Назад

Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Политология в схемах и комментариях

   Политология… в схемах? Возможно ли такое, возможно ли проверить «алгеброй гармонию»? Авторы пособия считают, что не только возможно, но и нужно. Издание позволяет наглядно представить основные проблемы этой науки. В книге нашли отражение теоретические и методологические вопросы, а также разработки современных ученых. Один из разделов посвящен прикладной политологии. Читатель сможет овладеть основами политического моделирования и прогнозирования, познакомиться с расчетом политического риска, с выработкой стратегии проведения избирательных компаний. Издание рассчитано на студентов, аспирантов и преподавателей, всех интересующихся проблемами политологии. Написано в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта.


А. С. Тургаев, А. Е. Хренов Политология в схемах и комментариях

Глава 1. Предмет политологии

   Политическая наука основывается на обширной интеллектуальной традиции. К этим традициям можно отнести античную философию Платона и Аристотеля, учения о государстве и праве римских юристов, «реализм» Н. Макиавелли, теорию суверенитета Ж. Бодена, учение о разделении властей Ш.-Л. Монтескье, политическую мысль классической немецкой философии и многое другое. Институционализация политических знаний, формирование самостоятельной области исследований и выработка специфических методов анализа привели к появлению политической науки.
   Возникновение политологии как науки и как профессионального вида деятельности относится к концу XIX в. В последней трети XIX в. формирующаяся политическая наука была связана с философскими, юридическими и историческими исследованиями. В США в 1920-е гг. новым подходом в политических исследованиях стал бихевиорализм. Появление бихевиоралистского направления стало подлинной «революцией» в политической науке. В послевоенные десятилетия отмечается бурное развитие политической науки и в Америке, и в Западной Европе. После Второй мировой войны в связи с демократизацией в Европе и формированием открытого общества возрождается интерес к политической науке во многих европейских странах. Общество и политика нуждались в исследованиях политических процессов, принятии политических решений, в выработке эффективной политики. В 1950-е гг. в методологии политической науки возникает «вторая волна» бихевиорализма. В рамках бихевиоралистского направления получает развитие структурно-функциональный анализ, анализ политических систем, начинают проводиться первые сравнительные исследования. Середина 1960-х – начало 1970-х гг. отмечаются кризисом бихевиорального подхода. В 1969 г. Д. Истон провозгласил новую постбихевиоральную революцию в политической науке. Суть этой революции сводилась к тому, чтобы, во-первых, ориентировать политические исследования на реальные потребности общества и политики, во-вторых, преодолеть идеологию эмпиризма, которая была свойственна бихевиорализму, и, в-третьих, большее внимание уделить ценностным ориентациям в процессе познания и их конструктивному развитию, так как научная нейтральность невозможна. В 70-80-е гг. ХХ столетия в рамках политической науки возникли новые направления и методологические подходы: теория рационального выбора, неоинституционализм, политическая феноменология.

1.1. Этапы развития политологии

КОММЕНТАРИИ
   Возникновение политологии как науки и как профессионального вида деятельности относится к концу XIX в. В последней трети XIX в. формирующаяся политическая наука была связана с философскими, юридическими и историческими исследованиями. Главными методами, применявшимися в научных исследованиях конца XIX в., были сравнительно-исторический, описательный и формально-логический. Характеризуя методологические основы политической науки первого периода развития политологии, американский политолог Д. Истон отмечал: «Политологи исходили из предположения о практически полном соответствии между конституционными и правовыми уложениями, касающимися прав и привилегий носителей государственных должностей, и их реальными политическими действиями». В целом этот период может быть обозначен как институциональный. Политическая наука в это время носила нормативный характер.
   В США в 1920-х гг. новым подходом в политических исследованиях стал бихевиорализм. Появление бихевиоралистского направления стало подлинной революцией в политической науке. В центр исследования бихевиорализм ставит политические факты; единичным политическим фактом выступает поведение конкретных индивидов в политике. Новые направления исследований требовали разработки новых методов. К ним в первую очередь относятся социологические методы сбора данных и математические методы их обработки. Наряду с количественными методами анализа формировался и метод анализа политического поведения.
   Середина 1960-х – начало 1970-х гг. отмечаются кризисом бихевиорального подхода. В 1969 г. Д. Истон провозгласил новую постбихевиоральную революцию в политической науке. Суть этой революции сводилась к тому, чтобы преодолеть идеологию эмпиризма, которая была свойственна бихевиорализму, а также уделить большее внимание ценностным ориентациям в процессе познания и их конструктивному развитию, так как научная нейтральность невозможна.

1.2. Интеллектуальные принципы бихевиорализма по Д. Истону

КОММЕНТАРИИ
   Известный американский политолог Д. Истон сформулировал следующие основные интеллектуальные принципы бихевиоралистского направления.
   1. Закономерность, т. е. поиск единообразных характеристик в политических явлениях и прежде всего в политическом поведении. Результатом этого поиска могут быть выводы или теории, обладающие интерпретационной или прогностической ценностью.
   2. Верификация– обоснованность выводов должна поддаваться проверке на основе сопоставления с соответствующим поведением.
   3. Методика исследования должна быть надежной и обоснованной с точки зрения фиксирования и анализа поведения.
   4. Квантификация – формулирование системы критериев и количественных оценок там, где они целесообразны.
   5. Ценности должны быть аналитически дифференцированы от эмпирических данных. Толкование фактов и их этическая оценка – разные вещи.
   6. Систематизация знания, т. е. установление взаимосвязи между теорией и исследованием. Исследование без теоретической основы может быть безрезультатным, а теория без эмпирических данных – совокупностью схоластических рассуждений.
   7. Интеграция, т. е. осуществление взаимосвязи политических исследований с достижениями других социальных наук.
   Характерными чертами политических исследований, ориентированных на изучение политического поведения, стали:
   1) отрицание политических институтов как предмета исследований и ориентация на исследование поведения индивидов в различных политических ситуациях;
   2) разработка и применение более точных методов сбора, обработки и интерпретации данных;
   3) стремление к построению систематизированной эмпирической теории.
   В то же самое время в политической науке раздавалось немало критических замечаний в адрес политологии. Например, замечания делались по поводу уподобления политологии естественным наукам. Некоторые ученые продолжали считать политическую науку если не частью философского знания, то родственной ему дисциплиной и потому не принимали бихевио-ралистскую увлеченность эмпирическими данными.
   Умеренно-прагматичную позицию по отношению к бихевиорализму занимает Д. Истон, отмечающий, что бихевиорализм внес значительный вклад в исследование личности в политике, электорального поведения, однако его методы менее надежны применительно к исследованиям партийных систем, законодательных органов, избирательных систем и т. п.

1.3. Основные направления политологии в постбихевиоральный период

КОММЕНТАРИИ
   Назревшие потребности в переменах привели к возникновению новых подходов и течений в политической науке. Одним из таких подходов является политическая феноменология и концепция «символического взаимодействия» в политической науке. Их возникновение – свидетельство возрождения интереса к традиционным нестрогим (качественным) методам и прежде всего к методу интерпретативного понимания.
   Суть политической феноменологии сводится к тому, что политическое поведение может быть понято и объяснено только в том случае, если учитывается индивидуальное восприятие вступающих во взаимодействие индивидов.
   Теория рационального выбора, или когнитивная политология, основывается на нескольких методологических составляющих.
   Во-первых, это методологический индивидуализм. «Единицей» исследования становится отдельный человек, а не структура, институт, организация или группа. В фокус исследователя попадают интересы индивида, которые являются «автономными» и практически и теоретически.
   Во-вторых, это рациональность и оптимальность выбора. Рациональность означает, что индивид стремится к извлечению для себя максимальной пользы, и в первую очередь к использованию общественных благ. Оптимальность предполагает выбор человеком таких форм взаимодействий, при которых он может получить наибольшую выгоду. Иногда эта выгода может быть максимизацией полезности, а иногда минимизацией издержек.
   Так как в одиночку достигнуть желаемого результата часто невозможно, действия рациональных акторов объединяются. Интеграция их действия и взаимодействия между ними порождает предвиденные или непредвиденные последствия.
   В-третьих, это институциональные ограничения. Взаимодействуя друг с другом, индивиды ограничены в своей деятельности нормами, правилами, которые обладают устойчивым характером. Таким образом, поведение индивидов и существование институтов оказываются взаимосвязанными. Это предполагает, что индивиды «максимизируют свои цели в рамках существующих ограничений» (Б. Вейнгаст).
   Новым направлением в политической науке в 1980-е гг. стал подход, получивший название «неоинституционализм». Это понятие было введено в научный оборот Дж. Марчем и Й. Ольсеном в 1984 г. С точки зрения традиционного подхода институт – это учреждение, организация. С позиций неоинституционализма институт – это совокупность устойчивых формальных и неформальных правил, регулирующих поведение и задающих «рамки» взаимодействия. Под таким углом зрения парламенты, партии, группы интересов предстают как «связывающие ограничения» взаимодействий политических акторов.
   К отраслям политологии традиционно относят теорию политики, сравнительную политологию и прикладную политологию.
   Теория политики создает концепции, модели и образы политической действительности. Ее целью является выявление каузальных связей и построение теорий, описывающих политические процессы и претендующих на объяснение причин политических явлений.
   Сравнительная политология также является отраслью политологии, в рамках которой путем сравнения выделяются общие черты и специфические различия разнообразных групп политических объектов. Для современной сравнительной политологии характерен интерес к таким явлениям, как групповые интересы, неокорпоративизм, политическое участие, рациональный выбор, этнические, религиозные, демографические факторы и их влияние на политику, процессы модернизации, стабильность и нестабильность политических режимов, условия для возникновения демократии, влияние политики на общество и т. д. Существует несколько разновидностей сравнительных исследований: кросс-национальное сравнение, ориентированное на сопоставление государств друг с другом; сравнительно ориентированное описание отдельных случаев (case studies); бинарный анализ, основанный на сравнении двух (чаще всего похожих) стран; кросс-культурные и кросс-институциональные сравнения, нацеленные соответственно на сопоставление национальных культур и институтов. Сравнительная политология играет значительную роль в структуре политической науки.
   Прикладная политология – отрасль политологии, в рамках которой изучаются конкретные политические проблемы и ситуации, осуществляется выработка практических рекомендаций относительно действий и мер, направленных на решение практических социальных и политических задач по реформированию и изменению организаций, институтов и социальных групп, разрабатываются политические технологии и определяются способы их применения. Основные усилия исследователей в области прикладной политологии направлены на разработку и применение методов политического анализа для исследования конкретных политических ситуаций, изучение процессов принятия решений, выработку и применение технологий политического воздействия. Прикладная политология непосредственно связана с практикой политического управления, выработкой политической стратегии и тактики политических партий, урегулированием политических конфликтов, проведением избирательных кампаний.

Г лава 2 Методы политической науки

   Деятельность людей в любой ее форме (научная, практическая и т. д.) определяется целым рядом факторов. Конечный ее результат зависит не только от того, кто действует (субъект) или на что она направлена (объект), но и от того, как совершается данный процесс, какие способы, приемы, средства при этом применяются.
   Метод (от греч. букв. – хождение вдоль пути, выбор правильного пути) – система правил и приемов исследования каких-либо объектов с целью отыскания объективной истины.
   История науки убедительно свидетельствует, что далеко не всякий метод обеспечивает успешное решение теоретических и практических проблем. Не только результат исследования, но и ведущий к нему путь должен быть истинным.
   Основная функция метода – внутренняя организация и регулирование процесса познания или практического преобразования того или иного объекта. Поэтому метод сводится к совокупности определенных правил, приемов, способов, норм познания и действия. Он дисциплинирует поиск истины, позволяет экономить силы и время, двигаться к цели кратчайшим путем.
   Истинный метод служит своеобразным компасом, по которому субъект познания и действия прокладывает свой путь, он позволяет избегать ошибок. Ф. Бэкон сравнивал метод со светильником, освещающим путнику дорогу в темноте, и полагал, что нельзя рассчитывать на успех в изучении какого-либо вопроса, идя ложным путем. Р. Декарт методом называл «точные и простые правила», соблюдение которых способствует приращению знания, позволяет отличить ложное от истинного.
   Ни одна наука не может быть сведена к какому-то одному, даже «очень важному методу». «Ученый, – отмечал В. Гейзенберг, – никогда не должен полагаться на какое-то единственное учение, никогда не должен ограничивать методы своего мышления одной-единственной философией». Поэтому каждая наука использует целый комплекс исследовательских методов, различных по степени общности и широте применения.

2.1. Общелогические методы исследования политики

КОММЕНТАРИИ
   Метод (от греч. букв. – хождение вдоль пути, выбор правильного пути) – система правил и приемов исследования каких-либо объектов с целью отыскания объективной истины.
   Методы политического исследования можно подразделить на три группы – общелогические, теоретические и эмпирические.
   Общелогическиеметоды – это всеобщие методы научного познания, которые вырабатываются в рамках философии (теории познания) и используются как в теоретическом, так и в эмпирическом познании.
   Общелогическиеметоды научного познания включают:
   абстрагирование – мысленная фиксация какого-либо существенного в данной познавательной ситуации свойства объекта при одновременном отвлечении от всех остальных его свойств;
   анализ – последовательное расчленение целостного объекта на подсистемы и элементы с целью их всестороннего изучения;
   синтез – мысленное объединение ранее выделенных частей объекта в единую систему (анализ и синтез взаимосвязаны и непрерывно сменяют друг друга в процессе исследования);
   индукцию – вывод общего заключения на основе частных посылок;
   дедукцию – вывод заключения частного характера из общих посылок;
   аналогию – прием познания, при котором на основе сходства объектов в одних признаках заключают об их сходстве и в других признаках;
   моделирование – изучение объекта (оригинала) путем создания и исследования его модели, замещающей оригинал с определенных сторон, интересующих исследователя;
   классификацию – разделение всех изучаемых объектов на отдельные группы в соответствии с каким-либо важным для исследователя признаком;
   исторический и логический метод; первый – описание фактической истории развития объектов во всем ее многообразии; второй – это освобожденная от случайностей и несущественных деталей мысленная реконструкция истории объекта, раскрывающая объективную логику ее развития;
   идеализацию – логическая операция, определяющая предел того или иного свойства; при этом какое-то свойство рассматривается как абсолютное (материальная точка, идеальный газ);
   восхождение от абстрактного к конкретному – мысленное, теоретическое воспроизведение сущности исследуемого объекта.

2.2. Теоретические методы исследования политики

КОММЕНТАРИИ
   В силу сложности политических объектов при их изучении часто применяется совокупность различных теоретических методов. Во второй половине ХХ в. в политических исследованиях стали доминировать системный, структурно-функциональный, коммуникативный, сравнительный и иные подходы и методы исследования.
   Системный метод рассматривает объект как некоторое множество элементов, взаимосвязь которых обусловливает целостные интегральные свойства данного множества. Так, при рассмотрении сложных политических объектов с точки зрения методологии системного подхода можно раскрыть многообразные связи и отношения внутри самого объекта и его связь с внешней средой, влияние среды на характеристики исследуемого объекта.
   Системный метод ориентирует исследователей на рассмотрение политических процессов и явлений как открытых саморегулирующихся социальных целостностей, постоянно взаимодействующих с внешней средой.
   Структурно-функциональный анализ имеет определенное сходство с системным методом в той его части, где речь идет о выявлении составляющих системы как целостного явления (структурный анализ). Структурный анализ занимается «морфологией» изучаемого объекта, составляя «реестр» его элементов и устойчиво воспроизводимых связей между ними. Функциональный анализ объекта (в частности, политического) выявляет способ взаимосвязи элементов объекта, их взаимоопосредование, которое обеспечивает воспроизводство целостности.
   Коммуникативно-кибернетический метод исследует политику через призму информационных потоков, построенных на принципе обратной связи, и сети целенаправленных коммуникативных действий и механизмов, обеспечивающих отношения управляющих и управляемых на всех уровнях взаимоотношений внутри общества и с внешней средой.
   Метод сравнения – познавательная операция, основанная на суждениях о сходстве или различии объектов. С помощью сравнения выявляются их качественные и количественные характеристики. Главное условие использования метода – наличие общего основания (признака), по которому сравниваются изучаемые объекты.
   Одна из разновидностей метода сравнения – сравнительно-исторический метод. С его помощью познаются различные ступени развития одного и того же явления (например, государства) или сосуществующих явлений, имеющих некое общее основание. С помощью этого метода можно определить тенденции развития изучаемого явления.

2.3. Эмпирические методы политологического исследования

КОММЕНТАРИИ
   Самым простым и доступным способом сбора информации является наблюдение. Под наблюдением понимается прямая регистрация социальных явлений и процессов их очевидцем. Включенное наблюдение предполагает участие исследователя в деятельности какой-либо группы как ее участника.
   Анализ документов – метод, широко используемый для сбора первичной информации. Ученые считают документом любую зафиксированную информацию. Исходя из источника информации, документы подразделяются на первичные, в которых непосредственно фиксируются события (записи, результаты наблюдений), и вторичные, представляющие собой обобщение данных, полученных из первичных документов (отчеты, заключения, статистические сведения и др.).
   В политической науке, как и в других социальных науках, используется такой метод анализа документов, как контент-анализ. В широком смысле контент-анализ – это количественная и качественная характеристика единиц текста (слов, смысловых символов, выражений и т. п.), определение зависимостей между ними, выделение схожих по смыслу фрагментов. Различают количественный и качественный подходы к контент-анализу. Первый из них ориентирован на выявление авторства, целей и условий создания текста. Второй – на выявление статистической взаимосвязи между единицами текста, частотой их употребления и порядком расположения.
   К распространенным методам прикладных исследований относится метод экспертной оценки. Его суть заключается в выявлении мнений наиболее авторитетных специалистов в конкретной области о той или иной ситуации, причинах ее происхождения или прогнозе развития событий.
   Большой популярностью среди политологов пользуется метод опроса. Он позволяет исследовать как объективные, так и субъективные характеристики изучаемого объекта. Опрос как метод социальных и политических исследований начал широко использоваться в 30-е гг. ХХ в. Значительный вклад в разработку этого метода внес американский социолог Дж. Гэллап. Его прогнозы выборов, основанные на результатах опросов, отличались высокой степенью точности и стали настоящей научной сенсацией. Достаточно часто используются два вида опросов: анкетирование и интервьюирование. При анкетировании – письменном опросе – коммуникация между социологом и респондентом опосредствована специально заполняемым опросником. Интервьюирование же предполагает непосредственный контакт между интервьюером и опрашиваемым лицом.

2.4. Структура политологического исследования

КОММЕНТАРИИ
   Для проведения исследований необходимо осознание противоречивой ситуации, которая затрагивает интересы людей, но мало изучена. Такая ситуация называется проблемной, а ее интерпретация исследователем – научной проблемой. В зависимости от характера различают гносеологические и предметные проблемы. Первые связаны с недостатком знаний о социальных явлениях или процессах, вторые вызваны противоречиями или конфликтами между различными социальными группами, институтами, организациями, структурными элементами и т. п. Объектом исследования выступает носитель проблемной ситуации, который подлежит исследованию. Предметом исследования являются определенные свойства, стороны, характерные черты объекта исследования. Таким образом, научная проблема формируется как бы на «перекрестке» реальной проблемной ситуации и ее видения исследователем, так как первоначально выделяемые свойства, стороны и черты объекта в решающей мере зависят от его воображения.
   Определив проблему и предмет своего исследования, политолог должен решить вопрос о целях проводимой им работы, то есть какой результат, теоретико-познавательный или практически-прикладной, он стремится получить.
   Одна из наиболее серьезных задач, стоящих перед ученым на этапе подготовки исследования, заключается в выделении концептуальных переменных, которые впоследствии будут превращены в операциональные определения. Операциональное определение понятия заключается в уточнении конкретизирующих понятий и их соотнесении с эмпирически проверяемыми данными.
   Под переменными понимаются варьируемые факторные характеристики объекта исследования. В том случае, если эти характеристики рассматриваются как причины каких-либо явлений или изменений, можно утверждать, что социолог имеет дело с независимыми переменными. Если же характеристики и признаки изменяющегося объекта являются следствием, обусловленным внешними причинами, то социолог имеет дело с зависимыми переменными. Переменные выделяются в том случае, если исследователь не просто ориентирован на констатацию тех или иных социальных явлений, простое накопление информации, а стремится к созданию многомерной модели, выделению и объяснению устойчивых взаимосвязей между различными характеристиками. Например, политолог может быть нацелен на обнаружение взаимосвязи между уровнем экономического развития и типом политического режима.
   Переменные должны быть соотнесены с рассматриваемыми случаями (единицами). Возможно несколько вариантов сочетания переменных и единиц исследования и соответственно типов исследования.
   Исследований, в которых слишком много единиц исследования и переменных, практически не существует, так же как и исследований, в которых мало как единиц изучения, так и переменных. Если количество единиц исследований ограничено, а переменных много, значит, ученый изучает отдельный случай (case studies) или проводит монографическое исследование.
   При ограничении исследуемых случаев (единиц исследований) и увеличении числа переменных образуется тип сравнительных (кросс-национальных) исследований.
   В процессе исследования ученый не может обойтись без понятий, использование которых предполагает их интерпретацию и операциональное определение. Под интерпретацией понятия понимается выявление его смыслового значения. Определить понятие в конкретных терминах – значит найти эмпирические признаки, проясняющие его значение. Операциональное определение понятия заключается в уточнении конкретизирующих понятий и их соотнесении с эмпирически проверяемыми данными.

Глава 3. История политических учений

   История политической мысли как один из важнейших разделов политической науки представляет собой совокупность идей, концепций, теорий о политике и «политическом», выработанных человечеством на протяжении многих тысячелетий. Предмет политики заключает в себе отношение общества и индивида. Взаимная зависимость и противопоставление усложняют и обогащают политику, а термин делают многомерным. Политическая мысль от представлений, возникших в Древнем мире во II тысячелетии до нашей эры, до стройных систем XIX в. нашей эры – это фундаментальное знание, на котором возникает новая политическая наука XX в. и вне которого невозможно осмыслить путь, пройденный человечеством от первых форм государственных образований до политических систем нашего времени.

3.1. Основные парадигмы истории политической мысли

КОММЕНТАРИИ
   Парадигматический подход занимает важное место в методологии научных исследований истории мысли, в том числе политической.
   Понятие «парадигма» (paradeigma (греч.) – пример, образец) означает совокупность предпосылок, определяющих конкретное научное исследование (знание) и признанных на данном этапе, или теорию (или модель, тип постановки проблемы), принятую в качестве образца решения исследовательских задач. Понятие парадигмы получило широкое распространение благодаря деятельности американского физика и историка науки Т. Куна (1922–1996). По Куну, парадигма – это метод получения новых знаний в периоды экстенсивного развития знаний; это система постулатов, правил, форм, способ мышления, принятый в научном сообществе в определенную историческую эпоху. Парадигма является критерием выбора проблем и результатов. Они обычно и признаются научными и социально значимыми. Парадигма – это образец, которому с необходимостью следуют все причастные конкретному времени.
   Т. Кун предложил рассматривать научный процесс как «радикальную смену парадигмальных подходов». Согласно Т. Куну, в истории политической мысли могут быть выделены следующие парадигмы, соответствующие основным этапам развития человеческого общества (античность, Средневековье, Новое время, ХХ век):
   1) цивилизационно-этическая (полисная);
   2) теологическая;
   3) национально-экономическая.
   Итак, политическая парадигма – это глобальный исследовательский подход, включающий в себя множество непротиворечивых методов, позволяющий создать целостную картину политического мира. В рамках одной политической парадигмы могут сосуществовать как отдельные идеи, так и завершенные концепции, теории. В современной политической науке признается множество типологий парадигм. К наиболее конструктивным и наиболее эвристичным можно отнести типологии, созданные с помощью историко-хронологического критерия и с использованием критерия природы (источника) политики. Таковыми источниками, определяющими природу политики и сущность всего политического мира, являются: Бог (теологическая парадигма); природа, в том числе природа человека (натуралистическая парадигма); общество в целом и отдельные его элементы: право, экономика, власть, этика, религия, культура и т. д. (социальная парадигма); противоречие и конфликт (рационально-критическая парадигма).

3.2. Цивилизационно-этическая парадигма

КОММЕНТАРИИ
   Основная проблема для греческой политической мысли – устройство полиса, через которое реализуется идея блага. Различные формы правления, организующие это устройство, могут претерпевать кризисы и изменения. Нравственная порча является причиной этих изменений. В основании лежит противоречие частного и общего блага, деспотического и политического, свободы и рабства, нравственности и частной жизни, номоса и фюзиса (природного и человеческого закона).
   Сущность античной политики заключается в цивилизационно-этическом противоречии, содержанием которого является, с одной стороны, борьба полисной цивилизации на границах античного мира против варварства, несущего деспотию и рабство, с другой – противостояние рождающейся личной моральной воли, принципиально не признающей тождества с общей волей, нравственности общественного человека.
   Устройство полиса существенно связано с проблемой первоначала. Поэтому перед греками стояла задача найти такие первоначала, которые создают структуры вечно гармоничного полиса. Способности человеческой души требуют воспитания в условиях определенных сословий, выполняющих общественно-необходимые функции. Результатом воспитания оказываются добродетели, специфические для каждого сословия, в совокупности порождающие общественное благо.
   Идея блага как политическая идея осуществляет себя как автаркия полиса, независимое и самодостаточное существование; справедливость, которая состоит в равенстве для равных и в неравенстве для неравных; свобода как реализация человеком своей природы.
   Политика, по Аристотелю, есть общение свободных людей с целью достижения благой жизни.

3.3. Теологическая и национально-экономическая парадигмы

КОММЕНТАРИИ
3.3, а
   Политические учения Средневековья носят по преимуществу характер политической теологии. Это означает, что политическими становятся проблемы, вытекающие из фундаментального осмысления возможности церковного преображения социальной реальности в рамках религиозной догматики, политическая практика объясняется из теологической экзегезы Священного Писания. В христианстве индивид обретает бесконечную ценность через связь с личностью Христа. Идея спасения души пронизывает все сферы человеческой жизни. Человек становится гражданином двух миров. Один из них – церковь, представляющая единство и гармонию индивидуальной души; другой – государство как воплощение разорванности и принудительности человеческого существования. Империя и папская церковь вырастают из одной идеи – Града Божьего, религиозно-общественного единства мира.
   Центральной политической проблемой становится проблема власти и ее структура, иерархическое отношение церкви и государства как форма реализации идеи спасения. Ни одна из этих структур в отдельности не способна удержать в единстве автономию духовной жизни индивида и общую волю общества в достижении заданной цели. Противоположность индивида и общества в эпоху Средневековья воплощена в двух различных структурах, пытающихся поглотить друг друга, в стремлении достичь единства духовной и социальной жизни.
   Политическое господство одних людей над другими естественно после грехопадения, поскольку является необходимым условием для выживания человека. Политическое учение Августина – это учение о системе господства, в которой государство обеспечивает задачу выживания человека, а церковь задает смысловую структуру существования человека и общества. В политическом учении Фомы Аквинского государство и человек вписаны в универсальный божественный порядок мира, воспринимаемое человеком в форме закона. Сущность средневековой политики осмыслялась как противоречие религиозного характера, содержанием которого являлась борьба за иерархическое религиозно-политическое единство христианского мира, выражавшаяся в противостоянии церкви и государства, христианского и нехристианских миров, ересей и ортодоксии.
   Учение о спасении способствовало различению государства и церкви как взаимодополняющих способов интеграции общества и в то же время привело к разделению властей, их взаимному контролю и взаимопроникновению.
3.3, б
   Политическая мысль Нового времени базируется на идее преобразования социального порядка на основе разума. Самодостаточность государственной власти находит свое разрешение в идее суверенитета. Ж. Боден в XVI в. концептуально сформулировал вопрос о суверенитете, а Т. Гоббс со всей остротой подчеркивал необходимость отрицания самостоятельности церкви как социального института. Перед могуществом суверена стираются все сословные различия. Господство над обществом породило, с одной стороны, равенство подданных и вытеснение их из сферы всеобщих интересов, а с другой – ориентацию на индивидуализм и частные интересы. Освобождение творческих сил общества повлекло за собой политические притязания на свободу от господства, на отделение буржуазного общества от государства. В доктринах Дж. Локка, Ш. Л. Монтескье, Ж. Ж. Руссо, И. Канта были выражены идеи ограничения и разделения власти, народного суверенитета, конституции, правового правления. Суверенитет воплощается в особую форму политической связи общества, выразившуюся в понятии нации-государства. Народ является нацией тогда, когда он становится источником государственной власти, образует государство и тем самым обретает политическое единство и историческую судьбу. Поэтому идея преобразования социальной стихии на разумных началах реализуется в противоречивом единстве двух принципов: национального государства и экономического общества. Главная цель политического мышления Нового времени, которая заключалась в поисках политической идентичности, соединяющей эти два принципа, выражалась главным образом в философско-правовых и политико-экономических доктринах, имеющих характер идеологий.
   На праве как политической проблеме делается акцент в первом периоде эпохи Нового времени – периоде абсолютизма. Индивидуальная свобода, базирующаяся на собственности, вступает в противоречие с иерархией прав различных сословий.
   Сущностью политики Нового времени оказываются противоречия национально-экономического характера, выливающиеся в социальные конфликты, конфликты государства и общества, конфликты наций-государств.

Глава 4. Политическая мысль России

   Сквозным вопросом, занимавшим умы мыслителей на протяжении всей многовековой истории российского государства, был вопрос о сущности власти, ее полномочиях и пределах. Уже в Киевской Руси наметились многие политико-правовые концепции (о характере великокняжеской власти, необходимости единства славянских земель, отношениях церкви и государства), которым суждено было утвердиться в будущем. В последующий период, однако, они претерпели определенные изменения, связанные с перемещением центра русской государственности в Северо-Восточную Русь, монгольским завоеванием и другими факторами, которые в итоге привели к становлению в России особого типа феодальной власти, основанной не на отношениях вассалитета, характерных для Западной Европы, а на отношениях подданничества. Принято говорить о византийско-азиатском цивилизационном синтезе, когда русская государственность оказалась наследницей Византийской империи, с одной стороны, и Золотой Орды – с другой, что не могло не наложить отпечаток на политическую идеологию Московского царства. Геополитическое положение России – ее территориальная протяженность и пограничное положение евразийской державы также придавали особую остроту вопросу о власти, что, естественно, находило отражение в политической философии – только сильная власть (обычно это становилось синонимом абсолютной, единодержавной власти) была гарантом сохранения национальной государственности. Идея самодержавия как наиболее адекватной ее формы укореняется в российской политической мысли, формируя сильное консервативное ее направление. В противовес идее абсолютизма неизбежно возникал вопрос о свободе человека, гарантиях его прав и независимости от государства. Эти проблемы волнуют российских либералов, однако большинство политических мыслителей признают, что силой, способной реализовать либеральную программу преобразований, может быть только самодержавное государство. Деспотизм власти, непоследовательность либеральных реформ стали одной из причин резкого усиления политического радикализма, также имевшего под собой длительную философскую традицию, торжество которого в начале XX в. стало причиной краха российской государственности и начала нового этапа российской истории.

4.1. Основные этапы развития русской политической мысли

КОММЕНТАРИИ
   В силу целого ряда причин (исторических и геополитических) Киевское государство (IX–XII вв.) отставало в своем развитии от стран Западной Европы. Более медленные темпы социально-экономического, политического, культурного прогресса не могли не сказаться на развитии русской политической мысли, обусловив ее заметное отставание от западноевропейской как в древний период русской истории, так и на протяжении всех последующих этапов. Важнейшие проблемы, которые нашли свое отражение в древнерусских летописных трактатах и литературных произведениях, таковы: происхождение государства и великокняжеской династии (обосновывалась законность варяжской династии Рюриковичей), укрепление единства всех восточнославянских земель (княжеские междоусобицы наносили государству значительный урон), характер великокняжеской власти (она должна быть сильной, но доброжелательной), взаимоотношения церкви и государства.
   Новый период русской государственности – московский – генерирует политические идеи, ставшие базисными в российской политической культуре. Обосновывается право московских государей на неограниченную самодержавную власть (сочинения Ивана Грозного), а также идея великодержавности (Москва – Третий Рим).
   Феофан Прокопович на новом витке исторического развития вновь обосновывает идею ничем не ограниченной самодержавной власти – его теорию принято называть патерналистско-бюрократической моделью неограниченной монархии.
   Со второй половины XVIII в. в России начинают складываться классические направления в политической мысли Нового времени – консервативное, либеральное и революционно-демократическое (радикальное).
   В начале ХХ в. российская политическая мысль уверенно развивалась, занимая прочные позиции в системе гуманитарного знания. Однако процесс формирования политической науки в стране оказался прерванным в связи с событиями 1917 г.: в советском обществе утвердилось безраздельное господство коммунистической идеологии, а западная идеология была объявлена лженаукой. Начинается кризис обществознания в целом. Дальнейшее развитие политической мысли стало возможно лишь в условиях русского зарубежья, где сформировались такие ее направления, как евразийство (Н. С. Трубецкой, Г. В. Флоровский), неомонархизм (И. А. Ильин, Л. А. Тихомиров), христианский социализм (С. Л. Булгаков, Г. П. Федотов).

4.2. Основные черты консервативной мысли в России

КОММЕНТАРИИ
   Основателем российского консерватизма считается Н. М. Карамзин. В 1811 г. Карамзин пишет «Записку о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях», в которой резко критикует либеральные реформы, начатые Александром I. В «Записке» сформулирован классический принцип русской охранительной идеологии: «…требуем более мудрости охранительной, нежели творческой». Идеи Карамзина стали основой для развития русской консервативной мысли, в дальнейшем представленной Н. Я. Данилевским, К. Н. Леонтьевым, К. Н. Победоносцевым, евразийцами и др. Ряд консервативных идей был заимствован славянофилами, хотя в целом это течение можно отнести к умеренно-либеральному. Последовательным критиком демократии, с его точки зрения самого страшного вида деспотизма, был Л. А. Тихомиров, автор трактата «Монархическая государственность». Гибельность европейского пути для России обосновывает К. П. Победоносцев в своей знаменитой работе «Великая ложь нашего времени». Такой ложной идеей является, по его мнению, теория парламентаризма: выборы не отражают волю избирателей, а избранные представители руководствуются лишь собственными честолюбивыми интересами.

4.3. Разновидности российского либерализма и радикализма

КОММЕНТАРИИ
   При отсутствии основ гражданского общества в России государственная власть, осуществляя модернизацию «сверху», сама инициировала процесс распространения либеральных ценностей. Так называемый «правительственный» либерализм был представлен прежде всего самой императрицей Екатериной II. С воцарением Александра I правительственный либерализм обрел характер конкретной программы действия, которая была сформулирована М. М. Сперанским. Его идеи стали основой для либеральных реформ Александра II.
   Непоследовательность проводившихся «сверху» реформ усиливала либерализм оппозиционный, представителями которого на начальном этапе его развития были Н. И. Новиков, Я. П. Козельский, Д. И. Фонвизин, А. Н. Радищев. К середине XIX в. сложились такие направления русской либеральной мысли, как славянофильство и западничество. Славянофилы – А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, К. С. Аксаков и др. – обосновывали самобытный путь развития России, основанный на «народном самодержавии», «духовном православии» и «общинном коллективизме». Западники Н. В. Станкевич, Т. М. Грановский, К. Д. Кавелин и др. связывали будущее России с усвоением достижений западной цивилизации: перенесением на российскую почву опробованных в Европе идей правового государства с конституционными гарантиями личных свобод, идей парламентаризма и разделения властей.
   Представителем так называемого «охранительного» либерализма в России был Б. Н. Чичерин. Чичерин, один из основоположников политической науки в России, видел суть либерализма в «примирении» начала свободы с началом власти и закона: либеральные меры, обеспечивающие права и свободы граждан, и сильная власть, связующая и сдерживающая общество.
   Крупнейшими представителями теории социального либерализма были П. И. Новгородцев, Л. И. Петражицкий, Б. А. Кистяковский и др. Развивая классические принципы правового государства, теоретики социального либерализма обосновывали необходимость его превращения в «социальное», то есть такое, которое обеспечит человеку достойные материальные условия его политической свободы.
   Революционное «вольнодумство» было характерно для многих представителей русской общественной мысли конца XVIII в.: Н. И. Новикова, Н. А. Радищева и др. Революционно-демократическое течение в политической идеологии начала XIX в. ярко представлено радикальным крылом идеологии декабризма. В «Русской правде» П. И. Пестель выдвигал требование ликвидации крепостного права и самодержавия, провозглашения России республикой, свободы печати и вероисповедания. Равенство перед законом подкрепляется равенством социальным, которое обеспечивается равными экономическими возможностями и мерами против неумеренного обогащения. Можно сказать, что пестелевские идеи предваряли русский социализм, они заложили основу концепции «общинного социализма», сформулированной революционерами-демократами и народниками. А. И. Герцен, В. Г. Белинский, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов считали, что только коренное преобразование общества на социалистических началах в ходе крестьянских революций способно обеспечить равенство и демократию; русская крестьянская община – готовая ячейка будущего социалистического общежития. Идея «русского социализма» была подхвачена народниками (П. Л. Лавров, П. Н. Ткачев, М. А. Бакунин и др.), но вскоре подверглась резкой критике со стороны отечественных марксистов.
   Быстрый рост капитализма в России, неудачи народнического движения приводили все к большей популярности марксизма в среде российских революционеров. Их первой марксистской организацией стала возникшая в Женеве группа «Освобождение труда» во главе с Г. В. Плехановым. Идеи Маркса в их плехановской интерпретации были восприняты В. И. Лениным, который вскоре дал совершенно новое прочтение марксизма применительно к условиям России.
   Самой радикальной политической концепцией в России был анархизм. Представители русского анархизма М. А. Бакунин и П. А. Кропоткин считали возможной полную ликвидацию всех институтов государства и немедленный переход к социалистическому обществу, основанному на самоуправлении рабочих ассоциаций.

Глава 5. Политическая власть

   Власть – одна из основных категорий политической науки. Как социальное явление она носит универсальный характер. В любом, даже самом примитивном обществе можно выделить отношения властного типа.
   Власть – это «вероятность того, что один актор в рамках социальных отношений окажется в состоянии реализовать собственную волю вопреки сопротивлению» (М. Вебер).
   «Г имеет власть над X в отношении К, если Г участвует в принятии решений, влияющих на политику X в отношении К» (Г. Лассуэлл и А. Кэплэн).
   «Субъект À обладает властью над субъектом Вв той мере, в какой он может заставить В делать то, что В сделал бы другим образом» (Р. Даль).
   «Власть может быть определена как производство намеренных результатов. Это, таким образом, количественное понятие. À обладает большей властью, чем В, если À достигает множества намеренных результатов, а В лишь немногого» (Б. Рассел).
   Власть – это «способность вмешиваться в цепь событий, чтобы как-то их изменить» (Э. Гидденс).
   Власть «является обобщенной способностью обеспечивать выполнение связывающих обязательств элементами системы коллективной организации, когда обязательства легитимированы их соответствием коллективным целям и где на случай непокорства предусматривается презумпция принуждения с помощью негативных ситуационных санкций, вне зависимости от того, кто бы ни был агентом подобного принуждения», это – «институционализиро-ваное могущество, осуществляемое по отношению к другим» (Т. Парсонс).
   Власть – это «возможность индивидов и групп оказывать намеренное и предвиденное воздействие на других индивидов и групп» (Д. Ронг).
   «Власть есть способность одних акторов (личностей, групп или институтов) определять или изменять (полностью или частично) ряд альтернативных действий или выбор альтернатив для других акторов» (Р. Блау).
   «Власть À над Всоответствует способности À добиться, чтобы в его переговорах с В условия обмена были для À благоприятными» (М. Крозье).
   «Власть – это социальное сосредоточение командования, опирающегося на один или несколько слоев или классов общества» (Ж. Френд).

5.1. Теории власти

КОММЕНТАРИИ
   С точки зрения реляционистских теорий (от англ. relation – отношение) власть рассматривается как взаимоотношение между, как минимум, двумя субъектами. Характерной чертой такого взаимоотношения является оказание влияния одним субъектом на другого. Методологические основы такого подхода были сформулированы немецким социологом М. Вебером. «Власть, – отмечал он, – возможность одного социального субъекта реализовать свою волю вопреки сопротивлению других участников политического действия».
   Общим «знаменателем» теорий сопротивления является концентрация внимания на властном воздействии, преодолевающем сопротивление объекта власти (того, на кого направлено действие власти). Преодоление сопротивления может основываться на вознаграждении, угрозе применения негативных санкций, признании объектом власти права ее субъекта отдавать приказы и распоряжения и требовать их исполнения на идентификации объекта власти с субъектом власти и др. Здесь важно оказание влияния субъектом власти на мотивы подвластного. Другую группу реляционистских теорий власти можно обозначить как теории «обмена ресурсов». Согласно этим теориям, властные отношения возникают тогда, когда объект власти нуждается в ресурсах, которыми обладает субъект власти. В обмен на часть этих ресурсов субъект власти требует от объекта подчинения и выполнения конкретных распоряжений и приказов. В теории раздела «зон влияния» власть оказывается функцией наиболее важной и престижной социальной роли. В зависимости от сложившейся ситуации и разделения ролей будет меняться и субъект власти. Автором этой теории считается Д. Ронг.
   Последователи бихевиоралистской теории власти рассматривают политические отношения как рынок власти. Социальные и политические субъекты активно действуют на таком рынке, стремясь с наибольшей выгодой реализовать имеющиеся у них ресурсы. Аналогом денег в такой модели является власть, «товаром» – имидж кандидата, его предвыборная программа, а «покупателями» – избиратели, делегирующие власть в обмен на предвыборные обещания. Основой такого «обмена» является взаимное стремление сторон к наибольшей выгоде от «сделки».
   Согласно системной теории, власть рассматривается как атрибут социальной системы. Т. Парсонс определял власть как обобщенного посредника. Ее роль в политике подобна той, которую играют деньги в экономике. «Мы можем определить власть, – подчеркивал американский социолог, – как реальную способность… осуществлять влияние на различные процессы в системе».

5.2. Функции политической власти

КОММЕНТАРИИ
   Политическая власть выполняет ряд важнейших функций в обществе:
   1) определяет основные цели развития общества и осуществляет выбор альтернатив общественного развития;
   2) обеспечивает интеграцию общества, сохранение порядка и целостности;
   3) регулирует возникающие в обществе социальные конфликты, осуществляет деятельность, направленную на их разрешение;
   4) осуществляет обязательное для всех распределение наиболее дефицитных ценностей и благ, т. е. определяет порядок доступа к наиболее важным в обществе ресурсам.

5.3. Типология легитимного господства по М. Веберу

КОММЕНТАРИИ
   Природа и основа политической власти в политической науке описываются с помощью понятий «легальность» и «легитимность». Под легальностью понимается законность власти. Понятие же «легитимность», введенное в политологию М. Вебером, трактуется как правомочность власти, ее поддержка со стороны общества, проявление лояльности к власти со стороны граждан. Вебер утверждал, что характер легитимности власти (господства) определяет ее природу. Согласно веберовской теории, существуют три типа легитимного господства.
   Традиционный тип господства характеризуется подчинением общества власти в силу традиций, обычаев и привычки. Основными разновидностями традиционного господства ученый считал патриархальную и сословную. Патриархализм (существовавший еще в Византии) отличался личным характером господства. Как правило, подданные непосредственно зависели от воли своего владыки, который осуществлял непосредственный контроль за исполнением своих распоряжений. Однако по мере расширения географического пространства, на которое распространялась власть, осуществлять личный контроль становилось все сложнее. Поэтому главное лицо было вынуждено назначать своих «наместников», которые от его имени осуществляли власть на местах. Со временем образовывалось целое сословие, главной функцией которого становилось управление. Такая разновидность господства и обозначалась Вебером как сословная.
   Харизматический тип господства (от греч. charisma – божественный дар) основывается на вере в необыкновенные качества, свойства личности. Харизматическое господство возникает в условиях социально-политического кризиса. Он способствует появлению вождей, идущих навстречу духовным потребностям масс, приписывающих вождям необыкновенные свойства. Вожди подобного рода всегда стремятся подорвать основы существующего социального порядка и отличаются политическим радикализмом. Вебер рассматривал харизму как «великую революционную силу», способную внести изменения в лишенную динамизма структуру общества.
   Рационально-легальный тип господства основывается на убеждении в необходимости подчинения принципам правового порядка и юридическим нормам. В отличие от двух предыдущих типов господства, которые носили личный характер, легальный тип господства отличается деперсонифицированным характером. В этом случае господства общество и отдельные индивиды подчиняются не конкретным лицам, а абстрактным нормам – законам.

5.4. Механизмы легитимизации власти

КОММЕНТАРИИ
   Вслед за М. Вебером многие политологи обращались к проблеме легитимности власти. С. Липсет под легитимностью понимал убежденность масс в необходимости сохранения данного политического порядка. «Легитимность, – отмечал он, – подразумевает способность политической системы порождать и поддерживать веру в то, что существующие политические институты больше всего подходят для данного общества». Французский социолог П. Бурдье связывает легитимность со скрытой верностью. Т. Парсонс полагает, что в основе легитимации – приверженность определенным ценностям. Современные политологи предлагают различать легитимность политических лидеров, легитимность политических институтов и легитимность политических режимов.
   Обеспечение легитимности власти – ее легитимизация – предмет особой заботы любой власти. Выделяется несколько универсальных механизмов легитимизации власти.
   1. Социально-психологический, основывающийся на психологических свойствах групп и масс. При обеспечении легитимности акцент делается на: конформизм массы, стремление среднего человека ориентироваться на авторитеты и мнение большинства; веру в справедливость существующего порядка и принципы распределения ценностей; чувство компетентности и иллюзию контроля.
   2. Политическое участие граждан, прежде всего в форме выборов, позволяет гражданам ощутить собственную причастность к власти, ее зависимость от интересов и настроений граждан.
   3. Политическая социализация – процесс усвоения политических норм и ценностей, а также форм политического поведения, приемлемых для данного общества. Данный механизм обеспечивает поддержку власти на основе существующих норм и ценностей.
   4. Демонстрация эффективности власти, и в первую очередь способности ее институтов к адаптации к новым требованиям и проблемам, к мобилизации ресурсов на достижение целей, а также к обеспечению поддержки со стороны общества. Под эффективностью власти понимается ее способность достигать социально значимых целей, адекватно реагировать на новые потребности и находить новые решения возникающих проблем.
   5. Образ «врагов», стремящихся к нарушению общественной стабильности, также можно рассматривать как один из механизмов легитимизации власти. Убежденность в существовании персонифицированных угроз обществу и в возможности власти нейтрализовать эти угрозы способствует сплочению общества вокруг власти.
   В противоположность легитимизации власти, процессы делегитимизации – разрушения и кризиса легитимности – ведут к утрате поддержки власти со стороны общества.
   Причинами упадка и кризиса легитимности являются: обострение конфликта между ценностями большинства социальных групп и узкокорпоративными ценностями правящей элиты; отсутствие в политической системе институтов, выражающих и согласующих интересы различных социальных групп и доводящих их до органов власти; разрушение традиционных норм и ценностей политической культуры; рост коррумпированности в органах власти; низкая эффективность власти; развитие сепаратизма и национализма; утрата правящей элитой веры в правомочность осуществления власти.
   Делегитимизация оборачивается кризисом власти, который в свою очередь может вызывать радикальные перемены в политической системе.

Глава 6. Политическая система

   Теория политической системы сформировалась в политологии в 1950-1960-е гг. и стала одним из проявлений господствовавшего в то время в науке структурного функционализма и бихевиорализма.
   Политическая система – совокупность политических структур, норм, ориентаций, выполняющих функции интеграции общества, адаптации к окружающей среде и способствующих принятию наиболее важных политических решений. Понятие политической системы было введено в политическую науку американским политологом Д. Истоном. Разработанная им теоретическая модель была призвана выразить целостный характер политики. Под политической системой он понимал совокупность взаимодействий, посредством которых происходит властное распределение ценностей в обществе. Само властное распределение ценностей в обществе трактовалось как определение порядка доступа к социально значимым ресурсам. Значительный вклад в разработку теории политической системы внес Г. Алмонд. Американский политолог понимал под политической системой особый тип социальной системы – такой, которая задействована в принятии властных публичных решений. «Политическая система, – отмечает он, – представляет собой совокупность институтов (таких как парламенты, бюрократии и суды), которые формулируют и воплощают в жизнь коллективные цели общества и существующих в них групп». Р. Макридис полагает, что «политическая система представляет собой механизм для выявления и постановки проблем, а также для выработки контроля за исполнением решений в сфере государственных отношений… Официальный механизм, с помощью которого проблемы и решения на законных основаниях выявляются, ставятся в повестку дня, вырабатываются и приводятся в действие [решения]». По Т. Парсонсу, политическая система, будучи частью более общей – социальной системы, выполняя функцию целеполагания, обеспечивает принятие решений и мобилизацию ресурсов на их выполнение, сохранение целостности всего сообщества перед лицом глобальных угроз. Политическая система выполняет также функцию принуждения, связанную с сохранением образцов культуры, отклонение от которых влечет за собой применение санкций. Важнейшим элементом этой системы выступает государство, поддерживающее общественный порядок, решающее вопросы, которые связаны с общественными интересами, и обеспечивающее территориальную целостность. Вырабатываемая данной системой политика представляет собой совокупность способов организации элементов социальной системы в соответствии с функцией «эффективного коллективного действия для достижения общих целей».

6.1. Компоненты окружающей среды политической системы

КОММЕНТАРИИ
   С точки зрения теории политической системы Д. Истона политическая система взаимодействует с окружающей средой. Данное взаимодействие носит двойственный характер. С одной стороны, из окружающей среды в политическую систему поступают требования и поддержка, с другой – решения и действия политической системы оказывают влияние на окружающую среду, вызывая в ней изменения различного рода.
   Окружающую среду Д. Истон подразделил на внутреннюю и внешнюю. К внутренней окружающей среде относятся подсистемы более общей системы, существующие наряду с политической системой. К внешней окружающей среде относятся международные компоненты глобальной системы. В структуру внутренней окружающей среды американский политолог включил экологическую, биологическую, персональную (отдельных индивидов) системы, а также социальную систему. Последняя включает социальную структуру, систему культуры (ценности, нормы, правила, обычаи, традиции, символы), экономическую, демографическую и другие системы. В структуру внешней окружающей среды были включены внешние (по отношению к данной) политические системы (другие государства, части международного сообщества), внешние экологические и социальные системы.
   Разработка концепции окружающей среды в теории политической системы позволяла учитывать источники основных требований и поддержки политической системы, а также характер и направленность ее деятельности.

6.2. Динамическая модель политической системы Д. Истона

КОММЕНТАРИИ
   Политическая система, по Истону, взаимодействует с окружающей средой.
   От внешней среды исходят импульсы, на которые реагирует политическая система. Эти импульсы воспринимаются политической системой и преобразуются в политические решения и действия. Существуют два типа импульсов, воздействующих на политическую систему: требования и поддержка. Без требований, поступающих из окружающей среды, политическая система не смогла бы функционировать. Однако одни требования, без поддержки, способны разрушить политическую систему. Поэтому системе необходимы как требования, так и поддержка.
   Требования могут быть подразделены на несколько видов: 1) касающиеся распределения благ и услуг (например, требования принятия законов о заработной плате, о рабочем времени, об образовании и др.); 2) касающиеся регулирования поведения (например, требования обеспечения безопасности, проведения протекционистской политики по отношению к национальным компаниям и др.); 3) касающиеся коммуникации и информации (например, требования обеспечения свободного и равного доступа к информации и др.). Поддержка политической системы выражается в: 1) соблюдении законов; 2) участии в политической жизни (например, участие в выборах); 3) лояльном отношении к власти и внимании к официальной информации; 4) оказании услуг и материальном финансировании политической системы (например, исполнение воинской повинности, уплата налогов и др.). Поступающие импульсы «перерабатываются» политической системой, на основе чего принимаются решения и осуществляются политические действия. Содержанием «исходящих» импульсов выступают: 1) регулирование поведения и взаимодействия в обществе; 2) распределение ценностей и услуг; 3) создание законов и норм. Попадая в политическую систему, требования и поддержка превращаются в политические решения.

6.3. Функционирование политической системы: модель Д. Истона

КОММЕНТАРИИ
   D – зона преобразования потребностей в политические требования.
   S, T, U, V, W – каналы передачи требований.
   S – канал «отсева» требований, «фильтр», который задерживает передачу требований политической системе.
   T – канал, пропускающий требования, совпадающие с доминантой политической системы.
   U – канал, включающий в себя механизмы агрегации интересов (зона R).
   V – канал, предназначенный для обработки общенациональных требований, способных стать основой для межпартийной коалиции (зона I).
   W – канал, предназначенный для группировки требований нескольких больших групп, способных стать основой для межпартийного консенсуса.
   I – канал превращения требований в решения, которые становятся результатом деятельности политической системы.
   О – превращение решений в действия (исполнение решений власти).

6.4. Модель политической системы и ее функций Г. Алмонда

КОММЕНТАРИИ
   Значительный вклад в разработку теории политической системы внес Г. Алмонд. Американский политолог понимал под политической системой особый тип социальной системы – такой, которая задействована в принятии властных публичных решений. «Политическая система, – отмечает он, – представляет собой совокупность институтов (таких как парламенты, бюрократии и суды), которые формулируют и воплощают в жизнь коллективные цели общества и существующих в них групп». Основное внимание он сосредоточил на функциях «входа» и «выхода» политической системы. Политическая функция – полезная деятельность, вклад отдельной политической структуры в политическую жизнь или политическую систему в целом. К функциям «входа» он отнес: артикуляцию и агрегирование интересов, политическую социализацию и рекрутацию, а также политическую коммуникацию.
   Агрегирование интересов – придание однородности множеству разнохарактерных требований и интересов, выработка общих требований и их иерархизация, соединение требований в партийные программы.
   Артикуляция интересов – процесс формулирования и выражения требований, предъявляемых к политическим структурам, принимающим властные решения.
   Политическая коммуникация – распространение и передача политической информации как между элементами политической системы, так и между политической системой и окружающей средой.
   Политическая социализация – процесс приобщения индивидов к нормам и ценностям политической системы.
   Рекрутация – отбор лиц для осуществления властных функций в политической системе.
   Перечисленные функции выполняют ряд политических структур: группы интересов, партии, законодательные органы власти. В функции «выхода» были включены: нормотворчество, исполнение законов, правил и норм, а также контроль за их соблюдением. Эти функции реализуются законодательными, исполнительными и судебными органами власти.
   Наряду со структурами входа и выхода Г. Алмонд включил в политическую систему и психологические ориентации ее участников на политику. Определяя их как политическую культуру, он утверждал, что эти ориентации формируют политическую систему, определяя ее характер и особенности функционирования. Процесс приобщения к нормам политической культуры он назвал политической социализацией.
   Г. Алмонд в работе «Политика в развивающихся странах» (1971) сформулировал основные условия эффективности политической системы. К ним он отнес:
   политическую социализацию;
   рекрутацию;
   артикуляцию и агрегацию интересов;
   политическую коммуникацию;
   введение, применение и контроль за применением правил (законодательную, исполнительную и судебную функции).
   Для того чтобы политическая система была эффективной, ей необходима развитая (сильная) структурная дифференциация, т. е. относительно высокая степень разделения полномочий между структурами по функциональному признаку. Высокий уровень структурной дифференциации является признаком современных политических систем.

Глава 7. Политические институты

   Обращение к политическим институтам – распространенная в политической науке традиция. В начале ХХ в. под политическими институтами понимались государственные учреждения, партии, бюрократия. Однако уже в середине этого же века политологи отказались от понятия «институт», заменив институциональный анализ структурно-функциональным. В определенном смысле понятие института «вернулось» в теорию политики из социологии. Социологи, в отличие от правоведов, трактовали институты не столько как формально-юридические организации, сколько как устойчивые верования, традиции и нормы, воплощенные в различных социальных организациях. Такой подход был характерен для французского социолога Э. Дюркгейма, который образно определял социальные институты как «фабрики воспроизводства» социальных отношений и связей. Спустя полвека его соотечественник М. Дюверже определил институт и как организационные структуры, и как модели отношений, формирующие эти структуры. «Модели отношений» – это определенные правила и определенные «рамки». М. Вебер трактовал институты как рациональные установления, на которые обязан ориентироваться в своем поведении индивид.
   Такое понимание института проникло как в экономическую, так и в политическую науку в 1970-1980-е гг. В этот период происходит становление нового направления в политической науке – неоинституционализма. Неоинституционализм трактует институты как «правила игры в обществе или, выражаясь формально, созданные людьми правила, ограничивающие их взаимодействие» (Д. Норт). В. Меркель и А. Круассан полагают, что институты – это «относительно долговечные и нормативные образцы социальных связей, которые считаются легитимными и обладают потенциалом для решения проблем и регулирования человеческих отношений». Значение политических институтов заключается в том, что они, обеспечивая стабильность и порядок, снижают трансакционные издержки взаимодействий между политическими акторами.

7.1. Виды политических институтов и структура процесса институционализации

КОММЕНТАРИИ
7.1, а
   В период формирования политологии как науки основное внимание исследователей сосредоточивалось на анализе политических институтов. Преимущественно акцент делался на государственных политических институтах: парламенте, правительстве, бюрократии. Такой подход в дальнейшем получил название «старого» институционализма. Критики этого подхода обращали внимание на игнорирование «старым» институционализмом реальных проблем политики, формально-юридический и описательный характер исследований. В рамках структурно-функционального подхода понятие института было заменено «структурой», под которой понимались стандартизированные отношения носителей ролей. Понятие института «вернулось» в теорию политики из социологии и экономики в 1970-1980-е гг. Согласно новой трактовке, институт определялся как «правила игры» в обществе или «созданные человеком» ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми. Характеризуя роль институтов в общественной жизни, Д. Норт отмечает, что их основная функция заключается в снижении трансакционных издержек путем «установления устойчивой (хотя не обязательно эффективной) структуры взаимодействия между людьми». Такая трактовка позволяла исследовать организационные факторы политической жизни и показать влияние внешних ограничений на поведение акторов. Формальные институты представляют собой универсальные правила поведения в стандартных ситуациях, т. е. правовые нормы. Эти универсальные нормы распространяются на всех акторов. Неформальные институты – это своего рода неформальные правила, которые регулируют отношения заинтересованных акторов. Такого рода институты формируются в результате взаимодействия «лицом к лицу».
7.1, б
   Существуют две трактовки изменений институтов. Первая связывает изменение институтов с деятельностью акторов, для которых затраты на изменение институтов ниже издержек на адаптацию к ним. Заинтересованность акторов в изменении институтов может проистекать как из их аутсайдеровского (К. Шепсли), так и доминирующего (Д. Найт) положения. Вторая трактовка выводит институциональные изменения из снижения эффективности институтов.
   Институциональные изменения – это процесс двустороннего движения. С одной стороны, изменения формальных институтов могут быть вызваны изменениями неформальных, с другой – изменения первых могут стимулировать изменения вторых. В результате начинается «длительный процесс взаимодействия формальных и неформальных норм».

7.2. Возможные формы политических институтов

КОММЕНТАРИИ
   В самом начале формирования неоинституционального подхода в политической науке развернулась дискуссия вокруг понятия государства. В ходе полемики часть исследователей выступила с предложением создать дифференцированную концепцию государства. По их мнению, государство должно рассматриваться «не как единая сущность, а как совокупность организаций и институтов, каждый из которых обладает собственными интересами». Таким образом, государственный сектор представляется дифференцированным, состоящим из множества автономных акторов, обладающих собственными интересами.
   Можно выделить две модели формирования государственных институтов власти. Согласно первой модели, для отстаивания всеобщих интересов любому сообществу нужны четыре типа институтов, чтобы регулировать общие интересы, – институты законодательной власти. Для воплощения в жизнь принятых решений – институты исполнительной власти. Для разрешения возникающих конфликтов и интерпретации правил – институты судебной власти. Для применения негативных санкций по отношению к нарушителям норм – институты принуждения. Вторая модель исходит из доминирования одной социальной группы в обществе (элиты, олигархии, правящего класса, клана и т. д.). Для утверждения своего господства эта правящая группировка создает четыре типа институтов. Законодательные институты – для обеспечения легитимности над подданными, исполнительные – для реализации принятых решений, судебные – для разрешения конфликтов между властвующими и подвластными, институты принуждения – для репрессивного подавления тех, кто оказывает власти сопротивление.
   И в той и в другой модели институты оказываются теми же самыми. Однако политические системы будут различаться как количеством институтов, так и их композицией (институциональным дизайном). Таким образом, разнообразие институциональных разновидностей политических систем (варианты сочетаний разнообразных политических институтов) может значительно превышать количество реальных случаев.
   Представленные на схеме институты носят в основном формальный характер. Это преимущественно формы политической деятельности, способы организации, законы, определяющие формальные структуры политической системы и механизмы осуществления власти. Функционирование этих институтов основывается как на убежденности в их необходимости и правомочности (легитимности), так и на угрозе применения и самом применении формальных или неформальных санкций. Противопоставление партийных систем: двухпартийная – многопартийная; избирательных систем: мажоритарная – пропорциональная; форм центральной власти: президентская – парламентская носит самый общий характер. На самом деле могут существовать промежуточные формы политических институтов (например, система двух с половиной партий). Таким образом, количество возможных формальных политических институтов может быть гораздо большим, чем на приведенной схеме.

Глава 8. Государство как политический институт

   В политической науке можно выделить две трактовки понятия «государство».
   В широком смысле государство – это политическое образование, соответствующее трем основным признакам:
   1) наличие единой территории с определенными границами;
   2) население, проживающее на данной территории;
   3) суверенная власть.
   Такое толкование понятия государства носит преимущественно юридический характер.
   В узком смысле государство трактуется как совокупность политических институтов, осуществляющих верховную власть на определенной территории. Классическое определение государства в узком смысле сформулировал М. Вебер: «Современное государство, – писал он, – есть организованный по типу учреждения союз господства, который внутри определенной сферы добился успеха в монополизации легитимного физического насилия как средства господства». Позицию Вебера можно охарактеризовать как политологический подход. Он выводит понятие государства из отношений господства людей над людьми, которое опирается на легитимное насилие. При этом само господство организовано и осуществляется в соответствии с существующими нормами и процедурами («по типу учреждения»), т. е. носит институционализированный характер. Предложенное Вебером определение получило широкую поддержку в современной науке. Французский социолог П. Бурдье рассматривает государство как «Икс (подлежащий определению), обладающий монополией на легитимное использование физического и символического насилия на определенной территории и в отношении соответствующего населения». В этом определении Бурдье расширяет толкование применяемого государством насилия: оно у него носит не только физический, но и символический характер.
   Исторические исследования подтверждают тот факт, что создание централизованных государств в Европе и других регионах связано с монополизацией одной из группировок права на применение насилия, увеличением собираемости налогов и усилением военной мощи. Некоторые исследователи считают процесс установления территориальной монополии силы, т. е. формирование государства, законом истории, а появление современных государств относят к ХV столетию. Монополия силы включает в себя защиту территории от внешних врагов и устранение конфликтов с использованием насилия в пределах определенной территории.
   В политической науке особое внимание уделяется проблеме происхождения государства. В зависимости от ее решения определяется природа государства и способы его легитимации. Эта проблема находилась в поле зрения античных и средневековых мыслителей, философов и юристов Нового времени. В современной политической науке к этой проблеме обратились представители неоинституционализма.
   Представители неоинституционализма трактуют происхождение государства с позиций социального конструктивизма. Д. Норт рассматривает правителя как собственника, который торгует защитой и правосудием. В обмен на эти блага правитель обретает верховную власть, которая ограничивается со стороны подданных как возможными издержками выхода из подчинения правителю и его смены, так и уровнем политической конкуренции. Несколько иную картину рисует Дж. Бьюкенен. С точки зрения его теории гражданин (принципал) конструирует государство (агента), передавая ему функции, в том числе и гаранта исполнения контрактов. В результате он вынужден подчиняться решениям государства, становясь, таким образом, агентом.
   Приверженцы неоинституционализма рассматривают две полярные модели государства: контрактную и эксплуататорскую. С точки зрения контрактной модели, государство использует делегированное ему гражданами право на применение насилия в их интересах. Целью подобного государства является такое перераспределение прав собственности, которое максимизирует доход общества. Для этого собственность передается в руки тех экономических субъектов, которые могут ею пользоваться наиболее эффективно. Контрактное государство действует в рамках конституционного поля и рыночной экономики. В противовес ему эксплуататорское государство использует монополию на насилие в собственных интересах, т. е. для максимизации собственной прибыли. Интересы правителя ставятся выше интересов общества, а государственный аппарат стремится поставить под свой контроль все сферы общества. Перераспределение собственности и поборы государства приобретают систематический характер.

8.1. Формы и функции государства

КОММЕНТАРИИ
   Современное государство выполняет несколько важнейших функций:
   1) обеспечение безопасности и правопорядка;
   2) регулирование социальных отношений и разрешение социальных конфликтов на макроуровне;
   3) распределение ценностей в обществе;
   4) защита национальных интересов и обеспечение национальной безопасности.
   Национальная безопасность – состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз.
   Национальные интересы – совокупность сбалансированных жизненно важных интересов личности, общества и государства, отличающихся долговременным характером и определяющих основные цели и задачи внешней и внутренней политики государства.
   Перечисленные функции исполняются исключительно государством, так как они, во-первых, способствуют достижению коллективных целей и, во-вторых, их реализация отдельными социальными институтами невозможна.
   В современных государствах власть, как правило, рассредоточена между различными структурами или институтами. Это разделение власти осуществляется как на основе территориального распределения компетенции, так и между центральными структурами власти. Различные способы распределения компетенции между центральными и региональными органами власти порождают разные административно-территориальные способы организации государственной власти (формы государственного устройства), в то время как различные способы формирования центральных органов власти и распределения полномочий между ними приводят к возникновению различных форм правления.

8.2. Формы государственного устройства. Модели федерализма

КОММЕНТАРИИ
   Унитарное государство представляет собой слитное государство, состоящее не из государственных образований, а из административно-территориальных единиц. Отличительными признаками унитарного государства выступают: единая конституция, нормы которой применяются на всей территории страны; единое гражданство и единая система права; централизованная судебная система; единая система высших органов государственной власти и подразделение на административно-территориальные единицы (департаменты, области, районы и т. д.), которые не обладают политической самостоятельностью.
   С конца XIX в. термин «федерализм» использовался для обозначения ассоциации, части которой сохраняют свою административную или финансовую независимость. Д. Кинг отмечает, что «федерализм – это институциональное соглашение о форме суверенного государства, отличающегося от других государств только тем, что его региональные единицы, согласно конституционно утвержденным процедурам, участвуют в процессе принятия решений центральным правительством». Д. Элазар рассматривает федерализм как «фундаментальное разделение властей среди множества центров».
   Модель пирамиды предполагает жесткую иерархию во взаимоотношениях центра, регионов и местного самоуправления. Такая модель в большей степени характерна для политических систем, ориентированных на мобилизацию ресурсов для ускоренного развития или нейтрализации внешних угроз (схема 8.2, б).
   Модель «периферия – центр» предполагает равенство регионов между собой при одновременном доминировании центра по отношению к ним. В этой модели органично сочетаются традиции территориального плюрализма с централизованным управлением (схема 8.2, в).
   В модели федеральной матрицы отсутствует жесткая соподчиненность и иерархия власти. Центры власти располагаются и по горизонтали и по вертикали. Власть в этой модели носит дисперсный характер. На любом уровне власть распределяется как по вертикали (законодательные, исполнительные органы власти), так и по горизонтали (судебные и административные органы власти). Все уровни и центры власти оказываются взаимосвязаны.
   В определенном смысле матричная модель представляет собой идеальный тип федерации (схема 8.2, г).

8.3. Достоинства и недостатки федерализма

КОММЕНТАРИИ
   Можно отметить ряд достоинств и недостатков, присущих федерализму.
   Достоинства
   1. Препятствие злоупотреблениям власти. Во-первых, разграничение предметов ведения между федерацией в целом и ее субъектами существенно ограничивает власть. Во-вторых, наличие специфических интересов субъектов федераций требует их согласования и препятствует монополизации власти.
   2. Эффективность инноваций. Федеративная система государственного устройства позволяет минимизировать ошибочные решения на общегосударственном уровне. В федерации существует возможность апробировать любые нововведения, проекты реформ в одном или нескольких субъектах федерации.
   3. Расширение возможностей преодоления конфликтов. В федеративных государствах сужается социальное пространство конфликтов. Чаще всего они возникают и развиваются на региональном уровне, носят автономный характер и не подрывают стабильность государства.
   4. Активизация политического участия. Федерализм позволяет разнообразить формы политического участия. Индивиды имеют право участвовать не только в выборах общефедеральных органов власти, но и на уровне субъектов федерации, а также в органы местного самоуправления.
   5. Военные и политические преимущества. Федерализм позволяет объединить ресурсы и силы для обеспечения национальной безопасности и достижения внешнеполитических целей.
   6. Экономический выигрыш. Федеративное государственное устройство позволяет снять таможенные барьеры между регионами, минимизировать затраты для внутреннего перемещения товаров, рабочей силы и других ресурсов, а также создать общие «правила игры» в экономике, что существенно облегчает работу на внутреннем рынке.
   Недостатки
   1. Эгоизм субъектов федерации. Каждый субъект имеет специфические интересы, которые могут противоречить интересам других субъектов. Стремление к их реализации, ущемляющее интересы других участников федерации, ослабляет государство в целом.
   2. Проблемы координации. Усложняется координация деятельности органов власти, особенно если они мало зависят друг от друга. Полицентризм власти приводит к затягиванию решений, что обусловлено необходимостью их согласования между различными уровнями власти. Возникают проблемы строительства властной вертикали.
   3. Социально-экономическое неравенство. В условиях федерализма возможно существование достаточно глубоких социальных различий (в уровне экономического развития, доходов населения и т. п.) между различными регионами и субъектами федерации.

8.4. Формы правления

КОММЕНТАРИИ
8.4, а
   Различают две основные формы правления – монархию и республику.
   Монархия представляет собой форму правления, при которой глава государства получает власть в порядке наследования престола. Монархия подразделяется на абсолютную и конституционную.
   Абсолютная монархия была наиболее распространена в период Средневековья. Для нее характерно соединение законодательной и исполнительной власти в руках одного лица – монарха. В настоящее время данная форма правления сохраняется в Саудовской Аравии, Катаре, Омане.
   
Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать