Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Пакт Путина-Медведева. Прочный мир или временный союз?

   Автор этой книги, Алексей Алексеевич Мухин – российский писатель и публицист, генеральный директор Центра политической информации. Книги А. Мухина всегда отличаются большим количеством проверенного фактического материала и его глубоким анализом.
   В новой книге рассказывается о политическом союзе между президентом России Д.А. Медведевым и премьер-министром В.В. Путиным. По мнению автора, конфликт между окружением Дмитрия Медведева и Владимира Путина налицо. Но пока президенту и премьеру удается удерживать своих людей в железной узде – Медведев действует в данном случае в связке с Путиным. И их действия напоминают больше голливудскую схему «плохой-хороший полицейский».
   Как долго продлится этот «пакт о ненападении» между Медведевым и Путиным? Кто станет президентом России в 2012 году? Какой будет политическая судьба двух лидеров России? На эти и многие другие вопросы читатель найдет ответы в представленной книге.


Алексей Алексеевич Мухин Пакт Путина-Медведева. Прочный мир или временный союз?

Who is mr. Medvedev?

Биография

   По слухам, уже в 2000-х годах на одном из выпускных вечеров юридического факультета Петербургского госуниверситета к традиционным шарикам был прикреплен макет диплома Дмитрия Медведева и якобы было обещано, что тот, кто поймает макет (как букет на свадьбе), получит право на бесплатное обучение на подготовительных курсах юрфака.
   Затем началась мистика: якобы на стенах юрфака, на жилом доме в Петербурге задолго до его выдвижения поклонники Медведева писали о его президентских перспективах…
   Подробное рассмотрение официальной биографии Медведева легко дает ответы на все вопросы, связанные с его возвышением.
   Дмитрий Анатольевич Медведев родился 14 сентября 1965 года в Ленинграде в профессорской семье.
   Говорят, что его родители хотели, чтобы их сын тоже стал профессором. Согласно данным источников, Медведев в юности увлекался фотографией и тяжелой атлетикой (в студенческие годы).
   Отметим заранее также, что Медведев женат. Жена – Светлана, учились в одной школе, поженились в 1989 году. Сын Илья —1996 года рождения.
   В 1987 году Медведев окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета (ЛГУ) им. А.А. Жданова, затем – аспирантуру ЛГУ. Кандидат юридических наук (1990), диссертация – по гражданскому (частному) праву.
   До 1999 года Медведев, одновременно со службой в госорганах, преподавал на юридическом факультете ЛГУ (затем – Санкт-Петербургского государственного университета) дисциплины частноправового цикла. Доцент. Участие Медведева в научных проектах выразилось в соавторстве в учебнике по гражданскому праву.
   С 1990 по 1993 год работал в исполкоме Ленинградского госсовета (в 1990–1991 годах) и затем – мэрии Санкт-Петербурга, где с июня 1991 по июнь 1996 года был юридическим экспертом председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимира Путина. С марта 1994 года стал также и советником первого заместителя мэра В. Путина.
   С ноября 1993 по ноябрь 1994 года работал директором по юридическим вопросам российско-шведского СП Ilim Pulp Enterprise (Санкт-Петербург); с ноября 1994 по 1999 год – директором по юридическим вопросам ЗАО «Ilim Pulp Enterprise» (генеральный директор СП, а затем – ЗАО «Ilim Pulp Enterprise» – Захар Смушкин).
   В 1998 году Медведев был избран членом Совета директоров ОАО «Братский лесопромышленный комплекс» («Братсккомплекслесхолдинг», генеральный директор – Георгий Трифонов) в Иркутской области. Был членом Совета директоров ОАО «Целлюлозно-картонный комбинат» (гендиректор также – Г. Трифонов), дочерней структуры «Братсккомплекслесхолдинга».
   9 ноября 1999 года Медведев был назначен заместителем Руководителя Аппарата Правительства РФ, руководителем тогда был Дмитрий Козак, а уже 11 января 2000 года был освобожден от должности, так как 31 декабря 1999 года Указом и.о. Президента РФ В. Путина был назначен заместителем Руководителя Администрации Президента РФ Александра Волошина. С последним его до сих пор связывают неплохие отношения.
   15 февраля 2000 года Медведев был назначен руководителем предвыборного штаба В. Путина. Утверждают, что его деятельность на этом посту «страховал» Владислав Сурков.
   3 июня 2000 года Указом Президента РФ В. Путина Медведев был назначен первым заместителем Руководителя Администрации Президента РФ (им остался А. Волошин). На этом посту он получил следующие полномочия: формирование графика работы Президента, подготовка и проведение мероприятий с его участием, как внутренних, так и внешних (зарубежных), вопросы взаимоотношений с Правительством РФ, издание кадровых и других распоряжений внутри Администрации, организационное обеспечение деятельности АП и исполнение обязанностей главы АП во время его отсутствия[1].
   30 июня 2000 года на годовом собрании акционеров ОАО «Газпром» Медведев был избран председателем Совета директоров компании вместо Виктора Черномырдина. В апреле 2001 года он стал руководителем созданной по указанию В. Путина рабочей группы по либерализации рынка акций «Газпром».
   На этом посту не преуспел – рынок не либерализован до сих пор.
   30 мая 2001 года на совещании у В. Путина Медведев, с подачи первого, рекомендовал вместо себя на пост председателя Совета директоров ОАО «Газпром» Рема Вяхирева (только что вынужденного уступить пост председателя правления «Газпрома» Алексею Миллеру) – который и был единогласно избран в июне 2001 года, а Медведев стал его первым заместителем). Через год, в июне 2002 года Медведев вновь был избран председателем Совета директоров ОАО «Газпром», председателем правления которого остался А. Миллер. Устранение Р. Вяхирева из «Газпрома» состоялось.
   В октябре 2002 года Медведев продолжил наращивать свой функционал и, был, в частности, назначен представителем Президента РФ в Национальном банковском совете.
   30 октября 2003 года Медведев был назначен на пост Руководителя Администрации Президента РФ вместо А. Волошина, который ушел в бизнес – был избран председателем Совета директоров РАО «ЕЭС России». Таким образом, заканчивалась эпопея по вытеснению представителей т. н. «семьи» из большой политики: чуть позже с поста премьера уйдет и Михаил Касьянов.
   В качестве главы АП Медведев осуществлял оперативное руководство Главным государственно-правовым управлением Президента РФ, помощниками, советниками и пресс-секретарем Президента РФ; а также – Полномочными Представителями Президента РФ в федеральных округах.
   Для сравнения: Козак сохранил кураторство над правоохранительной, муниципальной и административной реформами и приобрел новые полномочия: организацию взаимодействия (контроля) АП и Правительства; координацию действий судов и Генпрокуратуры; руководство протоколом Президента РФ; а также – распоряжение финансами Администрации Президента РФ. Новый персонаж в АП Игорь Шувалов был поставлен решать, в основном, предвыборные задачи: подготовку и реализацию приоритетных т. н. «национальных проектов» (борьба с бедностью, удвоение ВВП и др.), а также руководить ГУЭП АП. Остальные заместители главы АП остались «при своем».
   Позже именно с шуваловским функционалом будет связана избирательная кампания самого Медведева, поэтому неудивительно, что два чиновника нашли общий язык (именно Шувалова Медведев хотел сделать своим главой Администрации в 2008 году, но ему был настоятельно рекомендован другой чиновник – Сергей Нарышкин).
   На своем посту главы АП Медведев снискал весьма характерные кремлевские прозвища – «Визирь»[2], «ДМ», «ДАМ» и «Дима-Димочка».
   В ноябре 2005 года Медведев покинул пост Руководителя АП, уступив его Сергею Собянину, и был перемещен В. Путиным на пост первого вице-премьера, ответственного за так называемые «национальные проекты». В октябре 2005 года Д. Медведев занял также пост первого заместителя председателя Совета по реализации приоритетных национальных проектов (председатель – В. Путин), стал членом президиума Совета.
   В конце декабря 2005 года Медведев также стал заместителем председателя Комиссии Правительства РФ по ТЭК (председатель – М. Фрадков, один из явно недооцененных современными исследователями деятелей, весьма влиятельный в аппаратном плане).
   В начале 2007 года Медведев повысил свой статус до первого вице-премьера. С назначением на пост первого (второго) вице-премьера Сергея Иванова их стали рассматривать в качестве двух наиболее вероятных претендентов на президентский пост. Данное обстоятельство (назначение обоих первыми вице) должно было подчеркнуть соревновательность кандидатов на президентский пост. Однако, в конце концов, было принято решение, как известно, отказаться от принципа соревновательности и сосредоточиться на одном кандидате.
   В сентябре 2007 года Д. Медведев (как и С. Иванов) сохранил свой пост первого вице-премьера в Кабинете Виктора Зубкова. В день отставки М.Фрадкова и назначения В. Зубкова С. Иванова называли наиболее вероятной кандидатурой на премьерский пост и, в результате его неназначения, рейтинг С. Иванова, как возможного кандидата в Президенты, упал и уже не поднимался. Поэтому, когда в декабре 2007 года именно Медведев был выдвинут четырьмя партиями («Единой Россией», «Справедливой Россией», АПР и «Гражданской силой») кандидатом в Президенты РФ (кандидатура была поддержана В. Путиным) и фактически начал свою президентскую кампанию.
   17 декабря 2007 года на VIII съезде «Единой России» Медведев был официально выдвинут кандидатом в Президенты РФ, позже – зарегистрирован ЦИК РФ, а в марте 2008 года предсказуемо убедительно победил на президентских выборах, фактически не имея конкурентов.
   Стоит отметить, что официальное выдвижение Медведева кандидатом произошло от имени нескольких партийных объединений, помимо «Единой России» – «Справедливой России» и «Гражданской силы». Но об этом мало кто уже помнит.
   «Единороссам» пришлось проглотить обиду, так как, по замыслу их покровителя, В. Путина, Медведев должен был быть выдвинут «по центру» (ЕР), «слева» (СР) и от лица интеллигенции (ГС). То есть выступить от лица всех социальных слоев общества.

Его жена

   Очевиден в последнее время общественно-политический бенефис Светланы Медведевой. Информационными поводами для него служат ее дни рождения и патронируемый праздник – День семьи, любви и верности (день святых Петра и Февроньи, 8 июля – наш ответ дню св. Валентина).
   Светлана Владимировна Медведева (девичья фамилия – Линник) родилась в 1965 году в Купчине Ленинградской области в семье военнослужащих. Училась в средней школе в Купчине, где и познакомилась со своим будущим мужем Дмитрием Медведевым.
   Утверждают, что ее первая учительница дружила с учительницей Медведева. Света и Дима часто ходили на прогулки вместе, а на каждой перемене, взявшись за руки, прогуливались по коридорам. В школе Медведева слыла первой красавицей: «Белокурая с красивыми глазами. Многим мальчикам она нравилась, но выбрала Диму», как вспоминает первая учительница Медведева Вера Борисовна Смирнова[3].
   Позже Светлана поступила в Финансово-экономический институт, по специальности работала недолго, в 1989 году вышла замуж и взяла фамилию Медведева. В 1996 году у них родился сын Илья.
   Когда Медведев начал работать в команде Анатолия Собчака советником председателя Ленинградского городского совета депутатов, Светлана участвовала в организации различных благотворительных мероприятий, выставок и концертов.
   В настоящее время Медведева является председателем попечительского совета целевой комплексной программы «Духовно-нравственная культура подрастающего поколения России», которая была разработана с благословения патриарха Алексия II, а руководит ею декан педагогического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета иеромонах Киприан. В Попечительский совет программы входит Валерий Володин, председатель совета директоров компании «Единая Европа – Элит» и владелец сети парфюмерии и косметики «Иль де Ботэ».
   Медведева также курирует программу «Города-партнеры Милан – Санкт-Петербург», средства от которой идут в детские дома Санкт-Петербурга и «Венеция – Санкт-Петербург».
   Она, помимо этого, патронирует дом-интернат № 1 Санкт-Петербурга, в котором живут умственно отсталые дети.
   В 2007 году поддерживала Фестиваль российского искусства в Каннах (Франция).
   В декабре 2008 года Медведева создала и возглавила Фонд социально-культурных инициатив. НКО поддерживает государственные и общественные инициативы в социальной, культурной и благотворительной сферах. Кроме Дня семьи, любви и верности, как ежегодная благотворительная акция фонда появилась «Веселая Масленица» (для детдомов), «Русский вечер в Милане», «Культурная миссия. Санкт-Петербург – Венеция» – благотворительные акции, в которых приняли участие известные деятели культуры и искусства. Собранные средства были перечислены детским домам Санкт-Петербурга.
   Владеет французским языком.
   23 января 2008 года патриарх Московский и всея Руси Алексий II наградил Медведеву знаком Великой княгини Евдокии Московской[4] за работу на посту председателя попечительского совета целевой программы «Духовно-нравственная культура подрастающего поколения России». Помимо этого, Медведева награждена церковным орденом Святой равноапостольной княгини Ольги III степени.
   Источники характеризуют Медведеву, как женщину компанейскую, открытую, жизнерадостную и улыбчивую[5], но одновременно – сильную и властную[6], говорят, что она – хороший руководитель и организатор[7]. Отмечают также, что Медведева любит быть в центре внимания, умеет красиво одеваться. Например, летом 2007 года, когда отмечалось 25−летие выпуска Медведевых, Светлана взяла на себя организацию праздника, весь вечер не выпускала микрофон из рук, то – представляя бывших одноклассников, то – подпевая хору учителей. Бросалось в глаза и отличие ее внешнего вида от супруга: в отличие от первого вице-премьера, который надел футболку, Светлана была в шикарном белом костюме, подчеркивающем фигуру.
   В круг общения Медведевой, как говорят, входят: семья Валентина Юдашкина; семья Михалковых; Алла Пугачева, а лучшей подругой считается Ирина Винер (супруга Алишера Усманова).
   Близкие знакомые Медведевых говорят, что супруга всегда элегантно одета и хорошо выглядит[8], предпочитает стильные женственные костюмы светлых тонов. Мода – ее хобби, Светлана регулярно посещает Недели Моды в Москве и в Милане.
   По данным источников, туфли и сумки С. Медведева предпочитает от Валентино и «Эскада», «Биркин».
   Любимым модельером супруги Президента является, как уже упоминалось, Валентин Юдашкин. По слухам, он даже как-то назвал ее «новой примадонной»[9], намекая, наверное, на сходство вкусов с ее подругой – Аллой Пугачевой. В свое время, кстати, именно Пугачева и познакомила Юдашкина со Светланой на одном из своих дней рождения.
   Известно также, что Медведева – человек верующий, регулярно посещает службы, соблюдает посты, а значительная часть ее общественной деятельности так или иначе связана с церковью.
   Говорят, что Медведева – строгая мать. Свободное время старается проводить с мужем и сыном. Так, летом 2008 года президентская чета с сыном Ильей отправилась в круиз по Волге на теплоходе «Россия». По пути делались остановки в приволжских городах. Медведев делал фотографии (новое хобби Президента). В августе 2009 года Медведевы несколько дней отдыхали в Астраханской области – ловили рыбу, любовались зарослями лотосов.
   Когда Медведев едет в Сочи, его, говорят, сопровождают жена и сын. Не только летом, но и зимой – Светлана любит, как говорят, кататься с супругом на лыжах в Красной Поляне.
   Очевидно, что Медведева является объектом пристального внимания со стороны групп, которые хотят оказывать влияние на верховную власть в России и ее носителей.
   Напряжение вокруг Медведевой, по мере приближения 2012 года, будет расти: ее слишком часто последнее время видят в компании Наины Ельциной, что повышает уровень слухов о возвращении «семьи» в большую политику.
   Сегодня PR Светланы Медведевой не может быть незаметен: по упоминаемости в СМИ она упорно догоняет своего мужа. Сам же Д. Медведев в последний период играл роль «белого и пушистого», и практически ни в чем не противоречил премьеру, который, в свою очередь, как будто сам воспринял на вооружение тезисы соучастника по «властному тандему» и демонстрировал приверженность либерализму в экономике. Впрочем, это весьма эффективно компенсировала ЕР своей жесткой политической линией на прошедших региональных выборах.

Его «университеты»

   В Петербургском университете, на юридическом факультете, где Медведев в свое время проходил обучение, вспоминают (в частности – его преподаватель, декан Николай Кропачев, позже – председатель Уставного суда Петербурга), что он был весьма осведомлен в римском праве, но в остальном «выглядел обыкновенным студентом». Однако, по некоторым данным, его просили остаться на факультете аспирантом, как одного из самых перспективных юристов.
   Позже, уже после высоких назначений Медведева, Кропачев, по данным прессы[10], несколько скорректировал свою точку зрения: «прекрасный ученый и преподаватель», «порядочный, открытый и честный человек» и т. п.
   Интересно, что в вузе Медведева еще помнят как любителя «хард-рока», активно посещавшего местные дискотеки. Позже, в самом начале избирательной кампании, Медведев признался, что его любимая группа – Black Sabbath. Но, судя по всему, его политконсультанты пришли в ужас от таких откровений и в следующий раз, когда их кандидата спросили, что он слушал в юности – это уже были Deep Purple.
   Кафедра гражданского права юрфака ЛГУ, по некоторым данным, считалась престижной, как и весь юридический факультет; поэтому из «простых» абитуриентов на факультет могли поступить бывшие военнослужащие, имеющие значительные льготы, однако Медведев, как говорят, поступил туда после школы и с первого раза (напомним, он – из профессорской семьи и выбора у него фактически не было).
   По словам завкафедрой Александра Сергеева[11], Медведев учился отлично, в свободное время подрабатывал лаборантом[12] и занимался общественной работой: как и все, ездил «на картошку», работал в полевых бригадах.
   Одной из этих бригад как раз руководил Анатолий Собчак, читавший Медведеву лекции по гражданскому праву. Здесь они и познакомились ближе.
   Позже, во время выдвижения Собчака в депутаты Верховного Совета, Медведев, на добровольных основаниях, помогал ему, фактически войдя в, так сказать, предвыборный штаб: помогал издавать листовки, ездил агитировать избирателей. Так что карьерный рост Медведева связан не столько с Путиным, как утверждали некоторые СМИ, сколько с Собчаком.
   После этого Медведев досрочно защитил кандидатскую диссертацию и стал ассистентом на кафедре гражданского права Петербургского университета, руководителем которой тогда являлся Николай Егоров – в 2000-х: член наблюдательных советов и Советов директоров ряда крупных компаний, в том числе – «Газпрома». Говорят, что не без участия последнего Медведев осенью 1990 года стал советником Собчака.
   Это произошло на месяц раньше, чем назначение на аналогичную должность Путина – тогда и произошло их знакомство, как утверждает сам Медведев[13]. Вскоре Путин стал «старшим» в группе советников, а затем они общались, как начальник и подчиненный, по работе в Комитете мэрии по внешним связям.
   Недоброжелатели, правда, говорят о еще более ранних контактах Путина и Медведева[14] – якобы первый, вербуя в органы госбезопасности сотрудников на юрфаке ЛГУ, «пересекался» и с Медведевым. В данном случае, как нам представляется, желание «притянуть за уши» информацию о причастности всех членов команды Путина к органам госбезопасности доминирует над здравым смыслом.

Его карьера

   В команде Собчака за Медведевым водилась слава «самого незаметного чиновника»: его имени, говорили, не было даже в телефонном справочнике мэрии. Скорее всего, он был просто «заштатником».
   У Собчака Медведев работал по своей специальности: разрабатывал и оформлял сделки, договоры и различные инвестиционные проекты. Говорили, что Собчак испытывал к Медведеву весьма большое доверие, однако во главе группы советников поставил, как мы уже упоминали, все-таки Путина. В свою очередь, Медведев принял это, как говорили, вполне спокойно и старательно избегал субординационных ошибок: Путин называл его на «ты», а Медведев – всегда отвечал на «Вы». Забегая вперед, отметим, что такая же ситуация сохранилась и после того, как Путин стал премьером, а Медведев был избран на президентский пост. В 2010 году такая конструкция даже стала предметом специального исследования в иностранных медиа и поводом для некоторого скандала.
   В 1992 году Медведев ушел от Собчака обратно – на юрфак и занялся, как он сам сказал – «практической юриспруденцией». Однако позже был, как уже упоминалось, вновь был задействован во власти, но уже Путиным лично – работал в Комитете по внешним связям. Здесь он занимался, по некоторым данным, и вопросами PR.
   В Петербурге утверждают, что знаменитый скандал вокруг Комитета и Путина, связанный с экспортом цветных металлов, который расследовала так называемая группа Марины Салье, удалось «погасить» благодаря высокому профессионализму юристов – конкретно Медведева и Козака. Говорят, что последним удалось доказать депутатам, что у Путина не было личной заинтересованности при заключении ряда сделок, вызывавших вопросы. По другим данным, заметных публике успехов Медведев во время работы в Комитете не добился, хотя и общался с Путиным до самого его отъезда в Москву[15] в 1996 году.
   В первой половине 1990-х годов Медведев также сотрудничал, по некоторым данным, в одной консультативной фирме, располагавшейся в гостинице «Смольнинская». Говорят, что тогда же он установил личные контакты с Николаем Храмешкиным, генеральным директором внешнеторгового объединения «ЛенинградИМПЭКС».
   ВТО было создано, по некоторой информации, при помощи Комитета по управлению государственным имуществом города (председателем был убитый позже Михаил Маневич), которое передало управление им фирме «Торговый дом», учредителем которой и был Храмешкин. Позже Храмешкин, по некоторой информации, принимал участие в создании бутика «Труссарди», где, по некоторым данным, работала Людмила Путина.
   Авторы вышеизложенной версии пишут о том, что непосредственное участие в «продвижении» Храмешкина принимал лично Путин – Генеральным директором фирмы «Торговый дом» был некий Владимир Яковлев, якобы давний друг Путина по ПГУ КГБ.
   По некоторым данным, Медведев также сотрудничал, вернее, консультировал АОЗТ «Балфорт» и СП ТОО «Инюре»; обе фирмы специализировались на оказании юридических услуг.
   Среди учредителей «Ин-юре» была швейцарская фирма «Валмет» и компания «Илим палп Энтерпрайз» Захара Смушкина. Тогда партнером Смушкина был Владимир Коган, позже – его бизнес-противник. Некоторые источники утверждают, что знакомство Когана и Медведева состоялось именно в этот период.
   В 1993 году Медведев стал директором «Илим палп Энтерпрайз» по юридическим вопросам, а в 1998 году – представителем «Илима» в Совете директоров ОАО «Братский лесопромышленный комплекс». Кстати, Медведев, по данным некоторых авторов, был одним из учредителей фирмы «Финцелл», которая, в свою очередь, и учредила ЗАО «Илим палп энтерпрайз».
   В 1999 году, как говорили в СМИ, из-за нечистоплотности действий партнеров[16], Медведев покинул ЗАО и вышел из состава учредителей фирмы «Финцелл», как раз накануне скандала вокруг приватизации Котласского ЦБК.
   В 1996 году, вслед за Собчаком и Путиным, как уже упоминалось, Медведев покинул мэрию, сохранив неформальные отношения с последним (но не с первым) и вновь сосредоточившись на преподавательской деятельности, параллельно занимаясь бизнесом.
   После стремительного восхождения по властной вертикали Путина, Медведева, как известно, также пригласили в Москву на государственную службу. Говорили, что о своем назначении Медведев знал уже в августе 1999 года: тогда ему предложили консультировать Федеральную комиссию по ценным бумагам (ФКЦБ), а уже 9 ноября 1999 года, напомним, Медведев стал заместителем руководителя аппарата Правительства, где премьером был Путин.
   В декабре 1999 года Медведев, как упоминалось, уже был заместителем главы Администрации Президента – Александра Волошина, а также возглавил предвыборный штаб Путина, баллотировавшегося на президентский пост. После успеха (53 % и победа Путина в первом туре) Медведев в июне 2000 года стал первым заместителем главы Администрации Президента, отвечавшим за составление рабочего графика Путина и организацию его визитов.
   В этот период активно ходили слухи, что Медведева «протежировали»: Анатолий Чубайс, Альфред Кох и другие. Эти слухи подтверждения не нашли, как и другой слух – о якобы инициировании Медведевым через Гос. Думу проверки коммерческой деятельности Волошина (кто-то очень хотел поссорить Волошина и Медведева). Так или иначе, но именно Волошина считают чуть ли не «крестным отцом» Медведева: якобы именно он научил своего молодого заместителя, как именно открывать двери кремлевских кабинетов. Когда это делать осторожно и деликатно, а когда – ногой…
   Среди первых политических проектов Медведева в Администрации, по некоторым данным, была поддержка Сергея Собянина на губернаторских выборах в Тюменской области. Якобы для этой цели Медведев и Сергей Иванов даже создали альянс[17]. Характерно, что именно Собянин сменил Медведева на посту Руководителя президентской Администрации.
   Кстати, там Медведев, в том числе, разрабатывал проект реформы госслужбы, в основе которого оказался, по некоторым данным, моральный кодекс строителя коммунизма[18]. Примечательно, что в Правительстве Путина именно Собянин курирует реформу госслужбы.
   Как известно, концепция реформирования госслужбы была одобрена еще в 2001 году. Затем президентским распоряжением были созданы комиссия и рабочая группа по реформе госслужбы.
   Председателем комиссии стал Михаил Касьянов, а членами: Медведев, тогдашний глава аппарата правительства Игорь Шувалов, министр экономики Герман Греф, начальник правового управления Президента Лариса Брычева, ректор Академии госслужбы Владимир Егоров, секретарь Совбеза Владимир Рушайло и др.
   Медведев встал во главе одной из рабочих групп[19]. Помимо чиновников различных ведомств, в группу собрали ученых из Высшей школы экономики, МГУ, Университета управления им. С. Орджоникидзе и других. Работа над положениями реформы госслужбы велась очень скрытно, практически никакая информация не уходила за пределы рабочей группы. Таково было условие заказчика в лице Администрации, предупредившей участников: излишняя разговорчивость может обернуться для них отлучением от почетной миссии.
   Первой ласточкой, оповестившей о том, что реформа государственного аппарата все-таки грядет, стал Указ «Об утверждении общих принципов поведения госслужащих». Этот свод правил должен был объяснить чиновникам, что хорошо, что плохо, и как вообще себя нужно вести во власти.
   Основываясь на результатах работы группы, в частности, подписавший документ Путин обязал чиновников «осознать свою ответственность перед государством, обществом и гражданами» и «исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл и содержание деятельности государственной власти и госслужащих».
   Чиновники должны «исполнять служебные обязанности добросовестно, на высоком профессиональном уровне», руководствоваться законами и подзаконными актами, не оказывать предпочтение каким-либо профессиональным и социальным группам и организациям.
   От госслужащих, согласно кодексу, требовалось соблюдать установленные законом ограничения, быть внимательными, корректными, этичными, «воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении госорганов власти и их руководителей» и вообще высказываться по разным поводам более деликатно. Но, при этом, «уважительно относиться к деятельности СМИ и содействовать им в получении информации».
   Чиновникам «необходимо исключать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов». Кроме этого, согласно документу, чиновники не имеют права на политические предпочтения, поскольку они обязаны «соблюдать нейтральность, исключающую возможность какого-либо влияния решений политических партий или иных общественных движений»[20].
   По мнению Медведева, это был «главный закон, нечто вроде кодекса … Закон должен дать четкое определение госслужащему, установить принципы его работы (они внушительны и лаконичны одновременно: открытость, гласность, эффективность и т. д.), задать «направление движения» чиновнику и бумагам, с которыми он работает… Будут унифицированы условия и порядок присвоения классных чинов, дипломатических рангов, воинских и специальных званий… Каждый находящийся на госслужбе должен понимать, какую позицию он занимает применительно к другим видам службы, перемещаясь по горизонтали из структуры в структуру. Скажем, полковник, увольняясь из армии, будет знать, какому классному чину его звание соответствует на гражданской службе».
   Согласно плану, разработанному группой, также планируется формировать «кадровый резерв»; у каждого чиновника будет должностной регламент, в котором планируется оговорить обязанности госслужащего, сферу компетенции, а также «перечень самостоятельно принимаемых им решений». По словам Медведева, регламенты будут обращены и «наружу». «Они должны стать общедоступными, и в них отразится, в частности, процедура движения документа. За нарушение, скажем, если чиновник тормозит бумагу или не отвечает на нее, госслужащий несет ответственность. При этом сами заявители – граждане или организации – будут понимать, как движется их документ».
   Самым важным изменением должен был стать денежный вопрос: «денежное содержание госслужащих будет соотноситься с заработной платой работников соответствующей специальности и квалификации негосударственного (коммерческого) сектора экономики». «Надо двигаться в сторону постепенного увеличения заработной платы, переводить госслужащих из разряда льготников в разряд нормальных обеспеченных граждан». «Задачамаксимум – уйти от советской поощрительной системы и назначить госслужащим нормальную зарплату, из которой они и будут оплачивать все свои расходы»[21].
   Концепция Медведева предполагала также разделить госслужащих на три категории – гражданские, правоохранительные и военные. Причем по каждой категории должен быть принят отдельный закон.
   В соответствии с проектом Медведева, необходимо было:
   – сократить количество ведомств, следовательно, должно произойти их укрупнение;
   – Правительство должно стать более эффективным и компактным;
   – для предотвращения коррупции необходима информационная открытость.
   Руководители ведомств в идеале Медведева должны меняться только раз в четыре года, вместе с Президентом (перед выборами должна происходить автоматическая отставка Кабинета). Министры и их небольшой аппарат не должны быть слишком сильно связаны с возглавляемой отраслью (идея «гражданских» министров).
   Таким образом, главы ведомств должны быть не профессионалами, а президентскими «комиссарами»: главной задачей будет не управление отраслью, а осуществление «политических» функций. Зарплаты этой категории, в соответствии с подготовленными документами, должны быть очень серьезными.
   А вот в подчинении «политических» министров должны находиться профессионалы, которые и будут осуществлять оперативное управление ведомством. С ними будут заключаться бессрочные контракты, зарплаты их будут на порядок меньше.
   Одна из основных идей проекта – предлагаемое резкое увеличение зарплат чиновникам, в частности, за счет сокращения их численности и более активное внедрение системы, по которой чиновники будут получать проценты или премии за эффективное управление.
   Интересно, что уже в 2010 году этот документ лег в основу «Этических норм», предложенных Сергеем Нарышкиным, как кодекс госслужащего и практически ставший приложением к контракту. В данном случае это подтверждает упорство Медведева, который через восемь лет вернулся к разработанному им документу и всетаки «вытащил» его на свет Божий.
   В 2001 году в «Новых Известиях» был опубликован материал о якобы ведущейся разработке проектов по реорганизации Правительства. Указанный материал наделал много шума в российских властных структурах. Суть статьи, напомним, заключалась в том, что в настоящее время в рамках Администрации Президента действуют три аналитические группы, готовящие соответствующие проекты: под руководством, соответственно, Виктора Иванова, Дмитрия Медведева и Симона Кордонского.
   Якобы проекты Иванова и Медведева оказались недостаточно удачными и взвешенными, и только проект Кордонского, по мнению авторов статьи, заслуживал внимания. Как удалось выяснить, статья основывалась на реальной ситуации, только речь шла о структурной, а не кадровой реорганизации.
   Как известно, с 2000 года (с небольшим перерывом) Медведев занимал пост председателя Совета директоров ОАО «Газпром». На этом посту Путин поручил ему разработку программы либерализации рынка акций ОАО (иностранцам разрешено покупать акции только в виде АДР). Для этого Медведев летом 2001 года возглавил специально созданную Комиссию по либерализации рынка акций «Газпрома», которая подготовила соответствующий пакет документов и направила его в Правительство, которое тогда возглавлял Касьянов.
   Согласно некоторым данным, комиссия разделила период либерализации на три условных этапа.
   На первом должны были быть подписаны нормативные акты, которые на уровне подзаконов позволят проводить либерализацию.
   На втором этапе должен быть установлен порядок покупки акций, а также правила ввоза и вывоза их из страны. 20 % акций «Газпрома», которые по закону могут быть куплены иностранцами, должны были быть проданы потенциальным инвесторам.
   Третий этап должен ознаменоваться тем, что будет стерта грань между внутренним и внешним рынками акций «Газпрома»[22].
   Однако, в результате, по некоторым данным, Медведев так и не смог под давлением «газпромовских» лоббистов отстоять собственную программу и, в результате, привел уже четыре варианта реформы по числу заинтересованных ведомств.
   По данным прессы[23], тогда Медведев также заявлял, что государство планирует регулировать рынки акций всех стратегически важных национальных компаний: РАО «ЕЭС России» и ОАО РЖД: «Может быть, есть необходимость регламентировать долю иностранного капитала в целом ряде акционерных обществ, которые особенно важны для государства».
   В 2001 году Медведев, по некоторым данным, принял участие в создании комиссии, занимавшейся ревизией прежней деятельности «Газпрома» и его руководства.
   Его кандидатуру даже рассматривали на пост председателя правления ОАО «Газпром». По словам некоторых экспертов (кстати, считавших его тогда «бестолковым чиновником»), возможное назначение Медведева председателем правления «Газпрома» было бы ошибочным, так как это якобы приведет к тому, что компания потеряет свои позиции. По мнению этих источников, Медведев тогда практически провалил свою работу в «Газпроме». В результате, якобы Путин в узком кругу даже выразил свое неудовольствие по поводу деятельности Медведева.
   Согласно одной из версий, Волошин имел некоторое влияние (прямое или косвенное) на Медведева в «Газпроме». Если это соответствует действительности, то не исключено, что Волошин просто «подставлял» Медведева перед Путиным, всячески осложняя ему работу.
   Вероятен был также вариант простого «очернения светлого имени» председателя Совета директоров «Газпрома» в свете возможных кадровых перестановок. Так или иначе, но представители команды Волошина в Администрации Президента одно время фактически открыто выражали свое неуважение по отношению лично к Медведеву, его деловым качествам, аппаратной неопытности. Кстати, опубликованная распечатка телефонных разговоров Волошина, в газете «Стрингер»[24], расценивалась членами команды Волошина в Администрации Президента, как «похожая на правду».
   В 2001 году Медведев, кстати, вместе с Германом Грефом, действительно оказался замешан в скандал вокруг едва не состоявшейся отставки Алексея Миллера. Якобы именно Медведев был недоволен деятельностью последнего на посту председателя правления. В принципе, скандал имел конфигурацию обычного «информационного слива» и проходил на фоне разговоров о переходе Медведева на пост председателя правления «Газпрома».
   Среди политических проектов Медведева было, как утверждают, участие в сдерживании напора «силовиков» по так называемому «делу ЮКОСа». Именно Медведев, говорили, давал юридическую оценку деятельности Генпрокуратуры и был призван активизировать или «притормаживать» активность «ударных сил».
   В результате, Медведев опять не избежал нападок со стороны конкурентов в виде хорошо поставленных «информационных ударов». Так, например, его обвинили в лоббировании кандидатуры Анатолия Чубайса на пост премьер-министра в начале 2002 года. Причем, в «особо тяжкой форме»: в составе организованной группы, куда также отнесли Дмитрия Козака и даже Виктора Черкесова[25]. Интересно, что, по мнению этих слухмейкеров, связывало эти персоны?..
Его окружение
   В период работы в Администрации и, особенно, во время вице-премьерства формировалась нынешняя команда Медведева, которая сегодня, имея вполне четкие амбиции, подталкивает своего патрона быть решительным и добиваться своего, то есть – подобающего статусу влияния.

   Сегодня интересы команды Медведева представлены в самых разных сферах:
   a
   Однокурсник Д. Козака, работал на кафедре СПбГУ вместе с Д. Медведевым.
   b Бывший прокурор Башкирии ранее работал вместе с Н. Винниченко в прокуратуре Санкт-Петербурга.
   c Бывший доцент юрфака СПбГУ, работал с В. Путиным в мэрии СПб.
   d Несмотря на то что основные лоббистские ресурсы концентрируются в органах исполнительной власти, в Государственной Думе также сохранились все предпосылки для организации лоббистских кампаний. Топливно-энергетическому лобби удалось сохранить и усилить свои позиции в Думе V созыва. Интересы крупных компаний по-прежнему лоббируют сохранившие должности глав комитетов Павел Крашенинников (Комитет по гражданскому и уголовному законодательству – Д. Медведев), Виктор Плескачевский (Комитет по собственности – В. Путин), Владислав Резник (Комитет по финансовому рынку – А. Кудрин), Владимир Плигин (Комитет по госстроительству – В. Путин) и другие.
   e Никлай Дубик работал советником аппарата Д. Медведева в бытность его работы на посту первого заместителя А. Волошина. Позже стал помощником Д. Медведева в качестве главы Администрации, замруководителя секретариата; был заместителем начальника юридического управления «Сибнефти», членом Совета директоров этой компании. Осуществлял юридическое обеспечение поглощения «Сибнефти» «Газпромом» (преобразования в «Газпром нефть»).
   f Ольга Павлова училась вместе с Д. Медведевым в аспирантуре ЛГУ. Работала в Комитете по управлению имуществом Санкт-Петербурга, заместителем начальника экономического управления АП.
   g Илья Елисеев – бывший коллега Д. Медведева по ЛГУ. Был адвокатом в адвокатском бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (учреждения, которое выполняло особо важное государственное задание – защиту двух российских граждан, которых судили в Катаре в связи с убийством Зелимхана Яндарбиева). Один из основателей данной фирмы – бывший преподаватель Д. Медведева Ю. Петров. Ныне – зампред правления «Газпромбанка».

   Несмотря на столь широкое представительство, эта команда пока не может играть на равных с другими группами влияния по одной простой причине: она отделена от крупных активов, которые могли бы стать основой для наращивания могущества.
   Ближайшим соратником Медведева в Администрации является его безусловный конфидент – Константин Чуйченко, также выпускник Ленинградского госуниверситета, бывший глава юридического департамента ОАО «Газпром». Известно, что он принимал участие в проекте «РосУкрЭнерго» в качестве директора. Позже он занял пост руководителя Контрольного управления Президента РФ и стал вести ряд проектов: антикоррупционный и административный, в частности, следит за исполняемостью поручений Президента РФ как раз в исполнительной вертикали и в Аппарате Президента.
   Еще одна персона – Николай Винниченко, через год после прихода Медведева в Администрацию Президента стал главным федеральным инспектором по Санкт-Петербургу, затем – прокурором города, а с 2004 года – главой Федеральной службы судебных приставов РФ (подчинена Минюсту).
   Однако сразу после занятия Медведевым президентского поста, Винниченко объявил о серьезных амбициях и пытался создать из ФССП мощную спецслужбу, после этого его оперативно перевели на пост Полпреда Президента в Уральском федеральном округе – «на повышение». Правда, пост главы ФССП остался за командой Медведева – его занял Артур Парфенчиков, бывший замом Винниченко.
   В команду Медведева входит и друг Винниченко Александр Коновалов. Бывший прокурор Башкирии ранее работал вместе с Винниченко в прокуратуре Санкт-Петербурга. Затем стал Полпредом Президента РФ в Приволжском федеральном округе, а в Кабинете Путина занял пост Министра юстиции.
   Личным другом Медведева считается Антон Иванов, который весьма близок ему по мировоззрению и которому Президент полностью доверяет. Источниками Иванов характеризуется, как человек с весьма высокой самооценкой и крайне обидчивый.
   Впрочем, как говорят, именно Иванов является двигателем т. н. реформы судебной вертикали, которую проводит («под себя») Медведев и выступает его спикером.
   Отметим также, что, в свое время, ответственным за организацию предвыборных штабов Медведева в регионах на базе региональных отделений Ассоциации юристов России (АЮР) был Дмитрий Шумков. В феврале 2007 года он попал в центр скандала, когда Сергей Степашин публично отказался предоставлять региональные отделения АЮР под штабы Медведева. В дальнейшем Шумкову не удалось занять видную должность – он так и остался в рамках АЮР. Источники связывали это с излишней амбициозностью персонажа и его невоздержанностью на язык.
   В Петербургском университете, на юридическом факультете, где Медведев в свое время проходил обучение, он, как мы уже упоминали, стал любимым персонажем – его преподаватель, декан Николай Кропачев, ныне – председатель Уставного суда Петербурга, очень тепло отзывается о своем бывшем студенте.
   Напомним, что Медведев был ассистентом на кафедре гражданского права Петербургского университета, руководителем которой тогда являлся Николай Егоров. Говорят, что именно не без участия последнего Медведев осенью 1990 года стал советником Собчака.
   Как мы уже упоминали, в 2002 году впервые появилась информация о сближении Медведева и Александра Волошина[26]. Эти данные появились из так называемого «питерского крыла» Администрации Президента, что позволяло относиться к ним со значительной долей скепсиса и, тем не менее, как говорят, «нет дыма без огня»: говорили также, что Медведев сблизился с «семейными» по причине того, что практически все «питерские» кланы в Администрации и в других ведомствах буквально игнорировали его.
   Так или иначе, именно Волошина в 2010 году Медведев поставил во главе проекта по созданию в России Международного финансового центра[27], а до этого держал во главе Совета директоров «Норильского Никеля». Его помощником по созданию МФЦ стал Аркадий Дворкович, в последнее время, как говорят, сильно приближенный к Медведеву и также имеющий хорошие связи с западным истеблишментом. Впрочем, взамен, как известно, Волошин потерял пост председателя Совета директоров «Норильского Никеля».
   Говорят, что для Медведева Волошин особенно ценен тем, что имеет весьма хорошие связи в Госдепартаменте США: судя по всему, Сергей Приходько со своей ролью «серого внешнеполитического кардинала» Администрации, по мнению некоторых, не справляется, проигрывая харизматичному министру Сергею Лаврову, который явно тяготеет к Путину. Возможно, именно благодаря его усилиям, Администрация Барака Обамы объявила об отмене санкций, введенных против «Рособоронэкспорта» и нескольких российских компаний.
   К Медведеву Волошин подвел в свое время и Игоря Шувалова, которого Президент в 2008 году хотел сделать главой своей Администрации. Однако Путин произвел, так сказать, обмен политическими заложниками: главой Администрации стал конфидент премьера Сергей Нарышкин, а Шувалова премьер забрал к себе на пост первого вице-премьера, ответственного за борьбу с кризисом.
   Думский «медведевец» Павел Крашенниников, которого считают близким к команде Президента, стал, как известно, председателем Ассоциации юристов России (АЮР), вместо умершего Олега Кутафина.
   В качестве новаций, которые глава АЮР планировал ввести в правовую практику: сделка с правосудием, бесплатная правовая помощь малоимущим, ликвидация правовой безграмотности населения. Предполагалось также, что в рамках АЮР будет оказана бесплатная срочная юридическая помощь: региональные отделения бесплатно консультируют население.
   Вполне логично, что АЮР пользуется всемерной поддержкой Минюста Александра Коновалова. Еще один «примкнувший» к команде Медведева, Сергей Степашин вообще предложил создать единую структуру юридической помощи населению в регионах.
   Эта часть команды нынешнего Президента помогает ему сохранить имидж либерального главы государства.
   В частности, Медведев, как известно, «завернул» поправки в УК и УПК РФ, касающиеся гостайны, госизмены и шпионажа. Данные поправки, внесенные с подачи российских спецслужб, вызвали сильный резонанс в кругах иностранных дипломатов и, как понятно, евролидеров, которые могли лишиться услуг российских консультантов. Это пристальное внимание оттенило реакцию Президента, отправившего поправки на доработку: дескать, они не должны нарушать права граждан России.
   Поправки, напомним, были внесены 15 декабря 2008 года Правительством РФ и призваны были расширительно толковать понятие гостайны и шпионажа, а также – госизмены. Поправки были внесены сразу после того, как Гос. Дума проголосовала за поправки в УК и УПК, запрещающие судам присяжных рассматривать уголовные дела, связанные с массовыми беспорядками, диверсиями, госизменой и шпионажем.
   В совокупности с инициативой Медведева, заблокировавшего инициативы «Единой России» по ограничению СМИ незадолго до этого, стало очевидным, что со стороны президентской команды налицо работа по улучшению своего либерального имиджа. Причем, эта работа была явно согласована с Путиным, судя по всему – в случае с поправками в «антикоррупционный пакет», за что негласно выступал премьер, «медведевцам» сделать ничего не удалось.
   Причем, спикером со стороны «медведевцев» выступал, что характерно, тот самый Крашенинников.
   Помимо друзей и соратников, Медведев имеет вполне широкий круг официальных контактеров, которых также можно записать в его команду.
   В дополнение к образующемуся проекту иннограда «Сколково» уже существует Школа управления «Сколково», которую курирует, являясь председателем Наблюдательного совета, сам Медведев.
   Школа была заложена 21 сентября 2006 года (школа в Петербурге—29 ноября того же года), но была построена на деньги только частных инвесторов: «Русского стандарта», МГК «Итера», Первого чешско-российского банка, «Северсталь-групп», ТД «ГУМ» (АФК «Система»), ИК «Тройка Диалог», ТНК-ВР, Sun Group и ряда физических лиц, в число которых входят: Александр Абрамов («Евраз групп»), Роман Абрамович («Челси», «Евразгрупп»), Леонид Михельсон (НОВАТЭК), Андрей Раппопорт (РАО «ЕЭС России»).
   Бизнес-школа «Сколково» является объектом инвестирования практически всех крупных российских и иностранных компаний, действующих в России: ее интересы в Администрации Президента отстаивает Аркадий Дворкович, он же, как говорят, «подгоняет» дополнительных инвесторов.
   Проект иннограда «Сколково», как известно, с подачи Медведева возглавил Виктор Вексельберг, один из самых влиятельных крупных собственников в России, что ввело его в круг бизнес-систем, замкнутых на Президента РФ (правда – условно).
   Институализации «группы поддержки» Медведева в Администрации и исполнительной вертикали (пропорционально – «группа поддержки» Путина) способствовал подписанный 19 мая 2008 года Указ «О мерах по противодействию коррупции», который предусматривал подготовку предложений для Президента РФ в данном направлении, выработку госполитики.
   Тогда же Медведев возглавил Совет по противодействию коррупции, в состав которого вошел довольно специфический круг лиц, половину которых источники относят к окружению нынешнего Президента РФ:
   Министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев,
   Министр экономического развития РФ Эльвира Набиуллина,
   Руководитель Администрации Президента РФ Сергей Нарышкин,
   Руководитель Следственного Комитета при Генпрокуратуре РФ Александр Бастрыкин,
   Директор ФСБ Александр Бортников,
   Полномочный представитель правительства в Конституционном, Верховном и Высшем Арбитражном Судах Михаил Барщевский (лидер «Гражданского союза»),
   Помощник Президента РФ – начальник Главного правового управления Лариса Брычева,
   Помощник Президента РФ Аркадий Дворкович,
   Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин,
   Председатель Высшего Арбитражного Суда Антон Иванов,
   Минюст Александр Коновалов,
   Член Общественной палаты РФ Анатолий Кучерена,
   Председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев,
   Вице-премьер – руководитель аппарата Правительства Сергей Собянин,
   Генпрокурор РФ Юрий Чайка,
   Помощник Президента – руководитель Главного контрольного управления Константин Чуйченко.
   Членство в этом «клубе» дает определенные преференции для его участников, так как фактически выводит из-под удара антикоррупционных действий т. н. «властного тандема». Одновременно и очевидно то, что представительство другого участника тандема, премьера, также достаточно велико.

Его судебная вертикаль

   Предметом особенной заботы Медведева, его пристального внимания служит «судебная вертикаль»: именно в ней он видит свою опору и гарантию будущего политического веса.
   Неудивительно, что Медведев и его окружение стараются насытить собственными кадрами судейский корпус, впрочем, с явного разрешения Путина, что, в общем, косвенно подтверждает гипотезу о возможном переходе Медведева в 2012 году на пост председателя Конституционного суда или иной высокий пост, скажем, главы реформированного Верховного суда (Единого судебного присутствия, с идеей образования которого выступил Антон Иванов в 2010 году).
   Похоже, к этому времени судейский корпус будет под полным контролем команды Медведева, что позволит последнему реально влиять на политическую и экономическую ситуацию в стране и, возможно, вернуться в 2018 году.
   Медведев в этом проекте задействовал кадровые ресурсы, которые мы обозначим условно как «сокурсники»:
   Валерия Адамова – председатель Федерального арбитражного суда Московского округа;
   Николай Винниченко – полпред президента в Уральском федеральном округе;
   Александр Гуцан – заместитель генпрокурора по Северо-Западному федеральному округу;
   Наталья Гуцан – председатель Уставного суда Санкт-Петербурга;
   Николай Егоров – заместитель прокурора Ленинградской области;
   Илья Елисеев – зампред правления Газпромбанка;
   Антон Иванов – председатель Высшего арбитражного суда;
   Валерий Кожокарь – начальник главного управления МВД по Центральному федеральному округу;
   Артур Парфенчиков – директор Федеральной службы судебных приставов;
   Константин Чуйченко – начальник главного контрольного управления Президента РФ;
   Инна Воробьева[28] – юрист петербургской сети аптек «Фармакор»; председатель Десятого апелляционного суда (Московская область).
   Упомянут был нами и «знакомый» Медведеву судья Конституционного суда РФ – Сергей Казанцев, доцент кафедры юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ). По некоторым данным, предложение уйти в КС получал также декан юридического факультета СПбГУ Николай Кропачев, который подтвердил, что Медведев лично знаком с Казанцевым[29].
   Вообще Конституционный суд в последний период пользуется пристальным вниманием Медведева.
   В 2010 году Президент внес в Совет Федерации кандидатуры для замещения двух вакансий в составе судей Конституционного суда: вместо досрочно сложившего полномочия Анатолия Кононова и достигшего установленного для судей предельного возраста Анатолия Сливы, Президент предложил назначить своего однокашника по аспирантуре юридического факультета СПбГУ главу Приморского избиркома Константина Арановского и заведующего кафедрой конституционного права Уральской юридической академии Александра Кокотова.
   Источники подтверждают, что с Арановским, например, Медведев вместе учился в аспирантуре юридического факультета СПбГУ, а связка с Князевым, который в 2008 году стал первым судьей КС, назначенным по представлению Медведева, – очевидна.
   Кокотов давно сотрудничал с КС в качестве эксперта, причем, его мнение нередко расходилось с итоговым решением КС. Например, полпред Президента в КС Михаил Кротов, доказывая, что партии имеют право снимать кандидатов с выборов по своему усмотрению, цитировал мнение именно Кокотова.
   Внесение кандидатур судей (одной с опозданием, другой – преждевременно, чем Президент нарушил закон о КС) объяснялось тем, что Медведев рассчитывал на «пакетное голосование», причем – положительного свойства. Есть данные о том, что с КС Президент при подборе кандидатур не советовался, а с председателем КС Валерием Зорькиным он согласовал их лишь формально. Впрочем, несмотря на это, Совет Федерации предсказуемо утвердил выдвинутых Медведевым конституционных судей – и Александра Кокотова, и Константина Арановского. В результате, в Конституционном суде оказались уже три представителя Медведева, семь – путинских и девять – ельцинских выдвиженца.
   Уже вскоре Медведев предложил Совету Федерации в качестве нового судьи Конституционного суда профессора, преподавателя юридического факультета СПбГУ Александра Бойцова[30]. Он должен занять место уходящего на пенсию Владимира Стрекозова[31], которому исполнилось 70 лет.
   Источники вообще отмечают клановость в принципе формирования судейского корпуса: на юрфаке СПбГУ в одно время с Бойцовым учились судьи Сергей Казанцев и Владимир Ярославцев, аспирантуру там окончили судьи Сергей Князев и Константин Арановский, а судьи Сергей Казанцев и Сергей Маврин, до прихода в КС там преподавали.
   Друг Президента и председатель Высшего Арбитражного суда Антон Иванов[32] выступил лоббистом создания патентного суда (еще в 2009 году). Соответствующий законопроект, по поручению Медведева, был одобрен президиумом ВАС.
   На президиуме ВАС Иванов предложил разместить новый суд в не чужом для Медведева Сколково: там будет сосредоточен исследовательский бизнес и патентные споры неизбежно будут возникать.
   В результате, Иванов, по результатам ряда конфликтов, связанных с увольнением строптивых судей, уже давно поставил под свой контроль систему арбитража в России, соответственно, в интересах своего друга Медведева.
   Консолидировав судебные вертикали в ходе т. н. реформы (Арбитраж, Конституционный суд, Верховный суд и суды общей инстанции), Медведеву и его команде удастся контролировать весьма важный участок политического и экономического поля, что заставит считаться с ними любого, кто бы ни пришел в Кремль после 2012 года.

Его бизнес-команда

   Говорят, что Медведев имеет свое небольшое «представительство» в «Газпроме». В его состав входят: Николай Дубик (условно, юридические вопросы), Игорь Федоров (комплектующие) и Илья Елисеев (банкинг, финансовые интересы).
   Несмотря на договоренность с Путиным, вероятно, скорее – благодаря ей, небольшая часть бизнеса «Газпрома» действительно контролируется командой Медведева. Упомянутый Николай Дубик, кстати, брат Сергея Дубика, назначенного на пост руководителя Управления Президента по кадрам, является главой юридического департамента «Газпрома». Однако полная принадлежность Николая Дубика к команде собственно Медведева сегодня – под вопросом.
   Дубик – однокурсник Игоря Шувалова, нынешнего «медведевца». Утверждают, что он имеет близкие отношения и с другом Медведева Константином Чуйченко, под патронажем которого работал в «Газпроме».
   Другая персона в системе «Газпрома», ориентированная на Медведева, – Игорь Федоров[33], глава ООО «Газпром комплектация»[34], скорее всего, не является ключевым, так как в 2009 году рассматривался кандидатом на пост главы Красноярского края. Путин, как известно, настоял и Медведев «предпочел» креатуру Хлопонина Льва Кузнецова. Рассматривался и при выборе губернатора Ханты-Мансийского АО: Путин настоял, а Медведев вновь предпочел Дмитрия Кобылкина, креатуру Геннадия Тимченко и т. д. То есть, Федоров непременно «проваливался».
   Еще один «медведевец» – Илья Елисеев, зампред правления «Газпромбанка», член совета директоров ОАО «Газпром-медиа», из группы «питерских юристов», тоже однокурсник Медведева. Научным руководителем дипломной работы Елисеева был профессор В.Мусин (до недавнего времени – член Совета директоров «Газпрома»). С февраля 2005 года Елисеев – старший юрист адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», основанного другом и однокурсником Путина Николаем Егоровым, с августа 2005 года – заместитель председателя правления АБ «Газпромбанк».
   В бизнес-окружение Медведева, как утверждают источники, входит весьма ограниченное число коммерсантов. Называют, прежде всего, Алишера Усманова («Металлоинвест») и Захара Смушкина («Илим Палп»)[35]. Некоторые источники относят к окружению Медведева и Владимира Столяренко, главу банка «Еврофинанс».
   Алишер Усманов считается «любимым олигархом» нынешнего Президента лишь по той причине, что жена Усманова – Ирина Винер[36], главный тренер сборной России по художественной гимнастике – лучшая подруга Светланы Медведевой, жены Президента РФ: они вместе посещают светские мероприятия и ходят по магазинам. Винер способствовала гимнастической карьере Алины Кабаевой, а сегодня Алина Маратовна, как ее называют во властных вертикалях, весьма влиятельная персона. Напомним, чемпионка мира ныне – депутат Гос. Думы от «Единой России». По собственному утверждению, Винер даже купила своей любимице квартиру в Москве.
   В основу бизнеса Усманова легли его связи между Москвой и Ташкентом. Первые деньги он сделал на производстве и торговых операциях, затем сосредоточился на инвестиционных проектах («Интерфин»).
   Утверждают, что к деятельности «Интерфина» имели отношение Рафик Нишанов – бывший первый секретарь ЦК КП Узбекистана, бывший председатель Совета национальностей Верховного совета СССР. По слухам, несколько лет с компанией был связан и Вадим Шеремет, сын бывшего зампредседателя правления «Газпрома» и бывшего предправления «Сибура» Вячеслава Шеремета[37].
   Компания «Газпроминвестхолдинг», который Усманов возглавляет лично, является дочерней структурой «Газпрома» (100 %). Именно под эгидой «Газпрома» в 1998 году формировалось газо-металлургическое объединение «Газметалл», а как переходная структура – «Газпроминвестхолдинг».
   В 2000-х годах Усманов приобрел известность (в узких кругах), как «скупщик Кремля» (ТЭК, металлы, СМИ) и «жесткий бизнесмен» (конфликты с Олегом Киселевым, Олегом Дерипаской и проч.).
   Общеизвестно, что Усманов в свое время упоминал о весьма близких отношениях и с Виктором Черномырдиным[38] и Рэмом Вяхиревым[39]. Тем не менее, после смены управляющей команды в компании (Алексей Миллер, Дмитрий Медведев) он и с ней сумел установить весьма доверительные отношения.
   В немалой степени Усманову на первом этапе, как говорят, оказал содействие Игорь Сечин, испытывавший определенные затруднения с проталкиванием в «Газпром» своих людей. Тем не менее, вопрос о том, можно ли считать Усманова «человеком Сечина», всегда оставался открытым. Сегодня, учитывая его ориентированность на Медведева, этот вопрос снят с повестки дня.
   Еще одним подтверждением работы Усманова в интересах Миллера и Медведева стало получение «Газпроминвестхолдингом» кредитов ВТБ.
   Анализ ситуации неизменно показывал, что Усманов действовал не по собственной инициативе, а в интересах части руководства «Газпрома». В свое время, напомним, именно Усманов вернул в «Газпром» 4,83 % «Стройтрансгаза», акции «СИБУРа» и «Запсибгазпрома». Кроме того, возглавляемая Усмановым компания вернула под контроль «Газпрома» 100 % акций «Севернефтегазпрома», владеющего лицензией на крупное Южно-Русское месторождение.
   Но самой важной задачей Усманова, по всей видимости, была сделка по реструктуризации «Газпром-медиа» (холдинга, объединяющего все медийные активы «Газпрома», в том числе – телеканал НТВ), в результате которой 49 % этой компании отошло банку «Еврофинанс» (сейчас – «Еврофинанс Моснарбанк»).
   По имеющимся данным, Усманов в 2006 году снизил активность своего участия в делах газовой монополии. По слухам, Кремль, говорили – в лице Игоря Сечина, якобы поручил ему новый проект: формирование крупного металлургического холдинга…
   Нынешний президент банка «ЕврофинансМоснарбанк» Владимир Столяренко после августовского кризиса 1998 года, как говорят, «по протекции» Андрея Костина (глава ВТБ) (они вместе работали в банке «Империал»), был направлен в близкий государственному банковскому сектору «Еврофинанс».
   За ним в период 2000–2008 годов закрепилась репутация банка, обслуживающего корпоративные интересы «питерского» окружения Путина. В частности, активность руководства банка была отмечена на рынке телевизионных компаний, входящих в структуру ОАО «ГазпромМедиа Холдинг».
   Начиная с 2004 года, руководители банка практически бессменно входили в составы совета директоров всех телеактивов компании – «Телекомпании НТВ», «НТВ-Плюс» и «ТНТ-Телесеть».
   Однако наиболее важными источники называют контакты с председателем Высшего Арбитражного суда РФ Антоном Ивановым, другом Медведева, и помощником Президента Константином Чуйченко, начальником Контрольного Управления Президента РФ и также – личным другом Медведева, кстати, выходцем из ПГУ КГБ СССР.
   Таким образом, Столяренко обрел обширные связи с командой Медведева (Иванов – Чуйченко), а также с определенной долей уверенности можно утверждать, что его деятельность ориентирована на братьев Ковальчуков.
* * *
   В новом варианте Конституции РФ, измененной по инициативе Медведева вскоре после заступления на президентский пост, срок полномочий самого Президента и депутатов Гос. Думы, как известно, был пролонгирован до шести и пяти лет соответственно.
   Причем, вопрос о применении данной нормы был решен окончательно – к ныне действующим политическим субъектам это отношения не имеет (депутатские мечты продлить свое счастье не сбылись). Более того, норма о подотчетности Гос. Думе Правительства все-таки также была введена, несмотря на попытки депутатов не ставить Путина в это неудобное, как им кажется, положение. Кстати, сам премьер к этому нововведению отнесся вполне спокойно и, похоже, даже находит удовольствие от таких отчетов.
   Помимо этого, Президент настоял, чтобы круг вопросов к исполнительной власти формировали, в том числе, сами депутаты. Также были зарегистрированы новообразованные субъекты Федерации, а вот Общественная палата РФ, как ожидалось, в Основной Закон не попала.
   В результате, сразу после ухода с поста Президента, что было само по себе сильное решение, Путин позиционировал себя в качестве суперэффективного политика и подтвердил свою репутацию «национального лидера». Медведев был вынужден действовать симметрично.
   В 2007 году многие задавали себе вопрос: почему Медведев, а не Сергей Иванов, который больше подходил на роль Президента, да и с Путиным дружил гораздо ближе?..
   Ответ на этот вопрос стал очевиден, спустя не которое время и логика путинского решения стала ясна. Иванов не подходил на роль преемника Путина потому, что уже сформировался, как политик и как личность, он может оппонировать Путину, так как является для него равновозрастным. Помимо этого, нынешний первый вице-премьер и его премьер – на «ты».
   Медведев больше подходил на роль преемника, так как к 2008 году его политический статус только формировался и для «статусных питерцев» он был «младшим партнером». Действительно, забегая вперед, отметим, что Медведеву понадобилось практически два года, чтобы сформировать свой собственный политический статус и заявить о себе на международной арене.
   Помимо этого, и Запад, и Восток продолжают воспринимать Медведева как ведомого участника т. н. «властного тандема», поэтому Путину не нужно тратить силы и время на подтверждение своей политической полноценности. Медведеву же пришлось весь 2008 год доказывать свою политическую суверенность.
   2008 год Медведев был политически незаметен в тени своего предшественника. Впервые он проявил себя, когда сформировал т. н. «антикоррупционный пакет», который сразу же был выхолощен депутатами Гос. Думы. Собственно с 2009 года начинается деятельность ДАМ, как Президента…

ДАМ-2009

   С самого начала года верховная власть оказалась недовольна властью законодательной: депутаты явно пытались смягчить президентский вариант антикоррупционного пакета (он был принят в третьем чтении с депутатскими поправками, несмотря на требования Президента соблюдать заранее обговоренные пункты плана) и для этого у них были весомые причины.
   Во-первых, депутатский век недолог (пока) и многие из нынешних законодателей надеялись вернуться или поступить на госслужбу, и новое законодательство коснется их в полной мере.
   Во-вторых, пчелы не могут быть против меда – заказчиками законов выступают, в основном, госслужащие и связанные с ними крупные собственники, а принимать меры, которые идут вразрез с интересами заказчика – верх нелояльности. Это неизбежно отразится на расценках услуг и ссылки на форс-мажорные обстоятельства в виде воли верховной власти тут будут неуместны.
   В результате такой непростой ситуации, депутаты Государственной Думы не нашли ничего лучше, чем попытаться хотя бы отсрочить действие Закона на год: «огонь на себя» вызвал Владимир Плигин, «единоросс» из Комитета по конституционному законодательству, которого считают чуть ли не «рупором Путина» в парламенте[40].
   На самом деле данная мера была необходима для безболезненного перевода активов, недвижимости и средств с близких родственников на доверенных лиц. Утверждают, что именно этот «финт» вызвал особенный гнев Медведева, и он в категоричной форме потребовал принятия пакета только с теми поправками, которые были СОГЛАСОВАНЫ РУКОВОДСТВОМ ГОСДУМЫ ЛИЧНО С НИМ: Президент снял только требование «стучать» друг на друга.
   Психологический расчет был сделан тонко: год – не такой большой срок, однако Медведев, судя по всему, был не намерен идти на компромисс. Тем более что «единороссы» ссылались на то, что все поправки якобы были согласованы в Кремле, то есть – в Контрольном управлении Президента, которое возглавляет Константин Чуйченко, недалекий от Медведева человек. По сути, Чуйченко депутаты «подставили», обвинив в том, что он согласовал поправки, которые не понравились Президенту.
   Интрига того дня состояла в том, что Путин так и не высказался по этому поводу, а привыкшие уже ловить сигналы из двух «радиоточек» депутаты никак не решались на фактическое отсечение себе руки. (Кстати, об отсечении «мохнатых лап» премьер высказывался довольно определенно).
   Такая позиция Путина говорила не об отстраненности премьера от проблемы: скорее, он проверял Медведева на политическую устойчивость – сможет ли нынешний Президент преодолеть сопротивление депутатов или нет? Некоторые источники интерпретировали молчание премьера по данному направлению (принятию «антикоррупционного пакета»), как чуть ли не проявление внутреннего конфликта в «тандеме», однако, скорее всего, это было не так.
   Позже проект прошел и Совет Федерации: здесь мог бы сыграть его спикер Сергей Миронов, оказав большую услугу Медведеву, но он этого не сделал: значит, поправки в окончательной редакции все-таки были согласованы с Путиным, хотя до конца ясности все же не было ни у кого.
   Ожидалось, что Медведев наложит на утвержденный парламентом закон вето, так как, подписав «усеченный вариант» с депутатскими поправками, он как бы расписывался в собственном бессилии. В случае же президентского вето придется вносить проект в Думу еще раз и это уже будет весьма болезненным процессом для депутатов.
   Однако Медведев закон подписал, начав второй этап войны с бюрократией, так и не вступив с ней в прямое столкновение.
   Скорее всего, он помнил тот чиновный саботаж, который уже происходил в ходе т. н. «административной реформы» в 2002–2004 годах. Тогда чиновники присоединились к созданию нового контура исполнительной вертикали (группа Михаила Касьянова конкурировала с группой Козака – Медведева), а затем, не добившись успеха на подготовительном этапе, «похоронила» реформу на этапе реализации с помощью ее тотального саботажа.
   Для того чтобы эта схема не сработала еще раз, и была необходима совокупная политическая воля – не только Президента, но и премьера, а Путин, как мы упоминали, молчал; и пока это молчание длилось, продолжалось и «бодание» парламента с Президентом.
   Такая ситуация создавала для Медведева серьезные имиджевые проблемы. Кстати, причиной сбоя работы с депутатами называли то, что в этой работе не принимал участия Владислав Сурков[41], контролирующий, как утверждают, работу Кремля с Гос. Думой в полной мере: вместо него президентский пакет продвигала Лариса Брычева, а ее авторитета не хватило.
   В результате, Медведев, видимо, в приступе крайнего раздражения, подверг критике не только деятельность своего Аппарата, но и деятельность Правительства (недостаточность антикризисных мер), чем вызвал новые подозрения в наличии конфликта во взаимоотношениях с Путиным («болевой точкой» тогда стала персона Алексея Кудрина).
   Стало очевидным, что информация о кризисных явлениях вырывается из-под контроля федеральных властей. Кстати, говорили, что Кремль настаивал на введении специальных позитивных блоков информации, которые призваны формировать у населения впечатление, что все процессы в стране носят позитивный характер.
   В результате в 2008–2009 годах Медведев терпел в борьбе за собственную политическую суверенность поражение за поражением. Например, утверждали, что он действительно хотел повысить независимость судов. Источники так описывали его план: освободить суды от давления сверху, и пусть они давят на бюрократию. Однако из этого ничего не вышло (хотя процесс по т. н. «делу ЮКОСа» явно либерализуется…).
   Летом 2008 года Медведев показал, что у него есть собственная программа либеральных преобразований, и он всерьез хотел бы помириться с Западом, но якобы война с Грузией сломала все эти планы, а либеральная программа стала на время неактуальной. Сотрудники Аппарата Президента, например, жаловались, что в Кремле стало скучно и неясно, кто и что решает. Например, после своей инаугурации Медведев, как говорят, предложил Владиславу Суркову возглавить Администрацию и Сурков, утверждают источники, так до сих пор и не знает, кто это решение отменил.
   Сейчас о Президенте слухмейкеры рассказывают, что он чрезвычайно занят («спит по пять часов») и к своим обязанностям относится крайне серьезно. Например, с началом кризиса он стал по нескольку раз в неделю проводить совещания с министрами, вице-премьерами и своими помощниками. Однако, как утверждают, на каждом более или менее значимом документе, все равно всегда нужна виза Путина. При этом получить эту визу не так просто: премьер работает очень мало, а прямой доступ к нему якобы имеют только вице-премьеры Игорь Сечин да Алексей Кудрин.
   В качестве попытки выйти из этой непростой ситуации Медведев предпринял заход издалека: Президент сделал крайне необычный шаг, направив через Сергея Нарышкина письма ко всем парламентским политическим партиям с крайне интересным предложением представить в Администрацию свои кандидатуры в кадровый резерв главы государства.
   Этот шаг, очевидно, стал продолжением линии, начатой Медведевым с назначением на пост губернатора Кировской области бывшего лидера СПС Никиты Белых. Не случайно в лояльной Медведеву прессе одновременно появились материалы, авторы которых обосновывали тезис о том, что в так называемые «нулевые годы» модель социальной мобильности вновь вернулась к образцам «застойных времен».
   Таким образом, Путина пытались сравнить с Брежневым. В ответ технологи выдвинули тезис о подобии Медведева Горбачеву. На этом война имиджмейкеров и завершилась.
   Предложение Медведева к политическим партиям продвигать в систему управления людей с талантами и творческими способностями, независимо от их политических взглядов, стало первой попыткой Президента по-новому организовать социальную инфраструктуру России. С политической же точки зрения ход Медведева, очевидно, был направлен на расшатывание монополии «Единой России», которая пыталась поставить под свой контроль все кадровые назначения в стране. Помимо этого, Медведев обозначил свое стремление создать в партийных аппаратах свою собственную клиентелу.
   Впрочем, «Единая Россия» не оставила своих попыток влиять на кадровую политику Кремля, сформировав и попытавшись навязать свой собственный кадровый резерв «президентскому списку». Впрочем, данная попытка провалилась к разочарованию Бориса Грызлова, так и не выполнившего распоряжения лидера партии, настаивавшего на том, чтобы кадровый резерв «единороссов» был непременно включен в «резерв» Администрации Президента.
   На фоне этих проблем, осложняющейся социально-экономической ситуацией, начали нарастать слухи о серьезных трениях между Медведевым и Путиным, который якобы уже не сдерживался и разговаривал с Президентом на повышенных, раздраженных тонах.
   Якобы именно российско-украинский газовый конфликт в начале 2009 года накалил ситуацию в отношениях между двумя лидерами, соревновавшимися за получение политических дивидендов, а возможно и за внедрение выгодных (для каждого отдельно) корпоративных схем.
   Многие российские и западные наблюдатели отметили, что посещая одно из подмосковных предприятий, Медведев неожиданно для публики раскритиковал путинское правительство, которое, по его мнению, не справляется с реализацией антикризисной программы: по словам Президента, было выполнено лишь 30 % планов, заявленных в ноябре 2008 года.
   Согласно российским источникам, ничего сенсационного в этом заявлении Медведева не было (то же самое, мол, говорит своему правительству и Путин на каждом совещании), однако, внимательные наблюдатели, как в России, так и за рубежом, были уверены, что Медведев сделал свое заявление не случайно: он впервые публично подверг сомнению не только работу правительства, но и премьера.
   Вообще в 2009 году наблюдатели с особым вниманием (особенно немецкие и английские источники) следили за ситуацией в славянских странах, где прекращение российского транзита газа, какими бы причинами оно ни вызывалось, было воспринято как удар со стороны «старшего брата».
   Примечательно, что в российских кругах, близких к ФСБ, начала развиваться теория о том, что России не следует обращать внимания на те центральноевропейские страны, которые давно служат Западу и являются врагами России.
   Очередной саммит ЕС, состоявшийся 12 января 2009 года, четко определил политику союза, который теперь приступил к поиску альтернатив российским поставкам энергоносителей. При этом речь шла не только и не столько об украинском направлении этих поставок, сколько о необходимости дистанцироваться от России, как поставщика, который в любой момент может отказаться от своих контрактных обязательств или использовать поставки энергоресурсов для политического давления.
   Впрочем, не следует идеализировать западных лидеров в этой ситуации – их стереотипность мышления и мягкая позиция по отношению к Украине (обусловленная тем, что развитые страны ЕС оказались хорошо подготовленными к отключению газа) позволила руководству последней взять столько «газовых заложников», сколько было необходимо для того, чтобы нанести серьезный репутационный вред России.
   По-видимому, этим и объяснялось недовольство Медведева полученными результатами. В ответ Путин своеобразно отреагировал на упреки в медлительности правительства. В частности, он пошел на крайне рискованный шаг, решив ограничить срок согласования документов между министерствами одним месяцем, после чего даже несогласованные документы должны будут вступать в действие автоматически. В результате, повысилась конфликтность внутри правительства.
   Параллельно Медведев, как известно, запретил военно-техническое сотрудничество с Грузией (в отношении продукции военного и двойного назначения) сроком на два года: при этом, Россия всячески демонстрировала миролюбие и желание взаимодействовать в экономической сфере. Тем самым, Медведев попытался исправить свой имидж «крутого пацана» на фоне триумфа «путинской воли» в ходе российско-украинского газового конфликта.
   Причем, было совершенно очевидно, что президентский Указ был направлен, прежде всего, против партнеров Грузии, поставляющих ей вооружение (Украины) и стал аналогом практикуемых США мер, направленных против поставщиков оружия странам, деятельность руководства которых вызывает вопросы в Вашингтоне. Медведев, таким образом, начал копировать стиль американского президента.
   Фактор напряженности в отношениях Путина и Медведева в этот период во многом продолжал определяться неудачами Правительства в области борьбы с кризисом. В Администрации же сложилась неопределенная ситуация в связи с позицией Медведева: после подписания им «антикоррупционного пакета» стало ясно, что «Единая Россия» победила, безнаказанно ослушавшись прямого указания Президента. Помимо этого, нервничало окружение Суркова (утверждали, что в команде Медведева его хотят сделать ответственным за социальное недовольство россиян).
   В аппарате же Правительства были недовольны еще и тем, что режим работы Путина не отвечал кризисным реалиям – фактически он, как говорили, приезжал на свое рабочее место только на несколько часов в неделю. При этом, любые попытки диверсифицировать контроль над управленческими процессами воспринимал чуть ли не как личное оскорбление. В результате, об оперативности реагирования на кризисные явления или социальное недовольство населения говорить не приходилось.
   Однако эта особенность тандемного управления страной так и не вылилась в личный конфликт Медведева и Путина, несмотря на мрачные прогнозы некоторых наблюдателей и целую кампанию в западных СМИ, которые каждый день ожидали все новых и новых свидетельств о том, что премьер и Президент, наконец, поругались….
   Западная пресса с 2008 года активно ищет «точки разрыва» между Путиным и Медведевым. Причем, используется любой информационный повод, который дает, как спонтанный, так и инспирированный слух. В частности, использованы были и страсти вокруг выборов Патриарха, а также – ситуация вокруг «первой леди». Ассоциативный ряд был прост: известно, что Светлана Медведева имеет сильное влияние на мужа, что она – религиозна и активно занимается благотворительностью в рамках РПЦ.
   В частности, упоминалось, что именно Светлана Медведева якобы подвигает Президента играть против премьера. Это выразилось, как утверждалось, в частности, в том, что оба «поставили» на разных кандидатов в Патриархи.
   При этом слухмейкеры выставляли Кирилла якобы «ставленником» Медведева, а Климента – креатурой Путина, что было, по мнению специалистов, не вполне правомерно. В ходе подготовки Поместного и Архиерейского соборов и Кремль, и Правительство единодушно работали на Кирилла: эта операция была похожа на проект «преемник».
   Расклад сил в пользу возможных претендентов при голосовании был ясен заранее. Согласно ему, у Климента не было никаких шансов. И Климент, и белорусский Филарет, как утверждали в Кремле, были фактически подставными фигурами. Реальную опасность представлял только «украинский фактор», но он так и не сыграл свою роль, а Кирилл был согласован на роль наследника Алексия еще при жизни последнего.
   Сведения о связях митрополита Климента с Путиным базировались на том, что руководитель аппарата Правительства РФ Сергей Собянин – бывший Тюменский губернатор, а брат Климента архиепископ Димитрий (семья Капалиных) – иерарх как раз в Тюменской области. Источники не без оснований полагали наличие хороших связей между Собяниным и Климентом через Димитрия.
   Впрочем, попытки дистанцироваться от процесса избрания главы РПЦ власть все-таки предприняла (ни Путин, ни Медведев в мероприятии не участвовали), свое внимание Президент выразил через Сергея Нарышкина.
   То, что власть рассчитывала на избрание Кирилла, стало понятным, когда канал Россия сразу после обнародования результатов голосования, показал подробный документальный фильм о Кирилле и его духовном пути. Это выглядело весьма двусмысленно в обстановке некоторого разочарования от того, что сам процесс избрания Патриарха прошел стремительно и уж очень походил на светскую процедуру выборов.
   Теперь, как утверждают, Кириллу придется доказывать свою эффективность на посту Патриарха и, как говорили, «преемственность» (что он и начал демонстрировать). На первое время он действительно отказался и от некоторых радикальных реформ, и от активизации межконфессионального общения (в частности, с Ватиканом), за которое его, собственно, консервативные иерархи и критиковали.
   Как и Медведеву, после того, как тот пришел на пост Президента, Кириллу, ставшему Патриархом, пришлось учитывать интересы консервативной части высшего духовенства гораздо больше, чем он это делал, будучи митрополитом.
   Только в этом случае, сохранения баланса сил в РПЦ, ему получится сохранить благосклонность Кремля, а также реализовать его давнюю идею: создать «симфонию» по аналогии с византийской, когда светская власть, не вмешиваясь в дела церковной – занимается экономикой, а Церковь духовно окормляет население фактически монопольно.
   Тем не менее, такое стремление Кирилла, в случае его неосторожного поведения, может стоить РПЦ дорого и окончиться не расширением влияния, а ссорой с Кремлем и расколом, о котором уже поговаривают в некоторых епархиях.
   Возвращаясь к ситуации с женой Президента, отметим, что интрига «первой леди» против премьера едва ли вероятна: Светлана Медведева явно в курсе договоренностей между мужем и Путиным и вступать в опасное противостояние с остальной «питерской командой» не намерена.
   Так что, снимая видимую причину для противоречий с подконтрольным премьеру парламентом, Медведев явно не желал привлекать внимание к тому факту, что депутаты проигнорировали его прямой приказ и все-таки приняли свои поправки в «антикоррупционный пакет».
   А между тем борьба с коррупцией в 2008–2009 годах стала одним из главных пунктов президентской повестки дня Медведева.
   Напомним, что еще в мае 2008 года Президент подписал указ «О мерах противодействия коррупции», а 31 июля был принят Национальный план по противодействию коррупции. В Администрации над текстом работали Контрольное управление Президента Константина Чуйченко и, в меньшей степени, Управление внутренней политики Олега Говоруна, которого представляли, как «человека Суркова».
   Двойственна позиция руководства «Единой России» в ходе голосования за принятие поправок в пакет объяснялась противоречивым влиянием на депутатов Кремля и Правительства. Именно аппарат Белого дома был максимально заинтересован в смягчении норм законов в этой сфере. В результате, первоначальный текст (про доносительство и расширение круга контролируемых родственников) был существенно подправлен.
   Напомним, несмотря на то, что поправки были приняты депутатами и «проштампованы» Советом Федерации без изменений, Президент подписал пакет еще 25 декабря 2008 года с учетом этих 30 поправок.
   В аппарате Гос. Думы и в Совете Федерации, а также – в аппаратах Президента и Правительства такая неконфликтность была однозначно расценена, как слабость Медведева и безусловное влияние на него не только Путина, но и представителей собственного Аппарата (читай – Сергея Нарышкина).
   Впрочем, вполне возможно, что «отложенность» правоприменения некоторых положений из этого пакета также – результат договоренности Президента и премьера, которые коллегиально приняли решении не вступать с чиновниками в ходе кризиса в острое противостояние: чтобы избежать ситуации осени 2003 – весны 2004 года.
   Источники в спецслужбах считали, что, по отдельному поручению Президента, за исполнением закона проследят силовые структуры, главным образом ФСБ. Якобы об этом Президент сообщил на встрече с Александром Бортниковым. Тот не случайно оказался первым, кто узнал данную новость: Президент потребовал от спецслужбы подробно изучить новые законы для эффективного применения на практике. Теперь ФСБ должна была «организовать работу по применению этого законодательства».
   Естественно, что основной причиной смягчения законопроектов, то есть объяснения такой мягкой позиции Президента, стал финансово-экономический кризис. Якобы власти вынуждены были мобилизовать все силы и ресурсы для управления ситуацией и дополнительная напряженность в элитах при решении политических задач долгосрочного характера могла оказаться опасной и, как говорили, было принято решение несколько «притормозить» борьбу с коррупцией до стабилизации ситуации на мировых рынках.
   Однако такое «притормаживание» сразу же приняло неуправляемый и слишком политизированный характер, что и нанесло значительный репутационный ущерб Президенту. Причем, внутри элиты началось «брожение»: система правления тандема на фоне кризиса явно испытывалась на прочность.
   Произошло столкновение двух повесток дня. Первая – путинская. Она связана с необходимостью повышения управляемости государства, консолидации элит вокруг преодоления кризиса, отказа от любых действий, способных усилить межклановую борьбу (а антикоррупционная политика всегда способствует ее обострению). Заметим, что Путин лично взял на себя практически всю ответственность за борьбу с кризисом (хотя и «прикрылся» Игорем Шуваловым, первым вице-премьером, возглавившим по его поручению соответствующую Комиссию). Иными словами, предполагается, что в интересах Путина и его окружения, отвечающего за политическую стабильность, был фактический отказ от масштабной борьбы с коррупцией в нынешних условиях (что не исключает продолжения «точечных» акций).
   Повестка дня Медведева иная – наряду с антикризисной, в ней политическая составляющая сконцентрирована на антикоррупционной политике, судебной реформе, экономике развития и т. д. Эта составляющая для Президента лично не менее важна, чем борьба с коррупцией.
   Поэтому понятно, что команда Медведева на первом этапе начала отыгрываться за счет низовых коррупционеров, которых привлекать к ответственности начали с удвоенными усилиями (так сказать, «тренироваться на кошках»).
   Возвращаясь к проблеме взаимоотношений премьера и Президента, – весной 2009 года ходили слухи, что Президент по-прежнему лоялен Путину, и что два руководителя по-прежнему работают в тесной увязке. Однако добавлялось, что соперничающие группировки вокруг них ссорятся по различным вопросам весьма серьезно, а влияние Медведева по-прежнему ограничено, что не может его не смущать и даже нервировать.
   Говорили и о том, что Путин и Медведев, в ходе одного из конфликтов, даже решили вести протокол своих встреч, поскольку во время предыдущих совещаний порой возникало «недопонимание». Такое замешательство в Кремле могло стать одной из причин довольно противоречивых сигналов, которые посылали Кремль и Правительство по поводу своего стремления к улучшению отношений с «внешним миром» (в частности – с США).
   Готовя более масштабные преобразования, Медведев, в конце концов, начал обнародовать свой кадровый резерв – список «Золотая сотня» и начал активную работу по презентации этого проекта.
   Вообще, он предпринял целый ряд действий для того, чтобы политические резонансные решения Президента рассматривались обществом отдельно от премьера Путина. Например, Медведев сделал вид, что именно с подачи премьера, якобы действовавшего через В. Плигина (в либеральной прессе тогда активно обсуждалась близость депутата и премьера), «антикоррупционный пакет» оказался «выхолощенным», а декларация чиновниками имущества – отложена на год.
   «Золотая сотня» – это, прежде всего, также PR-мероприятие, призванное показать, что, в отличие от начала 2000-х, когда у Путина, по общему признанию, была «короткая кадровая скамья», у Медведева, в конце 2000-х эта «скамья» – длинная и недостатка в соответствующих профессиональных кадрах нет. Включение представителей команд, которые долгое время в 1990-х годах играли против структур, где сотрудничал Президент (например, Александр Булыгин из команды Олега Дерипаски) должно знаменовать то, что Медведев позиционировал себя в качестве надгрупповой фигуры.
   С другой стороны, ряд лиц, довольно близко расположенных к Путину (Андрей Турчак, Борис Ковальчук, Анастасия Ракова и другие) дают возможность утверждать, что нынешний премьер также причастен к составлению списка, а также то, что Медведев собирается и впредь учитывать кадровые интересы партнера. Даже вопреки тому, что некоторые фигуранты списка, как говорят, вызывают у Президента аллергические реакции (например, Сергей Абельцев из ЛДПР).
   Список скорее оказался руководством к действию, а не приложением к кадровому Указу, обязательным к исполнению. Хотя практика показывает, что некоторые из его состава (Андрей Турчак) оказались довольно оперативно востребованы.
   Очевидно и то, что «опорные фигуры» Президента (Игорь Шувалов, Аркадий Дворкович; Алишер Усманов, Захар Смушкин и др.) в список не вошли – они и так уже давно играют ключевую роль в окружении Президента.
   Кроме того, список Президента явно поломал всю игру «Единой России» – теперь ее «кадровый резерв» практически оказался не актуальным: можно считать, что данный имиджевый ход со стороны Медведева удался и конкурентная борьба с «партией Путина» вошла в острую фазу. Планируемая в начале марта 2009 года встреча Президента со своими «избранниками» не предусматривала присутствия на этой встрече 50 представителей «единороссовского резерва»[42] (на чем, как утверждали, настаивало руководство «единороссов», у которого, напомним, были свои обязательства перед премьером). Вместо этого представителей «Единой России» унизительно внесли в список «на ожидание» встречи с Президентом.
   Одновременно Медведев активизировался и в привычном для себя правовом поле. Его активность здесь закрепляла впечатление, что Президент – сторонник безусловного доминирования закона, невзирая «на лица» (особенно – на «лица» из окружения премьера).
   На этот раз актуальной оказалась тема содержания заключенных. Считалось, что Медведев послал чиновникам и обществу «сигналы» о необходимости смягчения карательной системы правосудия. Об этом периодически говорил и Минюст Александр Коновалов, озвучивая основные положения, на которые ориентировалась верховная власть.
   Помимо гуманитарных, политических причин, существуют, кстати, и чисто экономические причины такой инициативы: ухудшение социально-экономической ситуации создает материальные предпосылки гуманизации наказаний – содержать заключенных достаточно накладно. Расходы на одежду и питание, оплата труда надзирателей, расходы на техническое оснащение колоний и т. п. – довольно высоки, а недавно в прессе обсуждался вопрос содержания заключенных в США и приводился пример того, что наиболее затратным является содержание смертников – около 1 млн. долларов на человека в год.
   В России за последние годы расходы государства на эту статью (содержание заключенных) возросли в 12 раз. Такой подход не оправдывал себя и во времена высоких цен на нефть. При этом следует отметить, что значительная часть заключенных, отбывающих срок за совершение нетяжких преступлений, представляют собой наиболее востребованный тип рабочей силы – квалифицированные рабочие 30–45 лет.
   Помимо этого, Медведев продолжил с упорством педанта развивать тему коррупции: 10 марта 2009 года на втором заседании Совета по противодействию коррупции он инициировал решение о внесении в Гос. Думу законопроекта об обязательной антикоррупционной экспертизе всех законопроектов и нормативных актов.
   Эта мера была призвана привлечь внимание к тому факту, что Медведев и в дальнейшем планирует использовать борьбу с коррупцией в качестве серьезного инструмента влияния.
   На первом заседании Совета 30 сентября 2008 года, напомним, был принят злополучный «антикоррупционый пакет», который депутаты всячески исправляли. Теперь Президент предпринял еще одну попытку переломить ситуацию в свою пользу: получить рычаги воздействия на бюрократический коррупционный механизм, который довольно эффективно сопротивляется любым реальным попыткам его ограничить. Отметим, что на самом заседании Д. Медведев оценил успехи антикоррупционной борьбы, как «сверхскромные».
   Речь зашла об организации соответствующей экспертизы. В национальном плане противодействия коррупции организация экспертизы актов поручена Генпрокурору Юрию Чайке: на заседании именно он представил соответствующий законопроект, хотя готовился он совместно с Минюстом Александром Коноваловым. Прокуроры и в дальнейшем, как предполагают источники, будут проводить эту экспертизу.
   В этой связи, совершенно очевидно, что Генпрокуратура должна была в ближайшее время потребовать очередного расширения штата и создания собственной действенной спецслужбы для обеспечения физической безопасности своих сотрудников: так и произошло в 2009 году.
   Кстати, активизировал свои антикоррупционные амбиции и Росфинмониторинг (контролируется Виктором Зубковым через Юрия Чиханчина), который предложил обязать банки отслеживать любые операции, проводимые чиновниками, депутатами, сенаторами и их ближайшими родственниками (предположили, что банки должны группировать эти операции в отдельную базу данных).
   Вернемся, однако, к экспертизе. Интересно, что ее, как предполагалось, смогут проводить и гражданские институты[43] по собственной инициативе (и за свой счет) – их решения, правда, будут иметь рекомендательный характер, однако госорганы будут обязаны рассматривать их в течение 30 дней с момента поступления и давать мотивированный ответ. Новацией стала и унификация принципов антикоррупционной экспертизы.
   Путин, правда, регулярно опережал инициативы Медведева в этом направлении: еще 5 марта 2009 года он подписал постановление № 195[44] об антикоррупционной экспертизе правительственных актов (эта инициатива, понятно, не касается законопроектов, проходящих через Гос. Думу и Сов. Федерации). Примечательно, что проекты актов должны теперь публиковаться на сайте Правительства в течение рабочего дня, когда они направляются на согласование.
   Внешне, на заседании Совета премьерская инициатива была поддержана и одобрена, хотя и не без досады – эксперты признали, что правительственный акт гораздо более конкретный в деле организации такой экспертизы.
   Зато Медведев с целью исправления ситуации вокруг уже принятого «антикоррупционного пакета» своим Указом собирался установить правила подачи финансовых сведений чиновниками, а также установил механизм проверки подлинности данных, установив круг лиц, которые должны публично отчитываться о своих доходах.
   При этом Президент довольно резко предложил распространить практику финотчетов и сотрудничества с комиссиями по урегулированию конфликтов интересов не только на федеральный, но и на региональный уровень (Генпрокуратура уже выявила более 10 тысяч коррупционных норм в региональном законодательстве (преимущественно – в подзаконных актах). Отказ от такого сотрудничества должен был интерпретироваться, как повод к увольнению чиновника.
   Обещал Медведев своим отдельным Указом отрегулировать и переход чиновника в коммерческую структуру, к деятельности которой он имел отношение по ходу своей деятельности (такой законопроект действительно появился летом 2010 года).
   Сразу после заседания, как известно, был подписан Указ, утверждающий федеральную программу «Реформирования и развития системы госслужбы РФ (2009–2013)»[45]. На реализацию этой программы планировалось потратить 691 млн. рублей – в два этапа (госзаказчиком выступила Администрация). В ходе реализации этой программы предполагается, в частности:
   – видоизменить (сформировать и развить) виды госслужбы,
   – создать показатели результативности деятельности,
   – внедрить антикоррупционные программы,
   – усовершенствовать порядок замещения госпостов (на основе конкурса),
   – внедрить механизм формирования кадрового резерва и, конечно,
   – создать систему эффективного стимулирования профактивности госслужащих, а также – защиты его лично и членов его семьи «от насилия, угроз и других неправомерных действий в связи с исполнением им должностных (служебных) обязанностей».
   Предложенные меры были направлены на корректировку имеющейся системы: за последние годы обилие денег оттеснило на задний план вопрос повышения эффективности работы госслужащих, поскольку практически любой управленческий просчет можно было компенсировать вливанием дополнительных средств.
   Кстати, в Кремле отмечали, что начатая еще при Путине реформа госслужбы осталась незавершенной. Во-первых, не был принят закон, регламентирующий правоохранительную службу, что особенно актуально с учетом наращивания в последнее время численности силовых структур. Во-вторых, реформа ограничилась кодификацией законодательства. В этой связи, подписанный Медведевым Указ как раз был направлен на развитие реформы госслужбы. Очевидно, что он был разработан уже в заданной ранее парадигме базового закона «О системе госслужбы» (в процессе принимал участие и будущий Президент Медведев), так что предположения отдельных экспертов о попытках Медведева «избавиться от путинского наследия» не имеют под собой оснований.
   Сомнение вызывало разделение сроков программы на два этапа, при этом, на первый (подготовительный) отводится текущий и следующий годы, а первые реальные результаты ожидались не ранее 2011 года. Таким образом, для бюрократического корпуса возникла возможность «заболтать» программу, надеясь, что через два года про нее уже не вспомнят.
   Примерно такая же ситуация, напомним опять, произошла с административной реформой 2003–2004 годов, когда отказ от значительной части госфункций, признанных избыточными, был оставлен «на потом», а со временем бюрократия смогла даже расширить свои фактические полномочия при одновременном демонстративном отказе от ставших уже ненужными функций.
   Правда, ситуация для бюрократии осложняется тем, что документом предусмотрены конкретные количественные показатели и сроки, к которым они должны быть достигнуты. В частности, к концу первого этапа не менее 70 % госорганов должны иметь должностные регламенты и столько же – показатели оценки результативности в регламентах, а к 2013 году этим должно быть охвачено 100 % чиновничьего корпуса.
   Однако даже и с учетом этого, реалистичность достижения заявленных целей вызывала сомнения: не были прописаны четко критерии к должностным регламентам, что может спровоцировать повторение истории с регламентами об оказании государственных услуг.
   Согласно первоначальному замыслу, в этих документах должны быть четко прописаны функции (обязанности) госслужащих и сроки их выполнения. При этом ставилась цель минимизировать так называемую «вилку полномочий», которая провоцирует чиновников на злоупотребления. Однако принятые документы в большинстве случаев отличаются формализмом, а заявленные в них сроки обслуживания граждан массово не соблюдаются, и никто не несет за это ответственности.
   Вместе с тем, в отношении некоторых параметров программы предусмотрены конкретные количественные показатели, что снижает вероятность ее «спуска на тормозах» бюрократическим аппаратом. В частности, предполагается, что число чиновников до 30 лет к концу реализации программы должно удвоиться, а число замещаемых из кадрового резерва вакансий вырасти в полтора раза. Таким образом, омоложение руководящего состава должно автоматически повлечь за собой приход современных технологий управления. Практика показывает, что «омоложение» – также не панацея от непрофессионализма.
   В Кремле поспешили охарактеризовать заседание Совета, как новый «поход на коррупцию», однако законопроекту предстояло вновь пройти Гос. Думу, где его ожидали еще «30 поправок», в результате которых экспертиза вообще теряла смысл. Судя по настроению Президента на Совете, такая перспектива его не устраивала: был вероятен эмоциональный срыв носителя верховной власти в адрес думских лоббистов, что могло бы, в свою очередь, спровоцировать новую порцию слухов о досрочном роспуске нижней палаты парламента.
   Параллельно Президент озаботился и своими отношениями с конфессиями: Совет по работе с религиозными объединениями был переведен под личный контроль Медведева. (Последнее заседание Совета с участием Президента было проведено еще в 2004 году – Путин не жаловал такие мероприятия, предпочитая общаться с Берл Лазаром, Равилем Гайнутдиным и Алексием II напрямую).
   Как известно, Медведев взял на себя функции председателя Совета, тем самым, повысив его статус: как утверждают источники, с перспективами сделать его постоянно действующим органом.
   В заседания Совета, как и прежде, принимают участие представители всех основных конфессий, представленных на территории РФ:
   – председатель Совета муфтиев Равиль Гайнутдин,
   – главный раввин России Берл Лазар[46],
   – председатель Буддистской традиционной сангхи Дамба Аюшев.
   Присутствие в Совете лидера российских хасидов Лазара обусловлено тем, что Кремль по-прежнему ориентируется именно на эту часть иудаизма, сохраняя преемственность курса Путина. Однако самой представительной в Совете традиционно является делегация РПЦ: помимо патриарха Кирилла, в ее составе – митрополиты Ювеналий и Климент, бывшие претенденты на патриарший престол. Это также – весьма симптоматично, так как позволяет говорить о сохранении преемственности и на этом направлении.
   С учетом того, что в ближайшее время РПЦ намерена стать крупнейшим землевладельцем (причем не на правах аренды, а с правом собственности), а также инициировала передачу в свое пользование ВСЕГО церковного имущества на территории РФ – помимо этого, Московский Патриархат просит Кремль субсидировать и свой бизнес (видимо, на правах «социально ответственного крупного собственника») и, что характерно, получает эти субсидии (из последних – госсредства на восстановление Новоиерусалимского монастыря; передача нескольких федеральных зданий в собственность Свято-Троицкой Сергиевой лавре).
   При этом в РПЦ, как уже говорилось, уже не скрывают намерений стать политическим субъектом, возродив т. н. «византийскую модель», «когда Патриарх выступает регентом при малолетнем президенте, прошу прощения – императоре. Выступает опытным советчиком, в том числе и по государственным делам…» (А. Кураев: «И я эстетически любуюсь этой моделью» – лучше и не скажешь!).
   Основной трудностью в отношениях остается имущественный вопрос – РПЦ настаивает, чтобы недвижимость была «приведена в порядок» перед передачей (за бюджетные, естественно, средства)[47]. В РПЦ также настаивают на передаче всех учебных заведений (и зданий, соответственно) в свое время изъятых у Патриархии.
   За данной инициативой Президента, предусматривающей личный контроль над Советом, скорее всего, стоит желание выстроить новый (или обновить старый) модуль воспитательно-идеологической модели взаимоотношений власти и общества (через традиционные конфессии). Вполне вероятно, что развитие такая модель получит и через Общественную палату РФ, возможно – через какой-нибудь дополнительный институт.
   Помимо этого, Медведев традиционно продолжал усиленно посылать либеральные сигналы во все стороны (Кремль-таки превращается в настоящую «сигнальную башню»): освобождение Светланы Бахминой, интенсивный диалог с правозащитниками и т. п. Однако это не мешает Медведеву выступать параллельно в «силовом режиме», несмотря на внешнюю либеральную оболочку.
   Ситуация 2009 года осложнялась тем, что окружение Медведева начало подталкивать его к более близкому сотрудничеству с американским истеблишментом и нынешней Администрацией Барака Обамы, надеясь на их поддержку к 2012 году.
   Эти маневры не вполне соответствуют планам Путина по удержанию контроля над Президентом. Впрочем, Медведев тогда отвлекся на более увлекательное занятие: начался новый виток кампании против коррупции: по примеру Аппаратов Президента и Правительства чиновники в регионах (Санкт-Петербург) и некоторых ветвей власти (Генпрокуратура) заполняли и сдавали декларации. Процесс, как надеялись в Кремле, должен был распространиться широко и его предполагалось стимулировать.
   Медведев ответил на немой вопрос экспертного сообщества относительно перспектив взаимодействия премьера и Президента в нашумевшем в 2009 году интервью «Новой газете» (первый раз действующий Президент давал интервью самому оппозиционному изданию). В этом ключе и следует рассматривать его дальнейшие действия по разделению рейтингов Президента и премьера, а также – инициативы по доведению «антикоррупционного пакета» (с помощью президентских указов) до его первоначального состояния, то есть до принятия 30 поправок по инициативе депутатов-«единороссов».
   Итак, либерализм Президента простерся так далеко, что вызвал сдержанные и недоуменные аплодисменты аудитории «Новой», а также – полное непонимание со стороны державных «единороссов». Фраза, не вошедшая в интервью, но опубликованная в Интернете о том, что Президент дал интервью «Новой» именно за то, что авторы газеты «никогда никому ничего не лизали», свидетельствует о том, что конструктивная критика будет положительно восприниматься властью.
   Впрочем, внимательно читая интервью, понятно, что этот манифест Медведева выявил его принципиально двойственную позицию.
   С одной стороны, он выступил приверженцем демократических ценностей (чего стоит президентская концовка: «Демократия была, есть и будет!»). А, с другой – Медведев довольно емко выразил суть президентской власти в его собственном понимании: «Я решение принял – и все должны его исполнять». Это, пожалуй, ключевая фраза, которую Президент намеревался донести, как до читателей газеты, так и до остальной аудитории (которая все равно это выпуск «Новой» прочитала): администратор (жесткий руководитель) и либерал (светский правитель, не чуждый просвещения) совместились в одном лице.
   Таким образом, также выявилась крайняя обида Медведева на «Единую Россию», которая старательно «заматывает» в парламенте его инициативы. В этой связи, Президент пообещал, что публикация чиновничьих деклараций – первый шаг к реализации задачи по установлению «контроля над бюрократией, над чиновниками». Президент признался, что решение этого вопроса является насущным для него лично (если он намерен-таки баллотироваться на второй срок в 2012 году, ему придется подчинить себе и т. н. «административный ресурс»).
   Подчеркивая «конкретный» стиль (пацан сказал – пацан сделал!), унаследованный от Путина, Медведев к этому моменту уже подготовил несколько президентских Указов, конкретизирующих его собственные параметры борьбы с коррупцией.
   Вторым шагом в этом направлении Медведев назвал «установление внутренней культуры» для бюрократии – в антикоррупционном смысле. Причем, видимо, «такую культуру нужно создать» заново. Когда будет сделан второй шаг, правда, не уточнялось.
   Сигнальная система заработала: по мнению Медведева, политическая (партийная) система в России недоразвита и ее надо менять. Причем, бремя совершенствования институтов Президент вновь счел возможным возложить на себя. Как мы говорили и раньше: похоже, настало время для создания собственной президентской партийной базы. Однако преодолеть какой-то запрет (договоренность) с Путиным Медведеву так и не удалось.
   

notes

Примечания

1

   По материалам интервью «Ведомости», 19 декабря 2000 года. Вариант – «Великий Визирь».

2

   «Профиль», 17 ноября 2003 года.

3

   http://www.kp.ru/daily/23860.3/63409/

4

   http://www.gazeta.ru/politics/2008/01/23_kz_2591932.shtml

5

   http://www.trud.ru/trud.php?id=200712122280201

6

   http://www.expert.ru/articles/2007/12/12/medvedica/1

7

8

   http://www.expert.ru/articles/2007/12/12/medvedica/1

9

10

   «Московские новости», 4—10 ноября 2003 года.

11

   «Профиль», 17 ноября 2003 года.

12

   «Профиль», 10 июля 2000 года: работал лаборантом в технологическом институте с 1982 по 1983 годы.

13

   «Вслух о…» № 12, 2003 год.

14

   «Профиль», 10 июля 2000 года.

15

   «Ведомости», 19 декабря 2000 года.

16

   См. «Профиль», 17 ноября 2003 года.

17

   «Деловой Урал» (Челябинск), 19 января 2001 года.

18

   Этот Закон о системе госслужбы уже принят, законопроект «О государственной гражданской службе» – в Гос. Думе.

19

   «Вечерняя Москва», 21 августа 2001 года.

20

   Цитировано по газете «Время новостей», 14 августа 2002 года.

21

   «Известия», 19 февраля 2002 года.

22

   «Известия», 7 сентября 2001 года.

23

   «Ведомости», 7 сентября 2001 года.

24

   Май 2000 года, см. также Internet-ресурс www.stringer-agency. ru/020Gazeta/89_12/005Article/Default.asp.

25

   См. «Время МН», 8 февраля 2002 года.

26

   Ранее Александр Волошин, если верить Путину, сам рекомендовал Медведева в качестве своего преемника; это – едва ли, так как Волошин в этот период мало знал Медведева.

27

   По данным осведомленных источников, еще летом 2009 года был одобрен проект создания в России МФЦ и это должно было стать еще одним мегапроектом Медведева (он получил поддержку осенью 2008 года). Президент, впрочем, констатировал, что план по созданию МФЦ, состоящий из 48 пунктов, выполнен лишь на 10 % (5 пунктов реализовано, принято 4 закона). В результате, он поменял состав участников проекта, создав специальную проектную группу при президентском Совете по финансовым рынкам. Группа работает на постоянной основе и займется оформлением всей необходимой документации, а также решением оргвопросов.
   Со стороны бизнеса предполагается создать Консультативный совет, в который войдут представители российских и иностранных структур – таких, как Сбербанк, ММВБ, PricewaterhouseCoopers, McKinsey, Credit Suisse и Morgan Stanley.
   Основным модератором проекта со стороны АП выступило Экспертное управление Президента РФ. Некоторую поддержку Аркадию Дворковичу оказывает Игорь Шувалов, отвечающий за инвестиционную привлекательность РФ.
   С 2008 года предложения по развитию финансового рынка лоббировали Минфин, Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) и Сбербанк. Причем, каждый игрок поддерживал свои интересы в рамках данной инициативы: Минфин лоббировал повышение прозрачности торговли, усиление рубля (сохранение конвертируемости национальной валюты). ФСФР выступал за консолидацию депозитариев (вместо двух создание одного); Сбербанк настаивал на введении национальной платежной системы, основу которой должна была составить собственная межбанковская платежная система «Сберкарт». Однако в 2009 году конъюнктура изменилась: проекты стали неактуальны. Минфин в противостоянии с Минэкономразвития отстоял конвертируемость рубля и перешел на систему жесткой экономии. В новых условиях дополнительных денежных средств на развитие финансовой инфраструктуры у Минфина просто не было.
   Однако ФСФР к февралю 2010 года решила проблему противостояния двух депозитарных центров. Так, РТС выкупила ЗАО «Депозитарно-клиринговая компания» (ДДК), а ММВБ осталась верна ЗАО «Национальный депозитарный центр» (НДЦ). Фактически консолидация ДДК и НДЦ исчезла из повестки дня.
   Только Сбербанк сохранил интерес к созданию национальной платежной системы. Однако и он изменил общую стратегию ее развития. Теперь финансовая организация рассчитывает не на «Сберкарт» (проект будет свернут в ближайшие месяцы), а на новую систему «Про100», которую поддержал «Уралсиб». Пока против данной идеи выступает основной конкурент Сбербанка – ВТБ. Именно рассогласованность госбанков мешает форсировать стратегический проект.
   После того, как лоббисты развития финансового рынка столкнулись с серьезным аппаратным противостоянием на своем направлении работы (Сбербанк) и потеряли интерес к проекту ввиду смены конъюнктуры (Минфин и ФСФР), стратегическая инициатива развалилась на несколько отдельных законопроектов: «О биржах и организованных торгах», «О Центральном депозитарии» и «О клиринге и клиринговой деятельности», «О национальной платежной системе». При этом продвижение документов происходило не системно и инерционно, что привело к саботированию стратегического федерального проекта.
   С 2010 года развитие МФЦ будет активизировано. До конца 2010 года проект должен быть согласован с правительством Москвы и заинтересованными ведомствами. Предполагается, что в полноценном режиме МФЦ начнет функционировать с 2015 года.

28

   Она, например, на «отлично» сдала квалификационный экзамен на должность судьи. Воробьева до сих пор не работала судьей, зато окончила юридический факультет ЛГУ в 1987 году, одновременно с Д. Медведевым и председателем Высшего арбитражного суда Антоном Ивановым, а уголовный процесс ее курсу преподавал ректор ЛГУ Николай Кропачев, курс криминалистики читал председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин. И. Воробьева начинала карьеру инспектором отдела Ленгорисполкома, возглавляла юридический отдел телекомпании «Санкт-Петербургское кабельное телевидение», на протяжении пяти лет была адвокатом Балтийской коллегии адвокатов, а с 2007 года трудилась на должности главного юрисконсульта некоммерческого партнерства «Юридическое бюро «Кредо» (и по совместительству – советником президента ЗАО «Фармакор»).

29

   «Деловой Петербург», 26 марта 2002 года.

30

   Бойцов Александр Ильич родился 19 сентября 1950 года в Новгородской области. В 1978 году с отличием окончил юридический факультет Ленинградского – Санкт-Петербургского госуниверситета. В 1970–1972 годах проходил срочную службу в РВСН. С сентября 1981 года работает на кафедре уголовного права СПбГУ, прошел путь от преподавателя до профессора под руководством Николая Кропачева. В 1982 году защитил кандидатскую, в 1996 году – докторскую диссертации, помимо этого, написал около пятидесяти научных трудов. Надо ли упоминать, что Бойцов – коллега Медведева по юрфаку СПбГУ, где имеет практически ласкательное прозвище «дядя Саша». В 1995 году принимал участие в разработке модельного Уголовного кодекса для государств СНГ. Наряду с преподавательской деятельностью с февраля 2002 года занимал должность заместителя председателя комиссии по вопросам помилования на территории Санкт-Петербурга.

31

   Отметим, что В. Стрекозов был судьей с 1994 года. В 2002 году был избран, а в 2005 году переизбран заместителем председателя Конституционного суда. Автор учебника для вузов «Советское государственное право» и учебника «Конституционное право России».

32

   Кстати, в июле 2010 года за полгода заявлена вакансия на пост председателя ВАС – так положено по закону, хотя мало кто из источников сомневается в том, что новым председателем вновь станет все тот же Иванов.

33

   Федоров – член правления ОАО «Газпром», из «питерских юристов». Он – однокурсник Президента, кстати, с 20 апреля 1999 года – учредитель ЗАО «Озерки». В ноябре 2006 года был назначен генеральным директором ООО «Газкомплектимпэкс» (сменив Валерия Голубева, назначенного заместителем председателя правления ОАО «Газпром» и играющего значительную роль в спецспроектах монополии). В феврале 2009 года ООО «Газкомплектимпэкс» переименован в ООО «Газпром комплектация».

34

   Бывшее ООО «Газкомплектимпэкс».

35

   З. Смушкин не является ключевым персонажем в российской бизнес-элите, но его стали приглашать на ежегодные встречи с Президентом в Кремль только тогда, когда Президентом стал Д. Медведев.

36

   Отец Ирины Винер – известный художник, член Академии художеств.

37

   В 2002 году Вячеслава Шеремета задержали вместе с обвиняемым по уголовному делу об уводе активов «Газпрома» экс-президентом «Сибура» Яковом Голдовским и его заместителем по правовым вопросам Евгением Кашицем. В. Шеремет был практически сразу же освобожден и далее фигурировал в деле в качестве свидетеля. Позже В. Шеремет дал показания по делу «Медиа-Моста» относительно невозврата его займа «Газпрому» (он принимал участие в подписании договора). В результате, Владимир Гусинский был обвинен, а НТВ перешла под контроль «Газпром-медиа». Заслуги в возвращении «Сибура» и НТВ, как известно, записаны на счет Усманова.

38

   Это плохо увязывается с тем, что именно Усманов «выдавил» семейство Черномырдиных и Вяхиревых и из «Стройтрансгаза», и из «Газпрома». Скорее всего, он сам был источником слухов о своих отличных отношениях с ними, чтобы скрыть в дальнейшем свою роль в их трагической судьбе.

39

   Тем не менее в 1999 году, когда «Газпроминвестхолдинг» выкупил 5 % акций «Газпрома» у Национального резервного банка Александра Лебедева, данное приобретение позволило тогда уже фактическому руководителю этой дочерней структуры «Газпрома» претендовать на место в Совете директоров. Однако Рэм Вяхирев, проверив с помощью своей службы безопасности биографию Усманова, не позволил ему занять этот пост. Возможно, за это и «поплатился» позже.

40

   Всего, как утверждают источники, депутаты подготовили 243 поправки; Комитет Гос. Думы по конституционному законодательству отклонил 212 и принял 31 поправку. В частности – о недоносительстве, список «неприкосновенных» также остался без изменений, нерасширенным остался и список родственников, чьи доходы необходимо декларировать. Депутаты также отказались от публикации списков чиновников-коррупционеров в государственных СМИ и от запрета совмещать должности в Советах директоров компаний.

41

   Эти данные поступают из окружения самого первого замглавы АП.

42

   Включает полторы тысячи имен. «Узкий список» должен будет состоять из 100–300 имен «достойнейших». Всего же было собрано 17.000 анкет, и процедура отбора кандидатов была довольно сложной (многоступенчатой). Руководил партийным проектом, как известно, Юрий Котлер.

43

   Экспертизой могут заниматься аккредитованные при Минюсте физические и юридические лица с высшим юридическим образованием и стажем работы по специальности не менее пяти лет. Юрлицо должно иметь в штате не менее трех сотрудников, отвечающих этим требованиям. Независимыми экспертами не могут быть лица, принимавшие участие в подготовке документа, а также – организации или учреждения, находящегося в ведении органа власти – разработчика проекта. Свидетельство об аккредитации выдается на пять лет, плата за аккредитацию не взимается.

44

   «Правила проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции». В документе четко приведены коррупционные факторы: «факторы, связанные с реализацией полномочий органа государственной власти или органа местного самоуправления»; «факторы, связанные с наличием правовых пробелов» и «факторы системного характера».

45

   Опубликована в «РГ» 13 марта 2009 года.

46

   В ближайшее время Б. Лазар будет инициировать придание раввинам на территории РФ статуса «особых специалистов» (с визовыми и налоговыми послаблениями), так как большинство раввинов в РФ – иностранцы.

47

   В 2009 году в рамках ФЦП «Культура России» предполагается выделить на реставрацию храмов более 3 млрд. рублей. За период с 2004 по 2009 год государство передало РПЦ 76 объектов собственности (в том числе – 49 храмов и 17 монастырей). В этой связи получили распространение имущественные конфликты между РПЦ и организациями, арендовавшими часть этих зданий.
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать