Назад

Купить и читать книгу за 176 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Методы этнической и кросскультурной психологии

   В учебном пособии «Методы этнической и кросскультурной психологии» представлены как достаточно известные, так и относительно новые исследовательские методики, используемые в данной научной области. Помимо методического инструментария пособие включает описание активных методов повышения этнокультурной компетентности, применяемых, в частности, в тренинге этнокультурной компетентности, программа которого также приводится в этом издании.
   Для преподавателей, ведущих практические занятия по этнической и кросскультурной психологии, студентов-психологов, специалистов в области социологии, педагогики, конфликтологии, а также всех, кто интересуется проблематикой этничности и межэтнических отношений.


Александр Николаевич Татарко, Надежда Михайловна Лебедева Методы этнической и кросскультурной психологии

   Рекомендовано редакционно-издательским советом факультета психологии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

   Рецензенты:
   доктор психологических наук, профессор кафедры социальной психологии МГУ им. М.В. Ломоносова
   Т.Г. Стефаненко;
   доктор исторических наук, профессор, зав. сектором кросскультурной психологии и этологии человека Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН
   М.Л. Бутовская

Введение

   Инструментарий, используемый в этнической и кросскультурной психологии, является богатым и разнообразным, к тому же в настоящее время существует большое количество различных модификаций одних и тех же методик. Разумеется, данное пособие не включает все существующие на настоящий момент этнопсихологические методики, и их спектр, безусловно, шире. Отбирая то, что, с нашей точки зрения, должно было войти в книгу, мы руководствовались, во-первых, имеющимися у нас данными о валидности, надежности методик, во-вторых, информацией об их популярности за рубежом и в России и, в-третьих, во многом собственным опытом работы с данными методиками.
   Если отталкиваться от классификации Д. Кэмпбелла [Кэмпбелл, 1996], то этнопсихологические исследования преимущественно соответствуют доэкспериментальному дизайну. По сути, этнопсихологические исследования, в которых изучаются культурно-психологические особенности одной группы, соответствуют схеме изучения единичного случая, т. е. это тот вариант исследования, который обозначен Д. Кэмпбеллом как доэксперимент. Что может рассматривать в данном случае исследователь? Прежде всего установление характерной частоты встречаемости событий, явлений, объектов. Встречаются ли в выборке люди с определенными личностными особенностями? Каков способ решения различных задач в данной культуре? Как протекают процессы логического мышления у представителей данной культуры? В данном исследовательском дизайне возможны также классификации людей в рамках выборки на какие-либо группы, классы с последующим распространением (при достаточной репрезентативности выборки) полученных результатов на генеральную совокупность. Для доэкспериментального дизайна исследования применительно к этнопсихологии характерны следующие виды гипотез: а) о существовании каких-либо психологических явлений, характеристику представителей определенной этнической группы или культуры; б) о соотношении частот встречаемости объектов (например, людей с определенными характеристиками личности) или явлений
   в определенной этнической группе или культуре; в) о классах людей в этнической группе или каких-либо явлений в культуре.
   Для проверки гипотез о классах необходимы доказательства репрезентативности выборки, поскольку нужно убедиться в неартефактности полученных данных. Таким образом, для этнопсихологии, в которой изучаются свойства, характеристики, уникальные особенности представителей какой-либо одной этнической группы, в наибольшей степени характерен такой дизайн исследования, как доэксперимент.
   Для кросскультурной психологии характерен квазиэкспериментальный дизайн. В кросскультурной психологии, как правило, идет сравнение этнических групп по определенным показателям. Число сравниваемых групп может колебаться от двух и более. В кросскультурных исследованиях гипотезы имплицитно подразумевают причинно-следственные связи между культурой и выявленными межгрупповыми различиями. В данной связи опять особенно остро встает вопрос о сопоставимости сравниваемых выборок. В идеале они должны быть эквивалентны по всем показателям, кроме культуры. В обширных кросскультурных сравнениях, особенно когда сопоставлению подлежат несколько десятков культур (как, например, в исследованиях культур Г. Хофстеда, исследовании ценностей Ш. Шварца или так называемых социальных аксиом М. Бонда и К. Леунга), приходится прилагать большие усилия, чтобы достичь такой эквивалентности, насколько это возможно. Как уже отмечалось, в кросскультурных исследованиях априори предполагается, что фактором, обусловливающим выявленные различия, является культура. Но данное понятие является очень обширным. Поэтому самым интересным и сложным вопросом является вопрос о том, что именно в культуре обусловливает полученные различия.
   В большинстве кросскультурных исследований экспериментатор не может управлять культурными факторами[1], поэтому, строго говоря, зависимость между культурой и психологическими особенностями является корреляционной. Соответственно, любое кросскультурное исследование представляет собой квазиэксперимент, если пользоваться классификацией Д. Кэмпбелла.
   Проведение сравнительных исследований сопряжено с рядом методологических проблем и трудностей, которые хорошо описаны в учебнике В.Н. Дружинина и в главе, написанной Т.О. Гордеевой в учебнике под редакцией Т.В. Корниловой. Выходные данные обоих источников можно найти в списке рекомендуемой литературы к данному пособию.
   В настоящее время на русском языке существует уже немало методических пособий по этнопсихологии. Данное пособие отличается от большинства из них, во-первых, тем, что в нем представлены относительно новые методики кросскультурных исследований, которые ранее на русском языке не публиковались (например, опросник «Социальные аксиомы» М. Бонда и К. Леунга), и, во-вторых, в пособии описывается техника проведения тренинга этнокультурной компетентности и приводится методика оценки его эффективности.
   Каждая методика имеет, как правило, обширную теорию, подробно описывать которую не представляется возможным. Поэтому теоретические основания методик в данном пособии описаны весьма схематично. Для более полного знакомства с соответствующими теориями мы можем адресовать читателя к учебнику Н.М. Лебедевой «Введение в этническую и кросскультурную психологию», поскольку данное пособие является частью этого единого учебно-методического комплекса.
   Пособие состоит из пяти глав, в которых тематически представлены методики, направленные на изучение определенных этнопсихологических явлений.
   В первой главе «Методический инструментарий для исследования этнической идентичности» рассматриваются методики, используемые при изучении различных характеристик этнической идентичности. Дается описание методик, способов обработки результатов и некоторые рекомендации по их интерпретации.
   Вторая глава «Методики исследования межэтнических отношений» включает в себя описание методического аппарата, который используется в этнопсихологии при изучении взаимного отношения представителей различных этнических групп, а также таких когнитивно-эмоциональных феноменов взаимоотношений, как этнические стереотипы. В данной главе приводится шкала социальной дистанции Э. Боргардуса и описание ее различных модификаций. Описывается модифицированный семантический дифференциал, используемый в кросскультурных исследованиях и область его применения. Также дается описание наиболее распространенной и относительно простой в обработке методики изучения этнических стереотипов, а именно методики «Приписывание качеств» Д. Каца и К. Брейли.
   В третьей главе «Исследование аккультурации» описаны методологические основы изучения аккультурации. Здесь также представлены основные рекомендации по конструированию опросников для изучения аккультурации. В заключение главы дается инструментарий, использованный для исследования аккультурации мигрантов и отношения к ним доминирующих групп (принимающего населения), разработанный под руководством Дж. Берри.
   Четвертая глава «Методики измерения культур» содержит описание известных опросников, используемых для изучения культурной вариативности и культурных ценностей. В данной главе представлены такие методы, как «Модуль исследования ценностей» (YSM) Г. Хофстеда, методы измерения ценностей по Ш. Шварцу, методика «Социальные аксиомы» М. Бонда и К. Леунга. Последняя методика публикуется на русском языке впервые.
   В пятой главе «Тренинг этнокультурной компетентности и техника оценки его эффективности» приводится программа тренинга межкультурного взаимодействия, разработанная авторами пособия совместно с коллегами из МГУ (Т.Г. Стефаненко) и МосГУ (О.В. Лунева). Тренинг прошел апробацию в школах поликультурных регионов России с 2003 по 2010 г. ив настоящее время успешно используется в практической деятельности психологов учебных заведений, а также других специалистов, работа которых связана с налаживанием межкультурного взаимодействия. Помимо программы даются рекомендации тренеру, а также краткая характеристика авторского опыта по проведению тренинга. В конце главы дается методика оценки его эффективности. Помимо самой методики даются рекомендации по организации исследовательской процедуры оценки эффективности тренинга, описываются возможные источники артефактов.
   В каждом параграфе, перед каждой из методик дается краткая теоретическая справка по представленному методическому инструментарию, в которой схематично описывается суть измеряемых явлений. Авторы стремились по мере возможностей использовать собственный опыт работы.
   Авторы пособия выражают глубокую благодарность российским и зарубежным коллегам, предоставившим для данного издания самый современный методический материал.

Глава 1
Методический инструментарий для исследования этнической идентичности

1.1. Этническая идентичность как социально-психологический феномен

   Этническая идентичность является одним из элементов социальной идентичности и представляет собой результат «когнитивно-эмоционального процесса самоопределения индивида в социальном пространстве относительно многих этносов. Это не только осознание, но и восприятие, понимание, оценивание своей принадлежности к этнической общности» [Стефаненко, 2003(6), с. 127]. Т.Г. Стефаненко предлагает рассматривать этническую идентичность не только как осознание индивидом своей принадлежность к определенному этносу, но и как переживание отношения Я и этнической среды – своего тождества с одной этнической общностью и отделения от других [Стефаненко, 1999].
   Рассматривая проблему этнической идентичности, важно в теоретическом плане определить соотношение данного понятия с понятием этнического самосознания. В современной литературе существует множество взглядов на соотношение этнической идентичности с этническим самосознанием. Кратко приведем основные взгляды на данную проблему.
   В.Ю. Хотинец рассматривает этническую идентичность как уровень (наиболее зрелый) этнического самосознания или как форму его конечного, наиболее развитого состояния [Хотинец, 2000].
   Г.У. Солдатова указывает, что этническая идентичность и этническое самосознание выступают как пересекающиеся понятия. «С одной стороны, этническая идентичность уже. Это когнитивно-мотивационное ядро этнического самосознания. С другой – шире, так как содержит в себе также слой бессознательного» [Солдатова, 1998].
   В.Н. Павленко указывает, что существуют взгляды (например, у Н.А. Шульги), согласно которым этническая идентичность является более узким понятием по сравнению с этническим самосознанием и в этом случае воспринимается как составная часть (иногда центральная) последнего [Павленко, Татлин, 2005].
   С точки зрения Т. Г. Стефаненко, понятие этнической идентичности, скорее, шире понятия этнического самосознания, так как этническая идентичность является результатом когнитивно-эмоционального процесса осознания индивидом себя в качестве представителя какого-либо этноса, отождествления себя с ним и обособления от других этносов.
   В.Н. Павленко, принимая точку зрения Т.Г. Стефаненко, подчеркивает, что этническая идентичность это не только осознание и переживание своего членства в общности, но и реальное «проживание» в качестве члена этнической группы, т. е. в соответствии с принятым в данной группе образом жизни. То есть к когнитивной и эмоциональной составляющим этнической идентичности данный автор добавляет еще и поведенческую составляющую этнической идентичности [Павленко, Татлин, 2005].
   Авторам данной работы ближе точка зрения, обозначенная Т.Г. Стефаненко и В.Н. Павленко, по двум причинам. Во-первых, этническая идентичность действительно шире этнического самосознания, так как она представляет не просто знание о своей этнической общности (когнитивно-мотивационное ядро), но и эмоциональное отношение к этому знанию. Во-вторых, этническая идентичность всегда имплицитно включает в себя отраженное отношение со стороны этноконтактных групп, что может обусловливать, например, валентность этнической идентичности (она может быть негативной в случае отрицательного отношения со стороны этноконтактных групп).
   Что касается соотношения этнической и социальной идентичности, то в современной литературе этническая идентичность чаще всего рассматривается в качестве одного из компонентов социальной [Стефаненко, 1999(6)] или как ее разновидность [Хотинец, 2002]. Поэтому этническая идентичность анализируется в литературе, как правило, с позиций четырех подходов к анализу социальной идентичности (психодинамический, ситуационный, когнитивный и конструктивистский подходы) в такой же логике объяснения. К данному списку подходов можно добавить инструменталистский и примордиалистский подходы.
   Сторонники инструменталистского подхода рассматривают этничность как средство, необходимое для достижения групповых интересов, или как идеологию, необходимую для мобилизации группы. «В глазах инструменталистов этническая идентичность является одной из главных характеристик индивида, которая отражает восприятие картины мира, систему ценностей, установок и убеждений, касающихся собственной группы» [Попков, 2003, с. 64].
   С позиций примордиалистского подхода этничность рассматривается как врожденное свойство человека идентифицировать себя с этнической группой, имеющее объективное основание либо в природе человека, либо в социуме. Примордиалистский подход, в свою очередь, делится на эволюционно-биологическое и эволюционноисторическое направления [Садохин, Грушевицкая, 2000].
   Структуру этнической идентичности в современной этнопсихологии часто описывают по аналогии со структурой социальной установки, выделяя аффективный, когнитивный и поведенческий компоненты [Солдатова, 1996; Хотинец, 2002; Павленко, Татлин, 2005]. Это вполне логично, так как этническая идентичность – это совокупность установок по отношению к собственной этнической группе. Ее структура напоминает структуру социальной установки, включая в себя когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты. По поводу правомерности выделения поведенческого компонента в структуре этнической идентичности в настоящее время высказываются некоторые сомнения [Стефаненко, 1999; 2003(6)].
   Некоторые авторы указывают на наличие в структуре этнической идентичности бессознательных компонентов [Солдатова, 1998, с. 43; Хотинец, 2002, с. 41]. В настоящей работе данный аспект идентичности мы затрагивать не будем в силу его теоретической неразработанности.
   В рамках этносоциологического подхода к проблеме этнической идентичности Л.М. Дробижева выделяет следующие ее главные компоненты: осознание принадлежности к своему народу, осознание интересов своего народа, представление о культуре, языке и территории [Дробижева, 1994].
   Содержание когнитивного и аффективного компонентов этнической идентичности достаточно полно освещены в работах британского исследователя М. Барретта [Barrett, 1996]. Согласно Барретту, когнитивный блок этнической идентичности составляют следующие элементы:
   1) знания о существовании этнической группы;
   2) категоризация себя как члена этнической группы;
   3) знания о национальной территории;
   4) знания о национальных эмблемах, символах, институтах, обычаях, традициях, исторических событиях и исторических фигурах, которые символически репрезентируют нацию;
   5) вера в общее происхождение и общее родство членов этнической группы;
   6) вера в то, что существуют типичные характеристики представителей любой этнической группы: национальные черты и этнические стереотипы;
   7) представления о тесной взаимосвязи индивида и этнической группы: ощущаемая степень подобия себя и национального типажа.
   Аффективный блок этнической идентичности, согласно М. Барретту, состоит из следующих элементов:
   1) субъективная актуальность этнической идентичности;
   2) степень привязанности к этнической идентичности: готовность отказаться от нее и значение, придаваемое членству в данной этнической группе;
   3) чувство принадлежности к этнической группе;
   4) степень привязанности и чувств по отношению к национальной территории;
   5) социальные чувства типа национальной гордости, национального стыда, национальной вины и т. п.;
   6) национальное самоуважение [Barrett, 1996].
   Исходя из теоретического представления о том, что этническая идентичность включает в себя когнитивный и аффективный компоненты, можно сказать, что указанные компоненты должны характеризоваться с помощью некоторых параметров или измерений. В качестве параметров, характеризующих данные компоненты идентичности, мы предлагаем рассматривать ее валентность и определенность. Соответственно, валентность (позитивность – негативность) этнической идентичности – это знак эмоциональной окрашенности аффективного компонента. Определенность – это в первую очередь степень ясности осознания себя представителем этнической группы, степень полноты
   знаний, представлений о культурных и психологических особенностях собственной группы.

1.2. Методики исследования этнической идентичности

1.2.1. Методика «Кто я?» (М. Кун и Т. Макпаршленд)

   Методика разработана для изучения установок на самого себя. Данный тест также часто используется в составе батареи методик, направленных на изучение этнической идентичности. Существуют различные версии методики.
   Классический вариант. Тест представляет собой процедуру работы с испытуемым, которому предлагается 20 раз ответить в письменной форме на вопрос «Кто я?». На выполнение теста дается 12 мин. Обработка ответов по методике «Кто я?» включает в себя количественный и качественный анализ полученных данных. Испытуемому дается лист бумаги, содержащий следующую инструкцию: «Ниже на странице вы видите 20 пронумерованных линеек. Пожалуйста, напишите на каждой из них ответ на простой вопрос «Кто я?». Напишите просто 20 различных ответов на этот вопрос. Отвечайте так, как будто отвечаете самому себе, а не кому-то другому. Располагайте ответы в том порядке, в котором они приходят вам в голову. Не заботьтесь об их логичности или важности. Пишите быстро, поскольку ваше время ограниченно».
   Далее результаты работы испытуемых обрабатываются при помощи техники контент-анализа. При этом обращается внимание на самохарактеристики, связанные с этнической принадлежностью испытуемого: национальность, этнокультурные самохарактеристики, субкультурные характеристики (например, русский казак, помор, сибиряк), этнолингвистические, религиозные. Часто при обработке в качестве отдельной переменной выделяют ранг, на котором представлена национальность респондента среди 20 самохарактеристик. Если она не представлена ни разу, это тоже ценная информация для исследователя, которая в зависимости от ситуации может быть интерпретирована как неважность этнической принадлежности или, наоборот, как вытеснение, сокрытие этой самохарактеристики вследствие очень большой важности ее для респондента.
   Сокращенный вариант. В составе больших методик в ходе полевых исследований часто используется сокращенный вариант теста с краткой инструкцией.
   Ответьте 6 раз на вопрос «Кто я?»
   1) _____________________
   2) _____________________
   3) _____________________
   4) _____________________
   5) _____________________
   6) _____________________

   Способ обработки аналогичен классическому варианту. Разумеется, сокращенный вариант дает нам меньше информации об идентичности респондента, в том числе и этнической.

1.2.2. Шкала экспресс-оценки чувств, связанных с этнической принадлежностью (Н.М. Лебедева)

   Данная шкала может применяться в составе больших батарей тестов, когда, например, в полевых условиях необходимо оценить большое количество параметров, но нет возможности тратить много времени на работу с каждым респондентом [Лебедева, Татарко, 2005]. Шкалу можно также использовать для экспресс-диагностики результатов тренинга межкультурного взаимодействия, если в процессе тренинга предполагается повышение позитивности этнической идентичности. Методика позволяет оценить эмоциональную окрашенность (валентность) этнической идентичности. Фактически методика представляет собой шкалу оценки социальной установки, соответствующую типу шкал Лайкерта и оценивающую установку по отношению к собственной этнической идентичности. Построение шкалы направлено на оценку позитивности этнической идентичности.
   Респонденту предъявляется следующий вопрос: «Какие чувства вызывает у вас принадлежность к своему народу?»
   1. Гордость.
   2. Спокойная уверенность.
   3. Никаких чувств.
   4. Обида.
   5. Ущемленность, униженность.
   Чувства, указанные в данном меню, образуют шкалу, по которой идет нарастание позитивности чувств от самых негативных (ущемленность, униженность) к гиперпозитивным (гордость). На данной шкале нормой является вариант ответа «спокойная уверенность».
   Результаты кодируются следующим образом: гордость – 5 баллов; спокойная уверенность – 4 балла; никаких чувств – 3 балла; обида – 2 балла; ущемленность, униженность – 1 балл.

1.2.3. Шкала экспресс-оценки выраженности этнической идентичности (Н.М. Лебедева)

   Шкала предназначена для быстрой оценки выраженности у респондента этнической идентичности [Лебедева, Татарко, 2003] и построена по типу шкал Лайкерта. При ответе респонденту нужно оценить, насколько он ощущает себя представителем своего народа. Важно заметить, что при использовании данной шкалы респондент обязательно должен указать в анкете свою национальность.
   В какой степени вы ощущаете себя представителем своего народа? Обведите соответствующую цифру.

1.2.4. Методика оценки позитивности и неопределенности этнической идентичности (А.Н. Татарко, Н.М. Лебедева)

   Данная методика включает две шкалы, каждая из которых состоит из четырех вопросов [Татарко, Лебедева, 2004].
   Первая шкала позволяет оценить эмоциональный компонент этнической идентичности, точнее, валентность (эмоциональную окрашенность) этнической идентичности. Оценке подлежит степень позитивности этнической идентичности.
   Вторая шкала позволяет оценить, насколько ясно респондент ощущает себя представителем своего народа. Вопросы, составляющие данную шкалу, направлены на оценку степени неопределенности этнической идентичности респондента.
   При обработке данных подсчитывается среднее значение по каждой шкале. Шкалы содержат как обратные, так и прямые вопросы. Обратные вопросы перед началом обработки подлежат перекодировке.
   Отметьте степень вашего согласия с утверждениями в соответствии со шкалой: 1 – абсолютно не согласен; 2 – отчасти не согласен; 3 – не знаю; 4 – отчасти согласен; 5 – абсолютно согласен.


   Ключи
   • Шкала позитивности этнической идентичности. Утверждения № 1,4 (обратное), 6, 8 (обратное).
   • Шкала неопределенности этнической идентичности. Утверждения № 2 (обратное), 3 (обратное), 5, 7.

1.2.5. Методика Дж. Финни, измеряющая выраженность этнической идентичности[2]

   Мы предлагаем вам ответить на вопросы, касающиеся вашей этнической принадлежности, вашей этнической группы и вашего отношения к ней. Но сначала продолжите предложение.
   С точки зрения этнической принадлежности я рассматриваю себя как__________.
   Прочитайте утверждения и рядом с каждым из них отметьте крестиком ответ, который отражает степень вашего согласия с утверждением.


   Этническая группа____________.
   Этническая группа отца____________.
   Этническая группа матери____________.
   Пол____________.
   Возраст____________.

   Обработка результатов
   Средний балл по всем вопросам является общим показателем выраженности этнической идентичности.
   Показатели субшкал вычисляются посредством нахождения среднего арифметического от полученной суммы баллов:
   • шкала выраженности когнитивного компонента этнической идентичности (утверждения № 1, 2, 4, 8, 10);
   • шкала выраженности аффективного компонента этнической идентичности (утверждения № 3, 5, 6, 7, 9, 11, 12).

1.2.6. Шкальный опросник О.Л. Романовой для исследования этнической идентичности детей и подростков[3]

   Дорогой друг!
   Мы проводим исследование межэтнических отношений. Просим вас принять участие в этом исследовании. Прочитайте приведенные ниже утверждения, отражающие различные точки зрения. Попытайтесь определить степень своего согласия (или несогласия) с ними с помощью данной шкалы: 2 – полностью согласен; 1 – скорее согласен, чем не согласен; 0 – затрудняюсь ответить; —1 – скорее не согласен, чем согласен; —2 – совершенно не согласен.
   1. Я интересуюсь историей и культурой своего народа.
   2. Считаю, что в любых межнациональных спорах человек должен защищать интересы своего народа.
   3. Представители одной национальности должны общаться между собой на своем родном языке.
   4. Думаю, что национальная гордость – чувство, которое нужно воспитывать с детства.
   5. Считаю, что при общении с людьми нужно ориентироваться на их личностные качества, а не национальную принадлежность.
   6. Меня крайне задевает, если я слышу что-либо оскорбительное в адрес своего народа.
   7. Национальная принадлежность – это то, что всегда будет развединять людей.
   8. Считаю, что представители каждой национальности должны жить на земле своих предков.
   9. В дружбе, а тем более в браке нужно ориентироваться на национальность партнера.
   10. Я испытываю глубокое чувство личной гордости, когда слышу что-либо о выдающемся достижении своего народа.
   11. Считаю, что люди имеют право жить на любой территории вне зависимости от своей национальной принадлежности.
   12. Думаю, что органично развивать и сохранять можно только свою национальную культуру.
   13. Поддерживаю смешанные браки, так как они связывают между собой различные народы.
   14. Если я встречаюсь с обвинением в адрес своего народа, то, как правило, не отношу это на свой счет.
   15. Считаю, что делопроизводство и преподавание в школах в многонациональном государстве должны быть организованы на языке коренного большинства населения.
   16. Считаю, что политическая власть в многонациональном государстве должна находиться в руках представителей коренного большинства населения.
   17. Представители коренного большинства населения не должны иметь никаких преимуществ перед другими народами, живущими на данной территории.
   18. Считаю, что представители коренной национальности имеют право решать – жить в их государстве людям других национальностей или нет.
   19. Думаю, что в правительстве многонационального государства должны находиться представители всех национальностей, проживающих на данной территории.
   20. Думаю, что представители коренной национальности должны иметь определенные преимущества, так как они живут на своей территории.
   21. Если бы я имел(а) возможность выбора национальности, то предпочел (предпочла) бы ту, которую имею сейчас.

   Ключи
   • Чувство принадлежности к своей этнической группе (утверждения 1,6,10,14,21).
   • Значимость национальности (утверждения 2,4,5, 7,9,12,13).
   • Взаимоотношения этнического большинства и меньшинства (утверждения 8,11,16,17,18,19,20).
   • Использование того или иного языка (утверждения 3,15).

Глава 2
Методики исследования межэтнических отношений

2.1. Межэтнические отношения как объект социально-психологического исследования

   При изучении межэтнических отношений оценке, как правило, подлежат установочные явления. Согласно классической социально-психологической теории в структуре социальной установки выделяются эмоционально-оценочный, когнитивный и поведенческий компоненты. Поведенческий компонент социальной установки оценить эмпирически практически невозможно. Скорее он задается теоретически, при определении социальной установки, как готовность вести себя определенным образом в определенной социальной ситуации.
   Если мы говорим о психологическом отношении, то это явление, в котором доминирует эмоционально-оценочный компонент. Соответственно при изучении межэтнических отношений прежде всего рассмотрению подлежат взаимные оценки представителей этнических групп. Иными словами, это эмоционально-оценочный компонент межэтнических установок. В качестве методик, направленных на изучение взаимных оценок, в кросскультурной психологии чаще всего выступают так называемая «Шкала социальной дистанции» Э. Богардуса и различные модификации методики семантического дифференциала.
   При изучении межэтнических отношений также зачастую рассматриваются этнические стереотипы и предрассудки. Данные социально-психологические феномены относятся больше к числу тех явлений, в которых больший акцент ставится на рассмотрении когнитивного компонента. При этом важно отметить, что в стереотипе когнитивный компонент редуцирования не полон, а в предубеждении он скорее искажен. То есть разница между стереотипом и предубеждением состоит в степени искажения когнитивного компонента установочного образования, который дает новое качество отношения к представителю определенной этнической группы. Причем речь идет об искажении именно в негативную сторону. Однако эта искаженность когнитивного компонента чаще всего связана с негативной аффективной коннотацией. Ниже приводятся методики, используемые при изучении межэтнических отношений. Большинство из них позволяют оценить ту или иную степень предубежденности по отношению к представителям инокультурных и иноэтнических групп. Исследователь должен отделить грань, за которой заканчивается стереотип и начинается предубеждение.

2.2. Шкала социальной дистанции Э. Богардуса

2.2.1. Классический вариант шкалы социальной дистанции Э. Богардуса

   Первым инструментом, позволяющим измерить генерализованную установку индивида по отношению к определенной этнической группе, была «Шкала социальной дистанции» Э. Богардуса, созданная им в 1925 г. [Бороноев, Павленко, 1994]. Первоначально она использовалась для изучения установок белых американцев по отношению к афроамериканцам. Дальнейшие исследования межэтнических отношений в поликультурных обществах преимущественно были представлены изучением установок этнического большинства по отношению к меньшинствам.
   В настоящее время это понятие является одним из центральных, характеризующих степень близости или отчуждения социальных и этнических групп. В поликультурном обществе социальная дистанция является одним из показателей этнического статуса группы. «Жесткость социальной дистанции служит показателем состояния общества, степени равенства групп, социальной и этнической толерантности» [Дробижева, 1997, с. 46]. Сам Э. Богардус определял социальную дистанцию как степень симпатии между личностями, личностью и социальными группами и между социальными группами [Bogardus, 1959]. Автор данной методики исходил из понимания социальной дистанции как степени принятия людьми друг друга, точнее, как установки на желаемую степень близости с представителями какого-либо народа. Максимальная социальная дистанция означает отчужденность, отстраненность, обособленность членов одной группы от другой, нежелание людей контактировать с представителями аутгруппы, установление жестких границ между группами. Минимальная социальная дистанция способствует установлению близкого контакта с аутгруппой, лучшему знакомству с ее представителями. Шкала социальной дистанции является кумулятивной, т. е. выбор определенного варианта ответа на шкале предполагает, что и все предыдущие варианты должны быть выбраны. Например, если респондент отмечает, что он готов видеть представителя этнической группы X в качестве члена своей семьи, то, разумеется, он готов будет выбрать его и в качестве друга, и в качестве соседа, и в качестве гражданина своей страны. Ниже представлен бланк данной методики и инструкция к нему.

   Шкала социальной дистанции Э. Богардуса
   Инструкция. Отметьте, до какого минимального уровня социальной дистанции вы могли бы взаимодействовать с представителями следующих национальностей.


   Обработка результатов
   Подсчитывается процент выборов по каждой категории выбора для каждой из этнических групп отдельно. Таким образом, исследователь получает информацию о том, до какого уровня и насколько принимаются представители тех или иных этнических групп респондентами.

2.2.2. Модифицированный О.Л. Романовой вариант шкалы социальной дистанции

   Существуют варианты шкалы социальной дистанции Богардуса с категориями ответов, являющихся более подходящими с точки зрения экологической валидности для российских условий. Одним из таких вариантов является модификация шкалы социальной дистанции О.Л. Романовой. Ниже приводится модификация шкалы с инструкцией, использованной авторами данного пособия при исследовании межэтнических отношений в Башкортостане и Южном федеральном округе в 2001–2003 гг.

   Шкала социальной дистанции в модификации О.Л. Романовой

   Инструкция. Выберите один или несколько из предложенных вариантов ответов для каждой группы, отметив их значком «+».
   Отметим, что последний вариант ответа при проведении исследования в данных регионах нами не использовался, поскольку он мог вызвать негативную реакцию у респондентов и отказ от дальнейшего заполнения анкеты.

   Обработка результатов
   Подсчитывается процент выборов по каждой категории выбора для каждой из этнических групп отдельно. Таким образом, исследователь получает информацию о том, до какого уровня и насколько принимаются представители тех или иных этнических групп респондентами.
   Можно также рассматривать эту шкалу как шестибалльную, где каждая новая отмеченная категория означает увеличение балла и уменьшение социальной дистанции. Такой способ обработки удобен, если исследователя интересуют не групповые оценки, а индивидуальные, поскольку он собирается использовать полученные баллы при дальнейшей математико-статистической обработке, например, коррелировать данные по шкале социальной дистанции с какими-либо другими показателями.

2.2.3. Модификация шкалы социальной дистанции В.Н. Павленко и С.А. Таглина

   Шкала социальной дистанции задумывалась Э. Богардусом как кумулятивная. Автор полагал, что выбор испытуемым утверждения, предполагающего самую близкую форму взаимодействия с представителями этноконтактных групп (супружеские отношения), автоматически означает его согласие со всеми предыдущими вариантами взаимодействия (вместе работать, жить на одной улице, в одном доме, в одном городе и т. д.). Обрабатывая результаты, мы оцениваем, где испытуемый «отсекает» возможность дальнейшего взаимодействия с представителем определенной группы. Однако наш опыт работы показывает, что принцип кумулятивности соблюдается не всегда. Например, испытуемый готов видеть представителей определенной этнической группы в качестве друзей, но не хочет видеть их в качестве соседей (что, с точки зрения логики, является более далекой формой взаимодействия, чем дружба). Дело в том, что логика мышления далеко не у всех едина. И отвечая на вопрос исследователя относительно логики вышеуказанного варианта ответа, испытуемый может сказать, например, что «друзей выбирают, и я сам могу выбрать или не выбрать представителя данной национальности в качестве друга, а вот соседей в основном не выбирают, и я не уверен, что хочу видеть этих людей в качестве соседей». Поэтому представитель национальности X может казаться подходящим для респондента в качестве друга, но не подходящим в качестве соседа.
   Т.Г. Стефаненко также отмечает, что результаты этносоциологического исследования, проведенного в бывшем СССР, показали, что эстонцы не возражали против родственных связей с русскими, но не желали работать вместе с ними [Стефаненко, 2006].
   Таким образом, представление о том, какая социальная роль отражает более значимые социальные отношения, у респондентов, принадлежащих к различным этническим группам, является различным.
   Для решения данной проблемы В.Н. Павленко и С.А. Татлин предложили модифицированный вариант данной шкалы [Павленко, Татлин, 2005]. Вместо определенных уровней социальной дистанции респондентам предлагается для оценки набор определенных социальных ролей.

   Шкала социальной дистанции в модификаци В.Н. Павленко и С.А. Таглина


   Набор социальных ролей может варьировать в зависимости от целей исследователя, региона, в котором проводится исследование, и т. д. В инструкции, которая дается респонденту, его просят отметить (знаком «+») не минимальный уровень социальной дистанции, на котором он может взаимодействовать с представителем той или иной национальности, а все социальные роли, которые опрашиваемый согласен предоставить типичным представителям той или иной этнической группы. Необходимо отметить важность подчеркивания в инструкции слова «типичный». Отсутствие такого акцента может существенно повлиять на результаты, поскольку испытуемый может ориентироваться при заполнении бланка не на обобщенный образ, а на своих конкретных знакомых данной национальности, и результаты будут определяться теми отношениями, которые у него сложились с ними на момент исследования.

   Обработка результатов
   Вычисляется сумма плюсов в каждой колонке. Этот показатель характеризует степень принятия респондентом представителей разных этнических групп. Величина его находится в интервале от нуля (при наименее благожелательном отношении и, соответственно, наибольшей социальной дистанции) до семи (что будет свидетельствовать о выраженном позитивном отношении к представителям данного этноса). Соответственно, все этнические группы могут быть проранжированы с помощью данного показателя по степени их приемлемости для респондента.
   Вычисляется сумма плюсов в каждой строке. Этот показатель характеризует значимость претендентов для роли национальной принадлежности. Чем меньшей будет величина данного показателя, тем более важна национальность претендента на данную роль. Максимальная величина данного показателя (равная числу этнических групп, отношение к которым изучается, т. е. числу колонок) будет свидетельствовать о том, что этническая принадлежность того, кто находится в данной роли, для респондента не имеет принципиального значения. В итоге все включенные в шкалу социальные роли также могут быть проранжированы по данному показателю.
   Подсчитывается общее число плюсов. Данный показатель свидетельствует о степени толерантности испытуемого в целом: чем значения этого показателя больше, тем уровень толерантности выше.

2.3. Семантический дифференциал как методика исследования межэтнических отношений

   Методика семантического дифференциала была предложена в 50-х годах прошлого века Ч. Осгудом с коллегами. Строго говоря, данная методика предназначена для оценки когнитивного и эмоционального компонентов установки по отношению к определенному объекту или понятию. Данная техника позволяет выявить значение, придаваемое респондентами определенному понятию (когнитивный компонент), а также отношение к данному понятию (аффективный компонент). В классическом варианте семантического дифференциала Ч. Осгуда испытуемому предлагается оценить определенные понятия с помощью набора биполярных семибалльных шкал, полюса которых представлены антонимами, например: добрый – злой, холодный – теплый, быстрый – медленный, и т. д.
   В России идеи Ч. Осгуда дали развитие научной области, которая получила название «экспериментальная психосемантика» [Петренко, 1997; Артемьева, 1999]. В рамках данного направления разработано множество модификаций семантического дифференциала, в том числе и для этнопсихологических исследований. В этнопсихологии данная методика также позволяет оценить установки (как компоненты этнического сознания) по отношению к представителям различных этнических групп.
   Иногда семантический дифференциал рассматривается как способ изучения категориальной структуры этнокультурного сознания, в которой отражено восприятие собственной и иных этнических групп [Этнос. Идентичность. Образование, 1998]. С этой целью испытуемым дается задание оценить выраженность определенного набора качеств у себя, своей этнический группы и иноэтнических групп-соседей по шкале от 1 до 5 баллов, где 1 – отсутствие качества, 5 – максимальная его выраженность.
   Таким образом, определенное число объектов оценивается испытуемыми в соответствии с определенным числом шкал-дескрипторов. Полученный в результате куб данных содержит три независимых источника вариации (объекты оценки х шкалы-дескрипторы х испытуемые), которые и подвергаются анализу.
   Результаты шкалирования, полученные с помощью модифицированного семантического дифференциала, обрабатываются путем факторного анализа с помощью метода главных компонент с послед ующим вращением факторных нагрузок методом varimax. Обработке подвергается суммарная матрица оценок испытуемыми объектов по заданному набору шкал.
   Далее осуществляется расположение оцениваемых испытуемыми объектов шкалирования в пространстве выделенных факторов. Для этого вычисляются факторные веса объектов шкалирования, а затем объекты оценки располагаются в пространстве выделенных категорий – факторов, каждый в соответствии со своим факторным весом. Полученным факторам обязательно нужно дать определенное название. Это творческий и порой непростой процесс, так как нелегко найти понятие, объединяющее по смыслу те шкалы, которые вошли в фактор. Можно производить построение и анализ как групповых, так и индивидуальных семантических пространств.

   Рис. 2.1. Субъективное семантическое пространство межэтнического восприятия чеченцев Ставропольского края (а) и турок-месхетинцев Ростовской области (б)

   Построение субъективных семантических пространств позволяет, во-первых, получить своего рода срез сознания испытуемых в заданной методически области. Затем, анализируя полученные факторы-категории, можно понять, в какой системе координат респонденты склонны оценивать межэтническое взаимодействие: в пространстве позитивных или в пространстве негативных категорий. И во-вторых, субъективное семантическое пространство позволяет выявить отношение испытуемых к определенным объектам (в данном случае это реальные и воображаемые этнические группы).
   На рис. 2.1 и б) приводятся примеры таких субъективных семантических пространств, характеризующих отношение представителей определенной этнический группы (к которой принадлежат респонденты) к другим этническим группам. Данные семантические пространства построены авторами пособия в процессе изучения межэтнических отношений в Южном федеральном округе в 2001–2003 гг.
   При составлении методики важно помнить, что для получения хорошего факторного решения строк в факторизуемой матрице должно быть больше, чем столбцов. В идеале их должно быть большее Юраз. На практике этого достичь трудно, поскольку при подобном раскладе испытуемым нужно давать большое количество объектов оценки (так как именно они являются строками в факторизуемой суммарной матрице), а это сильно затрудняет проведение исследования в полевых условиях. Поэтому при разработке инструментария исследователь должен соблюсти некий баланс между:
   а) числом шкал, которые ему необходимы для исследования;
   б) числом объектов оценки, которых должно быть больше, чем шкал.
   Ниже приводится вариант модифицированного униполярного семантического дифференциала, который использовался в исследованиях межэтнических отношений в Южном федеральном округе авторами данного пособия [Этническая толерантность…, 2002].

   Модифицированный униполярный семантический дифференциал
   Инструкция. Оцените указанные группы (и себя самого) по предъявленному набору качеств от 0 до 5 (0 – отсутствие качества, 5 – максимальная выраженность).
   Одним из важных достоинств модифицированного семантического дифференциала является относительно хорошая защищенность данной методики от эффекта социальной желательности. Испытуемые не знают в целом, что и как подлежит измерению. Когда обрабатываются групповые данные, то получается объективная картина восприятия своей и иных этнических групп, отраженная в групповых семантических пространствах.


   При этом результаты, отраженные в этих пространствах, порой просто разительно расходятся с результатами, которые респонденты демонстрируют с помощью других, менее защищенных от социальной желательности шкал для изучения установок, например шкал Лайкерта.

2.4. Методики исследования этнических стереотипов

   Помимо социальной дистанции одним из индикаторов межэтнических отношений могут служить этнические стереотипы. Этнические стереотипы – это упрощенные, схематизированные, эмоционально окрашенные и чрезвычайно устойчивые образы какой-либо этнической группы, легко распространяемые на всех ее представителей. Этнический стереотип является разновидностью более широкого явления социальной перцепции, такого, как социальный стереотип.
   Впервые термин «социальный стереотип» ввел в употребление У. Липпман, изучая влияние имеющегося знания о предмете на его восприятие и оценку при непосредственном контакте. Согласно Липпману, стереотипы – это упорядоченные, схематичные, детерминированные культурой «картинки мира в голове человека», которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов.
   С тех пор многие исследователи предлагали множество конкретных определений социального стереотипа. Г. Тэджфел суммировал главные выводы исследований в области социального стереотипа в виде следующих шести положений (приводится по [Лебедева, Лунева, Стефаненко, 2003]):
   1) люди с легкостью проявляют готовность характеризовать обширные человеческие группы (или «социальные категории») недифференцированными, грубыми и пристрастными признаками;
   2) такая категоризация стремится оставаться совершенно стабильной в течение очень длительного периода времени;
   3) социальные стереотипы в некоторой степени могут изменяться в зависимости от социальных, политических или экономических изменений, но этот процесс происходит крайне медленно;
   4) социальные стереотипы становятся более «отчетливыми» и враждебными, когда возникает социальная напряженность между группами;
   5) они усваиваются очень рано и используются детьми задолго до возникновения собственных мнений о тех группах, к которым они относятся;
   6) социальные стереотипы не представляют большой проблемы, когда не существует явной враждебности в отношениях групп, но их в высшей степени трудно модифицировать и управлять ими в условиях значительной напряженности и конфликта.
   Этнические стереотипы – наиболее частая разновидность социальных стереотипов, изучающаяся психологами на Западе и в нашей стране.
   Строго говоря, этнический стереотип можно считать социальной установкой, но не с неполным когнитивным компонентом. У респондента отсутствует знание об этнической группе, но есть неполное представление, которое очень упрощено, но довольно устойчиво. С 50-х годов прошлого века появилась гипотеза «зерна истины» [Стефаненко, 1999], согласно которой в стереотипе действительно присутствует некоторое количество информации, которое соответствует чертам этнической группы. Тем не менее диагностика стереотипов проводится не для того, чтобы узнать что – то об определенной группе, а чтобы изучить образ этой группы в оценках других этнических групп.
   В этнопсихологии выделяют этнические автостереотипы – образы представителей собственной этнической группы и этнические гетеростереотипы, т. е. упрощенные образы представителей других этнических групп. Как правило, этнические автостереотипы всегда позитивны, а гетеростереотипы могут быть менее позитивными или негативными.
   Ниже приводятся наиболее известные методики изучения этнических стереотипов.

2.4.1. Методика «Приписывание качеств» (Д. Кац, К. Брейли)[4]

   Одну из первых методик изучения стереотипов предложили Д. Кац и К. Брейли в 30-е годы прошлого века. В своем исследовании они предложили из 84 черт наиболее характерные для 10 этнических групп: белых американцев, негров, китайцев, англичан, немцев, итальянцев, ирландцев, японцев, евреев и турок (приводится по [Стефаненко, 2006, с. 31]). После первоначального выбора испытуемых просили вернуться к составленным ими 10 спискам и отметить пять качеств, являющихся наиболее типичными для членов каждой группы. Учитывая только эти пять качеств, Каци Брейли выделили 12 черт, чаще всего приписываемых каждому народу.
   Ниже приводится вариант методики «Приписывание качеств», использованный исследователями из МГУ для изучения стереотипного образа типичного американца и типичного русского [Стефаненко, 2006, с. 45–47].

   Дорогие друзья!
   Это исследование посвящено изучению национальных особенностей. Представители разных народов не просто говорят на различных языках; различаются их обычаи, традиции, культура. В результате формируется особый набор личностных черт, характеризующих представителя той или иной страны.
   Целью данного исследования является изучение того, как люди, живущие в России, воспринимают представителей своей страны и американцев. В ответах опирайтесь на собственные представления и мнения. А сначала ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов о себе.
   1. Пол_____.
   2. Возраст______.
   3. Была ли у вас когда-нибудь возможность личного общения с американцем, американкой или группой жителей США?
   – Да
   – Нет
   4. Если вы утвердительно ответили на предыдущий вопрос, то как долго длилось это общение?
   – Несколько часов
   – Один или несколько дней
   – Неделя или несколько недель
   – Дольше

   Из предложенного списка выберите, пожалуйста, и подчеркните 15 качеств, которые наиболее полно и точно характеризуют американцев.


   Из предложенного списка выберите, пожалуйста, и подчеркните 15 качеств, которые наиболее полно и точно характеризуют русских.


   Данный вариант методики можно дать, например, и русским, и американцам. При обработке оценивается, какие черты наиболее часто приписываются респондентами представителям данных групп в автостереотипе и в гетеростереотипе, т. е. проводится частотный анализ. Далее четыре стереотипных образа можно сопоставить и понять, как отличается самовосприятие представителей группы от ее восприятия представителями другой группы.

2.4.2. Открытый вариант методики «Приписывание качеств»

   Существуют также открытые варианты методики «Приписывание качеств». Первоначально Д. Кац и К. Брейли собирали черты для своего списка, предлагая испытуемым именно открытый вариант методики, чтобы собрать информацию, релевантную маниям испытуемых, а не навязывать им видение исследователей. Открытый вариант методики используется исследователями и в настоящее время именно с такой же целью: получить стереотипный образ представителей какой-либо этнической группы, «извлекая» черты этого стереотипного образа из самой среды испытуемых, не навязывая видение исследователя.
   Ниже приводится пример открытого варианта методики «Приписывание качеств».
   Назовите 4–5 характерных черт:


   Обработка результатов
   Возможны различные способы обработки данных. Можно провести частотный анализ, либо контент-анализ, если выборка большая и приписанные черты очень разнообразны.
   Также можно провести кодировку результатов, приведя их к порядковой шкале, и использовать, например, для корреляционного анализа. Кодировка проводится следующим способом. В зависимости от соотношения позитивных и негативных характеристик приписанные респондентом представителям иноэтнической группы качества кодируются следующим образом: 4–5 положительных качеств – 5 баллов; 3 положительных, 1–2 отрицательных – 4 балла; 2 положительных, 2–3 отрицательных – 3 балла; 1 положительное, 3–4 отрицательных – 2 балла; 5 отрицательных – 1 балл.
   Таким образом, мы получаем оценку степени позитивности – негативности стереотипа, а если кодировку осуществляет только один эксперт, то есть риск получения искаженных оценок вследствие субъективности. Поэтому важно, чтобы кодировку результатов проводили последовательно несколько экспертов, а затем проводить вычисление коэффициента конкордации для оценки согласованности мнений экспертов.

Глава 3
Исследование аккультурации

3.1. Особенности организации исследования аккультурации

   Рассмотрим в общих чертах особенности культур, которые влияют на межэтнический контакт в процессе аккультурации. Обозначим контактирующие культуры как «Культура А» и «Культура В».
   Культура А. Предположим, это доминирующая культурная группа с особыми присущими ей установками на межкультурный контакт. Какие характеристики такой группы нуждаются во внимании исследователя? Эти характеристики следующие (приводится по [Sam, Berry, 2006]).
   Цель. Почему контакт имеет место, каковы его цели? Ясно, что феномены аккультурации будут меняться в зависимости от цели контакта.
   Длительность. Как долго длится межгрупповой контакт, происходит ли взаимодействие ежедневно, ежемесячно или ежегодно?
   Постоянство контакта. Насколько постоянно проживают представители доминирующей группы на одном месте или контакт – мимолетное явление?
   Население. Насколько много представителей большинства проживает и насколько они управляют ситуацией в обществе?
   Политика. Какова политика по отношению к представителям инокультурных групп?
   Культурные особенности. Как культурные особенности принимающего населения оказывают влияние на адаптирующуюся группу?
   Эти особенности не исчерпывают весь список, а служат примерами переменных, которые могут влиять на взаимоотношения мигрантов и доминирующего населения.
   Культура В. Необходим учет особенностей этой культуры (недоминирующая группа или мигранты), которые влияют на протекание контакта. Рассмотрим некоторые переменные, которые со стороны мигрантов могут оказывать влияние на протекание межкультурного контакта.
   Цель. Доброволен ли групповой контакт (например, при иммиграции) или он происходит под принуждением?
   Местоположение. Находится ли группа на ее традиционном месторасположении с ее землей и другими доступными ресурсами или члены группы являются перемещенным в новую, возможно, менее желательную, окружающую среду (например, лагеря беженцев)?
   Постоянство контакта. Эти переменные являются почти такими же, как и в описании Культуры А. Присутствуют некоторые отличия: насколько давно начался контакт, существует ли давление в процессе аккультурации, есть ли конфликт или кризис в отношениях между двумя группами?
   Число мигрантов. Увеличивается ли оно или снижается?
   Политика. Что предпринимает группа, чтобы оптимизировать аккультурацию? Сопротивляется ли она аккультурации, стремится ли к включению в принимающее общество?
   Культурные особенности. Влияют ли определенные особенности культуры мигрантов на процесс контакта?
   Обо всех этих переменных необходимо быть осведомленным, поскольку они оказывают влияние на результаты, которые получаются в процессе исследования. Они могут приводить к артефактам. Отсутствие учета этих внешних переменных при интерпретации результатов может привести к ошибочным выводам. И конечно же, внешние переменные необходимо учитывать при планировании дизайна и формировании выборки исследования. Рассмотрим основные исследовательские дизайны, использующиеся при исследованиях аккультурации.
   Аккультурация – это процесс, который имеет место в течение долгого времени и который заканчивается изменениями в культуре. Что касается процесса аккультурации, то его можно наблюдать при использовании лонгитюдного дизайна.
   Культурные изменения, а также индивидуальные изменения могут быть изучены и оценены, если в течение долгого времени используются данные одних и тех же испытуемых. Конечно, это идеальная модель. Более обычная практика состоит в том, что многие из культурных черт берутся из других источников (например, ранее сделанные этнографические записи) или частично реконструируются из устных самоотчетов представителей различных поколений мигрантов.
   Основная альтернатива лонгитюдному исследованию – кросс-секционное исследование (охватывающее разные слои мигрантов), в котором используют в качестве независимой переменную, так или иначе связанную со временем: например, продолжительность проживания или поколение мигрантов. Среди иммигрантов, те, кто находился дольше в окружении доминирующего населения, могут иметь больше контактов с ним, более активно входить в культуру и иметь больше изменений в своей собственной культуре, чем те, кто находился в течение более короткого периода (статистический контроль в этих случаях обычно выполняется по возрасту мигрантов и времени прибытия). При таком дизайне мигрантов классифицируют по поколениям: первое поколение мигрантов, второе поколение, их потомки и т. д. Основное предположение, лежащее в основе такого дизайна, состоит в том, что аккультурация – это линейный процесс, протекающий в течение долгого времени.
   Аккультурация включает в себя изменения, которые в идеале должны оцениваться с использованием лонгитюдных дизайнов, которые представляют собой доэксперимент. Однако аккультурация может быть также исследована с использованием квазиэкспериментальных дизайнов. Хотя большинство исследований в литературе сосредоточивается только на изучении аккультурации одной группы, например одной группы иммигрантов, такой дизайн далек от идеала. С исследовательским дизайном, включающим одну группу иммигрантов, невозможно понять, отличаются ли они от местного населения, или, скажем, от населения страны исхода. Таким образом, для получения дополнительной информации некоторые исследователи берут выборку из титульного населения (для сравнения двух групп между собой), а некоторые производят также выборку в стране исхода мигрантов (для сравнения трех групп).
   Первый шаг, который необходим, чтобы оценить аккультурацию должным образом, заключается в том, что необходимо определить переменные, описывающие аккультурацию. Эти переменные могут быть разделены на три группы: условия аккультурации, аккультурационные ориентации и результаты аккультурации (см. рис. 3.1).
   Условия аккультурации включают в себя характеристики принимающего общества, общества исхода группы иммигрантов и восприятие межгрупповых отношений. На индивидуальном уровне имеют значение личностные характеристики мигранта.

   Рис. 3.1. Схематичное изображение переменных, описывающих аккультурацию (приводится по [Sam, Berry, 2006])

   Аккультурационные ориентации структурируют процесс аккультурации, связывая аккультурационые условия с результатами. Фактически аккультурационные ориентации представляют собой способ решения двух базовых проблем, лежащих перед мигрантами: сохранение ключевых аспектов этнической культуры и принятие ключевых аспектов группы большинства.
   Результаты аккультурации заключаются в степени успеха процесса аккультурации (в самом широком смысле). Это такие показатели, как психологическое благополучие и социокультурная компетентность, включающая характер взаимодействия с хозяевами, успешные поведенческие навыки в новой культуре, академическая и трудовая успешность. Хотя социокультурная компетентность фокусируется на компетентности в доминирующей культуре, с теоретической точки зрения, также важно обратиться и куровню компетентности в собственной этнической культуре (например, взаимодействие с представителями своей национальности и поддержание «этнических» навыков поведения) и изменениям в этой компетентности, которая рассматривается как зависимая переменная.

3.2. Методические требования к разработке инструментария оценки аккультурации

   Существуют шесть важных требований к разработке инструментария оценки аккультурации (приводится по [Sam, Berry, 2006]):
   • Ясная и четкая формулировка исследовательских целей (что является наиболее разумным для включения в инструментарий оценки аккультурации?) и выборов переменных, описывающих аккультурацию.
   • Выбор индикаторов аккультурации, например, знания, ценности, установки, поведение (что изучать?).
   • Выбор исследовательской методологии (как изучать?).
   • Выбор теоретической модели и измерительного метода (как оценить аккультурацию?).
   • Выбор областей жизни и ситуаций, которые будут отражены в пунктах опросника (какие области и ситуации оценивать?).
   • Правила формулировки пунктов опросника.
   Рассмотрим каждое из этих положений более подробно.
   1. Ясность исследовательских целей и переменных аккультурации
   Первый основной шаг в проектировании инструмента оценки аккультурации заключается в ясной и четкой формулировке исследовательских целей и ожиданий. К сожалению, это правило далеко не всегда соблюдается. Аккультурация часто изучается в исследованиях по проблеме иммиграции без каких-либо предварительных гипотез, которые кладутся в основу инструментария.
   После принятия решения, какой инструментарий оценки аккультурации будет наиболее подходящим для исследования, следующий шаг заключается в определении того, к каким переменным, описывающим аккультурацию, необходимо обратиться в исследовании. Что есть аккультурация в изучаемом контексте: условие чего-либо, модератор/медиатор или результат? Если исследователь не ответит для себя на данные вопросы, то интерпретация полученных результатов будет затруднена.
   2. Выбор индикаторов аккультурации
   В качестве индикаторов аккультурации наиболее часто используются аккультурационные ориентации. Они затрагивают различные аспекты аккультурации, например, знания, ценности, верования, установки, идентичность и особенности поведения.
   Этническая идентичность и аккультурационные установки часто используются как взаимозаменяемые параметры в исследованиях аккультурации. Аккультурационные установки связаны с готовностью реализовывать те или иные паттерны поведения в новой культуре, а этническая идентичность связана с субъективным чувством принадлежности к этнической группе.
   3. Методологии изучения аккультурации
   После выбора аспектов аккультурации встает вопрос о выборе способа исследования. При исследовании аккультурации используются различные исследовательские методологии, например, наблюдение, изучение единичного случая, опросы, изучения рассказов, интервью и анализ информации, полученной от экспертов. Наиболее широко используется анкетный опрос (стандартизированный самоотчет). Поскольку самоотчеты имеют известные недостатки (например, социальная желательность), исследователи должны осуществлять оценку конвергентной и дивергентной валидности путем анализа других источников информации, полученных от респондентов, например, наблюдение, опрос и т. д. Кроме того, включая в опросник большое количество различных индикаторов аккультурации – установки, ценности, знания и др., – мы значительно увеличиваем возможности (и точность) исследования.
   4. Методы измерения
   Следующий шаг в разработке инструмента для изучения аккультурации заключается в принятии решения о том, как оценить различные стороны аккультурации. У всех измерительных методов есть свои собственные преимущества и недостатки. Метод с одним измерением аккультрации имеет преимущество в том, что используется короткий инструмент, поэтому он позволяет дать простую интерпретацию оценок аккультурации, таких, например, как дистанцированность от культуры принимающего общества. Однако у этого метода есть значительные недостатки: если индивидуальные значения попадают на середину шкалы, то не будет никакого различия между теми, кто принимает обе культуры (интеграция) и не принимает ни одной (маргинализация).
   Изучение взаимозависимости между признаками культуры исхода и принимающей культуры (метод с двумя измерениями) дает больше информации.
   5. Аккультурация в различных сферах жизни и ситуациях
   В исследованиях рассматриваются различные сферы жизни мигрантов, в которых проходит аккультурация. Наиболее часто оцениваемой сферой является использование языка, и большинство опубликованных шкал аккультурации касается измерений и предпочтений при использовании языка.
   Однако также исследователи разрабатывают шкалы, оценивающие поведение мигрантов в различных социальных ситуациях, например, в семье или с друзьями. Вопросы также затрагивают навыки, используемые в повседневной жизни: питание, музыка, стремление к сохранению культурных традиций и др.
   Поэтому очень важно основывать выбор сферы жизни, в которой вы изучаете аккультурацию, в соответствии с целью исследования.
   6. Формулировка пунктов опросника
   Последняя ступень в разработке инструмента для изучения аккультурации – это выбор соответствующего пункта. Как правило, пункты шкал изучения аккультурации направлены на получение стандартизированного самоотчета о поведенческих особенностях и установках мигранта. Респондента просят ответить в соответствии с пятибалльной шкалой Лайкерта об относительной частоте проявления у него определенных поведенческих паттернов или оценить степень готовности действовать определенным образом в определенных ситуациях.
   Приведем несколько примеров.
   Установки (сфера дружбы)
   Мне нравится иметь друзей среди русских.
   • Я считаю, что очень важно иметь русских друзей.
   Знания (область языка)
   Я хорошо говорю по-русски.
   • Я испытываю некоторые трудности при подборе правильных слов и выражений на русском.
   Поведение как ориентация на аккультурацию
   Я хожу в русский театр.
   • Я посещаю волейбольную секцию.
   Убеждения/воззрения
   Полагаю, что образ жизни русских очень удобный.
   • Русские люди вежливы.
   Выраженность новой идентичности/этнической идентичности
   Оцените степень, в которой вы ощущаете себя россиянином.
   • Оцените степень, в которой вы считаете себя представителем своего народа.
   Позитивность новой идентичности/этнической идентичности
   Я счастлив быть россиянином.
   • Россиянином быть очень плохо.

3.3. Методика комплексного изучения аккультурации Дж. Берри

3.3.1. Содержание феномена аккультурации как объекта исследования

   Согласно теории аккультурации, разработанной Дж. Берри, процесс вхождения в новую культуру связан с двумя основными проблемами, которые решает иммигрант: поддержание культуры (в какой степени им признается важность сохранения культурной идентичности) и участие в межкультурных контактах (в какой степени ему следует включаться в иную культуру или оставаться среди «своих»).
   В зависимости от комбинации ответов на эти два важнейших вопроса выделяют четыре основных стратегии аккультурации: ассимиляция, сепарация, маргинализация и интеграция [Berry, 2003, 2005; Berry, Phinnely et al., 2006].
   Ассимиляция – вариант аккультурации, при котором эмигрант полностью идентифицируется с новой культурой и отрицает культуру этнического меньшинства, к которому принадлежит.
   Сепарация означает, что представители этнического меньшинства отрицают культуру большинства и сохраняют свои этнические особенности.
   Если мигрант не идентифицирует себя ни с культурой этнического большинства, ни с культурой этнического меньшинства, результатом является этнокультурная маргинализация. Это может быть следствием отсутствия возможности (или интереса) поддержания культурной идентичности (часто из-за вынужденных или навязанных культурных потерь) и отсутствия желания установления отношений с окружающим обществом (из-за отвержения доминирующей культурой или дискриминации).
   Интеграция характеризуется идентификацией как со старой, так и с новой культурами.
   Две главные цели, преследуемые в процессе аккультурации, изначально рассматривались только с точки зрения недоминирующих этнокультурных групп. Однако определения аккультурационного процесса указывали на то, что в него включены обе контактирующие группы. Поэтому в 1974 г. было добавлено измерение влияния доминирующей группы на процесс взаимной аккультурации [Berry, 1980]. Введение этого измерения привело к появлению дублирующей структуры аккультурации. Ассимиляция, проводимая доминирующей группой, получила название стратегии плавильного котла. Сепарация в терминах доминирующей группы становится сегрегацией, а маргинализация – исключением. Наконец, в случае интеграции, когда культурное разнообразие становится целью общества в целом, говорят о стратегии взаимного приспособления или мультикультурализма.
   В случае с доминирующей группой стратегии аккультурации получили название аккультурационных ожиданий [Berry, 2003], а вместе их можно определить как стратегии межкультурного взаимодействия.
   Таким образом, поскольку мигранты и доминирующее население находятся в постоянном взаимодействии и стратегии адаптации мигрантов определяются во многом не только их особенностями, но и аккультурационными ожиданиями принимающего населения, необходимо изучать обе взаимодействующие стороны, а не только мигрантов. Поэтому методология исследования аккультурации, предложенная Дж. Берри, предполагает опрос не только мигрантов, но и доминирующего населения.
   Ниже представлены две версии опросника для комплексного исследования аккультурации, разработанные Дж. Берри для крупного международного проекта MIRIPS (Mutual Intercultural Attitudes in Plural Societies: the Mirips Progect) [Berry, 2006].

   Таблица 3.1
   Показатели, содержащиеся в обеих версиях опросника


   Первая методика предназначена для опроса мигрантов, вторая – принимающего населения. Соответственно, полученные с помощью обеих методик результаты можно сопоставлять, оценивая реципрокность взаимных установок мигрантов и принимающего населения. В табл. 3.1 можно видеть основные показатели, содержащиеся в обеих версиях опросника.
   Как видно из табл. 3.1, не все методики, входящие в опросник, находятся в обеих его версиях. Есть конструкты, которые оцениваются только у представителей доминирующей группы, например «ориентация на поддержание мультикультурной идеологии» или «мигрантофобия». Также есть показатели, которые подлежат оценке только у мигрантов, например, «языковая компетентность (сохранность родного языка и знание языка принимающей культуры)». У принимающего населения оцениваются также аккультурационные ожидания, а у мигрантов – аккультурационные установки. Ниже приводятся обе версии опросника и ключи к методикам, входящим в опросник там, где это необходимо.

3.3.2. Опросник, предназначенный для изучения аккультурации мигрантов

   Дорогой друг!
   Вы принимаете участие в исследовании, посвященном миграции и межэтническим отношениям в России. Пожалуйста, внимательно читайте инструкции к вопросам и отвечайте искренне и полно, не пропуская ни одного вопроса. Нам очень важно ваше мнение по каждому вопросу.
   1. Сколько вам лет? ___________
   2. Ваш пол?
   [] Женский
   [] Мужской
   3. Какое у вас образование?
   [] Нет образования
   [] Учился в начальной школе, но не окончил
   [] Закончил начальную школу
   [] Учился в средней школе, но не окончил
   [] Общее среднее образование
   [] Неоконченное среднее специальное
   [] Среднее специальное (техникум, колледж)
   [] Неоконченное высшее
   [] Высшее
   [] Имею ученую степень
   [] Затрудняюсь ответить
   4. Какую религию вы исповедуете?
   [] Не исповедую никакой религии
   [] Иудаизм
   [] Ислам
   [] Буддизм
   [] Индуизм
   [] Протестантизм
   [] Католичество
   [] Православие
   [] Язычество, анимизм
   [] Другая религия___________.

   Как бы вы оценили уровень своей религиозности?
   Я убежденный атеист___________. Безразличен к религии__________. Допускаю существование Высших сил__________. Я верующий человек_____________. Я верую и стараюсь соблюдать обряды своей религии_____________.

   5. Ваша профессия (род деятельности)?
   [] Работа, не требующая квалификации (уборщик, грузчик, землекоп и т. д.)
   [] Квалифицированный рабочий (техник, плотник, парикмахер, швея и т. д.)
   [] Офисный работник (клерк, менеджер по продажам, секретарь, предприниматель малого бизнеса)
   [] Специалист (врач, юрист, преподаватель, управляющий, администратор)
   [] В настоящее время не работаю: [] безработный [] пенсионер [] домохозяйка [] студент
   Если вы сейчас не работаете, какова ваша обычная работа?_____________.
   [] Другое (поясните): _____________.
   [] Не знаю

   6. Ваша собственность:
   У вашей семьи есть телефон? Да____________. Нет____________.
   У вашей семьи есть стиральная машина, микроволновая печь?
   Да _____________. Нет _____________.
   У вашей семьи есть собственный автомобиль, фургон или грузовик?
   Да _____________. Нет _____________.
   У вашей семьи есть компьютер? Да___________. Нет___________.

   7. Ваша национальность?
   [] [Русский/ ая]
   [] [название этнической группы]
   [] Другая _____________.
   Национальность ваших родителей? (можете назвать до трех национальностей для каждого из родителей)
   Отца _____________.
   Матери _____________.

   8. Вы сейчас состоите в браке?
   Да____________.Нет ___________.
   Если вы сейчас не состоите в браке, раньше вы были женаты (замужем)? Да _____________. Нет _____________.
   Ваш супруг(а) вашей национальности? Да _____________.
   Нет _____________. Если нет, то какой? _____________.
   Если вы не состоите в браке, хотели бы вы создать семью с представителем своей национальности?
   Да_____________. Нет_____________.
   У меня нет предпочтений в этом вопросе _____________.

   9. Какое определение в наибольшей степени соответствует вашему окружению?
   [] Почти все вокруг меня люди другой национальности
   [] Большинство людей вокруг меня другой национальности
   [] Вокруг меня примерно поровну людей моей национальности и других национальностей
   [] Большинство окружающих меня людей моей национальности
   [] Почти все люди вокруг меня моей национальности

   10. В какой стране вы родились?
   [] в России
   [] в другой стране (укажите в какой именно) __________.
   Если вы родились в другой стране, жили ли вы где-либо еще до того, как переехать в Россию? Да ___________. Нет ___________.
   В какой стране? ___________.
   Если вы родились в другой стране, в каком возрасте вы переехали в Россию? В___________лет.

   11. Далее идут вопросы о языках. При ответе на них, выберите наиболее подходящий вариант.

   A. На каком языке вы говорите дома?


   B. На каком языке вы говорите в районе, населенном пункте, где проживаете (делая покупки и т. д.)?


   C. Насколько свободно вы:


   D. Насколько свободно вы:


   12. Несколько вопросов о ваших друзьях и знакомых. Отметьте наиболее подходящий вариант ответа.

   A. Сколько у вас близких друзей?


   B. Как часто вы встречаетесь с:


   13. Как часто вы путешествовали в течение последних 5 лет?


   Были ли эти поездки (отметьте все подходящие варианты):
   [] на отдых [] на учебу [] по работе?
   В течение последних 5 лет сколько месяцев всего вы провели вне места своего постоянного проживания?___________месяцев.

   14. Люди могут осознавать себя по-разному. Так, они могут чувствовать себя представителями определенной этнической группы (например, татарами) и одновременно представителями своей страны, государства (например, россиянами). Следующие утверждения относятся к тому, как вы себя ощущаете в этом смысле.


   15. Укажите, пожалуйста, степень вашего согласия и несогласия с каждым из следующих утверждений, используя оценки от 1 до 5, где 1 – полное несогласие, 5 – полное согласие. Свободно используйте все цифры от 1 до 5 для определения разной степени вашего согласия или несогласия.


   16. Оцените степень своего согласия со следующими утверждениями.


   17. Когда люди разных национальностей проживают совместно, они могут ощущать себя несправедливо притесняемыми. Следующие утверждения касаются подобных ситуаций.


   18,19,20. Пропускаются.

   21. Теперь нам хотелось бы выяснить ваше отношение к некоторым социальным группам. Просим вас использовать шкалу, подобную термометру, для выражения вашего отношения. Этот термометр имеет деления от 1 до 100 «градусов». Если у вас в целом благоприятное отношение к какой-либо группе, вы присуждаете ей любое количество «градусов» в диапазоне от 50 до 100, и, наоборот, при неблагоприятном отношении вы присуждаете группе от 0 до 50 «градусов» (в соответствии со степенью вашего неприятия). Приведенная ниже шкала поможет вам расположить группы в соответствии с вашим отношением. Вы не ограничены в своем выборе и можете использовать любые оценки от 0 до 100 «градусов».
   Оцените, пожалуйста, этнические группы, проживающие в вашем регионе, согласно указанной шкале.


   Пожалуйста, проставьте цифры от 0 до 100°, выражающие ваше отношение.


   22. Как следующие утверждения соотносятся с вашими представлениями о себе и о своей жизни?
   

notes

Примечания

1

   Иногда для сравнения специально подбираются группы, отличные по определенному культурному параметру, например, по уровню индивидуализма, по определенным ценностям, по уровню социокультурной модернизации и т. д.

2

   Приводится по [Стефаненко, 2006, с. 16–17].

3

   Приводится по [Стефаненко, 2006, с. 18–19].

4

   Приводится по [Стефаненко, 2006, с. 45–47].
Купить и читать книгу за 176 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать