Назад

Купить и читать книгу за 270 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Основы социологии и политологии

   Предлагаемое учебное пособие написано в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта и охватывает все необходимые программные темы. Книга направлена на создание у студентов целостного представления о человеческом обществе, основных предпосылках и причинах его развития, его динамике и закономерностях. Для удобства изучения каждая глава сопровождается вопросами для повторения и списком дополнительной литературы. Учебное пособие содержит краткий словарь терминов, список персоналий, вопросов к экзаменам и зачетам, а также краткую хрестоматию.
   Для студентов вузов, средних учебных заведений и всех интересующихся проблемами социологии и политологии.


Анатолий Алексеевич Горелов Основы социологии и политологии

Предисловие

   Как только человек начинает осознавать самого себя, он понимает, что окружен другими людьми – родителями, родственниками, соседями. Постепенно круг его общения расширяется. Сферу социальных связей можно изучать так же, как и природные явления, и занимаются этим такие науки, как социология и политология. Они появились позже, чем математика и естественные науки, но не менее важны. Их достижения также должен знать человек, считающий себя современным и образованным. Знание развития общества способно помочь как в выработке мировоззренческой позиции, так и в решении конкретных жизненных проблем.
   Выбор материала для данного учебного пособия обусловливался стремлением, с одной стороны, познакомить студентов с основными социологическими понятиями, представлениями и теориями, а с другой стороны, дать им сведения, которые помогли бы разобраться в современном устройстве общества. Структурно и содержательно книга соответствует Госстандарту для вузов и может служить пособием для самостоятельной работы студентов.
   Изучение материала учебного пособия желательно дополнить чтением классических социологических и политологических трудов Платона, Аристотеля, Г. Спенсера, Л.Н. Толстого, Э. Дюркгейма, М. Вебера, П.А. Сорокина, М. Мид, Э. Фромма и др.

Глава 1
Становление социологии и политологии

Определение социологии

   В 1839 г. французский философ Огюст Конт (1798–1857) предложил создать науку, изучающую общество, и назвать ее социологией. «Социо» в переводе с латинского – общество, «логос» в переводе с греческого – слово, разум. Буквально: наука об обществе. Конт образовал это слово по аналогии с названием науки о живой природе – биологии (это понятие появилось в начале XIX в.).
   То, что предложил новую науку именно Конт, не случайно. Он был основателем нового философского направления – позитивизма и считал, что человеческое мышление прошло в своем развитии три этапа. Сначала оно было теологическим (религиозным) и объясняло все происходящее действием богов («Бог дал, Бог взял» и т. п.). Потом оно стало метафизическим («мета» – греческий предлог «за», буквально: за физикой, т. е. природой) и выводило все из понятий и идей. В Новое время, последовавшее за эпохой Возрождения, мышление, по Конту, стало позитивным (научным), и оно основывается на эмпирической (опытной) проверке гипотез и теорий, открывая законы природы.
   Научное мышление сначала утверждалось в исследовании природы. Возникли естественные науки – астрономия, физика, химия, биология. Затем научный подход восторжествовал и в изучении общества, и наука о закономерностях общественного развития была названа социологией.
   Однако если сейчас определять социологию как науку об обществе, то это не будет точно. Дело в том, что в XIX–XX вв. появились другие науки, изучающие отдельные общественные явления: политология, культурология, антропология, этнография, этнология и т. д. Это закономерный процесс развития науки. Когда-то физика возникла как наука о природе («фюзис» по-гречески – природа), но если сейчас назовем ее наукой о природе, то будем не правы. Теперь это одна из наук о природе, поскольку появились другие: астрономия, химия, биология. Чтобы отличить физику от других наук о природе, следует дать более точное определение.
   То же с социологией. С появлением других наук об обществе надо дать более строгое ее определение. Это сделал в XX в. выдающийся русский социолог П.А. Сорокин (1889–1968). Он выделил две группы вопросов, составляющих предмет социологии. Во-первых, наиболее общие проблемы человеческих взаимоотношений (такие, как развитие общества в целом и т. п.), а во-вторых, проблемы соотношения явлений, которые изучают порознь представители других общественных наук.
   Поясним это на схеме, предложенной П.А. Сорокиным. Предположим, что одна из общественных наук, скажем, политология, изучает явления А, Б, В, Г…, другая наука, скажем, культурология, – явления А, Б, Д, Е…, третья наука – А, Б, Ж, 3… Тогда предметом социологии будут общие для всех наук явления, т. е. А и Б, а также взаимоотношения между явлениями В и Д, Г и 3 и т. д.
   Еще одно необходимое дополнение. Понятие «общество» имеет в русском языке несколько определений. Обществом называют элементы социальной системы, т. е. людей, взаимоотношения между элементами и социальную систему в целом. Социология изучает прежде всего структуру социальных систем, т. е. совокупность взаимоотношений между людьми, оставляя изучение самих людей психологии, а изучение продуктов их деятельности – культурологии. Это можно проиллюстрировать с помощью простой схемы.

   Социология изучает не элементы 1, 2, 3, а их взаимоотношения, отмеченные стрелками: 1 <—> 2, 1 <—> 3, 2 <—> 3. Различия между элементами, составляющими структуру, и комплексом элементов, из которых строится система, такие же, как между деревьями и лесом. Лес – не совокупность деревьев, стоящих на таком расстоянии, что они не влияют друг на друга. Итак, социология изучает «лес», а не отдельные «деревья» сами по себе.
   Отметим также, что уже после предложения О. Конта о структуре социологии стало выясняться, что животным также присущи порой очень сложные формы социальной жизни. Социология не изучает общественную жизнь животных, а только человеческие взаимоотношения.
   После этих необходимых замечаний можно дать четкое определение социологии. Социология – это наука о наиболее общих проблемах специфически человеческих взаимоотношений и взаимосвязи явлений, изучаемых другими общественными науками. Специфически человеческими будем называть такие взаимоотношения, которые свойственны виду Homo sapiens. Их также называют социокультурными.

Определение политики и политологии

   Слово «политика» понимается в двух основных смыслах. В широком смысле – это сфера общественной жизни, имеющая дело с управлением. Так, можно говорить о семейной политике, политике в области образования, спорта и т. д. В рамках политологии нас будет интересовать политика в узком смысле слова, а именно сфера общественной жизни, имеющая дело с управлением государством. Политика в этом смысле существовала не всегда, а появилась с возникновением государства как социального института.
   Слово «политика» происходит от древнегреческого слова «полис», обозначавшего город. В Древней Греции города с прилегающими к ним территориями представляли собой государства, т. е. полностью распоряжались всеми вопросами управления городом. Соответственно первоначально политика представляла собой искусство управления городом-государством. Система городов-государств, как, например, Афины, Спарта и т. д., существовала не только в Древней Греции, но и на Ближнем Востоке, в Древней Индии и в других частях мира. Известны города-государства в средневековой Европе. В Древней Руси такими городами были Новгород и Псков.
   Изначальное определение политики как искусства управления людьми имеет веские исторические основания. Именно такое значение имело слово «политика» в Древней Греции аналогично тому, как риторика считалась искусством красноречия. Но это античное определение ушло в прошлое, так же как времена греческого полиса, когда оно сформировалось. Оно ныне также представляется неоправданно узким, так как могут быть политические решения далекие от искусства в высоком смысле слова и попросту некомпетентные.
   Столь же ограниченным будет определение политики как науки управления, и не только потому, что политика возникла гораздо раньше, чем наука, но и потому, что конкретный политический уровень деятельности зачастую не основывается на объективных научных данных и вообще протекает на бессознательном уровне, не доходящем до разумной оценки событий. Такое определение имеет историческое основание, так же как, скажем, риторику называли наукой красноречия. Опять-таки, как и в случае с политикой – искусством, оно не соответствует реалиям современной действительности. Ведь наука в полном смысле слова образовалась только в XVI в., а наука, изучающая политические явления и названная политологией, – в XIX в. Определение политики как сферы общественной жизни, имеющей дело с управлением в государстве, более общее и адекватное практике. Мы в дальнейшем будем ему следовать.
   Одним из первых суть политики определил древнегреческий философ Платон в диалоге «Политик». Платон рассматривал политическое искусство как умение «ткать» из отдельных индивидуальностей государственное целое. Он также называл политиков «пастухами человеческого стада». Будем ли мы считать политику наукой или искусством, в любом случае она имеет дело с управлением.
   Определяющей границей политики будет, по Платону, не количество правителей, не насилие или добрая воля, не богатство или бедность, а знания. Здесь Платон следует за своим учителем Сократом. Второе, что Платон добавляет к знанию, – это справедливость, и формулирует следующее «великое правило» для правителей, состоящее «в том, чтобы умно и искусно, уделяя всем в государстве самую справедливую долю, уметь оберечь всех граждан и по возможности сделать их из худших лучшими» (Платон. Политик. 297 в.).
   Так как политика неразрывно связана с управлением, имеющих к ней отношение можно разделить на управляющих и управляемых, хотя до некоторой степени условно. Соответственно выделяют субъекты и объекты политики.
   Субъектами политики являются те, кто занимает управляющую позицию, т. е. принимает политические решения или, по крайней мере, имеет влияние на их принятие. Если человек просто соглашается или возмущается какими-либо политическими действиями, это не делает его ее субъектом. Сначала надо понять свои интересы и характер их связи с политикой (политическое сознание), затем выразить их в политических формах (политическая культура) и бороться за их осуществление (политическое поведение).
   Объект политики есть, по философскому определению слова, нечто пассивное («инертное большинство») в противоположность субъекту как активному деятелю. Вопрос перехода из объекта в субъект – это вопрос о том, как человек может повлиять на политику (и не только один раз в несколько лет, но постоянно). В момент, когда человек опускает бюллетень с принятым им решением, он является субъектом, но во все остальное время он может быть простым объектом политики, если не участвует в принятии политических решений.
   В Древней Греции политику называли искусством и наукой. В Новое время Д. Юм в эссе «О том, что политика может стать наукой» выдвинул так называемые «универсальные аксиомы политики», думая, что это сделает политику наукой. Но уподобления политики математике для становления науки недостаточно. Предложенные аксиомы слишком умозрительны, чтобы создать политическую науку. Юм думал, что политику сделает наукой «нахождение вечных политических истин», но сейчас мы знаем, что не этот признак характеризует науку, а проверка следствий из теорий.
   Вопрос о том, сможет ли политика стать наукой, остается открытым. Но развитие гуманитарных наук привело к становлению политологии как науки о политике. Мы определили политику как сферу общественных отношений, имеющую дело с государственным управлением. Соответственно задачей политологии как науки о политике будет эмпирико-теоретическое познание данной сферы отношений и формулирование законов ее развития. Появление этого понятия снимает использование слова «политика» в смысле науки.
   Каковы главные отличия политологии от политики? Политология – идеальна, политика реальна; политология объективна, политика субъективна, хотя в ней существует понятие объекта политики; политология рациональна, в политике наравне с рациональными присутствуют и нерациональные (порой бессознательные) моменты, и не только у подданных – объектов политики, но и у правителей. Если политика возникла 2,5 тыс. лет назад, то политология только в XIX в. в процессе дифференциации социологического знания. Сначала должна была возникнуть социология как наука об обществе, чтобы затем от нее отпочковалась дисциплина, изучающая ту часть общественной системы, которая имеет дело с государственным управлением.

Предмет социологии и политологии

   Предметом науки является то, что она изучает. Предмет следует отличать от объекта. Объект реально существует и обладает в принципе бесконечным количеством свойств. Ученый вычленяет из объекта свойства, которые представляют для него интерес, и совокупность их становится предметом исследования.
   Предметом социологии служит то, что великий французский ученый Э. Дюркгейм (1858–1917) назвал «социальными фактами». Эти факты находятся вне человека, в отличие от психологических фактов – ощущений, представлений и мыслей, но и не в природе, окружающей общество, а в нем самом. Они существуют в пределах человечества в целом, но вне конкретной личности. Слово «факт» понимается в самом широком смысле: это и социальные институты, и классы, и конкретные взаимодействия между людьми. Социальные факты, считал
   Дюркгейм, обладают свойствами, которые не содержатся в самом сознании человека, так как общество не сводится к совокупности его членов. Как свойства воды не выводятся из суммы свойств атомов водорода и кислорода, так свойства общества, изучаемые социологией, не выводятся из суммы свойств его членов. К социальным фактам Дюркгейм относил верования, стремления, обычаи группы, взятой коллективно. Предмет социологии имеет, таким образом, специфику, отличающую ее от естественных наук и психологии. Собственно, эта специфика и объясняет появление науки со своим особым предметом исследования и методами.
   Знаменитый немецкий философ и социолог Г. Зиммель (1858–1918) писал, что социология изучает формы взаимоотношений, подобно тому как геометрия изучает пространственные формы. Формы столь же важны, как и содержание. В предмет социологии входят социальные формы, представляя результат обобщения содержания социальной реальности.
   Конкретные вопросы, входящие в предмет социологии, обозначены в оглавлении учебного пособия. Это методология социологии, история социальных учений, социологические школы, социологические теории, социология личности и девиантное поведение, социальные взаимодействия и группы, социальные институты и типы обществ, социальная стратификация и мобильность, отраслевая социология, методы и программы эмпирических исследований.
   Предметом политологии является совокупность действий, связанных с управлением государством. Но вопросы управления в государстве не ограничиваются деятельностью собственно государства. Существуют проблемы, непосредственно не связанные с государством, но влияющие на него. Это деятельность партий, других общественных организаций – профсоюзов и т. п.; отдельных людей и заинтересованных групп с присущим им политическим сознанием и культурой; совокупность политических процессов в мире.
   В целом это составляет предмет политологии. Предметом политологии будет вся совокупность тем, которые рассматриваются в данном учебном пособии, хотя, конечно, она далеко не исчерпывает всего того, чем занимается политология. Конечная цель политологии, как любой другой науки, – выявление закономерностей, в данном случае закономерностей управления обществом, закономерностей функционирования политики как особой сферы общественной жизни.

Методы социологии и политологии

   Учение о методах, подходах, способах научного исследования называется методологией. Относительно специфики методологии еще в XIX в. в трудах двух выдающихся ученых, стоявших у ее истоков, – французского социолога Э. Дюркгейма и немецкого социолога М. Вебера (1864–1920) – сложились два различных представления, объясняющиеся спецификой этой науки.
   Основоположник первого направления, Дюркгейм, подчеркивал в методологических работах, что социологи должны столь же непредвзято изучать свой предмет, как естествоиспытатели. «Таким образом наше правило… требует только одного: чтобы социолог погрузился в состояние духа, в котором находятся физики, химики, физиологи, когда они вступают в новую, еще неисследованную область своей науки» (Дюркгейм Э. Социология. М., 1995, с. II). Если более строго, то «социальные факты должны рассматриваться как вещи», т. е. как объективно существующие независимо от сознания исследователя. Подробная точка зрения получила название позитивизма в социологии (вспомним, что основателем позитивизма как философского направления был «отец» социологии О. Конт).
   Позитивистскому подходу в социологии противостоял подход М. Вебера, который принимал во внимание фундаментальные отличия общественных наук от естественных:
   1) большая сложность социальных систем;
   2) социальная реальность зависит как от объективных, так и от субъективных факторов (от психологической реальности);
   3) в социальное исследование включены личные, групповые и идеологические интересы;
   4) возможности эксперимента в общественных науках ограничены, как в смысле получения результатов, так и в смысле их проверки, и часто приходится удовольствоваться наблюдением.
   Понимание, по Веберу, может быть как рациональным, так и на основе сопереживания и вчувствования. М. Вебер назвал социологию «понимающей» наукой, т. е. ищущей смысл социальных действий людей. «Понимающая социология» рассматривает явления изнутри, но не с точки зрения их физических или психологических свойств, а с точки зрения их смысла. Отличие Вебера от Дюркгейма не в том, что он менее рационален, напротив, он предполагает рациональной не только науку, но и поведение человека (последнее частично).
   М. Вебер ввел методологически важное в социологии понятие «идеального типа». «Следовательно, в подобных случаях конструкция цели рационального действия – вследствие своей понятности и основанной на рациональности однозначности – служит в социологии типом («идеальным типом»), с помощью которого реальное, обусловленное различными иррациональными факторами (аффектами, заблуждениями) поведение может быть понято как «отклонение» от чисто рационально сконструированного» (Западноевропейская социология XIX – начала XX в. М., 1996, с. 458). Концепция «идеальных типов» напоминает использование собирательных образов в литературе (тип «лишнего человека» в русской литературе XIX в., тип помещика и т. п.). Это типы с выраженными характерными чертами большого числа конкретных людей, выполняющих какую-либо социальную роль (типы политических лидеров и т. д.). Вебер особенно подчеркивал, в противоположность позитивизму, что «идеальные типы» не извлекаются из эмпирической реальности, а конструируются теоретически.
   Метод – это совокупность действий, призванных помочь достижению желаемого результата. Первым назначение метода в Новое время указал французский математик и философ Р. Декарт в работе «Рассуждения о методе». Но еще ранее один из основателей эмпирической науки, Ф. Бэкон, сравнил метод познания с циркулем. Способности людей различны, и, для того чтобы всегда добиваться успеха, требуется инструмент, который уравнивал бы шансы и давал возможность каждому получить нужный результат. Таким инструментом и является научный метод. Метод не только уравнивает способности людей, но также делает их деятельность единообразной, что является предпосылкой для получения единообразных результатов всеми исследователями.
   Научный метод как таковой подразделяется на методы, используемые на каждом уровне исследований. Выделяются, таким образом, эмпирические и теоретические методы.
   К эмпирическим методам относятся: наблюдение – целенаправленное восприятие объективной действительности; описание – фиксация средствами естественного или искусственного языка сведений об объектах; измерение – количественная характеристика свойств объектов; сравнение – сопоставление объектов по каким-либо сходным свойствам или сторонам; эксперимент – наблюдение в специально создаваемых и контролируемых условиях, что позволяет восстановить ход явления при повторении условий.
   К теоретическим методам относятся: формализация – построение абстрактно-математических моделей, раскрывающих сущность изучаемых процессов; аксиоматизация – построение теорий на основе аксиом (утверждений, доказательства истинности которых не требуется); гипотетико-дедуктивный метод – создание системы дедуктивно связанных между собой гипотез, из которых выводятся утверждения об эмпирических фактах.
   Другой принцип классификации рассматривает сферы использования методов: во всех отраслях человеческой деятельности; во всех областях науки; в отдельных разделах науки. Соответственно выделяют всеобщие, общенаучные и конкретно-научные методы.
   Ко всеобщим методам относятся:
   анализ — расчленение целостного предмета на составные части (стороны, признаки, свойства или отношения) с целью их всестороннего изучения;
   синтез— соединение выделенных частей предмета в единое целое;
   абстрагирование — отвлечение от несущественных для данного исследования свойств и отношений изучаемого объекта с одновременным вычленением интересующих свойств и отношений;
   обобщение— прием мышления, в результате которого устанавливаются общие свойства и признаки объектов;
   индукция — метод исследования и способ рассуждения, в котором общий вывод строится на основе частных посылок;
   дедукция— способ рассуждения, посредством которого из общих посылок с необходимостью следует заключение частного характера;
   аналогия— прием познания, при котором на основе сходства объектов в одних признаках заключают об их сходстве в других признаках;
   моделирование— изучение объекта (оригинала) путем создания и исследования его копии (модели), замещающей оригинал с определенных сторон, интересующих исследователя;
   классификация— разделение всех изучаемых предметов на отдельные группы в соответствии с каким-либо важным для исследователя признаком (особенно часто используется в описательных науках, в том числе в социологии).
   К общенаучным методам относятся научное наблюдение, эксперимент, моделирование. Научное наблюдение, в отличие от обыденного, подчинено ясной исследовательской цели, планируется по заранее обдуманной процедуре, все данные фиксируются по определенной системе, а полученная информация поддается контролю на обоснованность и устойчивость.
   В зависимости от общей задачи наблюдение можно классифицировать: по демографическим и социальным признакам (пол, возраст, семейное положение, образование, доход и т. п.); по содержанию деятельности (характер труда, сфера досуга и т. д.); по статусу в коллективе (руководитель, коллега, подчиненный); по официальным функциям в совместной деятельности (обязанности, права, реальные возможности их осуществления) и неофициальным отношениям (дружеские связи, неформальное лидерство, авторитет).
   По условиям организации наблюдения делятся на полевые (в естественных условиях) и лабораторные. По степени формализованности выделяют неконтролируемые (или нестандартные, бесструктурные) наблюдения и контролируемые, т. е. регистрирующие события по детально разработанной процедуре.
   В зависимости от положения наблюдателя различают соучаствующее (или включенное) наблюдение, при котором исследователь имитирует вхождение в социальную среду, и простое, не-включенное наблюдение, при котором он регистрирует события со стороны.
   Ограничивает применение наблюдения сложность, а порой и невозможность проведения повторного наблюдения, что является обычной и необходимой процедурой научного исследования. Проблемы можно избежать, если заменить наблюдение экспериментом, проводящимся при определенных условиях.
   Эксперимент делится на натурный и мыслительный. Натурный эксперимент предполагает вмешательство экспериментатора в естественный ход событий. Он может быть контролируемым и неконтролируемым. При контролируемом эксперименте производится тщательное выравнивание всех условий, которые могут исказить влияние экспериментального фактора. Но здесь есть ограничения, связанные с этическими и иного рода соображениями. При мыслительном эксперименте вместо манипулирования с реальными объектами оперируют с информацией о свершившихся событиях.
   К основным конкретно-научным методам в социологии и политологии относят анализ документов, который может быть качественным или количественным (последний называют контент-анализом), опрос и т. п.
   Анализ документов является наиболее экономичным методом исследования. Он позволяет оперативно получить объективные данные об изучаемой системе. Правда, такая информация не всегда бывает достоверной и нуждается в проверке с помощью наблюдения и опросов. Она также не содержит сведений о субъективных факторах, подлежащих исследованию. Потому этот метод используется наряду с наблюдением и опросом.
   Документальной в социологии называют любую информацию, зафиксированную в печатном и рукописном тексте, на магнитной ленте, на фото-или кинопленке. Она и классифицируется таким образом: по способу фиксирования информации. С точки зрения целевого назначения, выделяются материалы, которые избраны и составлены по желанию самих исследователей, – они называются целевыми, и нецелевые, т. е. любые наличные документы, существующие независимо от исследователя. По степени персонификации документы делятся на личные и безличные, К личным относятся: карточка индивидуального учета (библиотечные формуляры, анкеты, бланки), характеристики, письма, дневники, заявления, мемуары. Безличные документы – это архивы, данные прессы, протоколы собраний и т. п. В зависимости от статуса выделяют официальные и неофициальные документы. К первым относятся правительственные материалы, данные государственной статистики (переписи населения и т. п.), архивы и текущие документы различных организаций. Неофициальные документы – это личные материалы, а также составленные частными гражданами безличные документы (статистические исследования и т. п.). Наконец, по источнику информации документы делятся на первичные – составляемые на основе прямого наблюдения или опроса, и вторичные – представляющие собой обработку, обобщение или описание, сделанные на основе первичных источников.
   Анализ текста без использования процедур измерения называется качественным. Так как он применяется давно, то его называют традиционным методом. В последние несколько десятилетий широкое распространение получил метод квантификации материала – контент-анализ (его разработали американские социологи X. Лассуэлл и Б. Берельсон). Контент-анализ изучает информацию количественно.
   Опрос является наиболее распространенным методом сбора социологической информации. Он предусматривает:
   1) устное (интервью) или письменное (анкетирование) обращение исследователя к определенной совокупности людей, называемых респондентами, с вопросами, содержание которых представляет проблему на уровне эмпирических индикаторов;
   2) регистрацию и статистическую обработку полученных ответов;
   3) их теоретическую интерпретацию.
   Опрос используется в тех случаях, когда изучаемая проблема недостаточно обеспечена документальными источниками информации; характеристики исследования недоступны для наблюдения; когда предметом исследования является индивидуальное или общественное сознание: потребности, интересы, мотивации, настроения, ценности, убеждения людей; в качестве контрольного дополнительного метода для расширения возможностей описания и анализа изучаемых характеристик. Опросы могут быть очными (личные) или заочными (звонок по телефону, обращение с анкетой через средства массовой информации).
   Интервью – это проводимая по определенному плану беседа, предполагающая контакт интервьюера с респондентом, причем запись ответов осуществляется либо самим интервьюером, либо механически (на пленку). Интервью может быть свободным – по общей программе без детализации, и формализованным, или стандартизованным, – с детальной разработкой всей процедуры. В зависимости от целевого назначения интервью разделяют на клинические (долговременные), с целью получить сведения о внутренних побуждениях, мотивах и склонностях опрашиваемого, и фокусированные (кратковременные), с целью извлечь информацию о реакции человека на данное воздействие. По количеству респондентов интервью делятся на индивидуальные и групповые.
   Анкетирование предполагает жестко фиксированный порядок, содержание и форму вопросов, причем ответы даются опрашиваемым либо наедине (заочный опрос), либо в присутствии анкетера (прямой опрос). Различают открытые опросы, когда респонденты высказываются в свободной форме, и закрытые, когда все варианты ответов заранее предусмотрены. Опрос-молния (или опрос-голосование, зондаж) содержит три-четыре пункта основной информации. Может иметь место опрос по почте, когда ожидается возвращение опросного листа по заранее оплаченному почтовому отправлению. По теме опросов анкеты делятся на событийные, статистические (в переписях населения), анкеты на выяснение ценностных ориентации и т. д.
   К опросу прилагается так называемая «паспортичка» с указанием пола, возраста, образования, стажа работы, семейного положения респондента и т. п.
   В некоторых случаях социолог может исследовать объект целиком. Тогда говорят, что предмет исследования тождествен генеральной совокупности, т. е. совокупности всех возможных социальных объектов, подлежащих изучению. Такое исследование называется сплошным. Но чаще исследование является несплошным, или выборочным, т. е. изучает выборочную совокупность. Последняя может быть репрезентативной, когда воспроизводит параметры и значительные элементы генеральной совокупности, или нерепрезентативной. При нерепрезентативной выборке неизвестны пропорции существенных характеристик в генеральной совокупности или известно, что в выборке они не соблюдаются. Например, если известно, что среди рационализаторов большинство составляют рабочие, то такой вывод будет справедлив, только если учитывать процентное отношение рабочих к другим слоям общества. Другой пример: исследование студентов 2-го курса не дает оснований для переноса выводов на всех студентов вообще.
   Имеются различные приемы достижения репрезентативности выборки. Выборка называется случайной, если любой элемент в генеральной совокупности (или любое сочетание элементов) может быть с одинаковой вероятностью включен в выборку. Последнее делается для того, чтобы избежать влияния субъективного фактора. В работе используются таблицы случайных чисел, составленные с помощью компьютера. Номера выбираются совершено случайно. Данный метод можно использовать при наличии списков генеральной совокупности. Основанием для выборки может быть также картотека, карта и т. п.
   Выборка называется систематической, или псевдослучайной, если соотношение между размером выборки и численностью генеральной совокупности используется для определения интервала. Скажем, выбирается каждый десятый человек из генеральной совокупности.
   Стратифицированная выборка предполагает разделение генеральной совокупности на слои, а затем составление выборки внутри каждого слоя. Способ применяется, когда предмет изучения имеет сложную социальную структуру, требующую учета специфики каждого слоя (особенности его функционирования, численность, степень важности).
   При так называемой кластерной выборке «проводится классификация групп населения по географическому признаку. Такой метод применяется при значительной пространственной разбросанности объектов исследования.
   При крупномасштабных исследованиях применяются многоступенчатые выборки, при которых используются несколько простых методов. Все указанные методы являются вероятностными. Могут быть и целевые выборки, когда ученый сам отбирает респондентов. Здесь большое значение имеет предварительное знание ситуации.

Структура и функции социологии и политологии

   В социологии и политологии, как в любой науке, выделяют два уровня исследований – эмпирический и теоретический. На эмпирическом уровне происходит сбор социальных фактов, их обработка и эмпирическое обобщение. Теоретический уровень – это уровень создания гипотез и теорий на основе эмпирических исследований. Из теории дедуктивным путем выводятся эмпирически проверяемые следствия, и исследование вновь спускается на эмпирический уровень с целью проверки теоретических концепций. Таким образом, в структуре исследований теоретическое и эмпирическое представляют собой две подсистемы единого целого.
   Эмпирический уровень преимущественно аналитичен, поскольку из объекта исследований вычленяется посредством абстрагирования предмет исследования и затем происходит изучение его частей. На теоретическом уровне начинает преобладать синтез. Он сначала выступает в роли гипотезы, обобщающей отдельные результаты исследования во всеобщем утверждении, а затем в виде теоретического конструкта. Аналитическое и синтетическое в исследовании, так же как эмпирическое и теоретическое, находятся в неразрывном единстве, поскольку без предшествующего анализа нет последующего синтеза. В этом социологическое и политологическое исследования не отличаются от любого научного исследования. Другое дело, что соотношение анализа и синтеза может меняться в зависимости от целей: в одном исследовании может преобладать анализ, в другом синтез.
   Соответственно различают эмпирическую и теоретическую социологию и политологию как два относительно обособленных друг от друга типа исследований. В эмпирических исследованиях основное внимание уделяют сбору социальных фактов и их обобщению. Эмпирические исследования, в свою очередь, делятся на полевые и лабораторные. В теоретических исследованиях доминирует, прежде всего, создание теории, описывающей социальные явления, т. е. исследование преимущественно теоретическое.
   Выделяют также фундаментальную и прикладную социологию и политологию. Всякое исследование в основе своей имеет какую-либо проблему, требующую решения. Последняя может сформироваться в рамках самой науки, а может быть задана извне. Задачей фундаментальных исследований является решение проблем, стоящих перед наукой, – выявление закономерностей развития общества и т. п. Прикладные исследования нацелены на изучение имеющих непосредственное практическое значение проблем, которые не являются собственно предметом данной науки как таковой. Сюда же относятся и проблемы социальной инженерии – практического внедрения социальных знаний с целью конструирования новых систем и модификации имеющихся.
   Между фундаментальной и прикладной наукой нет непроходимой пропасти. Фундаментальное исследование при необходимости можно продолжить как прикладное (самое практичное решение дает, как известно, теория). В то же время из хорошего прикладного исследования не всегда можно сделать фундаментальные выводы.
   Еще одно важное деление социологии и политологии – на общую и отраслевую. В соответствии с приведенным выше определением социологии общая социология изучает наиболее типичные вопросы социокультурных взаимодействий, а отраслевая социология исследует взаимодействия между предметами других общественных наук и включает в себя отдельные направления социокультурных взаимодействий и социальные институты. Различают социологию государства, права, семьи, образования, общественного мнения, межнациональных отношений и т. п.
   Социологи исследуют общество на микро-и макроуровнях. Первый – это уровень общения людей в быту, на производстве, в процессе обучения и т. д. Второй – уровень социальных институтов и общества в целом. Соответственно различают микросоциологию и макросоциологию.
   Главная функция социологических и политологических исследований, как в любой фундаментальной науке, – познавательная. Она обеспечивает прирост нового знания и раскрывает закономерности социальной жизни. Большое значение имеют также прогностическая функция, в соответствии с которой социология дает прогноз возможных социальных событий, перспектив и тенденций общественного развития, вариантов будущего, а политология дает прогноз развития политической ситуации, перспектив и тенденций политической жизни; преобразовательная функция, в соответствии с которой социология и политология практически влияют на изменение ситуации в мире. Методологическая функция служит выбору наилучшего сочетания методов исследования, а методическая – разработке конкретных новых методик. Выделяют мировоззренческую функцию, посредством которой социология и политология вносят вклад в формирование мировоззрения человека. Наконец, можно говорить о гуманистической функции социологии и политологии. Неоднократно отмечалось, что как медицина призвана лечить человека, так социология призвана лечить общество в целом. Еще Платон сравнивал политика с врачом и призывал к тому, чтобы политики-врачеватели «действовали на благо наших тел, превращая их из слабых в более крепкие и тем самым всегда спасали врачуемых» (Платон, Политик. 293 в.).

Основные этапы изучения общества

   Изучение общества началось на самых ранних стадиях его развития задолго до образования социологии. Этот первый этап можно назвать донаучным. Начальный этап собственно социологии уместно назвать методологическим, поскольку именно в его пределах, во второй половине XIX в., вырабатывалась методология новой науки. Наконец, XX в. можно назвать эмпирико-теоретическим этапом изучения общества и развития социологии, поскольку именно в XX в. начались эмпирические исследования на подлинно научных основаниях и построены первые социологические теории.
   Последовательно и подробно этапы изучения общества будут рассмотрены в следующих двух главах. Здесь же отметим принципиальную противоположность собственно научных исследований, основанных на определенной методологии, и донаучного изучения, основанного на обыденном опыте и сознании. Разница здесь примерно такая же, как между донаучными обыденными представлениями о том, что Солнце вращается вокруг Земли (поскольку мы ежедневно видим, что оно всходит и заходит), и научной системой Коперника, положившей начало астрономии и современной науке в целом. Это принципиальное различие результатов обобщения обыденного опыта и теоретического открытия объективных законов.

Вопросы для повторения

   1. Что такое социология?
   2. Почему сейчас определение социологии, данное Контом, будет неточным?
   3. Что такое политика и политология?
   4. Что входит в предмет социологии и политологии?
   5. Какие методы применяются в социологии и политологии?
   6. Как разделяются эмпирические и теоретические методы?
   7. Как разделяются всеобщие, общенаучные и конкретно-научные методы?
   8. Какова структура социологического и политологического знания?
   9. Какие функции выполняют социология и политология? 10. Каковы основные этапы изучения общества?

Литература

   1. Платон[1]. Политик. Государство. Законы.
   2. Дюркгейм Э. Социология. – М., 1995.
   3. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. – М., 1992.

Глава 2
История социально-политических учений

   Предметом этой главы будет история социально-политических учений, начиная с возникновения политики и до становления социологии и политологии. Все социально-политические учения можно разделить на идеальные, предлагающие наилучший общественный строй (впоследствии они получили название утопических, от греческого слова «утопия» – место, которого нет на земле, но которое может быть), и консервативные, целью которых является обоснование правомерности формы правления, существующей в данное время. Самые древние социально-политические учения возникли в Китае, и это связано с общей социально-политической направленностью китайской культуры.

Идеальное государство как семья: Конфуций

   Крупнейшим мыслителем Китая и автором первого социального утопического проекта был Конфуций (552–479 гг. до н. э.). Он считал, что идеальное государство должно строиться по аналогии с хорошей семьей. Кстати, по одной из концепций происхождения государства, оно возникло путем объединения отдельных родов, которые, таким образом, были его основой. Государство, по Конфуцию, должно напоминать большую семью, в которой правитель, как отец, заботится о подданных, а подданные почитают его и любят друг друга, как братья. Конфуций уподоблял государство живому организму. «Правитель в столице страны как сердце в теле [человека]» (Древнекитайская философия. Т. 1. М., 1972, с. 22). Отголоски подобных представлений дошли до наших дней, когда правителя называют «царь-батюшка», «отец родной», ко всем гражданам обращаются «товарищ», а в монастырях – «брат» и «сестра».
   Государство необходимо, по Конфуцию, для справедливого и достойного существования людей, которые разделены на чиновников и простолюдинов, занимающихся соответственно умственным и физическим трудом. «Тот, кто является правителем над людьми, озабочен [мыслями о судьбе страны], но не трудится [физически]; народ же трудится [физически], однако не озабочен [такими мыслями]» (там же, с. 21–22). Конфуций сформулировал принцип социальной гармонии. «Верхи [должны] добросовестно заботиться о низах, а низы [должны] честно служить верхам» (там же, с. 15). Тогда образуется «моральное согласие».
   Правильное управление государством – основа благосостояния народа. Во главе государства должны стоять мудрые люди, а самые лучшие правители – это совершенномудрые, которые от рождения несут в себе знание, дарованное им небом, и передают его людям.
   Искусство управления заключается в «исправлении имен», то есть в том, чтобы каждого поставить на должность, на которой он способен приносить наибольшую пользу государству.
   Свое учение об идеальном государстве Конфуций создавал в полемике с так называемыми «законниками», социальной школой, представители которой считали, что залог благосостояния и могущества государства в хороших законах. Возражая «законникам», Конфуций говорил, что хорошие законы без добродетелей у членов общества не приведут к социальной гармонии, так как население будет уклоняться от их исполнения, в то время как высокий уровень нравственности гарантирует процветание государства без наличия строгих законов. Современный философ К. Поппер пишет, что невозможно создать институты, «которые работали бы независимо от того, какие люди их обслуживают» (Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1. М., 1992, с. 293). Невозможно идеальное общественное устройство без идеального человека. Две проблемы – социального и личностного прогресса – тесно связаны друг с другом и неразрешимы одна без другой. Это хорошо понимал самый известный китайский философ.

Идеальное государство как душа: Платон

   Отдав должное выдающемуся китайскому мыслителю, вернемся в Древнюю Грецию, чтобы познакомиться с представлениями об идеальном государстве древнегреческого философа Платона (427–347 гг. до н. э.). Конфуций считал, что государство идеально, если соответствует элементарной ячейке общества – семье, а с точки зрения Платона идеальное государство должно соответствовать строению человеческой души. Это средство гармонизации взаимоотношений человека и государства. Как душа состоит из трех частей: разумной – с главной добродетелью мудростью; чувствительной – с главной добродетелью мужеством; вожделенной – с главной добродетелью умеренностью, так идеальное государство должно состоять из трех классов. Высший класс – класс правителей, и его основное достоинство мудрость. Так как данная добродетель в большей степени присуща философам, то именно они должны управлять государством. Второй класс – класс воинов, главное достоинство представителей которого – мужество. В третий класс входят земледельцы, ремесленники, торговцы и т. п.
   Платон связал политическое устройство общества с вопросами собственности. В его государстве частную собственность и семью могут иметь лишь представители третьего класса. Платон полагал, что если разрешить иметь частную собственность всем, то представители двух высших классов, как самые умные и сильные, захватят ее, не оставив ничего третьему классу, и государство будет устроено несправедливо.
   Платону принадлежит первая классификация видов государственного устройства. По признаку соблюдения законов он противопоставляет монархию (от «моно» – один, буквально: «власть одного»), аристократию (от «аристос» – лучший, буквально: «власть лучших») и демократию (от «демос» – народ, буквально: «власть народа») соответственно тирании (от «тиранн» – правитель), олигархии (от «олига» – часть) и охлократии (от «охлос» – толпа). Это можно представить в следующей таблице.

   Ученик Платона Аристотель (384–322 гг. ло н. э.) усовершенствовал схему форм государственного устройства следующим образом.

   Политией Аристотель называет лучший с его точки зрения вид государственного устройства, когда все граждане выбирают из своей среды лучших, которые правят.

Теократическая концепция: Августин Блаженный

   В средние века господствующей отраслью культуры стала религия, которая сформировала и защищала теократическую (от «тео» – Бог) концепцию государства. В соответствии с ней верховная власть должна принадлежать Церкви, которой подчиняется власть светская. Эта концепция восторжествовала на практике, и более тысячи лет светская власть на Западе подчинялась католической церкви в лице папы римского.
   Свое обоснование теократическая концепция получила в трудах Августина Блаженного (354–430). Хорошо знакомый с философией Платона, Августин Блаженный трансформировал его представление о двух мирах – мире идей и чувственном мире – в представление о «двух градах» – граде Божьем и граде земном. Выражением града Божьего, по Августину, является католическая церковь. В отличие от мира идей Платона, град Божий есть нечто находящееся и укрепляющееся на самой земле в виде Церкви.
   Необходимость светской власти повиноваться церковной Августин обосновывал тем, что высшая власть – власть Бога, а Церковь ее представляет. Августин, таким образом, обосновывал необходимость Церкви, конкретно римской католической, и ее господствующего положения в христианском мире. Данная концепция господствовала на Западе вплоть до эпохи Возрождения и Реформации.

Государь: Н. Макиавелли

   Макиавелли (1469–1527) – самый известный политический мыслитель эпохи Возрождения. Свой недюжинный талант он использовал для обоснования способов удержания власти в государстве. В своем основном произведении «Государь» Макиавелли разбирает, какими способами государи могут управлять государствами. Вот какие советы он дает правителям: «людей следует или ласкать, либо уничтожать, ибо за малое зло человек может отомстить, а за большое – не может» (Макиавелли Н. Государь. Харьков, 1998, с. 53). «Государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности… И даже пусть государи не боятся навлечь на себя обвинения в тех пороках, без которых трудно удержаться у власти» (там же, с. 90). «Разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание… А благовидный предлог нарушить обещание всегда найдется» (там же). Известен афоризм, что каждый народ имеет то правительство, которое заслуживает, но Макиавелли советует государю действовать сообразно тому, каков народ, которым он управляет.
   В духе Макиавелли утверждение «пусть ненавидят, лишь бы боялись». Макиавелли считал, что страх подданных лучше, чем их любовь к правителю, потому что любовь зависит от настроения народа, а страх – от желания государя.

Общественный договор и общая воля: Ж.Ж. Руссо

   Французский мыслитель Ж.Ж. Руссо жил в эпоху Просвещения, когда изменилось общее представление о человеке. Он считал, что человек добр по природе и его поведение не сводится к удовлетворению эгоистических желаний, а включает жажду свободы и осуществления «естественных прав», к каковым Руссо относил свободу слова, печати, собраний, митингов, демонстраций и объединений. Человек рождается свободным и должен оставаться таковым в течение всей жизни. Он отдает государству отнимать у него естественные права, принадлежащие ему от рождения. Стержнем политической концепции Руссо является представление о народном суверенитете как осуществлении общей воли. Эта общая воля лежит в основе суверенитета, который «не соглашение высшего с низшим, но соглашение Целого с каждым из его членов» (там же, с. 430). Исходя из этого, Руссо дает определение закона как акта общей воли, имеющего отвлеченный характер и относящегося ко всем гражданам и ни к одному в особенности. Поэтому ни государь не может быть выше закона, ибо он член государства; ни закон не может быть несправедливым, ибо никто не бывает несправедливым по отношению к самому себе.
   Сам Руссо видит сложности, возникающие при осуществлении общей воли. «Частные лица видят благо, которое отвергают; народ хочет блага, но не ведает, в чем оно. Все в равной мере нуждаются в поводырях. Надо обязать первых согласовывать свою волю с их разумом; надо научить второй знать то, чего он хочет… Вот что порождает нужду в Законодателе» (там же, с. 433). Конечно, Руссо многого ждет от просвещения народа.
   В политическом организме Руссо различает силу и волю – исполнительную и законодательную власть. Последняя должна принадлежать народу. Результат правления настолько зависит от возможных комбинаций в абсолютных и относительных положениях народов, что невозможно ответить на вопрос, какая форма правления наилучшая. Но есть верный признак, по которому можно определить хорошее правление или нет. Это численность населения и ее рост. «При прочих равных условиях такое Правление, когда без сторонних средств, без предоставления права гражданства, без колоний граждане плодятся и множатся, есть, несомненно, лучшее. Правление, при котором народ уменьшается в числе и оскудевает, есть худшее» (там же, – с. 438–439).
   Руссо не списывал свои представления о народном суверенитете и общей воле с действительности, он мечтал в абсолютистском государстве. После Великой французской революции можно было заявить о воплощении этих идей. Но действительность редко осуществляет идеи в первозданном виде. Отсюда дискуссия о том, воплотилось ли в жизнь после крушения монархии и утверждения республики то, о чем мечтал Руссо.

Географическая школа

   В социологии выделяют ряд направлений, или. школ, которые различаются по тому, какие факторы – географические, демографические, биологические, психологические, экономические, политические, религиозные, культурные – их представители считают наиболее важными в жизни общества. Рассмотрим последовательно данные школы, начав с одной из самых ранних и четко обозначавшихся.
   Наиболее ярким представителем географической школы, создавшим систему, связывающую географические факторы с эволюцией общества, был Л.И. Мечников (1838–1888). Основным географическим фактором, предопределявшим становление цивилизации, он считал водные ресурсы, причем на разных стадиях развития общества разные их виды. На стадии ранних цивилизаций это реки. Одна из самых древних и мощных цивилизаций – египетская – возникла в бассейне великой реки Нил, которая не только обеспечивает регион водой и средством судоходства, но во время ежегодных летних разливов приносит на поля плодороднейшее естественное удобрение – ил, что позволяет получать высокие урожаи. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока возникли в Месопотамии (Междуречье) между Тигром и Евфратом. Здесь понадобилась система ирригационных сооружений для того, чтобы доставлять воду на поля. Две другие цивилизации древности – дальневосточные, Индии и Китая, – также возникли в бассейнах великих рек, соответственно Инда и Ганга, Янцзы и Хуанхэ. Это этап речных цивилизаций.
   На следующей стадии развития цивилизаций главную роль играл другой вид водных ресурсов – моря. Основные цивилизации данного периода сложились на полуостровах, с трех сторон окруженных морями, – Греция и Рим. Это этап морских цивилизаций.
   В Новое время главным водным ресурсом стали океаны, чему способствовал как прогресс судоходства, так и рост производства и потребления. На первый план вышли такие страны, как Португалия и Испания, а затем в процессе конкурентной борьбы с ними (в частности, разгрома «Непобедимой Армады») лидерство перешло к Англии, получившей титул «владычицы морей» (точнее, океанов). Великобритания представляет собой остров и имеет относительно большую береговую линию, чем другие страны. Но в абсолютных цифрах береговой линии первенство принадлежит другим цивилизациям, достигшим полного развития несколько позже, – США и России. Каждая из этих стран омывается водами двух океанов. Это этап океанических цивилизаций.
   Другие представители географической школы подчеркивали первостепенное значение иных природных ресурсов. Французский мыслитель Ш. Монтескье (1689–1755) писал, что важнейшим фактором развития цивилизаций является климат. По его мнению, цивилизации возникают только в странах с умеренным климатом. В северных странах, где климат очень суров, жители тратят все силы на борьбу с природой и обеспечение себя необходимыми средствами существования. У них не хватает времени и сил на формирование цивилизации. В странах с жарким климатом последний действует на людей расслабляюще и не способствует развитию трудолюбия. Лишь умеренный климат благоприятен для развития цивилизаций, поскольку он заставляет людей трудиться, и в то же время плоды труда обеспечивают ускоренную эволюцию общества.
   Действительно, если посмотрим на карту мира, то заметим, что практически все основные цивилизации возникали в довольно узкой зоне умеренного климата. Концепция Монтескье позволяет объяснить, почему великие цивилизации не сформировались в бассейнах таких рек, как Енисей, Лена, и др., как следовало бы по Мечникову.
   Другие ученые подчеркивали значение рельефа местности. Так, знаменитый русский историк В.О. Ключевский, анализируя причины возникновения русского государства, важную роль придавал такому географическому фактору, как ландшафт. Он считал, что однообразие природных условий, созданное Вели – кой русской равниной, вело народонаселение обширной территории к однообразным занятиям, а последнее производило однообразие в обычаях, нравах, верованиях и было благоприятно для расселения впоследствии по всей стране, что очертило огромную государственную область. Ключевский добавляет, что однообразие формы поверхности делает климатические переходы с севера к югу и с запада к востоку более постепенными, что также способствует расселению.
   Схожесть географических условии способствовала формированию сходных мифологических сказаний, а стало быть, сходству культурных основ населения, проживающего на данной территории, и таким образом подготовила возможность образования в дальнейшем единого народа и государства.

Биологическая школа

   По аналогии с географической можно говорить о биологической школе, хотя ее очертания не столь явны и она распадается на ряд направлений. Аналогии между обществом и живым организмом известны давно, и они играли большую роль на ранних этапах развития социологии, особенно в утверждении ее специфики. Свойства организма не сводятся к сумме неживых компонентов, из которых он состоит. Общество обладает свойствами, не сводящимися к сумме свойств составляющих его людей. Эволюция видов идет в направлении их усложнения и появления новых, выполняющих особые функции тканей и органов. Также общество в процессе своего развития постепенно усложняется, появляются новые институты и классы и усиливается разделение труда.
   Первым направлением биологической школы в социологии стал так называемый социал-дарвинизм. Любопытная деталь: Ч. Дарвин создал теорию эволюции живой природы, основываясь, как он сам признавал, на социологических работах Т. Мальтуса (1760–1834), а затем социал-дарвинисты перенесли выводы Дарвина на общество. Социальная эволюция осуществляется, по их мнению, на основе столкновения социальных групп в борьбе за существование. Государство возникает в результате подчинения слабых групп более сильными, и смысл его в господстве вторых над первыми.
   Самым свежим в биологической школе является социобиологическое направление, проистекающее из социобиологии – науки, выясняющей биологические основы социального поведения животных и человека. С точки зрения социобиологии, структура социальной жизни в конечном счете коренится в биологическом строении человека. Установлено, что социальные формы поведения генетически обусловлены и существует не только индивидуальный, но родственный и групповой отбор. Таким образом, стала закладываться биологическая основа социологии, как в свое время появилась физико-химическая основа биологии, исходя из которой стало возможным изучение живых систем на молекулярном уровне. Аналогично перед социологией открылась возможность изучения социальных систем на биологическом уровне. Это направление, изучающее стыковые между социологией и биологией аспекты реальности, представляется многообещающим.

Демографическая школа

   Примыкает к биологической школе и даже является одним из ее ранних направлений демографическое. Его основателем считается английский священник и ученый Т. Мальтус, перу которого принадлежит трактат «Опыт о законе народонаселения», в котором основные социологические проблемы рассматриваются сквозь призму численности населения планеты.
   «Закон, о котором идет речь, состоит в постоянном стремлении, свойственном всем живым существам, размножаться быстрее, чем это допускается находящимся в их распоряжении количеством пищи» (Т. Мальтус, Опыт о законе народонаселения. Т. I. СПб., 1868, с. 96). Так в начале своей книги Мальтус формулирует свой закон, считая, что богатство и население некоторых стран может возрастать многие столетия при разумном ведении хозяйства, но тем не менее существуют естественные границы этого роста, хотя их и не достиг ни один великий народ, обладающий обширной территорией.
   «Главная и непрерывная причина бедности мало или вовсе не зависит от образа правления, или от неравномерного распределения имущества (Т. Мальтус. Цит. соч., т. 2, с. 341). Мальтус нигде не упоминает о науке и вообще о культуре. По его мнению, «для улучшения положения бедных необходимо уменьшение относительного числа рождений» (там же, с. 378).
   Пафос работы Мальтуса заключается в обращении к беднейшим слоям общества: если вы не хотите, чтобы голод и войны уничтожали избыточное население, не допускайте появления детей, которых не сможете прокормить. В нашем веке еще более громко, чем ранее, раздаются голоса в пользу принудительного ограничения рождаемости, и в некоторых странах проводится соответствующая политика. Она приносит результаты, но сам принудительный характер ее, часто идущий вразрез с культурными традициями, вряд ли полностью оправдан с моральной точки зрения. Впрочем, простых решений здесь не существует
   Мальтузианство теоретически подпитывает модную в настоящее время концепцию «золотого миллиарда», т. е. того количества населения, полноценное существование которого Земля может обеспечить своими природными ресурсами, и концепцию «пределов роста», в соответствии с которой для предотвращения экологической катастрофы на планете из-за исчерпания запасов полезных ископаемых, ресурсов пахотных земель и растущего по экспоненте загрязнения окружающей среды необходимо ограничить количественный рост промышленного производства

Психологическая школа

   С момента возникновения социологии в ней очень популярна психологическая школа. Так, основу политической власти Г. Спенсер видел в чувстве страха перед живыми, как основу религиозной власти – в чувстве страха перед мертвыми.
   Психологическая школа опиралась на определенные философские взгляды, в особенности концепцию «воли к власти» Ф. Ницше, из которой следовало, что в основе поведения людей и социальных институтов лежит воля к власти. Психоанализ 3. Фрейда выводил социальные институты не столько из сознательных, сколько бессознательных устремлений людей, как индивидуальных (подсознание), так и коллективных (понятие «коллективного бессознательного», введенное К. Юнгом).
   В этом направлении шли исследования коллективной психологии, или психологии толпы, которая, как отмечал еще Дюркгейм, отличается от индивидуальной психологии. В группе, а тем более в большой группе – толпе, человек ведет себя зачастую совсем не так, как вел бы, если бы руководствовался собственным разумом, и потом сам удивляется своим поступкам. Дюркгейм выдвинул «закон духовного единства толпы». Коллективная психология не менее важна для социологии, чем психология индивидуума. Ее отличает подавление рационального начала, избыточная эмоциональность, легкая внушаемость, нетерпеливость, потеря чувства ответственности, заряженность какой-либо простой идеей, утрата нравственных критериев поведения.
   В несколько ином направлении идут исследования в области этнопсихологии, приведшие к понятию психологии народа. Основатели концепции – немецкие ученые М. Лацарус (1824–1903) и X. Штейнталь (1823–1899). Одной из форм выражения коллективной психологии является, по их концепции, «дух народа». Исходным тезисом французского ученого Г. Лебона (1841–1931), изложенным, в частности, в работе «Психология народов и масс», является положение о том, что каждый народ обладает душевным строем столь же устойчивым, как его анатомические и расовые особенности.
   Одно из основных направлений в социологии сложилось под влиянием бихевиоризма – направления в психологии XX в., которое основывалось еще на опытах И.П. Павлова и последующих экспериментах над животными. Бихевиористы, в частности Б. Скиннер, считали, что базирующиеся на экспериментальных результатах такие понятия, как «рефлекс», «подкрепление» (отрицательное или положительное) и «подражание», можно переносить на людей и использовать при объяснении многих особенностей социальной жизни. К бихевиоризму имеет отношение и так называемая психологическая теория власти, в соответствии с которой государство и право имеют своей основой стремление к власти.

Экономическая школа

   В социологии можно также выделить школы, которые объясняют социальную жизнь воздействием одной из сторон человеческой деятельности. Можно назвать экономическую школу, видным представителем которой был К. Маркс (1818–1883). Ее также можно считать материалистической, поскольку учение Маркса получило название исторического материализма и исхо– дило из первостепенного значения материальных потребностей Человека. Исходной точкой социального развития служит бесклассовое общество, названное Марксом первобытным коммунизмом, но затем, в результате развития производительных сил, создаются излишки продукции сверх необходимого прожиточного минимума и формируется классовое общество, дальнейшее развитие которого определяется классовой борьбой. На первой стадии классового общества – рабовладельческой общественно-экономической формации – противостоят друг другу рабовладельцы и рабы. Власть рабовладельцев над рабами беспредельна. Они пользуются трудом рабов и могут безнаказанно лишать их жизни. В результате дальнейшего роста производительных сил и классовой борьбы из рабовладельческого общества посредством революции происходит становление феодального общества, также состоящего из двух антагонистических классов – землевладельцев и крестьян. И здесь происходит присвоение феодалами производимого крестьянами прибавочного продукта (т. е. излишков сверх прожиточного минимума). Но власть землевладельца над крестьянином не распространяется дальше крепостной зависимости, по которой крестьянин прикреплен к данной территории и не может перейти в другое место. Над жизнью крестьянина феодал не властен. На следующем этапе общественного прогресса, в процессе обострения классовой борьбы, революционным путем происходит переход к следующей общественно-экономической формации – капиталистической. Два новых антагонистических класса – буржуазия и пролетариат. Наемный рабочий формально свободен, но, так как у него отсутствуют средства производства, он вынужден работать на капиталиста, который эксплуатирует его, отнимая производимую им прибавочную стоимость. Третья классовая формация – последняя в истории. Производство при капитализме приобретает общественный характер и обостряющееся противоречие между общественным характером производства и частнособственническим способом его присвоения разрешается в социалистической революции и становлении коммунистической общественно-экономической формации, что является, в соответствии с третьим законом диалектики – законом отрицания отрицания, возвращением на новом, более высоком уровне к начальной формации – первобытному коммунизму.
   Марксистская концепция была, пожалуй, самой влиятельной в истории социальной мысли XIX–XX вв. После распада СССР, влияние ее продолжает сохраняться на значительной части территории земного шара – в Китае и других странах.

Социокультурная школа

   К таковой можно отнести ряд ученых, которые считали культурные факторы главными в развитии общества. П.А. Сорокин делит представителей данной школы на три группы. Одни изучали общие структурные свойства социокультурных явлений. Сюда он относит Л. Леви-Брюля (1857–1939), Э. Дюркгейма и др. В частности, Дюркгейм полагал, что одной из основных тенденций общественного развития в процессе его усложнения и одной из основных причин объединения людей в агрегаты высшего типа является разделение труда. Параллельно происходит рост человеческой солидарности, и на смену механической родовой солидарности, подкрепляемой карательными мерами, приходит органическая солидарность в процессе разделения труда. Дюркгейм определил как закон то, что механическая солидарность первоначальных разобщенных групп заменяется органической.
   Фактор разделения труда способствует увеличению специализации и культурного разнообразия. Здесь таится опасность чрезмерной специализации, когда она становится не только общественно-необходимой, но и классово-обусловленной. Человек, выполняющий, скажем, однообразную работу на конвейере, становится «винтиком» общественной машины.
   Следующим направлением в рамках социокультурной школы Сорокин считал изучение взаимоотношений между различными классами социокультурных явлений. К этому направлению он относил, в частности, М. Вебера, которому принадлежит знаменитая работа по объяснению возникновения капитализма. М. Вебер изучил изменения в области этики в период Реформации, а именно создание протестантской этики, и из этого вывел становление капитализма на Западе. Протестантская этика обязывала людей усердно трудиться и в то же время не тратить получаемые блага, а вкладывать их в производство, т. е. использовать как капитал. Капитализм, по крайней мере в период его становления, означал стремление не к наживе, а к рентабельному производству посредством его рационального регламентирования.
   Третьим направлением в рамках социокультурной школы Сорокин называет изучение динамики социальных процессов. Немецкий культуролог О. Шпенглер проследил культурные циклы развития народов и пришел к выводу, что у каждой культуры есть свое ядро (или душа), содержащие ее специфику. «Душу» античной культуры Шпенглер назвал «аполлоновской», а «душу» западной – «фаустовской». Каждая культура проходит ряд этапов – становление, развитие, закат. Последняя стадия развития культуры – цивилизация, характерными чертами которой являются ослабление творческих сил (или приобщение их к культуре широких масс населения, если определить этот процесс более позитивно). Нынешний этап развития западной цивилизации Шпенглер считал завершающим, и отсюда название его главного произведения – «Закат Европы».
   Исходя из типов культуры (или культурно-исторических типов), можно выделить типы цивилизаций, что явилось заслугой английского историка А. Тойнби, а затем типы обществ – западный, восточный, русский и т. д.

Вопросы для повторения

   1. В чем суть концепции идеального государства по Конфуцию?
   2. В чем суть концепции идеального государства по Платону?
   3. В чем суть теократической концепции Августина?
   4. Какие советы давал правителям Макиавелли?
   5. Что такое народный суверенитет и общая воля по Руссо?
   6. Каковы основные взгляды сторонников географической школы?
   7. Каковы основные взгляды сторонников биологической школы?
   8. Каковы основные взгляды Мальтуса?
   9. В чем суть марксистской социологической концепции? 10. Каковы основные направления социокультурной школы?

Литература

   1. Конфуций. Я верю в древность. – М., 1998.
   2. Платон. Государство.
   3. Макиавелли Н. Государь. – Харьков, 1998.
   4. Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. – М., 1998.
   5. Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. – М., 1991.
   6. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. – М.( 1996.
   7. Шпенглер О. Закат Европы. Т. 1. – М.( 1993; Т. 2. – М., 1998.
   8. Тойнби А. Постижение истории. – М., 1991.

Глава 3
Теории социологии и политологии

Теория индустриального и постиндустриального общества

   Теория индустриального и постиндустриального общества принадлежит к числу эволюционных, т. е. таких, которые основываются на представлении о постепенном качественном изменении общества путем его перехода от одного состояния к другому. При этом считается, что перемены происходят в направлении усложнения, роста разнообразия и появления новых социальных структур. Эволюционным противостоят революционные концепции (например марксизм), основывающиеся на представлении о резком, скачкообразном качественном изменении систем, и концепции, которые или отрицают развитие, или считают его ненаправленным, как, например, концепция ненаправленной динамики социальных процессов П.А. Сорокина.
   В теории индустриального общества эволюция общества, основываясь на антропологических данных, предстает как прошедшая три этапа. Первый этап представляет собой охотничье-собирательное хозяйство, когда мужчины преимущественно занимались охотой, а женщины собирательством. Этнографы назвали такую стадию развития дикостью. В период неолитической революции, примерно 10 тыс. лет назад, произошел переход от охотничье-собирательного к земледельческо-скотоводческому хозяйству, когда собирательство сменилось выращиванием растений, а охота – разведением животных. Этот период был назван варварством. С появлением городов и письменности сформировались ранние цивилизации. Такое общество было названо аграрным, или традиционным. Оно существовало до промышленной революции конца XVIII – начала XIX в., когда в результате использования силы пара и применения машин произошло становление индустриального общества.
   Возникшая в середине XX в. научно-техническая революция дала человечеству атомную бомбу, компьютер, космический корабль и возможность уничтожить самого себя и все живое на Земле. Принципиально новая ситуация привела к тому что теория индустриального общества была дополнена теорией постиндустриального общества (Р. Арон и др.). Другое название становящегося социального уклада – информационное общество поскольку важнейшим ресурсом социума становится информация. Различия между традиционным, индустриальным и постиндустриальным типами обществ представлены в следующей таблице.

Теория социального действия

   Развивая теорию социального действия, американский социолог Т. Парсонс (1902–1979) исходил из более общего понятия действия. Парсонс определяет действие как некоторый процесс в системе «субъект действия – ситуация», имеющий значение для действующего индивида или – в случае коллектива – для составляющих его индивидов. Понятие социального действия предполагает мотив, который может быть явным или скрытым.
   Элементы социального действия составляют «единичный акт», в который, по Парсонсу, входит действующее лицо и его окружение – неизменные и изменяемые факторы, делающие возможным действие и ограничивающие выбор.
   1-й фактор: биологический организм, рассматриваемый как
   совокупность характерных свойств вида Человек разумный.
   2-й фактор: культурные системы, понимаемые как передающиеся из поколение в поколение идеи, идеалы, верования, чувства (включая речь и т. п.).
   3-й фактор: индивидуальные характеристики человека.
   4-й фактор: социальная система, к которой принадлежит человек.

   Каждая система действия должна:
   1) приспособиться к окружению (адаптация);
   2) иметь средства для достижения целей и мобилизации ресурсов (целеполагание);
   3) поддерживать свое единство – внутреннюю координацию частей (интеграция);
   4) стремиться к состоянию равновесия (поддержание культурного образца).
   Биологический фактор (организм) выполняет функцию адаптации; личностный фактор выполняет функцию целеполагания; социальный фактор выполняет функцию интеграции; культурный фактор выполняет функцию поддержания образца.
   Теория Парсонса является образцом так называемого структурно-функционального подхода, одного из основных в социологии XX в. Парсонс считал, что на современном этапе развития социологии данный подход наиболее приемлем в целях теоретической систематизации предмета исследования.
   Это теория нормального развития общества, возвращающая нас к проблеме обеспечения социального порядка. Теории такого типа называют теориями равновесия, так как главная их цель – объяснить, каким образом социальная система поддерживает свое существование. Но данная теория не объясняет резкие, революционные изменения в социальной системе.
   Теория Парсонса сложна. Делались попытки изложить ее основные выводы кратко. Например, Р. Миллс, считая, что главный вопрос, занимающий Парсонса: «как возможен социальный порядок?», отвечает на него за Парсонса так: «посредством общепринятых ценностей». Но Парсонс не рассматривает вопрос, действительно ли эти ценности внутренне присущи членам общества. Для Парсонса приемлемы два средства обеспечения социального равновесия: социализация и социальный контроль. Под порядком он понимает типичное действие, которое ожидается и одобряется в социальной системе.
   Проблему социального порядка можно проиллюстрировать на примере занятий в аудитории. Здесь имеет место индивидуальное и коллективное поведение и образуется устойчивая структура, основанная на том, что учащиеся и преподаватели обладают общим пониманием того, как следует себя вести. Оно не предполагает одинаковых действий и интересов. Интересы преподавателя и учащегося отличаются (преподавателю надо изложить материал, а учащемуся подготовиться к экзамену), но частично совпадают (преподаватель учит тому, что учащиеся должны знать). Общие интересы и понимание обеспечивают социальный порядок, в данном случае порядок в аудитории.
   Р. Миллс полагает, что теория равновесия выполняет важную идеологическую функцию, способствуя повышению устойчивости социальной системы в интересах высших слоев общества. Все социологические теории можно разделить на критические и апологетические по отношению к существующей системе власти, что соответствует, по Смелзеру, различию между функционализмом и теорией конфликта.

Теория открытого общества

   По концепции английского философа и методолога науки К. Поппера (1902–1994), общества делятся на закрытые (все существовавшие в истории ранее) и открытые (сюда относятся современные западные государства).
   Поппер называет открытым общество, в котором нет расовых, национальных и племенных различий. Но финансовые различия не менее важны, чем расовые. Здесь проходит водораздел, который сводит на нет хорошие рассуждения о демократии и гуманности. Поппер против каких-либо политических ограничений на основе расовых, интеллектуальных или образовательных различий, но в таком случае мощнейшим фактором различия между людьми становятся деньги.
   Легко прослеживается аналогия между теорией открытого общества и понятием открытой системы, используемым в современной физике. Правда, в синергетике рассматривается открытость по параметру энергии, а в теории открытого общества скорее по параметру информации.

Теория здорового общества

   В первой главе своего трактата «Здоровое общество» Э. Фромм (1900–1980) задает вопрос: нормально ли современное общество? Дюркгейм обосновал ранее положение, что любое часто повторяющееся социальное явление нормально, будь то работа или преступление. Фромм решает его иначе: он говорит о патологии нормальности, особенно в современном западном обществе. Отсюда критерием здорового общества будет состояние большинства, но большинства людей, достигших свободы, подлинного саморазвития и зрелости в соответствии со свойствами и законами человеческой природы. Понятие здорового общества Фромма отличается от понимания Дюркгейма. Для последнего здоровым будет то общество, институты которого функционируют нормально. Фромм выводит здоровье общества из здоровья его членов. Больные люди формируют больное общество. Дюркгейм рассматривал возможность наличия в обществе аномии, т. е. отрицания его членами основных социальных ценностей и норм, ведущее к социальному беспорядку и последующей девиации поведения. Но он относил данное утверждение только к индивиду, но не обществу в целом. Если предположить, что девиантное (отклоняющееся) поведение может быть свойственно большинству членов общества и привести к господству деструктивного поведения, то мы получаем больное общество.
   В противоположность этому Фромм называет здоровым общество, «члены которого развили бы свой разум до такой степени объективности, которая позволяет им видеть самих себя, других людей и природу в их истинной реальности, а не искажении инфантильным всеведением или параноидальной ненавистью… такой степени независимости, что они знают разницу между добром и злом, могут сделать свой собственный выбор, обладают скорее убеждениями, нежели мнениями, скорее верой, нежели суевериями и смутными надеждами. Это означало бы общество, члены которого развили в себе способность любить своих детей* соседей, всех людей, самих себя и всю природу, чувствовать свое единство с ней и в то же время сохранить чувство индивидуальности и целостности и превосходить природу в творчестве, а не в разрушении» (там же, с. 560). Такое понимание делает концепцию «здорового общества» современной социальной утопией.

Классическая теория демократии

   Французского ученого А. Токвиля (1805–1859) называют «отцом» политологии не только потому, что он говорил о необходимости создания «новой политической науки для нового мира», но и потому, что, подобно М. Веберу и Э. Дюркгейму в социологии, он был ученым, который занимался политическими проблемами и на эмпирическом уровне, а не был, как его предшественники Т. Гоббс, Ж.Ж. Руссо и Ш. Монтескье, прежде всего философом, изучающим и социально-политическую сферу.
   Токвиль полагал, что цель демократии как власти большинства – благосостояние населения. Мир идет к обеспечению равенства условий существования для всех. Его политическая форма – демократия, которая основывается на равенстве условий. Результатом является свобода, составляющие которой:
   1) отсутствие произвола (законность);
   2) федеративность (учет интересов отдельных частей государства);
   3) наличие общественных объединений (гражданского общества);
   4) независимость прессы;
   5) свобода совести.
   Причинами становления демократии в Америке Токвиль считал осуществление принципа разделения властей, широкое местное самоуправление и децентрализацию, суд присяжных и контроль за чиновниками со стороны суда, свободу совести и препятствующее вырождению демократии религиозное чувство, обеспечивающую порядок в государстве и предотвращение ущемления гражданских прав конституцию, а также характер колонистов – людей предприимчивых, средних по своим способностям, с авантюрной жилкой и жаждой свободы, склонных к религиозной независимости и чистоте (пуританство), и трудность условий жизни, что способствовало равенству и взаимопомощи.
   В большом государстве не может быть прямого участия населения в принятии государственных решений, но возможна так называемая представительная демократия, при которой граждане путем голосования выбирают своих представителей, осуществляющих общую волю народа.
   Токвиль пытается разобраться в том, что может быть источником общей воли граждан. «В мире не существует ничего иного, кроме патриотизма или религии, что могло бы заставить самых различных граждан в течение долгого времени сообща стремиться к общей цели» (там же, с. 88). Отсюда вывод: чтобы разрушить государство, надо, прежде всего, лишить его граждан патриотических и религиозных чувств.
   В то же время Токвиль предвидел опасные тенденции централизации власти в демократических странах, что и осуществилось в XX в. «Любая власть естественным образом стремится к расширению сферы своего влияния. И в конечном итоге она этого добивается, неустанно и целенаправленно воздействуя на людей, чьи мысли, желания и общественное положение каждодневно меняются» (там же, с. 484). Токвиль делает вывод, который мог бы претендовать на закон: «чем старше демократическое общество, тем более централизовано в нем управление» (там же). Современные американские политологи склонны согласиться, что данный закон действует в США.

Новая теория демократии

   Критика в адрес классической теории демократии и сама направленность развития мира потребовали внесения корректив в представления XIX в. То равноправие в начале XIX в., о котором писал Токвиль, с наступлением промышленного капитала было ликвидировано. Стало ясно, что в капиталистическом обществе равенство может быть только формальным, что послужило стимулом для развития альтернативных концепций. Последнее было сделано в XX в., и наибольшую известность приобрела так называемая другая, или новая, теория демократии Й. Шумпетера (1883–1950).
   Концепцию Шумпетера можно назвать рыночной демократией аналогично понятию рыночной экономики. Политика, по Шумпетеру, продолжение и отражение экономики. Шумпетер – экономист по профессии, уподобляет политику рыночному хозяйству. Как на рынке покупатель приобретает нужные товары, так он выбирает и наиболее устраивающего его политика, отдавая ему свой голос. Выбирается не представитель, а лучший из имеющихся в наличии. Соперничают в борьбе за голоса избирателей различные элиты. Политическая инициатива принадлежит активному меньшинству, объединенному в партии. Демократическая политика осуществляется благодаря выбору одной из соперничающих группировок.
   Рыночная концепция демократии отказывается от принципа представительства, а стало быть, от представления о народном суверенитете и общей воле. Принцип представительства в XIX–XX вв., подвергся сильной критике. В условиях, когда общая воля, если она есть, в принципе не может быть представлена, теоретически не решен вопрос, должен ли депутат представлять интересы своих избирателей или нации в целом. Тем не менее теоретический отказ от данного принципа рождает сомнение в возможности говорить о демократичности политических систем. Отказ от принципа представительства порождает поиск новых принципов.
   Шумпетер отмечает, что демократический метод исключает возможность контроля со стороны избирателей за действиями властей. Требование контроля, которое подчеркивалось противниками западной демократии, Шумпетер признает противоречащим духу демократического метода. То же он делает и с общей волей. Отрицая в принципе возможность выражения воли народа, Шумпетер пишет, что внедрение принципа пропорционального представительства, выражающего волю отдельных слоев населения, «может помешать формированию эффективного правительства и, таким образом, оказаться опасным в периоды напряжения» (Антология мировой политической мысли. Т. И. М., 1997, с. 226). Но принцип демократии, по Шумпетеру, не предполагает пропорционального представительства. «Принцип демократии в таком случае означает просто, что бразды правления должны быть переданы тем, кто имеет поддержку большую, чем другие конкурирующие индивиды или группы» (там же), а конкуренция является сутью демократии.
   В заключение Шумпетер делает вывод, что выбор избирателей, идеологически возведенный в волю народа, «не вытекает из их инициативы, но формируется, и его формирование – важнейшая часть демократического процесса» (там же, с. 231). Этим занимаются партии, принципы и программы которых напоминают виды товаров, продающихся в универмагах.
   К этому пришла новая теория демократии. Сформулируем ее основные принципы.
   1. Политическая соревновательность – главный критерий, отличающий демократию от других политических форм.
   2. Политическая инициатива в любом сообществе принадлежит активному меньшинству. Действие коллектива сводится к выбору элиты.
   3. Политическое влияние группа может оказать через лидеров, выражающих ее интересы.
   4. Демократия не выдвигает препятствий к осуществлению индивидуальной свободы. В ней самая высокая степень свободы информации.
   5. Контроль граждан за правительством связан с их правом лишить руководство возможности направлять политический процесс.
   6. Воля народа – мозаика индивидуальных и групповых интересов, и нельзя руководствоваться его единой волей.

Плюралистическая теория демократии

   Критика классической теории демократии со стороны теории элиты и новой теории демократии потребовала поисков новых принципов, которые обеспечили бы предпочтение демократического строя. Одним из таковых стал плюрализм, т. е. свободное хождение в обществе различных политических взглядов. Само по себе наличие плюрализма, считает Р. Даль (род. в 1915 г.), не дает оснований говорить о демократическом устройстве. Последнее может рассматриваться в качестве идеала, а для обозначения действительности лучше использовать термин полиархия (управление многих – в противоположность монархии).
   Данный термин должен отличить демократию идеальную от демократии реальной. Полиархия есть одна из реализаций демократии, потому эту концепцию можно назвать также теорией полиархической демократии.
   Р. Даль включает в данное понятие две характеристики: относительно высокая терпимость к оппозиции и широкие возможности влияния на поведение правительства. В полиархии функционируют семь институтов: всеобщее «избирательное право; право участвовать в общественных делах; справедливо организованные выборы, в которых исключено всякое насилие или принуждение; надежная защита свободы выражать свое мнение, включая критику правительства, режима, общества, господствующей идеологии и т. д.; существование альтернативных и часто конкурирующих между собой источников информации и убеждений, выведенных из-под правительственного контроля; высокая степень свободы в создании относительно автономных самых разнообразных организаций, включая, что особенно важно, оппозиционные политические партии; и относительно высокая зависимость правительства от избирателей и результатов выборов» (там же, с. 615). Р. Даль считает, что данные институты сложились в процессе адаптации демократических идей, которые существовали в античных городах-государствах, к масштабам современных наций-государств. Данный исторически сложившийся комплекс политических институтов по традиции, пишет Р. Даль, именуют демократическим, хотя «афинский демократ был бы шокирован политическими институтами полиархии и скорее всего отверг бы всякую возможность называть их демократическими» (там же, с. 616), хотя бы из-за наличия политических партий и заинтересованных групп, которых не было в Афинах, где каждый член народного собрания был представителем верховной власти.
   Полиархические институты необходимы, но не достаточны для осуществления демократического процесса на огромных территориях. Столь же необходим плюрализм, идейный и организационный, т. е. наличие ассоциаций и заинтересованных групп. Р. Даль подчеркивает в связи с этим важность контроля, но проблема эта, как мы знаем из новой теории демократии, остается нерешенной в современном государстве.
   Некоторые исследователи (например, норвежский политолог С. Роккан) считают, что точнее говорить не о плюралистической демократии, а о корпоративном плюрализме. Первое, конечно, не исключает второго, но именно второе реально существует в современном мире. В числе таких четырех «корпораций» С. Роккан называет правительство, профсоюзы, деловые и фермерские организации. Корпоративизм склонен к попранию демократических принципов («подсчитываются голоса избирателей, но все решают часто организационные ресурсы»). На примере США говорят также о «железном треугольнике», включающем в себя комитеты Конгресса, его бюрократию и заинтересованные группы.

Партисипаторная теория демократии

   В партисипаторной теории демократии в качестве отличительной черты демократии рассматривается то, что считается второй характеристикой полиархии – широкая возможность участвовать во влиянии на поведение правительства (в соответствии с олимпийским принципом: «главное не победа, а участие»). Можно ли предоставлять кому-либо право принимать решение за себя? Отрицательный ответ на данный вопрос предполагает, что демократия невозможна без принятия самими людьми политических решений. Термин «представительная демократия» употреблял еще в XVIII в. французский мыслитель Детю де Трасси. К древнему стволу демократии привили средневековую представительную систему и получилась новая «порода» демократии. Р. Даль соглашается, что представительная система изначально не была демократической. Какую роль играет представительная система сейчас? Даль убедительно доказывает, что в большом государстве не только прямая, но и представительная демократия практически невозможна. Члены Конгресса избираются от округов, в которых в среднем проживают более 400 тыс. совершеннолетних граждан. Если конгрессмен будет тратить на встречи с каждым по 10 мин в течение 8 час рабочего дня, то ему понадобится 20 лет. Соглашаясь по существу с выводами Михельса, Р. Даль формулирует закон соотношения времени и численности: «чем большее количество граждан входит в состав политической единицы, тем меньше степень непосредственного участия этих групп в принятии решений, касающихся управления государством, и тем больше прав они должны делегировать своим представителям» (Даль Р. О демократии. М., 2000, с. 108).
   Партисипаторная теория демократии создана усилиями американского политолога Дж. Барбера и др. Политическое участие Барбер определяет, как взаимодействие или коммуникацию с правительственными и неправительственными политическими лидерами в самых различных формах (от написания писем до забастовок и пикетов), даже если это не оказывает непосредственного влияния на ход государственного и местного управления.
   Данная теория подверглась основательной критике. Действительно, чтобы элиты были ответственны перед населением, граждане должны действовать в соответствии с рационально-активистской моделью поведения. «Однако для достижения другой составляющей демократии – власти элит необходимо, чтобы обычный гражданин имел совершенно иные позиции и вел себя соответственно им. Чтобы элиты были сильными и принимали властные решения, следует ограничивать участие, активность и влияние обычного гражданина… Потребность во власти элит предполагает, что обычный гражданин будет относительно пассивен, выключен из политики… таким образом, от гражданина в демократии требуются противоречащие одна другой вещи: он должен быть активным, но в то же время пассивным» (Антология мировой политической мысли. Т. II, М., 1997, с. 604). Это и реализуется, когда гражданин считает, что от него что-то зависит. Элита действует, и гражданин не испытывает чувства бессилия. Важна, стало быть, по Г. Алмонду, потенциальная демократия, в то время как реальная демократия приведет к дестабилизации политической системы, т. е. действующая система, называясь демократической, на самом деле не может быть таковой. Должно быть сочетание активности и пассивности граждан, и среди граждан должны быть активные и пассивные, что и имеет место фактически.
   Участие граждан необходимо в демократическом обществе, но само по себе участие, даже очень активное, не делает общественное устройство демократическим. Множество участвующих в состязании бегунов никогда не станут победителями – лицами, принимающими решения. Высказывалось мнение, что расширять масштабы участия за пределы голосования опасно для самой демократической системы. Лозунгу «Больше участия в интересах демократического развития» противопоставляется принцип «Не будите спящую собаку».

Теория элит

   Теория элит (от франц. «элитэ» – выборный), созданная итальянскими учеными В. Парето (1848–1923) и Г. Моска (1858–1941), была реакцией на классическую теорию демократии и базировалась на анализе централизации власти, об опасности которой предупреждал Токвиль. В основе данной теории лежит представление о том, что политика – сфера борьбы элит между собой и с народом. В циркуляции элит Парето видел основную движущую силу общественного развития. Элита делится на две части: «тех, кто прямо или косвенно играет заметную роль в управлении обществом и составляет правящую элиту; остальные образуют неуправляющую элиту» (Антология мировой политической мысли. Т. II. М., 1997, с. 61). Для обозначения двух соперничающих элит Парето использовал макиавеллевские образы «львов» и «лисиц», поскольку правящий класс имеет два рычага удержания власти – силу и хитрость.
   Парсто считал народное представительство фикцией и полагал, что «повсеместно имеется малочисленный правящий класс, удерживающий власть отчасти силой, отчасти с согласия класса управляемых, значительно более многочисленного» (там же, с. 68). Существующий в «демократических» (это слово Паре-то ставит в кавычки) странах режим Парето определяет как плутократию.
   Продолжил данное направление Г. Моска. Он различал правящий и политический класс. В первый входит не только политическая, но экономическая и военная элита; второй включает не только властвующую группу, но и оппозицию. С точки зрения Моска, то, что древние греки назвали демократией, на самом деле было аристократией для большого числа членов общества. Принципы демократии, монархии и аристократии действуют одновременно во всяком политическом организме. Правящий класс организуется и приобретает власть после неолитической революции, когда население делится на постепенно становящихся знатью воинов и закрепощаемых земледельцев. Такой процесс, по Моска, происходил и на Запале и в России.
   Анализ эволюции правящего класса, проведенный Моска, позволяет вспомнить классификацию Платона, в соответствии с которой демократия превращается в олигархию: богатство, по Моска, в процессе эволюции общества становится более доминирующей чертой, чем воинская доблесть. Соответственно «тип политической организации, который можно назвать феодальным государством, трансформируется в принципиально другой тип, который можно назвать бюрократическим государством… Как только осуществляется такая трансформация, богатство создает политическую власть, точно так же, как политическая власть создает богатство» (там же, с. 125).

Теория олигархизации

   Немецкий политолог и социолог Р. Михельс (1876–1936), как Парето и Моска, считается одним из основоположников литологии, а также социологии политических партий. Михельс пришел к выводу, что олигархизация – неизбежная форма жизни крупных социальных структур. Отсюда следует «железный закон олигархизации» Михельса, в соответствии с которым демократия, если бы она была возможна, неизбежно выродилась бы в олигархию. По Михельсу, демократия как государственный строй в принципе невозможна. Цивилизованное человечество не может существовать без господствующего политического класса. «Большинство человечества, обреченное жестоким фатализмом истории на вечное «несовершеннолетие» будет вынуждено признать господство вышедшего из собственной среды ничтожного меньшинства и смириться с ролью пьедестала для величия олигархии» (Антология мировой политической мысли. Т. II. М., 1997, с. 189–190).
   Закон олигархизации предполагает смену одного господствующего слоя другим как предустановленную форму человеческого общежития в больших союзах. «Могут победить социалисты, но не социализм, гибнущий в момент победы своих приверженцев… Массы удовлетворяются тем, что, не щадя своих сил, меняют своих господ» (там же, с. 190).
   Классовая борьба имеет место в обществе в целом и в отдельных партиях, даже рабочих, представляющих собой классовую смесь. В каждой партии есть свой руководящий слой, который также неизбежно подвержен процессу олигархизации. Михельс приводит поговорку французских рабочих: «Если выбрали, значит, пропал». Чем больше и разнородней становится партия, тем сильнее в ней процесс олигархизации.
   То же самое относится и к профсоюзам. «Сколь незначительны различия между тенденциями развития государственных олигархий (правительство, двор и т. д.) и олигархий пролетарских» (там же, с. 193). «Представитель», ощущающий полную свою независимость, превращается из слуги народа в господина над ним» (там же), как государственный «слуга», так и партийный.
   Общий вывод Михельса: «Демократия очень хорошо уживается с определенной степенью тирании и по другим психологическим и историческим причинам: масса легче переносит господство, когда каждый ее индивид имеет возможность приблизиться к нему или даже включиться в него» (там же, с. 196). Здесь опять возвращаемся к Платону, считавшему, что демократия переходит в тиранию, и можем подтвердить на материале XX в., что это действительно так. Заслуга Михельса в том, что теорию элиты он распространил на все крупные социальные группы и, обобщив, провозгласил один из немногих в социологии и политологии законов.

Концепция бюрократизации

   Подойдя к решению политологических вопросов с социологических позиций, немецкий ученый М. Вебер (1864–1920), по существу, подтвердил закон олигархизации Михельса. Рассмотрев особенности функционирования государственной бюрократии, М. Вебер пришел к выводу, что численный состав и влияние этого социального слоя будет неизбежно расти по мере усложнения функций государства. Борьбу между политическими партиями и чиновничьим аппаратом Вебер назвал основным конфликтом политической жизни. Будущее общество станет, по Веберу, диктатурой чиновничества. Это предвидение оправдывается.
   М. Вебер призывал бороться против растущей бюрократизации общества и эффективный способ борьбы видел в проведении политических референдумов или плебисцитов по различным вопросам, которые давали бы возможность населению напрямую высказывать свою точку зрения. Этот способ используется время от времени в разных странах (в том числе и в нашей), но еще не достиг такого масштаба, чтобы можно было говорить о нахождении противовеса тенденции бюрократизации. То значение, которое Вебер придавал проведению референдумов, дало основание назвать его концепцию плебисцитарной теорией демократии. В лице Вебера две во многом противоположные концепции – демократическая и элитарная – соединились в виде одной синтетической теории.

Теория заинтересованных групп

   Теория заинтересованных групп А. Бентли появилась в ответ на так называемый правовой формализм, в соответствии с которым общество развивается по непреложным законам, наподобие природных. В то же время эта теория указывает на механизм принятия решений в политической сфере, в том числе законов. В соответствии с ней в обществе существует большое количество групп, так или иначе воздействующих на политическую сферу с целью реализации своих интересов. Трудность создания данной теории заключается в прослеживании связей, часто скрытых, между заинтересованными общественными группами и действующими политическими структурами. В этом главная заслуга А. Бентли.
   К заинтересованным А. Бентли относил социальные группы, имеющие свои политические интересы: профсоюзы рабочих и фермеров, организации предпринимателей, представителей различных профессий (врачей, адвокатов, инженеров), церковные, женские, молодежные, экологические и иные общественные организации. Например, Американская ассоциация производителей, Союз потребителей США и т. п. Члены данных организаций объединены одинаковыми интересами и в целом отражают разнообразие экономических, этнических, религиозных, региональных, демографических, профессиональных и других интересов. Их совокупность составляет гражданское общество в данной стране. В реальной жизни существует сотрудничество и столкновение групп. С одной стороны, они способствуют объединению граждан по интересам и приобщают к политике широкие слои населения, с другой стороны, группы начинают все активнее втягиваться в политические процессы и оказывают на них заметное влияние. Такие группы существуют в качестве движущих сил и опор политической системы и мостиком от индивида к государственному целому.
   Деятельность заинтересованных групп имеет двоякое значение в современной политической жизни. С одной стороны, она искажает исходную объективную картину политической жизни; с другой стороны, способствует более широкому распределению власти в обществе и тем самым его устойчивости и повышению степени независимости граждан от государства.
   Защита заинтересованными группами своих политических интересов получила название лоббирования. Оно может происходить двумя основными путями: заинтересованные группы могут воздействовать на профессиональных политиков и чиновников самыми разными способами (от составления петиций до подкупа), а могут стремиться вводить во власть своих представителей что более надежно.
   Способность к созданию заинтересованных групп зависит от политического режима в государстве и от особенностей национального характера и степени развития гражданского общества Согласно одному из современных опросов, на вопрос, готовы ли они создать группы с целью выступления против принятия несправедливого с их точки зрения закона, ответили утвердительно 56 % американцев, в то время как в Великобритании 34 % опрошенных, в ФРГ – 13 %, в Италии – 7 %. Соответственно в США существует порядка 11 ООО разнообразных групп интересов.
   Заинтересованные группы могут защищать не только частные интересы отдельных слоев, но интересы любого члена общества Сюда относятся Союз потребителей США, экологические группы и т. п. Членом такой группы может стать каждый.
   Теория заинтересованных групп показала, что в современных системах власти осуществляется не воля каждого отдельного индивида, а воля объединенных групп, которые проводят ее с помощью воздействия на общественное мнение и на политические структуры, не суммируясь в «общую волю». Это потребовало внесения корректив в классические представления о демократии.

Концепция государства всеобщего благосостояния

   Данная концепция возникла после того, как в конце 20-х гг. XX в. западный мир потряс сильнейший экономический кризис, показавший, что рынок сам по себе не способен нормально функционировать и гарантировать всему населения минимум благ и услуг. Внезапное обнищание широких слоев продемонстрировало важность благосостояния общества для нормальной работы производящей экономической системы. Тогда и возникла, благодаря усилиям Дж. Кейнса (1883–1946), концепция государства всеобщего благосостояния.
   Суть концепции – в преодолении социальных конфликтов путем создания с помощью государственного регулирования экономики, смешанной экономики, политики социальных услуг
   сносных условий жизни для всех слоев общества посредством реализации программ социальной помощи низкодоходным и неимущим слоям, принятия мер для уменьшения безработицы и т. д., т. е. решении всех тех проблем, которые сам по себе не способен решить рынок. В какой-то мере это было перениманием опыта СССР, в котором осуществлялась широкая социальная программа, но без столь кардинальных изменений, как отказ от частного предпринимательства.
   Вошел в широкий оборот термин «социальное государство». Конечно, любое государство в определенном смысле социально, так как в нем живут люди и оно состоит из социальных групп, но здесь имеется в виду другой смысл. Социальным называется государство, которое обеспечивает всем жителям определенное количество социальных благ, включая прожиточный минимум, право на образование, медицинское обслуживание и т. д. Социальное государство должно помогать (путем налогообложения) тем, для кого без такой помощи гражданские права оказались бы пустыми обещаниями.
   Сторонники данной концепции полагают, что в будущем экономические проблемы могут быть решены. И тогда люди снова станут больше ценить цели, чем средства, а любовь к деньгам будет восприниматься так, как и должно – как болезненное состояние. В целом данная концепция представляет собой либерально-капиталистический эквивалент социалистической идеологии.

Концепция национального интереса

   Концепция национального интереса относится к внешней политике и подчеркивает вторую сторону обеспечения власти – силу. Ее разработчик Г. Моргентау (1904–1982), американский политолог немецкого происхождения, один из основоположников школы «политического реализма», который «базируется на трех постулатах: основным субъектом международных отношений является национальное государство, выражающее свои интересы в категориях силы (т. е. они обусловлены той силой, которой он обладает); следствием этого, внутренней пружиной, двигающей международные отношения, становится борьба государств за максимизацию своего влияния во внешней среде; оптимальным ее состоянием видится международное (региональное) равновесие сил» (Антология мировой политической мысли. Т.Н. М., 1997, с. 500).
   Вывод Моргентау таков: «Внешнеполитические цели должны формулироваться через призму национального интереса и быть поддержаны адекватной мощью» (там же, с. 505). Концепция национальных интересов заставляет вспомнить фразу, сказанную известным английским политиком Г.Д. Пальмерстоном: «У Англии нет постоянных друзей и врагов, есть только постоянные интересы».
   Концепция национальных интересов снимает моральные ограничения с межгосударственных отношений. В соответствии с ней можно делать все, что на благо национальным интересам, используя рычаги, которые присущи власти: силу и хитрость. Это видим в современном мире, нынешняя однополюсность которого позволяет все шире основывать внешнюю политику на силе, оставляя место в информационной сфере для хитрости. Последняя преобладает во внутригосударственных отношениях властвующей элиты с населением, тогда как первая – в международных отношениях. Эта концепция показывает, насколько наивно утверждать, что у какого-либо государства нет врагов, а только друзья. Концепция национального интереса не оставляет камня на камня от данной веры, действительно соответствуя «политическому реализму».
   Сравнивая политологические концепции XIX и XX вв., можно сделать вывод о сближении противоположных позиций по линии демократия – элитаризм. Демократические концепции эволюционировали от классической теории демократии Токвиля в сторону новой теории демократии, которая признала несостоятельными и утратившими силу многие традиционные представления, претендовавшие на роль неотъемлемых свойств демократии – о народном суверенитете, общей воле, представительстве, а взамен их ввела более скромные утверждения о рыночности, плюралистичности и партисипаторности демократии. Теория элит также продвинулась по пути к элитарной демократии, хотя исследования основоположника данного направления Л. Миллса порой напоминают выводы Парето и Моска.

Вопросы для повторения

   1. Как понимается социальная эволюция в концепции индустриального и постиндустриального общества?
   2. В чем суть теории социального действия Т. Парсонса?
   3. В чем суть концепции открытого общества К. Поппера?
   4. В чем разница в понимании социальной нормы, здоровья и болезни общества Э. Дюркгейма и Э. Фромма?
   5. Каковы основные положения классической теории демократии?
   6. Чем отличается от нее новая теория демократии?
   7. В чем суть теории элит?
   8. Как формулируется закон олигархизации Михельса?
   9. Из кого состоят заинтересованные группы?
   10. В чем суть концепции национального интереса?

Литература

   1. Новая технократическая волна на Западе. – М., 1986.
   2. Поппер К. Открытое общество и его враги. – М., 1991.
   3. Фромм Э. Здоровое общество // Психоанализ и культура. – М., 1995.
   4. ТоквильА. Демократия в Америке. – М., 1994.
   5. Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. – М., 1995.
   6. Миллс Р. Властвующая элита. – М., 1959.

Глава 4
Личность и ее социализация

   Для многих социологов человек выступает в качестве исходной клеточки социальной структуры. Поэтому изучение человека и определение его природы, потребностей и желаний представляет для социологии огромный интерес.

Природа человека

   Проблема природы человека, т. е. обнаружения фундаментальных свойств, представляющих собой основу его существования и деятельности, волновала с древнейших времен. Еще в Древнем Китае спорили между собой мыслители: одни считали природу человека доброй, другие – злой. В Древней Греции и Древнем Риме противоположные философские школы эпикурейцев и стоиков, соглашаясь в том, что человек должен жить по своей природе, кардинально расходились в том, что такое природа человека – общее с другими животными, как думали эпикурейцы, или разум, как полагали стоики. В Новое время споры разгорелись с новой силой. Опять два противоположных утверждения: Гоббса – что человек по природе эгоист, и Руссо – что человек по природе добр. Были философы, которые отрицали наличие у человека природы, как Локк, назвавший человека «чистой доской». Вполне социологическое определение принадлежит Марксу: «Сущность человека – совокупность всех общественных отношений».
   Итальянский экономист и социолог В. Парето (1848–1923), вопреки утверждению стоиков о разумной природе человека, утверждал, что человеческое поведение имеет иррациональный (алогичный) характер, заставляя вспомнить концепцию пралогического мышления первобытного человека Л. Леви-Брюля. Иррациональный характер определяется инстинктами и скрытыми чувствами, которые человек пытается облагородить с помощью разума, придумывая идеологические системы.
   Американский исследователь В. Макдугалл (1871–1938) в работе «Основные проблемы социальной психологии» определил 11 основных инстинктов у человека, каждому из которых соответствует своя простая эмоция и элементарное действие. Так, стадному инстинкту отвечает тяга к общению как эмоция и общение как действие. Из инстинктов, эмоций и действий Макдугалл выводил основные социальные институты.
   В XX в. умозрительные представления о природе человека сменились эмпирическими социологическими данными. Американский психолог А. Маслоу (1908–1970) говорит о формировании нового взгляда на человеческую природу «как целостную, единую, сложную психическую систему… которая является инстинктообразной, изначальной, данной, «естественной», т. е. наследственно детерминированной, отличающейся высокой мерой сопротивляемости» (Маслоу А. Психология бытия. М., 1997, с. 230, 231). Для преодоления разногласий относительно природы человека имеет смысл разделить ее на высшую и низшую. Тогда к низшей части будут относиться инстинкты человека, которые у него общие с животными, а к высшей то, что отличает человека от животных – его разумность.
   С понятием человеческой природы коррелируют два других понятия – потребностей, т. е. того, без чего существование человека невозможно, и инстинктов, с помощью которых потребности удовлетворяются.

Потребности человека

   Каковы потребности человека? Фромм разделяет их на общие для человека и животных: голод, жажда, потребность в сне и сексуальном удовлетворении – и специфические для человека: потребность в приобщенности, преодолении ограниченности собственного существования, чувстве укорененности, ощущении тождественности. Эти потребности должны быть удовлетворены, иначе человека ждет утрата душевного здоровья, как неудовлетворение физиологических потребностей влечет за собой смерть. Так, потребность преодолеть ограниченность своего существования человек достигает двумя путями – созидания и (если это стремление не удовлетворяется) разрушения Потребность соединения с другими также может удовлетворяться двумя путями: неформальным общением в рамках первичной группы и гражданского общества и вхождением в тоталитарную структуру – тем, что Фромм назвал «бегством от свободы».
   А. Маслоу считал фундаментальными такие потребности, неудовлетворение которых вызывает болезнь. Фундаментальные потребности присущи человеку как представителю вида Homo sapiens. Они могут быть разделены на физиологические и психологические. Иерархия фундаментальных потребностей, по Маслоу, выглядит так:
   1. Физиологические потребности (пища, вода, сон и т. п.).
   2. Потребность в безопасности (стабильность, порядок).
   3. Потребность любви и принадлежности (семья, дружба).
   4. Потребность в уважении (самоуважение, признание).
   5. Потребность самоактуализации (развитие способностей).
   Потребности названы в порядке жизненной необходимости их удовлетворения. «Человек может жить хлебом единым, если ему не хватает хлеба. Но что происходит с желаниями человека, когда хлеба достаточно, когда его желудок постоянно сыт? Сразу же появляются другие, более высокие потребности и начинают доминировать в организме. Когда и они удовлетворяются, новые, еще более высокие потребности выходят на сцену, и так далее» (Теории личности в западно-европейской психологии. М., 1996, с. 418). К этому надо добавить, что человек может не осознавать своих психологических потребностей и стремиться к удовлетворению других, нефундаментальных. Психологические потребности не так очевидны, как физиологические. Это само по себе создает проблему человеческого существования. Не всегда также физиологические потребности идут именно в указанной последовательности. Потребность самоактуализации может быть и на втором месте, опережая остальные.
   Маслоу использует понятие метапотребностей, которые составляют единство с фундаментальными потребностями. Это потребность в справедливости, истине, красоте, смысле жизни и т. п. Неудовлетворение их вызывает «метапатологии». Это может быть ощущение бессмысленности и бесцельности жизни. Неудовлетворение метапотребностей вызывает метажалобы. Наличие таких жалоб показывает, что все обстоит достаточно благополучно. Уровень жалоб, по Маслоу, может свидетельствовать о просвещенности общества.
   Маслоу считает, что высшие потребности и ценности существуют в самой человеческой природе, а не приходят от какого-либо внешнего источника. К высшим ценностям Маслоу относит истину, добро, красоту, целостность, жизненность, уникальность, совершенство, справедливость, простоту, самодостаточность.

Определение социализации

   Вырванный из начального единства с природой, человек стремился обрести новые связи – социальные, которые заменяют ему те, которых он лишился. От того, насколько это удается, зависит его душевное здоровье. «Даже при полном удовлетворении физиологических потребностей человек воспринимал бы свое состояние одиночества и отделенности как тюрьму, из которой он должен вырваться, чтобы сохранить душевное здоровье. И в самом деле, индивид, потерпевший неудачу в попытке приобщиться хоть к чему-нибудь, т. е. как бы пребывающий в заключении, даже не находясь за решеткой, – психически нездоров» (Фромм Э. Здоровое общество // Психоанализ и культура. М., 1995, с. 298). Приобщенность выступает в виде подчинения, когда человек «преодолевает изолированность своего индивидуального существования, становясь частью кого-то или чего-то большего, нежели он сам, и испытывает чувство тождественности благодаря приобщению к силе, которой он подчинил себя» (там же). Или в виде господства, превращая других в часть самого себя. Реализация стремления к подчинению и господству никогда не приносит удовлетворения, поскольку любая степень подчинения и господства всегда оказывается недостаточной, чтобы дать человеку чувство тождественности и единения. Только одно чувство, по Фромму, удовлетворяет человеческую потребность в единении с миром – любовь. Любовь заключается в переживании человеческой солидарности, в единении с Универсумом. Итак, условием психически здоровой жизни является достижение какой-либо формы приобщенности, но продуктивная форма любовь – позволяет человеку обрести единство с ближним и в то же время сохранить свою целостность.
   Способом приобщения служит социализация. В широком смысле социализация – это процесс усвоения индивидом образцов поведения, социальных норм и ценностей, необходимых для его функционирования в обществе. От социализации следует отличать воспитание, представляющее собой целенаправленное воздействие на человека с целью его социализации в определенном направлении, а также образование – «формальный процесс, на основе которого общество передает ценности, навыки и знания от одного человека или группы другим» (Смелзер Н. Социология. М., 1998, с. 427).

Механизмы социализации

   Как происходит социализация? Г. Тард считал, что имеются три механизма социализации, и назвал их законами.
   1. Закон подражания (или повторения): дети подражают взрослым, подчиненные – руководителям, обычные люди – знаменитостям и т. д. Моды, традиции и ритуалы зиждятся на подражании. На этом же принципе основывается приобщение к новациям. Одни выступают в качестве генераторов идей (творческое меньшинство), другие – в качестве их распространителей. Так как в обществе одновременно действуют несколько моделей для подражания, то их интерференция приводит еще к одному закону.
   2. Закон противопоставления. Это противостояние происходит в обществе и в душе каждого человека, который выбирает одну из нескольких моделей поведения. Иногда, скажем, учителя сокрушаются: «Мы учили разумному, доброму, а вырос преступник». Все дело именно в противоборстве различных моделей социализации. Данная борьба приводит в действие третий закон.
   3. Закон приспособления. В процессе борьбы идей и людей происходит их адаптация друг к другу с достижением согласия и компромисса.
   Дюркгейм, отвергнув концепцию подражания, нашел механизм социализации в принуждении индивида обществом. Важной чертой социального факта помимо его объективности, по Дюркгейму, является его принудительная сила. «Социальный факт узнается лишь по той внешней принудительной власти, которую он имеет или способен иметь над индивидами» (Дюркгейм Э. Социология… с. 36). Свойство принуждения входит даже в определение социального факта: «социальным фактом является всякий способ действий, устоявшийся или нет, способный оказывать на индивида внешнее принуждение; или иначе: распространенный на всем протяжении данного общества, имеющий в то же время свое индивидуальное существование, независимое от его индивидуальных проявлений» (там же, с. 39). Поскольку потребность в общении – фундаментальная потребность человека, социальное принуждение в принципе есть то, чего хочет он сам, а не совершенно чуждая ему внешняя сила (скажем, государство обладает монополией на власть над человеком, но последний добровольно подчиняется ему).
   П.А. Сорокин дает свою классификацию механизмов социализации:
   1) имитация;
   2) идентификация (осознание принадлежности к той или иной общности);
   3) стыд;
   4) вина.
   Тем самым он вводит моменты, связанные с наличием такого внутреннего свойства человека, как совесть.

Развитие средств социализации

   Одним из направлений эволюции общества стало развитие средств социализации. У истоков становления вида Homo sapiens таковыми были разум, речь и труд. Параллельно изготовлению орудий труда появились моральные нормы. Первыми формами социальных объединений были стадо, род и племя – объединения на основе кровнородственных связей. Люди жили родовыми группами, а продолжение рода осуществлялось дуально-родовой организацией. Первобытное искусство и магические действа дополняли формы социализации на стадии охотничье-собирательного хозяйства возможностью опосредованной передачи и обмена чувствами. После неолитической революции переход к оседлой жизни сопровождался появлением поселений – деревень, облегчивших коммуникацию. Искусство развивалось в направлении создания крупных мифологических систем, объединявших население.
   Следующая стадия социализации – создание ранних цивилизаций. Присущие цивилизации города обеспечили обмен информацией между большими массами людей, а создание письменности облегчило хранение и передачу информации, которая до этого была устной. Город (процесс урбанизации), письменность, мифология – три мощных рычага социализации, обеспечившие объединение племен в крупные социальные образования.
   Новая отрасль духовной культуры – философия – создала универсальный язык понятий, пригодный для общения между всеми людьми. Этому же способствовало создание мировых религий, которые, в дополнение к объединению человечества на рациональном уровне, объединили людей на чувственном уровне, на основе веры.
   Важный этап в развитии средств социализации – появление печатного слова, книгопечатание, давшее возможность каждому легко приобщаться к информации, идущей из прошлого. Становление науки в Новое время создало второй универсальный язык после философии и дало знание, общее для всех людей. В XIX в. в дополнение к мировым религиям людей объединили мировые идеологии. В первой половине XX в. появились радио, телевидение, обеспечившие возможность передавать по всей планете сначала звук, а потом изображение. Во второй половине XX в. к средствам передачи информации прибавились спутниковая связь и Интернет, ставший возможным на основе распространения персональных компьютеров. Создалось всемирное информационное поле как прообраз предсказанной П. Тейяром де Шарденом и В.И, Вернадским ноосферы.
   Растет численность населения планеты. Все большую часть их составляют жители мегаполисов. С повышением общей плотности населения растет динамическая плотность, причем также по экспоненте.

Социальный статус и социальные роли

   Социальным статусом называется социальная позиция, предполагающая определенные права и обязанности. Они могут быть естественными, приобретенными, предписанными или профессионально-должностными. Соответственно статус может быть предписанным и приобретенным. Предписанный статус обусловлен полом, этническим происхождением, местом рождения, положением семьи. Приобретенный статус определяется тем, чего человек добился в своей жизни. Человек может иметь несколько статусов, но один из них будет главным. Например, для студента дневного отделения техникума главным будет статус студента, а для студента вечернего или заочного отделения он может определяться местом работы.
   В соответствии со своим статусом человек должен вести себя определенным образом. Совокупность действий, которые он должен выполнять, определяют его социальные роли. Сумма ролей, принадлежащих данному статусу, называется ролевым набором. Ролей может быть много в зависимости от того, насколько человек приобщен к социуму. Он может выполнять одновременно роли начальника, подчиненного, мужа, отца, сына, водителя, пешехода и т. д., причем роли могут противостоять друг другу и требовать различных качеств. Так, в качестве мужа человек должен проявлять одни свойства, а в качестве подчиненного на работе – другие. Необходимость выполнять в одно и то же время требования различных ролей способна вызывать ролевые конфликты и ролевую напряженность.
   К каждой роли предъявляются определенные ролевые требования. От каждого ждут поведения, соответствующего выполняемой роли, – ролевые ожидания. В зависимости от того, хорошо или плохо выполняется данная роль, дается социальная оценка (от оценки в буквальном смысле до оценки в переносном, широком смысле). В случае, если ролевые требования не выполняются и ролевые ожидания не реализуются, могут следовать социальные санкции, как правовые, так и моральные.

Социальные типы

   Социальные типы Г. Зиммель определяет как совокупности людей, различающихся по своему общественному положению. Это бедняк, аристократ, вор и т. д. Принадлежность к данному социальному типу позволяет определить место человека в жизни с точки зрения других людей, но важно и для него самого, поскольку помогает ему обрести чувство тождественности и ответить на вопрос: «Кто я?». Отнесение себя к определенному типу позволяет человеку считать себя приобщенным к социуму и посредством самоидентификации избежать ощущения одиночества.
   У самоидентификации есть две противоположности: одна – отсутствие отождествления себя с кем-либо, вторая – отождествление себя с самыми различными, порой противоположными персонажами (я такой, «как вам угодно»). Последнее также сильно разрушает человека, как и первое. Он становится носителем слишком многих ролей, и в процессе деятельности в качестве «ролевика» теряет самого себя, взамен личности приобретает личины и маски.
   Л. Гумплович рассматривает три традиционных социальных типа: дворянин, горожанин, крестьянин. Первому присуща привычка господствовать, высокое мнение о собственной значимости, гордая осанка; второму – стремление добиться удачи, нажить капитал, изобретательность; третьему – ненависть к господам, тупое упорство, привычка спокойно сносить тяжкий жребий. Затем господствующее сословие распадается на сословие бюрократов, военных и крупных землевладельцев. Также средний класс распадается на ремесленников, купцов, владельцев собственности, биржевиков, ученых, врачей, адвокатов и т. п. Гумплович формулирует следующий социологический закон: «неизменность и постоянство морального типа прямо пропорциональна степени сцепления и прочности структуры социального класса, каковая зависит, в свою очередь, от количества обобществляемых моментов» (Западно-европейская социология XIX – начала XX веков… с. 46).

Социальный характер

   Под социальным характером Э. Фромм понимает «ядро структуры характера, общее для большинства представителей одной и той же культуры, в противоположность индивидуальному характеру, отличающему друг от друга людей, принадлежащих к одной культуре… Назначение социального характера так организовать энергию членов общества, чтобы их поведение определялось не сознательным решением следовать или не следовать социально заданному образцу, а желанием поступать так, как они должны, и вместе с тем – удовлетворением от действий, соответствующих требованию культуры. Другими словами, функция социального характера состоит в том, чтобы формировать и направлять человеческую энергию в данном обществе, дабы обеспечить его непрерывную деятельность» (Психоанализ и культура… с. 338–339). Фромм утверждает, что социальный характер образуется путем принуждения, но он подчеркивает, что оно должно быть превращено во внутреннее стремление индивида.
   Соотношение социального характера с социальным типом таково, что типов много или несколько, а социальный характер один, воплощающий в себе особенности данного общества, точнее, результирующую между давлением общества и сопротивлением (тоже внутренним) человека и его природы. Социальный характер – это конкретный результат социализации в данном обществе, реальный отпечаток, который накладывает общество на индивида. Социальный характер может иметь свои разновидности в зависимости от того, насколько поляризовано общество. Чем оно многообразнее, тем больше оттенков социального характера.
   П.А. Сорокин разделяет акты деятельности на
   1) дозволенно-должные,
   2) рекомендуемые и
   3) запрещаемые.
   К дозволенно-должным относятся такие акты, «которые сопровождаются специальными психическими процессами, наделяющими меня или других определенными правами и обязанностями» (Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество… с. 54). Я должен что-то сделать потому, что этого требует закон, мои должностные обязанности и т. п. И я имею право что-то сделать в соответствии с законами и должностными инструкциями. Такие акты регламентированы и имеют вынужденный характер. Ко второй группе относятся акты деятельности, совершаемые добровольно, чтобы доставить кому-либо приятное и, вообще, сделать нечто положительное. Такие акты превышают необходимый минимум «доброго» поведения, не противоречат дозволенно-должным, не регламентированы и не обязательны. Я могу дать кому-то в долг определенную сумму денег, а могу и отказать. Акты, относящиеся к третьей группе, также добровольны, но идут вразрез с представлениями о дозволенно-должных актах и нарушают их. Они недопустимы и противоречат поведению, которое обязательно. В эту группу входит невыполнение должностных правил, преступления и т. п.
   Трем группам актов деятельности соответствуют три основные формы реагирования на поступки. Акты, воспринимаемые как должные, оцениваются как нормальные, правильные, справедливые и не вызывают ни ненависти, ни особой любви. Например, мы платим деньги в магазине и получаем нужный продукт. Рекомендуемые акты вызывают благодарность и симпатию по отношению к совершившему их человеку, желание оказать ему услугу. Реакцией на запрещенные акты являются недружелюбие и ненависть по отношению к совершившему их, чувство отвращения и желание отомстить. «Акты рекомендуемые назовем подвигом или услугой, а реакцию на них со стороны другого, воспринимающего их именно как акты рекомендуемые, наградой. Акты запрещенные назовем преступлением, реакцию на них, понимаемых другими именно как акты запрещенные, – наказанием. Акты дозволенно-должные и вызываемую ими реакцию будем называть просто дозволенно-должными. Таким образом, получается три пары актов и вызываемых ими реакций: преступление – наказание, подвиг – награда, «дозволенный» акт – «должная» реакция» (там же, с. 60).

Девиантное поведение

   Девиантным называется поведение, отклоняющееся от общепринятого, среднего. Противоположно девиации понятие конформизма, под которым понимается стремление человека полностью соответствовать нормам поведения (как формально, так и по существу), принятым в данном обществе.
   Девиантное поведение является результатом недостаточной социализации, которая как раз и усредняет поведение человека, но может рассматриваться как результат недостаточной самореализации, отклонением человека от продуктивной деятельности: любовь сменяется ненавистью, а созидательная сила трансформируется в разрушительную. Относительно второй причины девиантности выше приводилось высказывание Фромма. Что касается первой причины, то рассмотрим ее на примере объяснения Дюркгеймом самоубийства – одной из форм девиантного поведения.
   Самоубийство объясняется различными причинами.
   1. Экономическая: бедность, банкротство и т. п. Действительно, периоды экономической депрессии сопровождаются увеличением количества самоубийств. Но среди богатых людей самоубийц больше и их больше в богатых странах.
   2. Биологическая: плохое здоровье, психические заболевания и т. п. Действительно, бывают случаи, когда больной, страдающий человек кончает жизнь самоубийством. Психические заболевания также приводят к самоубийству. Но самоубийц больше в странах, где положение со здоровьем населения в целом лучше.
   3. Психологическая: разочарование в жизни, психическая травма и т. п. Действительно, психологическое недовольство может вести к самоубийству, но отнюдь не всегда тяжелое психологическое состояние приводит к решению уйти из жизни.
   4. Географическая: климатические условия, время года и т. п. Подсчитано, что в мае самоубийств больше. Но это, по-видимому, вызвано не самим по себе месяцем, а более интенсивной общественной жизнью в этот период.
   Рассмотрев все варианты объяснения, Дюркгейм пришел к выводу, что это частные следствия одной главной причины, заключающейся в дезинтеграции социальной структуры и низкой степени социализации личности. В подтверждение Дюркгейм привел следующие факты:
   1) разведенные кончают жизнь самоубийством чаще, чем не вступавшие в брак;
   2) одинокие чаще женатых;
   3) бездетные чаще имеющих детей, причем, чем больше детей, тем меньше люди хотят расстаться с жизнью;
   4) крестьяне реже горожан;
   5) богатые чаще бедных;
   6) безработные и бродяги чаще имеющих постоянные занятия и место жительства;
   7) мужчины чаще женщин;
   8) психически больные чаще здоровых;
   9) атеисты чаще верующих;
   10) люди творческих профессий чаще остальных;
   11) во время крупных социальных движений число самоубийств уменьшается.
   Эти эмпирические данные и объясняются Дюркгеймом недостаточной социализацией личности и социальной дезинтеграцией. Выводы Дюркгейма о причине самоубийств имеют отношение и к определению смысла жизни. «Если разрываются узы, соединяющие человека с жизнью, то это происходит потому, что ослабела связь его с обществом» (Западно-европейская социология XIX – начала XX веков… с. 371).
   Причиной девиантного поведения служат и внутренние свойства личности, и влияние социальной среды, и сам по себе уровень развития общества. Гумплович считал, что большая часть преступлений и правонарушений возникает из конфликтов общей морали и морали отдельных социальных групп, а частые конфликты служат показателем того, что государству не удалось объединить социальные группы в единое целое.
   По мнению Р. Мертона, причиной девиации является разрыв между культурными целями общества и социально одобряемыми средствами их достижения. А именно: в современном западном обществе деньги и власть – наиболее престижные цели. Помимо того что власть является «товаром с нулевой суммой», т. е. ее никогда не хватит на всех, богатство тоже недоступно для большинства населения. А поскольку социально одобряемые средства достижения денег и власти недоступны всем, люди склонны прибегать к недозволенным способам их достижения.
   Среди девиантов можно встретить людей, отставших в своем развитии от основной массы и воспроизводящих модели социальной жизни, которые пройдены человечеством. Так, преступления, связанные с воровством, восходят к временам, когда не было частной собственности и запрета пользоваться любой вещью (преступник воспроизводит в данном случае поведение древнего человека; между прочим, и дети, повторяя путь развития человечества, на определенной стадии не видят разницы между своим и чужим). Подтверждением данного сопоставления служит то, что социальная структура в местах заключения напоминает социальные отношения первобытного общества и примитивных народов. Известно также, что меньше нарушений совершают дети, старающиеся походить на своих родителей (т. е. стремящиеся воспроизводить структуру зрелого общества), а больше правонарушений, когда дети стремятся походить на сверстников (т. е. там, где воспроизводится примитивная общественная структура). К девиантам относятся и опередившие свое время – гении.
   Теория эволюции объясняет, почему девиантное поведение не может быть ликвидировано и, таким образом, является нормальным. Во-первых, часть общества воспроизводит прежние формы социальной жизни. Во-вторых, чтобы общество развивалось, должны существовать люди, думающие и действующие не так, как все. Должны быть «социальные мутации» и «социальные мутанты». Эти «мутации», как и биологические, по большей части отрицательные для социума, но среди них присутствует небольшое число «положительных мутаций», приносящих социуму пользу. За счет этих положительных в социальном смысле мутаций происходит прогресс общества.
   Р. Мертон обращает внимание на социально-классовую природу девиантного поведения. Ее подчеркивает и концепция стигматизации, в соответствии с которой более влиятельные группы ставят клеймо девиантов на представителей подчиненных групп. Явление имеет основания, поскольку в субкультуре низших слоев общества (так называемых маргиналов), вырабатываются особые формы поведения, отличающиеся от принятых большинством: готовность к риску, выносливость, стремление к острым ощущениям и ориентация на «везение». Когда индивид идентифицирует себя с субкультурой, нормы которой противоречат нормам доминирующей культуры, создаются условия для девиаций.
   Существуют группы населения более склонные к девиантному поведению. Например, молодежь по отношению к людям пожилого возраста, мужчины по сравнению с женщинами и т. д.
   Различают первичную (сами по себе нарушения) и вторичную (зафиксированные документально) девиации. Чем больше различия между ними, тем сильнее искажается общая картина девиантного поведения в обществе.

Вопросы для повторения

   1. Что говорят философия и современная социология о природе человека?
   2. Как классифицируются потребности человека?
   3. Каковы стадии эволюции человека?
   4. Что такое социализация?
   5. Каковы механизмы социализации?
   6. Как развивались средства социализации?
   7. Что такое социальный статус и социальные роли?
   8. Что такое социальные типы и социальный характер?
   9. Каковы основные причины девиантного поведения?

Литература

   1. Маслоу А. Психология бытия. – М., 1997.
   2. Зиммель. Г. Избранное. Т. 2. – М., 1996.
   3. Дюркгейм Э. Самоубийство. – СПб., 1998.
   4. Теории личности в западно-европейской и американской психологии. – Самара, 1996.

Глава 5
Социокультурные взаимодействия и социальные группы

Определение социального действия и взаимодействия

   Общество состоит из взаимодействующих индивидов, имеющих определенные цели и желания. В их взаимодействии – подлинный смысл социального. Оно составляет содержание социальных явлений и объединяется в типы: господство, подчинение, сотрудничество, солидарность, соперничество, конфликт, равноправие, разделение труда и т. д., реализующиеся в различных институтах – семье, государстве и т. п.
   Действие – проявление человеческой активности, имеющее определенный субъективный смысл или целерациональную основу. Такое действие обеспечивает возможность взаимодействия и тем самым делает его социальным. М. Вебер выделяет следующие типы социальных действий:
   1) целерациональное;
   2) ценностно-рациональное;
   3) эмоциональное;
   4) традиционное.
   Они разделяются по степени рациональности, наибольшей у первого типа и наименьшей у последнего. Социальное действие «может быть:
   1) целерациональным, если в основе его лежит ожидание определенного поведения предметов внешнего мира и других людей и использование этого ожидания в качестве «условий» и в качестве «средств» для достижения своей рационально поставленной и продуманной цели;
   2) ценностно-рациональным, основанным на вере в безусловную – эстетическую, религиозную или любую другую – самодовлеющую ценность определенного поведения как такового, независимо от того, к чему оно приведет;
   3) аффективным, прежде всего эмоциональным, т. е. обусловленным аффектами или эмоциональным состоянием индивида;
   4) традиционным, т. е. основанным на длительной привычке» (Западно-европейская социология XIX – начала XX веков. М., 1996, с. 477).
   Соответственно социальным отношением будет поведение нескольких людей, соотнесенное по своему смыслу друг с другом и ориентирующееся на это. Точно так же социальное взаимодействие относится к такому типу взаимодействий, которое ориентировано на поведение других. Случайное столкновение двух прохожих на улице не будет социальным взаимодействием. П.А. Сорокин определяет взаимодействие как любое событие, с помощью которого один человек влияет на открытые действия или состояние ума другого. Элементами социального взаимодействия являются индивиды – два или более. А к компонентам социального взаимодействия помимо людей относятся ценности и нормы и материальные носители взаимодействия. Социальные взаимодействия классифицируются по различным признакам.

Классификации социального взаимодействия

   Социальные взаимодействия можно разделить по характеру связей на жесткие и мягкие (на основании того, легко их расторгнуть или нет), сильно и слабоорганизованные (по степени их устойчивости и кристаллизации), разветвленные или нет (по наличию или отсутствию нескольких направлений, по которым осуществляется взаимосвязь).
   По содержанию взаимодействия выделяют семейные, национальные, расовые, родовые, индивидуальные, производственные, педагогические, религиозные, моральные, государственные, правовые, имущественные и т. п.
   Различают формы взаимодействия:
   1) каталитическую (знание о другом);
   2) открытые действия;
   3) воздержание от действий;
   4) активная толерантность.
   Каталитическим называется взаимодействие в процессе воспоминания о ком-либо, когда отсутствует непосредственный контакт. Особенность данного взаимодействия в том, что сам по себе катализатор (то, о чем мыслят) не меняется, но оказывает влияние на реальные действия. Различие между третьей и четвертой формой в том, что под воздержанием от действий понимается пассивное уклонение от совершения действия. Активная толерантность состоит в претерпевании воздействий, исходящих от других людей. При этом терпение рассматривается как добродетель, требующая определенных способностей и внутренних усилий, порой больших, чем для открытых действий. Различие здесь скорее в психологическом переживании, которое в том и другом случае представляет собой «неделание».
   В зависимости от силы, производимой ими, действия делятся на эффективные и неэффективные. Одно слово, даже спокойно произнесенное, может произвести громоподобный эффект или же не оказать никакого впечатления.
   Проявления результатов действия по времени могут быть продолжительными или краткосрочными. Есть действия, оказывающие влияние на всю последующую жизнь человека, а есть и такие, влияние которых испаряется почти мгновенно. Глубина взаимоотношений, достигаемая в любви, позволила французскому философу Ж. – П. Сартру утверждать, что истинное общение возможно только в любви и наедине.
   Действия могут быть сознательными и неосознанными. Социология изучает действия сознательные хотя бы со стороны одного участника. Бессознательно совершаемые действия, вызывающие сознательную реакцию, довольно часты. Например, человек может совершить какой-либо поступок, не осознавая, зачем он это делает, но окружающие будут стремиться понять причину данного поступка.
   Действия можно также разделить на преднамеренные и непреднамеренные. Преднамеренные действия мотивируются сознательной целью и осуществляются ради ее достижения. Непреднамеренные действия мотивируются прошлым и настоящим опытом и осуществляются без какой-либо сознательной цели. Не все сознательные действия являются преднамеренными, а лишь такие, которые совершаются с определенной, заранее поставленной целью, но не спонтанно или в ответ на действия других. Действия ради чего-то следует отличать от действий из-за чего-то. Иногда человек действует сознательно, но вопреки своей же собственной цели, например, выпивает, дав зарок не пить. Это пример сознательных непреднамеренных действий. Человек может действовать сознательно на основе «нормативной мотивации», т. е. подчинясь правовым или моральным нормам, и такие действия также будут непреднамеренными.

Ценности и нормы

   Вторым компонентом взаимодействия являются ценности и нормы, на основе которых люди вступают в отношения. Все значимое для человека представляет ценность. Материальные ценности – земля, дома, мебель; духовные ценности – наука, религия, образование и т. п. Нормы составляют особый вид ценностей: это правила поведения – нормы права, морали, этикета, конструирования машин, написания стихотворений… Социология изучает только те взаимодействия, которые связаны с ценностями и нормами, в противном случае это предмет физических, биологических и иных наук. Является ли действие преднамеренным или нет, дружеским или враждебным, гармоничным или дисгармоничным, договорным или неформальным, моральным или аморальным, научным или идеологическим, зависит от ценностей, заложенных в него. Без ценностного компонента национальный флаг – просто кусок материи, привязанный к палке, а книга – совокупность бумажных страниц, скрепленных переплетом.
   Материально идентичное часто совершенно различно в социокультурном отношении, а то, что различается биофизически, может быть идентично по социокультурным параметрам. Например, из двух близнецов один может быть президентом, а другой рабочим, а президенты разных стран могут быть мужчинами и женщинами.
   Компонент значения создает причинную связь между людьми и материальными носителями взаимодействия там, где их иначе не было бы, например, объединяет в институт или препятствует образованию связей, например, запрещает преступления. Ценности и нормы изучаются обстоятельно в курсе культурологии.
   Третьим важным компонентом взаимодействия служат его материальные носители.

Материальные носители взаимодействия

   О материальных носителях говорилось в предыдущей главе. Без носителей, или проводников, невозможно значимое взаимодействие.
   Все носители взаимодействия можно разделить на физические и символические. Физические действуют через свои физические свойства – камень, пуля, атомная бомба. Символические носители оказывают действие не столько благодаря физическим свойствам, сколько благодаря символическому значению, например, слово.
   В свою очередь, в зависимости от вида используемой материи или энергии, проводники делятся на
   1) звуковые – речь, музыка, звонок, различные шумы;
   2) световые и цветовые – картины, письменность, светофор;
   3) пантомимические – жест, ритуалы;
   4) термические – батареи в домах и т. п.;
   5) механические – удары, операции;
   6) химические – духи, алкоголь;
   7) электрические и радиопроводники – телефон, телеграф, радио;
   8) предметные – кольцо, флаг, деньги.
   Разнообразные проводники соединяются между собой, образуя непрерывную цепочку, в которой люди могут быть необходимыми промежуточными звеньями. Вместе они образуют «соединительную ткань» общества. Можно сказать, что вся материальная культура представляет собой сумму носителей, определяющих поведение и психическое состояние людей, может быть, через много поколений (эффект эпохи Возрождения как возвращения к античной культуре).
   Носители могут восприниматься сами по себе, идентифицируясь с определенными значениями, ценностями и нормами (фетишизация). Например, флаг рассматривается как эмблема независимости, власти, достоинства, чести и славы нации. Так носитель становится идолом, которому поклоняются, рассматривая его как символ чего-то, хотя в самом по себе носителе этого нет. Идол отождествляется с идеалом. На этом принципе построены магические обряды. Их ценность хотя бы в том, что носители обладают свойством воздействия на сознание людей, которые их используют (рикошетное действие). Представители примитивных культур, скажем, верят, что само по себе произнесение слова достаточно, чтобы вызвать определенные события в природе. Этим убеждением определяется наличие табу на использование некоторых слов непосвященными, особенно женщинами и детьми.
   Существует явление персонификации, когда абстрактное понятие трансформируется в объективную сущность. Так появляются божества Виктория, Фортуна… В. Парето считал, что в наше время подобная персонификация происходит со словами Прогресс, Демократия и т. п.
   Все три компонента взаимодействия – люди, ценности и материальные носители – представляют собой нераздельное единство.

Социальное пространство

   Социальное пространство состоит из народонаселения Земли, представляя собой совокупность связей между всеми людьми. В социальном пространстве люди группируются в соответствии с их социальным статусом. Чем ближе они по своему социальному статусу, тем ближе в социальном пространстве. Люди, близкие по социальному статусу, могут жить в разных частях планеты. Например, рабочий в России и рабочий в Австралии.
   Наоборот, люди, находящиеся близко географически, могут быть далеки друг от друга социально. Например, король и его слуга. В геометрическом пространстве они находятся почти всегда рядом, но по социальному статусу между ними дистанция огромного размера. Человек может уехать очень далеко, изменив свое положение в геометрическом пространстве, но только от этого его положение в социальном пространстве не меняется (по этому поводу говорят: от себя не убежишь). И наоборот, можно оставаться на одном месте, но социальное положение будет меняться. Например, немецкий философ Кант никуда не выезжал из Кенигсберга, но по мере публикаций его работ его положение в социальном пространстве существенно менялось.
   Чтобы определить социальное положение человека, надо знать его гражданство, национальность, отношение к религии, профессию, место работы, отношение к политическим партиям, экономический статус, происхождение и т. д. Другими словами, социальное положение человека – это совокупность его связей со всеми группами населения и внутри каждой из групп с ее членами. Совокупность таких групп составляет систему социальных координат, позволяющую определить социальное положение любого индивида. Можно перефразировать известную поговорку «Скажи мне, кто твой друг…» так: «Скажи мне, к каким социальным группам ты принадлежишь и каковы твои функции в пределах каждой из этих групп, и я скажу, каково твое социальное положение в обществе и кто ты в социальном плане».

Социальная структура

   Социальной структурой называют устойчивую связь элементов социальной системы, совокупность социальных институтов, ролей и статусов. Выделяют четыре формы интеграции элементов системы.
   1. Пространственное, или механическое, сосуществование: любой конгломерат в пространстве (люди в метро).
   2. Соединение, обусловленное внешним фактором, причем любой элемент заменяем другим (группа студентов в институте).
   3. Каузальная, или функциональная, интеграция, при которой различные элементы влияют друг на друга и на систему в целом, причем исключение одного из элементов и перенесение его в другую систему влечет за собой изменение структуры и функций целого (семья).
   4. Логико-смысловая интеграция, при которой связь элементов наиболее сильна.
   По направленности взаимодействие может быть одно-или двусторонним, а сама направленность солидарной (стремления сторон совпадают), антагонистической (при конфликте), смешанной (совпадение частичное).
   При организованном взаимодействии в зависимости от направленности можно выделить организованно-антагонистический тип взаимодействия (например, тюремная система); организованно-солидарный (на добровольной основе: например, партия); организованно-смешанный (наиболее распространенный: от семьи до церкви и государства).
   Антагонистический тип взаимодействия, основанный на отношении «господство – подчинение», в зависимости от содержания принуждения можно подразделить на 1) экономический (два его главных элемента антагонистические общественные классы), при котором преобладает экономическое насилие; 2) тоталитарный (два его главных элемента – начальник и подчиненный), при котором преобладает политическое насилие; 3) кастовый, (главные элементы – касты), при котором преобладает профессиональное насилие. Кастовым называется такое устройство, при котором невозможен переход из одной социальной группы в другую. Оно известно в природе (у пчел, термитов) и в обществе (хотя кастовых обществ в полном смысле слова сейчас нет, но в Индии кастовость существовала до начала XX в. и еще не вполне изжита). Название типов взаимодействия может быть использовано для характеристики типа общества и политического режима (капиталистическое, тоталитарное, кастовое).
   Выделяют три типа взаимодействий в длительно существующих организованных группах:
   1) семейный тип: экстенсивная, интенсивная, солидарная, продолжительная связь (пример: семья, друзья, мать и ребенок);
   2) договорный тип: ограниченность времени действия, лими-тированность условий, ограниченная солидарность (пример: покупатель – продавец, работодатель – рабочий);
   3) принудительный тип: антагонизм (пример: охранник – заключенный, феодал – крепостной).
   Дюркгейм ввел понятие объема общества и его динамической плотности. «Динамическая плотность при равном объеме общества может определяться числом индивидов, действительно находящихся не только в коммерческих, но и в нравственных отношениях, т. е. не только обменивающихся услугами или конкурирующих друг с другом, но и живущих совместной жизнью» (Дюркгейм Э. Социология… с. 129). Современная проблема некоммуникабельности, имеющая причиной и следствием уменьшение динамической плотности, возможно, связана с увеличением объема общества. Формальное увеличение количества связей, вызванное ростом численности населения, приводит к изменению качества связей, т. е. к уменьшению динамической плотности. Это можно назвать соотношением объема общества и динамической плотности.

Типология социальных групп

   Социальная группа есть совокупность индивидов, взаимодействующих друг с другом, осознавших свою принадлежность к данному объединению и признающихся членами его с точки зрения других. Все группы можно разделить на большие и малые. Группа студентов, участвующая в работе семинара, может быть названа малой, а лекционный поток – большой группой. Группа, состоящая из двух человек, называется диадой, из трех – триадой.
   Существуют критерии деления групп на первичные и вторичные. Первичные группы основываются на кровнородственных или дружественных связях и называются так потому, что развитие общества и каждого человека начинается именно с таких групп. Они характеризуются тесными непосредственными связями и сотрудничеством, являясь фундаментом для формирования социальной природы и идеалов индивида. Пример: семья, игровая группа детей, соседи и т. п. Постепенно все большее значение в социальной жизни приобретают вторичные группы, основанные на более формальных связях и сильнее организованные. Но первичные группы не потеряли своего значения, и известно, что во время каких-либо неожиданных происшествий (стихийных бедствий и т. п.) человек стремится в лоно семьи.
   Соответственно типам взаимодействий группы делятся на профессиональные (профсоюзы), политические (партии), образовательные (студенческие группы), культурные (творческие союзы). У каждого типа социальных групп свои культурные особенности, отличающие его от других. Особый набор символов, убеждений, ценностей, образцов поведения, отличающих один тип социальных групп от других, получил название субкультуры. Они изучаются в курсе культурологии.
   Свойствами группы являются членство, т. е. ощущение и объективная принадлежность к данной группе, самоидентификация (отождествление человека с группой, к которой он принадлежит), конформизм (принятие ценностей и норм данной группы), иерархичность (соподчиненность членов группы). Лидер группы может быть формальным, т. е. назначаемым, и неформальным, т. е. признанным без какого-либо официального утверждения. Неформальный лидер может быть инструментальным – лидером по роли в выполнении какой-либо работы, или эмоциональным – лидером по общению на уровне чувств. Он может быть идейным, т. е. выражающим идеи большинства членов группы, или харизматическим, т. е. обладающим набором личных качеств в наибольшей степени привлекательных для других. Данное разделение лидеров напоминает разделение отношения к отцу и матери. В отношении к отцу более характерны качества, которые имеются у лидера инструментального, идейного; в отношении к матери преобладают качества эмоционального, харизматического лидера.
   Большая группа, сформированная для достижения определенных целей, называется организацией. Организации отличаются типом формирования и способом взаимодействия между людьми. Наиболее простым видом организации является харизматическая группа, объединенная вокруг харизматического лидера. Например, Христос и его ученики. Для такой организации характерно непостоянство структуры, сильная зависимость от лидера, отсутствие иерархии и нестабильность. Можно выделить три стадии формирования харизматической группы:
   1) кристаллизация,
   2) признание данной группы окружающими;
   3) институционализация, скажем, образование церкви.
   Второй вид организации – добровольная ассоциация, которая характеризуется тем, что образована для защиты общих интересов ее членов, членство в ней добровольное, принудительная власть отсутствует и она не связана с государственными органами (например, общество филателистов).
   Третий вид – организации тоталитарного типа: больницы, приюты, дома для престарелых, монастыри, казармы, военные училища, тюрьмы, в которых существует более или менее строгая дисциплина и принудительное подчинение.
   Четвертый вид организации – бюрократии, появляющиеся на определенной стадии развития общества в процессе его рационализации со следующими характеристиками: разделение труда, порядок подчиненности, наличие центра – офиса, штат сотрудников, правила внутреннего распорядка вместо прямого надзора, официальная процедура подготовки должностных лиц, лояльность.

Характеристики общностей

   В 1897 г. немецкий ученый Ф. Теннис (1855–1936) выпустил книгу под названием «Община и общество», которой было суждено стать значительной вехой в истории социологии. В ней дан сравнительный анализ двух типов общностей, один из которых тяготеет к традиционной сельскохозяйственной общине, а другой – к современному индустриальному обществу. Другими словами, сравнивались главное общественное образование земледельческо-скотоводческого хозяйства – деревня и главное общественное образование промышленного хозяйства – город. С точки зрения Тенниса, в общине господствуют отношения на основе инстинкта и чувств, в обществе – на разуме и формальной организации. Разница в отношениях людей в деревне и городе хорошо видна на примере сравнения поведения продавца и покупателя в деревенском магазинчике и городском супермаркете. В первом случае покупка сопровождается разговором о жизни, о родственниках, о делах и отношения преобладают дружески-неформальные; во втором случае отношения всецело регулируются официальной инструкцией и не выходят обычно за рамки той основной цели, которая привела покупателя в магазин.
   Различия между поведением людей в общине и обществе напоминают различия между отношениями в первичных и вторичных группах, в малых и больших группах, в семье и в государстве. В целом они могут быть сведены в следующую таблицу.

   Как и при разделении лидеров, можно сделать вывод, что общине больше соответствует женский тип отношений, а обществу – мужской тип. Отдельные виды изучаются в отраслевой социологии. Так, существует социология поселений (которая делится на социологию деревни и социологию города), социология семьи, социология государства (часть политической социологии), социология производства – часть экономической социологии и т. п.

Вопросы для повторения

   1. Что такое социальное действие и взаимодействие?
   2. Какие классификации социального взаимодействия существуют?
   3. Какое значение в социальном взаимодействии имеют ценности и нормы?
   4. Как делятся материальные носители взаимодействия?
   5. Что такое социальное пространство?
   6. Какие существуют классификации социальной структуры?
   7. Какими свойствами обладают малые и большие группы?
   8. Как связано расширение групп с индивидуализацией?
   9. Какие виды организаций существуют?
   10. Почему человек ведет себя в толпе иначе, чем когда он один?

Литература

   1. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. – М., 1992.
   2. Западно-европейская социология XIX – начала XX веков. – М., 1996.
   3. Дюркгейм Э. Социология. – М., 1995.
   4. Психология толп. – М., 1998.
   5. Зиновьев А.А. Коммунизм как реальность. – М., 1994.

Глава 6
Социальные институты и типы общества

Социальные институты

   Под социальным институтом (от лат. «institutum» – учреждение) понимаются исторически сложившиеся устойчивые формы организации совместной деятельности людей: семья, производство, государство, образование, собственность, армия, церковь и т. д. Социальные институты можно рассматривать как ткани и органы организма, а семью как клетку общества. Чтобы яснее представить значение социальных институтов можно вспомнить об институте в узком смысле слова, в котором учатся. Для чего нужны институты и каковы взаимодействия в пределах институтов? Эти взаимодействия имеют преимущественно формальный характер и обладают принудительной силой.
   Каждый институт выполняет определенные функции, удовлетворяющие социальные потребности. Появление институтов – результат дифференциации общества. Процесс образования институтов можно сравнить с процессом развития органов в живом теле. Он, по Спенсеру, проходит три ступени. «У животных низших типов выделение желчи выполняется не печенью, а отдельными клетками, рассеянными в стенке кишечного канала… Каждая из этих клеток выполняет свою функцию индивидуально» (Западно-европейская социология XIX в…. с. 310). На следующей, более высокой ступени, первоначальные клетки переходят из рассеянной группы в тесно сплоченную массу. Наконец, на третьей ступени формируется особый орган – печень. Аналогично в обществе сначала каждый работник ведет свое дело в одиночку, потом появляются мастерские ремесленников, объединенные в определенных местах, затем фабрики как особый институт. Точно так же образование первоначально дается в каждой семье по-своему. Затем появляются домашние школы, а потом институты в узком смысле слова как учебные заведения. В зависимости от уровня развития различных частей общества и от состояния его членов в них могут сосуществовать все три ступени. Каждый человек в самом младшем возрасте воспитывается в семье, затем обучается в школе (как правило, рядом с домом), а затем получает высшее образование, порой далеко от места жительства. Путь, ведущий к образованию новых институтов, можно представить в виде следующей схемы: рост (развитие общества) → разделение труда → дифференциация → новые институты.
   Процесс превращения социальных взаимодействий в институты носит название институционализации. Ее условием является возникновение определенных общественных потребностей. Социальные институты имеют надындивидуальный характер и обладают эмерджентными свойствами. Скажем, свойства института как учебного заведения не сводятся к сумме свойств студентов, преподавателей и административного персонала.
   Социальные институты обладают устойчивой структурой, но и она может меняться по мере изменения функций, которые выполняет данный институт. Каждый социальный институт содержит в себе ценности и нормы, которые становятся присущими конкретным людям, входящим в него. Процесс их приобщения к ценностям и нормам социального института называется интернализацией. Итак, элементами институционализации является наличие ценностей и норм, интернализация и организационное оформление.
   Социологи выделяют четыре основные функции социальных институтов:
   1) воспроизводство членов общества;
   2) социализация;
   3) производство и распределение жизненно важных ресурсов;
   4) контроль за поведением населения.
   По видам деятельности социальные институты можно разделить на
   1) экономическо-социальные – собственность, обмен, деньги, банки, хозяйственные объединения;
   2) политические – государство, партии, преследующие политические цели общественные организации;
   3) социокультурные и воспитательные – музеи, театры, школы, институты в узком смысле слова;
   4) нормативно-ориентирующие – церковь, суд чести;
   5) нормативно-санкционирующие – право, исправительно-трудовые учреждения;
   6) церемониально-символические – ритуалы, регламент и т. д.

Типы общества

   В предыдущих главах общество сравнивалось с организмом. На самом деле это нечто более сложное – организация. Общество в социологии – один из видов социальной системы, характеризующийся, по Парсонсу, свойством самообеспечения. От общества следует отличать понятие сообщества (например, в выражении «мировое сообщество») как совокупности всех людей на Земле.
   История развития общества есть история развития социальных групп. В предыдущей главе мы говорили об этом, проведя разделение между первичными группами, сформированными раньше, и вторичными, которые создаются на основе первичных. Так что типология социальных групп связана с историей их развития. В этой главе развитию социальных общностей будет уделено более пристальное внимание.
   Для самых крупных общественных образований существуют несколько наименований. Маркс, имея в виду определенный экономический уклад как основу общества, говорил об общественно-экономической формации. В политологии, имея в виду организацию государственной власти, используют термины «политическое устройство» и «режим». В культурологии, в соответствии с особенностями развития культуры в обществе, выделяют типы цивилизации. В социологии, имея в виду интегративиую характеристику общества, включающую его экономическое и политическое устройство, культурную специфику и психологический характер членов, говорят о типах общества аналогично тому, как выделяют социальные типы индивидуумов.
   В истории развития общества выделяют первобытное общество (или первобытную общественно-экономическую формацию), сельскохозяйственное (традиционное аграрное) общество и промышленное (индустриальное) общество. Как в животном мире, есть кастовые и некастовые общества. Пример первого – Индия, в которой существовали четыре касты. В большинстве других обществ были сословия, переход из одного в другое в которых был ограничен. Современные государства по степени экономического развития делятся на развитые, развивающиеся и наименее развитые.
   Два крупных типа современного общества – Восток и Запад. Западное общество можно подразделить на европейское и североамериканское, далее, европейское – на английское, немецкое, испанское, французское и т. д. А французское: на пиккардийское, фламандское, бургундское, гасконское, бретонское, провансальское и т. д. Перечисленная классификация не является искусственной, она отражает процесс образования данной нации из различных народностей, живших на соседствующих территориях.
   Важным является вопрос о том, от чего зависят типы общества – от социальных институтов, господствующих в них, или от национального характера входящих в них народов.

Национальный характер

   Г. Лебон считал, что неизменные, самые общие и основные законы, управляющие общим ходом каждой цивилизации, вытекают из душевного строя народа. «Жизнь народа, его учреждения, его верования и искусства суть только видимые продукты его невидимой души… Идеи начинают оказывать свое действие только тогда, когда они, после очень медленной переработки, преобразовались в чувства и проникли, следовательно, в темную область бессознательного, где вырабатываются наши мысли» (Западно-европейская социология XIX – начала XX веков… с. 98–99). Лебон полагал, что в основе классификации народов должна лежать их психология, индивидуальные и моральные особенности. Это можно назвать «душой» народа. Психическая организация зависит от устройства мозга. Совокупность психологических особенностей, присутствующих у большинства индивидов, принадлежащих к данному народу, называют национальным характером. Каждый индивид не только дитя своих родителей, но всего народа, т. е. всего ряда предков, и чем древнее народ, тем определеннее его национальный характер. «Все жители одной и той же провинции по необходимости имеют общих предков… и постоянно приводятся к среднему типу той длинной и тяжелой цепью, которой они суть только последние звенья» (там же, с. 102). Запас идей и чувств, приносимых на свет представителями одного и того же народа, и образует его душу. Вследствие очень большой устойчивости психологических особенностей народа душа его меняется медленно в течение веков. Она тем устойчивее, чем крепче сеть общих традиций, идей, чувств, верований, способов мышления народа. «В действительности она и только она одна сохраняет нации, не имея возможности разорваться без того, чтобы не распались бы тотчас же эти нации» (там же, с. 129). Народ может потерять свою территорию, язык и обычаи, разойтись по всему миру, но если он сохранил свою душу, то остается целостностью.
   В коллективную душу народа входит небольшое количество основных идей, но главным образом – коллективное бессознательное, за которое ответственна наследственность. Характер народа неразрывно связан с его менталитетом. Среди основных элементов характера Лебон упоминает нравственность. «Для народа иметь нравственность – значит иметь твердые правила поведения и не отступать от них» (там же, с. 109). Нравственность связана с умом на высшей стадии его развития, как и способность предвидеть последствия своих поступков и возможность управлять своими инстинктами, владеть собой. А способность владеть собой, наряду с настойчивостью и энергией, – один из главных элементов характера.

Восточный тип общества

   «Запад есть Запад, Восток есть Восток и вместе им не сойтись», – эта знаменитая фраза английского писателя Р. Киплинга неоднократно цитировалась. Конечно, на Востоке существовало и продолжает существовать большое количество цивилизаций, резко отличающихся друг от друга. Восточное общество на самом деле многолико. Достаточно сопоставить Ближний и Дальний Восток, во многом непохожие друг на друга. Под понятием Восток объединяется некая суммарная характеристика свойств, которые противостоят чертам современной западной цивилизации. Какие это свойства? В экономической деятельности это так называемый азиатский способ производства, при котором основные виды собственности находятся в руках государства. Правда, во второй половине XX в. некоторые страны Востока, начиная с Японии, а затем Южная Корея, Тайвань и др., стали переходить на западную экономическую модель, теряя свое своеобразие в этой области.
   Восток в политической сфере в средние века и Новое время отличался деспотической системой правления, наличием авторитарных и тоталитарных режимов. Сдвиги наметились после второй мировой войны. В Японии установился политический режим, близкий к западным. В последние десятилетия важные изменения затронули страны, с которыми олицетворялся Восток, – Индию и Китай. Специфика Востока сохраняется, прежде всего, в культурной области, наиболее традиционной и устойчивой. Здесь следует отметить важную роль религиозных традиций даосизма, конфуцианства, синтоизма, буддизма, индуизма; патернализм во всех областях жизни; склонность к автаркии и т. п. Менталитет восточного человека и специфика восточной культуры особенно ярко проступают в сопоставлении с культурой Запада и отличаются от последней полисемичностью традиций и устоев общественной жизни.

Западный тип общества

   Современный западный тип общества возник в конце средних веков, и движущей силой его стали развитие капиталистической экономики, переход от монархической системы правления к республиканской, становление науки как ведущей отрасли культуры и экспоненциальный рост числа научных открытий и изобретений, переход от абсолютной к релятивистской и утилитаристской этике, в религии – крушение господства католичества и распространение нескольких разновидностей протестантизма, в искусстве – переход к светским жанрам, в философии – укрепление позиций материализма и т. д. Основную причину становления западного типа общества видели в развитии новой общественно-экономической формации – капитализма (Маркс), в протестантской этике (М. Вебер), в системной перестройке всех сторон западного общества (П. Сорокин).
   Новый тип общества по своим главным характеристикам оказался резко отличен от прежнего средневекового и в еще большей степени от традиционного восточного типа. Данные различия можно сопоставить в следующей таблице.

   Стремление западного общества к расширению своих границ, нашедшее место в великих географических открытиях и в последующем колониализме, зафиксированы таким афоризмом: «Людям Запада часто трудно смириться с существованием других сторон света».
   Слово «рационализм» остается основным в определении западного общества. Экономическая рациональность, приведшая к капитализму; политическая рациональность, приведшая к формальной демократии; духовная рациональность, приведшая к научно-технической революции; моральная рациональность, приведшая к концепции естественных и гражданских прав человека, – именно в этих основных направлениях западного мира рациональность завоевала господство. В следовании общей тенденции рационализации западная цивилизация с ее проявившимся еще у древних греков рациональным менталитетом вышла вперед, что предопределило ее экономическое и политическое лидерство в современном мире. Остальному миру приходится бороться с экономическим и политическим засильем западной цивилизации, облегченным крушением СССР.
   Какова форма развития общества? Здесь можно выделить три точки зрения.

Ненаправленная динамика

   Данная концепция развития общества обоснована в трудах П.А. Сорокина, который считал, что любое общество представляет собой целостность. «Всякая великая культура есть не просто конгломерат разнообразных явлений, сосуществующих, но никак друг с другом не связанных, а есть единство или индивидуальность, все составные части которого пронизаны одним основополагающим принципом и выражают одну, и главную, ценность» (Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество… с. 429). В средние века на Западе этим принципом был Бог, вездесущий, всемогущий, всеведущий, справедливый, прекрасный. Такую унифицированную систему культуры, основанную на принципе сверхчувственности и сверхразумности Бога как единственной реальности и ценности, Сорокин назвал идеациональной. К этому же типу относится культура брахманской Индии, буддистская, даосская культуры, греческая культура с VIII по конец VI в. до н. э.
   Второй тип культуры, по Сорокину, – культура чувственная основной принцип которой заключается в том, что объективная реальность и ее смысл чувственны, а вне чувственной реальности ничего нет. Такова современная западная культура.
   Наконец, третий тип культуры представляет собой культуру, объективная реальность в которой частично сверхчувственна и частично чувственна. Такая культура содержит в себе сверхчувственный, сверхрациональный, рациональный и сенсорный аспекты, образуя их единство. Данный тип культуры Сорокин назвал идеалистическим и отнес к нему культуру Западной Европы XII–XIV вв. и греческую культуру V–IV вв. до н. э.
   Типы культуры сменяют друг друга. Так, западная культура средних веков была идеациональной, затем в эпоху Возрождения стала идеалистической, а в Новое время – чувственной. Современный кризис западной культуры Сорокин объясняет переходом от чувственного типа к иному, складывающемуся в настоящее время.
   Изменения не являются жестко предопределенными и повторяющимися, они могут менять свое направление. В этом суть представления о ненаправленной динамике. Заранее предопределенную, направленную динамику, характерную, скажем, для марксизма, Сорокин отрицал, как и возможность проследить ее в течение достаточно большого промежутка времени, т. е. он отрицал направленность в универсальном смысле.

Цикличное развитие

   Соглашаясь с определением современного состояния западного общества как кризисного, О. Шпенглер объяснял кризис иначе, исходя из представления о цикличном характере развития каждой культуры. Впервые концепция цикличного развития культуры и общества сформулирована в Новое время итальянским мыслителем Д. Вико, но наибольшее распространение получила после выхода книги О. Шпенглера «Закат Европы». Шпенглер считал, что каждая культура проходит свой цикл развития от рождения до гибели, подобно живому организму, и на этом пути она достигает расцвета и последующего упадка и крушения. Каждая культура представляет собой своеобразный организм, имеющий свою душу и характерные черты, но все типы имеют нечто общее, а именно: они проходят в своем развитии одни и те же фазы.
   Два типа общества стали предметом особого внимания и сравнения – античный и современный западный. Но свои выводы Шпенглер распространил на все типы обществ.

Общественный прогресс

   Под общественным прогрессом можно понимать улучшение социальной структуры. Понятие общественного прогресса традиционно одно из основных в социологии. Сам «отец» социологии О. Конт выдвинул положение о законе эволюции, «заключающемся всегда, как для индивида, так и для рода, в беспрерывном поступательном движении» (Западно-европейская социология XIX в… с. 67). Дюркгейм вместо «общественности» использовал еще более сильное утверждение о росте человеческой солидарности, подхваченное, в частности, М.М. Ковалевским.
   Дюркгейм относил древние общества с сегментарному типу, который образуется путем соединения одинаковых частей. Одинаковые люди объединяются в род, одинаковые роды – в племена. Солидарный тип закладывается постепенно. А если разделение труда приводит к образованию все более крупных обществ, то можно сделать вывод, что намечающееся ныне международное разделение труда (специализация) приведет к образованию всемирного общества и мирового правительства. Формы обществ: «город» Платона, «народ» Д. Вико, «нация» Гегеля, «цивилизация» А. Тойнби. Каждая из последующих форм все больше по объему на пути к «человечеству». А дальше идет «ноосфера» Тейяра де Шардена и Вернадского.
   Идея прогресса – детище Нового времени. Она была чужда древним философам. В отношении их скорее следует говорить об идее социального регресса, присущей, скажем, Платону. Конт рассматривал четыре вида прогресса: материальный – улучшение экономического положения; физический – улучшение здоровья и увеличение продолжительности жизни; интеллектуальный – продвижение умственное и научное (тенденция рационализации); моральный – распространение доброты и мужества. Дюркгейм видел прогресс в общественном разделении труда, Спенсер – в усложнении общества, Маркс – в развитии производительных сил и т. д. В XX в. социологи к употреблению данного понятия стали относиться более осторожно. Отмечают тенденции, скажем, тенденцию рационализации, и те конкретные социальные формы, в которых данные тенденции реализуются.
   В дополнение к сходству между индивидуальным развитием и социальным прогрессом можно говорить о необходимости различать общественный прогресс и прогресс личности и об опасности отождествления общественного прогресса с научно-техническим и экономическим. Общественный прогресс в широком смысле должен определяться такими социальными характеристиками, как рост продолжительности жизни, благосостояния населения, а также степенью гармонии между интересами личности и государства, между интересами различных групп и слоев общества, уменьшением степени напряженности и антагонистичности между ними.
   В последние годы наметилась тенденция использовать вместо понятия прогресса другие, более конкретные, такие, как устойчивость, здоровье. Рост риска гибели человечества по мере создания новых технических средств уничтожения и обострение проблемы экологической – имеет отношение к указанной тенденции.
   С научной точки зрения, учитывая субъективность и многозначность понятия прогресса, уместнее говорить об эволюции как качественном изменении.
   Спенсер полагал, что эволюция представляет собой переход от состояния бессвязной однородности к состоянию согласованной разнородности (можно назвать это принципом интегративного разнообразия). Интегративное разнообразие необходимо для нормального функционирования общества. Когда порой забота о единстве и равенстве людей приводила к утрате разнообразия, как произошло в России после 1917 года, когда большевики ликвидировали целые общественные классы, это вело к социальному кризису, а затем потребности развития общества (работа естественных сил стратификации) неизбежно вызывали рост разнообразия (большевикам пришлось использовать лозунг «кадры решают все» и взамен уничтоженной создавать так называемую рабоче-крестьянскую интеллигенцию).
   Социальная эволюция ускорилась в Новое время, когда господствующая отрасль культуры – наука – позволила критику идей. Представления и теории стали сменяться быстрее, а именно благодаря им происходит развитие цивилизации.
   Не следует противопоставлять эволюцию и цикличное развитие. Цикличное развитие общества аналогично развитию экосистем, подчиняющемуся закону сукцессии. Но в экологии имеет место эволюция в смысле появления новых, все более сложных и разнообразных систем. Подобная эволюция имеет место и в обществе.
   Итак, три основных способа социальных изменений: эволюция, цикличное развитие, ненаправленная динамика. Хотя позиции социального эволюционизма, возникшего в XIX в., в XX в. подверглись критике О. Шпенглером и П. Сорокиным, они и в XXI в. остаются главенствующими. Надо к тому же иметь в виду, что в естествознании принцип эволюции стал в XX в. основополагающим, что сказалось и на гуманитарных науках.

Идеальное общество

   Понятие общественного прогресса тесно связано с представлением об идеальном общественном устройстве как конечной цели прогресса. В воззрениях Конфуция и Платона идеальное общество выделилось как направление социально-политической мысли. Хотя еще Платон полагал, что социальная природа человека коренится в несовершенстве индивида и, стало быть, разделение труда и социальное объединение не столько атрибуты неизбежного прогресса, сколько вынужденная мера; а социальные революции не столько этапы на пути прогресса, сколько результат раздора в правящем классе по экономическим мотивам.
   Во всей последующей двух с половиной тысячелетней истории человечества утопические проекты возникали неоднократно. Последний пример – концепция Маркса. Почему они не осуществились? Томас и Знанецкий подчеркивают, что подобные взгляды не учитывают устойчивости существующих социальных структур. Несмотря на свою практическую несостоятельность, утопии оказали огромное воздействие на развитие общества. «Возможного нельзя было достичь, – подчеркивал М. Вебер, – если бы люди не стремились к невозможному».

Вопросы для повторения

   1. Что такое социальный институт?
   2. Что такое тип общества?
   3. Какие типы общества вы знаете?
   4. Чем определяется национальный характер?
   5. Чем отличаются западный и восточный типы общества?
   6. Что такое ненаправленная динамика?
   7. Что такое циклическое развитие?
   8. Каково соотношение понятий прогресс, эволюция, тенденция?
   9. Каким видел идеальное общество Конфуций? 10. Каково идеальное общество по Платону?

Литература

   1. Шпенглер О. Закат Европы. Т. 1. – М., 1993; Т. 2. – М., 1998.
   2. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. – М.( 1992.
   3. Западно-европейская социология XIX в. – М., 1996.
   4. Западно-европейская социология XIX – начала XX веков. – М 1996.
   5. Вико Д. Основания новой науки об общей природе наций. – М.; Киев, 1994.

Глава 7
Социальная стратификация и мобильность

Понятие социальной стратификации

   Под социальной стратификацией понимается иерархическая дифференциация людей на классы и слои по определенным признакам (слово «страта» означает «слой»). Существуют три основные формы стратификации – экономическая (по уровню дохода), политическая (по участию в политической власти), профессиональная (по участию в производстве). Графически стратификация изображается в виде конуса. По вертикали откладываются значения основного показателя (скажем, уровня дохода), по горизонтали – количество людей в обществе, к которым относится данный показатель. Две основные характеристики социального конуса – высота и профиль. Высота характеризует различие между самым высоким и самым низким значением измеряемого показателя (скажем, различие в уровне дохода между самыми богатыми и самыми бедными людьми). Профиль характеризует распределение данного показателя по различным слоям общества. Для каждого общества в определенный промежуток времени характерен свой социальный конус. По нему можно судить о положении людей и устойчивости общества. Так, если высота конуса очень большая, то это значит, что расстояние между богатейшими и беднейшими людьми велико и, стало быть, общество в социальном отношении неустойчиво. Наоборот, если высота небольшая, это свидетельствует об отсутствии разрыва в уровне дохода между самыми богатыми и самыми бедными и большей устойчивости общества. Наличие широкого основания конуса свидетельствует о том, что большое количество населения приближается по данному показателю к нулю. Выпуклый профиль конуса свидетельствует о том, что довольно большое количество людей имеет средние значения данного показателя (если речь идет об уровне дохода, то это говорит о многочисленности среднего класса). Профиль вогнутый, свидетельствует о том, что очень небольшая часть населения имеет средние значения показателя (стало быть, средний класс немногочислен). Плоский профиль свидетельствует о промежуточном положении распределения населения по отношению к данному показателю. Возможные изображения социального конуса показаны на рисунках.

   Следует иметь в виду, что если по высоте и основанию конус имеет определенные ограничения, связанные с количеством населения в государстве и предельными значениями показателей, то профиль его может иметь самые причудливые очертания, отражающие своеобразие общества, которое он описывает.

Определение класса

   Как все человечество может быть разделено на типы, которые дополняет более дробная классификация, так же в пределах данного общества социальная стратификация начинается с выделения самых крупных общественных слоев. Они называются классами. Наиболее развернутое определение класса принадлежит К. Марксу. Маркс исходил из наличия в классовом обществе двух антагонистических классов (в соответствии с диалектическим законом единства и борьбы противоположностей Гегеля), и все основные признаки, присущие социальным стратам, приписал двум классам, но с разными знаками. Эти основные пять признаков входят в определение класса. Итак, класс – это самый крупный общественный слой, выделяемый на основе следующих признаков:
   1) участие в организации производства;
   2) отношение к частной собственности;
   3) характер труда;
   4) участие в распределении дохода;
   5) участие в организации власти.
   По совокупности признаков выделяются два основных класса. Это видно из следующей таблицы.

   В XX в. изменения в системе управления производством (так называемая революция менеджеров) привели к появлению слоя людей, которые организовывали производство, но сами не владели частной собственностью. Произошло разделение на менеджеров и капиталистов. Далее. В число эксплуатируемых попадало все больше людей, занимающихся умственным трудом (умственные пролетарии), и поэтому характер труда перестал быть признаком разделения на эксплуататоров и эксплуатируемых. В результате санкционированного государством перераспределения доходов (прогрессивный налог и т. д.) и борьбе профсоюзов за улучшение положения рабочего класса различие между богатыми и бедными слоями общества не увеличивалось, как предполагал Маркс, а уменьшалось. Появился слой квалифицированных рабочих (рабочая аристократия), уровень дохода которой выше, чем у основной массы пролетариата. Росло число интеллигенции, уровень дохода которой существенно выше, чем у низко оплачиваемых рабочих. В США большинство населения относило себя к среднему классу (само название говорит о его промежуточном положении между капиталистами и рабочими). Картина распределения доходов населения развитых стран становилась намного сложнее, чем представлялось Марксу в XIX в. Наконец, с пятым признаком все обстояло не так просто, поскольку за участие в управлении государством боролись не только капиталисты, но и другие заинтересованные группы (профсоюзы и т. п.), представлявшие интересы различных слоев общества.
   Современная картина социальной дифференциации общества не является черно-белой. По каждому из обсуждаемых признаков можно выделить различные, более дробные, чем классы, слои по экономическим, политическим, профессиональным признакам. Соответственно могут быть построены конусы экономической, политической и профессиональной стратификации.

Экономическая стратификация

   Экономическая стратификация представляет собой дифференциацию людей по уровню доходов. Образующийся конус имеет стандартный профиль с основанием, которое шире высоты. Т. е. более бедных людей больше, чем богатых. Существует гипотеза Парето, в соответствии с которой профиль экономической стратификации во многих обществах имеет постоянную форму, не зависящую от конкретного политического устройства и общественно-экономической формации. Для каждого общества существует своя константа профиля конуса экономической стратификации. Тем не менее на практике в различных обществах и в разные периоды существования одного общества профиль экономической стратификации меняется. В период роста благосостояния населения основание конуса становится уже, сам он делается более выпуклым; в период экономического кризиса, наоборот, основание становится шире, так как увеличивается количество бедных.
   К. Маркс предполагал в XIX в., что в капиталистических странах углубляется экономическая дифференциация, т. е. богатые становятся еще богаче, а бедные еще беднее. Развитие индустриальных стран не подтвердило его предположений, поскольку экономический уровень жизни в них в XX в. неуклонно повышался. Но в то же время росла и продолжает расти пропасть между уровнем дохода жителей развитых и наименее развитых стран.
   От профиля конуса экономической стратификации зависит устойчивость общества. Ученые считают, что общество устойчиво, если разрыв между 10 % самых богатых и 10 % самых бедных людей не превышает 6 раз (в настоящее время в России существует разрыв в 13 раз, по официальным данным, а по неофициальным – до 30). Существуют естественные пределы роста социального конуса. Неограниченное увеличение богатства небольшого слоя олигархов вызывает резкое недовольство основной массы населения и в конце концов создает революционную ситуацию. Так что, изучая конус экономической стратификации общества, ученые могут сделать прогнозы относительно его дальнейшего развития.

Закономерности экономической стратификации

   В книге «Психология народов и масс» Г. Лебон выдвинул представление о «прогрессивной дифференциации индивидов и рас», в соответствии с которым «с успехами цивилизации не только расы, но и индивиды каждой расы, по крайней мере, индивиды высших рас стремятся дифференцироваться» (Западно-европейская социология XIX – начала XX веков, с. 113). Этому способствуют умственный труд и конкуренция, возрастающая по мере развития цивилизации. Г. Лебон ссылается на А. Токвиля, который в первой половине XIX в. писал, что «по мере того, как принцип разделения труда получает все более полное приложение, рабочий становится все слабее, ограниченнее и зависимее. Искусство делает успехи, ремесленник идет назад. Хозяин и работник с каждым днем все более отличаются друг от друга» (там же, с. 114). Дифференциация, по Лебону, возрастает в геометрической прогрессии и сдерживается лишь наследственностью, которая стремится усреднять индивидов.
   Сама по себе дифференциация может быть патологичной. В качестве примера дезинтегрирующей дифференциации Дюркгейм приводит преступность и рак. К эволюции ведет интегрированное разнообразие, т. е. объединение вновь создаваемого в продуктивную систему. Эволюция подразумевает, по Дюркгейму, разделение обшей функции и создание новых функций. Патологическая дифференциация, обусловленная классово-социальными причинами, рассматривается в концепции Маркса. В ней социальная дифференциация ведет к поляризации общества на два антагонистических класса, и эта болезнь излечивается революцией и диктатурой.
   Спенсер считал, что социальная эволюция идет в направлении уменьшения однородности й увеличения разнообразия. Отличие его взгляда от Дюркгейма в том, что он отрицал возможность солидарности, основанной на однородности, а отличие от Маркса в том, что последний считал солидарность возможной именно при ликвидации классовых различий.
   Исходя из анализа данных точек зрения, Сорокин вывел закон социальной стратификации. По его мнению, в нормальный период развития общества работают естественные силы стратификации, которые усиливают социальное разделение. В катастрофический период (войны, революции, стихийные бедствия) преобладают силы социального выравнивания. Профиль экономической стратификации не может беспредельно изменяться. Чем ближе «точка насыщения», тем больше риск катастрофы, при которой социальное здание рушится и верхние слои низвергаются вниз. Существует точка чрезмерного напряжения для «социального тела», после которой катастрофа становится неизбежной.
   Окончательный вывод Сорокина таков: «Таким образом, в любом обществе в любые времена происходит борьба между силами стратификации и силами выравнивания. Первые работают постоянно и неуклонно, последние – стихийно, импульсивно, используя насильственные методы» (Сорокин ПЛ. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992, с. 334).
   Закон стратификации Сорокина в чем-то аналогичен II началу термодинамики[2], только действует он в сторону уменьшения энтропии. Если признать данный закон, то тогда оправданными оказываются и эволюционная фаза развития общества, обеспечивающая рост разнообразия, и революционная, не дающая росту разнообразия привести к дезинтеграции общества. Конечно, это становится необходимым, если само общество оказывается неспособным выработать сознательные механизмы интеграции и регулирования растущего разнообразия отдельных личностей и слоев.

Политическая стратификация

   Политическая стратификация дифференцирует людей по их отношению к политической власти. Конус политической стратификации будет иметь примерно ту же форму, что конус экономической стратификации, но с некоторыми отклонениями. Нижняя часть конуса также будет шире, чем верхняя, поскольку в современном обществе существует как экономическая, так и политическая элита, в которую входят лица, принимающие политические решения. Но профиль конуса политической стратификации в нижней части менее разнообразен, поскольку в большинстве стран избирательными правами обладает все взрослое население, и основание конуса будет уже, чем часть, представляющая электорат.
   Какие здесь существуют тенденции? На ранних стадиях развития цивилизации политическая стратификация незначительна, поскольку высший управляющий слой был немногочислен (скажем, князь и его дружина). Форма политической стратификации напоминала покатую и низкую пирамиду. По мере развития общественных отношений политическая стратификация усиливалась. В современных демократических государствах, утверждает Сорокин, «политический конус сейчас такой же высокий и стратифицированный, как в любое другое время в историческом прошлом, и конечно же он выше, чем во многих менее развитых обществах» (там же, с. 336).
   В отношении политических организаций Сорокин сформулировал следующие выводы.
   «1. При общих равных условиях, когда увеличиваются размеры политической организации, то есть когда увеличивается число ее членов, политическая стратификация также возрастает. Когда же размеры уменьшаются, то уменьшается соответственно и стратификация.
   2. Когда возрастает разнородность членов организации, стратификация также увеличивается, и наоборот.
   3. Когда оба эти фактора работают в одном направлении, то и стратификация изменяется еще больше, и наоборот.
   4. Когда один или оба этих фактора возрастают внезапно, как в случае военного завоевания, или другого обязательного увеличения политической организации, или (хоть и редко) в случае добровольного объединения нескольких прежде независимых политических организаций, то политическая стратификация поразительно усиливается.
   5. При возрастании роли одного из факторов и уменьшении роли другого они сдерживают влияние друг друга на флуктуацию политической стратификации» (Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992, с. 346).
   Эффективный способ борьбы против растущей бюрократизации общества состоит в проведении плебисцитов, или референдумов, по различным вопросам, что давало бы возможность населению напрямую высказывать свою точку зрения по важным проблемам. Этот способ используется время от времени в различных странах, в том числе и в нашей, но еще не достиг такого масштаба, чтобы можно было говорить о нахождении противовеса тенденции бюрократизации.
   

notes

Примечания

1

   Приведенные в данной главе цифры и буквы (с. 8—297 в, с. 21—293 в) соответствуют внутренней рубрикации оригинала.

2

   В соответствии со II началом термодинамики при любых превращениях энергии часть ее рассеивается в пространстве.
Купить и читать книгу за 270 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать