Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Поединок Марса и Венеры

   Лера Елина, молодой психоаналитик, применяет очень смелые и прогрессивные методы работы с клиентами. А вот в личной жизни дела не складываются, слишком большие требования у нее к претендентам на ее руку и сердце, синдром под названием «горе от ума». Ее подруга Арина предлагает ей отомстить некому молодому и перспективному банкиру, который незаслуженно дал ей отставку. По мнению Арины, только Лера способна справиться с этим похитителем женских сердец. Между молодыми людьми начинается настоящий интеллектуальный поединок не на жизнь, а на смерть… К чему приведут столь необычные отношения – к трагической развязке или хеппи-энду?..


Алиса Берг Поединок Марса и Венеры

   © ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2013

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Глава 1

   День катился всеми своими бесчисленными колесами к концу, а с ним и прием. Лера чувствовала, как сильно устала. Сегодня был необычайно обильный наплав посетителей. Ее всегда удивляла эта аритмия; случались дни, когда их почти не было. А бывали дни, когда они шли, как льется вода из крана, непрерывным потоком. Вот на этот раз вода лилась почти что не переставая.
   От обилия чужих историй у Леры даже немного разболелась голова. Конечно, это жутко увлекательно – копаться в судьбах людей, разматывать иногда невероятно запутанные клубки проблем. Ей всегда было интересно прослеживать взаимосвязи явлений и событий и отыскать в этом лабиринте выход. Потому-то и выбрала такую профессию. И все же подчас бывает очень обременительно блуждать по этим запутанным тропинкам. Невольно в душу забредает отчаяние от воистину безграничного несовершенства человеческих существ, которые делают все возможное, чтобы нанести себе максимальный урон, превратить себя в несчастных созданий. Просто удивительно, насколько люди не понимают элементарных вещей, едва ли не каждый живет в собственной раковине и не желает, даже, несмотря на уговоры, выбираться из нее. Завертываться в кокон своих заблуждений для многих несравненно легче и приятней, чем вылезать на свет божий и видеть мир таковым, каким он действительно создан. Приходится затрачивать гигантские усилия, чтобы заставить людей посмотреть на события при реальном освещении.
   Иногда она называла себя борцом с иллюзиями, а это, как известно, самая отчаянная и самая безнадежная борьба. Но, как ни странно, бывали случаи, когда она одерживала над ними вверх. И минуты триумфа становились самыми радостными минутами ее жизни. Может быть, потому, что нет особых других поводов для радости, иногда в такие мгновения одергивала она себя.
   Лера встала с кресла, подошла к зеркалу, несколько минут внимательно разглядывала свое отображение. А видок не из лучших – сказывается напряжение героических трудовых будней. Надо бы заняться своим лицом, цвет подправить, а то серый тон способен испортить даже это не самое плохое произведение божественного промысла. Вон под глазами уже целые огромные территории заняты им. Так можно лишиться всей своей природной красоты. Завтра же позвонит своему косметологу и запишется на сеанс. А сегодня пора домой, надо непременно хорошо отдохнуть. Кто знает, сколько на следующий прием пожалует пациентов? Некоторые из них имеют дурную привычку приходить без записи, как к себе домой. А попробуй не прими – обида на всю жизнь.
   Лера двинулась за сумкой, и в этот момент она подала голос. Вернее, лежащий в ней телефон. У Леры возникло нехорошее предчувствие, что скоро из кабинета ей не выбраться.
   – Лерочка, я тебя не отрываю от важных дел?
   – Спасибо за заботу, но не отрываешь, рабочий день уже завершился.
   – Значит, я позвонила вовремя, – обрадовалась Арина. – Мне так надо с тобой поговорить?
   – Сегодня?
   – Нет, не сегодня.
   Лера почувствовала облегчение.
   – Прямо сейчас.
   У Леры упало сердце. Ей ли не знать свою подругу Арину? От нее быстро отделаться также невозможно, как за один сеанс вылечить запущенную болезнь.
   – Хорошо, давай увидимся. Где?
   – А я стою внизу, могу подняться?
   – Поднимайся.
   Арина приготовила сегодня ей ловушку, не дала ни одного шанса ускользнуть от нее. А пару раз ей это удавалось. Вот и научила ее быть умней. Значит, проблема серьезная, очередная неудача с очередным поклонником. Других у нее не бывает. Для интереса надо было бы вести статистику ее воздыхателей.
   Арина впорхнула в кабинет и застыла на месте. Маленькая, но ладненькая, такую характеристику давно дала ей Лера. Невысокая, но с красивой фигурой, не очень умным, зато очень миловидным лицом – она нравилась мужчинам почти сразу. Но обратный процесс тоже начинался быстро. И это доставляло ей массу страданий.
   – Садись, чего стоишь? Кофе будешь?
   Лера о кофе спросила для проформы, Арина никогда и ни от чего не отказывалась. Если бы она предложила ей яда, Арина бы согласилась и его принять, не задумываясь.
   Лера поставила на стол две чашечки кофе. Пока она его готовила, Арина не спускала с нее несчастных глаз.
   – Что случилось на этот раз?
   – Катастрофа! – глаза Арины мгновенно стали влажным от слез.
   – Мировая?
   – Вселенская.
   – Тогда не страшно, мировая – вот это действительно ужасно.
   – Тебе смешно, а у меня несчастье, – упрекнула Арина.
   – Это смех сквозь слезы.
   – Сквозь мои слезы, – уточнила Арина.
   – Раз мы подруги, то и слезы у нас общие.
   – Слезы у каждого свои.
   – Какое точное замечание! – удивилась Лера. – Видно дело и впрямь серьезное.
   – А то!
   – Излагай, – вздохнула Лера.
   – У меня такого партнера еще не было, это – идеал мужчины. А главное и не будет. Такие, как он, встречаются лишь раз в жизни. Вернее, гораздо реже.
   – Ты не преувеличиваешь? – недоверчиво посмотрела Лера на подругу.
   – Преуменьшаю! – с жаром заверила она.
   – И в чем проблема?
   – В том, что он дал мне отставку.
   – Когда случилось это несчастье?
   – Вчера.
   – А почему?
   Вместо ответа Арина поникла головой.
   – Ты пришла сюда молчать или рассказывать?
   – Я вынуждена тебе рассказывать то, о чем бы хотела промолчать.
   – Тогда, боюсь, мы не закончим до утра. Понимаю трудность выбора, но сделай его ради меня.
   – Только ради тебя. Я пыталась его женить на себе.
   От неожиданности Лера даже присвистнула.
   – А что ты хотела? Ничего больше мужчины так не боятся, как таких попыток.
   – Я знаю, ты мне об этом много раз говорила. И все же… Едва я намекнула ему совсем чуть-чуть, что пора бы сделать мне предложение, то он вместо него спокойно оделся, отдал мне ключ от моей квартирки и сказал, что больше встречаться со мной не будет.
   – Встречи, расставания, сколько их было, сколько их еще будет?..
   – Нет, такого больше не будет, – глаза Арины снова наполнились обильной влагой. – Потому что такого больше нет.
   – Тебя прямо заело. Чем же он так примечателен?
   – Красив, статен, умен, знает буквально все, что ни спросишь. Денег – куры не клюют.
   – Может, в этом все дело?
   – Да это совсем не имеет значения! Ну, почти. Я бы вышла за него, будь он беден, как церковная мышь. Поверь, Лера, еще никто не вызывал во мне таких чувств. Я не нахожу себе место.
   – По-моему, ты неплохо сидишь на стуле. Как хоть зовут этого чудо-мужчину?
   – Мстислав.
   – Любопытное имя. Но почему он так категоричен?
   – У него есть пунктик.
   – Все же есть, значит, не настолько он идеален. И что за пунктик?
   – Он помешан на свободе. А каждая женщина для него – потенциальная ее похитительница.
   – Но если ты это знала, что же ты…
   – Не могла себя сдержать. Как представлю его в качестве мужа, в глазах от счастья темнеет.
   – А ты представь его в виде свекра. Или начальника.
   – Тебе бы смеяться, а я к тебе пришла за помощью.
   – Поверь, Арина, смехотерапия – лучшая помощь.
   – Мне нужно не это, – как-то странно посмотрела Арина на подругу.
   – Что же тогда?
   – Мною движет благородная месть. Он должен быть наказан.
   От переполняющих ее чувств Арина даже привстала. И по ее виду Лера вдруг поняла, что подруга, в самом деле, глубоко уязвлена. Такого с ней она не припомнит.
   – И как будем его наказывать?
   И снова брошенный Ариной взгляд заставил Леру насторожиться.
   – Я знаю только одного человека, способного заставить его изменить своим правилам. Это ты.
   – Почему так думаешь?
   – Лучше тебя никого нет. Когда я с ним познакомилась, то подумала, что он бы тебе идеально подошел.
   – Что ж не познакомила, подруга?
   – Так хотелось взять себе.
   – Понимаю. Я не сержусь. Я бы тоже так поступила на твоем месте.
   – Теперь у тебя есть возможность его занять. Мне ничего не светит, а я прошу, отомсти за меня. И за всех остальных женщин тоже. А у него их было немало. Он этого никогда не скрывал.
   – Я понимаю, в каком ты состоянии, но то, что ты предлагаешь, это полная чушь!
   – Нет, не чушь! Ты же врач, лечишь больных. А мне пойдет на пользу только это лечение.
   – Такой психотерапией никогда не занималась. И почему ты думаешь, что именно я смогу его наказать?
   – Потому что ты самая умная и эрудированная женщина, которую я только встречала. И ты великолепный психоаналитик.
   – Между прочим, ты тоже психоаналитик. На одной парте в университете сидели.
   Арина пренебрежительно надула щеки.
   – Какой из меня психоаналитик? Так изображаю из себя психолога в своей конторе, учу сотрудников расслабляться в обеденный перерыв. А ты действительно настоящий специалист. К тому же, красавица. А Мстислав падок на женскую красоту. Прошу тебя, накажи его.
   Лера неожиданно для себя погрузилась в раздумье. Если Арина не обманывает, этот Мстислав должен быть любопытным экземпляром. И сразиться с ним будет интересно. А у нее давно не было таких поединков. Она даже не знает точно, не потеряла ли она бойцовские качества?
   – И как ты себе это представляешь?
   – Он сегодня пригласил меня на какой-то их корпоратив.
   – Вы же расстались навсегда? – удивилась Лера.
   – Это мы расстались как любовники. Он до конца не расстается со своими женщинами, не видит в этом нужды. Конечно, если они согласны быть только его друзьями.
   – В самом деле, любопытный экземпляр мужской породы.
   – О чем я тебе и говорила. Так ты согласна?
   – Если тебя это исцелит. – У Леры возникло ощущение, что она совершает большую ошибку. Но, кажется, она уже села на поезд. – Но у меня не подходящий костюм.
   – А, по-моему, очень даже подходящий. Ты всегда выглядишь так, словно идешь на бал.
   – Это ты малость загнула.
   – Ничего не загнула. Все так и есть. Нам надо торопиться. Итак, опаздываем.
   – Подожди. – Лера подошла к зеркалу и внимательно себя осмотрела. На бал, так на бал. – Идем!

Глава 2

   Клуб назывался довольно странно «Империализм». Лера лишь однажды заглядывала сюда. Но воспоминания об этом событии остались надолго в первую очередь из-за высочайших, как горные пики, цен. Даже она, со своей, как считала Лера, неплохой зарплатой, невольно вздрогнула, увидев прейскурант. Здесь устраивали корпоративы только очень богатые организации.
   Арина показала приглашение – одно на двоих. И охранники, одетые более стильно, чем дипломаты, безмолвно пропустили их внутрь. Они оказались в большом зале, где уже началось гуляние. За несколькими десятками столов сидели люди, а на эстраде пел певец, чье лицо было, кажется, известно даже младенцам. О его фантастических гонорарах ходили почти такие же легенды, как когда-то о сокровищах пиратов.
   Подошел учтивый распорядитель празднества и предложил следовать за ним. Он посадил их за свободный стол. И Лера с изумлением увидела на нем таблички с их именами. Пожалев им прекрасно провести вечер, метрдотель удалился.
   – Откуда тут табличка с моей фамилией? Здесь работают провидцы? – подозрительно посмотрела Лера на подругу.
   Арина потупила глаза.
   – Извини, это я заранее назвала твою фамилию. Так тут принято, каждый может сесть только на место, обозначенное табличкой с его именем.
   – Ладно, не будем заострять внимание на пустяках. Надеюсь, здесь кормят, я сильно проголодалась.
   И, словно услышав ее слова, к ним бесшумно, как хищник на охоте, приблизился официант, положив перед каждой меню.
   Выбор оказался просто огромным, и возле каждого блюда отсутствовала цена.
   – Не знаю, как со всем остальным, а с голоду тут не умрешь даже при всем желании, – констатировала Лера. Она решила, что хотя бы один раз в году может позволить себе не думать о весе и калориях. Она так строго держит свое бренное тело в форме, словно бы наказывает себя за очень большой грех. А если разобраться, то оно ни в чем не провинилось. Так что, сегодня заслужило награду.
   Лера получала двойное наслаждение: от еды и от концерта. Его устроители явно не поскупились на расходы. И пригласили не просто звезд, а действительно по-настоящему хороших артистов. Лера подумала, что тот, кто составлял программу этого вечера, обладает неплохим вкусом. А отменный вкус всегда был для нее лучшей визитной карточкой человека.
   Примерно минут через пятнадцать они разобрались, чему посвящен это грандиозный прием. Отмечался юбилей президента банка. Вперемежку со сладкоголосым пением какие-то очень важные персоны поднимались на сцену, произносили очередную здравницу в честь юбиляра и вручали ему подарок.
   Лера внимательно разглядывала мужчину, он нравился ей. Для своих семидесяти лет он был бодр и подтянут, к тому же демонстрировал безукоризненные манеры: дамам красиво и ненавязчиво целовал ручки, мужчинам с достоинствам пожимал руки. А его ответные речи были наполнены самоуважением, вызванным не гордыней, а врожденным достоинством.
   Она была бы совсем не против иметь такого начальника. Хорошо известно, что ничего так не портит людей, как власть. Она это испытала на своей нежной шкуре. Но о былых неприятностях ей не хотелось вспоминать.
   – Когда же мы познакомимся с нашим объектом мести? – поинтересовалась Лера.
   – Скоро кончится официальная часть, тогда я тебя представлю. Только, умоляю, не влюбись с первого взгляда, иначе ничего не получится.
   – Не беспокойся, дотерплю до второго взгляда.
   – Предупреждаю, будет трудно.
   Официальная часть завершилась, место на сцене занял, само собой разумеется, известный на всю страну и частично за ее пределами оркестр. Под его музыку начались танцы.
   Арина внезапно схватила Леру за руку, и она ощутила, какая горячая у нее ладонь.
   – Смотри, вот он идет, – полился в ухо Леры взволнованный шепот Арины. – Идем на приступ.
   Арина, словно десантник, почти что выбросилась из-за стола, и Лере, чтобы не отстать от подруги, пришлось последовать ее примеру. Арина подбежала к мужчине и дотронулась до его руки. Тот обернулся к ней и остановился. И в эту секунду к паре присоединилась Лера, превратив ее в трио.
   – Мстислав, спасибо за приглашение, тут так классно, – громко, то ли от волнения, то ли с целью перекричать музыку, произнесла Арина. – Хочу представить тебе мою лучшую подругу. Ей тоже здесь очень понравилось.
   Лере давно было известно о свойстве Арины сильно преувеличивать замечательные качества своих мужчин. Но на этот раз, по крайней мере, внешне, все соответствовало выданной характеристике. Это был действительно идеальный образец мужского племени: красивое точеное лицо, умеренно высокая спортивная фигура в великолепно облегающем костюме, безукоризненная прическа. В такого, в самом деле, влюбляются с первого взгляда. Или не влюбляются никогда, мысленно добавила Лера.
   – Очень приятно. Мстислав, – представился он.
   И голос у него такой, какой нужно – мягкий, проникновенный баритон, – отметила Лера. Не жалеет природа на некоторые свои создания ни усилий, ни первоклассных материалов.
   – И мне очень приятно. Валерия.
   Мстислав, даже не пытаясь этого скрывать, словно анатом, разглядывал новую знакомую. У Леры создавалось впечатление, что каждому участку ее тела он давал оценку, как преподаватель студенту на экзамене. Вот бы узнать, какой общий бал?
   – Может, ты присядешь за наш столик? – неожиданно предложила Арина, внимательно наблюдая за бывшим любовником.
   – С удовольствием.
   Они расположились за столом.
   – Мстислав, поясните, что тут происходит? – попросила Валерия, решив, что любая тема сойдет для завязки разговора. – А то мы чувствуем себя чужими на этом празднике жизни.
   – Разве вы не поняли? Сегодня великое событие, отмечает юбилей сам Игорь Юрьевич Краснянский. Для тех, кто не знает, поясняю: это великий банкир. Причем, говорю без всякой иронии. То, что сделал этот человек, как любое по-настоящему подлинное деяние будет в полной мере оценено лишь через сто лет.
   – Так долго ждать, – Валерия сделала вид, что огорчилась. – Почему современники не могут оценить человека?
   – Потому что большое видится на расстояние.
   – А по-моему, все зависит от качества зрения. Моя профессия предполагает видеть все здесь и сейчас. Промедление в сто лет для меня абсолютно недопустимо.
   – Позвольте узнать вашу профессию, Валерия?
   – Она психоаналитик, одна из лучших в своем деле, – сочла необходимым вставить Арина.
   Мстислав безучастно посмотрел на нее, словно удивляясь, что она не только здесь сидит, но еще и подает реплики.
   – Никогда не нуждался в психоанализе. И, надеюсь, не буду нуждаться. Я считаю, что развитый современный человек должен уметь сам разбираться в своих проблемах лучше, чем любой, даже самый замечательный психоаналитик. Он же лучше их знает. Разве не так?
   – Не совсем, – возразила Лера. – Вопрос не в знании собственных проблем, а в умении найти их решение. Знание проблем очень часто делает человека их заложником. Он крутится в них, как на бесконечной карусели по одному и тому же маршруту. И не может соскочить с нее без посторонней помощи. Ваши же слова продиктованы гордыней, это классический клинический случай. У меня был ни один подобный пациент. Это самый сложный контингент, пока сломаешь глыбу их гордыни, все проклянешь. Поэтому я бы вам не советовала пренебрегать услугами психоаналитика. Бывают моменты, когда они очень полезны.
   – Вы не пробовали писать рекламные тексты? У вас бы здорово получилось, вы умеете быть убедительной. Но быть убедительной и убедить – это две совершенно разные вещи.
   – Значит, не убедила?
   – Пока нет. И хочу сразу предупредить, вряд ли получится.
   – А как же священный принцип: никогда не говори никогда?
   – Я его, в самом деле, свято соблюдаю. И много раз убеждался в его правильности. Но так как из каждого правила должно быть хотя бы одно исключение, вот я его и использую. – Мстислав неожиданно рассмеялся. – Что-то мы с вами, девушки, заговорились. И даже не выпили за знакомство.
   – Сожалею, я за рулем, – отказалась Лера.
   – Нет ничего проще, чем решить эту проблему, у нас для этого есть целый штат шоферов. Один из них вас отвезет на вашей машине домой.
   – Раз нет никаких проблем, я согласна. Но при условии, что ваш шофер отвезет и Арину.
   Мстислав бросил на нее взгляд.
   – Не беспокойтесь, наш шофер доставит Арину домой целой и невредимой.
   Мстислав сделал жест рукой и к нему тут же подскочил официант. Он сразу понял, что тот хочет и элегантно разлил вино по бокалам. И также мгновенно исчез в неизвестном направлении.
   – Никогда не боюсь показаться не оригинальным. Поэтому предлагаю выпить за знакомство.
   – Тост принимается, – сказала Лера.
   Несколько секунд мужчина и женщина смотрели друг на друга. Затем одновременно отвели глаза.
   После короткого антракта снова заиграла музыка. Мстислав встал и склонился над Лерой.
   – Могу я пригласить вас на танец?
   – Буду только за это вам признательна.
   Реплика Леры произвела на Мстислава ровно то впечатление, на которое она и рассчитывала. Он на мгновение замер, затем внимательно посмотрел на нее.
   Они вышли к танцующим. Лера хорошо танцевала сразу по двум причинам: во-первых, природа вложила в нее почти идеальное чувство ритма, и, во-вторых, в детстве несколько лет она ходила в балетную школу, пока однажды не взбунтовалась против диктатуры балетной дисциплины.
   Она разу поняла, что Мстислав – прекрасный партнер, хотя скорей всего по причине не балетной фигуры, вряд ли посещал балетную школу. Но его тело великолепно чувствовало мелодию, уверенно и гармонично откликалось на малейшие ее вибрации. Лера почувствовала некоторое беспокойство, не слишком ли многое, а главное – так быстро ей нравится в этом человеке… Такая скорость опасна, так как когда жизнь начинает двигаться слишком быстро, перестаешь замечать многое вокруг. И, как известно, чем быстрей движешься в автомобиле, тем трудней из него выскочить на ходу.
   – Вы прекрасно танцуете, даже лучше, чем я, – услышала Лера тихий голос Мстислава.
   – А вы – танцевальный критерий?
   – В нашем банке – да. Я там признанный лучший танцор.
   – Это ваше единственное достоинство, о котором известно в вашем банке?
   – Я неплохо пою. Правда, у меня в этом виде искусства есть пара конкурентов.
   – А хоть в чем-то у вас нет конкурентов?
   – Надеюсь, что да. Но об этом мы поговорим в другой раз.
   – А будут другие разы?
   – Всегда есть такая вероятность. Даже психоаналитикам неизвестно будущее.
   – Нам известно, что оно всегда вытекает из прошлого.
   – Но никогда нельзя быть уверенным, куда оно потечет.
   – Хочу вам возразить, мне неоднократно удавалось довольно точно предсказать течение этой реки. Правда, чаще всего это не доставляло никому удовольствия.
   – Даже вам?
   – Если моим пациентам плохо, как мне может быть хорошо?
   – Есть множество людей, которым хорошо, когда другим плохо.
   – Я стараюсь лечить это страшное заболевание. К счастью, пока им сама не заражена.
   – Обычно эта болезнь коренится глубоко в подсознании. И многие о ней даже не подозревают.
   – Я спускалась в свое подсознание на большую глубину. И не нашла там ее следов.
   – Этому можно только радоваться. А вот в нашей среде ею болеют едва ли не все поголовно.
   – Какая заразная среда! Вам было бы полезно сделать прививку.
   Мстислав рассмеялся.
   – Я вам уже говорил, что способен контролировать свое сознание. И не допущу, чтобы в нем завелись подобные микробы.
   – Мой опыт говорит о том, что к таким уверениям следует относиться осторожно.
   – А правильно ли всегда опираться на свой опыт?
   – А на что предлагаете опираться? Ничего другого под рукой нет. К тому же, я ему доверяю. И, поверьте, много раз убеждалась, что не напрасно.
   – И не было проколов?
   – Как ни бывать, были. И еще будут.
   – Значит, вы признаете, что не непогрешимы.
   – Никогда этого и не утверждала.
   – А мне показалось…
   – Показалось, – довольно резко прервала его Лера.
   Она почувствовала, как слегка отстранился от нее Мстислав. Лера понимала, что поступила некорректно, но она чувствовала в этом необходимость. Надо держать дистанцию, в какой-то миг она поймала себя на готовности ее преодолеть в максимально сжатые сроки.
   Музыканты замолкли, Мстислав вернул Леру на прежнее место.
   – К сожалению, я должен вас ненадолго покинуть. Но скоро вернусь, – пообещал Мстислав. – Надеюсь, вы не будете скучать.
   Арина грустными глазами проводила мужчину.
   – Ну, как он тебе? – с нескрываемым любопытством обратилась она к Лере.
   Но Лера не торопилась его удовлетворить. Хотя она совсем недавно хорошо поела, но вдруг у нее снова прорезался аппетит. И она принялась за еду.
   – Это все, что ты можешь мне сказать? – не выдержала молчание подруги Арина.
   – Я разве что-то сказала?
   – Нет, я думала, что я не расслышала.
   – Этот тот редкий случай, когда прежде чем ответить, приходится подумать.
   – Значит, и на тебя он произвел неизгладимое впечатление?! Этого я и боялась.
   – Я полагала, ты меня и привела за неизгладимыми впечатлениями.
   – Исключительно с целью осуществления нашего плана.
   – Твоего, – уточнила Лера. – Он полностью разработан тобой.
   – Но реализовывать должна его ты.
   – А разве я отказываюсь?
   – Правда? Ты отомстишь этому ловеласу?
   – За всех женщин, которых он соблазнил и еще соблазнит! – торжественно поклялась Лера.
   Арина бросилась ей на шею. И на ее щеке появился яркий двойной волнистый след от поцелуя.
   – Что будем делать? – спросила Арина.
   – Ждать, когда объект снова почтит нас своим присутствием. Уверена, это произойдет скоро.
   Словно подтверждая слова Леры, показался Мстислав.
   – Я пришел сообщить вам, что наш вечер благополучно завершается. И через несколько минут можно отправляться домой. Водители вас ждут.
   Как полагается в таких случаях, Лера хотела поблагодарить Мстислава, но ее внимание отвлекло происходящее на сцене. Бодрым шагом на нее вышел виновник торжества и громко попросил минуту внимания. Поблагодарив всех за участие в торжестве, он, сделав выразительную театральную паузу, объявил:
   – Я хочу представить собравшийся публике нового и очень перспективного сотрудника нашего банка Андрея Александровича Полозова-Яблонского. Он буквально на днях вернулся на историческую Родину после длительной работы в одном из самых известных банков Соединенных Штатов. Его предки покинули нашу несчастную страну много десятилетий тому назад. И вот один из ее птенцов возвращается в родное гнездо. В нашем банке он будет работать в качестве вице-президента. Прошу, Андрей Александрович, явитесь миру.
   Новый вице-президент тут же откликнулся на приглашение и буквально через секунду уже стоял рядом с президентом банка. Лера глазами психоаналитика сканировала его: еще совсем не старый, даже скорей молодой, знает себе цену, но при этом умеет быть осторожным и не лезть на рожон, много внимания уделяет своей внешности, знает толк в одежде.
   Внезапно что-то заставило Леру перевести взгляд со сцены на Мстислава. Его лицо было совершенно застывшим, словно маска, а взгляд не отрывался от нового назначенца. Для него это назначение – полная неожиданность, догадалась она.
   Все потянулись к выходу. Молодые женщины в сопровождении Мстислава последовали за всеми. На улице они увидели почти нескончаемую вереницу автомобилей. Мстислав подвел их к одной из машин.
   – Арина, это машина для тебя, – сказал он. – Надеюсь, ты хорошо провела время?
   Арина выразительно посмотрела на подругу.
   – Это был лучший вечер в моей жизни.
   Мстислав улыбнулся.
   – В таком случае это достойное окончание нашего романа.
   Вместо ответа Арина захлопнула дверцу автомобиля. Еще через пару секунд он тронулся с места.
   – Пойдемте, теперь к вашей машине, – предложил Мстислав.
   Лера подвела его к своей машине.
   – А где обещанный шофер? – поинтересовалась она.
   – Вот он, – показал Мстислав на приближающегося молодого парня в темном костюме и галстуке. – Могу ли я вам позвонить, Лера?
   – А для чего я уже десять минут держу в руке визитную карточку, – сказала она на одном дыхании, протягивая ему визитку. – Можете звонить прямо с утра. Я жаворонок и встаю рано.
   Лера села на заднее сиденье машины, шофер занял место за рулем. Больше на Мстислава она не смотрела; все, что ей на первый раз было надо, она уже увидела.

Глава 3

   В банке царило мнение, что кабинет вице-президента Мстислава Миловидова был больше, чем у президента банка Краснянского. Мстиславу было точно известно, что это не так, его кабинет был ненамного, но меньше, но этот глас народа ему импонировал.
   В этот кабинет он переехал два года назад и много потратил сил, чтобы должным образом его обставить. Мстислав знал, что он должен соответствовать его уровню и уступать уровню кабинета президента. Но при этом у того, кто входил в него, должна возникать мысль о том, что хозяин является претендентом на то, чтобы со временем переехать в другое, чуть более просторное помещение.
   Мстислав не считал себя карьеристом, просто он человек, который рожден быть первым. Он был первым по успеваемости в школе, лучшим на своем потоке в университете. И, придя в банк, быстро и естественно без всякой протекции сделал головокружительную карьеру, поднявшись от нижней ступени простого клерка до высоты ступени второго человека в банке.
   При этом он твердо знал одну вещь: каким бы стремительным не было его восхождение, он не должен зазнаваться, а воспринимать этот свой поход за признанием в качестве естественного хода вещей. Одни люди топчутся всю жизнь на одном месте, а другим предназначено быстро подниматься наверх. Ему выпал второй жребий. И нет никаких оснований им не воспользоваться. Он из тех, кто уверен в своих силах, кто должен вести за собой других. Вот этим он и будет заниматься: спокойно и уверенно. Ложная скромность не для него, на самом деле, это настоящее лицемерие. А лицемерие – то качество, обладателем которого ему бы хотелось быть в последнюю очередь.
   Но сейчас его мысли были заняты другими темами, вернее, двумя, очень разными, но волновавшими его одинаково сильно. Но все же следует выбрать, какой он займется в первую очередь? Впрочем, сама ситуация диктует этот выбор. Вчера во время праздника произошло то, чего он никак не ожидал. До той минуты он нисколько не сомневался в том, кто является первым кандидатом на занятие главного места в банке, когда оно станет вакантным. И вот все буквально в один миг изменилось, его положение стало иным. Мстислав всегда был твердо уверен: побеждает тот, кто умеет держать удар. Но сейчас он чувствовал, что удар, нанесенный вчера Краснянским, пробил его броню и достал до сердца. Не так-то легко сохранять невозмутимость после такого неожиданного выпада. И надо отдать должное президенту, сделан он был мастерски, все было рассчитано до мельчайших деталей. При массовом скоплении честного народа, не надо даже заниматься распространением новости, она сама моментально распространится по невидимым каналам связи. Нет никаких сомнений, что вся банковская тусовка живо обсуждает это представление.
   Он прекрасно знает, как много людей завидовали его столь быстрому возвышению. И теперь с радостью подсчитывают шансы, что он окажется задвинутым на вторые, а может и третьи роли. Эта новость обрадует целый легион его недоброжелателей и завистников. Впрочем, это-то как раз его беспокоит меньше всего, его волнует другое – то, что стремительный бег может затормозиться. А для него это станет подлинной катастрофой, он не умеет жить, не двигаясь вперед. Он сразу же впадает в депрессию. Эту свою тайну он всегда охранял, как самую секретную из всех. Но ему-то она хорошо известна. Он должен предпринять все меры, чтобы этого не случилось.
   Его мысли незаметно переместились на вторую важную тему, но усилием воли он заблокировал дальнейший их ход. Сейчас ему надо заняться другим, а уж потом… Он всегда все любит делать по порядку, следование этому правилу – залог половины успеха. А вот вторая половина уже зависит от напористости и внезапности. Так он намерен поступить и на этот раз.
   Мстислав был единственным в банке человеком, обладавшим правом входить в кабинет президента без предварительной договоренности. Разумеется, в том случае, если у Краснянского не было посетителей. Сейчас как раз и был такой удачный случай. Ожидание бы далось Мстиславу с трудом.
   Краснянский встретил его точно так же, как встречал до этого сотни раз. Впрочем, Мстислав в таком приеме и не сомневался, этот человек никогда не выдает своих намерений. Как искусно он усыпил его бдительность, застал врасплох. Ему еще многому надо у него поучиться.
   – У тебя ко мне дело? – поинтересовался Краснянский.
   – Вы не догадываетесь?
   На тонких губах Краснянского появилась змейка улыбки.
   – Если бы я не догадывался, то не сидел бы в этом кресле.
   – В таком случае, Игорь Юрьевич, объясните, что вчера произошло? У вас появился новый заместитель, а старый до самой последней минуты ничего об этом не знал. Вам не кажется, что это выглядит несколько странным?
   Краснянский слегка наклонился к Мстиславу.
   – Чтобы от любого действия был получен максимальный эффект, нужно чтобы оно было бы как можно неожиданней. Это создает встряску, заставляет людей задуматься, что бы это значило. А поставь я тебя задолго в известность, ты бы сейчас пребывал в спокойствии. А сейчас ты полон беспокойства, встрепенулся. Как видишь, результат достигнут.
   – По-вашему мнению, все последнее время я пребываю в спячке?
   – Я старый человек и накопил кое-какой опыт. Мой опыт говорит: любой из нас начинает успокаиваться, если его не начинать будоражить. Ничего не поделаешь, таково уж свойство человеческой натуры.
   – Вот вы и начали.
   – Видишь ли, дорогой, в последнее время я стал замечать, что наши дела идут не так хорошо, как раньше. Мы стали совершать больше ошибок, выдали кредиты не самым надежным заемщикам, понесли убытки на игре с ценными бумагами.
   – Они весьма незначительны.
   – Вопрос не в их величине, а в причине того, что это случилось. Если сейчас не проанализировать причины и не принять меры, поверь мне, в следующий раз наши потери окажутся гораздо больше.
   – И вы нашли причины наших потерь? – спросил Мстислав.
   – У нас внутри коллектива с некоторых пор не хватает конкуренции. В том числе и на самом высшем уровне. Вот я и некоторое время назад решил ее создать. Долго подбирал кандидатуру, это оказалось нелегким делом, так как этот человек не должен уступать тебе ни в чем. И нашел. У него отличный послужной список, он всего на один год тебя старше. Так что это достойный коллега по работе и одновременно соперник. При этом очень важно, чтобы вы нашли общий язык. Иначе пострадает общее дело. Видишь, какая у тебя сложная задача?
   Краснянский откинулся на спинку кресла. Мстислав видел, что президент банка явно доволен собой. Да и как ему быть не довольным? Он успешно провел комбинацию, которую готовил давно. Не случайно он – большой любитель шахмат. И если в этой игре он все же любитель, то в бизнесе считает себя гроссмейстером. И придется признать, что в этой партии он Мстислав, пока терпит поражение.

Глава 4

   Лера никак не могла сосредоточиться на работе. А ее, как на грех, было предостаточно. Леру преследовало ощущение, что в мире произошло внезапное и массовое обострение у людей личных проблем. Но вникать в них ей удавалось с большим трудом. И самое важное, не возникало эмпатии. А без нее, Лера была уверена, психоаналитик теряет всяческую состоятельность. Если он не способен переживать, хотя бы ненадолго, чужие проблемы, как собственные, он вряд ли поможет своему пациенту. Но при этом в отличие от пациента, он должен сохранять полное спокойствие, ясность ума и твердость духа. Именно такое сочетание и является залогом успеха.
   Лера гордилась тем, что обладала такими качествами. Они-то и позволяли ей помогать пациентам, находить решения, когда казалось, что решения нет и не откуда взяться. Но сейчас у нее это плохо получалось, хотя она и старательно делала вид, что вникает в запутанные истории сидящих напротив нее людей. Но мысленно она была от них далеко. И, как ни пыталась, надолго приблизиться к ним не могла.
   Ее мысли, словно кольца Сатурна, кружились вокруг ее нового знакомого. Их встреча не выходила из головы. Она чувствовала себя задетой. Всех людей, с которыми встречалась, Лера делила на две категории: на тех, кто задел ее по касательной, и на тех, кто задел ее по прямой. К первым относились практически все, вторых за всю ее жизнь насчитывалось всего несколько человек. Леру одолевало предчувствие, что Мстислав имеет шансы пополнить этот второй список.
   Но прошло два дня после их знаменательной встречи, а он не подавал признаков жизни. Почему-то Лера была уверена, что он даст о себе знать уже на следующий день. Ведь она сама намекнула ему о такой возможности. Но следующий день миновал, за ним – еще один канул в лету, а Мстислав так и не воспользовался информацией на ее визитной карточке.
   Сначала Леру это сильно удивило, потом она стала анализировать данное обстоятельство. Почему он не звонит? Он хочет это сделать, в этом сомнений у нее нет никаких. Такие вещи она распознает моментально. А у него возникло это желание, едва он ее увидел. И пока они общались, оно лишь разгоралось, как костер, в который то и дело подливают масло.
   Если она что-то понимает в таких людях, как Мстислав, то это начало его большой игры. Он взял паузу, чтобы подогреть ее нетерпение и затем быстрее добиться своей цели. Она даже почти не сомневается, что это его излюбленный прием, который он применяет, словно экспериментатор на собаках, на многих женщинах. Он отлично сознает, какое неизгладимое впечатление оказывает на этих бедняжек. И как им хочется поскорей снова увидеть такой великолепный и редчайший экземпляр вымирающей мужской породы. А потому пауза работает на него лучше, чем новое свидание. Надо отдать ему должное, в любовных делах он очень даже искушен. А потому достойный соперник.
   Мстислав молчал, зато чуть ли не каждые два часа звонила Арина с одним и тем же вопросом: звонил ли Мстислав? И получала один и тот же ответ: не звонил. Зато Лера решила проверить свою гипотезу. И попросила подругу рассказать, как начиналась их связь? Ее грустное повествование, прерываемое целым каскадом вздохов, ничуть не удивило Леру: все так и было, после первой встречи Мстислав держал паузу. А когда состоялась вторая встреча, Арина была уже полностью в его власти.
   Ну что же, дорогой, посмотрим, как пройдет наша встреча. Ты увидишь, что даже гениальные планы срабатывают не всегда. Но тебе уже пора звонить, во всем надо знать меру. Не то мне станет скучно. И тогда твои усилия могут оказаться напрасными. Скука – это то, что убивает интерес к человеку, как дезинфекция микробы. Бери в руки телефон и набирай мой номер, послала Лера ему мысленный сигнал.
   И удивительно, сигнал дошел до адресата. Звонок раздался почти сразу, как он был отправлен. Лера узнала голос Мстислава после первых же произнесенных им даже не слов, а звуков. Да и разве можно спутать этот бархатный, обволакивающий баритон с каким-нибудь другим голосом?
   Лера почувствовала большое облегчение, напряжение с которым она жила два последних дня, ослабло, как минимум, наполовину.
   Лера оценила, что звонок раздался как раз в тот момент, когда кончился рабочий день. Она не сомневалась, что это было сделано сознательно. Ну и мужчина, все предусматривает, все рассчитывает заранее. Арина поручила ей невыполнимую миссию – укротить этого породистого жеребца. Но тем почетней будет победа, если, разумеется, она ее добьется.
   – Здравствуйте, Лера! Я не помешал вашей работе по спасению человеческих душ?
   – Вы позвонили очень точно. Я как раз закончила их спасать. Поэтому могу с чистой совестью разговаривать с вами.
   – А как на счет того, чтобы спасти еще одну душу?
   – Уж не вашу ли?
   – Именно о ней я и говорю. Эти два дня я думал о вас.
   – Судя по всему ваши мысли текли очень медленно, если вы позвонили только теперь.
   – Я был занят, а для общения с вами нужна свобода.
   – Почему именно мне оказывается такая честь?
   – Общение с вами требует концентрации всех моих немногочисленных интеллектуальных ресурсов. А когда ты сосредоточен на чем-то ином, полноценного разговора не получится. Я буду заведомо в проигрышной ситуации.
   – А проигрывать вы никак не хотите?
   – Проигрыш я отношу к непозволительной роскоши.
   – А какую победу вы хотите одержать в нашем поединке? Уж не надо мной ли?
   – Ну что вы, как вы могли меня в этом заподозрить?
   – В таком случае, объясните.
   – Нам пора договориться о встрече.
   – Разве я вам мешаю?
   – Когда мне за вами заехать?
   – Вы должны были уже стоять у моего подъезда.
   – А я и стою. Выходите.
   – А если бы я не согласилась на встречу?
   – Каждый из нас двоих знает, как сильно хочет этой встрече другой.
   – Тогда я немедленно иду к лифту. Бессмысленно спорить со знающим все человеком.
   Лера спускалась на лифте. Она думала о том, что Мстислав так и не сказал, какую победу он желает одержать? Но может это и к лучшему, эта станет той загадкой, которую ей предстоит отгадать.
   Мстислав стоял у входа в здание. Его лицо тонуло в большой охапке цветов. Едва Лера вышла, как букет переместился в ее руки. Денег на него он явно не пожалел, отметила Лера. Посмотрим, что будет дальше. Ему придется изрядно на меня раскошелиться.
   Мстислав отворил дверцу машины. Лера устроилась на переднем сиденье.
   – У меня есть предположение, что после напряженного рабочего дня вы совсем не против поесть. Не возражаете, если первое наше свидание пройдет в ресторане?
   – Я не стану возражать, если и второе пройдет в ресторане. Да и последнее – тоже. Или у вас другие намерения? – насмешливо взглянула она на него.
   – Если быть честным, намерений относительно вас у меня много. Неужели я интересую вас исключительно в ресторанных интерьерах?
   – Боюсь, что по сравнению с вами, мои интересы гораздо ограниченней.
   – А я вам не верю…
   – Мы не верим в то, во что не хотим верить, и верим в то, во что хотим. Не обольщайтесь, дорогой Мстислав.
   – Звучит, почти как ультиматум.
   – Разве я бы посмела? Это всего лишь дружеское предупреждение. Мне хочется вам помочь.
   – У меня вид человека, который нуждается в помощи?
   – По виду вы в помощи не нуждаетесь. Но мой опыт однозначно свидетельствует: такие люди чаще других попадают в ситуации, когда они нуждаются в помощи. А потому я к вашим услугам и как знакомая, и как врач.
   – Заверяю вас, заботливая Лера, я никогда не стану вашим пациентом.
   – А как же никогда не говори никогда? Помнится, однажды мы уже обсуждали эту тему.
   – Чувствую, вы будете постоянно ловить меня на этом. Но я не из тех, кого легко поймать.
   Лера откинулась на мякоть кожаной спинки. Она решила сделать небольшой перерыв в этой дискуссии, которая обещала быть бесконечной, как Вселенная. Тем более, что скоро она все равно продолжится за ресторанным столиком. Сейчас же ей хотелось просто понаблюдать за Мстиславом.
   Она считала, что сама неплохо водит машину и видела, что он это делает просто классно. Словно штурман, Мстислав уверенно прокладывал в густом потоке автомобилей нужный им маршрут, умело маневрировал, но при этом ни разу никого не подрезал. А подрезальщиков Лера ненавидела сильней, чем революционер классового врага. Сколько нервов они ей испортили, даже при современных методах вычисления подсчитать было невозможно. Этот же человек, что сидит рядом с ней, старается вести себя безупречно в любых обстоятельствах. Интересно, надолго ли его хватит?
   Лера неплохо разбиралась в ресторанах, когда-то проводила в них немало свободного времени. Мстислав привез ее в один из самых престижных, а, следовательно, и дорогих мест. Пока все происходит именно так, как она и предполагала. Ни одного отклонения от того, как он должен действовать. А не слишком ли у него стандартное мышление, закралось предположение. Это было бы ужасно, в таком случае ее накроет волной скуки совсем скоро. Посмотрим, что последует дальше.
   – Вам тут нравится? – поинтересовался Мстислав, сопровождая партнершу до столика после очередного танца.
   – Отличное место, есть все необходимое, чтобы приятно провести вечер.
   – Вам достаточно для этого только одного места?
   Лера на мгновение озарилось улыбкой.
   – Место вообще не имеет значения. Вы не хуже меня знаете – главное, чтобы рядом был бы человек, который возбуждал бы в тебе интерес.
   – Он сейчас рядом?
   Лера посмотрела на Мстислава долгим взглядом.
   – Я как раз это и выясняю.
   – Можно ли узнать хотя бы о промежуточных итогах?
   – Не лучше ли подождать, когда они оформятся в окончательный вердикт?
   – Лучше, – согласился Мстислав, – но если быть честным, то не терпится.
   – А у меня создалось впечатление, что вы – человек очень выдержанный.
   – Так оно и есть. В моей профессии выдержка – едва ли не главное оружие. Но бывают обстоятельства, когда и она сдает.
   – Неужели сейчас как раз тот случай?
   – Тот, – подтвердил Мстислав.
   – Я польщена.
   – А я несколько обеспокоен.
   – Могу я позволить себе догадаться о причинах вашего небольшого беспокойства?
   – Попробуйте.
   Лера сделала вид, что задумалась, хотя на самом деле она поняла все гораздо раньше.
   – Вас, Мстислав, беспокоит, что ваш интерес ко мне сильней, чем вам бы хотелось. Таким образом, вы боитесь потерять свободу. Можете не отвечать.
   – Я отвечу. Вы угадали, это меня действительно беспокоит. Я не люблю попадать в зависимость.
   – Даже от самого себя?
   – В первую очередь от самого себя, – кивнул Мстислав. – Хотя быть свободным от самого себя – очень сложно. Когда мне начинает казаться, что у меня это получается, то вскоре иногда сущий пустяк разрушает эту иллюзию. Но я не отчаиваюсь однажды овладеть этим искусством. Не исключено, что не без вашей помощи. Вы все же психоаналитик.
   – Не думаю, что сумею помочь, вы же не верите в наши возможности.
   – В конце концов, я ни разу не консультировался ни у одного вашего коллеги. Может, вы, в самом деле, обладаете какой-то чудесной силой?
   – Чудесной силой мы не обладаем. По крайней мере, о себе могу сказать точно.
   – Тогда как же вы действуете, госпожа Фрейд?
   Лера засмеялась.
   – Вот мы и вспомнили метра. Но, между прочим, я не большая поклонница Фрейда. Главное, что мне нравится в нем, это то, что именно он изобрел психоанализ. Но его методы и теории мне представляются во многом архаичными.
   – Тогда объясните, что проповедуете вы?
   – А если я вам скажу: ничего?
   – Пожалуй, такой ответ вызовет во мне удивление. Мне всегда казалось, что психоанализ – это большая и сложная наука.
   – Так оно и есть. Вот только способна ли она помочь людям.
   – Вы меня запутали?
   – Боюсь, мне будет сложно вам сейчас объяснить мою позицию.
   – Как же быть?
   – А давайте будем считать, что вы – мой пациент. Пусть это будет такой игрой.
   Мстислав с некоторой настороженностью посмотрел на свою собеседницу.
   – А я не слишком рискую?
   Теперь задумалась Лера, но не совсем над вопросом Мстислава. А не чересчур ли рискует она сама, беря на себя некоторые не совсем понятные обязательства. Не лучше ли оставаться каждому на своих первоначальных позициях? И с них вести прицельный огонь по противнику.
   – Решайте уж сами. Пригласив меня в ресторан, вы уже рисковали.
   – Чем?
   – Свободой.
   – Не думаю, что так все серьезно.
   «А вот это, дорогой мальчик, уже оскорбление. И за него ты заплатишь, – мысленно пообещала Лера. – Не во всем ты бываешь безупречным».
   – Мы не всегда верно оцениваем ситуацию.
   – Да, случается, – согласился Мстислав. Внезапно он поймал себя на том, что думает об этом Полозове-Яблонском. И почему он вдруг о нем вспомнил в такой неподходящий момент?
   – Вы не боитесь, Мстислав, что это может быть как раз тем случаем?
   – Если бы я боялся таких ошибок, то до сих пор был бы рядовым клерком. Я привык рисковать. Поверьте, Лера, у меня нет длинной мохнатой руки, мои родители очень достойные, интеллигентные люди, но без всяких связей. Всем, чего я добился, я обязан только самому себе.
   – И это составляет предмет вашей гордости?
   – А почему, собственно, и нет? Если есть чем гордиться, то почему и не гордиться? Это рождает самоуважение к себе. А для меня – это важная вещь.
   – Я начинаю вас лучше понимать, Мстислав.
   – Это радует, – улыбнулся он.
   – Хотите, набросаю ваш портрет? А вы будете периодически подтверждать, верен ли мой набросок?
   – Не возражаю.
   – С раннего детства вы подсознательно ощущали свое преимущество над своими сверстниками. Разумеется, вы этого не осознавали, но этот императив руководил уже тогда вашим поведением. Он-то и стал формировать вашу личность. И уже позднее, став старше, вы всегда ориентировались на то, чтобы быть первым. – Лера вопросительно взглянула на Мстислава.
   – Пока все правильно, – подтвердил он.
   – Вы пошли в школу. И с первого дня пребывания в ней ставили перед собой задачу: быть первым.
   – Можно внести поправку в ваш блистательный психоанализ?
   – Буду только рада.
   – Я действительно, как вы сказали, с первого дня пребывания в школе был первым и лучшим. За все годы учебы я получил всего несколько четверок. Но не могу сказать, что так уж стремился к этому, все происходило как-то само собой, может, даже частично помимо меня. Просто так получалось.
   – Принимаю ваше уточнение. Но вы привыкли быть первым. И уже не представляли, как это можно быть вторым. А уж про то, чтобы быть третьим, я и не говорю. – Лера посмотрела на Мстислава, тот, соглашаясь, кивнул головой. – Хотя ваше преимущество над другими, в самом деле, рождалось спонтанно, но в какой-то момент для вас эта линия поведения превратилась в определяющую. И если бы она дала сбой, то это бы нанесло вам серьезную психологическую травму. После школы, которую вы, само собой, закончили с золотой медалью, вы поступили в университет. А там сколько было у вас четверок?
   – Две или три, точно не помню.
   – Где-то на середине учебы вы твердо решили, что вас ждет великая карьера. Иначе это будете не вы, иначе ваша жизнь лишится смысла. Вы смотрели на своих сокурсников критическим взором и видели, как сильно вы их превосходите. Могу ли я получить подтверждение правильности своих умозаключений.
   – В целом, да, – подтвердил Мстислав.
   – А не в целом?
   – Не будем зацикливаться на мелких деталях. Лучше продолжим.
   – Не возражаю. Тем более, что сейчас я подхожу к весьма пикантной теме…
   – Уж не о моих ли отношениях с прекрасным полом?
   – О них. Не возражаете?
   – Буду слушать с неослабевающим интересом.
   – Постараюсь оправдать ваше доверие. Вы очень рано столкнулись с повышенным интересом к себе даже не девушек, а девочек. Они вас осаждали едва ли не толпами. Я прикинула, когда вы могли потерять невинность. По моим расчетам не позже шестнадцати лет.
   – А вот и ошибаетесь, это случилось в семнадцать.
   – Странно, что вы так медлили.
   – Не поверите, но я был стеснительным, потому и не решительным. Хотя, вы правы, возможности были в шестнадцать и даже в пятнадцать.
   Лера оценивающе посмотрела на Мстислава.
   – Пожалуй, ваша стеснительность для меня немного неожиданна.
   – Но я преодолел это чувство, – заверил Мстислав.
   – В любом случае, к какому-то моменту вы привыкли к успеху у женщин. И у вас стало складываться психология покорителя женских сердец. Но при этом пару раз вы едва не обожглись, ваши дамы хотели затащить вас не только в постель, но и в такое полезное с их точки зрения учреждение, как ЗАГС. Я права?
   – Вы словно где-то прочитали мою биографию. Признайтесь, вы готовились к нашему свиданию?
   – Готовилась, но не в том смысле, как вам кажется. По крайней мере, о вас ничего не пыталась разузнать.
   – И что же случилось со мной дальше?
   – Вы стали очень – я не скажу цинично – но очень жестко подходить к отношениям с женщинами. Любые покушения на вашу свободу вами решительно пресекались. И немало бедных женщин разбили свои прекрасные головы об эту стену. Было бы неверно утверждать, что вы никого не любили, но ваша любовь всегда имела четко очерченные пределы. И если вы чувствовали, что чрезмерно сближаетесь с кем-то, то безжалостно расставались, предпочитая наносить себе сердечные раны, чем продолжать опасную связь. В общем, ваша философия в этом вопросе не столь уж сложна, но действенна. Вы неукоснительно следуете собственным правилам. И очень внимательно следите за тем, чтобы их не нарушать. Это не просто при вашей любви к женщинам, и при том успехе, которым вы у них пользуетесь. Но слишком уж большой приз на кону – ваша свобода. И ради него стоит постараться. И вы стараетесь. – Лера замолчала, взяла бокал вина и выпила.
   – Это весь мой портрет? – спросил Мстислав. – Или у вас кончились краски?
   – Что вы, я могла бы рассказывать еще долго. И красок хватает. Но нужно же на чем-то остановиться. Тем более, что наша встреча и так затянулась. А завтра на работу.
   Мстислав несколько мгновений задумчиво молчал.
   – Ваше желание – закон для меня.
   Они вышли из ресторана. Вечер был теплым с приятным обдувающим ветерком. И Лера с удовольствием подставила под него свое разгоряченное лицо.
   – Прошу вас, не провожайте меня. Я доберусь до дома на такси. Не только у вас, но и у меня существуют свои правила. И я тоже не люблю их нарушать.
   – Не буду покушаться на них. Сейчас поймаю такси.
   Через минуту такси остановилось возле Леры.
   Мстислав отворил дверцу.
   – Вы мне скажите что-нибудь на прощание? – спросил он.
   Лера на секунду задумалась.
   – Не иди позади меня, возможно, я не поведу тебя, не иди впереди меня, возможно, я не последую за тобой, иди рядом, и мы будем одним целым. Это слова одной моей пациентки. Подумайте об этом на досуге, Мстислав, – проговорила Лера, садясь в машину.

Глава 5

   Обычно Лера легко вставала утром, но сегодня ей понадобились дополнительные усилия, чтобы освободиться из плена кровати. И пока она приводила свое тело в порядок с запасом прочности на целый день, то ни на мгновение не отрывала взгляд от зеркала. Она знала, что Бог ее внешностью не обидел, за что была ему чрезвычайно признательна. Но на этот раз ее волновал совсем иной аспект. Она вглядывалась в себя, пытаясь понять, что происходит у нее внутри. А то, что там что-то происходило, сомнений у нее не было. Иначе, почему так долго не могла заснуть, ворочалась с бока на бок, словно бы лежала не на мягкой перине, а на жестких досках. Само собой разумеется, виною такого ее состояния был Мстислав. Это она понимала и без всякого психоанализа. Как и то, что он ей нравился. Вот только… А с этого момента и начинались разные сложности. Во-первых, Арине она поклялась отомстить этому ловеласу, а не влюбиться в него. Во-вторых, а хочет ли она сама в него влюбиться? Тот ли это объект, который ей нужен?
   Именно в этом-то пункте и возникали основные проблемы. Она так долго ждет мужчину. Нет, не своей мечты, она слишком умна, чтобы создавать свой образ, а потом, как раб, зависеть от него. Она ждет мужчину, который однажды войдет внутрь ее души, да там, по крайней мере, надолго останется. За последние годы она предприняла несколько попыток впустить в нее особей мужского пола, но ни одна не оказалась удачной. В какой-то момент душа вдруг наглухо закрывалась, как ворота дома перед незнакомыми людьми. Это происходило даже помимо ее воли, просто где-то срабатывало автоматическое рыле, которое и приводило в действие запирающий механизм. Какое-то время она пыталась с этим еще бороться, так как боялась, что он так и не откроется. Но затем поняла бессмысленность этой затеи. И, слава богу, что ее ворота запираются за засов, потому что нет ничего ужасней, чем пускать на свою территорию чужих. Ее распавшийся брак дал ей бесценный опыт, но с другой стороны, иногда Лере казалось, что и чересчур напугал. Ей перестало хватать легкости, внутри нее постоянно действовал датчик настороженности, который испускал сигналы зачастую в самый неподходящий момент и без должных оснований.
   Арина, и не только она, не раз упрекала ее, что у нее чересчур завышенные требования. Так оно в какой-то степени и было, но ведь не могла же она только от того, что перед ней мужчина, как пьяница перед бутылкой, сразу забывать про все на свете? Тогда и похмелье будет печальным; как часто к ней на прием приходили люди с просьбой вытащить их из этой трясины. Ради того, чтобы добиться своей цели, они забывали о цене, которая за нее должна быть уплачена. И когда цель оказывалась достигнутой, то неожиданно выяснялось, что они не в состоянии уплатить должную цену. А у нее нет ни малейшего желания повторять чужие ошибки. В этом плане Мстислав представляет для нее немалую опасность. По крайней мере, пока она воспринимает его именно в таком ключе. «Но это вовсе не означает, что я отказываюсь от продолжения игры, – сказала Лера самой себе, не спуская глаз со своего зеркального двойника. – Эта игра пока мне нравится, мой партнер готов предложить новые в ней повороты. И я жду их с нетерпением».
   Лера считала своим профессиональным долгом всегда внимательно относиться к каждому своему пациенту. Но далеко не каждый пациент возбуждал в ней внутренний интерес и сочувствие. Эту молодую женщину она выделила сразу же, хотя не сразу осознала, почему. Ей понадобилось некоторое время, чтобы понять, что у нее возникает чувство, будто она ведет разговор сама с собой. Такое случалось крайне редко; с подавляющим большинством посетителей ее кабинета подобной связи не возникало. Наоборот, Лера остро чувствовала пропасть различия между ними и ею самой.
   Эта молодая, хорошо одетая, совсем ненамного старше нее женщина, сейчас была олицетворением мировой скорби.
   – Никогда не предполагала, что со мной может такое случиться. Я была уверена, что застрахована от подобных историй. Когда я узнала, что муж мне изменяет, едва не потеряла сознание. Хотела наложить на себя руки. Такого шока в жизни я еще не испытывала. Знаете, сколько раз я слышала фразу: от счастья до несчастья всего один шаг? И вот я его проделала. Понимаете, в чем проблема? Я не знаю, как мне жить дальше. Это меня гложет каждую минуту. Делаю вид, что ничего не произошло. И чем больше делаю, тем хуже мне становится. Вчера поймала себя на том, что без конца думаю об убийстве мужа, воображаю разные схемы. И главное – получается. От этого становится еще хуже, ведь сколько женщин убили мужей из-за ревности?! А если и я решусь? Кто может гарантировать, что мое отчаяние не толкнет меня на такой поступок? Поэтому я и пришла к вам.
   Лера задумчиво смотрела на нее: история традиционная, но вот лечение всякий раз приходится изобретать заново. То, что исцеляюще действует на одного человека, способно оказать прямо противоположный эффект на другого.
   – Что вас беспокоит? – спросила Лера.
   – Как что? – от возмущения у Ольги даже поползли верх брови. – Мне муж изменил, я же вам только что все объяснила.
   – Давайте спокойно разберемся. То, что вам муж изменил, это понятно. Мне важно другое: чтобы вам помочь, мне нужно понять, чего вы хотите?
   Брови Ольги поднялись еще выше.
   – Я не могу вас понять, мне кажется, я доступно все объяснила. У меня разрушилась семья, вы даже не представляете, как счастливо мы жили целых двенадцать лет. И вот в один день все исчезло, как тень.
   – Это я все понимаю, а теперь попробуйте понять мою мысль. То, что случилось, даже я не в силах изменить. Вы же взрослый человек и должны понимать простую вещь, что я не могу заставить мужа не изменять вам. В таком случае, ответьте на вопрос: зачем вы пришли?
   Теперь Ольга вытаращила на нее глаза.
   – Зачем я пришла? А разве не понятно?
   – Если вам понятно, скажите мне.
   – Я пришла… – Ольга вдруг замолчала. – Я пришла… В ее глазах появилась растерянность. – Я хочу восстановить свою семейную жизнь.
   – Я не восстанавливаю семейную жизнь, у меня нет ни таких возможностей, ни таких полномочий.
   – Но что вы тогда делаете?
   – Я решаю, точнее, стараюсь решать личные проблемы моих клиентов.
   – Но в этом и заключается моя проблема, моя семейная жизнь… Мой муж..
   – Давайте не будем, по возможности, повторять одно и то же по десять раз. Иначе мы ни на шаг не продвинемся. Я не могу восстановить вашу семью, это можете сделать только вы и ваш супруг.
   – Но тогда в чем же заключается ваша помощь?
   – Попытайтесь взглянуть на ситуацию немного иначе. Вы хотите вернуть статус-кво или снова стать счастливой, как это было еще недавно?
   – А разве это не одно и то же?
   – Боюсь, что это две разные вещи. Возвращение в статус-кво вовсе не гарантирует повторного обретения счастья. С одной стороны вам будет трудно забыть измену, вас будет подтачивать мысль о том, а не изменяет ли он опять. Или думает об этом. А с его стороны тоже неизвестно, какой импульс будет поступать. Если он связался с другой женщиной, значит, вы в чем-то перестали его удовлетворять. И нет уверенности, что в этом плане что-то изменится. А если изменится, то лишь на время. Мой опыт свидетельствует: если возникает у одного человека неудовлетворенность другим, то избавиться от нее крайне сложно; это очень глубокое чувство. Не менее глубокое, чем любовь. Поэтому я вам советую начинать постепенно расставаться с мыслью о том, что возвращение в прошлое может сделать вас счастливой в будущем. Так практически не бывает.
   Прошлое потому и зовется прошлым, что уже никогда не повторится. Счастливы лишь те, которые всю жизнь всегда идут вперед и не пытаются в будущем воспроизводить то, что уже однажды было.
   Ольга сосредоточенно молчала.
   – Но тогда ничего не понимаю, даже не понимаю, зачем я тут?
   – Ольга, моя задача, вернее, наша с вами общая задача заключается в том, чтобы сделать вас счастливой. А чтобы быть счастливой вам совсем не обязательно быть женой вашего мужа. Это лишь одна из форм счастья. Поверьте, есть и другие варианты, причем, ничуть не хуже. А может быть и лучше. Вы можете быть счастливы и без этого человека, каким бы вам невероятным сейчас это не казалось. А можете быть счастливой с этим человеком, но при этом совсем иначе смотреть на вашу совместную жизнь. Ваше несчастье не в том, что вам муж изменил, а в том, что вы его измену воспринимаете, как несчастье. Как раз это и надо менять. Вот именно этим, если вы пожелаете, мы и займемся.

Глава 6

   Краснянский вызвал к себе Миловидова, едва он появился на работе. И по тону шефа Мстислав сразу почувствовал, что его ждут важные и не самые приятные дела.
   Так оно и случилось. Мстислав вошел в кабинет президента банка и тут же уткнулся взглядом в сидящего к нему спиной человека. И хотя его лица не было видно, он сразу же понял: это Полозов-Яблонский.
   – Проходи, Мстислав. И давайте будете знакомиться, теперь вам работать в дуэте. А дуэт должен быть всегда слаженным.
   Полозов-Яблонский встал и повернулся к Мстиславу. Прежде чем обменяться рукопожатием оба мужчины смерили друг другу глазами. Мстислав отметил, что его новый коллега одинакового с ним роста. Только более тонкий в талии и плечах и от этого – более изящный.
   – Вот и замечательно, знакомство состоялось, – прокомментировал сцену рукопожатия Краснянский. – Надеюсь, это начало вашего плодотворного сотрудничества, – он внимательно посмотрел на каждого из своих заместителей. – В связи с тем, что у нас появился новый старший вице-президент, произойдет некоторое перераспределение обязанностей. Андрею Александровичу перейдут все кредитные дела, он будет руководить кредитным комитетом. В своем нью-йоркском банке он как раз специализировался на них. Подробней обо всех перестановках мы поговорим позднее. А сейчас я бы вам предложил пообщаться друг с другом наедине. Люди, которые делают одно дело, должны понимать друг друга на порядок лучше, чем муж с женой. Многие пары годами живут без взаимопонимания – и ничего, а если его нет среди руководства банка – долго он не продержится. Так что, я надеюсь на вас, господа.
   Они говорили уже более часа. И все это время Мстислав внимательно наблюдал за своим собеседником. Полозов-Яблонский, несмотря на то, что вырос и жил в Америке, отлично говорил по-русски. То, что он приехал из-за границы, выдавало лишь более твердое произношение слов, они словно гальки с большой скоростью выскакивали из его рта.
   То, что у него появился серьезный соперник, Мстислав понял уже через несколько минут общения. Хотя Полозов-Яблонский только приступал к новой работе, но он оказался подготовленным лучше, чем многие из тех, что проработали в банке целый год и даже больше. Этот парень явно привык не терять ни минуты, он хорошо подготовился к разговору, владея значительной частью нужной ему информации. В этом ему активно помогал лежащий на коленях портативный ноутбук, в который он без конца заглядывал. И когда он только все успел?
   Чем больше Мстислав слушал Полозова-Яблонского, тем сильнее в его душе всходили ростки недоброжелательности. И никакими способами выполоть их не удавалось, это чувство прорастало в нем, как бамбук сквозь человеческое тело. Краснянский не ошибся, остановив выбор на нем, он действительно не только профессионал, его умственному аппарату может позавидовать любой. Он все схватывает и понимает мгновенно, быстро заносит информацию в свой компьютер и буквально через считанные минуты предлагает готовое решение. Да, с таким парнем конкурировать будет крайне сложно.
   А то, что Краснянский специально подсунул ему такого конкурента, Мстислав не сомневался. У него не бывает случайных поступков. А это означает только одно: в какой-то момент у босса закралось сомнение в том, что он, Мстислав, подготовлен для того, чтобы стать его преемником. Чем же он вызвал у него такое недовольство? Ведь он так старался.
   Миловидов слушал Полозова-Яблонского, отвечал на его реплики и одновременно думал о том, что отныне у него начинается совсем другая жизнь. Еще совсем недавно он был уверен в своем будущем, знал, что его ожидает, был спокоен, почти как сфинкс. А сейчас, хотя, разумеется, он не подает никаких внешних признаков, внутри него все вибрирует от беспокойства.
   Внезапно Мстислав резко выпрямился в кресле, так как обнаружил, что совершенно незаметно для себя, его мысли плавно перетекли к Лере. Еще ода причина, чтобы чувствовать себя обескураженным. Вчера он расстался с ней с ощущением того, что не понимает, что же между ними произошло. С самого начала он хотел навязать ей свою волю, а в результате этого она, да еще так умело, навязала ему свою игру. А он вместо того, чтобы резко этому воспротивиться, подчинился ее незаметному напору. Ничего, сегодня он даст ей матч-реванш.
   Мстислав вдруг почувствовал прилив энергии. И только сейчас понял, как сильно он вдруг поддался негативному влиянию. Этот американец со своей хваткой и напором его подавляет. И одновременно в том же ключе действует его новая знакомая. Не удивительно, что он чувствует растерянность и обескураженность. Пожалуй, впервые в жизни он попал в такую не простую ситуацию, когда его обложили сразу с двух сторон.
   Миловидов снова переключил тумблер своего внимания на Полозова-Яблонского. Тот же продолжал в своем ключе, при этом с его лица ни на минуту не сходила классическая белозубая американская улыбка. Да и весь его вид демонстрировал абсолютную лояльность и доброжелательность. Мстислав пытался разглядеть, не является ли это не более чем игрой. Но второго плана пока никак не мог обнаружить. Если эта была и игра, то искусная. И все же он не мог отделаться от мысли, что перед ним разыгрывается умелая партия. Но вот в чем причина этого чувства: была ли это его мнительность или он, в самом деле, что-то почувствовал, определить Мстиславу не удавалось. И это дополнительно раздражало его.
   Когда новый коллега, наконец, покинул его кабинет, Мстислав вдруг ощутил себя таким опустошенным, каким не ощущал всю предыдущую жизнь. У него даже возникло желание выпить что-нибудь крепкое. Но он быстро переборол его, это был путь, который он всегда презирал. Он видел немало людей, которые отправлялись по этой дороге. И ни один из них никуда не пришел. Нет, он будет действовать по-другому, он принимает вызов. Этого белозубого американца и этой странной женщины. Он еще никогда не проигрывал, одержит победу и на этот раз.

Глава 7

   Вечер был теплый и какой-то мягкий. Нежный ветер слегка касался обнаженных рук, шум города уже стих и почти не проникал в сознание, словно бы его отсеивал невидимый фильтр. Только что кончился спектакль, и они неторопливо шли по бульвару.
   Это был спектакль, о котором говорила вся Москва. И билеты, на который достать было нереально. Но банк Мстислава выступил спонсором постановки, причем, именно по его инициативе. И ему было достаточно позвонить администратору театра, чтобы получить контрамарки на лучшие места.
   – Я вам благодарна. Мстислав, что вы помогли мне попасть на спектакль, – сказала Лера. – Я давно мечтала это сделать, но шансов не было никаких.
   – Я так понимаю, вам понравился спектакль?
   – Очень. Это то, что я давно искала. В последние годы я сильно разочаровалась в театре, он почти целиком утратил свой смыл. Стал частью этого безграничного шоу-бизнеса. Он ставит задачу лишь развлечь зрителя. Причем, любой ценой.
   – А разве это плохо?
   – Для кого как. Что касается меня, то я не люблю, чтобы меня развлекали.
   – Не любите развлечений? – удивился Мстислав.
   – Вас это удивляет? Я люблю, когда мне не бывает скучно, когда мне интересно. А развлечения, как раз и предназначены, чтобы вытеснять собой скуку у тех, кто не знает, чем себя занять. А у меня таких проблем не возникает, у меня всегда есть занятие. Если же искусство сводится к чистому развлечению, оно перестает быть искусством.
   – Тогда возникает вопрос, а что такое искусство?
   Лера засмеялась.
   – Своими вопросами вы хотите прижать меня к стенке?
   – Неужели я похож на такого человека?
   – Если честно, то немного похожи. А что касается искусства… – Лера задумалась. – Для меня момент искусства наступает тогда, когда оно способно всколыхнуть душу, нарушить привычный ход чувств и мыслей. Некоторым своим пациентам я рекомендую посмотреть фильмы, спектакль или прочитать книгу. Все наши беды от ужасной негибкости сознания, ее засоренности привычными схемами и стереотипами. И если произведение способно хотя бы немного расшатать эти конструкции, то для меня это и есть феномен искусства. А все остальное – не более чем грубый и кустарный промысел.
   – Пожалуй, в этом вопросе я не столь категоричен. Хорошо поставленное произведение, пусть и не несущее той нагрузки, о которой вы говорите, тоже способно доставить большое эстетическое удовольствие. Знаете, какое между нами принципиальное отличие?
   – Горю желанием это узнать.
   – Я – большой приверженец формы, а вы – содержания.
   – Между прочим, это одно из коренных отличий мужчины от женщины. Вас привлекает именно красота формы, а нас – красота содержания. Поэтому вы реагируете на все мгновенно, а мы – только тогда, когда хотя бы немного разберемся, с чем или с кем имеем дело.
   Мстислав вдруг резко встал и загородил дорогу молодой женщине.
   – В таком случае моя реакция вам уже понятна. А какова будет ваша?
   Лера посмотрела на своего спутника и слегка улыбнулась кончиком губ.
   – Моя реакция будет самой простой, я предлагаю продолжить нашу прогулку. Так приятно идти, когда тепло и тихо.
   – С радостью присоединяясь к вашему решению. Но куда мы идем?
   – А вы разве не знаете?
   – Нет.
   – А мне казалось, что вы всегда знаете, куда идете.
   – А сейчас нет, потому что мы идем не туда, куда я намеревался вместе с вами идти.
   – Вот как?! – Лера даже остановилась. – У вас был намечен заранее определенный маршрут? Тогда почему вы заранее его не согласовали со мной?
   Мстислав тоже остановился. Лера всмотрелась в лицо своего спутника, и ее удивило выражение слишком большой решимости на нем. Обстоятельства явно его не требовали. Значит, она, Лера, не совсем верно оценила ситуацию. И надо вносить в нее корректировку, сейчас еще рано дразнить гусей.
   – Так давайте же изменим маршрут в соответствии с вашим желанием, – предложила она.
   – И вы поедете туда, куда я вас повезу?
   – Даже спрашивать не буду.
   – Вы так мне доверяете?
   – Я чем-то рискую?
   – Исключить риск невозможно ни в какой ситуации. Он всегда присутствует.
   – Тогда не является ли этот разговор пустой потерей времени?
   – Вы абсолютно правы. Пойдемте. – Рука Мстислава властно взяла Леру за локоть и повела к машине.
   Лера сидела в автомобиле, закрыв глаза. Ей хотелось сосредоточиться. Она почти не сомневалась, куда везет ее Мстислав. Еще перед походом в театр она предвидела возможное развитие событий. Но вот что она пока не предвидела, это свою реакцию на него. А она бы не хотела полагаться исключительно на импровизацию, она должна четко представлять, чего хочет добиться. Впрочем, у нее еще есть время, чтобы все обдумать. А учитывая ее высокую скорость мышления, его должно вполне хватить.
   Мстислав жил в недавно построенной элитной башне. Все тут сияло показной роскошью, она била по глазам, как яркий солнечный луч. И, даже прикрыв веки, невозможно было не видеть это великолепие.
   Скоростной лифт унес их высоко-высоко как космическая ракета. Мстислав отворил дверь и ввел Леру в квартиру. У нее внезапно возникло ощущение, что она входит на враждебную территорию.
   По просьбе Леры Мстислав достал из бара мартини, смешал его с апельсиновым соком. Они только что закончили экскурсию по квартире, и Лера находилась под впечатлением увиденного. Это была не квартира, а законченное произведение искусства. Все было сделано с большим вкусом, оригинальностью. И одновременно без бьющей по глазам показухи. Все предельно органично, с единственной целью – максимально создать эстетический комфорт.
   Обустраивая свое жилище, Лера тоже пыталась решать подобные задачи. И сейчас могла честно признаться себе, что справилась с ними значительно слабее. Понятно, что ее материальные возможности куда скромнее, но дело не только в этом; ей не хватило вкуса, который оказался в избытке у того, кто оформлял эти апартаменты.
   Мстислав протянул коктейль гостье. По лицу хозяина квартиры Лера поняла, что он ждет от нее выражения впечатления от увиденного. Впрочем, ей и самой хотелось ими поделиться.
   – Не примите это за лесть, но эта лучшая квартира, которую я когда-либо видела. А я все же видела много квартир, в том числе, больших и богатых. Но так красиво, уютно и комфортно не было нигде.
   Мстислав сел одновременно напротив нее и совсем близко. Их колени опасно соприкасались.
   – Этого я и добивался. Только не сочтите, что мною руководило тщеславие, я никогда не иду на поводу этого чувства.
   – Чем же вы в таком случае руководствовались?
   Мстислав откинулся на спинку дивана.
   – Не знаю, поймете ли вы меня, но мне хотелось создать из квартиры произведение искусства, сотворить нечто цельное и по форме и по содержанию. Мы живем в ужасно разорванном пространстве, вы, как психоаналитик, наверное, согласитесь, что это отрицательно влияет на наше восприятие мира. Эклектичность всего и вся приучает нас к безвкусию, не формирует эстетического идеала. А разве не он лежит в основе культуры? А если идеал на всю жизнь остается не сформированным, то возникает общество людей, для которых прекрасное – это ничто. И не мне вам рассказывать о последствиях подобного восприятия жизни. Вы с ними сталкиваетесь ежедневно. Разве не так?
   Лера аж вздрогнула то ли от неожиданности, то ли от испуга, то ли от восхищения – разобраться от чего именно сразу у нее не получилось. Это был прекрасный спич, даже если он готовился им специально. Как давно она мечтает о мужчине, способном произнести прямо с листа такой монолог. И вот он сидит перед ней: красивый, умный, стильный, в невероятно прекрасной квартире. Что еще надо, мечты сбываются прямо на ее глазах.
   Лера отпила из бокала мартини.
   – Можете бросить в бокал льда? – попросила она.
   Ей нужно было срочно охладиться.
   Мстислав внимательно посмотрел на нее, пытаясь определить, что с ней происходит, взял бокал и бросил в него пару кубиков льда.
   Лера отпила похолодевший напиток и почувствовала себя немного увереннее. Он все заранее предусмотрел, в том числе, и эту речь. Не исключено, что полазив по его компьютеру, она бы смогла обнаружить ее набросок. Надо отдать ему должное, этот парень все делает основательно, тщательно готовит экспромты и импровизации. Любопытно, что он еще придумает?
   – Вы не ответили на мой вопрос, – вторгся голос Мстислава в ее мысли.
   – А разве молчание не является знаком согласия? – нарочито безразличным тоном произнесла Лера. И увидела, что попала в точку, лицо Мстислава отразило разочарование. Это выражение держалось на нем буквально мгновение, но взгляд Леры успел его зафиксировать.
   – И у вас нет своей точки зрения на этот предмет? – продолжал настаивать Мстислав.
   – Вы его только что выразили. А какой смысл повторяться?
   – Мне почему-то казалось, что эта тема должна вас сильно волновать.
   – Она и волнует. Но это не означает, что я должна прямо тут начать долго и нудно говорить об этом. Да и зачем, коль мы выяснили, что являемся единомышленниками. К тому же у вас так здорово, хочется просто расслабиться. Не обязательно же ежеминутно разглагольствовать о чем-то важном и значительном. Можно просто побеседовать о каких-нибудь пустяках. Я часто даю такой совет своим пациентам, когда они жалуются, что утратили контакт с супругом. Не надо сложных и больших тем, поговорите о ерунде, но такой, какая будет интересна вам обоим. Это сблизит вас сильней, чем обсуждение судеб мира.
   – И как срабатывает прием?
   – Почти в ста процентах случаях, правда если пациент находит именно такой обоюдно интересный пустяк. Это самая сложная часть в этом приеме. Знаете, в чем причина большинства супружеских проблем?
   – И в чем же?
   – Через какое-то время людям оказывается не о чем говорить. Даже не всегда выручают три вечных семейных темы.
   – И что за темы?
   – Секс, дети и погода. Так вот, как ни странно, первым отпадает секс.
   – Но дети и погода не могут отпасть.
   – Могут, эти темы не исчезают, но выхолащиваются, становятся чисто формальными. Супруги говорят о них самый минимум. То, что нельзя не сказать. И одними и теми же словами.
   – Печальная картина. И так происходит со всеми семейными парами?
   – Не думала, что вы такой пессимист. К счастью, далеко не со всеми. Но со многими.
   – И какой же вы даете совет?
   – Предлагаю три варианта. Первый – разойтись. Второй искать новые темы или наполнять новым содержанием старые. И третий – приспособиться к такой жизни и ничего не менять.
   – Хотите, угадаю, что чаще всего выбирают?
   – Я и так знаю, что вы скажите: третий вариант.
   Мстислав кивнул головой.
   – Я бы не хотел оказаться в такой ситуации.
   – Никто не хочет, но оказываются.
   – Но тогда какой смысл в браке? У вас есть ответ на этот вопрос?
   – На этот вопрос у меня есть множество ответов, так как мне задают его очень часто. И всякий раз стараюсь отвечать по-разному; не люблю повторяться.
   – Странно от вас это слышать. Я думал, что у вас на сей счет есть раз и навсегда выработанная позиция.
   – Мой ответ зависит от конкретной ситуации. Чем более общее определение, тем меньше от него пользы. А я исхожу из критерия, что мне нужно помочь обратившемуся ко мне конкретному человеку.
   – Но вы же должны уяснить вопрос для себя.
   – Когда мне это понадобится, я непременно это сделаю. А пока мне достаточно того, что я разъясняю его для других.
   – А если, к примеру, вам понадобится это сделать прямо сейчас?
   Лера посмотрела на Мстислава сквозь стекло бокала.
   – Это может произойти лишь в одном случае: если вы сейчас сделаете мне предложение руки и сердца.
   Мстислав громко засмеялся. Но Лера уловила в его смехе элементы принужденности.
   – Еще не привык к тому, насколько надо быть осторожным с вами.
   – Значит, в этот вечер предложение мне не светит, – констатировала Лера.
   – Вы так хотите выйти замуж?
   – Разве я сказала хотя бы одно слово о свое желание выйти замуж? – вопросом на вопрос ответила Лера.
   – Нет, не сказали. Могу я в таком случае предположить, что вы не хотите замуж?
   – И этого я не говорила.
   – Какой же я должен сделать вывод?
   – Извините, Мстислав, но ваши выводы, это ваши заботы. Я же не прошу вас помочь мне с моими выводами. Я их делаю сама. По крайней мере, мне иногда так кажется.
   – Вы очень самостоятельная женщина, Лера. Вы в чем-то напоминаете мне амазонку.
   – Амазонки были воительницы, а я человек сугубо мирный.
   – Это как посмотреть. – Мстислав вдруг снова рассмеялся. – Знаете, некоторое время я увлекался фехтованием на рапирах. И наше общение мне сильно напоминает это занятие. Что не реплика, то укол. Но ведь человек должен иногда и расслабляться. Сегодня такой прекрасный вечер. А посмотрите, какой фантастический вид на город открывается с лоджии. Я иногда подолгу любуюсь им.
   – Вы правы, как-то я упустила этот момент, надо непременно полюбоваться вашим видом. Ведь это входит в обязательную программу посещения вашей замечательной квартиры.
   Лера встала и направилась к лоджии. Она вышла на нее и стала смотреть. Вид, в самом деле, был замечательный. Но любовалась им она совсем недолго, так как почувствовала, как совсем близко за спиной встал Мстислав. Она ощущала его горячее дыхание на своей шее.
   Лера невольно напряглась, наступают те мгновения, ради которых Мстислав привез ее сюда. Но только он еще не знает, что их планы не совсем совпадают. Но скоро он об этом узнает.
   Лера вдруг ясно ощутила, что в следующую секунду окажется в его объятиях. Внезапно она сделала резкий шаг в сторону и возвратилась в комнату.
   Она стала искать возможность, чем бы себя занять. Если она просто сядет на диван, то Мстислав продолжит свои попытки. А сопротивляться ему не так-то и просто.
   Ее взгляд упал на рояль. Это то, что надо. Ей, некогда одной из лучших учениц музыкальной школы, он нередко служил палочкой-выручалочкой. Будем надеяться, что поможет и сейчас.
   Лера села за инструмент. Она даже не успела подумать, что ей сыграть, как пальцы сами выбрали мелодию. Это была мелодия к фильму «Луна в бутылке». Почему-то она очень ей нравилась. Правда, ее следовало играть в четыре руки.
   Лера краешкам глаз видела, что Мстислав присел где-то с боку. Затем на какие-то мгновения она потеряла его из вида. И вдруг увидела рядом с собой. Он сидел за роялем, и она вдруг услышала, как удвоил он его звучание.
   Теперь они играли в четыре руки. Она считала себя хорошей пианисткой для любительницы. И прислушивалась к извлекаемым Мстиславом звукам. Он вряд ли уступает ей в этом качестве, констатировала она. Сколько же у него талантов, подумала Лера, продолжая играть. Она бы не удивилась, если бы узнала, что он играет на профессиональной сцене и прыгает с парашюта. Кстати, про парашют – это любопытно, надо как-нибудь непременно спросить.
   Они завершили пьесу и, как по команде, посмотрели друг на друга.
   – А у нас здорово получилось, – сказал Мстислав.
   – Здорово, – согласилась Лера. – Это редкий случай, когда у двух исполнителей возникла хорошая сыгранность без всякой предварительной подготовки.
   – Уверен, это не случайно.
   – А разве я говорю, что это случайно? Вопрос лишь в том, что это может означать?
   – И что, по-вашему?
   – Почти ничего или очень много.
   – Я давно заметил, вы часто уходите от ответа.
   Лера, не соглашаясь, покачала головой.
   – Любые отношения – это игра в четыре руки. Они требуют большой сыгранности. А люди довольствуются обычным исполнением. Они не ставят цели, чтобы мелодия звучала бы в унисон. А это быстро приводит к появлению диссонансов. А у меня признавали абсолютный слух, поэтому мне они сильно режут уши. Мне кажется, что и у вас со слухом дела обстоят неплохо. Не лучше ли вам прислушаться к чистоте звучания? Я опасаюсь, что еще минута, другая – и мы можем начать фальшивить.
   Мстислав посмотрел на нее, затем встал, подошел к бару, что-то налил в бокал. Но пить не стал.
   – Вы не возражаете, Лера, если я вызову для вас такси?
   – Буду вам только признательна.
   – Тогда я заслужу ваше признание.
   Через несколько минут раздался телефонный звонок. Мстислав снял трубку.
   – Такси вас ждет. Я провожу.
   Бесшумный лифт спустил их с небес на землю. Они вышли на улицу, Мстислав отворил дверцу машин.
   – До свидания.
   – До свидания.
   И пока Лера ехала по ночной Москве, то гадала, кто из них двоих суше и отчужденнее произнес прощальное слово. Она льстила себя надеждой, что пальма первенство осталась за ней.

Глава 8

   Мстислав вернулся в свой кабинет, упал в кресло и уставился прямо перед собой. Только что закончилось совещание у президента банка. И он знал, что потерпел на нем сокрушительное поражение. Хотя внешне никакого поединка и не было, шло, можно сказать, рутинное обсуждение текущих вопросов. И вот когда все уже надеялись на скорый конец, ситуацию взорвал Полозов-Яблонский. Вернее, это Мстислав понял, что произошел взрыв, все остальные восприняли его выступление, как интересное, но вполне обыденное. Но только не он, Мстислав, он ясно понимал, насколько важным, даже революционным оно было. И еще это понял Краснянский – Мстислав догадался об этом по выражению его глаз, который тот не спускал с американца.
   Говорил же новый старший вице-президент о необходимости улучшать организационную структуру банка. Причем, все его предложения были хорошо продуманными и своевременными. И Мстислав в очередной раз поразился, с какой реактивной скоростью он сумел разобраться в том, как устроен их банк, подметить существующие в нем недостатки. Мстислав пытался найти возражения против выдвигаемых им идей, но так и не сумел. И хотя они не были окончательно одобрены, а только лишь намечены к дальнейшему изучения, ощущение поражения не отпускало его.
   Но самое главное заключалось даже не в том, что Полозов-Яблонский за такой рекордно короткий срок смог разработать столь дельные предложения, самое главное было в том, что это он, Мстислав, должен был их внести. А вот не сделал этого, хотя трудится в банке уже много лет. И эта лиса – Краснянский не мог не отметить данного обстоятельства, он чуток на такие вещи. И не просто чуток, он придает им большое значение и непременно делает выводы. Он всегда и из всего делает выводы, наверное, поэтому столь долго и успешно руководит этим банком.
   А вот для него, Мстислава, это свойство президента пойдет не на пользу. Это обычное с виду совещание подорвало его репутацию, которую подобно каменщику, кирпич за кирпичом, он воздвигал столько лет. А чтобы ее разрушить хватило чуть меньше двух часов.
   Только теперь он начинает осознавать, сколько же просчетов за последнее время совершил. Уверовал, что будет преемником президента, вот и расслабился, словно после бани, вместо того, чтобы еще сильней бить землю копытом. Так, как это он делал, когда попал сюда. А сейчас – бей не бей, толку уже будет мало, произошло непоправимое, он упустил стратегическую инициативу. Упустил по собственной нерасторопности и самонадеянности. И перехватить ее вряд ли получится. Этот американец – настоящий лихой ковбой, ведет наступление по всем правилам боя. И не даст себя выбить из седла. Нет никаких сомнений, что он метит занять кресло старика. Просто так что ли он пересек океан? И если будет действовать подобным образом, то это ему вполне удастся. А что тогда делать ему, Мстиславу? Он никогда не согласится на вторые роли. Одно дело – быть замом у старого заслуженного волка Краснянского, и другое дело – у новичка и ровесника Полозова-Яблонского. Получается, что ему может, в самом деле, не оказаться здесь места.
   
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать