Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Шпионские рассказы (сборник)

   Иронические детективные истории про шпионов, их женщин, детей, любовь и невероятные приключения.
   В каждой истории интрига закручивается с первых строк, захватывает читателя искрометным юмором, простым словом… Вот так, к примеру:
   …«Жизнь шпионская по разному складывается. Некоторым удача так и прет. Например, забросят нашего человека за бугор, окончит он и там разведшколу, а потом его – опять к нам. Полный кайф, понимаешь!..»


Алексей Котов Шпионские рассказы (сборник)

   © «Ліра-Плюс», 2012

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Любовь моя шпионская…

   Жизнь шпионская по разному складывается. Некоторым удача так и прет. Например, забросят нашего человека за бугор, окончит он и там разведшколу, а потом его – опять к нам. Полный кайф, понимаешь!.. Лежи себе на конспиративной даче и ни черта не делай. За тебя коллеги даже разведдонесения напишут. А зарплату, между прочим, и с той и с этой стороны регулярно платят, к тому же звания идут. Некоторые вот так, лежа на диване, до полковников дослуживались и двойной пенсии.
   А вот другим не везет. Мишку Кадкина после разведшколы при ЦРУ оставили. Работенка такая, хоть разорвись на две части: и за ихними террористами нужно присматривать и нашим донесения писать. Одни сплошные нервы, а не жизнь.
   Потом влюбился Мишка. Тут уж, честное слово, хоть на три части самого себя рви: нашим, вашим и еще Шейле кусочек. Шейла – это любовь Мишкина: глазки у нее голубые, коса русая и личико улыбчивое. Такой девушке где-нибудь в Рязани хороводы между березками водить, а она за три года два института вражеской контрразведки закончила.
   Женился все-таки Мишка… Он – шпион, она – шпионов ловит. В общем, жили дружно. Потом дети пошли. Встанет Мишка ночью, колыбельку покачает, а потом за стол – свои шпионские донесения писать.
   Иной раз тоска по Родине одолеет: задрожит рука у Мишки и слезы на бумагу – кап-кап… А на бумаге цифирь проступает – симпатические чернила проявляются.
   Больше всего на свете Мишка своей красавицы-жены боялся. Вот же он враг – рядом с тобой. Поцелует тебя враг, улыбнется тебе враг, а потом и по головке погладит. Заболеешь или ранят тебя террористы – враг от тебя ни на шаг не отойдет. А шпиону в горячечном бреду проговорится раз плюнуть.
   Мишка бывало, мечется и стонет сквозь медикаментозно-…… сон:
   – Уйди же, уйди, дура!..
   Шейла ему на грудь упадет и плачет.
   – Майкл, любимый!.. – шепчет ему. – Я с тобой!..
   Даже в бреду Мишке спокойно на родные российские березки полюбоваться не давали. А еще бывало прильнет к Мишке Шейла и смотрит на него. Смотрит и молчит!..
   Выкурит Мишка сигарету и спрашивает:
   – Ну, что смотришь?..
   Шейла его ладошкой по груди погладит, вздохнет и шепчет:
   – Да так, Майкл… Странный ты какой-то!
   Тьфу, черт!.. Да как тут не быть странным-то?! Дети, например, у Мишки кто? Старший – Джонсик, средний – Питер, а дочка – Мери. Если к своим смываться придется, их-то с собой не заберешь. Но они хоть и от Шейлы, а все равно же родные и самые любимые!..
   Заглянет маленькая дочурка Мэри своими огромными глазищами в лицо Мишки и спрашивает:
   – Пап, ну почему ты все-таки такой грустный?
   А что ей скажешь? Врал, конечно, Мишка. Закурит он, отойдет к окошку и врет-врет-врет… Мэри маленькая совсем, что она понять сможет? Даже когда она и с секретными бумагами играла, Мишка на это внимания не обращал. Ребенок же!..
   Мери пальчиком по шпионской цифири водит и спрашивает:
   – Папа, а это что?..
   Мишка только рукой махнет, так, мол, донесение мое шпионское…
   Мэри говорит:
   – Пап, а неделю назад здесь совсем другие циферки стояли: вот тут, например, вместо 456-097-345, было 455-903-434. Помнишь, пап?
   Мэри и арифметике по шпионским Мишкиным бумагам училась…
   Потом Мишка провалился все-таки. Главное все хорошо было, а потом – бац!.. Спасибо наши предупредить успели. Сигнал простой, если кактус на подоконнике, значит дома засада.
   Три дня Мишка от погони уходил, пять машины вдребезги разбил, но ушел все-таки. Как он к нашим добирался – не перескажешь, только однажды зимней ночью нашли наши пограничники в сугробе бывшего шпиона, а теперь уже чуть живого героя-разведчика Мишку…
   Чуть оклемался Мишка и в кабинет к генералу Сидорову на доклад пошел. Открыл он дверь, глядь, а за столом, рядом с генералом, Шейла сидит!.. Первым делом Мишка за пистолет схватился. Шейла, кстати говоря, тоже. Еще хорошо, что оружие у обоих отобрали, иначе перестреляли бы друг друга запросто.
   Улыбнулся генерал Сидоров и говорит:
   – Вот познакомьтесь, товарищи: это Миша, а это Надежда. Вы хоть и муж и жена, но свои все-таки.
   Свои, блин!!..
   Мишка шепчет белыми губами:
   – Товарищ генерал, что же вы раньше не предупредили?!
   Генерал говорит:
   – Нельзя, Миша, разведчику расслабляться. Сам понимаешь, какая у нас работа.
   Бросились друг к другу Мишка и Надя, обнялись…
   Вдруг Надя кричит:
   – А дети наши как же?!!..
   Ей тоже через два океана удирать пришлось. Кактус на подоконнике – это вам не шутки. А дети, Надя решила, с мужем остались.
   Снова улыбнулся генерал, кнопку на столе нажал. Глядь, дети вошли, Джонсик, Питер и Мэри. Вот оно, настоящее счастье шпионское!.. Главное, снова все вместе и все живы! Даже генерал Сидоров и тот всплакнул немного.
   Потом говорит он Мишке:
   – От детей, ребята, ничего не утаишь, это вам не ФБР какое-нибудь. Им, а не нам, спасибо за кактус на подоконнике скажите, особенно Мэри. Если бы не она, сидеть бы сейчас вам двоим в обнимочку в тюремной камере.
   Вот такая вот история.
   Жены своей Мишка больше не боится. А вот детей – да. Потому что от них ничего не утаишь: ври им, хоть на изнанку во лжи вывернись – все равно не проведешь. А потом время придет и станут дети решать, что с вами, мама-папа, делать: то ли сдать вас куда надо, то ли спасти. Но будь жизнь твоя хоть трижды шпионской, если любишь по-настоящему, нет в твоей жизни ни капельки лжи. А любовь – штука волшебная. Она и не таких дурачков спасала…

Большая-Большая-Большая игра

1.
   – … Да, это очень Большая Игра, Джеймс! – Вилли Юмбер самодовольно усмехнулся и откинулся на спинку мягкого кресла. Сигара в его рту перекочевала из одного уголка в другой. – Хотите в ней поучаствовать?
   – Разумеется, шеф, – Джеймс Фишер коротко кивнул.
   Со стороны могло показаться, что Джемс был занят своими собственными мыслями и вопрос шефа его нисколько не взволновал.
   – Меня немного настораживает ваша грусть, Джеймс, – сигарета в уголке рта Вилли пыхнула дымом. – Я слышал, что у вас проблемы с Элеонорой?
   – Нет никаких проблем, шеф.
   – Хорошо если все так… – Вилли Юмбер немного помолчал. – Теперь о нашей Большой Игре, Джеймс. Суть в том, что через три дня, в Новосибирске, вы должны получить информацию от нашего агента. И никаких записей, понимаете?.. Ваша память великолепна. А потом, возможно, вам придется удирать от русского ФСБ. Но мы вас прикроем…
   – Как прикроете, шеф? – Джеймс безучастно рассматривал чашку кофе на столе. Он слабо улыбнулся. – Вы одолжите мне эльфийский плащ?
   – Разумеется, нет! – Вилли охотно улыбнулся в ответ. – Видите ли, в чем дело, информация, которую вы получите в Новосибирске, имеет прямое отношение к террористической организации «Янус». Русский генерал Кошкин тоже заинтересован получить ее. Но пока вы будете удирать от его людей, мы постараемся усадить русских за стол переговоров. Это и будет настоящая Большая Игра, Джеймс!..
   – А если они меня просто сцапают?
   – Тогда сработает вот это…
   Вилли пошевелился в своем огромном кресле и на стол легла желтая ампула.
   – Это обычный цианистый калий, Джемс. Русские тоже будут знать, что в любом случае им не получить от вас информацию о «Янусе».
   – Цена, шеф?..
   – Пять миллионов долларов, Джеймс. Их получите вы, если вернетесь живым или их получит ваша жена, если вы скушаете ампулу. Вы согласны на этот риск?
   Джеймс Фишер кивнул. Вилли Юмбер снова улыбнулся.
   – И все-таки меня немного настораживает ваша грусть, Джеймс. Знаете, по-моему, в ней есть что-то поэтическое.
   – Надеюсь, шеф, она не помешает мне проглотить вашу ампулу.
   – Ну, это само собой!.. – Вилли Юмбер весело подмигнул. – Поверьте мне на слово, Джеймс, там, за столом переговоров, мы прикроем вас так, что у русского генерала Кошкина не возникнет мысли бросить в бой своих легендарных «красоток». Кстати, я никогда не верил в их существование. А вы, Джеймс?..
   Джемс Фишер потянулся вперед и взял ампулу с ядом.
   – Это не имеет значения, шеф.
   – А если откровенно, Джеймс? Как вы относитесь к этому мифу?
   – Откровенно?.. – Фишер пожал широкими плечами и его красивое, мужественное лицо вдруг стало по-мальчишечьи веселым. – Мой вам добрый совет, шеф, никогда не требуйте откровенности от профессионального нелегала. В какой-то степени это то же самое, что допрашивать сам миф, сэр!..
2.
   Стрелки часов показывали половину второго ночи…
   – Мой милый, дорогой и любимый Джеймс!.. – Женская рука змейкой скользнула по груди Джеймса Фишера. Затем нежные пальцы ласково погладили мужскую щеку. – Почему ты молчишь?..
   – Я уже все сказал, Элеонора… – Джеймс безучастно рассматривал потолок в лунную сеточку. – Если я не вернусь, ты получишь пять миллионов долларов.
   – А если вернешься?
   – Тогда их получу я.
   Элеонора пошевелилась… Над Джеймсом нависло ее удивительно красивое лицо. Зеленые глаза женщины излучали жадный и нетерпеливый свет.
   – Я так хочу, чтобы ты вернулся, Джеймс!..
   – Я постараюсь.
   – А ты уже написал завещание, милый?
   – Конечно.
   Женские пальчики снова скользнули по лицу Джеймса.
   – Кстати, дорогой, я давно хотела тебя спросить, откуда у тебя этот шрам на подбородке?
   Джеймс молча усмехнулся.
   Однажды в Стокгольме он все-таки столкнулся нос к носу с мифической русской «красоткой» генерала Кошкина. Встреча произошла ночью, в кабинете министра иностранных дел Швеции. Когда Джеймс пришел в себя, ему пришлось, кряхтя, вставать с пола и улепетывать через распахнутое окошко. Напрочь распотрошенный сейф министра уже мало интересовал Джеймса.
   – А откуда у тебя эта розовая точка на груди, милый?
   Вторая встреча с русской «красоткой» произошла в Рио-де-Жанейро всего три года назад… Джеймс на всю жизнь запомнил прищуренный женский взгляд там, за револьверной мушкой прицела.
   Джеймс закрыл глаза.
   – Давай спать, Элеонора!
   Позавчера он случайно увидел свою жену в летнем кафе в компании с высоким типом с белозубой улыбкой. Элеонора заразительно смеялась и не отрывала восхищенного взгляда от лица собеседника.
   «Он моложе меня и, наверное, выше ростом, – подумал Джеймс. – Правда, у него бараньи глаза. И для того, чтобы накачать мускулатуру этот тип наверняка жрал анаболики…»
   Суперагент Джон Фишер никогда не пользовался «химией». Он мог не спать пять дней подряд, а потом легко выдерживал 25-ти километровый кросс по пересеченной местности или артистично попадал в «десятку» со ста шагов.
   «Правда, тогда в Рио эта чертова «красотка» все-таки выстрелила первой! – уже погружаясь в сон, подумал Джеймс. – Удивительно, как она не продырявила мне башку…»
   Джеймс сонно всхрапнул.
   Сон пришел как всегда неожиданно и тихо… Словно на цыпочках.
3.
   … На подъеме железнодорожный состав все-таки сбросил скорость.
   Джеймс Фишер кубарем скатился по насыпи, разбрызгивая вокруг гранитный гравий. Как только движение прекратилось, Джеймс замер на спине, удерживая на прицеле пистолета пассажирские вагоны.
   «Она прыгнет за мной или нет?!..»
   Мушка пистолета немного плясала, но все-таки держалась достаточно твердо для того, чтобы за треть секунды отыскать нужную цель.
   У проводницы шестого вагона было удивительно милое лицо и мягкий, улыбчивый взгляд…
   «Она прыгнет за мной или нет?!..»
   Там, в вагоне, проводница улыбнулась Джеймсу, еще идя ему навстречу по коридору. Суперагент вдруг почувствовал холод в когда-то простреленном плече и у него зачесался шрам на подбородке. Улыбающуюся проводницу задержал вопросом вынырнувший из своего купе пассажир. А Джеймс тут же, не раздумывая, направился в тамбур…
   «Она прыгнет или нет?!..»
   Поезд ушел. Джеймс вытер потный лоб и осмотрелся по сторонам. Вокруг была тайга…
   Краем глаза Джеймс увидел, как по воротничку его рубашки ползет муравей. Достигнув уголка воротничка, муравей понюхал его и тут же обрушился вниз.
   «Не понравилось, значит…» – Джеймс слабо улыбнулся.
   В уголке воротничка его тенниски была зашита ампула с ядом. Джеймс встал и потер занывшую спину… Ему предстоял долгий и трудный путь по тайге.
   «Большая Игра!.. – подумал Джеймс. – Очень надеюсь, что Вилли Юмберу все-таки удалось усадить русских за стол переговоров…»
4.
   … Черед три дня голодный и оборванный Джеймс Фишер все-таки нашел федеральную трассу «Новосибирск – Москва». Он выполз к ней так же, как выползает к оазису заблудившийся в пустыне путник.
   На обочине стояла машина с шашечками на боку. Водитель такси – мужчина с явно офицерской выправкой – ел бутерброд.
   – Вам куда? – вежливо спросил он Джеймса.
   – В Москву!.. – пошутил суперагент.
   – В Москву не могу, но до Казани подброшу, – водитель вежливо улыбнулся. – Кстати, вы есть хотите?
   Джеймс охотно съел восемь бутербродов с колбасой, две куриные ножки и кусок ветчины.
   – Случайно с собой столько еды захватил, – сказал водитель и слегка покраснел.
   Джеймс кивнул.
   «Большая Игра!.. – подумал он и улыбнулся. – Не сомневаюсь, что Вилли Юмбер во время переговоров хорошенько прижал руки всемогущего генерала Кошкина к столу…»
   – Кофе будете? – спросил водитель.
   – Литра два, если можно.
   – Да у меня его целая трехлитровая банка! – быстро ответил водитель.
   Он чуть было не козырнул и полез за банкой в багажник…
5.
   У ближайшей гостиницы Джеймса Фишера и его водителя такси встретил толстяк-директор.
   – Прошу вас!.. – толстяк подобострастно поклонился и простер руки в сторону здания. – Любой номер на ваш выбор!
   – А я в коридоре подежурю, что бы вам спать не мешали, – сказал офицерообразный водитель такси.
   «Большая Игра!..» – снова подумал Джеймс и мысленно пожелал очередной удачи на переговорах с русскими Вилли Юмберу.
   Джеймс на всякий случай покосился на воротничок своей тенниски… Он был грязным и немного пухлым на вид.
   Перед тем, как сладко уснуть в белоснежной постели, Джон вспомнил лицо Элеоноры… Он вспоминал его часто, почти каждый час. И даже там, в тайге, у костра с веточкой жарившихся над пламенем грибов, он видел ее улыбку…
   «Пять миллионов долларов!.. Элеоноре их хватит на всю жизнь…»
   Потом он почему-то вспомнил белозубого ловеласа из летнего кафе.
   «Да пошел он к черту!..» – с раздражением подумал Джеймс и уснул…
6.
   … В зале ожидания железнодорожного вокзала у Джеймса Фишера вдруг расползся по швам угол воротничка тенниски. Ампула с ядом упала на кафельный пол и покатилась под сиденья.
   «Черт!..» – мысленно выругался суперагент и стал на корячки.
   Тянуться за ампулой было неудобно… Джемс торопился и лег на живот.
   – Что ищем, гражданин? – вежливо спросил его голос откуда-то сверху.
   Джеймс скосил глаза… Рядом с ним стояли синие милицейские брюки. Чуть ниже были черные ботинки.
   – Пуговицу оторвалась, – быстро соврал Джеймс.
   – Ясно, гражданин…
   Милицейские брюки и ботинки пропутешествовали в следующий ряд кресел и замерли как раз напротив шарившего рукой по полу шпиона.
   Джеймс видел ампулу, но никак не мог до нее дотянуться. Милицейские ботинки шаркнули и подтолкнули желтую ампулу. Та охотно покатилась в сторону Джеймса.
   «Спасибо!..» – мысленно поблагодарил Джеймс.
   – Пожалуйста, гражданин! – тут же откликнулся милиционер. – Кстати, если вам нужно зашить воротничок, иголку и нитки вы можете купить в киоске на улице.
   «Молодец, Вилли! – подумал Джеймс. – Ты наверняка задал хорошего жару русским на переговорах!..»
   Большая-большая игра, судя по всему, ласково улыбалась представителям западной демократии…
7.
   … Через пару часов Джеймс Фишер разбил три машины, уходя от цепкой погони русских контрразведчиков. Еще через час он окончательно сорвал дыхание, удирая и запутывая следы на огромной автостоянке для «фур».
   «Чертов Вилли!.. – стонал про себя Джеймс. – Ты наверняка сделал какой-нибудь идиотский ход и русские облапошили тебя, как младенца!.. Что б тебя разорвало, лысый черт!..»
   Джеймсу удалось пробраться внутрь грузовика с фишкой «Таможенный контроль пройден». Там, за неподъемными тюками с ширпотребом, его, наконец-то нашел телефонный звонок.
   – Как у тебя дела, Джеймс? – поинтересовался Вилли Юмбер.
   – Русские держат меня на ладони. Иногда они нежно сдувают с меня пылинки, а иногда пытаются прихлопнуть второй ладошкой. А что у вас, шеф?
   – Очень трудно! – посетовал Вилли. – У тебя цела ампула, Джеймс?
   – Да…
   – Теперь слушай меня внимательно. Завтра, после десяти утра, ты должен быть в аэропорту «Демидово». Понимаешь?!.. Это твой единственный шанс добраться домой живым.
   Джеймс помянул Большую-Большую Игру нехорошим словом…
   – Вы бросаете на стол свой последний козырь, шеф?
   – Да и даже не один.
   – А что генерал Кошкин?
   – Его уже нет на переговорах. Возможно, этот старый хитрец затеял свою Большую Игру… Удачи тебе, Джеймс!..
   Джеймс Фишер снова вспомнил лицо красавицы Элеоноры и чуть было снова не послал к черту своего шефа…
8.
   … На Джеймса Фишера упорно не обращали внимания милиционеры, таможенники и пограничники. Они игнорировали его даже тогда, когда суперагент внимательно и настороженно рассматривал их суровые лица.
   До рейса «224» в Мюнхен оставалось еще три часа. Аэропорт был многолюден, шумлив и беспечен. Джеймс позавтракал в ресторане и направился на улицу. Едва прикурив сигарету, он увидел генерала Кошкина. Старый генерал стоял возле «Волги» и ел пирожок. При этом он не без любопытства рассматривал двух юных, очень симпатичных девушек в форме стюардесс. Одна из них была блондинкой, другая, чуть повыше, шатенкой… Девушки о чем-то весело болтали и смеялись.
   Джемс уронил так и не прикуренную сигарету. Приезд в аэропорт генерала Кошкина мог означать только одно – финал «Большой Игры» должен был стать просто грандиозным.
   К генералу Кошкину подошел молодой человек в легкомысленной куртке с полуголой певицей Мадоной на спине. Приложив ладонь к виску, он что-то бодро отрапортовал. Генерал отмахнулся и снова уставился на девушек…
   Джеймс прикурил вторую сигарету и мужественно высосал из нее дым до самого фильтра. Он постарался получше запомнить девушек-стюардесс. Впрочем, они были слишком юны для того, чтобы вдруг оказаться легендарными «красотками» генерала Кошкина…
9.
   Молодой человек с Мадоной меж лопаток терся вблизи Джеймса, но не подходил к нему ближе, чем не десять шагов.
   Девушки-стюардессы то исчезали из поля зрения суперагента в толпе пассажиров, то появлялись снова. В конце концов, они стали поглядывать на Джеймса и о чем-то жарко заспорили.
   Джеймс скосил глаза и посмотрел на воротничок тенниски.
   «Что ж, пусть попробуют… – решил он. – Кстати, меня на дешевые сценки вот так запросто не возьмешь!..»
   Джеймс устало закрыл глаза… Недельный «кросс» по России все-таки давал о себе знать.
10.
   – Простите, пожалуйста!.. Вас можно на одну минуту?
   Джеймс увидел две пары лакированных женских туфелек… Он неторопливо поднял глаза. Перед ним стояли две девушки-стюардессы.
   Одна из них вытащила из карманчика удостоверение и предъявила его Джеймсу.
   – Таможенный контроль, гражданин!
   – Ну и в чем дело? – лениво спросил Джеймс.
   Воротничок тениски маячил всего в паре сантиметров от уголка его рта. Это успокаивало суперагента примерно так же, как бутылка хорошего шотландского виски в холодильнике.
   – Пройдемте, пожалуйста, с нами в 189 комнату! – твердо сказала блондинка.
   – Пожалуйста!.. – как эхо добавила шатенка.
   «Рыженькая все-таки будет посимпатичнее…» – улыбнулся Джеймс.
   – Хорошо, идемте… – легко согласился он.
11.
   Прежде чем войти в комнату 189, Джеймс тщательно осмотрелся по сторонам. Ничего подозрительного не было. Более того, даже когда Джеймс все-таки вошел в комнату, ничего подозрительного не было и там.
   Девушки стояли у окна и тихо, но довольно эмоционально, перешептывались.
   – Гражданин, снимите, пожалуйста, свою тенниску! – наконец, сказала рыженькая.
   – Зачем? – уже довольно холодно поинтересовался Джеймс.
   – Это таможенный досмотр! – горячо поддержала свою подругу блондинка.
   Джеймс усмехнулся и на всякий случай запер на замок дверь. Девушки ждали, и на их юных, удивительно свежих физиономиях светилось самое настоящее любопытство.
   Джеймс вдруг поймал себя на мысли, что в эту критическую минуту он почему-то не вспомнил лица Элеоноры. Он взялся за низ тенниски…
   «Осоторжнее! – тут же обожгла его мысль. – На какое-то время я окажусь как в мешке!»
   Джеймс осторожно прикусил зубами ампулу с ядом и стащил тенниску через голову. Он так и стоял, по собачьи прикусив уголок воротничка.
   – Уберите, пожалуйста, тенниску! – попросила рыженькая.
   Джеймс послушно убрал, при чем уголок воротничка с ампулой перекочевал в его ладонь.
   «Ну, хватайте же меня!!..» Мысль в голове суперагента была горячей и пульсирующей, как прединфарктная артерия. Пальцы Джеймса так сильно сжали ампулу, что она чуть не расплавилась.
   – Ага, я выиграла!.. – вдруг засмеялась блондинка и захлопала в ладоши.
   Рыженькая поморщилась и, кивнув на широкую и слегка волосатую грудь Джеймса, громко сказала:
   – Пижон и бездарность!
   Джеймс осторожно посмотрел на свою грудь… Впрочем, он и так отлично знал свою давнюю татуировку: на его могучей груди был изображен Наполеон с кружкой пива. Великий император весело улыбался и тянул кружку к левой подмышке, словно собирался чокнуться с ней.
   – Хотя бы что-то новенькое придумали, – презрительно сказала рыженькая. – Всегда одно и то же!.. Одевайтесь и уходите, гражданин супермен!
   Она зажмурила глаза и чуть наклонила голову.
   – Раз!.. – блондинка щелкнула по лбу подруги наманикюренным пальчиком и азартно прищурилась. – Два!..
   Внутри Джеймса что-то оборвалось… «Пижон и бездарность!» На его мужественном, красивом лице появилась горькая усмешка. Он механически надел тенниску и открыл дверь…
   Там, в трех шагах от нее, стоял молоденький любитель певицы Мадонны в компании двух высоченных громил.
   – Гражданин Джеймс Фишер?!.. – молодой человек радостно улыбнулся и приложил руку к виску. – Вы арестованы!!..
   «Ну, вот и все!..» – бесстрашно решил Джеймс.
   Привычным, хорошо отрепетированным движением головы и губ он схватил зубами кончик воротничка и прикусил его…
   Последней мыслью суперагента была почему-то фраза рыженькой девушки «Пижон и бездарность!..». Потом Джеймс закрыл глаза и умер.
12.
   – Руку же сломаете, идиоты! – кричал Джеймс.
   Его довольно грубо тащили в сторону черной «Волги». Там сидел генерал Кошкин. Генерал снова ел пирожок и смотрел на легкий дождик за окном.
   Джеймса втолкнули в машину на заднее сиденье.
   – Жена в Турцию уехала, – сказал Джеймсу генерал Кошкин, кивнув на пирожок в своей руке. – Неделю уже всухомятку питаюсь.
   – Николай Александрович!!.. – взревел Джеймс.
   – Что?..
   – Я же эту чертову ампулу, за полминуты до ареста, в зубах держал!!.. Куда она пропала?!
   – Пирожок хочешь, Джеймс?
   – Идите к черту, Николай Александрович!.. Где моя ампула с ядом?!
   – «Мастера и Маргариту» читал? – улыбаясь, спросил генерал. – Там ведь тоже «Яду мне, яду!..» Тебе сколько лет, Джеймс?
   – Тридцать два, а что?..
   – Да так… – генерал отложил пирожок и сунул в рот сигарету. – Недавно с нашим молодым пополнением познакомился… Одни пацаны, понимаешь. А помнишь, Джеймс, какой ты заложил фортель, когда два года назад удирал от меня в Питере?
   – Ну и что?..
   – И тогда, на Кавказе, ты тоже ушел…
   – Николай Александрович, не заговаривайте мне зубы! – снова повысил голос Джеймс.
   – И не думаю!.. – снова улыбнулся генерал. – Слушай, Джеймс, ну ее к черту, эту Большую Игру, а?.. Пока там, наверху, будут договариваться с твоим обменом, потренируй-ка моих ребят. Им скоро предстоит встретиться с «Янусом».
   – Уважаемый Николай Александрович! – четко выговаривая слова, сказал Джеймс. – Пока вы не объясните, как и куда пропала моя ампула с ядом, я вам ни черта не скажу!
   – Понятно, – генерал кивнул. – Кстати, о своей информации из Новосибирска можешь мне не рассказывать. Я и так все знаю…
   Машина лениво тронулась с места и направилась к оживленной трассе. Джеймс нетерпеливо ерзал на заднем сиденье.
   – Теперь об ампуле… – продолжил генерал Кошкин. – Значит, мои девочки назвали тебя «пижоном и бездарностью»? А до этого ты тенниску через голову стащил… – генерал оглянулся и весело подмигнул Джеймсу. – Знаешь, Джеймс, после таких слов, «пижон и бездарность», ты чисто механически надел майку наизнанку. А иначе просто не могло и быть!
   – Ну и что?.. – тихо спросил Джеймс.
   – Повторяю, ты одел тенниску наизнанку. Значит, ампула оказалась не справа, а слева…
   Джеймс мгновенно лязгнул зубами налево… Но воротничка не было.
   – Мои девочки отрезали, когда тебя к машине тащили, – пояснил Кошкин. – Так как насчет курса повышения квалификации для моих ребят, Джеймс?
   Джеймс устало откинулся на спинку и вытер мокрый от пота лоб.
   – А на рыбалку меня возьмете, Николай Александрович?
   – Когда я про тебя забывал?!.. Кстати, опять у меня на даче поживешь.
   Джеймс неожиданно вспомнил лицо Элеоноры…
   «А вот фиг тебе, а не пять миллионов, стерва!..» – вдруг с радостью подумал он.
   – Николай Александрович, а в Рио в меня кто стрелял?
   – Лена Егорова.
   – Вот чертова «красотка»!.. Врачи удивлялись, как удачно прошла пуля.
   – Так ведь Лена медицинский институт закончила…
   Джеймс немного помолчал.
   – Николай Александрович, а как ту рыженькую «стюардессу» зовут?
   – Катя… А что, понравилась, да?
   – Да… – Джеймс вдруг почувствовал, что краснеет. – Познакомите?
   – Сегодня на рыбалку ее приглашу… Кстати, Катя отлично уху готовит. Только Катя очень строгая, Джеймс. Усек?..
   Джеймс быстро кивнул…
   «Это хорошо, что она строгая, – подумал он и улыбнулся. – И вообще, это она из-за меня под щелчки свой лоб подставляла…»
   Джеймс устало закрыл глаза… Усталость ломила все тело. Суперагент расслабился и сел поудобнее.
   – Поспи немного, – сказал генерал Кошкин.
   Но суперагент Джеймс Фишер не спал. Он думал о рыжеволосой Кате с огромными, донельзя голубыми глазами…

Держите женщину

1.
   Сержант Марчелло Фьюджи по прозвищу «Злой Пиннокио» стоял возле распахнутого окна и глазел на улицу. Иногда он глупо хихикал.
   – Что там? – не отрываясь от шахматной доски, спросил капрал Луиджи.
   – Наши ребята берут на площади симпатичную сеньориту, – не хорошо улыбаясь, пояснил Фьюджи. – Эта красотка дерется как сам дьявол!..
   Луиджи встал и подошел к окну.
   – Твой ход, – окликнул его Андриано.
   Не дождавшись ответа, Андриано осторожно передвинул пальцем черную королеву на клеточку вправо. Потом он привстал и выглянул на улицу из-за спин товарищей.
   На площади святого Валентина красивая женщина в ярко синем платье отчаянно боролась с шестью карабинерами. Седьмой полицейский безучастно лежал на булыжной мостовой, прижимая к животу колени.
   – Очень профессиональный удар, – заметил Луиджи. – Но я все-таки не стал бы выкручивать руки женщине, даже за такой удар.
   – Я тоже… – сказал Андриано. Он перевел взгляд на шахматную доску и погрузился в размышления.
   Марчелло «Пиннокио» скептически-многозначительно хмыкнул и ударил дубинкой по открытой ладони.
   Полицейские на площади, наконец, потеряли надежду втиснуть красавицу в дверь машины и потащили ее прямиком к зданию контрразведки…
2.
   – Твой ферзь стоял не здесь! – возмущался Луиджи.
   – Королева, – поправил Андриано. – Мой милый гроссмейстер, короли, как правило, женятся на принцессах и королевах, а не на ферзях и визирях.
   – Все равно ты жульничаешь!
   Андриано собрался было побожиться. Вдруг дверь с грохотом распахнулась и в дежурный кабинет ввалилась толпа карабинеров. Красавица в порванном синем платье тут же отвесила оплеуху подвернувшемуся под руку Марчелло и опрокинула шахматный столик. Следом за столиком на пол рухнул один из карабинеров.
   – Черт!.. – громко выругался Луиджи.
   Он попытался схватить женщину за руку, но кто-то в неразберихе стукнул его кулаком в нос. Андриано сидел на полу и с удивлением ощупывал свое уже расцарапанное лицо.
   Схватка в крошечном кабинете с отчаянной красавицей быстро превратилась в кошмар. Гибкое женское тело было неуловимо, невесомо и в то же время обладало неимоверной силой отчаяния.
   – Наручники!.. – рявкнул Луиджи.
   – Уже пробовали, – прошипел с пола капрал-карабинер, пытаясь поймать женскую ножку. – У нее слишком узкие запястья.
   Толпа в кабинете металась из стороны в сторону опрокидывая столы и стулья. Женщина наверняка знала приемы тоэнквандо и грузные мужские тела то и дело с силой врезались в стены.
   Луиджи еще раз попали кулаком в нос. Андриано споткнулся о капрала. Красавица ловко наступила ему каблучком на мизинец.
   В кабинет попытались протиснуться два следователя в белых рубашках. Сзади на них напирал толстым животом сам полковник Асселини.
   – Дьявольщина! – простонал скорчившийся на полу Луиджи. – Сзади не заходи, она лягается!..
   Попавшие в самый эпицентр схватки следователи быстро лишились своих белых рубашек. Их галстуки свисали промеж лопаток и вездесущие женские ручки с успехом пользовались ими для того, чтобы развернуть умников из аналитического отдела в нужную сторону. Как правило, там оказывался рассвирепевший рыжий здоровяк-карабинер.
   Но неожиданно все стихло. Андриано быстро подхватил падающее женское тело и осторожно усадил его в кресло. Потом он косо взглянул на Фьюджи… «Злой Пиннокио» снова постукивал по ладони черной дубинкой и снова чему-то усмехался…
3.
   На потерявшую сознание красавицу надели наручники, отрегулированные на минимальный размер запястья. Запыхавшиеся мужчины разбирали сигареты из пачки полковника Асселини и старались не смотреть в сторону «Злого Пиннокио».
   – Женщин все-таки бить нельзя… – не выдержал и укоризненно заметил Луиджи.
   – Тем более красивых, – поддержал друга Андриано.
   Ухмылка Фьюджи стала еще более циничной.
   – Русская связная, – пояснил полковник Асселини и спрятал сигареты, как только к ним протянулась рука Фьюджи. – Шла на встречу со своим резидентом.
   Андриано ощупал голову женщины. Его пальцы замерли на затылке.
   – Шишка, – констатировал он. – Нужно вызвать врача…
   Фьюджи демонстративно закурил свои сигареты и отошел к окну.
   Андриано взял женскую руку и попытался нащупать пульс. Неожиданно рука ожила и стукнула его в нос. Наручники упали на пол…
   – Опять!.. – взвыл полковник. – Держи ее, ребята!
   В кабинете снова завертелась невообразимая карусель. Луиджи толкнули локтем в грудь. Андриано снова топтали ногами дюжие карабинеры. Красавица укусила полковника за руку и ловко бросила через себя рыжего карабинера. Следователи пугливо жались к стене.
   – Окно! – рявкнул полковник. – Держите окно!..
   «Злой Пиннокио» выбросил сигарету. Женщина отступала к нему спиной. На тонких губах Фьюджи появилась змеиная улыбка, и он второй раз поднял свою большую, черную дубинку…
4.
   Потерявшую сознание красавицу привязали к креслу. Она безвольно уронила голову на плечо стоявшего рядом на коленях Андриано. Тот закончил возиться с последним узлом веревки и осторожно положил головку женщины на спинку кресла. На мгновение его руки замерли на затылке женщины.
   – Вторая шишка, – сказал Андриано.
   – Где?
   Все мужчины, кроме Фьюджи, склонились над креслом. Они мешали друг другу стараясь разглядеть и пощупать шишку. Полковник в сердцах выругался. По мнению большинства контрразведчиков, вторая шишка была значительно больше первой.
   – Вот сволочь! – громко сказал кто-то.
   Все посмотрели на Фьюджи. Тот только что прикурил сигарету и тут же подавился дымом.
   – М-да, уж!.. – многозначительно прорычал полковник Асселини.
   «Злой Пиннокио» сделал вид, что ничего не происходит, и снова занял место у окна. Рыжий карабинер как будто случайно толкнул его локтем. Фьюджи по-собачьи оскалил зубы.
   – Поосторожнее, деревня! – тихо сказал он.
   – А в чем дело?! – сжимая пудовые кулаки, радостно спросил рыжий карабинер.
   – Прекратить! – рявкнул полковник Асселини.
   Рыжий нехотя отошел и все услышали его громкий шепот: «Ну, я еще разберусь с тобой, городской козел!..»
   – Моя бабушка была в Сопротивлении, – громко сказал Луиджи. – Однажды она попала к немцам в гестапо. А утром дедушка привел в город два батальона партизан. Самого главного гестаповца через пару дней нашли в старой выгребной яме. Когда его вытаскивали оттуда, доска треснула и фашист так и шел по городу с «очком» на шее…
   – Где этот идиотский врач?! – перебил его полковник.
   Как оказалось, врач уже был в кабинете, но он не мог протиснуться к креслу сквозь толпу мужчин. Ему дали дорогу. На человека в белом халате смотрели примерно так же, как когда-то жители городка Луиджи смотрели на суровые лица партизан.
   – Ну?.. – с надеждой спросил Андриано.
   – Кто это ее так?! – возмущенно спросил врач.
   Все посмотрели на Фьюджи и его дубинку.
   – Вы что, кретины?!.. Женщин бить нельзя! – голос врача задрожал от негодования. – Еще один такой удар и все кончится довольно печально.
   Мужчины многозначительно переглянулись.
   – А кто ее бьет?! – проворчал полковник Асселини. – Теперь из-за одного гада все будут думать, что итальянская контрразведка – это гестапо!..
   Красавица в кресле тихо застонала. Врач нагнулся к ней. Что-то хрустнуло и в воздухе мелькнула женская рука с привязанным к ней подлокотником кресла… Андриано все еще стоял возле кресла на коленях и получил подлокотником по уху сразу после врача. Через секунду охнул рыжий карабинер. Он обнял руками шкаф и свалился на пол вместе с ним. Во всеобщей свалке топтали ногами уже не Андриано, а Луиджи.
   Красавице удалось молниеносно освободить вторую руку. Она бросилась к окну.
   Фьюджи замахнулся своей дубинкой, но перед его носом вдруг вынырнул Андриано. Он оттолкнул сержанта, но дубинка «Пиннокио» продолжала работать, как молотилка. Женщина споткнулась об одного из карабинеров и упала. Андриано прикрыл ее своим телом и вдруг услышал, как под мощными ударами дубинки трещит его позвоночник. Женское тело извивалось и рвалось к распахнутому окну. Андриано сжал зубы и двигался вперед вместе с ним, бережно прикрывая его от ударов.
   Полковнику Асселини почти удалось перехватить руку «Пиннокио», но он тут же получил дубинкой по зубам. Рыжий карабинер с ног до головы осыпанный осколками выбрался из-под шкафа и налетел на Фьюджи всем телом… Луиджи хотел укусить Фьюджи за руку, но промахнулся и впился зубами в дубинку. Крепкая собачья хватка едва не лишила «Пиннокио» его страшного оружия. Но уже через секунду Луиджи получил слепящий удар кулаком в лицо и полетел на пол…
   – Оттащите же от окна этого гада! – простонал полковник, зажимая рукой разбитый рот.
   Андриано уже терял сознание, но он все равно упорно полз вперед, чуть придерживая правой рукой голову женщины, чтобы она не попала под удары. Андриано отдавили левую ладонь и разбили коленом нос.
   – Пожалуйста, не так быстро!.. – простонал он женщине внизу.
   От волос женщины пахло дорогими духами и знойным итальянским летом.
   Толпа мужчин наконец-то кое-как сбила рослого Фьюджи с ног.
   Куча тел на полу каталась из стороны в сторону. Куча рычала и хрипло ругалась. Луиджи наконец перехватил руку Фьюджи все еще сжимающую дубинку. Андриано взвыл, едва выдерживая огромную массу тел на своей спине. Полковник Асселини помог задержанной выбраться в окно – он заботливо поддержал ее под руку. Потом полковник оглянулся по сторонам, взял со стола пепельницу и, что было силы, ударил ей по макушке «Пиннокио»…
5.
   Вечером полковник Асселини вызвал к себе Андриано и Луиджи. Стараясь не смотреть в глаза подчиненным, он бросил на стол фотографию с хорошо знакомым и удивительно красивым женским лицом.
   – Через два часа она будет на железнодорожном вокзале Лозини, – сухо сказал он. – Долг есть долг, ребята… Постарайтесь на это раз взять ее без шума.
   – Мы попробуем, шеф, но ничего не обещаем, – сказал Луиджи.
   Андриано кивнул.
   Полковник Асселини потупился и сделал вид, что не происходит ничего особенного…
   – В конце концов, это наша работа, – попытался ободрить друга Андриано, когда парочка спускалась по порожкам к выходу.
   – Я понимаю, – кивнул Луиджи. – Ты-то сам как, а?..
   – Я?.. – Андриано чуть заметно улыбнулся. – Ты лучше спроси, как чувствует себя этот подлец «Пиннокио»!
6.
   На вокзале было малолюдно.
   – Она!.. – Луиджи показал зажатой в руке чашечкой кофе на перрон.
   Мужчины невольно залюбовались точеной женской фигуркой.
   Красавица подошла к мужчине возле шестого вагона и взяла его за руку. Тот вздрогнул и оглянулся. Луиджи был готов поклясться, что на его лице мелькнул страх. Женщина что-то сказала и прильнула к плечу незнакомца.
   – Пусть попрощаются, – буркнул Андриано.
   – Пусть, – согласился Луиджи. – Кстати, откуда наши парни знают, что она здесь?
   Андриано промолчал, внимательно рассматривая незнакомца. Тот что-то холодно и быстро говорил красавице, пытаясь освободиться от ее рук. До отправления поезда оставалось больше пяти минут, но незнакомец торопливо вошел в вагон.
   – Простите, сеньорита!..
   Красавица оглянулась. У нее были усталые и мокрые от слез глаза.
   Луиджи снял шляпу.
   – Вам нужно пройти с нами, сеньорита.
   – Простите, это наш долг… – виновато улыбаясь, добавил Андриано.
   Красавица покорно кивнула и молча пошла в сторону полицейского участка. Двое мужчин удивленно смотрели ей в след.
   – Слушай, Луиджи, я, кажется, начинаю понимать, что произошло, – шепнул Андриано. – Ты иногда читаешь женские романы?
   Луиджи кивнул.
   – Да, когда поджидаю в постели жену. У нее их целая стопка. А что?..
   – Ничего. Оставим пока несчастную женщину в покое. Я почему-то уверен, что теперь нам не помешало бы проверить этого странного типа, ее дружка, в вагоне.
7.
   Толстый капрал-полицейский угощал задержанную красавицу-сеньориту кофе и пытался шутить. Женщина не обращала на него никакого внимания и смотрела в окно огромными, грустными глазами.
   Дверь полицейского участка вдруг с грохотом открылась, и в помещение влетел слегка потрепанный в потасовке пассажир из шестого вагона. Он споткнулся о стул и упал на пол.
   Следом вошли Луиджи и Андриано.
   – Вы не имеете права! – кричал незнакомец. – Я срочно хочу поговорить с начальником полиции!..
   – Успеешь, – Луиджи неторопливо снял телефонную трубку. – Полковника Асселини, пожалуйста… Алло, шеф?.. Мы взяли самого главного русского резидента. Вам стоит взглянуть на его документы и чемодан.
   – Вы – идиоты! – закричал пассажир.
   – Кстати, сеньорита, – Луиджи повесил трубку и посмотрел на гостью толстяка-капрала. – Ваш поезд отходит через одну минуту. Если вы не поторопитесь, я не уверен, что вы будете ночевать в гостиничном номере, а не в тюремной камере.
   Красавица молча встала и гордо вскинула голову. Она прошла мимо своего недавнего друга, даже не взглянув в его сторону.
   – Нет, какая женщина, а?!.. – восхищенно заметил толстый капрал.
8.
   – Луиджи, нас выгонят с работы.
   – Успокойся, ведь мы не знали, что этот чертов русский резидент давно перевербован ЦРУ, – Луиджи не спеша отхлебнул пива. – Его связная что-то заподозрила. Но она любила его. Этот гад решил избавиться от своей подружки и сдал ее нам. Правда, она посчитала, что провалилась вся агентурная сеть и шла предупредить своего любовника… Поэтому ее не могли удержать шесть карабинеров и даже Фьюджи со своей чертовой дубинкой.
   – Нас все равно выгонят, – убито вздохнул Андриано.
   – Дурак!.. – повысил голос Луиджи. – Ты плохо знаешь нашего шефа. Когда мы смотрим футбол, мы всегда болеем за свою команду. А когда играют другие – мы болеем за красивую игру. Наш шеф полковник Асселини любит красивую игру. Настоящую игру, понимаешь?.. В конце концов, какое нам дело до ЦРУ?!
   Андриано немного подумал и кивнул головой.
   – Вообще-то да… Слушай, а как ты думаешь, та красавица уже знает, кто на самом деле был ее дружок?
   – Конечно.
   – И ты думаешь, ей станет легче, да?
   – Еще бы!..
   Мужчины улыбнулись друг другу и чокнулись стаканами.
   Мимо кафе, сильно прихрамывая на одну ногу, проплелся сержант Фьюджи. Рядом, за углом, находился кабачок с темной репутацией и нелегальной рулеткой. По вечерам кабачок был переполнен молчаливыми американцами в надвинутых на глаза шляпах.
   – Если я увижу его завтра на работе, меня стошнит, – сказал Луиджи, провожая фигуру сержанта долгим взглядом.
   – Парню стоит немного отдохнуть, – согласился Андриано.
   – Пусть даже в больнице, – добавил Луиджи.
   Мужчины расплатились за пиво и быстро направились к выходу.
   Вскоре сзади Фьюджи появились две рослые, широкоплечие тени. Он не обратил на них никакого внимания. Фьюджи сжимал в кулаке пятьсот долларов, о налоге с которых могла только мечтать итальянское министерство финансов, и думал о реванше в предстоящей игре…

Итальянская модель

1.
   Полковник ФСБ Петренко пил кофе и, казалось, совсем не обращал внимания на торопливых пассажиров. Рядом стоял здоровенный дворник в желтом переднике. Дворник тоже пил кофе и не мог скрыть кислой улыбки.
   – Вообще-то, я знал одного шпиона, который потерял дипломатический паспорт… – сказал дворник. – Пока искали его документы, этот тип успел рассказать нам много интересного.
   Дворник почесал кулак.
   – Нас мало интересует шпион-дипломат мистер Фишер, – сухо заметил Петренко. – Нас интересует, кто придет к его тайнику. Кстати, прапорщик, почему на вас валенки? Дворники не ходят в валенках в июле.
   Прапорщик Иванов посмотрел на свои ноги и пожал могучими плечами.
   – Товарищ полковник, а я что?.. На складе другой обуви не было.
   – Тогда хотя бы от лопаты избавьтесь, – прошипел полковник. – Тоже мне, снегоуборочная машина в шапке-ушанке!..
2.
   Мистер Энтони Фишер сидел на лавочке возле автовокзала и вежливо улыбался продавщице мороженного в валенках. Та бросала на аккуратно одетого джентльмена пронзительные взгляды и путалась в сдаче покупателям.
   Рука матерого шпиона незаметно скользнула к краю лавочки. Маленький пакетик с шифровкой легко прилип к нижней стороне доски.
   Мистер Фишер закурил и с наслаждением выпустил струйку дыма. Потом он принялся пересчитывать людей в валенках. Их было не меньше десятка. Мистер Фишер улыбнулся еще раз и проверил свой дипломатический паспорт в кармане пиджака…
3.
   Из толпы пассажиров вышла голубоглазая красавица. Сильно прихрамывая на правую ногу, она направилась к скамейке.
   – Черт!.. – сказала красавица, присаживаясь рядом с мистером Фишером.
   Женщина сняла с ноги туфельку, и осмотрела свежую мозоль на пятке.
   – Простите, у вас скотча нет? – незнакомка мило улыбнулась.
   – Нет, – с участием ответил мистер Фишер. Он тут же заметил про себя, что русские умеют носить только валенки.
   Женщина порылась сумочке. Потом она вздохнула и принялась осматриваться по сторонам в поисках чего-нибудь похожего на временную защиту от мозолей.
   Мистер Фишер встал, и не спеша, направился в сторону автовокзала.
   Хмурая продавщица мороженного с удовольствием обсчитала его на два рубля. Потом она рявкнула «Следующий!..» Мистер Фишер оглянулся. Сзади никого не было… Но у матерого шпиона похолодело под сердцем. Красавица-незнакомка сидела на лавочке и рассматривала пакет с его шифровкой. Женщина разорвала пакет, выбросила бумагу в урну и втиснула ногу в туфельку, используя целлофан, как прокладку.
   Мистер Фишер уронил мороженное. Красавица встала и осмотрела свои ноги. Потом она исчезла в толпе.
4.
   Память профессионального разведчика позволяла легко запоминать текст объемом не меньше пяти машинописных страниц.
   Мистер Фишер писал столбики цифр, примостившись за столиком рядом с человеком в плаще и надвинутой на глаза шляпе. Тот пил кофе и рассматривал рослого дворника с огромной метлой. Дворник стоял посреди зала ожидания и чесал затылок.
   – Я вам не мешаю? – не поднимая головы, спросил мистер Фишер.
   – Нет, что вы!.. – сосед по столику мельком взглянул на цифры под рукой шпиона. – «Спортлото» увлекаетесь?
   – Да, знаете ли, балуюсь чуть-чуть…
   Столкнувшись взглядом с внимательным взглядом человека в плаще, мистер Фишер улыбнулся. На висках полковника Петренко блестели капельки пота.
   «На его месте, я бы снял плащ, – подумал шпион-дипломат. – Кроме того, пить горячий кофе в жару не очень полезно».
5.
   Как только вторая шифровка заняла на свое место, из толпы пассажиров снова вышла голубоглазая красавица. Теперь она хромала на левую ногу.
   Мистер Фишер вздрогнул и механически ощупал край лавочки.
   Красавица села рядом и сняла туфельку…
   «Нужно было купить скотч, – с тоской подумал мистер Фишер, рассматривая длинные и красивые ноги молодой женщины. – Или лейкопластырь… А еще лучше женские валенки, черт бы ее побрал!»
6.
   – Там опять эта баба! – прапорщик Иванов с грустью смотрел на пластмассовый стакан с кофе.
   – Что она делает? – тихо спросил полковник Петренко.
   – Сидит рядом с Фишером.
   – Снова жмут туфли?
   – Жмут. Может быть ее арестовать, чтобы не мешала?
   – Это вызовет подозрения, – полковник вытер вспотевший лоб. – Будем ждать.
   – Тогда я за пивом сбегаю, а?.. – оживился прапорщик.
7.
   Мистер Фишер стоял рядом с автобусом и внимательно смотрел в зеркало заднего вида. Красавица на скамейке что-то делала с туфелькой… Шпион привстал на цыпочки, стараясь разглядеть ее руки.
   Из автобуса высунулась веселая физиономия водителя.
   – Мужик, так ты едешь или нет? – спросил он.
   Мистер Фишер ничего не ответил. Автобус тронулся. Шпион-дипломат едва не упал, стараясь рассмотреть в ускользающем зеркальце движения рук женщины.
   Через пару минут Фишер вернулся к скамейке. Вторая шифровка исчезла. Точнее говоря, она лежала в урне поверх мусора и ее рваные края шевелил теплый ветерок…
8.
   Человек в плаще и дворник пили пиво. Мистер Фишер быстро заполнил страничку записной книжки и упаковал ее в полиэтиленовый пакетик.
   – Ящик «Спортлото» за углом, – сказал полковник Петренко.
   – Я могу показать, – добавил дворник.
   – Спасибо, я знаю… – буркнул мистер Фишер.
   Два человека за столиком проводили фигуру шпиона-дипломата долгими взглядами.
   – Если эта чертова красотка выбросит третье донесение, я стукну ее метлой, – пообещал прапорщик Иванов. – А потом арестую за драку с должностным лицом.
   Полковник поморщился.
   – Болван! Нужно придумать что-нибудь похитрее. Кстати, где она?..
9.
   Голубоглазая красавица хромала уже на обе ноги. В ее и без того огромных глазах светилось отчаяние. Мистеру Фишеру удалось перехватить очаровательную женщину возле заветной лавочки.
   – Пойдемте, – он вежливо взял женщину под локоть. – Я хочу сделать вам маленький подарок.
   – Мне?!.. – удивилась красавица.
   – Вам! – мистер Фишер чарующе улыбнулся. – Красивая женщина должна дарить радость, а не рекламировать зубную боль.
   Площадь перед автовокзалом напоминала маленький рынок.
   У продавца обуви были рыжие волосы и хитрые глаза.
   – Лучшее, что у вас есть для красивой дамы! – деловито сказал мистер Фишер.
   Рыжий продавец выставил на прилавок пару белых босоножек с золотистой пряжкой. Женщина восхищенно ойкнула.
   – Это вы подарите своей теще, – сухо заметил продавцу мистер Фишер.
   Тот понимающе кивнул. Вторая пара обуви была похожа на голубую мечту Золушки. Шпион взял в руки туфельки и осмотрел их со всех сторон.
   – Годятся для жены, если вы ревнуете ее к соседу, – констатировал мистер Фишер. – Может быть, мне найти другого продавца?
   На лице рыжего появилось неподдельное уважение. Третью пару обуви – туфельки с тонкими, кожаными ремешочками, чем-то напоминающие обувь римских матрон – он извлек из глубины своего прилавка.
   – Боже мой, это же просто чудо!.. – восхищенно сказала красавица, рассматривая свои ножки.
   Она оглянулась, чтобы поблагодарить мистера Фишера, но его уже не было…
10.
   – Полковник ФСБ Петренко! – человек в надвинутой на глаза шляпе предъявил удостоверение. – Пройдемте, гражданка!
   – Куда?! – у красавицы были огромные, удивленные глаза.
   Рыжий продавец обуви ел бутерброд.
   – Лучшее, что у вас есть! – твердо сказал Петренко.
   Рыжий взглянул на покупателей и чуть не подавился. Но как бы там ни было белые босоножки с золотистой пряжкой произвели на полковника приятное впечатление.
   – Может быть, не надо?.. – робко спросила красавица, разглядывая босоножки.
   – Переобувайтесь, – коротко приказал полковник. – Тоже мне, страдалица, понимаешь!..
11.
   Красавица с трудом шла на подгибающихся ногах. Она придерживалась рукой за стену, кусала губы и с вожделением смотрела на далекую лавочку. На ее ножках сияли белые босоножки с золотистыми пряжками.
   Джона Фишера прошиб холодный пот. Расталкивая толпу, он бросился вперед и подхватил женщину на руки, когда та уже собиралась осесть на асфальт.
   – Простите, пожалуйста! – матерый шпион был готов завыть от отчаяния. – Я забыл, что любая красивая женщина всегда немножко капризна. Вам не понравились туфельки? Черт бы вас побрал, я куплю вам еще!..
   – Не надо!.. – женщина всхлипнула.
   Она доверчиво обхватила шпиона рукой за шею.
   – Что значит не надо?! – стараясь сделать свое рычание как можно более ласковым, сказал мистер Фишер. – Я вам куплю три пары самых дорогих туфелек, если вы только захотите!
   Диктор объявил о прибытии автобуса «Воронеж – Тамбов».
   Мистер Фишер посмотрел на часы и содрогнулся.
   – Мне нужно встретить старого друга, – прошептал он красавице на руках. – А потом мы сразу пойдем с вами за туфельками.
12.
   – Он ее ликвидирует, – прапорщик перевел взгляд с пустой бутылки из-под пива на мужественное лицо полковника Петренко. – Кстати, красивых дур всегда почему-то жалко.
   – Вся группа наблюдает за тайником! – отдал приказ Петренко. – А я… Короче, мне отойти нужно.
   Полковник снял плащ, шляпу и переложил пистолет в карман брюк.
   – Может и я с вами? – спросил прапорщик.
   Петренко мельком взглянул на могучую фигуру помощника и кивнул.
   Мужчины торопливо направились к центральной остановке автобусов…
13.
   Пробиваться через толпу пассажиров с женщиной на руках оказалось не таким простым делом. Мистер Фишер жадно оглядывался по сторонам и шептал ругательства на незнакомом языке.
   – Вам не тяжело? – ласково спросила красавица.
   – Гот демет!.. – простонал шпион. – Сидите тихо, пожалуйста!
   Впереди мелькнуло знакомое лицо. Мистер Фишер облизал пересохшие губы и, стараясь удержать тяжелую ношу одной рукой, освободил вторую…
14.
   Полковник Петренко и прапорщик Иванов то и дело теряли из вида парочку впереди.
   – Справа!.. – крикнул Иванов.
   Контрразведчики рванулись направо, сквозь толпу веселых студентов.
   Краем глаза полковник успел заметить, что мистер Фишер с красоткой на руках и подозрительный толстяк с бегающими глазками рядом с ним вдруг словно провалились сквозь землю. Тут же какая-то сила рванула Петренко вниз. Через секунду полковник лежал, плотно прижавшись щекой к горячему асфальту. В ухо полковника Петренко уперся ствол пистолета.
   – Лежите тихо! – вкрадчиво посоветовал ему чей-то веселый голос.
   – Идиоты, я из ФСБ!.. – рявкнул Петренко.
   – Мы тоже, – засмеялся голос. – Московская группа спецназа!
   Впереди, под ворохом тел, бились крепко прижатые к земле прапорщик Иванов, мистер Фишер и подозрительный толстяк с перепуганным лицом…
15.
   – Весь фокус в том, что мистер Фишер всегда оставлял ложный тайник, а со своим агентом встречался в толпе пассажиров. Пока вы наблюдали за тайником, он передавал и получал информацию из ладони в ладонь в течение одной секунды. Практически это невозможно заметить. – Елена Петровна ела мороженное и старалась не смотреть на синяк на щеке полковника Петренко. – Поэтому мне нужно было оказать рядом с мистером Фишером. Но не просто рядом, а как можно ближе. Понимаете?.. Вот так мы придумали фокус с туфельками.
   – Могли бы и предупредить… – проворчал Петренко.
   – Могли, – согласилась Елена Петровна. – Но тогда все выглядело бы не так естественно.
   Прапорщик Иванов тяжело вздохнул.
   – Пойти водки выпить, что ли?.. – ни к кому не обращаясь, спросил он.
   Чтобы скрыть улыбку, Елена Петровна долго не отрывала губы от стаканчика с мороженным.
   – Кстати, спасибо вам за туфельки! – она встала. – А теперь мне пора.
16.
   К машине возвращались молча. В урне, рядом с выходом, лежали белые босоножки с золотистыми пряжками. Полковник Петренко потер щеку и вздохнул.
   Прапорщик тронул полковника за плечо.
   – Вон она!.. – шепнул он. – Майор ФСБ, а ходит как королева, честное слово!
   Петренко проследил взгляд прапорщика.
   Елена Петровна шла по площади легкой, летящей походкой. Стройные женские ножки украшали туфельки чем-то похожие на обувь римских матрон. Встречные мужчины оглядывались и долго смотрели в след красавице…
   «Итальянская модель, понимаешь…» – с грустью подумал Петренко.
   – Больше никогда не буду носить женщин на руках! – твердо сказал прапорщик Иванов.
   
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать