Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Цена будущего. Тем, кто хочет (вы)жить…

   Так уж устроен человек, что он хочет знать, что будет завтра. Какая судьба ждёт его, близких ему людей, страну, мир. Таким вопросом напрямую или подспудно задаётся каждый. Есть ли будущее у моего бизнеса в условиях экономического кризиса? Какое будущее у моих детей? Будет ли у них возможность получить добротное образование и качественно питаться? Будет ли у них вообще шанс жить достойно?
   Сценарий нашего будущего ещё только пишется. В настоящем. Нашими с вами руками, делами, мыслями и поступками. Мы должны ответить на вопрос: «А есть ли у нас и наших детей будущее, и каким мы себе его представляем»? Это тем более важно, потому что есть те, кто хочет написать будущее за нас, «под себя», лишив нас надежды на созидательное и справедливое начало.
   Автор книги делится своими наблюдениями и мыслями по поводу того, что нужно сделать в настоящем, чтобы с оптимизмом смотреть в будущее.


Алексей Геннадиевич Чернышов Цена будущего. Тем, кто хочет (вы)жить…

О, сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг,
И случай, бог изобретатель.

А.С. Пушкин

Будущего. net – есть настоящее
(Вместо введения)

   В век высоких скоростей, продвинутых интернет-технологий, гламурно-телевизионных и 3D-киношных страстей особого дефицита информации и красивой видеокартинки не наблюдается. Словно горячие и свеженькие, с пылу с жару пирожки и гамбургеры, потоки детективно-криминальных, скандально-разоблачительных сюжетов влетают в наши головы. Политики каждодневно сулят манны небесные, коммерсанты клянутся, что для них интересы покупателей и вообще потребителей превыше полученной выгоды, чиновники – что все-таки начнут служить народу. А еще глобальные темы всем время одолевают сознание и теребят душу, повергая порой в уныние и страх: изменение климата, нехватка природных ресурсов, мировой экономический кризис, эпидемии, локальные войны, мигранты, терроризм, ГМО, ВТО.
   Во всем этом информационном потоке, который нарастает с неимоверной быстротой, нужно еще и критически разобраться, осмыслить, применить к своей бренной жизни. Как говорится, отделить зерна от плевел. Помимо этого решать свои проблемы и проблемки, возникающие при обустройстве личной жизни. Тут уж порой и не до размышлений о судьбах России и мира.
   Словно кто-то специально придумал для человека в качестве «развлечения» бег по замкнутому кругу. Чтобы не оставалось времени даже на осмысление своего текущего состояния и маломальских перспектив. Не было сил и желания покопаться в поисках истины и ответить самому себе на интересующие вопросы. Почему все труднее найти качественное питание для своего ребенка, чтобы оно было натуральным, не вызывало аллергии и помогало расти здоровым? Как обезопасить себя и детей от некомпетентных медиков и ненасытных фармацевтических компаний, которые часто лишь наживаются на проблеме, но изначально вылечить не могут? Почему все больше сфера образования становится похожа на станок, где выдают диплом, взамен лишь требуя повышения оплаты за неоказанные услуги? Где найти управу на монополистов, поднимающих цены на жилье и коммунальные услуги без особых на то причин и объяснений? Почему суды применяют законы в интересах богатых, а не рядового человека? Море вопросов…
   Но, кажется, как ни парадоксально прозвучит, нас всех все больше начинает обуревать необходимость разобраться в этом хаосе текущих будней. Хотя бы каким-то образом сформулировать для себя основной смысл или бессмыслицу своего жития-бытия, тем самым «увидеть свет в конце тоннеля» и заглянуть в будущее. Ауууууууууууууууууу!!! Есть ли оно вообще, это прекрасное далеко?
   …Встаю утром. Выпил кофе и составил план на день. Лекарство заказал в Канаде, отдых – в Хорватии, статью для публикации в Италии. Встречи и лекции – в Великобритании. А сам пошел работать с обычной лопатой в огород. Самый что ни на есть настоящий такой огородик. Посадить морковку и цветочки. А потом на гравилет и перенесся через континенты. А через месяц старт с космопорта к ближайшей к Солнцу звезде Альфа Центавра… И там, вдали от земли, будет, как в детстве, звучать музыка из кинофильма «Москва – Кассиопея»:
…Я возьму щебет земных птиц,
Я возьму добрых ручьев плеск,
Я возьму свет грозовых зарниц,
Шепот ветров, зимний, пустой лес.

Я возьму этот большой мир,
Каждый день, каждый его час,
Если что-то я забуду,
Вряд ли звезды примут нас…

   Многие из нас этого будущего, о котором мы сегодня рассуждаем и мечтаем, не увидят. Каким оно будет? Таким ли, каким его рисуют себе современники, ученые или фантасты? С верой в завтрашний день, в высшее предназначение человека мы и живем. Будущего нет. Есть настоящее. И в этом реальном настоящем, наполненном потерями и обретениями кусочке времени, нам суждено жить и творить историю. Да-да, именно историю, потому что завтрашний день только на миг станет настоящим, а потом уже безвозвратно окажется в прошлом. И поэтому надо мечтать о будущем, помнить о прошлом, но жить в настоящем. И создавать это настоящее в настоящем, ради будущего и прошлого.
   Оценить без «розовых» очков мир, который у нас под ногами. Мир стяжательства и неприкрытой лести. Мир коррупционеров и спекулянтов. Это для нас истинное? Или значительно ценнее для нас достоинство и правда? Это настоящее, в котором мы все живем. Мы, которые должны задуматься о будущем. Ведь именно выбранный нами образец будет эталоном для строительства общества-сада или города-мусорки.
   Эта книга о нашей реальной жизни и придуманной для нас и за нас политики.
   Эта книга – не свод истин в последней инстанции на все времена, а возможность задуматься о сущностном. Учебник жизни, который нам еще только предстоит написать вместе. А не инструкция по выживанию, которую нам все время пытаются подсунуть в качестве «дохлой кошки».
   Эта книга – мое отношение к миру, в который я пришел однажды и в котором хотел немного разобраться для себя и теперь хочу поделиться с вами.
   Эта книга – мой взгляд на Россию, где я родился, вырос и продолжаю жить. На страну изнутри. На страну, какая она есть, без слащавых прикрас и очернения. В чем-то субъективный, но вобравший в себя пристальное наблюдение за людьми, их поступками и устремлениями.
   Эта книга – взгляд человека, живущего в России, на весь мир, на ту самую «глобальную деревню», где нам отмерено судьбой было встретиться.
   Так что если будет желание понять настоящее, заходите на сайт Будущего. net или пишите на электронную почту soldfuture@ gmail.com.

Глава 1
Глобальный мир

Увидеть рассвет, чтобы не опоздать на всю жизнь

   Однажды я задал своему отцу вопрос о том, что он помнит о Великой отечественной войне, которую встретил четырехлетним ребенком и жил с этими ощущениями до своего восьмилетнего возраста? Какие воспоминания остались у него от этого трагического события в истории нашей страны?
   Он жил тогда в городе Саратове на Волге. Чем ближе приближались военные действия к Сталинграду, чем чаще были слышны звуки от налетов вражеской авиации и город становился прифронтовым, тем больше дети начинали вместе со взрослыми готовиться к войне. отец со своими сверстниками стал в соседнем саду, откуда все взрослые ушли на фронт, рыть землянку и готовиться к партизанской деятельности. Вот такие отрывки воспоминаний детства, которые память сохраняет на всю жизнь. Память о твоем ореоле детства, ограниченном небольшим пространством. Память о производных глобального мира, которые входят в тебя и застревают навсегда. Меняют судьбы конкретных людей, влияют на целые страны и континенты. Память о деде, которого я никогда не видел. Разве что на сохранившемся фото. И скупые строки биографии: пришел с Финской, поработал на фронт в тылу, а потом «снял» бронь и ушел воевать. В октябре 1941 года пришло известие о том, что пропал без вести.
   Скупые строки в «Книге памяти». Из ответа Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации. По документам учета безвозвратных потерь сержантов и солдат Советской армии установлено, что мой дед – Алексей Иванович, «1909 года рождения… пропал без вести… В какой воинской части проходил службу, где и при каких обстоятельствах пропал без вести, сведений нет». И оправдательные мотивы: «Сложная обстановка на фронтах Великой отечественной войны 1941–1945 гг. не позволяла точно установить судьбу некоторых военнослужащих, поэтому они были учтены пропавшими без вести». Вот так и затерялся след предка в этой глобальной мясорубке. до сих пор неизвестно место его гибели. «Стерли» человека, и нет никаких следов. Памятник неизвестному солдату – это его могила. И память. Вот так, в 32 года, побывав на двух войнах, ушел в вечность.
   Можно, конечно, сомневаться в том, что может вообще помнить ребенок в таком малом возрасте. я тоже, возможно, присоединился бы к этим скептикам. если бы не обстоятельства моей личной жизни. Моего собственного жизненного опыта. Это мое детсадовское восприятие, возможно, в корне поменяло мое отношение к жизни. И теперь я могу с полной уверенностью сказать, что детские яркие и глубокие впечатления откладываются в сознании. А затем сопровождают всю жизнь. я бы даже сказал больше – они меняют нас на всю жизнь.
   До сих пор отчетливо помню, как однажды нашу размеренную детсадовскую жизнь нарушило событие, которое я потом только годы спустя смог осознать сполна. А тогда, в один из дней 1967 года (это я потом, конечно, вспомнил, сопоставив события), в тихой детсадовской жизни началось необычное возбуждение. Мне тогда было четыре года всего-то. Воспитатели вместе с заведующей прильнули к радиоприемникам и что-то жадно слушали. Какое-то незнакомое слово «космонавт» неслось из репродукторов и грустная мелодия.
   …1957 год – запуск первого искусственного спутника Земли, выведенного на околоземную орбиту советскими учеными и конструкторами; 1959 год – первый космический аппарат, достигший поверхности Луны – «Луна-2»; 1961 год – первый в мире пилотируемый космический полет, совершенный на корабле «Восток» советским космонавтом Юрием гагариным…
   Я, по понятным причинам, эти все события пропустил. Меня еще не было на свете. но вот 1967 год врезался мне в память на всю жизнь. оказалось, что тогда произошло то, о чем сожалела вся страна. 24 апреля, при выполнении космического полета, погибает космонавт Владимир Комаров.
   Потом это событие «заставит» меня полюбить в школе астрономию, читать с упоением книги советских, российских и зарубежных авторов научной фантастики, мечтать о космосе и профессии космонавта. Все это в итоге заложило потребность смотреть на себя и окружающий мир в соотнесении с космосом, критически оценивать себя и других. Может быть, нам всем нужно посмотреть на планету Земля и то, как мы тут живем, со стороны, из космического пространства?
   На нашу планету как на космический корабль, несущийся в безбрежном пространстве вселенной. Ведь мы всего лишь пассажиры на нем, окруженные безжизненным пространством на миллионы километров или даже на миллионы световых лет! никакими парсеками не измерить.
   Это наша Колыбель во вселенной, в которой мы живем. Это глобальный мир, который окружает нас. Мир, который нам еще только предстоит понять. готовы ли мы к этому познанию мира и себя?

Человек как Вселенная

   Найдите час свободного времени, остановитесь, присядьте, поднимите глаза к звездному небу. В этом величии бесконечной Вселенной можно почувствовать, как раним и прекрасен наш мир на планете Земля. И мы, мечтающие достичь других планет и даже галактик, уже сейчас, словно на космическом корабле, несемся по бескрайним космическим просторам. Или посмотрите днем на необычные по характеру и рисунку облака, проплывающие мимо вас вдаль. Ведь как говорил главный персонаж из советского мультфильма «Паровозик из Ромашково», которого зачастую обвиняли в нарушении расписания и неприбытии вовремя на станцию назначения, «если мы не увидим рассвет, то можем опоздать на всю жизнь!..» Сегодня это не просто поэтические аллегории. Наши бездумные действия могут привести к гибели собственного дома. И песочные часы бытия на планете могут остановиться. Оторвитесь от телевизора или интернета, мобильного телефона или иного новомодного технологического устройства, просто внимательно и вдумчиво посмотрите на этот очаровательный мир, куда-то стремительно несущийся. Вынырните хотя бы на время из этого безумного потока скоростей, информаций, идей и мнений. Вы реально ощутите, как уходит почва из-под ног, как исчезает в дымке настоящий, живой мир, и на его месте оказывается виртуальность. Это даже не виртуальная реальность интернета, а виртуальность самой реальности, некий всеобъемлющий гламур. Красивая пустая картинка. Но чем красивее эта картинка – тем сильнее ощущение того, что из нашего мира что-то безвозвратно уходит, что-то важное ускользает от нашего внимания. А уходит подлинность. В потоке скоростей и страстей уходит и теряется мудрость. Жизнь все больше оказывается подчинена техническому прогрессу. Мы слишком заняты всевозможными делами, кажущимися нам очень важными и неотложными, чтобы отличить подлинник от фальшивки и заурядной копии. Мы не успеваем подумать. Понять, что же в этих изменениях имеет сущностные моменты для людей, а что наносное и вредное. Приобретая материальное, человек не замечает, как постепенно утрачивает духовные и нравственные начала. Что же остается? Слащавые суррогаты, дешевые подделки, миражи…

Подлинность мира

   Почему же подлинность уходит из мира? И что сделать, чтобы она не исчезла совсем?
   Уверен, что с каждым человеком, входящим в этот мир, что-то привносится, и с каждым уходящим – что-то уходит. И если мы что-то бесследно утрачиваем с покидающим этот мир, то, значит, вновь приходящие или начинают все заново, или возникает неуемное желание у некоторых этот мир сломать или простыми способами перестроить его под себя. Они просто не понимают его, не видят его первозданной красоты, не могут представить, что можно жить иначе, со смыслом и высокими помыслами, вместе, а не в глубоком одиночестве и тоске по утраченному и непонятому.
   Как справедливо заметил американский экономист Джеффри Сакс, будущие поколения, еще не рожденные, лишены возможности защитить себя и свое будущее. По сути, они могут вообще не родиться. Если мы развяжем катастрофическую войну или истощим все ресурсы – будущие поколения не появятся на свет. А если мы переделаем мир так, что он будет им не понятен – они не смогут в нем жить полноценно, ощущать себя людьми, а не прозябающими и прожигающими свою жизнь существами. Вот почему мы, ныне живущие, должны не только сохранить этот мир для наших потомков, но и спроецировать для них модель, контуры желанного будущего.
   На нас – колоссальный груз ответственности. И мы обязаны принять мудрые решения что-то изменить, несмотря на многие провалы в культуре, в образовании, в желании власти приучить граждан к тому, чтобы они меньше думали. Хотя сознание людей пытаются заполонить мишурой, все равно все больше людей интуитивно начинают чувствовать: что-то происходит не так. Должны быть какие-то становые ценностные вещи, и кто-то должен дать миру эти сущностные вещи, чтобы люди начали думать нетрафаретно: без очернения прошлого, демонизации настоящего и иллюзий по поводу будущего. Открыть глаза на очевидные вещи, сняв пелену с глаз. Десять, двадцать, сто, тысяча, миллион человек должны, переосмыслив, вбросить это в широкую аудиторию. Благо дело, такие технологии, которые могут рассказать всему миру сразу о самом важном, сегодня есть. Наступает момент пробуждения. Словно заря на востоке растворяет сумерки. Срывает с нас одеяло. И маски. Оголяет реальность. Готовы ли мы к ней? Может быть, стоило проснуться чуть раньше и вместе с восходом солнца встретить рассвет? Чтобы наши «сумерки сознания» не уводили нас порой в состояние анабиоза.
   Через нашу голову проходят разнородные информационные потоки. Ежеминутно, ежесекундно. Такого никогда не было. У людей просто-напросто «срывает крышу», происходит сдвиг по фазе, начинает штормить. Важно добиться, чтобы в сухом остатке осталась суть явлений, истина, которая для каждого своя, и эту истину нужно осознать, сделать общим достоянием так, чтобы моя истина, мои нравственные критерии не вступали в жесткое противоречие с чужими традициями, обычаями, нравами, ценностями. Новому поколению особенно сложно понять – а какие, собственно, ценности поддерживать, как жить, на кого равняться, с кого брать пример. Да, мы знаем – «не сотвори себе кумира», но кумира-то лепят для нас и за нас. А нам нужен учитель.

Безумный, прекрасный и неуютный современный мир

   В современном мире неуютно жить очень многим. Возникает вопрос: что нужно сделать для того, чтобы переломить этот сегодняшний тренд? Вроде стало меньше войн, меньше болезней, меньше катастроф. Но разве стали мы счастливее, добрее и разумнее?
   Если задуматься, то с момента своего рождения общество потребления фактически только потребляет. Мы потребляем, потребляем и потребляем. Красуемся, завоевываем власть, захватываем бизнес, строим карьеру, удовлетворяем свое тщеславие… и мало кому удается задуматься: а что в этом смысле мы делаем для планеты? Мы пришли сюда, нагадили и ушли. А как быть тем, кто придет после нас на это загаженное, не пригодное для жизни место? «Пусть этот мир прогнется под нас!» А зачем? Может быть, все-таки оставим после себя значимые «следы на песке», а не просто где-то наследим, чтобы потом исчезнуть в бесконечной вечности, откуда, собственно, и вынырнули на время.
   Изобретатель ракетных двигателей, русский ученый Константин Циолковский называл нашу планету колыбелью человечества, подразумевая, что нельзя вечно жить в колыбели – когда-то нужно ее оставить, но при этом и сохранить в первозданном виде родной дом. И не просто сохранить, а что-то вернуть планете, раз она – наша колыбель. Но сейчас многие даже обеспеченные люди, которые, казалось бы, добились уже в жизни всего, чего хотели, ведут себя, как туристы-однодневки в лесу. Приезжают в лес и сидят, сорят, оставляют бутылки битые, осколки, бумажки… Такое ощущение, что это не их лес, что он им совершенно не нужен, не дорог и не интересен. А ведь они сами же придут туда отдыхать – может быть, на это же самое место. И вот это совершенно поражает: люди получают сиюминутное удовольствие, абсолютно не думая хоть на пять минут вперед. Даже для себя – не говоря уже о ком-то другом. А происходит это потому, что они себя не идентифицируют с планетой, с природой. Люди, вышедшие из природы, на самом деле ее предали. Продали. Рушат настоящее и тем самым воруют будущее!
   Возвращаясь к социальному аспекту мира, мы задаемся вопросом: что это за мир, чей он, этот мир? Мир банкиров и ростовщиков, мир политиков и чиновников, мир гомосексуалистов и лесбиянок, мир педофилов и некрофилов, или же в этом мире есть место простым нормальным людям, без комплексов, без каких-то психических расстройств? Потому что если посмотреть на масс-медиа, то на телевизионных экранах нормальных людей не очень часто и увидишь! Калеки, какие-то немощные или с психическими расстройствами люди, лживые политики, что-то вещающие, лоснящиеся от жира чиновники, рассказывающие с патетикой про то, как они борются с людской нищетой и нуждой. Но есть же люди, и их большинство, кому не хочется власти, кому не нужно суперденег, которые не хотят строить карьеру, которые хотят просто жить. И они хотят оставить после себя не выжженную пустыню, а плодородный сад. «Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть…», как писал поэт Владимир Маяковский. Но где эти люди, которые расчистят образовавшиеся завалы и мусорные кучи, посадят, вырастят и сохранят цветущий сад?
   Это люди, которым близок герой Сент-Экзюпери, говорящий: вот я проснулся, пойду и подмету планету, немного почищу. Ведь если мне захочется прилечь на траву – я ее примну. Значит, мне надо полить ее, посадить деревце, сделать что-то еще для моего мира. То есть я несу ответственность даже за примятую травку, за сорванный цветочек и сломанную ненароком веточку.
   Ученые убеждены, что в течение ближайшего столетия человек разумный должен перейти на новую ступень развития – у него должны, попросту говоря, подрасти мозги, потому что поток информации нарастает, и ее надо успевать обработать.
   Но зададимся вопросом: если мы подрастем, то успеем ли мы цивилизоваться так, чтобы все это понять? И не погрязнуть в мусоре – не накроет ли он нас с головой? И эта помятая трава – подрастет ли она, не исчезнет ли она под асфальтом? Ведь человек слишком много уже закатал в асфальт, а сколько он еще закатает? Уже в 2007 году, по данным ООН, впервые в истории городских жителей стало больше, чем сельских. Мы перешли своеобразный Рубикон. Границу между властью Земли и властью асфальта, бетона, компьютерных технологий и металла…
   Нам пытаются доказать, что мир двигается по каким-то клише, однажды одобренным в тиши кабинетов. Неважно, мировое ли это правительство или какой-то конкретный политик – им так удобнее двигаться. Таким образом они пытаются подстроить мир под себя. Но мы-то должны такому образу жизни не просто сопротивляться, мы должны заставить этих людей очнуться от своих иллюзий и болезненных фобий, попытаться найти для них вариант излечения. И самим найти противоядие от этих коварных болезней. Нужно показать им, что как мир в целом, так и человек не могут жить по установленным стандартам и клише. Необходимо определить главные ценности, главные духовные скрепы. И если эти люди не поймут, если мы не сможем им доказать очевидные истины, то мы должны взрастить и помочь подняться наверх другим. Тем, кто будет вместе с нами встречаться рассвет и подметать планету по утрам…
   Принято думать, что мы извлекаем из истории какие-то уроки. Но, как ни парадоксально, на самом деле история нас не учит ничему. И не может научить, потому что мы слишком быстро забываем ее уроки! Еще Платон писал, что государством должны править мудрецы и философы. Сегодня, через сотни лет, мы вернулись к пониманию его правоты: общество знаний должны выстроить самые умные. Но разве они правят миром, или есть хотя бы тенденция к этому? Ничуть ни бывало. На протяжении всей своей истории люди убивали друг друга, воевали за ресурсы. Тут на память приходит эпизод из американского фильма Люка Бессона «Пятый элемент» с Милой Йовович в главной роли. Когда герой (в исполнении Брюса Уиллиса) говорит ей: «Надо спасти эту планету, ты «Пятый элемент», ты – само совершенство, и поэтому только ты можешь остановить этих пришельцев». Она отвечает: «Хорошо, но прежде я хочу познакомиться с вашей цивилизацией». Поскольку она – суперсовершенный элемент, она моментально просматривает, пробегает глазами всю историю человечества за тысячи лет и видит только нескончаемые войны. Тогда она задает сакраментальный вопрос: «А зачем вас спасать? Вы же все время друг друга уничтожаете, а сейчас просите о спасении от пришельцев?»
   Современная мировая цивилизация находится под сильным влиянием ценностей и установок западного мира, в котором доминирует Америка. А американскую цивилизацию выстроили люди совершенно особого типа: очень динамичные и очень жесткие, которые переплыли через океан. Они завоевали американский континент, уничтожив большинство коренного населения – индейцев, и создали новую цивилизацию: молодую, энергичную, горячую, которая сегодня доминирует в мире. Но не будем забывать: это были во многом те, кто не прижился в Старом Свете, нарушил закон и бежал от меча правосудия и вообще существующих порядков. Люди авантюрного склада. Это они принесли на новые земли свои законы и порядки, в частности – принцип конкуренции, основанный на взаимном подавлении, вплоть до уничтожения.
   Сегодня роль вершителей судеб планеты пытаются взять на себя конкретные личности. Вне принадлежности к государству. Мировая олигархия вновь пытается прибрать мир к своим рукам, распространить ручной вариант управления планетой на все глобальное пространство. Им есть что терять. На кону, по расчетам российского историка и политолога Андрея Фурсова, более 4 трлн. долларов Ротшильдов, Рокфеллеров и иже с ними находящимися персонами. Есть что терять. Да, к тому же, желание сохранить аристократически-династический принцип собственного существования. Это когда предки отставили тебе триллионы, а тебе завещали их сохранить и приумножить. Ну, никак такой типаж не подходит на роль спасителя человечества.
   Созидатель новой цивилизации будущего – творец, человек исследующий, человек путешествующий. Путешественник – как человек ценящий и любящий пространство, открывающий и обустраивающий новые земли. А не первопроходец-варвар, безжалостно разрушающий мир в целом или по частям. Этот момент, кстати, очень тонко показан в американском фильме Джеймса Кэмерона «Аватар»: прилетим на другую планету, там все разбабахаем и захватим ресурсы. Нет – мы должны быть готовы вылететь с планеты-колыбели, по Циолковскому, только тогда, когда мы будем достаточно ответственны, чтобы лететь к другим мирам, и когда сможем ценить нашу собственную планету Земля. А для этого нужно идти в ногу со временем. Измерить скорость движения человечества и свою собственную, чтобы не захлебнуться от бега и не отстать навсегда.

Мир изменился кардинально

   Мир стал другим, изменился и усложнился кардинально. Он изменился настолько, что прежним набором параметров его не измерить, как бы мы ни хотели. Характерен рубеж XX–XXI веков как символ перехода на новое тысячелетие. В двадцатом веке случилось много того, на что в двадцать первом веке мы просто обязаны отреагировать. Мы прошли самые глобальные войны, а человек так и не смог ответить на ряд важнейших вопросов – от атомной энергетики до природных катастроф. Мы слабо представляем себе свое общественное устройство. Вот какое-то постиндустриальное общество, вот информационное общество. А вот сетевое – сетевое не потому, что там все организовано, как в «Матрице», а потому, что мы действительно вошли в пространство, где начинаем сцепляться самым парадоксальным образом. В старой схеме есть вертикаль – власть, управление, а есть горизонталь – межличностное общение, когда мы просто едем в гости к кому-то, из региона в регион или идем в соседнюю квартиру. Сегодня же произошло перемешивание, и общество теперь больше напоминает улей. А как нам вести себя в улье? Мы же не пчелы. Кто наша матка и за кем надо лететь? По какому сценарию мы должны жить? Особенно если принимать во внимание, что человек фактически непредсказуем. Атомы двигаются по определенным законам, пчелы и муравьи – сообразуясь с инстинктами, а человек в этом смысле оказывается в затруднительном положении. Многие инстинкты у него порой отключены, а разум не всегда действует адекватно, нередко дает ложные советы и импульсы. И само человеческое общежитие парадоксально. Мы можем броситься сломя голову в революцию и все разрушить. Вместо того чтобы попытаться построить реальную систему долгосрочного, устойчивого и поступательного развития. В сегодняшнем варианте реализации это так называемое устойчивое развитие – один из мифов, которые проповедуют ребята из «отделов по убаюкиванию сознания» мирового правительства. Все это условно, об устойчивом развитии могут говорить только те, кто сидит на островах и в своих центрах, и им пока хорошо. Гораздо более близка к реальной действительности теория американского ученого Джина Шарпа об управляемом хаосе, которую на практике постоянно применяют «сильные мира сего», не боясь возмездия за свои поступки.
   Мир стал супервзаимозависимым. В этом смысле глобальное и локальное соединились в одном флаконе, как в сообщающихся сосудах. Вспомните школьный курс физики и опыт с сообщающимися сосудами: в один вливается жидкость, а уровень ее поднимается в обоих до одинаковой отметки. Вот пример: человек, сидящий в своем маленьком домике, вроде решающий локальные свои проблемки – он все равно, вольно или невольно, знает он об этом или нет, хочет он этого или нет – втянут в глобальное пространство. И оно на него незримо давит всей своей мощью. И не только тем, что ему, к примеру, придется получить банковскую карточку или залезть в Интернет и посмотреть там нужные рецепты. Завтра может оказаться так, что его поле перережет какая-то дорога, или же выпадут осадки, которые придут за тысячи километров и разом уничтожат все его посевы, тем самым сделают тщетными все его многолетние труды. Наивные рассуждения, типа, что «если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции». Лучше у моря. Хотя можно и у реки, в тайге или тундре, где вроде бы ничего особенно и не меняется. Тишина и покой. Бурлит столица, меняются империи, императоры. А вот «в деревне, в глуши, в Саратове», например, правила остаются неизменными… В том то и дело, что таких беззаботных и безмятежных мест, куда не доберется влияние глобализации, остается все меньше и меньше. К тому же и простое прозябание «в глуши» радостей жизни-то не прибавит. Разве что какое-то время понаслаждаться жизнью отшельника или Робинзона Крузо на необитаемом острове.
   Мир стал развиваться еще более парадоксальным образом. Мы стараемся уловить прежние «мелодии» и ритмы мирового развития, подстроить их под современный камертон. А на деле оказывается, что нужен другой набор инструментов. Глобальный Мир, живущий на разных скоростях, как определил его американский экономист Майкл Спенс, лауреат Нобелевской премии по экономике. И тут оказывается, что гордыня западного общества не вписывается в то, что развивающий мир по ускоряющемуся развитию начинает опережать продвинутый западный мир и развитые страны. В том числе и за счет того, что просто начинает поглощать их. Без войн и конфликтов.
   Словно возврат моды на одежду наших предков, возвращается потребность измерить мир за счет геополитических реалий: кто с кем соседствует, есть ли возможность в совместном освоении нового пространства и т. д. А многие уже так уверовались, что смогут спрятаться в мегаполисе. Закрыться трендом на урбанизацию, словно пуховым одеялом. И вылезать из-под него только тогда, когда нужно сгонять за продуктами в соседний супермаркет. Не получилось. «Волна прогресса», изменение климата и т. д. достала и здесь. И оказывается, что пора если не возвращаться, то обращаться «к корням», к природе, к поиску самого себя, новых смыслов существования и стимулов для полноценной жизни. Подъем Азии – это возвращение к суверенным национальным государствам. А уж многие фактически «простились» с государством как главным «решальщиком» в мировых спорах. Тут вам и «мировое» правительство, и транснациональные корпорации наперебой предлагают свои «услуги». И пока мы дружно «хоронили» государства, маятник качнулся в обратную сторону. Значит, прежние конструкции и идеологические модели оказались для мира, мягко скажем, не совсем оптимальными.
   Мир сопротивляется монопольному формату развития. И не важно, о чем идет речь: о долларе, программе Майкрософт или Голливуде (его фильмах и улыбке) в качестве единственно и незаменимого атрибута для всех. Тут как раз национальные государства могут противостоять мировым правительствам, транснациональным корпорациям, авторитарным проявлениям конкретных политиков. Встать на защиту профессиональных союзов, общественных организаций, артелей, кооперативов и отдельного человека. Эту миссию может выполнить высокообразованное и сплоченное национальное государство. Но если опираться на такую логику событий, то нужно всячески развивать национальную экономику с приоритетом домашних, семейных хозяйств, а не олигархических структур. Если мы искренне верим в тренд на укрепление и спасительную роль национального государства, то его политика должна быть сконцентрирована на процессах внутреннего обустройства. А раз так, то необходима и новая идеология – идеология просвещенного национализма. И само национальное государство должно стать другим. В нынешнем состоянии ни о каком объединительном процессе в мировом масштабе речи вести не стоит. Мы к этому оказались не готовы. Не достигли еще нужного уровня развития и ответственности.
   На новом витке спирали (если доберемся и не скурвимся) попробуем построить то общество, о котором знаем и передаем о нем информацию из поколения в поколение со времен Платона. В качестве цели для достижения поставить Общество знаний. И решительно двигаться к нему. Добраться до той вершины, когда фактически философы и мыслители, наимудрейшие и наидостойнейшие, получат право управлять человеческим сообществом. Этих людей еще предстоит родить конкретной матери и вырастить всем обществом. Найти для себя вожаков, понявших истину и принявших на себя тяжелую миссию открыть глаза и рассказать правду всем остальным. Тогда в России, да и в других странах, не будут до хрипоты спорить о том, какая форма правления для государства более предпочтительна. И вспоминая, например, про монархию, будут проецировать в своем сознании не конкретного царя-батюшку, а соотносить это понимание с тем, что писали Иван Ильин и Иван Солоневич. О народной монархии. Не династически-наследственная парадигма. В современном звучании это формула национального государства, в которой правит лидер, которому реально доверяют граждане.
   Важно то, что нет четкого и ранжированного мирового процесса в пространстве и во времени. Глобальный мир, равно как и его локальные проявления, ежесекундно движется и перемешивается. Поэтому нам надо анализировать не линейно, а синергетически, исходя из многофакторности устроений современного мироздания. Тут тебе и «мировое» правительство, и транснациональные корпорации, и политические партии, и церковь, и само государство. И в этом процессе главное понять, куда направлен основной вектор развития и перспективные тенденции. Кто первым это осознает, тот будет доминировать в текущем мире. Сможет полновесно представить и отстаивать свои ценности и модели будущего.
   Глобальный тренд – «восточная» модель – это не подтаскивание мира к агрессивной «азиатчине» или исламскому фундаментализму, а движение к коллективизму и солидарности (без ее крайних и архаичных форм). Заметим, не к парандже и хиджабам. Не к многоженству и клановости. Не к чинопочитанию и местечковой провинциальности. А к коллективу, где больше играют роль не деньги и статусы, а традиции и уважение. И это мировой глобальный тренд на будущее. И к этому тренду значительно ближе Россия. А ее «толкают» на Запад. Но какой Запад и что он сегодня из себя представляет? «Вестернизация» России. В стиле «вестерн». Хотя само западное сообщество (с точки зрения самих людей), все больше начинает думать, как бы закрыться от «нашествия» других культур. Но легализацией однополых браков этого не достичь. Несколько лет назад на выборах в Швейцарии на одном из плакатов были изображены три белых барашка, которые лягали двух черных барашков. Суть плаката ясна и далека от европейской политкорректности. Мы должны понимать не только то, что местное население тем самым выражает свой протест по поводу приезжих и каким-то образом старается отгородиться от процесса массовой миграции «чужеродного» элемента. Но это еще раз говорит о возрастании роли национального государства, о роли просвещенного национализма и необходимости защиты своей идентичности.
   Конечно, можно допустить и другой сценарий развития событий, при котором, как пишет российский журналист Дмитрий Стешин, «состоится разгон неприлично богатых нефтяных шейхов по барханам и ликвидация их квазигосударств с приватизацией активов в пользу морально оскорбленного цивилизованного мирового сообщества». А вслед за этим вообще уничтожение исламских государств на Ближнем Востоке, проводящих самостоятельную политику и имеющих личные национальные интересы.
   Возможно, только это еще больше добавляет очков к тому, что суверенные национальные государства могут и должны сегодня сыграть свою важнейшую роль балансира и выработки программы действия на будущее. При этом не будем забывать, что миграционные волны, особенно в условиях тотальной экспансии, могут накрыть и саму метрополию.
   Британский историк Найл Фергюссон, в том числе и в своей последней книге, вышедшей в России, – «Империя. Чем современный мир обязан Британии», – без ложной скромности сообщает читателю о том, что де при существовании Британской империи в прошлом в мире был покой и порядок. Все было окей! А вот сейчас в мире неспокойно из-за отсутствия главного регулятора мирового процесса. Зря Фергюссон так уж печалится, потому что априори дело англосаксов пока живет и в общем-то побеждает. Равно и империя со своей колониальной политикой никуда не делась. Она просто мимикрировала. На острове остались мозги, руки и ноги «утекли» в Америку, с помощью которой и происходит захват нужных высоток. Не случайно самый высокий в мире военный бюджет. Тут вам любую демократию можно поправить и урезонить, коли что не так. И навязать на штыках свой принцип веры и поклонения своим идолам и золотым тельцам. А под туловище пока успешно используется Европа и иже с нею нужные «запчасти» от других государств развивающегося мира.
   Важно пересмотреть, в том числе в своей собственной голове, прежние стереотипы и скорректировать сознание на новые истинные конструкции мира. И тогда Америка и Россия станут в разряд наиболее ответственных держав за то, что происходит не только вокруг границ, а далеко за их пределами. При более внимательном рассмотрении окажется, что США и Россия – два заклятых идеологических конкурента, на деле – две стороны одной (!) медали. Крайности сходятся. И именно они, равно как и другие ядерные державы, могут одним махом уничтожить другие, альтернативные модели мироустройства: по-шведски, по-сингапурски или еще какие-то. Потому что власти патологически стараются доказать, кто мощнее. Кулачные бои. А мир ушел вперед и требует новых политиков. Без рингов и мордобоя. С желанием и умениями выстраивать экогорода и ноосферу.
   Снова борьба за новый мировой порядок, или же мы сможем более рачительно потратить свои силы, чтобы оценить и построить новый мир? Всевышний, видя наши метания и потерю столбовой дороги к храму, как будто пытается взять за руку и отвести от беды. Всем нам, верующим и атеистам, дать шанс на спасение и развитие.

Ноева ковчега ни для кого не будет

   Ноева ковчега сегодня ни для кого нет. В том числе и для элиты. Но это далеко не все понимают. Что делать? Этот вопрос, как и сотни лет назад, словно оружие возмездия, висит над нами как дамоклов меч. Не будем искать виновных и пытаться уничтожить «неверных». Будем искать возможности пробудиться новым росткам. Для этого нужно научиться мыслить глобально. Но действовать локально. Глобальные изменения к лучшему наступят тем скорее, чем больше каждый из нас привнесет в свою жизнь реальность: построит свой дом, облагородит свой двор, посадит лишнее дерево, перестанет тратить время даром. Будет защищать этот свой мир в реальном времени. Здесь есть очень сложный момент. Сподвижники Платона говорили об идеальном обществе, где бы человек занимался любимым занятием. Но любимое – это не значит, что я лежу, пузо кверху, почесываю затылок и размышляю о мире. Нет, я буду делать то, что миру нужно, а мне интересно. Я буду знать, что делаю важное дело, в том числе и для планеты. А не сижу-просиживаю штаны потому, что это нужно моему начальнику, боссу в корпорации и так далее.
   В этом же супервзаимозависимом мире присутствует другой водораздел, касающийся не конкретных людей, а наций и государств. Сегодня идет спор: нужно ли, чтобы сохранились национальные государства, или же пришло время, когда границы должны быть размыты, поскольку мы движемся к определенному общему началу, будет мировое правительство, а старые государства уже не нужны. Убежден, что при всех глобальных тенденциях, которые есть, мы сегодня не то что к этому не готовы – мы, наоборот, должны в некотором роде загородиться от безудержной глобализации. Российский ученый Вадим Цымбурский в книге «Остров Россия» описал неоизоляционизм. То есть России надо призакрыться, чтобы окультуриться изнутри, собрать силы, укрепить свое ядро нации, а потом заново открыться миру. А не так: открыться, чтобы нас поглотил кто-то, чтобы в нашу плоть, словно «пятая колонна», вошли все кому не лень. Важно сохранить ценностное начало, защитить свои традиции и обычаи – а потом, если мы чувствуем, что мы сильны, – можем эти ценности культивировать, делиться своими возможностями с другими. А так – свариться в геополитическом бульоне. Наверное, не такую судьбу не завещали нам предки.
   Россию волоком втянули в ВТО, тянут к полному раскрытию границ перед мировым ширпотребом, но мы к этому не готовы. Зачем рвать на себе последнюю рубаху, самому оставаясь в неглиже? Нам, более того, надо сохранить свои традиции и обычаи. Только тогда, когда мы дорастем до высокого уровня самосознания, высочайшего уровня ответственности – тогда мы без призывов, по собственной воле будем перемешиваться с миром: языками, культурами, но сохраняя самые главные цепочки, свою сердцевину, ядро. Иначе варварство, пещерное состояние размоет главное. Цивилизация не может себя защитить от варваров именно в момент внутреннего разлада и распада. Так было с Константинополем. Так было с Римом. А нам к тому же еще и предстоит пройти очень нелегкий период напряжения сил на поиск новой парадигмы развития и выработки новой повестки дня для страны и мира.
   Мир стал развиваться еще более непредсказуемо, нестандартно. Мы достигли определенного уровня – и неожиданно начинаем двигаться в обратном направлении. Сейчас пришла новая эпоха, мы ее внутренне, интуитивно чувствуем, но продолжаем по инерции двигаться по-старому. Понятно, что кто-то хочет сохранить свои власть и капиталы, свои стереотипы в голове, а в результате – создать кавардак и в наших головах.
   Представим скорый поезд, скажем, «Москва – Саратов». Он двигается в среднем со скоростью 60 км/ч. Но ведь понятно, что он должен идти со скоростью 500 км/ч, ну минимум, по сегодняшним временам – 300 км/ч. Как же так – в новых условиях, в сверхскоростном информационном обществе мы двигаемся черепашьим шагом? Если мы вовремя не набрали необходимую, адекватную времени скорость, значит – мы уже изначально отстали. А мы все носимся с лозунгом «догнать и перегнать».
   Когда говорят сегодня, что у нас общество потребления, то забывают, что в мире уже все настойчивее и яснее проявляется тренд на общество знаний. А мы что же, опять «пойдем другим путем»? Доколе мы это будем делать? Видимо, до тех пор, пока и в нашей стране, по очень точному выражению российского ученого Натальи Зубаревич, будут в одно и то же время существовать сразу несколько Россий, соприкасающихся между собой лишь иллюзорно, прежде всего, через новостную ленту СМИ. Это когда одни будут летать на сверхсовременных частных лайнерах, а другие – на паровозе и телеге ползти по земле. При этом слушая умные речи о прогрессе и инновациях. Точно так же и во всем мире, когда во многих районах мира еще пашут землю на буйволах и убирают урожай вручную, когда в других – на сверхскоростных тракторах и комбайнах.
   Увеличение скорости движения, равно как и пользование все более расширяющимся объемом информации в интернете – это веление времени, это наша дань прогрессу, который не остановить. Но это одновременно не отменяет, а, наоборот, увеличивает нашу необходимость, как живых разумных существ, иметь возможность вовремя остановиться. Чтобы увидеть и насладиться красотой заката или восхода, или же, посмотрев в телескоп на звезды, убедиться, как хрупок и мал наш мир.
   Мир стал настолько динамичным, что мы даже не можем себе представить, что будет в XXII веке. Возможно, мы действительно станем киборгами, можно будет жить, вставив свои мозги в чужое тело, в свой двойник-аватар. Но нужно ли это нам? Хочется все же надеяться, что останется главное – человеческое, духовное начало. С человеческим лицом в прямом и переносном смысле этого слова.
   Только в этом случае мы от конкуренции перейдем к солидарности, такие модели есть в природе – солидарны же муравьи, пчелы и другие общественные животные. Надо формировать чувство общечеловеческой ответственности. Его сегодня практически нет ни у власть имущих, ни у простых людей. Или оно очень слабо развито. Посмотрите на принцип работы клеток в организме. Они не конкурируют – они развиваются солидарно. Конкуренция возникает, только когда появляются инородные клетки, например, раковые. Формируется агрессивная среда. А если брать клетки живые – они не мешают друг другу, не выдавливают друг друга. Более того: они помогают ослабленным – так идут процессы восстановления. Это сотворенная природой и отлаженная за сотни лет эволюции система взаимодействия между десятками тысяч миллиардов клеток! А это значит, что в человеческом организме на уровне «микрокосма» происходит взаимное общение клеток человеческого организма между собой, и это несет в себе заряд развития и рождения новой жизни.
   Если брать за основу матрицу организма – может быть, и у человеческого социального сообщества есть шанс развиваться солидарно? А это значит, главное, что мы должны сегодня сделать – отказаться от траектории конкурентного развития. От иллюзий, что удастся из определенных центров вначале сотворить «организованный» рукотворный хаос, а потом им умело управлять с одного пульта. От всепоглощающего культа денег. Стать ближе к природе. К духовности. К солидарному творчеству собственного мира, в котором было бы уютно и комфортно жить. И не только нынешним, но и будущим поколениям.

Глава 2
Политика

Два шага вперед и ни шагу назад

   В 2007 году посетил Великобританию по частному приглашению ряда профессоров оксфордского университета. Были лекции, семинары, частные встречи, в том числе и с теми молодыми ребятами, которые учились на туманном Альбионе из России и других стран. Перед этим я с моим коллегой заехал в гости к профессору доминику Ливену. В то время профессору Лондонской школы экономики, а сейчас – профессору Кембриджского университета. он автор книг, посвященных отечественной войне 1812 года, изданных в том числе и в России. Эта встреча мне очень запомнилась. Сам профессор встретил нас очень гостеприимно в своем доме около гайд-парка. Показал большую коллекцию фигурок солдат русской и французской армии времен наполеона, рассказал о своей родословной, имеющей в том числе русские корни. несмотря на то, что мы в основном говорили об истории, я пытался задать ему вопросы и о современной политической ситуации в Великобритании и мире. Профессор Ливен очень неохотно говорил о дне сегодняшнем. на прощание он еще раз подвел нас к шкафу со своими бутафорными статуэтками и сказал то, что его, видимо, особенно волновало. он отметил, что чувствует себя в максимально степени уверенно и комфортно только тогда, когда мысленно перемещается на 200 лет назад, в описываемую им историческую эпоху. Садится писать о временах наполеона и Кутузова. о человеческих подвигах и человеческой же подлости. о поступках с большой буквы и предательстве. При этом особо подчеркнул, что очень неуютно чувствует себя в дне нынешнем, в котором современная власть непонятно как себя ведет. Словно не было ничего того поучительного в истории, из которой давно уже можно и нужно было бы извлечь уроки и сделать надлежащие выводы. например, понять реальные потребности и устремления собственных граждан, живущих в конкретной стране, общающихся со своими соседями, желающими сделать свои государства более прогнозируемыми и направленными на людей.

Жупел государства

   Не только у взрослого, но и у ребенка с определенного возраста возникает вопрос: в какой, собственно, стране я живу? И понятно, что человек хочет гордиться местом, где родился, своей Родиной, к судьбе которой ощущает духовную сопричастность, с которой неразрывно хочет чувствовать свою общность судьбы. А с чего начинается страна? С ощущения общей территории, имеющей определенные национальные, исторические, культурные, политические границы. С единства народа, природы и культуры – как говорил о стране российский филолог, академик Дмитрий Лихачев. А с чего начинается Родина? С картинки в твоем букваре. С той песни, что пела нам мать, с того, что в любых испытаниях у нас никому не отнять! – как написал советский поэт-песенник Михаил Матусовский. И тут важно все: и точка на географической карте, то есть конкретное место, где мы родились, будь то деревня, поселок, город – и страна в целом со своими традициями, обычаями, и государство с установившимися законами и ценностными ориентациями.
   Задавшись этим вопросом, человек со временем, с каких-то детских ощущений этой страны, начинает задаваться и другим вопросом: почему очень часто государство, построенное на территории и в границах данной страны, созданное самими людьми для их вроде бы блага, для помощи и защиты, – точнее, система власти оказывается доминирующей, подавляющей силой? А может быть, государство сами граждане-то и не создавали, и испокон веков это лишь атрибут дворцовых переворотов и передачи власти по наследству, принципу силы или денежного эквивалента, предложенного за должность?
   В итоге мы и приходим к определению государства, власти и политики, которое в большей степени выражается словами «насилие, подавление», а не «помощь, поддержка, чувство защищенности». Отношения между государствами оказываются важнее, чем судьбы конкретных живых людей. Почему так происходит? Да потому, что правитель думает о своем личном благополучии и реноме прежде всего и только после этого соотносится с тем, как живут-поживают его соплеменники. И основной вопрос, который его занимает: не хотят ли его верноподданные покуситься на его личную власть?
   Человечество занимается государственным строительством, политикой, общественными отношениями много тысяч лет. Само слово «политика» образовано, как принято теперь считать, от древнегреческого πόλις – государство. Фактически столько же лет и науке об управлении государством, о принципах его построения. И сегодня мы опять вынуждены обращаться к этим вопросам, чтобы понять: почему чаще всего получается, что не «государство для людей», а «люди для государства», почему «родное» государство оказывается во многом отчимом или мачехой, а то и вовсе враждебной гражданам силой? Государство, живущее по своим внутренним законам и установкам, которое подчас на простых смертных выходит исключительно в виде кнута или дубинки. Государство, которое руками конкретных политиков и приданных им чиновников может в одночасье предать интересы собственных граждан ради личного благополучия.
   С одной стороны, политика, государственные, общественные дела – вся эта сфера деятельности связана с отношениями между классами, нациями, другими социальными группами и в конечном счете сводится к проблеме завоевания и удержания государственной власти. Это априори.
   С другой стороны, политика – это не искусство управления государством, а искусство управления самими людьми. То есть люди сегодня должны быть фактически теми, кто управляет государством, кто участвует в его непосредственной жизни, а не послушными и лишь густо смазанными машинным маслом «винтиками» государственного механизма.
   Политика – общее руководство для действий, принятия решений, которое облегчает достижение общих же целей. То есть, я должен проснуться утром, выпить чашечку кофе или чая и понимать, что я сегодня пойду и сделаю что-то, что в итоге поможет нашим общим устремлениям, общим целям. А не буду обивать чиновничьи кабинеты или тратить огромное количество бумаги на своем рабочем месте. Единственным результатом бессмысленного бумагомарательства является уничтожение лесов. И даже если использовать электронный документооборот, все равно огромное количество ресурсов будет тратиться впустую, непродуктивно.
   Получается так, что в современную эпоху политика стала больше похожа не на управление, а на манипуляцию, с участием сложной системы иерархии элит и псевдоэлит. В итоге оказывается, что политика сегодня ориентирована не на достижение определенных общих целей, а нацелена своим острием на обеспечение интересов единиц, цели которых банальны – некоторое время пожить всласть. Все остальные вынуждены содействовать этому меньшинству в реализации их целей. Это тоже, возможно, политика, но политика уже не отражающая чаяния большинства, а значит, во многом ущербная, которая сегодня объективно и позитивно уже действовать не может, а потому требует глобального переосмысления.
   Равно как требует иного прочтения и термин «классическая политика». По многим канонам реальной политики как соревновательности между собой разных лидеров, сменяемости, профессионализма, обсуждения в обществе разных программ и моделей развития, а также нравственной основы целей движения и путей достижения поставленных рубежей – все это сегодня в целом в мире подвергается серьезной ревизии. А значит, живой и реальной политике все меньше остается места. А вместо этого мы наблюдаем замещение политики отношениями управления, но управления рефлексивного, тайного, когда истинные замыслы управляющего для большинства скрыты за пеленой так называемых политтехнологий. Не более того.
   Цель настоящей политики – самоорганизация гражданского общества. Не цирковое представление, главными действующими лицами которого являются исключительно восходящие и падающие политики. Иначе человек просто-напросто убегает от политики, прячется от нее. Не хочет участвовать в этом «балагане».
   В итоге современное государство окончательно перерождается и исправно служит лишь верхушке правящего класса. А раз так, что нужно иначе подойти к анализу власти как таковой и того слоя элиты, который ее отражает, служит ее эквивалентом.

Очарованные властью

   Сегодня для значительного числа правящей элиты милее всего подход итальянского мыслителя и политического деятеля Никколо Макиавелли, который в своем известном произведении «Государь», опубликованном в 1532 году, разделил мораль и политику на противоположные составляющие. Мораль – это дело гражданского общества, личной ответственности, политика же – область противоборства групповых интересов, свободная от нравственности. Может, именно поэтому такое число граждан во всех странах мира считают политику грязным делом, недостойным порядочного гражданина? А зачем тогда современное государство, если оно будет защищать интересы не большинства, а меньшинства? Если считать, как это принято из истории, государство – это государь, господин, и у него обязательно должны быть холопы-подданные, хотя и называющиеся по современному гражданами, то согласны ли сами граждане иметь такое государство сегодня? И ведь считая государство особой организацией политической власти общества, можно видеть только его аппарат принуждения, который защищает волю господствующей группы, а ведь нужно и понять иную, главную роль государства как системы защиты интересов большинства. Более того, мы должны помнить, пытаясь постигнуть сегодняшнее состояние общества, что ни в науке, ни в международном праве не существует единого и общепризнанного определения понятия «государство». Государство как атрибут власти и подавления в современных условиях, равно как и односложного администрирования из одного центра, уже не может рассматриваться в качестве священной коровы, на которую можно и нужно только безмолвно молиться. Граждане сами могут и должны, нет – просто обязаны осознать новые реалии. И люди в принципе все больше готовы сегодня сами выработать для себя принципы жизнедеятельности, по которым они хотели бы жить в конкретной стране и мире в целом. Такому осмыслению современных реалий могла бы помочь элита. Но правящий класс в такую трактовку развития событий явно не вписывается и всеми способами пытается повернуть вектор развития вспять. Правящий в данный временной отрезок времени управляющий класс, идентифицирующей себя с элитой.

«Царствуй лежа на боку!»

   Как это ни покажется странным, но для начала мы должны еще разок определиться с самим понятием «элита». Под элитой мы традиционно подразумеваем часть общества, тех, кто ведет за собой всех остальных, предлагает обществу стратегические цели, и общество, соглашаясь с этими направлениями движения, методами его осуществления, двигается в выбранном направлении. Таково классическое понимание термина «элита», которым мы и пользуемся. Элиты – лучшие, самые достойные, ведущие общество вперед.
   Но получается, что сегодня возник удивительный феномен: элита сама отстала от общества и не может предложить ему разумной перспективы. Плетется у общества в хвосте, да еще и всеми способами старается остановить или помешать этому движению к обретению новых смыслов. Это как в работе Ленина «Шаг вперед, два шага – назад». Современный правящий класс является не на словах, а на деле дословным (то есть буквальным) последователем данного названия работы «великого кормчего» начала ХХ века.
   Пришла пора сделать переоценку сегодняшней ситуации. Провести ревизию ценностей. Почему такое происходит, почему сама элита отстала от общества, которое она, собственно, и должна вести за собой? Надо два шага вперед, и если надо подумать, включить мозги и выработать новые стратегические подходы движения вперед, то притормозить чуток, сбросить скорость. Но потом снова два шага вперед. Наше же топтание на месте в условиях бурно меняющейся реальности месте означает не два, а двадцать два шага назад относительно того, как меняется мир. Причем если порой и не в смысле материальном, но на чувственном, вербальном, интуитивном уровне уже точно. Как предвестие идущих глобальных перемен. Но каких? Да к тому же ясно, по-моему, сегодня уже даже школьнику, что Россия может быть только первой, в авангарде стран мира, или ее не будет совсем.
   Сложилась парадоксальная ситуация: общество тянет элиту силком, на аркане куда-то, пытается сдвинуть ее с места. Элита же упирается правдами и неправдами и не хочет этого делать. Она что, надеется, как барон Мюнхгаузен, вытащить себя за волосы из болота или эта беспечность построена на строгом расчете, что народ в тяжелую годину свою родную элиту опять спасет и никуда не денется? Или же основная ее часть уже давно свила гнездышко за пределами родного Отечества и ей все нипочем. Последний борт самолета иностранного производства быстро перенесет ее через границы.
   Что случилось с элитой? Она заболела неведомой болезнью? Она зазналась? Переродилась? «Ослепла»? Ее разум сковала жажда больших и скорых денег и иллюзия «вечного» благополучия? Почему она так часто и легко предает интересы того народа, из которого сама же вышла?
   Фактически сложилась ситуация, что сегодняшняя элита не правит и не управляет, а царствует. Напоминает знаменитое присловье из сказки Пушкина о золотом петушке – «Царствуй лежа на боку!», пока петушок не свистнет. И пока гром не грянет – мужик не перекрестится. В данном случае получается, что «мужик не перекрестится» – это относится уже к элите, которая не крестится или, может быть, искусственно крестится, но не задумывается о том, что придет беда, или сама своими действиями или бездействиями фактически эту беду кличет.
   Более того, даже когда случается кризис, а тем более какая-то чрезвычайная ситуация – даже тогда элита не находит в себе силы, чтобы сдвинуться с места. Она не готова ни к какому действию и не готова к каким-то ситуациям, которые выпадают из реалий сегодняшнего дня. Вот есть черно-белая конструкция, в которой понятно, кто где находится, по каким местам рассажен – и вдруг эта конструкция начинает ломаться! Она начинает изгибаться, как в кривом зеркале! Общество усложняется настолько, что элита должна тоже понимать это и этому процессу соответствовать! А она – не понимает. Не может понять! А значит, не может ему соответствовать и выражать.
   Такой, с позволения сказать, элите нужно что бы «попроще» и попонятнее: кабинет, стол, стул, сейф, секретарь, для более «продвинутых» – охрана и свита. Все просто и понятно: куда текут потоки, над кем я должен властвовать. Вот зрители: без зрителей такая элита существовать не может. Но зрители должны сидеть тихо, не свистеть, а по команде суфлера-режиссера кричать только «браво!» и хлопать в ладоши, а не возмущенно восклицать «долой!»; должны сидеть по квартирам, а не выходить на улицы и что-то требовать…
   А если не так? А что делать тогда? А не знаю! Так у этих людей – так называемой политической или бизнес-элиты – появляется стремление куда-то спрятаться, скрыться. За большим забором, за 10 миллионов долларов, в бункере с запасом еды на несколько месяцев вперед или в золотохранилище, где они складируют свои «сбережения» в золоте на «черный день», на яхте в триста миллионов долларов, или на своем частном самолете. Слетать, например, в Швейцарию или Соединенные Штаты, чтобы проверить свои многочисленные финансовые заначки. Цифра в 500 млрд. долларов российских денег, якобы лежащая на американских счетах, озвученная Збигневом Бжезинским, никем из российских политиков и экономистов не опровергнута. В реальности только непонятно, куда все-таки летит этот самолет? Куда идет эта яхта? Что будет с этим забором, когда к нему подойдут люди и скажут, что нам этот забор мешает, потому что тот человек, который раньше назывался, а точнее называл себя элитой, а теперь за ним спрятался – он нам не нужен, как и этот забор. А простым людям в этом месте нужен парк для всех, а не элитный закрытый городок для избранных отшельников, которые, хотя и богатые, но тоже плачут. Над своей странной непутевой жизнью и потерянными капиталами. «Сказка о потерянном времени» для них является былью, потому что это как раз тот случай, что в каждой сказке, как и в шутке, есть только доля сказки и шутки, а все остальное правда. И что, они будут «жрать» свои слитки и купюры или отмахиваться ими как оружием, когда голодные потребуют свои доли пайка? И ведь не спасают и большие заборы с охраной и даже бункеры. В одном из таких убежищ, которое могло выдержать даже бомбежку, в 1999 году загадочным образом сгорел миллиардер Эдмонд Сафра. Видимо, кому-то понадобились его миллиарды.
   В этом смысле еще один важный момент, что сегодня граждане разных стран значительно ближе друг к другу по горизонтали – несмотря на языковые, религиозные, национальные и прочие различия, – нежели к своей собственной правящей элите.
   Это еще один из парадоксов и феноменов сегодняшнего дня. Почему так происходит? А потому, что элиты разных стран в меньшей степени надеются и рассчитывают на то, что их поддержат собственные граждане. Они ищут защиту и покровительство у более сильных, как им кажется, элит, у каких-то финансовых и политических кругов за пределами родной страны, в офшорах, у откровенных бандитов. У своего придворного, рассаженного по ранжиру, рафинированного, но не менее продажного окружения, которое хоть и смотрит в рот начальнику, но сдаст своего патрона при первом удобном случае, чтобы забраться самому на его царствующее ложе.
   Поэтому элита объединяется где-то там, над облаками, между собой, но не ступает на грешную землю и не стыкуется уже с гражданами. Разве только посредством масс-медиа в виртуальном пространстве. Заоблачная демократия получается.
   Но так долго продолжаться не может. Значит, те граждане, которые остались на грешной земле, вынуждены будут искать новых лидеров. Они вынуждены будут генерировать в себе тех людей, которые будут делить с ними кусок горя и радости, горбушки хлеба и пуда соли, жить вместе с ними на земле, а не на небесах. Элита должна понять: если случится так, что наступит жесточайший и одномоментный кризис, то те, кто находится на земле, – они просто их снесут. И история вновь повторится со всей своей неизбежностью и предсказуемостью. Революция, как это и записано в канонах современных учебников, в свою очередь, неизбежно поднимает вверх муть и пыль. Вроде как логично бы правящему классу самому не допустить такого развития событий. Не силой, а мудростью, поиском и предложениями нового курса. Но если элита не поймет серьезности момента, то все кончится банально и плачевно. В лучшем случае произойдет постепенное выдавливание элиты новыми лидерами, которые родились уже, которым лет двадцать, или которые подрастают. Которым сейчас два года, или которые еще не родились. Передавать свои большие и малые «престолонаследия» просто так не удастся. Элита должна чувствовать этот сложный процесс. Если она не чувствует – то грош цена такой элите.
   Важно понять: нет у элиты отдельного от граждан Ноева ковчега. Нет. Она не спасется. И более того: законы, которые действуют сегодня, на которые элита опирается и которыми так умело манипулирует, которые, вывернувшись наизнанку, фактически защищают только права самой элиты, очень маленького верхнего слоя – при наступлении часа «х» перестанут действовать одномоментно!
   Что произойдет дальше? Возможно, наступит анархия и хаос. Или же граждане будут управлять жизнью вне закона, на основе традиции. На основе веры в конкретное ответственное, наполненное содержанием слово реальных лидеров. Что в итоге реализуется на практике во вполне осязаемой, а не гротескной форме, нам знать неведомо. Но мы можем некоторые вещи предвидеть, просчитать заранее и реализовать. Пока еще есть шанс нарисовать собственный сценарий для страны и мира.

Потерянная элита

   Получается так, что сегодня к большой категории элит нельзя применить классическое определение, которое существует, которое мы используем в учебниках. Это не элита, а исполняющие обязанности элиты! Формальная элита – формальная потому, что она сегодня у власти, а не потому, что она действительно самая лучшая, самая достойная. Элита без рода и племени. Холопы у власти, готовые пасть навзничь пред очами очередного сюзерена. Значит, изначально с рабским сознанием. И такая рабская элита ждет от своего народа свободы? Конечно же, нет. Без культурного стержня, а значит – бессовестная и во многом бессловесная, она находит себя в тиши кабинетов и ритуальных собраниях. А граждане ждут выработки и озвучивания не простого шумного суррогата, а полноценных системных и вполне конкретных программ и действий для общества. О сущности, об и. о. элиты точно написал российский ученый-политолог Геннадий Ашин. А может быть это и не элита вовсе, а красиво упакованный суррогат? Используя понятие элиты, тем не менее, будем понимать, что на самом деле это временный правящий класс.
   Возьмем, для примера, определенный промежуток времени. Современники: Королев Сергей Павлович, который Россию в космос отправил, и Никита Сергеевич Хрущев, который в ООН ботинком по трибуне стучал. По многим позициям именно Королева нужно поставить на роль элиты, а не Хрущева. Хрущев до последнего не верил в космос. Он говорил, что России это не надо, зачем нам какой-то космос – нам здесь нужно выращивать кукурузу, опираясь на Трофима Лысенко – полузабытого ныне псевдоакадемика, который пытался из кукурузы сделать арбузы и вырастить кукурузину пятиметровую… «Усилиями» Лысенко и его сподвижников, кстати, мы впоследствии окончательно погубили отечественную генетику, а заодно и генетиков. В первую очередь – Николая Вавилова, который и умер в тюрьме.
   То же можно сказать и про другие времена. Например, в Великой Отечественной войне победил не генералиссимус Сталин – победило умение Жукова и других военачальников, и конечно, самопожертвование рядовых, которые шли защищать Родину и умирали на поле брани. Если взять соотношение и. о. элиты и подлинной элиты в более ранние времена – в Европе ставят памятники Суворову, а не царю, который его туда отправил. Чтобы сказали эти герои, лежащие в могилах и на чужих землях, если бы смогли перенестись в наше время? Захотели ли бы они повторить свой подвиг и отдать свои жизни ради ненасытной прорвы, приписавшей самым вероломным образом себе те качества и статусы, которые нести не в состоянии? Многих истинных героев войны в условиях мирного времени оттеснили от процессов управления и реального послевоенного обустройства. На арену вынырнули те, кто был в глубоком тылу, «на хозяйстве».
   Политическое руководство во многих странах мира сейчас правильнее назвать псевдоэлитой. Что касается творческой, научной элиты, к сожалению, особого влияния на власть она не оказывает. Хотя и тут надо признать: многие носят звание интеллигенции незаслуженно. Они обладают степенями, званиями, но не стали прослойкой, сцепкой между гражданами и властью, которая должна уметь при необходимости открыто и бесстрашно сказать что-то нелицеприятное для сильных мира сего и сделать шаг навстречу обществу. Во многих случаях это та прокладка, которую при необходимости используют по случаю, а потом выкидывают в отходное место за ненадобностью. И многие с таким своим положением согласны.
   Современных политиков можно охарактеризовать так: они замышляют одно, говорят, в силу разных обстоятельств, другое, а делают третье. И раз так, то получается, что мы видим некую элиту гламурную, самопровозглашенную, самоназванную, нелегитимную во многом, а значит, неумную и мало кому полезную. Оглашенную, то есть бестолковую, но шумную. Отсюда и как бы демократия как бы построенная – тоже шумная. Имитационная демократия. Смешная и суетливая элита. Вся спешка – как при ловле блох – не столько от уверенности в своих силах, сколько от необыкновенной легкости в уме. От отсутствия направления, целей и ориентиров. Можно призывать и лично голосовать за что угодно, если не думать об общественных перспективах, а ставить «на кон» лишь свое в общем-то по большому счету призрачное и временное благополучие. Они как «с бодуна», после глубокого похмелья плохо помнят про день вчерашний и не беспокоятся о завтрашнем дне. Они «наслаждаются» настоящим. Находятся в нирване. Примитивная, мелкая в прямом и переносном смысле слова элита. Интеллектуальным и нравственным карликам в стране явно неуютно. Масштабы России им явно невозможно прочувствовать и понять.
   Такой элите совершенно не приходит в голову банальная мысль, что можно вместе с гражданами управлять страной. По их мнению, граждане должны участвовать в политическом процессе в качестве исключительно восторженных зрителей, исполнителей воли и прихотей «вершителей», не более того. Вот некий скол, обыденный и такой банальный образ современных политиков. Как вернуть элиту своему народу? Пригласить чужеземцев или, может быть, найти ее среди представителей «пятой колонны»? Как мы понимаем, вырастить ее можно только из своих, преданных стране и ее традициям, людей. И так слишком уж долго Россией управляли иноземцы, инородцы и иноверцы. И до сих пор история государства Российского написана во многом по лекалам зарубежных ученых, а не таких ученых мужей Отечества, как Михаил Ломоносов.

Фарисеи у власти

   В 1994 году в городе Саратове в региональном приволжском издательстве вышла книга «Империя фарисеев» под редакцией профессора, социолога Сергея Барзилова. В предисловии к книге ученый отмечал, что фарисеями, или отлученными, в Древней Иудее назывались члены религиозной секты, которая возникла после вавилонского пленения евреев. В ХХIII главе Евангелия от Матфея речь Христа содержит филиппики в адрес книжников, которые, по оценкам Мессии, «связывают времена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их». В выражениях, нам уже малопонятных, и на примерах, весьма далеких от современных проблем, Спаситель бичует коварство, алчность и лицемерие членов той секты. Ее дела и учения вроде бы бесследно затерялись в пыльных пластах тысячелетий, не оставив последователей.
   Но так ли это на самом деле? Ведь и сегодня фарисейство – это характеристика людей политически нечистоплотных, идейно и нравственно продажных.
   Политическая и государственная проституция сродни той самой древнейшей профессии, которая так отвергается всем обществом, но которая расцветает порой пышным цветом во властно-административных коридорах и кабинетах. «Деньги – общая шлюха человечества», написал в свое время английский драматург и поэт Уильям Шекспир. Карл Маркс добавил к этому определению еще одно: «Деньги – мать всех извращений, разрушитель всех социальных отношений». И что из этого следует? А то, что очень часто в политику идут именно те, кто никаким образом больше не может обеспечить себе безбедное существование, кроме как используя властные полномочия.
   Люди без принципов и особой жизненной позиции, без культурного и ценностного кода. Имеющие недюжинные способности проявлять лояльность к начальству и тем живущие. За свое верноподданство ждущие в виде компенсации высокой и хорошо оплачиваемой должности плюс почетного звания. Желающий же высказать собственное мнение, отличное от того, что генерируют власти предержащие, и далеко не поддерживаемое самим обществом, должен понимать, что последствия могут быть самыми печальными. Неудобный человек – это тот, кто много понимает.
   Вот из истории Отечества лишь несколько характерных примеров. Судьба людей известных, работающих на государство. Александр Чаянов, российский экономист, признанный международным сообществом как основатель междисциплинарного крестьяноведения. Автор термина «моральная экономика». Арестован в 1930 году по делу так называемой «Трудовой крестьянской партии» и через семь лет в 1937 году расстрелян. Реабилитирован в 1987 году. Алексей Рыков, советский политический и государственный деятель, председатель правительства СССР. Арестован в феврале 1937 года за неправильные политические взгляды и в марте 1938 года расстрелян. Реабилитирован в 1988 году. Николай Бухарин, советский государственный, политический и партийный деятель. В феврале 1937 года он был арестован по обвинению в заговорщической деятельности и в марте 1938 года расстрелян. Реабилитирован в 1988 году. Александр Богданов, советский экономист, философ, политический деятель. Если бы не погиб в 1928 году в ходе проводимых на себе опытов с кровью, наверняка тоже был бы репрессирован за свои социально-философские труды и наличие собственного мнения. В советском фильме «Холодное лето пятьдесят третьего», вышедшего на экраны в 1987 году, очень точно показано, что происходило в те годы с простыми честными людьми. Как ломалась человеческая жизнь более принципиального гражданина по одному навету соседа или коллеги по работе. Более трусливого и боящегося своего собственного мнения, произнесенного вслух, подленького, лицемерного, привыкшего пресмыкаться перед вышестоящим повелением.
   А ведь среди нас живут сегодня потомки тех, кто клеветал на своего соседа и участвовал в «тройках», выносивших приговоры без суда и следствия. Да еще проявлявших особое рвение перед вышестоящим начальством, чтобы перевыполнить план по поимке и обезвреживанию «врагов народа». Сегодня их родственники, возможно воспитанные по таким же лекалам, формируют те же ценности. И число их измеряется миллионами. Писатель Наталия Соколовская пишет: «Если говорить о времени террора, когда одна часть народа уничтожала другую, то нам следует признать, что в жилах современных людей течет кровь одновременно и палачей, и жертв. Мы должны знать это за собой. Понимать, что многое из того, что происходит с нашим обществом сейчас, – результат беспамятства, результат “отложенного осознания” самих себя». Ей вторит писатель Леонид Млечин: «…Мало кто из палачей был наказан. Общество не ужаснулось. Очищения не произошло. Вчерашние палачи жили между нами, уверенные, что занимались нужным государственным делом. Когда в это дело вовлечены сотни тысяч людей, возникает желание стереть различие между жертвой и преступником и покрыть все завесой молчания. Наверное, должны прозвучать слова о банальности зла, о том, что компания серых и бездарных чиновников способна уничтожить миллионы людей. Но эти слова только кажутся объяснением… Страх перед арестом, лагерем, смертью выявил все дурное, что есть в человеке. Стало казаться, что удельный вес негодяев выше обычного. Большинство предпочитало ничего не замечать и лишнего не говорить. Такая жизнь формировала лицемерие и полнейшее равнодушие ко всему, что тебя лично не касается». И далее: «Соучастие же вознаграждалось. Речь не только о материальных благах. Партийные и иные функционеры, нашедшие себя в системе, были довольны жизнью, положением, не испытывали никакого разлада с совестью. В подобной системе хотели бы жить и многие сегодняшние чиновники. Они славно устроились, обрели материальное благополучие, которого и внукам хватит».
   Выходит, что прошлое не преодолено, не прочувствовано, не понято. А это все формирует рецидивы болезни, возможность повторения, даже несмотря на ужасы той поры. Потому что не состоялось покаяния, не удалось нравственные ценности сделать главным мерилом, высшим праведным судом в обществе.
   Может быть, «двойная» жизнь современной российской элиты – вне закона, вне страны, вне традиций, вне совести – как раз из этого гремучего генетического замеса, генетического мусора происходит?
   Кипят и бурлят мозговые клетки, отдельные головы чиновников и политиков. Но основной их порыв – как бы и где побольше «срубить» деньжат, настрогать «капустки». А потом в укромном местечке часть сворованного схоронить на «черный» день, а часть – тут же «схавать». Ничего вам из прошлой, первобытной истории человечества не напоминает по повадкам?
   Дабы скрыть свои истинные мотивы и показать активность, имитацию бурной деятельности в острой, возможно, уже патологической форме. И поэтому следует написание всевозможных стратегических судьбоносных программ переустройства действительности на многие годы вперед. Проводятся бесчисленные и красивые по названию совещания, заседания многочисленных комиссий, слушаний и комитетов. Вроде бы для того, чтобы услышать палитру мнений граждан. И на этом основании выработать грамотные, системные решения для всего общества. Но на самом деле множество таких посиделок пусты, как тот самый пустоцвет. Никто реально особо-то и не хочет никого слушать и слышать. Не надо это жирующей и так всезнающей элите.
   Делают туфту (и не скрывают этого), воруют (почти открыто) и этим живут (существуют). Все, кто хочет жить иначе, не могут сегодня протиснуться через созданные частоколы.
   Слышим распространенное мнение, выдаваемое с постоянной периодичностью в эфир. Якобы чтобы что-то изменилось, должно пройти несколько поколений. Но возникает резонный вопрос: «А что, через пять поколений автоматически перестанут брать взятки или торговать своим местом во власти?» Да останутся ли к тому времени вообще те, кто сможет не брать? При сегодняшнем-то развитии событий.
   Российская элита клянет публично Америку, но при любой возможности стремится попасть туда, бросить свой «якорь» и накопленные капиталы, пожить более сытой, в отличие от всего остального мира, жизнью. Вот высшая степень цинизма и отношения к стране, которая дала кров и кусок хлеба насущного. Променять свою Родину на далекий континент, где многие ныне живущие даже и не знают, где находится эта самая Россия. Армия коррупционеров, пуповиной связанная с Западом, – это почище КПСС с ее уставом и монополией на истину.
   Сделать жизнь с кого? Может быть, действительно с Америки взять пример? В США, по заверению самых продвинутых жителей этого государства, весь принцип основан на том, что я должен обязательно стремиться к тому, чтобы у меня было лучше, чем у соседа. А вот какой ценой и зачем, тут вопросы не задаются. О них как-то не принято задумываться. Точнее, учат не задумываться. А оказывается, значительно продуктивнее порой вместе с соседом двигаться вперед. Но это уже другая философия, которая большинству американцев непонятна. И выходит, что нужна умеренность, срединность, отказ от крайностей, сопереживание. Американцы же не знают меры. Сделай соседа любой ценой. Ты – лучше. Мера вещей и смыслов пропадает, нарушается логичный ход жизни. Он заменяется на постоянный забег в догонялки. Гонки с преследованиями с неочевидным результатом.
   Подстраивание России под западный, и прежде всего – американский, трафарет. Лыжник, бегущий сзади по той же лыжне. Но он не собирается обгонять. А в своем рюкзаке за спиной несет горячий кофе и гамбургеры, чтобы при необходимости подкормить двигающегося впереди. А зрители, глядя на то, как упирается второй лыжник, особенно когда приходится подниматься в гору, искренне сочувствуют ему. Они верят, что он пытается достать первого спортсмена и обогнать его. На самом деле это игра в поддавки, не более того.
   Сдают страну. Больное «мировое правительство» и его представители в филиале «Россия» пытаются построить весь мир под свои цели.
   И вот такие ценности предлагаются нам в качестве аксиоматической истины. А если граждане начинают сомневаться, то уже как-то требуется поспособствовать напусканию тумана и отвлечь сознание очередным каскадом из ток-шоу и сериалов.
   Призывают прикоснуться к более сильному государству, «сильной» руке, облобызать ее, вместо того, чтобы опереться на силу своих граждан. А нужен всего лишь ответственный политик во главе державы, нравственные принципы которого позволили бы предотвратить этот беспредел. Кто-то должен взять на себя ответственность за результат. Некоторые упорно желают вызвать дух Сталина с того света, чтобы он опять висел черной тенью над всеми «врагами народа»: реальными и мнимыми. «Вождь всех времен и народов», оказавшийся в силу воспаленного воображения и фобий, сформированных тяжелым детством и тюремными «посиделками», тем, кто уничтожал собственный народ. Подозрительность, злопамятность и коварство – сегодняшние очень распространенные качества для правящего бомонда.
   Желание повернуть историю вспять и научить молодое поколение также фарисействовать, и вычеркнуть из памяти 1917-й, 1937-й, 1991-й только за ощущение причастности к великим победам, которых в настоящее время не наблюдается?
   Привыкли еще с СССР апеллировать усредненными параметрами. Сегодня, тем более, основная тенденция – не ставить правильный диагноз и лечить конкретного больного, а мерить среднюю температуру по больнице. Именно поэтому огромное число лиц, занявших в последние годы руководящие должности во власти да в «государственном» бизнесе, не дотягивают по своим интеллектуальным значениям и нравственным категориям даже до среднего по стране уровня. Население, как было его ни «дичали» всевозможными способами, выглядит значительно презентабельнее и честнее, чем эти отпрыски. Подобные выдвиженцы пришли во власть на одном главном качестве – лояльности к действующему режиму. Ни профессиональные, ни нравственные качества особо-то и не учитывают. Да они просто и не нужны. Потому что страна, как летучий голландец, мчится по случайной траектории.
   Вот и обречено население огромной страны вместе со своей так называемой элитой фарисействовать потихоньку, не видя для себя особого смысла в том, чтобы проявить свои лучшие качества и достоинства.
   Средняя зарплата официально, скажем, у учителей в Москве 40 тысяч рублей. Правда, если реально, то меньше. А про регионы и села вообще говорить не приходится. Сравним с зарплатой не самых высоких должностей в банковской сфере, начинающейся со 100 тысяч. А топов – уходящей за миллион. Сложить все и найти среднее значение, так окажется, что в среднем учителя могут «получать» и более 200 тысяч. Но кого мы обманываем? Фарисейство в квадрате.
   Многие политики и чиновники, выращенные в таких условиях, хотят жить полновесной и сытной жизнью сейчас, в настоящем и живут в нем, а всех остальных отправляют в далекое будущее, которого нет и быть не может при такой постановке проблемы. Утилитарно в настоящем, так как проектная часть формирования будущего отсутствует. Если точнее, есть лишь на словах. Элиты думают не о том, что будет через пять-десять лет. Разве что прикрываясь стратегическими программами, в которых описываются очередные «воздушные замки». Правящий класс озабочен тем, чтобы «рыбку съесть» и еще кое-что сделать. При всем при этом, словно невинные овечки, рассуждающие о том, как бы сейчас не очутиться в тюрьме. При этом деньги и власть (влияние) сохранить. Да еще и прихватить по ходу что-нибудь. Али построить очередной дом в 3–4 тысячи кв. м. Да, вы не ошиблись. Именно такие параметры закладываются многими нуворишами из властной вертикали. А как же иначе. Новые «хозяева жизни» и жить должны как царствующие персоны.
   Многие их последователи хотят прийти к власти. Забраться на самый-самый верх в созданной иерархии. Зачем? Чтобы сделать жизнь лучше или использовать статус исключительно для себя любимого? И можно ли вообще сегодня уже ставить вопрос о том, что во власть могут прийти донкихоты?
   Очередной по счету правитель заступает на «вахту». Как же приятно открыть окно в одном из своих кабинетов дворца и почувствовать мощь свою – управлять такой державой. А все остальное – сомнения в том, а достоин ли, а смогу ли – лишние сантименты. Свобода совести. Свобода без совести. Свобода от совести, возведенная в абсолют добродетели. Одно слово – фарисеи в кубе.

«Коза ностра» отдыхает

   На протяжении многих лет слышим о тотальном казнокрадстве в стране, продаже депутатских мандатов, губернаторских и министерских должностей, краже миллиардов из бюджета, сдаче национальных приоритетов в угоду зарубежным контрактам и прочее, прочее, прочее. А ведь есть страны, типа Сингапура, где воровать не-вы-год-но! Возможно ли представить такое в современной России? Вы, наверное, покрутите пальцем у виска и грустно усмехнетесь. А вот возможно ли в принципе? Или мы какие-то прокаженные? При наличии политической воли, как сейчас модно говорить. И желания к покаянию, очищению и реальным переменам на благо страны. Вот этого нужного набора факторов, необходимого для изменения ситуации, видимо, пока не существует.
   Это раньше у мушкетеров был лозунг «Один за всех, и все – за одного». А у современной династии «мушкетеров» лозунг более прозаичный: «Ты – мне, я – тебе». Круговая порука, которая служила моделью выживания для наших предков в общине, превратилась в круговую вседозволенность, когда все прикрывают грехи каждого. А этот каждый держит обет молчания, чтобы не сдать подельников. «Семьи» и «кланы» типа «Коза Ностры» стали обычным и обыденным атрибутом нашей общественной и управленческой жизни. Но по размаху деятельности и использования государственной махины управления в корыстных целях сицилийская «Коза Ностра» просто отдыхает. И именно поэтому мафия оказывается бессмертной.
   Россия уже давно напоминает изъеденный мышами сыр. Но ведь понятно, что если мышей не ловить – от сыра ничего не останется. А власть мышей сегодня не ловит, потому что в ее питательной среде выросли матерые крысы. Может, и попадется в мышеловку какая дичь, но только для отвода глаз, так, «мелкая рыбешка», мышка-норушка.
   По сути дела у нас сегодня деньги заменили духовные ценности. Раньше в ходу был лозунг «Кадры решают все», сегодня он негласно видоизменился на «Деньги решают все». По экспертным данным сегодня коррупция в финансовом выражении составляет 7 % ВВП. При 10 % наступает застой, а дальше – уже паралич власти. Но если говорить о том, что приведенные цифры, как и инфляция, расходятся с официальными данными в полтора-два раза, то фактически мы сегодня находимся не в регрессном состоянии, а в предынфарктном состоянии. В реанимации.
   Двое-трое-четверо из ларца, одинаковых с лица. Забавный советский мультик «Вовка в тридевятом царстве». «Одинаковые с лица», как прожорливые головы Змея Горыныча, съевшие Будущее. Все это описано у Корнея Чуковского в детском стихотворении «Краденое солнце». Помните? «Горе, горе, крокодил солнце в небе проглотил! Наступила темнота, не ходи за ворота: кто на улицу попал – заблудился и пропал».
   Пропадает общество без света. Размыты, словно в дождливую погоду проселочные дороги, нравственные основы общества. В политической или государственной сфере мы строим по сути своей не вертикаль власти, а «вертикаль откатов», не вертикаль управления, а вертикаль чиновников, которые с одного уровня на другой передают те средства, которые идут вниз, а потом в виде взяток возвращаются обратно. Вертикаль взятки становится прочнее вертикали власти. Главное достоинство – умение откусывать от бюджетного пирога, налаживать движение денежных потоков в нужном направлении. Чтобы постоянно капал себе и патрону. За это его будут двигать по карьерной лестнице. «Свои» по «распилу» занимают вакантные места в системе государственного управления вместо тех, кто мог бы сделать так, чтобы не было за Державу обидно.
   Получается, что для российской власти коррупция – необходимое условие сохранения стабильности?! И в первую очередь стабильности собственного безбедного существования. А страна без «коррупционной смазки» вообще уже не может двигаться вперед.
   Как может потом честный чиновник, каждый день слышащий и читающий одно и то же: «У нас берут все!», не начать воспринимать себя белой вороной, неудачником, которому даже взяток никто не предлагает. Такому остается только дождаться «удачного случая».
   Если возвращаться к понятию коррупции как продажности и подкупаемости государственных чиновников, должностных лиц, политических и общественных деятелей и сравнивать ее в этом смысле слова с проституцией, то можно понять, что проституция – это торговля собственным телом. А коррупция, по сути дела, приводит к тому, что продаются зачастую национальные интересы. Торговля своим статусом и местом в политической и государственной иерархии. Явление это было и в советские времена. Но такие вселенские масштабы приобрело в последние двадцать лет. Фактически сегодня очень удачно реализуется план в свою бытность директора ЦРУ США Аллена Даллеса 1948 года, в котором были поставлены задачи по моральному разложению населения. Из его книги «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР». Он писал: «Мы бросим все, что имеем – все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей. Человеческий мозг, сознание способны к изменению. Посеяв хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим в них поверить.
   Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная трагедия гибели самого непокорного на земле народа и окончательное угасание его самосознания. Литература, театры, кино – все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем незаметно, но активно способствовать самодурству чиновников, взяточников и беспринципности. Честность и порядочность будут осмеиваться и станут никому не нужны. Хамство, ложь, обман, пьянство, наркоманию, животный страх друг перед другом, национализм и вражду народов, прежде всего ненависть к русскому народу – все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских лет, главную ставку будем делать на молодежь, будем разлагать и растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов. Вот так мы это сделаем».
   Поняв, что СССР победить в открытом бою невозможно, его нужно разложить. И мы, к сожалению, не научились жить в мирное время, не выработали иммунитет к таким смертельно опасным болезням.
   Если задаться вопросом «Чему нас учит история?», не погружаясь в исторический экскурс, то можно вспомнить несколько характерных примеров, которые характеризуют и нашу современную действительность. Елизаветинский канцлер Бестужев-Рюмин получал за службу Российской Империи 7 тысяч рублей в год, а за услуги британской короне (в качестве «агента влияния») – двенадцать тысяч в той же валюте. Сюжет узнаваем и сегодня, только масштабы уже значительно глубже.
   Практически неприкосновенны были высшие советские и партийные сановники. С коррупцией среди государственного аппарата боролись исключительно представители этого аппарата, и борьба против коррупционеров нередко перерастала в борьбу против конкурентов на рынке коррупционных услуг, что мы можем наблюдать и сегодня.
   Некоторые пытаются сегодня пройти «очистительные ванны». Но высшее покаяние – это не построить церковь на ворованные деньги, а потом замаливать грехи. Это не благотворительность от случая к случаю или как остаточные явления после использования бюджетного пирога. Высший суд – это значит смыть с себя позор прошлых лет и осуществить честный процесс покаяния.
   Да и само общество должно понимать, что пора самим задуматься о том, как живем. Кричим «Держи вора!» И ждем, что кто-то другой схватит разбойника за руку. Но теперь пришло время самим его изобличить.
   Нужна расчистка «авгиевых конюшен». Разложившаяся «вертикаль», которая пестовалась не один год. Очередная демонстрация того, что борьба с коррупцией и воровством имеет свои пределы, так как остаются неприкасаемые. Потому что сам с собой Дракон бороться не может. Простота (то есть пустота интеллектуальная, раскрепощенная и «очищенная» от угрызений совести личность) – хуже воровства. Предательство с оправданием, что я-де не знал, что творю, и бес попутал, не проходит. Государевы слуги, допустившие посрамление Державы своими действиями, должны ответить не перед мощью мифического государства, а перед людьми. Перед Богом, прахом и совестью наших предков. Перед реальным и праведным Судом!

Что делать?

   …Почему такое происходит, что с этим делать? Извечный для России вопрос «Что делать?» И чтобы при ответе на него не пытаться еще и восклицать «Кто виноват?», мы должны сами, без чьей-то подсказки, найти пути выхода из сложившегося положения. Для того чтобы аккумулировать основные идеи граждан, в элите сегодня должны быть люди-интеграторы, генераторы, а не калькуляторы. То есть люди, умеющие в гиперусложненном сегодняшнем мире объединять совершенно разные начала: разных людей, разные мнения, разные информационные потоки. Люди, понимающие, что сейчас меняется климат. И на планете, и в системе человеческих отношений происходят тектонические сдвиги. И в земной коре, и в обществе. Люди, которые хотят разобраться в происходящем. В отличие от тех, кто втупую насчитывает себе бонусы за «нелегкую» жизнь, ненормированный рабочий день и пересчитывает свое растущее «бабло». Разумеется, это должны быть люди, имеющие определенные нравственные коды, нравственное начало, культуру.
   Раз таких людей не находится в среде правящей верхушки или их там в настоящее время чрезвычайно мало, их должно найти и вырастить само общество.
   В ответе на вопрос «Что делать?» нужно искать истину. Значит, достоянием практики важно сделать каждодневный «контроль» со стороны экспертов и ученых, думающей части общества. Коль уж так рьяно, по крайнее мере, говорим об обществе знаний как возможной альтернативе сегодняшнему развитию, как основном тренде развития цивилизации в целом. Ведь раньше обществоведы и мыслители – будь то Карл Маркс или Аристотель, Платон или Кант – отвечали на вопрос «Что делать?», как и в какую сторону миру двигаться дальше. И затем уже политики, иногда, правда, в извращенной форме, иногда совсем в противоположном направлении от того, какое указали ученые – но, тем не менее, двигали мироздание. Сейчас же политики самостийно пытаются формировать и настоящее, и будущее. А обществоведы молчат, ученым вообще закрыты рты. Понятно, что кто-то и сам себе закрыл рот и поет в унисон власти. В итоге получается, что политики сегодня действуют по наитию, по своим каким-то совершенно субъективным личным желаниям, в силу непонятных, спонтанных процессов, которые происходят в их головах. Мало отражают реальную действительность. А порой отражают ее просто неадекватно. А раз так, то таких неадекватных, а по сути больных людей, со сломанной психикой, становится все больше, потому что политик ли, бизнесмен ли тянет вольно или невольно на определенные должности себе подобных. И все, круг, как говорится, замкнулся. И каким образом теперь вырваться из такого круговорота событий? Как обезопасить общество от психопатов и людей с комплексами? Как побудить само общество отвечать за свою судьбу?
   Проблема в том, что современная наука – особенно обществоведческая, политологическая, то есть близкая к вопросам власти – зачастую сама отображает старые подходы и желания правящей верхушки, а не сегодняшний и завтрашний день с точки зрения системного, реального развития. Такие имитаторы, по словам российского ученого-политолога Александра Соловьева, «создают образы отечественных исследований политики, которые демонстрируют не теоретическую разноголосицу (полемику школ, точек зрения, подходов и проч.), а в принципе размывают научное пространство как таковое».
   Многие работы ученых-обществоведов нужно оценивать не количественно, а исходя из наличия в них новых, продуктивных и прорывных идей. Иначе наука так и будет идти исключительно в фарватере власти, в хвосте, будет ее идеологическим придатком. Да, в Советском Союзе бытовала точка зрения, что физика, химия, биология – науки идеологические. В СССР была не только коммунистическая философия, но и пролетарская селекция. Это приводило к тому, что пытались из кукурузы растить арбузы. Доминанта определенной идеологии явно не шла на пользу обществу и в итоге его сгубила. Равно как многие представители западной науки в качестве неоспоримой ценности выдвигают пресловутый рынок. Это тоже идеология. Поклонение, культ денег и искренняя вера в то, что финансы вертят шар земной. Такая фетишизация нашей жизни уводит нас далеко от реальных нужд людей.
   Многие ученые продались и поддались посулам «сверху». Это установки следовать якобы неизбежным законам рынка и общества потребления. А раз так, то марксова формула «товар – деньги – товар» тут как нельзя оказывается кстати. Спрос рождается предложение. Все ведь логично. Если за реальные мысли не платят и они особо-то и никому не нужны, то вполне резонно подвязаться на халтурку. Писать дисеры «навынос» и дипломы на заказ за деньги. Это самый массовый, но невидимый внешне исход ученого люда из науки. В 90-е годы ХХ века многие ученые и преподаватели, не желающие принимать новые установки «рыночного фундаментализма» и такие же шоковые либеральные реформы, честно ушли в открытое поле. Стали торговцами, управленцами, открыли свой маленький бизнес. Сейчас же наблюдается попытка продать свои мозги, находясь на своем основном месте работы. То есть никуда не уходить. А куда, собственно, можно пойти, когда все места, в том числе в торговле, заняты приезжими гастарбайтерами. А спрос на продукцию такого рода есть. Многие чиновники и политики не прочь остепениться, получить научные знаки отличия, стать академиками всяческих наук.
   Другая часть ученого люда подалась поближе к власти. Там, где тоже «плавают» деньги. Целая тусовка ученых кормится с рук властных штабов только ради того, чтобы поддакнуть в ответ или написать очередной опус «Как нам реорганизовать Рабкрин» до 2020 или 2030 года и далее. Создать величавый и бравый образ правителя. На деле же выходит, что фактически граждане видят не мозги и лицо правителя, а суфлеров. Как подключенная к определенному организму флэшка, вместо собственного мозга руководителя работает армия экспертов, предлагая на время погонять свое «серое вещество». Для всех остальных «вольных стрелков» власть пытается установить жесткие схемы дозволенного. Но наука – это истина в первой инстанции. И установить границы для истины невозможно, ибо она находится в постоянном развитии. А значит, мы все должны находиться в постоянном ее поиске. Втащить ее в прокрустово ложе субъективных клише нельзя. Или можно? Но тогда это уже не истина, а нечто купленное за деньги. И цена такого знания равна цене презренного металла, которым было оплачено ученому право не творить и не искать истину, а подчинить свой интерес истине конкретной персоны и обстоятельств.
   Герой одного из популярных российских сериалов восклицает, глядя на существующую действительность: «Послушаешь новости, и такое ощущение, что полстраны живет, не приходя в сознание». Естественно, это защитная реакция организма, потому что слушать все, что порой несется из «ящика», просто невозможно, иначе можно тронуться мозгами. Об этом же сказал в своем выступлении весной 2013 года на Московском экономическом форуме успешный фермер Василий Мельниченко: «В России уровень бреда превысил уровень жизни».
   Чтобы избежать ложных посылов, наука должна формировать власть, задавать направление ее движения, создавать интеллектуальный фундамент, обогащать знаниями и опытом. Сейчас же власть задает параметры науке – как себя вести, что делать, что не делать и т. д. И также, как и раньше, считает, что наука – это идеология в руках конкретной власти и должна быть у нее на посылках, получив сдобный пряник, лишнего не вякать. А раз так, то общество само должно выработать для себя критический подход к действительности и построить стройную систему мира на долгие годы вперед.

В стране невыученных уроков

   Общество знаний – это все-таки общество, во главе которого стоят ученые, как бы кто ни оценивал современный мир. Не обязательно в качестве самостоятельного управленца, но в качестве сообщества «старейшин», которые могут выработать наиболее грамотные принципы руководства и жизнедеятельности. Как смысл нравственного и истинного атрибута веры.
   Современная тенденция обществоведческой науки и «услуговых дисциплин» такова: ничего нового фактически не пишется. Переписываются под копирку некие старые решения. Вроде бы актуальные по названиям работы поражают своей вторичностью и откровенной архаикой.
   Такое состояние современной общественной мысли ведет фактически к тому, что ни сама наука, а значит, ни власть, ни общество в целом – не развиваются. А раз не развиваются – значит, не могут отразить объективно реальность, которая там, где-то за окном, уже наступила. Там уже другой мир, а мы все пишем о той реальности, которая была вчера и позавчера. И тем самым мы сами же, своими руками, фактически благодаря власти, пытаемся остановить бурное течение жизни или переиначить на искусственный лад. Опять появляется рыбка и рыбак на берегу с просьбой, что некоторые хотят быть владычицей морской! Но как же так? Это ведь невозможно! А так хочется. Да еще бы на веки вечные.
   Невостребованность обществоведческой науки входит в еще большее противоречие с науками техническими и естественными, где изобретения случаются. Более того, уже невооруженным взглядом видно, что разрыв все больше увеличивается: появляются новые компьютеры, новые системы связи, в естественной науке изучают геном человека, делаются открытия в микробиологии, недавно физики «поймали» новую элементарную частицу – бозон Хиггса, и это открытие может в корне перевернуть науку о веществе… А общественные науки дают ответ – а зачем это все нужно человеку? Зачем это все нужно обществу? Разрыв нарастает. Ученые вместе с гражданами должны ответить на ряд сущностных вопросов дня. И перекладывать ответственность для принятия решений на плечи власти уже бессмысленно. Коли пока ученые по большей части лишь ворчат на кухнях да жалуются друг другу, что власть их не слышит, она действительно их в упор не видит. А раз так, то и управляют страной не люди будущего и даже не люди настоящего, а люди прошлого со своими стойкими иллюзиями, стереотипами и комплексами, которые пытаются настойчиво навязать всему обществу. Страна же в это время стоит на месте и даже движется вспять! А как мечтал много столетий назад древнегреческий философ Платон – ученик Сократа и учитель Аристотеля, – что править обществом будут настоящие ученые.
   Вот уже более двух тысяч лет прошло, и нет такого общества и в помине. Как бы расстроился, наверное, Платон, если бы ему удалось перенестись в день сегодняшний и увидеть, как сегодня люди живут, в том числе и в его родной современной Греции.
   Основная цель нынешней власти – вне зависимости от конкретной страны – создать закрытую наследственную аристократию, передать собственность и власть своим детям и ближнему окружению – и все, точка! Больше ничего и не надо! При этом еще желательно быть в обществе не потерянными, иметь разные приятные знаки отличия – от орденов и медалей, чтобы украсить лацкан своего пиджака, до докторских, кандидатских, магистерских званий, титулов лордов, пэров и т. п. То есть показать, что мы не просто забрались на верхушку пальмы: мы – просвещенные правители, достойные уважения и почитания. Мы тут прикид будем постоянно совершенствовать, а вы уж уважайте нас! И не помышляйте, что вам разрешат иное поведение.
   Тут возникает парадокс: если власть считает себя выше всех – то зачем какие-то дополнительные знаки отличия? Мы выше всех, мы фактически бога за бороду держим. Нет – власть хочет получить признание от общества и индульгенцию, как прощение прошлых, нынешних и будущих грехов. Власти нужны восторженные зрители. А зрителям нужны зримые – вот такой каламбур! – свидетельства высокого ранга. Одно дело – ты обладаешь неким званием, другое – если ты просто властитель, не имеющий титула, – как бы тебе завтра не сказали: слезай, придурок, мы поняли, что ты никчемное существо!
   А ведь, по большому счету, мы должны прийти к тому, чтобы конкретного человека знали прежде всего как личность. Знали по фамилии, по делам, может, по родословной. И чтобы ценилась не просто старая аристократическая родословная – например, ты вышел из семьи Рокфеллеров, Ротшильдов, Каролингов, Рюриковичей, – а происхождение из рода, который много сделал для человечества, для конкретной страны, региона, города. Вернадские, Ломоносовы, Лобачевские, Мичурины… Именно тогда мы не будем оказываться в «Стране невыученных уроков».
   Сейчас же, коль скоро наше общество замешано на деньгах, на денежной цивилизации, власть становится фактически синонимом денег. «Власть» = «денежный эквивалент» + «атрибуты, которые должны окультурить власть». Поэтому получается, что власть действует по логике денежных мешков.

Логика денежных мешков

   Логика современных политических лидеров – это не защита национальных интересов, а защита мешков, кошельков, счетов в банках. Соответственно, и логика поступков у них другая, не имеющая отношения к служению принципам добра и справедливости.
   Мы иногда задаемся вопросом: почему они действуют так? Они действуют совершенно логично, только исходя из неких реперных точек, которые важны им, а не обществу. Даже сохранение себя, собственного достоинства уходит на второй план, а на первый план выходит сохранение, условно говоря, мешков, сундуков с сокровищами, кошельков, хранилищ с антикварными картинами или раритетными авто. Хотя как эти мешки сохранить? Надо сначала сохранить себя, чувство собственного достоинства, а потом мешки. Нельзя сохранить мешки без первого и второго. Раз так, то правящая элита вольно или невольно стремится растворить государство и общество. Растворить, атомизировать, рассыпать, чтобы общество нигде, ни в каких кучках не собиралось – на кухнях, на улицах, в каких-то кооперативах, артелях, профсоюзах, общественных организациях и даже в официальных партиях – нигде не собиралось! И не мешало наслаждаться своим богатством. Как говорится, спокойно и умиротворенно над златом чахнуть. Отточить до филигранного совершенства искусство тырить и воровать с особым цинизмом.
   Потому что в противном случае возникает угроза: свободно собравшиеся люди могут аккумулировать идеи лидеров, выдвинутых ими самими, без навязанных и «подаренных» «сверху». Лидеры будут тем опаснее, чем больше они прорастут из самой сердцевины общества, безо всяких предварительных званий, орденов и почестей, и они будут знаменем. И это не революция – это нормальное движение конкретных нормальных людей. В противном случае мы строим какую-то бумажную демократию, которая на бумаге есть, пестуем разговорную демократию, о которой пишут в газетах и Интернете, говорят по радио и по телевидению, но в реальности она не существует. Получается демократия-пустышка. Демократия – дымовая завеса для власть предержащих. А мы носим с ней как со списанной торбой, надеясь разглядеть за искусственным глянцем животворные ростки.
   Правящий класс тратит основное время на то, чтобы сберечь и приумножить свои сокровища. В российском сериале «Синдром дракона» очень точно показано грань между сказочными персонажами и их реальными прототипами. Устами маленькой девочки глаголет истина, что дракон не принцесс ворует. Это все сказки. Главные силы дракон тратит на поиски и овладение сокровищами. Дракон не может долго жить без своего сокровища. Помните, в экранизации книги английского писателя Дж. Толкиена «Властелин колец», какую притягательную силу имело кольцо главного героя Фродо. Следовавший за ним по пятам Голлум никак не мог отделаться от притягательной силы «очарования» кольца. «Ты моя прелесть» – все время повторяет Голлум. И в этом кольце вся его жизнь. Это как у Кощея Бессмертного вроде бы, но на кончике иглы жизнь и смерть одновременно. Кольцо обладает собственной волей и способно продлевать жизнь владельца, одновременно порабощая его, искажать его помыслы, вызывая у него неотвратимое желание во что бы то ни стало обладать Кольцом. Прелесть как духовная болезнь человека, которая сопровождается высшей формой лести самому себе, самообманом, гордыней. «Без своего сокровища дракон болеет и умирает. Если найдешь сокровище, можешь сам превратиться в дракона», – предостерегает девочка путника. И продолжает: «если убить дракона, то в тебя может вселиться его душа. И тогда ты всю жизнь будешь охранять пещеру сокровищ, и всю жизнь будешь искать ее». Стоит ли того, чтобы тратить свою жизнь на это?
   На примере коллекции редчайших предметов искусства и драгоценностей, обнаруженной в Кировограде в 1993 году в эпоху СССР в доме обычного электрика Ильина после его смерти. Стоимость коллекции, по мнению экспертов, превышала миллиард долларов! Эти реальные события со всей остротой еще раз обнажили перед нами пагубность страсти к «собирательству» и укрывательству. И сегодня синдром Дракона – это стойкий и реальный диагноз для многих, попавших во власть и маленьких «человечков», заразившихся бациллами стяжательства и гордыни. И это глобальный вирус. Именно он заставляет огромное пространство человеческого мира существовать в зазеркалье. И мы с этим темным царством живем бок о бок. Нам приходится с этим мириться. Ложный мир, ложные установки, ложная жизнь. Теневая часть рядом со светлой. Видимая часть вроде больше той, которая невидима для зрения. Но не окажется ли однажды вдруг, что теневая сторона нашей жизни овладеет нашей повседневностью? Этот вирус – не чета атипичной пневмонии, короновируса или чему-то подобному, чем нас пытаются пугать в ежедневных новостях. Этот вирус затрагивает саму сущность человека, его мозг и душу. Разъедает его нутро и делает навеки рабом. Все его помыслы и чувства оказываются направлены на то, чтобы схватить и сделать личным обладанием все, что плохо лежит, утащить в себе в пещерку и наслаждаться в одиночестве. Не человек мира, как у русского писателя Даниила Андреева в его «Розе мира», а именно человек пещеры становится героем дня. Глобальной пещерки, что в основе своей сути первобытной пещерки с ее нравами не меняет.
   Покажется невероятным, но часть политиков вообще ничего не читает и живет в режиме вялой реакции на внешние раздражители. По сути, как амебы, а не разумные существа. Весь период правления они посвящают тому, чтобы сделать свою власть несменяемой, а режим несвергаемым – несмотря на неэффективную модель управления. Банальный сюжет простых решений с надеждой на то, что будут править вечно.
   Сегодня элиты живут своей жизнью, и на них практически никакие законы не распространяются. Получается, что демократические нормы выстраиваются не для всей системы вообще, а для ее отдельной части. Элита, которая не подвергается реальным элементам конкуренции и сменяемости, загнивает. Современный режим в мировом масштабе можно определить как плутократию, варварократию, монократию. А ведь демократия предполагает множественность и разнообразие, в отличие от того вектора, который так активно нам предлагается и проталкивается. «Я сам по себе, а власть сама по себе. Лишь бы она не вмешивались в мое пространство». Вот характерное высказывание одного из пользователей интернета.
   Современные политические элиты отличаются избирательным и периферийным зрением. Они не видят или не хотят видеть то, что реально происходит вокруг. Они хотят видеть и слышать только то, что им приятно. И пропускают, не успевают, не замечают главное. А раз так – соответственно, они подгоняют все информационные потоки под себя. Потом они смотрят телевизор, интернет и очень негодуют, когда кто-то говорит что-то иное, чем им хотелось бы услышать. Не вступая в дискуссию с оппонентами на открытых дебатах, посылают указание телеканалам и другим СМИ, кого больше не пущать в эфир или на газетные полосы, и, наоборот, какие говорящие головы, удобные и подобранные визави, срочно должны появиться перед публикой с «железными» аргументами «от имени и по поручению», подхватить на лету, досконально разжевать, словно мятную жвачку, слова сюзерена и вложить «приятные» на слух образы в головы своих подданных. Да и вообще, что спорить, тратить на это время. К тому же личная обида, что могут не понять и тревога за то, что могут крикнуть, что король-то голый! Этого разоблачения и публичного раздевания боится и сама свита, тусующаяся всегда при теле, рядом. Но свой денежный мешок, даже оказавшись на публике в неглиже, отпускать не собирается.

Лица и душа оппозиции

   Роль оппозиции – не формальной политической оппозиции, а оппозиции, которая оппонирует нынешним идеям – искать иные подходы, предложить обществу свежий взгляд на вещи. Отметим, что важно не допускать монополии на истину – есть только одно мнение, и все должны подчиниться, а кто не подчиняется, тех нужно убедить, прокачав мозги, или заставить согласиться. Но в таком виде, в каком сейчас существует оппозиция, она не нужна. Это касается и западных обществ с их развитой демократией. Вроде бы там все более справедливо, вроде бы там есть несколько партий, которые сменяют друг друга, там республиканцы и демократы, тут консерваторы и либералы. И даже по названию социалисты и «левые». Но на самом деле оказывается, что все они – элитные партии, которые сменяют друг друга, фактически не меняя ничего кардинально. А раз так – то они фактически оппозицией и не являются. Побеждают, разыгрывая пасьянс между собой, только элитные партии, представляющие интересы богатых. Они не меняют вектор развития общества, а лишь канализируются оппозиционные настроения граждан. То есть идеи отправляются в канализацию и смываются водой из смывного бачка. Получается как в сказке, когда воин дракона убил, но и сам превратился в дракона. В итоге дракон оказывается действительно фактически бессмертным. Вот это сказано как будто о сегодняшней политической элите и политической оппозиции. Общество само должно быть конструктивной оппозицией к власти. И ждать, что кто-то обеспечит нам защиту гражданских прав и принесет их на чашечке с голубой каемочкой бессмысленно. Общество должно себе это право завоевать само. И по «закону невидимых изменений» такие процессы в российском обществе, равно как и в других, идут с нарастающей силой. Другое дело, что в закрытой политической системе эти изменения могут копиться годами, а потом вдруг вулкан неожиданно просыпается и начинается извержение. При этом эти тектонические сдвиги в социальной сфере уже зачастую не имеют существенного отношения к экономической ситуации. Они фиксируют новый этап во взаимоотношениях власти и общества. Граждане выступают уже даже не столько против экономических реформ, сколько за свои поруганные достоинство и честь. И тут, как говорится, бедный и богатый могут при определенных условиях объединиться.
   Когда настроение подобного рода сгенерирует лидера, и этот лидер придет к власти – только тогда он будет легитимным. И это произойдет не за счет «игрушечных» выборов по сути, хотя и прописанных юридически в Конституции. Ибо только доверие людей – высшая степень легитимности, а значит, и законности. Власть, не дарованная обстоятельствами и манипуляционными обманками, а полученная из рук ответственного гражданина, осознающего весь этот театр абсурда, лжи и лицемерия и понимающего, что так, как сегодня, жить дальше нельзя. Понявший и принявший ответственность за свою страну и мир на свои плечи.
   Со стороны власти налицо попытка остановить время, стать, как у Пушкина, владычицей морскою, а время между тем становится все стремительнее. Поэтому во многих странах правящий класс стремится не допустить формирования реальной оппозиции, зачистить поле, где могли бы вырасти и пустить свои корни новые, независимые, критически мыслящие люди. Таким образом, как бы попытаться обезопасить себя от любых сюрпризов. Получается вполне себе такое понятное для нынешней власти плоскостное видение политики. Это как, например, нашу планету Земля представить сегодня стоящей на трех слонах, как это было в прошлых представлениях людей. Но мир то изменился! К объемному видению изображений в форматах 3d, 4d, 5d общество уже пришло технически, а от объемного видения процессов социальных и политических мы пока еще далеки. Потому что сама власть действует нарочито искусственно, шаблонно, а значит, плоскостно. И нас пытаются «сплющить», поверить во второстепенные вещи.
   Здесь возникает важный момент. Среднее и старшее поколение уже махнули рукой, не то что согласились, но порой не видят перспективы бороться в силу разных причин, в том числе и выработанной боязни перед властью как машиной. Молодежь же, новое поколение, внутренне не может согласиться с таким положением вещей, когда ее заставляют поверить в то, чего нет. Не могут согласиться уже по двум принципам. Во-первых, молодежь – наиболее активная, даже радикальная часть общества, она хочет перемен. Во-вторых – сегодня молодежь, пусть даже имея зауженное мировоззрение, часто невысокую образовательную базу, втягивается в информационные потоки и активно взаимодействует на горизонтальном уровне. Если власть не услышит эту молодежь, то молодежь будет двигаться пиратскими, партизанскими методами, и она все равно отомстит власти. Более того, молодежь – новое поколение, лишенное каких-то идеологических, культурных, мировоззренческих ценностей, культурного кода. Она же не просто стащит эту власть, своих, фактически, отцов, с пьедестала. Она их проклянет.
   С другой стороны, нельзя допускать, что ты сидишь у власти, своего сынка пригреваешь рядом, но тот же сын потом уходит в наркоту, в ничегонеделание, разлагается на глазах родителей, физически или духовно погибает. Жизнью часто подтверждается, что богатство и власть не являются эквивалентом успешности, как на это рассчитывают некоторые родители и как зачастую нам внушает пропаганда.
   Сегодня срединная прослойка еще, как атланты небо, удерживает общество от потрясений и распада. Но если ничего не изменится в сегодняшнем дуэте власти и общества, то рано или поздно придет люмпен и снесет всех. И в этом смысле, возвращаясь к молодежи. Или сейчас действительно дадут дорогу думающей и творческой молодежи, которая сгенерируют вполне осязаемое будущее. Или придет молодежь радикальная и бездумная, которая возьмет дубинку или ружье и таким образом будет отстаивать свои приоритеты, начнет прокладывать себе дорогу к власти.
   Поэтому, возвращаясь к элитности: элитность сегодня – это часто не качество, а закрытость и понты. Водораздел «трущобы-дворцы» все увеличивается, причем это видно и в обыкновенной жизни. Одни ездят в метро и в общественном транспорте, другие – только в авто, одни живут в коммуналке, другие – в закрытых жилых комплексах. Мир дворцам, а хижинам война? Такова сегодня подоплека современной политики, которая уже полностью запуталась в своих собственных парадоксах: заявлениях политической стабильности с одновременными суперлиберальными действиями в экономике. И везде прокладки между бизнесом и властью, между обществом и элитой. Нет солидарного и естественного взаимодействия между различными слоями.
   Вот она – царствующая элита. Вот оно – закрытое общество. Но на самом деле грядет смена вех. Пока что существует ручная элита, которая управляется из другой страны; продажная элита, которая настроена на подкрепление себя деньгами и взращивает вокруг себя от бандитов до ручных олигархов; вечная элита, которая хочет быть вечной, а на самом деле – по сути – временщики… Заметим, что «царствующая» элита далека от того, как это слово раскрывается в толковых словарях у Ефремова и Ожегова: править – значит управлять. Но в трактовке современного правящего класса все управление сведено к пониманию манипуляции сознанием. А править для них – значит, по-простому, подавлять инакомыслие и господствовать над всеми. Небожители не спускаются на грешную землю. Они вещают свои тронные речи с небес. Разве что иногда, по великим праздникам, организуют себе культпоход в массы.
   В культовом советском двухсерийном фантастическом фильме – «Москва – Кассиопея» и «Отроки во Вселенной» – звучат очень правильные слова. Жителей планеты, которых прилетели спасать земляне, подвела беспечность. Они хотели отдать все роботам и жить беспечально. Но эта мечта обернулась катастрофой. Роботы вышли из повиновения людей. Более того, они создали «Зов роботов» подобно сегодняшнему «зову власти», который угнетал звуками в человеке волю, превращал его фактически в безвольное и в итоге – бездушное существо, не способное сопротивляться обстоятельствам. Эти «переделанные» люди добровольно соглашались провести остаток дней в формате наслаждений и поэтому не имели возможности родить, воспитать и оставить после себя потомство. И один из аборигенов, жителей планеты, спасшихся на космическом корабле от рабства, в фильме произносит такую фразу: мы не будем беспечны, как были наши предки. Сравнивая этот фильм с более современным американским «Аватаром», мы видим, что прослеживается та же логика. А это уже тенденция.
   Вообще очень часто грамотные, талантливые режиссеры в своих фильмах рисуют предметную и вполне реалистичную картинку будущего. Они предлагают варианты: или Земля погибнет – она погибнет вот так-то, и человечество погибнет в разврате. Да, может случиться, наверное, вторжение злых инопланетян, но по большей части мы сами себя уничтожаем жестче и быстрее. В «Аватаре» земляне пытаются уничтожить чужую цивилизацию, потому что свою уже довели до кондиции. И, возвращаясь к мысли Циолковского, что человечество должно покинуть «колыбель», подчеркнем еще и еще раз: покинуть не из-за того, что Земля окажется мусорной ямой, непригодной для жилья, и надо будет срочно убегать куда-то искать другую планету. Земля должна остаться колыбелью, музеем, зеленым, девственным островом, а человечество двинется дальше. И именно настоящая элита вместе с обществом должна сгенерировать этот процесс. А не рассказывать нам очередные сказки про полеты на Луну и Марс. Зачем? Чтобы и там организовать битву за ресурсы? Чтобы и там организовать мусорную свалку?
   Что нас может спасти, как нам двигаться дальше? Должны быть действительно созданы самоуправляющиеся начала. Не государство, которое подавляет, а самоуправление, самоорганизация граждан. Самое главное – самоуправление граждан снизу, а не навязывание сверху. Самоуправление на основе знаний и опыта.
   Должны быть созданы различные кооперативы, сообщества людей, которые будут генерировать своих лидеров. Эти сообщества должны соединиться с системой продвижения самых достойных на самый верх. Об этом писали, в совершенно разных условиях, создатель ракетных двигателей и космических кораблей Константин Циолковский и философ Иван Ильин: для России, или для такой большой страны, как Америка, прямые выборы вредны. Зато может быть задействована и быть эффективной только сложная система, как бы к ней ни относились и как бы ее ни критиковали. Например, в самом маленьком поселке, где все друг друга знают, выбирают самых достойных, потом эти достойные проходят отбор на уровне района, потом идут на уровне города региона, и из этих избранных от регионов, 20–30 – 50 человек выбирается один самый достойный. Вторая схема – когда помимо этого есть профессиональные группы, когда люди объединяются по интересам (товарищества, артели, союзы, группы в социальных сетях). И эти группы по интересам, имея вертикаль снизу вверх, а не наоборот, начинают влиять на конкретных людей, исходя из своих интересов: экологических, пенсионных, молодежных, врачебных, адвокатских и так далее.
   Третий путь – это формирование сообществ другого порядка. Это будут не партии в современном, уже, как выяснилось, архаичном смысле. Возможно, это будут профсоюзы или кооперативы, какие-то межпрофессиональные сообщества. Только тогда будет выстраиваться система общего самоуправления.
   Партии существуют, мы на них возлагаем надежды, это вроде бы один из элементов демократического общества. Равно как и парламент, будь он партийным, или непартийным, или смешанным, когда есть куча депутатов, поднявшихся с мест, из глубинки – на самом деле это все сегодня уже не действует. Эксперты, аналитики, ученые не случайно говорят об «умирании» партий во всем мире. В России и в ряде других стран разрабатываются мощнейшие теории, изучается партология, принцип выстраивания партий – а на самом деле партии во многом уже фантом. А раз так, то и нужны они сегодня исключительно «для поддержки штанов» правящих элит и придания видимости демократических процессов. Охотники за сердцами и мозгами молодых – это не что иное, как показное рисование собственных перспектив. Современные партии хотят обратить в свою веру молодых на самом деле лишь для того, чтобы решить свои проблемы. Чтобы иметь пушечное мясо, интеллектуальный ресурс для подпитки, для отправки в бой. Охота же за голосами своих сторонников-избирателей – попытка заставить еще раз поверить в чудодейственный механизм партийной номенклатуры, которая мало чем отличается от государственный машины подавления и соткана по тем же канонам чинопочитания и бюрократии.
   Иван Ильин справедливо писал по этому поводу: «Люди вообще живут на свете не для того, чтобы убивать свое время и силы на политическую организацию, а чтобы творить культуру». Это явно не относится к тому, чтобы культивировать партийную культуру, ограничивающуюся «культурой партийных доктрин» и интересов их лидеров. Сегодня действовать нужно значительно шире, синергетичнее, что ли, привлекая к участию в процессе выработки социально значимых решений как можно больше граждан. Все здоровые и по-настоящему просвещенные, но в чем-то и оппозиционные силы общества. Всех неравнодушных граждан, кто предлагает для обсуждения обществу и власти альтернативные нынешнему состоянию пути развития.

Бумеранговая политика

   В существующей системе координат возможностей для продвижения настоящих лидеров, в особенности молодых, с собственным мнением и видением завтрашнего дня иначе, в отличие от общепризнанных шаблонов, фактически сегодня нет. Социальные лифты практически не действуют. Их сломали, остановили на длительный ремонт. Чинить и запускать вновь в эксплуатацию как бы и нет нужды. Работает бесперебойно только vip-лифт, поднимающий снизу на самый верх только определенных, «проверенных», «в доску» своих и «нужных» людей. Для всех остальных предлагается иной вариант: тот, кто чувствует в себе силы, должен понимать, что идти вверх придется пешком, шаг за шагом преодолевая ступеньки на своем пути. Это как у Маркса. Чтобы достичь вершины, нужно пройти тернистым путем к своим звездам. Никто не хочет давать сегодня молодым зеленый свет на самовыдвижение, так как умудренные опытом политические лидеры давно забыли те мечты, которыми были обуреваемы в юности. Сейчас основной вектор направлен на сохранение статус-кво любой ценой. Плюс боязнь, что «не наша» молодежь может пойти совсем другим путем, нежели их «родители» и покровители. Что призыв молодежи в политику, на управленческие должности, в партию, что сама партия как институт – это и у Муаммара Каддафи, бывшего лидера и руководителя Ливийской Джамахирии, жестко написано в его завещании – «Зеленой книге» – это клановые, групповые интересы. Можно лишь в идеале представить, что сейчас соберется и объединится в партию определенная группа людей, и партия, типа, сильнее, чем один. На самом деле, интересы партии, партийного лидера, как правило, доминируют над всеми остальными. А значит, здесь все должно строиться по-другому. А по-другому – это чтобы действительно существовал конкретный элемент самоуправления, самоорганизации.
   Насколько для властей были опасны такие мысли, говорит опыт не такой далекой истории. Теоретика ракетостроения Константина Циолковского не тронули потому, что фактически его работа «Миражи будущего общественного устройства» дошла до широкого круга читателей только в начале ХХI века; философа Ивана Ильина за его социальные и политические теоретические труды сослали на чужбину, на «философском» пароходе отправили от греха подальше. И это еще повезло мыслителю, что он не простился с жизнью за свои мысли и высказывания о власти на Родине. А вот реального политика – Муаммара Каддафи, – который хотел реализовать часть своих идей на практике и распространить на другие страны, просто зверски убили. Слишком уж был опасен как проповедник определенных идей, убеждений и конкретного опыта. Да еще и на нефти сидел.
   Поэтому ждать милостивого снисхождения от власти и их желания опуститься до проблем простых людей – это сродни тому, что ждать у моря безоблачной погоды. А раз так, то «тучи» надо разводить своими руками. Иначе наступит полная варваризация элиты, и получим еще один парадокс: мы пытаемся от варварства уйти, говорим, что древний, хотя уже и без прежнего лоска и силы Великий Рим разрушили «варвары», пришедшие с севера, германские племена. Но на самом деле, здесь более правильнее было бы вспомнить слова известного американского историка Уильяма Дюранта, написавшего в свое время о том, что «великая цивилизация не завоевывается извне, пока не съест себя изнутри». Иными словами, пока не разрушится внутри. Именно это и произошло в Риме в V веке нашей эры. Римская империя не была разрушена каким-то одномоментным вихрем диких орд. Она была самостийно демонтирована и деградировала изнутри. Рим пал, поскольку утратил веру в превосходство своей цивилизации. Он утратил волю к борьбе за жизнь, за будущее. Рим пришел в упадок постепенно и не был разрушен в одночасье. Это важнейшие уроки истории. Вот Русь смогла противостоять татаро-монгольской Орде, равно как и фашистским захватчикам, потому что имела волю нации к победе. Сегодня же правящая элита пытается уничтожить русский дух и сломить сопротивление изнутри. Сегодняшняя элита сама варваризируется и ведет нас к одичанию. И Великий Рим пал прежде всего от того состояния элиты, которая к моменту нашествия погрязла в разврате и роскоши. Политические элиты, лидеры стран все время на грани войны, им все время нужно кого-то задолбить, у кого-то украсть нефть или еще что-то, вольно или невольно заставить подняться с насиженных мест огромные массы людей и тем самым создать потоки беженцев и вынужденных переселенцев. Подчеркнем слово «вынужденных», то есть не по своей воле, а по нужде отправляющихся в поисках лучшей доли и тем самым формирующих мощнейшие миграционные потоки. Никакими объективными глобальными изменениями в мире их просто так не объяснить. А мы потом не знаем, что с этим делать: миграционные потоки, проходя через границы, сжимают культурное поле той или иной нации, «разрыхляют» ее ядро, создают на ровном месте «гремучую смесь». От этого страдают буквально все: и Россия, и Европа, и Соединенные Штаты. Америка, которая уже не знает, что она собой представляет, кто ее захлестнет – мексиканцы или африканцы. Это – результат безумия самой элиты, которая не продумывает ничего на шаг вперед. Вот она, туземская по сути «бумеранговая демократия»: бумеранг, который запустил очередной «творец» реформ, возвращается и бьет своего же создателя очень больно по темечку. Да ладно бы его одного! Этот бумеранг, который запущен теми, кто призван руководить, а значит, и оберегать своих соотечественников от всяких напастей, наоборот, бьет по всему обществу наотмашь, со всей силой. «Лидер»-то, оказывается, успел пригнуться и тем временем пытается спастись от посеянных им же потрясений в каком-нибудь бункере или за высоким забором с охраной. А общество получает удар под дых! Поэтому граждане объективно не желают такого лидера, который такой бумеранг запускает! Они хотят сами сесть в лодку, которая не будет раскачиваться, и самостоятельно, без подсказок, плетей и кандалов, грести вперед. Надеясь мысленно на семь футов под килем и на попутный ветер, но способное самостоятельно противостоять и стихии океана.
   «Бумеранговая» политика – это и наша «бумеранговая» жизнь. Поэтому, как говорится, спасение утопающих – дел рук самих утопающих. Вот так, вплавь, сами, возможно, и сумеем пристать к тому берегу, что наше общество и политика перестанут быть примитивными и варварскими по существу. И мы сможем перейти на другой, более высокий этап эволюции, а не скатиться в пещеру, к односложному и примитивному состоянию первобытного человека.

Дарованная демократия

   Демократию даровать или купить нельзя. Ее можно выстрадать и построить совместными усилиями. Без обязательного варианта подавления и подчинения. В противном случае – это что-то иное, что назвать полноценной властью народа нельзя. Муляж. Но нам хотят подарить демократию, даровать с барского плеча свободу. Это примерно так, когда к очередному празднику или дню рождения приходят непрошеные гости и дарят подарки. Дареному коню в зубы не смотрят? Смотрят! И подарочки нужно открыть в присутствии гостей, чтобы все видели содержимое. Не нужно ложной скромности. Хватит уже получать «дохлую кошку» в подарок. Бойтесь данайцев, дары приносящих! Синоним бдительности и недоверия к подаркам и делам, преподносимых врагами. В том числе и скрытыми под личиной лести и дружбы. Из истории ХIII – ХII веков до н. э. мы знаем, что данайцы после долгой и безуспешной, более чем десятилетней осады Трои решили пойти на хитрость: соорудили огромного деревянного коня, внутри которого спрятались лучшие воины, оставили его у стен города, внутри которого скрывался Одиссей с вооруженными воинами. Несмотря на предупреждения троянского жреца Лаокоона: «Боюсь данайцев, даже приносящих дары», – троянцы втянули коня в город. Ночью данайцы вышли из коня, открыли своим воинам ворота и взяли Трою. С тех пор выражение «дары данайцев» означает коварство и хитрость. Нужно крайне опасаться посредственности и холуйства, дары приносящих.
   Принципиальная позиция общества, которое можно назвать ответственным, свободным, а значит, и демократическим – это когда общество само формирует для власти установки для движения, участвует в его реализации и контролирует этот процесс. А не как сейчас, когда власть Указом задает обществу вектор развития и пинком толкает его вперед. А общество сопротивляется всеми фибрами своей души. И не потому, что не хочет идти дальше, а потому что не приемлет установок, которые ему навязываются, которые спускаются указанием «сверху» для бездумного исполнения и преклонения.
   Власть панически боится своих же граждан. И поэтому муляж демократии пытается облечь в якобы подлинные формы реализации. А ведь есть примеры, которые четко показывают, как можно было бы действовать в таких случаях, если бы правящий класс был бы действительно заинтересован в позитивных общенациональных реформах.
   Вот извлечение из одного аналитического материала начала 2013 года, который распространялся во властных структурах среди ограниченного круга пользователей. По поводу событий 23 октября 2012 года в Исландии. В эти дни «произошла революция абсолютно мирная, но от этого не менее «революционная», чем другие – прошел референдум, на котором была принята новая Конституция. Этот референдум – завершающий аккорд в борьбе, которую вел народ Исландии с 2008 г., когда исландцы неожиданно узнали, что в результате финансового кризиса их страна – член Евросоюза, между прочим, – в буквальном смысле слова обанкротилась, и каждый житель Исландии в течение пятнадцати лет должен был бы ежемесячно платить 100 евро чтобы погасить долги одних частных лиц (владельцев банков) перед другими частными лицами.
   Исландцы решили не возвращать средства иностранным кредиторам Великобритании и Нидерландам, 93 % участвовавших проголосовали против выплаты банковских долгов. МВФ немедленно заморозил кредитование. Но исландцев уже было не остановить. При поддержке граждан правительство инициировало гражданские и уголовные расследования в отношении лиц, ответственных за финансовый кризис. Интерпол выдал международный ордер на арест бывшего президента банка «Kaupthing» Сигурдура Эйнарссона, а другие банкиры, также причастные к краху, бежали из страны. Исландцы не остановились на достигнутом: было принято решение принять новую Конституцию, которая освободила бы страну от власти международных финансов и виртуальных денег. При этом исландцы захотели написать новую Конституцию сами, все вместе. И это удалось! Проект Основного закона писали 950 простых граждан, избранных произвольно (по лотерейной системе) членами Национальной Ассамблеи в 2010 г. В результате и в самом Совете, и в тексте новой Конституции влияние правых и консерваторов оказалось минимально.
   И результат настолько «превзошел ожидания», что ведущие мировые СМИ красноречиво молчат об итогах исландского всенародного референдума 23 октября, на котором проект Конституции одобрили более 80 % исландцев при явке в 66 %. Стоило допустить большинство к разработке и принятию Конституции и конституционных законов, как вместо приватизации как панацеи от всех бед экономики «получилась» национализация ресурсов, вместо гостайны открытость, вместо строго представительной демократии – элементы прямой демократии». Вот проект Конституции страны, являющийся разработкой самих граждан. Можно ли представить такое в современной России? Чуть пошумели СМИ по поводу идеи Конституционного Собрания и притихли. До следующего раза.
   Вполне логичным звучит заявление Джеффри Сакса о том, что во многих случаях глобальной и локальной политики «деньги вытеснили голос избирателя». Добавим: напрямую или косвенно влияют на выбор избирателя и поведение самого правящего класса.
   Власть, находясь на корабле вместе со своей командой, тем не менее, самонадеянно уверена, что, взяв в руки штурвал, сможет самостийно управлять судном в бушующем море. Наивная и безответственная вера в «великорусский авось».

Ручное управление

   Забюрокрачивание общества – это когда болото берет живой родник в свои «тиски» и пить становится невозможно. Но и болота выполняют свою очень важную роль в природе, поэтому и без бюрократа вообще не обойтись. Правда, по прошествии времени можно заметить, что оно (озеро) оказалось тотально поглощено новой сорной травой (плеядой бюрократии и номенклатуры). И получается какой-то бессмысленный бег за постоянно убегающим за горизонт миражом по возможной очистке озера от заболачивания и гибели.
   Говоря словами Уинстона Черчилля, «демократия – наихудшая форма правления, если не считать всех остальных». Тогда, может быть, нам вообще пора посмотреть на проблему демократического устройства в современной ее интерпретации с других точек зрения и даже, более того, заменить эту «наихудшую форму правления» чем-то более совершенным? Не играть в слова и не тратить значительные финансовые средства на изображение демократии, чем современная власть во всех без исключения странах мира порой очень умело занимается. Не пудрить нам мозги сладкими до оскомины байками о красивой жизни, ибо сколько ни говори «халва», от этого во рту слаще не станет.
   Если мы следуем старым канонам и клише, отвергаем или не хотим видеть новых реалий, – значит, мы практически живем в условиях незнания и непонимания нашего общества. Но как, скажите, можно строить и пестовать «наихудшую форму правления» столько веков подряд, чтобы прийти в итоге к такому бездарному финалу и не задумываться над тем, чтобы исправить данную систему, предложить новую, более совершенную, которая была бы адекватна современным реалиям и новым вызовам времени!? Будет и есть, как у английского философа и писателя Оскара Уайльда: «Демократия есть одурачивание народа при помощи народа ради блага народа»? Или же современным мировым политикам ближе к сердцу мысль известного в прошлом российского генерала Александр Лебедя, который суть подлинной демократии определял по-армейски предельно просто: подогнал авианосцы, нанес ракетный удар, после чего собрал корреспондентов и поставил им задачу аплодировать. А затем непринужденно и весело поведать, за деньги или под дулом пистолета-автомата, всему миру вот эту самую «правду-матку».
   Мы, как малые дети в песочнице, заигрались со словом «демократия» и отчасти уже заиграли, замылили это понятие как таковое. Но давайте задумаемся. В классическом определении демократия – власть народа. Было ли это когда-нибудь в полновесном виде в истории и могло ли быть при существующих подходах? Нет. В той или иной степени да, в тех или иных формах, вероятно, но с точки зрения всеохватного процесса – никогда. Тогда что есть и к чему мы должны сегодня стремиться?
   Вроде бы аксиоматичными звучат слова У. Черчилля и его последователей о том, что демократия – не лучшее, что создано человечеством, но ничего более совершенного пока не придумано. Мне кажется, что сегодня, перенося эти мысли из XX в XXI век, мы загоняем себя в тупик. Это примерно то же, что в сто первый раз сказать о том, что вселенная бесконечна. Не имеет границ – как так? Не поддается нашему разуму! Конечно, но что тогда находится за ее условными рубежами? Если есть что-то труднообъяснимое для современного понимания, может, вообще бросить изучать тайны Вселенной? И довериться гадалкам и астрологам. Примерно так же, видимо, сегодня обстоит дело и с демократией, которую мы все время хотим создать и которая, словно фантом, исчезает при первых же испытаниях бюрократического влияния. Ведь логично было, наверное, согласится с утверждением, что «бюрократия есть порождение не только общественного разделения труда, но и другого объективного фактора – несовершенства общественного устройства». Так давайте ее искать – эту новую систему координат, конструировать, двигаться все вместе к более конструктивным формам. А не «гонять порожняк» по кругу. И при этом понимая, что духовно коллапсирующее общество не способно жить настолько нравственно, поэтому оно выбирает то, что соответствует его уровню и запросам. В чем же здесь дело? Почему мы не хотим двигаться с открытыми глазами, а все время живем на подачки чужого, привнесенного опыта? Да потому, что политик – он по манерам демократ, а по сути бюрократ, ибо, дорвавшись до власти, очень часто все силы бросает не на благо народа, а на удержание собственного могущества и продления времени властвования для своего окружения. И менять сложившуюся систему и делиться реальной властью с народом после обретения им своего нового статуса уже не входит в его планы. Это как с драконом из известной сказки. Пришел добрый молодец и победил дракона. Но когда попал в хранилище сокровищ, то они его пленили и застлали разум. И он стал новым драконом! И ведь как тонко в мультфильме показан этот самый ключевой сюжет. Народ ждет своего героя-избавителя в надежде на новую, более справедливую жизнь, а тут выходит визирь и объявляет, что воин пал и дракон его победил. А на самом деле победил дракон, который до этого уже находился внутри воина. И значит нужно найти противоядие и против самого внутреннего дракона, и против раба, который также сидит внутри.
   Только в реальной жизни далеко не сказочными и не такими уж безобидными оказываются эти чудо-животные – Змеи-Горынычи, Драконы аж о трех головах! И внутри, и снаружи, и никуда они не деваются, они просто прячутся в тот момент, когда думаешь, что победил, а потом снова выпрыгивают… Драконы – это далеко не сказочные чудо-животные, а реальные всепожирающие существа, которые разрушают нашу жизнь или делают ее порой просто невыносимой. И у них часто явно не три головы, как в русских народных сказках, а все десять. Или же они вырастают после каждого удара молодца… Тут рецептов борьбы с таким зверьем много.
   Нужны веские регуляторы, побуждающие бюрократа действовать демократически, а не для прикрытия своих личных или узкогрупповых интересов. Что нам в этом смысле мешает?
   Может, «выпадение» многих политиков и правящего класса в целом из временной и пространственной системы координат. Когда пропагандируется демократия в виде условного рефлекса, не нуждающаяся в публичном обсуждении, типа «парламент – не место для дискуссий»!? Демократия, при которой предвыборную кампанию выигрывают навязанные мнения, когда предлагающаяся «демонстрация» партийной программы уступает место «предуказывающей» и зрелищной разработке индивидуального поведения, параметры которого давно определены рекламой. Или PR – по модному и современному звучанию. В итоге под маской пропаганды прямой (live) демократии, направленной на обновление репрезентативной демократии политических партий, внедряется, как справедливо пишет французский ученый П. Вирилио, идеология автоматической демократии, когда невозможность обсудить что-либо «компенсируется» социальным автоматизмом, по типу опроса мнений или оценки телевизионной аудитории.
   Главное в этом процессе – патологическая способность власти перетаскивать из прошлого отжившие стереотипы и мифы, при этом усиливая иллюзии о происходящих демократических преобразованиях. В итоге все эти так называемые демократические построения не ведут нас порой к искомой теоретической цели, а приводят к окончательному и бесповоротному забюрокрачиванию и заболачиванию общественного пространства. Тем самым превратно понятые демократические основы ведут к усилению бюрократии и оставляют для самой демократии лишь внешний камуфляж. Как говорится, интересы государства постоянно уменьшаются на сумму интересов чиновников. Ибо государство в таком случае оказывается местом прибежища чиновников и их прав, а не граждан. Пиршеством «калифов на час». Можно добавить тут – и политиков, многие из которых давно уже не генерируют стратегические начала и превратились в тех же чиновников-бюрократов по сути, только места в иерархической лестнице занимают другие да называют себя по-другому. Примеров этого в современной политической и общественной практике предостаточно.
   Современное управление государством все настоятельнее требует использования коллективного разума в выработке и принятии решений, позитивных аспектов коллективного сознательного. А не играть на коллективном бессознательном и низменных инстинктах, пытаясь подстроить «под себя» всех и вся.
   Однако все в реальной практике говорит об обратном. А именно то, что делается очередная попытка «взнуздать историю». При этом найти в ее запылившихся хранилищах ключик к построению нужных и простеньких моделей субъективного управления текущими процессами.
   Режим имитационной модели ежечасно приходилось наблюдать и испытывать лично на себе и в Советском Союзе. Тогда, когда публиковались программы пятилеток развития страны, а потом все граждане, под диктовку единой и неделимой коммунистической партии, в унисон обсуждали и единогласно принимали на веру. Но при этом планы пятилеток выполнялись. И за их реализацию конкретные руководители производств несли личную ответственность.
   Сегодня такая модель является не просто устаревшей и бессмысленной. Такое фактически «ручное управление» уже не может справиться со всем многообразием возникающих в социальном пространстве процессов. Раздачу «нефтяных» и иных должностей, конечно, можно производить еще какое-то время. До тех пор, пока не закончится само «черное золото». Но уже не хватает «своим», так как аппетит, как известно, появляется и растет во время еды. Окружение требует все больших, более жирных и сладких подношений в клювик. Можно и дальше формировать многопартийность. Но уже невооруженным взглядом видна искусственность и сервильность, то есть холуйство, лакейство, холопство многих выборных органов власти, включая самые высшие. Можно и дальше развивать выборный избирательный процесс. Но в реальной жизни будет фиксироваться нижайший уровень доверия граждан к результатам всех выборов вообще. А если есть неверие в результат и многие уверены, что выборы сфальсифицированы, то это уже ставит под вопрос как законность самой демократической процедуры, так и легитимность власти в целом. Граждане не хотят идти голосовать уже даже не потому, что не верят в честный результат, а потому что не хотят мараться в «грязи». Подковерные процедуры и прежнее назначенчество «сверху» начинает казаться многим эталоном демократизма и уважения к воле народа. По крайнее мере, назначили, нас не спросив, сами и отвечайте. А тут подсунули «кота в мешке», заставили сказать «да», а потом, как черт из табакерки, из мешка выныривает непонятный субъект. Да еще за его действия или бездействие заставляют как бы нести ответственность. Вы же сами проголосовали. Такие «шутки» с избирательный системой до добра не доведут.
   Но для многих из стана властей предержащих это лишь обрамление демократии, камуфляж для выстраивания совсем другой системы – а именно подчинения всех процессов экономической и социальной жизни одному, скрытому от глаз, центру принятия решений, «крестному отцу» в прямом и переносном смысле этого слова. Представляете, весь наш многомерный и многогранный социум затолкнуть «под одного». Под чьи-то субъективные посылы. Огромный мир сузить до уровня одной головы. Именно поэтому оказывается, что система управления, сформированная в «нулевые годы», как бы вообще не предусматривает личной ответственности ключевых фигур федерального правительства, региональных руководителей перед парламентами и гражданами. А лишь перед «верховным главнокомандующим». Таким образом, «вертикаль власти» – фактически прикрытая красивым слоганом система ручного управления страной переносится и тиражируется в вертикали власти в школах, вузах, корпорациях и производствах. «Горизонтали», творческие демократические мастерские, которые как раз и призваны давать людям навыки общения с соседом по квартире и соседом по стране, объявляются анахронизмами и вытравливаются при каждом удобном случае из жизни.
   Совершенствование и обихаживание системы ручного управления приобретает системный и долгосрочный характер. Изобретаются дополнительные рычаги контроля над гражданами и своим собственным окружением. Все планы развития страны привязываются в той или иной степени к модели, которая бы гарантировала незыблемость власти первого лица. И все. И неважно, что это идет вразрез с тенденциями жизни. В обыденной жизни это равносильно тому, чтобы мочиться против ветра.
   Но всегда существует надежда перехитрить законы природы, по возможности их обойти или даже попытаться изменить.
   Правитель, балансирующий между гражданами и собственным окружением, теряющий ориентацию во времени и пространстве, дряхлеющий умственно и морально, попадает в цепкие объятия собственных прогрессирующих комплексов. Потому что не пожелал признавать очевидного. Начинается последний этап – вера в собственную миссию на планете. Рисуется и широко освещается образ «пожизненной вечности».
   Правда, это порой достаточно быстро заканчивается. С точки зрения исторического времени, конечно. Для многих же попавших под обаяние властного «престолодержателя» – собственная потерянная жизнь. И вот в этом случае самым бурным потоком растет номенклатурный бурьян вокруг «основного растения».
   Система (расплодившиеся «сорняки») постепенно берет в «ежовые рукавицы» своего ставленника. Якобы избранного и поддержанного гражданами, но на самом деле являющегося воплощением чаяний правящей верхушки. А раз нет опоры на людей, само окружение своего лидера и пожирает. Круг избранных и посвященных имеет на это полное право, так как собственными руками возводил его на царство. Почему оказывается такой неблагодарной? Ведь именно из рук «первого» кормился, получал всяческие индульгенции, в том числе целые отрасли на кормление, оприходование и присвоение в личное пользование. А все просто. В стае действует закон стаи: ослабевшего со временем без сожаления меняют. Закон джунглей. А не закон людей. Или понятия людей, «родившихся» и впитавших в себя законы джунглей. Правитель из небожителя превращается просто во влиятельного члена команды. Власть над окружением из неограниченной монархии переходит в разряд ограниченной монархии. А после еще некоторых шагов возможна и смена всей команды с ее декорациями и шутовскими посылами.
   Это классическая схема, описанная в учебниках и монографиях. Но пока такое окончательно произойдет, бурным цветом будет разрастаться и укреплять свою корневую систему номенклатурное поле.
   В свое время ученый Сергей Барзилов написал: «Методология рынка – это прежде всего методология переходных состояний общества, постоянного социального движения и приспособления к новым условиям. Российскому же политическому мышлению не свойственно понимание механизма постепенности социального процесса и переходности общественных состояний. Оно склонно санкционировать и представлять этот процесс как прыжок в безвоздушном пространстве от одного общества-монолита к другому обществу-монолиту, которое якобы формируется путем механического подбора соответствующих фигур». Вытащить самого себя за волосы из номенклатурного болота по чудесной методике барона Мюнхгаузена еще никому не удавалось. Зачем же пытаться ломиться в открытые двери и в очередной раз пробовать реализовать сказочные варианты?

Матрица бюрократии

   Возьмем в качестве подопытного для нашего научного эксперимента самого главного бюрократа – чиновника. Теперь попробуем нарисовать наиболее точный портрет его самого, той системы ценностей, в которой он пребывает, иными словами, определим «матрицу бюрократии». Нам же ведь нужно разобраться в причинах избыточного характера методов централизованного бюрократического руководства, малоэффективной работы госпредприятий и корпораций, чрезмерного вмешательства государственной бюрократии в дела местного самоуправления и частных предприятий. За всем этим стоит определенная политико-идеологическая и экономическая модель управления государством и «Его величество» Бюрократ. Почему же он оказывается таким живучим в условиях провозглашенной и отраженной в конституциях многих стран «власти народа»? Потому, что реальные демократические процедуры фактически не действуют. Более того, именно такая, с позволения сказать, «демократия» становится питательной средой для бюрократических проявлений, и махровым цветом начинают расцветать «бюрократические» сорняки.
   Фундамент для разрастания бюрократических элементов – это разрушение собственного самобытного национально-культурного каркаса страны, включая и политико-управленческую нишу. Проще «пареной редьки» оказалось, к примеру, России вроде бы напрямую позаимствовать «демократические подходы» с Запада, нежели внедрить и адаптировать их на национальную почву, оценить полученные результаты, а параллельно с этим разобраться во внутренних своеобразиях и достижениях. Привнесение многих чуждых конкретному социуму «демократических» моделей управления не замедлило сыграть злую шутку как с ее авторами, так и с подопечными. Нельзя использовать демократию в качестве жупела. Надо очень осторожно вести речь и о демократичности и недемократичности того или иного политического режима. Политическое и социальное устройство может быть построено по-разному, но это далеко не значит, что оно недемократично, так как не отвечает каким-то шаблонам. Другое дело, мы должны четко и недвусмысленно говорить, во-первых, об эффективности функционирования определенной модели государственного устройства, а во-вторых, насколько оно отвечает запросам собственных граждан. И в этом смысле чиновник, который призван быть исполнителем и проводником воли граждан, должен иметь в обществе подобающее место, но никак не занимать доминантное, всеохватное, привилегированное положение. Заметим при этом, как быстро и стойко исказились представления большинства вообще о содержании деятельности и пребывании в обществе самого чиновника. Профессиональный, высокообразованный чиновник, без которого вообще фактически невозможно провести ни одного мало-мальски весомого преобразования, стал уступать место чиновнику-карьеристу и чиновнику-казнокраду. Длительность нахождения бюрократа-чиновника и политика на своей должности стала определяться не его способностями и умением руководить вверенным участком работы, не исходя из полученных показателей. Мы в настоящее время практически вообще забыли, что означают и зачем нужны такие понятия, как производительность труда, эффективность производства и управления, ответственность за порученное дело и достижение конкретного результата, влияние процессов человеческой деятельности на экологию и так далее. В цене возможность платить отступные и откупные со своего плацдарма – занятого им служебного места. Чиновник – это полупроводник, обладающий неограниченной проводимостью сверху вниз и высоким сопротивлением в обратном направлении – вот меткое определение одного из авторов. То есть, прежде всего, покладистый, безынициативный, чутко прислушивающийся к командам начальства, с другой стороны, кожей чувствующий, где можно заработать лично для себя и прогнуться, не засветившись, для своего «патрона». Раз так, то государева служба и политическая должность рассматриваются в качестве надежного способа обогащения. Более того, в обыденной речи существует уже и такое достаточно стойкое новообразование, как «чиновник-бизнесмен». Это тот, кто, одновременно находясь на определенной должности в реестре государственной или муниципальной службы, еще и претендует на получение процентов от финансовых средств, пролоббированных им для использования государственного бюджета на те или иные нужды, или же за какие-то другие «услуги». Даже если в этом смысле взять открытых или скрытых лоббистов интересов конкретных бизнес-структур, то даже здесь можно видеть вполне понятные градации по выплате вознаграждения. Данная категория людей, применительно к бизнесу, получает что-то одно в качестве материального поощрения своей работы: либо неплохую зарплату, либо вознаграждение от сделки, которую удалось провернуть благодаря его усилиям. Российский же чиновник в современных условиях вполне комфортно может восседать одновременно на двух стульях. Да не просто восседать, а именно царствовать. Иными словами, бизнес управляет страной в своих интересах, а число богачей во власти растет. А обслуживает все это чиновник, который и сам бы рад пристраститься к данным деньгам.
   Таким образом, вместо того, чтобы наполнить конституционный, политический и управленческий ресурс бюрократическим сопровождением и бюрократической поддержкой (что, безусловно, важно и просто необходимо, ибо кто-то должен выполнить рутинную работу по приданию формальных моментов разнообразным инициативам и взглядам и помочь всему обществу сориентироваться, в том числе в нужных бумагах и подходах к делу), на практике все превращается в железобетонное, непробиваемое бюрократическое сооружение. Административный ресурс, так необходимый для быстрых и эффективных решений, превращается в искусственный частокол, в систему «огораживания» одних категорий граждан от других. В итоге используется для выдавливания неугодных и «рисования» определенного результата, будь то итоги выборов или же объем сбора зерна с одного гектара посевных площадей. В этом случае и административный фактор становится самодовлеющим и избыточным моментом, как и сама роль бюрократической прослойки. Более того, отсутствие разных публичных политических мнений и непрозрачность для общества многих принятых решений приводят к формированию гремучей смеси в одном флаконе: фальсификаций с тотальным административным ресурсом, перед которым пасуют хилые ростки во многом искусственных демократических построений. «Административный фактор» становится самодовлеющим и всеохватным, а фальсификации прикрывают цель, поставленную заранее директивным путем к исполнению во что бы то ни стало. Фактически, мнения как научного сообщества, так и граждан никто и не ждет, не слышит и не нуждается. Есть «повеление» центра и «первого» лица (лиц), а также желание местных властей и отдельных чиновников выслужиться перед вышестоящим начальством. Реальное содержание уходит, уступая место суррогатам.
   Так действует всепоглощающий административный ресурс. Зачастую он используется для обозначения средств, которые могут быть мобилизованы органами исполнительно-распорядительной власти в целях воздействия на ход и результаты избирательных кампаний. Либо как те средства и возможности, которые позволяют создавать искусственные преференции в пользу тех или иных экономических субъектов, становясь при этом базой для извлечения так называемой административной ренты.
   Иными словами, должности чиновника, депутата-лоббиста, министра с портфелем или без превращаются в товар. Причем подобные явления приобрели уже не эпизодический, а всеохватный характер. При этом политико-административная власть с соответствующим ресурсом начинает выступать в качестве товара для обмена на иные ресурсы и возможности, предметно и функционально никак не связанные с задачами государственного управления и развитием реальных демократических норм поведения. Речь идет о политико-административной ренте и коррупции в ее наиболее ярких формах. Коррупция как продажа своего властного места и управленческих полномочий в обмен на личные барыши.
   Не спасает и сменяемость чиновного люда, так как созданная система работает без сбоев, и на место одного постаревшего и пополневшего дракона приходит более худой и молодой, но с еще большей прытью и рвением готовый исполнить миссию своего визави и «учителя» – вырывать куски «мяса» пожирнее.
   Самый главный итог этих метаморфоз и превращений состоит в том, что весь этот ареал начинает определять поведение, мотивацию и ориентацию чиновного люда. Они как бы становятся слепы и глухи к тому, что происходит вокруг. Подлость становится нормой жизни, составной частью бюрократизма, его моральной основой: бюрократы считают моральным закрыть глаза на суть дела, считают моральным губить его при наличии указаний. Команды «сверху», власть и жажда наживы закрывает дверь перед всеми остальными ценностями человеческого бытия. Административно-бюрократическая система становится окончательно и бесповоротно превалирующим фактором над всем остальным. В таком виде выстраиваемая модель поведения в чиновничьей сфере ведет к дальнейшему обюрокрачиванию политического и экономического пространства. Случайность, трудоустройство «по звонку» или же исключительно денежный вариант попадания чиновника или политика в сферу принятия определенных управленческих решений заставляет соискателя конкретной должности пытаться укорениться и хоть как-то показать свою значимость.
   Формируется желание не быть, а казаться мудрым руководителем. И если у самого не хватает знаний и опыта, то вновь все происходит по проверенной схеме: на каждый мало-мальски ответственный участок работ берется еще по одному дополнительному чиновнику, дабы подстраховать нерадивого, случайно или «по звонку» попавшего. Тем самым, депутат ли определенного уровня, губернатор ли или мэр подстраховываются по поводу своей же некомпетентности или же не особо высокого профессионализма своих подчиненных вот таким банальным способом. Руководитель постепенно перестает понимать, что является его Делом, и в итоге приходится работать не умением, а числом. Срабатывает закон Паркинсона: число чиновников растет независимо от объема работы. Но видимость работы еще надо умело создать и запаковать в красивую обертку. Именно поэтому в настоящее время, к примеру, в России чиновников больше, чем их было во всем СССР. А в Греции – на родине демократии, в которой фактически случился дефолт, государственная служба является главным хлебным местом, как, впрочем, во многих других странах. Получается, что вольготно себя чувствует не тот, кто своими руками или мозгами производит какой-то общественно значимый продукт, а чиновник, который его лишь как посредник перераспределяет в угоду собственным устремлениям. При этом куча аппаратных работников, вновь прибывающих в расположение несения государственной или муниципальной службы, пытаются всеми правдами и неправдами осуществить надлежащую поддержку не конкретному делу и реализации определенных актуальных задач, а политику, либо себе любимому. Кушатьто хочется. И много, да сытно. От пуза. Да не просто с маслом, а все больше не с икрой заморской, а со своей, с черной икоркой. Правда, запрещенной законодательно для промысла. Но это уже детали. Ведь если нельзя, но очень хочется, то все можно и приемлемо. Значит, по-чиновничьи законно и оправдано! Мажет утром бутерброд такой политик и думает, а как там народ? «Расползание» государства вширь и вглубь под предлогом выстраивания «вертикали власти», словно спрут, поглощает все мало-мальски живые элементы. Государственный монстр объективно стремится контролировать все и вся. И это одна из главных причин тотального роста коррупции в стране. Фактически сама система управления построена на коррупционной основе «сверху вниз». И без этих «подпорок» существовать не может. И мы такое государство должны холить и лелеять? Нас что же, власть совсем уже за пациентов психиатрической лечебницы держит? А может быть, это именно многие представители правящего класса нуждаются в услугах доктора для выявления расстройства в психике и постановке точного диагноза?
   На уровне государственного управления, в том числе и на его самом высшем этаже, начинает формироваться сборище карьеристов из тех, кто может проплатить «входной билет», но кому необходима недюжинная армия обслуживающего его чиновничьего персонала. Главная же задача чиновника при таком политике и администраторе – угодить и удержаться любой ценой. В бюрократической системе подчиненному в принципе не обязателен профессионализм или знание дела. Нужно лишь изучить начальство и знать, что делать, чтобы ему понравиться. При этом каждый конкретный небольшой чиновник творит зла в сотни раз меньше, чем один большой. Однако в массе своей небольшие чиновники – это страшная сила, которая творит гораздо больше зла, чем весь Кремль, «Белый Дом» и их окрестности. Не случайно еще в ХIХ веке многие известные русские писатели и публицисты особое внимание уделяли проблеме засилья чиновничьего влияния. При этом и русский писатель Антон Чехов, например, в своем рассказе «Смерть чиновника» обличает не сильных мира сего, а именно «маленького» человека, сверх меры усердствующего в своем раболепии. В центре повествования борьба человека с самим собой, со своими холопскими страхами перед Господином или Чиновником. И что тогда можно считать нашими достижениями на пути ограничения бюрократического влияния за более чем вековую историю, в том числе включая внедрение в общественную практику демократических оснований? На поверку их оказывается чрезвычайно мало. Более того, доминирование решений «сверху», из одного центра выработки и принятия решений порой делает ненужными не только нижестоящие элементы с точки зрения проявления собственной активности и творчества, но и сводит на нет все гражданские инициативы. При формировании демократических условий важно именно деловое начало, нацеленность на результат и ответственность за его качественное выполнение. Важно, чтобы в обществе утвердилась делократия.
   Безусловно, пересекающиеся между собой сферы политики и государственной деятельности фактически смыкаются и начинают представлять собой единое плоское пространство. Но причислить к субъективному миру политики практически всю государственную бюрократию, нивелировав тем самым различия между областями политического и административного – это противоречие со здравым смыслом. Может быть, это как раз сегодня мы и наблюдаем? Невозможно отнести к политическим субъектам милиционера, пожарного, налогового инспектора или представителя санитарно-эпидемиологической службы, хотя их принадлежность к государственным структурам очевидна. Но в том-то и дело, что подобное отождествление произошло. Причем происходит это даже не на основе формальных различий, а на чувственно-эмоциональном уровне. Не нужно проводить социологических опросов, чтобы понять, что отношение подавляющей части населения к чиновнику (без разбора его моральных качеств и профессиональных навыков) будет плевым. Вера в справедливого чиновника, который является реальным и полноправным участником демократического процесса, выглядит както наивно с точки зрения даже поверхностных наблюдений и информации, получаемой из СМИ и личного опыта. Равно как трудно поверить и в то, что конкретный чиновник вписан в реальный процесс управления, а не занимается просиживанием штанов на своем месте в ожидании подношений. Чиновник, не берущий взяток, вызывает непонимание и подозрения уже даже не только среди дающего, но и в глазах общественности в целом. Продажный чиновник против честного и инициативного выигрывает с большим перевесом. Скоро придется учреждать новую медаль: «Честному чиновнику», равно как и «Честному политику». За то, что чиновник или политик не берут взяток, не замешаны ни в каких махинациях с недвижимостью и земельными наделами, не участвуют в незаконных схемах увода и дележа финансовых средств. Скажете, такого просто не может быть? Может, если формировать иную систему ценностей и модель устройства государства. Причем, возможно, не уменьшая, а уж тем более не умаляя роль государственного управления как такового.

Порнократия

   Россия сегодня – это «разгул» демократии, но демократии фальшивой, демократии чиновников органов управления и чиновников партийных, а не реально функционирующих партий и политических институтов, общественных организаций и гражданских инициатив. Фиговая демократия, даже не прикрытая от стыда листком, продажная, проституированная. Это «сверху». С другой стороны, «фиговая демократия» – это когда большинство населения держит фигу в кармане, то есть сложенные в определенную позицию три пальца в сторону власти. Фиговая, то есть пофигистская. И этим безразличием и усталостью пытается тоже воспользоваться власть во свое спасение. Сформировалась идеология и стратегия воровства, и для многих становится насущной задачей – какую тактику избрать для себя, чтобы влиться в общий процесс дележки общего пирога. Эта вертикаль власти – на самом деле, по меткому замечанию российского экономиста Михаила Делягина, вертикаль коррупции, без которой государство уже не может существовать, представляя собой колосс на глиняных ногах. А раз так, раз нет мастера, который исправит глину и обожжет горшки внутри страны, сразу находится куча вариантов, когда такие кормчие обнаруживаются вовне и начинают управлять податливыми, как пластилин, политиками и чиновниками по своему разумению и подобию. Под себя лепят глину и подставляют ему свои подпорки. Грозятся закрыть счета в офшорах или применить нормы «закона Магнитского», по которому прикрыть возможность пересечения границы ряду лиц, а значит, и доступ к своим банковским ячейкам. А что может быть страшнее для коррупционера, нежели лишение его своих богатств? За это не то что Родину, но и мать родную могут продать. Это как в рязановском художественном фильме советских времен «Гараж», в котором показана ситуация распределения мест в гаражном кооперативе. Один из актеров восклицает: «Я за гараж Родину продал!» Симптоматичная фраза.
   Отсутствие подлинных политических институтов приводит к доминированию в социальном пространстве не законов, принципов и профессиональных качеств, а установок «телефонного права» и привычек типа того, что «у нас за все уплочено». В итоге на поверхность выходит не активное и всенародное обсуждение магистральных путей развития общества, а клановые дрязги. Клановый, закрытый характер власти, который приходится наблюдать сегодня, ведет к еще большему разрастанию бюрократических проявлений и поедания хилых ростков демократии. «Бюрократическая корпорация» оказывается обеспокоенной лишь тем, как ей продлить свое существование, сохраняя еще на определенное, желательно как можно более длительное время свой статус-кво. Чиновничество и власть при этом становятся выше закона и определенных ценностных ориентаций, проповедуемых всем обществом. Это ведь правящая группа, правительственные чиновники, как справедливо отмечает известный российский писатель Юрий Поляков в своей книге «Порнократия», в свое время на смену номенклатурному чиновнику привели номенклатурного миллиардера, назначаемого по тем же дружеским, семейным и клановым соображениям. И этот парадокс, когда мы, говоря об избранных, об элите, начинаем доказывать их несостоятельность и низменность устремлений, важно разобрать отдельно и глубоко.
   Нарастание бюрократических факторов приводит к тому, что роль подковерных, неформальных процедур при принятии политических решений за последнее время усилилась вполне осязаемо. Это, в свою очередь, вновь выносит на повестку дня вопрос о степени бюрократического в целом и чиновничьего в частности влияния на весь ход общественного развития.
   Противовесы в лице политических партий, различных общественных организаций, бизнеса нивелируются, ибо они сами зачастую оказываются созданными по «бюрократической кальке» и не входят в состав полноценных участников реального демократического процесса.
   Что мы сегодня имеем, к примеру, в сфере партийного строительства как элемента политической системы, а значит, и одного из сегментов демократических построений? Одни партии продолжают «достройку капитализма», другие – сотый год подряд, в качестве «дохлой кошки», предлагают нам в упрощенном виде коммунистически-уравнительную теорию, третьи – носятся с социалистическими теориями, абстрактными идеями справедливости как с писаной торбой. И мало кто при этом задумывается о том, о чем, собственно, думают сами граждане и поддерживают ли они эти партийные изыски. Вот картина истинной партийной демократии, которая создана и функционирует. Таким образом, можно констатировать отсутствие в России реальных партийно-политических институтов как таковых. И это в стране, где отношение к партиям и парламенту в целом всегда было, мягко говоря, прохладным. Что же мы тогда насаждаем? Опять «играем в демократию». Иными словами: мы пытаемся вроде бы выстроить демократические устои, а на деле запускаем совершенно противоположные процессы. Известный русский философ Иван Ильин в 1951 году в своей работе «Предпосылки творческой демократии» отмечал опасность политического течения, которое назвал «фанатизмом формальной демократии». Он писал о фанатизме демократии, которая сводит все государственное устройство к форме всеобщего и равного голосования, отвлекаясь от качества человека и от внутреннего достоинства его намерений и целей, примиряясь со свободою злоумышления и предательства, сводя все дело к видимости «бюллетеня» и к арифметике голосов (количество). Да еще в нашем современном звучании можно акцентировать внимание и на том, как идет выявление количественного уровня голосов и соответствует ли он реальному волеизъявлению граждан. Масштабность нарушений на уровне подсчета голосов на выборах разного уровня бывает поистине фантастической. Ну и о какой тогда демократии можно вообще вести речь, если можно запросто своровать даже голос избирателя, а с ним и самое главное право гражданина – делать осознанный выбор и самостоятельно и ответственно выбирать свою судьбу?

Номенклатурный реванш

   Демократия предполагает рост самостоятельности самих граждан. Если мы действительно говорим о демократии как власти народа. Не о той демократии понарошку, когда на самом деле правит монополия от имени народа. Монополия корпорации, тайной масонской ложи или конкретного политика. Монополия чиновника, чей номенклатурный принцип попадания на соответствующую должность вовсе не означает подтверждения его профессиональных и нравственных качеств. Такая, с позволения сказать, демократия, которая при легком дуновении ветерка начинает превращаться в свою прямую противоположность. Как сказал однажды Збигнев Бжезинский, «тоталитаризм – это, по существу, всего лишь доведенная до логического завершения демократия». Или, иными словами, доведенная до абсурда. Демократия, попавшая в монополистические сети и задушенная в объятиях этого «дракона».
   Рост чиновников и номенклатурного принципа «ротации» кадров не такой уж и безобидный, как может показаться на первый взгляд. Разрастание этого сорняка способно убить даже самое жизнестойкое растение.
   Как, скажите, может сегодня развиваться Россия, если на ее ногах путы чиновничьих гирь. Задумаемся над цифрами. Каждый второй россиянин сегодня так или иначе работает на государство. А более 33 млн. человек так или иначе зависят от казны. По данным Росстата все вроде бы и не так страшно. «Всего-то» чуть более 1 млн. 100 тысяч чиновников. Но мы ведь понимаем, что каждому чиновнику положен не один кабинет, а как минимум два – для секретаря. Плюс еще помощники, замы, помы и т. д. А также охранники, уборщики, водители и другие категории работающих, которые официально чиновниками не являются, но которым «капает» бюджетная зарплата. К тому же содержание зданий, медицинское обслуживание, выделение квартир «особо отличившимся» и прочее, прочее. Все это вылетает в «круглую копеечку», измеряемую не одним миллиардом рублей. И выходит, что отряд чиновного и околочиновного люда можно уже оценивать в целую армию непроизводственного сектора. Вот чудеса размножения. Если бы также росла демография и производительность труда.
   Как говаривал великий русский полководец Александр Васильевич Суворов, надо действовать не числом, а умением. Этого вот как раз и не получается. К общему бюджетному пирогу припадают все больше едоков, а тех, кто его выпекает, равно как и производит муку, становится все меньше. Еще раз сравним две цифры. 33 млн. человек – это те, кто в той или иной степени зависит от бюджета. Более 40 миллионов пенсионеров. Итого получается 73 миллиона человек, то есть половина населения России. Прибавим сюда детей в возрасте до 14 лет – примерно 26 миллионов человек, и получаем цифру, близкую к 100 миллионам. И как вы думаете, могут ли прокормить страну и обеспечить ее инновационный прорыв оставшиеся 40 миллионов человек? То есть, когда на одного с сошкой приходится как минимум двое с ложкой. А у некоторых не работающих в производственной сфере не ложка, а целый половник в руках, которым они пытаются зачерпнуть из общего котла. И вот тут появляется на сцене всеми нами ругаемый мигрант, который «спасает» Россию от полного обездвиживания. Более 10–12 миллионов, а может быть, и поболее этого числа постоянно находятся на территории страны. Из этого числа, по мнению экспертов, треть – нелегально. То есть непонятно, где, на кого работают и куда платят налоги или нет.
   Может быть, мы зря так резко оцениваем ситуацию, и количество переходит в качество. Но что-то цифры упрямо говорят об обратном. К примеру, в СССР было чуть более 600 тысяч милиционеров. Сейчас в полиции трудится почти 1,1 миллиона. То есть рост в два раза. Но вот в процессе роста численности сотрудников правопорядка и число убийств не уменьшилось, а возросло в два раза. А на одно только переименование милиции в полицию (то есть смену вывесок) было потрачено более 1,5 миллиардов рублей. Все это данные открытой печати.
   Государство всеми своими институтами и ведомственными структурами действует явно неэффективно и не в направлении поддержки и создания благоприятных условий жизни для конкретного гражданина. Старение населения и рост числа мигрантов ведет к тому, что страна в скором времени может окончательно превратиться в страну чиновников, стариков и мигрантов.
   Разрастание чиновничьего спрута происходит за счет того, что выполнение общегосударственных или региональных задач перекладывается на плечи чиновного люда. А если не справляется один чиновник, ему в помощь призывают подкрепление. На любое мало-мальски значимое дело создают комиссию или комитет – из тех же чиновников. Рост числа абитуриентов, желающих поступить на специальность «государственное и муниципальное управление» и стать чиновниками, означает, что родители хотят видеть своих детей в роли чиновников. Тем самым обеспечить им стабильную и размеренную жизнь. Защищенную бюджетом. Но мы то понимаем, что на одного-двух-трех и более протиснутых вначале в вуз на учебу, а потом – на определенную чиновничью должность, в итоге нужно брать еще хотя бы по одной «рабочей лошадке». Того, кто будет трудиться за всех тех, кто пришел на эти места лишь пересидеть.
   
Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать