Назад

Хазрат Инайят Хан
Алхимия счастья
Алхимия счастья
Цель жизни
Назначение жизни
Искусство личности
Развитие личности
Позиция
Тайна жизни
Чего хочет в жизни человек
Жизнь - непрерывная битва
Борьба жизни
Духовное постижение и непрерывная борьба жизни
Реакция
Глубинная сторона жизни
Жизнь как возможность
Наша жизнь
Связь с жизнью
Опьянение жизнью
Смысл жизни
Внутреняя жизнь
Внутренняя жизнь и самореализация
Взаимозависимость жизни внутри и снаружи
Интерес и безразличие
От ограниченности к совершенству
Путь постижения
Этапы на пути самоосуществления
Человек – властитель своей судьбы
Закон действия
Чистота жизни
Идеал
Путешествие к цели
Признание
Ответственность
Убежденность в существовании жизни по ту сторону
Комментарий
Словарь иностранных слов
Словарь имен
Предисловие

ГЛАВА ПЕРВАЯ АЛХИМИЯ СЧАСТЬЯ
На санскрите и в терминах веданты душа называется Атман, что означает само счастье или блаженство – не то, что счастье принадлежит душе, но душа сама является счастьем. Сегодня мы часто путаем счастье с удовольствием. Удовольствие – это только иллюзия счастья, тень счастья, и в этой иллюзии человек проводит, быть может, всю свою жизнь, доискиваясь удовольствия и никогда не находя удовлетворения. Есть одно индуистское изречение, что человек ищет удовольствие, а находит боль. Каждое удовольствие, которое кажется счастьем, сулит счастье с внешней стороны, поскольку является тенью счастья, но так же, как тень человека – не человек, и, тем не менее, показывает форму человека, так и удовольствие показывает счастье, но не является таковым на самом деле. Согласно этой идее человек обнаруживает, что редко встречаются в мире души, знающие, что такое счастье. Души постоянно разочаровываются в одной вещи за другой, но природа жизни в мире такова, она настолько вводит в заблуждение, что если бы человек разочаровался и тысячу раз, он все равно идет по тому же пути, ведь другого он не знает. Чем больше мы изучаем жизнь, тем больше осознаем, насколько редка душа, которая может честно сказать: “Я счастлива”. Почти каждая душа, какова бы ни была ее жизненная позиция, скажет, что она несчастна в том или ином смысле, а если вы спросите о причине, она ответит, может быть, так: “Я не могу получить такое-то место, власть, собственность, владение или положение в обществе, ради которого я работала много лет”. Этот человек, может быть, жаждет денег и не осознает, что владение ими не дает никакого удовлетворения. Он может быть скажет, что у него есть враги, или те, кого он любит, не любят его. Есть тысячи оправданий несчастья, которые приведет рассудительный ум. Но будет ли хоть одно из этих оправданий вполне правильным? Как вы думаете, если бы люди исполнили свои желания, были бы они счастливы? Если бы они владели всем, было ли бы этого достаточно? Нет, потому что они нашли бы еще какое-нибудь оправдание несчастья, а все оправдания подобны покрову, что застилает глаза человеку, ибо глубоко внутри него существует тяга к истинному счастью, которое не может дать ни одна из перечисленных вещей. Тот, кто поистине счастлив, счастлив везде: во дворце и в избушке, в богатстве и в бедности, ибо он открыл фонтан счастья, пребывающий в его собственном сердце. До тех пор, пока человек не нашел этого источника, ничто не даст ему настоящего счастья. Человек, не знающий секрета счастья, часто развивает в себе алчность. Он хочет тысячи, а когда получает тысячи, этого ему кажется мало, и он хочет миллионы, и опять не удовлетворен – он хочет все больше и больше. Если вы подарите ему свою симпатию и будете служить ему, он все равно будет несчастлив; всего, чем вы владеете, не хватит – даже ваша любовь не поможет ему, ибо он ищет не в том направлении, сама жизнь его становится трагедией. Счастье нельзя ни купить, ни продать, вы не можете подарить его человеку, у которого его нет. Счастье пребывает в вашем собственном существе, в вашем собственном “я”, это “я” и есть самая ценная вещь в мире. Все религии, все философские системы в разных формах учат человека, как найти его на религиозном пути, или на мистическом пути, и все мудрецы в той или иной форме дали метод, с помощью которого индивид может найти то счастье, к которому стремится его душа. Мудрецы и мистики называли этот процесс алхимией. Арабские сказки “Тысяча и одна ночь”, символизирующие эти мистические идеи, полны веры в то, что есть такой философский камень, превращающий металлы в золото через химические реакции. Несомненно, эта символическая идея вводила в заблуждение людей, как на Востоке, так и на Западе, многие думали, что существует некий процесс, посредством которого можно произвести золото. Но не в этом состояла идея мудрых: погоня за золотом нужна тем, кто все еще пребывает в детском возрасте. Для тех же, кто имеет осознание реальности, золото символизирует свет или духовное вдохновение. Золото представляет цвет света, поэтому бессознательная погоня за светом заставила человека обратиться к поискам золота. Однако есть большая разница между настоящим золотом и фальшивым. Именно тяга к истинному золоту заставляет человека собирать имитацию золота, не ведая о том, что подлинное золото внутри. Таким образом, человек удовлетворяет свою тягу к золоту подобно тому, как ребенок доволен игрой в куклы. Но такое осознание не зависит от возраста человека. Он может достичь преклонного возраста и все еще играть в куклы: душа его может быть вовлечена в поиск этой имитации золота, тогда как другой, уже в юношеские годы может увидеть жизнь в ее реальном аспекте. Если человек исследует переходную природу жизни в мире, насколько она изменчива, и постоянную тягу каждого к счастью, то, что бы ни случилось, человек, конечно же, будет стремиться найти кого-то, на кого можно положиться. Человек, помещенный в гущу этого постоянно меняющегося мира, тем не менее, ценит и ищет постоянство, где угодно, не понимая, что именно в себе он должен развить природу постоянства, природа души состоит в том, чтобы ценить то, что надежно. Но подумайте, есть ли что-то в мире, на что можно надеяться, что выше изменений и разрушения? Все, что рождается, все, что сотворено, должно однажды столкнуться с разрушением. Все, что имеет начало, так же имеет и конец, и, если есть что-то, на что человек может положиться, то оно сокрыто в сердце человека, и это его божественная искра, истинный философский камень, настоящее золото, которое есть самое сокровенное существо человека. Какую же пользу принесет религия человек, который исповедует религию и не пришел к осознанию истины, если он не счастлив? Религия не означает угнетение и печаль. Дух религии должен давать счастье. Бог счастлив. Он есть совершенство любви, гармонии и красоты. Религиозный человек должен быть счастливее того, кто не религиозен. Если человек, который исповедует религию, всегда погружен в меланхолию, религия, в определенном смысле, опорочена, форма ее сохранена, но дух утерян. Если изучение религии и мистицизма не ведет к настоящей радости и счастью, то с тем же успехом, можно было и не предпринимать его, поскольку оно не помогает достижению жизненной цели. Мир сегодня печален и страдает в результате ужасной войны. Религия, отвечающая запросам сегодняшней жизни, составляет тот метод морали, который укрепляет души, дает им жизнь, озаряет сердце человека божественным светом, уже пребывающим в нем, не обязательно во внешней форме, хотя для некоторых форма оказывается весьма полезной. Но первейшей необходимостью является то счастье, которого желает каждая душа. Далее, что касается вопроса о том, как практикуется такой метод алхимии, весь процесс был объяснен алхимиками в символическом виде. Они говорят, что золото получается из ртути. Природа ртути – все время быть в движении, но, посредством определенного процесса, ртуть сначала останавливается, а как только она остановлена, она превращается в серебро. Затем серебро расплавляется, в расплавленное серебро вливается сок некоей травы, и затем расплавленное серебро превращается в золото. Конечно, этот метод дан схематично, но есть и детальное объяснение всего процесса. Многие души-дети пытались получить золото, останавливая ртуть, расплавляя серебро. Они пытались найти траву, но впадали в заблуждение, им лучше было бы работать и зарабатывать деньги. Настоящее толкование этого процесса состоит в том, что ртуть представляет собой природу вечно беспокойного ума. Это особенно ясно видно, когда человек пытается сосредоточиться – ум подобен норовистой лошади: когда на ней ездят, она выказывает свой норов, а в конюшне она не такая норовистая. Такова и природа ума, когда вы хотите его контролировать, он становится более беспокойным, ум, как ртуть, постоянно движется. Когда, путем сосредоточения, человек овладевает своим умом, он делает первый шаг в выполнении священной задачи. Молитва – это сосредоточение, чтение – это сосредоточение, и сидение, направление мысли на один объект – все это сосредоточение. Все художники, мыслители, изобретатели практиковали сосредоточение в той или иной форме, они отдавали свой ум одному какому-то объекту, и, фокусируясь на одном объекте, развили у себя способность к сосредоточению. Но для того, чтобы успокоить свой ум, необходим специальный метод, и ему учат мистики, так же, как пение преподается учителем, ставящим голос. Этот секрет познается через особую науку о дыхании. Дыхание – это сущность жизни, центр жизни, а ум, контролировать который еще труднее, чем норовистую лошадь, может быть взят под контроль знанием подходящих методов дыхания. Для этого обязательным является наставление учителя. С тех пор, как мистический культ Востока стал известен на Западе и книги на эту тему выходят в свет, учение, бывшее прежде таким же святым, как религия, открывается в словах, которые не могут объяснить таинства того, что является центром самого существа человека. Люди читают книги и начинают играть с дыханием, и часто, вместо того, чтобы получить пользу, они наносят вред и уму, и телу. Есть и такие, что делают бизнес на обучении дыхательным упражнениям за деньги, тем самым приводя священное дело в упадок. Наука о дыхании представляет собой величайшее таинство, тысячи лет в школах мистиков она сохранялась, как священная вера. Когда ум находится под совершенным контролем, и прекращает быть беспокойным, мысль может удерживаться столько, сколько хочется. Это начало явлений, некоторые пренебрегают этими преимуществами, рассеивая энергию: прежде, чем из серебра получить золото, они уничтожают серебро. Чтобы серебро могло расплавиться, его следует нагревать, а чем? Тем теплом, которое является высшей сущностью в сердце человека, которое выступает, как любовь, терпимость, сочувствие, служение, смирение, бескорыстие, в том потоке, что поднимается и опускается тысячью капель, каждая из которых может быть названа добродетелью, что приходят из того единого потока, скрытого в сердце человека, из элемента любви. Когда он сияет в сердце, движения, мелодика голоса, выражение – все показывает, что сердце теплое. В тот момент, когда это происходит, человек действительно живет, он снял печать с родника счастья: родник утвердился как божественный поток. После того, как сердце согрето божественным элементом, который есть любовь, следующий этап – трава, а это любовь к Богу. Но одной любви к Богу недостаточно, необходимо также знание Бога. Именно отсутствие знания Бога заставляет человека уйти от религии, потому что есть предел человеческому терпению. Знание Бога укрепляет веру человека в Бога, проливает свет на индивидуума и на жизнь. Все становится ясно – каждый листик на дереве уподобляется странице Святой Книги для того, чьи глаза открыты навстречу знанию Бога. Когда сок травы божественной любви проливается на сердце, согретое любовью к ближнему своему, тогда сердце становится золотым, выражающим то, что хочет выразить Бог. Человек не видел Бога, но тогда человек видит Бога в человеке, а когда это так, то воистину все, что от такого человека исходит, исходит от Самого Бога.
ГЛАВА ВТОРАЯ ЦЕЛЬ ЖИЗНИ
1
Главной целью жизни может быть только одна цель, а внешние цели жизни столько же многочисленны, сколь живые существа. Есть одна цель жизни по той причине, что жизнь одна, хотя с внешней стороны кажется, что жизней много. В этой мысли можно собрать мудрость, из этой мысли узнается истинная мудрость. Несомненно, главная цель жизни не может быть понята сразу. Поэтому, лучше всего, каждому человеку преследовать свою цель в жизни прежде всего, и по выполнении своей личной цели он однажды придет к выполнению этой внутренней цели. Когда человек не понимает этого, он думает, что есть что-то еще, что нужно выполнить, и он думает обо всем том, что находится перед ним и что еще не выполнено, и остается неудачником. Человек, который не определился со своей целью, еще не начал своего путешествия по пути жизни. Ему, прежде всего, надлежит определить для себя цель, как бы мала она ни была, как только она определена, он начинает жизнь. Во многих человеческих жизнях мы находим, что на протяжении всей своей жизни они не нашли жизненного призвания. В таком случае происходит следующее: в конце своей жизни они считают свою жизнь неудавшейся. На протяжении всей своей жизни они переходили от одного к другому, и все же поскольку они не знали цели своей жизни, им удалось совершить так мало. Когда люди спрашивают: “Почему мне ничего не удалось?” Мой ответ таков: “Потому что вы еще не нашли своей цели”. Как только человек находит цель своей жизни, он начинает чувствовать себя свободно в этом мире, который до сего времени казался ему чуждым. Как только человек находит свой путь, он сразу оказывается удачлив, потому что все, что он хочет совершить, приходит к нему само собой. Даже если бы весь мир восстал против него, он имеет такую силу, что сможет придерживаться своей цели, в противостоянии целому миру. Он обретет такое терпение, что когда он на своем пути к цели, никакое несчастье не обескуражит его. Несомненно, что пока он не нашел такого, он будет переходить от одного дела к другому, к третьему и думать, что жизнь против него. Тогда он будет находить недостатки в людях, условиях, планетах, климате – во всем. Итак, то, что называется везеньем или успехом, является правильным выбором цели. Когда человек носит одежду, которая не на него сшита, он говорит, что она слишком свободна или слишком коротка, когда же это его одежда, он чувствует себя комфортно в ней. Это для него. Следовательно, по-настоящему, нужно дать каждой душе свободу выбора своей цели в жизни, и если человек чувствует себя с ней хорошо, тогда пусть знает, что он на правильном пути. Когда человек на пути, следует иметь в виду некоторые вещи. Когда ему требуется распутать узел, ослабить его, и ему дается нож, чтобы его разрубить, то он теряет многое в своей жизни. Это небольшая вещь, но, не выполнив ее, человек откатывается назад, он делает шаг назад. Это маленький пример, но во всем, что делает человек, если у него нет терпения и веру идти вперед, он теряет многое. Какую бы маленькую работу ни предпринимал человек, если он завершает ее, он совершает нечто большое. Не сама работа, которую проделал человек, но сам факт ее выполнения придает ему силу. Что касается главной цели каждой души, то эта цель можно назвать духовным постижением. Человек может пройти по жизни, не имея таковой, но придет время, когда, быть может, не признавая того, он начнет искать его, ибо духовное постижение – это не только приобретенное знание, это аппетит души. В жизни человека наступает день, когда он чувствует аппетит души превыше всех других видов аппетита. Несомненно, у каждой души имеется бессознательная тяга удовлетворить свой аппетит, но в то же время, поглощенность повседневной жизнью держит человека настолько занятым, что у него нет времени обратить на это внимание. Определение духовного постижения можно найти при изучении человеческой природы, ибо природа человека одна и та же, будь он духовным или материальным. Есть пять вещей, к которым тяготеет человек: жизнь, власть, знание, счастье и покой, и тот постоянный аппетит, который он чувствует в глубинном своем “я” относится к одному из этих пяти аспектов. Что нужно человеку сделать, чтобы удовлетворить свой аппетит? Для того чтобы удовлетворить своему желанию жить, он пьет, ест и защищает себя от опасности для жизни. И все же, аппетит не удовлетворяется, потому что всех опасностей может избежать человек, но не последней, которую он называет смертью. Для того, чтобы удовлетворить следующему, а именно, власти, человек делает все, чтобы обрести физическую силу, влияние, ранг – любой вид могущества, который он стремится приобрести, чтобы стать могущественным. Он всегда борется с разочарованием, поскольку видит, что, если есть власть десятой градации, то всегда найдется власть двадцатой градации, чтобы добиваться ее. Просто подумайте о тех великих нациях, чья военная мощь была когда-то столь огромна, а потом в одно мгновенье она была разбита в прах. Можно было подумать: “Если эта нация когда-то падет, то это займет, по меньшей мере, тысячи лет” - так велика была ее мощь. Не надо далеко ходить за историческими примерами, мы видели, как это случилось в последние несколько лет, стоит только посмотреть на карту. Третий вид аппетита – это жажда счастья. Человек старается удовлетворить его наслаждением, не зная, что удовольствия этого мира не отвечают тому счастью, которого, на самом деле, доискивается его душа. Попытки человека тщетны, в конце концов, он обнаружит, что каждое усилие, которое он предпринимал ради удовольствия, приносило больше потерь, нежели прибыли. Кроме того, недолговечное, ненастоящее по своей природе, оно не приносит удовлетворения. Далее, что касается жажды знания. Это знание дает склонность учиться. Человек может учиться и учиться всю свою жизнь, но даже если он прочтет все книги в больших библиотеках, все равно останется вопрос: “почему?”. На это “почему” нет ответа в книгах, которые он изучает, исследуя факты, относящиеся к внешней жизни. Во-первых, глубина природы столь велика, что ограниченная жизнь человека не достаточно продолжительна, чтобы исследовать эту глубину. Сравнительно или относительно можно сказать, что один человек более учен, чем другой, но никто не достигает полного удовлетворения внешним исследованием жизни. И, наконец, существует аппетит к миру. Для того чтобы найти мир, человек оставляет свое окружение, которое его тревожит, он хочет уйти от людей, он хочет посидеть спокойно и отдохнуть. Но тот, кто не готов к миру, не найдет его, даже если уйдет в пещеры Гималаев, от всего мира. В процессе объяснения пяти аппетитов, которые являются самыми глубинными, какие только есть у человека, мы обнаруживаем, что все попытки, которые предпринимает человек, чтобы их удовлетворить, оказываются тщетными. Удовлетворить их можно лишь духовным постижением, поскольку это единственное, что отвечает этим пяти аппетитам. Желание жить может быть удовлетворено лишь тогда, когда душа осознает свою вечную жизнь, ибо смертность существует более как понятие, чем в реальности. С духовной точки зрения, смертность есть недостаточность понимания душой своего собственного Я. Это подобно тому, как человек, который всю свою жизнь прожил, полагая, что его пальто и есть он сам, и когда это пальто порвалось, он решил, что умер. То же самое человек испытывает и в жизни. Душа получает от физического тела своего рода иллюзию и идентифицирует себя с этим смертным существом. Это все равно, что идентифицировать себя с пальто и, утратив его, считать, что вы пропали. Поскольку интеллектуальное знание этого приносит мало пользы, мудрые люди всех времен практиковали медитацию, чтобы дать возможность душе обрести себя независимо от физического тела. Как только душа начнет чувствовать себя, свою собственную жизнь, независимо от своего внешнего облачения, она получит уверенность в жизни и не будет больше бояться того, что называется смертью. Как только проявляется этот феномен, человек больше не называет смерть “смертью”, он называет смерть изменением. Переходя к рассмотрению идеи власти, истинная власть не в том, чтобы добиться власти, истинная власть состоит в том, чтобы стать самой властью. Но как это – стать властью? Потребуется усилие, чтобы произвести в себе кардинальное изменение, а это изменение – своего рода борьба с собственным ложным Я. Когда ложное Я будет распято, тогда истинное Я воскреснет. В глазах мира такое распятие будет свидетельством недостатка силы, на самом деле, вся власть достигается посредством такого воскресения. Что касается знания, то оно имеет два аспекта. Одно знание – это то, которое человек постигает, узнавая имена и формы этой жизни, вот что мы называем знанием. Это не может быть ответом на соответствующий аппетит, это только ступенька к нему. Такое внешнее познание лишь помогает человеку прийти к познанию внутреннему, но внутреннее познание совершенно отлично от внешнего. Как же происходит постижение такого знания? Оно познается через изучения самого себя. Человек обнаруживает, что все знание, к которому он стремится, равно как и все, что предстоит изучить, это он сам. Человек находит своего рода Вселенную в себе и, изучая свое Я, он приходит к духовному знанию, которое и есть, на самом деле, аппетит души. Затем идет вопрос о счастье. Человек думает, что когда его друзья добры к нему, когда люди отвечают ему или когда у него есть деньги, тогда он счастлив. Но это не тот способ, с помощью которого можно стать счастливым. Это ошибка. Недостаток счастья заставляет его винить других в полной уверенности, что они стоят на его пути к счастью. На самом деле, это не так. Истинное счастье не достигается – оно открывается. Сам путь человека есть счастье, вот почему он так стремится его найти. Что не дает человеку счастья в жизни, так это закрытие дверей своего сердца, а когда сердце не живет, счастье не живет в нем. Порой сердце не вполне живо, лишь слегка, а в то же время оно хочет жизни от другого сердца. Но истинная жизнь сердца – жить независимо ни от кого, в своем собственном счастье. А это обретается духовным достижением. Человек, который нашел свой мир в себе самом, может быть в горной пещере или в гуще толпы, но в любом месте он будет испытывать мир. Теперь вопрос в том, как обрести эти пять вещей. Как я уже сказал, первое, чего нужно добиться, это достичь цели, которая поставлена непосредственно перед человеком, большая или малая – не имеет значения. Достигая ее, человек достигает силы. Продвигаясь по этому пути на протяжении всей жизни, всегда пребывая в поиске настоящего, человек приходит к реальности. Истина достигается любовью к истине. Когда человек убегает от истины, истина бежит от него. Если это не так, то истина ближе к человеку, нежели то, что не содержит истины. Нет ничего более ценного в жизни, чем сама истина, и в любви к истине, в достижении истины человек обретает ту религию, которая является религией всех людей и всех церквей. Неважно тогда, к какой церкви он принадлежит, какую религию исповедует, к какой расе или нации относится. Как только человек осознает истину, он есть все, поскольку он вместе со всем. Несогласие и непонимание имеются прежде, чем человек достигнет истины. Как только он достигает истины – нет больше непонимания. Именно среди тех, кто познал внешнее знание, возникает спор, но те, кто достиг истины, придут они с севера или с юга, из какой бы страны они ни пришли, не имеет значения, ибо, когда они поняли истину, они пребывают в единении. Именно это и является той целью, которая должна быть поставлена нами перед собой для того, чтобы объединить разделенные части человечества, ибо настоящее счастье человечества в единстве, которое можно обрести, убрав барьеры, разделяющие людей.
2
Хочу поговорить о том же предмете, о котором я говорил в прошлый вечер. Причиной этому является то, что когда некоторая тема затрагивается в выступлении перед большой аудиторией, не удается достаточно хорошо затронуть самые тонкие моменты. Поэтому прошу вашего снисхождения по поводу некоторых замечаний, которые в большей степени коснутся деталей того же самого предмета. Я говорил, что есть пять аспектов, в которых проявляется аппетит души. Эти аспекты: желание жить, желание знания, желание силы, желание счастья и желание мира. Один человек может показывать какое-то желание больше, чем другой. И тем не менее, у каждого все равно есть эти пять аспектов аппетита души. Если мы глубже изучим желание жить, то обнаружим, что у нас не может быть желания, если оно не присутствует в нашей природе. Если есть желание, то есть на него и ответ. Желание жить постоянно – это желание духовного человека, равно как и человека материального. Духовный человек может надеяться на следующую жизнь, а материальный человек настроен с пессимизмом в отношении своего собственного желания, но оно все равно у него присутствует. Как достичь непрерывности жизни? Это зависит не только от веры, хотя вера помогает человеку осуществить этот опыт. Когда веры нет, человек не находит пути. И, тем не менее, непрерывность жизни логически возможна, поскольку каждый человек желает жить. Естественно, никто не будет желать того, что невозможно. Естественное желание уже содержит в себе возможность выполнения. Если бы такой возможности не было человек не желал бы. Говоря так, я не имею в виду сумасшедшего. Такой человек может желать чего угодно. Но человек, обладающий рассудком желает того, что можно выполнить. Секрет этого вопроса может быть открыт, если вы подвергнете себя анализу. Изучая собственное Я, человек откроет, что его тело представляет собой лишь покров его настоящего Я. Посредством еще более глубокого изучения можно обнаружить, что даже ум человека – это лишь покров его настоящего Я. Как только человек открывает это для себя, он становится независимым в жизни от своего тела. Кроме того, он становится независимым в жизни и от ума. “Но, - можете спросить вы, - если нет тела, тогда что же есть жизнь”? Человек задает такой вопрос потому, что он не испытывал жизни без своего тела. Когда человек не осознает своего тела, он осознает свой ум. Когда глаза его открыты, он смотрит на все, что находится перед ним. Когда его ум закрыт, тогда он размышляет о том, что приобрел его ум. И в том и в другом случае он полагается либо на свое тело, либо на ум, чтобы испытать, что он живет. Эта зависимость делает душу ограниченной. Это не только ограничивает ее, но и делает душу смертной. Говоря это, я не имею в виду, что душа смертна, но, даже для души, верить в смертность подобно тому, как быть смертной. Теперь обратимся к вопросу о желании силы. Человек желает силы, потому что для него естественно получать. Сила сокрыта где-то внутри него, он ничего не может с этим поделать. Человек бессилен, несмотря на ту силу, что в нем. Для того, чтобы открыть двери, чтобы увидеть силу, хранящуюся у него, необходимо искать царства Божьего, как сказано в Библии. Поскольку тогда он найдет свое божественное наследие, которое и есть вся сила. Перейдем к рассмотрению желания знания. Для того чтобы обрести то знание, которое невозможно изучить, человеку следует попытаться медитировать и погрузиться в море знания. Только погрузившись глубоко в воду, человек получает это знание, которому нельзя научить обычным способом обучения. Таким образом, он разделяет два аспекта знания: один – интеллект, другой – мудрость. Вот почему мудрый человек – это не умный человек, равно как и умный человек – это не мудрый человек. Переходя к объяснению счастья, счастье глубоко въедается в сердце человека. Огромная ошибка искать счастье во внешнем мире. Истинное счастье – это наше собственное Я, наше самое глубокое Я. Чем более мы осознаем наше подлинное Я, тем более истинное счастье приходит от этого. Относительно желания мира можно сказать, что для того, чтобы обрести мир, мы всегда виним другого человека, который действует нам на нервы. Но истинный мир может прийти только в том случае, если быть твердыми против всех влияний вокруг нас, чтобы ничто не могло нас взволновать.
*********
Вопрос: Вы верите в бессмертие души?
Ответ: Вообще-то вся моя лекция посвящена этому вопросу.
Вопрос: На чем основывается ваша вера в бессмертие души?
Ответ: Нельзя найти лучшей основы, чем собственное осознание.
Вопрос: Я верю, но хочу укрепиться в своих идеях. Хотелось бы получить доводы в поддержку бессмертия души.
Ответ: Все религии мира поддерживают эту идею. Вот почему для верующего все является подтверждением.
Вопрос: Есть ли какие-нибудь наставления в суфизме, которые могут укрепить такую веру?
Ответ: Да, все наши наставления направлены на то, чтобы осознать это, а не только на то, чтобы укрепить веру в это. Наша работа – работа суфийской философии нацелена не только на то, чтобы укрепить веру человека, но на то, чтобы сделать его веру убеждением. Именно поэтому мы не учим людей какой-нибудь вере.
Вопрос: Муршид, как вы предлагаете осуществлять знание себя?
Ответ: Есть четыре пути, которыми человек приходит к осуществлению самопознания. Путем знания, путем доброго поступка, путем медитации и путем поклонения, в зависимости от характера. Когда один из этих четырех путей близок вам по природе, вступайте на этот путь и в конце вы найдете ответ своей души.
Вопрос: Медитация, я полагаю, является принципиальной, остальные три интересны, но, пожалуйста, дайте пояснения по четвертому.
Ответ: Поклонение является изначальной природой человека. Как говорит Библия: “Бог есть любовь”, так и в человеке, в котором есть любовь, есть Бог.
Вопрос: Если атеист поклоняется, например, любви, как он может это согласовать.
Ответ: Он не может более оставаться атеистом, если имеет приверженность или любовь, поскольку такой принцип любви в своем развитии заставит его поверить, если не в Бога, тогда в того человека, которого он любит. Если человек по-настоящему любит одного человека, он должен, в конце концов, полюбить всех людей. Когда человек говорит: “Я люблю одного человека, но ненавижу другого человека”, он еще не знает, что такое любовь. Ведь любовь неограниченна, она божественна и безгранична. Открывая элемент любви в себе, человек открывает в себе божественный элемент. Когда божественный источник начинает бить из его сердца, тогда все осуществления, которые божественны, должны появиться, как и источник. У великих святых, которые проявляли любовь даже к самому малому насекомому и живому существу, божественное осуществление было без большого изучения и медитации”. Только любовь научила их этому.
Вопрос: Какова концепция этого божественного элемента?
Ответ: Любовь божественна с самого начала во всех своих аспектах. Руми, великий поэт Персии, говорит: “Любите ли вы человека или вы любите Бога, если вы путешествуете по пути любви, в конце вы придете в присутствие Властителя любви”.
Вопрос: Каждый должен иметь в жизни цель. Каждому придется найти свой путь, и для того, чтобы найти свой путь, каждый должен приложить весь свой разум. Есть ли средство найти путь в жизни?
Ответ: Да, если человек живет праведной жизнью, естественной жизнью, то он интуитивно находит прямой путь, по которому идти. Кроме того, когда человек находит свою цель, предназначенную для него, он чувствует сам себя, он чувствует себя в своей тарелке. Тогда он чувствует, что все помогает ему, он чувствует себя обнадеженным и смелым.
Вопрос: Есть ли средство найти цель? Я еще не нашел цель в жизни.
Ответ: Следует развивать интуицию.
Вопрос: Как можно развить интуицию в ком-то, кто не обладает ею?
Ответ: Через уверенность в себе. Человек должен быть готов пойти на риск ошибиться, потому что интуиция у него не всегда правильная. Если он не верит в интуицию, тогда у него ее никогда не будет.
Вопрос: Тогда это большой риск?
Ответ: Ничего не предпринимается без риска. Когда люди говорят, что в чем-то есть риск, я часто говорю им, что не предпринимать ничего рискованного – это еще больший риск.
Вопрос: Является ли интуиция высшей по отношению к разуму?
Ответ: Более или менее высокое – относительные термины. Конечно, интуиция порой приходит из более глубокого источника, нежели разум. Под разумом понимается способность знать, под интеллектом – то, что человек знает. Разум есть способность, интеллект – знание. Разум – это чистая субстанция, нечто самое чистое. Поэтому разум – божественная субстанция, которую человек может проследить в себе. Если есть какой-то признак души в человеке, то это разум. Поэтому чем более разумен человек, тем более яркая душа у него. Тем самым я не хочу сказать, что интеллектуальный человек не имеет разума.
Вопрос: Не является ли воля близкой к божественному?
Ответ: Да, если бы я давал определение воли, я бы назвал ее любовью. “Я желаю сделать это”, означает: “Я с любовью сделаю это”. Это поэтично.
Вопрос: Я делал многое, что мне не нравилось.
Ответ: В таком случае человек не желает делать. Он тогда механизм, воли нет. Когда человек желает делать, тогда он делает это с любовью. Для меня сила воли и сила любви – это одно и то же.
Вопрос: Является ли делание того, что человеку не нравится, все же путем развития собственной воли? Ответ: Да, мы развиваем свою силу таким образом. Мы развиваем власть над частью себя, которая не желает. Это всего лишь значит, что одна часть нас самих не будет делать что-то с любовью, тогда как другая часть нас самих с любовью сделает это. И потому мы обращаемся к той части, которую победит волю. Вопрос: Если я воздаю добром за зло, первым импульсом бывает не делать этого.
Ответ: Я бы назвал это любовью, любовью в форме прощения, терпимости. Если вы не желаете этого делать, тогда другое дело. Я бы посоветовал человеку скорее не совершать добродетельных поступков, нежели совершать их без любви. Например, некто пришел к вам в гости и, уходя, просит одолжить ему плащ. Вы говорите: “Хорошо”. А затем вам приходиться тоже выйти. Положим, вы тогда думаете: “Вот какой это неприятный человек, взял мой плащ!” Я предпочел бы, чтобы вы не давали его, но сказали: “Извините пожалуйста, но я не могу вам дать его, сэр!” Каждый добрый поступок только в том случае добродетелен, если он рождается любовью. Если нет, то это мертвое деяние, оно не живет.
Вопрос: Верит ли суфийская философия по своей сути в перевоплощение душ?
Ответ: Философия суфиев не содержит никакого верования и не противостоит никакому верованию. Она интерпретирует лучшие качества каждого верования настолько благоприятно, насколько могут ее последователи. Например, если кто-то спросит суфия о буддизме, брахманизме или христианской религии, суфий выступает перед этим человеком подобно тому, как адвокат предстоит перед судом, выдвигая свои аргументы перед законом. Но суфизм не выдает никакое верование, как свое собственное. Вот почему один суфий может верить в одну доктрину, а другой не понимать ее в настоящее время. Для того чтобы стать суфием, не обязательно иметь то или иное верование, ту или иную доктрину. Суфий лишь помогает человеку подняться над вещами и посмотреть на жизнь с более высокой точки зрения. Суфизм в точности следует идее, написанной в Библии: “Ищите прежде свободы Бога и все остальное приложится”. Вместо того чтобы беспокоиться о верованиях, суфий, прежде всего, направляется непосредственно к этой центральной идее и, когда он пребывает там, он видит истину всего сущего. Тайна жизни состоит в том, что когда бы он ни взял божественный светильник в руку, все сущее становится понятным. Суфизм предоставляет каждому адепту верить в свое и открывать все для себя самому. Теперь мне хотелось бы сказать слово вот о чем, самая величайшая потребность нашей жизни – это Бог. К нашему великому разочарованию мы обнаруживаем, что именно этот идеал утрачен. Касается ли это духовного обретения или материальной прибыли, все вдохновение и вся сила состоит в любви Бога, в знании Бога и в осуществлении своего Я и Бога.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ НАЗНАЧЕНИЕ ЖИЗНИ
1
Каждое живое существо имеет цель жизни и именно знание этой цели делает каждую душу способной достичь ее. Как сказано в “Гайян”: “Благословенен тот, кто знает цель своей жизни”. Не удивляйтесь, если вы найдете многих, на ощупь пробирающихся во тьме всю свою жизнь, делая одно и переходя от одной вещи к другой, всегда неудовлетворенных, всегда недовольных, и ничего, что бы они ни предпринимали, не достигает желаемого результата. Причина в отсутствии того самого знания – знания цели жизни. Не только люди, каждый предмет имеет свою цель. Миссия науки состоит в том, чтобы открыть цель в предметах. Именно из такого открытия вышла наука, будь то медицина или философия – все различные аспекты науки являются результатом предназначения вещей. Но мистицизм должен открыть цель жизней людей: цель собственной жизни человека и цель жизней других. Пока человек не найдет эту цель, он может иметь успех или поражение, он может быть по видимости счастлив или несчастлив, но, на самом деле, он не живет, ибо жизнь начинается с того момента, когда человек найдет цель своей жизни. Вы можете встретить людей, у которых есть богатство, положение в обществе, комфорт и удобства в жизни, но им все же чего-то не хватает, не хватает самой главной вещи, которая одна лишь может сделать их счастливыми: знания цели своей жизни. Это та самая вещь, которой им не хватает, и в то же время, человечество не знает об этом. Человек будет интересоваться тысячью вещей, сначала одним, потом другим и так далее, но он никогда не придет к той точке, где найдет цель своей жизни. Почему? Прежде всего потому, что он не ищет ее. Что касается обучения детей, обучения юношества, то очень часто родители не задумываются над этой проблемой. То, что они считают благоприятным для ребенка, они ему и рекомендуют делать. Они не обращают внимания на то, что их ребенок, юноша должен найти цель своей жизни. Как много жизней было загублено по этой причине! Ребенок может вырасти и развить каждую свою способность, но все же быть в стороне от цели своей жизни. Саади говорит: “Каждый младенец рождается для определенной цели, и свет этой цели горит в его душе”. Психологическая и мистическая тайна состоит в том, что как бы несчастлив ни был человек, в тот момент, когда он узнает цель своей жизни, поворачивается выключатель и включается свет. Он может быть не в состоянии пока еще выполнить ее, но сам факт знания цели дает ему всю эту надежду, энергию, вдохновение и силу, чтобы дождаться того дня. Пусть ему пришлось бы стремиться к этой цели всю свою жизнь, он бы не роптал, зная, что это его цель. Десяток таких людей обладают большей силой, нежели тысяча работающих с утра до вечера, не зная цели своей жизни. Кроме того, то, что мы называем неверным и верным, хорошим или плохим тоже соответствует нашей цели жизни. Есть, например, человек, чье призвание в жизни – сочинять пьесы, а есть другой, изучающий медицину. У них обоих впереди экзамены. И вот объявлено, что ставится пьеса, о которой и тот и другой думают: “Я хочу пойти и посмотреть ее”. Студент-медик думает: “У меня скоро экзамен, я должен заниматься дома, но это привлекательная пьеса”, потом он говорит: “Я должен пойти и посмотреть ее”. Студент, который учится на драматурга, думает: “Пойти и посмотреть эту пьесу может быть полезно”. Оба они поступают одинаково, оба видят одну и ту же пьесу, но один теряет чувство обучения, а второй вдохновляется. Обратимся теперь к цели всеобщей, к высшей цели. Мы начинаем свою жизнь с индивидуальной целью, но доходим до такой стадии, когда цель каждой души одна и та же. И эту цель можно изучить, изучая наклонности человека. Каждая душа имеет пять наклонностей, сокрытых в глубине своего сердца. Погруженный в жизнь мира человек может забыть свою высшую цель, но в то же самое время имеется постоянная склонность к ней, которая показывает, что высшая цель жизни всех людей одна и та же. Одна из этих пяти склонностей – любовь к знанию. Не только интеллектуальные и разумные существа доискиваются знания. Даже младенец желает знать, что означает самый малейший шум. Каждый ребенок видит красивый цвет и линию на картине и спрашивает, что это такое. Итак, возможно, каждый человек в большей или меньшей степени стремится к знанию. Несомненно, что в жизни сегодня многие поставлены в такое положение, что у них нет ни одного мгновения, чтобы обрести то знание, которое они будут искать позже. С утра и до вечера они должны выполнять свои обязанности, они настолько поглощены этим, что через некоторое время эта жажда знания проходит, и ум их становится притупленным. И это не один человек, есть тысячи людей, кого жизнь поставила в такое положение, что они невольно обращают ум свой на работу и никогда не имеют времени подумать о том, о чем им хотелось бы подумать, о чем им хотелось бы узнать. Мы сами сделали жизнь такой. Разве можем мы назвать это прогрессом? Мы называем это свободой, но это не свобода ума. Ум брошен туда, где горизонт его сужен и мы называем это сферой. Кроме того, как мы можем видеть ежедневно в системе обучения, экзамены по самым разным предметам становятся все более и более трудными, независимо от знания, но для того, чтобы меньше людей подошло для него. Я спросил как-то капитана корабля, есть ли у них экзамены. “Да, - ответил он, - и каждый год они становятся все более трудными”. Я спросил: “В чем причина этого?” Он ответил: “Нам приходится так много читать, и не все это полезно для нашей работы, это только для того, чтобы создать затруднения. Так много кандидатов на сдачу экзаменов, что обучение сделали более трудным для них”. Если все будут думать: “Жизнь состоит из изучения чего-нибудь только для того, чтобы заработать себе на хлеб с маслом”, то когда же они смогут приложить ум и мышление к тому, чего доискивается их душа? Среди тех, у кого есть немного свободы в жизни, у кого есть время для поисков хоть какого-то знания, многие ищут чего-то нового. Они считают, что познавать означает узнавать нечто, чего они не знали раньше. Среди ищущих мало таких, кто найдет, кто увидит, что в каждой идее, как бы проста она ни была, если приложить к ней ум, из нее произрастет откровение, которое начнет учить их все больше и больше, тому, чего они никогда не знали. Я испытал это сам. Было одно двустишие персидских стихов, который я знал уже двенадцать лет. Мне нравились эти стихи, это было простое повседневное внешнее выражение, но через двенадцать лет, однажды на меня снизошло мгновение вдохновения, и то же самое двустишие стало откровением. Казалось, как будто прежде это было зерно, а потом из него появился росток, который обратился в растение, и на этом растении появились цветы и плоды. Трудность с так называемыми искателями истины состоит в том, что когда у них появляется немного времени для поиска истины, они беспокойны. Одно их не удовлетворяет, они переходят от одного к другому и так далее. Вместо того чтобы прийти к настоящей идее, они входят в смущение, потому что каждая новая идея снова смущает их. Некто сказал художнику: “Можете ли вы написать новую картину?” “Да, - сказал тот, - могу”. Он написал рога и крылья на теле рыбы и люди сказали: “Как замечательно, это что-то, чего никто никогда не видел!” Каждый видел крылья у птиц и рога у животных, но есть многие души, которым нужна именно такая новизна. Множество таких душ, которые восхищаются этим, немногие думают что – как сказал Соломон – нет ничего нового под солнцем, особенно когда мы входим в обитель мудрости, знания. Ведь человек не приходит к концентрации, созерцанию и медитации изучая многое и переходя от одной идеи к другой. Следующая склонность – любовь к жизни. Не одни только люди, даже мелкие насекомые убегают, если их хотят схватить. Их жизнь им дорога. Что это показывает? Это показывает, что каждое существо желает жить, каким бы несчастным оно ни было, сколь трудной ни была бы его жизнь. Возможно, под воздействием момента человек может захотеть совершить самоубийство, но если бы он был в нормальном состоянии, он ни за что не подумал бы о том, чтобы покинуть этот мир. Не потому, что этот мир столь дорог ему, но потому что склонность его души состоит в том, чтобы жить. Как сказано в Гайян: “Жизнь живет, смерть умирает”. Поскольку жизнь живет, жизнь страстно хочет жить, никто ни на мгновение не желает, чтобы смерть его забрала. Великие пророки, мастера, святые, философы, мистики – каково было их стремление? Их стремление было в том, чтобы найти какое-то средство исцелить человека от смертности. Но смертность его – является ли она концепцией или состоянием человека? Это состояние, если смотреть с внешней стороны, на самом деле, это концепция. Душа носит физическое тело как облачение, и когда она не может носить его более, тогда цель этого облачения выполнена, и душа желает оставить его, ибо никто не желает носить слишком долго тяжелое пальто. Даже король чувствует себя более комфортно, когда корона положена в шкаф. Счастье души состоит в том, чтобы быть свободной от физического бремени, но она может счастлива лишь тогда, когда она может быть сама собой. Пока человек думает, что он – это его тело, он смертен, осознает лишь свое смертное существование. Что же это такое? Это облачение. Но интеллектуально понятое, это все же не поможет. Душа должна увидеть себя, душа должна себя осознать. Как это сделать? В Писании сказано: “Умри прежде смерти”. Что означает умереть таким образом? Умереть так значит сыграть смерть. Мистики всю свою жизнь на земле практикуют игру в смерть, играя так, они могут увидеть, что есть смерть. Тогда это не только интеллектуальное знание, они на самом деле видят, что душа стоит независимо от своего физического облачения. Будда назвал это Джнана, что значит осознание. Отсутствие такового называется Аджнана – недостаток осознания. Будду попросили привести пример этого понятия, и он рассказал о человеке, который цеплялся за ветку дерева во мраке ночи. Каждое мгновение он дрожал, боясь упасть, и не знал, что находится под его ногами: вода, канава или скала. Когда наступило утро, он увидел, что его ноги были совсем недалеко от земли, что он дрожал напрасно. Он сказал: “Ах, если бы я знал”. И так с каждым человеком. Каждый думающий человек, задумываясь о том дне, когда ему придется уйти с этой земли, где у него друзья, которых он любит, где у него богатство, чувствует грусть, что придет такой день, когда придется уйти. Не только это, самая большая его печаль в том, что он чувствует: “Когда я уйду, я буду ничто”, ибо жизнь не желает стать смертью, жизнь хочет жить. Но это означает невежество и ложное понятие о жизни, которое обретается посредством чувств, опытом, приходящим через чувства. Человек, который жил чувствами, который осознавал жизнь через посредство чувств, и думает чувствами, и не знает жизни. Жизнь может очень сильно отличаться от этого. Третья склонность человека в том, чтобы добиться власти (силы) любым способом. Каждый человек в жизни стремится добиться *власти (силы). Причина в том, что душа стремится существовать вопреки вмешательству условий жизни, потому что условия жизни, как кажется, сметают все, что не обладает силой. Когда лист теряет свою силу, он падает с дерева, когда цветок теряет силу, он отбрасывается прочь. Естественно, что душа желает сохранить свою силу. Поэтому каждый человек ищет силы. Ошибка в том, что, сколько силы ни набрал бы человек, она ограничена. С возрастанием силы приходит момент, когда человек видит, что может быть сила еще большая, нежели та, которой он обладает. Это ограничение заставляет человека страдать, он разочаровывается. Кроме того, если посмотреть на ту силу, которой обладает человек, силу мира, то что это такое? В один миг такая могущественная страна, как Россия, сокрушилась, мощь Германии была сокрушена. Если такие огромные державы и силы, построенные за сотни лет, могут быть сокрушены в кратчайшее время, то что же такое их сила? Если и есть какая-то сила, то это скрытая сила, всемогущая сила. И, входя в соприкосновение с такой силой, человек начинает черпать от нее всю ту силу, которая ему необходима. Секрет всех чудес и феноменов мудрецов и мистиков нужно искать в силе, которую они умеют черпать изнутри. Есть факиры и дервиши, которые практикуют прыжки в огонь, или могут порезать и мгновенно излечить свое тело. Но существует сила, еще более великая чем эта. Те, кто могут делать великие дела, не показываются, они показывают очень немногое. В то же время есть такая сила, которая подтверждает, что дух имеет власть над материей. Дух остается некоторое время похоронен под материей, и это делает человека бессильным. Четвертая склонность человека – быть счастливым. Человек ищет счастья в удовольствии, в радости, но это только тени счастья. Настоящее счастье находится в сердце человека. Но он не ищет его. Для того чтобы искать счастье, он ищет удовольствие. Все то, что преходяще, что выливается в несчастье – это не счастье. Счастье – само существо человека. Ведантисты назвали человеческую душу Ананда – счастье. Поскольку душа не может сама себя найти, она ищет чего-то, что сделает ее счастливой. Но то, что она находит, не делает ее совершенно счастливой. Грех и добродетель, хорошее и плохое, правильное и неправильное можно различить и определить по такому принципу. Что дает настоящее счастье, не может быть плохим, это добродетель. То, что называется правильным, это то, что ведет к счастью. То, что хорошо – хорошо потому, что дает счастье, а если нет – это не может быть правильным. В тех случаях, когда человек находил добродетель в несчастье, он ошибался, всегда, когда он ошибался, он был несчастлив и несчастен. Счастье есть существо человека. Вот почему он страстно стремится к нему. Пятая склонность человека – склонность к покою. Не отдых, не комфорт, не одиночество дают покой. Это искусство, которому можно научиться, искусство мистиков, с помощью которого человек научается испытывать покой. Можно спросить: “Если для души естественно испытывать покой, тогда почему человек должен стремиться к покою практикуя медитацию, созерцание?” Ответ таков: естественно испытывать покой, но жизнь в этом мире неестественна. Животные и птицы, все испытывают покой, но не человечество, ибо человек сам крадет у себя покой. Он сделал свою жизнь настолько искусственной, что он ушел от того, что называется естественной жизнью. Он не может представить себе, как далеко он отошел от того, что можно называть нормальной естественной жизнью для человека. Именно по этой причине нам нужно искусство открывания покоя внутри нас. Не тем, что мы сделаем внешние условия лучше, мы достигнем покоя. Человек всегда страстно желал мира и всегда вызывал войну. Так было не только в древние времена, что люди искали войн. В то же самое время человек говорит: “Я хочу мира”. Тогда откуда берется война? Она происходит оттого, что само значение мира не вполне правильно понимается. Вот почему человек живет в постоянном мучении, в беспокойных условиях, и для того, чтобы искать мира, ищет войны, если так будет продолжаться и дальше, у нас не будет мира, ибо каждый должен искать мира прежде всего в себе самом. Что есть мир? Мир – это естественное состояние души. Душа, потерявшая свое естественное состояние, которое практически ей принадлежит, беспокойна и страстно желает мира. Нормальное состояние ума – это спокойствие, и в то же время ум какой угодно, но не спокойный, душа испытывает все, что угодно, но не мир. В уме каждого вдумчивого человека возникает вопрос, какова причина, какова цель создания мира, его проявления? Ответ таков: для того, чтобы нарушить монотонность. Назовите это Богом, назовите это Единственно Сущим, назовите это источником и целью всего – будучи совершенно один, Он пожелал, чтобы было нечто, что Он мог бы познать. Индусы говорят, что создание есть сон Брамы. Можно назвать это сном, но это главная причина. Суфии объясняют это таким образом: Бог, Любящий, захотел узнать Свою природу и поэтому через проявление был создан Возлюбленный. Как говорит Руми, великий писатель Персии: “Возлюбленный – это все во всем, любящий только окутывает Его, Возлюбленный – это все, что живет, любящий – мертв”. Поэтому суфии называют Бога Возлюбленным, но они видят Возлюбленного во всех существах. Они не думают, что Бог на небесах, вдали, отделен от всех существ. Во всем, во всех формах они видят красоту Бога. И в этом осуществлении выполняется главная цель и наивысшая цель жизни. Как сказано в старых писаниях, когда Бог спросил Адама: “Кто твой Владыка?”, тот ответил: “Ты мой Владыка”. Объясняя вкратце, это означает, что цель создания в том, чтобы каждая душа могла признать свой исток и цель и прибегнуть к ней и принести к этому истоку и цели всю красоту, мудрость и силу, и сделав это, достигнуть совершенства. Как сказано в Библии: “Будьте совершенны, как Отец ваш совершенен на Небесах”.
2
Каждый разумный человек рано или поздно подходит к такому этапу в своей жизни, когда он начинает спрашивать себя, какова цель жизни, пребывания на земле. “Почему я здесь? Что я должен совершить в жизни?” Несомненно, в тот момент, когда у человека возникает такой вопрос, он делает первый шаг по пути мудрости. Прежде, чтобы он ни делал, не осознавая цель своей жизни, он оставался неудовлетворенным. Каково бы ни было его занятие, его условия жизни, мудрый он или глупый, ученый или неграмотный, всегда имеется недовольство. Он может знать успех или поражение, но это желание: “Цель моей жизни должна быть выполнена” остается, и до тех пор, пока она не выполнена, человек не может быть удовлетворен. Именно поэтому многие люди, имеющие успех в бизнесе, чьи дела идут хорошо в профессиональной сфере, имеющие комфорт домашней жизни и занимающие хорошее положение в обществе, все же остаются неудовлетворенными, потому что не знают цели своей жизни. Когда человек узнал цель жизни, ему может многое мешать, ему может не хватать средств и условий, благоприятных для того, чтобы идти вперед, но, несмотря на все это, есть сила убежденности в знании: “Я здесь для определенной цели”. Есть история из жизни Пророка Мухаммада. В то время, когда Пророк Мухаммад – родившийся с определенной целью в жизни – почувствовал некоторое беспокойство, неудовлетворенность всем в жизни, он подумал, что ему лучше уйти в лес, в глушь, в горы и сидеть там в одиночестве, чтобы войти в соприкосновение с самим собой. Он выяснил, почему было такое желание, которого он не понимал. Он спросил свою жену, позволит ли она ему испытать то одиночество, о котором так тосковала его душа, и та согласилась. Тогда он ушел в пустыню и сидел там много дней. Когда вибрации физического тела и ума, которые всегда нарушены и в беспорядке в миру, успокоились, и когда ум его стал спокойным и его дух стал спокойным, когда сердце Пророка стало успокоенным, там он начал чувствовать себя в контакте со всей природой: пространством, небом, землей. Тогда казалось, что все говорило с Пророком: вода, журчавшая ему и облака, все разговаривало с ним. Он был связан со всем миром, со всей жизнью. А затем слово пришло к Пророку. “Плачь во имя Бога твоего”. Это значило урок идеализма: не только быть в контакте с природой, но идеализировать Господа. В настоящее время есть великий недостаток, что когда люди становятся очень интеллектуальными, они теряют идеализм. Если они хотят найти Бога, то хотят найти его в цифрах. Есть многие, кто скорее будет медитировать, чем поклоняться, чем молиться. Таким образом, всегда был конфликт между интеллектуалом и идеалистом. Пророка в первую очередь учили идеализировать Господа, а когда этот идеал, который он создал, стал его концепцией Бога, тогда в этой концепции пробудился Бог, и Пророк услышал голос, сказавший: “Теперь ты должен служить своему народу. Ты должен пробудить в своих людях чувство религии, идеал Бога, желание духовного постижения и желание жить лучшей жизнью”. Тогда он узнал, что все пророки, который приходили перед ним, всегда намеревались совершить то же самое, что теперь настал черед совершить и ему. Саади, великий поэт Персии, говорит, что каждая душа рождается с определенной целью, и свет этой цели горит в этой душе. Так каждый из нас рожден в этот мир, чтобы достичь определенной цели, и пока мы не знаем цели, которой нам надлежит достичь, мы остаемся в неведении о жизни, комфортно наше положение или некомфортно, мы остаемся в неведении относительно цели нашей жизни, что есть то первое знание, которое нам надлежит получить. Очень жаль, что обучение такое, какое оно есть сегодня, уделяет очень мало внимания этому вопросу. Дети, юноши и взрослые – все проходят по жизни, работая с утра до вечера, учась или работая и, в то же время, не зная, какова цель, которой им надлежит достичь. Из тысячи людей может быть одно исключение, но девятьсот девяносто девять поставлены в такое положение, что, желают они этого или нет, они работают там просто как машина – машина, поставленная на место, которое для нее сделано, где она должна работать. Из тысячи людей девятьсот девяносто девять недовольны работой, которую они делают. Либо их жизненные обстоятельства, которые поместили их туда, либо это потому, что им приходится жить и поэтому они должны работать, либо потому что у них имелась идея, что они должны сначала собрать то, что им нужно. К тому времени, когда они собрали средства, чтобы сделать что-то в жизни, желание совершить это уже прошло. Несмотря на прогресс, огромный недостаток состоит в том, что люди не имеют возможности совершить что-то, что они желают. Многие юноши и взрослые никогда не думают об этом. Они думают: “Мы должны делать эту работу и закончить ее”, и у них нет времени подумать о цели своей отдельной жизни. Вот почему сотни и тысячи жизней проходят зря. Несмотря на все свои деньги, которые они заработали, сердце их не удовлетворено, потому что не богатство, которое получает человек, может дать ему удовлетворение. Если мы посмотрим на жизнь с философской точки зрения, мы увидим, что каждый человек представляет собой одну ноту в этой симфонии жизни, тогда мы все составляем эту симфонию жизни, каждый из нас вносит ту музыку, которая требуется в этой симфонии. Но если мы не знаем нашей партии в симфонии жизни, то естественно, это подобно тому, как если бы одна из четырех струн скрипки не была бы настроена, а если она не настроена, то скрипка не может издавать ту музыку, которую должна. Итак, каждый из нас должен играть свою партию, ради которой мы и рождены: мы должны вносить ту часть, которая предназначена нам судьбой. Будь то грубая партия, более высокого или более низкого звука, только играя эту конкретную партию, которая принадлежит нам, мы получим удовлетворение. Может быть многие люди не думают так, как я, например, те, кто верит в пацифизм, то, кто так верит в идею мира. Они скажут: “Разве не безумие то, что кто-нибудь должен развязать войну!” Но все, что делает человек, лучше это выглядит или хуже, принадлежит какой-то части этой схемы жизни, и мы не имеем права это осуждать. Если бы только каждый человек мог осознать долг, для которого он родился – это и есть принципиальная вещь. Теперь перейдем к вопросу о цели жизни: есть две цели, одна из них – меньшая цель, вторая – главная цель, одна – предварительная, а другая – окончательная цель жизни. Предварительная цель жизни подобна ступеньке к окончательной цели. Поэтому человек должен подумать о предварительной цели жизни. Например, если человек хочет накопить богатство, все его мышление поглощено этим. Вы можете говорить ему: “Нет, это нехорошо. Что такое, в конце концов, богатство? Разве оно не материально? Разве оно не бесполезно? Ты должен верить, быть духовным”. Но его ум не здесь. Он не может быть духовным, все его мышление сосредоточено на богатстве, и если он не может накопить деньги, которые хочет иметь, то он несчастлив. Если вы заставите его быть духовным, религиозным, молиться – это ему не поможет. Очень часто вместо пищи люди дают воду, а вместо воды – пищу. Это нехорошо. Духовность приходит в свое время, но предварительная цель состоит в том, что человек даст миру в первую очередь прежде, чем пробудится к духовному совершенству. Все великие учителя человечества учили этой предварительной цели жизни в своей религии, какие бы учения они ни давали. Побудительная тенденция в учениях Мухаммада, Моисея, Христа, Кришны, Будды была в том, чтобы помочь последователям этих учений выполнить эту первую цель жизни. Например, когда Христос призвал рыбаков, он сказал: “Пойдем со мной, я сделаю вас ловцами людей”. Христос не сказал: “Я сделаю вас более духовными”. Он хотел, чтобы они достигли первой цели жизни, это был первый шаг. Следующим уроком было: “Вы станете более духовными”. Учителя духовного знания, смотрящие на это таким образом, считают своим первым долгом показать человеку первую цель его жизни или помочь ему достигнуть ее. Когда это сделано, тогда идет вторая цель. Что касается предварительной цели жизни человека, есть четыре различных пути, которые могут выбрать люди. Один путь – это путь материальной выгоды. Посредством своей профессии, рода занятий, бизнеса, отрасли человек хочет зарабатывать деньги. Следует сказать что-то и за и против этого идеала. Против него может быть сказано, что, работая ради денег, человек очень часто теряет верный путь, мысль и рассуждение, человек перестает видеть права других людей. А что следует сказать за это, так это то, что, в конце концов, те, кто владеет богатством, могут применить богатство в лучших целях. Благотворительные учреждения, больницы, школы, колледжи – все они основаны милосердными людьми, которые щедро давали деньги таким организациям. Поэтому нет ничего плохого в том, чтобы зарабатывать деньги и посвящать свое время этому постольку, поскольку мотивы этого правильные и добрые. Другой путь – путь долга. Человек думает, что он связан долгом со своим сообществом, городом или страной, человек выполняет некоторую общественную работу, старается делать добро другим людям и считает это своим долгом. Может быть и так, что человек считает, что у него есть долг перед своими родителями, он может ухаживать за своей матерью, посвящать свою жизнь ей или своей жене и детям. В этом тоже есть великое достоинство. Несомненно, что против этого то, что очень часто жизнь людей, обладающих чувством долга, испорчена и они не имеют возможности сделать что-то достойное в мире, но если бы не они, то мир был бы лишен любви и привязанности. Если бы жена не имела чувства долга по отношению к мужу, или сосед по отношению к своему другу, тогда они жили бы, как животные низкого творения. Именно чувство долга делает человека более великим, нежели другие существа, вот почему мы восхищаемся этим чувством. Герои, отдающие свою жизнь за свою страну, делают немало. Есть нечто великое в том, что человек отдает свою жизнь ради долга. Другой пример – жена, пожертвовавшая своими собственными амбициями, чтобы заботиться за своим мужем-инвалидом. Долг, чувство долга – это великая добродетель, и когда она ценится и углубляется в сердце человека, она пробуждает его к великому и высшему сознанию. Люди свершают великие дела. Великие герои жили жизнью долга. Третий путь, который человек выбирает в жизни – получать лучшее от настоящего. Это точка зрения Омара Хайяма, который говорит в своих “Рубайях”:
Возлюбленный, налей бокал вина, Пусть очищает нас сегодня, пей до дна! Промой все горести вчерашних дней, Не бойся завтра, наливай и пей! А завтра что? Я завтра не боюсь, Проснусь, встряхнусь и с прошлым примирюсь.
Это точка зрения человека, который говорит: “Если я и был великим человеком в прошлом, какая разница? Что имеет значение, так это то, кто я сейчас. Прошлое забыто, а будущее – кто знает, что из него выйдет! Никто не знает своего будущего. Для того чтобы укрепить себя для будущего, мне нужно взять лучшее в настоящем моменте и сделать свою жизнь как можно более счастливой”. Это неплохая точка зрения. Это философская точка зрения. Те, кто придерживаются ее, счастливы и дают счастье другим людям. Несомненно, все эти разные точки зрения имеют также и неправильную сторону, но когда мы смотрим на их правильную сторону, их есть, за что ценить. Люди сегодня любят пользоваться фразой: “Он очень хороший парень”. В песнях эта фраза используются по разным поводам: она выражает то, что каждый хотел бы и каким он хотел бы быть. Она отражает тенденцию ума, который старается сделать настоящий момент счастливым. Это трудно, очень трудно, и не каждому удается это сделать, потому что в жизни столько конфликтов, столько неприятностей. Человеку приходится сталкиваться с таким количеством трудностей в жизни, что быть способным улыбаться не каждому под силу. Да, для того, чтобы продолжать улыбаться, человек должен быть либо глуп и ничего не чувствовать, не думать ни о чем, просто закрыть глаза и сердце от мира, либо он должен быть столь же высок, как те души, которые, как в чуде Христа, ходят по воде. Есть такие, что тонут, другие, которые плывут, а есть и некоторые, которые идут по воде. Те, что утонули в жизненных несчастьях – это те, кто не может из них выбраться, они связаны и погружены в глубины жизни, они не могут выбраться и несчастны там – они те, кто тонут. Потом есть другие, те, что плывут, это те, кто хочет бороться с конфликтными обстоятельствами жизни, чтобы однажды достичь берега. И есть другие, те, что идут по жизни. Их жизнь символически отражена в чуде Христа, идущего по воде. Это подобно тому, как жить в миру и не принадлежать миру, соприкасаться с миром и не быть затронутым им. Это требует чистого восприятия жизни, тонкого ума и глубокого понимания жизни, большой смелости, силы и храбрости. Поэтому я не имею в виду сказать, что человек, берущий все возможное от настоящего момента – это то же самое, что человек, которого мы называем беспечным счастливчиком, простым человеком. Он живет в ином мире, не осознавая жизненные обстоятельства, не пробужден к конфликтным воздействиям жизни. Если он счастлив, то это не удивительно – он само счастье. Я хочу сказать, что для тех, кто пробужден к обстоятельствам жизни, нежных и чувствительных к мыслям и чувствам других людей, для них очень трудно продолжать жить и в то же время улыбаться. Если человек может это делать, несомненно, это великая вещь. Четвертый путь – это путь тех, кто думает: “В конце концов, что такое жизнь на земле? Разве не все равно это, что четыре дня провести как-нибудь? День подходит к концу, месяцы и годы проходят, так пробегает время. Человек приходит к концу своей жизни прежде, чем он этого ожидает, и прошлое становится лишь сном одной ночи”. Спросите человека, прожившего сто лет: “Что ты думаешь о жизни на земле?” Он скажет: “Сон одной ночи, дитя мое, не более того”. Если это все, что есть, тогда те, кто думает о том, что может произойти после такой жизни, говорят: “Мы должны думать о последующей жизни. Пока мы в состоянии работать, мы должны бороться, чтобы сделать запас на старость, чтобы нам было более комфортно. В таком же смысле мы должны работать и на последующую жизнь. Жизнь означает краткую остановку, это ничто, кроме возможности подготовить что-то, чтобы позже мы от этого получили пользу”. Несомненно, найдется кто-то, у кого будет правильное понимание, тогда как другие придают этому слишком большое значение, имея неправильное представление о последующей жизни. Но мудрый думает: “Мы должны воспользоваться временем и возможностью, которые нам предоставляются в этой жизни, чтобы подготовиться к следующей”, и совершает многое. Этим можно восхищаться. Вот четыре разных пути, которые выбирают люди, чтобы достигнуть цели жизни: накопление богатства, совестливость в своем долге, использование каждого момента жизни в наилучшем виде, подготовка к будущему. Все эти четыре пути имеют свои хорошие стороны, и зная это, вы не можете винить кого-то, что он выбрал путь, отличный от того, что выбрали вы для выполнения своей цели жизни. Понимая это, мы становимся терпимыми. Теперь мы подходим к высшей цели жизни, которая одна и та же. Каждый человек, в конце концов, должен достичь одной и той же цели жизни, таким путем, каким он желает. Он приходит к цели либо осознанно, либо неосознанно, легко или с трудностями, но ему придется достичь ее. Это духовное достижение. Вы можете спросить, достигнет ли этой цели человек, который никогда о ней не думает, человек настолько материальный, что он отказывается рассматривать этот вопрос. Ответ таков: да, каждый человек сознательно или неосознанно стремится к духовному постижению. Порой он выбирает не тот путь, который выбираете вы, порой его точка зрения и его методы иные. И порой один человек достигает духовного осуществления значительно быстрее, чем другой, может быть за один день. А другой может стремиться всю свою жизнь и все еще не достигать. Что определяет это? Эволюция каждой отдельной души. В Индии рассказывают о том, как человек был пробужден к духовному осознанию после того, как услышал одно слово от своего гуру. Это одно слово мгновенно вдохновило его, и он коснулся высшего сознания. На Востоке мы слышали также рассказы о людях, которые уходили в лес, в горы, которые постились много дней и месяцев, подвешивали себя за ноги вниз головой, или стояли в течение многих, многих лет. Это показывает, как трудно это происходит для одного человека и как легко для другого. Мы очень сильно ошибаемся, когда считаем сегодня, что у каждого человека одна и та же эволюция. Мы говорим: “Они все человеческие существа”. Это не так, между людьми существует большие различия: один ползет, другой идет, третий бежит, а еще один – летит. И все же, все они живут под одним солнцем. На Востоке есть обычай, чтобы те, кто начинают искать духовную цель своей жизни, нашли себе духовного учителя. Они не отправляются в духовное путешествие самостоятельно, потому что на Востоке после тысяч лет опыта выяснили, что для того, чтобы идти по духовному пути необходимо иметь руководителя, которому человек может довериться и верить так, чтобы идти за ним до самого конца. Трудность на Западе состоит в том, что там, несомненно, происходит общее пробуждение – каждый хочет знать что-то о духовном пути – но люди не придерживаются одного и того же. Есть много таких, которые идут в одну эзотерическую школу, потом в другую и так далее. В конце концов, они узнают так много, что не знают, что верно, что правильно, а что неправильно. Это подобно тому, как пойти в ресторан и съесть столько, что невозможно переварить. Кроме того, когда человек принимает все это, ложное и верное, не остается возможности отличить одно от другого. Величайшая заслуга, которую могут проявить искатели истины – это доверие и вера в учителя. В соответствии с этим доверием, которое человек испытывает к учителю, его сердце способно принять знание, которое ведет к высшему сознанию. Теперь, могут спросить: “Как мы должны осознать предварительную цель нашей жизни?” Приходя к естественному ритму. Сегодня люди применяют неправильные методы, они идут к ясновидящему и спрашивают его о цели своей жизни. Они не знают ее сами. Кто угодно другой должен сказать им, кроме их собственного духа, собственной души, которые не могут сказать, потому что они не настроились на этот тон, с помощью которого они могут интуитивно почувствовать, для чего они живут. Если другой человек скажет: “Вы здесь для того, чтобы стать плотником, или юристом, или адвокатом”, это не удовлетворит нашу потребность. Именно наш дух должен заговорить с нами. Мы должны быть способны успокоить свое состояние, настроить дух на вселенское сознание, чтобы мы могли узнать цель нашей жизни. Как только вы узнали цель своей жизни, лучше всего стремиться к ней, несмотря на все трудности. Ничто не должно вас обескуражить, ничто не должно останавливать вас. Как только вы узнали: “Вот это цель моей жизни”, идите к ней, жертвуя всем, ибо, когда жертва велика, то, что вы получаете в конце дает великую силу, великое вдохновение. Подъем или падение, успех или поражение не имеют значения, как только вы узнали цель своей жизни. Пусть девяносто девять раз вы проиграете, в сотый раз вы преуспеете. Высшая цель, которую ищет душа в каждый миг нашей жизни – это наша духовная цель. Поэтому мы должны всегда держаться нашего пути и ничто, ни долг, ни внешняя работа, не должно отвлекать нас от этой цели. На протяжении всего нашего стремления и борьбы в жизни мы должны постоянно следовать своему духовному пути, который приведет нас к цели жизни. Одно только это и может дать нам удовлетворение.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ИСКУССТВО ЛИЧНОСТИ
Прежде всего, я поясню, почему я называю развитие личности искусством. Можно думать об искусстве, как о чем-то, стоящем ниже природы, но я так не думаю. Я думаю, что искусство шлифует природу, что в искусстве есть нечто божественное, что Сам Бог через человека наносит завершающие штрихи на эту красоту, которая называется искусством. Иными словами, искусство – это не только подражание природе, искусство – это улучшение природы, будь то живопись, рисование, поэзия или музыка. Но лучше всех видов искусства – искусство личности. Это следует выучить для того, чтобы пользоваться в каждом роде занятий. Не обязательно каждому становиться художником, так же не обязательно становиться музыкантом, становиться рисовальщиком или архитектором, но необходимо, чтобы каждый изучил искусство личности. Однажды пришел ко мне человек и с огромным удовольствием и удовлетворением сказал: “Я рос у своих родителей как растет растение в лесу, естественным образом”. Я ответил ему: “Очень жаль. Если ваши родители хотели, чтобы вы росли естественно, то им следовало держать вас в лесу. Жаль, что вы теперь среди мира. Мир делается искусством, для того, чтобы быть в миру, вам нужно знать искусство личности”. Очень немногие из нас отличают индивидуальность от личности. Индивидуальность – это то, что мы приносим с рождением. Мы рождаемся как отдельная сущность, это, само по себе, делает нас индивидуальными. Но личность – это нечто, что мы обретаем, она не приходит с нами, ее мы набираем. Поэтому в древние времена не рассматривали какого-то иного обучения, кроме изучения и практики искусства личности. Это была культура древних времен, сегодня – это сдача экзаменов. Если у человека есть степень, он считает, что все хорошо, он может идти в мир, и будет продвигаться. Но этого недостаточно. Кроме того, экзамены с каждым днем становятся все более трудными. Недавно я встретил человека, который сдал экзамены на капитана. Он сказал мне: “За десять лет экзамены стали такими трудными, и когда мы смотрим, что же нам нужно учить, там столько ненужных книг и вещей, которые никогда не применяются в нашей работе. А почему? Для того чтобы капитанов было как можно меньше”. Я видел человека, который учился на доктора философии. Когда я спросил его, какое исследование ему нужно провести, он ответил, что избрал мистическое направление и читает немецких философов. “Но, - сказал он, - в то же время так много книг по языку и грамматике, с каждым годом добавляется все больше и больше, что все труднее сдать экзамены”. К тому времени, когда студент сдает экзамены, его нервы измотаны, и он теряет лучшее время своей жизни. Даже и тогда, когда он их сдал, ему трудно получить работу. И если вы спросите его: “Что вы узнали?” Он ответит: “Я прочитал так много книг”. А эта центральная тема культуры, то, что единственное может быть названо обучением – искусство личности – по-видимому, совсем забыто. Вот почему, как правило, в гуще толпы наблюдается недостаток манер, идеала. Внешняя квалификация – это нечто другое. Внутренняя квалификация, внутренняя культура – их можно получить лишь развитием личности. Обращаясь теперь к идее использования личности, мы видим, что в бизнесе продавец имеет успех в соответствии с силой своего магнетизма. Его влияние зависит целиком от его личности, именно его личность привлекает. Идет ли он в другие офисы или работает в магазине, именно его личность выступает на первый план, дает вам мысль купить или продать, или иметь с ним дело, недостаток таковой заставляет вас уйти и больше не возвращаться. Государственный деятель, политик, учитель, юрисконсульт, адвокат, юрист – все они требуют личности. Врач может быть великим врачом высокой квалификации и все же если его личность неприятна, если он груб, жесток, несимпатичен, сколько бы пациентов у него ни было, все лекарства будут заставлять их чувствовать себя хуже, его личность будет делать им хуже. Очень часто доктор, обладающий симпатичной личностью, хорошими манерами и мудростью, может вылечить человека словом утешения еще прежде, чем подействует лекарство. То же самое и с адвокатом, юристом, который может привести человека в уныние одним своим визитом. Когда человек потерял смелость и надежду, тогда, естественно, мало надежды на выздоровление и успех, потому что отсутствует сила ума. Если сила ума большая, тогда удача будет сопутствовать и доктору, и юристу. Поэтому что имеет значение во всех профессиях, так это личность. Если личность человека направлена против него, то и весь мир обернется против него. Есть четыре категории личности. Первая похожа на грецкий орех, вторая – на виноград, третья – на финик, четвертая – на гранат. Личность, подобная финику мягкая снаружи и твердая изнутри. Как только человек положит в рот финик, и косточка попадет на зуб, человеку становится страшно от него. Есть еще одна личность, похожая на грецкий орех. У нее твердая скорлупа, трудно ее пробить, но если вы узнаете человека получше, это все равно, что расколоть грецкий орех, и тогда показывается сердцевина, которая мягка. Потом еще есть личность типа граната, она твердая снаружи и твердая внутри. Гранат твердый, и его корочка твердая, и зерно внутри тоже твердое. Что касается личности типа винограда – она мягкая снаружи и мягкая изнутри. Вы всегда найдете эти четыре класса личностей. Личность человека, который внешне тверд, поначалу отталкивает, но в конце вы станете ему другом. Поэтому в начале он всегда теряет друзей. Вы поймете его лишь тогда, когда подойдете к внутреннему существу этого человека. Тот, чья личность мягкая снаружи и твердая внутри, сначала привлекает людей, но они не остаются с ним. Они остаются лишь на некоторое время, а потом уходят. Когда они узнают его, они уходят от него. Человек, чья личность твердая снаружи и твердая изнутри, изолирован в этом мире – это не то место для него. Каждый будет стремиться держаться подальше от него, и через некоторое время он окажется в трудном положении. Тот, чья личность мягкая снаружи и мягкая изнутри, будет, естественно, самым притягательным. Виноград – это самый привлекательный плод. Но кроме этого, есть еще ступени эволюции человека, на каждой ступени есть иной вид магнетизма. Есть четыре аспекта магнетизма: физический магнетизм, интеллектуальный магнетизм, симпатический магнетизм, который иногда называется личным магнетизмом, и духовный магнетизм. Свежесть, новизна, хорошее здоровье, чистота, гармоничные движения, правильные формы – все это усиливает физический магнетизм, но длится краткое время. Следующий – интеллектуальный магнетизм. Тонкое восприятие, готовность к умозаключениям, ясное видение, остроумие и искусство выражения – все это создает магнетизм у человека и это интеллектуальный магнетизм. Он длится дольше. А затем идет симпатический или личный магнетизм. Каждый, кто любит, испытывает нежные чувства, кто добр, мягок, у кого развита природа симпатии, всегда привлекает, сам того не зная, поскольку симпатия – это величайшая сила. Этот магнетизм долгий. Каково бы ни было ваше отношение к человеку, если нет нити симпатии, то нет и притяжения, потому что не магнетизма. Часто человек может быть очень высоко квалифицированным, очень интеллектуальным, обладать внушительной внешностью и, в то же время, без чувства ему сильно недостает магнетизма. Во многих случаях ему не удается преуспеть из-за недостатка симпатии. Четвертый тип магнетизма – это духовный магнетизм. Его можно узнать, его можно видеть в невинности человека, в чистоте человека, в простоте бытия. Человек может подумать, что духовный человек – самый развитый, но по своей внешности духовный человек является самым простым, невинным. Он не невежественен, но наименее усложнен, широк во взглядах, остр восприятием, с высокими идеалами, с возвышенным сознанием, и все же смиренный и демократичный в истинном смысле этого слова. Что многие понимают сегодня, как демократию, представляет собой неверный идеал. Принцип “Я так же хорош, как и ты” неправильный принцип демократии. Он отнимает смирение, доброту, высокий идеал. Кроме того, что такое думать, будто камфара и кость, мел и сахар равны, потому что они белые! Приятная идея, что все равны, но если вы настроите пианино так, чтобы все ноты были одни и те же, то вам больше не понадобится музыка. Когда у человека неверная концепция демократии, он настраивает все пианино на один и тот же тон. Поэтому музыка такой души становится скучной. Это скорее одержимость демократией более, нежели сама демократия. Настоящая демократия выращивает себя сама, она выращивает себя, ценя тот идеал, которому он соответствует. Таким образом, человек поднимается до высокого идеала, и это для того, чтобы быть равным на высшем плане, вместо того, чтобы быть невеждой. Пригнуть человека к земле, а потом говорить о демократии – это неверная демократия. Высший идеал ценится немногими. Они ценят дух революции, людей, которые совершают революции, озабоченных одной конкретной идеей, независимо от всего остального, как это происходит во многих местах. Например, когда произошло восстание против католической церкви, что случилось? Это восстание было направлено не только против церкви, но против идей этой церкви. Все, что было хорошего в ней, тоже отметалось, потому что восстание было не только против того, что было нежелательно, но против всего, что имело к ней отношение. Именно с того времени чувство и глубина религии, существовавшие в западном мире, по всей видимости, уменьшились и уменьшаются с каждым днем. Ее утопили, несмотря на то, что многие церкви еще менее близки к идеалу – тому идеалу, который в той или иной форме необходим каждой душе. Она тонет из-за того, что произошло восстание, против чего-то, невзирая на все хорошее, что в нем было. Когда человек пренебрегает Богом-идеалом, то возникает тенденция пренебречь всем, что к нему относится – не только тем, что нежелательно. Но как только он пойдет против него, он идет против всего, что с ним связано. И сегодня в мире происходит так, что искусство личности утеряно в одержимости демократией, вместо того, чтобы осознать его на более высоком уровне духовной эволюции. Только духовность, только духовное воззрение дает человеку настоящее чувство демократии: для каждого человека любой другой – родственник, независимо от того, брат он, враг или большой друг. В соответствии с духовным воззрением человек рассматривает каждого, как себя самого. Он видит свой собственный дух, его душа отражается в душе другого человека. Вот настоящая демократия: когда человек видит себя и в высшем и в низшем человеке. Вот высший идеал духовного постижения, и именно это делает человека поистине демократом. Несомненно, что человек достигает такого идеала поэтапно. Первый этап к этому высокому идеалу – это доброта. В английском языке есть слово джентльмен* [буквально: добрый человек – gente man (примечание переводчика)]. Почему добрый? Потому что добрый человек предпринимает первый шаг к свершению, к искусству личности. И это не обязательно должно быть потому, что он богат, или занимает хорошее положение, или имеет высокий ранг. Все это не обязательно делает человека добрым: со всем своим положением и рангом он может быть вовсе не добрым. Но лишь только человек стал вдумчивым, то его первым шагом будет стать добрым. Как только у человека разовьется вдумчивость, он делает свой первый шаг по пути к настоящей эволюции. Можно подумать, что каждый старается быть вдумчивым. И все же, когда мы рассмотрим две вещи в нашей повседневной жизни – необходимость молчания и необходимость разговора, то можем открыть, что сделали тысячу ошибок. Часто мы говорим больше, чем нужно говорить, или же мы доверяем тому, кому доверять лучше не стоило бы, или мы говорим с кем-то, с кем не нужно было бы говорить. Но после всего этого уже слишком поздно. Порой в спешке, из чувства противоречия или в расстроенных чувствах человек может сказать что-то в сердцах, не имея сказанного в виду, он говорит, а потом раскаивается. Сказав то, что сказал, он не выиграл ничего, но многое потерял. Очень часто в разговоре выигрыша нет, кроме того, что это потерянное время или реализованное желание сказать что-то. После сказанное имеет последствия. Сердце человека, подобно хрупкому стеклу, настолько деликатно, что однажды его разбив, потом очень трудно снова восстановить. На самом деле, оно никогда до конца не восстанавливается, каждый удар и ущерб, однажды ему причиненный не заживает. Человек может извиняться и просить прощения, но то, что сделано – сделано, что сказано, то сказано. Слово не теряется. Каждое слово, которое мы произносим, где-то остается: в сердце слушающего, в пространстве, в земле. Оно остается и впоследствии находит выход. Очень часть человек воспринимает привычку болтливости. Он тратит свое собственное время, свое мышление и время и других, что часто заканчивается смущением. Человек ничего не добивается бесполезными спорами, забавно видеть, как часто человек спорит потому, что он не знает. Он продолжает спорить, потому что он не знает и хочет узнать от другого то, что знает тот. Кроме того, то, что вы не можете понять своей собственной мудростью, внутренней интуицией, можете ли вы понять это через дискуссию, спор? Очень часто это потеря времени. Есть другие, для которых разговор – это своего рода мода, своего рода развлечение, времяпрепровождение. В конечном итоге они выматывают себя, становятся нервными и ничего не приобретают. Кажется порой, что молчание хранить очень трудно, но, в то же время, это великое благо. Очень часто вы избегаете разногласия, дисгармонии. Молчание хорошо как для мудрого, так и для глупца. Для мудрых оно хорошо, потому что позволяет избегать ненужных разговоров, мудрый может держать свою ценную мысль при себе, лелеять ее, он ухаживает за своей хорошей мыслью, как за растением. А глупый человек, пока он хранит молчание, скрывает свою глупость – и это к лучшему. Молчание повышает достоинство мудрого и скрывает глупость глупого. Кроме того, чем больше вы развиваетесь, тем больше видите разных типов людей, подобно тому, как разные клавиши пианино: одна ниже, другая выше. Так каждый человек имеет разную степень эволюции. Тогда чем выше вы развиваетесь, тем больше будете понимать, что нельзя каждого погонять одним и тем же кнутом, вам придется говорить с каждым по-разному. Иными словами, вам придется говорить с каждым человеком на его собственном языке. Если вы будете говорить на другом языке, который он не понимает – это нелепость, он не поймет вас. Если он менее развит, то он злоупотребит словами, которые вы сказали. Если он высоко развит, и вы скажете что-то, что не достигает уровня его развития, то это сделает вас маленьким в его глазах. В чем же польза? Кроме того, вы всегда увидите, что словами вызывается ненужная дисгармония. Сколь ни была бы дисгармонична атмосфера других людей, если у вас есть слово мудрости, вы сможете рассеять облака дисгармонии. Расскажу вам забавную историю из собственного опыта. Однажды, когда я путешествовал, я встретил человека очень плотной эволюции, солдата, который всегда жил среди военных и у которого были свои собственные идеи. Современный образованный человек на Востоке понимает по-иному, и часто подвергается критике со стороны некультурных людей. Когда мы с ним разговаривали, я сказал для гармонии: “Что ж, мы братья!” Он посмотрел на меня в великом гневе и сказал: “Братья! Как ты смеешь говорить такое!” Я сказал: “Я забыл. Я ваш слуга, сэр”. Он был очень доволен этим. Я мог бы поспорить, но это вызвало бы дисгармонию без причины. Глупость этого человека вспыхивала прямо как огонь. Я вылил на нее воды и погасил ее. Это не унизило меня – мы все слуги друг друга – и порадовало и удовлетворило его. Есть еще одна история о мудром целителе. Одна женщина пришла к нему и сказала: “У меня трудности с мужем. Не могли бы вы сказать мне, как их избежать? Каждый день у нас дома ссоры”. Он сказал: “Это очень просто”. “Я была бы очень признательна, - сказала она. “Я дам вам вот эти леденцы, эти конфеты. Вы будете держать их во рту, когда муж придет домой, и все будет хорошо. Это магнетические конфеты”. И каждый день она убеждалась, что больше никаких ссор не было. Через десять дней, когда конфеты закончились, она пришла к целителю и сказала: “Я все готова отдать, чтобы вы дали мне еще этих конфет. Они чудесные”. Учитель сказал: “Друг мой, теперь вы должны понять после того, как десять дней с этими конфетами, что ваш муж после тяжелой работы в течение дня приходит домой нервный, усталый и измотанный. Естественно, он не в лучшем настроении, а вы заставляете его чувствовать себя еще хуже своей болтовней. Когда вы храните молчание, он не имеет причин ссориться и у вас дома стало больше гармонии. Это должно стать вам уроком, что молчание – ключ к гармонии”. Многие мудрецы Востока хранят молчание в течение многих часов, а порой весь день. Можно подумать, что это очень трудно, но стоит человеку наработать такую привычку, как это становится вовсе не так уж трудно. Атмосфера, которую создают эти мудрецы, целительная сила, которую они показывают и гармония, распространяемая вокруг них, столь удивительны, что порой один мудрец во всей деревне вызывает распространение атмосферы мира по всей деревне. Он словно миротворец целой деревни. Молчание обладает молчаливой силой, которая распространяется вокруг и вызывает чудесные явления. Кроме того, все лишнее, будь то движение, слово, действие или мысль, отбирает магнетизм и является препятствием для гармонии. Вот почему мудрый всегда избегает всего, что излишне. Чтобы понять закон гармонии, человеку следует сравнить ее с гармонией в музыке. Порой имеются две ноты одного и того же типа, которые гармонизированы. И так мудрый гармонизируется и с мудрым, и с глупым. Глупец может чувствовать гармонию со злым, потому что их ноты имеют разницу в одну октаву, может быть разница в октаву, и все же это та же самая нота. Есть еще и другой закон гармонии: нота может гармонично звучать с другой нотой. Это не та же самая нота, но она гармонична другой, она откликается на нее. Вопрос: положительно или отрицательно. Если человек положительный, то гармонична отрицательная нота, если человек отрицательный, то гармонична положительная нота. Два человека, будучи отрицательными, не гармоничны. Два положительных человека не гармоничны. Есть и третий закон, на который нужно обратить внимание: может быть две музыкальные ноты, которые совершенно различны, но если вы добавите некую третью ноту, они составят аккорд. Таким образом, два человека могут не быть гармоничны, но третий создает гармонию между ними. В то же время, когда двое очень гармоничны друг с другом, третий может внести дисгармонию. Еще один закон: мудрый человек будет в гармонии с глупым, но не будет в гармонии с наполовину мудрым человеком. Закон притяжения и отталкивания зависит от закона гармоничного сочетания людей. Если они не сочетаются гармонично, тогда будет иметь место отталкивание, если они сочетаются гармонично, то будет притяжение. Это подобно тому, как разные цвета гармоничны в соответствии с законом гармонии, если они не гармоничны, то это не цвета дисгармоничны, это их сочетания. Все люди негармоничны, сочетаются они или не сочетаются, происходит в соответствии с законом музыкальных нот. Вы всегда сможете увидеть, что это подобно закону построения нот. Брамины Индии верят, что существует четыре типа людей: ангельский тип, который они называют дэва, человеческий – мануша, животный – пашу, и ракшаса – чудовищный тип. Когда случалось, что люди, собравшиеся жениться, приходили к брамину за советом, он говорил, что построит гороскоп и даст соответствующий совет. Но он не всегда советовал согласно гороскопу, а по психологическим соображениям. Интуиция брамина была более развита, и он обладал видением закона гармонии, законом притяжения и отталкивания. Он знал, что если юноша ракшаса, а девушка ангел, то это не подойдет. Тогда он говорил, что это против гороскопа, но чаще всего это являлось его собственным умозаключением. То же самое применимо и к дружбе, и к браку: ни дружба, ни брак не продолжительны в случае, если присутствует разница такого типа. Для того чтобы развить искусство личности не требуется ни обучение, ни какая-либо специальная практика. Если что-то и является совершенно необходимым, так это прежде всего обрести правильную осанку тела и настрой ума: тело работающее регулярно, правильно и постоянно, ум, работающий постоянно и правильно. Возможно, вы знаете или прочитали в книгах, что на Востоке адепты сидят в определенной позиции многие часы для того, чтобы добиться правильного настроя ума. Когда осанка тела и настрой ума правильные, тогда личность естественным образом становится правильной. Правильная жизнь, правильное мышление развивает личность, но принципиальным является развитие качества сердца. Многие люди развиваются интеллектуально, но чем больше симпатии развивается у человека, тем острее его восприятие. Он развивает в себе общительную природу так, что атмосфера охватывает всех, кто находится в его окружении. Духовный магнетизм, который венчает искусство личности, достигается медитацией, осуществлением единения всего, единством с Богом, наличием высоких идеалов и высокого вдохновения.
ГЛАВА ПЯТАЯ РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ
Думать о развитии личности так же важно, как думать о духовности. Поэт из Дельф говорит: “Создал ли Бог человека для того, чтобы возносить молитвы – но множество ангелов это делают. Человек был создан, чтобы стать человеком”. Многие спрашивают: “Разве природа не более велика, нежели искусство?” Я скажу: “Искусство венчает природу”. Некто сказал мне с гордостью: “Родители растили меня, как растение”. Я ответил: “Очень жаль”. Когда люди говорят, что оставляют своим детям самим выбрать тот путь, который им понравится, это означает, что тогда как они сами живут в мире, представляющем собой искусство, они не дают своим детям того обучения в искусстве, которое необходимо для того, чтобы жить в этом мире. Говоря это, я не имею в виду, что человек не должен быть естественным. Я имею в виду, что человек должен развиваться естественно, если человек останется неразвитым, он многое потеряет. Даже если человек будет духовным, а его личность не будет развита, человеку будет недоставать очень многого в жизни. Личность должна быть развита. В наши дни родители очень мало думают об этом. Они думают, что это старомодные идеи, что следовать новой моде значит пренебрегать всеми этими вещами. Но говорю, что это вовсе не мода. Мода состоит в том, чтобы думать об этом – не модно не думать об этом. Индивидуальность – это одно, а личность – другое. Душа рождается как индивидуум, но не имея личности. Личность строится после рождения. Что приносит рождение, так это руки, ноги, лицо, но не личность. Личность строится здесь, на земле. Очень часто люди выбирают путь аскета, когда хотят уйти от мира. Поскольку они не заботятся о человеке – о себе – они держатся отстраненно от толпы, им позволено быть такими, какими они хотят быть: если им нравится быть подобными дереву или растению, или скале, то они могут быть таковыми. Но когда дело доходит до личности, то это нечто совсем иное. Вы либо воспитаны, либо нет, вы либо имеете идеал, либо нет, имеете принципы или не имеете их, будь это условность или нет. Все эти вещи имеются или их нет. Манеры, условности, принципы, идеал – все это имеет свою ценность в жизни, и человек, который собирается жить в миру, не имея о них представления, уподобляется дикой лошади, бегающей по городу: она носится туда-сюда, пугая всех и нанося ущерб. Вот что такое необученная личность, и что собой представляет настоящая культура – это умение властвовать над личностью – это не математика, не история или грамматика. Все эти разные предметы являются практическим обучением, настоящее обучение состоит в том, чтобы развить личность. Если вы бизнесмен, специалист в каком-то деле, промышленник или политик – чем бы вы ни занимались в жизни, вам придется, от вас ожидается, что вы будете обладать личностью в каждом деле. Именно личность продавца продает, это касается не всегда товаров. Именно личность доктора исцеляет и лечит человека гораздо быстрее, чем могут вылечить его лекарства. Есть четыре разные степени эволюции, соответствующие четырем типам личности. Человек либо рождается в одной из этих степеней, либо развивается через нее. Первая степень, в которой человек груб и неотесан, безрассуден и плохо воспитан, называется на Востоке аммара. Плохое воспитание связано со злосчастной судьбой. Всегда там, где имеет место безрассудство, оно влечет за собой неудачу, где присутствует слепота, эти всегда беда. Вот какова первая степень личности. При несколько большей эволюции наступает вдумчивая забота, цивилизованные манеры, утонченность, разборчивость в действии. Когда человек развивается до третьей степени, он идет еще дальше. Он не только глубокомыслен, но и симпатичен, не только заботлив, но и добр, у него не просто цивилизованные манеры, ему присуща природная вежливость, он не только утончен, но добросердечен. И как только человек развивается еще дальше, у него обнаруживается еще большее очарование личности. Это умиротворенность, спокойствие, доброта, мягкость, терпимость, прощение, понимание всего живого. Когда эта четвертая личность развита, человек имеет право вступать на духовный путь. Прежде этого у него нет права на это. Сегодняшнее мышление, современное мышление, признающее неверное равенство, отметает идеал лучшей личности. То уважение и оценка, с которыми относились раньше к высшей личности, теперь отнято сумасшествием равенства. Если человек не имеет более перед собой идеала, к которому стремиться, то у него отсутствуют средства для прогрессирования. Когда каждый думает: “Я доволен тем, что я есть. Я зарабатываю столько-то денег каждый день, разве этого не достаточно?” – то все вполне удовлетворены, не к чему стремиться. Кроме этого, есть одна старая мысль* [мысль об идеале лучшей личности], которая сохранялась людьми древних времен, несмотря на все их ошибки и заблуждения. Есть одна история про дервиша – свободомыслящего человека, который бродит по миру, взирая на него с духовной точки зрения, но не признанный. Он может быть нищим или путешественником, незначительный и все же великий сердцем. Этот дервиш стоял однажды посреди улицы, а на той улице показалась процессия короля. Сначала появились пажи, бежавшие впереди процессии. Они толкнули его и сказали: “Разве не видишь? Король идет! Прочь с дороги!” Дервиш улыбнулся и сказал: “Вот почему”. Он вышел и встал на то же место. И вот к нему подъехали всадники, телохранители. Они сказали: “Уходи прочь, процессия идет!” Дервиш улыбнулся и сказал: “Вот почему”. Следом за ними подъехали придворные вельможи и увидели дервиша, стоявшего все на том же месте. Вместо того чтобы сказать дервишу, чтобы он убирался прочь, они направили лошадей немного в сторону, а дервиш сказал: “Вот почему”. А потом подъехал и король. Когда король увидел дервиша, стоявшего там, где он стоял, он приветствовал его, а дервиш сказал в ответ: “Вот почему”. Один умный молодой человек спросил тогда дервиша: “Что все это значит?” И дервиш сказал ему: “Вы видите: вот почему он то, что он есть”. Этот идеал мы вычеркнули из наших умов. Где же демократия? Благородство приветствовать дервиша – вот демократия. Но, когда человек, который еще не развит, тянет более развитого вниз, на свой уровень – это неправильная демократия, это есть путь вниз, вместо пути вверх. Если недостаток воспитания и безрассудство могут быть демократией, то это отбирает ее истинный идеал и подлинный дух. Демократия есть результат аристократии. Когда дух аристократии достаточно развит, она становится демократией. Тогда человек думает: “Я могу быть равным любому человеку в мире, никто не ниже меня”. Но если он говорит: “Никто не выше меня” – то это не демократия. Расскажу вам о демократическом религиозном чувстве, которое присутствует вблизи Индии, в Бирме. Люди Бирмы – буддисты замечательного типа. Здесь можно найти ту расу, которая в течение многих столетий верит, что нет религии, низшей по отношению к их религии. Представьте себе такое! Каждый сегодня, кто исповедует какую-либо религию, смотрит на другую сверху вниз, но эти люди говорят: “Какая бы религия ни была: христианская, мусульманская или иудейская – ни одна из них не хуже нашей. А может быть она лучше”. Каждый человек в той стране верит в это, даже в наши дни они в это верят. Вот это демократия. Но когда человек говорит: “Никто не лучше меня” – это не демократия. Это путь вниз, потому что это значит закрыть глаза на то, что есть более великого, высокого и лучшего. Если человек не может оценить, не может видеть этого, человек не сможет подняться до этого. Мы можем подняться лишь до того, что мы ценим, до того, к чему стремимся. Если бы мне пришлось обратиться к сегодняшнему миру по вопросу оккультной силы, психической силы, духовного сообщения, дыхательных практик, люди были бы рады слушать. Если же я говорю простые вещи, как эти, для них это ничто. Но положим, кто-то не развил личность, что тогда происходит с его духовностью? Прежде всего, человек должен быть личностью, а потом уже духовным. Если человек не является личностью, какой смысл быть духовным? Это подобному тому, чтобы идти назад вместо того, чтобы идти вперед. Человек рожден, чтобы достигнуть цели своей жизни. Он создан быть человеком, доказать, что он человеческое существо, кто-то, на кого можно положиться, чье слово может обладать авторитетом, кто пользуется мышлением и соображением, кому вы можете доверить свою тайну, кто ни при каких условиях не унизит себя, кто расстанется с жизнью скорее, чем сделает свою жизнь жалкой, кто не обманет и не проведет никого, кто никогда не возьмет обратно свое слово, кто доведет до конца все предпринятое им. Все эти качества делают человека человеческим существом. Сегодня наши обстоятельства таковы, что мы не можем верить человеку на слово, нам приходится полагаться на контракт. Почему мы оказались в таких обстоятельствах? Потому что мы не эволюционируем к тому идеалу, который имели древние, тому великому идеалу личности. Мы не можем доверять друг другу лично, нации не могут доверять друг другу, потому что люди живут лишь для того, чтобы жить изо дня в день, стремиться и работать за кусок хлеба, и это все. Но разве это все? Заработать себе на кусок хлеба? Тогда мы ничем не лучше собак и кошек, зверей в лесу – и они кажутся лучше, чем мы. Богатые и бедные, все никуда не годятся. В каждом роде занятий: в бизнесе и политике – нет ничего, кроме конкуренции между индивидуумами, нациями, партиями и сообществами. Мы сделали нашу жизнь жалкой. Для чего мы здесь находимся? Если мы были бы рождены здесь только для того, чтобы медитировать и быть духовными, тогда нам лучше было бы жить в лесу или в горных пещерах, не было бы надобности жить в миру. Если нам нужно было бы жить подобно животным – а именно это и происходит, вообще говоря, с мирскими людьми сегодня – мы ничего бы не добились, кроме конкуренции и крушения нашей жизни. Поэтому первой необходимостью для тех, кто ищет истину, является развитие духа личности. Мне вспоминается цитата: “Если у человека есть золото и если у него есть драгоценные камни – это все ничто. Если личность человека не имеет ценности – ничто не имеет ценности”. Личность может быть более ценной, чем богатство. Как странно, что сейчас при таком большом населении мира столь мало личностей. Это напоминает мне о том греческом философе, который ходил как-то с фонарем при дневном свете. Когда люди спрашивали его, что он ищет, он отвечал: “Ищу человека”. Причина этого в том, что вопросом развития личности пренебрегали, а не в том, что человек не способен ее развить. Он более способен развить ее, чем когда-либо прежде, поскольку ему пришлось столько страдать. Жизнь сегодня чрезвычайно болезненная жизнь: она сокрушает и перемалывает его – она делает его лучшим человеком. Если он осмыслит ее, он получит благо от этого и станет лучше. В древние времена люди проходили через разные страдания, испытания и проверки. Сегодня нам нет необходимости делать это. У нас другие испытания сегодня, нам не нужно их искать. Если бы мы только знали, как можно получить через них благо! Если мы не знаем, тогда наши страдания потеряны. Сегодня используется каждая шкурка, каждая косточка, каждый коготь любого животного, а мы не можем воспользоваться собственным жизненным опытом, который более ценен, чем что угодно другое. Если люди услышат о нефтяной скважине, о золотой жиле, им это всем интересно, но не интересно это золотое и серебряное месторождение, это месторождение драгоценных камней и бриллиантов, разработкой, которой можно добиться всего. О том, что наиболее ценно, люди не думают! И тем не менее, великие гуру и учителя всех времен особый акцент ставили на этом одном предмете: что для тех, кто хочет искать истину, величайшей необходимостью является направить мысли и ум свой на развитие личности.
********
Вопрос: Что это за силы в природе, которые вызывают отличие одной личности от другой?
Ответ: Закон разнообразия исходит из природы проявления: каждое течение, выбирающее иное русло, становится иным и проявляется иным образом. Разница также вызвана временем и пространством: каждая личность иная из-за времени и пространства. Человек, рожденный в один год, будет иной, нежели человек, рожденный в другой год, человек, рожденный в один месяц, в какой-то день, будет отличаться от человека, рожденного в другой месяц или в другой день. И так каждое мгновение, каждое расстояние вносит различие, их дыхание также различается. Но есть не только это, разница личностей состоит и в направлении мышления, то, в каком направлении идет мысль, делает личность отличной от другой. Также действие, мотив, выражение – все это является причиной различий между личностями. Личность имеет все элементы: дух, и ум, и мышление, и тело – все вместе. Самоосознающий человек – это не обязательно человек, развивающий личность. Порой это порождает тенденцию к тщеславию. Человек, развивающий свою личность – это тот, кто обогащает и облагораживает себя в смысле воспитания, принципов и идеала.
Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о бедности. К богатым относятся с насмешкой.
Ответ: К богатым не следует относиться с насмешкой. Порой богатый человек беднее бедного. Потому что у него есть деньги в банке, у него обстоятельства бывают еще хуже, чем у бедного человека. Ошибаются те, кто говорят, что человек богат, потому что у него деньги в банке или потому, что у него высокое положение. Вот почему вопрос, беден человек или богат, не имеет ничего общего с личностью. Вы можете развивать личность, будучи богатым или бедным, одинаково. Кроме того, если только вы знаете секрет, бедность не отвлекает вас от духовного прогресса, не отвлекают вас и богатства, ибо все, что есть в мире, существует для вашей пользы. Если у вас это есть, тем лучше, если у вас этого нет, это еще лучше.
Вопрос: Каким образом можно обращаться с умом, телом и чувством в единстве, всеми вместе?
Ответ: Посредством медитации. Человек должен научиться медитации: как настроить тело вместе с умом и духом. Тот, кто настроит все это, естественным образом станет личностью.
Вопрос: В материальном мире нам нужно изобилие. Как этого достичь?
Ответ: Не только в материальном мире, во всех мирах происходит наше постоянное стремление. Если у нас есть десять, мы хотим сто и тысячу, и на тысяче мы не остановимся. Но я не хочу сказать, что для того, чтобы достичь большой высоты, человек должен утратить мысль об изобилии. Вы, в конце концов, подготавливаетесь ради совершенства, будь то с открытыми глазами или с закрытыми глазами, все это стремление к совершенству. Я не понимаю, почему мы не должны желать изобилия. Только мы не должны утопить себя в нем: жить в миру, но быть вне мира.
Вопрос: Есть ли разница между уничтожением Я и развитием личности?
Ответ: Очень часто, когда я говоря: “Развивайте личность”, люди спрашивают: “А что касается уничтожения?” Но вы подвергаетесь уничтожению. Вы можете быть расточительным, когда у вас есть богатство. Вы не можете подвергнуться уничтожению, когда у вас ничего нет. Итак, когда индивидуум не является личностью, ему нечего уничтожать, должно что-то быть сначала. Если человек в своей жизни начал с самоуничтожения, он никогда не станет Я. Что ему стирать? Стирание приходит позже. Сначала он должен стать Я, настоящим Я, которое представляет собой достойное существо. А теперь вы можете спросить: “Должны ли мы быть горды тем, что мы лучше других? Разве это не обман?” Мой ответ таков: есть много колючек, но мало цветов. Вы должны постараться стать цветком, чтобы почувствовать, что вы лучше, чем колючка, но вы должны делать это для других. Колючек много. Вы можете испытывать страдание, беды, и боли, и трудности за других. Если среди столь многих колючек вы окажетесь цветком, то это ради других. Вот в чем должна состоять идея. Идея должна быть не “я должен быть цветком, быть лучше, чем колючки”. Нет, вам следует быть такими ради других, потому что у всех колючки, но очень мало цветов. Кроме того, стать цветком – это нелегкая задача, но проще, чем что-либо другое, быть колючкой, потому что человек естественным образом рождается колючкой. Человеку предстоит стать цветком. Легко сказать: “Вы обидели меня, оскорбили меня, причинили мне беспокойство, помешали мне”, но человек ни на мгновение не задумывается, не причинил ли он вреда, не помешал ли кому-то другому. Человек об этом никогда не думает. Вот почему для того, чтобы развивать личность, человек учится стиранию самого себя. Это уничтожение, непрерывное бессознательное уничтожение, которое превращает Я из колючки в цветок.
ГЛАВА ШЕСТАЯ ПОЗИЦИЯ
Именно *отношение/позиция ума очень часто дает правильное и неправильное, именно позиция ума привлекает к вам друзей или же дает вам отталкивающее воздействие. Также именно позиция ума приносит счастье или несчастье. Верно, что есть воздействие времени, есть определенное в вашей жизни, которое воздействует по-хорошему или по-плохому, к подъему или к падению, к счастью или к несчастью. Но в то же время ваша позиция либо контролирует это, либо контролируется этим. И если позиция контролируется этим, тогда ситуация такова, что время побеждает вас, но если ваша позиция в ваших руках, тогда есть шанс овладеть ситуацией. Есть на хинди такое выражение: “Если ваша позиция правильна, жизнь становится легкой”. Чаще всего неудачи человека, его несчастье и его несогласие с друзьями происходят из-за неверной позиции. Когда человек предпринимает что-то и неуверен в отношении этого предприятия, не думает о его успехе или сомневается, в том достигнет он успеха или нет, помогут ли ему партнеры по бизнесу или нет, в такой ситуации его позиция порождает все то, что он себе воображает. Партнеры по бизнесу поступят неправильно по отношению к нему, несправедливо по отношению к нему, и положение будет повторять позицию, потому что позиция – это течение, которое формирует ситуацию. Вот почему, сколь многообещающим ни было бы дело, ни была бы работа, если позиция человека не правильная, она пойдет насмарку. Она не может идти правильно. Есть скрытое влияние, и все же самое мощное влияние, под всеми обстоятельствами жизни. То же самое происходит с вашим отношением к друзьям. Если вы чувствуете: “Этот друг окажется добрым и милым, преданным и постоянным”, или “Этот друг изменит, я сомневаюсь, могу ли я оставаться с ним, я чувствую, что этот друг однажды предаст меня”, то в любом случае вы создаете то, что внушаете другу, и друг, не зная того, будет действовать таким образом, как подсказывает ваше отношение. Я опять же повторяю высказывание, существующее на хинди: “Если ваше отношение правильно, жизнь становится легкой”. В любом предприятии, во всем, что вы желаете совершить, что самое нужное – так это отношение/позиция. Кроме того, отношение к правильному и неправильному – если человек думает: “Все, чего я касаюсь, все, что я делаю, и на что бы я ни посмотрел – все неправильно”, тогда, конечно, все это неправильно, сомнения нет. Именно его отношение неправильное, и поэтому все, что он делает, неправильно. Это подобно тому, как взять красный фонарь и посветить на все вокруг: каждый предмет тогда покажется красным. Вы испугаетесь и везде будете видеть опасность. Но опасность в вашей руке. Это красный фонарь. Порой человек впадает в неправильное отношение из-за смирения. Исправляя себя, человек переходит к тому, что корректирует слишком много, и тогда он называет себя неправым, каждый поступком заставляет этого человека думать: “Я сделал что-то неправильное, что-то опасное, какую ужасную вещь я совершил”. А он только повернулся, ничего более. И это тоже приводит к большой опасности. Когда люди не прогрессируют в своей жизни, это очень часто происходит из-за их отношения к жизни. Они враги самим себе, они сами представляют собой помеху на пути к своему прогрессу. Они могут думать, что причина в том, или причина в этом, нехватка денег, недобрые друзья, недостаток знакомств, тысяча вещей. Они могут говорить: “Планеты против меня”. Но что в самой большей степени против них – это они сами, они не могут развиваться. Когда отношение человека будет подвергнуто анализу и понято, и человек властвует собой настолько, чтобы воспринять то отношение, которое он желает, тогда естественным образом начинает проявляться влияние, дремлющее в человеке. Есть три ара Божьих, данные некоторым в этом мире. Это дары более великие, чем бриллианты, и драгоценные камни, и богатство, чем все что угодно в мире, и ни за что нельзя купить этих трех даров Божьих. Они рождаются вместе с человеком, и очень часто человек этого не знает. Один дар – это влияние на прогресс, второй дар – это влияние притяжения, и еще один дар – влияние, способное делать легкими сложные ситуации. Что касается первого дара, то душа, которая обладает даром прогрессировать, иными словами цвести, процветать, находить выход – ничто в мире не может ее остановить. Есть хорошо известная история о том, как человек, продававший пустые бутылки в Бомбее, пришел к купцу и попросил, чтобы тот платил ему за работу. И с того дня, как он пришел, купец постепенно стал процветать. Тогда он однажды подумал: “Я работал в этом магазине двадцать лет, а с тех пор, как этот молодой человек пришел ко мне, я стал процветать”. Он не сказал молодому человеку, но подумал: “Посмотрим, что получится”. И он сделал молодого человека своим партнером по бизнесу. С того дня его бизнес стал процветать, и через шесть месяцев он был преуспевающим во всех отношениях. Молодой человек был секретом этого, но купец не сказал ему об этом. В конце концов, не имея сына, не имея детей, он передал свое дело этому молодому человеку, который в свои тридцать лет стал самым богатым человеком во всей стране. Я не имею в виду, что это духовное влияние, и все же это, вне всякого сомнения, влияние духа. Это не материальное влияние. Влияние не может быть материальным. Влияние, которое работает изнутри, и работает на совершенство, в какой бы форме оно ни было, это замечательное влияние. Есть некоторые, рожденные с этим влиянием независимо от того, действуют ли они в одиночку или же с кем-то еще, что бы они ни делали, происходит прогресс, ничего не поделаешь, чего бы они ни коснулись – оно расцветает. Второй дар Божий – влияние притяжения, и это влияние таково, что человек никогда не останется без друзей. Если бы даже он ушел от всего человечества, и жил бы среди львов, тигров, медведей и носорогов, они были бы его друзьями. Обитает ли он среди образованных, неграмотных, мудрых или глупых – куда бы ни направился этот человек, везде он привлечет к себе друзей. Этот человек никогда не будет один: в богатстве, в бедности, в здоровом состоянии, в болезни – всегда и во все времена он будет привлекать друзей со всех сторон. Этот человек рожден с таким даром. У людей может быть родственников или друзей трое, четверо, или пять, или шесть. Но когда речь идет о таком влиянии, то каждый человек его друг, и очень часто его друзья становятся более близкими, чем родные. Я думаю об этом, когда некоторые из моих соратников приходят и рассказывают, что в таком-то месте, где они просили поработать для Дела, люди не откликались на это, и поэтому место там такое, и люди там такие, что не откликаются на это. Но даже и кроме людей, даже животные, кошки и собаки, волки, лисы – и те все приходят к этому человеку. Таково это влияние. Очень часто бывает, что бродяги, дервиши, без гроша бродящие туда-сюда, имеют такое влияние. Если они присядут где-то, в пустыне или в лесу, или в какой-то местности, людей тянет к ним. Может пройти полгода, год, два года, и лишь звери и птицы той местности будут признавать его. Но потом придет время, когда и люди начнут приходить, и они будут привлекаться к нему. Очень часто люди говорят, что какое-то место имеет силу притяжения: красивая природа, прекрасные горы, берега реки, побережье, пустыня, лес – но человек имеет гораздо большее влияние, чем такие места. Представьте себе, Пророк Магомет родился в Мекке, местечке в Хейяз, где нет ничего интересного. В отношении промышленности, там не было ни золотых жил, ни угольных шахт, не было там и нефти. В отношении природы – ничего красивого, ничего нельзя было взять от этой местности, ничего интересного. Ни искусства, ни науки, ни литературы, никакого интереса, там не было ничего. Там была лишь одна душа, которая представляла интерес. Душа, которая была магнитом, притягивала людей всего мира. И после того, как Пророк ушел, тогда гробница пророка привлекала и привлекает миллионы. В то же самое место, ничем само по себе не интересное, на протяжении жизни Пророка привлекались тысячи, и после его смерти привлекаются миллионы. Затем есть еще третье влияние, и через это влияние, как бы ни была сложна ситуация, когда ею управляет определенный человек, она становится простой. Так например, разные шахтеры и рабочие бастовали, тысячи, миллионы, все пытались примирить их, но никому это не удавалось. И вот пришел человек, обладающий влиянием, данным ему Богом. Это не интеллект, не знание, не психология, это влияние. С помощью такого влияния человек пришел в их ряды и все исправил. Когда между нациями имеются разногласия, а человек с таким влиянием придет после или вовремя войны, если он просто пойдет туда и соприкоснется с обстоятельствами, то он может значительно облегчить положение. Если бы человек захотел развить такое влияние, то он не смог бы развить его. Это дар Божий. Вот почему его называют человеком дня. Такой человек может быть в политике или в промышленности, или в бизнесе, каков бы ни был род его занятий, не имеет значения. Влияние все равно остается. Несомненно, каждый из перечисленных трех даров может быть у человека и все же, если его отношение неправильное, это все равно, что фонарь, горящий тускло. Если бы отношение было правильным, он мог бы гореть значительно лучше. Есть много примеров тех, кто рожден с этим. Это просто дар, кто бы это ни увидел, может сразу понять, что он есть. И все же такие люди никогда не пользуются им, они не знают о нем. Причина, возможно, в том, что их отношение неправильное. У человека может быть величайшая возможность в жизни развиваться, процветать, сделать сложное простым, но, несмотря на все это, несмотря на всю силу, способную сделать вещи простыми для него самого, он может потерпеть неудачу из-за собственного неверного отношения. Теперь вы можете спросить, что я имею в виду, говоря о правильном отношении? И как человек может иметь правильное отношение? Человек может иметь правильное отношение через правильное мышление и если будет удерживать свой ум сосредоточенным на том, что справедливо и правильно. Неправильное всегда привлекает неправильное, правильное всегда привлекает правильное. Вы можете спросить, что правильно, а что неправильно? То, что вы в данный момент считаете правильным – правильно для вас, а что вы считаете в данный момент неправильным – для вас неправильно. Это не значит, что то, что другой человек считает неправильным, для вас и есть неправильно, или что другой человек полагает правильным, для вас и есть правильно. Первооснова правильного и неправильного – это то, что вы думаете на данный момент об этом. И никогда ни на мгновение не думайте, что те, кто совершает неправильные поступки, думают, что это правильно. Это не так – они в это не верят. Они думают, что это неправильно, и все же делают это, либо из-за слабости, либо из-за отсутствия силы, или из-за отсутствия выбора, из-за чего-нибудь. Они не чисты в своем уме. Неверно, что есть многие, кто поступает неправильно, думая, что это правильно. Это не так. Они думают, что это неправильно. Но тот, кто думает, что это для него правильно, может завтра подумать, что то, что он считал правильным, неправильно. Что ж, тогда назавтра это будет неправильно, но сегодня это правильно. Кроме того, все, что человек говорит, делает и думает, происходит от импульса, один конец которого в уме человека, а второй – в уме Бога. Поэтому что бы ни думали об этом люди: думают ли они, что это правильно, или они думают, что это неправильно, один конец каждого приходящего импульса находится в сердце Бога. Это искра, которая сначала проявляется в сердце Бога, потом уже она проявляется вовне. Вы можете сказать: Бог не может вести человека к неправильному, потому что Бог справедливый, и добрый, и совершенный. Ответ таков: и справедливость Бога, и доброта, и совершенство не могут сравниться с тем, что мы считаем справедливым, добрым и правильным. Может быть, справедливость Бога и то, что считается правильным, совершенным у Бога, считается совсем несовершенным и несправедливым у человека. Потому что горизонт видения человека очень узок, он не может подумать и не может представить себе, что Бог имеет в виду каждым действием, которое происходит. В Коране сказано, что ни один атом не двинется без указания Божьего. Тогда вы можете спросить: “А как же совершенные и несовершенные вещи, все неправильные и правильные?” Да, они есть неправильные и правильные, они есть совершенные и несовершенные, с нашей точки зрения. Что такое наша точка зрения? Наша точка зрения узка, мала, ограниченная точка зрения, мы не можем видеть дальше, чем мы видим. Мы видим и слышим соответственно нашим глазам и ушам. Наши уши не слышат дальше, чем могут слышать, наши глаза не видят дальше, чем могут видеть. Так и наш ограниченный кругозор. Если исходя из своего ограниченного кругозора, мы судим о том, что для Бога правильно, а что неправильно, это весьма достойно сожаления. Тогда вы можете спросить: “Что же, мы должны оставить, чтобы происходило так, как происходит, потому что все делается с правильной точки зрения Бога?” Нет, как индивидуумы, мы имеем определенную ответственность перед самими собой и по отношению к другим. И в тот момент, когда идея о справедливом и неправильном и правильном нам дана, мы ответственны за то, чтобы действовать в соответствии с этой идеей. Может быть завтра на нас будет ниспослан еще больший свет и мы станем поступать еще лучше. Таким образом, действуя каждый день, мы окажемся лучшим инструментом для работы Бога.
ГЛАВА СЕДЬМАЯ ТАЙНА ЖИЗНИ
Отношение человека – это и есть тайна жизни, ибо именно от отношения человека зависит успех и поражение; позади подъема человека, равно как и его падения стоит его отношение. Вы можете спросить: что я имею в виду под словом отношение? Отношение – этот такой импульс, который подобен батарейке позади механизма мышления. Отнюдь не мысль человека является его отношением, это нечто позади мысли человека, выталкивающее ее наружу. И в соответствии с силой этого импульса такая мысль получает реализацию. В начале каждой работы существует отношение, которое является самым важным фактором в приведении ее к успешному завершению. В связи с этим предметом можно выделить три разные стороны. Первая сторона – это отношение человека к самому себе: относится он к себе как к другу или как в врагу, гармоничен человек с собой или негармоничен. И помните, далеко не каждый гармоничен с самим собой, и далеко не каждый относится к себе как к другу, хотя человек может полагать, что это так. Ибо человек, в общем случае, является сам себе врагом, он не знает этого, но доказывает это своими поступками. В Коране читаем: “Воистину, человек глуп и жесток”. Глуп, потому что он очень часто даже не знает своего собственного интереса, и жесток, потому что он очень часто доказывает, что сам себе враг. Будучи жесток, кроме того, к другим, человек начинает с жестокости к самому себе, но причиной этой жестокости является глупость. Такая глупость есть неблагоразумие, неблагоразумие значит невежество. Лучшее объяснение невежества может быть найдено в примере, который привел Будда. Некто спросил Будду: “Что такое невежество, на что оно похоже?” Будда сказал: “Человек цеплялся за ветку дерева, не доставая до земли ногами. Всю ночь он висел в воздухе и каждое мгновение боялся, что упадет и ударится. Он не знал, земля ли под ногами, он не думал, может быть вода там внизу, он только страшился за свою жизнь, он чувствовал только свое тело. И для того, чтобы защитить свое тело, он цеплялся за дерево всю ночь. Но вот с рассветом он увидел, что он находится всего в двух футах от земли. Он мог бы просто отпустить эту ветку, если бы у него было доверие, вера в то, что земля прямо под его ногами. Это и есть невежество человека”. Человек может считать себя очень практичным и очень умным, но в то же время он очень часто доказывает, что он сам себе враг. Как сказал Саади, великий писатель Персии: “Моя умудренность, как часто ты оказываешься моим самым злейшим врагом”. Очень часто мирская умудренность без такой веры, силы и доверия – ничто иное как заблуждение. Именно развитие доверия в сердце, развитие веры дает человеку дружеское отношение прежде всего к себе самому. Но как человеку стать прежде всего другом самому себе? Приводя свое внешнее существо в гармонию со своим внутренним существом, ибо, когда внутреннее существо ищет чего-то одного, а внешнее существо делает нечто другое, тогда возникает дисгармония в самом себе. Когда доброе Я человека, высшее Я, желает идти одним путем, а низшее Я устремляется другим путем, тогда возникает дисгармония. А каков результат этой дисгармонии? Результат подобен извержению вулкана. Две части собственного существа человека, которым надлежит объединиться в любви, поражают одна другую, огонь вырывается оттуда. Что заставляет людей совершать самоубийство? Что приводит к болезни, депрессии и отчаянию? Очень часто тот конфликт, который существует внутри человека. Вот почему отношение к себе должно быть предпочтительно дружественное, предпочтительно доброе и гармоничное. Даже в таких вещах, как духовность, человек не должен идти против себя. Я вспоминаю, что когда я только начал интересоваться основами духовности, я спросил своего Учителя: “Муршид, одобряете ли вы то, что я большую часть ночи провожу в ночных бдениях?” “Кого вы мучаете? – спросил мой Муршид, - Себя. Угодно ли это Богу?” Я не сказал больше ни слова. Я подумал: “Если я продолжу, то он скажет: “Не делай этого”, тогда я не буду свободен делать или не делать этого”. Когда человек думает о своих отношениях с другом, с родными, с теми, с кем он соприкасается в течение повседневной жизни, он обнаруживает, что привлекает или отталкивает их в соответствии с собственным отношением. Занят ли человек в бизнесе, в торговле, в любом роде занятий, он либо привлекает, либо отталкивает их, и от этого зависит его успех или поражение в жизни. В этом секрет магнетизма, считаете ли вы себя другом или врагом, чужим или другом. И для человека, который считает любого другого для себя посторонним, даже друг для него посторонний, а для того, кто считает любого другом, для него даже незнакомец – друг. Если вы боитесь кого-то, кто, как вы полагаете, вам повредит, тогда вы побуждаете этого человека вам вредить. Если вы не доверяете кому-то и думаете, что однажды он вас обманет, то, конечно же, вы внушаете этому человеку вас обмануть. Но если вы верите даже врагу, сила вашей веры может однажды обратить его из врага в вашего друга. Во всем, что делает человек, честность и нечестность отражены таким же образом. Если отношение неправильное, какую бы работу человек ни выполнял, с кем бы ни встречался, это неправильное отношение отразится на том человеке, и тот человек ответит таким же образом. Поэтому правильные поступки и неправильные поступки – это не только достижения религии, некая добродетель, навязанная людям, они научная, логичная истина, ибо с неправильным отношением нельзя совершить ничего правильного, а с правильным отношением ничего не может пойти неправильно, даже если будут трудности. Мне была очень интересна история, которую мне рассказал один мой молодой друг, которая произошла с ним самим. Он был ювелиром и приносил драгоценности в дома людей, которые хотели бы их купить, таким образом он вел свое дело. Однажды я спросил его: “Какова психология твоего бизнеса, объясни мне пожалуйста”. “Каждый день, занимаясь этим делом, я все больше убеждаюсь в духовной истине, - сказал он, - в ювелирном деле очень большие возможности для нечестности. Но, - сказал он, - в тот день, когда я беру драгоценности, и люди видят их, и я честно называю им цену, то эти драгоценности, в основном, продаются все, а я получаю прибыль. Но, - сказал он, - вы не можете всегда быть святым в торговле. Порой я чувствую, что человек действительно увидел нечто, что он хочет купить, и, видя это, я немного набавляю цену. Но потом кажется, как будто я лишился части своей силы, и весь день я не чувствую ничего кроме того, что день пропал. – Так сказал он, - И это было не раз, но множество раз. Я думал, что это случайность, но когда бы я ни поддался искушению, оно тотчас же отбирала у меня ту силу, которая у меня есть, и в тот день я не бывал успешен в своем бизнесе”. Что это нам показывает? Это показывает нам, что в нашем сердце имеется удивительная скрытая сила, сила, которую можно называть Божественной Силой, священной силой, силой, которая может быть развита и заботливо выращена, если мы будем придерживаться правильного отношения. Однако не всегда просто придерживаться правильного отношения. Влияние этой жизни на земле, оказываемое на человека, этой жизни, полной искушений, полной фальши, то и дело нарушает устойчивость отношения. И тем не менее, сила – в устойчивости отношения, и недостаток такой устойчивости является причиной всех неудач и разочарования. По этому поводу в Индостане есть высказывание: “Стойкое отношение обеспечивает успех”. И если мы обратимся к области духовной, то к ней применимо то же самое. Это не молитвы, которые произносит человек, не дом, в котором молится человек, это не вера, к которой человек себя причисляет, это отношение имеет значение в религии. Подобно тому, как на входе на вокзал у вас спрашивают билет. Они не знают, каково ваше положение, какой собственностью вы владеете, кто ваш предок. Нет, они спрашивают: “Билет”, и вас пропускают. Билет – это отношение человека. Для того чтобы вступить в духовную сферу, нужно правильное отношение – это укорачивает путь. Теперь вопрос в том, как отличить правильное отношение от неправильного. Отличить правильное отношение от неправильного столь же просто, как видеть все вещи, когда глаза у вас открыты. Когда человек не отличает неправильного отношения, это значит, что в это время он закрывает глаза. Глаза не подведут его, но он закрывает их, он не хочет признать для себя свое неправильное отношение, он боится собственных ошибок. Но тот, кто смотрит на собственную ошибку открыто, тот человек занят самокритикой, ему некогда критиковать других. Такой человек докажет свою мудрость. Но оказывается, что в большинстве случаев человеческая природа действует совершенно по-другому, каждому, похоже, интереснее всего критиковать другого. Если человек сможет критиковать себя – а ошибкам нет конца, как бы свят и мудр он ни был, нет конца ошибкам в душе. И только сознательность в исправлении своих ошибок делает человека лучше, посредством достижения того правильного отношения, которое и является секретом успеха, через которое человек достигает цели, являющейся целью каждой души. Теперь добавим к этому вопросу то, чему учит в данном направлении суфийское движение, особенно его эзотерическая школа. В соответствии с точкой зрения суфия есть только один Учитель, и этот Учитель – Сам Бог. Ни один человек не может научить другого. Что он может сделать, так это только передать другому собственный опыт, чтобы помочь ему достичь успеха. Например, если человек по случаю знает дорогу, путь он может сказать другому: “Вот та дорога, что ведет к тому месту, в которое ты желаешь попасть”. Работа духовного учителя подобна работе Купидона. Работа Купидона состоит в том, чтобы свести две души вместе, так и работа духовного учителя состоит в том, чтобы свести вместе душу и Бога. Но чему учат человека, ищущего Истину? Ничему его не учат, а что дается ему – так это только то, как ему надлежит учиться у Бога. Ибо не человек учит духовности, только Бог учит этому. Как же это познается? Уши, открытые вовне, будучи закрыты для внешнего, если они сосредоточены внутри на сердце, тогда вместо того, чтобы слышать все, что приходит из внешней жизни, человек начинает слышать слова внутри. Вот почему, короче говоря, если бы пришлось сказать, что такое медитация – это также и отношение, правильное отношение к Богу. Правильное отношение к Богу – это прямой отклик Богу, потому что голос постоянно приходит, в ответ на каждый призыв. Должны открыться уши сердца, они должны сосредоточиться на том источнике, из которого приходит голос. А когда это сделано, тогда найден внутренний учитель, существует постоянное водительство. И тогда вопрос только в том, до какой степени человек придерживается этого водительства, до такой степени он и ведется. Верно, что человек не нуждается ни в каком ином водительстве, нежели собственное внутреннее водительство, но для того, чтобы подойти ближе к внутреннему водительству, если есть такое водительство, чтобы подойти к нему, тогда оно необходимо. Поэтому эзотерическая школа представляет путь к этому внутреннему водительству. Как только человек вошел в контакт с ним, тогда он может двигаться в соответствии с ним всю жизнь. Отношение выстраивает канал для усилия. Правильное отношение выстраивает канал для правильного усилия. Мир – это место проверок и испытаний. Если человек не живет в миру, то он не имеет возможности творить добро или зло, и если он ведет высоко духовную жизнь в пустыне, то это не приносит добра никому, даже ему самому, поскольку он не проходит через проверки и испытания мира. Человек не может ни оценить, ни осудить жизнь отшельника. Если он счастлив, то хорошо, каждый знает собственную жизнь. Когда он счастлив, он даст и другим счастье. Например, человек рожден, чтобы вести жизнь отшельника, живя жизнью отшельника, он не видит ни мук, ни бед. Пусть и живет этой жизнью. В ней он окажется сам себе другом, второй шаг будет, когда он станет другом еще кому-нибудь. Если мои друзья спросят меня: “Является ли жизнь отшельника идеалом?” Я отвечу так: “Она может быть идеальна для него, вам нет необходимости следовать ей”.
*********
Вопрос: Разве жизнь отшельника не эгоистична?
Ответ: Наблюдая жизнь, очень трудно сказать, что не эгоистично. Но в то же время жизнь отшельника – это не та жизнь, за которую следует пожертвовать всем, чтобы последовать ей. Я в последнюю очередь рекомендовал бы ее кому бы то ни было. Но если человек последовал ей ради собственного удовольствия и нашел в ней счастье, я не стал бы ему препятствовать. Ибо суфий поддерживает свободу души от начала до конца.
Вопрос: Каково должно быть отношение, чтобы приблизиться к прямому общению с Богом?
Ответ: Отношение должно быть такое, чтобы, прежде всего, искать Бога в себе. Ища Бога в себе, видеть Бога вовне. Такова история Аладдина, рассказанная в “Сказках тысячи и одной ночи”, о том, как он пошел искать фонарь. Фонарь – это божественный свет внутри. И этот фонарь было очень трудно найти. Как только человек найдет этот фонарь, следующее, что он должен сделать – это пролить свет на внешнюю жизнь, чтобы найти Бога как внутри, так и снаружи. Например, для молящегося во время ночных бдений – определенного вида поклонения – все это очень полезно. Но если человек не склонен примириться с братом своим, достичь гармонии со своим ближним, искать радости для тех, кто рядом с ним, тогда он не выполняет свои религиозные обязанности. Ведь что может дать человек Богу, который совершенен? Свою доброту? Человеческая доброта слишком мала. Свои молитвы? Сколько раз он произнесет молитву? Весь свой день он проводит ради себя. Если он помолится дважды, трижды – это ничто. Если человек и может сделать что-то, чтобы порадовать Бога, то только порадовать Его созданий, доставить им удовольствие. Не может быть лучшей молитвы и большей религии, нежели сознательно отнестись к чувствам человека, быть готовым служить ему, радовать его всеми возможными способами, прощать его, терпимо относиться к нему. И если, поступая неправильно, он подумает, что он поступает неправильно по отношению к Богу, а, поступая правильно, подумает: “Я делаю правильно по отношению к Богу”, то его отношение правильное.
Весь мистицизм, и философия, и медитация, и все, что мы учим и развиваем, в конечном итоге всего этого направлены на то, чтобы стать лучшим служителем во благо человечества. Все – от начала и до конца духовного пути – это упражнения, это тренировка, чтобы быть способными служить на благо человечества. И если человек этого не делает намеренно, то он обнаружит в конце, что ничего не свершил. Есть многие, ищущие умения творить чудеса, добиться великой силы, чтобы вершить дела. Да, они могут попытаться и добиться той или иной силы. Но душа никогда не получит удовлетворения. Истинное удовлетворение души состоит в честном и смиренном служении другому. Если бы были два человека передо мной: один обладал бы великой силой творить чудеса, он мог бы показывать необычные явления, а другой смиренный и добрый, мягкий и желающий сделать все, что в его силах для ближнего своего, я предпочел бы последнего. Я сказал бы, что он замечательный, а другой – мудрец. Душа человека – это сама доброта. Если только человек начинает любить доброту, это не что-то приобретенное им, она исходит из самой души.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ ЧЕГО ХОЧЕТ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕК
Если нескольких людей спросить этот вопрос, то каждый, быть может, составит список, включающий не менее тысячи вещей, которые он хочет в жизни. И в то же самое время, может быть так, что, даже написав эти тысячу вещей, которые он хочет в жизни, человек редко знает, чего же он действительно хочет, потому что природа нашей жизни – это иллюзия. Пока человек думает: “Я хочу вот этого в жизни”, мир иллюзий отвечает: “Да, ты хочешь именно меня в жизни. Это та особенная вещь, которую ты хочешь”. Поскольку когда человек находит недостаточность в жизни, он обнаруживает только внешнюю недостаточность, он не видит недостаточность, которая находится внутри него самого. Если есть что-то, с чем мы можем все согласиться, так это вот что: то, чего нам недостает в жизни, следует настроить на бесконечность и согласовать его ритм с конечным. Проще говоря, быть настроенным в ритме с условиями жизни, быть настроенными в лад с источником нашего существования. Что я имею в виду под тем, чтобы быть в ритме с условиями жизни? Наша нескончаемая жалоба на все в жизни происходит оттого, что мы не настроены на один ритм с разнообразными жизненными обстоятельствами, с которыми нам приходится сталкиваться. И тогда мы думаем, что эти обстоятельства изменятся во что-то, что, как нам хочется, сделает нашу жизнь проще. Но это ожидание неопытного человека. Если бы нас поместили в те условия, которых мы хотим, мы не сказали бы: “Мы вполне удовлетворены”, мы тогда нашли и в этом состоянии недостаток. Со всеми ошибками, и заблуждениями, и недостатками, которые мы находим во внешней жизни, мы видим совершенную руку, работающую позади всего этого. И если мы посмотрим на жизнь немного дальше, чем обычно смотрим на нее, мы конечно же обнаружим, что все недостатки, и ошибки, и погрешности, и неудачи добавляются к чему-то делая жизнь настолько полной, насколько желают этого мудрые руки, которые работают позади всего этого. Есть персидская поговорка: “Садовник сада этого мира лучше знает, какое растение следует лелеять, а какое убрать”. Человек может сказать, что это очень уж напоминает то, что называют фатализмом. Нет, я бы не хотел погрузить вас в фатализм. Я хочу привести вас в сферу действия. Что я хотел бы сделать, так это затронуть самые границы фатализма, а затем пройти в сферу действия. Несомненно, есть очень многое, что человек может сделать, чтобы улучшить условия своей жизни, если только он не потеряет терпение прежде, чем достигнет желанного состояния, если его смелость не иссякнет, и если его надежда будет оставаться живой. А теперь вопрос такой: как может человек стать единым с ритмом жизни, иными словами, с условиями жизни. Условия жизни и собственно желания человека – это обычно две конфликтующие стороны. Если желание уступает условиям, тогда условия получают верх. А если условия подчиняются, тогда, несомненно, побеждает желание. Но условия не всегда побеждаются через конфликт, через борьбу. Всегда необходимо соблюдать предосторожность в борьбе с условиями жизни. Если гармонию можно установить мирным путем, лучше избежать битвы. Если человек может прийти в гармонию с жизненными обстоятельствами без сражений, лучше так, чем гармонизироваться с ними через борьбу. Не удивляйтесь тому, что я скажу, что те, кто больше всех жалуются на жизнь, и те, кто очень разочарован и очень обеспокоен жизнью, это те, кто больше всего борются с жизненными условиями. Вот почему для достижения единения с жизненными условиями человеку не всегда нужно браться за оружие, он должен постараться прийти в гармонию с конкретными условиями жизни. И великие герои, которые действительно боролись всю свою жизнь и добились победы в жизни в настоящем мирском смысле, были не те люди, что сражались с обстоятельствами. Именно они были в мире с обстоятельствами. Тайна жизни великих святых, в какой бы части света они ни жили, была в том, что они принимали обстоятельства, равно благоприятные, и неблагоприятные, с целью прийти в гармонию, с целью слиться с ритмом жизни. Желание порой является нашим другом, а порой нашим собственным врагом. Порой в неблагоприятных условиях желание возбуждается, желание теряет терпение, стремится разрушить условия, а вместо того, чтобы разрушить условия, оно разрушает себя. Великие души прежде всего протягивали руку своему злейшему врагу, потому что тот, кто сделает врага своим другом, сможет сделать другом и собственное Я. Обстоятельства, столь же горькие, как яд, могут обратиться в нектар, если вы настроитесь на ритм этих обстоятельств, если вы поймете обстоятельства, если вы будете выносить эти обстоятельства с терпением, смело и с надеждой. Когда имеются благоприятные обстоятельства, человек часто боится, что это может пройти. Но когда обстоятельства противоположны, человек обычно не говорит, что они пройдут. Человек думает, что это будет длиться вечно. Откуда это? Это происходит от страха перед обстоятельствами. Это происходит от возбуждения, от желания выбраться из этого, так человек теряет даже надежду – единственный источник, что поддерживает нас живыми. Тогда как мы видим природу жизни, что с утра до вечера все в жизни меняется, почему же нам не надеяться, что неблагоприятные обстоятельства изменятся, придут благоприятные обстоятельства? Человек привыкает ожидать худшего. Человек, имеющий сколько-нибудь опыта в жизни, всегда думает: “Что бы ни случилось со мной, не может быть хорошим. Ничего хорошего со мной не будет, потому что я прошел через плохие обстоятельства”. Он думает: “У всех могут быть лучшие времена, чем у меня, потому что я родился под ужасной звездой, это несчастливое обстоятельство будет со мной всю мою жизнь”. Точно также есть множество разумных людей с развитым воображением, которые день за днем читают газеты и делают из них заключение, что будет война. Каждая небольшая стычка, о которой они прочли, дает им единственную идею о том, что мир разлетится на части. Есть и другие люди, интересующиеся астрологией, которые пошли дальше, чем обычная астрология и ожидают конца света, день за днем, месяц за месяцем. Это дает людям пищу для разговоров за обеденным столом, и в то же время шокирует тех, кто хотел бы жить несколько дольше, чем предполагаемый конец света. Многие из таких предсказаний разрушения мира уже прошли, но пророчества и ожидания все еще остаются, и будут продолжиться. Лучше всего проходить через все обстоятельства, которые представляет жизнь с терпением, с пониманием, с открытыми глазами. Человеку следует пытаться подняться над ними с каждым малейшим, которое он может совершить. Переходя к другой стороне предмета обсуждения: как может человек настроится в лад с бесконечным? Природа состояния настройки с бесконечным состоит в том, чтобы уподобить наши души струнам инструмента. Они натянуты в обе стороны: одна к бесконечному, а другая – к конечному. Когда человек все время осознает конечное, он настраивается на конечное. А тот, кто осознает бесконечное, настроен на бесконечное. Настройка на первое делает нас конечными, слабыми, без надежды и без силы. Настроившись на бесконечное, мы получаем ту мощь, ту силу, которая будет двигать нас по жизни при любых неблагоприятных обстоятельствах. Работа, которую суфий считает своей священной работой, не имеет ничего общего ни с одним конкретным вероисповеданием, не имеет она ничего общего и ни с одной конкретной религией. Это только вот такая простая вещь – быть в ритме с обстоятельствами жизни, быть настроенным в лад с бесконечным.
********
Вопрос: Как мы может прийти к тому, чтобы настроиться в лад с жизнью?
Ответ: Вместо того чтобы пугаться жизненных обстоятельств, встречайте их, внимательно наблюдайте их, а затем постарайтесь прийти на некоторое время в гармонию с этими обстоятельствами, следующим усилием будет подняться над ними, если они враждебны. Например, один молодой араб спал как-то в поле. Случилось так, что в руку ему заползла змея, он же во сне, не зная этого, схватил и держал змею со всей силы. Поэтому змея оказалась беспомощной и не могла его укусить, но как только молодой человек проснулся, он испугался при виде змеи, зажатой в ладони, и тут же выпустил ее. Как только змея освободилась из руки, первым ее побуждением было укусить. Человек может лучше управиться с обстоятельствами, когда они в его руках, чем тогда, когда обстоятельства упущены, тогда ситуация выходит из-под контроля. Например, если человек грубит, если он потерял самообладание, то естественным побуждением будет отплатить ему той же монетой. А результатом является борьба. Она же заканчивается разочарованием. Но когда человек грубит и потерял самообладание – это то самое время, когда вы можете им управлять. Тогда ситуация переходит в ваши руки, если вы не потеряете самообладания. Тот человек слаб, а вы сильны.
Вопрос: Если человек хотел бы улучшить свое положение в жизни, но все зависит от других людей, разве человек не рискует таким образом создать худшую ситуация для тех, кто ему близок, особенно для тех, к кому он привязан? Например, кто-то хотел бы стать очень богатым, а если он станет чрезвычайно богатым, то все вокруг окажутся в определенном рабстве по отношению к нему, это рабство будет очень тяжело и для него, и для окружающих.
Ответ: Наша жизнь в этом мире зависит от других. Также и богатство, как бы могущественно оно ни казалось, при ближайшем рассмотрении оказывается не столь могущественным, как кажется. Его власть ограничена, оно не всегда снимает ту зависимость, которую человек имеет по отношению к другим людям. Самое главное, встречать обстоятельства с пониманием, а не с полнейшим отречением. “Я не буду улучшать свои обстоятельства”. Нет, первое, что необходимо, это встречать обстоятельства такими, как они есть, а второе – улучшать обстоятельства. Чем больше человек может избежать конфликта, тем лучше. Например, вы путешествуете в пустыне и встречаете разбойника. Он говорит: “Я отниму у тебя жизнь, или отдавай мне кошелек”. Я скажу вам, что для того, чтобы встретить эту ситуацию, первое, что вы могли бы сделать, это попытаться договориться с ним и уйти от опасности, чтобы вам не пришлось убить его. Вот что я имею в виду: мы должны всегда избегать конфликта, но мы не должны поворачиваться спиной, если дело идет к конфликту. В конце концов, вся жизнь – это борьба, и мы должны быть готовы к борьбе. Только борьба не должна опьянять нас так, чтобы мы теряли путь мира, который всегда должен оставаться первым в нашем рассмотрении. Мы не должны уподобляться тому боксеру, который все время ищет, с кем бы сразиться: “Я бы хотел сразиться, это мое самое большое удовольствие”.
Вопрос: Каков другой путь?
Ответ: Путь настройки на бесконечность. Путем молчания, путем медитации, мыслей о чем-то, что находится по ту сторону и превыше этого смертного мира, посвящая несколько мгновений своей жизни тому, что является истоком и целью всех нас, в мыслях о том, как прийти в лад с этим истоком. В этом истоке и состоит тайна нашего счастья и покоя.
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ ЖИЗНЬ – НЕПРЕРЫВНАЯ БИТВА
1
Никто в мире, каково бы ни было его положение и опыт, не станет отрицать, что жизнь есть непрерывная битва. Поэтому успех человека, его поражение, счастье или несчастье по большей части зависят от знания его об этой битве. Каково бы ни было занятие человека, каково бы ни было его знание, если ему не достает знания о битве жизни, то ему недостает главного знания, которое является самым важным в жизни. Теперь возникает вопрос, что содержится в этом знании о битве жизни. В нем содержится знание о ведении войны: как сражаться и как мириться. Человеческая природа обычно, или очень часто, совершает ошибку, принимая одну сторону: либо сторону войны, либо сторону мира. Если вы будете изучать историю наций и рас, вы обнаружите, что именно эта ошибка привела их к крушению. Были времена, когда нации и расы развивали в своем характере знание о мире – например, люди, такие, как индусы самой древней цивилизации – но это не могло принести удовлетворения, необходимого им, по той причине, что одна сторона человеческой природы пребывала в небрежении, непонятая. В нынешнюю эпоху кажется, что знание о битве развито, но, с другой стороны, отсутствует знание о мире. Полное знание о ведении войны – это и знание о битве, и знание о мире. Оно может быть почерпнуто в соответствии с идеей мистиков через битву с самим собой, а также через примирение со своей собственной душой. Жизнь отдельного существа не сильно отличается от жизни мира. Дом отдельного человека не отличается от мира. Тело и ум, а также дух индивидуума составляют целую вселенную. Жизнь отдельного человека может заполнить пропасть между рассветом творения и последним его днем. Человек не осознает, насколько большое значение имеет его собственная жизнь, его Я. Именно изучение его жизни и его Я представляет собой величайшую важность. Здорового человека ожидают многие болезни, серьезные заболевания, они только и ждут возможности, чтобы напасть на него. У того человека, у которого есть богатство, за дверью толпятся многие, ожидающие случая отнять у него то, чем он владеет. Когда о человеке говорят хорошо, сколько же людей ожидают случая, момента, чтобы сказать о нем что-нибудь плохое! Когда у человека есть власть и положение, сколько народу ждет не дождется возможности подтолкнуть его вниз и посмотреть, как он соскользнет с того места, на котором стоит! Что это показывает? Часто человек может спрашивать, почему так обстоит дело? Вы можете привести тысячу причин, но не сможете назвать одной действительной причины. Лучшее объяснения, которое вы можете дать – это то, что жизнь – это одна непрерывная битва. Процесс создания начался таким образом. Согласно науке, свет происходит от трения: это одна сила противостоит другой, они борются. Оттого, что сталкиваются две разные силы, происходит следствие, и это следствие, на самом деле, может быть названо жизнью. В этом лежит тайна равно любви и ненависти. Поэтому человек видит в животном создании, что инстинкт и первейшая склонность животных – драться друг с другом. Эта тенденция изменяется, и именно ее модификация и ее уменьшенная сила порождает в животных то, что мы называем достоинствами. Сказано в Коране, что мир был создан из тьмы, таким образом человек может понять, что мудрость происходит из невежества. Лучшее знание – это не только знание обо всем, что хорошо и красиво, обо всем, что гармонично мирно, но знание о тех случаях, которые стоят за всеми конфликтами и битвами, с которыми человеку приходится сталкиваться в жизни. Причина, почему человеку обычно недостает этого знания, в том, что когда он сталкивается с битвой, он хочет драться, вместо того, чтобы найти причину, лежащую позади этой битвы. Тот, кто ввязывается в битву жизни, не получив знания о ведении войны, в конечном итоге проигрывает, но тот, кто изучает ведение войны жизни, кто сначала изучает ее причину, ее истоки – тот становится более способным сражаться в битве своей жизни. Именно указывая на эту тайну, сказал Христос: “Не противьтесь злу”. Это означает, что если вы оказываете сопротивление или сражаетесь в битве каждый раз, когда что-то покажется вам неправильным или несправедливым у другого человека, вы всегда теряете силу. Компетентный генерал не тот, кто всегда атакует, компетентен тот генерал, который крепко стоит в защите. Его успех более надежен, нежели у того, кто непрерывно атакует. Очень часто в повседневной жизни человек видит, что, теряя самообладание с кем-то, кто его уже потерял, человек ничего не выигрывает, он только выбирает дорогу глупца. Тот, кто достаточно контролирует себя, чтобы оставаться спокойным, когда другой человек потерял самообладание, выигрывает эту схватку в конце. Не тот, выиграет, кто сказал сотню слов громким голосом, выиграть может тот, кто сказал всего лишь одно слово. Теперь, что касается битвы жизни, самое первое, что здесь нужно, это привести в порядок армию. Что такое здесь армия? Это нервная сила человека. Каков бы ни был род деятельности человека, его профессия, образ жизни, если он не властен над собственными нервами, то он не сможет управлять своим образом жизни. Сегодня люди изучают политическую экономию и прочие разновидности экономики, но самая существенная экономика – это умение экономить силы, которые делают человека здоровым и сильным в жизни. Эту армию надлежит тренировать и заставлять работать по команде, человек найдет этому подтверждение, когда сможет засыпать по своей воле, когда сможет отдыхать, есть и спать по собственной воле. Тогда эта армия действительно подвластна ему. Есть в этой армии офицеры, это способности ума. Таких способностей пять: способность удерживать мысль, способность думать, способность чувствовать, способность рассуждать и судить, а еще такая способность человека, которая является главной: чувство “Я” или эго. Даже в теле с сильными нервами, когда эти способности, работающие как генералы армии, не приведены в рабочее состояние, если они не чисты, человек не может ожидать успеха в ведении войны жизни. Есть много такого, что предстоит изучить и постигнуть на практике в искусстве тренировки этих генералов армии своего собственного тела. Даже имея армию с компетентными генералами, человек должен знать о том, против чего он борется, ибо часто человек сражается против своего собственного настоящего интереса. Во время битвы происходит опьянение: он воюет и не знает, куда движется. Но в конце битвы, даже в том случае, если он победил, он обнаруживает, что самой своей победой он проиграл. Сегодня, кажется, многие ищут с большим энтузиазмом. Новый интерес, как нам представляется, появился у человечества, интерес лучше понять жизнь и истину. Очень большое число людей ищет наилучшего пути обретения силы для того, чтобы бороться в жизни, лишь немногие ищут какой-то способ принести мир себе и другим людям. Но и тем и другим в их стремлении недостает равновесия, которое достигается лишь пониманием, изучением и практикой знания как войны, так и мира. Не зная о войне, человек не может достаточно хорошо знать о мире, не понимая мира, человек не может достаточно хорошо знать о войне. Что необходимо в настоящее время, так это изучение жизни в общем, и в этом изучении знание ответов на такие вопросы, как: какова цель жизни, что действительно полезно в жизни, что есть природа и где предназначение? Нет смысла пытаться практиковать что-либо, прежде такого исследования. Что значит мудрец мира? Это значит: эксперт в ведении войны жизни, знание о том, как сражаться, как мириться, зачем сражаться и какая цель достигается миром. Следует понять: битва с самим собой – это мир, а битва с другими – война. Пока человек не практикует это с самим собой, он не может быть компетентным в плане сражения с другими. Когда человек открывает тайну, сокрытую во всем этом творении, это может быть не только тайна одной жизни – происхождение и предназначение всего – тогда наступает жизнь многообразия. Природа такой жизни, от которой произошел этот мир многообразия, это мирное состояние, а природа этой жизни – это война. Вот почему мы не можем обойтись без войны, не можем мы обойтись и без мира, а говорить, что война в жизни должна быть окончена – можно так сказать, но это не имеет смысла. Человек может точно так же сказать, что мир многообразия не должен существовать. Где есть плюрализм, должен быть конфликт, и несмотря на то, что конфликт кажется трагедией, истинная трагедия – невежество. Вот почему вместо того, чтобы желать закончить битву жизни, или же вместо того, чтобы противостоять мирному состоянию, человеку надлежит принять знание жизни и постичь ту мудрость, которая является целью жизни.
2
(Эта лекция была прочитана перед меньшей аудиторией через неделю после предшествующей). В этой непрерывной битве жизни тот, кто стоит крепко на всем ее протяжении, в конце выходит победителем. Но если со всей силой и пониманием человек сдастся из-за недостатка надежды и смелости, то он проиграл. Что приносит неудачу в этой жизни, в этой битве? Пессимистичное отношение. А что помогает победить в битве жизни, как бы трудна она ни была? Оптимистичное отношение. Есть некоторые в этом мире, кто смотрит на жизнь с пессимистической точки зрения, думая, что умнее видеть темную сторону вещей. Покуда это заставляет человека видеть также трудную сторону, это полезно, но закон психологии таков, что как только дух впечатлен трудностью ситуации, он теряет надежду и смелость. Один человек как-то спросил меня, смотрю ли я на жизнь с пессимистичным отношением или я оптимист. Я ответил: “Оптимист с открытыми глазами”. Оптимизм хорош, пока глаза открыты, но если глаза закрыты, оптимизм может быть опасен. В этой битве необходима тренировка, и такая тренировка – контроль над собственными физическими органами человека, владение способностями своего ума, ибо человек, не подготовленный к этой битве, как бы храбр и оптимистичен он ни был, не сможет добиться успеха. Еще одна вещь состоит в том, чтобы знать нечто о ведении этой войны: знать, как отступать и как наступать. Если человек не знает, как отступать и все время хочет наступать, он всегда будет в опасности и станет жертвой битвы жизни. Многие люди, те, что пребывают в опьянении битвой жизни, продолжают сражаться, продолжают биться, а в конце сталкиваются с поражением. Люди молодые, сильные и имеющие надежду в жизни, сталкиваясь с трудностями, не думают ни о чем, кроме борьбы со всем, что стоит перед ними. Они не знают, что не всегда мудро наступать. Что необходимо, так это, прежде всего, укрепить позицию, а затем уже наступать. Мы можем видеть то же самое и в дружбе, в бизнесе, в своей профессии: человек, не понимающий тайну закона ведения войны, не может добиться успеха. Кроме того, человеку следует защищаться со всех сторон. Очень часто в опьянении битвой человек продвигается вперед и вперед, не защищая того, что принадлежит ему. Сколько людей в судах продолжают тратить массу денег из-за очень малой вещи! В конце концов их потери гораздо больше, нежели успех. И опять же, сколько в этом мире, быть может, теряется больше, чем достигается, из-за тщеславия и гордыни! Бывает время, когда человеку следует отступить, бывает время, когда он должен дать вещам развиваться самостоятельно, и бывает время, когда следует крепко взять в руки бразды правления жизнью. Есть такие моменты, когда человек должен быть настойчив, и есть моменты, когда должен быть покладистым. Жизнь – это такое опьянение, что, несмотря на то, что каждый считает, что работает ради собственного интереса, все же вряд найдется хотя бы один из тысячи, кто действительно так делает. Причина этого в том, что люди становятся настолько поглощены тем, что они пытаются получить, что они опьяняются этим, так сказать, теряют след, ведущий к действительному успеху. Очень часто для того, чтобы получить какую-то одну пользу, люди жертвуют многими другими, потому что не задумываются о них. Что нужно сделать, так это посмотреть вокруг, не только в одном направлении. Легко быть могущественным, легко быть добрым, но труднее всего быть мудрым, а именно мудрый воистину побеждает в жизни. Успех тех, кто обладает силой и тех, кто, может быть, обладает добротой, имеет свои ограничения. Если я скажу вам, сколько людей сами навлекли на себя неудачу, вы удивитесь. Вряд ли найдется хотя бы один человек из сотни, кто действительно работает себе во благо, хотя каждый думает, что он работает ради этого, но большинство людей не осознают, в чем состоит их действительный интерес. Природа жизни иллюзорна. Под выигрышем скрыта потеря, под потерей кроется выигрыш. При такой иллюзии, человеку трудно понять, что для действительно хорошо. Даже от мудрого человека жизнь и ее битва требуют много мудрости: вы не можете быть достаточно мягкими, вы не можете быть исчерпывающе добрыми. Чем больше вы отдаете жизни, тем больше жизнь с вас спросит – это снова битва. Несомненно, мудрый получает больше в конечном итоге, хотя у него много очевидных потерь. Когда обычный человек не сдается, мудрый отступил бы уже тысячу раз. Это показывает, что успех мудрого очень часто скрыт в очевидном поражении, но когда человек сравнит этот успех с тем, что приобрел обычный человек, то успех мудрого намного больше. В этой битве нужна батарейка, и эта батарейка – сила воли. В этой битве жизни нужно оружие, и это оружие – мысли и действия, психологически работающие на успех. Например, пусть какой-то человек говорит себе каждое утро: “Все против меня, никто меня не любит, все не так, все несправедливо, кругом одни неудачи, для меня надежды нет”. Когда он выходит из дома, он берет с собой это влияние. Прежде, чем он приходит куда-то, в свой бизнес, свою профессию, чем бы он ни занимался – он уже посылает впереди себя свое влияние, он встречается со всеми несправедливостями и неудачами, ничто не представляется ценным, он везде встречает холодность. А есть другой человек, который знает, что такое человеческая природа, знает, что человеку повсеместно приходится встречаться с эгоизмом и черствостью. Но что он об этом думает? Он думает, что это множество пьяных людей падают друг на друга, дерутся друг с другом, оскорбляют друг друга, и, естественно, что трезвый человек, умеющий мыслить, не будет беспокоиться из-за тех, кто пьян. Он поможет им, он не будет принимать всерьез то, что они скажут или сделают. Поэтому естественно, что в этом мире опьянения тот, кто пьян больше дерется, чем тот, кто трезв, потому что последний всегда будет этого избегать. Он будет терпеть, он будет отступать, он поймет, потому что знает, что эти люди пьяны, и он не может ожидать от них ничего лучшего. Кроме того, мудрый человек знает тайну человеческой природы, и эта тайна состоит в том, что она подражательна. Например, гордый человек всегда будет пробуждать стремление к гордыне в своем окружении, перед смиренным даже гордый станет смиренным, потому что смиренный пробудит смирение в этом человеке. Так вы можете видеть, что в этой битве жизни, вы можете сражаться против гордого гордостью, и вы можете сражаться с гордостью смирением и порой выиграть. Если посмотреть с мудрой точки зрения, человеческая природа детская. Если человек стоит в толпе и смотрит на нее, как наблюдатель, он увидит множество детей, играющих вместе. Они играют и дерутся, они вырывают вещи друг у друга из рук, они печалятся о незначительных вещах. Человек видит, что мысли их малы и малозначимы, таковы и их устремления в жизни. И причина битвы жизни часто очень мала, если посмотреть на нее в свете мудрости. Это показывает, что знание жизни не всегда приходит через битву, оно приходит, когда на нее проливают свет. Не тот воин, кто становится в одно мгновение нетерпеливым, кто теряет самообладание в одно мгновение, кто не владеет своими импульсами, кто готов оставить надежду и смелость. Истинный воин тот, кто может выстоять, кто обладает великой способностью терпеть, кто имеет достаточно глубины в сердце, чтобы принять все, чей ум достигает достаточно далеко, чтобы понять все, чье самое большое желание – понять других и заставить их тоже понять. Чувствительность является, несомненно, человеческим достижением, но если ею неправильно пользоваться, то она имеет много неудобств. Чувствительный человек может потерять смелость и надежду значительно скорее, чем кто-либо другой. Чувствительный человек может быстро подружиться, а потом быстро оставляет своих друзей. Чувствительный человек готов обидеться, готов воспринять все, что к нему приходит, жизнь становится невыносимой для него. И все же, если человек не чувствителен, он не живет в полной мере. Поэтому идея в том, чтобы быть чувствительным, но не злоупотреблять этим. Злоупотребление чувствительностью усиливает каждое впечатление и каждый импульс, который атакует человека. Должно быть равновесие между чувствительностью и силой воли. Сила воли должна давать человеку способность выдерживать все воздействия, все условия, все атаки, с которыми он сталкивается с утра до вечера, а чувствительность должна наделять человека способностью чувствовать жизнь, ценить ее, жить в красоте жизни. Что я посоветовал бы в жизни, так это быть достаточно чувствительным, чтобы чувствовать жизнь и ее красоту, ценить ее, но в то же время иметь в виду, что ваша душа божественна, и что все прочее ей чуждо. Все вещи, принадлежащие земле, чужды вашей душе, они не должна затрагивать вашу душу. Все вещи, что предстают перед вашими глазами, когда они перед ними, они попадают в глаза, когда их нет – глаза чисты. Поэтому ваш ум не должен удерживать ничего, кроме красоты, всего, что красиво, потому что вы можете искать Бога в Его красоте. Все остальное следует забыть. Практикуя это каждый день, забывая все, что неприятно и безобразно, помня только все, что красиво и приносит счастье, вы привлечете к себе все счастье, какое только есть в запасе.
*********
Вопрос: Воспитывая силу воли, не обманывается ли человек, убеждая себя? Человек не непогрешим!
Ответ: Да, есть такая опасность, но опасность есть во всем. Опасность даже в том, чтобы быть здоровым, но это не значит, что следует быть больным. Что я сказал, это то, что нам следует обрести равновесие между силой и мудростью. Если силы работает без света мудрости, поддерживающей ее, то она всегда потерпит поражение, потому что сила окажется в конце концов слепой. Но какая польза от мудрого человека, если он не может двигать ни рукой, ни ногой, от человека, который не имеет ни силы действия, ни силы мысли? Это показывает, что мудрость правит, но с помощью силы человек достигает. Вот почему для битвы жизни необходимы и та, и другая.
Вопрос: Приносит ли нам чувствительность сюрпризы, которые приходят слишком быстро, чтобы мы могли избежать зла, которое они причиняют?
Ответ: Что есть чувствительность? Чувствительность – это сама жизнь, а жизнь имеет свое добро и зло, так что чувствительность тоже имеет свое добро и зло. И если человек ожидает, что у него будут переживания всей жизни, то все эти переживания должны прийти от чувствительности. И тем не менее, чувствительность следует держать в порядке, если человек хочет знать и понимать и ценить все, что есть красивого, и не хочет привлекать депрессию, печаль, сожаления и скорбь всей земли. Как только человек стал настолько чувствителен, что его может обидеть любой, и он почувствует, что все против него, стараются обмануть его, тогда он злоупотребляет своей чувствительностью. Он должен быть мудрым, будучи вместе с тем чувствительным. Прежде, чем стать чувствительным, ему следует понять, что в этом мире он находится среди детей, среди пьяных людей, и точно так же, как он воспринимал бы действия детей и пьяных, так он должен принимать то, что приходит к нему со всех сторон. Тогда чувствительность может быть полезна. Если наряду с чувствительностью человек не развил силу воли, это, конечно же, опасно. Несомненно, что духовность видна в человеке, кто чувствителен к другим. Никто не может развиться духовно, не будучи чувствительным.
Вопрос: Как мы можем отличить мудрость воина от недостатка храбрости в битве жизни?
Ответ: Все отличается по результату. Есть одна хорошая английская поговорка: “Все хорошо, что хорошо кончается”. Если в конце битвы тот человек, который казался побежденным, на самом деле, выиграл, то конечно же, это показывает мудрость, а не нехватку смелости. Очень часто явная смелость не приводит в конечном итоге ни к чему, кроме разочарования. Храбрость – это одно, а знание ведения войны – другое. Храбрый храбр, но не всегда побеждает. Тот, кто побеждает, знает и понимает, он знает закон жизни.
Вопрос: В какой степени может свободная воля противостоять обстоятельствам кармы, например, слабому здоровью?
Ответ: Я должен сказать вам, что разница между человеческим и божественным – это разница между двумя концами одной и той же линии. Одна точка представляет ограничение, другая точка – неограниченна. Одна точка представляет несовершенство, другая – совершенство. Если мы возьмем все человеческие существа этого мира, то не все они стоят возле одной и той же точки, они заполняют промежуток между одним пределом и другим. Именно сейчас мир проходит фазу того, что называют равенством, когда благородством души, даже ее божественностью пренебрегают. Весь уклад жизни таков: если каждому предписан один голос в государстве, тогда одно и то же и дома и везде. Но когда мы приходим к пониманию духовной жизни вещей, мы всегда осознаем, что подобно тому, как на пианино нет одинаковых нот, так и души все разные. Человек начинает свою жизнь, как механизм, машина, и он может развиться до состояния, когда он станет инженером. Ограничение кармы – для машины. Каждая душа должна вначале стать машиной, чтобы сделаться потом инженером. Человек не становится сразу инженером, но постепенно меняется из машины в инженера. Поэтому влияние кармы на каждую душу не одинаково. В то же самое время, человек должен осознавать, что именно незнание о божественной части своей души удерживает человека вдали от Бога – не только от Бога, но и от первородного права на силу. Когда человек осознает божественную силу, тогда он поднимается над машиной, тогда он становится инженером.
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ БОРЬБА ЖИЗНИ
1
Жизнь в мире – это одна длительная борьба, и человек, который не знает борьбы жизни, представляет либо незрелую душу, либо душу, поднявшуюся над жизнью этого мира. Целью человеческого существа в этом мире является достижение совершенства человечества, и поэтому необходимо, чтобы человек прошел через то, что мы называем борьбой жизни. Есть два разных отношения, которые выказывают люди, участвуя в борьбе жизни. Один храбро бьется, другой становится разочарованным, сердце его разбивается еще до того, как он достигает своей цели. Стоит человеку только *отказаться от храбрости пока он ведет сражение жизни, как бремя всего мира падет на его голову. Но он, на ходу ведя сражение жизни, только он один прокладывает себе путь. Тот, чье терпение истощилось, тот, кто пал в этой борьбе, будет затоптан теми, кто идет по жизни. Даже смелость и храбрость недостаточны, чтобы идти сквозь сражение жизни, что-то еще надлежит изучить и понять: человек должен исследовать природу жизни, он должен понять психологию такого сражения. Для того, чтобы понять эту борьбу, человек должен видеть, как много сторон присущи ей. Есть три стороны: борьба с собой, борьба с другими и борьба с обстоятельствами. Один человек, быть может, способен бороться с собой, но этого не достаточно. Другой способен бороться с другими людьми, но и этого не достаточно. А третий отвечает требованиям обстоятельств, но даже и этого не достаточно. Все три стороны надлежит изучить и познать, человек должен быть в состоянии вести борьбу во всех трех направлениях. Теперь возникает вопрос: где нам следует начать и где закончить? В общем, человек начинает, вступая в борьбу с другими, он борется всю свою жизнь и никогда не подходит к концу. Если человек мудрый, он борется против обстоятельств, и может быть что-то становится немного лучше. Но тот, кто борется с самим собой оказывается мудрее всех, ибо как только он вступает в борьбу с самим собой, что труднее всего, так все остальные битвы становятся легкими для него. Борьба с самим собой – это как пение без аккомпанемента. Борьба с другими – определение войны. Борьба с самим собой – определение мира. В начале и с внешней стороны может показаться жестоким бороться с самим собой, особенно, когда человек прав, но тот, кто проник глубже в жизнь, обнаружит, что борьба с собой оказывается самой выгодной в конечном итоге. Переходя к вопросу о природе борьбы с собой: в ней есть три аспекта. Первый – привести нашу мысль, слово и действие в соответствие с требованиями нашего идеала, одновременно давая выражение всем импульсам и желаниям, которые имеются в пределах нашего естественного бытия. Следующим аспектом борьбы с собой – приноравливаться к другим, к их разнообразным идеям, их разнообразным требованиям. Приспосабливаясь к ним, мы становимся такими узкими или такими широкими, какими являются их установленные требования к нам – это очень тонко, трудно для каждого и понять и осуществить на практике. Третий аспект борьбы с собой – дать место – большое или малое, в зависимости от потребности – другим в своей собственной жизни, в своем собственном сердце. Когда мы рассматриваем вопрос о борьбе с другими, есть также три вещи, о которых следует задуматься. Первая – как контролировать и управлять людьми и деятельностью, которая по воле судьбы является нашим долгом, нашими обязанностями. Другой аспект – до какой степени позволить себе быть использованными другими в разных ситуациях и положениях в жизни, где нам положить предел, за которым мы не должны позволять другим использовать наше время, нашу энергию, нашу работу, наше терпение – где провести черту. И третий аспект – приспосабливаться к разным концепциям, которые существуют у других людей, достигших разных уровней развития. Что касается третьего аспекта борьбы – борьбы с обстоятельствами, то существуют обстоятельства, которые могут быть изменены, и есть обстоятельства, которые изменить нельзя, перед которыми человек бессилен. Опять же, есть обстоятельства, которые могут быть изменены, и все же, человек не считает себя способным, не находит в себе силы и средств, чтобы изменить их. Если исследовать эти вопросы жизни, подумать о них и помедитировать ради того, чтобы вдохновение и свет пролился на них, тогда можно понять, как бороться в жизни, тогда человек наверняка найдет помощь. Конечно же, человек может прийти в такое состояние, когда увидит, что его жизнь стала легче. В дополнение к тому, что я уже сказал, хочется отметить, как на этот вопрос смотрит суфий, как суфий поставил бы такую работу. Суфий смотрит на борьбу, как на неизбежность, как на борьбу, через которую надлежит пройти. С мистической точки зрения, он видит, что чем больше он обращает внимания на борьбу, тем шире будет распространяться борьба, чем меньше он обращает на нее внимания, тем лучше он пройдет через нее. Когда он смотрит на мир, то что же он видит? Он видит, что каждый, обхватив голову руками, занят лишь собственной борьбой, а она не шире ладони. Он думает: “Разве я буду так же сидеть, взирая на свою собственную борьбу? Это не ответ на вопрос”. Поэтому его работа состоит в том, чтобы быть вовлеченным в борьбу других, утешать их, укреплять их, протягивать им руку помощи. Так поступая, он нивелирует свою собственную борьбу, это освобождает его для того, чтобы двигаться вперед. Теперь вопрос: как борется суфий? Он борется с силой, с пониманием, с открытыми глазами и вооружившись терпением. Он не смотрит на потери: что потеряно, то потеряно. Он не думает о боли вчерашнего дня, вчерашний день для него прошел. Да, если есть приятное воспоминание, то он держит его перед собой, оно помогает в пути. Он принимает и восхищение, и ненависть от окружающих с улыбкой, он думает только о том, что и то, и другая составляют ритм, подобный ритму музыкальных тактов. Есть “и раз, и два” а – сильное, акцентированное и слабое ударение. Похвала не обходится без хулы, не может обойтись и хула без похвалы. Он не позволяет силе слепо вести себя, он держит перед собой факел мудрости, поскольку он верит, что настоящее представляет собой отзвук прошлого, и что будущее будет отражением настоящего. Человеку годится думать только об одном мгновении, но он должен думать о том, откуда он приходит и куда он пойдет. Каждая мысль, приходящая ему на ум, каждый импульс, каждое слово, которое он произносит, для него подобно зерну – зерну, которое падает в эту почву жизни и укореняется. Таким образом, он открывает, что ничего не теряется, каждый добрый поступок, каждое малое деяние доброты, любви, на кого бы оно ни было направлено, когда-нибудь дает росток и приносит плоды. Суфий не рассматривает жизнь отдельно от дела, но видит, как может быть достигнуто реальное дело. Символ китайских мистиков – ветка, увешанная плодами, которую они держали в руке. Что это означает? Это означает, что цель жизни – достичь такой ступени, где каждое мгновение становится плодотворным. А что такое плодотворное? Значит ли это приносящий плоды для себя? Нет, деревья не приносят плоды для себя, но для других. Истинная выгода не в том, чтобы человек делал что-то для себя, истинная выгода в том, что он делает для других. Достижение всего, чего он хочет достичь, будь то на земле или на небе, какой результат из этого следует? Результат таков: чтобы человек мог представить перед другими все, чего он достиг, все, что он обрел на земле или на небе. Пропкар – на языке Веданты означает работа на благо других, единственный плод жизни.
2
Пока младенец невинен, он счастлив, он ничего не знает о борьбе жизни. Я помню эти строки, написанные покойным Низамом из Хайдарабада, великим мистиком: Ах, что за время было то, когда не видели мои глаза печали, Когда желаний не знавало сердце, а жизнь была страданий лишена!
Это – первый этап. Отсюда мы переходим к зрелости разума. Человек видит, что никому нельзя доверять: ни другу, ни родственнику, никто не сможет выдержать времени испытаний, все лгут, вокруг нет ничего истинного. Поначалу он думает, что все это направленно непосредственно против него. Один дервиш как-то написал на стене мечети, возле которой провел ночь, следующие строки:
Мир верит в Бога идеал, Не зная, друг Он или враг. Так волны все на берег набегают, А атом думает, что для него они играют.
Он думает: “Волна поднимает меня, для меня это благоприятно, волна опускается, это для меня неблагоприятно”. Человек думает: “Мой друг – благо он для меня или он вреден”, но потом понимает, что это природа мира. Во всех нас присутствует нафс – эго, и каждое эго сражается против другого. В каждой руке меч, в руке друга, равно как и в руке врага. Друг ударит после поцелуя – другой разницы нет. А потом человек осознает, что от мира нечего ждать. Великий индийский поэт Тулсидас сказал: “Каждый делает и говорит столько, насколько он понял”. Почему же мы будем винить другого за то, что он не смог понять? Если у него нет большего понимания, откуда же этот бедный человек его возьмет? На столько, на сколько он понял, он и делает. После этого человек понимает, что все, что происходит, следует принимать спокойно. Если он получает оскорбление, он воспринимает его спокойно, если приходит доброе слово, он принимает его с большой благодарностью, если плохое слово приходит – он принимает его спокойно и благодарен. Если это только плохое слово, он благодарен, что это не удар. Если это удар, он благодарен, что не нечто худшее. Он готов отдать свое время, свое служение всем, и достойным, и недостойным одинаково, потому что он видит во всем проявление Бога. он видит Бога в каждой форме, и в высшей, и в низшей, в самой прекрасной, в самой ничтожной. Суфий говорит: “Если Бог отделен от Вселенной, тогда я лучше буду поклоняться тому Богу, которого можно увидеть, которого можно услышать, которого можно попробовать на вкус, которого можно почувствовать сердцем и воспринять душой”. Он поклоняется Богу, который перед ним, он видит Бога, который присутствует во всем. Христос сказал: “Вы увидите меня, что я таков, как Он, пославший меня”. Это не значит, что Христос заявлял о божественности собственной персоны. Это то, что дервиши называют хамин ост – все есть Он и Он есть все. Не существует ни одного атома во Вселенной, которым бы Он не был. Мы должны узнавать Его, мы должны уважать Его в каждом лице, даже в лице своего врага, даже в самом ничтожном. Наше благочестие, наша духовность ничего не стоят, если мы этого не делаем. Недостаточно прочитать несколько книг по философии и знать, что все есть Бог. Прочитать религиозную книгу и чувствовать, что мы благочестивы – недостаточно. Ходить в какое-то религиозное место и быть довольными тем, как мы религиозны – недостаточно. Раздавать милостыню, будучи убежденными, что мы делаем что-то великое, недостаточно. Мы должны отдавать наше служение и наше время равно достойным и недостойным, поскольку это единственная возможность даяния. Эта жизнь длится всего несколько дней, и у нас никогда больше не будет возможности отдать, послужить другому, сделать что-то для другого. Мы должны быть благодарны Богу за то, что Он сделал нас способными отдавать, способными служить другим.
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ ДУХОВНОЕ ПОСТИЖЕНИЕ И НЕПРЕРЫВНАЯ БОРЬБА ЖИЗНИ
Жизнь является, на самом деле, непрерывной борьбой, единственная разница между борьбой за духовное постижение и борьбой мирской жизни лежит в направленности. В мирской жизни, будь то бизнес, политика, промышленность или любой другой жизненный путь, если вы покажете, что вам недостает сил, позволяющих бороться в одиночку, вы не заслужите ничего, кроме поражения. Вы можете быть очень хорошим человеком, безгрешным, духовным – это не принимается в расчет. По этой причине в миру многие потеряли веру в доброту, в духовность, потому что они видят, что это ничего не значит в мирской жизни. Это абсурд, когда духовный человек говорит: “Своей добротой, духовностью и благочестием вы поможете себе в мирской борьбе”. Нет, эти качества сами по себе не помогут – у вас должно быть вдохновение и силы соответствовать требованиям борьбы жизни. Этим я хочу сказать своим друзьям, которые ищут духовного пути, чтобы они не забывали, что парить в небесах нет толку, что необходимо, так это стоять на земле. Есть многие, кто мечтает, кто живет, паря в воздухе, но это не отвечает нашим целям. Они могут сказать: “Мы выполняем духовную работу, и все же мы пребываем в плохих условиях”. Но язык этого пути иной, закон этого пути иной. По этой причине я провожу различие между духовным путем и мирской жизнью, для того, чтобы осознать, что один имеет мало общего с другим. Это не значит, что злой человек преуспеет, что успех достигается через зло и с помощью злобного характера, если бы это было так, то успех был бы смертельным. Тем не менее, мы не должны винить духовность за неудачи в мирских делах, ибо мирское относится к другому типу вдохновения, если бы это было не так, то все великие мудрецы были бы миллионерами. Мирская борьба – это внешняя борьба, борьба на духовном пути – борьба внутренняя. Человек вступает на духовный путь не раньше, чем встретится с первым врагом – собственным мелким Я. Что делает это маленькое Я? Оно очень хитрое. Когда вы говорите: “Я хочу драться”, оно говорит: “Ведь я – это ты сам. И ты хочешь драться со мной?” Когда оно приводит к неудаче, оно достаточно умное, чтобы обвинить кого-нибудь еще. Те, кто проиграли в жизни, разве они обвиняли самих себя? Нет, они всегда винят кого-то другого. Когда они выигрывают, они говорят: “Это я сделал”. Когда они любят кого-нибудь, но не могут получить его, они говорят: “Кто-то перешел мне дорогу”. И в большом, и в малом все происходит так же: маленькое Я не признает ошибки, но всегда находит у других, и его тщеславие, его гордыня, его мелочность, его эгоистические тенденции, его довольство ослепляет человека. Маленькое Я не устраивает помех на мирском пути так, как оно мешает на пути духовном. Мне вспоминается персидское стихотворение моего муршида, которое относится к мелкому Я: “Когда бы я ни чувствовал, что могу примириться со своим маленьким Я, оно находит время подготовиться к следующей атаке”. Таковы у нас обстоятельства. Мы думаем, что наши мелкие ошибки происходят от небольших случайностей, мы вовсе о них не думаем. Но каждая мелкая погрешность – это флаг маленького Я, его собственного доминиона. Таким образом, в борьбе маленькое Я лишает человека, суверена, царства Божьего. Очень немногие осознают огромную силу, заключенную в борьбе с маленьким Я, в его преодолении. Но как обычно поступает человек? Он говорит: “Мое бедное Я! Ему и так приходится противостоять таким конфликтам в мире! Разве я должен тоже бороться с этим Я?” Так он отдает маленькому Я его царство, так он лишает себя божественной силы, скрытой в сердце человека. У человека имеется ложное Я и настоящее Я. Настоящее Я обладает вечной жизнью, у ложного Я жизнь ограничена. Настоящее Я – это мудрость, ложное Я – невежество. Настоящее Я может подняться до совершенства, ложное Я – сама ограниченность. Настоящее Я – само добро, ложное Я порождает всевозможное зло. Мы можем видеть в самих себе и Бога, и другого. Победив этого другого, мы осуществляем Бога. Та другая сила была названа Сатаной, но сила ли это? В действительности, это не так. Это так и не так. Это тень: мы видим ее, и в то же время, это – ничто. Если осознаем это, то увидим, что ложное Я не имеет самостоятельного существования. Как только душа поднимается над ложным Я, она начинает осознавать свое благородство. А теперь обратимся к практическому аспекту этого ложного Я, как оно представляется? В какой форме? Оно поднимается в поддержку своих собственных интересов. Оно защищает себя от нападения других. Оно чувствует себя исключительным по сравнению с любым другим. Оно знает себя, как сущность, отделенную от друга и врага. Оно заботится лишь о том, что происходит прямо сейчас, оно слепо к будущему и не знает прошлого. Оно проявляется в форме самосожаления, оно выражает себя в форме мести. Оно живет, питаясь горечью и всегда в темноте. Его условие – беспокойство, недовольство. Оно обладает безмерным аппетитом ко всему, что видит вокруг, но никогда не довольно. У него нет доверия ни к кому, мыслей ни о ком, заботы ни о ком. Ему недостает совести и поэтому воспитанности. Маленькое Я заботит лишь его собственное благополучие, собственный комфорт. Отдать что-нибудь кому-то из ближних – повергает маленькое Я в ужас, потому что ему не знакомо самопожертвование, отказ от чего-либо для него ужасно, страшнее смерти. Таково маленькое Я. Когда мы видим его в ком-то, мы виним в этом того человека, он нам не нравится, но мы не видим этого же самого элемента в себе самих. Никто в мире не может сказать: “Во мне этого нет”. Если человек отнесется к этому по справедливости, то он увидит это, часто несправедливый обвиняет другого. Чем более справедливыми вы становитесь, тем более спокойными вы будете при всех обстоятельствах. Внешне вы будете видеть недостатки других, а внутренне вы увидите итог внутри себя. Например, маленький ребенок любит независимо ни от чего. Вор ли это, грабитель – ребенок хочет любить его и улыбается ему, потому что ребенок безгрешен. Почему это так? Потому что вор в нем еще не пробудился. Ребенок приходит с небес, вор – от земли, у ребенка нет вместилища для вора, поэтому для ребенка не существует вора. Мы принимаем вещи, потому что они в нас. Если мы рассмотрим свое знание, мы пережили тысячу вещей, большую часть которых мы узнали от других, и мы им сразу же поверили. Как только человек говорит нам о чем-то злом, мы думаем: “Теперь-то мы знаем, в этом мы можем быть уверенными”. Но если человек приходит и говорит: “Я видел что-то совершенно чудесное: этот человек такой хороший!” – тогда все думают: “А правда ли это? Все ли мы о нем знаем? Разве может быть это хорошо? Нет ли в нем чего-нибудь плохого?” Доброе покажется неестественным. Теперь такой вопрос: а нужно ли обязательно бороться? Почему должны мы вступать на духовный путь? Не тирания ли это над самими собой? Но именно через борьбу мы формируем свой характер, свою личность. В этом основа всех религий. Когда человек начинает думать: “Я не должен никому навредить, никого не обидеть из встреченных мною, будь то достойный или недостойный, друг или враг”, только тогда он начинает работать в духовном направлении. Духовность – это не чудотворство. Духовность достигается хорошим воспитанием, правильным воспитанием. Где же святилище Бога? Оно в сердце человека. Как только человек начинает заботиться о чувствах другого, он начинает поклоняться Богу. Это чувство не приносит прибыли, но каков же иной путь поклонения Богу? Кто-то может сказать, что трудно угодить всем. Несомненно, это трудно, и это становится еще труднее, если у человека есть стремление угождать каждому. Есть одна история про муршида, который со своими мюридами пошел однажды в деревню. Он постился, и мюриды тоже взяли обет поститься. Они пришли в дом одного крестьянина, и тот с готовностью и радостью принялся готовить им обед. Когда обед был подан, муршид пошел и сел за стол, но ученики не осмелились из-за данного обета. Все же они об этом не сказали, потому что у духовных людей не принято упоминать о таких вещах. Что касается муршида, то они подумали: “Муршид забыл о своем обете”. Муршиды иногда забывчивы! После того, как обед закончился, и они вышли из дома, ученики спросили: “Вы забыли свой обет поститься?” “Нет, - ответил муршид, - я не забыл, но предпочел нарушить свой пост, чтобы не разбить сердце этого человека, который со всем воодушевлением приготовил нам еду”. Если бы мы только могли задумываться о повседневной жизни, обо всех ее мелочах, которые, когда мы ими пренебрегаем, лишают нас возможности делать добро! Каждое мгновение жизни – это возможность быть чуткими к человеческим чувствам, как в благополучии, так и в неблагоприятных обстоятельствах – при всех условиях. Это немногого стоит, нужно только немножко задуматься. Человек может быть внутри добрым, но не заботиться к мелочам. Нет более великой религии, чем любовь. Бог есть любовь. Лучшая форма любви – это заботиться о чувствах тех, с кем мы соприкасаемся в повседневной жизни. По мере продвижения дальше встречается все больше трудностей: мы видим более значительные недостатки по мере того, как продвигаемся по духовному пути. Не то, чтобы число недостатков росло, просто восприятие становится острым, иначе мы не обнаружили бы их. Это так же, как у музыканта: чем больше он знает и чем больше играет, тем больше ошибок слышит. Тот, кто не находит ошибок, в действительности, становится хуже. Нет конца погрешностям. Думать так помогает человеку стать смиренным. Если человек еще не осознал этой истины, есть один аспект метафизики, который не делает человека смиренным: профан подумал: “Бог во мне”. Да, Бог пребывает в глубине сердца, но интеллект не приносит пользы, если двери сердца не отворены. Именно осознание наших бесчисленных ошибок делает нас смиренными и стирает маленькое Я из сознания. Только в таком стирании маленького Я заложено духовное сознание, духовное постижение. Можно спросить: “Что такое настоящее духовное сознание?” Духовное сознание состоит в том, чтобы осознавать дух. Прежде этого сознание маленького Я закрывало дух. Когда маленькое Я отодвинуто, что там? Там пребывает дух – назовите его как хотите, это то, что есть.
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ РЕАКЦИЯ
Каждое обстоятельство, будь оно благоприятным или неблагоприятным, в котором обретается человек, и каждый человек, приятен он или неприятен, в чьем присутствии вы находитесь, вызывает вашу реакцию. От такой реакции зависит счастье человека, его духовный прогресс. Если он обладает контролем над своей реакцией, это значит, что он развивается. Если же у него нет контроля над ней, это значит, что он движется назад. Возьмите двух людей, мудрого и глупого, мудрый человек реагирует более интенсивно, чем глупый. Если вы возьмете человека тупого и человека тонкого, то тонкий человек, естественно, отреагирует в большей степени, нежели тупой. Если вы возьмете справедливого или несправедливого человека, естественно, справедливый человек будет реагировать сильнее, чем несправедливый. Если вы возьмете духовного человека и человека материального, естественно, что духовный человек будет реагировать сильнее, чем материальный. И все-таки не совместимо с мастерством, когда человек не властвует своей реакцией. Человек тонкий, духовный, чувствительный, мудрый и справедливый, но все же не владеющий своей реакцией, несовершенен. А это показывает, что даже тонким и справедливым и духовным быть недостаточно, потому что все это делает человека тоньше, чувствительнее, но в то же самое время более слабым против вмешательства влияний толпы. Это показывает, что человек справедливый, мудрый, духовный и тонкий, но слабый, несовершенен. Равновесие в жизни должно быть столь же тонким, как нить, но в то же время таким же прочным, как стальная проволока. Если человек не показывает такой выносливости и силы противостоять возмущающему воздействию, среди которых ему постоянно приходиться пребывать в жизни, то человек наверняка показывает слабость, недостаток развития. Такая реакция, прежде всего, привносит определенное количество тщеславия. Мы чувствуем: “Я лучше, чем другие, которые мешают мне”. Но мы, конечно же, не сможем сказать: “Я сильнее того, кто мешает мне”. Когда мы не можем выносить условия, нас окружающие, мы можем думать, что мы выше этого, мы не можем выносить такие условия, но, в действительности, условия сильнее, если мы их не можем вынести. Если мы родились на земле, если нам предназначено ходить по земле, мы не можем мечтать о рае, если нам нужно стоять твердо при всех обстоятельствах, которые нам преподносит земля. Когда человек развивается в направлении духовности, он должен иметь в виду, что наряду со своим духовным прогрессом он должен укреплять себя против возмущающих воздействий. Если он не будет этого делать, то следует знать, что с каждым желанием идти вперед помимо своей воли он будет отбрасываться назад обстоятельствами. Есть четыре разных способа реакции человека: поступком, словом, мыслью и чувством. Поступок создает определенный результат, слово порождает последствия, мысль создает атмосферу, чувство производит обстоятельства. И поэтому, каким бы образом ни реагировал человек, это не останется без последствия. Реакция будет воспринята быстро или медленно, но она должна быть воспринята. И очень часто реакция соотносится не только с самим человеком, но и с другим. Человек, отвечающий другому оскорблением, встает на его уровень, тот, кто не отвечает, стоит выше его. Таким же образом мы можем пониматься над вещами, на которые можем реагировать, если будем уметь летать. Ведь это парение над вещами вместо того, чтобы, подобно материальному человеку, им противостоять. Как может человек называть себя духовным, если он не может взлететь? Это – первое условие, чтобы быть духовным. Весь механизм этого мира представляет собой действие и реакцию на действие, мире объективном так же, как и в мире личностей. Только у человека есть возможность развить тот дух, который называется духом мастерства. А дух этот развивается очень просто, для этого лучше всего попытаться овладеть духом реакции. Жизнь с утра до вечера в избытке предоставляет нам возможности практики в выучивании этого урока. Каждое движение, каждый поворот, сделанный нами, приводит нас в соприкосновение с приятным и неприятным, гармоничным или дисгармоничным условием или человеком. Если мы реагируем автоматически, то мы ничем не отличаемся от машины, или от тысяч и миллионов людей, реагирующих автоматически. Но если мы способны проследить в себе божественное наследие, наследие, которое называется мастерством, то оно заключается в нахождении контроля над реакцией на воздействия. В теории это легко и просто, а вот на практике это самая трудная вещь на свете: овладеть, победить. И если мы задумаемся о пользе такого развития, то откроем для себя, что нет в мире ничего более необходимого и более важного, чем это развитие. Если есть какая-то сила в мире, которую можно найти, то эта сила – внутри самого человека. А доказательством тому, что такая сила присутствует, является то, что человек в состоянии контролировать свою реакцию. Это сохраняет достоинство, это поддерживает честь, и именно это оберегает мудрость человека. Ибо легко быть мудрым, но трудно оставаться мудрым. Легко подумать, но трудно оставаться думающим человеком. Очень часто люди спрашивают меня, есть ли такая практика, если такое изучение, есть ли что-нибудь, что может делать человек, чтобы развить силу воли. И я отвечаю: “Да, есть много практик и множество способов”, но вот простейшая и наилучшая практика, которую можно исполнять без специальной подготовки: всегда держать себя в руках. Слова: “Я терпеть не могу, я не выношу, я не терплю, у меня нет терпения” - все значат для меня одно: “Я слаб”. Говоря это, мы признаем иными словами, более красивыми словами, что мы слабы. А разве может быть злейший враг для человека, чем его собственная слабость? Если бы весь мир был нашим другом, достаточно было бы и этого единственного врага – собственной слабости, чтобы погубить нашу жизнь. Лишь только этот враг будет побежден, мы сможем противостоять всем, кто придет с нами в конфликт. А теперь рассмотрим вопрос о том, как построить работу в этом направлении. Кроме всего прочего, человеку следует принимать во внимание и свои физические условия. Нервная система должна находится в надлежащем состоянии. Именно через нервозность человеку становится все хуже и хуже. И даже добрый человек с хорошими намерениями может оказаться другим, потому что у него могут быть добрые намерения, но он не сможет выполнить задуманное из-за слабости своей нервной системы. Ему нужно приобрести навык тишины, концентрации, медитации. Человек, продолжающий говорить без умолку, или делать что-то, кто нисколько не медитирует, кто не остается в покое, не сможет овладеть своей нервной системой, он не сможет поддерживать ее в порядке. Если есть что-то, с помощью чего можно контролировать свою нервную систему, так это правильное дыхание. А когда вы занимаетесь проделываете правильные дыхательные движения с сосредоточением, связывая с ними мысль, тогда вы очень хорошо укрепляете свою нервную систему. Вся сила мистиков, йогов черпается из этих практик, которые помогают держать под контролем нервную систему. Кроме того, есть много вещей, которые вызывают несчастье, но держа в руках свою нервную систему, их можно избежать. Если посмотреть на это с более высокой точки зрения, это достигается отказом от импульсов, которые появляются внезапно, которые требуют отклика. Именно это называется сдержанностью, когда человек должен контролировать свои мысли, и желания, и страсти. Но это не означает ухода от мирской жизни. Это значит всего лишь умение держать себя в руках.
*********
Вопрос: Может ли человек начать осуществление такого контроля в зрелом возрасте, или это следует делать, пока он молод?
Ответ: Никогда не поздно начать, никогда не поздно совершенствоваться.
Вопрос: Разве не должен быть надлежащий контроль над собой частью хорошего воспитания, которое дается детям?
Ответ: Конечно, я думаю, что если такое обучение дается с детства, то оно принесет замечательные результаты. Было в Индии время, сейчас такое встречается редко, но в древности юношам преподавали Асаны – определенные позы, в которых нужно было сидеть, ходить и стоять. Тем самым они в первую очередь достигали контроля над своими мышцами и нервами. Огромную пользу принесло бы нашему современному образованию, если бы оно восприняло две вещи. Первая – это изучение контроля над реакцией, а вторая – практические занятия спортом и гимнастикой.
Вопрос: Разве не намного труднее контролировать свою реакцию, когда человек несправедливо страдает от кого-то, кого любит, чем от того, к кому безразличен?
Ответ: Контроль над своей реакцией всегда приносит определенную боль. Но в то же время, страдая, через эту боль человек обретает некую силу подняться над всем этим. Но, пусть это будет правильно истолковано, человек может себя подвергнуть опасности. Есть опасность в обоих случаях. С одной стороны – яма, с другой стороны – вода. Например, есть некий человек, который, боясь кого-то обидеть или быть кем-то обиженным, всегда подавляет свои мысли и чувства. Если он их выразит, то ему станет хуже, но если не выразит, но будет подавлять их, он погибнет. Поэтому надлежит развивать умение выбирать, мышление для того, чтобы анализировать, понимать прежде, чем выявлять реакцию. Потому что человек должен знать: “Что-то есть у меня в руке, поступлю ли я неправильно, если брошу это? Куда мне это бросить? Не брошу ли я это на свою голову? Что тогда будет?” Он должен знать, что у него в руке. Если для того, чтобы не разбить голову другому, он разобьет голову самому себе, то это тоже неправильно.
Вопрос: Что же тогда делать?
Ответ: Он должен сначала взвесить и оценить тот импульс, который у него возникает, не выбрасывать его автоматически. Ему следует сначала взвесить, проанализировать его, измерить и применить к наилучшей пользе в жизни. Камень годится не только для того, чтобы проломить кому-нибудь голову, и не для того, чтобы разбить свою собственную. Его берут, чтобы строить дома, использовать по назначению. Используйте все, там, где это полезно, где от него будет какая-то польза. Все такие вещи, как страсть, гнев и раздражение, рассматриваются как очень плохие, как зло. Но если это зло держать в руках, то его можно использовать на благие цели, потому что это сила, это энергия. Иными словами, зло, используемое в благих целях, становится добродетелью, а неверно примененная добродетель становится злом.
Вопрос: Можете ли вы привести пример того, как можно использовать приступ гнева?
Ответ: Например, когда человек в ярости и чувствует, что он действительно зол, если он сможет взять под контроль эту мысль и не выражать словами, то это даст ему большую силу. Иначе говоря, выражение плохо подействует на его нервы. Контролируя его, он получит силу, она останется с ним. Я предпочитаю людей, которые могут гневаться и контролировать гнев тем людям, у которых нет ни того, ни другого. Один человек пришел ко мне как-то и сказал то, что, как ему казалось, должно мне понравится: “Я был вегетарианцем двадцать лет”. Я спросил его: “Что побуждало вас быть вегетарианцем?” Он сказал: “Это снимает гнев и страсть и все виды зла, которые сбивают человека с пути истинного”. Я сказал ему: “Это неверный путь становится вегетарианцем”. Если человек, заболев, становится добродетельным, такая добродетель ничего не стоит.
Вопрос: Разве самоконтроль не лишает нас спонтанности?
Ответ: Самоконтроль дает огромную силу спонтанности. Он только развивает силу мысли, он только делает так, что мы думаем с каждым импульсом, тогда как без него он проявляется автоматически.
Вопрос: Разве человек не должен сперва чувствовать?
Ответ: Он должен знать об этом. С каждым импульсом он должен быть пробужденным, так чтобы держать этот импульс в руках и знать, что он собой представляет. Иными словами, держать слово на языке, прежде чем его уронить.
Вопрос: Сам по себе импульс, прежде чем он контролируется, представляет собой нечто неправильное?
Ответ: Когда мы думаем о происхождении импульса, мы идем в противоположном направлении мысли. Тогда нам нужно подумать о том, в каком направлении он движется. То же и с направлением ума: к озарению или к темноте. Ум порой озарен, а порой пребывает во мраке. Человек должен задуматься о состоянии ума в данное время. Есть еще и другая вещь, о которой следует позаботиться в этой связи. Человек может иметь добрые намерения, и ум его будет сфокусирован на добрых идеалах. Есть другой человек, который со злыми намерениями и неправильными идеалами скажет или сделает что-то, и автоматически повернет ум первого в неправильном направлении, против его воли. Сказано в Библии: “Не противьтесь злу”. Порой зло приходит, как пожар, разожженный одним человеком в уме другого, в его уме не было огня, огонь там вспыхнул. И в той реакции на огонь, которую выразил ум. Сопротивляться злу значит посылать огонь в ответ на огонь. Иными словами, разделить огонь, который пришел от другого. Но не принимая огня, вы отбрасываете огонь прочь от себя. Огонь падает на того же человека, кто бросает его.
ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ ГЛУБИННАЯ СТОРОНА ЖИЗНИ
Когда мы рассматриваем жизнь глубоко, мы можем поделить ее на две части и назвать одну более легкой, а другую – более глубокой Стороной Жизни. Важность и той и другой из этих сторон в некоторые моменты может показаться равновеликой. Когда человек думает о более легкой стороне жизни, в этот момент эта сторона важнее, тогда как другая сторона, которую человек не осознает, кажется для него не имеющей большого значения. Но потом наступают другие моменты в жизни, когда, может быть после страданий, после потери или другого подобного переживания, человек вдруг пробуждается к совершенно иному осознанию жизни, а когда он к нему пробуждается, в это время более глубокая сторона жизни кажется ему имеющей больше значения, нежели более легкая сторона. Ни один человек, будь то священнослужитель, или мистик, или кто-либо из власть предержащих, не может сказать, какая же сторона является более важной. Это зависит от того, как мы на это смотрим. Если мы поднимаем ее цену, хотя она может быть и очень незначительной, мы все же будем ее больше ценить. Если мы на нее не смотрим, она может быть очень мелкой вещью. Нет в мире ничего, что имело бы обычную цену, прикрепленную к нему. Если нам кажется, что такая вещь есть, то она никогда не остается в том же положении. Если что-то, подобное деньгам, подвержено изменению, тогда что же в мире есть такого, что не меняло бы своего значения? Когда мы рисуем эти две стороны жизни, более легкую и более глубокую, то мы видим, что рисуем их в свете собственного настоящего опыта. Мы путешествуем вместе* [Хазрат Инайят Хан читал эту лекцию на борту корабля “С.С.Волерсдейн”, который шел по маршруту от Нью-Йорка в Роттердам в 22 декабря 1925 года], некоторые из одной страны, другие – из другой, приезжая из разных частей мира. И все же мы все собрались здесь. Каким образом? Судьбой, или еще яснее, из-за общей судьбы, к которой мы все стремимся и которая на несколько дней собрала нас на этом корабле. Это наша счастливая предрасположенность, наше благоприятное отношение друг к другу, наше желание быть добрыми, дружелюбными, общительными и услужливыми, которое дает нам возможность понимать друг друга и поможет нам сделать друг друга счастливыми. Оно сближает нас гораздо теснее, чем сделала это судьба. Это картина жизни в миниатюре. Если мы рассмотрим жизнь некоторого сообщества, нации, расы, даже и всего мира, что это? Разве это не большой корабль, на котором все мы путешествуем, осознанно или неосознанно, все движемся, все изменяемся? Вот почему это всего лишь путешествие. Есть два аспекта для путешественника. Есть такие путешественники, которые не знают, откуда они пришли и куда идут. Только тогда, когда они открывают глаза, они понимают, что находятся на корабле, который движется, путешествует. И это так со многими людьми в сегодняшнем мире. Они настолько поглощены своими повседневными делами, что не ведают, откуда они пришли и куда идут. Представьте себе разницу между этими путешественниками и тем, кто знает, откуда он пришел, и кто должен также знать или однажды узнает, зачем он пришел, почему он путешествует, раньше или позже он будет готов к тому месту, куда идет. Но тот, кто не знает, откуда он пришел, но знает лишь, где он оказался и чем занимается, он знает о положении вещей в своем непосредственном окружении. Тот, кто не знает, куда он идет, не готов к своему предназначению, не готов встретить его лицом к лицу. Он не знает, что для него там приготовлено, поэтому он не готов к нему. Будду – великого Учителя Востока, однажды спросили ученики, что он имеет в виду под невежеством. И он рассказал им такую историю. Однажды некий человек провел целую ночь в совершенной тьме, цепляясь за ветку дерева, он не знал, земля у него под ногами, а может быть канава или вода. Всю ночь он дрожал, и плакал, и крепко цеплялся за ветку. А когда рассвело, он увидел, что до земли под его ногами всего лишь фут расстояния. Невежество можно определить, как страх, сомнение, страсть, смущение. Откуда все это приходит? Все это происходит от незнания одной из сторон жизни – ее глубинной стороны. Мы можем быть умны и получать все самое лучшее в том, что мы называем легкой стороной жизни, в профессиональной деятельности, искусстве, промышленности, бизнесе, но это одна сторона жизни, и это не все. При всех наших усилиях с утра и до вечера мы не знаем, к чему придем, чего мы этим достигнем. Если рассматривать богатство, положение в обществе, славу, имя или что-то еще, то это только приведет к смущению, ведь жизнь идет, все движется. Мы не можем это остановить. Человек может иметь богатства, а на завтра стать бедняком, он может добиться успеха в какой-то день, но однажды, рано или поздно, он встретиться с поражением. Кто мог бы подумать, что такие могущественные нации, как Россия и Германия падут в одно мгновение – нации, которые сотни лет шли к тому, чтобы стать сильными, подняться? Но когда пришло их время, то крушение не заняло много времени. Если такие великие державы, с людскими ресурсами, богатствами, квалифицированными специалистами, политиками, государственными деятелями подвержены падению в один момент, если такие конструкции, построенные в сотни лет, ломаются, если такова природа и характер жизни, то ни один мыслящий человек не станет отрицать, что за всем этим должна присутствовать какая-то тайна, какой-то секрет, от которого он хотел бы иметь ключ. По крайней мере, ему хотелось бы знать, что такое жизнь, что там, по ту сторону. Те, кто исследовал жизнь и давно задумывались над этим вопросом, пришли к тому же, к чему другие мыслители, жившие, быть может, восемь тысяч лет назад. Будда говорил и осознавал те же самые вещи, что мудрец постигает сегодня. Это проливает для нас свет на жизнь, чтобы мы могли видеть, что мудрость одна и та же во все века. Мы можем радоваться, когда развиваемся, и сожалеть, если идем вспять, но мудрость никогда не меняется и всегда будет такой же. Это же осознание придет к тем, кто будет глубоко задумываться и стараться понять, что такое жизнь. Я не имею в виду, что для осознания жизни человеку будет необходимо следовать определенной религии, или быть таким великим, или таким хорошим, таким благочестивым или таким духовным. Первейшей и самой важной вещью является то, что мы становимся наблюдательными. Мы должны смотреть на жизнь более внимательно, чем делаем это обычно, вместо того, чтобы жить поверхностно. Это ничего не стоит. Это лишь на несколько минут отвлекает нас от повседневных занятий. Жизнь всегда дает возможность думать, как бы заняты мы ни были, если мы желаем знать ее секрет. Нет необходимости оставлять наше занятие, работу и отправляться в лес, сидеть в тишине и медитировать на жизни. Мы можем медитировать на жизни в гуще жизни, если только захотим этого. Что происходит, так это то, что человек начинает свою жизнь с действия, и чем более он несведущ в действии, тем меньше он думает. Тогда его действие становится его мыслью. Но если бы за действием человека всегда стояла мысль, если бы его мысли были связаны с каждодневными поступками, он также обращал бы свою мысль на глубинную сторону жизни. Мы сражаемся, спорим и дискутируем очень часто. О чем? О причине. Когда два человека дискутируют, каждый из них имеет причину, и каждый считает, что его причина правильная. Они могут вести дискуссию годами и все же ни к чему не придут, потому что причина у каждого иная. Поэтому думать больше значит видеть по ту сторону причины. С того момента, когда мы начинаем видеть то, что присутствует за причиной, мы смотрим на жизнь. Тогда мы обнаруживаем, что за тем, что мы ставили в вину, есть нечто, достойное похвалы, а там, где есть что-то, что можно похвалить, возможно существует причина для укора. Мы начинаем видеть, что присутствует за всеми вещами и это дает нам доказательство того, что вся жизнь – это своего рода раскрытие. Чем глубже мы вглядываемся в жизнь, тем больше она себя раскрывает, позволяя нам видеть более точно. Не будет преувеличением сказать, что жизнь разоблачается. Не одни только люди говорят, но и растения, деревья – вся природа говорит, если бы только уши могли слышать. “Говорит” – в том смысле, что жизнь раскрывает свою тайную природу. Таким образом, мы общаемся со всей жизнью в целом. Тогда мы уже не бываем одиноки, тогда жизнь в мире становится достойной, чтобы жить Мыслящие люди всех эпох считали источник творения одним и тем же. Великий ученый сегодня заходит настолько далеко, что говорит нам, что причиной, лежащей позади сотворения, является движение, вибрация. Но если от движения или вибрации перед нашим взором произошло это проявление, то такое движение не безжизненно. Если это движение есть сама жизнь – оно разумно, хотя разумно не в том смысле, как мы понимаем это слово. Мы знаем самое примитивное его значение, мы называем ограниченный мозг разумом. Такие слова, как вещи и существа, получили существование посредством того, что мы думаем, что одна вещь – разумна, поскольку она живая, другую же вещь, в которой мы не усматриваем жизни, мы называем неразумной. Мы говорим: разумное существо, неразумная вещь. Тем самым двойственность появляется через наш опыт определения того, что мы называем разумным. Индийский ученый, посетивший Запад, указал, что даже деревья дышат. Если это так, тогда деревья живые. А если сегодня доказано, что деревья живые, то будет открыто, что и камни живые, что все, что мы видим, живое. Тогда все исходит из одного источника, которые есть сама жизнь всего сущего. Жизнь не только жизнь, но также и разум. То, что есть жизнь, религия называет Богом. Как бы мы ни называли это, оно одно и то же. Разница лишь в имени. Однажды, во время своего путешествия в Америку, я встретил одного молодого итальянца, он путешествовал на том же корабле, что и я. Посмотрев на мою одежду, похожую на одежду священника, и решив, что я священник, он спросил: “Какая у вас религия?” Я ответил: “Это ваше верование, все это религия”. Он повторил: “Но какое ваше верование?” Я сказал: “Верование человека нельзя высказать, набожность каждого в нем самом, он знает это лучше всего”. Он сказал: “Но я не верю, я верю в вечную материю”. Мой ответ: “Мое верование не очень далеко от вашего” его очень удивил, что человек, похожий на священника, может сказать такое. “В чем же ваше верование?” Я сказал: “То, что вы называете вечной материей, я называю вечным духом, это одно и то же, то, что я называю духом, вы называете материей. Я не возражаю против того, чтобы называть это так для вашего удобства, ведь разница только в словах”. Разница между религиозными верованиями, откуда они приходят? От поверхностности взгляда. Если наши идеи материальны, мы обсуждаем вещи, которые, по сути, те же самые. Разница лишь в словах. Внимательное наблюдение жизни в свое время пробудит в нас видение того, что лишь только на жизнь проливается свет, жизнь начинает раскрывать себя. Как сказал великий поэт Персии Саади: “Даже листья дерева становятся подобны страницам священной книги, лишь только откроются глаза сердца”.
*********
Вопрос: Как вы думаете, что является наилучшим средством для большего понимания и терпимого отношения друг к другу между разными верованиями?
Ответ: Я думаю, что те усилия, которые совершаются миссионерами разных вер и направленными на то, чтобы обратить тех, кто не принадлежит к их вере, не имеют большой важности сегодня. Те усилия, которые мы можем прилагать сегодня, должны приводить к пониманию между последователями разных религий посредством письменной или устной проповеди Религии вместо какой-то одной из религий, то есть посредством попытки объяснения истины христианства буддистам в свете буддизма, христианам – буддизма в свете христианства, в сравнении с их собственными учениями, дабы показать различия, но дать им понять, что все это одно и то же. Стремление каждого великого учителя состояло в том, чтобы привести человечество к этому пониманию, но это привело к разделению людей на сообщества. Один говорит: “Моя церковь – единственная, что спасет вас”. Другой говорит: “Только мой храм, или пагода самая достойная”. Великие учителя не имели желания поддерживать какую-то особую религию, сообщество или церковь. Они хотели внести такую религию, которая является религией человечества, которая стоит надо всеми разделениями. Это служение, которое ничего не отнимает от религии, представляет величайшую важность, оно вносит новый свет в религию человека, делает его более терпимым через понимание идеала других людей.
Вопрос: Есть некоторые, кто считает легкую сторону жизни более важной, другие – глубинную сторону жизни. Будет ли возможность для тех, кто считает легкую сторону жизни более важной развиться до состояния, в котором они смогут осознать глубинную сторону жизни больше через практическое мышление? Не через слова или догмы, которые не очень хорошо воспринимаются людьми, но через практическое мышление, ведущее к надлежащему пониманию глубинной стороны жизни?
Ответ: Как нужно отдохнуть после действия, так необходимо бросать взгляд на более глубокую сторону жизни после того, как повседневные обязанности выполнены. Вот почему религии учат молитвам. Есть также церкви, куда люди имеют обыкновение ходить каждый день, чтобы побыть в правильной атмосфере и помолчать. Теперь религия стала второстепенной вещью, а жизнь человека развивает все больше сражений сегодня, более великие сражения, чем были вчера. Естественно, что у человека едва есть время пойти в уединенное место или в церковь, чтобы посидеть в тишине. Те немногие, кто имеет сколь-то времени и кто заботится о том, чтобы продолжать взаимоотношения с религией, ходят к службе раз в неделю. Вот почему, в настоящее время я предложил бы путь эзотеризма, эзотерический путь, что означает изучение, с одной стороны, практику, с другой стороны, и медитацию кроме всего прочего – то есть выполнение всех трех вещей. Вы спросите: “Что нам изучать?” Есть два вида учебы: первый – чтение учений великих мыслителей и их запоминание, изучение метафизики, психологии и мистицизма. А другой вид учебы – изучение жизни. Каждый день у нас есть возможность обучения, но это должна быть правильная учеба. Когда человек едет на трамвае, на поезде, с газетой в руке, ему хочется читать сенсационные новости, которые ничего не стоят. Он может читать человеческую природу, которая перед ним: люди входят и выходят. Если он будет продолжать это, то он начнет читать людей, как буквы, написанные божественным пером, говорящие о своем прошлом и будущем. Смотреть внимательно на небеса и природу, и на все вещи, которые мы видим в повседневной жизни, размышлять над ними, желая их понять, вот тот вид изучения, который более велик, несравненно более велик, нежели изучение книг. А потом есть практика, практика, которую йоги и суфии Востока проходят многие и многие годы. Они посвятили тысячи лет опыта, как традицию передавая ее от учителя ученику. Способы сидеть, способы стоять, дышать правильно, пребывать в молчании, способ расслабляться, сосредотачиваться, чувствовать себя удобно, вдохновенно, радостно, более мирно. Конечно для таких практик необходима помощь учителя. Третья вещь – это практика каждодневной жизни, практиковать принципы, которые человек уважает в жизни, придерживаться идеала, который человек всегда хранил в своем сердце. Эти вещи и многое другое – все, что делает человек с утра и до вечера, все эти вещи помогают ему в развитии, пока он не дойдет до стадии, когда сможет естественным образом видеть глубинную сторону жизни. Есть бесчисленное количество людей, несчастных, подавленных, пребывавших в великом отчаянии, желавших совершить самоубийство, которые после того, как они занялись этими практиками, после трех, четырех, шести месяцев сказали: “В конце концов жизнь достойна того, чтобы жить”.
Вопрос: Что вы думаете является идеальной жизнью для среднего человека?
Ответ: Идеальная жизнь состоит в том, чтобы, по крайней мере, попытаться жить в соответствии со своим идеалом. Но для того, чтобы иметь идеал, человек должен пробудиться к идеалу. Не каждый обладает идеалом, многие люди, способные иметь идеал, не знают о нем. Не будет преувеличением сказать, что войны и несчастья, через которые мы прошли, беспокойство, которое все испытывают, несогласие между людьми, которое порой видно, а порой не видно – все это вызывается единственной вещью – недостатком идеала. Мы прогрессируем в коммерческом отношении, в промышленности, но если уничтожить идеал, то при любом занятии прогресс однажды натолкнется на препятствие, раньше или позже. Это первое задание, которое стоит рассмотреть. Кроме того, для среднего человека очень важно заняться тем, чтобы жить уравновешенной жизнью, к тому же это не очень трудно. Когда человек занят на работе, он должен знать, что отдых тоже необходим. Когда человек устает, необходимо отдохнуть, когда человек слишком много думает, есть время, когда нужно, чтобы ум отдохнул, для этого нужно не думать. Но жизнь – это опьянение, она, как вино: каков бы ни был мотив человека, предписано ли это ему, поставлен ли он туда или нет – он опьяняется, он все пьет, идя к своей цели изо всех сил, с мыслью и чувством, до тех пор, пока не выполнит то, что он хочет или не погибнет. Если мы будем придерживаться равновесия во всем, что делаем, мы получим ключ к жизни большего счастья.
ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ЖИЗНЬ КАК ВОЗМОЖНОСТЬ
Если взглянуть на мир наших дней, на его состояние, каков он сейчас, мы начнем спрашивать себя, а понимаем ли мы идею того, что “жизнь – это возможность” лучше, нежели те, кто жил прежде нас. Несмотря на ту стадию развития, на которой мы пребываем, и на мировой научный прогресс, война, через которую человечество прошло не так давно, показывает нам, что никогда в истории мира такое кровопролитие, такая великая катастрофа еще не вызывалась людьми. Кажется, что вся эволюция человечества была нацелена на то, чтобы подготовить, создать такие средства разрушения, чтобы большая часть человечества была уничтожена им. А когда мы подумаем о том недоверии, какое существует сегодня между нациями, и как одна нация допустила, чтобы другая нация погибла, мы начинаем чувствовать, что понимаем идею “жизни как возможности” еще менее, нежели те, что жили прежде нас. Что касается обучения, то учеба в школах и колледжах становится все более трудной и тяжелой, год за годом студентам становится все труднее сдавать экзамены, так что порой кажется, что к тому времени, когда они получат свой диплом, нервы у них расшатаются, тонкие силы рассеются и они еще менее прежнего будут способны применять свою квалификацию. Если обратиться к политическому миру, мы видим то же самое: каждая политическая партия стремиться лишь к собственному благополучию, подобно тому, как индивидуум старается получить лучшее от другого, также и нации следуют этому же самому принципу. Каждая нация опять-таки формирует несколько партий, стремящихся к цели, достижения которой они обещают. Похоже, что домашняя жизнь с каждым днем все более сокращается. Жизнь становится все больше похожей на жизнь в гостинице. Очень немногие в мире сегодня испытывают и наслаждаются тем, что называется домашней жизнью, или способны оценить ее, потому что они не знают ее. Жившие прежде нас были намного счастливее, они знали простоту и привязанности домашней жизни, радости и удовольствие дома. Удовольствия наших дней не похожи на развлечения более интеллигентных и мудрых в древние времена. Они наслаждались поэзией и высшей музыкой. Сегодня джаз стал более популярен, сегодня джазовый ансамбль есть в каждой гостинице, в каждом месте. Так же дело обстоит и с другими развлечениями. Когда мы идем в театр, мы находим пьесы все более и более ограниченными по тону: нет глубины, нет высоты – они без идеала. В них есть реализм, чтобы показать жизнь такой, как она есть, но это не вдохновляет и не поднимает человечество. Что нужно, так это показать жизнь лучше, чем она есть так, чтобы человек мог последовать этому примеру. Кроме того, тенденцией писателя, поэта, художника, музыканта является обращение к самому обыкновенному человеку, к человеку низшего развития, “человеку с улицы”. Если все эти разные вещи, которые обучают человека: театр, книги, поэзия и искусство будут тянуть его вниз на самый низший уровень эволюции, то это означает идти вниз, вместо того, чтобы идти вверх. Когда человек пишет хорошую музыку или поэзию на возвышенные темы, на нее нет спроса. Когда бы человек ни пришел с чем-то высоким, ему говорят: “Это не требуется, это не будут брать”. Кажется, что образование, высокие идеалы – все становится коммерческим, а становясь предметом коммерции, оно опускается вниз. В то же самое время, если мы будем стоять посреди толпы и смотреть, как люди спешат мимо и несут тяжести, мы подумаем, что никогда прежде люди не старались наилучшим образом реализовать возможность жизни. Возможность жизни должна быть рассмотрена с другой точки зрения. Чем мудрее мы становимся, тем больше меняется наше воззрение, тем в большей степени меняется наш взгляд на вещи. Есть четыре разные стадии в жизни: детство, юность, средний возраст и пожилой возраст, и каждая из этих четырех стадий показывает огромную возможность. Например, в детстве сознание в раю. Ребенок, живущий в том же самом мире скорби, обмана и злобы, счастлив, потому что он еще не пробужден к другим аспектам жизни. Он знает только хорошую сторону ее, красоту жизни. И поэтому тот же самый мир есть Райский Сад для ребенка, пока он не вырастет и не будет изгнан из этого Райского Сада. Прежде этого он наслаждается раем на земле, он не знает ни злобы, ни зла, ни безобразия человеческой природы. Он все еще поддерживает в себе небесный воздух и ангельскую невинность и стремление ценить всю красоту и любить каждое существо. По мере того, как ребенок растет, он отходит от такого стремления, и все же, своими словами и поступками, каждой склонностью своей он показывает ангельскую сущность в своей душе. Это возможность для каждого ребенка испытать царственность в жизни, и она отнимается родителями, которые отдают ребенка в школу слишком рано и возлагают на него бремя учебы. Нам не нужно все это беспокойство по приготовлению занятий для ребенка, чтобы он мог ответить в школе. Это, естественно, отнимает ту царственность, которую Бог дал ребенку, ту радость и красоту, ради которых он родился и о которых томится. Этот период его жизни следует оставить свободным, без беспокойства и тревоги, без обид. Родители нагружают ребенка занятиями, а, в конце концов, что делают эти занятия? Они отбирают силу и разум. Прежде, чем разовьется ум, он нагружается ненужными занятиями и все это возрастает до такой степени! Теперь люди говорят: “Мы должны также научить ребенка сосредоточению”, но они забывают, что ребенок рожден с сосредоточением. Как раз у взрослого человека сосредоточение неверное. Каждая душа рождается с сосредоточением, по мере взросления она теряет эту способность. Однажды я путешествовал по Англии и один человек пригласил меня посмотреть школу, где обучают сосредоточению. Мне привели десять-пятнадцать детей и каждого ребенка попросили посмотреть на чистый занавес и сказать, что там. Один ребенок посмотрел и говорит: “Лилия”. Другой посмотрел: “Роза”. Учительница попросила третьего ребенка сказать, что там такое. Он ответил: “Я ничего не вижу!” А я подумал: “Это намного лучше, ведь он говорит то, что видит”. Так учительница опросила десять или двенадцать детей о том, что они видят. Это был урок лицемерия, игры воображения – ненужной и чрезмерной. Это ни за что не сможет помочь ребенку, ведь сосредоточение ребенка уже есть, если ребенок будет оставаться ребенком – этого достаточно. Мы превращаем ребенка во взрослого, но он счастлив, когда остается со своими собственными стремлениями – бегать, веселиться. Ребенку не нужно это бремя. Мы создали его для себя. Мы созданы не для того, чтобы взваливать на себя такую ношу, которая делает несчастной жизнь и для нас, и для других. Если жизнь не была бы так сложна, не было бы нужды в войне и тех трудностях, которые мы имеем сегодня. Потому что мы сами себя испортили, мы хотим большего, и все же затрудняем другим возможность получить то, что мы хотим так, что в конце концов мы и сами не можем этого получить вовсе. В то же время, желая больше, чем нужно, мы делаем жизнь несчастной, так же как и жизнь других людей. Количество учебы, которой загружен сегодня юноша, является по отношению к нему величайшей несправедливостью. Культура молодежи исчезает. Мы не подумали о том, что нужно молодым людям, они не вдохновляются высокими идеалами, теми впечатлениями, которые заставляют вершить великие дела. Есть у всех юношей нечто общее. Каждый из них хотел бы стать или героем, или каким-то удивительным, вдохновенным человеком, великим поэтом или музыкантом. Но из-за единообразного обучения каждый ребенок не получает того питания для своей души, чтобы сделаться тем, для чего он рожден. Кроме того, юность – это возможность, когда можно обучить и прекрасным манерам, и высокому вдохновению, и возвышенным идеалам. Именно юноша обладает принимать все, что случается, поглощать и выражать обратно. Но если время юности упущено и прошло в тяжелой работе с утра до вечера, чтобы сдать экзамены, и остается лишь немного времени на отдых и прочее, тогда этого недостаточно для цели жизни. Те, кто понимает эту идею, осознает, что юность – это величайшая возможность, которая только бывает в жизни. Она больше никогда не приходит. Весна жизни больше не возвращается. Она приходит только раз, и когда эта возможность отнимается и юноша не получил вдохновения, как положено, это все равно, что оставить растение без полива, потому что это как раз то время, когда растение нужно поливать, это время ухаживать за ним, в это время его нельзя оставлять в небрежении. Есть тысячи и миллионы молодых людей в колледжах, которых не учат хорошим манерам и не дается никакого вдохновения. Когда они вырастают, они показывают, что сдали экзамены, что они получили огромное знание, но время юности – это хорошая почва для такого знания, которое облагораживает душу, ум в это время восприимчив. Ребенок, со всем своим энтузиазмом и сосредоточением, схватывает все хорошее и прекрасное. Вдохновение музыкантов и поэтов, проделавших огромную работу в мире, было создано в юности. Они либо увидели живой пример, который произвел на них впечатление, либо услышали от кого-то, прочитали или изучали что-то, что оказалось подобно семени, зароненному в их сердце. Юность – это единственное время, которое определяет, суждено ли ребенку стать в жизни великим, и если это время прошло, оно уже никогда не вернется. Хочет ли человек быть бизнесменом, политиком, специалистом в своем деле, ученым или музыкантом, именно в юности он должен начать и быть вдохновленным этим. В это время почва благодатна, а когда время прошло, то не так-то просто вернуть шанс. Кроме обучения всевозможным и разнообразным профессиям, видам работы и родам деятельности, есть еще другое взращивание, которым пренебрегают в юности – воспитание сердечных качеств. Сегодня прилагается масса усилий, чтобы обучить юношу быть умным, учиться. Но есть разница между интеллектом и мудростью, это не обязательно одно и то же. Как мы смешиваем удовольствие и счастье, так путаем умного и мудрого, но умный человек не обязательно мудрый, мудрость отличается от умности. Интеллект – это то, что человек изучает через впечатления, через учебу, то, что человек набирает в виде знания имен и форм. Мудрость – это что-то, что собирается подобно меду из цветка, подобно тому, как масло получается из молока. Мудрость достигается изнутри и снаружи. Это сочетание и делает ее мудростью. Сегодня вряд ли найдется один процент людей, которые культивируют такое сердечное качество. Инстинктивно сердечное качество имеется, но все попытки направлены на то, чтобы его притупить, потому что то, что мы учим сегодня, это интеллектуальное. Что я имею в виду, когда говорю о сердечном качестве? Есть интуиция, есть вдохновение и есть откровение. Все это приходит от культуры сердца, от сердечного качества. Человек может быть весьма культурным, может много выучить и в то же время не быть интуитивным. Человек может изучить всю технику музыки и поэзии, не имея сердечного качества. Сердечное качество – это нечто, что следует развивать в себе самом. Если в пору юности внимания не обращается на развитие этого особенного качества, то что случится, когда вырастет человек? Он будет эгоистом, гордым, невоспитанным, не готовым на самопожертвование. Эти качества лучше всего охраняют его интересы, и человек назовет такого человеком, обладающим здравым смыслом, практичным человеком. Только представьте! Если все были бы такими, чего еще можно было бы ожидать от жизни за исключением постоянных конфликтов, как это и есть в наши дни. Религия или верующая сторона человеческой природы также вытравливается по причине того, что людям это не нужно, потому что у них нет сердечного качества. Даже если люди ходят в церковь или иное место поклонения, их набожность проживается интеллектуально. Люди могут наслаждаться лишь чем-то интеллектуальным. Если есть математическое объяснение чего-то, то это замечательно, но когда дело доходит до ощущения блаженства, чувства возвышенности, воспарения сознания к высшим сферам – они не могут испытать это, потому что живут своим интеллектом. Есть два главных переживания жизни: одно переживание называется ощущением, а другое экзальтацией. Что общеизвестно и испытывается сегодня каждым средним человеком – это то, что называется ощущением: вся красота, которую видит человек в линии, в цвете, все, что человек видит своими глазами, что слышит, вкус чего ощущает и чего касается. Именно жизнь в ощущении делает человека материальным, и через некоторое время он уже не знает о духе. Экзальтация, которая есть великое блаженство, высшее наслаждение и которая делает человека независимым от жизни вовне, чтобы сделаться счастливым, как представляется, неизвестно большинству. Что я имею в виду под экзальтацией? Душа может иметь четыре переживания, которые, в действительности, все являются томлением души. И все же, по ошибке, у человека не бывает этих четырех переживаний, и вместо этого он испытывает нечто другое. Например, постоянным стремлением души является испытать счастье, а вместо этого она связана с тем, что человек называет удовольствием, но удовольствие относится к ощущениям, а счастье – к экзальтации. Удовольствие – это внушение, счастье – реальность. Теперь о знании. Каждая душа стремится к тому знанию, которое даст экзальтацию. Но душа не может удовлетвориться тем знанием, которое человек получает из книг, познавая или изучая внешние вещи. Например, знание науки, знание искусства находятся за пределами знания. Все эти разные исследования дают один род силы, один род удовлетворения, но долго это не продолжается. Есть другое знание, которое и является настоящим исканием души. Душа не может удовлетвориться до тех пор, пока она не найдет это знание, а это знание не приходит через изучение имен и форм. Напротив, оно приходит через разобучение. Поэтому не удивляйтесь, если вы читаете в каких-то книгах Востока, что Мастера, Махатмы ушли в горы и сидели там много лет. Я не скажу, что мы должны последовать их примеру, но мы можем оценить, что они вынесли из этого. Они ушли туда, чтобы исследовать жизнь, тот аспект жизни, который невидим и остается неизученным. Они сидели там в медитации многие годы. Они питались овощами, листьями и тем съедобным, что находили на деревьях, тем, что находили в лесу. Они созерцали. То, что они собрали – это не то знание, которое познается в этом мире, но более великое знание, которое можно узнать изнутри. Человек может видеть изображение Будды: глаза его закрыты, он сидит скрестив ноги. Что поясняет нам этот символ? Что есть знание, которое может быть постигнуто не только с закрытыми глазами, но даже при отключением ума от внешнего мира. То, что мы делаем – это не более чем закрытие глаз, но дальше мы не идем. Если глаза закрыты, а ум обдумывает какие-то вещи, то это не сосредоточение. Есть забавная история, относящаяся ко времени Ауранзеба о чтеце молитв. Ауранзеб постановил, что обязательно даже для святых ходить в мечеть молиться. Был один дервиш, которого полиция обязала ходить в мечеть, поэтому он туда пошел. Началась молитва, но прежде, чем она закончилась, дервиш бросился прочь. Полицейские забрали его, поскольку убежать было великим оскорблением всему собранию и чтецу молитвы. Дервиш предстал перед судом и ему задали вопрос, почему он ушел из мечети во время молитв. Он сказал: “Для какой цели имеется чтец молитв?” Ему ответили: “Нужно следить за его мыслями, за его молитвами”. Дервиш ответил: “Мысли чтеца молитв были в его доме, потому что он потерял ключи. Поэтому я не мог молиться в мечети и пошел к нему домой”. Тогда призвали чтеца молитв и спросили его. Он сказал: “Честно говоря, мои мысли были о ключах”. Если ум переходит от одной вещи к другой, сосредоточения нет. Если вы закроете глаза, то это не сделает сосредоточение лучше. Те, кто умеет концентрировать внимание, делают это, не закрывая глаз. Однажды, когда я путешествовал по Востоку, я встретил человека, который работал на телеграфе. Он был очень занят, а его сосредоточение продолжалось. Я сказал: “Как замечательно, что при всей этой работе вы можете заниматься сосредоточением”. Он улыбнулся и сказал: “Это один из способов концентрации”. Если человек ходит в церковь раз в неделю, а потом закрывает на две минуты глаза, то этого недостаточно для цели жизни. Есть хорошо известная история об одной деревенской девушке из Пенджаба, которая проходила по полю, где религиозный человек возносил своим молитвы. Закон религии не позволяет проходить по такому месту. Когда деревенская девушка шла обратно, религиозный человек сказал: “Как ты грубо поступила, о, девушка, ведь это грех проходить по тому месту, где человек возносит молитвы”. Она остановилась и спросила: “Что вы имеете в виду под молитвами?” “Молитвами? - воскликнул он, - ты что не знаешь, что они означают? Возносить молитвы – это значит думать о Боге”. Девушка спросила: “Как же вы увидели меня, думая о Боге? Когда я проходила здесь, я думала о своем молодом человеке и не увидела вас”. Ее сосредоточение было более сильным, чем сосредоточение человека, концентрировавшего свое внимание на Боге. Кроме сосредоточения должна также быть и вера. Именно через веру сосредоточение становится сильным и живым. Когда вера живет, тогда и сосредоточение живо, потому что вера – это иными словами воля. Если мысль не поддерживается силой воли, она уходит прочь, ее следует удерживать волей, и эта воля есть вера. В истории поясняющей это, великий проповедник говорил людям, чтобы они имели веру, и многие слушали его. На одного крестьянина большое впечатление произвели его слова, о том, что, имея веру, человек может ходить по воде. Он пришел к проповеднику и попросил его: “Не придете ли пообедать ко мне?” “Почту за честь, - сказал проповедник, - да, я приду к вам”. На следующий день крестьянин пришел, чтобы проводить проповедника к себе домой. По дороге им пришлось переправляться через реку, и проповедник спросил: “А где же лодка?”. “Вы же вчера учили меня, - сказал крестьянин, - что если у нас есть вера и во имя Божие мы сможем пройти по воде”. “А вы это делали?” спросил проповедник. “С тех пор, как вы сказали мне об этом, я больше не пользуюсь лодкой”. На что проповедник сказал: “Я не могу идти по воде”. Вот результат: человек может проповедовать и говорить такие вещи, но если только за всем этим нет веры и силы воли, то он ничего такого не сможет сделать. Чудеса можно творить мыслью, если есть вера. Другое, что человек испытывает в жизни, и к чему стремится его душа, это счастье. Его также можно достичь, придя в контакт с самим собой. И, наконец, последней такой вещью является покой. Его нельзя обрести внешними средствами, одним только внешним удобством и отдыхом. Он достигается, когда ум в покое. После того, как юность переходит в стадию зрелого возраста, время, когда человек собирает воедино знания и жизненные опыт, когда он уже прошел и жизненные радости и печали, когда он получил урок и от своей профессии, и от занятий, и в своем доме – от каждой из сторон жизни, он получает возможность наилучшим образом распорядиться тем, что он накопил на опыте. Но вот что говорит, Саади, персидский поэт относительно того, что обычно происходит в таком случае: “О мое Я, ты вступило в зрелый возраст, и все же ты не лучше ребенка!” Если человек к этому времени не научился всему, что следовало узнать, то он действительно потерял возможность в жизни, потому что именно в этом возрасте он не только заработал деньги, но получил опыт и знания. А чем больше он узнал и чем богаче он в это время, тем лучше он знает, как применить те силы, которые у него есть и тем более успешным и жизнеспособным он становится. Кроме того, это тот возраст, когда человек начинает узнавать о жизненных обязанностях, а если он не знает их даже в это время, то он не научился ничему. Знать свои обязанности по отношению к тем, кто смотрит на него снизу вверх, к близким людям, к тем, кто ожидает помощи, совета, какого-то одолжения от него – это то самое время, когда человек должен осознать все эти вещи. Это прекрасный возраст, когда дерево достигает полного цветения, начиная давать плоды миру. Не только для певца, чей голос достигает расцвета, для артиста, мыслителя, который вполне выражает свои мысли, но и для каждого человека этот возраст – обещание зрелого ума выразить себя к величайшему благу. И если такой возможностью не воспользоваться, то человек пропустит самое великое дело в жизни. Опять же, и преклонный возраст имеет свойственное ему благо. Люди не ценят благословение каждого периода, который они проживают в этом мире, и поэтому они ценят одно и не любят другое. На Востоке, а особенно в Индии, с большим уважением относятся к возрасту. Этот идеал, безусловно, должен быть известен. Преклонный возраст – это время, когда человек представляет собой летопись всей своей жизни, был ли он сострадательным, добрым, мудрым или глупым, каким бы он ни был, преклонный возраст несет в себе запись этого. Человек может прочесть ее на его лице, в чертах его характера, в его атмосфере, человек может прочесть то, что он сделал. Он имеет великую возможность вдохновлять, благословлять, служить тем, кому нужны его услуги, или тем, кто хочет, чтобы его направляли. Он показывает лучшие манеры, лучший образ воззрения на жизнь. Это тот возраст, когда человек может свершать. Но если он не знает о своей возможности, то в среднем возрасте он ведет себя, как ребенок, в детстве он работает, как взрослый, а в юности нагружен так, как в зрелом возрасте. Если бы только мы знали, что каждый момент в жизни, каждый день, каждый месяц и каждый год имеет свое особенное благословение! Если бы мы знали возможность жизни! Но величайшая возможность, которую человек может претворить в жизнь – это достичь той цели, для которой он был послан на землю. а если он упустил такую возможность, тогда что бы он ни делал в мире, накопит ли он богатство, будет ли владеть огромной собственностью, именем – это не имеет значения, он не будет удовлетворен. Ему придется жить здесь, не выполнив цель жизни. И когда глаза человека откроются, и он начнет смотреть на мир, он обнаружит, что в жизни есть великая возможность, чем он когда-либо предполагал. Если бы человек знал, что может творить мысль! Да, человек беден, да, он ограничен, да, он погружен в волнения, и все же, нет ничего в этом мире, чего не мог бы свершить человек, если он только будет знать, что может мысль. Представьте, какие возможности у человека в жизни! И только невежество отвращает его от того, что он может свершить. Если бы человек знал, как управлять своей мыслью, как выполнять определенные вещи, как приложить свой ум к выполнению цели, которая должна быть достигнута! Если он не знает, значит он не воспользовался своим умом и жил, как машина. Если человек знает силу чувства, знает, что сила чувства достигает всюду и проникает везде, он может достичь всего, чего пожелает. Есть персидская история о Ширин и Фархаде. Однажды Ширин – девушка, которую обожал Фархад, для того, чтобы испытать его любовь, сказала: “Фархад, ты любишь меня? Если любишь меня, то пройди через горы”. “Да, - сказал Фархад, - я ждал этого испытания”. Он пошел в горы, полный чувства любви, которое к ней испытывал. Каждый раз, когда он разбивал камень молотом, он произносил имя Ширин, и сила молота становилась в тысячу раз большей из-за чувства в его сердце. Сегодня человек забыл великую силу, которая заключена в чувстве. Она может разбивать камни. Нет ничего, чего нельзя было бы достичь силой чувства. Но обычно чувства нет, чувство захлебывается, оно перестает существовать. Жизнь – это величайшая возможность осознать силу чувства и выразить его, но еще более великая возможность жизни – освободить себя от плена ограничений. Каждый человек в той или иной форме является пленником своих ограничений, его жизнь ограничена. Человек может возвысится над ней, осознав скрытую силу и вдохновение души. Кабир, великий поэт Индии сказал: “Жизнь – это поле, а вы родились, чтобы возделывать его. Если вы знаете, как возделывать это поле, вы можете вырастить на нем все, что хотите. Все, что нужно в жизни, нужно выращивать на этом поле. Все, к чему стремится ваша душа, все, что вам нужно, вам придется получать с этого поля, если вы знаете, как его возделывать и как собирать плоды”. Но если такая возможность изучается лишь для того, чтобы получить все самое лучшее от жизни, беря все, что человек может взять, создав себе наилучшие удобства, тогда человека это не удовлетворяет. Мы должны обогащать себя мыслью, тем счастьем, каким является духовное счастье, тем покоем, что относится к нашей душе, той свободой, независимостью, о которой томится наша душа, и достигать того высшего знания, которое ломает все оковы жизни и поднимает наше сознание, чтобы мы посмотрели на жизнь с другой точки зрения. Как только человек осознал эту возможность, он добился выполнения цели жизни.
ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ НАША ЖИЗНЬ
Сознательно или бессознательно мы призываем к себе элемент, который делает нас тем, что мы есть. Поэтому то, что мы испытываем в жизни, приходит либо от того, к чему мы взывали в прошлом, либо от того, к чему мы взываем в настоящем. Человеку очень трудно, когда он слышит это впервые, немедленно принять это, потому что никто в мире не хочет призывать что-то, что ему не желательно иметь. Но философ Эмерсон сказал: “Думайте заранее, чего вы хотите”. Принцип всего творения основан на этом. Даже плоды и цветы, растения и деревья для того, чтобы быть такими, как они есть, призывают к себе элемент, который делает их такими. Если бы аромат принадлежал цветку, то тогда каждый цветок имел бы аромат. Только определенный цветок имеет аромат – этот цветок имеет аромат, который призывает. Каждый цветок имеет свой цвет. Почему? Потому что каждый цветок призывает его. Жизнь маленьких насекомых также являет нам доказательство того же самого. Их зеленый, синий или красный цвет, их красивая или безобразная форма обоснована, она построена на том, что они призывают для себя. Крохотные насекомые движутся среди прекрасных цветов, окруженных зеленью, они являют красоту своим цветом, формой, ибо живут в красоте, они призывают красоту. Насекомые, живущие в грязи, показывают другое качество. Почему? Потому что они призывают его. Чем больше мы изучаем науку, будь то естественные науки или химия, тем более мы убеждаемся, что каждое существо и каждый предмет являет своей особенностью, что он есть то, что есть, потому что он призвал к себе особый элемент, чтобы таким стать. Человек, являющийся законченным образцом творения, показывает эту доктрину во всей ее полноте. Его успех, его неудача, его печали, его радости – все это зависит от того, что он призывает, что он призвал к себе. Многие скажут: “Разве он не испытывает то, что он хотел бы испытать?” Это идеалистическая точка зрения – хорошая точка зрения, и к тому же весьма утешительная. Но в то же самое время, когда мы приходим к изучению метафизики, мы обнаружим, что секрет по ту сторону творения, как говорят индусы, состоит в том, что это сон Брамы. Поскольку каждое существо представляет Браму – Творца, следовательно, каждое существо со своей стороны является творцом своей собственной жизни. Только неведение об этом удерживает человека от развития к совершенству, и единственно знание этого может быть названо божественным знанием, потому что если кто-то пришел к высшему осуществлению, то только через это знание. Есть и другая сторона этого вопроса, и ее стоит рассмотреть. Вы можете сказать: “Есть много нежелательных вещей, которые я никогда бы не пожелал”. И ответ таков: “Да, вы не хотели их такими, как вы их видите теперь, но такими, какими они представлялись вам прежде. Вы желали их в иной форме”. Очень часто счастье показывается в облачении несчастья, очень часто боль предстает в облачении удовольствия. Тот, кто не ищет боли, ищет удовольствия, но не знает, что возможно по ту сторону удовольствия скрывается боль. В то же время сам процесс поиска успеха приведет человека к неудаче, потому что она являла ему успех своей внешностью, а в действительности это была неудача. Жизнь – это комедия, и чем больше вы смотрите на нее, тем больше вы можете над ней улыбаться, не улыбаться при всех, но улыбаться в себе. Жизнь всегда отлична от того, что человек о ней думает. Посмотрите на боль, посмотрите на удовольствие, посмотрите на счастье, посмотрите на успех и неудачу! Посмотрите на всё! Есть два способа призвать то, что делает человека самим собой. Один способ – это призвать то, что стоит вне собственной жизни для того, чтобы сделать жизнь полной, будь это богатство, власть, положение или что-то еще. И есть другой путь призвать, который является взыванием к собственному Я. Взывая к собственному настоящему Я, человек естественным образом гармонизирует свой дух, и он может стать настолько гармоничным, что и с другом, и с врагом он будет ощущать гармонию. Как только мы связались с собственным Я, как только мы призывали свое Я, свое настоящее Я, мы естественно становимся гармоничными с болью и удовольствием, и мы начинаем довольствоваться успехом и неудачей, потому что несмотря на все разнообразные переживания в нашей внешней жизни, они поднимают со дна нашего сердца гармонию, мир и силу, которая помогает нам централизоваться. Мы не можем остановить дождь, чтобы не промокнуть под ним, все, что мы можем сделать, это взять с собой зонтик, это наша защита от воды. Мы не можем, развиваясь материально или духовно, остановить естественные последствия, происходящие в жизни. Когда мы находимся в среде окружающего мира, мы подвержены всем приятным и неприятным переживаниям, которые жизнь нам дает. Если есть способ сделать жизнь легче для себя, то это единственный способ – гармонизировать себя изнутри так, чтобы мы пришли в гармонию со всевозможными обстоятельствами и переживаниями жизни. Если мы жалуемся, то нет конца нашим жалобам. Для того чтобы не иметь повода жаловаться, нам не следует жаловаться. Мы должны осознавать, что все то, что мы испытываем, мы призываем к себе сами, и все то, что мы испытаем, тоже будет призвано нами. На каждом этапе жизни мы должны быть мудрыми, чтобы различать что из тех вещей, которые мы желаем, нам следует призываем к себе и что не следует призывать. Если мы печалимся о прошлом, оно прошло, нет смысла печалиться над ним. Лучше всего просто забыть прошлое, за исключением прекрасных впечатлений, добрых воспоминаний. А вот за настоящее мы ответственны, ведь именно настоящее строит наше будущее. Поэтому самая важная вещь состоит в том, чтобы сосредотачивая мысль в себе, найдя свое настоящее Я, мы настолько гармонизировались, что будущее тоже стало бы гармоничным. У восточных людей есть молитва: “Возблагодарим за все, что мы испытали, об одном только просим, чтобы конец наш был наилучшим”.
*********
Вопрос: Каково соотношение настоящего с прошлым и будущим?
Ответ: Настоящее является отражением прошлого, а будущее – отзвуком настоящего.
Вопрос: Вы говорили, что цветы и растения призывают элемент, который дает им цвет. Как так получается, что порой разница в цвете между цветами и листьями совсем небольшая, и что запах у всех роз более или менее одинаков?
Ответ: За розой стоит ее прошлое, и поскольку в семени розы заложены те свойства, который являет собой роза, оно, как наследие, сохраняет и этот аромат, и цвет. Но в то же время роза получает поддержку от воздуха и солнца, и только это делает ее вполне розой. Иными словами, есть в том же саду растение, цветок, у которого и вовсе нет аромата. На него светит то же солнце, у него тот же воздух, он растет в том же самом месте, но только роза призывает те свойства, которые делают ее розой. А другой цветок, растущий в том же месте, не призывает их, он призывает только те свойства, которые делают его тем, что он есть. Разве не говорится символически, что один ползет по земле, другой неспешно идет, а третий бежит, четвертый же летит? И все они на той же земле, под тем же солнцем.
Вопрос: Это внутренние качества?
Ответ: Никакое качество не сможет существовать, не будучи поддержано тем, что привлекает его каждое мгновение в течение дня. Как наше физическое тело в своем физическом существовании зависит от физического питания, как ум наш зависит от поддержки в своей собственной сфере, так и каждое свойство имеет свою подпитку – питание, которое оно призывает, пища, на которой оно живет. Как тело прекратит существовать, если ему не давать питания, так и всякое качество, как бы велико оно ни казалось у человека, прекращает существовать, если для него не будет подпитки. Если внимательно понаблюдать жизнь, окружающую нас, мы увидим тысячу тому доказательств. Сколько людей рождается гениальными, сколько со способностями к поэзии, со способностями к пению, сколько с желанием делать добро! Их качества исчезают, а сами они не могут найти в себе этих качеств, если для них нет подпитки, за счет которой они живут.
ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ СВЯЗЬ С ЖИЗНЬЮ
С точки зрения мистика, жизнь доступна для общения во всех своих аспектах, если он знает секрет, как с ней связаться. Пока человек не знает этого секрета, уши его глухи, а глаза слепы. Есть рассказы о мудрецах и святых, которые разговаривали с деревьями и растениями, скалами и горами, с морями. Люди думают, что это легенды, но это так же верно, как все что угодно в этом мире разнообразия. Это верно не только по отношению к прошлому, это может быть когда угодно, это всегда возможно, если человек знает, как связаться с жизнью. В низшем создании мы распознаем свойство, которое называем инстинктом: тенденцию, которая заставляет птицу летать, а рыбу плавать, не учась этому. Такой инстинкт у низших созданий представляется в виде интуиции. Сегодня многие ученые говорят, что у животных нет ума, но в действительности все создания имеют ум, даже деревья и растения. Живущие близко к природе, те, чья жизнь и работа связана с сельским хозяйством, и те, кто постоянно пребывает в уединении среди животных, знают о том, что животные часто предупреждают о болезни, смерти, буре и наводнении. Они обладают интуицией. Механизм человеческого тела и его ум более утонченные, человек способен на большую интуицию, и все же кажется, что животное воспринимает прежде, чем знает человек. Причина в том, что человек настолько погружен в свою внешнюю жизнь, в цель своей жизни, что ему очень трудно поверить в интуицию, а поэтому его способность к интуиции притупляется и оказывается, что он менее интуитивен, чем низшие создания. Те, кто близки к природе и живут в уединении, крестьяне, живущие простой сельской жизнью, обладают большей интуицией, чем интеллигентные люди, живущие в самой гуще мирской жизни. Это показывает, что жизнь, которую мы сегодня ведем в больших городах, – неестественная жизнь, мы проживаем ее в искусственной атмосфере, едим искусственную пищу, воспринимаем искусственный образ жизни. Так человек утрачивает это божественное качество, это божественное достояние человека, которое проявляется в интуитивных качествах. Как представляется, тонкие личности обладают большей интуицией, чем более грубые, женщины наделены большей интуицией, чем мужчины. Причина в том, что женщина, в силу своей природы, более отзывчива. Именно восприимчивость ее природы делает ее более интуитивной. Порой мужчина рассуждает и спорит, а женщина скажет: “Да, но я чувствую это, я чувствую, что это так”. И ее ощущение окажется правильным. Она не может объяснить его, она говорит: “Я так чувствую”. В каждом человеке в большей или меньшей степени присутствует способность воспринимать впечатления, и это первый шаг к интуиции. Чем тоньше человек, тем больше его восприятие. Но каждый временами ощущает условия того места, где он находится, характер людей, которых он встречает, их склонности, их мотивы, уровень их развития в виде впечатлений. Когда мы спрашиваем: “Почему ты так чувствуешь?” он не всегда сможет объяснить. Иногда человек скажет: “По характерным чертам”, или “это атмосфера”, или “это потому, что он так сказал”. Но в действительности, это некое чувство, которое не поддается описанию. Тонкий, чувствительный, умный человек всегда получает впечатление от кого-то, кого он видит. Следующим этапом является интуиция. С помощью интуиции человек чувствует предупреждение о надвигающейся опасности, обещание успеха, предостережение о поражении, если в его жизни должна произойти какая-то перемена, то он чувствует ее. Но очень часто, если он не уверен в себе, то он утрачивает эту способность интуиции. Человек боится, что его интуиция его обманывает, и тогда он теряет уверенность в себе. Если он думает: “Может быть моя интуиция не верна, послушаюсь ее и потерплю поражение”, то он следует другим путем, путем рассуждения, логики. Но естественно, что по прошествии определенного времени интуиция человека притупляется. Если такую способность не использовать, то она исчезает, и человек, некогда бывший способным к интуитивному восприятию, утрачивает эту способность. Еще одна удивительная вещь в отношении интуиции состоит в том, что человек одаривается ею в соответствии со своей искренностью. Если человек честен, искренен, сострадателен, добр, у него будет дар интуиции; но если эти качества отсутствуют, интуиции тоже не будет. Те, кто не обладает интуицией, сталкиваются с трудностями в постижении духовного идеала, потому что вера в духовное не приходит от внешнего опыта, через рассуждения и логику, это вера, которая зарождается внутри в форме интуиции. А если способность интуиции не развита, тогда вера человека не будет сильной. Человеку, у которого отсутствует интуиция, прежде всего недостает веры; а если у него есть вера, то эта вера не будет достаточно крепкой, потому что основа, на которой она построена не тверда. Следующий шаг по пути интуиции – это вдохновение. Поэты, писатели, музыканты, мыслители, философы умеют пользоваться этим качеством. И у других оно есть, но они не знают, как его применить. В области искусства, поэзии, музыки то, что человек не может создать на протяжении десятилетий, он создает в одно мгновенье с помощью вдохновения. Это естественный поток; человек не испытывает затруднений, когда работает в нем. Вдохновение приходит в уже готовом виде, и мозгом и умом нужно сделать совсем немного. Кроме того, все, что приходит через вдохновение живое, наиболее прекрасное и гармоничное по сравнению с тем, что исходит от мозга. Музыка прошлого, например, работы Вагнера и Бетховена, до сих пор живут. И не имеет значения, как часто вы их слушаете, все равно их хочется слушать еще и еще. Современная музыка не обладает таким свойством притяжения. То же самое с древним искусством. Есть что-то живое в этом искусстве, а сегодня – со всем прогрессом, который достигнут в искусстве – чего-то не хватает. Так же и с поэзией. Были в Персии такие великие поэты, такие как Хафиз, Руми и Саади, чьи работы все еще изучаются сегодня и высоко оценены миллионами людей на Востоке; они считают, что без этих работ не было бы гуманитарной культуры. Их работа стала основой гуманитарной культуры Востока, многие более поздние поэты пытались писать работы, подобные работам Руми и Хафиза, но они не смогли достичь этого по прошествии веков; кажется, что вдохновение утеряно. Вдохновение, если оно приходит, живое и несущее с собой жизнь, оно длится всегда и человек никогда от него не устает. Что такое теория вдохновения? Где его найти? Откуда оно приходит? Есть одна сокровищница, где хранится все знание, собранное, испытанное, узнанное и открытое людьми. И эта сокровищница – Божественный Ум – ум, с которым соединены все умы. Ни один опыт, который мы получаем, не остается не записанным в этой сокровищнице. Каждый хороший или плохой опыт, который мы получаем, каждая новая вещь, которую мы узнаем, каждое открытие, которое мы делаем, хранится и этой сокровищнице. Могут спросить: “Как найти ее? Если у нас есть большой склад, в котором хранятся сотни и тысячи вещей, то трудно найти все, что мы захотим, в одно мгновенье”. Сила ума, сила воли таковы, что если у человека их достаточно, он может найти все, что хочет найти. Есть рассказ о том, как человек с большой силой воли хотел купить какую-то мебель. На первой же улице, на которую он зашел, когда вышел из дома, он увидел как раз то, что ему было нужно в витрине магазина. Иными словами, его вели туда. То, что вы действительно хотите, притягивается вами, а вы притягиваетесь тем, что вы хотите. То же самое происходит с поэтом, музыкантом, мыслителем, когда он глубоко заинтересован в том, что он делает, тогда ему стоит только пожелать, и посредством автоматического действия желания его желанный предмет станет светом. Этот свет попадет в божественное хранилище, и спроецируется на объект, который хочет найти этот человек. Таков феномен воли и вдохновения, что как только вдохновенного человека затронет красота и гармония жизни, и он захочет выразить свою душу, так сразу же свет его души высветит тот самый особый объект или то самое особенное знание. Они приходят в его ум мгновенно, выражая себя внешне через его ум. Все что приносится изнутри наружу таким образом совершенно, гармонично, прекрасно и производит удивительное воздействие. Когда-то в древние времена шах Персии выразил желание увидеть написанную историю прошлого Персии. Но ему сказали, что все летописи утеряны и будет очень трудно проследить жизнеописания царей, живших в прежние времена. Но был там один поэт Фирдоуси, который сказал: “Я напишу историю Персии”. Он был вдохновенным человеком. Люди очень удивились, они недоумевали: “Как он это сделает?” Но Фирдоуси послал свою душу в прошлое, и его душа стала принимать знание прошлого, которое он выразил в виде поэм. Эта книга называется “Шахнаме Персии”. Многие думают, что наука основана на знании фактов, подтвержденных рассудком и логикой, и очень немногие знают, что ее начало было положено интуицией. Все научные открытия проистекают из интуиции, а затем уже ей на смену приходит рассудок и помогает логика. Они анализируются и таким образом становятся доступными другим людям, но в самом начале они все равно приходят от интуиции. Если бы великие изобретатели Америки, такие как Эдисон и прочие, были только великими механиками, этого не было бы достаточно, за всем этим стояла интуиция. Сегодня существует тенденция не признавать эту сторону жизни. Люди считают, что несолидно полагаться на интуицию или вдохновение. Однажды, когда я был в Париже, я удивился, услышав, как один великий писатель сказал: “А существует ли такая вещь как вдохновение?” Я подумал: “Вот великий писатель, который сделал себе имя и, тем не менее, не знает, есть ли такая вещь, как вдохновение”. Через постоянное стремление к материальному и постоянное игнорирование Духа Божьего, люди стали настолько материальными, что не думают, что существует такая вещь, как вдохновение. Этот человек стал известным, не веря во вдохновение, и это было все, что он хотел. Когда я начал больше узнавать о работе этого человека, я понял, что все его работы были поверхностными. В них не было глубины и не было высоты, это был очень узкий тон. И это занимает людей сегодня. Когда человек идет посмотреть современную пьесу, то он видит то же самое. Вряд ли найдется хотя бы одна глубокая постановка. Если вы спросите, отчего же так происходит, ответ таков: все для того, чтобы понравиться человеку с улицы. Это значит, что мы должны отвернуться от всех остальных, чтобы понравиться человеку с улицы. Однажды я разговаривал с одним журналистом о философии, и он сказал мне: “Все это очень интересно! Но скажите, как мне изложить это для человека с улицы?” Таким образом, всеобщее воспитание состоит в том, чтобы держать каждого человека на уровне улицы. Сценарии пишутся в очень узком ключе, они не затрагивают глубины. Тогда где же может быть надежда на прогресс, если вдохновение игнорируется, а интуиция притупляется? Сегодня ум тяготеет к фактам, лишенным истины. Следующий этап, который наступает после вдохновения, называется видением. Видение не приходит к человеку во сне, он провидит в пробужденном состоянии. В этом нет ничего пугающего. Это просто ясность внутреннего зрения. Знание приходит как вспышка и проблема решается, будь то философский вопрос или некий скрытый закон жизни или природы – все проявляется в очень четком виде. Или человек входит в контакт с чем-то или кем-то, находящимся на невероятном расстоянии. Люди часто не понимают значение видения и притворяются видящими. Но в действительности развитие внутреннего видения – это великий прогресс души. Продвигаясь дальше по пути интуиции, человек приходит к тому, что мы называем откровением, а это значит, что все и вся открывает ему свою тайну. Такой человек узнает, что каждый листик наделен языком, чтобы рассказать свою легенду. Он узнает, что каждая душа – это живая книга, которая прочитывает собственную историю. Он обнаруживает, что каждое обстоятельство жизни раскрывает перед ним свою внутреннюю суть, как только он начинает в него всматриваться. Он чувствует себя удобно на земле и в небе, и эта жизнь и последующая становятся явленными для его души. Как сказал Саади, великий поэт Персии: “Как только человек начинает читать, каждый листик на дереве становится страницей Священного Писания”. Как же случается, что человек испытывает или воспринимает посредством интуиции, вдохновения, видит видения и откровения? Сказано, что апостолы мгновенно узнали множество языков. Это не значит, что они узнали французский, английский, немецкий и испанский. Это значит, что они узнали язык каждой души, что каждая душа начала говорить с ними, что они начали общаться с каждым человеком. Значение откровения состоит в понимании языка души. Каждая душа умеет говорить, ее нужно только услышать. Человек слышит не только внешний шум и человеческий голос, но и молчаливые деревья, и застывшие горы говорят с нами, если мы способны услышать их. Это язык вибраций, неощутимый для восприятия язык, и все же утонченный ум способен уловить его. Единственное объяснение такого явления состоит в том, что это музыка. Ведь для музыканта музыка – это язык, он говорит ему что-то. Высокие и низкие ноты, плавные и резкие, все они выражают и говорят ему о чем-то; все это имеет значение. Человек, не изучающий музыку, не знает этого языка. Он будет наслаждаться музыкой, но он не знает языка. И потом есть язык жизни, потому что жизнь – это тоже музыка. Каждый человек – нота в такой музыке, и это составляет симфонию жизни. Один человек настроен в лад, другой – расстроен, одна душа звучит на верной ноте, другая – на фальшивой. Таким образом каждый человек создает или портит музыку. Откровение приходит от понимания этой музыки. Вы не можете научиться откровению, ему нельзя научить, но вы можете настроить сердце на такой тон, что оно начнет жить и радоваться музыке жизни. Таким образом и воспринимается откровение: когда сердце пробуждается и начинает жить, оно способно воспринять вибрации, приходящие от каждой души, каждого состояния, и они передают определенный смысл. Великие пророки и учителя, которые дали человечеству религию, вдохновили высоким идеалом и направляли людей к духовному постижению, были пробужденными душами. И то, что они дали миру – это было их собственное толкование явленного им откровения. Но стоит композитору записать музыку на бумаге, как она многое утрачивает. И когда пророк дает свое учение в виде слов, многое тоже утрачивается. Есть такие люди, которые говорят: “У меня есть нечто святое, и это моя вера”, и они держатся своих слов. Но есть и другие, которые хотят знать дух этого. Слова, которые приходят – это лишь толкование откровений, бывших у пророков. Если бы все люди в мире знали дух, то не было бы столько разных религий, столько различных верований. Все согласились бы с одной истиной. Но так много верований, столько различных религий существует потому, что они не понимают религию. Если бы человек понимал ее, то была бы только одна религия, которую разные учителя человечества толковали бы по-разному. А их откровение происходит из музыки жизни, которая толкуется на человеческом языке.
ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ ОПЬЯНЕНИЕ ЖИЗНЬЮ
1
Есть в жизни много разных опьяняющих вещей, но если бы нам пришлось рассматривать природу жизни, мы поняли бы, что нет ничего столь же опьяняющего, как сама наша жизнь. Мы можем понять истинность этой мысли, подумав о том, чем мы были вчера, и сравнить с нашим сегодняшним состоянием. Наше вчерашнее несчастье или счастье, богатство или бедность – это для нас сон, только сегодняшнее состояние имеет значение. Эта жизнь, наполненная нескончаемыми взлетами и падениями, подобна текучей воде, и думая о бегущей воде, человек говорит: “Я и есть эта вода”; а в действительности он не знает, что он собой представляет. Например, человек из бедного становится богатым, а если богатство от него уходит, он жалуется, а жалуется он потому, что не помнит, что перед тем, как стать богатым, он был беден и от бедности перешел к богатству. Если бы человек рассмотрел свои прихоти в течение жизни, он обнаружил бы, что на каждом этапе своего развития в жизни у него была определенная прихоть; порой он страстно желал некоторых вещей, а в другое время ему дела до них не было. Если бы человек смог посмотреть на собственную жизнь глазами зрителя, то понял бы, что она представляет собой не более чем опьянение. Что однажды дает человеку огромное удовлетворение и гордость, в другое время унижает его, то, чем человек когда-то наслаждался, в другое время приносит ему неприятности, то, что он какое-то время ценит, в другое время не представляет для него никакой ценности. Если человек может наблюдать за своими поступками в повседневной жизни, если у него присутствует чувство справедливости и понимания, он обнаружит, что делает нечто, чего совсем не намеревался делать и говорит то, чего не хотел сказать, или ведет себя так, что потом говорит себе: “Почему я был таким дураком!” Порой он позволяет себе кого-то любить, кем-то восхищаться; это продолжается несколько дней, несколько недель, несколько месяцев или лет (хотя “лет”, пожалуй, слишком долго); потом он чувствует: “Ах, я был неправ”, или является кто-то более привлекательный; тогда он направляется по другому пути, он не знает ни где он, ни кого он любит. В действии и противодействии своей жизни человек порой совершает что-то импульсивно, не отдавая себе отчета в том, что он делает, в другое время он, если можно так выразиться, получает вкус от добра, он делает то, что полагает добрым и хорошим; а потом наступает противодействие и все его доброе куда-то уходит. Так и в бизнесе, в профессиональной деятельности человека, в его занятии коммерцией у него возникает импульс: “Я должен сделать это”, “Я должен сделать то”. И кажется, что у него огромная сила и смелость, порой это продолжается долго, а иногда день-другой, а потом он забывает о том, что делал и занимается чем-то другим. Это показывает, что в своей жизни, в своей деятельности в миру человек подобен щепочке, которая качается на морских волнах, вместе с ними то поднимаясь, то обрушиваясь вниз. Поэтому индусы называют жизнь в миру Бхавасагара – океан, вечно вздымающийся океан. И человек в своей жизни плывет по этому океану мирской деятельности, не зная, что он делает, не зная, куда он движется. Что кажется ему важным – это одно мгновение, которое он называет настоящим; прошлое – сон, будущее – в тумане, и единственная вещь, ясная для него, это настоящее. Привязанность и любовь, приязнь человека в мирской жизни не сильно отличаются от привязанности птиц и животных. Есть время, когда и воробьи заботятся о своих малышах, они приносят им зернышки в клюве и кладут в клювики птенцов, а те с нетерпением ждут прилета своих родителей, своей мамы, которая положит им зернышко в клювик. И это продолжается, пока у них не вырастут крылышки, а потом под защитой доброй матери они научатся прыгать по веткам деревьев и полетают по окрестному лесу; и после уже не будут узнавать свою маму, которая была так добра к ним. Есть мгновения, когда верх берут эмоции, есть импульсы любви, привязанности, нежности, но приходит время, и они проходят, становятся бледнее, а потом и вовсе исчезают. Приходит время, когда человек думает, что есть что-то еще желанное, что-то еще, что он хотел бы полюбить. Чем больше мы задумываемся о жизни человека, тем больше понимаем, что она не слишком сильно отличается от жизни ребенка. Ребенок привязывается к кукле, а потом устает от нее и переносит свою привязанность на другую игрушку. А когда ему нравится кукла или другая игрушка, то он думает, что это самая ценная вещь в мире; а потом приходит время и он может порвать куклу или разломать игрушку. Точно так же и с человеком; его кругозор, быть может, чуточку другой, но поступки те же. Все что человек считает важным в жизни, например, накопление богатства, обладание собственностью, достижение славы и положения, которое он считает идеальным – любая из этих целей, которые он перед собой ставит, является ничем иным, как опьяняющим эффектом, но и после достижения цели он не удовлетворен. Он думает: “Есть, наверное, что-то еще, что мне хочется, это не то, что я хотел”. Чего бы он ни хотел, он чувствует, что это самая важная вещь, однако когда он ее получает, оказывается, что она вовсе не важна, он хочет еще чего-то. Во всем, что его радует и делает счастливым – его развлечения, его театр, его движущиеся картинки, гольф, поло, теннис – кажется, что все это развлекает его, чтобы он был, как в тумане, и не знал, куда идет, кажется, что он желает только заполнить свое время и не знает, куда он идет и что делает. То, что человек называет удовольствием – это то, что он чувствует в тот момент, когда он опьянен деятельностью жизни. Все, что закрывает его глаза от реальности, все, чему он потворствует, что позволяет ему осознать, что он действует – вот что он называет удовольствием. Природа человека такова, что к чему бы он ни привык, в том и его удовольствие – в еде, в питье, в любой деятельности. Если он привыкает к чему-то горькому – горечь его удовольствие, если к чему-то кислому – кислое его удовольствие, если он привыкает есть сладости – он любит сладости. У одного человека появляется привычка жаловаться на жизнь, а если ему не на что жаловаться, тогда он ищет, на что бы пожаловаться. Другой хочет симпатии, чтобы пожаловаться, что люди плохо к нему относятся, он ищет соответствующего отношения, что было на что пожаловаться. Это опьянение. Есть также люди, привыкшие воровать, такой человек наслаждается этим, у него это входит в привычку; если у него есть иной источник дохода, он не доволен, ему не хочется его иметь. Таким образом, люди привыкают к определенным вещам в жизни, эти вещи становятся удовольствием, опьянением. Есть многие, у которых в привычку входит беспокоится обо всем. Мельчайшие вещи очень сильно волнуют их. Они могут лелеять самую крохотную печаль, которая у них есть – это цветок, который они поливают и взращивают. А сколь многие, прямо или косвенно, осознанно или неосознанно становятся привязанными к болезни, а ведь болезнь – это еще большее опьянение, чем действительность. Пока человек держится за свою мысль о болезни, он, если можно так сказать, поддерживает ее, болезнь поселяется в его теле и ни один доктор не выгонит ее оттуда. И печаль, и болезнь – это тоже опьянение. А потом условия жизни человека, окружение каждого человека, обстоятельства жизни создают перед ним иллюзию и дают ему опьянение, так что он не знает состояние людей вокруг него, людей в городе и в стране, где он живет. А опьянение не только остается с ним в пробужденном состоянии, но продолжается во сне, подобно тому, как пьяному человеку снятся те вещи, которые относятся к пьяному состоянию. Если у него радость, если он в печали, если он тревожится или ощущает удовольствие, то же будет и с его обстоятельствами во сне. И днем, и ночью продолжается сон, а продолжение сна у некоторых длится всю жизнь, а у других – только некоторое время. Такое опьянение можно видеть в разных аспектах жизни, оно проявляется даже в религиозном, философском и мистическом аспектах. Человек ищет утонченности, человек желает знать что-то, чего он не может понять, он рад, когда ему говорят что-то, что разум его не может постичь. Дайте ему простую истину – ему она не понравится, он хочет видеть перед собой нечто, что он не может понять. Когда учителя, подобные Иисусу Христу приходили на землю и давали послание истины простыми словами, люди того времени говорили: “Это написано в нашей книге, мы это уже знаем”. Но когда предпринимается попытка мистифицировать людей, когда им рассказывается о феях, и привидениях, и духах, они очень рады, они желают понять то, что понять не могут. То, что человек называет духовной или религиозной истиной, всегда было ключом к той высшей истине, которую человек не может видеть из-за своего опьянения. Эту истину никто не может дать другому. Она в каждой душе, потому что человеческая душа сама по себе есть истина. И если что-то можно дать, так это только средство, которым может познаваться истина. Религии, в разных формах, являются способами. Этими способами вдохновенные души обучали людей узнавать истину и получать пользу от этой истины, которая пребывает в душе человека. Но вместо того, чтобы получать пользу от религии таким способом, человек воспринимал только внешнюю часть религии, и он боролся против других, говоря: “Моя религия – единственно правильная, ваша религия – ложна”. Однако всегда существовали мудрые; сказано в Библии, что мудрецы с Востока пришли, когда родился Иисус Христос, чтобы увидеть ребенка. Что это значит? Это значит, что в разные времена существовали мудрецы, их жизненной миссией было оставаться трезвыми независимо от того опьянения, которое происходило вокруг и помогать своим братьям и сестрам достигать такой трезвости. Среди тех, кто были мудры своей трезвостью, были наделенные великим вдохновением и контролем над собой и над жизнью внутри и снаружи. И такие мудрецы назывались святыми, или пророками, или мастерами. Сквозь свое опьянение человек в миру, даже следуя или принимая [учения] этих мудрецов, монополизировал себе одного из них, как своего пророка или учителя, а против остальных боролся, говоря: “Мой учитель – единственно верный”, и тем самым он показывал свое опьянение и пьянство. А поскольку пьяный человек может, не задумываясь, ударить или поранить другого, того, кто отличается от него, кто думает или чувствует, или действует иначе, поэтому многие великие люди мира сего, пришедшие помочь человечеству, были убиты, распяты, подвергнуты терзаниям и мучениям. Но они не жаловались, они принимали это, как естественное следствие. Они понимали, что находятся в мире опьянения или пьянства, а ведь для пьяного естественно ударить и причинить вред. Это было во всей истории мира, в какой бы ее части не появлялось послание Бога. В действительности, послание исходит из одного источника, и этот источник – Бог, и под каким бы именем мудрец ни давал это послание – это не его послание, это послание Бога. Те, чьи сердца имеют глаза и уши, чтобы слышать, знают и видят одного и того же посланника, потому что они получили послание. Те же, чьи сердца лишены глаз и ушей, считают посланника важным, а не послание. И все же, в какое бы время ни приходило послание, в каком бы облике оно ни являлось, это было только одно это послание – послание мудрости. И кажется, что опьянение мира все возрастает и возрастает, до такой степени что великое кровопролитие и несчастье пришло в мир и прошло не так давно, подобного которому еще не отмечено в истории мира. Это показывает, что опьянение мира достигло своей кульминации. И никто не сможет отрицать, что даже сейчас мир не пришел в трезвое состояние, но даже и сейчас следы опьянения можно найти в беспокойстве времени, даже когда великое кровопролитие, на мгновение, прошло. Движение суфиев происходит от sophia, что означает мудрость – послание мудрости. Во все времена мировой истории целью послания было донести до человечества трезвость, донести любовь к ближнему своему. Несомненно, политика, образование, бизнес – все это средства, чтобы привести людей разных рас и наций в соприкосновение друг с другом, но духовная истина и понимание жизни – это единственное средство, чтобы принести в мир то братское чувство, которое ничто больше принести не может. Это послание работает не для того, чтобы сформировать исключительное общество, ведь и так уже столько обществ, которые борются друг с другом. Цель послания в том, чтобы добиться лучшее понимание между обществами в познании истины. Это не новая религия, и как это могло бы быть новой религией, если Иисус Христос сказал: “Я пришел не для того, чтобы дать новый закон, я пришел выполнить религию”. Это сочетание религий. Главная цель Движения состоит в оживлении религий мира, тем самым, собирая вместе последователей разных религий в дружеском понимании и терпимости. Все принимаются с распростертыми объятьями в Ордене суфиев, какова бы ни была их религия, к какой бы церкви они ни принадлежали, какую бы веру ни имели – это не помеха. Существует личная помощь и руководство в методах медитации. Есть курс обучения тому, как рассматривать жизненные проблемы, главная цель каждого члена Ордена в том, чтобы сделать все, что в его силах, чтобы добиться понимания, чтобы все человечество смогло стать одним единым братством в Лоне Отца своего Бога.
2
Не только то, что есть и пьет человек, дает ему определенный стимул, но также и то, что он обоняет, видеть или слышит, даже это имеет влияние и воздействие на существо человека. Стимул, который человек ощущает через еду и питье в реальном чувстве мира, представляет собой небольшое опьянение. Не только еда, которую он ест, вода, которую пьет, но и все, что он видит, слышит и осязает опьяняет человека, даже воздух, которым он дышит с утра до вечера, постоянно дает человеку стимул и опьянение. А раз это так, то есть ли хотя бы одно мгновение, когда человек не опьянен? Он всегда опьянен, только порой больше, а порой меньше. Но не только это интоксикация. Человеческая поглощенность в своих жизненных занятиях также держит его в состоянии опьянения. Кроме этого, второго опьянения работой и делами, в которое погружен ум человека, есть и третье опьянение. И третье опьянение – это привязанность к себе, которая есть у человека, симпатия, которую он испытывает к себе самому. Именно такое опьянение делает человека эгоистичным, делает его жадным и очень часто несправедливым по отношению к своим собратьям. Вследствие воздействия такого опьянения человек постоянно занят чувствами, мыслями и действием: что будет в моих интересах, что может принести мне определенный процент и прибыль. И в это вовлекается все его время и вся его жизнь. Именно через такое опьянение он говорит: “Вот мой друг, а вот мой враг; этот желает мне добра, а этот – против меня”. Именно в таком опьянении формируется эго, ложное эго человека. Итак, это третье опьянение, которое держит человека постоянно в мыслях о достижении того, что для него выгодно. Но как пьяный человек не знает, что, на самом деле, для него более выгодно, так и эгоист в своем эгоизме никогда не знает, он не понимает, что ему, в действительности, на пользу. В моменты трезвости человек удивляется: “Если это опьянение, тогда что же реальность? Хотел бы я знать, что такое реальность”. Но для [восприятия] реальности нужны не только глаза и уши. Нужна кроме того трезвость, чтобы слышать и видеть лучше. Могут спросить: “Как можно называть это опьянением, если кажется, что это нормальное состояние, состояние каждого человека?” Да, можно назвать это нормальным только потому, что это состояние каждого человека. Но опьянение – это опьянение. Опьянение – это не удовлетворение. А потом, есть еще врожденное томление по некоему удовлетворению, которого человек не знает, и этого удовлетворения человек ищет, удовлетворения, которое является постоянным томлением его души. Никакой деятельный человек, обладающий некоторой мудростью, не станет отрицать того факта, что каждая его попытка достичь счастья всегда оканчивается видимым разочарованием. Это показывает, что усилие всегда приложено в неверном направлении. Но кроме предпринимаемых попыток найти реальность, первейшей вещью является осознать, что такое опьянение, и первым шагом по пути истины будет узнать о том, что существует такая вещь, как опьянение. Есть опьянение детства. Если бы человек только смог себе представить, какого внимания, какого обслуживания, какой заботы требует ребенок! И в то же время он не знает, кто беспокоится обо всем этом, кто заботится о нем. Он играет со своими игрушками, он играет со своими сверстниками, он не знает, что ожидает его в будущем. Все, что он хочет, все, что его радует – это то, что находится вокруг него, он не смотрит далеко. Никто никогда в детстве не знает, насколько ценна мать, или отец, или те, кто о нем заботятся, пока не придет пора, когда он начнет видеть это сам. А если мы рассмотрим состояние юности – там опять-таки еще одно опьянение, это время цветения, время наполненности энергией. В эту весеннюю пору душа не думает о том, что это пройдет. Душа думает только о том, что в это время она полна опьянения; она не знает ничего, кроме себя самой. Сколько ошибок, сколько безумных поступков, бездумных и неразумных вещей совершает юноша, чтобы потом раскаиваться в них! Но в то же время душа никогда не думает об этом. Это не вина души; это такое время, это такое опьянение. Человек в состоянии опьянения не отвечает за то, что он делает – он опьянен. Нельзя винить ребенка за то, что он не отвечает за что-то или недостаточно ценит что-нибудь, так же и юношу нельзя винить за то, что он ослеплен энергией. Это естественно. Это опьянение продолжается по мере того, как человек проживает свою жизнь. Это только перемена вина. Вино детства отличается от вина юности. А когда вино юности закончилось, тогда пьется другое вино. И затем соответственно своему образу жизни человек пьет то вино, которое поглощает его жизнь, это или накопление богатства, или достижение власти, получение положения – все это подпитка, которая опьяняет человека. По мере его проживания жизни опьянение всегда преследует его. Это может быть радость от музыки или увлеченность поэзией, любовь к живописи, удовольствие от обретения знаний. Все это – опьянение. Если все эти различные занятия и виды интересов подобны различным винам, тогда что же в мире можно называть состоянием трезвости? Это все – вино, с самого начала до конца. Даже хорошие, развитые духовно и морально люди, и у них есть определенное вино. Человеку приходится пить вино все время, но это разное вино. Высоко развитый художник, великий поэт, вдохновенный музыкант признают, что они испытывают моменты опьянения, как радость, часто как подъем, от своей живописи, музыки, поэзии – это сообщает им экзальтацию; они как бы не живут в этом мире. Высшее опьянение нельзя сравнить с низшим опьянением этого мира; и тем не менее, это опьянение. Что есть радость, что есть страх, что есть гнев, что есть страсть, что есть чувство привязанность и что есть чувство отчужденности? Все это – ощущения вина, у всех есть свое опьянение. Понимая эту тайну, суфии основали свою культуру на принципе опьянения. Суфии называют его Хал. В словесном определении Хал означает условие, состояние. Есть суфийское изречение: “Человек говорит и поступает соответственно своему состоянию”. Человек не может говорить и поступать по-другому под воздействием этого вина, которое он пьет. У того, кто выпил вина гнева, что бы он ни сказал, что бы ни сделал, будет раздраженным, это сама раздражительность. У того, кто выпил вина отчужденности, в мыслях его, словах, деле вы обнаружите одну лишь отчужденность. В присутствии того, кто пьет вино привязанности, вы увидите, как все притягиваются к нему, и он притягивается ко всем. Человек делает и говорит все что он делает и говорит соответственно вину, которое он выпил. И поскольку это верно, то суфий говорит: “Рай и ад в руках человека, если он знает их тайну”. Поэтому мир для суфия – это винный погреб, склад, в котором собраны самые разнообразные вина. Ему нужно только выбрать, каким вином насладиться, какое вино принесет ему то наслаждение, о котором томиться его душа. Когда-то, когда я был в Индии, я получил самое первое впечатление – и весьма сильное – в этом аспекте жизни. Я шел по кварталу дервишей, там, где они предаются молчанию, и увидел десять или двенадцать дервишей, сидевших тесной группой в тени дерева, одетые в свои рваные одежды, и разговаривали друг с другом. Мне было очень интересно узнать и понять иной образ мышления и идеи, и я стоял там, наблюдая это собрание и все, что там происходило. Первое впечатление, которое у меня возникло при виде этих сидящих на земле без всякого коврика мыслителей, что это бедные люди, беспомощные, у которых может быть вовсе ничего нет, сидящие в своем отчаянии. Но когда они заговорили, я не мог уже больше так думать, ибо они обращались друг к другу следующим образом: “О Король Королей, О Император Императоров”. Все, что говорилось, говорилось позже, но обращение было именно таким. Вначале я был чрезвычайно удивлен, услышав такие слова. Но, немного поразмыслив над ними, я подумал: “Что такое император? Что такое король? Является ли король королем изнутри или снаружи? А император, который на самом деле император своего окружения и зависит от всего, что снаружи? В тот момент, когда он отделен от своего окружения, он уже не император. Но вот эти императоры, сидящие здесь на голой земле, и есть настоящие императоры. Никто не в силах отнять у них империю, потому что их империя, их королевство – не иллюзия, их королевство – подлинное королевство”. Можно представить это так, как если бы у императора была бутыль вина, стоящая перед ним на столе; а эти императоры выпили то вино и стали настоящими императорами. Встречается порой в нашей повседневной жизни человек, говорящий: “Я болен, я в печали, бедный я, несчастный”. Посадите его во дворец и окружите тысячью докторов и сиделок, он все равно будет бедным и несчастным. У другого человека может быть и великое страдание и боль, а он все равно скажет: “Нет, все хорошо, я счастлив”. И все хорошо, все идет как надо, потому что этот человек прав. Не показывает ли это, что мы есть, мы становимся тем вином, которое пьем? Тот, кто напоен вином успеха, не знает поражений. А если обстоятельства будут таковы, что девять раз подряд он проиграет, то на десятый он обязательно добьется успеха. Тот же, кто выпил вина поражения, даже если дать ему все возможности победить, но ведь он выпил вина поражения – он не сможет добиться успеха. Но со всем этим есть одно тонкое чувство – оно есть у каждой души – чувство, которое невозможно объяснить словами, оно заставляет человека чувствовать себя гораздо уютнее дома в любимом кресле, чем когда десять тысяч людей воздают ему почести. Человек может быть перегружен богатством, но в то мгновение, когда он откладывает в сторону все жемчуга и драгоценности и сидит в одиночестве, он отдыхает, и только тогда он может вздохнуть полной грудью. А чему это нас учит? Это учит нас тому, что человек может иметь все что угодно в мире, что кажется ему величайшей ценностью, но все же останется что-то еще скрытое, чего он доискивается. Когда у него это есть, он счастлив. Можно объяснить это на двух примерах; и это та же самая идея: человек не хочет видеть другого человека, как бы он его ни любил, постоянно рядом; человеку хочется хотя бы на миг побыть вдали даже от самого дорогого существа в мире. Как бы горд ни был человек своими мыслями, мысли его могут быть великими, глубокими и хорошими, и все же величайшая радость его наступает в тот момент, когда он не думает. У него могут быть самые лучшие чувства любви, нежности и доброты, но есть моменты, когда нет чувств. Эти моменты наиболее возвышенны. Что это показывает? Это показывает, что вся жизнь интересна, потому что она вся опьяняющая. Но то, чего желает душа, это совсем особая вещь – проблеск трезвости. Как же испытать этот проблеск трезвости, о котором постоянно томится душа? Испытывают его посредством медитации, посредством концентрации. Но если это естественная вещь, то почему тогда почему нужно прилагать усилия, чтобы достичь ее? Причина в том, что человек настолько наслаждается этим опьянением, что начинает предаваться пьянству; это состояние каждой души в этом мире. Каждая душа становится пьяницей и пьет вино жизни. В то же время наступает момент, если не в юности, так позже, если не тогда, когда человек счастлив, то когда он несчастен, когда человек начинает искать той трезвости, по которой постоянно томиться его душа. Суфийская культура, таким образом, это культура, построенная так, чтобы испытать эту трезвость. Несомненно, очень трудно объяснить, каким образом постигается такая трезвость. И все же, после того как мы объяснили этот вопрос с опьянением, он уже не представляется таким трудным. Поскольку это так же просто, как сказать, что для того, чтобы избавиться от пьянства, нужно некоторое время воздерживаться от выпивки. Есть три основных вида вин, три основных вида опьянения: опьянение собой, опьянение делом и третье – опьянение тем, что человек чувствует каждое мгновение. Эти три вина не могут быть сразу убраны. Это было бы равносильно тому, чтобы отнять вино у человека, живущего за счет питья вина. Но можно дать человеку некоторое время, чтобы он побыл трезвым, и в течение этого времени пил не три вина, а два. А через некоторое время – только одно вино, а не два; и по мере того, как человек продвигается в медитативной жизни, он может дойти до такой стадии, когда у него можно забрать все три вина, которые он пьет, и он все же будет чувствовать, что он жив и тогда убедится, что он существует без этих трех видов опьянения. Поистине, убежденность в существовании независимо от этих трех вин, приводящая человека к осознанию вечной жизни и есть центральная тема Божественного Послания и суть всех религий.
ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ СМЫСЛ ЖИЗНИ
После великого погружения в глубины жизни человек обнаруживает, что единственное искание всех душ состоит в том, чтобы познать смысл жизни. Ученый ищет его в своих исследованиях, в царстве науки, а художник находит его в своем искусстве. Чем бы ни интересовались люди, единственная склонность, которая стоит за этим, — поиск смысла жизни. Это показывает, что в силу своей природы душа приходит сюда, чтобы осознать, чтобы понять смысл жизни. Поэтому каждая душа своим собственным способом, материальным или духовным, стремится отыскать то, о чем она все время томится. Это можно видеть даже в жизни маленького ребенка. Желание ребенка рассматривать вещи, разламывать их на части, чтобы увидеть, что у них внутри, показывает желание души проникнуть вглубь жизни, понять жизнь. Несомненно, что воздействие и влияние жизни на земле опьяняюще, и из-за этого опьянения человек настолько поглощается собой и собственными интересами, что теряет путь — путь, изначально присущий ему. Это желание обнаруживается не только у человека, такое же отношение можно найти даже у более низких существ. У животных и птиц самое сокровенное желание — это не поиск пищи или удобного гнезда. Самое сокровенное стремление — понять природу жизни, которое достигает наивысшего накала у человека. В жизни юноши, постоянно задающего своим родителям вопросы: «Что это значит, какое значение это имеет?», можно увидеть это непрерывное томление по смыслу жизни, томление, которое продолжается всю жизнь. Чему это учит нас? Это учит нас принципу, что исток и цель Вселенной — одно и то же. Создатель сотворил все для того, чтобы познать Свое творение. Как Создатель видит и понимает Свое собственное творение? Он непрерывно познает и понимает Свое творение не только в высшем и самом глубоком его аспекте, но также посредством всего и всех. Например, если человек спросил бы меня: «Что такое искусство? Разве оно создано не человеком?», — я бы ответил: «Да, но также сотворено Богом через посредство человека». А если это так, то что делает весь механизм Вселенной? Работает. Работает с какой целью? Работает для достижения понимания этого. Что собой представляет этот механизм мира? Живой он или мертвый? Все, что мы называем живым, — живое, но и все, что мы называем мертвым, — тоже живое. Лишь для удобства мы говорим «предмет» или «существо». На самом деле это не так, все вокруг живет. Есть только постепенное пробуждение от аспекта свидетельствования к аспекту распознавания. Нет такой науки, какой бы материалистической она ни была, которая отрицала бы эту истину, поскольку эта истина реализуется на основе всего, что есть на этой земле: религии, философии, науки, искусства, ремесла — всего сущего. Единственная разница состоит в том, что один идет коротким путем, а другой — долгим; один идет кружным путем, а другой выбирает прямой путь. Нет разницы в пункте назначения, разница лишь в пути: идет человек пешком или едет, пробужден он или спит, влекомый судьбой вслепую, не ведая красот пути. Если судьбу поделить на две части, то можно одну считать механизмом, вырабатывающим пункт назначения, а вторую — душой, которая знает. Механизм - это машина, а душа в ней — инженер, который находится там, чтобы управлять этим механизмом, делать с помощью него то, что предназначено. Есть множество способов, систем, путей, которые выбирает человек для того, чтобы знать и понимать, а ум всего лишь механизм, инструмент, с помощью которого, посредством которого человек проживает жизнь в процессе достижения этой цели. На санскрите ум называется «манас» (manas) — это слово, от которого берет начало английское «человек» (man). Это означает, что человек есть его ум, но не тело. Поскольку душа пользуется умом как инструментом, она и проживает, и знает жизнь в соответствии с готовностью этого инструмента. Состояние ума дает возможность душе отчетливо видеть жизнь. Ум уподобляется воде. Если вода взволнована, нельзя увидеть отражение, если вода спокойна, она являет отражение. Но, как сказано в Библии: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше»1. Преследуя материальную выгоду, которую он ценит превыше всего, человек погрузился в материальную жизнь и утратил благо жизни. В настоящее время, когда человек определяет цивилизацию как коммерческий или промышленный прогресс, когда это называется цивилизацией, именно это становится идеалом каждой души, становится трудно сохранять безмятежность, необходимую для достижения цели, для которой рождена душа. Может быть, я считаю, что развитие промышленности или коммерции не нужно для жизни человека? Вовсе нет, если это не нарушает цель жизни, если это не затрудняет достижения той цели, для которой рожден человек. Иначе, несмотря на весь свой прогресс, он напрасно прожил свою жизнь - он не достиг цели, для которой был рожден. На Востоке, да и на Западе тоже, бытует мнение, что животные — лошади, кошки, собаки, птицы — дают предвестье человеку о том, что он заболеет или умрет, и многие убеждались в том, что такие предзнаменования были в той или иной степени верны. Если бы мы попытались разобраться в этом и спросить, почему же человек не понимает и не воспринимает жизнь так, как животные, то поняли бы, что животные ведут более естественную жизнь — они ближе к природе, чем человек, который захвачен неестественной жизнью. Ни один мыслящий человек не станет отрицать, что многое из того, что он делает, говорит и думает, далеко от того, что верно, что естественно. Чем больше он будет соединяться с природой, с глубинной жизнью, тем больше начнет понимать, что человек все время находится в противостоянии с реальностью, не только совершая неверный или злой поступок, но даже поступая правильно. Если животным дано знать, то человек более способен знать, но только это знание само по себе является удовлетворением самой его жизни, а не всего существующего вовне. И сказано в Библии: «Дух скор, а плоть ничего не выигрывает». Что есть богатство человека? Оно в его знании. Если богатство всего лишь лежит в банке, а не заключено в знании человека, у него нет этого богатства, оно — собственность банка. Все хорошее и великое, ценности и титулы, должность и собственность — где они? Вовне? Нет, вне нас только то, что охватывает то знание, которое внутри нас, а значит, реальное обладание обретается не вне, но внутри нас. Поэтому надлежит развивать именно внутреннее «Я», сердце наше. Сердце должно пребывать в своем естественном ритме и настрое. Когда оно настроено на свой естественный ритм и тон, оно может совершить то, что ему предназначено, для чего оно сотворено. Есть пять разных способов, с помощью которых можно воспринять знание жизни. Один путь известен многим из нас, возможно, женщинам больше, чем мужчинам, — это впечатление. Часто в наш дом приходит человек, или мы встречаем кого-то, и даже прежде, чем мы с ним заговорим, у нас возникает некоторое приятное или неприятное впечатление, некое знание о сущности этого человека. Порой при виде человека у нас возникает ощущение, что от него нужно держаться подальше, а порой мы с первого взгляда ощущаем притяжение к человеку, не зная тому причины. Ум не знает, но знает душа. Мы можем получить не только впечатление о человеке, которого встречаем, но, обладая большей чувствительностью к впечатлению, воспримем знак, который является нам от незнакомца. Многие скажут, что они могут определить характер человека благодаря физиогномике или френологии, но, если у них нет ощущения впечатления, пусть они прочитают даже тысячу книг по физиогномике или френологии, они никогда не получат впечатления в своем сердце. Что это показывает? Это показывает, что истинное знание, от начала до конца, не принадлежит царству материи. Есть и еще один способ, интуитивный, с помощью которого человек знает еще прежде, чем что-то сделает, обернется это дело успехом или поражением. Мы часто обнаруживаем (это бывает не так уж редко), что есть много людей, обладающих интуицией, которые, прежде чем что-то сделать, прежде чем что-то предпринять, знают, каков будет результат. А еще есть третий способ — это сон, или видение. Некоторые скажут, что сон имеет определенное значение, а многие — что сон не имеет никакого значения. Но дело в том, что в этом мире нет ничего, что не имело бы значения — нет такого слова, действия или ситуации, которые не имели бы своего значения. Во всем, что делает человек намеренно или ненамеренно, есть значение, нужно только понять его. Есть причина тому, почему человек видит яснее во сне, чем в пробужденном состоянии: когда человек спит, его ум естественным образом концентрируется, а когда он бодрствует, все, что он воспринимает своими органами чувств, требует его ежеминутного внимания. Несомненно, человек обнаруживает, что впечатление, или интуиция, или вещий сон не являются каждой душе одинаково, а проявляются для одной души больше, чем для другой. Человек обнаруживает также, что это не обязательно происходит с теми, кто всегда живет в ритме и настроен для восприятия впечатлений и интуитивных прозрений. В разное время впечатление у человека разное, и это показывает, что он способен воспринимать знание жизни в соответствии со своим развитием. Чем более он развился духовно, тем, естественно, он больше получает знания жизни изнутри. Четвертая форма, в которой человек воспринимает знание жизни, — это то, что можно назвать вдохновением. Оно может явиться художнику, оно может явиться музыканту, оно может явиться поэту. В то время, когда оно приходит, он может написать, или сочинить, или сделать что-то, от чего потом придет в изумление. Неужели действительно он сделал это или заставил кого-то сделать это? Если бы не вдохновение, тот же самый поэт старался бы месяцев шесть, но так и не написал бы это стихотворение, на которое у него ушло не более трех минут. Как же это объяснить? Получает ли он вдохновение благодаря развитию ума? Нет, причина этого — воспринимающая способность ума, чистота ума, его поглощенность своим искусством, то направление, которому он посвятил свою жизнь. Великие души, чьи вдохновенные труды стали бессмертными, — откуда они взяли эти работы? Они получили их из вдохновения. А как они получили вдохновение? Забывая самих себя, погрузившись в объект своей любви. Именно в этом заключено значение жертвы — жертвование красоте своего идеала. Человек видит перед собой идеал — вот способ получить вдохновение. А потом, на следующем этапе, приходит осознание, которое можно назвать откровением. Когда душа настроена на такое состояние, тогда уши сердца открыты, глаза сердца открыты, чтобы видеть и слышать слово, которое приходит со всех сторон. На самом деле каждый атом этого мира, будь то земля или небо, говорит, и говорит громко. Лишь глухие уши сердца и закрытые глаза души заставляют человека не видеть и не слышать его. Есть стихи индийского поэта, который говорит: Душа моя, Божественный не виноват, Что ты Его не видишь и не слышишь, Возлюбленный перед тобой и говорит с тобою постоянно, А если ты не внемлешь и не зришь, так в том твоя вина. Именно для этой цели была создана каждая душа, именно выполняя это предназначение, человек достигает цели Бога. Когда эта искра, которая есть в каждом сердце и которую можно назвать божественной искрой в человеке, разгорается и появляется пламя, вся жизнь освещается и человек слышит, и видит, и знает, и понимает. В стихах одного суфия говорится, что каждый лист на дереве становится страницей священной книги, когда сердце открыто, чтобы прочесть ее, когда душа открыла глаза.
ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ВНУТРЕНЯЯ ЖИЗНЬ
Есть один аспект жизни, который нам известен и который мы называем своей повседневной жизнью. Осознание всего того, что мы делаем в своей повседневной жизни, называется внешней жизнью. И есть часть нашей жизни, которую мы обычно не осознаем, — эту часть можно назвать внутренней жизнью. Не иметь внутренней жизни - все равно, что быть без руки, или без ноги, или без глаза, или без уха, но даже такое сравнение недостаточно иллюстрирует идею внутренней жизни. Причина в том, что внутренняя жизнь намного больше и благороднее, гораздо могущественнее, чем внешняя жизнь. Человек придает огромное значение внешней жизни, будучи погружен в нее с утра и до вечера и не осознавая других аспектов жизни, которые можно назвать внутренней жизнью. Поэтому для человека имеет значение только то, что происходит с ним во внешней жизни, и когда он занят своей внешней жизнью, то настолько поглощен, что у него и мгновения нет, чтобы подумать о внутренней жизни. Урон от того, что человек не осознает своей внутренней жизни, несравненно больше, чем все преимущества, которые он может извлечь из осознания своей внешней жизни, а он всегда осознает ее. Причина в том, что внутренняя жизнь делает человека богаче, внешняя жизнь — беднее. Со всеми богатствами и сокровищами, которые может предложить земля, человек беден, а часто чем он богаче, тем беднее, потому что, чем больше богатства, тем большие ограничения он обнаруживает в своей жизни. Внутренняя жизнь делает человека сильным, тогда как осознание внешней жизни делает его слабым. Оно делает человека слабым потому, что это осознание ограниченности. Осознание внутренней жизни делает человека сильным потому, что это осознание совершенства. Внешняя жизнь держит человека в смятении — каким бы умным и ученым ни был бы человек, он никогда не уверен. Его знание базируется на основах, которые опираются на внешнее — на то, что подвержено изменению и разрушению. Вот почему, каким бы мудрым ни казался человек, его мудрость имеет ограничения. То, что сегодня он считает верным, через четыре дня он, возможно, будет полагать неверным. Внутренняя жизнь делает ум ясным. Причина в том, что именно эту часть человеческого существа можно назвать божественной, сутью жизни, чистым разумом. Феномен этот состоит в том, что везде, куда бы ни пролился свет чистого разума, все становится ясным. Поглощенность внешней жизнью без того, что дает внутренняя жизнь, делает человека слепым. Все, что говорит, думает или делает человек, опирается на внешний опыт, и никто не может осознать, до какой степени сила, которую дает внутренняя жизнь, дает человеку возможность провидеть жизнь. Существовало поверье о третьем глазе. На самом деле третий глаз — это внутренний глаз, который открывается, когда человек пробуждается к внутренней жизни. Поэтому внутреннюю жизнь иными словами можно назвать духовной жизнью. Человек может видеть это в лесу: падающий сверху дождь делает лес прекрасным. Значит, у леса есть не все необходимое — ему нужно что-то, что ниспосылается свыше, — свет, дождь. Солнце и дождь делают лес во всей полноте тем, что он есть. В пустыне нет дождя, там только один аспект — земля, но нет воды, вода сверху не падает. Воды, дающей жизнь лесу, в пустыне не найти. Пустыня несчастна, как и человек в пустыне несчастен, он ищет укрытия от горячего солнца, потому что пустыня томится, и человек в пустыне тоже томится по тому, чего не может найти там; тогда как в густом лесу есть радость, есть вдохновение — сердце возвышается, потому что лес — это картина внутренней жизни: не только земля, не только деревья и растения — что-то нужное лесу ниспослано ему. Так же и с человеком. Человек, который занят только вещами этого мира, пребывает во внешней жизни. Он может пребывать среди этого мира, но он в пустыне. Только внутренняя жизнь порождает в нем не искусственные добродетели, не созданные человеком качества, но такие добродетели, какие могут возникнуть лишь из внутренней жизни, а, кроме того, ту проницательность, которая дает глазам силу видеть больше, чем могут видеть глаза простого смертного. Тогда возникает вопрос: как можем мы быть уверены в том, что внутренняя жизнь есть? Какое тому доказательство? Ответ таков: есть немало мгновений в нашей жизни, когда мы видим доказательства существования внутренней жизни. Только мы их не ищем. Самые разные средства связи: телеграф, телефон, новые средства связи, которые еще придут, радио, рентгеновские лучи, — все новые изобретения заставляют человека задуматься о том, сколько же совершило человечество. Если бы только он понял, что все эти механизмы, все эти изобретения - ничто, но лишь малая, слабая имитация того, что собой представляет человеческое тело, если бы только он знал, что такое человек! Человек — это центр радости, центр счастья и мира, центр силы, центр жизни и света. Феномен, который может быть явлен человеку, значительно величественнее, чем действие любого механизма, если бы он только имел достаточно терпения и упорства, чтобы изучить самого себя. Но все, что мы делаем, — это изучаем других. Когда дело доходит до анализа, мы считаем, что подвергать анализу предметы — великое исследование, а когда мы анализируем человеческую природу, то называем это психологией. Мы анализируем всех вокруг, кроме самих себя, а поэтому истинная психология никогда не бывает изучена, потому что настоящая психология состоит в том, чтобы подвергнуть анализу в первую очередь себя самого. А когда проанализирована собственная сущность, тогда человек способен анализировать других. Если бы только человек знал, что кроме того, что он говорит, делает или думает и явного влияния всего этого на человека, существует и другое действие этого же человека, которое создает нечто в его жизни, создает его мир. И может быть, через неделю, через месяц или через год, или через десятилетие то, что он создал, однажды проявится перед ним как мир, мир созданный им. Таков феномен жизни. Насколько незначительным кажется человек — он подобен капле в массе воды, а в то же время какое воздействие создает он каждой своей мыслью, каждым чувством, каждым действием! И какое влияние распространяют они, какое влияние оказывают на жизни других! Если бы только человек знал это, он бы понял, что внешняя жизнь и результаты всего, что человек думает, говорит или делает во внешней жизни, намного мельче, несравнимо мельче, чем результаты, полученные от того, что человек думает, говорит или делает во внутренней жизни. Поэтому внутренняя жизнь делает человека более ответственным, чем осознание внешней жизни. Ответственность внешней жизни, в сравнении с ответственностью внутренней жизни, намного меньше; на мгновение она может показаться тяжким бременем, но она ничто в сравнении с ответственностью человека во внутренней жизни. Если человек видит, что он творит, его ответственность намного больше. Есть на Востоке поговорка, что осел кажется намного счастливее, чем чакор, который считается самой умной птицей. Во внешней жизни человек кажется вполне довольным, потому что его ответственность меньше, его мировоззрение мало, его горизонт узок; та часть мира, которую он видит, очень мала. Но когда горизонт открывается, когда сердце проникает сквозь барьер, который отделяет этот мир от потустороннего, когда человек начинает видеть сквозь вуаль и все, что является на поверхности, становится экраном, за которым сокрыто что-то еще, тогда он ощущает жизнь совсем по-другому. Вид, открывающийся перед тем, кто стоит на вершине горы, совсем не похож на вид, открытый стоящему у подножья. Оба они люди, у обоих есть глаза, но горизонт одного отличен от горизонта другого. Внутренняя жизнь означает расширение горизонта и изменение направления видения. По-английски мистик называется «провидец» — тот, кто видит. На Востоке повторяют слова одного великого йога, который сказал: «Чтобы видеть, что перед вами, вы должны видеть в себе». Это значит, что внутри человека есть зеркало, именно это зеркало и может быть названо внутренним миром, внутренней жизнью. В этом зеркале отражается все, что находится перед человеком. Когда глаза смотрят наружу, тогда вы повернулись спиной к зеркалу, находящемуся внутри, но, если глаза обращены внутрь, вы видите все то, что снаружи, отраженным в зеркале. При таком процессе все видимое становится настолько ясным, проявляется настолько полно, что в сравнении с этим вид, открывающийся перед глазами, тускл и нечеток. Двое могут жить вместе двадцать пять лет, сорок или пятьдесят и не понимать друг друга из-за недостаточности внутренней жизни; а в то же время внутренняя жизнь дала бы им возможность мгновенно понять друг друга. Когда говорится, что двенадцать апостолов начали понимать язык всех народов, значит ли это, что они в одно мгновение выучили грамматику всех народов? Нет, они узнали язык сердца. Язык сердца говорит громче, чем могут сказать слова. Если уши сердца будут открыты, чтобы услышать этот язык, внешние слова станут не нужны. Со всем своим прогрессом человечество все еще крайне ограниченно, и, чем больше мы видим ограничение этого прогресса, тем больше мы обнаруживаем, что это происходит из-за отсутствия внутренней жизни. Когда мы слышим в легендах и сказаниях прошлого, как много раньше было воров, грабителей и убийц и как много совершалось убийств, мы думаем: «Какое ужасное время!» И все же настоящее время намного хуже — время грабителей и убийц было намного спокойнее. Могли убить одного или двух человек в деревне — сегодня же города и страны сметаются с лица земли. Одна война унесла большую часть человечества. Представьте, если начнется еще одна война, каков будет результат? Говорят, люди прогрессируют, они больше думают. Но со всей этой способностью думать мы продвинулись в умении причинять все возможные разрушения и несчастья в значительно большей степени. Значит ли это, что человечество не прогрессирует? Оно прогрессирует — но в каком направлении? Вниз. Условие, необходимое для того, чтобы идти по пути внутренней жизни, состоит в том, чтобы, прежде всего, быть свободным, чтобы идти по этому пути. Если ноги пришпилены, а руки пригвождены верованиями, предвзятыми идеями, мыслями, человек стоит недвижимо. У человека есть огромное желание идти, но он не идет потому, что держится за что-то. Он держится за определенные верования или за то, о чем он думает — он не идет, он не идет вперед. И поэтому многие люди, обладающие множеством прекрасных качеств, высоких идеалов и религиозных склонностей, со своим благочестивым темпераментом, со всеми своими духовными качествами, все-таки могут оставаться на том же месте. Их держат идеи, будто шпильки или гвозди, которыми прибиты их ноги, или же руки будто вцепились в ограждение и держатся за него, но вперед они не идут. Чего в первую очередь требует внутренняя жизнь — это свободы действовать. Старое значение слова «свобода» понимается весьма плохо, хотя каждый ищет свободы и так много говорится о свободе. Человек может освободиться от всего, кроме своего «я» - об этом никто не думает вовсе. На сей раз понятие свободы совершенно иное. Поэтому, доискиваясь свободы, человек совершенно не свободен, поскольку пойман в ловушку собственного «я». Это величайший плен из всех — там он остается заключенным, как джин в бутылке. Внутренняя жизнь требует жертвы. Когда человек подумает о своем обучении, своей профессии, он поймет, что все в его жизни направлено на то, чтобы наилучшим образом обучить его получать все, чего он может достичь в этом мире: власти, собственности, богатства или еще чего-то, и что жертва — это путь, совсем обратный получению. Поэтому он развивает природу получения вместо природы жертвования. Кроме того, жертва требует широкого ума, жертва требует глубокого сострадания, великой любви, жертва — это самое трудное. Внутренняя жизнь — это нечто, обретающееся внутри человека, она называется комнатой божественного света в сердце человека. Дверь остается закрытой до той поры, пока не предпринимается попытка открыть ее, и эта попытка — жертва. Как говорится в Библии, есть мир самоотречения, но люди часто неправильно его понимают. То, что люди обычно считают самоотречением, состоит в том, чтобы отрицать все, что есть хорошего и прекрасного, все, что достойно достижения. В действительности самоотречение означает не отказ своему «я» во всем хорошем и прекрасном, но отказ от своего «я», а это последнее, от чего человек хотел бы отказаться. Автоматическое действие такого отречения открывает двери к внутренней жизни человека. А теперь вернемся к пути мудрецов: мудрецы, реализовавшие внутреннюю жизнь, делали это методом созерцания. Человек с младенчества не знает, что в нем есть нечто большее, чем простая способность. Когда он испытывает жизнь посредством внешних чувств, такая способность (а это способность внутренней жизни) закрывается, потому что он ею не пользуется, как будто закрылась бы дверь в комнату радости, света и жизни. И вот, поскольку со времени своего раннего детства человек не знает радости, жизни и света этой комнаты, которую можно назвать небесной комнатой в сердце человека, он остается в неведении о ее существовании, остается только чувство, что у него что-то есть, о чем он не знает. Это чувство остается, и порой, когда человек испытывает сильные чувства или глубоко страдает, однажды, когда жизнь являет ему свое ужасающее лицо, после болезни или в процессе медитации это чувство, которое бессознательно работает все время как томление, пытаясь раскрыться, проявляется. Каким образом? В любви к одиночеству, в сострадании к другим, в склонности к искренности, в виде всего, что есть хорошего и прекрасного. Оно может проявиться в виде эмоции — любви, привязанности, в виде вдохновения, откровения, видения, искусства, поэзии или музыки — в какой угодно форме, в какой человек позволит ему выразить себя, или в том, чем он будет заниматься, в той форме оно и начнет проявляться. Стоит двери этой комнаты в сердце открыться, как все становится духовным. Если человек музыкант — его музыка становится небесной, если он поэт — его поэзия становится духовной, если он художник — его живопись становится духовной работой; что бы он ни делал в жизни, во всем проявляется божественный дух. Ему не нужно быть религиозным, ему не нужно быть философом, ему не нужно быть мистиком. Только теперь начинает проявляться то, что было сокрыто в нем и не давало ему достигнуть полноты жизни. Это делает жизнь человека совершенной, дает ему возможность выразить жизнь во всей ее полноте. Любые предпринимаемые сегодня попытки улучшить жизнь человечества посредством политики, образования, социальных преобразований и многими другими способами — все эти прекрасные планы могут быть выполнены, если к ним добавить нечто, чего им не хватает. Но в отсутствие этого все попытки, предпринимаемые в течение многих лет, окажутся бесполезными, потому что это недостающее нечто и есть самое существенное из всего. Мир не может оставаться миром без дождя. Мир не может развиваться без духовного стимула, духовного пробуждения. Если это не является первейшей вещью, это естественно, это может быть последней вещью, но если это даже не последнее — очень жаль. А теперь я хотел бы объяснить, как пробуждаются души в медитации, как они испытывают внутреннюю жизнь. Прежде всего адепт должен ценить цель постижения внутренней жизни больше всего другого в жизни. Пока он не будет ценить ее, он не сможет постигнуть ее. Это первое условие: человек должен ценить внутреннюю жизнь больше, чем что угодно другое в мире — богатство, власть, положение или что-нибудь еще. Это не значит, что в этом мире человек не должен выполнять то, что должно. Это значит, что величайшую ценность для него должно составлять нечто, имеющее действительную ценность. Затем, когда человек начинает ценить что-то, он считает нужным отдавать этому свое время, потому что сегодня, в современном мире, говорится, что время — это деньги, а деньги — самое ценное. Если человек отдает свое время — то есть деньги, то есть ценность — чему-то, что он считает самым достойным в мире, это, несомненно, следующий шаг к внутренней жизни. А третье — состояние его ума должно быть освобождено от того давления, которое всегда присутствует в сердце человека при мысли: «Я сделал не все, что должен был сделать для своих близких». Будь то его отец или мать, ребенок, муж, жена, брат, друг — кто бы то ни был, он думает: «Что же я должен был сделать для тех, с кем я нахожусь вместе, в тех обстоятельствах, в которых нахожусь, но не сделал?» Если это давление тревожит его ум, то ум его еще не готов. Человек будет отдавать время созерцанию, духовной жизни — это самое ценное, но в то же время его ум смущен, его сердце не находит спокойствия: «Я не выполнил свой долг, у меня есть долг, который нужно оплатить». Для адепта самое существенное — считать, что ни один долг, который следует оплатить в жизни, не остается неоплаченным. Если посмотрим на жизнь — разве это не базар? Принцип приятия и даяния прослеживается повсюду, а если счет не оплачен немедленно, он будет предъявлен потом. Пусть тот, кто думает: «Я получил, не заплатив», подождет — позже ему придется заплатить с процентами. В какой форме берет и в какой форме отдает человек? Человек редко осознает это. Он может отдавать свое служение, сострадание, доброту, деньги на север, а с юга ему будет возвращаться; когда он возьмет с запада, заплатить придется на восток. Только человек не знает, в какой форме ему придется платить, в какой форме он возьмет. Очень часто он не знает, когда берет или что отдает, но процесс даяния и приятия происходит в каждый момент его жизни, и, несмотря на всю несправедливость, происходящую в мире, все урегулируется в конце концов. Ясной идеей такого состояния является то, что оно все уравновешивает. Если бы не было равновесия, не существовало бы мира. Что держит этот вечно движущийся мир, поворачивающийся вокруг себя вновь и вновь, что заставляет его держаться? Равновесие. Ведь не только мир, все продолжается, вся жизнь идет своим путем. Что поддерживает ее существование? Равновесие держит ее. Занятые нашей мирской жизнью, мы не знаем этого равновесия, но если внутренний глаз открыт и мы достигли острого видения жизни, то обнаруживаем, что происходит продолжающийся процесс уравновешивания, а мы, подобно частицам единого механизма, постоянно заняты тем, что поддерживаем это равновесие. Когда сердце спокойно при мысли, что долги оплачены или оплачиваются, тогда человек приходит в уравновешенное состояние, которое приносит в жизнь равновесие. Это равновесие создает состояние, когда сердце, которое можно уподобить морю, становится не беспокойным, как море в шторм, но спокойным морем, воды его не возмущены. И именно такое состояние дает человеку возможность лучше испытывать внутреннюю жизнь. Разве не видим мы в своей повседневной жизни, какое влияние оказывает присутствие людей, которые не имеют этой безмятежности, этого покоя, этого спокойствия? Это ужасное влияние на них самих, это пагубное влияние на других. Человек осознает это в своей повседневной жизни, если он видит это; человек может сидеть с кем-нибудь в офисе, человек может стоять где-то, человек может оставаться в доме, где стоят или сидят люди, и он поймет по их атмосфере, достигли ли они состояния равновесия, безмятежности, успокоенности, спокойствия и покоя, или же они пребывают в неритмичном, неуравновешенном состоянии. Это опять-таки дает нам идею о том, что то, что мы называем счастьем или несчастьем, — это уравновешенное состояние или неуравновешенное состояние. Когда человек находится в нормальном состоянии, в котором должны пребывать его ум и сердце, ему не нужно искать счастья, он само счастье, он излучает счастье. Когда это состояние нарушено, он несчастлив; не несчастье приходит к нему, он само несчастье. Индийское слово, индийская идея внутреннего «Я» означает счастье: в глубине внутреннего «Я» человека пребывает счастье. Это значит, что вся эта внешняя основа, физическое тело, дыхание, органы восприятия — все то, что составляет человека, кроме его внутреннего существа, может быть названо одним именем, и это счастье. Естественно поэтому, что каждый ищет счастья и, не зная где его взять, всегда ищет его вне себя. Поэтому вместо того чтобы найти это счастье, свое собственное, он хочет отнять счастье у другого. И получается, что он не может получить счастье другого человека, не может он и отдать его. Пытаясь получить его от другого, он причиняет другому страдания, и эти страдания возвращаются к нему. Есть не так много грабителей, проникающих в дома других людей, чтобы украсть, но как много похитителей счастья, и они редко знают о том, что обворовывают других. Похититель счастья гораздо глупее, чем похитители, которые охотятся за богатством, потому что, если последним это удается, они что-то получают, но похититель счастья никогда ничего не получает, он лишь приносит страдания другим людям. Поэтому внутреннюю жизнь не следует рассматривать, как это делают многие, как жизнь в лесу или горных пещерах, жизнь в уединении. Да, есть необходимость в этом для некоторых людей, ищущих одиночества, предпочитающих уйти от мирской суеты, чье вдохновение пробуждается, когда они оказываются наедине с собой, кто чувствует себя хорошо только в одиночестве, но в этом нет необходимости для достижения счастья. Человек может находиться в гуще мира и пребывать над миром. В жизни много скорбей, и единственный способ избавиться от них — это подняться над ними всеми. Этого можно достичь только одним способом — открыть для себя внутреннюю жизнь.
ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ ВНУТРЕННЯЯ ЖИЗНЬ И САМОРЕАЛИЗАЦИЯ
Только через внутреннюю жизнь можно достичь самореализации. Жизнь можно разделить на две части. Одна часть посвящена нашим мирским нуждам, труду, зарабатыванию денег, служению в разных качествах, чтобы жить самим и поддерживать своих родных. Это одна сторона жизни. Другая сторона состоит в том, чтобы думать о том, что есть нечто, кроме мирской жизни, что есть высший идеал, большее счастье, более глубокое проникновение в жизнь и больший покой. Это другая жизнь. Под внутренней жизнью я вовсе не подразумеваю жизнь религиозную, поскольку человек может быть религиозным и в то же время вполне мирским. Есть рассказ об Аурангзебе, правившем в Индии, который однажды издал указ о том, что все проживающие в его империи должны посещать мечеть для каждой из пяти молитв правоверных. Жил там один мудрец, о котором никто не знал, что он мудрец; он жил в одиночестве. Тот мудрец также получил указ, но забыл о нем или не подумал о нем. За ним были посланы полицейские, чтобы привести его в дом, предназначенный для молитвы, и он, естественно, пошел и присоединился к общему собранию молящихся. Человек, ведущий молитву, начал молиться, и все последовали за ним, но через пять секунд мудрец выбежал из собрания. Полицейские пошли за ним и привели его к судье, потому что он не только нарушил первый закон, но помешал всему молитвенному собранию тем, что убежал прочь. Он сказал судье: «Скажите, пожалуйста, что значит вести молитву?» И судья ответил: «Религия учит, что ваши мысли должны объединиться с мыслями ведущего». Мудрец тогда сказал: «Именно это я и сделал! Мысли ведущего направились к его дому — он забыл ключи. Поэтому я не мог оставаться в доме для молитв, я побежал за ключами. Куда направили меня мысли ведущего, туда я и пошел». В конце концов подтвердилось, что это было действительно так. То был великий мудрец, ему было известно все, что происходит в умах других людей. Быть религиозным, быть ортодоксальным или набожным человеком — не обязательно значит быть духовным. Как говорят, быть духовным — это совершенно не то, что быть богомольным. Теперь возникает вопрос: как поступает человек во внутренней жизни? Поначалу человек воспринимает внутреннюю жизнь как путешествие, путешествие к желаемой цели. Есть определенные условия этого путешествия, которые ему следует знать. Во-первых, это путешествие трудное, потому что электропоездов здесь нет; это такое путешествие, которое мы должны пройти пешком. Это сразу изменяет характер путешествия, делает его не таким как обычные путешествия. Там нет той экипировки, какая у нас сегодня бывает, мы забыли, как человек странствовал в прошлом. Пересечь пустыню, пройти по горам, переправиться через реки, пересекая их вплавь, подвергнуться всем опасностям в пути – вот что это за путешествие, которое нам придется проделать в духовном постижении. Внешние путешествия сегодня сделались легкими, но внутренние путешествия остались такими же трудными. Первое условие этого путешествия состоит в том, чтобы добросовестно выполнять обычаи путешествия. Когда нам приходится идти далеко, мы оставляем ненужную ношу, так что и здесь, чтобы совершить такое путешествие, нам придется отказаться от многого в жизни. Мы бессознательно делаем свою жизнь такой тяжелой. Внешне может показаться, что нести груз нетрудно, и все же, когда мы начинаем путешествие внутри себя, мы понимаем насколько это трудно – нести тяжесть. Когда нам приходится идти своими ногами, каждая малая ответственность, которую мы принимаем на себя, каждая мелкая привычка, которую мы создаем – все они повисают на нас, все эти мелочи, о которых в повседневной жизни мы никогда и не думаем. Мы все больше привыкаем к уюту, становимся все менее терпимыми к окружению, все более чувствительными к резким воздействиям. Вместо того чтобы стать сильней, с каждым днем мы делаемся только слабее, и когда дело доходит до путешествия и противостояния трудностям, возникающим во время этого путешествия, оно становится очень трудным. Вы должны помнить, что в каждую эпоху всемирной истории любой, кто пытался продвинуться по духовному пути дальше других, сталкивался с трудностями. В тот момент, когда он начинал свой путь, у него появлялись проблемы, и они были гораздо большие, чем у обычного человека – большие искушения вставали на его пути, искушения, которые возможно никогда не появлялись прежде, но всегда были где-то далеко. В тот самый момент, когда человек избирает такой путь, и являются самые разнообразные искушения. Он подвергается испытаниям на каждом шагу. К тому же, предпринятая им задача очень серьезна, и к нему предъявляются серьезные требования. К другим таких требований не предъявляется, что также естественно. Когда ребенок разбивает стакан, на это смотрят спокойно, говорят: “Ну, это естественно”. Но когда служанка разбивает стакан, с нее спросят: “Почему ты сделала это, куда ты смотрела?” Взрослый человек ответствен, тот, кто избирает духовный путь, ответствен. Поэтому с него больше взыскивается – он должен отвечать за все, что делает, будь то в отношении себя или в отношении жизни. Кроме того, в своей жизни нам приходится платить много долгов – таких долгов, о которых мы не знаем. Мы знаем только наши денежные долги, но есть и многие другие: долг мужа жене и долг жены мужу, долг матери ребенку и ребенка матери, долги, которые приходится платить своим друзьям и знакомым, тем, кто нам близки, кто рядом с нами, тем, кто стоит выше нас, и тем, кто зависят от нас. Много есть самых разных долгов, которые мы должны оплатить, и все же мы никогда не думаем о них. В древние времена даже у тех, кто не избирал духовный путь – знати, рыцарей – были законы рыцарства, и в них было много написано об оплате долга. Древние люди считали так: “Моя мать вырастила меня с младенчества, воспитывала в детстве; для меня она жертвовала своим сном, покоем и удобствами и любила меня такой любовью, которая превыше любой другой любви в этом мире, и она проявила такое милосердие, которое является состраданием Бога”. Ребенок много думал о своем долге по отношению к матери. Однажды пришел один человек к Пророку Магомету и спросил его: “Пророк, Вы говорите, что есть большой долг, который должен быть оплачен человеком своей матери. Предположим, я отдавал бы своей матери все, что зарабатываю, смог бы я отплатить ей сполна?” И Пророк сказал: “Нет, нисколько. Если бы ты служил ей всю свою жизнь, даже и тогда ты не смог бы отдать ей долг за то, что она сделала для тебя в один день. Она воспитывала тебя с мыслью, что когда она покинет этот мир, ты будешь жить; она не только ухаживала за тобой, отдавала тебе свое сердце и любовь, она отдавала тебе свою жизнь. То, что ты будешь жить после нее, об этом были все ее мысли. А каковы твои мысли? Если ты добрый и хороший человек, твои мысли таковы: “Пока моя бедная мать живет, я буду до конца заботиться о ней. Когда же она умрет, я буду свободен”. Это совсем другое по сравнению с ее мыслями”. И это только один пример. Но есть множество других долгов: нашим соседям, незнакомым людям, тем, кто зависят от нас и тем, кто ожидает от нас какой-либо помощи, слов наставления, совета, каких-то услуг – это все долги, которые мы должны оплатить. Много мы должны Богу – но Бог может простить. И тем не менее, прежде чем отправляться в духовный путь, нельзя забывать о своем долге по отношению к миру. Дух, уходя дальше, чувствует себя свободнее, если долги оплачены. Но разве мы думаем сегодня о таких простых вещах? Как только мы обращаем мысли к духовному, первый вопрос, который у нас возникает: “Какие оккультные книги нам следует прочитать?” Мы никогда не думаем об этих мелочах и о том, сколько от них зависит. Когда мы думаем о духовном, то думаем: “Если бы я только смог получить ключ к этому пути”. Но есть условие, которое должно быть выполнено, и это условие – почитание каждой души. Мы можем спросить: “А что, если люди не заслуживают этого, если они не достойны этого?” Это не наше дело, заслуживают они этого или нет; мы не думаем об этом. Если есть долг ростовщику, его нужно отдать, заслуживает того ростовщик или нет. Так и на духовном пути. Тем, кому мы должны, надо платить – вниманием, служением, уважением – всем, чем мы им обязаны, мы должны отплатить. Прежде всего, даже не говоря о духовном осуществлении, человек чувствует освобождение, когда оплатит долг каждому, кому он должен. Это открывает свет для души, делая путь прямым и озаряя его так, что исчезает смущение, всегда ощущаемое человеком, когда он стремиться к духовному прогрессу. А иначе такое смущение пребудет всегда. Теперь понятно, что необходимо иметь при продвижении дальше по духовному пути. Необходимо развить в себе склонность доверять. Тот, кто хочет идти по духовному пути, должен иметь большее желание доверять, чем обычный человек. Мир сегодня, вне всякого сомнения, идет от плохого к худшему. Обещания не имеют никакой ценности. Печать стоимостью в десять центов ценится больше, чем слово чести, потому что печать – это наверняка. Когда мир в таком состоянии, трудно развить склонность доверять. Но как только вы начинаете идти по духовному пути, доверие – первая необходимая вещь. Очень часто человек говорит: “Что ж, я хотел бы верить людям, но люди не достойны доверия”. Да, практично думать так в делах, но когда речь заходит о другого рода жизни – жизни социальной или жизни духовного постижения, вы не должны подходить к этому таким образом. Здесь вы можете развивать склонность доверия людям только тогда, когда готовы претерпеть любую потерю. Не всегда глупо доверять. Напротив, мудрый доверяет больше, чем глупец. Кроме того, доверять – не слабость, это сила; тот, кто меньше доверяет, слаб, и каждый день делает его все слабее. Тот, кто не верит посторонним, не может верить и своим родственникам, своим друзьям, а позже недоверие развивается до такой степени, что он не верит и самому себе. Это – конец. Есть история об одном великом суфии, который в начале своей жизни был грабителем. Как-то один человек путешествовал с караваном по пустыне. У него был кошелек, полный монет, который он захотел кому-то доверить на хранение, потому что слышал, что на караван идут грабители. Он посмотрел вокруг и немного в отдалении увидел шатер, и там сидел весьма представительный мужчина. И тогда он сказал: “Пожалуйста, сохраните для меня этот кошелек, потому что я боюсь, что, если придут грабители, они отнимут его. Тот человек сказал: “Дайте его мне, я сохраню его для вас”. Когда путешественник возвратился к каравану, он увидел, что грабители уже напали и забрали все деньги. Он возблагодарил Бога, что отдал кошелек тому человеку на сохранение. Но когда он вернулся к шатру, то увидел, что в том шатре сидят грабители, и этот весьма достойный человек делит то, что они украли. Тогда он понял, что то был главарь грабителей и подумал: “Я был даже еще глупее, чем другие, я сам отдал свои деньги вору! Кто может быть глупее меня!” А еще он испугался и решил потихоньку уйти. Главарь увидел, что он уходит, позвал его в свой шатер и спросил: “Куда же вы? Почему вы пришли сюда?” Тот ответил: “Я пришел, чтобы вернуть свой кошелек, но вижу, что дал его тому самому, от кого хотел бы держать его подальше”. Тогда главарь сказал: “Вы ведь дали мне ваш кошелек, так? Вы доверили его мне – у вас его не отняли. Как я могу его отнять? Разве Вы не доверились мне? Как же Вы можете предположить, что я заберу его у Вас? Вот Ваш кошелек, возьмите его”. Такой достойный уважения поступок настолько впечатлил грабителей, что они последовали примеру своего главаря. Они отказались от грабежа. Их до глубины души тронуло ощущение того, что значит доверие. В зрелом возрасте этот их главарь проделал большую духовную работу. Не доверяя людям, мы, возможно, избегаем небольшой потери, но недоверие, которое мы сеем в своем сердце – это гораздо большая потеря. Третий шаг во внутренней жизни состоит в том, чтобы найти кого-то, чьему руководству вы можете доверять. Вы можете считать духовного учителя столь же великим, как ангел, и все же, если у вас нет к нему доверия, он мало что сможет сделать для вас. Кроме того, если вы нашли кого-то в жизни – какого-то духовного проводника, который оказался не заслуживающим доверия, то и тогда ваша потеря будет меньше чем потеря того учителя; потеря учителя больше. Однако, весь духовный прогресс под руководством учителя зависит от степени вашего доверия его указаниям. Без такого доверия вы можете изучить все многочисленные учения и пробовать практиковать все оккультные законы, но это ни к чему не приведет. Доверие – вот что нужно. Люди, ищущие истину, должны знать, какое место учитель занимает в их жизни, насколько важное значение имеет духовный руководитель и его руководство; они должны ценить его и считать священным. Если такого почтения нет, то ничего нельзя будет сделать, тогда человек подобен заблудшей овце. Эта склонность переходить от одного к другому, от одного учителя к другого – оскорбление учителю, Богу и себе. Таким образом ничего не достигнешь. В юности у меня был большой интерес к духовному пути, и я познакомился с учителем, от рук которого мне было предназначено принять посвящение для вступления на духовный путь. Первое, что сказал мой учитель, было: “Какой бы великий учитель ни пришел к тебе, как только ты получишь это посвящение, это благословение от моих рук, твоя вера не должна меняться”. Я имел современное образование и недоумевал, как это понять. Я не сомневался, но думал: “Что же это значит?” И с каждым шагом по жизни я все больше понимал, что это и есть единственный правильный путь. Когда разум смущен, когда человек не доверяет, когда он ходит сначала к одному учителю, а потом переходит к другой методике, что он может найти? Идеала нет. В университете человек может учиться сначала у одного профессора, а потом у другого, и так далее. Это хорошо для университета – это другой вид образования. Но когда речь идет о духовном образовании необходим идеализм. Жил как-то в деревне молодой крестьянин, известный как большой искатель истины. И вот однажды в ту деревню приехал великий учитель, и было объявлено, что для каждого, кто придет к нему, откроются двери рая, и он будет допущен, и с него не спросится никакого отчета о совершенных поступках. Крестьяне очень обрадовались, и отправились все к этому учителю, кроме одного только молодого человека, который был известен, как большой искатель истины. Учитель сказал: “Все жители деревни пришли ко меня за исключением того молодого человека; пойду-ка я к нему сам”. Итак, он пришел в дом этого молодого человека и спросил: “В чем дело? Значит ли это, что ты мой противник или сомневаешься в моем знании? Что помешало тебе прийти?” Молодой человек сказал: “Единственное что удержало меня от того, чтобы прийти к Вам, это следующее. Я слышал, как говорили, что каждый в Вашем присутствии будет без вопросов допущен на небеса. Но я не ищу такой возможности, потому что у меня был когда-то учитель, и я не знаю, где он теперь, в раю или в аду. Если я попаду в рай, а он будет в другом месте, все для меня переменится. Рай станет для меня адом. Я предпочитаю быть вместе со своим учителем, независимо от того, где он находится”. Таков идеал, который есть у всех искателей истины в отношении духовного учителя, и только с таким идеализмом они способны продвинуться вперед и обрести доверие своего учителя. Сегодня наблюдается иная тенденция. Прежде, чем начать духовный путь, ученик начинает взвешивать и оценивать учителя. Он хочет знать, действительно ли этот учитель подходит для его идей, и если учитель не совпадает с его идеями, он не идет учиться к нему. Но если вы хотите учить – это абсолютно другая идея. И это-то как раз мешает тысячам людей. Они говорят, что ищут учителя, но думают, что они сами и есть учителя. При продвижении дальше важны не только вера и преданность, которую человек проявляет в отношении учителя, но и стирание самого себя, потому что работа учителя подобна работе золотых дел мастера, который плавит золото и превращает его в украшение, поэтому учитель должен испытывать и пробовать, формовать и плавить прежде, чем он сможет использовать ученика для лучшей цели. Если ученик не в состоянии поддаться такой формовке, ему будет тяжело. Однажды, например, царь Бухары, видя тщету жизни, отдал свое царство и направился в Афганистан, чтобы найти духовное руководство. Первое, что поручил ему учитель, было подметать в комнатах всех учеников. Там было множество самых разных учеников, и бедных, и богатых, но не было ни одного царя. Все они чувствовали большую жалость к этому человеку, который когда-то был царем, а теперь должен был подметать комнаты – выполнять работу, которой никогда не делал прежде. Они ничего не говорили, но однажды не могли сдержать чувств: “Жаль, что этому человеку приходится выполнять эту работу. Он такой хороший, добрый и кроткий, такой прекрасный человек, как же так, что он должен этим заниматься?” И они пошли к учителю и сказали: “Учитель, не дадите ли эту работу одному из нас? Нам причиняет боль видеть, как этот человек, который раньше был царем и жил во дворцах, подметает комнаты”. “Ученики мои, - ответил учитель, - вам нужно подождать. Я не думаю, что время уже пришло”. Они сказали: “Нам причиняет это большую боль”. “Хорошо, - сказал учитель, - я скажу одному из вас, что делать, а там посмотрим”. Однажды тот человек, который прежде был царем, нес корзинку с мусором, и один из учеников так толкнул его, что она выпала у него из рук, и мусор высыпался на пол. Так что ему пришлось собрать все снова. Он посмотрел на того ученика и сказал: “Вот если бы я был тем, кем был прежде, я бы тебе показал, что значит позволять себе такие оплошности”. После чего он собрал весь мусор и ушел. Это сообщение было передано учителю, и тот сказал: “Разве не говорил я вам, что время еще не пришло?” Через некоторое время еще один ученик сделал подобное, и тот, кто был когда-то царем, некоторое время стоял и смотрел на него, словно желая что-то сказать, но не сказал ничего. И снова учителю передали о происшедшем, и он сказал, “Еще не время”. И в третий раз произошел подобный случай. Тот человек даже не поднял глаза; он продолжал заниматься своим делом. И тогда учитель сказал: “Вот теперь время пришло”. Могут спросить: “Разве это не слабость быть таким пассивным?” Да, если человек настолько пассивен от слабости, это будет слабостью. Но если человек пассивен по причине глубокомыслия, тогда это – сила, потому что нужна великая сила, чтобы властвовать собой. Такой человек имеет молчаливое влияние, так же, как в истории о Данииле, где именно власть, которую он имел над собой, приручила льва. Легко приручить льва, но трудно приручить собственное “я”. Свое собственное “я” может быть ужасно, ужаснее льва. Человек порой скажет: “Каким кротким я стал, как я переплавился, какой я глубокомысленный!” И вдруг наступает момент, когда, к собственному своему удивлению, он начинает действовать совсем по-другому. Чтобы действительно властвовать над этой грубой природой нужен процесс расплавления. Когда золото расплавлено, вы сможете превратить его в любое украшение, какое вам понравится. Чем дальше мы продвигаемся по духовному пути, тем больше он становится путем силы, сосредоточения. Ум подобен своенравной лошади, которая не желает стоять на месте, которой невозможно управлять. Как только человек начинает практиковать сосредоточение, он обнаруживает, что еще труднее заставить повиноваться свой ум. Пока не начал, он этого не знает, но в тот самый момент, когда он начинает пробовать, он понимает, насколько трудно сконцентрировать свой ум. Есть история про Фарида, мать послала его в лес, потому что он хотел медитировать, чтобы общаться с природой, чтобы найти Бога. Он развил природу сосредоточения, а потом пошел к учителю. Учитель спросил его: “Есть ли что-нибудь у тебя дома, что ты любишь, что тебе нравится?” Фарид сказал: “У меня нет друзей, я всегда жил в глуши. Дома есть корова; это – единственное существо, которое я люблю”. Тогда учитель сказал: “Хорошо, я прошу тебя, чтобы ты думал об этой корове”. У всех учеников были различные объекты для концентрации и медитации. При выполнении задания они пять минут сидели каждый сам по себе, а затем выходили. Таким был их метод практики. Фарид же долгое время сидел в одиночестве. Однажды, когда учитель захотел поговорить со своими учениками, он спросил: “А где же новый ученик?” Они сказали: “Все эти дни мы играли вместе, но не видели его”. Учитель сказал: “Может быть он все еще сидит там, где я велел ему заниматься”, и он пошел туда и попросил, чтобы Фарид вышел. Первый раз, когда он позвал его, Фарид не ответил. Во второй раз он ответил коровьим мычаньем. Учитель снова попросил, чтобы он вышел, но он сказал: “Не могу, мои рога слишком длинны”. Учитель указал на него ученикам и сказал: “Вот что называется сосредоточением. А вы все играете. Если он, концентрируясь на корове, может превращаться в корову, тогда нет ничего на свете, во что он не смог бы превратиться”. Это – тайна всех вещей. То, что называется сосредоточением, – это изменение идентификации души, чтобы она смогла утратить ложную концепцию своей идентификации и самостоятельно идентифицировала себя с истинным “я” вместо ложного. Вот что подразумевается под самоосуществлением. Как только человек поймет свое “я” путем правильного сосредоточения, созерцания, медитации, он поймет суть всех религий, потому что все религии – это лишь различные пути, ведущие к одной истине, и эта истина – самореализация.
*********
Вопрос: Какую часть Бога выражают животные? Чем отличаются души животных и растений от души человека?
Ответ: Их тело и ум отличаются. Душа – это луч; и как лучи они одинаковые. Но тело украшает себя в соответствии со степенью своей утонченности, эта степень может быть больше или меньше, с большим или меньшим интеллектом. Что касается степени, в которой животные и растения отличаются от человека, то и среди людей вы найдете те же различия: некоторые имеют растительные качества, некоторые имеют животные качества, некоторые имеют человеческие и некоторые – ангельские качества. Среди индусов когда-то бытовал такой обычай: когда двое хотели пожениться, их друзья показывали их гороскопы брамину. Брамин не столько смотрел в гороскопы, сколько, будучи психологом, думал о том, к какой категории относятся эти двое: принадлежат ли они к ангельской, человеческой, животной или еще более плотной категории? Если он обнаруживал между ними большую дистанция, и полагал, что им не следует сочетаться браком, то он говорил: “Планеты не согласуются”. Таким образом, зная психологию, но, не слишком задумываясь относительно позиции и взаимного расположения звезд, он избегал многих бедствий.
Вопрос: Если человек более низкого развития не может любить лицо более высоко развитое, утратит ли тот, кто высоко развит, любовь к людям более низкого развития?
Ответ: Я хотел бы сказать несколько слов, что с точки зрения духовного развития, если высокоразвитый человек любит человека более низкого уровня развития, то его любовь, возможно, станет еще больше, его сердце – еще больше, его чувство – более интенсивным; его любовь достигнет высот. Кто мог подумать, что Христос сможет чувствовать такую любовь и такую дружбу по отношению к рыбакам, с которыми он обедал, и что он сможет излить свою любовь на всех, кто ему встретится? Чем более высокого уровня развития вы достигаете – тем больше ваша любовь, и она должна распространяться куда-то. Вы только дайте ей распространиться. Теперь вопрос о том, может ли человек более низкого уровня развития любить человека более высокого уровня развития. Нет, и для этого имеется несколько причин. Очень часто человек слишком слеп, чтобы оценить красоту, которая для него недостижима. Поэтому рядом с ним может быть самая красивая личность, святая душа со всем достоинством и праведностью, и все же он не сможет оценить ее, потому что не обладает достаточным развитием. Поэтому сказано в “В восточном розовом саду”*, что человек более низкого уровня развития не сможет любить человека более высокого уровня развития. Если иногда и полюбит он того, кто выше развит, то только потому, что будет удерживаться, связываться властью того человека; это чувство не идет из глубины сердца. Он не может сопротивляться тому человеку, но в то же самое время любви у него нет, потому что он не может восхищаться красотой, существующей за пределами его видимости.
Вопрос: Почему необходимо искать руководство у другой личности, не в себе самом, чтобы прийти к духовному постижению?
Ответ: Если человек самодостаточен, если он удовлетворен и руководствуется светом внутри себя, ему не следует искать другой личности. Но я не видел ребенка, который с рождения уже умел бы говорить и не нуждался в помощи своей матери или отца. И так же, как младенцу необходимо у кого-то учиться, так же и нам следует научиться небесному языку у того, кто знает этот язык. Но в то же время, если человек удовлетворен своим внутренним светом, это наилучший способ.
Вопрос: Каково различие между сосредоточением, созерцанием и медитацией?
Ответ. Сосредоточение – это фокусировка ума на форме. Созерцание – фокусировка ума на идее. Медитация есть подъем сознания.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ Взаимозависимость жизни внутри и снаружи
1
Именно недостаток знания взаимозависимости жизни внутри и снаружи приводит жизнь в смущение, затуманивает ее. Человек спрашивает о причине всего, человек не знает этой причины. Первое, что нужно понять в связи с этим вопросом, это то, что человек представляет собой механизм, равно как и является инженером. Есть одна его часть – просто механизм, и другая часть – инженер. Если пересиливает та часть, что является механизмом, иными словами, если она начинает управлять той частью, которая является инженером, то человек становится машиной, работающей под влиянием всего, с чем входит в контакт. Влияния мира более тонкого и более плотного, влияния всех видов, действующие на такого человека, заставляют его каждое мгновение пребывать в рабочем состоянии, независимо от того, действуют они ему во благо или во вред, работают они против его воли или по его воле. Если по его воле – это хорошо, если против воли, тогда это беда. Воля играет большую роль в жизни, и если воля сокрыта под механизмом, тогда воля больше не имеет над ним власти: механизм работает автоматически, движимый влиянием различных сил, исходящих от тонкого и плотного миров. Почему есть в этом мире многие, у кого все не так, и почему есть очень немногие, кто считает, что все хорошо? Даже из десяти тысяч вряд ли найдется один, кто скажет: “У меня все хорошо”. Другие скажут: “Кое-что у меня не ладится”. Очень легко приписать это судьбе, назвать бедой или невезением. Однако назовите это чем угодно – вы не исправите его; напротив, с годами оно будет только возрастать. Кроме того, у той части человека, которую можно назвать инженером, шансов нет – чем больше механизм завладевает его жизнью, тем больше подавляется часть, называемая инженером. Человек, у которого воля слабая, у кого желаний и потребностей немного, силой этой автоматической работы жизни пригибается к земле. Такую автоматическую работу он называет условиями, обстоятельствами. Он видит какую-то причину происходящего, а когда рассматривает ее с логической точки зрения, находится и ответ, но такой ответ никогда не удовлетворяет человека. Он не дает полного удовлетворения, потому что за ним можно найти некое решение и некий смысл в любой проблеме. Все, что человек видит, слышит и воспринимает через какой угодно орган чувств, все что он испытывает, имеет отчетливое и определенное воздействие на его душу, на его дух. Все что он ест, что пьет, все что он видит и осязает, та атмосфера, в который он живет, те обстоятельства, с которыми сталкивается, те условия, через которые проходит, все это имеет определенное воздействие на его дух. Порой из дурного опыта следует польза; а в результате хорошего опыта случается потеря. Порой результат одинаков: из хорошего опыта получается хорошее, из плохого опыта следует плохое. Например, был у человека дурной опыт в дружбе, и что же ему это дало? – У него развилась определенная холодность, пессимистический взгляд на жизнь, некоторое безразличие, он проявляет презрение, ненависть, предубежденность, нежелание с кем-либо общаться в этом мире. Он вынес из своего опыта дурную сторону. А другой человек, разочаровавшись, научился чему-то. Он познал, как быть терпимым, научился прощать, понимать человеческую природу, ждать от других немного, а давать больше, забывать себя, быть открытым и сострадать другому. Это один и тот же опыт, но одного он ведет на север, а другого на юг. Результат влияния опыта, приобретаемого разными людьми в жизни, бывает разным. Некоторые лекарства или травы имеют свое особое действие, благоприятное для одного и неблагоприятное для другого. Так же и с опытом внешней жизни – на одного человека он производит одно воздействие, а на другого – совершенно другое. В этом мире мы находимся в таких условиях, в которых мы все время подвергаемся внешним воздействиям. Душа как бы брошена в жизнь и наделена такой восприимчивостью, что может двигаться и на юг, и на север, и на восток, и на запад, и зависит это исключительно от направления, в котором дует ветер. Туда же разворачивается и душа. Если бы не эта крошечная искорка в нашей душе, которую можно назвать инженером и которую мы считаем свободной волей или собственной волей, то никогда, ни на один миг мы не задумались бы о том, что являемся существами. Для нас не было бы разницы между существами и предметами. Чем больше мы осознаем существование воли внутри нас, чем больше мы это понимаем на уровне сознания, тем больше мы способны противостоять северному ветру, южному ветру, западному ветру или восточному ветру – с какой бы стороны ни дул ветер, мы можем ему противостоять. Даже с материальной точки зрения, та сила, которая дает человеку способность стоять на земле – на этой вечно движущейся земле – это не его механическое тело. Это его воля, а если бы он потерял свою волю, которая держит тело, человек не смог бы стоять на земле. Поскольку мы не знаем, что такое воля и где она, поэтому очень часто мы не замечаем ее присутствия в себе, мы погружаемся в причины, стоящие вне нас, причины всех вещей, которые приносят нам радость и печаль. Внешние обстоятельства движут духом, а состояние духа движет внешними условиями жизни. Поэтому не удивляйтесь, что удача и невезение, подъем и падение – все это управляется волей, стоящей за ним. Человек привык принимать все вещи согласно своему рассудку, а логика видит их совсем по-другому, не такими, какие они есть на самом деле. Святые и мудрецы стремятся найти это качество, называемое волей, найдя его, они работают с ним. Когда человек становится способен работать с этим качеством так, как следует, он достигает власти над ним. Очень часто думающий человек спрашивает, что же есть на самом деле – свобода воли или судьба, потому что оба этих понятия не могут существовать одновременно. Эти две вещи можно уподобить тому, что мы называем светом и тьмой. В действительности такой вещи, как тьма, нет. Бывает меньше света или больше света – если их сравнить, тогда только мы различаем свет и тьму. Таким же образом можно различать свободную волю и судьбу. Они – одно и то же, разница в осознании. Чем больше вы осознаете свою волю, тем больше вы видите, что вокруг нее работает судьба, и что судьба работает в согласии с ней. И чем меньше вы осознаете эту волю, тем больше вы считаете себя подвластными судьбе. Иными словами, человек либо механизм, либо инженер. И все же, если он механизм, то и тогда в нем присутствует искорка инженера, а если он инженер, тогда механизм является частью его существа. Нам нет нужды отрекаться от чего бы то ни было в духовном осуществлении. Самоотречение, как оно описано в Библии, имеет иное значение. Самоотречение означает отрицание своей ложной концепции себя. Иными словами, отбросить от себя эту ложную концепцию, которую наше “я” имеет о себе – вот что такое подлинное самоотречение. Как только человек осознает ту свою часть, которая называется божественной искрой в его сердце, как только он начнет раздувать ее, надеясь превратить в огонек, а потом в неугасимое пламя – тогда он сам даст себе жизнь, жизнь, которую можно назвать рождением души. Неправда, что нет судьбы. Есть некий план индивидуума, этот план можно назвать божественным планом. По большому счету, план индивидуума неотличим от плана Бога, но неправда, что судьбу изменить нельзя. Как мы меняем свои планы, так же и Создатель меняет Свои планы. Например, художник рисует картину на полотне, и когда он рисует эту картину, он чертит линии, проводит их разными красками, он смотрит на нее и, вдохновляясь той картиной, которую уже написал, он чувствует, что следует изменить какие-то линии и краски. Он может ее в конце концов так изменить, что она уже не будет напоминать ту картину, которую он когда-то замыслил в своих мечтах. Так дело обстоит с человеком, и так же у Бога. Все, что мы делаем, вдохновляет нас на то, чтобы закончить это начинание. Мы можем делать что-то неправильное или правильное, что-то хорошее или плохое, это дело будет воздействовать на нас с тем, чтобы мы закончили его тем или иным образом. Так мы сами строим свою удачу или неудачу. Если мы строим для самих себя неудачу, мы достраиваем ее. Мы можем быть против этого, и все же мы завершаем это дело. Такова склонность человека – завершать то, что он сделал. Он может этого не знать, а когда воля его скрыта умом, он видит себя игрушкой обстоятельств; вся та небольшая сила, которую ему дает воля, идет на выполнение миссии, которую диктуют ему окружающие обстоятельства, чтобы завершить эту судьбу, которую можно назвать удачей или неудачей. В заключение хочу сказать: только в осознании собственной воли и в понимании того определенного плана, который человек действительно хочет завершить, выполнить, может человек найти высшее предназначение жизни.
2
Вопрос взаимозависимости жизни внутри и вовне можно рассмотреть с иной точки зрения. Во-первых, следует рассмотреть наше физическое тело – как оно выражает все то, что оно отведало как пищу, питье, лекарство. Принимает ли человек более плотную или более тонкую пищу, принимает ли он более чистую пищу – все это проявляется внешним образом, а если он об этом не задумывается – и это проявляется внешним образом. Тело показывает природу, унаследованную им от земли, к которой оно и принадлежит, ибо природа земли такова, что, принимая семена цветов, она производит цветы, семена плодов – взращивает плоды, а когда принимает семена яда – порождает яд. Образуются всевозможные вещи, но только то, что принимается, то и исходит. Нет ничего такого, что человек съел или выпил бы, или что тело приняло в себя, и оно так ассимилировалось, что тело не проявит его вовне. Таким образом, мы можем видеть значение взаимозависимости жизни внутри и снаружи, рассматривая свое физическое тело. Поразмыслив еще немного, мы обнаружим воздействие тела на ум и воздействие ума на тело. Для того чтобы это понять, следует рассмотреть то, как опьяняющие вещества воздействуют на ум, как нечто, совершенно материальное, физическое, будучи принято внутрь, воздействует на ум, который не материален. Дело в том, что ум это нечто гораздо большее, нежели мозг. Слово “ум” происходит от санскритского слова “манас”, и из этого же корня происходит слово “человек” (man, англ.). И в таком случае, что есть человек? Что есть ум? По словам Иисуса Христа, человек есть то, что он думает. Человек – это его мысль, человек – это его ум. Следовательно, это не всегда тело, которому человек придает столько значения и с которым идентифицируется – его истинной идентификацией является его ум. Все, что человек принимает физически в себя в виде пищи или опьяняющих веществ, имеет воздействие не только на его тело, но и на ум, также и то, что принимает в себя ум через собственные чувства, имеет влияние на тело. Например, все, что видит человек, отпечатывается в его уме. С этим ничего не поделаешь; такое впечатление записывается автоматически. Все что человек слышит, все то, запах, вкус, прикосновение чего он ощущает, имеет воздействие не только на его тело, но и на ум. Это значит, что процесс контакта человека с окружающим миром таков, что постоянно происходит механический обмен: каждый миг своей жизни он воспринимает все то, что ему позволяют вобрать в себя органы чувств. Вот почему очень часто выискивая ошибки других, наблюдая зло, человек, хотя сам он может и не быть злым, все же сам не зная того, впитывает все это зло. А в результате может, например, получится вот что: кто-то получил впечатление от обманщика; результатом этого впечатления будет то, что, видя пусть даже честного человека, он сразу же будет иметь впечатление обмана, а отсюда вырастает пессимистическое отношение. Тот, кого хоть раз обманули, всегда настороже; даже общаясь с честным человеком, он ищет обман, он хранит это впечатление в себе. Охотник, пришедший из лесу, где его цапнул лев, даже объятий матери пугается; ему все кажется, что это лев. Если поразмыслить о том, как много впечатлений, приятных и неприятных, мы получаем с утра до вечера, не зная, каковы будут их последствия, то мы поймем, как может стать злым человек, сам не ведая того. Дело в том, что никто не рождается злым, потому что хотя тело принадлежит земле, душа все же принадлежит Богу, и человек приносит сверху одну лишь доброту. Если общаясь даже с самым злым в мире человеком, вы сумеете затронуть глубинных пластов его существа, то увидите, что там одна лишь доброта. Вот почему если и есть такие вещи, как злоба или плохое, то это только потому, что человек приобрел их, но приобрел невольно, лишь будучи открыт всем впечатлениям, а ведь это естественно, что каждый человек открыт для впечатлений. Несомненно, тайна того, что может быть названо суеверием, суеверная вера в приметы, существующая на Востоке, а порой и на Западе, лежит во впечатлении. Например, есть поверье, что если услышать звон некоего колокола, то среди близких людей случится смерь; или если увидеть некоего человека, то в семье будет удача или неудача. Люди когда-то слепо верили в эти вещи, и продолжали верить в них много-много лет. А потом другие люди, интеллигенты, посчитали, что ничего в этих суевериях нет. Если провести исследование, то мы выясним в конце концов, что тайна всех этих суеверий кроется во впечатлении: то, что ум получает через свои чувства, воздействует не только на тело, но и на дела человека. Наука физиогномики или френологии зашла настолько далеко, что утверждает, что то, что человек воспринимает, участвует в формировании разных мышц черт его лица и головы, сообразно тому, что происходит у него на уме. Написано в Коране, что каждая часть человеческого существа свидетельствует о его действиях. Я хочу сказать, что нет нужды нести свидетельство когда-то потом, она свидетельствует каждый час каждого дня, ибо если исследовать жизнь, то становится понятно, что ум и тело формируются тем, что человек принимает от внешнего мира. Есть слова Христа: “Там, где богатство твое, там и сердце твое”. Все что ценит человек – это то, что он создает в себе; человек создает в себе то, что он ценит. Несомненно, когда человек почитатель красоты, он всегда воспримет все, что он рассматривает как красоту: красоту формы, цвета, линии, а за этим – красоту поведения, отношения, которая есть еще большая красота. В нынешнем состоянии мира человек весьма пренебрегает красотой культуры и утонченности. Несомненно, это является предупреждением о том, что вместо того, чтобы идти вперед, мир движется назад, поскольку цивилизация – это не только промышленное развитие или материальная культура. Если это то, что называется цивилизацией, то это не правильное слово для правильной вещи. Объяснение цивилизации нетрудно дать: это прогресс к гармонии, красоте и любви. Когда человек уходит от этих трех великих принципов жизни, то как бы изобретателен он ни был, в то же время это не цивилизация. Несомненно, каждая раса и каждое верование имеет свои принципы того, что есть хорошо и что плохо, но существует один фундаментальный принцип религии, тот, в котором могут достичь согласия все верования и все люди. Этот принцип состоит в том, чтобы видеть красоту в действии, в отношении, в мысли и чувстве. Нет действия, на которое можно было бы поставить печать: неправильное или правильное; то, что может быть неправильным или злым – это то, что наш ум привык видеть как неправильное или злое, потому что оно лишено красоты. Поэтому тот, кто ищет красоту во всех ее формах, в действии, в чувстве, в поведении, наполнит свое сердце впечатлением красоты. Все великие люди, которые время от времени приходили в этот мир, чтобы пробудить человечество к еще более великой истине, чему учили они, что принесли? Они принесли красоту. Это не то, чему они учили – они были сама красота. Что касается интеллектуального понимания красоты или рассуждений о красоте, человек может бесконечно говорить о ней; и все же, никакие слова не годятся, чтобы выразить добро или красоту. Человек может сказать тысячу слов, и все же не сумеет выразить ее, потому что есть еще что-то помимо слов. Одна лишь душа может понять ее. И тот, кто в каждом, даже мельчайшем деянии своей жизни будет следовать правилу красоты, всегда преуспеет, он всегда сможет провести грань между правым и неправым, между добром и злом. А теперь перейдем к вопросу религии и рассмотрим взаимозависимость жизни внутренней и внешней с духовной точки зрения. Нам следует помнить ту историю, которую рассказывают в Индии о волшебной лампе Аладдина. Что же это за волшебная лампа? Такая волшебная лампа скрыта в каждом сердце. Только вот свет ее, большую часть времени, закрыт, а вся трагедия жизни происходит от того, что закрывают свет. Почему ищет человек счастье? Потому что счастье есть его собственная сущность. Вовсе не потому что он любит счастье или ему нравится быть счастливым, он и есть само счастье. А почему же он его ищет? Он ищет его потому, что он – счастье, и когда его счастье оказывается закрытым, он хочет его найти. Единственная его ошибка в том, – пожалуй, такую ошибку совершает каждый человек – что он ищет это счастье снаружи, счастье, которое он мог бы найти в себе. Самые сильные слова Христа: “Я есть истина, и я есть путь”. Это изречение показывает, что есть две вещи: одна – истина, и другая – путь. Когда люди путают эти две вещи, они заходят в тупик и не могут найти выхода. Прежде всего, человек неверно употребляет слово “истина”, потому что он постоянно называет истиной факт. Но истина зачастую искореняет сам факт, как таковой. Что есть факт? Факт это иллюзия истины, но факт не есть истина. А теперь вы спросите: “Что же такое истина?” Это нечто, не могущее быть выраженным в словах. Путешествуя, я часто слышал просьбу: “Скажите нам что-то об истине”. Когда мне сильно надоедали с этими вопросами, я порой думал: “Если бы я только мог взять камни, написать на них: ИСТИНА и сказать: “Вот, держите скорее, ибо это и есть истина!”. Если бы истина была столь мала, что нашими человеческими словами можно было сказать о ней, или вместить ее, тогда это не могло бы быть истиной. Вот почему суфии всегда именовали истину Хакк, а это одно из имен Самого Бога. Вот истина, которой все мы доискиваемся, а самая удивительная вещь, какую можно увидеть в мире, это когда человек, насквозь лживый, не желает, чтобы его обманывали, чтобы ему лгали. Человек, который просто работает лжецом – лжет с утра до вечера, приходит домой, и ему не хочется, чтобы его обманывала собственная жена. И тем не менее, мы довольны собой, довольны фактами, полагая, что они и есть истина. Именно благодаря этому довольству существует такое множество религий в мире, так много верований и вероисповеданий, которые борются друг с другом. Но ничто не сможет удовлетворить стремление нашей души, постоянно пребывающей в поиске той истины, о которой не рассказать словами. Что касается второй части изречения: “Я есть путь”, ее рассмотрение представляет великую задачу. Тот, кто хочет найти истину, сделав один лишь шаг, очень часто ошибается. Он может найти ее, но это бывает не всегда. Странно видеть, как человек посвящает многие годы изучению грамматики, музыки или науки, но лишь только дело заходит об истине – он сразу хочет прямого ответа. И если бы дело было только в недостатке терпения – это можно было бы простить, но зачастую это вовсе не так: он считает истину столь малой! Если бы он был слишком горяч, если бы он был слишком нетерпелив, возможно одного шага достало бы ему, чтобы достичь истины, потому что есть все основания для надежды. Золото добыть трудно, но не так трудно найти истину, если человек действительно хочет ее найти; ведь золото – это что-то вовне, а истина – внутри нас. Но как же человек блуждает на протяжении всей своей жизни в поисках того, что он может найти лишь в себе самом! Есть одна вещь, которую нам нужно рассмотреть: путь. Почему есть путь? Не то, чтобы не было пути между человеком и Богом. Был путь между человеком и Богом, но человек сбился с пути. Вот почему путь ему указывает его старший брат. Если бы не путь, то было бы конечно несправедливо по отношению к птицам, насекомым, ко всем существам, в том, что благодать дана лишь человеку. Бог есть совершенство справедливости, в котором не может быть никакой несправедливости. Из своей благодати Он не исключает ни единой души, как бы мала она ни была. Кажется, даже птицы и звери иной раз концентрируются; они медитируют свойственным только им образом и обращают свои молитвы к Богу. Нет на земле ни единого существа, сколь бы мало оно ни было, чтобы оно не занималось созерцанием хотя бы одно мгновенье. И если бы зрение человека было достаточно острым, то, посидев в уединении в лесах, посидев в горных пещерах, он также увидел бы, что и горы, и деревья – все имеют свою молитву, все имеют свое единение с Богом. Почему же великие люди, души которых не находят покоя и умиротворения в гуще мира, направляются в пустыню? Это для того, чтобы дышать дыханием мира, спокойствия, которое приходит к ним в сердце пустыни. Будучи самым разумным изо всех существ, человек самый заблудший, он сбился с пути, несмотря на всю ту гордость, которую он испытывает оттого, что создал искусственный мир как усовершенствование природы. Но, создав этот искусственный мир, он потерял свой путь. А счастлив ли он в этом искусственном мире, который создал себе вместо рая? Разве не проливает он кровь, с каждым разом все больше и больше, и каждый раз еще хуже, чем прежде? Разве нет несправедливости, разве не обманывает он ближнего своего? Этот мир, способный подарить опьянение и поглотить весь ум человека, все его время и усилия в этом опьянении, как может он дать ему счастье, о котором томится его душа? Поэтому время от времени путь указывается и будет указан тому, кто хоть на миг поднимает голову из этого мира и просит, чтобы ему был показан путь. И, несмотря на то, что путь кажется очень далеким, все же это расстояние не сравнимо с земными расстояниями. Путь может быть так короток, короче дюйма, и он может быть таким длинным и далеким, как тысячи миров, подобных нашему. Такой путь сжимается и растягивается в соответствии с отношением души. И все-таки, есть одна надежда, как сказал Бог в Писании: “Кто пройдет ко мне один шаг, к тому я пройду сто шагов”. Есть множество разных мнений в отношении того, как следует улучшить условия мира; некоторые считают, что мир можно улучшить путем религиозной реформы, образовательной реформы или социальной реформы. Каждая реформа, проведенная с мыслями о лучшем хороша, но какая реформа нужна сегодня прежде всего, так этого духовная реформа. Сегодня пробил час, когда надлежит оставить узость мышления, и мы сможем тогда возвыситься над различиями, которые разделяют людей. Именно такое возвышение поможет подняться нашим ближним. Господь не доволен, когда кого-то из его детей мы считаем братьями и сестрами, а других – отделяем, потому что никакому отцу не понравится, если он увидит, что к одним из его детей относятся благосклонно, а другими пренебрегают. Что нам нужно сегодня, так это приучить себя к терпимости по отношению друг к другу. Говоря о духовной реформе, я не имею в виду поиск чудес или разговоры о метафизических проблемах. Задача, которую надлежит решить, решается сама собой, нам нужно лишь пожелать – и она решена. Задача, которую нам следует решить сегодня, это задача умиротворения и восстановления, которую не в силах были решить ни политики, ни государственные мужи. Путь к духовности – это экспансия сердца, это расширение сердца. Дабы поместить в сердце божественную истину, именно сердце должно расшириться, и с расширением сердца, в него вливается божественная благодать. Истинная духовность есть возвышение сознания до такого плана, который является обителью Божественного Существа.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ Интерес и безразличие
Очень часть духовные люди говорят о безразличии, отдавая ему предпочтение, при этом многие из числа достигших этой стадии начинают задаваться вопросом, что предпочтительнее, интерес или безразличие. Люди очень часто теряют интерес, потому что думают, что безразличие, в принципе, лучше всего. Но на самом деле, следует исследовать этот вопрос: что достигается интересом и что осуществляется безразличием. Интересом достигается все, что есть, а безразличием все, что есть, должно быть утрачено, и надлежит вначале понять для себя, хотите ли вы приобрести или потерять. Если человек ревностно стремится приобрести, то он должен иметь интерес, но если он чувствует облегчение в том, что теряет, ему надлежит иметь безразличие. Иными словами, либо держите свои монеты запертыми в сейфе, или же выбросите их и чувствуйте себя легко. И то, и другое хорошо – все зависит от нашего желания. Интерес можно разделить на четыре категории. Первый – интерес к самому себе. Если человек ничем и никем не интересуется, то он конечно же интересуется собой. Никто не лишен любви. Когда человек хвастает: “Я никого не люблю”, вы можете быть уверены, что он любит себя. Любовь должна где-то найти применение – она может с тем же успехом быть использована для себя самого. Потом есть интерес к другому. Он имеет иной характер, поскольку по большей части опирается на самопожертвование. Третий интерес – к науке или искусству, или же к обретению материального объекта, богатства, власти или собственности. Такой интерес не имеет ничего общего с личностью, он к тому, что надлежит получить. Он также требует жертв. Четвертый интерес – к духовному. Он снова обращает человека к интересу к себе, но это уже высший интерес. Первый интерес к себе – более низкий эгоизм, второй – эгоизм высшего уровня. Если обратиться к безразличию, то его можно также подразделить на четыре класса. Первое – безразличие к себе. Когда человек говорит: “Мне все равно, ем я или нет, или как я выгляжу. Мне все равно, что скажут люди. У меня нет интереса к себе. У меня совсем другие мысли”, - это один вид безразличия. Вторая разновидность безразличия – к человеку или людям. Вам все равно, живы они или умрут; вам все равно, что с ними случится, вам все равно, любят они вас или ненавидят. Какая разница! Вам все равно, получите вы от них выгоду или нет. Счастливы они или несчастны – все равно. Третий аспект безразличия: “Какая мне разница, богатый я или бедный, высокое мое положение или низкое, получу я это или то в мире. Я совершенно безразличен к этому”. Четвертый вид безразличия: “Какое имеет значение, молюсь я или не молюсь. Кто знает, хорошо будет потом или плохо? Примут меня в раю или нет – не имеет значения!” Это четвертый вид безразличия. Запомните, у каждого из тех, кого мы наблюдаем в повседневной жизни, есть тот или иной интерес или безразличие – безразличие к этим четырем вещам или интерес к четырем аспектам, о которых мы упоминали. Возникает вопрос, что желательно и что нежелательно. Все что естественно – желательно, все что неестественно – нежелательно. Когда вы интересуетесь чем-то и говорите: “Я не хочу интересоваться этим. Несмотря на то, что я захвачен этим, меня тянет к этому, я искушаюсь этим, привлекаюсь им, мне не нравится, что у меня есть к этому интерес”, тогда это неправильно. Когда человек чувствует: “Я должен следить за собой, я должен питаться, я должен одеваться, я должен выглядеть как можно лучше, я должен жить как можно лучше” - если есть такая склонность, тогда говорить: “Но, в принципе, я не хороший”, и после этого не обращать на себя внимания неправильно. Когда человек говорит: “Все земные вещи не важны, не имеют никакого значения в сравнении с духовным принципом, мы должны не обращать на них внимания, мы должны думать по-другому”, и все же его привлекают земные вещи, он внутренне желает их, ему не следует так говорить. Его интерес преобладает над безразличием. Человек должен развиваться естественно. Человек не должен думать: “Поскольку, гораздо лучше быть, в принципе, без интереса, быть безразличным ко всему на свете, я должен потерять интерес”. Это неправильно, но если человек по природе безразличен, он вполне может оставаться безразличным. Даже если весь мир скажет: “Ты безразличный”, - не имеет значения. Такой человек говорит: “Ваше мнение мне тоже безразлично”. Люди часто говорят: “Под безразличием я имею в виду философию”. Йоги, аскеты, адепты, мистики говорят, что безразличие дает великую силу, но хочу добавить, что и интерес также дает великую силу. Все проявленное есть феномен интереса. Все, что мы видим в этом мире: искусство и наука, новые изобретения, красивые вещи, красивые дома – весь этот мир, который создал человек, откуда он взялся? Он появился силой интереса. Сила интереса стоит за ним, именно такая сила позволила человеку сотворить все это. Далее, именно интересом Создателя создано это творение. Даже Создатель не смог бы его сотворить, если бы не было интереса – именно сила интереса Создателя сделала его. Все творение, все и каждый в нем является произведением интереса Творца – Творца как Духа, или как человека, или как любого живого существа. Так что именно из интереса птица строит гнездо, так же и из интереса человек делает все то, что он делает. Представьте, если бы у человека не было такой способности испытывать интерес, то мир никогда не эволюционировал бы. Поэтому тайна проявления и тайна эволюции кроются в интересе. Но в то же самое время я не отрицаю силу безразличия. Сила безразличия больше, если безразличие не искусственное. Когда человек следует принципу безразличия, рассуждая так: “Это хороший принцип”, - тогда в нем нет добродетели. Кроме того, в нем нет и силы, ведь человек – пленник: с одной стороны он притягивается интересом, с другой – он хочет показать безразличие. Поэтому, это неверно с его стороны, он ничего не совершает силой интереса, но не получает тех преимуществ, которые мог бы извлечь из безразличия. Теперь я хочу объяснить, почему, с точки зрения метафизики, сила безразличия больше, чем сила интереса. Потому что мотив обладает силой и мотив ограничивает силу. Человек с рождения наделен гораздо большей силой, чем он вообще может представить, и именно мотив, любой мотив, каждый мотив ограничивает эту его силу. И все же, именно мотив дает человеку силу достичь своей цели; если бы не было мотива, то не было бы сил ее достичь. Но если сравнить изначальную силу человека с той силой, которую он черпает из мотива, окажется, что это все равно, что сравнивать океан и одну каплю. Мотив дает силу, сравнимую с каплей. Без мотива сила души подобна океану, но в то же время, этот океан силы не имеет применения. Если сила присутствует без мотивации, то она не применяется целенаправленно; лишь только вы хотите применить ее для какой-либо цели, ее становится меньше. Безразличие автоматически освобождает такое ограничение. Когда есть безразличие, ограничение снимается, оно разрушается, и сила бессознательно увеличивается. Даже и в мирских вещах вы видите, что есть люди, которые гоняются за деньгами, и есть люди, за которыми деньги сами гоняются. Я не хочу сказать, что это духовные люди; порой они и сами не знают этого. Некоторые люди являются поклонниками красоты, а есть люди, перед которым преклоняется красота. Есть некоторые, желающие удержать власть – любую власть, пусть самую малую, какая им попадется, и есть другие, на которых власть изливается, но они не хотят ее. У нас так много примеров в этом мире, чтобы понять, как часто интерес ограничивает силу человека и как безразличие увеличивает ее. Но в то же время не следует практиковать безразличие, пока оно естественным образом не произрастет из вашего сердца. Есть в индийском языке одно изречение: “Интерес творит королей, но безразличие творит императоров”, есть также история об одном великом мудреце, жившем неподалеку от Дели. Однажды император Акбар, услышав о нем, захотел посетить его и засвидетельствовать свое почтение. Мудрец сидел на камне, ноги его были вытянуты, а руки сложены. Вместе с императором там был его премьер-министр по имени Бирбал. Премьер-министру не понравилось, как мудрец принял императора, потому что мудрец знал, что это именно император и все же оставался сидеть в прежней позе. Итак, Бирбал спросил мудреца: “Сколько ты уже сидишь таким образом?” Ему хотелось как-то сгладить эту ситуацию перед императором. Если мудрец привык сидеть таким образом, быть может, именно поэтому он и сидел так. Что же ответил мудрец? “Да с тех самых пор, как убрал руки”. *Это означало, что когда ему нужно было протянуть вперед руки, его ноги вставали.* Поскольку руки были сложены, ноги были вытянуты – это не имело значения. Пришел бы король или император – не имело значения. Иными словами: “Пока мне было интересно, мои ноги были в порядке, с тех пор, как интереса у меня нет, я сижу так, как мне нравится”. Кто угодно может прийти к мудрецу, невзирая на то, что он собой представляет. Вот безразличие мудрецов. Как приходит такое безразличие к мудрецам и как его практиковать? Рано или поздно, наступает в жизни человека такой день, когда он не думает больше о себе: как он ест, как он одет, как он живет, как к нему относятся, любят его или ненавидят. Уходит любая мысль, относящаяся к самому себе. Приходит такое время, и это благословенный день, когда приходит он к человеку. В такой день душа его начинает жить самостоятельно, жить более свободно, чем когда-либо. Пока человек привязан к мысли: “Ко мне плохо или неправильно относятся, меня не любят, я не нравлюсь людям, они обращаются ко мне несправедливо, не так, как я того заслуживаю”, - он беден. Каким бы ни было его положение, он беден, а в тот самый момент, когда он начинает забывать об этом, его сила возрастает. С мирской точки зрения, бывает, что человек следит за собой, осознает себя, думает о себе, занят собой. Можно видеть хорошие качества такого человека, можно видеть в нем что-то хорошее, но в то же время это и все, чем можно восхищаться. Есть другой человек, который отказался от мыслей о себе. Вы не можете не уважать его. Уважение приходит само собой, как только человек отказался от мыслей о себе. Когда кто-то потерял интерес к тому, чтобы держать других, владеть чем бы то ни было, тогда его очарование столь велико, что и без удержания и обладания все принадлежит ему. Можно почувствовать, что такая личность выше среднего уровня в мире. С точки зрения мудрецов, на самом деле, никто не принадлежит самому себе. На Востоке говорят, что когда родители думают, что их дети – их собственные, это вызывает неудовольствие Бога. Бог не бывает доволен идеей владения, идеей: “Я владею этим”. Все – творения Бога; Он сотворил, а судьба вызвала ситуации, в которых мы связаны с другими, как родители, как хозяин, как слуга, как друг – каковы бы ни были отношения. Когда мы считаем, что мы обладаем другими, владеем ими, держим их, Бог не доволен, поэтому недовольны и люди. Человек подходит к стадии, когда он не владеет, не обладает ничем и никем. Это – стадия безразличия. Потом человек достигает стадии такого безразличия, когда даже все ранги, положения, почести и власть не имеют большого значения, потому что это ложные требования. Для того чтобы занять соответствующее положение, для того, чтобы удержать какой-то ранг, человеку приходится лишить других этого положения или ранга, а когда он достиг стадии, при которой положение или ранг не имеют значения – он достиг более высокой стадии. А потом человек достигает стадии, когда даже рай больше не привлекает его – что бы ни было потом, он это увидит, он встретится с этим – вот тогда его воззрение становится воззрением мудреца, мастера. Теперь возникает вопрос: как можно научиться безразличию? Через обучение интересу. Если вы не научитесь интересу в своей жизни, вы не сможете научиться безразличию. Человек, рожденный без какого бы то ни было интереса в жизни, это просто идиот. Ребенок, который не держит игрушку, которая у него в руке, не удерживает ее – не подает надежды на развитие. Для ребенка естественно держать игрушку и заявлять, что она его собственная вещь. Это первый урок, который он выучивает таким образом. Естественно, когда ребенок защищает свою игрушку и говорит: “Это мое” - и хочет держать ее у себя. Таким образом он развивает интерес, интерес к собственному благополучию, к своему благосостоянию, к своему развитию в жизни, к достижению своей цели в жизни. Все это естественно и нормально. Интерес к другим людям, к их делам, к тем, кого человек любит, и кто ему нравится – именно это развивает характер. А потом есть интерес ко всему в мире. Таким интересом человек помогает миру, он вносит свою долю служения миру. Если бы у человека не было интереса, он не служил бы делу нации или делу мира. Так что эволюция происходит шаг за шагом, не спеша, и безразличие достигается развитием интереса и развитием разборчивости в отношении своего интереса, продвижением вперед в своем интересе, вместо того чтобы двигаться назад. И вы естественным образом обнаружите, как родник пробьется из сердца, когда на своем пути интереса сердце достигнет зенита. Тогда забьет фонтан безразличия, делаясь постепенно все сильнее, а когда наступит пробуждение безразличия, тогда следуйте за ним, так что в конце концов вы узнаете, что значит интерес и что значит безразличие.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ От ограниченности к совершенству
1
Камни, деревья, животные и человек – все в свою очередь показывают склонность к поиску совершенства. Стремление камней состоит в том, чтобы образовывать высоко взметнувшиеся горы, и волны все время поднимаются вверх, как бы пытаясь достичь чего-то за пределами возможного. И у птиц такая же тенденция – их радость в том, чтобы летать в воздухе, поднимаясь все выше и выше. Стремление животных – подниматься на задние ноги, и когда им это удается, они очень довольны. Так и человек, венчающий творение, с детства проявляется тенденцию вставать. Младенец, еще не умеющий стоять, шевелит ручками и ножками, показывая свое желание встать. Все это показывает желание совершенства. Закон притяжения известен миру науки лишь наполовину: земля притягивает все, что ей принадлежит. Это верно, но Дух также притягивает все, что принадлежит ему, и этот закон притяжения всегда был известен мистикам. Таким образом, закон притяжения работает с двух сторон: со стороны земли, которая притягивает все, что принадлежит земле, и со стороны Духа, который притягивает к себе душу. Те, кто не осознает этот закон притяжения, тоже стремятся к совершенству, движимые этим законом. Их души постоянно притягиваются к Духу, они все равно стремятся к совершенству. В мелочах повседневной жизни человек хочет все больше и больше. Если человек сделал себе имя или имеет славу, он не удовлетворяется тем, что имеет – он всегда хочет большего, будь то более высокий ранг или положение. Он все время стремится к этому. Это показывает, что сердце – волшебный котел: чем больше вы в него наливаете, тем глубже он становится, он всегда кажется пустым. К чему бы ни стремился человек, он стремится к этому все больше и больше и никогда не бывает удовлетворен. Причина в том, что бессознательно он стремится к совершенству. Только дело в том, что люди, сознательно стремящиеся к совершенству, идут иным путем. И тем не менее, каждый атом во вселенной должен бороться и прорываться, чтобы стать совершенным однажды. Иными словами, если провидец, мыслитель с развитой душой окажется в горах, то он услышит, как горы непрерывно кричат: “Мы ждем того дня, когда что-то пробудится в нас. Придет день пробуждения, раскрытия. Мы молча ждем его”, А если он придет в лес и увидит деревья стоящие там, они, кажется вот-вот заговорят, терпеливо ожидая. Вы можете почувствовать это – чем больше вы будете там сидеть, тем сильнее будет у вас нарастать ощущение того, что деревья ждут наступления того времени, когда произойдет раскрытие. И так происходит со всеми существами, но человек настолько поглощен повседневными занятиями и своей жадностью, что он по большей части не замечает такого врожденного желания раскрытия. Его обыденная деятельность, его алчность, его жестокость по отношению к другим существам держат его в постоянной занятости вещами. Вот почему он не может услышать этот непрерывный крик своей собственной души, призывающей к пробуждению, к раскрытию, к воспарению ввысь, к расширению и к достижению совершенства. Могут спросить, что я имею в виду под совершенством. Возможно ли человеку достичь совершенства? Когда мы видим, как ограничен человек, мы не можем даже понять, что значит совершенство; когда заходит речь о совершенстве, человек становится пессимистом. И все же мы читаем в Библии слова Христа: “Будьте совершенны так же, как Отец ваш совершен на Небесах”. Это показывает, что есть возможность. Наша философия, наши религиозные и священные учения своей целью имеют то, чтобы донести до нас это осуществление, которое называется совершенством. Любая философия или религия искажается и сокрушается, если не указывает путь к совершенству – чего-то не достает в ней. Если взглянуть на религию, как неизменную в веках, даваемую разными учителями человечества, вдохновленными единым Духом Путеводным, одним и тем же светом мудрости, то мы поймем, что все они давали одну истину. Она лишь по-разному толковалась для того, чтобы подходить людям разных эпох, временных периодов и рас. Таким образом, религии разнятся, но истина, лежащая в основе всех религий, одна и та же. И когда проповедник учит, что совершенство не для человека, он искажает учение, которое дано в религии; он не понял его. Он проповедует определенную религию, но не понимает ее, ибо главной целью каждой религии является достижение совершенства. Многие люди, ищущие знания, скажут: “Что мы хотим сегодня в мире – это большей гармонии, большего мира, лучших условий. Мы не хотим духовного совершенства; все, что мы хотим – это того, что нам нужно сегодня”. Но Христос сказал в Библии: “Ищите прежде Царства Божьего, и все остальное приложиться”. Тенденция людей состоит в том, что каждый стремится вначале найти все остальное, а Царство Божие оставить напоследок. То, что надлежит искать в первую очередь, оставляется на потом. Вот почему человечество не развивается навстречу совершенству. Такие занятия, как война и подготовка к войне не должны называться цивилизованными занятиями. Очень жаль, что в эту эпоху цивилизации у людей все еще есть война – и мы, тем не менее, считаем себя более цивилизованными, нежели люди древних времен! Задолго до Христа Будда учил: “Ахимса парамо дхарма ха, не навреди – вот сущность религии”. Он учил людей дружелюбно относится даже к мельчайшему насекомому, братству всех существ – а мы занимаемся войнами день ото дня, а с нашими нынешними условиями можно ожидать, что война придет во все уголки мира! Откуда все это берется? Все это происходит из-за того, что мы ищем совершенство в неверном направлении. Каждый ищет совершенство земное – землю, но все то, что держит земля, ограниченно, а когда все борются за земное совершенство, земля не в состоянии ответить на все требования. Получим мы то, что хотим, или нет, всегда будет происходить борьба. Теперь я хочу пояснить, что означает религия. Это основное знание, с помощью которого осуществляется поиск совершенства. Религия имеет пять разных аспектов. Первый и принципиальный аспект – основы религии – вера в Бога. Что есть Бог? Многие говорят: “Если есть какой-то персональный Бог, меня это не касается. Но если вы считаете, что есть Бог абстрактный – да, это возможно”. Они забывают, что нечто абстрактное не может быть живым; абстрактное есть абстрактное. Вы не можете назвать пространство Богом. Пространство – это пространство. Вы не можете назвать Богом ни пространство, ни время. Пространство – это наша концепция; мы сделали его размерность – столько-то ярдов. Так же и время – концепция. На самом деле не существует ни пространства, ни времени. То, что безгранично, не может быть постижимо, а то, что непостижимо – то не имеет имени. Тому, что может быть осмыслено, мы можем дать имя; если нечто не поддается осмыслению, мы не можем дать ему имя, потому что мы не знаем его. Если внимательно рассмотреть тех, кто верит в персонального Бога, окажется, что многие просто имеют веру. Они поклоняются Богу и верят в некий закон, данный именем Бога; они творят благие дела ради Бога, но в то же самое время их знание – не больше, чем вера в то, что есть где-то Бог. Ни у одного из таких верующих в Бога нет концепции настоящего значения Бога-идеала. У них есть просто вера в Бога, а это не так уж далеко продвигает человека. На самом деле, Бог-идеал – это некая ступень в продвижении к знанию о духовном совершенстве. Именно через Бога-идеал можно достичь высшего знания. Заблуждаются те, кто ожидает, что Бог покажется перед ними, или те, кто хотят получить доказательство существования Бога. То, что нельзя сравнить, не может быть названо и не может быть показано. Например, вы видите свет. Свет различим вами, потому что есть тьма, как его противоположность. Вещи познаются через противоположности. Поскольку у Бога нет противоположностей, Бог не может быть познан таким же способом, как мы познаем все вещи на земле. Кроме того, объяснить Бога, значит, свергнуть Бога с трона; чем меньше сказано, тем лучше. И все же, тем, кто стремится к совершенству, необходимо знание о Боге. Разные религии имеют разные концепции Бога; но не только у религии, у каждого человека есть концепция Бога. Вы не можете думать о каком-то существе, не построив в уме концепцию этого существа. Например, если кто-нибудь расскажет вам сказку о фее, то прежде всего вы построите какую-то концепцию феи, о том, как она выглядит. Если кто-то расскажет вам об ангеле, вы построите его концепцию. Естественной тенденцией является строить концепцию в соответствии с собственным опытом, приближенно к собственному “я”. Человек не думает, что ангел или фея – существа, подобные птице или животному, но что это существа, подобные ему самому. Если это верно, тогда нет ничьей вины в том, что у него имеется собственная идея о Боге, напротив, большая ошибка, когда другие пытаются отнять эту идею, желают внушить такому человеку другую идею. Это неправильно. Никто не может дать другому свою концепцию Бога, потому что каждый должен сделать ее реальной для себя. Пророки всех времен давали некий идеал, чтобы помочь человеку сформировать концепцию Бога. Как сказал один философ: “Если у вас нет Бога – создайте его”, потому что это верный и самый простой способ осуществить безграничную истину. Есть одна история, как Моисей увидел мальчика-пастушка, сидящего на берегу реки и услышал, как тот говорит: “О Боже, дорогой мой. Если бы хоть раз Ты явился мне, я бы все для Тебя сделал. Я бы искупал Тебя в реке и укрыл Тебя своим одеялом. Я бы постелил Тебе постель в своей хижине. Я бы кормил Тебя сластями и всякими вкусными вещами. Я бы заботился о Тебе и защищал бы Тебя от диких зверей. Я буду так сильно любить Тебя, я буду так заботиться о Тебе, только бы мне хоть раз в жизни увидеть Тебя”. Пророк спросил: “Что же это ты говоришь, молодой человек? Ты сам-то хоть понимаешь? Бог, Защитник всего сущего – и ты говоришь, что будешь защищать Его? Того, кто всех одаривает, кто является опорой всего сущего – Он присматривает даже за самой малой тварью – и ты можешь укрыть Его? Да как ты смог бы это сделать? Ведь Он невидим, безграничен”. Мальчик испугался; он подумал: “Что же я наделал, я сделал что-то страшное! Я сказал что-то, чего нельзя говорить!” Он был в ужасе. Пророк пошел прочь, но вдруг услышал голос, зазвучавший в его ушах, это был тот самый голос, который приходил к нему каждый день, когда он пребывал в одиночестве. “Что же ты делаешь Моисей? Мы послали тебя собрать наших друзей, привести ко Мне Моих друзей, а ты их разделяешь”. У каждого, каждого влюбленного есть собственная идея о своем возлюбленном, и никто другой не знает, что тот думает о своем возлюбленном. Рассказывают о Ромео и Джульетте Востока – Лейле и Маджнуне: как-то сказали Маджнуну, молодому влюбленному: “Лейла не красива. Что в ней такого? Почему ты ее так любишь?” И Маджнун скромно ответил: “Для того чтобы увидеть Лейлу, тебе нужно смотреть моими глазами”. У каждого человека концепция Бога непохожа на других, она особая, и никто не может передать свою концепцию Бога другому. Есть история о том, как одна хозяйка приготовила как-то большой пир. Когда пришел муж, он сказал: “Женушка, почему ты приготовила пир? Что сегодня, святой день, день рождения? В чем дело?” И она ответила: “Сегодня больше, чем день рождения, лучше, чем святой день. Сегодня для меня великий день”. Он снова спросил: “Так что же это?” Она сказала: “Муж мой, я никогда не думала, что ты веришь в Бога” - “И как же ты узнала?” - “Однажды, повернувшись на другой бок во сне, ты прошептал имя Бога. Я так рада”. Он тогда сказал: “Увы. То, что было таким святым и тайным в моем сердце, сегодня открылось. Я не смогу вынести это и жить дальше”. Он упал и умер. Его концепция Бога была слишком священна для него. Есть внешнее выражение и внутреннее выражение и – как знать. Мы можем думать, что многие отдалены от Бога-идеала и не знаем, что они могут быть значительно ближе к Богу, чем мы сами. Трудно судить, кто близок к Богу, а кто далек от Него. В нашей жизни трудно знать, что нравится нашему другу, что не нравится ему. Чем более добросовестны мы будем, стараясь угодить нашему другу, тем больше мы будем понимать, как трудно узнать, что ему понравится, а что нет. Не каждый знает это, потому что не каждый возжег огонь дружбы. Порой это всего лишь слово из словаря. Тот, кто научился дружбе, познал религию. Тот, кто научился дружбе, пришел к духовному знанию. Тому, кто научился дружбе, совсем немного нужно узнать, ведь в персидском языке мораль называется дружбой. Есть еще одна история, которая поясняет идею о довольстве и недовольстве Бога. Жил один очень набожный человек, он весьма добросовестно придерживался религиозных традиций. Однажды он сказал Моисею: “Всю жизнь я старался быть хорошим человеком, быть религиозным. Я все время живу в страшной нужде, но это меня не волнует. Я только хочу знать, что меня ждет. Спроси об этом у Бога, пожалуйста”. Моисей ответил согласием и пошел дальше, и вот по дороге он встретил пьяного, который сказал: “Куда ты идешь? Не спросишь ли ты у Бога и обо мне? Я не выучил ни одной молитвы и не соблюдал постов. Я никогда не делал добрых дел, как говорится в этом мире. Все что я знаю – вот этих моих самых больших друзей – бутылку и рюмку. Иди и спроси, что меня ждет”. Когда Моисей спустился с горы Синай, на вершине которой он медитировал, его ответ религиозному человеку был таков: “Тебя ждет большая награда, ты получишь прекрасные вещи”. “Так я и думал”, - был ответ религиозного человека. А потом подошел пьяница и спросил: “Каков же ответ?” Моисей сказал: “Для тебя уготовано самое плохое место, какое только можно представить”. И тогда пьяница вскочил, стал танцевать и вообще страшно обрадовался. Он восклицал: “Какая разница, какое место мне дадут! Я так счастлив, что Бог думает обо мне. Я такой ничтожный человек, такой грешник. А Бог знает про меня! Я думал, никто обо мне не знает”. Он был очень счастлив. В конце концов эти двое поменялись местами. Моисей был очень удивлен и спросил об этом Бога, который говорил внутри него. Ответ был таков: “Первый человек, несмотря на все добрые дела, которые он совершил, не заслуживает Нашего благоволения, потому что Наша милость не может покупаться добрыми делами. Что такое добрые дела человека? Вся жизнь человека не может сравниться с одним мигом благоволения Бога. А другой человек понравился Мне, потому что он был рад всему, что ему давалось. Его довольство завоевало Меня”. Мы не можем понять даже довольство или недовольство нашего друга, как же можем мы понять довольство или недовольство Бога? Кто на земле может сказать, что Бог доволен тем или иным? Никто и никогда не имел и не имеет власти написать правила и законы: вот это Богу приятно, а это Богу неприятно. Другой аспект религии – это аспект учителя: например, есть некоторые, кто усматривает божественность Христа. Они говорят: “Христос был Богом, Христос божествен”, и есть другие, говорящие: “Христос был человеком, таким же, как мы с вами”. Если рассмотреть этот вопрос внимательно, мы поймем, что говорящий: “Христос божествен”, не заблуждаются. Если где и проявлена божественность, так это в человеке. И тот, кто говорит: “Христос был человек”, тоже не ошибаются. Во плоти человеческой проявился Христос. Те, кто не хотят, чтобы Христос был человеком, в своих спорах принижают величие и святость человеческого существа, они говорят, что человек создан из греха, они отделяют Христа от человечества. Но в отношении тех, кто называют Христа Богом или божественным, нет ничего неверного. Именно в человеке усматривается божественное совершенство. Именно в человеке проявлена божественность. Есть собственные слова Христа: “Я Альфа и Омега”, и это та идея, на которую многие закрывают глаза. Но тот, кто сказал: “Я Альфа и Омега” - приходил еще раньше Иисуса, и тот, кто говорит: “первый и последний”, тоже должен прийти после Иисуса. В словах Христа есть идея совершенства. Он относил себя к Духу, которого осознавал. Христос осознавал не свою человеческую часть, но свое совершенное существо, когда говорил: “Я Альфа и Омега”. Он не относил это к тому своему существу, которое знали как Иисуса. Он относил это к Духу, которого осознавал, Духу совершенства, который жил и прежде Иисуса и продолжает жить, и пребудет до скончания мира – вечность. Если это так, то какое имеет значение, если некоторые скажут: “Иисус вдохновил нас”, и если миллионы будут вдохновлены Буддой? Это лишь разные имена. Но это все единые “Альфа и Омега”. Если другие говорят “Моисей” или “Магомет” или “Кришна” - что тогда? Откуда пришло вдохновение? Разве не от одного и того же Духа? Разве не от “Альфы и Омеги”, осознанных Иисусом Христом? Кто бы ни дал это послание миру, просветив и возвысив тысячи и миллионы людей в мире, это не кто иной, как Христос, которого один зовет этим именем, а другой – другим. И тем не менее, человеческое невежество вызывает к жизни войны и несчастья из-за того, что у людей разные религии, разные общества, из-за той важности, которой они наделяют свою концепцию, свою собственную искаженную концепцию, отличающуюся от концепции других людей. И до сих пор есть либо материализм, либо фанатичная вера. Что сегодня необходимо, так это прийти к религии первой и последней, прийти к посланию Христа, к божественной мудрости, так чтобы мы могли распознать мудрость во всевозможных ее формах, в какой бы форме она ни была бы дана человечеству. Не имеет значения, буддизм это, ислам, иудаизм, зороастризм или индуизм. Какое это имеет значение? Есть одна мудрость – тот призыв Духа, который побуждает человека подняться от ограниченности и достичь совершенства. Третий аспект религии – это форма поклонения. В течение многих эпох множество людей поклонялось солнцу, но они все равно верили в Бога. Солнце было только символом. Они думали: “Вот свет, который не нуждается в масле или в чем-то другом, чтобы гореть, он остается всегда, днем и ночью”. Потом были другие, поклонявшиеся священным деревьям и святым местам, скалам и горам в соответствии с древней традицией, и другие, кто поклонялся героям, достигшим великой славы, учителям и мастерам человечества. И тем не менее, все эти люди имели божественный идеал, а форма, в которой они поклонялись ему, не имеет значения. Арабы не имели в пустыне ни дома, ни места для поклонения, поэтому они стояли на открытом воздухе и кланялись открытому пространству на рассвете и на закате. Все это было поклонение Богу; оно было дано в такой форме. Индусы делали всевозможных идолов, чтобы заставить человека концентрировать свой ум на конкретном объекте. Все это разные предписания, данные докторами душ. Эти люди не были язычниками или варварами; их просто по-другому учили их мудрецы. Другие мысли, другие методы были даны им так же, как доктор дает разные рецепты разным пациентам, чтобы достичь одной и той же цели. Вот почему разница в формах поклонения не создает иной религии. Религия – одна и та же, несмотря на разные виды поклонения. Четвертый аспект религии – это моральный аспект. Разные религии учили разным моральным принципам, но в то же время есть один человеческий принцип морали, на котором все зиждется – это справедливость. Имеется в виду не та справедливость, которая лишь в принципах, правилах и установках, но такой закон, который и есть истинный религиозный закон, который в самом человеке, который пробуждается в человеке. По мере того, как душа его раскрывается, этот закон становится для него все более ясным: что справедливо и что несправедливо. Самая поразительная вещь, что любой вор, злой или неправедный человек может несправедливо поступать по отношению к другим, но если кто-то поступит несправедливо по отношению к нему, то он скажет: “Это несправедливо по отношению ко мне!” Это показывает, что и он тоже знает, что такое справедливость. Когда он имеет дело с другими людьми, он забывает о ней, но лишь только дело касается его самого, тут он знает справедливость. Значит, каждый из нас несет ответственность перед самим собой согласно этому религиозному закону. Если мы не будем его соблюдать, это естественным образом приведет к несчастью. Все, что происходит плохого, происходит так потому, что мы не прислушиваемся к самим себе. Пятый аспект религии – это самоосуществление. Это высший аспект. И все, что мы делаем – молитвы, концентрация, добрые дела, добрые мысли – все это ведет нас к той единственной цели, какой является самоосуществление. Как ее достичь? Некоторые говорят, что через самоосуществление мы осуществляем Бога, но это не так. Мы осуществляем свое “я” через осуществление Бога. Каждый раз, когда человек пытается осуществить себя, пренебрегая Богом, он делает ошибку. Человеку очень трудно осуществить свое “я”, потому что то “я”, которое он знает, это наиболее ограниченное “я”. То “я”, к которому он пробужден с рождения, то “я”, которое сформировало в нем собственную концепцию себя, самое ограниченное. Как бы горд и самоуверен он ни был, какой хорошей ни была бы его идея о себе, все же своим внутренним сокровенным существом он знает свою ограниченность, он все равно знает малость своего существа. Он может быть преуспевающим генералом, он может быть королем, и все же он будет знать свою ограниченность, когда приходит время и ему бежать прочь из своего королевства. Тогда он узнает, что он на самом деле никакой не король. Земное величие не делает человека великим. Если есть что-нибудь, что делает его великим, так это только стирание своего “я” и восстановление на его месте Бога. Тот, кто скажет: “Начни с самоосуществления”, обладает многими интеллектуальными, философскими принципами, но когда попробует сделать это, то окажется в таком тумане и неразберихе, что ничего не достигнет. Это неверный метод. Сегодня некоторые люди говорят: “Я – Бог”. Это оскорбительное высокомерие, это глупость; глупо говорить такие вещи. Это разрушает идеал других, это оскорбление величайшему идеалу, который всегда уважали пророки, спасители человечества. Через такое утверждение, такие интеллектуальные изыскания люди никогда не достигнут духовного совершенства. Для того чтобы достичь духовного совершенства, прежде всего нужно разрушить ложное “я”. Это заблуждение надлежит развеять в первую очередь. А как его развеять? Есть иные пути, которым учат великие учителя, это пути концентрации и медитации, силой которых человек учится забывать свое “я”, отделять свое сознание от собственного “я”; иными словами, подниматься над своим ограниченным существом. Таким образом, человек стирает себя из собственного сознания, и на место своего ограниченного “я” он помещает в сознание Бога. Именно так он приходит к совершенству, которого ищет каждая душа. Каждый человек, стремящийся к чему-либо в жизни, будь то материальная вещь или духовная цель, показывает свою естественную склонность роста от ограниченности к совершенству. Что бы это ни было, богатство или чин, имя, удобство или удовольствие – всегда лишь ограничение оставляет человека недовольным. Также и в познании, обучении, практике, восприятии, постижении мы видим, что устремление человека состоит в том, чтобы продвигаться от ограниченности к совершенству. В Писаниях сказано, что один только Бог богат, а все прочие бедны, и это можно видеть в повседневной жизни. Чем больше богатства у человека, тем больше жажда, которую он ощущает, и это особенно интересно наблюдать, когда мы изучаем жизнь бедняка – он больше доволен тем, что имеет, чем богач своим богатством. Порой мы также видим, что бедный человек щедрее в даянии, чем богатый, когда тот делится своим богатством. На примерах из жизни мы видим еще и другое. Тот человек, который немного чему-то научился, думает, что он ученый, что вот он читал, и хочет показать это. Более ученый человек, действительно чему-то научившийся, открывает, что познал он совсем немного, и что ему очень много предстоит узнать. Есть такое сравнение глупого и мудрого. Ни мгновения не сомневаясь, глупый всегда готов учить вас, он готов вас поправить, осудить вас, он с готовностью создает свое мнение о вас. Мудрый же человек, чем он мудрее, тем более будет сдержан при создании своего мнения о вас, в том, чтобы судить, поправлять. Что это значит? Это значит, что когда человек обладает чем-либо в небольшой степени, он считает, что у него что-то есть, а когда он обладает этим в большой степени, то он начинает чувствовать необходимость, потребность в совершенстве, завершенности. Есть старая история о том, как одному монарху захотелось выполнить желание дервиша. Дервиш попросил наполнить золотыми монетами его чашу. Монарх подумал, что это очень легко и уже предвкушал удовольствие от того, что чаша будет наполнена. Но то была волшебная чаша, и она никак не наполнялась. Чем больше денег в нее насыпали, тем более пустой она становилась. Настроение у монарха начало портиться, он рассердился. А дервиш сказал: “Господин, если ты не можешь наполнить эту чашу, тебе достаточно просто сказать: “Я не могу”, и я заберу свою чашу. Я дервиш, я пойду и буду всего-навсего думать, что ты не сдержал своего слова”. При всем благородстве намерений, при всей щедрости монарха, всех богатств его не хватило, чтобы наполнить эту чашу. Он спросил: “Дервиш, скажи, что за секрет у этой чаши? Это не простая чаша, есть в ней какое-то волшебство”. И дервиш ответил: “Да, господин, ты правильно понял. Это действительно волшебная чаша. Но это чаша каждого сердца, это сердце каждого человека, который никогда не доволен. Наполняй его, чем только можешь, богатством, вниманием, любовью, знанием – всем, чем угодно, оно никогда не наполнится. Оно не создано, чтобы наполниться”. Не зная этого секрета жизни, человек продолжает погоню за любой целью – за каждой целью, которая перед ним возникнет, он постоянно поступает именно так. Чем больше он получает, тем больше он хочет, а чаша его желания никогда не наполняется. Значение этого можно понять только изучая душу. Аппетит удовлетворяется пищей, но есть и другой аппетит за этим, аппетит души, и он никогда не удовлетворяется. Именно это стоит за самыми разнообразными видами голода, всеми типами жажды. Поскольку человек не может проследить этот сокровенный аппетит, он всю жизнь стремится удовлетворить эти внешние аппетиты, которые удовлетворяются, но так и остается неудовлетворенным. Если человек ищет чего-то в объективном мире, он может продолжать набирать об этом знание, и все же этому нет конца. Тот, кто ищет тайну звука, тот, кто ищет тайну света, тот, кто ищет тайну науки – все они ищут и ищут и ищут, но нет этому конца, нет им удовлетворения. И вдумчивый человек удивляется, можно ли вообще найти удовлетворение, такое удовлетворение, которое отвечает, если можно так сказать, надеждам души. Ответ таков: да, есть возможность удовлетворения, и эта возможность в том, чтобы достичь такого совершенства, которое не зависит от внешних вещей, совершенство, которое принадлежит собственному существу человека. Это удовлетворение не достигается, такое удовлетворение открывается. Именно в открытии такого удовлетворения и состоит предназначение жизни. Теперь возникает вопрос: как человек достигает такого совершенства? Религия, философия, мистицизм – все это помогает, но только в практическом постижении знания человек достигает удовлетворения. Жизнь можно представить себе как линию о двух концах: один конец – ограниченность, а второй конец той же самой линии – совершенство. Пока человек смотрит на тот конец, который является ограниченностью, то каким бы хорошим, добродетельным, правильным и благочестивым он ни был, он и не прикоснется к тому, что можно назвать совершенством. Разве мало людей, верующих в Бога, почитающих божество? Их больше среди простых людей, чем среди образованных. Разве все они приходят к совершенству через веру в божество, через поклонение, прежде чем покинуть эту землю? А другие учатся из книг. Лично я встречал людей, которые сами написали по пятьдесят, по сто книг, прочитали, наверное, всю библиотеку Британского Музея, и все же остались на том же месте, где были. Пока не отвратит человек лицо свое от конца ограниченности, пока идеал совершенства – подлинная Кааба, место паломничества – не воздвигнется перед глазами его, он не придет к совершенству. Что же не позволяет открыться в человеке этому совершенству, которое принадлежит собственной его жизни, которое является собственным его существом? Экран, поставленный перед ним, и этот экран – собственное “я”. Душа, осознающая свою ограниченность, свою одержимость тем, с чем она себя идентифицирует, забывает собственное существо и становится, так сказать, пленницей ограниченности. Религия или вера в Бога, поклонение, философия или мистицизм – все это помогает достичь совершенства. Но если, вооружившись этими средствами, человек не ищет совершенства, даже и они останутся не более чем занятиями, времяпрепровождением и не приведут к нужному результату. Могут спросить: есть ли какое-нибудь определение совершенства? Что это за совершенство? Можно ли его каким-то образом объяснить? Ответ таков, что совершенство должно само себя осознать. Его нельзя вложить в слова, нельзя объяснить его. Если кто-нибудь думает, что истину можно дать словами, он сильно заблуждается. Это подобно тому, как набрать морскую воду в бутыль и сказать: “Вот море”. Очень часто люди спрашивают: “Но где же истина? Что такое истина? Можете вы ее объяснить?” Но словами нельзя объяснить ее. Часто я думал, хорошо бы написать слово ИСТИНА на кирпиче и дать его человеку, говоря: “Вот, держи скорее, это и есть истина”. Есть разница между фактом и истиной. Факт – это тень истины. Факт познаваем, а истина лежит вне постижения, потому что истина – беспредельна. Истина знает себя, и ничто иное объяснить ее не может. Некоторое объяснение можно представить в идее расширения. Один человек упорно работает весь день напролет, чтобы заработать себе на хлеб, чтобы получить хоть немного удобств, хоть немного радости – так и проходит его жизнь. У другого человека есть семья, у него есть, о ком заботиться, он много работает ради них. Порой он забывает о своем удовольствии и удобстве ради удобства и радости тех, кто зависит от него. У него почти не остается времени думать о своем удобстве, думать о самом себе. Его радость – в радости тех, кто зависит от него, его удобство – в их удобстве. И есть еще кто-то, кто думает о том, чтобы быть полезным своему городу, о том, чтобы дать образование людям своего города. Он занимается этим и очень часто забывает себя в стремлении дать счастье тем, ради кого он трудится. Есть и такие, кто живет ради своей нации, кто работает ради своей нации, вся жизнь таких людей отдана этому служению. Они думают только о своей нации, их сознание расширено и увеличено. Между оболочками людей разница небольшая, но существует огромная разница между степенями расширения сознания человека. Один человек кажется не больше того, чем он кажется; другой человек кажется столь же большим, как его семья; еще кто-то – таким, как его город, а кто-то кажется столь же великим, как его нация. И бывают люди – поверьте мне – великие, как мир. Есть одно изречение индийского 4 поэта: “Нет такого моря и нет такой земли, которые сравнились бы с сердцем человека”. Если сердце у человека великое – оно больше вселенной. Поэтому если можно объяснить совершенство какими-нибудь словами, если можно дать определение совершенству, то оно в расширении сознания человека. Человек, стремящийся к совершенству, не должен знать или познать, что такое эгоизм или бескорыстие. Бескорыстие приходит к нему естественно, он становится бескорыстным. За последние несколько лет человечество претерпело великую катастрофу; все нации от нее пострадали, все разделили ее. Каждый отдельный человек, даже каждое живое существо на земле было затронуто ею. Можно спросить, чего же не хватало? Разве не хватало образования? Столько школ и университетов! Разве не хватало религии? Столько церквей и было, и есть, столько разных верований и было, и есть в мире! Но чего не хватало на самом деле, так это понимания истинного значения религии. Чего не хватало, так это понимания истинного значения образования. Тогда возникает вопрос: как же те, кто понял, что совершенство достигается осуществлением своего внутреннего “я”, достигли этого? Это делается не только через то, что человек называет внешним поклонением, но через самоотрицание в подлинном смысле этого слова. Только погружаясь в тишину, может человек забыть ограниченность своего “я”, соприкоснуться с той частью своего существа, которая называется совершенством. И это лучше всего достигается теми, кто осознал Смысл Жизни.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ПУТЬ ПОСТИЖЕНИЯ
1
У каждой души разное постижение. Один может сказать: “Я забочусь лишь о постижении духовности, Бога. Это единственное, что достойно”. Другой может сказать: “Все, о чем забочусь я – это слава, богатство, положение, власть. Вот то единственное, что достойно достижения”. Первый скажет: “Деньги, положение не достойны достижения. Я желаю лишь духовности, Бога”. А другой скажет: “Со всей твоей духовностью у тебя ничего нет, и ты ничего не можешь дать другим. Оставь духовность для храма. Получать деньги – вот в чем польза человечеству”. Один человек доволен, когда у него есть работа, на которой он может скопить немножко денег, и есть дом, в котором он живет. Другой говорит: “Я жизнь свою положу, чтобы стать государственным секретарем”, а еще кто-то скажет: “Я должен быть премьер-министром”. Бывает так, что у царя есть раб, и он хочет сделать его министром, а раб хочет, чтобы он был хорошо одет, чтобы у него было что поесть, да еще чтобы был конь, на котором он мог бы ездить туда и сюда – вот и все, этого ему достаточно; он не хочет быть министром. Почему же не все хотят славы, почему не все хотят получить все деньги на свете, почему не все хотят быть премьер-министрами? Потому что постижение каждой души соответствует ее эволюции. Вот почему мы никогда не должны говорить: “Почему этот человек стремится к такой недостойной цели?” Наша работа должна происходить в молчании, своей добротой, своим сочувствием мы должны помогать каждому на пути того постижения, к которому он стремится, не судить его с наших позиций, но смотреть на него с его собственной точки зрения. Кто-то может сказать: “Мне нужен только Бог”, а сам вытянет руку за спину; и если в этой руке вдруг окажутся деньги, он будет очень рад. В таком случае, лучше желать всех денег в мире, потому что тот, кто хочет денег и говорит об этом, по крайней мере, откровенен и открыт перед миром. На санскрите, пракрит и хинди есть слово садху, которое происходит от сидху, что означает мастерство. Садху – мастер, которого в исламской культуре называют вали. Вали или уали происходит от одного корня с вилайат, что значит воля, и я не удивлюсь, если и английское слово воля (wi) происходит от того же самого корня. Может показаться любопытным, что на Востоке, где столько написано о самоотречении и покорности воле Бога, тот, кто постиг, называется мастером, а не отрекшимся. Отречься от того, чего мы не можем достичь – это не истинное отречение, это слабость. Когда яблоки висят так высоко на дереве, что мы не можем их достать, стараемся, но не можем, а потом говорим: “Яблоки кислые, я их не хочу”, - это не отречение. Если мы влезем на дерево, достанем яблоки и разрежем их, только тогда мы можем сказать: “Они кислые”, и выбросить их. Если мы говорим: “Я не могу выполнить свое желание, оно не было предусмотрено волей Божьей; я отказываюсь во имя воли Божьей” - это не отречение. Почему не должно быть предназначено, чтобы наше желание исполнилось? За нашей волей – воля Бога, Бог желает через нас. Христос сказал: “Если вы хотите хлеба, Он не даст вам камень”. Отсюда мы понимаем, что для нас естественно иметь желания, для нас естественно иметь здоровье и богатство, и успех во всем. Неестественно иметь болезни и неудачи и страдания. Но если, получив самое большое богатство в мире, положение и титулы, мы от них отказались, вот это и есть истинное отречение. Есть несколько вещей, через которые мы сами себе препятствуем в достижении того, чего желаем. Первое, если мы ставим перед собой три или четыре цели, если есть у нас три или четыре мысли, тогда мы не сможем достичь успеха ни в одной из них. Мы должны быть целеустремленными; у нас должна быть только одна цель. Второе, сомнениями и недостаточной верой в себя мы ослабляем свою силу воли и препятствуем своему постижению. Если человек собирается повидаться с другом и думает: “А вдруг я не застану его, а вдруг он ушел”, то очень часто психическим воздействием такой мысли его друг побуждается уйти, тогда, как иначе он был бы дома. Если человек собирается идти к чиновнику и думает: “А надо ли мне к нему идти? Может быть, он меня плохо примет, у меня нет рекомендательных писем”, то тем самым он мешает собственному успеху – рассудок встает на пути успеха. Если человек начинает рассуждать: “Может, будет так”, или “Этого не случится”, или “Если это случится, то, как это может случиться”, или “Если это будет, то, как этому надлежит быть”, он переходит от одного рассуждения к десятку, сотне рассуждений, портит и теряет цель в рассуждениях. Ум его становится полностью рассудочным. Рассудок – это дар, который дается нам, как и любое другое свойство ума, как память, как воображение. Но это часть ума, если же он распространяется на весь ум, он все портит. В государстве есть много разных подразделений: есть военная часть, административная, юридическая часть. Если военная часть распространяется на все государство, ему наносится ущерб; если юридическая становится целым – государство становится неправильным. Должно быть равновесие. В доме есть гостиная, столовая, кухня. Если весь дом станет кухней, это будет ужасно, если весь дом станет столовой, это будет неправильно. Великие умы – мастера – полагают, что за их мыслью, их волей есть воля Бога. У них есть уверенность в этой воле, и все, что они думают, происходит. Я сам был тому свидетелем. В Секундерабаде жил один дервиш, удалившийся от дел. На Востоке люди очень верят факирам. Будь они обеспеченные или нет, они приходят к такому человеку и говорят: “Я обеспечен” или “Я не имею средств” - “но Ваше благословение – это для меня великий источник помощи в трудную минуту”. Был там один человек, которого судили и у него не было денег даже на то, чтобы заплатить адвокату. Он пошел к тому дервишу и сказал: “Я бедный человек, а теперь попал под суд. Если меня осудят, то совсем некому будет помочь моей семье. Помолитесь о том, чтобы мне помогли”. Дервиш написал несколько слов на бумаге и отдал ему, сказав: “Теперь иди домой и никому ничего не рассказывай”. А на бумаге он написал вот что: “Я рассмотрел обвинение против этого человека и нашел его безосновательным. Поэтому я прекращаю дело”. Когда началось рассмотрение дела того человека в суде, судья произнес именно эти слова и отпустил его. Вот какова сила ума мастера. Мастеров, основателей религий называли фанатиками, но слова, которые они когда-то произнесли, сегодня рождаются в умах тысяч людей. И через тысячи лет слова Моисея, Христа, Магомета пребывают в мыслях миллионов людей. Это можно назвать фанатизмом, и все же эта сила много больше, чем сила тех, кто рассуждает. Третье, что мешает нам достичь нашего желания – это недостаток терпения. Многие суры Корана начинаются так: “О, человек терпения”. Исходя из этого, мы понимаем, какова значимость терпения. Терпение укрепляет волю, оно делает достижимым любую цель. Недостаток терпения заставляет людей совершать самоубийство, он заставляет их призывать смерть, он делает их безумными. Терпение нужно во всех отношениях в жизни, во всем: терпение с прислугой, с подчиненным, с женой, с мужем, с сыном, с дочерью, думая о том, что она или он может стать лучше и уподобиться вашему идеалу, терпение с другом. Терпение взращивается на надежде, оно стоит на ногах надежды. Пока есть надежда, есть и терпение, уходит надежда – не остается и терпения; мы говорим: “У меня больше нет терпения, оно кончилось”. Надежда нужна во всем, надежда, что, “если я не достиг исполнения моего желания сейчас, я достигну его потом”. Мы живем надеждой. Во всех наших делах надежда – это наша опора, во всем, предпринятом нами – в дружбе, в любовных делах. На Востоке есть одно красивое изречение: “Брама собрал мед со всех цветов, и это была надежда”. Это значит: Брама, Бог, извлек эссенцию всего сущего в мире. Эссенция эта – мудрость. Все вещи, все объекты в мире – это цветы, которые нас привлекают, и они привлекают нас надеждой. Надежда – это жизнь, без надежды кончается жизнь. Маленький ребенок счастлив, когда ему дарят цепочку из фальшивого золота; став старше, человек удовлетворяется лишь подлинным золотом. Внешне они одинаковы, цвет один и тот же, разница лишь в том, что имитация золота долго не прослужит, а настоящее золото – постоянное, оно долговечно. Тот, кто не ценит постоянство, долговечность, доволен и подделкой. В конечном итоге, из всего достигнутого только долговечное может нас удовлетворить. До тех пор, пока мы этого не достигнем, для нас будет правильно иметь любые желания и подниматься от одного достижения к другому, более высокому, и так до наивысшего. Могут спросить, можно ли всего достичь с помощью одной только психической силы без использования физических средств. Это практиковали древние йоги. Они уходили из мира в горные пещеры, в пустыню и вели там жизнь аскетов. Вы удивитесь, когда узнаете, какие трудности им приходилось выносить: некоторые из них не спали годами, другие в свое время годами не разговаривали. И так было не только в древности – мой отец видел святого, который стоял годы и годы, всегда стоял, он никогда не спал и не сидел. Так йоги укрепляли свою волю, достигали контроля, тогда то, что они задумывали, случалось. Но поскольку мы существуем на физическом плане и имеем физическое тело, лучше также работать и с физическими средствами, работать мыслью и телом. Тогда цель достигается всеми средствами. Если мы можем получить великое, мы не должны довольствоваться малым. Это было бы похоже на то, как если бы кто-то мог бы украсть все деньги из Банка Англии, а украл бы двадцать фунтов. Если он может украсть из Банка Англии, ему нужно брать миллионы и миллионы. Если мы хотим жить во дворце, а сидим в маленьком домике, нам не следует думать: “Разве может такой жалкий человек как я когда-нибудь жить во дворце?” Мы должны думать, что само желание иметь такой дворец является признаком того, что мы способны иметь его. За нашим желанием присутствует желание Бога, который само могущество, само величие, само богатство.
2
Духовное достижение происходит не так, как материальное достижение, его следует рассматривать с совершенно иной точки зрения. Обескураживает, когда прилагая усилия на протяжении целого года, человек, похоже, так ни к чему и не приходит. Человек, стремящийся к достижению каких-то вещей, принадлежащих этому миру, держа их в руках, видит в том свидетельство их достижения. Он говорит: “Это – мое”, потому что обладает этим. Духовное достижение, напротив, хочет лишить человека того, чем он обладает; оно не позволяет вам владеть даже собой. Это становится большим разочарованием для человека, весь смысл достижения которого состоит в обладании. Духовное достижение приходит через недостижение. Возникает вопрос, в чем же разница между духовным человеком и человеком, ничем не обладающим? Разница действительно большая, потому что духовный человек, и в отсутствие какой-либо собственности все-таки богат. В чем причина? Причина вот в чем: тот, кто ничем не владеет, не знает ограничений – духовный человек, в отсутствие обладания даже самим собой, осознает совершенство. Тогда могут спросить: “Как может ограниченный человек осознавать совершенство?” Ответ таков: ограниченный человек сам себя ограничил, он ограничен, потому что осознает свою ограниченность. Ведь это не его истинное “я” ограничено – ограничено то, чем человек владеет, а не он сам. Это та возможность, имея в виду которую, Христос сказал: “Будьте совершенны, как Отец ваш совершен на небесах”. Духовное знание состоит не в том, чтобы что-то узнать, оно в открытии чего-то, в разбиении оков ложного сознания, в позволении своей душе раскрыться для света и силы. Что на самом деле означает слово духовный? Духовный значит осознающий дух. Если человек осознает свое тело, он не может быть духовным. Он подобен королю, который не знает своего королевства. В тот момент, когда он осознает себя королем – он король. Каждая душа рождена королем – потом уже она становится рабом. Каждая душа рождена с королевскими возможностями – их отнимает этот злобный мир. Об этом сказано в символических камнях – например в истории о Раме, у которого отняли его возлюбленную Ситу. Каждая душа должна победить это, должна бороться за свое королевство. В такой битве и достигается духовное королевство. Никто за вас бороться не будет – ни ваш учитель, ни кто-то другой. Да, люди, больше вас развитые, могут вам помочь, но вам нужно вступить в собственную битву, пробить свой путь к духовной цели. Интеллектуальный человек считает, что, прибавляя себе знаний, он может обрести духовное знание. Это не так. Тайна жизни безгранична, знание – ограничено. Глаза видят на очень небольшое расстояние; так же ограничен и ум человека. Те, кто видят, видят, умеют видеть не видя, познавать, не познавая. Путь духовного постижения противоположен пути любого постижения, которое относится к материальному. В материальном постижении вы должны брать, для духовного постижения вы должны отдавать. В материальном постижении вы должны учиться, в духовном постижении вы должны разучиваться. Материальное постижение – это одна сторона, духовное постижение – другая сторона, противоположное направление. Слово духовный просто означает осознающий дух. Если человек осознает свое тело и считает, что это все, что он о себе должен знать, то дух сокрыт. Это не значит, что у него нет души, но что его душа погружена в темноту. Говорят: “Он потерял душу”. Это не так, просто душа закрыта. Можно ли потерять то, чем владеешь? Если человек думает так, то он ограничен. Ни предметы, ни существа не теряются; они закрываются на некоторое время, и все же все они есть. Ничто сотворенное никогда не уничтожается, оно закрывается и открывается. Отношения, связи неразделимы. Если происходит разделение, то оно лишь внешнее, внутри они никогда не разрываются. Они отделяются от нашего сознания, но когда сознание приспособится, ничто в мире не разделит их. Чему нас это учит? Такое духовное постижение достигается через подъем сознания от ограниченности к совершенству. Есть еще одна сторона этого вопроса. Нет такого человека, будь он мудрым или глупым, который не прогрессировал бы, медленнее или быстрее, к духовной цели. Единственная разница в том, что один привлекается к ней, направляясь к ней, прокладывая себе путь к цели, другой же движется к ней спиной вперед; он увлекается к ней, сам того не осознавая. Бедняга, он даже не знает, куда его влечет, но все равно, и он движется к этой цели. Наказание для него в том, что он не видит всего того величия, к которому приближается, его мука в том, что он увлекается к полюсу, прямо противоположному тому, достичь которого желает. Его положение ничуть не отличается от положения ребенка, который забирается в озеро, а мать вытаскивает его за рубашку, но он все равно смотрит в озеро! С религиозной точки зрения, весьма несправедливо по отношению к совершенному Судии быть лишенным совершенной благодати, какой является духовное постижение, но с точки зрения метафизики, ни одной душе не бывает отказано в таком знании, раньше или позже на протяжении вечности. Чему учит по этому вопросу суфизм? Суфизм избегает слов – тех слов, из которых строятся различия и отличия. Слова никогда не отражают истину в полной мере. Слова порождают спор. Вся разница между религиями – это разница в словах; по сути они не различаются, только на словах, потому что, по существу, все они исходят из одного источника, и в тот же источник возвращаются. Этот источник – кладезь, жизнь, свет и сила для них. Как же тогда возникают различия? Через человеческую ограниченность. Вот в чем состоит путь суфия: если он не встречает кого-либо, кто разделяет с ним какую-то определенную идею, то он поднимается выше, вместо того, чтобы искать на более низком плане. Поэтому для мудрого нет трудностей. Главное, чему учит суфизм – это глубокому проникновению в самого себя, чтобы через созерцание подготовить ум и тело к тому, чтобы сделаться вместилищем Бога, потому что это та цель, для которой сотворен человек.
3
Путь постижения подобен узкой тропе, крутой тропке, по которой путник пробирается в горах в своем стремлении к вершине. Вот почему путь постижения труден – он ведет в гору. Есть еще и другой путь, тот, который ведет к цели, что стоит за постижением. Его нельзя вполне определить как спуск с горы, но в то же время путешествие по этому пути столь же легкое, как если бы человек спускался с вершины горы. Путь вверх, к постижению, требует постоянного самопожертвования. Тот, кто не готов к жертвам, должен оставаться у подножья горы, или там, где он стоит, на своем пути. Он не может идти дальше, потому что не умеет жертвовать. Путь, который лежит после постижения, достижения цели, требует самоотречения. Очень часто путают самопожертвование и самоотречение, но смешивать эти слова подобно тому, как путать удовольствие и счастье, интеллект и мудрость. Тот, кто ничем не жертвовал в жизни, кто не прошел еще по пути жертвенности, не должен произносить слово самоотречение, потому что это совершенно другое понятие. Всему свое время. Когда нужна жертвенность, а человек занимается самоотречением, он делает шаг назад. Когда самоотречение необходимо, а человек приносит жертву, он делает шаг назад, потому что это две совершенно разные и различные вещи. Кроме духовного пути, даже в жизни повседневной, например, когда человек начинает новое дело, когда он начинает работать в новой области, когда делает карьеру, в вопросах любви и дружбы, когда он работает ради имени и славы, каков бы ни был характер и природа того объекта, которого человек хочет достичь – он с начала и до конца требует от человека жертв. Мы склонны забывать об этом, и каждый из нас думает: “Наша жизнь требует так много жертв! Смотрите как счастлив профессионал, как вот тот бизнесмен наслаждается жизнью, как вот этот человек, который сделал себе карьеру в правительстве идет по жизни”. Но мы не видим всех тех жертв, которые каждый из них принес, чтобы достичь той цели, которой они желали достичь. Ленивый человек лучше, чем тот, кто не хочет идти на жертвы. Своей ленью человек показывает, что он не заботиться о том, чтобы чего-то достичь. Он доволен своим удобством, покоем, он вполне доволен своей жизнью. Однако того, кто желает чего-то достичь, но не желает ничем пожертвовать, ждут трудные времена, потому что он хочет купить себе вещи, но не платить за них. Жертвы, которые приходится приносить, бывают разные, в зависимости от характера и природы объекта, к которому человек стремится. Чем значительнее цель, которой хочется достичь, тем больше жертва, которая за нее будет востребована. Однако надлежит правильно понимать, что такое жертва. Не всегда нужно жертвовать тем, чем человек владеет, бывает, что приходится жертвовать тем, что человек собой представляет. Вот где лежит самая большая трудность. Как нищий цепляется за последний свой грош, так и человек не склонный к самопожертвованию, цепляется за себя, думая: “Все может быть похищено, но не я сам”. Такова естественная склонность человека. А чего требует от вас духовный путь? Он требует именно этого – “я”. Отдать ложное “я” и обрести истинное “я”. Если эта тайна будет понята, тогда следующим шагом может стать постижение. Но человек не так-то просто отказывается от себя – от всего, чего угодно, но не от себя! Что же имеется в виду? Человек говорит: “Моя идея – это моя идея, мои склонности – это мои склонности, моя точка зрения – это моя точка зрения”. Человек ставит это вещи выше, чем та собственность, которую он имеет на внешнем плане, таким образом, ему легче отдать то, чем он владеет, чем отказаться от того, что он думает и чувствует. Если сказать кому-нибудь? “Этого не следует делать”, он ответит? “Да, но я такой, я так думаю. Я знаю, что это неправильно, но я чувствую так, и хотя это неправильно, я не могу иначе”. Иными словами, он держится за свое владение, думая, что это он сам и есть. Но это не он, это его ложное “я”. Неважно, как мал объект вашего достижения и как велика жертва, которую он требует от вас. Если вы достигли малого, заплатив много, даже и тогда вы чего-то достигли. Что касается самоотречения, то очень часто человек видит его в ложном свете. Он думает: “Мне не хочется приносить эту жертву, поэтому я отрекаюсь от достижения этого объекта”. Это неправильная концепция отречения, и многие люди в своей жизни часто отрекаются от чего-то только потому что им не хочется приносить необходимые жертвы. Они ценят себя или то, чем им придется поступиться, выше, чем объект, которого хотели бы достичь, и поскольку не могут достичь его, говорят: “Я отказываюсь от этого”. Как легко отказаться! Великие герои и души, которые сделали хоть что-то достойного в мире, оставили после себя отпечатки, которые никогда не умрут, начинали свою жизнь с самопожертвования: они жертвовали комфортом, жертвовали удобствами, жертвовали удовольствиями, радостями жизни. Вряд ли из их числа был хоть один, кто не заплатил бы великую цену за то, чтобы достичь того, чего он достиг. Чем выше достижение, тем больше жертва, которую оно требует, но тот кто понимает, всегда ценит свою цель выше, чем жертву, которую он приносит. То же, кто не понимает, желает увидеть свою цель намного меньше, чем ценит жертву, которая необходима для достижения этой цели. И он полагает, что это практично, что в этом есть здравый смысл. Конечно, если объект материальный, практично платить ровно столько, сколько объект стоит, и в этом есть здравый смысл. Но когда человек наделен высоким умом, имеет в себе идеал, он будет проявлять такую склонность; и даже если кто-то назовет его непрактичным в материальных вещах, его это не тронет. Ему нравится бриллиантовое кольцо – он заплатит за него любую сумму. Предмет старины – он не будет возражать против той цены, которую за него запросят. Другие будут над ним смеяться, назовут непрактичным – его это не тронет. То удовольствие, которое он получит от вещи, которую купил, значит гораздо больше, чем деньги, если бы он хранил их в банке. В конце концов, жизнь – это всего лишь четыре дня. Саади, великий персидский поэт, сказал: “Тот, кто заработал и потратил, тот, кто жил – более велик, чем тот, кто заработал и накопил, пожертвовав радостью, которую человек получает от жертвенности”. Когда речь идет о вещах высшего порядка, таких как дружба, любовь, доброта, жертва никогда не бывает достаточной. Для того, кто хранит в своем сердце идеал, жертва всегда мала; какую бы жертву он ни принес – всегда будет мало. Тот же, у кого нет идеала, будет взвешивать и отмерять, смотреть, ровно или неровно: “Получаю ли я столько же, сколько даю, или же это не так?” Вот в чем его практичность; он зовет это мудростью. Это не мудрость, это хитрость. Мудрость стоит выше, над всем этим; мудрость не приходит через такую практичность. Тот кто скажет: “Я буду отстаивать свои интересы против всех выпадов других”, это другой человек. Но тот велик, кто доверяет, кто идет на риск, кто жертвует. Когда мы обращаемся к духовному пути, он требует большего самопожертвования, чем что-либо другое. Он требует времени человека, мысли человека. Когда вы занимаетесь сосредоточением, он не позволяет вам даже подумать о чем-то другом; вы должны думать о том объекте, на котором концентрируетесь. Чем дальше вы продвигаетесь, тем большая жертва требуется. Разница между теми, кто идет быстрее по этому пути и идущими медленнее состоит в их способности жертвовать. Жертвенность учит смирению, нет иного пути к забвению себя, кроме жертвенности. Тому, кто знает путь дружбы, тому, кто знает, что значит истинная дружба, не нужно говорить, что такое жертвенность. Ему это знакомо, потому что дружба не значит совместного веселья, времяпрепровождения. Дружба – это жертва, и когда жертвенность познается через дружбу, человек начинает узнавать, какая жертва необходима на пути духовного постижения.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ Этапы на пути самоосуществления
Мы видим, что в мире философов, мистиков, мудрецов и пророков огромное значение придается самоосуществлению. Если бы мне пришлось объяснять, что такое самоосуществление, то я бы сказал, что первый шаг к самоосуществлению есть Бого-осуществление. Тот, кто осознал Бога, в конечном итоге осознает себя; но осознавший себя никогда не осознает Бога. В этом и состоит сегодня проблема тех, кто ищет духовную истину интеллектуально. Они читают множество книг по оккультизму, эзотеризму и мистицизму, при этом основной упор делая на самоосуществление. Поэтому они считают, что все, что им требуется сделать в мире, так это прийти к этому самоосуществлению, и они считают, что для этого Бога можно оставить в стороне. На самом деле, Бог есть ключ к духовному совершенству. Бог есть ступень к самоосуществлению. Бог есть путь к знанию обо всем сущем, а если Бог остается в стороне, тогда ничего не достигнуть. Этот неправильный метод, разработанный на сегодня во многих разнообразных так называемых культах, оказывается проигрышным, когда начинающего, вступившего на духовный путь учат говорить: “Я – Бог” - фраза безрассудства, слова оскорбительного высокомерия, мысль, не имеющая оснований, которая никуда не ведет его, кроме невежества. Пророки и мыслители, мудрецы учили своих последователей идеалу Бога; он имел значение, цель. Сегодня люди не признают этого, и в своем стремлении поскорее найти кратчайший путь, они оставляют в стороне самое основное, чтобы прийти к такому осуществлению. Пришел как-то раз один человек к китайскому мудрецу и сказал: “Я хочу знать какие-нибудь оккультные законы. Можете ли Вы меня научить?” На это мудрец ответил: “И Вы пришли ко мне просить, чтобы я научил Вас чему-то? Ведь у нас в Китае столько проповедников, которые приходят и учат”. Тот человек сказал: “Мы знаем о Боге, но я пришел спросить тебя об оккультных законах”. Мудрец ответил: “Если Вы знаете о Боге, Вам не нужно знать ничего более. Бог есть все, что нужно знать. Если Вы знаете Его – Вы знаете все”. В этом мире, где царит дух наживы, есть одна тенденция – бессознательная тенденция, которая проявляется даже у тех людей, которые являются сторонниками духовной истины, - угождать вкусам людей. Будь то вследствие коммерческого инстинкта, или из-за желания успеха, у них есть тенденция угождать тому, что хотят люди. Если кажется, что люди устали от Бога-идеала, они хотят дать им оккультизм, они хотят называть это мистицизмом, мистифицировать все что угодно, может быть потому, что Бог-идеал кажется таким простым. А поскольку сегодня одна мода, а завтра – другая, то даже и в вере есть мода. Люди считают, что идеал Бога устарел, что это нечто из прошлого. А чтобы установить новую моду, они портят метод, который во все времена был самым верным путем, избираемым всеми мудрыми людьми, мыслителями всех эпох, путь, который действительно ведет человека к совершенству. Есть на этом пути безопасность и успех, на этом пути человек обретает уверенность. Теперь я хочу обсудить самый жизненно важный вопрос в отношении Бога. Пусть есть один набожный человек, верящий в Бога, исповедующий простую религию, религиозное верование, и который верит в Бога и называет его Судьей, Создателем, Поддерживающим, Защитником, Владыкой Судного Дня, Господом, Всемилостивым и так далее. И есть еще один человек, может быть интеллектуал, который изучал философию и который говорит: “Бог есть все, и все есть Бог. Бог есть абстракция, и абстракция есть Бог”. Но дело в том, что у первого есть Бог, даже если этот Бог в его воображении, а у второго – нет. У него есть абстракция; он называет ее Богом, потому что другие говорят “Бог”, но в уме его одна только абстракция. Например, когда вы произносите “пространство”, это слово не наделено личностью, в нем не осознается разум, форма, конкретная индивидуальность или характер. То же и со временем. Когда вы говорите о времени, вы не представляете, что время – это человек или Господь. Вы говорите, что это время, что означает ту концепцию, которую вы сформировали для своего удобства. Говорящий, что абстракция есть Бог, не имеет Бога, он имеет абстракцию. Что это? То же, что и пространство и время. Этим я не хочу сказать, что тот или другой прав; я объясняю вам, что, с ментальной точки зрения, у одного есть Бог, даже если Он в его воображении, а у другого – нет. Он может это признавать или не признавать, но как только он идентифицирует Бога с абстракцией, у него есть только абстракция. Если мы зададимся вопросом, кто же прав, мой ответ таков: “Оба правы, и оба не правы”. Первый – в начале, а второй – в конце. Тот, кто начинает с конца, закончит в начале, а тот, кто начинает с начала, закончит в конце. Можно подумать: “Почему в этой краткой жизни мы должны строить себе некую иллюзию? Почему должны приходить к истине в конце, почему не начинать с нее, если каждый так уж хочет найти абсолютную истину прямо сейчас?” Но если бы истина была такова, что ее можно было бы выразить словами, я первый дал бы ее вам прямо сейчас. Однако истина это нечто, подлежащее открытию; вы должны подготовиться к тому, чтобы ее осознать, именно такая подготовка и называется религией, или оккультизмом, или мистицизмом. Как бы вы это ни называли – это подготовка: тем или иным способом вы готовитесь в конечном итоге осознать истину. И наилучшим способом, который принимали все мыслители и мудрецы, является путь Бога. Следующий вопрос – вера в Бога. Есть четыре этапа веры в Бога. Каждый этап является столь же существенным и важным, как и любой другой, и если не идти шаг за шагом, постоянно развиваясь к осуществлению Бога, то не удастся прийти никуда. Следует помнить, что вера – это ступенька лестницы. Вера – это средство, а вовсе не конец. Вера ведет к осуществлению; вовсе не мы идем к вере. Если ноги человека пригвождены к лестнице, это не цель. Цель в том, чтобы он вступил на лестницу и взошел вверх. Если он будет стоять на лестнице, он потерпит неудачу в достижении той цели, ради которой он предпринял путешествие по духовному пути. Поэтому те, кто исповедуют какое-то конкретное верование, религию, верят в Бога, в жизнь после смерти, в душу, в определенные догмы, эти люди, несомненно, осенены своей верой и думают, что у них что-то есть, но если они на этом остановятся, прогресса не будет. Если бы религиозная вера была тем единственным, что нужно, то сегодня тысячи и миллионы людей мира, исповедующие определенную религиозные убеждения, были бы самыми передовыми людьми. Но это не так. Они из года в год продолжают верить во что-то, во что верили многие поколения людей, а они все продолжают верить и остаются на том же месте, как человек, стоящий на лестничной ступеньке – она не для того, чтобы на ней стоять – по ней нужно идти. А он остался там и никуда не пришел. Первая вера – это вера масс. Кто-то говорит: “Есть Бог”, а потом все повторяют: “Да, Бог есть”, потому что другие так говорят. Если один человек религиозен, тогда все скажут: “Да, мы тоже пойдем с ним”. Вы можете подумать, что сегодня, на данном этапе цивилизации люди слишком развиты для массовой веры, но думать так было бы очень большой ошибкой. Люди сегодня такие же, как и тысячу лет назад, может быть даже хуже, если касаться духовных вопросов. Когда кто-то в стране именуется “человеком дня”, то в этот день вся нация имеет о том человеке хорошее мнение и вся нация на его стороне. Тысячи и миллионы возвышают его, ставят его высоко; но долго ли это продолжается? До тех пор, пока человек, наделенный властью, не скажет: “Нет, это не так”. Тогда вся страна сбрасывает его вниз. Как раз перед началом войны я был в России. В каждом магазине были портреты царя и царицы. К ним относились с величайшим уважением, это была святыня для людей. Император возглавлял церковь, он был носителем религиозного идеала. Люди испытывали радость, когда они видели, как царь и царица проезжают по улице; они испытывали религиозный подъем. Но вскоре я услышал, что по улицам проходят шествия, и люди бьют корону молотками в такт своим шагам. И одного мгновения хватило им, чтобы изменить свою веру. Почему? Потому что это была массовая вера. Это очень мощная вера. Она изменяет нации; она сбрасывает их и возвышает их, она приводит к войнам. Но что же она собой представляет, в конце концов? Безумную веру. И все же никто этого не признает. Если вы спросите кого-то одного, он скажет: “Нет, я не с ними”. В то же время когда приходит импульс, хороший или плохой, все вместе приходят в движение. Есть второй этап в направлении к вере, и это вера в авторитет. Люди верят в лидера. Они говорят: “Я не поверю в обычного человека, в своего соседа или сослуживца, я поверю в такого человека, которому я доверяю”. Эта вера на ступень выше, потому что это вера в кого-то, к кому есть доверие. Когда человек говорит: “Я христианин”, у него есть вера в Иисуса Христа и его учение. Это вера в кого-то – не в каждого, но в того, в кого он верит. Вера в авторитет – это второй этап в продвижении к вере. Могут сказать: “Нам совершенно безразлична вера в авторитет сегодня”, но это не так. Все принимают открытие, сделанное ученым, но не проводят исследование самостоятельно. Когда человек выступает и говорит: “Я сделал такое-то открытие”, то люди принимают его. Может быть какой-то другой ученый откроет что-то еще и будет верить в это, но множество людей верит тому, кто говорит авторитетно. Третий шаг в направлении веры, следующий этап, делает человека еще более великим. Это вера разума: человек не верит чьему-либо авторитету, не верит в то, во что верят все остальные, он приходит к вере через собственные рассуждения, он видит причину. Такая вера еще сильнее, потому что для тех вер, о которых я говорил раньше, человек не может найти доказательства; есть ученый, который скажет: “Это происходит так-то и так-то”, или найдутся многие, которые так скажут. Но в данном случае человек может встать и сказать: “Да, я нашел причину этого”. Однако и это имеет свои ограничения, поскольку рассудок – раб ума, рассудок столь же изменчив, как погода. Рассудок подчинен вашим импульсам. Если у вас возник импульс оскорбить кого-то или подраться с ним, вы найдете множество причин, чтобы сделать это. Может быть позже вы найдете доводы против такого решения, но в тот момент, когда у вас возникает такой импульс, правильный или неправильный, для него всегда найдется причина. Думаете, те преступники, которых посадили в тюрьму, совершили свои преступления без всякой причины? Нет, у них была причина. Может быть она идет вразрез с законом, не удовлетворяет общество, но спросите – у них всегда есть причина. В то же время, причину, которая у вас есть сегодня, вы может быть поменяете на следующей неделе. И тем не менее, эта третья вера дает человеку возможность крепко стоять на собственных ногах, если не навсегда, так в данный момент она дает великую силу, чтобы защищать свою веру. Есть еще и четвертая вера. Эта вера – вера убежденности, которая стоит над рассудком. Есть у человека чувство убежденности, которое не открывается до определенного времени в его жизни, но приходит момент, когда оно раскрывается, и это благословенное время. Тогда возникает идея, это идея, сломить которую не способен ни какой рассудок, это не преходящее чувство, но убежденность. Какой бы высокой ни была идея, вам кажется, что вы явились непосредственным свидетелем этой идеи; вы так же сильны, так же могущественны, как и тот человек, который видел все собственными глазами. Что-то внутри вас говорит: “Да, я видел это”. Вы можете убеждаться в таких тонких идеях, которые нельзя даже выразить словами, и вы еще более убеждены в них, чем если бы видели их собственными глазами. Именно такая вера называется у суфиев и персов ман, что означает убежденность. Я вспоминаю время общения с моим духовным учителем, моим муршидом, который благословлял меня всякий раз при прощании. Это благословение звучало так: “Да укрепится твоя иман”. Тогда я не думал о слове иман, что на Востоке обозначает вера или преданность. Напротив, как свойственно молодому человеку, я думал: “Неужели моя вера столь слабая, что учитель желает, чтобы она укрепилась?” Я бы предпочел, чтобы он говорил мне: “Да снизойдет на тебя просветление”, или “да умножаться твое могущество”, или “да распространится твое влияние”, или “да возвысишься ты высоко”, или “да сделаешься ты совершенным”. Но эта простая вещь: “Да укрепится твоя вера”, что это? Я не критиковал, но размышлял и размышлял на эту тему. И в конце концов я пришел к осознанию того, что ни одно благословение не могло быть более ценным и важным, чем это, потому что каждое благословение сопряжено с убежденностью. Если убежденности нет – нет ничего. Секрет излечения, тайна развития, сила всех постижений и пути к духовному осуществлению – все это приходит от укрепления той веры, которая есть убежденность, что ничего не может измениться. А теперь мы снова обращаемся к вопросу о Боге. Это первый важный вопрос, который нам нужно прояснить в уме прежде, чем мы сделаем шаг по пути духовного прогресса; хотя должен сказать, что анализировать Бога значит развенчать Бога. Чем меньше сказано по этому вопросу, тем лучше, но в то же время, ищущие истину, желающие продвигаться по духовному пути с открытыми глазами, чей интеллект жаждет знания, должны все же что-то об этом знать. У евреев есть история о том, что однажды Моисей, проходя по берегу реки, услышал, как пастушок разговаривает сам с собой. Моисею стало интересно, и он остановился, чтобы послушать. Мальчишка-пастушок говорил так: “О Боже, я столько о Тебе слышал. Ты так прекрасен, Ты такой милый, Ты такой дорогой. Если бы хоть раз Ты пришел ко мне, я бы укрыл Тебя своим плащом, я бы охранял Тебя и днем и ночью. Я бы защищал Тебя от свирепых зверей этого леса, я купал бы Тебя в реке и приносил бы Тебе молоко и масло. Я бы приносил Тебе самый лучший хлеб и любил бы Тебя так сильно. Я бы никому не позволил даже взглянуть на Тебя. Я оставался бы всегда подле Тебя. Я так Тебя люблю. Если бы я только мог увидеть Тебя хоть разочек, Боже, я бы отдал все на свете”. Моисей сказал тогда: “Что ты такое говоришь?” Мальчик посмотрел на Моисея, испугался и задрожал. “А что, я сказал что-нибудь дурное?” - спросил он. Моисей ответил ему: “Бог – Защитник всего живого, а ты помыслил о том, чтобы защитить Его, дать Ему хлеб? Он дает хлеб всей вселенной. Ты говоришь, что искупаешь Его в реке! Да Он – чистейший из чистейших! И как ты можешь говорить, что ты охранишь Его, кто охрана всем живущим на земле?” Мальчик дрожал, он думал: “Что за ужасные вещи я наделал – как все неправильно!” Он совсем растерялся. А Моисей пошел прочь, но не успел он сделать несколько шагов, как услышал голос: “Моисей, что же ты делаешь! Мы послали тебя, чтобы ты привел к Нам Наших друзей, а ты отделяешь такого друга от нас. Неважно, как он думал о Нас, но все равно он о Нас думал; тебе не следовало ему мешать”. У каждого свое представление о Боге. Лучше всего оставить каждому его собственное представление. В своей повседневной жизни мы кого-то ненавидим, а тот любим другими и ценится еще кем-то. А если так, то даже представление людей друг о друге и то различается. Один и тот же человек считается одними святым, а другими – сатаной. Если это верно, тогда Бог, которого мы знаем или можем узнать, не более чем наша концепция, образ Бога, который мы нарисовали для себя, для собственного своего удобства. Самой большой ошибкой человека будет вмешиваться в концепцию Бога другого человека, или считать, что у другого человека должна быть именно такая концепция Бога, как у него самого. Это невозможно. Как много художников рисовали образ Христа, и все же у каждого он иной. Как позволяется каждому художнику иметь собственную концепцию Христа, так же следует позволить каждому человеку иметь собственную концепцию Бога. Поэтому нам не следует винить древних китайцев, греков или индийцев, веривших во многих богов. Много богов – это еще не много. На самом деле, у каждого человека есть свой собственный Бог. Кроме того, все эти разные концепции не что иное, как покровы, скрывающие одного Бога. Пусть люди зовут этого Бога любым именем, пусть думают о Нем, насколько только может им подсказать воображение. Есть в конечном итоге один высочайший идеал, и этот идеал каждого человека настолько высок, насколько способно представить его воображение. Если навязывать кому-то представление, что Бог абстрактен, бесформен, чист, безымянен, оно не поможет человеку развиваться, потому что первым шагом на пути к Богу является построение концепции Бога. Лишь для того, чтобы помочь ищущим Бога, мудрецы всех времен смастерили небольшую фигурку, назвали ее Богом или Богиней и сказали: “Вот Бог. Это святыня, идите туда”. А тому, кто не удовольствовался этим, они сказали: “Обойди двести раз вокруг святыни, прежде чем войти, тогда обретешь благодать”. Уставший, он конечно же впадал в экзальтацию, потому что шел путем Бога. Теперь я подхожу к идее самоосуществления. В отношении веры в Бога вы можете спросить: если оставить человека с его воображением или идеалом Бога, будет ли он тогда развиваться и придет ли когда-нибудь к осознанию своего “я”, что является наивысшим постижением, которому учат великие учителя человечества? Я скажу: да. Есть три этапа на пути к духовному совершенству. Те, кто не осведомлены о возможности духовного совершенства, сильно ошибаются, когда говорят: “Человек не совершен, человек не может быть совершенным”. Они заблуждаются, по той причине, что видят в человеке только лишь человека. Они не видят Бога в человеке. Христос сказал: “Будьте совершенны, как Отец ваш совершен на Небесах”. Это показывает, что есть возможность совершенствования. Верно также, что человек не может быть совершенным. Он человек – это не только человек; в человеке есть Бог. Вот почему человек остается несовершенным, но Божья часть в человеке доискивается совершенства. Вот для чего был сотворен мир. Человек здесь на земле по одной только этой причине: чтобы он смог пронести в себе этот Дух Божий, чтобы открыть свое собственное совершенство. Теперь я поясню три этапа на пути к совершенству. Первый этап состоит в том, чтобы сделать Бога таким великим и таким совершенным, каким только ваше воображение может Его сделать. Именно для того, чтобы помочь человеку в совершенствовании Бога в себе, учителя дают разные молитвы, молитвы к Богу, где Он называется Судией, Всепрощающим, Всемилостивым, Самым Верным, Самым Прекрасным, Самым Любящим. Все эти эпитеты являются нашими ограниченными концепциями. Бог более велик, чем все слова, какие мы только можем сказать о Нем. Когда мы формируем все эти концепции и своим воображением делаем Бога таким великим, каким только можем сделать, следует понимать это так, что, возвеличивая Бога, мы не сможем сделать Его более великим, нежели Он уже есть. Мы не можем доставить Богу удовольствие, возвеличивая Его. Единственное, что мы делаем, возвеличивая Бога, так это то, что мы приходим к определенной величественности; наше видение расширяется, наш дух углубляется, наш идеал достигает высот, мы создаем себе большее видение, более широкий горизонт для собственного расширения. Вот почему через молитву, через восхваление, через созерцание мы пытаемся в своей идее сделать Бога таким великим, каким только можем. Истина здесь в том, что тот человек, который видит в других положительные качества и хочет добавить к ним то, чего не достает, становится день ото дня благороднее. Представьте, делая других благороднее, думая о других хорошо, сам он становится еще благороднее, еще лучше, чем эти люди, о которых он думает хорошо. А тот, кто думает плохо о других, со временем становится злым, он закрывает в себе доброе, происходит видение зла. Поэтому первый этап и первый долг каждого искателя истины в том, чтобы сделать Бога как можно более великим для собственного своего блага, поскольку он строит идеал в себе, он строит в себе то, что сделает его великим. Второй этап – это работа сердца; тогда как первый – этап работы головы. Сделать Бога великим интеллектуально своей мыслью и воображением – это работа художника. В работе сердца идеал формируется нашей любовью. В своей повседневной жизни мы видим феномен любви. Первый урок, которому учит нас любовь: “Не я, но ты есть”. Первое, о чем нужно думать, это о том, чтобы стереть себя из собственного ума и думать о том, кого любишь. Пока вы не придете к этой идее, любовь остается словом на бумаге. Многие говорят о любви, но очень немногие знают, что это такое. Разве любовь – это времяпрепровождение, развлечение, драма, или представление? Первый урок, которому учит любовь – это жертва, служение, самоуничижение. Есть одна история о том, как простая крестьянская девушка как-то раз проходила по полю, где возносил молитвы один мусульманин. Закон гласил, что никто не должен проходить в таком месте. Через некоторое время эта девушка возвращалась той же дорогой, и тот человек сказал: “Девушка, что за страшный проступок ты совершила сегодня!” Девушка была потрясена и спросила: “Что же я сделала?” Он сказал: “Ты прошла этим путем. Это большой грех, я ведь молился”. Тогда она спросила: “Интересно знать, что же ты делал?” Он ответил: “Я молился, думая о Боге”. “Неужели ты думал о Боге? Я шла на свиданье со своим молодым человеком и не увидела тебя. Как же ты меня увидел, если думал о Боге?”. Одно дело закрывать глаза для молитвы, а другое дело – изливать свою любовь к Богу. Второй этап в духовном осуществлении наступает, когда в мыслях о Боге вы начинаете терять себя, так же, как влюбленный теряется мысли о себе в мыслях о возлюбленной. И еще есть третий этап, отличный от первых. На третьем этапе возлюбленный становится “я”, а “я” прекращает существовать, потому что того “я”, какое мы знаем, больше не осталось. “Я” превращается в то, чем оно действительно является. Именно это осознание называется самоосуществлением.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ Человек – властитель своей судьбы 1
Сказано в Гайянах: “Настоящее – отражение прошлого, и будущее – отзвук настоящего”. Судьба – это не то, что уже сделано, судьба – то, что мы делаем. Очень часто фаталисты думают, что мы пребываем в руках судьбы, увлекаемые по жизни в том направлении, в котором судьба влечет нас, но на самом деле, мы – творцы своей судьбы, особенно с того момента, как мы начали осознавать это. У индусов есть известное изречение, что творение – сон Брамы; иными словами: проявленное есть сон Творца. К этому я добавлю, что судьба означает материализацию собственной мысли человека. Именно человек отвечает за успех и поражение, за взлет и падение, именно человек вносит это, будь то сознательно или бессознательно. Об этом есть намек и в Библии. В основной молитве, которой учит Христос, есть слова: “Твое будет на земле, как на небе”. Это психологическое предложение человечеству сделать возможным для воли Божьей, которая легко претворяется на небе, претвориться на земле. Это подтверждается и той поговоркой, которая есть у англичан, что человек предполагает, а Бог располагает; она предлагает ту же идею с другой стороны. Это две противоположные идеи, но в то же время они излагают одну и ту же теорию, что предназначенное судьбой изменяется человеком, и что судьба меняет планы человека. Вопрос судьбы можно пояснить образом художника, медитирующего на определенном замысле или картине, которая обретается в его уме. Создать в уме то, что он создал, – это первый этап. Потом он хочет перенести картину на холст, а когда он нарисует ее на холсте, эта картина предлагает ему нечто, о чем он и не думал, создавая в уме замысел. И наконец, когда художник закончит свою картину, он увидит, что она совсем не такая, как та, что он замыслил. Это показывает, что наша жизнь предстает перед нами, как та картина, а когда все, что было задумано прежде осуществляется, картина предлагает нечто совсем иное нашей душе. Она предлагает сделать некоторое улучшение; дополнить то, чего не хватает. Таким образом, картина улучшается. Итак, есть два вида художников: один художник оформляет замысел, который приходит ему в голову, на полотне, другой получает предложения от самой картины по мере того, как он рисует ее. Разница в том, что первый – всего лишь художник, тогда как второй не связан никаким планом; первый придумал что-то и связан тем, что он когда-то придумал; он ограничен. То же самое мы видим и у композитора, сочиняющего музыку. Композитор придумал некую мелодию; он созерцает ее и хочет написать на бумаге. Когда он играет свое сочинение на пианино, музыка предлагает ему что-то исправить. Он сыграл ту идею, которая была у него на уме, а мелодия стала совершенной и законченной, как только он услышал ее собственными ушами. Это картина нашей жизни. Есть человек, увлекаемый рукой своей судьбы; он не знает, откуда он идет, он не знает, куда он идет. Он помещен в определенные обстоятельства жизни, он где-то находит себе занятие, он занят, привязан и не видит никакой возможности выбраться из этого. Он может желать чего-то совсем иного, но думает: “Я должен продолжать так же”. Это человек, который еще не понял значения этого секрета* [сноска: т.е. секрета, что мы – властители своей судьбы.]. И есть другой человек, который после сотни неудач, все же настраивает свой ум на победу в следующей попытке. Этот человек – властитель своего успеха. Что есть человек? Читаем в Гайанах: “Когда отблеск образа Нашего схвачен в человеке, когда небо и земля искомы в человеке, есть ли что-нибудь в мире, что не в человеке? Если вглядеться в него, многое есть в человеке”. Когда кто-то говорит: “Ничего не могу поделать, это моя привычка”, и говорит: “Я не могу поступать иначе. Я всегда так делал; не могу делать по-другому”, когда он фиксирован на ситуации и не может ее изменить, он не знает смысла этой цитаты. В человеке есть все, если только сможете всмотреться в себя и найти то сокровище, которое обретается в глубине себя. Исследовавшие существо человека открыли, что человек имеет два аспекта: один живой и второй неживой. Человек – инженер и человек – механизм. Когда хоронится часть-инженер, обнаруживается та часть человека, которую можно назвать механизмом. Тогда человек – механизм, машина. Он работает, как машина с утра и до вечера. Он ест, пьет, спит и работает. И что же он собой представляет? Машину, которая работает на масле и пару, который ей дают. Машинная часть человека подвержена благоприятным или неблагоприятным условиям, климатическим условиям, личным воздействиям, которые приходят отовсюду. А еще есть сторона человека, которую можно назвать инженером. Эта сторона – живая, именно эту сторону можно назвать свободной волей или самовыражением, в ней есть разум, в ней есть сила. Чем больше эта часть человеческого существа, тем более велик человек, потому что чем более человек осознает свою инженерную часть, тем живее он. В религиозной терминологии это можно назвать божественной искрой. Тогда как свое физическое существо человек унаследовал от плотной земли, которая сделала его смертным существом, есть одна часть его существа, которая бессмертна. Это та часть, которую можно назвать божественной искрой, и именно эта часть его существа является наследием Божьим. В Библии часто встречаются слова: “Отец Небесный”. Это означает, что человек рассматривается как дитя Бога, или сын Бога. Что это означает? Как человек унаследовал часть своего существа от земли, так он унаследовал самую существенную часть своего существа от Бога. Иными словами, человек связан с Богом, или, более полно, человек есть выражение Бога. В человеке есть сущность Бога, и эту сущность можно особо отличить и определить как Творца. Бог – Творец и человек также творец. Кроме того, своей творческой способностью человек представляет свидетельство тому, что Бог – совершенный Творец. Возникает вопрос: как человек достигает этого пути, который называется путем мастерства? Во все времена мировой истории, во все периоды мировой традиции можно проследить, что были мудрые, что были те, кто искал истину, и в результате такого поиска истины обретал мастерство. Что самой жизнью своей тем или иным образом показали нам пророки – Будда, Моисей, Иисус Христос, Магомет – было мастерство. В некотором роде то же самое можно увидеть и в тех, кто впервые приехал в Америку, страну, где у них ничего не было; и все это сделано и создано как великое чудо света. Многие из тех, кто так далеко уехал из своей страны и обосновался здесь, ничего не имели в начале, а теперь у них есть все. Это тоже пример мастерства, но на этом мастерство не кончается. Обрести землю – это не единственная цель, есть еще что-то, есть более обширные горизонты в жизни, и лишь только человек начнет видеть эти обширные горизонты, он увидит, как много пространства еще пустует, как много нужно сделать кроме всего того, что он делает материально. Есть одна история о Тимурленке, императоре моголов в Индии, человеке, которому судьба уготовала быть великим. И все же, он не пробудился к этому величию. Устав от ожесточенной борьбы повседневной жизни, он впал в глубокое отчаяние от невозможности исполнить свое жизненное предназначение в этом мире. Итак, однажды он пошел в лес, лег на землю и стал ждать, чтобы смерть пришла и забрала его с собой. В это время мимо проходил дервиш, увидел его спящим и признал в нем человека, чья судьба уготовала ему быть великой личностью. А он был там и не знал об этом. Он ударил его своей палкой, и Тимурленк пробудился. “Зачем ты явился сюда тревожить меня? Я удалился от мира и пришел в лес. Почему же ты тревожишь меня?” - спросил он. Дервиш ответил: “Что здесь найдешь, в лесу? Перед тобой весь мир. То, что тебе предстоит свершить – там, если ты только осознаешь ту силу, какая у тебя есть”. Тимурленк ответил: “Нет, я слишком разочарован, слишком пессимистично отношусь к тому, что что-то хорошее случится со мной. Мир изранил меня, я болен, сердце мое разбито. Я больше не останусь в этом мире”. Дервиш сказал: “Что толку являться на эту землю, если ты ничего не свершишь, если не испытаешь чего-то и не будешь счастлив, если не узнаешь, как жить?”. Тимурленк спросил тогда у дервиша: “Думаешь, я смогу что-нибудь свершить?”. “Поэтому-то я и пришел пробудить тебя. Проснись и следуй своей дорогой, которая тебе предназначена. Ты добьешься успеха, в этом нет сомнений”, - сказал дервиш. Это произвело на Тимурленка такое впечатление, что пробудило в нем дух, с которым он пришел в мир. И потом с каждым шагом, который он предпринимал, он замечал, как меняются обстоятельства, как к нему приходят силы, необходимые для достижения успеха, как двери, которые жизнь прежде закрывала перед ним, открываются и он проходит в них. Так он достиг того этапа, на котором стал знаменитым Тимурленком – исторической личностью. Вот еще один пример такого же рода из истории Индии: Шиваи был в молодости разбойником. И вот однажды он пришел к мудрецу по имени Рам Дас за благословением. Шиваи спросил его: “Ты благословишь меня?” “Почему? Чего ты хочешь?” - спросил мудрец, и Шиваи ответил: “Я разбойник. Я граблю путешественников”. Мудрец, а он был сострадательным и милосердным, видел, кем был этот человек и что из него получится. Он не стал разбивать его сердца, а сказал: “Я дам тебе благословение. Иди, но стань великим разбойником”. И кем же стал этот великий разбойник? Он стал королем. Его стремление было стать еще большим разбойником, стать императором! Чем бы ни занимался в жизни искатель истины, он обнаружит, что если есть ключ к успеху, ключ к счастью и ключ к совершенствованию, к прогрессу в жизни – это достижение мастерства. Вопрос в том, как достичь мастерства. Есть три этапа. Первый этап в достижении мастерства состоит в том, чтобы обрести самоконтроль. А когда самоконтроль достигнут, тогда второй этап – контроль над всеми личными влияниями, которые уводят человека в сторону от пути, который он хочет избрать. И если человеку удается достичь успеха в этом втором этапе, тогда третьим этапом будет контроль над обстоятельствами и ситуацией. Человек ответственный, человек, имеющий контроль над обстоятельствами и ситуацией, более велик, чем тысяча квалифицированных и занятых работой людей. Контролирующий может сидеть в своем кресле и ничего не делать, но совершит больше, чем тот, кто работает весь день, но сделает очень мало. Немногие могут представить себе, какой мощи силу может обрести человек; особенно потому что жизнь сегодня – непрекращающаяся борьба ни за что, суетливая жизнь без выполнения намеченного. Мы не можем представить, до какой степени сила мастерского ума может выполнять намеченное. Только это происходит за сценой. Те, кто делает мало, выступают и говорят: “Я могу сделать так много”, а те, кто действительно делает что-то, говорят мало. Все, что есть на земле – золото и серебро, драгоценные камни и ювелирные изделия – все это для человечества. Все, что приносит счастье: власть, разум, гармония, мир, вдохновение, экстаз и радость – тоже принадлежит человеку. Человек может сделать своим сокровищем что-то небесное, и что-то земное. Человеку не обязательно оставлять все мирское и уходить от мира. Он может точно также заниматься своим делом, своей профессией, своими повседневными обязанностями, и в то же самое время развивать в себе этот дух – дух мастерства. И этот дух мастерства можно уподобить искре, постоянно раздувая эту искру, вы вырастите из нее пламя, а из него – бушующий огонь. Человек, который постоянно ставит перед собой идею: “Все, чего недостает снаружи, не должно меня волновать, поскольку это все во мне, и если я буду раздувать эту искру мастерства в своем постоянном созерцании, придет день, когда пламя разгорится и жизнь станет чистой” - сила такого человека поистине будет великой.
2
Слово “человек” (по-английски «человек» - man, прим.пер.) происходит от санскритского слова манас, что означает ум. Это символично и выразительно и показывает, что человек – это не тело, но ум. Есть два противоположных мнения, существующие в мире: одно принадлежит тем, кого называют фаталистами, кто верит в фатум, судьбу, а другое принадлежит тем, кто верит в свободную волю. Если взглянуть на жизнь с обеих этих точек зрения, то мы найдем аргументы за и против каждой из них. Когда мы смотрим на жизнь с точки зрения того, кто верит в свободную волю, мы видим множество примеров, когда имеются квалификация, обстоятельства, склонности и любые возможности для прогресса, и в то же время есть какое-то неизвестное препятствие, и человек не может понять, что это. Человек может работать годами и не добиться успеха. Против фатализма тоже есть аргумент: есть многие люди, надеющиеся и верящие, что все хорошее придет, но одной только верой и надеждой хорошего не добиться. Нужно прилагать усилия и иметь выдержку, нужно иметь терпение, чтобы выполнить намеченное. Это показывает, что и та, и другая возможности верны, но в то же время лучше всех – средний путь, способ понять насколько работает свободная воля, а также где ей воздвигаются препятствия, что препятствует свободной воле, отгораживая от успеха. С точки зрения мистика, жизнь можно разделить на два аспекта. Один – подготовительный аспект, а второй – аспект действия. Подготовительный аспект жизни существует прежде, чем человек родится, а второй наступает после его рождения. Человек рождается в определенных обстоятельствах, которые становятся основой его жизненного пути; он может родиться в условиях богатой семьи. Это показывает, что условия, в которых рожден человек, уже предоставляют ему основу для построения жизни. От него зависит, что сделать с этими условиями, но условия эти создал не он; от них он будет отталкиваться в своем развитии и эволюции в жизни. Вопрос в том, как получаются такие условия. У восточных философов есть много разных концепций на этот счет. Способ, с помощью которого мудрецы и мистики рассматривают этот вопрос, состоит в том, что человек представляет собой луч Духа, который подобен солнцу; каждая душа – это луч, испускаемый солнцем. Поэтому происхождение всех душ – одно и то же, также как происхождение разных лучей одного и того же солнца. Но по мере того, как эти лучи испускаются, они проходят три разные фазы; иными словами, они пронизывают три разные сферы. Восточные метафизики различают эти сферы, как сферу ангелов, сферу гениев или джиннов и физическую сферу. Когда луч испускается, он проходит через ангельскую сферу; следующая сфера называется сферой гениев или джиннов, а третья – физическая сфера. Природа каждой сферы такова, что луч, или душа, проникая через очередную сферу, должна облечься в одежды этой сферы. Как человек, который из тропической страны едет в страну с холодным климатом, должен принять для себя одежды этого климата, так же и душа, по происхождению своему – разум, луч солнца, начало и конец всего сущего, принимает для себя и облекается в одежды, с помощью которых она получает возможность проникнуть, некоторое время оставаться и пройти эту конкретную сферу. Вот почему, как говорят метафизики Востока, человек есть ангел, человек есть гений и человек есть человек. Душа, пребывающая в этих трех состояниях, одна и та же, но оболочка, ею воспринятая, – различна. Проходя через ангельскую сферу, душа – ангел, проходя через сферу гениев, душа – джинн, проходя через физическую сферу, душа – человек. Вот почему если есть ангел, то это – человек; если есть джинн – это человек. Это человек в подготовительном состоянии джинна, по завершении которого он сделается человеком. Тогда возникает вопрос: “А как же животные и другие существа и предметы, которые являют нам определенную степень жизни, например, деревья, растения, камни?” Ответ таков, что все это подготовительные покровы, которые составляют те одежды, то облачение, которое должна принять душа. Рассказывают об одном великом мудреце Персии, который жил еще за 500 лет до того, как Дарвин представил свою идею в биологии. Во многих персидских манускриптах можно прочитать такое изречение: “Бог спал в камне. Бог видел сны в растении, Бог проснулся в животном, и Бог осознал Себя в человеке”. Это говорит о том, что такой процесс от минерала к растению, от животного к человеку есть совершенствование облачения. Например, в той стране, где люди не умели изготовлять одежду, первые одеяния делали из коры деревьев. По мере того, как люди продолжали делать одежду, они нашли лучшие материалы, и, наконец, пришли к использованию тончайших тканей. Человек – это тончайшая материя, его облачение, не душа. Его душа такая же, как была у человека тысячу лет назад. Материал изменялся, прогрессировал с изменением души, которая украшала им себя. Таким образом, пришло к проявлению многообразие существ. Есть и другой взгляд на этот предмет: по мере того, как душа в виде луча продвигается к физической сфере, ее природа вынуждена отодвигаться назад в силу закона гравитации. Как тело, сделанное из глины, притягивается к земле, так и душа, принадлежащая Духу, притягивается к Духу. Но могут сказать: “Мы видим, что тело притягивается к земле; мы видим, что все сущее на земле притягивается к земле, но не видим, как закон гравитации действует в душе”. Мы видим это, но отрицаем видимое, мы не рассматриваем это таким образом. Есть некоторая неудовлетворенность, недовольство в каждой душе. Живет ли человек во дворце или в простом домике, в каких бы условиях ни жил человек, есть у него врожденное чувство острой тоски, томления, которого он не понимает и сам. Сегодня он думает: “Мне очень хочется побольше денег”, а завтра он страстно хочет занять какое-то положение, тоскует о друге, жаждет славы, имени. Он переходит от одного к другому, но, несомненно, человек уже не вожделеет так к тому, чего он желал вчера; более того, он даже не хочет того, чего, как он думает, он хочет сегодня. Это продолжается до тех пор, пока, в конечном итоге, человек не прикоснется к объекту своего желания и не поймет, что желает чего-то еще. И это что-то еще – Дух, Солнце. Оно кроется за пределами закона гравитации. Поэтому в древние времена люди поклонялись богу-солнцу как символу солнца внутри нас – солнцу, которое нельзя увидеть, которое есть начало и конец всего сущего, из него мы вышли и к нему мы притягиваемся. Сказано в Коране: “От Бога мы произошли и к Нему мы возвратимся”. Это значит: есть Дух, Дух всего сущего, сущность жизни, из него мы пришли, к нему мы притягиваемся. Теперь обратимся к рассмотрению другой стороны. Есть действие душ, приходящих из источника их проявления, и есть действие душ, отводимых с физической сферы обратно. Души, идущие вперед, несут с собой свет и жизнь, этим электричеством, разумом, свободой и свежестью они могут поделиться с теми, кого встречают. Души, возвращающиеся обратно после проявления, тоже несут с собой нечто, что они могут отдать в пути: свои мысли о зле мира, о добре мира, свое желание завершить начатое, свой жизненный опыт, все доброе и злое, что они сделали, свои добрые и злые поступки по отношению к другим – все это они несут обратно. И происходит обмен, такой же естественный, как между людьми, приезжающими с Востока и из Америки и встречающимися в Европе. Те и другие обмениваются, поскольку им многое предстоит сделать в жизни. Один говорит: “Я дам вам рекомендацию, я знаю человека, который будет вам хорошим другом”. И когда такой человек приходит, уже существуют условия для того, чтобы он мог начать жизнь. А другой видит, что общался не с тем человеком и тот направил его не туда. В странах Запада большое значение придается тому, что в индуистской философии называется реинкарнацией. На Востоке люди говорят об этом очень мало. Порой такая концепция настолько преувеличивается, что теряется ее истинный дух. Подлинное значение идеи реинкарнации лежит во впечатлении, которое воспринимает душа, приходящая из источника. Это впечатление делает душу человеком, подобным тому, который дал ей это впечатление. Например, проходя обратно к источнику, душа Шекспира встретила множество душ, идущих на землю, и они получили отпечаток тех впечатлений и мыслей, которые развил Шекспир. Когда человек приходит на землю с этими мыслями, он рождается с вдохновением Шекспира. Таким же образом оплачиваются долги – один платит долги другого. Потому что этот первый вместе с благами второго получил и его долги. На Востоке говорят: “Нужно либо присматривать за детьми, либо расплачиваться за семью – есть долги, которые приходится оплачивать”. Чем больше мы будет размышлять на эту тему, тем больше будем открывать, что человек проходит подготовку до своего рождения на земле, и эта подготовка дает ему возможность жить на земле. Тогда возникает вопрос: что же, жизнь задана и спланирована или есть свободная воля? Часто люди не понимают самого термина свободная воля, и особенно заявляющие о том, что у них есть свободная воля, имеют ее в наименьшей степени. Они осознают свою свободную волю, но не знают, откуда она берется. Они склонны смеяться и плакать, сидеть и стоять, но не знают, откуда же это берется. Они полагают: “Я это сделал, потому что почувствовал, что мне хочется так поступить”, но не знают, откуда это к ним пришло. А оно может исходить от друга или от кого-то, кого они не знают. Разве не чувствуем мы порой угнетенность или приподнятое настроение без видимой причины, не бывает у нас чувства отчаяния или желания действовать, как бы в состоянии летаргии? Мы думаем, что приходящее нам на ум – свободная воля, но свободная воля совершенно от этого отлична. Человек имеет два аспекта своего существа. Один – чисто механический аспект, механизм, который сделан для работы, подвержен обстоятельствам, погодным и планетарным воздействиям. Вот что происходит в случае обычного человека. Если и есть в нем одна часть инженера, то девяносто девять частей – от аспекта машины. Если он порой задумывается о свободной воле, это происходит из-за той единственной части из ста, которая в нем есть, но чаще всего у него действуют девяносто девять частей аспекта машины. Человек получает импульс, внушенный другим, и думает: “Это мой импульс”. Но ведь импульс был внушен другим. Желание, возникающее в его уме, возможно происходит под влиянием обстоятельств, его желание может диктоваться планетарным воздействием. Есть также тысячи влияний, неведомых человеку, но поскольку он не знает влияний, работающих за пределами его видения, он думает: “Это моя свободная воля”. Машинная часть человека приходит от облачения, которое он воспринял. Его тело – машина, и есть еще одна, более утонченная машина – его ум. Но обе эти машины пребывают отдельно от свободной воли, которая есть душа. Чем более сознает человек этот дух свободной воли, тем более он пробуждает в себе мастерство. На Востоке говорят о человеке, пробужденном к этому духу свободной воли, что у него выдающийся ум, называют его вдохновителем. Мы часто смешиваем два свои инструмента. У нас есть физический и ментальный аспект – тело и ум, а человек, которому удается заставить их работать согласно его свободной воле, начинает испытывать мастерство в жизни. Что бы они ни совершили в жизни великие герои, изобретатели, композиторы, генералы, государственные деятели, о которых мы читаем в книгах, все они проявляли дух свободной воли – чистую сущность духа или души. Этот дух, развившись в них, и вызвал к жизни те великие дела, которые им удалось совершить в своей жизни. Однако, стоит нам задуматься о жизни, как мы поймем, что это не все, чего следует добиваться. Есть много большее, чего стоит добиваться в жизни, нежели новые изобретения, накопление огромного богатства и различные аспекты цивилизации. Когда мы перестаем обращать на это внимание и довольствуемся тем, что имеем, мы не развиваемся более. Есть потребность души, которую надо удовлетворить, и это высшее предназначение. Есть две цели души: одна – личная цель, а другая – цель коллективная. В жизни отдельных индивидуумов цели различные. Например, у кларнета одна цель в оркестре, у скрипки другая, а у виолончели третья. Каждый инструмент должен занимать свое место в оркестре. Так же есть цель, отдельная цель, в жизни каждого индивидуума. И кроме того, есть коллективная цель – цель всех жизней. Эта цель состоит в том, чтобы прийти к осуществлению того Духа, который обретается в человеке, который есть источник и цель всего сущего, Дух, который породил и способен породить все это проявление. Вот почему набожные люди называют его “Господом”, “Архитектором всего”, “Композитором всего”, чтобы выразить свое ощущение, что это Дух обладает всей силой творения. Это сила единого и единственного Духа. Можно думать: “Как его можно осознать? Разве невозможно осознать эту силу интеллектуально?” Кажется, что вместе с войной в мир пришла волна осознания духовной истины. Несомненно, кажется, что люди пробуждаются к духовной истине, но по моему мнению, многие движутся назад, вместо того, чтобы идти вперед. Вы думаете, сейчас больше мира, чем раньше? Люди полагают, что война принесет мир, но вначале шла внешняя война, а теперь идет война внутренняя, сейчас война идет в умах людей. Мы столько говорим о свободе, но где же она? Мы не можем путешествовать, не предъявляя паспорт, и это все более усиливается. Тысячи вещей сегодня показывают, что свободы еще меньше, чем пятьдесят лет назад. Условности, коммерциализация, крайний материализм сегодняшнего времени отдалили человека от духовного идеала, который был центральной темой цивилизации. Несомненно, большинство сегодня пробуждается к высшей истине, или, по крайней мере, ищет ее. Причина в том, что человек стал настолько материальным, жизнь стала настолько материальной, что каждая душа, сознательно или бессознательно, стремится к чему-то отличному от того, что у нее есть. Она чувствует естественное желание и ищет чего-то другого. Политики работают ради лучших условий и все же не имеют более ясного видения. Так же и ученые наших дней, они изобретают многое и все же полагают, что остается еще многое открыть. Недавно в Нью-Йорке я беседовал с одним большим ученым. В конце нашей беседы я понял, как в наши дни сильно стремление ученых найти какое-то подтверждение вдохновения, силы, света, которые еще не открыты. Но очень часто люди выбирают неправильные пути. Так, во время моего путешествия в Штатах я видел искателей истины, которые полагали, будто, читая оккультные книги, они придут к осознанию. Это подобно тому, как искать луну на земле. Нужно смотреть в небо. То же самое относится и к тем людям, которые хотят найти истину интеллектуальным путем. Они никогда не найдут ее. Чтобы постичь тайну жизни, нужно избрать совсем иной путь. Этим я не хочу сказать, что интеллектуальный путь изучения не имеет большого значения для толкования истины другим людям, но чтобы найти истину, требуется нечто большее, нежели изучение книг. Был один человек, который прочитал, пожалуй, сотню книг по оккультным наукам и сам написал полсотни книг. Он пришел ко мне и сказал: “Я еще так и не нашел истину”. Я сказал ему: “Вы никогда не найдете ее в книгах. Она не в обучении, она в разобучении. Ее не нужно изучать, ей не нужно учить, ее надлежит открыть. Это не что-то, что можно взять снаружи, оно уже есть. Это не что-то новое, что вы узнаете, это то, что ваша душа уже знает”. Некоторые другие думают: “Что ж, мне все равно, какова истина. Что интересно, так это видеть чудеса, видеть духов, которых никто другой не видит”. Они подобны детям, играющим в игрушки. Эти люди ищут из любопытства. Они пойдут к фокусникам, которые дадут им иллюзии, и после этого что-то поймут. Другие будут искать то в одной, то в другой книге, то в одной, то в другой школе. Они беспокойные люди, они развлекаются. Истина им не нужна. Искатель истины обладает другим ритмом и другими склонностями. Лодка не достигнет пункта назначения. Только тяжелый корабль дойдет до цели. Человеку нужно сначала построить себе такой корабль, искренний, серьезный. Как может человек неискренний, не имеющий уверенности в себе достигнуть этой стадии, если он сомневается, если у него слабая воля? Есть многое, что необходимо преодолеть прежде, чем пускаться в путешествие к высокому осуществлению, и на каждом шагу, который делает человек на своем пути к осознанию истины, он чувствует себя все увереннее. Чем больше человек преодолевает все сомнения, чем большую уверенность в себе имеет человек, тем более возрастает его воля; чем ближе он подходит к истине, тем больше света он видит. А что такое свет? Это свет самоосуществления.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ Закон действия
Очень просто сказать, что каковы поступки, таковы и результаты, потому что каждый знает, что это так, все дело в том, что не каждый следует сказанному. Причина в том, что знание закона не обязывает человека соблюдать его. Кроме того, природа жизни настолько опьяняющая, что поглощенный деятельностью повседневной жизни, человек почти забывает этот закон. Естественно, что самое простое, и самое сложное, это практическое применение; по той самой причине, что это очень просто, человеку не удается задуматься над этим всерьез. Нет нужды далеко ходить за примером, чтобы доказать теорию, что результаты поступка аналогичны самому поступку. В собственной своей жизни, в жизни других людей человек встречает бесчисленные примеры, ведь это как эхо: то, что делает человек, имеет эхо, это эхо и есть результат. Заратустра сказал, что действия могут подразделяться на три вида: поступок, речь и мысль. Человек может ничего плохого не делать, но говорить неправильно, человек может не говорить неправильно, но думать неправильно, вред будет нанесен все равно. Сколь многие извиняют себя: “Я сказал, но я этого не сделал”, - человек может повторять себе, как оправдание: “Я не говорил этого, я лишь подумал”. Согласно идее мистиков, мир, в котором мы строим свою жизнь, называется акаша, и акаша значит емкость. Они изображают ее как купол: все, что говорится в ней, отзывается эхом. Поэтому никто не может сделать, сказать или подумать что-то даже на одно мгновенье, чтобы не стало существовать. Все это записывается, и такая запись творческая. Не только то, что человек делает, говорит и думает, записывается в память или в сферу, но эта запись создает каждую линию в каждый момент. Каждая буква записи становится семенем или зародышем, порождающим подобный эффект. Однажды я слышал, как один скульптор сказал, – и он сказал верно – что каждый человек – скульптор своего собственного образа. Я бы добавил: “И не только это, каждый человек – творец своих собственных обстоятельств – благоприятных и неблагоприятных”. Трудность в том, что человеку никогда не достает терпения дождаться результата, потому что результат требует некоторого времени, а прежде, чем он наступит, человек наблюдает противоположные явления. Например, человек, который только что ограбил другого и идет домой, встречается с удачей: он находит кошелек, полный золотых монет, тогда он, естественно, думает: “Хороший результат после хорошей работы! Теперь, когда все идет хорошо, я должен так и продолжать. Те же, кто говорят обратное, простаки. Все это прибыль, готовые деньги. У меня есть опыт”. Жизнь настолько опьяняющая, что не дает человеку времени подумать, что результат, возможно, еще впереди, тогда как счастливая находка была результатом чего-то другого. Вот какое изречение всегда окажется верным: настоящее есть отражение прошлого, а будущее будет эхом настоящего. При рассмотрении Закона действия мы увидим, что его можно подразделить на пять разных аспектов. Один аспект – это закон сообщества. Закон, подходящий одному сообществу, может не подойти другому, поскольку зависит от особенностей развития именно этого сообщества. Этот закон создается для удобства членов этого сообщества. Другой аспект закона можно назвать законом государства, законом, которым разные классы людей и разные сообщества управляются как одно целое. Несомненно как ограничен ум человека, так же ограничены и аспекты этого закона. Естественно поэтому, что многие законы отвергаются и начинают применяться многие новые законы. И по прошествии времени люди видят, что члены сообщества или государства всегда стремятся к изменению закона. Это всегда было и всегда будет так. Третий аспект закона – это закон церкви, закон, который может происходить из традиции, и люди принимают его не только потому, что это закон, управляющий ими, но потому, что это закон, относящийся к их вере, которая для них священна. Именно этот закон формирует сознание человека более чем какой-либо другой аспект закона. Но есть еще один аспект закона, который время от времени дают пророки. Что это за закон? Этот закон приходит как интерпретация скрытого закона, который доступен видению пророка. Но закон, данный пророком относится к тому периоду, в который пришел пророк; он предназначен для людей того периода и той конкретной степени развития. Изучив религии, данные разными пророками разным народам в разные периоды мировой истории, мы увидим, что истина в них одна и та же. Если учения и различаются, то лишь законами, которые дали пророки. Люди всегда напрасно спорили по поводу этого различия в законах, которые давали учителя их народам, не зная, что закон относится к народу, которому он дан и ко времени, когда он дан. Эти четыре закона, упомянутые мной: закон сообщества, государства, церкви и пророков, – имеют свои ограничения. Но есть один закон, который ведет человека к неограниченному, и этому закону нельзя научить, его нельзя объяснить. В то же время, именно этот закон укоренен в человеческой природе, нет такого человека, каким бы несправедливым и злым он ни казался, у которого не было бы этого качества своего сокровенного существа. Его можно назвать способностью отличать правое от неправого, умение знать, что верно, а что неверно. Теперь обратимся к вопросу: чем руководствоваться, когда мы что-то называем правильным, а что-то неправильным? Четырьмя аспектами: мотивом, стоящим за действием, результатом действия, временем и местом. Неправильное действие с правильным мотивом может быть правильным, а правильное действие с неправильным мотивом может быть неправильным. Мы всегда готовы судить действие, мы редко думаем о мотиве. Вот почему мы так часто осуждаем человека за его неправый поступок и с готовностью оправдываем за неправые поступки себя, потому что нам лучше всех известны наши собственные мотивы. Мы могли бы, пожалуй, простить кому-то так же, как мы прощаем себе, если бы попытались узнать мотивы, стоящие за его поступками. Мысль, слово, действие в неверном месте обращает в неправильное все правильное. Мысль, слово или действие в неверное время могут быть неправильными, даже если они кажутся правильными. Проанализировав глубже это утверждение, мы сможем сказать так же, как сказал один индусский поэт: “Нет смысла сердится по поводу неправильного поступка другого человека. Нам нужно удовольствоваться тем, что мы не смогли бы сделать лучше”. Есть еще одна сторона этого вопроса. Все кажется нам таким, каким мы его видим. Неправому человеку все кажется неправильным, правому человеку все кажется правильным, потому что правый человек неправильное превращает в правильное, а неправый человек правильное превращает в неправильное. Грех праведного – добродетель, и добродетель грешника – грех. Все сильно зависят от нашего толкования, поскольку ни на одном действии, ни на одном слове, ни на одной мысли не лежит печать, которая решает, правильные они или неправильные. Есть еще одна сторона этого вопроса: насколько важную роль в различении добра и зла играет наша приязнь или неприязнь? В человеке, которого мы любим и кем восхищаемся, мы желаем видеть все неправильное в правильном свете. Наш разум с готовностью приходит на помощь любимому; он всегда подскажет аргумент в пользу правильного и оправдает то, что неправильно. А с какой готовностью мы замечаем у того человека, которого мы не любим, его ошибки и просчеты! С нашей точки зрения он легко совершает неправедные поступки, потому что мы с легкостью видим их, но подметить недостаток в ком-то, кого мы любим, нам очень трудно, даже если мы этого захотим. Вот почему, когда мы читаем в жизнеописании Христа, что он прощал тех, кто обвинялся в тяжких ошибках, великих грехах, мы понимаем, что, естественно, тот, кто любил человечество, не мог видеть недостатков; единственное, что он мог видеть, было всепрощение. Мы видим, как глупый, недалекий человек готов видеть неправильное в каждом, готов создать свое мнение, готов судить. Мудрый человек не спешит выразить свое мнение о других, всегда старается отнестись с терпимостью, старается больше прощать. Суфии Персии подразделяют эволюцию личности на пять ступеней. К первой категории относится человек, который в своей жизни заблуждается на каждом шагу и бранит других людей каждую минуту. Это образ человека, который вот-вот упадет, или который споткнулся и, падая, хватается за кого попало. Это не редкий случай; его легко найти, если мы займемся изучением психологии человека. Очень часто бывает, что тот человек, который винит других, обладает большинством тех же самых недостатков. Правый человек, прежде всего, находит недостатки в себе, а неправый найдет их у себя в последнюю очередь – после того, как обвинит весь мир, он найдет, что виноват сам. Все тогда неправильно, весь мир не прав. Следующая ступень развития личности – это человек, который начинает видеть неправильное в себе и правильное в других. Естественно, в своей жизни он имеет возможность исправиться, потому что у него в распоряжении все свое время, чтобы найти собственные недостатки. У того, кто все время винит других, времени на то, чтобы найти собственные ошибки, нет. Кроме того, человек не может быть справедливым и способность к справедливости не пробудиться, если только он не будет воспитывать в себе справедливость через самокритику. Третий тип человека – это тот, кто рассуждает так: “Какая разница, ты виноват или я? Важно исправить неправильное на правильное”. Он естественным образом развивает себя и помогает развиваться своему собрату. А потом есть еще четвертый тип, который не видит того, что называют добром без возможности ему же быть злом, и не видит того, что называют злом без возможности обращения этого зла в добро. Самый лучший человек в мире не может скрыть свои недостатки от такого человека, самый худший человек в мире выкажет перед ним свои достоинства. Но когда человек поднимается до пятой категории личности, тогда эти противоположные слова: правый или неправый, добро или зло – кажутся двумя концами одной линии. Именно в такое время такой человек не многое может сказать об этом, потому что люди не поверят ему. Он – тот единственный, кто может судить праведно, и он же последний, кто станет судить. Есть три разных пути, которые приемлет человек для прогресса к человеческому совершенству. Человека, который не достаточно развит для того, чтобы принять третий или второй путь, не следует заставлять принимать их. Если заставить его, это будет, все равно, что научить его манерам вести себя в определенное время, потому что эти три пути подобны трем ступеням к человеческому совершенству. Первая степень – это закон взаимности. На этой ступени человек научается значению справедливости. Закон взаимности состоит в том, чтобы давать и брать симпатию и все, что может дать и взять симпатия. В соответствии с этим законом создается религия, все законы государства и сообщества. Идея этого закона: вы не можете отобрать у меня больше, чем можете мне дать, и я не могу дать вам больше, чем могу у вас взять. Это справедливое дело: вы любите меня, и я люблю вас, вы ненавидите меня, и я могу ненавидеть вас. Если человек не научился этой справедливой мере даяния и приятия, он не воспитал в себе справедливость. Он может быть невинен, он может быть любящим, но у него нет здравого смысла, он не практичен. Опасность этого закона состоит в том, что человек может преувеличивать ценность того, что он делает и преуменьшать ценность того, что делает другой. Но тот, кто дает больше, чем берет, прогрессирует и переходит на следующую ступень. Нам легко говорить, что закон взаимности очень жесткий и быстрый закон. Но, в то же самое время, самое трудное жить в этом мире и выйти из этого закона. Можно спросить у практичного человека, у человека здравого смысла, как можно жить в этом мире и игнорировать этот закон даяния и приятия. Если бы люди мира всего лишь надлежащим образом соблюдали этот закон, меньше было бы в этом мире неприятностей. Бессмысленно ожидать, что люди станут святыми или мудрецами или великими. Если бы они стали всего лишь справедливыми, это уже было бы достижение! Теперь перейдем к следующей ступени. Это закон милосердия. Этот закон означает, что человек не озабочен тем, что он получает от другого в ответ на то, что он делает для него соответственно своей любви и симпатии. Его заботит только то, что он может сделать для другого. Не имеет значения, если благодеяние не оценено по достоинству; даже если оно просто игнорируется, и тогда человек, проявляющий милосердие, получает удовлетворение от того, что он сделал, а не от того, что выразил ему получивший. Когда у человека рождается такое чувство, с того для он по настоящему начинает жить в мире, поскольку это удовольствие не зависит от того, что он получает от других людей, его удовольствие зависит от того, что он делает для других, а потому его счастье не зависит ни от кого, оно независимо. Он становится творцом своего счастья. Его счастье – в делании, а не в том, чтобы брать. Что я имею в виду, говоря о даянии? Ежедневно мы даем и берем каждое мгновение. Каждое слово, которое мы произносим, каждый поступок, который мы совершаем, каждая мысль и чувство, которые у нас возникают по отношению к другому человеку – все это и есть даяние, все это и есть приятие. И только тот, кто забудет о своих печалях, своем несчастье, возвысится над страданиями и несчастьями этого мира. Шаг следующий – это еще один закон, третий закон. Это закон самоотречения. Для того, кто соблюдает этот закон, даяние ничего не значит, ибо он даже не осознает того, что дает, он отдает автоматически. Он не думает: “Я даю”, - он думает: “Это дается”. Это человек, которого можно представить как ходящего по воде, потому что этот человек поднялся абсолютно над всеми разочарованиями, неприятностями и страданиями этой жизни, которым несть числа. Кроме того, самоотречение означает независимость и безразличие. Безразличие ко всему, и все же, не отсутствие симпатии; независимость по отношению ко всему, и все же не независимость в примитивном смысле этого слова. Поэтому самоотречение можно назвать окончательной победой. Один из миллионов может при жизни подняться до этого идеала, а тот, кто поднялся до этого идеала – этот тот, кого можно назвать возвышенным и освобожденным.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ Чистота жизни
Чистота жизни – центральная тема всех религий, которые давались человечеству во все времена, ибо чистота это не только религиозная идея, но результат самой природы жизни, и человек видит ее в той или иной форме в каждом живом существе. Каждое животное и птица чистят свои шкурки и перышки, отыскивают чистое место, чтобы жить там или просто посидеть, но в человеке такая тенденция выражена еще более отчетливо. Человек, не поднявшийся над материальной жизнью, проявляет такую способность в физической чистоте, но за этим скрыто еще что-то, и это секрет всего творения, причина, по которой был создан мир. Чистота – процесс, в котором проявляется жизненный ритм, ритм того непреходящего духа, который на протяжении всех времен работает в минерале и растении, в животном и человеке, поскольку его стремление во всех этих опытах состоит в том, чтобы прийти к такому осуществлению, в котором он ощутит себя чистым – чистым по сути, очищенным от всех влияний своего изначального состояния. Весь процесс сотворения и духовного развертывания нацелен на то, чтобы показать, что дух, пребывающий в жизни и представляющий в жизни Божественное, обернулся в бесчисленные облачения, и тем самым, говоря образно, снизошел с небес на землю. Об этом в оккультных терминах сказано, как об инволюции, а то, что воспоследовало, известно как эволюция или развертывание божественной сущности из облачений окутывающей его материи. Чувство такой потребности освобождения духа от того, что затрудняет и связывает его, и есть то, что называется чистотой, в какой бы части жизни она ни ощущалась. Именно в этом смысле мы можем понять поговорку: “Чистота сродни благочестию”. В арабском языке слово чистота звучит как саф, от того же корня происходит и слово суфий. Некоторые ранние ордена суфиев назывались Братьями или Рыцарями Чистоты, и это намекало не на физическую чистоту, но на развертывание духа навстречу его изначальному состоянию: чистое существо метафизика или чистый разум философа. Слово софия, или чистая мудрость, имеет то же самое происхождение. В обычном применении слова чистый мы находим то же значение. Например, когда мы говорим о чистой воде или чистом молоке, мы имеем в виду, что первоначальное вещество не смешано с каким-либо посторонним элементом. Вот почему термин чистая жизнь применим для отражения того, что человек старается соблюдать свое духовное существо незапятнанным ложными ценностями мирской жизни. Лишь постоянный поиск своего изначального “я”, желание достичь его и средство вновь обрести его и может быть названо чистотой жизни, но этот термин с таким же значением применим и к любой части жизни человека. Когда он применяется для того, что относится к телу, он обозначает идею, что все, чуждое телу, не должно быть с ним. Это первая ступень чистоты. Когда о ком-то говориться, как о человеке чистом умом, разве не значит это, что все естественное для ума, остается там, а все, что неестественно вычищено из него? Здесь возникает вопрос, что же для ума естественно, и для ответа лучше всего представить себе ум маленького ребенка. Что мы там найдем? Прежде всего, мы найдем в этом уме веру, естественную склонность доверия; потом любовь, естественную склонность к дружелюбию и привязанности; затем надежду, естественное ожидание радости и счастья. Ни один ребенок не является естественным неверующим. Если бы это было так, он не смог бы ничему научиться. То, что он слышит и то, что ему говорят, он воспринимает умом, который готов верить, восхищаться и доверять. Только опыт жизни, жизни в мире, где правит эгоизм, отравляет красоту ума ребенка, который по природе своей верующий, естественный друг, готовый улыбаться любому лицу, естественно восхищающийся красотой, готовый видеть без критики и не видеть того, что не привлекает его, естественно любящий, не знающий ненависти. Таков изначальный ум человека, и таково его естественное состояние. Не грех изначален, но чистота, изначальная чистота Самого Бога. Но по мере того, как ум растет и вскармливается жизнью в мире, к нему добавляется то, что неестественно, и в тот момент, когда они приходят, эти дополнения кажутся желанными, полезными или красивыми. Они формируют другой вид ума, который порой называют эго, или ложное “я”; они делают человека умнее, более ученым, способным, и прочее. Но над этим и за пределами всего этого пребывает человек, о котором говорят, что он чист умом. Если об этом задуматься, возникает вопрос: “Если это так, тогда получается, что ребенку желательно оставаться всегда ребенком, чтобы он никогда не узнал обо всем том, что относится к мирской жизни?” Спросить так подобно тому, что спросить: “Разве не желательно, чтобы Дух всегда оставался на небесах и вовсе никогда не приходил на землю?” Ответ таков, что истинное возвышение Духа состоит в том, что он пришел на землю и здесь осуществил свое духовное существование. Именно в этом совершенство Духа. Вот почему все, что дает мир в виде знаний, в виде опыта или разума, все, чему учит человека его личный опыт и опыт других людей, все, что познается в жизни: ее печали и разочарования, ее радости и возможности – весь этот противоречивый опыт помогает нам обрести более полную любовь и широту видения. Если человек прошел через все опыты, пронес свой дух высоко и не позволил его запятнать, тогда такой человек может быть назван чистым умом. Человек, которого можно было бы назвать чистым, потому что он не знает, где добро, а где зло, на самом деле, просто глупец. Пройти через все, что отнимает изначальную чистоту, и все же подняться над всем, что стремиться пересилить ее и стащить вниз, вот в чем духовность, свет духа, поддерживаемого на высоте и горящего ярко и чисто. Это стремление всей жизни, и тот, кто узнал это, узнал жизнь. Первая чистота – чистота физического мира, в котором человеку приходится повиноваться законам чистоты и гигиены. Поступая так, он делает первый шаг навстречу духовности. Следующий шаг в том, что обычно называется чистотой жизни, эта чистота жизни, которая показана в социальном, моральном и религиозном отношении. Национальный и религиозный кодексы часто очень жесткие в отношении чистоты. Порой это просто внешняя, созданная руками человека чистота, которую отдельной душе приходится проламывать, чтобы найти высший план. Есть, однако, стандарт внутренней чистоты, принцип которой состоит в том, что все в речах или действиях, вызывающее страх, приводящее в смущение, отбирает ту сверкающую искорку в сердце, искорку истинности, которая светит только тогда, когда жизнь естественна и чиста. Человек не всегда может сказать, когда то или иное действие будет правильным по отношению к обстоятельствам, или когда оно неправильное, но он может всегда вспомнить этот психологический принцип и судить по тому, не отбирают ли у него действие или слово внутреннюю силу, покой и комфорт, которые и есть его естественная жизнь. Ни один человек не может судить другого; лишь внутреннее “я” человека должно быть его судьей. Вот почему бесполезно устанавливать жесткие стандарты моральной или социальной чистоты. Религия сформировала их, в школах им учат, но в тюрьмах полно преступников, с каждым днем газеты все больше сообщают об ошибках человечества. Ни один внешний закон не может остановить преступность. Человек сам должен понять, что для него хорошо, а что нехорошо. Он должен быть способен отличать яд от нектара. Он должен это знать, должен измерить это, взвесить это и рассудить, и он сможет сделать это только через понимание психологии того, что в нем естественно, а что неестественно. Неестественное действие, мысль или слово – это то, что приносит человеку дискомфорт до, во время или после того, как оно имеет место, такое чувство дискомфорта является доказательством того, что в этом случае действует не душа. Душа всегда ищет чего-то, что открыло бы ей путь к самовыражению, принесло ей свободу и комфорт в физической жизни. Вся жизнь тяготеет к свободе, к развертыванию чего-то, что задавлено физической жизнью, и эта свобода достижима только истинной чистотой жизни. Мы видели, что значит очистить жизнь тела и ума, но есть еще большая чистота, чистота сердца, постоянное стремление сохранять сердце чистым от всех впечатлений, которые приходят извне и чужды истинной природе сердца, которой является любовь. Это можно сделать только постоянно наблюдая за отношением к другим людям, не замечая их ошибок, прощая их недостатки, не судить никого, кроме себя, потому что всякое резкое суждение и суровость в отношении других подобны яду. Чувствовать их все равно, что принимать яд прямо в кровь, результатом может оказаться болезнь. Сначала – болезнь лишь во внутренней жизни, но со временем такая болезнь прорывается в физическую жизнь, и такая болезнь неизлечима. Внешняя чистота не имеет влияния на внутреннюю чистоту, но внутренняя нечистота вызывает заболевание как внутри, так и снаружи. После того, как достигнута третья ступень, и слух настроен высокими идеалами, добрыми мыслями, праведными действиями, приходит еще большая чистота, в которой все, что человек видит и слышит, все, до чего он дотрагивается и чем восхищается, воспринимается как Бог. На этой ступени ни мысли, ни чувства не допускается в сердце, только Бог. В картине художника это сердце видит Бога, в достоинствах художника, в глазах художника, который наблюдал природу, в способности художника воспроизвести то, что он наблюдает, так человек видит совершенство Бога. Вот почему Бог для него становится все, и все становится Богом. Когда такая чистота достигнута, человек живет в добродетели; добродетель это не что-то, что он выражает или испытывает время от времени, сама его жизнь – добродетель. Каждый миг, когда Бога нет в его сознании, мудрец считает грехом, потому что в такой миг чистота его сердца отравляется. Недостаточность жизни есть грех, чистота жизни есть добродетель. Именно чистоту имел в виду Иисус Христос, когда он сказал: “Блаженны чистые сердцем, ибо они увидят Бога”.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ Идеал
Если кто-нибудь спросит меня, что такое жизнь жизни и что такое свет жизни, я отвечу ему одним словом: это идеал. Если кто-нибудь спросит меня, что проливает свет на путь жизни и что придает жизни интерес, я отвечу ему одним словом: это идеал. Человек, имеющий богатство, имеющий специальность, ученый, имеющий комфорт, но не имеющий идеала – для меня труп, а человек не ученый, не имеющий специальности, не имеющий богатства или положения – если у него есть идеал, он живой человек. Если человек не живет ради идеала, ради чего же он живет? Он живет ради себя самого, а это – ничто. Бессилен и не озарен светом человек, живущий и не знающий идеала. Чем более велик идеал, тем более велик человек, чем шире идеал, тем шире человек, чем глубже идеал, тем глубже человек, чем выше идеал, тем выше человек. Без идеала, кем бы он ни был в жизни, его жизнь не имеет ценности. Вы можете у меня спросить, что я имею в виду, говоря об идеале. Любой объект, каким бы малым он ни был, который вы любите, за которым ухаживаете, ради которого вы готовы пожертвовать собой и всем, чем владеете, это идеал. Я считаю, что более достойным является фанатик, который говорит: “За этого каменного идола я отдам свою жизнь. Я почитаю его как бога”, чем тот, кто говорит: “Я не знаю, я просто живу изо дня в день”. Искренний идеал, каким бы он малым ни был, это идеал. Есть люди, которые пойдут на любую жертву, чтобы служить своей нации – у них есть идеал. Есть люди, которые ради поддержания чести своей семьи, своих предков, вынесут все трудности и все же отстоят честь; у них есть конкретный идеал. Каким бы узким, каким бы консервативным он ни показался, все-таки у такого человека есть добродетель, это следует признать. В летописях мировой истории мы видим, что способные поддерживать свою добродетель зачастую были способны на это потому, что их родители так поступали, потому что их предки имели достоинство; поэтому они не могли поступить иначе. Есть в этом что-то, и этого нельзя сбрасывать со счетов. Человек, не обращающий внимания на эти вещи, продолжает жить, у него могут быть успехи в бизнесе, но это ординарная жизнь, жизнь, в которой нет глубины, жизнь, которая не имеет ценности. Нет в жизни ничего, что сделало бы ее ценной, кроме идеала. Есть и другие, исповедующие идею расизма, они думают: “Я ценю только достоинства моей расы, я поддерживаю их и для того, чтобы их поддержать, я пойду на любые жертвы – вот мой идеал”. Есть люди, соблюдающие честь своего слова: если они однажды дали слово – это навсегда. Есть и такие идеалисты, которые поддерживают честь своей привязанности, честь своей любви, своей дружбы. Если они дают, то отдают, и отступить является величайшим бесчестьем для таких людей. В даянии и приятии сердца – в том и другом есть характер, есть честь. Нарушение этого постоянства для них хуже смерти. Все это, каким бы мелким, каким бы детским оно не казалось, в то же время имеет ценность, это единственное, что достойно и ценно в жизни. Я расскажу вам одну история о предельном идеале. Однажды на улице играли маленькие девочки, а в это время там проходил махараджа Джайпура, переодетый в одежду простого человека. И вот одна девочка сказала: “Я выйду замуж за миллионера”. А вторая сказала: “Я выйду замуж за командира”. И была еще одна, которая сказала: “Я выйду замуж за короля этих мест, за махараджу”. Махараджа как раз был по близости и услышал эти слова, а он был таким старым, что годился ей в дедушки. Это позабавило его, и он сказал родителям этой девочки, что когда придет время выдавать ее замуж, им нужно обратиться к нему и ее приданное будет обеспечено государством так, чтобы сделать ее счастливой на всю жизнь. Проходили дни и годы, король умер, и вот пришло время, когда родители стали подумывать о приготовлении свадьбы для дочери. Когда они заговорили об этом с ней самой, девушка ответила: “Как это может быть? Я уже вышла замуж. Разве я не дала слово? Разве этого недостаточно?” Родители сказали: “Это было слово, данное в детстве, оно ничего не стоит, это было во время игры. Махаражда уже умер”. Она сказала: “Нет, никогда. Я не хочу ничего об этом слышать. Я дочь кшатриев*[* индуистская каста рыцарей], я дала слово и не отступлю от него”. Это предельный идеал, он наделен аспектом фанатизма. И тем не менее, это идеал. Есть и другие. Есть идеал генерала, который в момент поражения все же поднимает флаг своей нации и говорит: “Нация не побеждена”. Есть тысячи идеалов подобных этому. Кто-то скажет, что им не хватает мудрости, что им не хватает уравновешенности, что им не хватает рассудка и логики. И все же они стоят над логикой и рассудком, они стоят над тем, что называется практичностью и здравым смыслом. Многие практичные люди, обладающие здравым смыслом, приходили и уходили. Если мы и помним имя кого-нибудь, кто оставил в мире непреходящее впечатление, то это идеалист. Несомненно, что величайшим является тот идеал, в котором мы все ощущаем, что пришли из одного и того же источника и возвратимся в тот же источник, потому что этот в этом идеале мы объединяемся друг с другом, служим друг другу, чувствуем свою ответственность за то, чтобы быть искренними и верными друг другу. Я думаю, что если у человека нет идеала, если он и научился какой-то добродетели, он не сможет должным образом следовать этой добродетели. Идеал естественно учит добродетелям; они произрастают из самого сердца человека. Есть одна история о короле, который судил четырех человек за одну и ту же вину. Мудрый король сказал, что одного надлежит выслать, второго посадить в тюрьму пожизненно, третьего казнить, а четвертому сказал: “Я очень удивлен. Я никогда не ожидал, что ты можешь совершить такой проступок”. И каков же был результат? Тот, кого посадили в тюрьму, был вполне счастлив там со своими товарищами. Тот, кого выслали, организовал за рубежом свой собственный бизнес. Приговоренного к казни казнили. А четвертый ушел домой и покончил с собой. Что побуждает человека к жертвованию, так это лишь одно – идеал, и он может жертвовать только одним – своей жизнью, своей собственной жизнью. Вот почему человек без идеала неглубок, он мелочен. Как бы ни был он доволен своей повседневной жизнью, он никогда не сможет наслаждаться тем счастьем, которое не зависит от внешней жизни. Удовольствие, которое получается через боль, – это удовольствие, испытываемое идеалистом. Но какое же удовольствие может быть без боли? Оно безвкусно. Цель жизни – люди столько думают о ней, а что она такое в конце концов? Потеря, вызванная идеалом, это большее приобретение, чем какое угодно иное в этом мире.
*********
Вопрос: Может ли человек утратить свой идеал?
Ответ: Чтобы обрести другой идеал. Есть две возможности потерять идеал. Человек утрачивает свой идеал, впадая в пессимизм или разочаровавшись в нем. Но я думаю, что ему следует сделать свой идеал достаточно независимым, что ничто внешнее не имело силы разрушить его. Я думаю, что тот, кто увидел недостатки своего любимого друга, все-таки не любил этого своего друга, потому иначе любовь добавила бы к недостаткам все необходимое, чтобы сделать его совершенным. Не то чтобы любимый был совершенен, любящий делает его совершенным. Многие говорят: “Я любил, но разочаровался”. Я говорю им так: “Вы копали, но копали неглубоко; вы достигли грязи, но не воды”.
Вопрос: Идеализм заразителен?
Ответ: Нет ничего более заразительного, чем идеализм.
Вопрос: Часто у людей бывает мелкий идеал; они осознают его на какое-то время, а потом оставляют его и переходят к другому. Не несет ли это также опасности?
Ответ: Да, но в то же время иметь даже мелкий идеал, понимать его, быть искренним по отношению к нему – это нечто ценное. На самом деле, мы не затрагиваем сам идеал, когда переходим от одного идеала к другому. Восточное Общество поставило одну пьесу, это древняя сказка о Харише Чандра. Я хотел бы обратить ваше внимание на один момент из этой пьесы. Хариш Чандра был королем, и в его принципы входило быть верным, быть правдивым, держать свое слово. Пришло такое время, когда его продали в дом одного человека, и тот сделал его смотрителем такого места, где кремировали трупы. Там он встретился со своей женой, с которой был разлучен много лет. Она принесла ему его умершего сына для кремации, но она была так бедна, что у нее не было денег, чтобы заплатить за ритуал. В нем началась борьба: это был его собственный сын; его собственная жена, которую он не видел много лет, пришла к нему и она была настолько бедна, что не могла заплатить, в то же время он был назначен своим господином, чтобы брать деньги за свою работу. Вот почему, несмотря на то, что он узнал женщину, он не сказал: “Я твой муж”. Он узнал ребенка, но не позволил своему сердцу показать свою глубокую скорбь. Он не позволил ей войти бесплатно, потому что был назначен для этого. Он испытал скорбь, которая хуже смерти, но остался верен своему принципу. Идеал всегда вам нравится, каким бы фанатичным, каким бы безрассудным, лишенным логики он ни казался. Все же идеал есть идеал. У него своя жизнь. Идеал живет и делает живым идеалиста.
Вопрос: Как можно проверить, что идеал верный? Что он может вести нас вперед?
Ответ: Я думаю, что идеал есть идеал. Если он ведет вас вот настолько и не более, тогда придет другой идеал, который поведет вас дальше. Но идеал – это путь, которым нужно идти.
Вопрос: Если это верный идеал, то он будет вести нас вперед и вперед?
Ответ: Очень трудно отличить ложное от верного. Не просто трудно, невозможно. Но я бы сказал, что если это ложное, то оно настолько ложное, насколько реальное. А если это реальное, то оно настолько реальное, насколько ложное. Лучший способ: время от времени просто принимать как верное то, что кажется нам верным, не обсуждать это с другими, не отстаивать его. Мы не знаем, что то, что сегодня мы считаем верным, завтра можем счесть неверным. Никогда не говорите, что завтра вы не назовете то же самое ложным, потому что все эти термины: хорошее и плохое, правильное и неправильное, добродетель и грех, ложное и истинное – относительны, и с изменением пространства и времени они изменяются. Это значит, что они изменяются при взгляде с высоты и с позиции, с которой мы смотрим на них. Иными словами, проще говоря, я скажу так: что кажется правильным утром, вечером может показаться неправильным. Что может показаться неправильным днем, ночью может показаться правильным. Вот еще одна иллюстрация: представьте, что вы поднимаетесь по большой лестнице с множеством ступенек, и если вы будете останавливаться на каждой площадке и глядеть вокруг, то на иной ступеньке правильное может показаться неправильным, а неправильное – правильным. Все зависит от того, как мы на это посмотрим. Вот почему лучше всего делать то, что мы считаем правильным, хорошим и добродетельным в настоящий момент. Но нам не следует навязывать или требовать от других того, что мы считаем правильным, или хорошим, или истинным, если другие не рассматривают это так, как мы.
Вопрос: Тогда что же нам надлежит делать в образовании?
Ответ: Конечно, для детей вопрос ставится по-другому. Для того чтобы обрести свободу, мы не начинаем со свободы. Чтобы прийти к свободе, мы начинаем с дисциплине. Повсеместная ошибка нашего времени в том, что для того, чтобы прийти к свободе, люди дают свободу и тем самым все портят, ибо, если вы начинаете со свободы, тогда вы закончите дисциплиной. Если вы начнете с дисциплины, вы придете к свободе. Свобода есть идеал, к которому следует стремиться, она есть итог вашей работы; с нее не следует начинать.
Вопрос: Да, но многие люди в жизни подобны детям, тогда как другие мудры. Есть ли на мудрецах ответственность?
Ответ: Да, дети могут быть мудрыми, но они, в то же время, зависимы от детства и не только в смысле средств к существованию, но и в отношении своей культуры. Никто не несет ответственности за другого. Мы все ответственны за самих себя. И вы тысячу раз ошибаетесь, если считаете, что другой человек не так сильно развит, как вы. Но в то же самое время, если человек хочет знать, как обращаться с другими, я бы сказал так: “В несколько измененной форме так же, как с детьми”.
Вопрос: Как узнать, на правильном ли мы пути? Наше воспитание влияет на наши идеи.
Ответ: Истина есть часть нашего существа, самая существенная и важная часть. Поэтому все, что мы считаем истинным в данный момент – истинно в данный момент. Требуется только наша проницательность и искренность, потому что если мы обманываем себя, то и сами будем обмануты. Когда люди далеко отклоняются от истины, это происходит потому, что они не заботятся, они невнимательно относятся к поддержанию той истины, о которой их душа говорит, что это и есть истина. То, что вы считаете верным в данный момент, то и будет верным для вас.
Вопрос: Мы можем быть ограничены принципами, которые мы полагаем неверными, но которые у нас имеются в силу воспитания. Человек хочет избавиться от мыслей и все же...
Ответ: Как я и сказал: принцип, который вы считаете неверным, не следует считать верным. Если весь мир скажет, что это верно, а вы считаете, что это ложно, тогда это ложно, поскольку это ложно, по крайней мере, для вас, и это важнее всего в вашей жизни.
Вопрос: Порой бывает очень трудно понять, где истинное, а где ложное. Воспитание человека является такой силой, что человек мысленно рассуждает сам с собой и думает: это невозможно, это бесполезно. Человек в затруднении.
Ответ: Да, если человек знает, что все то, чему он научился – ложное, тогда ему нужно разучиться.
Вопрос: Есть ли какой-нибудь способ узнать это? Можем ли мы посидеть в безмолвии и найти истину? Есть ли такое место, где мы можем найти истину?
Ответ: В погоне за истиной мы уже движемся в самой истине.
Вопрос: Истина не изменяется; изменяется только наша точка зрения. Можем ли мы найти свет в безмолвии?
Ответ: Эта истина – истина абсолютная, которую ни с чем нельзя сравнить. Следует различать факт и истину. Эти два понятия, из которых вы выбираете одно как реальное, а другое как ложное, не что иное, как факты. Но когда вы приходите к высшей истине, это просто как свет. В присутствии свет нет тьмы. Вот почему та истина, которая является высшей истиной, не имеет сравнения, она не относительна. Эта истина является и есть то, что творит всю истину.
Вопрос: Можем ли мы получить ее в безмолвии?
Ответ: Конечно, безмолвие – это самая важная вещь.
Вопрос: Что значит фраза в Гайанах: “Идеал есть средство, но разрушение идеала есть цель”?
Ответ: Это очень тонкий вопрос. Что такое разрушение идеала? Истинный идеал всегда кроется за идеалом, созданным человеком, который его закрывает. Например, аромат скрыт под лепестками прекрасной розы, если вы хотите получить вытяжку из этого аромата, вам придется ее разрушить. При этом та роза, которой предстояло цвести еще сутки, превращается в вытяжку, в эссенцию, которая останется с вами на всю жизнь. Так и с идеалом.
Вопрос: Разве не следует возвышать свой идеал даже прежде, чем он достигнут?
Ответ: Это зависит от того, какой это идеал. Если этот идеал таков, что его можно возвысить, нет сомнений, что при возвышении идеала душа также возвышается.
Вопрос: Как правило, чем ближе мы подходим к идеалу, тем дальше он от нас уходит, так ли это? Когда мы подходим к нему ближе, мы еще сильнее чувствуем, что мы еще далеки, потому что цель становится больше. Ответ: Иными словами, чем острее становится ваше зрение, тем прекраснее становится идеал. Таким образом, он становится больше, но тем самым вы не отодвигаетесь, в действительности, вы приближаетесь к нему.
ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ Путешествие к цели
1
Когда мы изображаем жизнь как путешествие, есть тысяча вещей, доказывающих нам, что это так. Мы видим множество путешествующих людей, смотрящих на жизнь и движущихся вперед. Те, кто доехал до своей станции, выходят из поезда, и та маленькая дружба, симпатия или антипатия, которую мы чувствовали к ним, длится лишь до этого мгновения. Те, кто ушел, оставляют нам впечатление о них, которое мы уносим с собой. Такое впечатление делает нас счастливыми или несчастными, заставляет нас все еще любить их, ушедших, или ненавидеть их, желая, чтобы мы никогда больше их не увидели. Когда мы думаем о вчерашнем дне, когда думаем о последней неделе, последнем месяце, когда мы думаем о годах нашей жизни, которые прошли, это показывает только то, что они пройдены, и мы прошли через них. В то же время это такое же ощущение, какое появляется в поезде, как будто поезд стоит на месте, а мимо бегут деревья. В жизни у нас есть такое ощущение, что жизнь проходит, а мы стоим на месте. Мы видим также, что в этом путешествии некоторые полностью готовы, у них есть все необходимое в этом мире, есть и другие, которые не подготовились. Но путешествуют равно и те, и другие. Единственная разница состоит в том, что для тех, кто подготовился, путешествие проходит легче. Есть одна притча про обезьяну и воробьев. Когда приблизилась осень, воробьи начали щебетать: “Нам нужно гнездо, нам нужно строить гнездо, нужно его подготовить, осень идет!” А обезьянка услышала это и очень испугалась, она впервые услышала про осень. Испуганная прибежала она к родителям и закричала: “Нам нужно строить дом, нам нужно строить гнездо, чтобы защитить себя. Я ведь не знала, что осень идет, мне об этом сказали”. Пока они рассуждали так, воробьи построили себе гнездо, а обезьяны все откладывали на завтра, а потом снова на завтра. Так и в мире мы встречаем два типа людей. Один скажет: “Какое это имеет значение? Поживем - увидим”, а когда столкнется с трудностями, с нуждой, с необходимостью, начинает осознавать, что, может, было бы лучше подготовиться заранее. Так и с образованием. Когда молодой человек учится, у него всегда есть тяга развлекаться, наслаждаться жизнью, а потом золотое время детства, дающее способность учиться, обретать знание проходит и становится слишком поздно его приобретать. Также и в юности – это дни, когда тратить нужно осторожно, в то время, когда человек растратит все и не приобретет ничего, тогда он начинает ощущать потерю. Величайшее богатство – это здоровье, энергия, разум и сама жизнь. Если с юности не беречь здоровье, не хранить его, не заботиться о нем, и хотя в это время оно не ощущается, но потом придет день, когда человек поймет, что он не подготовился к дальнейшему. Однажды я спросил у человека, который был стар, но силен и здоров: “Сэр, скажите, какой благодати Вы удостоились? Что позволяет Вам в таком возрасте оставаться столь сильным и здоровым?” Он ответил: “Сохраненная энергия молодости поддерживает ныне мою жизнь”. Очень немногие молодые люди думают об этом. Юность – это опьянение. Когда они находятся в таком опьянении и полны энергии, они не думают, что им нужно будет заплатить, чтобы их путешествие жизни было долгим. И вот мы подходим к идее гуманности. То, что сегодня мы считаем обучением или образованием, состоит, в основном, из грамматики, истории, географии, математики и арифметики, но образование, которое нам надлежит иметь, как разменную монету – хорошие манеры, сильная воля, правильное умонастроение – этому образованию, кажется, не придается должного значения, его мы не находим. А если у человека есть образование, квалификация, должность и ранг, но ему недостает воспитания, то он очень многое упускает в жизни. Если у человека есть все это, но нет силы ума, необходимой, чтобы провести его по жизненному пути, он многое упускает в жизни. Человек, которому не хватает денег, немного упускает, человек же, которому не достает силы ума, упускает в жизни все. Слабость растет и растет, а человек не знает об этом. Когда человек обнаруживает искорку слабости в себе самом, он говорит: “Ну и что? Ничего особенного”. Но он не знает, что искра разгорится и однажды превратится в пламя. И для тех, кому недостает воспитания, кому недостает силы ума, кому недостает правильного отношения, будет тогда слишком поздно – им ничего не удастся исправить. Природа жизни такова, что легкомысленная жизнь засасывает в безрассудство, и наполненная мыслью также притягивает безрассудство. Вот почему в жизни больше шансов упасть, чем возвыситься. Кроме того, среди нескольких тысяч людей едва ли найдется хотя бы один, кто совершает путешествие жизни с открытыми глазами – подавляющее большинство путешествует с закрытыми глазами. Человек так зависит от своих друзей, от своих родных, от тех, кто его любит, от тех, кто им восхищается, но он не знает, что те же, кто его любит, спросят с него все, чего ему недостает. Поэтому все, что нужно в жизни, это владеть собой и не думать: “Какое это имеет значение! Мой отец был королем, а мой дед – императором! Мне все равно”. Какие бы родственники у вас ни были, какие бы они ни были великие и хорошие, в этом для вас пользы нет. Каждому из нас нужно совершать свое путешествие, и нам необходимо соответствовать требованиям этого путешествия. Как чудесно наблюдать в наших небольших поездках, как в группу путешественников приходит человек и приносит им огромную радость, открывает им все, чем обладает, делится с ними, производит на них хорошее впечатление и завоевывает их сердца. Когда он уходит, он оставляет своим друзьям радость, это прекрасное впечатление, которое они сохранят навсегда. А бывает и так, что человек обижает, вредит, вносит возмущение в среду тех людей, которые с ним путешествуют. Когда он уходит, они молятся, чтобы никогда его больше не встретить. Однажды служанка рассказала своей госпоже, что видела на улице похоронную процессию. Это произвело на нее большое впечатление, и она сказала: “Конечно же, умерший отправился на небеса”. Ее госпожа рассмеялась в ответ на такое безапелляционное утверждение, что тот, кого хоронили, отправился в рай, и спросила ее: “Ты что же, сама видела, как покойный отправился на небеса?” - “Но это же просто, мадам, ведь все, кто шел в этой похоронной процессии, плакали. Ясно, что этот человек произвел большое впечатление на тех, среди кого он жил”. Человек, поглощенный своей повседневной жизнью, теряет все, он не знает, что жизнь проходит, а зов приходит прежде, чем об этом подумает. Человек совершает большие ошибки, но из всех ошибок есть одна главная, суть которой в том, что он проходит по жизни, думая, что останется здесь навсегда. И естественно, когда без подготовки к нему приходит зов, то он воспринимает его как удар, вместо того, чтобы воспринимать его, как приглашение. Если подумать о путешествии в будущей жизни, то мы увидим, как много в этом мире людей, которые даже не знают, что есть что-то по ту сторону, а если и знают, то у них есть свои предвзятые идеи о том, как оно приходит. Есть религиозная и философская вера, но ни одна из них не удовлетворяет нашей цели. То, что может удовлетворить, должно знакомить нас с дорогой, по которой нам предстоит пройти, а познакомившись с дорогой, мы начинаем видеть, что это та дорога, по которой душа сошла на землю. Эта дорога – мост, между физической и духовной частью нашего существа, поэтому природа этого путешествия иная. Путешествие, которое мы совершаем в мире, происходит вне нас. Путешествие, о котором мы говорим, происходит внутри нас, мы проделываем его, знакомясь с той дорогой, которая ведет к цели, к которой нам предназначено идти. Именно это обретается как божественное знание с помощью медитации. Многим в этом мире интересно узнать, что мы найдем после этой жизни, именно это открывает большие возможности тем, кто хочет привлечь человечество ложью. Это дает им возможности рассказывать сказки, чтобы удовлетворить любопытство людей, ибо кто может лучше знать путь, чем сам человек: он путешественник, его дух пребывает в пути. Только сам человек должен увидеть свой путь, лишь собственными глазами он должен увидеть то, что найдет на этом пути. Вот почему учителя тайн жизни не будут вам говорить, что на своем пути вы увидите то или другое. Они скажут, что вы найдете то, что найдете, и ваша задача – держать глаза открытыми, чтобы путешествовать своим путем и увидеть все самим. Однажды мюрид спросил своего учителя: “Как бы я хотел увидеть, что такое рай, и на что похож ад!” - “Закрой глаза, - сказал учитель, - и ты это увидишь”. “А первым я увижу рай?” Учитель сказал: “Да”. Тот закрыл глаза и погрузился в медитацию. “А теперь, - сказал учитель, - ты увидишь ад в медитации”. Когда мюрид открыл глаза, учитель спросил: “Что ты видел?” Тот ответил: “Ни рая не видел я таким, как рассказывают люди, ни красивых деревьев и цветов или удобства и роскоши. Ничего я не видел”. – “А что же ты видел в аду?” - “Я ничего не видел. Я ожидал увидеть огонь, мучения людей, но ничего не увидел. В чем причина? Видел я все-таки или не видел?” - “Конечно, видел, но только сера и адский огонь и драгоценности рая тебе нужно приносить с собой. Там этого не найти”. Эта притча дает ключ к пониманию изречения Омара Хайяма: “Рай – это образ исполнения желаний. Ад – это тень сгорающей души”. Что необходимо выучить и понять, так это то, что мы пришли от совершенного истока и идем к совершенной цели. Но многие неосознанно ищут этот исток, и большинство из нас ищут этот исток неверно; лишь немногие сознательно ищут этот исток и еще меньше людей ищут этот исток правильно. Обратимся теперь к вопросу о правильном поиске этого истока. Начинать искать его надо с изучения психологии собственной жизни: что заставляет человека падать, что заставляет его подниматься, что приносит ему неудачу, и что – успех, что дает ему счастье и что – печаль, – а потом исследовать природу удовольствия и боли: долго ли продолжается удовольствие, страдание, или это мимолетное удовольствие, мимолетное страдание, – а потом определить обманчивый и лживый характер собственных впечатлений: как под покровом боли было удовольствие, как под покровом удовольствия была боль, как в самом худшем человеке можно найти хорошее, а в самом лучшем можно увидеть нечто худшее. Это расширяет точку зрения человека, подготавливает почву его сердца для того, чтобы осознать тайну наслаждения. Следующее, что должен сделать человек – это уметь контролировать свои действия – физические и умственные. Он должен знать, что природа жизни состоит в том, чтобы постоянно идти вперед, поэтому приостановка жизни придает этому отношению путешествия взгляд изнутри, вместо того, чтобы придавать ему взгляд снаружи. Сколько ни прочтет об этом человек, сколько ни будет изучать это, он не получит от этого удовлетворения; удовлетворение приходит от опыта, а опыт достигается в медитации. Кроме того, в таком путешествии никто не спросит вас, из какой вы семьи, к какой нации и расе вы принадлежите, к какому народу, какую религию исповедуете. Все что спросят у вас: “Вы готовы к путешествию?” Ваша подготовленность будет вашим паспортом, ваша готовность станет вашим билетом, который нужно будет предъявить на этом жизненном пути. Никакие личные достоинства здесь не берутся в расчет, важна лишь степень вашего развития на духовном пути. На Востоке есть школа суфиев, и она существует уже многие тысячи лет, эта школа была еще до времен Авраама. Именно эта мудрость сейчас дается здесь, в западном мире, сегодня, когда потребность в ней ощущается во всем мире, двери этой школы открыты для всех стран мира. Она предназначена для серьезных искателей, для тех, кто не ищет феноменов и чудес, кто придет за учением не из любопытства, но с серьезным умом и твердым намерением идти по этому пути – это для них открывает школа двери своего сердца, приветствуя их.
2
В человеческой эволюции есть два этапа, их можно также назвать малым и большим этапами. В символике индийских пуран персонажи, проходящие эти этапы, называются младшими и старшими братьями. Точно так же, как этап детства, когда ребенок знает только то, чего он хочет, и счастлив, когда этого добьется, независимо от того, какие будут последствия, малый этап, который проходит душа, таков, что человек желает в действительности лишь того, что он может видеть, слышать, осязать, до чего он может дотронуться. Ему ничего не нужно кроме этого, только это желанно, ему ничего больше не хочется. Большой этап наступает тогда, когда человек уже приобрел некоторый опыт в жизни, узнал удовольствие и боль, энтузиазм и разочарование и знает изменчивость жизни. Лишь тогда он достигает большого этапа. Малый и большой этапы не зависят ни от возраста, ни от образования. Они зависят от внутренней жизни. Пройдя по жизни сколько возможно и преодолев ограниченность малого этапа, человек входит в состояние большого этапа. На Востоке есть обычай, который стал своего рода религиозным этикетом: не будить спящего, но дать ему хорошенько выспаться. Несоблюдение такого правила считается преступлением. Иными словами, вы должны относиться к миру сообразно его природе и не идти против нее. Не следует подталкивать человека, пребывающего на малом этапе, на большой этап, он должен хорошенько выспаться, прежде чем сможет пробудиться. Теперь о том, что касается продвижения по духовному пути: здесь наблюдается два разных характера. Один человек скажет: «Да, мне хочется пойти по этому пути, но куда я приду?». Он хочет все знать еще прежде, чем вступит на этот путь. Он хочет знать, пойдут ли с ним его друзья, а если нет, то и он не готов идти. Он не уверен в пути, и поэтому он не пойдет один, он хочет знать, когда и куда он придет и насколько небезопасным будет путешествие по этому пути. Если он все же предпримет путешествие, то будет то и дело оглядываться, а вглядываясь вперед, задаваться вопросом: «Достигну ли я поставленной цели? Верный ли это путь?» Тысяча сомнений одолеют его, тысяча страхов; он будет оглядываться назад, вглядываться вперед, озираться вокруг. Если бы хоть кто-нибудь мог сказать ему, как далеко он забрел! Он теряет покой, он хочет знать, далеко ли еще до цели. А поэтому он всего лишь дитя, хотя и полон желания путешествовать. Все это для него игрушки: мистические возможности ментального исследования занимают все его время. Он хочет посмотреть на карту путешествия, чтобы увидеть, куда он идет. В Библии говорится об условиях большого этапа: «До тех пор, пока душа не родится заново, она не сможет войти в Царство Божье». Если бы меня попросили рассказать о том, что это за путешествие и какова его цель, я бы сказал, что все творение предназначалось для этого путешествия, и если бы не это, то творения не было бы вовсе. Прежде чем человек предпримет такое путешествие, он в той или иной форме проигрывает для себя, как он мог бы его совершить, но в действительности он еще не начинал его. Например, человек желает быть богатым и все свое время, энергию, жизнь, все мысли свои посвящает этому — он, можно сказать, путешествует к своей цели. Если он желает власти, то стремится к ней и достигает ее, если хочет получить должность, то прилагает к этому все усилия — естественно, все это играя. Это доказывает тот факт, что любые действия, которые предпринимает человек, чтобы достичь чего-либо желаемого, приводит к возникновению желания чего-то другого. Если он богат, то хочет славы, а если он известен, то желает еще чего-нибудь. Когда у него есть одно, он стремится к чему-то другому и никогда не удовлетворяется. Это показывает, что человек, занятый внешней жизнью, в преследовании мирских вещей, в душе не удовлетворяется, но испытывает постоянное томление души о чем-то, что рождает в нем постоянное чувство беспокойства. Очень хорошее объяснение этому дает великий суфийский учитель Персии Руми в своей книге «Маснави», вопрошая: Что же это такое в тростниковой флейте, Столь созвучное твоей душе, Что проникает в глубь тебя и пронзает твое сердце? Ответ таков: это плач флейты, а причина плача в том, что когда-то она была частью растения, а потом ее отсекли от целого. В самом сердце ее проделали отверстия. Она тоскует по единению со своим истоком, своим началом. Так и душа чувствует томление по своему началу. И в другом месте своей книги Руми пишет:
Бывает так и с человеком, Покинувшим свою страну, Блуждает он вокруг и чувствует себя довольным, Всем тем, что видит. Но придет мгновенье, Когда тоску он сердцем ощутит, Влекущую его туда, где он родился.
В мире можно видеть, что те, кто действительно страдал, кто разочаровался и чье сердце разбито, не желают рассказывать о своем опыте кому бы то ни было, они не ищут общества, но желают быть наедине с собой. И тогда оказывается, что есть кто-то, кто ждет с распростертыми объятьями, ждет, пока душа придет, как дитя приходит к своей матери. Это показывает, что есть где-то утешитель, более великий, чем кто угодно в мире, друг, более дорогой, чем кто-либо в мире, защитник, который сильнее, чем любое земное существо. Зная, что на мир нельзя положиться, он ищет этого великого в самом себе. Друг на всю жизнь, который и после смерти останется другом, в удовольствии и в страдании, в богатстве и в нищете, тот, на кого вы всегда можете положиться, кто всегда ведет вас верным путем, кто даст лучший совет, — этот друг сокрыт в вашем сердце. Вы не сможете найти лучшего. Кто же этот друг? Собственное существо человека, его истинное, внутреннее существо. Этот друг — исток, начало и цель всего. Но возникает вопрос: если этот друг — собственное существо человека, зачем называть его другом, почему не назвать его самим собой? Ответ таков: несомненно, этот друг действительно собственное существо человека, но, когда более великое «Я» сравнивается с нынешним осуществлением, человек оказывается меньше, чем капля воды в океане. Человек сам не умеет призвать этого друга до той поры, пока не забудет самого себя, пока он перестанет быть самим собой. До тех пор, пока и если он не достигнет состояния совершенства, человеку лучше оставаться в безмолвии и воздерживаться от разговоров о том, чего он еще не достиг. Все оккультные школы по всему миру как первый урок предписывают безмолвие, никаких обсуждений, споров, возражений. Условия для тех, кто вступил на путь, отличаются от предназначенных для тех, кто обретается во внешнем мире. Подлинные знатоки жизни держат рот на замке относительно этого предмета. Нет более успешной и благодарной методики, чем методика пророков всех стран, которые давали человеку первый урок любви к Богу. Религиозные власти разных времен держали человечество в неведении относительно знания Бога, они давали ему лишь веру в Бога. Отсутствие знания дало человеку повод восстать против того, что он не мог понять, и мы получили господство материализма в этом мире, господство, которое все еще распространяется. Во времена материализма в мир приходит хаос, все перемешивается, нет покоя. Все хотят творить добро, но не знают как. Такие времена Шри Кришна назвал распадом дхармы, когда уходит дух и остается одна лишь форма. Несомненно, душе через интуицию своевременно дается предупреждение, но столь велико опьянение жизнью, столь велик туман, что это послание остается не услышанным, непонятым, не принятым до тех пор, пока посланник не исчезнет. А теперь вернемся к путешествию: как оно осуществляется, каким способом? Мы видим, что, когда человек поднимается над такими вещами в мире, как власть, богатство, собственность — всем, что дает ему гордость и тщеславие, тогда в сердце его входит желание, воспоминание о своем истоке, совершенстве любви и мира. Никто в мире не может претендовать на то, что достиг этой стадии, потому что каждый миг жизни говорит громче о том, что он говорит, чем о том, что он на самом деле собой представляет. Первое движение человека к человечности — это милосердное отношение, любовное отношение в такой степени, что всепрощение движет каждым поступком его жизни. В своих действиях он выказывает терпение, терпимость по отношению к человечеству и считает, что каждый человек находится на своей ступени эволюции. Он не может ожидать, что человек будет поступать лучше, чем ему позволяет ступень эволюции, на которой тот находится. Он не устанавливает собственных законов и не хочет, чтобы другие им следовали; он следует закону, общему для всех. Когда человек относится с любовью, когда он стремится служить, прощать, терпеть, уважать всех, хороших и плохих, молодых и старых, тогда и начинает он свое путешествие. Для объяснения этого не найти лучшего символа, чем крест. Этим путем сможет пройти человек, обладающий смелостью, силой воли и терпением. Когда человеку приходится жить среди людей самых разных характеров, он должен собственный характер сделать мягким как роза, даже еще мягче, чтобы никого не поранить шипами. Два шипа не причинят друг друга вреда; шипы могут поранить розу, но роза не разорвет шипы. Подумайте, что за жизнь может быть у розы между двумя шипами! Путешествие начинается с тропы, усеянной шипами, но идти придется босиком. Нелегко быть терпимым, всегда терпеливым, воздерживаться от того, чтобы осуждать других, любить врага своего. Только мертвый идет этим путем — тот, кто выпил бокал с ядом. Начало любого пути всегда трудное и неинтересное, тяжелое для каждого. Спросите скрипача о первых днях его обучения, когда он начал играть гаммы и не мог достичь даже нужного звучания нот. Часто ему не хватало терпения продолжать, и так было до той поры, пока он не смог сыграть так, что был удовлетворен. Первая часть пути — это постоянное стремление пробиться, борьба с жизнью, но по мере того как человек приближается к цели, путь становится легче. Расстояние кажется больше, а путь — легче, встречается меньше трудностей. Путешествие осуществляется прежде всего осознанием себя: что я такое? Тело, ум или еще что-то? Происхожу ли я с земли? Или откуда-то еще? Как только человек пустился в путешествие, тут же восстает его низшая природа. Все безумства и слабости человека хотят стащить его на землю, и борьба за то, чтобы разорвать эти цепи, потребует силы Самсона. А потом приходит черед борьбы между красотой материальной и духовной. Красота, выраженная в формах, более реалистична, духовная же красота скрыта туманом до тех пор, пока человек не достигнет той стадии, когда она становится красотой, излучающей свет. Следующий этап борьбы наступает тогда, когда человек уже приобрел знание, силу, магнетизм. Он осознает, что обладает большим могуществом, чем другие, знает больше, чем другие, способен сделать больше, чем другие. Заставить себя пользоваться этими способностями правильно — это еще одна схватка, человек не должен гордиться своими свершениями. Есть враг, который пускается в путешествие вместе с человеком и никогда его не покидает — это его гордыня и духовный эгоизм. Этот враг остается с ним на протяжении всего пути. Подумайте об искушении, когда, получив вдохновение и силу, человек может думать: «Я могу, знаю, понимаю больше, чем ты». Это постоянная борьба до конца, и каждое мгновение человек падает и скатывается вниз. Лишь уравновешенный путешественник будет каждый раз упорно подниматься, поскольку, не имея терпения, он может потерять путь. К тем, кто путешествует по этому пути, придет помощь, как сказал Христос: «Ищите прежде Царствия Небесного и все остальное приложится». Важна цель и правильное к ней отношение души, а не то, что вы встречаете на пути. Внутренняя культура суфийской школы, которая сейчас открывается западному миру, призвана быть руководством на этом пути. Никто в мире не может вести человека по этому пути. Те, кто уже путешествовал этим путем, могут лишь немного подсказать тем, кто действительно хочет путешествовать по нему.
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ ПРИЗНАНИЕ
Обычно происходит вот что: человек признает то, что он не должен признавать и не признает того, что ему следует признавать в жизни. Как правило, лучше бывает не признавать факт, которому не хочется давать жизнь. Например, когда человек начинает понимать, что его друг не такой добрый, преданный, покладистый, каким должен быть друг, — стоит ему только это признать, как он тут же дает силу тому, что до той поры оставалось в тени. Человек, который чувствует: «Все мои родственники и близкие люди меня не любят, не одобряют все, что я делаю; я их утомляю», — конечно же оживляет такой факт. Однажды пришел ко мне друг и сказал: «Я не знаю, какая дурная планета оказывает на меня воздействие, но в последние три года все, до чего бы я ни дотронулся, портится. Ничто, до чего я дотрагиваюсь, не приносит ни успеха, ни удовольствия». Я сказал: «Жаль, что ты пришел так поздно. И все-таки еще не слишком поздно, однако все эти три года ты сам давал пищу этому огню». Друг спросил: «Как это я давал пищу этому огню?» — «Признавая это». Вот что происходит: если мы признаём каждый мелкий факт, который имеет дурное влияние на нашу жизнь, мы даем ему жизнь и тем самым делаем его живым существом. Так происходит и со многими болезнями. Очень часто люди привыкают говорить: «Ах, как я устал!» Им не нужно дробить камни, или валить лес, или носить дрова и камни: прежде чем они начнут это делать, они уже устали. Им не надо ждать действия, чего-нибудь, что их утомит; стоит им только подумать об усталости — она уже тут. Есть много случаев, когда нет причин уставать, человек устает потому, что он это признал. То же и с бессонницей. Как только вы скажете себе: «Я не могу уснуть» — этого достаточно, чтобы вы не уснули всю ночь. Есть множество болезней такого типа, особенно, признание депрессии: «Я в депрессии, мне грустно». Может не быть другой причины быть подавленным, грустным — сам факт признания: «Мне грустно» сделает человека грустным. Тому, кто признает эту жизнь своим другом, эта жизнь окажется другом. Если кто-нибудь признает эту жизнь своим врагом, то такая жизнь окажется во всех отношениях его врагом. Есть многие люди, которые замечают тех, кто работает против них, но именно тем, что они замечают это, они еще больше заставляют их так поступать, потому что создают для них впечатление. Но вы можете спросить: «Разве у людей не бывает враждебности, хотя мы даже не думаем об этом?» Да, она может существовать, но, обращая на нее внимание, признавая ее, вы придаете ей жизнь. Если вы не признаете ее, она умрет в свое время, потому что враждебность — огонь, но огонь не вечный. Только признание дает этому огню пищу — если вы не будете признавать его, этот огонь погаснет. Многие скажут, что это лицемерие — не признавать факт, но такое лицемерие лучше, чем правда. На самом деле, когда вы знаете значение факта, его цену, что под ним следует понимать, это нельзя назвать лицемерием. Доктор не лицемер, когда, видя, что у пациента высокая температура, говорит: «Все в порядке, ничего страшного». Сказав пациенту, что у него жар, доктор, конечно же, еще больше повысит температуру — и многие доктора так и делают. Именно так поступает доктор или религиозный человек — он дает человеку, лежащему на смертном одре, мысль о смерти, тем самым поощряя его, он толкает его к смерти. Человек может оказаться гораздо большим другом своему другу, лежащему на смертном ложе, если не будет признавать его беду, его трудности, его приближающуюся смерть. Стоит доктору оставить надежду, как вся семья начинает говорить об этом пациенту, и его уход ускоряется на полгода. А теперь перейдем к вопросу: что мы должны признавать? То, что мы всегда избегаем признавать — свои ошибки. Признавая свои ошибки, мы убьем их; когда мы их признаем за своих врагов, мы их уничтожаем. Но это та самая вещь, которую нам хочется скрыть, та самая вещь, которую мы хотели бы держать спрятанной даже от собственного взгляда. Самое лучшее, что мы можем сделать, — это посмотреть собственной ошибке в лицо, проанализировать ее, взвесить, измерить, понять ее лучше. Тем самым человек уничтожает ее, или понимает ее, или превращает саму ошибку в достоинство. Очень часто люди считают умным сказать человеку: «Нет, вы мне не друг. Вы не были ко мне достаточно внимательны, не были достаточно добры». Когда человек кому-нибудь говорит такое, он внушает ему все это, даже если бы оно и не существовало. Кроме того, все несчастья, все опасности, которые угрожают человеку, которые пугают его, часто не так велики, как он думает. Можно их избежать, если человек не будет признавать их; он чувствует опасность в зависимости от определенного тона, на который настроено его сердце. Например, если десять человек будут стоять перед лицом одной и той же опасности и кто-нибудь сможет взвесить их страх, то он обнаружит, что степень их страха будет очень разной. Есть одна интересная история о Пророке Мухаммаде. Однажды, когда он был в изгнании, его враги преследовали его в пустыне. Вместе с Пророком был его ученик. Они стояли за скалой и слышали, что скачут множество лошадей. «О Пророк! — сказал ученик, — они преследуют нас, их много, за нами гонится армия». «О, они направляются в другую сторону», — сказал Пророк. «Они едут сюда, я их слышу». — «Они поедут в другом направлении». — «Но что нам делать, если они придут сюда? Их так много, а нас только двое!» — «Разве двое? Нет, трое: ты, и я, и Бог». Каждый человек смотрит на опасность со своей точки зрения. Для одного малейшая вещь слишком велика, для другого величайшая вещь — ничто. Кто как смотрит на это. Если вы видите опасность как большую, вы сделаете ее еще больше, а не признавая опасность большой, вы уменьшите ее величину. Есть еще одна вещь, которую должно осознавать. Вы должны признавать в своем друге, в своем товарище, в тех, кому вы хотите помочь, лучшую часть характера. Замечая ее, вы укрепите ее — она станет больше. Не думайте, что признание своих собственных достоинств противоречит уничижению, потому что, если вы не признаете своих достоинств, цветок страдает без воды. Признавая свои достоинства, свои добродетели, человек не становится гордым или тщеславным, делая это человек, конечно же, поливает цветок, который достоин того, чтобы о нем заботились. Теперь, переходя от психологического воззрения к эзотерическому, вы можете перенести ту же методику из психологии на эзотеризм. В эзотеризме вы сталкиваетесь с проблемой: есть истина, которую вам нужно открыть, но которая сокрыта фактом. Если вы привыкли отрицать факт для того, чтобы открыть истину, то вы готовы в своей эзотерической работе отрицать факт, который скрывает истину, и открыть тем самым истину, которая стоит того, чтобы ее открыть. Тот, кто поймет это, поймет значение всех тех концентраций и медитаций, которые изучаются и практикуются суфиями. Все это для одной цели: отрицать факт для того, чтобы установить истину.
*********
Вопрос: Какого рода может быть факт, затемняющий истину, который нам следует удалить посредством медитации?
Ответ: Объясняя значение слова «факт», я хотел бы сказать, что факт — это тень, которая на данный момент представляет нечто, у чего есть определенное значение, которое мы можем лицезреть и которое в то же самое время не длит свою реальность вечно. Например, человек говорит: «Сандов* [*Знаменитый силач и изобретатель системы физкультуры] фактически сильный человек». Да, это факт, что он сильный человек, но, поскольку он не будет сильным вечно, что является фактом, это не есть истина. Поэтому знание нашего собственного существования и существования других людей, все это знание, которым мы обладаем, является меняющимся знанием, а поскольку оно изменчиво, оно — факт. Истина находится позади него. Но когда мы обнаруживаем в нас самих и в других нечто непреходящее и никогда не изменяемое, это и есть истина.
Вопрос: Как одержать верх над собственными мыслями, когда человек в беде?
Ответ: Конечно, когда обстоятельства зашли так далеко, что чрезвычайно трудно одержать верх над неприятностями, тогда человеку нужно контролировать свои мысли. Но если мы будем сильно расстраиваться по этому поводу, мы не сделаем беду меньше — напротив, она возрастет. Я расскажу вам историю, забавную и поучительную одновременно. Жил не так давно один министр в Хайдарабаде, и был он родом из старинной королевской семьи, в которой из рода в род передавались определенные идеалы поведения и культуры. Однажды, когда он сидел за столом и развлекал своих иностранных друзей, во дворце случился пожар. Поскольку во дворце была традиция не вбегать, чтобы сообщить новости, адъютант не спеша вошел между переменой блюд и прошептал на ухо министру о том, что происходит. Каково же было его удивление, когда министр сказал только: «Да» и продолжил вкушать поданное блюдо. Затем, когда было подано следующее блюдо, он попросил извинения у своих гостей и сказал: «Я приду через мгновенье». Он вышел спокойной походкой, как будто ничего не случилось, отдавая приказы, что делать, чтобы погасить огонь, а затем спокойно вернулся. Большая часть дворца уже сгорела, а гости после ужина уехали, не зная того. На следующий день они прочли в газетах о том, что большая часть дворца сгорела. Они были очень удивлены, что увидели такое терпение, такое самообладание, такое владение собой. Это не значит, что министр не чувствовал потерю, он ее чувствовал, может быть, больше, чем кто угодно другой, но он не показал этого. Это было не в его манере — вскочить, побежать, броситься, не в его манере было делать много шума из ничего. Представьте себе, что он поступил бы так же, как поступают другие, что бы он сделал? Он растревожил бы всех остальных, а от этого все стало бы еще хуже. Лучше, когда горит дворец, чем когда пылает дух.
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
В арабских Писаниях говорится, что Бог послал свое доверие горам, и они отказались нести его; тогда Бог послал свое доверие деревьям, и они не смогли выдержать его. Тогда Бог послал свое доверие человеку, который с готовностью принял его. Доверие в данном случае есть ответственность. Ценность человека столь же велика, как его ответственность, горы не смогли вынести, и деревья не смогли поднять, человечество же пронесло это доверие через всю свою жизнь. Естественно поэтому, что ответственный человек проявляет в себе духовное качество во всех связях, во всех отношениях. Будь это ваш друг, или хозяин, или слуга, или родственник, если он ответствен за то доверие, которое вы на него возлагаете, именно это придает ему ценность. Будь то министр, или король, или президент государства, его величие, его ценность соответствует его ответственности, и он несет ее по жизни сообразно с властью, данной ему. На это можно взглянуть еще и с другой точки зрения: человек может стать великим благодаря своей ответственности, своей великой ответственности, и в то же время он может упасть, потому что это камень преткновения: чем более осознает человек свою ответственность, тем менее он признает силу мудрости, работающей помимо него. Именно поэтому в наше материалистическое время приходят великие личности и вершат великие дела, но все же в конце концов показывают ограниченность. Эта ограниченность происходит оттого, что они утонули в ответственности, которую взяли на себя, оттого, что забыли Бога — другую силу, которая работает помимо них. Как бы ни был велик человек в своей мудрости, своей власти, все же он ограничен, и если его мудрость и власть сравнить с божественной мудростью и властью, то они окажутся даже меньше капли в сравнении с морем. Саади, персидский поэт, отмечает в своем «Розовом саду»: «Созидатель всей этой вселенной деятелен в созидании даже моих дел; но моя тревога за мои дела — это болезнь моя». Этим он хотел сказать: «Я ничего не могу с этим поделать, но в то же время я признаю, что все, что я хотел бы сделать, уже сделано кем-то, гораздо более великим, могущественным и мудрым, чем я». В одном из стихов своего «Маснави» Джелалуддин Руми отмечает, что мельчайшее насекомое получает надлежащее пропитание, оно либо привлекается к нему, либо пропитание ему посылается. Человек, который ответствен за себя и берет на себя ответственность за остальные живые существа, никогда и не подумает о малых насекомых, живущих под стеной его дома, под землей, скрытых среди листьев, покрытых травкой. Но они получают свое пропитание — все, что нужно, чтобы поддерживать свою жизнь. Так и птицы, и животные получают свое пропитание и все, что нужно, чтобы строить гнезда без помощи человека. Несчастливая задача — работать и зарабатывать себе на жизнь — возлагается на человека. Но это цена, которую он платит за уверенность в своих силах, за то, что не зависит ни от кого, кроме самого себя, за ту ответственность, которую взял на себя. Пока он принимает на себя ответственность, он, несомненно, выполняет великую работу для человечества, но, если он становится настолько поглощен этой ответственностью, что полагается лишь на свои ограниченные возможности и забывает источник, из которого к нему приходит помощь, и забывает о той силе и мудрости, которая существует помимо него, то при самой великой ответственности и со всей силой, которая только у него может быть, он в конечном итоге терпит поражение. Есть один вопрос, которым человек сегодня задается: «Разве энергия, которая работает, — сила, лишенная мудрости?» Ответ таков: не может существовать качества, свойства без обладателя этого качества, этого свойства. Энергия не может существовать без энергетического существа, которому принадлежит энергия. Мощь не может существовать без мощного существа, чьим свойством она является. Разум не может существовать без разумного существа, которому принадлежит разум. Человек может сказать: «Но разве не из энергии, силы, мощи все это происходит?» Но он не называет себя энергией, или силой, или мощью. Он говорит: «Я — это я, эго, существо». Если это существо происходит из объекта, оно не может быть существом, оно не должно претендовать на то, чтобы быть существом. Это показывает, что существо происходит от существа — есть существо за всем этим. Это существо совершенно в своей мощи и силе. Но тогда человеку хочется спросить: «Это существо — большее существо, чем я?», потому что эго сравнивает это существо с собой. Он хочет видеть это другое существо, каково оно в сравнении с ним. Ответ таков: это существо, которое включает в себя и вас, и меня, и всех. Поэтому нет ничего другого, что вы могли бы сравнить с этим существом, это существо нельзя объяснить, потому что ни мудрость этого существа не похожа на нашу мудрость, ни его сила не похожа на нашу ограниченную силу. Те, кто пытался научиться жизни, полагаясь на это существо, были святыми и мудрецами. Они практиковали признание божественной силы и божественной мудрости, следуя путем отзывчивости и покорности ей. Через такую практику груз их ответственности снимался с них; их жизнь становилась легче, и они испытывали великое избавление и покой. Очень часто бывает, что серьезный человек завидует маленькому ребенку, который так счастлив без забот, без тревог. Такое дитя являет собой пример божественного царства, как будто все, что там есть, принадлежит ему, и все, что есть прекрасного и доброго, — его. Но тогда возникает вопрос: до какой степени может человек полагаться на божественную мудрость и силу и насколько он должен чувствовать себя ответственным за себя и за тех, кто зависит от него. А случается так, что человек берет принцип и практикует его, но для этого нужно подготовить себя. Если он не готов к этому принципу, то он не должен практиковать его. Если человек, который каждый день тяжело работает, зарабатывая себе на жизнь, сядет и скажет: «Бог должен подать пропитание», то пропитание так скоро не придет, а он будет разочарован. Для того чтобы это практиковать, он должен прежде всего подготовить себя, чтобы прийти к вере в это. Только доверие и вера принесут пропитание. Но эти доверие и вера должны взращиваться постепенно, и этот принцип не следует практиковать без подготовки. Если у кого-нибудь есть какое-то дело, и он скажет: «Оно само сделается. Я туда не пойду», это будет неправильно, потому что этот человек начал с того, что принял на себя ответственность за это дело. Он не может внезапно уйти таким вот образом — он должен практиковать каждый день принцип признания той мудрости и силы, которые существуют помимо него. Я бы никому не посоветовал отказываться от ответственности в признании могущества и мудрости Бога. Я бы только посоветовал набраться храбрости и доверия перед лицом трудностей и кажущейся беды, признав, что есть могучая сила, совершенная мудрость помимо вас и что все будет хорошо. Тем самым человек поднимется над ограничением силы и мудрости и сможет получать силу и энергию из безграничного источника, который в конце концов приведет его к успеху. А если он потерпит поражение, такое признание совершенной силы и мудрости, работающих помимо него, придаст ему сил претерпеть поражение и вручить себя воле Бога.
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ УБЕЖДЕННОСТЬ В СУЩЕСТВОВАНИИ ЖИЗНИ ПО ТУ СТОРОНУ
Вопрос о вере в последующую жизнь занимает каждый ум. Рано или поздно человек начинает задумываться о том, есть ли такая вещь, как продолжение жизни. Многие люди в силу пессимистичной идеи думают, что потом ничего, скорее всего, не будет, но есть другие, к