтобы удержать любопытных, мешающих работать, но и для защиты сотрудников экспедиции.
   Местная мафия угрожала им смертью, требуя поделиться находками. В дело включились и политики. Оппозиция обвинила партию, стоявшую у власти, в том, что она украла сокровища, а парламент вообще поставил вопрос о прекращении работ. К счастью для подводных археологов, все обошлось. Это и позволило Роберту Марксу сделать еще одно открытие. Он нашел останки корабля водоизмещением 250–300 тонн. Размеры орудия, найденного поблизости, свидетельствовали о том, что это был военный корабль. Части кирпичной стены, найденные под килем и на корабле, говорили о том, что он затонул во время землетрясения.
   Согласно сведениям, полученным из английского адмиралтейства, единственным военным кораблем, погибшим вместе с Порт-Ройалем, был фрегат «Сван». Он имел длину около 25 метров и водоизмещение 305 тонн. Эти данные полностью соответствовали параметрам обнаруженного экспедицией судна.
   Раскопки под руководством Роберта Маркса продолжались до 1968 года, но и они приоткрыли лишь часть тайн затонувшего города. По мнению специалистов, сегодня Порт-Ройал является одним из самых значительных археологических объектов в мире и требует целенаправленных работ с использованием современных методов поиска и подводных раскопок. Это стало возможным с 1981 года благодаря совместной программе правительства Ямайки и Института подводной археологии при Техасском университете. Сегодня, восстановлен исторический центр Порт-Ройала, проведены новые исследования в его затонувшей части, давшие еще больше бесценных сведений о жизни одного из легендарных городов, получивших название «Пиратский Вавилон».

Легенда города Кер-Ис

   Кер-Ис – в британских преданиях старинный город, столица Армории (т. е. Британи), построенный в заливе Дуарнене королем Корнуальским Градлоном, для своей дочери Дахут.
   Жил в Корнуолле король Градлон. У него был великий ладейный флот, который противостоял многим врагам, в том числе и в Северных землях. Король был знатным моряком и полководцем, топил суда врагов и наполнял свои сундуки золотом. Но вот однажды его моряки, уставшие от битв в холодных странах, восстали и отказались штурмовать замок, что был им обещан. Многие из них умерли в ту зиму. Моряки вернулись на свои ладьи и отправились в Британию, искать жен, заводить детей и жить в мире. И остался король Градлон один. Он был брошен своими людьми и после многих побед и удач впервые впал в глубочайшую печаль. Внезапно король почувствовал чье-то присутствие рядом. Он поднял голову и увидел женщину с длинными рыжими волосами. Это была Малгвен, Королева Севера, правящая в холодных краях.
   Она сказала королю Градлону:
   – Я знаю тебя, ты смел и отважен в бою. Мой муж – старый, и его меч затуплен. Ты и я пойдем и убьем его. Затем ты заберешь меня к себе, в Корнуолл.
   Они убили старого северного короля, наполнили сундуки золотом, и так как лодки не было, оседлали Морварха, магического коня Малгвен. Морварх значит «морской конь», он был черен как ночь и выдыхал огонь из ноздрей. Они пронеслись по гребням волн и нагнали флот короля, двигавшийся к Корнуоллу. Вскоре за этим начался свирепый ураган, раскидавший лодки по морю.
   Градлон и Малгвен остались на море в одиночестве на целый год. Однажды, в ладье, Малгвен родила дитя, девочку. Назвали ее Дахут. К несчастью, после родов королева ослабела и умерла. Король Градлон и Дахут вернулись в Корнуолл. Но король был так печален, что не выходил из своего замка. Дахут росла, она стала такой же прекрасной, как и ее мать. Король любил играть с локонами ее длинных золотых волос. Дахут открыла для себя море. В один из дней она попросила отца построить город близ моря.
   Градлон любил свою дочь и согласился. Много тысяч рабочих начали строить город. От высоких волн и штормов город был обнесен очень высоким валом, с запертыми замечательными бронзовыми вратами. Ключ имел только король Градлон. И был назван город Ис. Рыбаки каждый вечер видели на пляже громко поющую девушку, с развевающимися золотыми волосами. Это была принцесса Дахут. Город Ис стал местом, где люди праздновали, он был полон лихих моряков. Каждый день видел новые пиры, игры и пляски.
   Каждый день, принцесса Дахут свершала новую помолвку. Вечером она одевала на лицо черную маску, а жених стоял с ней до утра. И как только раздавалась песня лугового жаворонка, маска сжималась на горле юноши и удушала помолвленного. Всадник брал тело на лошадь и отвозил в Океан, подле Залива Покойника. Все те, кто был помолвлен с Дахут, умирали к утру и их выбрасывали в море.
   Однажды весной странный всадник вошел в Ис. Он был в красном, его руки были длинны и тонки, а ногти искривлены и заточены. Дахут улыбнулась ему, рыцарь не взглянул на нее. Вечером он подошел к ней. Через долгое время он провел своей рукой с заточенными ногтями по ее золотым волосам. Внезапно великий шум пришел с моря, и ужасный ветер потряс стены города Ис. «Буря может реветь, врата города сильны и король Градлон, мой отец, имеет свой уникальный ключ, висящий на шее», – сказала девушка. «Твой отец-король спит. Ты можешь сейчас запросто взять ключ», – ответил рыцарь.
   Принцесса вошла в спальню своего отца, тихо подошла к нему и взяла ключ, висевший на цепочке на шее. В тот же миг огромная волна, выше горы, обрушилась поодаль. Ее отец тут же пробудился, и она сказала ему: «Быстрее, отец, мы должны взять коня Морварха! Море рушит дамбы!». Король взял дочь на коня, море было яростно. Конь мчался по воде, которая бурлила большими пузырями. Принцесса вцепилась в отца и сказала ему: «Спаси меня, отец мой!». Вдруг великая молния грянула в буре, и прогремел глас свыше, который произнес: «Градлон, брось принцессу!».
   Возник облик бледный как смерть, одетый в коричневые одеяния. Это был святой Гуенол, который молвил принцессе: «Позор и горе тебе, ты пыталась украсть ключ от города Ис у собственного отца!». Дахут отвечала: «Спаси меня, унеси меня на другой конец мира!»
   Но Морварх не двигался более, и яростные волны обрушились на него. Святой Гуенол повторил приказ Градлону: «Брось принцессу!», огромные волны разбивались у ног святого. Дахут выскользнула наземь, и король, рыдая и сокрушась, бросил ее в море. Волны мигом поглотили принцессу. Море залило город Ис и всех его обитателей. Конь понес короля на побережье, затем в луга и холмы, мчась ночью.
   Градлон основал город, где две реки собираются вместе, между семи холмов. Он сделал его своей столицей и провел там остаток дней своих. После смерти короля его статую вырубили из гранита. Статуя сия находится между двух башен собора святого Корентина. Она представляет короля Градлона, верхом на коне, вглядывающегося в направлении исчезнувшего города.
   Люди толкуют, что после смерти Дахут стала русалкой, и ее видят рыбаки лунными ночами расчесывающей золотые волосы. Также говорят, что в очень тихую погоду можно услышать колокола исчезнувшего города.
   Впрочем, есть и вторая версия легенды о городе Ис…
   Дагю, в повествовании Меррита названа «Дахут» – злая, но красивая ведьма жила более двух тысяч лет назад в городе Ис. Никто не знает, где находится город Ис, возможно, между Киброном и Бель-Илем. Когда-то на том месте была суша. Ис называли злым городом, где жили ведьмы и колдуны. Самой злой из всех служителей тьме была Дахут, дочь короля Иса. Она брала себе в любовники любого, кого хотела, а потом бросала в море. Или, как говорят, отдавала своим теням…
   Дахут заставляла тени подчиняться себе. Это были тени убитых ею любовников, демонов, инкубов и суккубов из кошмаров.
   Наконец, боги решили вмешаться, они считали, что тот, кто живет мечом, от меча и должен умереть. Они послали в Ис юного героя, которого страстно и неистово полюбила Дахут. Это был первый человек, которого она по-настоящему полюбила, несмотря на прежние связи. Но он оказался очень скромным. Парень мог простить ей прежние грехи, но чтобы полюбить ее, он хотел убедиться, что она его любит. Дахут решила доказать ему это.
   Ис находился ниже уровня моря, от воды его защищали прочные стены. Были только одни ворота, через которые могло войти море. Для чего они были сделаны неизвестно. Во всяком случае, легенда гласит, что такие ворота были. Ключ от них всегда висел на шее отца Дахут, короля Иса. «Принеси мне ключ, и я поверю, что ты меня любишь», – сказал герой. Дахут прокралась в спальню отца, сняла у него с шеи ключ и отдала его любимому. Он открыл морские ворота, и море ворвалось в город. Таким был конец мрачного города Иса и злой Дахут.
   В легенде есть достойная внимания подробность. Дахут в порыве преданности прибежала к отцу, разбудила его и взяла большого черного жеребца. Оседлав его, она посадила перед собой короля и попыталась ускакать от волн на возвышение. Но тут восстали ее тени, устремились в волны и стали их двигать все быстрее и выше. Волны обогнали черного жеребца Дахут и ее отца. Предполагают, что она по-прежнему едет по берегам Киброна на своем черном жеребце, и у ее ног, преследуя ее, бежит свора теней людей, некогда убитых ею…
   По бретонским преданиям, иногда можно услышать звон колоколов Иса, предупреждающих о приближении шторма.
   Бретонцы говорят, что Ис был самым красивым городом на земле, и после его разрушения, франки переименовали Лютецию в Париж, так как по бретонски «Par Is» значит «подобный Ису». Согласно бретонским поверьям, Ис всплывет, когда Париж будет поглощен водой.
   Иногда легенда воспринимается как победа христианства (Градлон был обращен святым Гвенноле) над язычеством (Дахут и остальные жители города поклонялись кельтским богам). Однако по бретонской легенде, Градлон встречался и разговаривал с последним друидом Бретани. Король утешал его, а после смерти друида, перед строительством часовни в священной роще, наблюдал за его погребением по языческому обряду.
   Легенда о затоплении Иса отличается от большинства подобных легенд, так как расположение города четко определено: на него указывает статуя Гладрона в Кемпере, большинство обозначенных в легенде местностей действительно существует, несколько римских дорог фактически приводят к морю (подразумевается, что они должны были вести к Ису).
   Кроме того, помимо бретонцев, схожие легенды о затоплении имеются и у других кельтских народов – ирландцев и валлийцев. Предполагается, что легенда основана на реальном событии, произошедшем в те времена, когда бретонцы, ирландцы и валлийцы были одним народом. Любопытен факт, что согласно древнему историку епископу Григорию Турскому, Хильде берт I – король франков из династии Меровингов, правивший с 511 по 558 год нашей эры, – носил на шее золотой ключ.
   Город Ис занимает важное место в бретонских мифах. Считается, что Ис может возродиться, когда в нем отслужат мессу. По другим преданиям, каждые сто лет воды расступаются, и в это время можно увидеть легендарный город город.
   Для мировой общественности Кер-Ис был открыт виконтом Теодором Эрсаром де ла Вильмарке, который в середине XIX века опубликовал балладу «Затонувший город Ис» в своем сборнике бретонских народных песен «Барзаз Брейз».

Легенда о затонувшем городе Свитязь

   Легенды – удивительные, таинственные. Одна из них повествует о том, что на том месте, где сейчас находится озеро, стоял когда-то город Свитязь. Одна из легенд о древнем городе Свитязе гласит: исчез город потому, что жители в нем были слишком негостеприимные.
   Отличался город достаточно строгими нравами: не принимали здесь чужих. И большинство нищих из околиц города прекрасно знали об особенностях городка и не заглядывали сюда. Знали – могут прогнать, могут собаками затравить, а могут и убить. И уж во всяком случае, ни приюта, ни милостыни здесь ожидать было нельзя.
   Однако ходили в те времена по дорогам белорусским не только местные нищие, у которых был дом, да только вот в доме ничего не было, но и жабраки, как их называли, те, у кого и дома-то не было. Выгоняли из дому за долги – и отправлялась вся семья с котомками по свету в надежде на добрых людей, которые и переночевать пустят, и накормят, а, может, и в дорогу что дадут. И ведь принимали – даже самые бедные помнили присказку – «от сумы да от тюрьмы не зарекайся» и следовали старому правилу – накормившего однажды в беде добрые люди не оставят. А Свитязь – здесь жители были не таковы. Даже собаки здесь по улицам не бегали: уходили из нехорошего места. Разве что те, что на цепях сидели, во дворах…
   Негостеприимные были здесь люди, а на каждой двери висел обязательно замок. И это во времена, когда двери не только в деревнях, но и в небольших городах не запирались, разве что клямка набрасывалась, в знак того, что хозяев дома нет. И ведь никто не смел зайти, не то, чтобы взять чужое. Удивительная была земля – белорусская. Даже купцы, заключая договор, всегда заключали его лишь на словах. И на слово верили…
   Появился в один из дней в городе Свитязь старый нищий. Видя незнакомца, местные плотнее запирали свои двери и окна, чтобы не подумал даже просить о приюте и милостыне. Однако нищий обычаев не знал, и решил, что даже в городе, где большинство людей столь негостеприимны, обязательно найдется добрая душа.
   Прошел старик по центральным улицам, и выбрался на бедную окраину. Однако и здесь запирали перед носом его двери, и здесь никто не сочувствовал старому бедняку. Только одна вдова, что жила в хатке-развалюшке у самой городской стены, впустила его, когда совсем уже стемнело. Впрочем, единственное, что она могла предложить старому путешественнику – это место у холодной печки, где она сама вместе со своим малышом-сыночком ложилась вечером спать. Не было в доме никакой еды.
   Но старик заглянул в старый мешок, где когда-то было зерно – и нашел три зернышка. И велел хозяйке смолоть их на ручной мельничке. Она решила, что старик потерял рассудок от голода и горя, но решила не перечить. А когда начала молоть – намолола три меры муки с трех зернышек.
   Обрадовалась – ведь и самой будет что поесть, и странника накормить, и малышу можно немного затирки дать – тоже не голодный будет.
   Старик тем временем вышел за городские ворота и насобирал немного хвороста, чтобы печь растопить. А, когда возвращался, увидели его другие местные, и увидели, что заходит он в дом ко вдове, и рассердились на женщину, что нарушила городскую традицию. Но решили подождать до утра, чтобы собрать городской совет.
   Вдова тем временем приготовила затирки – сама досыта наелась, сыночка своего накормила, да и странника не забыла. И рядом с теплой печкой улеглись спать.
   Утром же проснулись они от того, что собрался у домика народ, и требовал выбросить из города старика-попрошайку, а вдову строго наказать – утопить в речке, что неподалеку протекала. Вдова испугалась, заплакала, знала ведь – утопят, не пожалеют, и малыш-сыночек с голоду умрет. Тогда старик расправил плечи и велел ей брать сына на руки и идти за ним. И прошли они сквозь толпу, и никто их не увидел. А когда выходили за городские ворота, отряхнул старик пыль со своих лаптей и велел вдове уходить по дороге, не оборачиваясь. Она и пошла, но услышала за спиной плачь и крики. И позабыла наказ старика, и оглянулась, ведь прожила она в этом городе много лет. А, как оглянулась, то увидела, что город опускается под землю, и заливает его вода. И превратилась тут же в камень.
   Сегодня уже неважно, что легенда эта сильно напоминает библейскую историю про Лота и жену его, что уходили из обреченного города. Местные жители уверены, что жизнь такова: в ней нередко повторяется то, что происходило когда-то. И повторяется там, где старый урок не выучили.
   Говорят, и до сегодняшнего дня неподалеку от озера стоит камень, напоминающий женщину с ребенком на руках. И ходят к этому камню бездетные женщины, просить, чтобы появился у них ребеночек, и несчастная вдова всем старается помочь. Только вот если прикоснется к ней рука, смоченная водой из озера Свитязь, появляются на камне то ли слезы, то ли капли крови…

Легенда о граде Китеже

   Чем больше мы пытаемся объяснить то, что нам не дано понять, тем больше мы окунаемся в мир неведения, не желая воспринимать ту окружающую среду, что нас окружает. Все больше и больше со временем, с годами, познаем необычного, а порой даже пугающего, не воспринятого нашем сознанием. Но, человек в своем существе с возрастом и годами жаждет этого, даже если он свято убеждает себя и окружающих себя людей в том, что быть этого не может!
   Вот и в этой истории, которую мы решили Вам поведать, хотелось бы отдельно подчеркнуть, что эта легенда всеми воспринимается больше мифической, нежели каким бы то ни было историческим фактом. Но разве не на таких легендах держится все человечество, разве не это вы бы хотели прочесть в одной из следующих книг, на просторах интернета, или хотели слушать день за днем из радиоприемников или на повторе своих гаджетов?…
   Китеж – мифический город, который, согласно русским легендам, спасся от войск Батыя в 13 веке лишь за счет того, что погрузился на дно озера Светлояр. Современники того времени, как гласят придания, считали город Китеж, как убежище последователей старой веры. При этом мистики 19 века утверждали, что Китеж был городом праведников, духовным центром Руси, волшебным образом перенесенным в другое измерение. Легенда о граде Китеже – одна из самых необычных и невообразимо чудесных историй русского фольклора.
   Некогда на берегах озера стоял Большой город Кетеж, основанный князем Юрием Всеволодовичем. После нападения на Русь монголо-татарские войска во главе с Батыем, подошли к берегам Волги, в жестоком сражении было разбито русское войско, разорив город Малый Кителе. Князь Юрий укрылся в лесах, в светлоярском Большом Китеже. Батый у одного из пленных выпытал обходную дорогу, выйдя лесными тропами к городу, войско Батыя принялось осаждать Китеж. До последней капли крови и вздоха защищались жители города, Юрий во время осады был убит. Город остался без защиты, и помощи ждать было неоткуда. Попав в такую ситуацию, жителям осажденного града ничего не оставалось, как идти в центр и молиться, чтоб беда обошла их стороной. Бог услышал молитвы прихожан. И на глазах удивленного и одновременно ужаснувшегося происходящим войска, город со всеми своими жителями погрузился в воды озера Светлояр. Иногда, во время церковных праздников, из-под воды слышен церковный звон, а кто-то смог навсегда запечатлеть перед глазами над озером Светлояр и сам город…
   В 18–19 веках история об этом городе немного изменилась. Теперь о нем говорили, как о городе праведников, месте, где царили справедливость и благочестие. Большое количество людей пытались найти Китеж, в итоге их родственникам приходили письма, где они говорили о том, что достигли Великого града и просили близких не беспокоиться о дальнейшей их судьбе…
   Историки уже давно перестали относиться к легендам как к проявлениям народной фантазии. Многие из них оказались реальным свидетельством произошедших событий. После того как Шлиман, опираясь на тексты Гомера, нашел Трою, интерес к расследованию приданий и мифов, неуклонно растет.
   Эта легенда подчеркивает лишь только то, что прочитав ее, вам самим захочется найти тот самый удивительный город. Почувствовать то величие, всю ту паутину тайны окутавшей Вас. Стоит ли верить ли во все эти мистификации, порой не подпитанные никакими фактами? Вопрос, в том, во что верите вы…?

Калязин – история о большом колоколе

   Большинство трагедий, происходящих в нашей реальности, плоскости и времени как пугают, так и очаровываю до безумия. Как правило, многие считают, что большинство легенд, мифов или баллад являются всего лишь вымыслом. Люди больше выдумывают, нежели хотят верить фактам, которые зачастую находятся у них под носом. С другой стороны они не в силах понять, какие неведомые силы способны так удивлять, очаровывать, так же как и в этой интересной, но в то же время загадочной истории…
   Речь пойдет о Калязинском колоколе и его мистифицированных свойствах но, обо всем по порядку.
   Всем известно, что в 30-е годы XX века во время строительства Угличского водохранилища город Калязин был затоплен, а Николаевский собор взорван. От него осталась лишь одинокая колокольня – символ святости нашего города. Но до сих пор ходят слухи о большом колоколе в подвале знаменитого памятника архитектуры.
   Дело же было так. Все строения в зоне затопления должны были быть либо разрушены, либо перенесены в незатопляемое место. Поскольку перенести каменный собор невозможно, то его, как и все подобные строения, начали рушить. Но колокол, который висел в самом верхнем ярусе колокольни, нужно было снять. Долго пытались подцепить и уложить на землю многотонную махину, но в итоге получилось, что колокол рухнул и оказался в глубоком подвале. Достать его, конечно, пытались, но то мешал паводок, то подвал заливало водой и про колокол просто забыли. Казалось бы – навсегда, но нет…
   К началу войны 1941–1945 года уровень водохранилища достиг проектной отметки, и колокольня оказалась отдалена от берега на 200 метров. Белоснежная матушка – колокольня посреди голубых волн, это красиво, но местные жители не радовались, для них, тех, кто остался жить в Калязине, колокольня стала символом убийства города. И вот в ясную лунную ночь, в начале июня 1941 года, колокол ударил в первый раз. На следующую ночь город уже не спал.
   Такое конечно редко где встретишь, может это совпадение, а может колокол, и действительно предупреждал народ о бедах, а может это все преувеличение и на самом деле все – лишь догадки. Чем больше вопросов дает нам данная история, тем больше появляется желание раскрыть эту тайну…
   Большим количеством различных легенд и мифов порос город Калязин. Многие его сравнивают с городом Китеж, о котором я поведал вам в предыдущей главе. Неужели все настолько взаимосвязано настолько, что можно проводить параллели? Наверное, все в большинстве своем пытаются сравнивать многочисленные необъяснимые вещи и подводить их, под один «порог»…
   Что было бы, если бы в далеком 1938 году Сталин не решил расширить Волгу, сделав ее в этом месте судоходной? Возможно, не было создано Угличское водохранилище, а часть Калязина и Николаевский собор не пришлось затапливать.
   Очевидцы вспоминали, как каменные дома разобрали, а храм взорвали… Прогремел взрыв, и на мгновение все замерло. А потом будто бы стены заплакали: штукатурка, обломки кирпичей потекли вниз. Говорят, из колокольни планировали сделать маяк. Только поэтому она и сохранилась.
   Калязинцы называют свой город вторым Китежем. От былого города осталось лишь два холма, ставших островами. Первый – Монастырский (не так давно там началось воссоздание башен монастыря), второй – остров Любви. По традиции к нему приплывают влюбленные перед свадьбой – прощаться со свободной жизнью и клясться друг другу в любви и верности.
   В Калязине всего три улицы. Сохранилось много старых купеческих строений. На весь город – всего пара магазинов. Пятница – базарный день. Местные жители делают запасы на рынке на всю неделю.
   О Калязине ходит много красивых легенд. Говорят, что в здешнюю княжну Нарышкину когда-то был отчаянно влюблен писатель Дюма-старший. Он увидел ее в Париже и совершенно потерял голову. Примчался за ней в Калязин, но не застал красавицу дома, она продолжала свое путешествие. Именно здесь в мучительном ожидании Дюма написал роман «Учитель фехтования». Княжну писатель так и не дождался, а роман осчастливил человечество.
   Местной же красавицей Екатериной Ушаковой был увлечен Пушкин. Он посвящал ей стихи и много времени проводил в ту пору в ее имении – селе Никитском неподалеку от Калязина.
   Святой покровитель города – преподобный Макарий Калязинский. Здесь во Введенской церкви находится частица его мощей. Церковь была построена на средства купца Охлобыстина. В храме сохранилась памятная плита с надписью: «Строителю храма Введения», установленная в ознаменование его заслуг. Рядом – старое кладбище, где захоронены представители калязинского купечества, священнослужители и простые горожане.
   Неподалеку, в здании Богоявленской церкви, размещается экспозиция краеведческого музея. Начало музейным коллекциям положили вещи, переданные сюда после закрытия Троицкого монастыря.
   У Калязина особенная судьба. Старожилы горестно качают головами: «Все лучшее, что было в городе, покрыто водой». Но все равно незабываемое впечатление оставляют уголки местной природы, завораживающие волжские просторы и живописные улицы – эталоны русской глубинки.
   Так же была интересная легенда, связанная с Калязиным, ее знал каждый ребенок, не говоря уже о взрослом поколении того времени.
   Лето 1947 года выдалось в России сухим и жарким. В Калязине Волга обмелела так, что вернулась в свое старое, до разлива перед войной, русло. Обнажились ее прежние берега. И трое подростков 11–12 лет решили найти подземный ход, который шел от колокольни Николаевского собора в Троицкий Макарьев монастырь. О нем рассказывал им Николай Михайлович Харитонов, коренной калязинец, сын Михаила Матвеевича Харитонова, первого начальника пристани Калязинна ее новом месте в устье Жабни.
   Николай Михайлович работал в Кимрском отделении Управления речного пароходства и постоянно приезжал в Калязин к своим родственникам. Харитоновы, Верхотины и Шаргородские жили в одном доме № 1 на улице Карла Маркса, поэтому двое из Юриев его хорошо знали. Николай ходил в форме речника, в кителе и фуражке с кокардой, стройный, красивый – все соседские мальчишки его обожали. Он-то и подсказал ребятам эту идею: исследовать подземный ход в монастырь.
   И вот в один из приездов Николая летом 1947 года трое детей и Харитонов отправились на поиски подземного хода, поскольку обнажился прежний берег Волги под колокольней. Когда-то, до разлива реки, Николай этот вход в подземелье видел. Искатели взяли с собой ломы, лопату, фонарь и отправились к колокольне.
   Спустились от колокольни метров на восемь к реке. Николай, показав рукой, сказал: «Вот вход!». Металлическая дверь была наполовину засыпана обрушившейся землей, и лопата очень пригодилась. Вчетвером ломами, с великим трудом, еле-еле они все-таки смогли открыть дверь в подземелье. Из него пахнуло сыростью и смрадом. Но воды не было: русло оказалось ниже. Зажгли фонарь. Николай остался на всякий случай у входа, а трое друзей, осторожно ощупывая землю ногами, двинулись внутрь. Они увидели, что подземный ход шел из-под колокольни. А из рассказов старожилов города известно, что в давние времена в ней обреталось несколько монахов Троицкого монастыря. Здесь находились их кельи. Зачем монахи жили в колокольне? Об этом можно лишь догадываться.
   Легенда о подземном ходе из Троицкого монастыря к Николаевской колокольне существовала всегда. Но не было достоверных доказательств. И вот теперь оно есть. Потому что эта быль записана со слов выросшего мальчика, коренного калязинца, 1936 года рождения, одного из описанной «экспедиции». Он же поведал еще одну историю, связанную с монастырем, которую слышал от одного из старых жителей города, бывшей Подмонастырской слободы.
   Через несколько минут после того, как взорвали Троицкий собор, еще пыль не успела осесть, прискакал верхом на коне гонец из Москвы, привез постановление Совнаркома об отмене решения о сносе и затоплении Калязинского Троицкого монастыря. Его решено было сохранить. Но гонец скакал, наверное, не из Москвы, а из Калязина, по понтонному мосту. Но не успел.
   Кто-то скажет, что все рассказанное и описанное выше имеет две стороны. Первая – это конечно мистическая составляющая всего происходящего. Это нравится большему проценту человечества на земле. Обсуждать то, что они не в силах объяснить и понять. С удивленным лицом слушать прекрасные сказки. После чего, придя домой, искать все это на просторах интернета, пролистывая страницу за страницей, подпитывая и без того разигравшийся интерес. Вторая – без сомнения заставляет доверять голым фактам, которые вроде есть, но их недостаточно, чтобы объяснить первую сторону. Такие люди – больше консерваторы и те, кто не приемлет разговоров о высших силах!

Камбейская цивилизация, Индия

   Археологи обсуждали в течении многих десятилетий происхождение загадочной «Хараппской цивилизации» (долина Инда), которая процветала на территории современного Пакистана и северо-западной Индии примерно в 3000-х гг. до н. э. Индийскими учеными, работающими в Камбейском заливе, были получены сенсационные данные, говорящие о том, что хараппцы произошли от другой, более древней культуры, жившей в конце последнего ледникового периода и затопленной океаном до начала новой истории.
   До этого удивительного открытия предполагалось, что организованные цивилизации не существовали до 5500-х гг. до н. э. Многие ученые отказывались признавать, упоминавшиеся во многих древних религиозных письменах мифы о наводнениях постигших эту землю. Но открытие, сделанное в Камбейском заливе (Индия), просто потрясло ученые умы. Было установлено существование древней цивилизации, погрузившейся в океан.
   Итак, на дне Аравийского моря близ берегов Индии был обнаружен древний затопленный город. Его площадь была, более 17 квадратных километров, с тысячами домов (для сравнения – площадь древнего Вавилона четыре квадратных километра). А неподалеку от этого места был найден еще один город, меньший по размеру. Находки сделаны в Камбейском заливе, глубоко вдающимся в сушу. Сегодня на его берегах стоит Мумбаи, один из крупнейших городов мира. Однако, древние поселения расположены почти на 300 километрах севернее Бомбея. Индийские специалисты ведут здесь раскопки с 2001 года, хотя это очень непросто – ведь глубины в районе поисков составляют 30–40 метров.
   Ученые давно знали о том, что на полуострове Индостан люди жили издревле. Но открытие оказалось неожиданным, до нашего времени не дошли никакие легенды тех времен. Хотя и существуют легенды о некогда существовавшей Лемурии, но обычно ее помещают юго-западнее. Все же, фактом ее существования является наличие лемуров на Мадагаскаре и юге Индии, и некоторое сходство дравидийских языков юга Индии и языков востока Африки. Разумеется, это не совсем доказывает действительное существования крупного острова, исчезнувшего сейчас. А Мадагаскар в древности не был заселен вовсе, и только мореходы из нынешней Индонезии в первом тысячелетии нашей эры открыли для себя эту землю. Также достаточно поздно появился человек и на Сейшельских островах.
   Не стоит называть открытую цивилизацию Индийской Атлантидой – этот район далек от Атлантики, а его внешний облик далек от затопленного города в знаменитом описании государства атлантов у Платона. Характер дна свидетельствует и о том, что затопление происходило постепенно, а не в результате неожиданной природной катастрофы, и это тоже отличает этот древний город от описанной в «Диалогах» Платона Атлантиды.
   Анализ предметов, поднятых со дна, показал, что они датируются периодом, отделенным от ранее обнаруженных протоиндийских цивилизаций (города Хараппа и Мохенджо-Даро) несколькими тысячелетиями. Получается что это время, близкое к эпохе легендарной Атлантиды. Речь идет о более чем 7,5 тысячах лет до нашей эры. Эти находки из Камбейского залива указывают на существование города, более древнего, чем, например, Иерихон, которому всего около семи тысяч лет.
   Ученые-скептики тут же подвергли сомнению датировку, и не удивительно – ведь новые археологические находки ставят под сомнение уже сложившиеся в науке каноны.
   Между тем многие океанологи подтверждают, что залив в нынешнем виде образовался в период oт 6900 до 7700 лет назад. Так что найденые города, в любом случае, очень древние.
   Кстати, среди сторонников этой гипотезы о существовании на Земле в далекой древности высокоразвитых цивилизаций – английский писатель Хэнкок, хорошо известный российским читателям. Возьмем к примеру его книги про загадки египетских пирамид, выпущенных в соавторстве с англичанином, Р. Бьювелом. Британский писатель еще в 2002 году организовал целую специальную экспедицию для киносъемки руин на дне Камбейского залива.
   Надо заметить, что последнее открытие такого мирового масштаба в Индостане было сделано в 1922 году, тогда в долине реки Инд, в 600 км от Хараппы обнаружили руины городища Мохенджо-Даро. По современным данным, в нем жили до 50 тысяч человек. Гораздо больше, около 80 тысяч, жили в городе Хараппа. В 1856 году десятки тысяч кирпичей из руин были использованы англичанами при строительстве насыпи для железной дороги. И только в 1873 году военный инженер Каннингхэм провел в Хараппе первые раскопки. А в 1921-м археологи начали в Хараппе настоящие масштабные работы. Оказалось, что кроме общего антропологического типа, жителей двух древних городов, и доказательством в пользу того, что это одна и та же цивилизация, свидетельствуют… кирпичи. И в Хараппе, и в Мохенджо-Даро они имеют стандартные размеры – длина относится к ширине как 4 к 2, если принять толщину кирпича за единицу.
   Не раз пресса и ученые писали о загадочных надписях на печатях, найденных в протоиндийских городах. Тайна своим покровом плотно окутывает и причины гибели цивилизации долины Инда примерно за полторы тысячи лет до нашей эры. Среди версий – даже война с применением оружия, которое имеет излучение, порождающее гибель для всего живого.
   Но является ли культура протоиндийцев наследницей затопленных городищ Камбейского залива? Проверить в это возможно, сравнив особенности построек. Так в Хараппе и Мохенджо-Даро главные улицы были ориентированы в направлении север-юг, имелись также круглые общественные колодцы, располагавшиеся вдоль улиц. А на первых этажах зданий не было окон. Общая планировка городов была прямоугольная, в отличие от того же легендарного государства атлантов. Ведь по рассказам Платона ее можно было изобразить в виде трех гигантских концентрических кругов. Конечно, прояснить ситуацию могло еще и сравнение антропологических особенностей жителей. Но в городах долины Инда найдено мало захоронений, а уж говорить о затопленных поселениях тем более не приходится. Однако, известно, что в протоиндийских городах жили как представители средиземноморской расы, так и люди, похожие на австралоидов, – темнокожие, плосконосые, ростом около полутора метров.
   Вернемся к планировке поселений и сравним известные особенности городищ долины Инда с обнаруженными затопленными городами Камбейского залива. Здесь нет круговой планировки, а дома не выше трех этажей, это очень типично для древних городов долины Инда. Сейчас в районе поисков в залив впадают две реки – Тапти и Нармада, а древние поселения как будто бы вытянуты с востока на запад вдоль теперь уже затопленных русел когда-то протекавших здесь продолжений рек. Были найдены посуда, детские игрушки, плита с загадочными надписями (что это древнейшая письменность?). Кстати, символы на плите очень интересны, они чем-то напоминают письмена встречающиеся на печатях из городов долины Инда. Но также они встречаются и во многих других древних надписях, а по типу знаков можно предположить: ранее неизвестная письменность была слоговой.
   Ученым хорошо известно, что наступление моря на сушу длилось многие столетия, а уровень Мирового океана после завершения последнего оледенения поднялся на десятки метров.
   Известные Веды принадлежат племенам, пришедших в Индостан намного позже. В источниках даже говорится о каких-то загадочных знаниях, спасенных от вод людей. Очевидно, речь идет как раз о мудрости более древней цивилизации. Удивительно, но подтверждающим фактом существование более ранней цивилизации является и греческий автор времен похода в Индию Александра Македонского. Он писал о неких 153 поколениях царей, правивших до этого в долине Инда в течение 6400 лет. Возможно, это и преувеличение но может быть речь идет о династии, восходящей к затопленным городам.
   И вот еще доказательство: некоторое время назад со дна океана подняли древние кирпичи. Ученые-скептики, естественно, притихли ведь всем понятно, что в природных скалах такого не найти. Но оказалось, что соотношение толщины, ширины и длины у кирпичей один к двум и к трем. То есть в городах долины Инда использовали кирпичи длиннее. Получается, что о прямой преемственности двух древних культур говорить рано.
   Кстати, в Ведах люди, населявшие долину Инда и завоеванные арьями, назывались «даса». Многие из них попали в рабство, составив потом основу низших индийских каст. А вот само происхождение даса до сих пор неизвестно, хотя южная граница их поселений 5–6 тысяч лет назад была именно в районе Камбейского залива. Но после прихода арьев так и не покоренная ими часть даса ушла на юг Индостана, и сегодня ceверная граница расселения дравидийских народов проходит все в том же районе. Может быть, найденный затонувший древний город и был первой столицей союза дравидийских племен?

Подводные города аргонавтов

   Миф об аргонавтах проходят в школе, на уроках истории. Не будем его повторять. Ученые считают, что миф этот отражает подлинные события: в глубокой древности плавали греки к берегам Колхиды, нынешнему побережью Грузии и Абхазии. Более двух с половиной тысяч лет назад возникли первые колонии эллинов на побережье Черного моря.
   Одной из самой первых колоний была Аполлония, основанная в VII веке до н. э. Два столетия спустя она превратилась в процветающий город-государство, чеканивший собственные монеты, имевший свои колонии и посылавший суда во все пределы Черного моря и в Эгейское море, вплоть до острова Крит. Сейчас на месте древней Аполлонии стоит болгарский город Созопол, неразрывно связанный с морем. И по сей день сохранилась полуразрушенная дождями, ветрами и временем величественная стена Аполлонии. В земле Созопола археологи нашли немало предметов: серебряные украшения, античные амфоры, монеты, керамику. В тридцатых годах нашего века в окрестностях Созопола, неподалеку от берега, работала драга. Она прокопала широкую траншею в морском дне. И тут оказалось, что под водой лежит огромное число различных черепков – и они относятся ко временам, охватывающим промежуток более чем в две тысячи лет. Часть Аполлонии поглотили воды Черного моря!
   «Из собранной керамики следует отметить невзрачные на первый взгляд черепки. Это остатки сосудов, сделанных даже не на гончарном круге и употреблявшихся в каком-то древнем местном поселении, которое существовало на месте Созопола еще до прихода греков. К находкам более позднего времени относятся большое греческое надгробие, множество керамических изделий с росписью, некоторые с процарапанными надписями владельцев, несколько стеклянных сосудов из Египта, – писали советские ученые Блаватский и Кошеленко. – Проведенные там погружения показали, что драга затронула только часть городища и что подводные археологические работы в этом месте могут дать еще очень многое».
   Не менее богатые находки ждали и археологов-подводников, изучающих затопленные города и порты греческих колонистов. Прежде всего это подводные руины Фанагории. «Столицей Азиатского Боспора» называли этот город, соперничавший с Пантикапеем, самым большим городом античного Причерноморья, столицей царя Митридата. На месте древнего Пантикапея стоит город Керчь. Напротив него, по другую, восточную, сторону Керченского пролива у станицы Сенная лежат руины Фанагории.
   Древний мол Пантикапея находится под водой. Воды Керченского пролива поглотили значительную часть Фанагории. Размеры подводной части города – 17 гектаров! – удалось установить после того, как летом 1959 года «впервые в мировой практике были организованы стационарные подводные археологические работы у берегов древней Фанагории, где с помощью грунтоотсасывающих средств была исследована затопленная часть городища» – писал Б. Г. Петере, один из участников этих работ.
   Под трехметровым слоем воды археологи-подводники обнаружили булыжную мостовую «столицы Азиатского Боспора», нанесли на карту очертания затопленной части города, руины древних зданий и остатки оборонительной стены.
   На Таманском полуострове, неподалеку от Фанагории, находится прославленная Лермонтовым Тамань. Его описание «самого скверного городишки» всем известно. А вот что писал о Тамани другой автор, посетивший город около двухсот лет назад. «Город невелик, скверно строен, окружен старой, разоренной стеной и защищен каменным замком не в лучшем состоянии. Во времена генуэзцев и венециан город был очень цветущ, но пришел в упадок с тех пор, как он в руках турок и татар». На месте нынешней Тамани, как показали раскопки, стоял старинный город Тмутаракань. С ним, как все, конечно, помнят, тесно связана история Киевской Руси. Летопись 988 года говорит, что здесь, в Тмутаракани, княжил сын Владимира Красное Солнышко, Мстислав, который «перемог» касожского богатыря Редедю. Тмутаракань упоминает и «Слово о полку Игореве». А еще раньше на месте средневековой Тмутаракани стоял античный город Гермонасса.
   Воды Керченского пролива постепенно подточили обрывистый берег, на котором стояла Гермонасса. Здания времен античности обрушились и затонули на его дне. Рухнули в воду и многие постройки Тмутаракани. В воде, таким образом, лежат обломки двух городов, античного и средневекового.
   «Поедает» и «подгрызает» берега не только Керченский пролив, но и Азовское море. В дельте Дона за последние 120 лет оно поглотило два, а кое-где и четыре километра побережья. Значит, и на дне Азовского моря должны лежать древние поселения. С их поиска начала работу в 1960 году экспедиция, организованная В. Д. Блаватским. На дне Таганрогского залива она обнаружила обломки керамики… Что это? Следы затопленного поселения?
   По всей вероятности, да. Время его возникновения, по данным находок, – конец VII века до н. э. Это одна из самых ранних торговых факторий древних греков на побережье Азовского моря. Уже 27 веков назад корабли эллинов добирались до дальнего угла «Меотийского болота», как именовали они мелководное Азовское море, и основали там поселение! В эпоху расцвета оно вступило, как показали раскопки под водой, в середине первого тысячелетия до н. э. Затем колония пришла в упадок и погибла. Руины ее ушли на дно Таганрогского залива.

Диоскурия – «Абхазская Атлантида»

   Прогуливаясь по набережной Сухума, даже самый невнимательный наблюдатель не может не заметить высоко выдающиеся из воды, а местами и расположенные на берегу обломки древних стен. Что это? Разрушенное во время или после войны здание? Или же разбитые водой прибоя остатки какого-то величественного сооружения?
   Вот уже более ста лет эти и множество других вопросов волнуют умы известных и ученых-археологов Абхазии, России других и стран. Многие в разное время пытались разгадать загадки этих таинственных древних обломков.
   Десятки погружений на дно Сухумской бухты, в акватории которой, собственно, и были найдены стены, породили множество мифов и предположений об «Абхазской Атлантиде» – целом городе, покоящемся глубоко под водой. Кто-то говорил о том, что море поглотило древнюю цивилизацию в результате естественного прибытия, кто-то утверждал, что глубоководные тектонические процессы вызвали изменение рельефа, в результате чего город просто «скатился в воду», были и те, кто убедительно доказывал, что старинные здания были разрушены во время сильных штормов, которые постепенно разбивали стены и вымывали почву из-под них. Но чему здесь можно верить? Что правда, а что миф в этой истории? В 60-е годы прошлого столетия возникла необходимость построить морской вокзал в Сухуме. По проекту сооружение должно было располагаться в месте обнаружения тех самых древних обломков. Архитекторы отказались от строительства, ссылаясь на частые оползни, случающиеся в данном районе. Якобы именно из-за них в свое время и погибла целая цивилизация Диоскуриада (названа в честь Диоскуров – близнецов Кастора и Полидевка (Поллукса), детей Леды, участников похода аргонавтов и Калидонской охоты), обломки которой и по сей день хранятся на дне Сухумской бухты. Данное заявление вызвало множество споров и, как следствие, привело к очередному витку исследований этой территории.
   Неоспоримым фактом предыдущих изысканий стало то, что в VI до н. э. здесь располагалась Диоскуриада – знаменитый эллинский город, основанный выходцами из Милета. Далее мнения специалистов расходятся. Некоторые профессора, увлеченные мифом о затонувшем городе, провели ряд погружений от р. Гумисты до р. Беслетки (Баслы) и сделали вывод – что на дне Сухумской бухты покоится затонувшая Диоскуриада, развалины стен которой в ясную погоду хорошо видны даже с поверхности воды. Профессора утверждают, что видели остатки не только стен, но целого замка, крепости, колодцев, башен и других военных укреплений, располагавшихся перед Сухумской крепостью и возле нее. Кроме того, ученые обратили внимание на один интересный факт – на протяжении всего города Сухума, при рытье колодцев и других сколь-нибудь глубоких котлованов, всегда обнаруживались осколки черепицы, кирпича, керамики, относящиеся к периоду эллинской колонизации. Известно, что в 1877 году было официально разрешено проводить поиски вымываемых водами Черного моря сокровищ – колец, браслетов, монет, остатков кувшинов, свинца и пр. на берегу Сухумской бухты. Достаточно было заплатить 3 рубля. Многие только этим и зарабатывали. Единственным ограничением был запрет на раскопки берега, т. е. все, что само выплыло – твое, а копать берег и близлежащие территории было запрещено. Так в свое время были найдены золотая царская корона и золотой царский обруч. Кроме того, в 1986 г. при строительстве Сухумской набережной были случайно обнаружены остатки древней каменной стены, уходившей глубоко в море. Надписи на этой стене указывали на ее принадлежность к Себастополесу (так называли Диоскуриаду в I в. н. э.). По окончании одного из исследований профессор Чернявский писал: «При медленном, но постоянном опускании берега, постройки этого древнего города опустились под поверхность моря, вместе с долиною, прилегавшею сзади. Соединенным действием моря, рек и ручьев они были занесены доверху наносами, которые при этом наполнились изобильными прослойками обломков древних изделий: черепиц, кувшинов, свинца, всевозможными монетами с гербами Диоскурии, Египта, Рима и других государств, господствовавших в разное время на берегах Черного моря и торговавших здесь». Позднее такие известные ученые, как Р. Прендель и А. Миллер подтвердили и даже расширили гипотезу Чернявского.
   
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать