Назад

Купить и читать книгу за 9 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Магия стали (Серая магия)

   Трое детей попадают через Врата Лиса в Колдовской мир и с помощью магии стали из своего мира, преодолевая свои самые затаенные страхи, помогают вернуть защитникам Эскора три реликвии.


Андрэ Нортон. Магия стали

Андрэ НОРТОН МАГИЯ СТАЛИ

   Стефану, Грегу, Эрику, Питеру,
   Дональду, Александру и Джеффи.
   И Александру и Деборе, которые
   любят рассказы о волшебных мирах.

Озеро и замок

   Приключения начались с того, что Сара Лаури выиграла на Фестивале Пожарных в Тернспорт Виллидж корзину с набором для пикника. Впервые случилось так, что кто-то из младших членов семьи Лаури что-нибудь выиграл, поэтому все сначала не поверили, когда председатель Лумис выкрикнул номер билета, который Сара завернула в уголок платка. Грегу и Эрику пришлось тащить ее на платформу около громкоговорителя, где их ждал председатель Лумис.
   Корзина, по общему мнению мальчишек, была замечательная. Под крышкой, перевязанной лентой, были вилки, ложки, ножи из нержавеющей стали и набор из четырех кружек – голубая, желтая, зеленая и красная, как пожарная машина, с подходящими по цвету пластмассовыми блюдцами. Сара все еще была настолько поражена, что не удивилась бы, если бы корзина вдруг пропала, когда она несла ее в машину дядюшки Мака.
   Когда дядюшка Мак притормозил на крутом повороте к поместью Терн, Сара крепко сжимала ручки корзины. Острый локоть Грега впился ей под ребра, но она не пыталась отодвинуться. В сумерках эта местность выглядела страшновато, и она не удивилась, что Грег отстранился от окна, когда к ним стали тянуться свисающие ветки, будто пытаясь стащить машину с узкой дороги туда, где плясали тени. Вечером сложно было не забывать о том, что это на самом деле штат Нью-Йорк, а вовсе не какая-нибудь ужасная сказочная страна, и за два холма и три поля отсюда течет река Гудзон.
   Вот они проехали мимо темного места, где когда-то стоял большой дом. Он сгорел двадцать лет назад, задолго то того, как дядюшка Мак купил старый каретный сарай и землю вокруг него под свое, как он его именовал, убежище. Дядюшка Мак писал книги, и ему нужны были тишина и покой для работы – причем в течение долгого времени. Но по сохранившимся подвальным лазам до сих пор было видно, где стоял дом, и младшим Лаури строго запрещалось туда забираться. Так как дядюшка Мак во всем остальном был совершенно сговорчив и беспрепятственно позволял им ходить в заросший сад и небольшую дикую рощу, Лаури были довольны.
   Они заехали в бывшую конюшню. Когда построили большой дом, пятьдесят лет назад, здесь были лошади, и люди действительно ездили в смешном экипаже, который сейчас был втиснут в угол старого сарая. Но теперь бóльшая часть конюшни отведена автомобилю, а лошадей нет.
   Миссис Стайнер, домоправительница, поджидала их в дверях каретного сарая и, как только дядюшка Мак вышел из машины, помахала заказным авиаписьмом. На лице у нее было особое, свойственное только ей выражение, которое для Лаури значило: «Давно-пора-в-постель-торопитесь-пока-я-не-пропустила-свою-любимую-передачу». Миссис Стайнер разговаривала властно, а дядюшка Мак, особенно когда писал, иногда рассеяно соглашался на весьма неожиданные изменения в правилах игры. Опыта общения с детьми у дядюшки Мака не было, зато был у миссис Стайнер, и когда дело шло на принцип, такого противника стоило уважать.
   В общем, младшие Лаури ожидали хорошего лета. Если забыть о миссис Стайнер, были и приятные особенности пребывания в поместье Терн. А для такого случая, что папу по особому поручению отправили в Японию, и он на два месяца забрал с собой маму, дядюшка Мак был просто находка.
   Того, кто вырос в городе, а не в деревне, остатки старого поместья могли напугать. Но Грег бывал в лагере скаутов, а Эрик ходил в походы с ночевкой в заповедник, когда отец служил на большой авиабазе в Колорадо. Для Сары это была первая встреча с природой, которой позволили одичать настолько, насколько та сама захотела. Потому Сара до сих пор боялась густых кустов и высоких деревьев и всегда старалась быть с кем-нибудь из мальчишек, когда отходила далеко от конюшенного двора или дороги.
   Миссис Стайнер мрачно рассказывала о змеях, но их Сара не боялась. Картинки со змеями в библиотечных книжках выглядели любопытными, и посмотреть, как змея ползет по своим делам, было бы здорово. Но вот ядовитый плющ и «эти гадкие букашки», о которых миссис Стайнер предупреждала также весьма пространно, – совсем другое дело. Саре не хотелось даже думать о букашках, особенно тех, у которых много ног и которые могли интересоваться людьми. Она давным-давно решила, что пауки гораздо противнее, чем змеи, и по-настоящему боялась их, хотя знала, что это глупо. Но видеть, как один из них бежит мимо на всех своих ногах – брр!
   Когда они поднимались по лестнице в свои спальни на верхнем этаже каретного сарая, Эрик тряхнул корзину, которую несла Сара.
   – Давай нагрузим ее завтра и отправимся по-настоящему исследовать окрестности, на весь день!
   – Похоже, удобный случай поискать озеро, – согласился Грег. – За завтраком попросим дядюшку Мака, после того как он выпьет третью чашку кофе.
   – Миссис Стайнер говорила, что там могут быть змеи, – подала голос Сара. – Пожалуйста, – добавила она про себя, – только не надо больших пауков, маленькие и так достаточно страшные.
   Грег хмыкнул, а Эрик с силой притопнул по следующей ступеньке.
   – Миссис Стайнер везде видятся змеи, если не что похуже. Может, водяные змеи… эх, поймать бы одну из них и держать дома. Как хотите, но мы собирались найти это озеро с тех самых пор, как дядюшка Мак рассказал о его существовании.
   И это была чистая правда. Легенды о потерянном озере, как ее рассказал дядюшка Мак, было достаточно, чтобы привести в восторг всех трех Лаури. Сейчас сад был похож на густые джунгли, но задуман он был как окружение декоративного озера. Эту землю более пятидесяти лет тому назад купил мистер Брозиус, объединив вместе три приречные фермы, и истратил кучу денег на благоустройство поместья. Он тоже был чем-то вроде легенды, этот мистер Брозиус, загадочный человек с длинной бородой, плативший за все расходы по строительству поместья золотыми монетами. Затем он пропал, а дом сгорел.
   Поскольку наследного владельца поместья не объявилось, в конце концов оно было продано за неуплату налогов. Фермеры выкупили поля, а та часть, в которой был сад, досталась торговцу недвижимостью, который затем продал ее дядюшке Маку. А дядюшку Мака это мало заботило, он никогда не залезал в заросли кустарников посмотреть, осталось там озеро или нет. Он говорил, что не сомневается, что озеро давным-давно высохло.
   Саре же было интересно, правда ли это. Прекратив раздеваться, она открыла корзину для пикника, чтобы еще раз получше разглядеть ее содержимое. А если бы дядюшка Мак не взял их сегодня на Фестиваль или у нее не оказалось бы карманных денег в кошельке, чтобы купить этот десятицентовый билет? Если бы не она выиграла корзину, мальчишки наверняка не взяли бы ее искать озеро. Впереди замечательное лето!
   Она выключила свет и села на кровать. В первый раз она не стала стоять у окна, слушая тихие загадочные звуки, которые были частью ночи за окном. Легко верилось, что там есть нечто, чего никак нельзя увидеть днем, нечто такое же затерянное, как озеро, а может быть и еще загадочнее…
   Но сегодня вечером она размышляла, что следует упаковать в корзину. И, думая о бутербродах с арахисовым маслом и вареных вкрутую яйцах, печенье и кока-коле, наконец улеглась и натянула на себя одеяло.
   На следующее утро их план сработал просто замечательно. Дядюшку Мака письмом вызывали в Нью-Йорк, а миссис Стайнер, под хруст и треск быстро исчезающего завтрака, заявила, что устроит в доме генеральную уборку.
   Когда Сара достала корзину и попросила продукты для пикника, ей не оказали никакого сопротивления. Миссис Стайнер даже приготовила термос холодного лимонада. Удача была на их стороне, а день просто создан для того, чтобы идти искать озеро.
   Грег смотрел на компас и вел их по правильному, с его точки зрения, пути в глубину дикого сада, но чем дальше они в него забирались, тем больше неудобств доставляла корзина. Когда первопроходцам приходилось протискиваться на четвереньках среди зарослей, то корзину тащили и трясли так, что Сара уже не сомневалась, что ее содержимое все перемешано между собой. Но активно протестовала против предложений помочь нести корзину, потому что это было ее имущество.
   Они как раз громко спорили об этом, когда, совершенно неожиданно, оказались на вершине осыпающейся, заросшей мхом лестницы и внизу увидели озеро – и не только озеро!
   – Это Камелот! – воскликнул Эрик первым. – Помните картинку в книге о принце Валианте? Это Камелот – замок короля Артура!
   Сара, у которой были иные пристрастия в чтении, села на верхнюю ступеньку и потерла расцарапанной можжевельником рукой колено. Ее глаза округлились от удивления, и она еле слышно прошептала: «Оз!»
   Грег вообще ничего не сказал. Потому что здесь оно было взаправду, а не в сказке. И это было действительно самым прекрасным из всего, что удавалось находить Лаури. Но что этот замок здесь делал и почему дядюшка Мак никогда не рассказывал о нем, когда говорил о затерянном озере? Кто его построил и зачем? Ведь настоящие замки, даже если и очень маленькие, не вырастают сами просто так на островах.
   Предсказание дядюшки Мака о том, что озеро высыхало или высохло, оказалось частично верным. По линии берега было видно, что оно сильно уменьшилось, и полоса гальки и песка соединяла теперь берег и остров как мостик. Рассматривая постройку, Грег обнаружил, что замок был сильно разрушен. Часть башни упала и завалила маленький внутренний дворик. Можно ли уложить камни на место и восстановить его?
   Все трое были очень взволнованы, но спускались по ступенькам медленно. Эрик посмотрел на темную воду – здесь могло быть глубже, чем казалось. Он надеялся, что никто не предложит искупаться, потому что тогда и ему пришлось бы попробовать, но этого вовсе не хотелось – нет, только не в этом озере, а если честно, то и вовсе нигде. Он показал пальцем на воду, увидев в ней что-то.
   – Там затопленная лодка. Наверное, на ней когда-то плавали, чтобы попасть на остров.
   – Кто построил этот замок? – поинтересовалась Сара. – В Америке не было рыцарей. Люди перестали жить в замках до того, как сюда отправились колонисты.
   Грег встал на пятки, потом на носки, потом опять на пятки.
   – Должно быть, мистер Брозиус. Может, он приехал откуда-нибудь, где замки были все еще в моде, и ему хотелось иметь маленький замок, чтобы чувствовать себя как дома. Странно, что дядюшка Мак ничего не говорил об этом замке. Ведь люди должны были о нем помнить, раз помнили об озере.
   Сара подняла корзину.
   – Все равно, он на острове, и мы не можем подойти к нему. – Казалось, что это на самом деле Оз, а она – Дороти, и подходила к Изумрудному городу!
   – Конечно, можем! – Эрик перепрыгнул через небольшую лужицу, затянутую зеленью, и приземлился на хорошем расстоянии от нее на гравийном откосе. Пнув камушек в озеро, он наблюдал, как расходятся круги. Воде никогда нельзя доверять, в ней нет ничего надежного и безопасного. Он был очень доволен тем, что у них была эта гравийная тропинка. В озере было немало неприятных теней, в которых могло прятаться что угодно.
   Хотя замок был миниатюрным, сделан он был явно не для оловянных солдатиков. Даже дядюшка Мак, при его росте, смог бы пройти через главные ворота, не пригибая головы. Но когда они обошли груду камней, свалившихся с башни, то уперлись в глухую стену. Грег был удивлен – когда он осматривал замок с лестницы, ему показалось, что тот гораздо больше.
   – Какой обман! – взорвался Эрик. – Я думал, что это настоящий замок. Сверху он выглядел гораздо больше.
   – Мы можем представить, что он большой. – Сара никак не хотела разочаровываться. Невысокий замок все-таки лучше, чем никакой.
   – Если мы уберем с дороги все эти камни, он будет казаться больше.
   Эрик пнул землю, песок и галька полетели из-под носка его ботинка.
   – Возможно.
   Расчистка всего этого казалась ему задачей, равной тому, чтобы скосить газонокосилкой весь участок сада, который дядюшка Мак пытался вновь окультурить.
   Грег медленно шел вдоль стены, изучая кладку камней. Неужели замок построен просто для красоты – что-то вроде летнего домика, стоящего недалеко от каретного сарая, в котором им не разрешалось играть потому, что в нем прогнил пол?
   Часть стены непосредственно возле входа почти полностью скрыта ползучими растениями, которые пробивались сквозь трещины и покрыли камень сплошным занавесом. Но когда Грег раздвинул листья в одном месте, он обнаружил, что его первое впечатление о размерах замка возможно было неправильным.
   – Эй! Здесь еще один проход, но его кто-то заделал!
   Сара так крепко сжала ручки корзины, что дерево врезалось ей в руки.
   – Может быть, – она облизнула губы, – может быть, он ушел туда…
   – Кто ушел? – требовательно спросил Эрик.
   – Мистер Брозиус, когда исчез, и его никак не могли найти…
   Грег рассмеялся.
   – Это глупо! Помнишь, что говорил дядюшка Мак? Мистер Брозиус утонул в реке, там нашли его лодку.
   – Но его самого не нашли, – упрямо сказала Сара.
   – Но это была его лодка, и он много на ней плавал. А река в том месте опасная. – Грег все валил в одну кучу. – Помнишь, как миссис Стайнер пела про то, какая она опасная, в самый первый день как мы приехали, а дядюшка Мак взял с нас слово никогда туда не ходить?
   Эрик поддержал Грега. Да, история была такова, и миссис Стайнер поторопилась ее рассказать, и пострашнее, так, как она это умела. Дядюшка Мак даже отвез их туда на машине и показал место, где течение особенно сильное и коварное. Эрик потряс головой, чтобы избавиться от картины быстро бегущей воды.
   Прошлым и позапрошлым летом он ходил на занятия по плаванию. Впрочем, легко было залезать в воду с отцом или Слимом – инструктором на пляже. Но все равно он не очень-то любил большую воду и не доверял ей. Никогда.
   Наверное, Грег чувствовал то же самое, когда порой замирал и стоял неподвижно в темноте. Однажды они разбили фонарик, спускались в подвал менять перегоревший предохранитель, и в конце концов за ними пришел отец, посмотреть, что же произошло. Грег не двинулся с последней ступени лестницы. Ладно, сейчас не темно, и не нужно лезть в это старое грязное озеро, так что нет причин думать об этом…
   Грег оторвал большой пучок ползучих растений, под ними показалась голая стена в маленьких пятачках лишайника. Тот, кто раньше замуровал эту дверь, был либо неаккуратен, либо торопился. Потому что наверху одного камня не хватало, и виднелось темное отверстие.
   Грег вскарабкался по шаткой лесенке из битого кирпича и сунул руку в дыру, которая была гораздо выше уровня глаз.
   – Там внутри свободно, – с радостью сообщил он. – Может быть, целая комната.
   – Как ты думаешь, сможем мы вытащить остальные камни? – спросила Сара. Но она была не очень довольна. Ей не нравилось, как исчезала рука Грега, у нее от этого мурашки по коже бежали, но все равно было здорово.
   Грег уже принялся за дело, обрывая ползучие растения дальше. Потом он потрогал несколько камней.
   – Надо чем-то расковырять раствор.
   Никому из них не хотелось идти до самого дома за инструментом. Эрик потребовал, чтобы Сара отдала одну из вилок, которые были в корзине.
   – Они ведь из нержавеющей стали, так? А сталь ужасно прочная. Нас ведь здесь всего трое, а вилки четыре. Ничего страшного не будет, даже если и сломаем одну.
   Сара горячо протестовала, но ей действительно хотелось увидеть, что же там, за стеной, и в конце концов она отдала вилку. Мальчишки по очереди расковыривали рассыпавшуюся кладку, для вилки это были сущие пустяки, и передавали вынутые камни сестре, чтобы она складывала их в сторонку. Гудели комары, а самые голодные из них, похоже, решили, что пришло обеденное время. Пауки, громадные, волосатые и совершенно ужасные, побежали из своих растревоженных гнезд, и Саре сделалось плохо, когда они с сумасшедшей скоростью пронеслись мимо.
   В конце концов Грег подтянулся и заглянул в неровное отверстие, которое они проделали.
   – Что там внутри? – Сара тянула Грега за край рубахи, а Эрик громко требовал своей очереди поглядеть.
   На загорелом лице Грега появилось странное выражение.
   – Ответь же мне, ну что ты? Что там такое?
   – Не знаю…
   – Дай, я посмотрю. – Эрик ловко использовал локоть и занял место своего брата.
   – Там все сплошь серое! – закричал он секундой позже. – Наверное, это просто замурованная комната без окон, в которой хранятся сокровища. Возможно, здесь мистер Брозиус хранил все свое золото.
   Мысль о возможном сокровище умерила сомнения Сары. Это также подстегнуло мальчишек, и вскоре они расширили дыру настолько, что Сара то же могла заглянуть внутрь.
   Там было действительно серо, будто пространство по ту сторону стены заполнял туман. Ей это не понравилось, но если там сокровища… Мистер Брозиус всегда расплачивался в деревне золотом. Это было правда, об этом до сих пор много рассказывали.
   – Я самый старший, – нарушил молчание Грег. Это утверждение в прошлом часто приводило их ко многим неприятностям, но иногда и выводило из них. – Я пойду первым.
   Он перелез через камни в дыру и исчез. Саре показалось, что эта серая штуковина обволокла его, как одеяло.
   – Грег! – крикнула она, но мимо нее уже протискивался Эрик.
   – Вперед! – как обычно, он старался не признавать, что разница в один год означала какое-то отличие в смелости, силе и способности самостоятельно противостоять трудностям. Он тоже исчез.
   Сара сглотнула и чуть отодвинулась от этой серости. Уперевшись ногой в корзину, она вдруг схватила ее за ручки, подняла над барьером и протиснулась туда, твердо решив не отставать от мальчишек.

За стеной

   Это было словно прогулка в облаке, хотя серая муть вокруг не была ни холодной, ни влажной. Но не было видно ни своих рук, ни ног, ничего кроме вихрящейся дымки, и у Сары закружилась голова. Она закрыла глаза и заковыляла вперед.
   – Грег! Эрик! – она хотела кричать во весь голос, но имена прозвучали как слабый шепот. Она запнулась, вздрогнула и побежала, а корзина неуклюже билась об ноги.
   Где-то запела птица, и земля под ногами стала другой. Сара притормозила, потом выпрямилась и открыла глаза.
   Тумана не было. Но где она находится? Конечно же, не в комнате маленького замка. Она робко протянула руку, потрогала ствол дерева и обнаружила, что он настоящий. Затем оглянулась в поисках стены и двери. Деревья, много деревьев, все большие и старые, а под ними мягкий коричневый ковер из опавших листьев. Сквозь ветви пробивались неровные лучи солнца.
   – Эрик! Грег! – Сара кричала во весь голос, но теперь не испытывала беспокойства. Ее голос опять был по-настоящему громким.
   Кто-то вышел из-за ствола дерева на открытое место. Сара открыла рот, чтобы закричать снова. Коричнево-рыжий, с белыми и черными пятнами зверь с пушистым хвостом и тонкой, заостренной мордой сел, и уставился на нее с интересом. Сара посмотрела на него. Ее испуг быстро улетучивался, и она была уверена, что зверь смеется над ней. Теперь она знала, что это лис. Она была только слегка озадачена. Разве лисы бывают такими большими? Те, которых она видела в зоопарке, были гораздо меньше. Этот же – размером с датского дога, который В Колорадо жил через два дома от них. Она решила, что он очень похож на картинку Ролли Битема, «Кума» из «Полуночников», ее любимого литературного героя.
   – Привет, – попыталась она завязать разговор. Лис открыл пасть, из которой показался острый кончик языка. Затем щелкнул зубами на нахальную муху. Сара поставила корзину. Пусть попробует бутерброд с арахисовым маслом? Были еще бутерброды с холодной ветчиной, но их всего три. Но не успела она оглянуться, как лис махнул своим пушистым хвостом и исчез.
   – Сара, где ты, Сара!
   Грег сновал туда-сюда между деревьями. Когда он увидел ее, то нетерпеливо замахал руками.
   – Идем. Мы нашли реку!
   Поднимая корзину, Сара вздохнула. Она была уверена, что лис не вернется, слишком уж громко орал Грег. Затем стала размышлять о реке. Как могла оказаться река на маленьком острове? Когда они рассматривали этот клочок земли с лестницы, там не было никаких высоких деревьев или рек. Догнав Грега, она спросила:
   – Где мы, Грег? Как эти странные деревья и река попали на маленький остров?
   Он тоже выглядел озадаченным.
   – Не знаю. Не думаю, что мы все еще на острове, Сара. – Он забрал у нее корзину, а другой рукой взял ее под локоть. – Идем. Увидишь сама.
   Они бежали между деревьями, которые росли все реже и реже, а на открытых местах было много зелено-золотого солнечного света, и росла трава и какие-то маленькие растения.
   – Бабочки! Никогда не видела так много бабочек! – Сара потянула брата за руку. Цветы, как показалось ей вначале, поднялись на прекрасных крыльях и улетели.
   – Да. – Грег пошел помедленнее. – И птиц здесь тоже много. Надо тебе на них посмотреть около реки. Там цапля охотилась, мы видели, как она лягушку поймала. – Он сделал колющее движение двумя плотно сжатыми пальцами. – Вот так она ее клювом. Великолепное местечко.
   Они спустились по пологому склону туда, где гравийная коса уходила в мелкий ручеек. В нем неуклюже барахтался Эрик, хватая что-то под водой. Он сел, красный от напряжения, когда они присоединились к нему.
   – Рыба, – объяснил он. – Повсюду. Нет, вы только посмотрите!
   По обе стороны косы виднелись плотные стайки пескарей, водяные жуки скользили по поверхности, описывала круги стрекоза.
   – Я в лесу видела лиса, – сообщила Сара. – Он сидел и смотрел на меня, и совсем не боялся. Но где мы?
   Эрик перекатился на спину, посмотрел в безоблачное голубое небо, одной рукой продолжая шарить в речке.
   – Мне все равно. Это отличное место, лучше, чем любой старый парк. И чем любой скаутский лагерь, – добавил он специально для Грега. – А сейчас я проголодался. Давайте посмотрим, что там, в корзине, с которой мы таскаемся все утро.
   Они перешли в тень зарослей ивы, тонкие листья которой колыхались от малейшего ветерка. Сара открыла корзину. Грег заметил ей, что она неправильно расставляет.
   – Эй, нас здесь только трое. Зачем ты накрываешь на четверых?
   Да, она вынула все четыре пластмассовых блюдца, поставила возле каждого кружку, и теперь раздавала бутерброды. У Грега была красная тарелка, у Эрика желтая, голубая была ее. Почему же она вытащила и зеленую? Просто ей почему-то показалось, что она по той или иной причине потребуется.
   – У нас могут быть гости, – сказала она.
   – Что ты хочешь этим сказать? Здесь никого кроме нас нет. – Эрик засмеялся над ней.
   Сара присела на пятки.
   – Хорошо, мистер Всезнайка, – огрызнулась она. – Может, тогда ты скажешь мне, где мы на самом деле находимся, раз ты такой умный! Это вовсе никакой не маленький остров на озере, вы не заставите меня в это поверить! Откуда же тебе знать, что здесь никого больше нет?
   Эрик перестал смеяться. Неуверенно он смотрел то на сестру, то на Грега. Затем все трое оглянулись на темный лес, из которого вышли. Грег глубоко вздохнул, а Сара заговорила вновь:
   – И как мы попадем обратно? Кто-нибудь из вас, умников, подумал об этом? – Она потянулась за корзинкой, будто прикосновение к ней должно вновь соединить ее с реальным миром.
   Грег поглядел на реку и нахмурился.
   – Мы можем вернуться туда, откуда пришли, – сказал он. – Я по дороге повсюду делал насечки на деревьях своим скаутским ножом.
   Сара была удивлена и в то же время довольная им. Грег был такой умный, и обо всем позаботился. И, зная, что у них была ниточка, ведущая к стене замка и двери, почувствовала облегчение. Но теперь она убрала с тарелок оставшиеся бутерброды и складывала их обратно в корзину. Раз Грег мог думать наперед, она тоже могла.
   – Эй! – немедленно запротестовал Эрик. – Почему ты их убираешь? Я хочу еще есть!
   – А можешь захотеть еще больше, – отпарировала она. – Если мы не успеем к ужину.
   Грег отвинчивал крышку термоса, но внезапно вскочил на ноги, глядя куда-то за спину Сары. Выражение его лица заставило Сару повернуться, а Эрик застыл с полураскрытым ртом.
   Так же неслышно, как появился лис, в поле зрения появилось другое существо. И хотя Сара восприняла лиса как естественного жителя этих лесов, никто из Лаури не видел человека, похожего на этого.
   Он был молодой, подумала Сара, но гораздо старше Грега. И у него было симпатичное лицо, даже красивое, хотя с усталым и печальным выражением. Каштановые волосы, в которых на солнце поблескивали рыжие искры, были длинные, пряди на висках доставали почти до плеч, челка ровно обрезана над черными бровями.
   А одежда! На нем были плотно облегающие ботинки из мягкой коричневой кожи с заостренными носками, а выше них надето нечто, напоминающее по виду длинные чулки – может, колготки, – тоже коричневые. Поверх рубахи длинный жилет такого же зеленого цвета, как листья деревьев, а на груди вышит узор. Жилет плотно стянут на поясе ремнем, на котором висел длинный узкий нож в ножнах и кошелек. В руке он держал длинный лук, которым отгибал ветки ивы, разглядывая Лаури с удивлением, равным их собственному.
   Сара вскочила на ноги, отряхивая крошки и пыль со своих джинсов.
   – Прошу вас, сэр… – она добавила «сэр», потому что это казалось правильным и уместным, как будто незнакомец был полковником на старом месте службы отца, – не желаете ли пообедать?
   Юноша все еще выглядел растерянным. Но он больше не хмурился, как вначале.
   – Пообедать? – вопросительно повторил он, произнося слово с иным ударением.
   Эрик проглотил то, что было у него во рту, и показал на тарелки.
   – Еда!
   – Да. – Сара наклонилась над зеленой тарелкой и протянула ее, приглашая незнакомца. – Открывай же лимонад, Грег, а то Эрик подавится и умрет. – Последний кусок попал Эрику не в то горло и он закашлялся.
   Внезапно юноша рассмеялся и подошел ближе. Потом нагнулся, чтобы похлопать Эрика между лопаток. Мальчик сипло выдохнул и сглотнул, в глазах у него появились слезы. Грег плеснул в кружку лимонад и протянул брату.
   – Жадина! – недовольно сказал он. – В следующий раз не пытайся заглотить полбутерброда за один раз. – Он наклонился, чтобы налить в остальные кружки, и протянул зеленую незнакомцу.
   Гость принял ее и начал вертеть в руках, будто пластмасса казалась ему чем-то странным. Затем отхлебнул содержимое.
   – Странное вино, – прокомментировал он. – Хорошо остужает горло, но похоже, что его делали из винограда, который растет в снегу.
   – Это не вино, сэр, – поторопилась с объяснениями Сара. – Просто лимонад был в термосе. А это – арахисовое масло, – показала она на бутерброды. – А это – ветчина. Еще есть вареные вкрутую яйца, маринад и немного печенья – миссис Стайнер печет действительно хорошее печенье.
   Юноша разглядывал еду на своей тарелке несколько озадаченно, но в конце концов взял яйцо.
   – Соль. – Грег пододвинул ему солонку. Эрик перестал кашлять, хотя лицо его было все равно красное. Каким-то образом у него хватило дыхания спросить:
   – Вы здесь живете, сэр?
   – Живу здесь? Нет, не так близко к границе. Вы не из этой страны?
   – Мы пришли через дыру в стене, – объяснил Грег. – Там был замок…
   – Маленький замок на острове, – встряла Сара. – А в стене были ворота, заложенные камнем. Мальчишки вытащили их, и мы прошли внутрь.
   Он рассматривал ее с тем же вниманием, с каким разглядывал еду.
   – Мальчишки? – с удивлением спросил он. – Но ведь вы все трое мальчишки?
   Сара посмотрела на братьев и на себя. Их джинсы выглядели совершенно одинаково, рубашки тоже. Но ее волосы – нет, ее волосы были даже не такими длинными, как у этого юноши.
   – Я Сара Лаури, и я девочка, – заявила она немного обиженно, впервые в жизни будучи раздосадованной тем, что ее посчитали заодно с Эриком и Грегом, хотя до этого она была весьма довольна подобными ошибками. – Это мой старший брат Грег, – показала она пальцем, совершенно забыв о хороших манерах. – А это Эрик.
   Юноша приложил руку к груди и поклонился. Это был красивый жест, и Сара нисколько не почувствовала себя неудобно или вовсе по-дурацки, а наоборот, как будто она была взрослой и важной.
   – А меня зовут Хуон, Хранитель Запада. – Указательным пальцем он провел по вышитому золотом узору на своем зеленом жилете. Сара увидела чешую свернувшегося в кольцо дракона с угрожающими клыками и широко раскрытыми челюстями. – Зеленый дракон. Как Артур – Красный Дракон, Хранитель Востока.
   Грег положил обратно бутерброд, который как раз собирался развернуть. Он внимательно разглядывал Хуона, и его губы сложились в хмурую линию – так он выглядел, когда думал, что над ним хотят посмеяться.
   – Вы имеете в виду Артура Пендрагона? Но ведь это придуманная история. Сказка!
   – Артура Пендрагона, – одобрительно кивнул юноша. – Выходит, вы слышали о Красном Драконе? А о Зеленом не слышали?
   – Хуон… Был такой Хуон по прозванию Горнист. – К величайшему удивлению Сары это сказал Эрик. – И, я так думаю, что Роланд там?
   Он указал на лес.
   Но юноша покачал головой, и его улыбка исчезла.
   – Нет. Роланд пал при Ронсевалле задолго до того, как я стал здесь хранителем. Жалко, что нет никого такого как он, чтобы поддержать нас сейчас. Но вы меня правильно назвали, молодой господин. Когда-то я назывался Хуоном Горнистом. Теперь я Хуон без Горна, что очень плохо. Но я все равно Хранитель Запада, и поэтому обязан поинтересоваться тем, что вы здесь делаете. Эти ворота, через которые вы прошли… я не понимаю, – добавил он как будто про себя. – С нашей стороны не было никакого вызова. Этот портал был построен, а затем замурован, когда к нам вернулся Амброзий и сообщил, что наши миры разошлись слишком далеко в пространстве и времени, и что люди не могут ответить на наш призыв. А вы все равно пришли… – Он снова нахмурился. – Может быть, это опять происки врагов?
   – Пусть кто-нибудь объяснит, – сказала Сара тихим голосом. Больше чем когда-либо ей захотелось знать, где они находятся. Казалось, что юноша понял, потому что теперь он обратился прямо к ней:
   – Эта страна, – его рука описала широкий полукруг, – когда-то имела четверо врат. Медвежьи Врата на севере мы потеряли давно, потому что враги заняли земли, на которых издавна стояли. Львиные Врата на юге мы заперли могучим заклинанием, так что с той стороны все в порядке. Врата Вепря, которые лежат на востоке, забыты так давно, что даже Мерлин Амброзий не мог нам сказать, где они были и есть ли до сих пор. А здесь на западе – Лисьи Врата. Несколько лет назад Мерлин открывал их, но обнаружил, что нет более пути, которым он мог бы достигнуть разума людей. Тогда наши опасения возросли… – Хуон замолчал, глядя в свою кружку так, будто видел в ней не лимонад, а нечто другое, и к тому же весьма неприятное. – И дверь была замурована, до тех пор, пока вы ее не открыли. – Он замолчал.
   – Я там видела лиса. – Сара не совсем понимала, зачем она это сказала.
   Хуон улыбнулся ей.
   – Да, Руфус хороший страж. Он заметил, как вы входили, и позвал меня. Лесные существа охотно нам помогают, потому что наша жизнь проходит на одних и тех же тропинках.
   – Но что это за страна, и кто враги? – нетерпеливо спросил Грег.
   – У этой страны есть много названий в вашем мире – Авалон, Аванан, Атлантида, – почти столько же, сколько разных людей рассказывали о ней. Разве вы о ней ничего не слышали раньше? Должно быть слышали, раз знаете сказание об Артуре Пендрагоне! – Он вежливо поклонился Грегу. – И обо мне, бывшем Хуоне Горнисте. Потому что эта страна, в которую я и Артур были призваны. Или это уже забыто в мире людей? – закончил он немного печально.
   Артур Пендрагон – это же Король Артур Круглого Стола, сразу вспомнила Сара. Но Хуон – она не знала его истории, и сожалела, что не может спросить о нем Эрика.
   Теперь Грег посмотрел сердито, но не на Хуона, а на землю между своих ног, в которой ковырял ямки одной из ложек, взятых из корзины.
   – Сплошное безумие, – бормотал он. – Король Артур – это просто легенда. Настоящий Артур – это британский римлянин, который воевал с саксонцами. У него никогда не было круглого стола, и никаких рыцарей! Мистер Легард рассказывал нам о нем на истории в прошлой четверти. Остальное – Круглый Стол и рыцари – это все было придумано в средние века, чтобы рассказывать на пирах – вроде телевизора.
   Хуон покачал головой.
   – Правда это или быль в вашем мире, но сейчас вы действительно в Авалоне, молодой господин. Это верно так же, как то, что я сейчас ем вашу пищу и пью ваше странное, но освежающее вино. И Руфус беспрепятственно пропустил вас через Лисьи Врата. Значит, то, что вы сюда пришли, было предначертано.

Холодное железо

   – То, что вы прошли через наши Врата целыми и невредимыми, – продолжал Хуон, – означает, что вы не были посланы или вызваны ими. – Он быстрым движением поднял руку и сделал знак, который дети не поняли.
   – Ими? – спросила Сара перед тем как откусить бутерброд. Этот разговор о вратах придавал уверенности, потому что теперь они могли вернуться той же дорогой, какой пришли.
   – Врагами, – откликнулся Хуон, – теми силами тьмы, что воюют против всего хорошего, справедливого и правильного. Черные колдуны, ведьмы, ведуны, оборотни, вампиры, людоеды – у врага так же много имен, как у самого Авалона, – множество обличий и способов скрыться, некоторые приятные на вид, но в основном отвратительные. Они – тени тьмы, они долго стремились захватить Авалон, а затем одержать победу над другими мирами, и над вашим тоже. Подумайте о том, что вам более всего ненавистно, и это будет только часть этих врагов и Темных Сил.
   – Мы здесь подвергаемся опасности, потому что заклинаниями и предательством они отняли у нас три талисмана: Экскалибур, кольцо Мерлина, и рог – все это в течение трех дней. А если мы пойдем на битву без них… ах, ах… – Хуон покачал головой. – Мы будем как воины, закованные в тяжелые цепи по рукам и ногам.
   Затем он внезапно спросил:
   – Обладаете ли вы привилегией холодного железа?
   Они смотрели на него с недоумением, а он указал на один из ножей в корзине.
   – Из какого металла это выковано?
   – Из нержавеющей стали, – ответил Грег. – Но какое это имеет отношение к?..
   – Нержавеющая сталь, – перебил Хуон. – Но у вас нет железа – холодного железа, выплавленного смертным в мире смертных? Или вам также нужно серебро?
   – У нас действительно есть немного серебра, – вступила Сара. Из нагрудного кармана рубашки она вытащила свернутый носовой платок, в котором лежала оставшаяся часть ее карманных денег на неделю, десять и двадцать пять центов.
   – При чем здесь железо и серебро? – захотел узнать Эрик.
   – Вот. – Хуон вынул нож из ножен. В тени ивы лезвие блестело так ярко, словно его держали на прямом солнечном свете. И когда он его повернул, металл сверкнул блестками огня, будто искры разлетелись от горящих дров. – Это серебро ковали гномы – это не холодное железо. Потому что тем, кто родом из Авалона, нельзя держать в руках железное лезвие, иначе он сгорит дотла.
   Грег поднял вверх ложку, которой ковырял землю.
   – Сталь – это железо, но я не сгораю.
   – А, – Хуон улыбнулся. – Но ведь вы родом не из Авалона. Так же как и я, также как и Артур. Когда-то я воевал железным мечом и ходил на битву в железной кольчуге. Но здесь, в Авалоне, я спрятал все это обмундирование, чтобы не повредить тем, кто идет со мной. Поэтому ношу серебряный клинок и серебряные доспехи, как и Артур. Для рода эльфов железо нарушает хорошие заклинания, это яд, дающий глубокие незаживающие раны. Во всем Авалоне раньше было только два предмета, сделанные из настоящего железа. А теперь их у нас отняли – возможно, на нашу погибель. – Он покрутил сверкающий нож между пальцев, так что искры ослепительно брызнули.
   – А что это за два железных предмета, которые вы потеряли? – поинтересовалась Сара.
   – Вы слышали про меч Экскалибур?
   – Меч Артура – тот, который он вытащил из скалы, – сообщил Грег и заметил, что Хуон с иронией улыбнулся этому.
   – Но ведь Артур всего лишь сказание, не так ли ты говорил? Хотя мне кажется, что ты знаешь сказание достаточно полно.
   – Конечно, – нетерпеливо сказал Грег, – всем известно про Короля Артура и его меч. Э-э, я об этом читал, когда был еще совсем маленьким ребенком. Но от этого оно не становится правдой, – закончил он немного воинственно.
   – И Экскалибур был одним из того, что вы потеряли, – настаивала Сара.
   – Не потеряли. Я уже говорил, что он был у нас украден при помощи одного заклинания, и спрятан при помощи другого, которое Мерлин не может расколдовать. Экскалибур исчез, и кольцо Мерлина, которое тоже было сделано из железа и обладало огромной силой, потому что тот, кто его носит, может командовать зверями и птицами, деревьями и землей. Меч, кольцо и рог…
   – Он был тоже железный?
   – Нет. Но это был волшебный предмет, его дал мне король эльфов Оберон, который когда-то был верховным властителем этой страны. Он может помогать, а может и уничтожать. Один раз он чуть меня не убил, и много раз он приходил мне на помощь. Но теперь у меня нет Рога, и большая часть моей силы пропала, и это плохо, очень плохо для Авалона!
   – Кто их украл? – спросил Эрик.
   – Враги, кто же еще? Теперь они собирают все свои силы, чтобы навалиться на нас и своим колдовством разнести по кусочкам все наши ценности. В Начале Всего Авалону было предначертано стоять стеной между тьмой и вашим смертным миром. Когда мы отбрасываем тьму назад и держим ее под контролем, в вашем мире царит мир. Но если тьма прорывается, одерживая победы, тогда вы в свою очередь испытываете лишения, войны, зло.
   – Авалон и ваш мир – зеркальное отражение друг друга, но неким таким образом, что даже Мерлин Амброзий не может понять этого, а он знаток сердца Авалона и самый великий из всех рожденных от смертной женщины и короля эльфов. То, что случается с нами, потом произойдет и с вами. А нынче зло поднимает голову. Сначала оно неслышно проникало почти незаметным ручейком, а теперь оно имеет дерзость вызывать нас на открытый бой. А наш талисман пропал, и кто из людей или даже колдунов сможет предвидеть, что случится с Авалоном и его миром-побратимом?
   – А почему вам хотелось узнать, можем ли мы обращаться с железом? – спросил Грег.
   Мгновение Хуон колебался, а его взгляд блуждал по мальчишкам и Саре. Затем он глубоко вздохнул, будто собирался нырнуть в омут.
   – Когда кто-нибудь проходит через врата, это значит, что был призван, и здесь его ждет судьба. Только величайшая магия может открыть ему путь обратно из Авалона.
   А холодное железо – это ваша магия, подобно тому, как у нас есть другое волшебство.
   Эрик вскочил на ноги.
   – Я в это не верю! Это все придумано, и мы сейчас же возвращаемся туда, откуда пришли. Идем, Грег! Сара, идем!
   Грег медленно встал. Сара вовсе не пошевелилась. Эрик дернул брата за руку.
   – Ты ведь сделал зарубки по пути к вратам, так? – закричал он. – Покажи мне, где. Идем, Сара!
   Она упаковывала корзину.
   – Хорошо. Иди вперед.
   Эрик повернулся и побежал. Сара посмотрела прямо в карие глаза Хуона.
   – Врата на самом деле закрыты, так? – спросила она. – Мы не можем уйти, пока ваше волшебство не выпустит нас, правильно? – Сара не знала, как об этом догадалась, но была уверена, что говорит правду.
   – От меня это никак не зависит. – Голос Хуона был печальным. – Хотя у меня есть кое-какая сила, но врата не в моей власти. Я не уверен, что даже Мерлин сможет вам их открыть, если вас призвали… Только когда вы сами сделаете выбор…
   Грег подвинулся ближе.
   – Какой выбор? Вы хотите сказать, что нам придется здесь оставаться до тех пор, пока мы чего-то не сделаем. Чего? Может вернуть Экскалибур, или это кольцо, или рог?
   
Купить и читать книгу за 9 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать