Назад

Купить и читать книгу за 39 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Игра со злом

   Когда Никитин друг и одноклассник Аркадий заснул и не смог проснуться, никто не придал этому значения – подумаешь, чего в жизни не бывает! Но Никите странная болезнь друга показалась зловещей, к тому же совсем скоро появились и другие заболевшие. Люди – преимущественно молодые – засыпали прямо на ходу, и никто больше не мог их добудиться. Как вскоре понял Никита, все, что объединяло несчастных, – это компьютерная игра, в которую они играли и от которой в последнее время не может оторваться и сам Никита…


Александр Белогоров Игра со злом

Глава 1
Во сне и наяву

   Никита проснулся от того, что его голова покоилась на чем-то жестком и неудобном, нисколечко не похожем на подушку, а позвоночник и по форме, и по отсутствию гибкости напоминал хоккейную клюшку. На уши что-то неприятно давило. Несколько секунд он не понимал, где находится. Не успевшие отдохнуть мозги никак не хотели окончательно просыпаться и давать ответ на этот немаловажный вопрос. Кругом было темно, только неподалеку мигал какой-то желтоватый огонек.
   «Я ранен? А где мой меч? Или попал в плен и сейчас в темнице? И что за монстр мигает единственным глазом? Или это кто-то подает мне сигнал?» – все эти мысли сталкивались в неповоротливом мозгу и никак не могли сдвинуться с места, будто автомобили в час пик: «Надо рассеять тьму, применить магию. Что у меня осталось подходящего из артефактов?»
   Наконец Никита пошевельнулся, и комната осветилась неярким светом просыпающегося монитора. Ну конечно, он просто опять уснул за компьютером! Даже наушники не снял. Мозги наконец вышли из игрового режима и стали осознавать, что они принадлежат никакому не воину с магическими познаниями, а самому обыкновенному мальчишке. Цифры в уголке экрана показывали четвертый час ночи. Неудивительно, что стоит такая темнота! Тяжело, однако, будет завтра (вернее, уже сегодня) идти в школу. А тут еще геометрия первым уроком…
   Вот уже которую неделю Никита, как и многие его соседи, особенно сверстники, проводил за новой игрой, выложенной в Сети их района, почти все свободное время. Сделав кое-как уроки и забывая иногда даже пообедать, он садился перед компьютером, чтобы погрузиться в волшебный и такой манящий мир. Мальчик уже не помнил, когда в последний раз выходил погулять куда-нибудь дальше школы, читал что-то кроме учебников. Даже свой любимый футбол он не смотрел и не имел представления о результатах последнего тура. Все прошлые увлечения оказались забыты, а их место заняла игра.
   Так как, по пояснению разработчиков, игра находилась еще в стадии тестирования, участие в ней было абсолютно бесплатным. Более того, особо отличившимся игрокам доставались не только виртуальные блага, но и самые настоящие, пусть и небольшие, призы. Ну, кто откажется от новых наушников или флэшки, которые тебе дают за то, что ты просто развлекаешься, сидя за компьютером! Кое-кто даже начинал играть исключительно из-за них, но увлекался и оставался в игре ради нее самой. У игры пока что даже не было названия, поэтому ее называли просто Игрой, и все понимали, о чем именно идет речь.
   Процесс регистрации в Игре был довольно длительным и причудливым. Вместо того чтобы просто ввести имя и пароль, от игрока требовалось указать множество параметров, от даты рождения, причем желательно с точностью до нескольких минут, до группы крови, а кроме того, прислать фотографию. Для чего это понадобилось администраторам, оставалось загадкой. Еще большей загадкой, впрочем, было то, что электронного регистратора еще никому не удавалось обмануть. Стоило ввести неверные данные, как на экране высвечивалось предупреждение об ошибке. Неизвестно почему, но игрокам не удавалось даже зарегистрироваться повторно или войти под чужим именем, пусть и с другого компьютера. Многие ломали голову над тем, как это разработчикам удается отслеживать игроков, но путного объяснения никому в голову не приходило.
   Родителям очень не нравилось новое увлечение сына, занимавшее все больше и больше времени, но до запрета дело пока что не доходило, так что все ограничивалось разговорами и поучениями. Когда Никиту впервые застали за ночной игрой, то беседа получилась очень серьезной, и он клятвенно обещал больше так не поступать. Но свое обещание вскоре нарушил. Конечно, он о нем помнил, но тяга провести больше времени в виртуальном мире пересиливала. Теперь мальчик ложился в постель вовремя, ожидал, пока родители уснут, а потом тихонько вставал, в темноте включал компьютер и надевал наушники. Чтобы мерцание монитора не проникало в коридор, он даже подкладывал под дверь что-нибудь из одежды. Пока это сходило ему с рук. Но у компьютера Никита засыпал уже не в первый раз и очень опасался, что когда-нибудь проспит так до самого утра.
   Нужно было перебираться в постель, чтобы проспать нормально хоть несколько часов. Но мальчику слишком хотелось взглянуть на сложившуюся ситуацию еще раз. К тому же он не был уверен, что его персонаж, чьи действия прервал его собственный сон, находится в безопасности. Сказав себе, что это всего на минутку, Никита снова включился в Игру. Когда же он смог наконец от нее оторваться, на улице уже рассветало…
* * *
   В школе Никите, разумеется, было не до геометрии. Налившиеся чугуном веки приходилось разве что не придерживать пальцами, а в требовавшей сна голове в минуты прояснений проносились картины одной из вчерашних битв и вынашивались планы довольно опасного путешествия, которое Никитин персонаж собирался предпринять для разведки центральных земель. Наверное, одному лучше не идти, и придется с кем-нибудь сговориться…
   Эти размышления прервал вопрос учительницы, просившей рассказать ход доказательства одной из теорем. Никита по привычке скосил глаза вправо. Там, на соседнем ряду, обычно сидел Аркадий, лучший математик класса, который к тому же был всегда готов подсказать товарищу, блуждающему в дебрях прямых, лучей и биссектрис. Правда, в последнее время он ходил какой-то рассеянный и иногда даже отвечал и подсказывал невпопад, но лучше такая подсказка, чем никакой!
   Такие странности объяснялись довольно легко. Аркадий поздно подсел на сетевую Игру, но, окунувшись в ее мир, сделался самым преданным поклонником этой виртуальной вселенной, просиживая за компьютером дни и ночи напролет. Он успел продвинуться в ней дальше остальных за счет продуманной и удачно избранной стратегии, и параметры его персонажа способны были внушить зависть менее удачливым игрокам. Никита подумал, что Аркадий мог просто-напросто проспать первый урок, что случилось бы и с ним самим, если бы не настойчивость мамы, заставившей подняться вовремя. Да и может человек, в конце концов, просто заболеть! Но, сам не зная почему, он ощутил смесь досады и беспокойства.
   Позорно не ответив на простой вопрос, Никита сел на место и отчего-то стал думать про Аркадия, смешивая при этом реального одноклассника с его персонажем. Конечно, он не следил специально за персонажами других игроков, но в общих чертах представлял возможности самых продвинутых из них. Аркадий в Игре был уже очень крутым магом, хотя и не лучшим воином. Совсем как в жизни: умный, но слабый.
   В этот день Никита использовал любую возможность для отдыха, умудряясь подремать даже на переменах. Впрочем, он был в этом не одинок. Увлечение Игрой охватило едва ли не половину школьников, так что невысыпание сделалось всеобщим бичом. Учителя в большинстве своем не понимали, в чем дело, однако некоторые из молодых педагогов демонстрировали схожие симптомы. Причем почти все играли в одну и ту же Игру, но удивлялись, однако, узнав, что остальные увлекаются ею же.
* * *
   Кое-как высидев все уроки, Никита едва ли не бегом отправился домой. Ведь там его ждала Игра. Конечно, следовало бы поспать хотя бы днем, но мальчик был уверен, что это подождет до вечера. Желание продолжить Игру и совершить запланированное путешествие было значительно сильнее. Он собирался немного поесть, потом быстренько разделаться с уроками (как ни крути, на них требовалось потратить хотя бы час, учитывая завтрашнюю контрольную работу), а потом…
   Его внимание отвлекла суета у соседнего дома. Возле одного из подъездов собралась довольно большая группа людей. Здесь же стояла машина «Скорой помощи». Как ни спешил Никита, он все-таки замедлил шаг. Его вдруг пронзило предчувствие беды. Он вспомнил, что именно здесь жил не пришедший в школу Аркадий.
   Из дверей подъезда показались санитары с носилками, а следом за ними появилась плачущая мама Аркадия. Никита из-за спин собравшихся соседей и просто любопытных не видел, кто именно лежит на носилках, но у него уже не было сомнений, что там находится его товарищ. Санитары быстро внесли носилки внутрь машины, туда же зашла плачущая женщина, и машина, включив сирену, выехала со двора и, набирая скорость, помчалась в сторону ближайшей больницы.
   – Вы не знаете, что случилось? – взволнованно спросил Никита, не обращаясь ни к кому конкретно. Он забыл и об Игре, и об уроках, и ему захотелось побежать в больницу, но мальчик понимал, что вряд ли кто-нибудь из врачей стал бы сейчас объяснять ситуацию кому-либо кроме ближайших родственников.
   – Ерунда какая-то, – пожал плечами словоохотливый пенсионер в очках, очевидно, сосед Аркадия. – Вроде говорят, что заснул парень и проснуться не может. Его будят-будят, а он ни в какую…
   – Вот до чего эти компутеры доводят! – сокрушалась одна из старушек, каким-то образом умудрившаяся узнать подробности происшествия.
   – А при чем здесь компьютеры? – усомнился пенсионер. – Заболеть ведь всякий может. Бывает, человек здоровый, здоровый, а потом раз! Вот у меня…
   – А я говорю, что все от компутеров! – не дала ему договорить старушка. – Он же прямо перед ним и уснул, болезный!
   – Напридумывали американцы на нашу голову! – поддержала другая соседка. – Вот моя внучка тоже как сядет и ничего не видит, не слышит! Я ей говорю, Катенька, ты бы на улице погуляла, такая погода. Нет, куда там!
   – Компьютеры вещь полезная! – не сдавался пенсионер. – Вот, к примеру, Интернет… – Но поборника прогресса никто не слушал.
   – Жили без компутеров и этого самого турнета и горя не знали! – отрезала осведомленная старушка и, считая тему исчерпанной, обратилась к знакомой: – Ну что, Михаловна, на рынок-то идешь?
   Никита отошел в сторону. Он уже узнал, что хотел, и услышанное вселяло большую тревогу. Непонятная болезнь Аркадия очень волновала и сама по себе, но ее обстоятельства оказались тем более пугающими. Мальчик вспомнил, как сам уснул этой ночью, и представил себе, что точно так же мог бы не проснуться перед монитором. Но даже в этот момент он непроизвольно задавался вопросом, а что же теперь станет с персонажем Аркадия. Конечно, вопрос казался глупым – раскачанный маг просто не будет больше принимать участия в Игре, но Никита почему-то не представлял, что такой реальный герой вдруг просто так покинет виртуальный мир, где уже успел снискать определенную славу.
   За обедом и уроками он постоянно мысленно возвращался к Аркадию. Уж очень странным казалось произошедшее с ним, и очень не хотелось повторить его судьбу. В свою комнату он пошел с твердым намерением прилечь на диван, чтобы наконец-то выспаться. Но мимо компьютера пройти не сумел. Кнопка включения притягивала его как магнит. Тщетно поборовшись с собой пару минут, Никита уселся перед экраном, сказав себе, что спать нужно ночью, и успокоив совесть тем, что вечером обязательно ляжет пораньше.
* * *
   Через несколько минут мальчик уже забыл обо всех проблемах, погрузившись в воображаемый мир. За время его отсутствия в игре случилось немало событий, и он даже успел пожалеть, что потратил столько времени на сон и школу, пропустив так много важного и интересного. Загадочный персонаж из Черного замка набирал силу не по дням, а по часам, и оставалось только удивляться, как ему за такой короткий срок удалось обрести такое могущество. На связь он ни с кем не выходил, и другие участники могли только ломать голову над тем, кто скрывается за ним. Никита, задававшийся этим вопросом, вскоре понял, что он не одинок в своем недоумении. В игровом чате[1] несколько его знакомых даже затеяли небольшое обсуждение. Большинство сходилось во мнении, что это не настоящий игрок, а монстр, специально разработанный программистами для каких-то особых целей, пока что неясных рядовым участникам.
   «Я в подземелье Черного замка. Помо…» – вдруг прозвучало в наушниках странное сообщение, прервавшееся на полуслове. Никита даже не сразу понял, что оно передавалось не обычным способом. Ведь, как правило, игроки общались между собой или в чате, или с помощью специальной программы для голосовых сообщений. Но это прорвалось в эфир совсем не так, как если бы было частью озвучивания. Некоторое время мальчик соображал, где же слышал этот знакомый голос, пусть и искаженный компьютерными эффектами. И только минуту спустя до него дошло, что тембр и интонации очень походили на голос заболевшего Аркадия.
   В первое мгновение он обрадовался, решив, что его одноклассник наконец пришел в себя, но тут же сообразил, что даже если внезапное исцеление и произошло, никто не подпустил бы его к компьютеру сразу после пробуждения. Его после такого непонятного заболевания должны были бы как минимум тщательно обследовать. Нет, наверное, ему просто почудилось, и дело тут в очередном изобретении разработчиков программы, подготовивших для играющих очередное задание. Наверное, из Черного замка нужно будет освободить какого-то пленника и получить за это кучу бонусов. А голос просто случайно оказался похожим. Никита ждал новой информации, но она так и не появилась, а по репликам в чате стало ясно, что остальные находятся в таком же недоумении. Одни придерживались той же точки зрения, что и Никита, а другие полагали, что дело просто в каком-то компьютерном глюке. Ведь Игра была экспериментальной, а во время отладки всегда происходят разные сбои. Кто-то из незнакомых игроков все же собирался прогуляться в сторону Черного замка и разведать, в чем там дело, и искал союзников для этого рискованного предприятия.
   И все-таки похожесть голоса и неожиданное прерывание фразы не давали Никите покоя. Просмотрев длинный список игроков, находящихся в активном режиме, он с удивлением увидел среди них знакомый ник[2] д'Арк. Именно так назвал своего героя Аркадий, решивший обыграть сходство своего имени с фамилией французской героини. (Сам Никита нескромно назвался Победителем, мотивируя это буквальным переводом своего имени.) Конечно, этому находилось вполне логичное объяснение: Аркадию могло стать плохо прямо во время игры, а компьютер потом просто никто не выключил. Но это казалось крайне сомнительным. К тому же в отличие от остальных игроков напротив д'Арка стоял статус «пленник», до сих пор в игре не встречавшийся. От этого становилось еще больше не по себе. Допустим, герой Аркадия отправился в Черный замок и угодил в ловушку. Это еще можно было понять, хотя такого еще никогда и не случалось. Но что же произошло с ним самим?
   Никита продолжил игру, отправившись в давно запланированное путешествие. Сначала мысли его периодически возвращались к судьбе д'Арка, но затем стало не до этого. Несколько тяжелых битв и разговоры с коварными компьютерными персонажами не давали расслабиться ни на секунду. От Игры он сумел оторваться, лишь когда до его плеча дотронулась мамина рука. Только тут мальчик заметил, что на улице уже темнеет, а его комнату освещает лишь тусклое мерцание монитора.
* * *
   Вечером Никите пришлось выдержать серьезный разговор о его увлечении компьютером. Родители говорили и о необходимости нормального сна, и о том, как это вредно для глаз. Хорошо еще, что до них пока не дошли слухи о болезни Аркадия или хотя бы об ее подробностях. Папа предупредил его, что собирается перенести компьютер в другую комнату, если его бдения за экраном не прекратятся.
   Тут Никита действительно испугался. Перспектива лишиться любимой Игры, которая сейчас была для него реальнее настоящих событий, казалась вопиющей несправедливостью. Как если бы его вдруг ни с того ни с сего заперли где-нибудь и никуда не выпускали. Конечно, он смог бы изредка выходить в Игру, но этого было бы чудовищно мало. «Все равно как прогулка заключенного в тюремном дворе», – подумал он и снова вспомнил об Аркадии.
   Решив соблюдать осторожность, мальчик в очередной раз пообещал играть понемногу, уже планируя, однако, как ночью, когда родители уснут, посидит за компьютером «совсем чуть-чуть». Но родители, наученные прежним опытом, на сей раз предугадали его планы. Мало того что они никак не хотели ложиться, так мама еще несколько раз под разными благовидными предлогами заглядывала в комнату, покуда сын, сломленный усталостью, не уснул наконец по-настоящему.
   Ему казалось, он крадется по какому-то длинному коридору, освещенному лишь коптящими факелами, которые давали совсем немного зловещего красноватого света, зато издавали неприятный запах. К тому же из-за них воздух казался таким спертым, что дышалось с большим трудом. В коридоре, насколько можно было видеть, не было ни одной живой души, однако не покидало ощущение чьего-то незримого присутствия, заставлявшее поминутно оглядываться. Если бы помещение не казалось таким древним, Никита подумал бы, что здесь установлены камеры слежения. Пол под ногами оказался мягким, земляным, скрадывающим звуки. Из-за этого почти не было слышно даже собственных шагов, и эта тишина давила на нервы хуже любого, даже пугающего шума.
   Сначала мальчику показалось, что ему трудно идти именно из-за этого, и только потом он наконец заметил: вместо привычной одежды на нем надето что-то очень тяжелое и неудобное. Когда-то он пробовал заниматься хоккеем, но по сравнению с этим даже нелегкая хоккейная амуниция казалась практически незаметной. Никита сообразил, что на нем самые настоящие доспехи, рука же, как клюшку, сжимала меч. Сколько раз и до увлечения Игрой, и тем более в последнее время он с удовольствием представлял себя в такой экипировке, однако на деле никакой радости это почему-то не доставляло. Мальчику подумалось, что жизнь у древних воинов была далеко не сахар.
   По стенам, сложенным из грубо отесанных массивных камней, располагались окованные железом двери, закрытые на огромные засовы с неправдоподобно большими замками. Именно так, по его представлениям, должно было выглядеть подземелье в средневековом замке. Никита подозревал: за каждой из дверей может находиться узник. И в тот же момент у него возникло нехорошее предчувствие: какая-то из темниц может и пустовать в ожидании непрошеного гостя.
   Его, как и в Игре, никто не торопил. Ясно, что требовалось что-то предпринять, но вот что? Попробовать крушить замки? Вряд ли такой прямолинейный способ принесет результат. Тем более что он, в отличие от своего персонажа, не очень представлял себе, как обращаться с мечом. Наверное, это не легче, чем колоть дрова, а в роли дровосека Никита однажды побывал, когда ездил на шашлыки, но вышел один смех. Мало того что топор был тяжелый, так его еще надо было суметь направить на нужное место. Мальчик подозревал, что с мечом управляться не легче.
   Он подошел к одной из дверей и прислушался. Тишина стояла мертвая. Создавалось впечатление, что звукоизоляция здесь получше, чем в любом современном доме. А может, за дверью просто никого нет? Света факелы давали мало, поэтому маленькое окошко, по-видимому предназначавшееся для надзирателей, удалось заметить не сразу.
   Никита с усилием отодвинул задвижку, заскрипевшую так, будто ее не смазывали как минимум лет двадцать. От резкого звука он вздрогнул и, наверное, подпрыгнул бы, если бы не мешали тяжелые доспехи. «Хорош воин!» – выругал себя мальчик. Вначале он ничего не мог разглядеть, но вскоре внутри камеры (теперь можно было не сомневаться, что это именно она) стал разгораться сперва еле заметный, а затем все более яркий голубоватый свет. Снова раздался лязг железа, но на этот раз негромкий.
   Теперь Никита мог разглядеть, что творилось внутри крошечного помещения без окон, чуть побольше ванной комнаты. Мебели здесь не имелось никакой, только в углу была навалена куча соломы, на которой сидел человек. На шее узника сквозь длинную бороду поблескивало что-то вроде ошейника, от которого отходила массивная цепь. Руки его также были скованы. Одет он был в какой-то балахон или халат, но мальчик сразу понял, что это маг. В игре они всегда выглядели подобным образом. Между его скованных рук светился небольшой шарик, который и был источником света. Маг с усилием приподнялся и внимательно посмотрел на Никиту. От этого взгляда отчего-то пробрала дрожь. С магами в Игре нужно держать ухо востро. Вот взять хотя бы этот шар. Вроде безобидный, но как запульнет – и мало не покажется. Не зря его, наверное, сковали, опасаются. Кажется, узник был удовлетворен увиденным. По крайней мере, разглядев гостя, шар он загасил. То ли тот обжигал руки, то ли на него тратилась энергия, которую здесь пополнить, очевидно, было негде.
   – Сегодня у меня появился сосед, – произнес он тихим, но в то же время уверенным голосом. – Скоро все станут моими соседями.
   – Что ты… вы имеете в виду? – неловко спросил Никита хрипловатым басом, от которого вздрогнул сам. Очевидно, такой голос приличествовал воину.
   – Скоро узнаешь, – последовал лаконичный ответ. По-видимому, маг отличался немногословием и имел склонность изъясняться загадками. Таких персонажей в Игре хватало, и они всегда вызывали у мальчика раздражение. Сказать по-человечески нельзя, что ли?
   – Властелин Черного замка заберет всех, – продолжил тем временем узник, решивший, наверное, что переборщил с краткостью. – Если только вы не найдете…
   Его слова заглушил жуткий грохот. Казалось, от него затряслись стены, а пол заходил ходуном, как палуба корабля.
   – Еще одно слово, и я вырежу твой поганый язык! – загремел голос, от которого барабанные перепонки готовы были лопнуть. Будто кто-то включил мощные усилители на полную громкость. Факелы разом погасли, и мальчик почувствовал, что теряет сознание.

Глава 2
Измененные правила

   Утром Никита испытал почти забытое ощущение бодрости. Давно уже он не просыпался таким отдохнувшим. Однако радость от этого была недолгой. Представив себе, сколько всего интересного он пропустил во время сна, мальчик почувствовал глубокое разочарование и в который уже раз пожалел, что на сон, а потом на школу требуется так много времени. Тому же, что приснилось, он большого значения не придал: случалось видеть сновидения и постраннее. И вообще что еще может присниться, если целый день все мысли только об Игре.
   Как бы то ни было, пора было отправляться в школу. Проходя мимо дома Аркадия, Никита слегка замедлил шаги, словно ожидая, что товарищ очнулся от странного сна и сейчас выйдет из дома, но ничего подобного, конечно, не случилось. Мальчик вспомнил вчерашний статус д'Арка, и ему стало не по себе. Вот уж действительно пленник! Или, скорее, тяжелораненый. Хотя, быть может, маги берутся в плен именно таким образом?
   Поймав себя на том, что снова погрузился в мысли об Игре, Никита решительно постарался их отогнать и поспешил в школу. Так, чего доброго, магию с медициной начнешь смешивать и в реальной жизни. Да и еще не хватало опоздать именно в тот день, когда вышел заранее и даже неплохо готов к занятиям.
   Возле школьных дверей стояла группа старшеклассников, что-то оживленно обсуждая. Выглядели они как-то растерянно и невесело. Никита собирался просто пройти мимо, но, услышав знакомые словосочетания, притормозил. В первую секунду он подумал, что они всего лишь обсуждают Игру, но почти тут же понял: все не так просто.
   – Как это так, врачи, и не могут разбудить! – возмущалась одна из девушек.
   – Да при чем тут врачи! – ломающимся баском заявил ее одноклассник. – Его холодной водой обливать пробовали? Или кольнуть чем-нибудь? Может, и врачей никаких не надо?
   – Да, все пробовали! – отозвался его сосед, протяжно зевая. – А он все спит да спит. Я бы тоже так не отказался. – И он зевнул еще раз, да так смачно, что у Никиты у самого зачесались глаза.
   – Да как ты можешь! С Димкой вот не поймешь что творится, а ты все шутишь! – накинулась на него та же девушка. – А все из-за вашей Игры дурацкой!
   – Что б ты в играх понимала! – отозвался «соня».
   – Понимаю, что вы с ней совсем спятили! Засыпаете перед компьютером, и вас не добудишься! Говорят, вчера еще один мальчик вот так же заснул…
   – Компьютерный вирус подхватил, не иначе, – попробовал кто-то пошутить, но юмор в такой ситуации воспринимался далеко не всеми.
   После этой фразы и очередного взрыва возмущения ребята переругались окончательно. Мнения разделились. Сторонники Игры, которых легко можно было отличить по сонному виду и красноватым глазам, говорили, что она тут совершенно ни при чем, а заболеть может всякий хоть перед компьютером, хоть на собственной кровати. Другие же утверждали, что такое просто так не случается, тем более что вчера вроде бы с каким-то мальчиком то же самое произошло.
   Разговор прервал звонок, и все заторопились по классам, но Никита уяснил главное: помимо Аркадия есть еще как минимум одна жертва внезапной и непреодолимой сонливости. Причем, насколько он понял, обстоятельства те же. В то, что это простое совпадение, верилось с трудом. Одно дело – синхронно заболеть гриппом, а совсем другое – неизвестно чем. А вдруг в школе эпидемия? Он когда-то слышал о сонной болезни, в чем она заключается, не знал, но подозревал, что речь идет именно о ней.
   Несмотря на задержку у дверей, к началу занятий Никита не опоздал. Географа, молодого преподавателя, пришедшего работать в школу только в этом году, на месте не было, хотя он, как правило, приходил в класс раньше учеников, чтобы достать различные карты и вообще подготовиться к занятию, и уж точно никогда не опаздывал.
   Время шло, а учитель все не приходил. В класс заглянула завуч, недовольно покачала головой и ушла звонить по телефону. Через несколько минут она вернулась, заметно побледневшая и расстроенная, и сообщила, что Николай Геннадиевич заболел, наскоро дала задание по учебнику, чтобы никто не бездельничал, и, пообещав все проверить в конце урока, снова удалилась.
   – Доигрался, – авторитетно заявил невзлюбивший нового преподавателя Антон, сидевший позади Никиты.
   – Доигрался? – переспросил тот.
   – Ну да! Ты что, не знаешь, что он тоже играет?
   – А ты-то откуда знаешь? – поинтересовался Никита, хотя, вспомнив, каким невыспавшимся выглядел в последние дни молодой учитель, понял: догадаться о его пристрастии было не так уж сложно.
   – Знаю, – уклончиво ответил Антон, сам бывший одним из заядлых игроков, и Никите расхотелось его расспрашивать. Конечно, он не знал, что именно случилось с Николаем Геннадиевичем, но то, что он никого не предупредил о своем отсутствии, говорило как минимум о серьезности заболевания.
   Слухи по школе распространялись быстро, и к следующему уроку уже все интересующиеся знали, что географа, как и одного из старшеклассников, не могут добудиться. Ситуация становилась более чем серьезной. Никита набрался смелости и спросил у преподавательницы биологии про сонную болезнь, о которой когда-то давно где-то читал, но оказалось, что ее симптомы вовсе не похожи на то, что случилось с Аркадием и остальными.
* * *
   Дома Никита первым делом, даже не раздевшись, кинулся к компьютеру. Его интересовало, что произошло в Игре в его отсутствие. К тому же он хотел проверить одно предположение, казавшееся невероятным и почти безумным, а для этого нужно было просмотреть список игроков.
   Д'Арк по-прежнему находился в активном режиме, хотя за прошедшее время компьютер должны были выключить в любом случае. Не изменился и его статус пленника. Только теперь он не был уникален. Точно такая же запись стояла возле ников двух других игроков. Один из них, как смутно помнил Никита, как раз собирался вчера вечером отправиться в Черный замок. Второго он не помнил, но, вполне вероятно, тот согласился разделить с ним эту авантюру. «Узнать бы ники Николая Геннадиевича и того старшеклассника!» – подумал мальчик, но раскрытие псевдонимов в игровом сообществе не приветствовалось и считалось не очень честным. Он и имя персонажа Аркадия узнал случайно: догадался, когда по истории проходили Жанну д'Арк, и друг не стал отпираться.
   В игровом сообществе увеличение количества пленников вызвало некоторое брожение умов. Все были заинтригованы, но соваться в Черный замок после того, как три сильных игрока сгинули в нем, получив загадочный статус пленника, больше никто не собирался. По крайней мере, не раскачав как следует свои параметры и не сколотив приличный отряд. Всем было любопытно, что же происходит с пленным персонажем, но ни один из них ничего об этом не сообщал.
   Разумеется, просмотром игроков Никита ограничиться не сумел. Он решил принять участие в одном многообещающем походе, где сначала заработал кучу бонусов, а потом растратил несколько ценных артефактов, а после решил сходить и поискать им замену. А потом еще и еще… В общем, неотложные игровые дела продолжались до самого вечера. Хорошо еще, что голод и жажда настойчиво дали о себе знать до прихода родителей, и мальчик успел переодеться, поесть и хотя бы приняться за уроки.
   Слухи о загадочном заболевании уже поползли по городу, однако случаев пока было не так много. К тому же с компьютерами его пока что никто не связывал. Вечером родители обсуждали эти случаи. Мама опасалась, что странная болезнь может оказаться заразной, а так как одним из заболевших оказался одноклассник Никиты, естественно, беспокоилась за него. Мальчик даже проникся робкой надеждой, что его могут не пустить в школу. Но папа, покопавшись немного в медицинском справочнике и в Интернете, уверенно заявил, что такие случаи были, ни о какой заразности не может идти речи, и только удивился, как столь редкое заболевание встретилось в городе как минимум дважды за короткий период времени. Послушав его, Никита и сам поверил в редкое совпадение и несколько успокоился.
   – А долго они… будут спать? – поинтересовался он у отца.
   – По-разному бывает, все индивидуально. – Тот только развел руками. – Бывает, все быстро проходит, а бывает, нужно ждать годы.
   – Годы? – переспросил Никита, которому от таких слов стало не по себе.
   – Годы, – подтвердил отец. – Так что, может статься, ты уже вырастешь, а Аркадий только проснется.
   – Таким же, как и был?
   – Да. Только потом, возможно, быстро стареть начнет. Организм попытается свое наверстать. Впрочем, это пока мало изучено.
   – Жуть! – вполголоса пробормотал Никита.
   – Об этом еще в легендах говорилось. Вот, к примеру, один греческий мудрец мальчиком ушел пасти овец. Зашел в какую-то пещеру и уснул. А когда проснулся и пришел в свое селение, не увидел никого знакомого, да и его там никто не узнал. Только один древний старик вспомнил, что во времена своего детства слышал о пропавшем пастушке.
   Эта история долго не выходила из головы у Никиты, представившего себя на месте проснувшегося. Конечно, посмотреть, что будет через сто лет, интересно, никто с этим не спорит. Но не увидеть ни друзей, ни родных… Неужели такая участь ожидает Аркадия? Про мудреца, разумеется, это легенда, но и несколько лет – совсем немало. Что же это получится: все вокруг вырастут, а ты один останешься ребенком?
* * *
   В этот вечер Никита не заснул, как накануне, а спокойно дождался возможности сесть за компьютер. Около полуночи он уже сидел перед монитором, нетерпеливо ожидая загрузки. Его пальцы нервно постукивали по коврику для мыши, словно ноги скакуна перед стартом.
   Едва мальчик успел осмотреться, чтобы решить, что сделать на этот раз, как с Игрой начало твориться нечто странное. Экран заметно потемнел, игровое небо вдруг сделалось какого-то багрового цвета, от чего все вокруг приобрело неприятный кровавый оттенок. Казалось, на игровой мир надвигается какой-то невиданный катаклизм. Некоторое время в наушниках раздавался треск, и Никита даже подумал, что с Игрой все нормально, а неполадки происходят с его компьютером. Но треск сменился голосом, очень густым, низким басом, звучащим как-то неестественно, словно из-под земли. «Добро пожаловать в Черный замок!» – только и произнес он, но так, что мальчик вздрогнул, а по коже забегали мурашки. После этого небо прояснилось, однако прошло еще немало времени, прежде чем Никита пришел в себя и был готов продолжать Игру.
   Но едва его персонаж успел сделать несколько шагов, произошла новая неожиданность. На экране замигала крупная надпись: «Внимание! Важное изменение в правилах!» Она перекрывала значительную часть обзора, и проигнорировать ее не было ни малейшей возможности. К тому же о важных изменениях лучше узнавать сразу, чтобы не попасть впросак, поэтому Никита, тихо чертыхнувшись, кликнул по назойливым буквам. Выскочившее после этого окно повергло его в недоумение. Надпись в нем гласила:
   «Внимание! Изменение в правилах. Администрация доводит до сведения всех играющих, что с 00 часов 00 минут сего дня все участники постоянно находятся в режиме онлайн со всеми вытекающими отсюда последствиями. Для подтверждения согласия с этими условиями нажмите «Да». Если Вы не согласны, нажмите «Нет». В этом случае Ваш персонаж будет удален, а учетная запись аннулирована».
   Никита трижды перечитал сообщение, недовольно морщась и почесывая затылок. Он не понимал, какие из этого могут вытекать последствия. Чуть позже до него дошло, что в режиме онлайн во время его отсутствия с персонажем может произойти все, что угодно. Почему-то особенно ему не хотелось сделаться пленником Черного замка. Однако выбора не оставалось. Взять и просто так расстаться с Игрой мальчик уже не мог. Несколько секунд он медлил. Указательный палец словно отказывался повиноваться и не хотел жать на кнопку мыши, наведенную на простое слово «Да». Но, обругав себя за нерешительность, Никита все-таки заставил его сделать простое движение. Тут же на экране появилось новое сообщение.
   «Вы сделали свой выбор и останетесь в Игре навсегда! – гласило оно, а ниже следовало дополнение: – Приятный бонус! Отныне погибшие не покидают Игру, а оживляются Черным Ангелом, переносятся им в замок и становятся пленниками». Все это сопровождалось громовыми раскатами и низким, неприятным смехом, от которого хотелось сдернуть с головы наушники. К счастью, все это быстро прекратилось. Сообщение исчезло, и монитор высветил привычную игровую картинку. С минуту после этого Никита не предпринимал никаких действий, приходя в себя и ожидая разъяснений. Но их не последовало. Оставалось только продолжить Игру.
   В игровом чате царило недоумение. Полуночники активно обсуждали, что означают изменения, с которыми, кажется, вынужденно согласились все. Многие возмущались и хотели связаться с администрацией, правда не зная, как именно это сделать. Но другие резонно возражали, что раз Игра бесплатная и только проходит отладку, то грех на нее жаловаться.
   Конечно, режим онлайн смущал многих. Никому не хотелось, чтобы его персонажа во время отсутствия взяли в плен. Поэтому некоторые игроки принялись активно составлять союзы или отряды, чтобы один-два бодрствующих героя всегда были настороже и могли в случае чего защитить остальных. Если вечером и ночью сделать это было относительно просто, то днем, особенно в утренние часы, это составляло серьезную проблему. Ведь большинство участников были школьниками и должны были проводить это время на занятиях. Что же касается немногочисленных взрослых, то им нужно было работать. Правда, кое-кто из них умудрялся поигрывать и на работе, но делать это постоянно было невозможно. Такого не потерпел бы ни один, даже самый мягкий и либеральный начальник. Горячие головы даже предлагали устроить что-то вроде графика прогулов, но это предложение широкого отклика не находило – фанатизм большинства не заходил настолько далеко.
   Никите эти обсуждения быстро наскучили, и он предпочел действовать на свой страх и риск. Мальчик подумал, что паниковать рано. К тому же ему казалось, что он знает в игровом мире несколько укромных местечек, где его героя, по идее, никто не может потревожить. Он пожалел только, что слабо развил у своего персонажа магию, полагаясь больше на физическую силу. Ведь сильный маг мог бы устроить на подступах к убежищу ловушку, да такую, что никто не сунется. Доступные же ему защитные меры могли помочь лишь против начинающего, неопытного игрока.
   Вскоре Никита уже позабыл обо всех изменениях и вспомнил о них только тогда, когда глаза начали слипаться и пора было наконец идти в постель. Приняв задуманные слабые меры предосторожности и отметив напоследок, что статус д'Арка не изменился и, более того, точно такой же появился напротив пары-тройки других игроков, он решительно выключил компьютер и, едва коснувшись подушки, погрузился в сон, на который оставалось всего несколько часов.

Глава 3
Сонная эпидемия

   Никита думал проснуться пораньше, чтобы успеть проведать своего персонажа, но с трудом встал даже по будильнику, так что о компьютере до обеда можно было забыть. Механически поев, он отправился в школу, не замечая ничего вокруг. Его мысли постоянно крутились вокруг возможных игровых опасностей, и из-за этого он едва не стал жертвой опасности реальной, чуть не шагнув в задумчивости под колеса автобуса. Полученный стресс, сдобренный весьма нетривиальными и эмоциональными комментариями водителя, несколько встряхнул мальчика, и дальнейший путь он проделал без приключений.
   Первый урок уже подходил к концу, когда его течение нарушило неожиданное происшествие. Учительница русского языка, Ольга Алексеевна, которая вела занятие, вдруг неожиданно прервала объяснение.
   – Королева, приятных снов! – довольно ехидным голосом произнесла она.
   Все обернулись. Катя Королева, незаметно сидевшая у стены, тихо посапывала, положив голову на парту. Ребята захихикали, но девочка спала настолько крепко, что никак на это не реагировала. Никита подумал, что очень хорошо ее понимает, и предположил, что она также проиграла всю ночь.
   – Утро уже наступило! – сказала Ольга Алексеевна уже погромче и слегка нахмурившись, но никакой реакции вновь не последовало.
   Лариса, соседка по парте, предпринимала энергичные попытки разбудить подругу, сначала слегка пиная ее ногой, а потом, отбросив конспирацию, тряся за плечо, но никакого эффекта это не возымело. Встревоженная Ольга Алексеевна подошла к спящей и даже приподняла ее голову, но та снова безвольно опустилась на парту.
   – Королева, это уже несмешно! – Голос учительницы слегка дрожал.
   – Катька, вставай! – Лариса почти кричала, но нарушить безмятежный сон никак не удавалось.
   Прозвенел звонок, коридор наполнился топотом и голосами. Но из класса никто не спешил выходить. Все столпились вокруг спящей.
   – Никита, приведи Галину Васильевну! – попросила растерявшаяся Ольга Алексеевна.
   Мальчик стремглав бросился на первый этаж, к медицинскому кабинету, и, растолкав первоклашек, проходивших какой-то осмотр, ворвался туда, к большому неудовольствию школьной медсестры.
   – Там это… Королева проснуться не может! – не слишком вразумительно объяснил он свое вторжение.
   – И что я должна, по-твоему, делать? – поинтересовалась Галина Васильевна. – Я же не будильник.
   – Ну, не знаю, это же вы медсестра, – слегка растерялся Никита. – Меня Ольга Алексеевна прислала.
   – Ребята, подождите немного. – Галина Васильевна поднялась из-за стола, глядя на мальчика с некоторым подозрением, словно опасаясь глупого розыгрыша. Возможно, она потребовала бы дальнейших разъяснений, но, вспомнив о случаях с Аркадием и молодым учителем, решила пойти и проверить сама.
   Кате давали нюхать нашатырный спирт, растирали виски, но все усилия медсестры ни к чему не привели. Через четверть часа спящую девочку увезла из школы машина «Скорой помощи». Чтобы избежать паники и ненужного любопытства, ребят загнали в классы на следующий урок, но весть о странном сне тем не менее разнеслась по школе моментально, и в некоторых кабинетах все ученики с учителями во главе прильнули к окнам, провожая взглядами отъезжающий автомобиль.
   Слухи даже множились, потому что, пока врач «Скорой помощи» был в школе, водитель машины, перекуривавший рядом с ней, поведал по секрету присоединившимся к нему старшеклассникам о том, что это не первый случай такого внезапного засыпания за сегодняшнее утро. На следующей перемене в школьных коридорах было непривычно тихо. Вместо обычной беготни ученики собирались группками и обсуждали последние события, обраставшие самыми фантастическими подробностями. Наиболее начитанные вспомнили про летаргический сон и в меру своего понимания читали об этом загадочном явлении целые лекции. Преподаватели не могли ничего объяснить и предпочитали обходить произошедшее молчанием, тем более что директор распорядился всеми силами пресекать панику и глупые слухи. Но было заметно, что они растерянны не меньше учеников и их мысли витают далеко от темы уроков.
   Вскоре к школе подъехал небольшой фургон с надписью «Телевидение», из которого вышли миниатюрная энергичная женщина и долговязый мужчина с большой телекамерой. Осмотревшись по сторонам, они направились прямо к школьным дверям. Окна директорского кабинета выходили в эту сторону, поэтому он вовремя заметил незваных визитеров и помчался вниз по лестнице со скоростью, которой позавидовали бы многие ученики.
   Держать оборону против напористой журналистки, пронюхавшей о чрезвычайных происшествиях и жаждавшей подробностей, оказалось делом непростым. И если не допустить ее в школу удалось, так как она не была ни учительницей, ни мамой кого-либо из учеников, то находиться рядом запретить ей никто не мог. Многие школьники же были рады поделиться теми немногими сведениями, которыми располагали, и мелькнуть на телеэкране.
   По окончании занятий корреспондентка наметанным взглядом выделила среди учеников Никиту, спешившего к своему компьютеру.
   – Это правда, что сегодня на уроке одна девочка потеряла сознание? – в лоб поинтересовалась она, в то время как оператор наводил на него объектив телекамеры.
   – Заснул человек, с кем не бывает, – пожал плечами мальчик, которому телевизионщица почему-то не понравилась с первого взгляда. Он подумал, что, случись такое с ним или с кем-то из его близких, ему было бы неприятно такое внимание со стороны посторонних людей.
   – Но ведь с одним мальчиком уже такое случилось? – продолжала настаивать нисколько не обескураженная предыдущим ответом журналистка. – Что об этом думаете вы, его товарищи?
   – Пусть врачи думают, – буркнул Никита, прибавив шагу.
   Поняв, что от этого мальчика ничего не добьется, журналистка принялась искать следующий объект для интервью, пока директор обрывал телефоны руководства местного телеканала, требуя прекратить это безобразие.
   Никита все ускорял шаг. Ему казалось, что вокруг его героя собираются враги и дело могут решить минуты. По пути он перебежал дорогу под самым носом у автобуса, который оказался тем же самым, под который он едва не угодил утром. Это вызвало новый поток образных комментариев у водителя, успевшего запомнить мальчика. Но тот уже ничего не слышал. По лестнице он двигался бегом, перепрыгивая через несколько ступенек, а в комнату вбежал даже не разуваясь. И, только войдя в Игру и увидев, что убежище оказалось надежным и его Победителю ничего не угрожает, перевел дух.
   Наскоро просмотрев список играющих, он убедился, что опасения не были такими уж беспочвенными и не всем повезло так, как ему. Полку пленников прибыло. Не заметив среди них знакомых, мальчик хотел уже вернуться к Игре, когда его внимание привлек ник Королева Екатерина. Несколько секунд он смотрел на него, пока не сообразил, что это имя и фамилия заснувшей Кати. С такой фамилией и выдумывать ничего не надо: поменял «е» на «е», и ты уже не какая-то Королева, а самая настоящая Королева! К тому же некоторые точки над «е» вообще не пишут, ленятся. Правда, насколько он помнил из истории, Екатерина была вроде бы царицей, а не королевой, но такие мелочи сути дела не меняли.
   Пораженный догадкой, он сидел несколько минут, тупо уставившись на экран и соображая, что же может значить такое совпадение. А потом решительно потянулся к телефону. С уснувшей Катей, как и с ее подругой Ларисой, он общался мало, поэтому их номеров в памяти не было. Пришлось идти окольными путями, узнавая нужный телефон через других одноклассников. Не ждать же, в самом деле, до завтра!
   Выслушав несколько глупых шуток о том, что он, наверное, влюбился в Лариску, и уже готовый обругать следующего шутника, мальчик все-таки узнал номер. Набирая его, он несколько раз от волнения нажимал не на ту цифру, и все приходилось начинать сначала.
   – Лариса, привет, это Никита! – деловито произнес он, когда девочка наконец ответила после долгих гудков. – У меня два вопроса. Первый: не проснулась ли Катя? И второй: если она в Игре, то какой у нее ник?
   – Не проснулась, я только что узнавала, – ответила слегка удивленная Лариса. – А при чем тут Игра?
   – Королева Екатерина, да или нет? – настаивал Никита, не намеренный пускаться в долгие объяснения. – Это важно.
   – Да, – как-то нерешительно ответила девочка. – А почему… – Но мальчик уже прервал разговор. Ему хотелось все спокойно обдумать. Однако это у него не получилось. Заинтригованная Лариса сделала ответный звонок. Пришлось снять трубку.
   – Объясни, почему это важно и при чем тут Игра? – слегка обиженным, но настойчивым тоном спросила она.
   – Я еще и сам толком не знаю, – пробормотал Никита.
   – А все-таки? И если не знаешь, чего спрашиваешь?
   – Похоже, что засыпают те, кто в ней попадает в плен, – вздохнув, ответил мальчик, понимая, что его слова звучат как бред сумасшедшего.
   – Да при чем тут это? – Его собеседница, похоже, так их и восприняла.
   – Понимаешь, сначала Аркадий, теперь вот Катя…
   – Да ты со своей Игрой совсем свихнулся! – без обиняков заявила девочка. – И Катька тоже из-за нее ночей не спала. Вот и доигралась, что проснуться не может. – На этот раз соединение разорвала она.
   – Вот и поговорили, – пробормотал мальчик, откладывая телефон в сторону. Теперь его странное наблюдение и ему самому казалось простым совпадением. Мало ли что в Игре случается! Так что своим нелепым предположением он предпочел больше ни с кем не делиться.
* * *
   Между тем в городе понемногу нарастала паника. Скупые сообщения о загадочном заболевании щедро дополнялись слухами. Власти, чтобы пресечь панику, запретили врачам распространяться о симптомах болезни и числе заболевших и рекомендовали то же самое журналистам. Но отсутствие информации не только не успокоило горожан, но и вызвало к жизни самые нелепые предположения. Говорили о чуме, холере, каких-то террористах, устроивших якобы массовое отравление, и загадочном вирусе-мутанте, вырвавшемся из лаборатории местного НИИ, который, впрочем, занимался техническими разработками и не имел ничего общего с биологией. Нашлись и такие, кто приписывал происходящее порче и колдовству. Какая-то кликуша в одной из городских церквей пророчествовала о пришествии Антихриста и скором конце света. И некоторые к ней прислушивались.
   Самым страшным было то, что врачам оставалось только разводить руками и следить за состоянием спящих. Они при всем желании не могли даже приблизительно объяснить причину странной болезни, поражавшей почему-то почти исключительно подростков и молодых людей. Расписавшись в бессилии, они обратились за помощью к столичным специалистам, прибытия которых ожидали в самое ближайшее время.
   Напуганные местные власти, не зная, что предпринять, решили закрыть на карантин школы, техникумы и педагогический университет якобы из-за эпидемии гриппа. Школьники и студенты порадовались, но с болезнью это справиться не помогло. Новые случаи фиксировались не то что ежедневно, а практически ежечасно. Причем некоторые из заболевших засыпали буквально на ходу, на полуслове. Самым странным было то, что за пределы города или, точнее, за пределы его центральной части болезнь не выходила. Специалисты с ног сбились, отыскивая очаг заражения, но ничего подозрительного обнаружить не удавалось.
   Игроки, облагодетельствованные нежданными каникулами, имели теперь возможность просиживать за компьютером дни напролет. Это несколько уменьшало вероятность попасть в плен и подвергнуться другим игровым невзгодам, однако число пленников росло по большей части ночами. Интересно, что большинство родителей не имели теперь ничего против компьютерных игр. Ведь болезни с ними никто не связывал, и взрослые предпочитали, чтобы дети находились дома, где, как они считали, опасности подцепить загадочный вирус гораздо меньше.
   Несколько раз Никита, испытывая приступы сильнейшей сонливости, впадал в настоящую панику. Мальчик представлял, что его оставленного без присмотра героя как раз сейчас берут в плен, а он сам вот-вот окажется без сознания. Но каждый раз сонливость оказывалась естественной реакцией на постоянный недосып.
   Мальчик еще несколько раз пытался заикнуться о своей догадке, но понимания не нашел даже среди игроков. Возможно, если бы они чуть больше знали друг друга лично, а не только по сетевым именам, результат оказался бы иным. Но реальных знакомых среди огромного количества играющих отыскать было куда как непросто!
   Вскоре загадочные администраторы развернули в Интернете рекламную кампанию. Запуск игры во Всемирной сети планировался через неделю с небольшим. Они особо отмечали ее успех в городском масштабе и призывали «не проспать самое интересное». Учитывая последние события, слоган звучал довольно бестактно и даже зловеще, но потенциальные игроки о них ничего не знали, а если и знали, то уж точно не смешивали сон в реальном мире с игровым пленом.
* * *
   Однажды, несколько дней спустя после предыдущего разговора, ему неожиданно позвонила Лариса.
   – А эта ваша Игра ничего, затягивает, – первым делом заявила она.
   – Ты что, собралась играть? – выдохнул Никита. – Ни в коем случае! Брось немедленно!
   – Ну да! Дочка, брось бяку! – насмешливо произнесла девочка. – Поздно, начала уже.
   – Ну, тогда ни в коем случае не бросай! – Никита почти кричал в трубку. – Лучше всего где-нибудь спрячься…
   – Ага, лучше всего под столом.
   – Да я серьезно, это очень опасно! Только никто не понимает… – Мальчик пытался подобрать слова, которые не показались бы нелепыми, но получалось неважно.
   – Знаю, что опасно. – Лариса внезапно посерьезнела. – У меня еще одна подружка уснула.
   – Кто?
   – Из музыкальной школы, ты ее не знаешь.
   – И что же ты?
   – Да сама не знаю. Решила посмотреть, что и как…
   – Зачем?
   – Ну, я сначала правила толком не посмотрела, не поняла, что отсюда нельзя выйти. – Лариса тяжело вздохнула. – Теперь думаю, что дальше делать. Может, что посоветуешь…
   – Раньше советоваться надо было, – буркнул Никита. – Ну, ты вляпалась…
   – Это я и без тебя знаю, – рассердилась девочка. – Не хочешь ничего рассказывать, так и скажи.
   В течение получаса Никита разъяснял Ларисе различные игровые тонкости, в которых уже успел поднатореть. Она слушала внимательно, иногда переспрашивая по нескольку раз, и что-то записывала. Очевидно, подобные вещи ей были в новинку.
   – Ладно, спасибо. Если что, позвоню, – вздохнула девочка и прервала соединение.
   Никита вскочил и стал в волнении мерить шагами комнату. Он почему-то чувствовал себя виноватым в том, что Лариса стала очередным игроком, а значит, очередной потенциальной жертвой. Но что он мог предпринять? Разместить предупреждения на различных интернет-форумах? Конечно, надеяться на то, что ему поверят, было сложно, но почему бы не попробовать? Вдруг это остановит хоть кого-нибудь?
   Не откладывая дела в долгий ящик Никита зашел на один из известных форумов, начал создавать новую тему, набил название «Внимание! Опасная игра!» и призадумался. Получалось как-то нелепо. Если он напишет все, как думает, его в лучшем случае примут за тролля,[3] а то и за психа, и, скорее всего, забанят.[4] К тому же не получится ли так, что он только лишний раз прорекламирует Игру? Наверняка найдутся любители острых ощущений, которым захочется попробовать необычное развлечение. Мальчик стер только что созданную тему и снова задумался.
   Через некоторое время он отыскал форум, на котором каждый мог задать вопросы профессиональным программистам. В основном они касались каких-то компьютерных неполадок и настройки различных программ. Но почему бы не попытать счастья? Никита забил вопрос «Могут ли события в ролевой игре повлиять на состояние здоровья игрока?» и решительно нажал на кнопку ввода. В следующий момент мальчик уже устыдился своего порыва и даже попытался стереть свой вопрос, но такая возможность почему-то не предусматривалась. Теперь оставалось ждать ответа.
   Комментарии появились быстро. Правда, всерьез сообщение, похоже, никто так и не воспринял. Тема быстро стала популярной, но это было совсем не то, чего ждал Никита. Посыпались различные ехидные реплики, авторы которых упражнялись в остроумии. Почитав пару страниц таких сообщений, мальчик совсем застыдился и закрыл форумное окно, готовый поверить, что его предположения и в самом деле бредовые.

Глава 4
Появление Мегамозга

   «А что, и вправду повлияло? – гласило электронное письмо, пришедшее Никите примерно через час. – Если чего, пиши, обсудим. Или лучше в аську[5] стучись». Далее следовал номер знаменитого компьютерного чата. Адрес, с которого оно было отправлено, казался совершенно незнакомым. Сначала мальчик чуть было не стер послание, опасаясь, что оно является продолжением насмешек. Но потом, решив, что глупо будет задать вопрос и не выслушать ответ, набрал номер и лаконично написал: «Повлияло».
   Под данным номером был зарегистрирован некто Мегамозг, немедленно поинтересовавшийся: «Как повлияло?» Никита замялся. Трудно было рассказать в двух словах длинную и довольно невероятную историю. Поэтому он ответил столь же кратко: «Люди засыпают», но тут же, рассудив, что его сообщение уж чересчур лаконично и непонятно, добавил: «И не разбудишь». Мальчик ожидал, что сейчас последует какая-нибудь шутка, но Мегамозг пока что и не думал смеяться. «А в игре с ними что произошло?» – спросил он. «В плен попали», – ответил Никита. «Очень интересно! – решил его собеседник. – А что за игра?». – «Пока без названия, просто Игра», – отозвался мальчик. «Рассказывай подробно!» – потребовал Мегамозг. Никита вздохнул, но подчинился, кратко пересказав события последних дней. В процессе он так увлекся, что уже не чувствовал себя сумасшедшим, излагающим свой бред. Его собеседника интересовали все детали, даже такие, о которых Никита уже и сам успел позабыть. Такое серьезное и вдумчивое отношение внушало доверие и даже некоторую робкую надежду. «Любопытно! Попробую влезть в вашу сетку, – резюмировал загадочный собеседник. – Как что накопаю, сообщу».
   Никакой новой информации мальчик из этого разговора не извлек, но ему стало легче уже от того, что его выслушали. Он подумал, что так и не спросил Мегамозга, кто он, собственно, такой и как узнал его адрес, но решил не беспокоить странного знакомого сразу и отложить расспросы до следующего раза.
   Следующий раз ждать себя не заставил. Посреди ночи, когда Никита в виде исключения оторвался от Игры и лег вздремнуть, раздался звонок. Сначала мальчик спросонья решил, что звенит будильник и пора отправляться в школу, и только потом сообразил, что это за звук. Номер, с которого его вызывали, не определялся.
   – Алло! – хрипловато произнес Никита, мысленно посылая позвонившего в столь неподходящий час ко всем чертям.
   – Привет! Ты чего не в сетке? – раздался в трубке жизнерадостный, но не слишком разборчивый незнакомый голос. То ли у говорившего было не все в порядке с дикцией, то ли он одновременно с разговором что-то жевал.
   – В сетке? – Мальчик спросонья медленно соображал и не сразу понял, что речь идет об Интернете. – Ах, в сетке!.. Так я сплю. А кто это?
   – А я по ночам привык по сетке бродить, – доверительно сообщил голос в трубке.
   – Так ты и есть Мегамозг? – догадался Никита, подумав, что, если он ошибается, такая догадка несказанно удивит собеседника. Почему-то он обращался к незнакомцу, который был явно постарше, на «ты». Его манеры к этому располагали.
   – Вообще-то я Геныч, но Мегамозг – мой ник, – уточнил тот.
   – А как ты мой номер узнал? – запоздало удивился Никита.
   – Тебя в сетке нет, пришлось по одной базе пробить, – несколько туманно пояснил Мегамозг. – Минутное дело.
   – Так ты хакер?[6] – догадался мальчик, до того знакомый с этими, как ему казалось, загадочными людьми только по голливудским фильмам.
   – Ага, – коротко отозвался его собеседник, которому, казалось, польстило такое признание его статуса, и тут же самокритично добавил: – Только хреновый.
   – Это почему? – рискнул спросить Никита.
   – Не могу пока влезть в вашу сетку, – пояснил компьютерщик. – Ну, ничего, что-нибудь придумаю. Я тут недалеко живу, завтра приеду и буду на месте разбираться. До скорого! – и, не дожидаясь ответа, прервал соединение.
   Некоторое время окончательно стряхнувший сон Никита обдумывал услышанное. То, что его проблемой заинтересовался самый настоящий хакер, конечно, обнадеживало. Залезет в Игру, изменит там что надо, и все будет в порядке. Вот только справится ли? По телефону о нем составилось совсем уж несолидное представление. Но уж лучше такая помощь, чем никакой.
* * *
   Никита почему-то опасался, что Мегамозг или Геныч появится на пороге квартиры столь же бесцеремонно, как это произошло с телефонным звонком. С него сталось бы узнать адрес и заявиться посреди ночи. Сам он, конечно, не возражал бы, но родители едва ли обрадовались бы такому визиту незнакомца.
   Опасения частично оправдались. Мегамозг пришел прямо к Никите, не дожидаясь приглашения и не спрашивая адреса (его он узнал, без особого труда проникнув в еще одну базу данных, где были собраны адреса всех жителей города). Но сделал он это днем. Правда, не потому, что не хотел беспокоить хозяев, а потому, что так пришел поезд.
   – Привет, Победитель! Я Геныч, – представился он с порога, протянул мальчику вялую и потную ладонь и, не дожидаясь приглашения и даже не снимая поношенных кроссовок, прошел в квартиру.
   На вид хакеру можно было спокойно дать как двадцать, так и сорок лет. Ростом он был совсем чуть-чуть повыше Никиты и при этом еще очень худ. Одет гость был так, словно только что вернулся из дальнего похода и еще не успел переодеться и помыться. Волосы у него, против ожидания, оказались не растрепаны, а тщательно прилизаны. Половину лица занимали огромные очки. Под мышкой гость тащил внушительных размеров ноутбук. Других вещей при себе у него, судя по всему, не имелось.
   

notes

Примечания

1

   Чат – компьютерная программа для общения в реальном времени.

2

   Ник – компьютерный псевдоним, под которым человек фигурирует на форуме, в чате или игре.

3

   Троллем называют участника компьютерного форума, намеренно провоцирующего конфликты.

4

   Забанить – закрыть данному участнику доступ на форум.

5

   ICQ, на компьютерном сленге «аська» – один из самых популярных компьютерных чатов.

6

   Хакер – компьютерный взломщик, как правило, высококвалифицированный программист.
Купить и читать книгу за 39 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать