Назад

Купить и читать книгу за 106 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

История Древнего Востока

   Пособие представляет собой краткий курс истории Древнего Востока: Египта, Месопотамии, Малой Азии и Восточного Средиземноморья, Ирана, Индии, Китая. В книге освещены этапы исторического развития и особенности культуры основных регионов Древнего Востока начиная с III тысячелетия до н. э., даны фрагменты исторических источников и литературных памятников, синхронистическая таблица и список рекомендуемой литературы.
   Для студентов гуманитарных вузов, изучающих историю мировых цивилизаций, для преподавателей и учащихся колледжей, а также для всех, кто интересуется историей.
   Допущено Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальностям «Востоковедение, африканистика» и «Регионоведение»


Алексей Алексеевич Вигасин История Древнего Востока

Предисловие

   Курс истории Древнего Востока под тем или иным названием («Древний Восток», «Древняя история стран Азии и Африки», «Классические цивилизации Востока») преподается во многих высших учебных заведениях. Для будущих философов или филологов он является одной из общеобразовательных дисциплин, а для историков – важнейшим элементом профессиональной подготовки.
   Настоящее пособие рассчитано на студентов гуманитарных вузов. Оно включает в себя – в сжатой форме – основной материал, знания которого требует учебная программа. Автор стремится освещать общие проблемы на конкретном материале, тщательно отбирая факты и помня о том, что фундаментом исследования служат исторические источники.
   Образцы наиболее характерных источников приведены в приложении. Знаменитые литературные памятники (египетский «Рассказ Синухе», вавилонский «Эпос о Гильгамеше», еврейская «Книга пророка Исайи», индийские надписи царя Ашоки) дают яркое представление о цивилизациях Древнего Востока.
   Изложение по регионам (Египет, Передняя Азия, Средний Восток, Южная и Восточная Азия) позволяет показать особенности исторических судеб отдельных областей и народов. Однако в то же время автор стремится проследить общие закономерности развития и выделить основные его этапы. Особое внимание автор уделяет культуре стран Древнего Востока.
   Книга может быть полезна не только студентам, но также преподавателям и школьникам, изучающим историю мировых цивилизаций.
   А. Вигасин

Введение

   Понятие «древность» вошло в обиход с эпохи Возрождения. В то время его значение практически совпадало с греко-римским, античным периодом (лат. antiquitas и есть «древность»). Творцы Ренессанса рассматривали свое время как некое возрождение древности. Между древностью и ее возрождением царило мрачное средневековье.
   Для европейской культуры существовала еще одна древность – ветхозаветная. Органической связи последней с античностью, естественно, быть не могло, но в христианском сознании их сближало то, что обе они предшествовали Новому Завету. В старинных общих курсах древней истории можно встретить такую периодизацию: от Троянской войны до строительства храма Соломона, затем от строительства храма до греко-персидских войн и т. д. Авторы курьезным образом пытались скрестить Священную историю с преданиями так называемой классической древности.
   Священная история, естественно, начиналась с сотворения мира, греческая же – с «Илиады» Гомера. Все, что было до Троянской войны, терялось в тумане мифов. Говоря о древнейшем прошлом стран Ближнего Востока, можно было только пересказывать легенды, сохранившиеся в «Истории» Геродота, а об Индии и Китае приходилось довольствоваться поздней или совершенно фантастической информацией. Концом древности признавали обычно появление христианства (а позднее – нашествие варваров и гибель Западной Римской империи в V в. по христианскому летосчислению).
   К серьезному изучению стран Востока приступили в эпоху Просвещения – в XVIII в. В то время иезуиты, жившие в Пекине, познакомили Европу с афоризмами Конфуция и удивительными «китайскими церемониями». Из Индии в Париж была доставлена загадочная рукопись, хранившаяся у выходцев из Персии – так называемых парсов, или зороастрийцев. Это была Авеста – собрание религиозных текстов древнего Ирана. Европейцы пытались найти в ней тайную мудрость пророка Зороастра. Сам язык Авесты напоминал им греческий и латынь. К концу столетия образованные чиновники британской администрации в Индии сумели убедить местных жрецов-брахманов ознакомить их со своими священными книгами на санскрите. Оказалось, что и в санскрите много общего с языками классической древности.
   Интерес к Востоку возрастал с расширением колониальной экспансии. Египетский поход Наполеона Бонапарта на рубеже XVIII–XIX вв. готовился как настоящая научная экспедиция. Специально прикомандированные к армии художники копировали старинные изображения и таинственные иероглифические надписи. Мотивы египетского искусства стали тогда общеевропейской модой (достаточно вспомнить Павловский дворец под Санкт-Петербургом). Из стран Ближнего Востока путешественники привозили образцы клинообразных надписей, которые нередко принимали всего лишь за причудливые орнаменты.
   В первой половине XIX в. в Египте стали проводить археологические раскопки – часто с большим размахом, но всегда без должного опыта и умения. Каждый университетский музей Европы гордился хотя бы крохотной коллекцией подлинных (а иногда и поддельных) египетских древностей. Собрания Лувра и Туринского музея в Италии можно назвать первоклассными.
   В 1822 г. француз Жан-Франсуа Шампольон (1790–1832) разгадал тайну египетской письменности с помощью греческого перевода иероглифической надписи, высеченной на Розеттском камне во времена династии Птолемеев. Он показал, что часть иероглифов имеет фонетическое, а не понятийное значение, т. е. следует не толковать их смысл, а просто читать.
   В распоряжении первых исследователей клинописи не оказалось билингвы (двуязычной надписи), но зато из трудов античных историков они прекрасно знали имена древних персидских царей. Гипотеза, согласно которой в одной из клинообразных надписей содержатся имена этих царей, позволила найти ключ к чтению самого простого вида слоговой клинописи – персидской клинописи.
   В середине XIX в. было доказано существование индоевропейской семьи языков. Были выработаны методы сравнительно-исторической лингвистики (изучение санскрита сыграло при этом первостепенную роль). С того времени исследователи получили возможность интерпретировать тексты на неизвестных языках, если только удавалось доказать родство самих этих языков с уже известными.
   В 30—40-е гг. XIX в. английский дипломат и востоковед Генри Роулинсон (1810–1895) прочитал гигантскую клинообразную надпись, высеченную в конце VI в. до н. э. по приказу персидского царя Дария I на Бехистунской скале. Одно и то же содержание излагалось в ней на трех языках – древнеперсидском, аккадском и эламском. Изучение Бехистунской надписи дало богатейший материал для окончательной дешифровки клинописи – уже не только слоговой (персидской), но и более сложной, словесно-слоговой (аккадской, или ассиро-вавилонской).
   Сенсационные результаты принесли раскопки дворцов ассирийских царей в Ниневии и Хорсабаде (VIII–VII вв. до н. э.). Британский музей обогатился огромной коллекцией ассирийских рельефов, которая и поныне составляет гордость Англии.
   В конце XIX в. немецкая экспедиция провела образцовые раскопки Вавилона, восстановив топографию столицы Нововавилонской державы VII–VI вв. до н. э. Знаменитые Врата богини Иштар, украшенные разноцветными изразцами, стали жемчужиной Переднеазиатского музея в Берлине. В Германию попал и найденный при раскопках в египетской деревушке Эль-Амарне скульптурный портрет царицы Нефертити – жены фараона-реформатора Эхнатона (XIV в. до н. э.). Замечательная коллекция папирусов и первоклассных образцов египетского искусства была собрана нашим соотечественником В. С. Голенищевым (1856–1947); ныне она принадлежит московскому Музею изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.
   В начале ХХ в. была открыта забытая еще в древности цивилизация хеттов, создавших в середине II тысячелетия до н. э. великую державу на территории современной Турции. К изумлению ученых, анализ клинописных хеттских документов показал, что язык их не принадлежит к числу семитских, к которым относятся языки большинства народов Передней Азии. В отличие от вавилонян, ассирийцев, финикийцев, евреев хетты, несомненно, были индоевропейцами.
   Тогда же французская археологическая экспедиция при раскопках г. Сузы, столицы Элама (в Юго-Западном Иране), обнаружила черный базальтовый столб, на котором высечены законы вавилонского царя Хаммурапи, жившего в XVIII в. до н. э. Законы Хаммурапи – самый совершенный юридический документ Древнего Востока и к тому же намного более древний, чем библейское (Моисеево) законодательство.

   «Штандарт» из Ура. Сцены походов и пиров [Середина IIIтысячелетия до н. э. ]

   После Первой мировой войны последовало сразу несколько сенсационных археологических открытий. Говард Картер (1873–1939) нашел в Долине царей, около г. Фивы, единственную не разграбленную гробницу египетского фараона – гробницу Тутанхамона, юного наследника Эхнатона. В ней хранились бесчисленные сокровища, дающие яркое представление об истории и культуре Египта эпохи Нового царства (вторая половина II тысячелетия до н. э.).
   История Древнего Востока (и одновременно всего человечества) постепенно оказывалась все более древней. За открытием новоассирийских дворцов I тысячелетия до н. э. последовала находка старовавилонских законов Хаммурапи начала II тысячелетия до н. э. Раскапывая еще более глубокие слои поселений в Месопотамии (между реками Тигр и Евфрат), археологи открыли культуру шумеров, о которой греки не помнили уже во времена Гомера и Геродота. В гробницах шумерского г. Ура Леонард Вулли (1880–1960) обнаружил удивительные памятники ювелирного искусства III тысячелетия до н. э. – «штандарт» со сценами походов и пиров и арфу, украшенную золотой головой быка с бородой, сделанной из лазурита.
   В Северо-Западной Индии были найдены остатки крупных городов Хараппа и Мохенджо-Даро, которые почти не уступали по древности гробницам Ура и пирамидам Египта. Особенно поразил археологов уровень благоустройства домов, выстроенных из обожженного кирпича, и технически совершенная городская канализация.
   Раскопки возле г. Аньяна в Северном Китае и прочтение найденных там иероглифических надписей на «гадательных костях» подтвердили информацию, содержащуюся в древних китайских хрониках. История этой страны началась значительно раньше времени Конфуция (551–479 гг. до н. э.): уже во второй половине II тысячелетия до н. э. в среднем течении р. Хуанхэ существовало государство Шан-Инь.
   После Второй мировой войны удалось не только основательнее изучить уже найденные источники – письменные и археологические. Существенно расширилась та зона, где были обнаружены следы древних цивилизаций: в Закавказье и Центральной Азии, в Южной Аравии и Восточном Средиземноморье, в странах Юго-Восточной Азии. Археологи открывают все более и более глубокие слои: от изучения земледельческо-скотоводческих культур VI–IV тысячелетий до н. э. ученые переходят к VIII, IX, даже X тысячелетию до н. э. И тогда остро встает вопрос о том, что же именно считать Древним миром и где проводить его границы – хронологические и территориальные.
   Видимо, исходить следует из того, что мы говорим об истории цивилизации (от лат. civilis – гражданский), а не просто об археологических культурах. Цивилизация – эпоха, которая следует за первобытностью. Есть определенные признаки, которые свидетельствуют о наступлении данной эпохи: это прежде всего изменение характера собственности, углубление социального расслоения, появление территориальной организации общества, оформление публичной власти. Внешним признаком цивилизации может служить появление письменности, связанное с радикальными переменами как в социальных отношениях, так и в сознании людей.
   Уже в конце IV – начале III тысячелетия до н. э. народы, жившие в долине Нила и в низовьях Евфрата, находились на стадии цивилизации. Это время и рассматривается как начало истории Древнего мира. Концом же ее традиционно считается середина I тысячелетия н. э. Эпоха древности обнимает, таким образом, более трех тысячелетий – две трети всей «письменной» истории человечества.
   Магистральная линия эволюции человечества может быть намечена лишь в самых общих чертах: повсюду человек со временем перестает пользоваться каменным рубилом, рано или поздно совершается переход от племени к государству, машинная индустрия сменяет ручной труд и т. д. Но происходит все это не только в разное время, но и в разных формах. История знает немало путей и вариантов развития; для их обозначения мы также употребляем слово «цивилизация», только во множественном числе.
   Среди древних цивилизаций античная (греко-римская) занимает особое место: она сыграла важнейшую роль в судьбах Европы и тем самым всего современного мира. Все остальные цивилизации Старого Света, которые существовали в хронологических рамках эпохи древности (конец IV тысячелетия до н. э. – середина I тысячелетия н. э.), традиционно объединяются в понятие «Древний Восток».

Древний Египет

   Границы Древнего Египта четко очерчены самой природой. Цивилизация сложилась в долине Нила – между его каменистыми порогами на юге и побережьем Средиземного моря на севере. Узкая долина (шириной от 3 до 20 км) кажется зеленым оазисом среди песков и камня. Оранжевые скалы, лишенные растительности, высятся на горизонте, а к водной глади местами близко подступают пески Ливийской и Аравийской пустынь.
   Климат страны – засушливый и жаркий, дождей здесь почти не бывает. Это обстоятельство, возможно, причинявшее когда-то неудобства местным жителям, для современных археологов большое благо. В сухой земле Египта веками и тысячелетиями сохранялись изделия из таких непрочных материалов, как дерево, ткани, папирус. На стенах каменных сооружений и подземных гробниц заметны следы ярких красок, нанесенных художником 4–5 тысяч лет тому назад.
   Древнеегипетские мастера запечатлели резцом и кистью богатейший растительный и животный мир долины Нила. Мы видим стайки рыб, резвящихся в водах огромной реки, диких кошек, прячущихся в зарослях прибрежного камыша – папируса, обезьян, срывающих сладкие плоды смоковницы (фиги).
   По природным условиям страна четко делится на две части – Верхний Египет (на юге, ближе к верховьям реки) и Нижний Египет… Последний представляет собой широкую дельту, образованную целым веером рукавов Нила при впадении его в море. Территория Дельты отчасти была отвоевана у моря ежегодными речными наносами. Недаром знаменитый греческий историк Геродот называл Египет «даром Нила». Первоначально заболоченные пространства дельты Нила египтяне за многие столетия превратили в тучные пастбища, сады и виноградники. Верхний же Египет – долина к югу от Дельты – был занят пашнями, рощами финиковых пальм, зарослями смоковниц.
   В Верхнем Египте археологи обнаруживают следы древнейших поселений. Они встречаются обычно на некотором удалении от поймы реки: в эпоху каменного века люди предпочитали селиться вдоль мелких водоемов, не рискуя строить свои жилища у самого берега могучего Нила.

Возникновение цивилизации

   Создатели древнеегипетской цивилизации по внешнему облику больше напоминали население Средиземноморья, чем Черной Африки. Высокие, худощавые, смуглые египтяне противопоставляли себя окружающим народам: азиатам северо-востока, ливийцам запада, нубийцам юга. Антропологические и этнокультурные различия между народами подчеркивались и в изобразительном искусстве, и в литературных памятниках Древнего Египта. В средние века (начиная с VII в.) население страны заговорило по-арабски и стало частью мусульманского мира. Но и сейчас физический тип египтян напоминает тот, который мы видим на старинных рельефах.
   Древнеегипетский язык вышел из употребления и был полностью забыт почти 2 тысячи лет назад. Лишь отдаленный его потомок сохранен в качестве культового египетскими христианами – коптами. Древнеегипетский язык в известной степени близок к основным языкам Передней Азии – семитским (начиная от тех, на которых говорили в древней Вавилонии и Ассирии, и до современных – арабского и иврита). Сходство имеется и с языками тех народов, которые живут в Африке по соседству с Египтом (в Ливии, Судане). Египетский язык принадлежит, таким образом, к семье афразийских (семито-хамитских) языков. Однако его родство и с семитскими языками Азии, и с берберо-ливийскими и кушитскими языками Африки не близкое. Очевидно, обособление древнеегипетского языка произошло в глубочайшей древности, за несколько тысяч лет до нашей эры.
   Судя по археологическим находкам, первобытные земледельцы начали осваивать долину Нила не позднее V тысячелетия до н. э. Они сеяли ячмень, из которого пекли лепешки и варили пиво, и полбу для приготовления каши. Из зерен кунжута (сезама) выжимали растительное масло, лен использовали для изготовления тонких тканей. Все эти культуры и впоследствии занимали важное место в сельском хозяйстве Египта. Почву обрабатывали деревянной мотыгой, потом появилась и соха, в которую впрягали волов. Урожай снимали с помощью серпа, сделанного обычно из кости, в расщеп которой вставляли мелкие острые камни. Даже после освоения металлов основным материалом для изготовления орудий труда (скребков, ножей, топоров и т. п.) долгое время оставался камень. Становление древнеегипетской цивилизации приходится на медно-каменный век – энеолит.

   Египет в период Нового царства
   В жарком африканском климате урожай зависел главным образом от влаги. Земледелие в долине Нила было возможно благодаря регулярным разливам реки. После таяния снегов на вершинах гор в районе истоков Нила и тропических ливней вода в реке поднималась на несколько метров. Поселки египтян, располагавшиеся вплоть до подножия скал, окружавших долину, на время превращались в островки, сообщение между которыми было возможно только на тростниковых лодках. Лишь к концу сентября река входила в свое обычное русло. В египетском календаре первые три месяца года (с июля по сентябрь) именовались Половодьем. Вслед за тем наступал Сев, когда земледельцы бросали семена во влажную почву, едва разрыхлив ее мотыгой или сохой. Иногда по полю прогоняли мелкий скот, чтобы он копытцами втоптал зерно в грязь. А еще через несколько месяцев, когда уже был собран урожай, наступала пора великой Суши: уровень реки сильно понижался. Черная земля долины, потрескавшаяся от жары, с нетерпением ожидала нового Половодья.
   Разливы Нила не только орошали долину, мешая превращению ее в пустыню: река приносила с верховьев минеральные частицы и полусгнившие остатки тропической листвы, которые после половодья оставались на полях в виде плодородного ила. За века и тысячелетия на берегах Нила скопилась многометровая толща этого естественного удобрения, обеспечивавшего высокие урожаи. Благодаря разливам Нила сельское хозяйство Египта было весьма эффективным даже в эпоху энеолита.
   Земледелие на мягких, плодородных почвах обеспечивало то, что в политэкономии называется прибавочным продуктом, т. е. продукцию сверх той, которая необходима для физического выживания людей. Благодаря высокой урожайности на орошаемых полях долина Нила уже в древности была плотно заселена. Эта небольшая территория оказалась способной прокормить сотни тысяч и даже миллионы человек. Часть населения имела возможность полностью освободиться от сельскохозяйственного труда и профессионально заняться ремеслами, искусствами, отправлением религиозного культа. Материальные и людские резервы страны позволяли вести грандиозное строительство.
   Цивилизация всегда означает углубление социального неравенства. Значительная часть прибавочного продукта сосредоточивалась в руках господствующих слоев – той элиты, которой принадлежала власть в формирующемся государстве.
   Древний Египет принадлежит к «цивилизациям великих рек», основанным на искусственном орошении. В Египте к концу IV тысячелетия до н. э. сложилась следующая система ирригации. Во время половодья вода распределялась по долине неравномерно. В некоторых местах ее необходимо было задержать на весь вегетационный период, и там возводились дамбы: земляные насыпи тянулись вдоль и поперек долины, деля побережье на прямоугольные «бассейны». Другие же участки перед посевом следовало, напротив, освободить от излишней влаги, и для того, чтобы предотвратить заболачивание почвы, приходилось копать отводные каналы.
   Строительство и ежегодное восстановление дамб и каналов требовали усилий множества людей, ибо техника в ту пору, естественно, могла быть лишь самой примитивной. Коллективный труд, масштабные общественные работы и сильная власть, необходимая для их организации, тормозили развитие частной собственности. Для ранних цивилизаций, складывавшихся в долинах великих рек, характерны крупные хозяйства, принадлежавшие не индивидам, а целым общинам или же государству (храмам либо представителям политической власти).
   Организация учета и контроля в таких хозяйствах потребовала изобретения письменности. К концу IV тысячелетия до н. э. формируется характерная египетская письменность – иероглифика. Знаки ее похожи на рисунки, и это сходство, конечно, не случайно. Иероглифика развивается из так называемой пиктографии – рисуночного письма. Пиктограмма (знак в виде рисунка) представляет собой схематическое изображение, призванное передать определенную информацию. Мы до сих пор пользуемся условными символами, близкими по типу к древним пиктограммам. Например, изображение черепа со скрещенными костями предупреждает о смертельной опасности. Схематический рисунок женщины с ребенком на руках, помещенный над передним сиденьем в общественном транспорте, напоминает, что следует уступать места пассажирам с детьми. Древняя табличка с выцарапанным на ней силуэтом козьей головы и несколькими черточками могла служить распиской в получении соответствующего числа этих домашних животных.
   Рисуночное письмо близко к обычному рисунку, т. е. изобразительному искусству, но его основная цель – не доставлять эстетическое наслаждение, а передавать информацию. В этом смысле пиктография принадлежит к области письменности. Впрочем, надо заметить, что и для архаического искусства главным было выражение некой идеи. Например, если бога изображали значительно крупнее, чем человеческую фигуру, то тем самым указывали на его величие, а не просто на физический рост.
   Если скульптуру снабжали длинными ушами, это не всегда передавало какую-то антропологическую особенность: художник старался подчеркнуть, что существо «все слышит», оно обладает «всезнанием». Подобное изобразительное искусство, точно так же как пиктографическое послание, требует умственных усилий для расшифровки.
   Пиктографический документ отличается от привычных для нас письменных сообщений тем, что для его понимания не нужно знание определенного языка. Это большое преимущество пиктограмм, и потому они до сих пор используются в нашем обиходе. Однако это же их основной недостаток: отсутствие фиксации письменной речи крайне ограничивает объем передаваемой информации, а также точность ее интерпретации.
   Египетская иероглифика представляет собой следующий этап становления письма. В ней сохраняются знаки понятийные, выражающие некую идею и прямо восходящие к рисункам (например, изображение змеи или горы). Такие знаки называются идеограммами. Идеограммы бывают и более сложные, основанные на ассоциациях идей. Так, иероглиф, изображающий пару ног, выражает идею хождения, а изображение посоха служит символом власти.
   Но наряду с идеограммами в иероглифике появляются такие знаки, которые следует не «понимать по смыслу», а читать чисто фонетически. Образуются они из тех же рисунков. Например, иероглиф «хлеб» читался как «т», потому что в египетском языке слово «хлеб» включало один этот согласный звук (и какие-то гласные звуки, но гласных древнеегипетского языка мы практически не знаем, и огласовка слов, в том числе имен собственных, в египтологических трудах довольно условна). По той же причине иероглиф «рот» использовался как буква «р» в любом слове, в котором этот звук встречался. По-египетски слово, означавшее «рот», состояло из одной согласной «р» и неизвестных нам гласных. Знак «дом» (на изображении вид сверху: схема простейшего жилища со стенами и единственным входом) мог применяться при написании любого слова, в состав которого входило сочетание согласных «п» и «р», поскольку по-египетски слово «дом» звучало примерно как «пер».
   Это значит, что письменный знак теряет связь с самим изображаемым предметом и ассоциируется лишь с теми сочетаниями звуков, из которых состоит слово, служащее его наименованием. Таким образом, письмо получает возможность передавать звуки и слова языка. Если мы вдумаемся в механизм перехода от изобразительного и понятийного знака (пиктограмма, идеограмма) к фонетическому, то поймем, что принцип его действия нам давно знаком: он используется в наших ребусах. Оказывается, ребус – не просто детское развлечение, а тот инструмент, с помощью которого сделано величайшее изобретение в истории человечества.
   В самых первых системах письма – а к ним принадлежит и египетская иероглифика – знаки могут использоваться в нескольких функциях. Во-первых, сохраняются многочисленные понятийные знаки – идеограммы, во-вторых, употребляются фонетические знаки (в Египте – для выражения согласных и их сочетаний). Наконец, есть еще особые значки, так называемые детерминативы (определители), которые призваны разъяснить читателю, к какому классу предметов, лиц или явлений принадлежит стоящее рядом слово. Как и любое другое словесно-слоговое письмо, египетскую иероглифику нельзя просто читать. Текст необходимо анализировать, определяя функцию каждого иероглифа: идеограмма ли это, детерминатив или фонетический знак. Лишь последний читается более или менее однозначно, прочтение же идеограммы зависит от этого «фонетического дополнения».
   Мы тоже иногда пользуемся сходными методами, прибегая к сокращениям на письме. Например, сочетание «1-й» наверняка будет прочитано как «первый», где цифра играет роль понятийного знака, за которым следует «фонетическое дополнение». Если заменить одно «дополнение» на другое, скажем, «-й» на «-ный», то с той же «идеограммой» единицы кто-то, возможно, прочитает его как «единственный». Но то, что в алфавитном письме выглядит исключением, в словесно-слоговом является нормой.
   Изобретение письма оказывает самое существенное воздействие на развитие культуры. Письмо не только помогает передаче и сохранению информации, но и радикально меняет сам характер последней. Письменность способствует формированию абстрактного понятийного мышления. Выделяется и особая социальная категория писцов – знатоков письменной традиции, хранителей духовной культуры данной цивилизации.
   Иероглифика не была единственной формой египетской письменности. На ее основе появились иератика («священное письмо», как называли его древние греки), в знаках которой уже трудно угадать первоначальную форму рисунков, и так называемое народное письмо (демотика), похожее на нашу стенографию. Начертания могут меняться до неузнаваемости, другим становится соотношение понятийных и фонетических знаков, но базовые принципы письма сохраняются до самого конца древнеегипетской цивилизации. В Позднем Египте все три системы сосуществовали: в быту пользовались демотикой, старинную классическую литературу переписывали на свитках папируса иератикой, а чеканные иероглифические надписи высекали на священных сооружениях и статуях.
   Египет отличается стойкой традиционностью, постоянным обращением к прошлому. Самые ранние египетские анналы (ежегодные записи) почти не уступают по древности великим пирамидам. Это знаменитый Палермский камень (названный так по месту хранения в музее итальянского города Палермо). Любопытно, что на Палермском камне (плита размером 43 х 25 см) делались записи не только о политических событиях, но и о природных явлениях – прежде всего о высоте подъема воды в Половодье. Жизнь обитателей долины Нила зависела от разливов реки, и египетские жрецы веками и тысячелетиями вели соответствующие наблюдения.
   В конце IV в. до н. э., когда после смерти Александра Македонского на египетский трон вступила греческая династия Птолемеев, новые хозяева заинтересовались историческим прошлым страны, в которой им отныне суждено было править. По поручению одного из Птолемеев египетский жрец Манефон, собрав древние предания и документы, составил общую историю Египта начиная с незапамятных, мифических времен. Он разделил ее на три больших периода – Древнее царство, Среднее царство и Новое царство, а всех правителей Египта объединил в 30 династий. Труд Манефона, написанный по-гречески, сохранился в пересказах позднейших античных писателей. Современная наука в основном сохраняет традиционную периодизацию, донесенную до нас египетским жрецом, жившим более 2 тысяч лет назад.
   Для определения хронологии столь отдаленных эпох, как древняя история Египта, используются самые разные методы. По упоминаниям родственных связей царственных особ выстраиваются настоящие генеалогические древа. Дипломатическая переписка дает возможность устанавливать синхронизмы в истории ряда стран. Античные историки помогают довольно точно определять даты I тысячелетия до н. э. Наблюдения за изменениями в начертании письменных знаков позволяют датировать документы палеографически (т. е. по форме знаков, по «почерку»). Археологи выявляют стратиграфию поселений, т. е. последовательность культурных слоев, и пытаются установить абсолютную хронологию, например, с помощью радиоуглеродного метода. Полезны бывают и содержащиеся в текстах астрономические наблюдения (к сожалению, не всегда понятные и часто неточные) солнечных и лунных затмений, движений планеты Венера и звезды Сириус.
   Историк эпохи древности с большой долей уверенности может оперировать относительной хронологией, утверждая, например, что один исторический персонаж родился раньше другого на несколько десятилетий, так как известно, что первый приходится ему родным дедушкой. Абсолютная хронология, т. е. соотнесение событий с единой общепринятой эрой, вызывает значительные сложности, так как в самих странах древности подобных эр не было. В целом можно сказать, что даты III тысячелетия до н. э. установлены с точностью, в лучшем случае, до одного века. Погрешность дат II тысячелетия до н. э. меньше – до 60 лет. Даты I тысячелетия до н. э. известны, как правило, довольно точно; лишь в отдельных случаях возможна ошибка в несколько лет.
   Общая хронологическая канва истории Древнего Египта в современной науке выглядит примерно так:
   • додинастический период – IV тысячелетие до н. э.;
   • Раннее царство (I–II династии) – условно XXXI–XXVIII вв. до н. э.;
   • Древнее царство (III–VI династии) – примерно XXVIII–XXIII вв. до н. э.;
   • Первый переходный период (VII–X династии) – XXIII–XXI вв. до н. э.;
   • Среднее царство (XI–XIII династии) – XXI–XVIII вв. до н. э.;
   • Второй переходный период (XIV–XVII династии) – XVIII – начало XVI в. до н. э.;
   • Новое царство (XVIII–XX династии) – начало XVI – начало XI в. до н. э.;
   • Поздний Египет (XXI–XXX династии) – XI в. до н. э. – 332 г. до н. э. (завоевание страны царем Александром Македонским).
   Следующие три века, когда в стране правила греко-македонская династия Птолемеев, обычно включаются в курс истории Древней Греции, в раздел о так называемых эллинистических государствах на Востоке.
   О том, что происходило в долине Нила до первых династий, мы можем судить по археологическим находкам. Историки часто пользуются методом исторической реконструкции, основанной на данных более поздних эпох. Например, известно, что при фараонах территорию страны составляли примерно 40 областей, которые вслед за греческими авторами мы называем номами. Примерно половина их вытянулась цепочкой по обоим берегам Нила, а другая часть находилась в районе Дельты. Во главе каждого нома стоял – опять греческое слово – номарх, т. е. начальник нома; часто он занимал свою должность по наследству. Количество номов и границы их территорий мало менялись на протяжении тысячелетий, несмотря на сложные и порой драматические повороты в судьбах страны. Современные историки склонны думать, что номы древнее самого Египетского царства и что именно эти локальные объединения были первыми государствами в долине Нила.
   Жители каждого нома поклонялись богам – покровителям местности. Последние часто изображались в облике того или иного животного: кошки, крокодила, павиана, барана, львицы. Почитание священных предметов, растений, птиц и зверей сближает египетскую религию с верованиями первобытных народов. Культ местных божеств способствовал консолидации номов (а в позднейшие эпохи – политическому сепаратизму).
   На протяжении всей своей тысячелетней истории государство воспринималось как двуединое, состоящее из Верхнего и Нижнего Египта. И дело было не только в различии природных условий, о которых уже говорилось. Обе части Египта разделены были административно, каждая из них имела собственное казнохранилище. Обособленность подчеркивалась целой системой символов, таких как тростник и пчела, белый и красный цвет, особая форма короны фараона, когда он выступал в роли правителя той или иной половины государства. Есть предположение, что до политического объединения долины Нила длительное время могли существовать отдельные царства Верхнего и Нижнего Египта.

   Палетка Нармера
   Историческая традиция повествует о том, что страна стала единой при царе Менесе и что именно он был основателем первой общеегипетской династии. Примерно к этому же времени (рубеж IV–III тысячелетий до н. э.) относится знаменитый памятник – палетка Нармера. На обеих сторонах этой каменной пластинки изображены сцены триумфа: царь Нармер в короне Верхнего Египта поражает булавой своего коленопреклоненного противника; идет торжественная процессия с участием правителя в короне Нижнего Египта; бык (очевидно, символически представляющий победителя) взламывает рогами стены крепости; одни враги обезглавлены, другие обращены в бегство. Считается, что эти рельефы были призваны запечатлеть объединение двух частей египетского государства.
   Крупнейшие сооружения той поры раскопаны в г. Абидосе – религиозном центре бога Осириса. Здесь располагались гробницы (а возможно, и кенотафы, т. е. пустые, ложные гробницы, в которых никогда не было покойника) первых правителей всего
   Египта. Цари стремились приблизиться к месту культа Осириса. После смерти их отождествляли с этим богом.
   Правитель Египта воплощал единство страны и считался фигурой в высшей степени сакральной. Он магически обеспечивал разливы Нила, проводя соответствующие ритуалы, от него зависели плодородие полей, приплод домашнего скота, рождение потомства в каждой семье. Имя его нельзя было произносить всуе, поэтому употреблялись иносказания (например, «пер-о», т. е. «большой дом, царский дворец», – понятие, к которому восходит слово «фараон»). Лишь немногим счастливцам удавалось лицезреть «живого бога», и египетские тексты красочно описывают процедуру аудиенции, когда посетитель, лежа на животе, целует землю у ног своего владыки, от священного трепета теряя сознание, а то и жизнь. Покойный фараон приобщался к сонму великих богов и удостаивался особого культа как могущественный защитник своих подданных, оставшихся на Земле.
   С царской властью в Египте связана мифология Осириса, известная по многочисленным изображениям, записям литургических песнопений и сочинению Плутарха «Об Исиде и Осирисе» (в I–II вв., когда жил Плутарх, таинства Исиды и мистерии, связанные с Осирисом, были чуть ли не всеобщим увлечением подданных Римской империи). Основная канва мифа об Осирисе и Исиде может быть изложена так.
   Благой бог Осирис был коварно погублен своим братом по имени Сет. Жена Осириса, богиня Исида, воспитала Сокола-Хора, своего сына, как мстителя за отца. Хор сошелся в схватке с Сетом за престол Осириса и одолел его. Исида же оживила своего мужа, и он стал правителем и судией загробного царства. С тех пор царь при жизни является воплощением Хора, а после смерти – Осириса. Различные эпизоды мифа становились сюжетами культовых мистерий, например: оплакивание мужа Исидой, единоборство с Сетом и триумф Хора. В качестве Хора фараон побеждает зло и обеспечивает плодородие на Земле, а как Осирис – управляет царством мертвых.

Древнее царство

   Более прочное, чем прежде, объединение государства было достигнуто при III–VI династиях (XXVIII–XXIII вв. до н. э.). Основатель III династии Джосер поблизости от своей столицы, Мемфиса, построил первую пирамиду. Сам город в древности именовался Хику-Пта: отсюда и пошло привычное для нас название всей страны – Египет. Пирамида Джосера имеет непривычную для нас форму: она ступенчатая, состоит из нескольких уровней, уступами суживаясь к вершине. Каждый из этих «этажей» напоминает плоские гробницы вельмож (арабы называют их «мастаба», т. е. «скамья»), которые теснятся возле пирамиды. Вельможи и после смерти старались быть ближе к своему повелителю.

   Великие пирамиды. Разлив Нила [Фотография XIX в. ]

   При следующей, IV династии уступы пирамид закладывались каменными блоками, и все сооружение приобретало тогда строгую геометрическую форму. Три великие пирамиды, возвышающиеся словно гигантские курганы в районе г. Гизы (ныне – пригород Каира), на западном берегу Нила, были воздвигнуты во времена этой династии. Они принадлежат фараонам Хуфу (греки называли его Хеопсом), Хафра (Хефрену) и Менкаура (Микерину).
   Высота пирамиды Хеопса – более 146 м, сторона ее квадратного основания составляет примерно 250 м. Постройка выложена из двух с лишним миллионов известняковых блоков, каждый весом в несколько тонн. Пирамида – замечательный памятник инженерного искусства не только по совершенству пропорций
   и необычайной точности ориентации по сторонам света; она обладает сложной системой ходов и внутренних помещений, предназначенных как для погребальных церемоний, так и для рационального распределения немыслимой тяжести камня.
   Существует обширная литература – и научная, и не вполне научная – о том, как строились египетские пирамиды. Делаются предположения, что к месту их сооружения подводилась насыпь, по которой массы людей волочили наверх огромные каменные блоки. Кроме того, видимо, использовалась деревянная качалка, с помощью которой блоки медленно поднимали с уступа на уступ.
   Для социальной истории Египта особенно важен вопрос о том, кто именно строил пирамиды. Геродот красочно повествует о тяготах, выпавших на долю египетского народа, сооружавшего гигантскую царскую усыпальницу. Он говорит, что рабочих было не менее 100 тыс., а само строительство продолжалось десятки лет. В основе этого предания, которое грек слышал в Египте, лежат факты. На разметке и обтесывании камней постоянно были заняты отряды профессиональных ремесленников, принадлежавших царскому хозяйству. Но для перемещения тяжестей требовалась в массовых масштабах неквалифицированная рабочая сила. По всей видимости, всеобщая трудовая повинность предусматривала работу на сооружении пирамид в течение определенного сезона. Рабочие отряды сменяли друг друга, чтобы обеспечить непрерывность строительства.
   Пирамиду начинали возводить сразу же после восшествия очередного фараона на престол, чтобы успеть завершить ее к моменту его кончины. Известны и такие случаи, когда пирамида оказывалась недостроенной (или ее завершали в спешке, на ходу меняя первоначальный план) из-за того, что фараон умер, а его наследник должен был думать о своей собственной усыпальнице.
   В пирамидный комплекс входили также гробницы жен фараона, святилища, связанные с культом покойного «бога», и другие сооружения. Возле гизехских пирамид находится Великий Сфинкс – высеченная в скале огромная фигура с лицом фараона и туловищем льва. Лицо Сфинкса обезображено солдатами армии Наполеона, обстреливавшими его ради забавы во время египетского похода.

   Великий Сфинкс и пирамида фараона Хефрена в Гизе [Середина IIIтысячелетия до н. э. ]
   Искусство Древнего царства отличается лаконичностью, монументальностью и строгостью линий. Художники следовали канону, ибо, изготавливая статую, они не просто творили, а участвовали в традиционном ритуале, священнодействовали.
   На стенах внутренних помещений пирамид (начиная с V династии) высекали древнейшие памятники религиозной литературы – «Тексты пирамид». Иероглифы раскрашивали зеленой краской (цветом возрождения). В текстах можно обнаружить запись фрагментов похоронного ритуала и заклинания, обеспечивающие покойному вечную жизнь. В Египте с самых давних времен сооружались святилища богов и совершались обряды богопо-читания. Однако никакие культовые постройки эпохи Древнего царства не идут в сравнение с комплексами пирамид. Культ покойного правителя был не просто одним из многих, он занимал тогда центральное место в египетской религии.
   Для всей египетской цивилизации (и не только в эпоху Древнего царства) характерно отношение к носителю верховной власти как к Владыке всего, что есть на Земле. Любого из подданных, вплоть до высоких вельмож, фараон мог назвать термином, который обычно применялся по отношению к рабу. Он рассматривал всю территорию страны, все ее богатства и все население как свою собственность. Но сама эта «собственность» весьма своеобразна, ибо правитель в отношении своих владений употребляет те же выражения, какими пользуется, говоря о своей семье или о собственном теле.
   В научной литературе о Древнем Востоке нередко используется понятие «деспотия». Прилагается оно и к Египту. Для сторонников либеральных ценностей «деспот» звучит как ругательство: жестокий самодур и кровопийца. Слово это имеет греческое происхождение и находится в близком родстве с древнеиндийским дампати, что значит буквально «домовладыка». Древний правитель воспринимал свои владения как огромное домохозяйство, которым он полновластно распоряжался (следуя, впрочем, тем традициям, что были установлены богами).
   Почти все, что известно о Древнем царстве, добыто при раскопках египетских некрополей («городов мертвых» – кладбищ). Поэтому и сам Египет мы воспринимаем главным образом как некое царство мертвых. Сохранилось множество гробниц египетских вельмож, выстроенных из камня. Внутренние стены их покрыты рельефными изображениями (зачастую раскрашенными) и надписями.

   Заупокойные подношения [Рельеф из гробницы принцессы]
   По представлениям египтян, покойный не переставал существовать, а лишь переселялся в иной мир. Задача его наследников состояла в том, чтобы на новом месте хозяин гробницы преумножил все то, чем он владел до своей кончины. Покойный сохранял все те потребности, которые были у него при жизни, поэтому его регулярно кормили и поили, принося поминальные жертвы. Некая сохранившаяся после кончины сущность человека жадно поглощала такую же сущность пищи, переданной умершему. В надписях мертвецу желали есть, пить и веселиться; ему предлагали, к примеру, 10 сортов мяса и 5 сортов птицы, 16 видов печенья и 4 сорта ячменного пива, всевозможные фрукты и сласти. Между написанным словом и вещью для египтян существовала магическая связь, и потому все это не было пустым пожеланием: что написано – сбудется! Иероглифы сопровождались наглядными иллюстрациями: на рельефах слуги несут на поминальный пир горы фруктов и огромную бычью ногу.

   Саркофаг с изображением сцен перехода в мир иной [I тысячелетие до н. э. ]
   Так как смерти, в нашем смысле слова, для египтян не существовало, большое значение придавалось сохранности телесного облика умершего. Отсюда – обычай мумификации, с веками достигший высокой степени совершенства. Геродот подробно рассказывает о технологии мумифицирования и мерах, которые предпринимались для того, чтобы быть уверенным, что тело «тленья убежит». Труп высушивали в соде, обмазывали смолой и тщательно пеленали бинтами. Предварительно извлеченные внутренности хранили в специальных каменных сосудах (канопах) с крышками в виде голов богов.
   Сохранность внешнего облика покойного обеспечивалась также изготовлением портретной статуи, перед которой помещали поминальные приношения. Гроб (саркофаг) делали из камня, дерева или склеенного в несколько слоев папируса. Лицу покойного на саркофаге нередко придавали портретное сходство. Благодаря вере египтян в то, что душа мертвеца может вселиться в его изображение, возникло замечательное искусство египетского портрета. Поразительный «реализм» произведений древних мастеров тесно связан с магическими представлениями.
   Отношение к изображению как своего рода двойнику изображенного таило в себе и опасности. Возможно, поэтому прижизненный портрет нередко намеренно оставляли незаконченным, дабы душа не переселилась в него преждевременно, покинув собственное тело.
   Поскольку для египтян название таинственным образом выражало сущность того, что поименовано, а не являлось условным и случайным обозначением, то посмертному сохранению имени они уделяли огромное внимание. Этому было посвящено множество формул заупокойного ритуала. В руках современных исследователей оказываются поразительные человеческие документы – письма умершим, которые родственники клали вместе с едой и питьем перед статуей в гробнице. Родственникам, ушедшим в мир иной, египтяне сообщали о последних семейных новостях, за что-то благодарили, а иногда и жаловались.
   Сохранилось пространное послание одного мемфисского вельможи (I тысячелетие до н. э.) своей покойной жене. Безутешный супруг перечисляет все благодеяния, которые он оказывал жене, пока она была жива (например, своих подчиненных он заставлял кланяться ей, «простираясь на животе», и делать подарки). Вельможа с обидой вопрошает ее: за что же ты мучаешь меня теперь, являясь по ночам? Он грозит написать на нее жалобу богам «города мертвых».