Назад

Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Счастливый брак

   Линда Бразерс, личный помощник президента компании «Безопасный дом», страстно влюбилась в менеджера той же компании Брайана Никсона. Молодые люди начали встречаться, однако Брайан попросил держать их отношения в тайне до тех пор, пока он не получит долгожданного повышения по службе.
   Вскоре девушка совершенно случайно узнала, что Брайан ради карьеры собирается жениться на сестре владельца компании, а ее, Линду, держит при себе лишь в качестве запасного варианта. В отчаянии она дает себе страшную клятву больше никогда не влюбляться…


Андреа Йорк Счастливый брак

1

   Кромешную тьму, в которую была погружена комната, изредка пронзала случайная вспышка маленького фонарика грабителя.
   Возле стены, намертво вцепившись в ручки неудобного прямого кресла, затаив дыхание сидела Линда Бразерс. Широко раскрыв глаза, она напряженно вглядывалась в темноту, пытаясь уловить какое-нибудь движение или звук, которые могли бы подсказать, где именно находится нежеланный визитер.
   Линда знала, что полная темнота порой играет с человеком плохие шутки – окутывает сознание удушающим туманом, порождает галлюцинации. Сейчас она готова была поклясться, что видит приближающуюся к ней вспышку фонарика, и с трудом подавила желание вскочить и выбежать стремглав из комнаты. Однако инструкции, данные ей, были предельно ясны. В любую минуту и даже секунду все могло закончиться.
   Тоненький красный лучик фонарика мелькнул снова где-то в верхнем углу, и тут же, заставив Линду содрогнуться, заревела сирена. Комната мгновенно залилась ярким светом. Линда инстинктивно закрыла руками уши и зажмурилась, успев, однако, заметить в центре комнаты скорчившуюся на полу фигуру грабителя. Он в раздражении бил по полу кулаком.
   – Черт возьми, выключите эту штуку! – заорал мужчина. Сирена смолкла, и комната погрузилась в благословенную тишину.
   Линда опустила руки и несколько раз моргнула, постепенно привыкая к свету. Вместе с темнотой исчезло и чувство страха. Кабинет, только что казавшийся крохотным, теперь выглядел огромным, похожим на склад помещением. Оно представляло собой модель офиса, в который пытался проникнуть преступник, и было одним из полудюжины подобных помещений в испытательном комплексе фирмы «Безопасный дом». Линда находилась здесь не одна – все стулья на смотровой галерее были заняты.
   Джеральд Строит, сидевший рядом с ней, закончил делать пометки в записной книжке и, опустив ее в карман, подошел к фигуре в черном, распростертой на полу.
   – Ну, Том, – вежливо спросил он, – что ты думаешь теперь о нашей новой системе сигнализации?
   «Грабитель» перевернулся на спину.
   – Ты сказал, что мертвая зона допускает возможность свободного передвижения сторожевых собак и сирена при этом не включается. Ты солгал!
   – Солгал? Вовсе нет. Все так и есть, как я тебе сказал. Но ты, мой друг, слегка крупнее восточноевропейской овчарки. К тому же, что более важно, у тебя другой профиль.
   Томас сел, стягивая перчатки.
   – Ты хочешь сказать, что твоя новая система «увидела» в темноте, что у меня нет хвоста?
   – Что-то вроде этого. – Джеральд протянул руку.
   «Грабитель» схватил ее и легко поднялся на ноги.
   – Это все, что ты собираешься мне сказать?
   Темные брови Джеральда удивленно приподнялись.
   – Конечно, остальное – производственный секрет фирмы. Тебе нужно только знать, что это устройство защитит твоих клиентов даже в том случае, если они не будут знать в деталях, как эта штука срабатывает.
   Томас снял с головы черный чулок и провел рукой по взлохмаченным волосам. Когда он и шеф фирмы стояли рядом, трудно было представить двух более непохожих людей. Джеральд Стронг – немного выше шести футов, в безукоризненно сшитом серебристо-сером костюме, шелковой рубашке и ручной работы галстуке, шатен, прическа – волосок к волоску. И Томас Бентли – на дюйм ниже, худощавей, в черной водолазке и джинсах, с взъерошенными волосами, покрытый пылью, всем своим видом походивший сейчас на самого настоящего вора-домушника.
   Линда поймала себя на мысли о том, какая все-таки странная пара – эти друзья.
   – Бентли просто вживается в образ, не правда ли? – заметила молодая женщина, стоявшая неподалеку от Линды, – Агнес Кроуфорд, агент по продажам. – Том мог провести эти испытания и при свете, но он всегда настаивает на полной темноте, темной одежде и прочих атрибутах. У меня от него прямо мурашки бегут по коже.
   Линда пожала плечами:
   – Любой хороший специалист по системам безопасности стремится насколько возможно приблизить испытания к реальной ситуации. Я не хотела бы встретить Тома в темной аллее в таком виде, как сейчас, но в действительности он совершенно безобиден.
   Джеральд Стронг небрежно положил руку Линде на плечо.
   – Конечно, безобидный. Том переживает, что потерпел неудачу со своими задатками шпиона. Он здесь только потому, что его не взяли в ЦРУ.
   – Брось, Джерри, – запротестовал Том. – Ты говоришь гадости только потому, что в этот раз не среагировали твои датчики на окнах.
   Джеральд нахмурился:
   – Знаю. Мы должны будем поработать над этим. Линда, если ты собираешься в офис, не положишь это на мой стол? – Он протянул ей кожаную записную книжку. – Я беру сейчас Тома на ланч, может, он подкинет мне какую-нибудь идейку. И попроси Глорию зарезервировать в «Сюрпризе» столик на двоих на вечер. На десять, чтобы уж наверняка.
   – Наверняка? – Линда слегка нахмурилась.
   Джеральд кивнул:
   – На тот случай, если пьеса затянется. Мы идем смотреть «Генриха».
   Это значило, что его компаньонкой сегодня, вероятно, будет великолепная Маргарет Вейли, потому что именно она, а не Джеральд, была любительницей Шекспира.
   – Я займусь этим сама, – пообещала Линда.
   Джеральд приподнял пальцем ее подбородок и взглянул в лицо:
   – Тебе не нужно этого делать. Ты больше не секретарь. Забыла?
   – Заказать столик в «Сюрпризе» в пятницу вечером – задача не для обычного секретаря, – заметила она.
   Он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз, и в его карих глазах заплясали золотые искорки.
   – В чем дело, Линда? Хочешь добиться нового повышения, беря на себя дополнительную нагрузку? Не пытайся. Дальше повышать уже некуда. За исключением, конечно, моей должности, но я пока не собираюсь на пенсию. – И вместе с Томасом Бентли они растворились в холле, покинув испытательную лабораторию.
   Агнес Кроуфорд покачала головой:
   – Честное слово, Линда, просто не могу себе представить, как ты ухитряешься с ним работать.
   – С Джеральдом? – удивилась Линда. – Он отличный начальник.
   – Не сомневаюсь. Но как ты можешь быть спокойной, когда он смотрит на тебя? А его улыбка…
   Линда от удивления чуть не открыла рот.
   – С тобой все в порядке, Агнес? Темнота очень странно влияет на людей. Конечно, у Джеральда очень приятная улыбка. Но…
   Агнес уставилась на нее поверх очков.
   – Хорошо, – коротко сказала она. – Кто он?
   – О Боже, что ты имеешь в виду?
   – Кто тот человек, из-за которого ты не замечаешь сексуальную ауру Джеральда Стронга? Ведь он ее буквально излучает.
   Линда пожала плечами:
   – Не имею представления, о чем ты говоришь.
   Она немного стыдилась своей неискренности. Никто не знал о ней и Брайане, и он не хотел афишировать их отношения. Но скоро все должно измениться. Если коммерческие показатели за прошлый месяц оправдают ожидания Брайана и он снова будет первым среди агентов по продажам…
   Агнес с сомнением наблюдала за коллегой.
   – Послушай, – сказала Линда, – как можно думать о сексуальной привлекательности мужчины, если работаешь с ним все время? Разве ты не знаешь один из законов службы: начальник не может быть героем для своей секретарши?
   Агнес задумалась.
   – Но ты ведь уже не секретарь. Ты его персональный помощник.
   – Технически я никогда и не была его секретарем. Все равно принципы те же. – Линда наклонилась и взяла со стула документацию, которую приготовила заранее на случай, если Джеральду во время испытаний понадобится какая-нибудь дополнительная информация по датчикам. – Почему здесь не было Брайана, Агнес? – спросила она. – Я думала, он захочет присутствовать на испытаниях.
   – У него какие-то проблемы с одним из счетов. Будет только после обеда.
   Линда постаралась не показать своего разочарования. В общем-то, даже если бы он и был, они все равно не смогли бы вместе пообедать. Она вздохнула. Все эти предосторожности казались ей абсолютно лишними. Ну и что, если их увидят несколько раз вместе? Но Брайан был осторожен, особенно в последнее время.
   – Он женат? – спросила Агнес.
   Линда прикусила язык. Она чуть не ответила, что Брайан, конечно, не женат.
   – Кого ты имеешь в виду?
   – Как кого? Мужчину твоей мечты, существование которого ты так тщательно скрываешь. Не беспокойся, я никому не скажу.
   Линда положила блокнот Джеральда поверх документации.
   – Если бы я решила завести с кем-нибудь роман, то определенно не стала бы связываться с женатым мужчиной. Любой, кто заводит интрижки за спиной жены, долго не продержится, даже если сменит супругу. Я хотела бы для себя что-нибудь получше. – Она улыбнулась, глядя в удивленные глаза Агнес. – Нет, это вовсе не означает, что я обожглась на женатике. Так что лучше тебе больше не фантазировать на тему моей любовной связи и вернуться к заботам о наших охранных системах. Это будет полезнее нам обеим.
   Агнес недоверчиво покачала головой, но ничего больше не сказала и удалилась.
   Когда Линда наконец дошла до кабинета, руки у нее буквально отваливались под тяжестью бумаг. Она попыталась достать ключ, не выпуская стопу, но рука не удержала ее, и папки рассыпались по ковру.
   Негромко чертыхнувшись, Линда нагнулась, чтобы собрать документы. Блокнот Джеральда лежал прямо у ее ног, открытый на записях, которые он только что делал. Нет, это невозможно, подумала Линда. Шеф даже в полной темноте пишет так, будто рядом настольная лампа. Он не только воспламеняет чувства работающих с ним женщин, мелькнуло у нее в голове, но еще и видит в темноте. Нужно поспешить к Агнес и сообщить ей эту новость.
   Она оставила бумаги на столе Глории, которой предстояло рассортировать их и вложить в нужные досье, и прошла в просторный роскошный кабинет Джеральда. Здесь даже запах был особенный – смешанный аромат кожи, кофе, крема после бритья и дорогих сигар.
   Линда положила блокнот прямо посредине стола и подошла к окну. Прошедший недавно ливень очистил воздух, и Гринвилл открывался перед ней во всей красе в этот июльский день. Заставив себя оторваться от созерцания великолепного вида, она присела у телефона и стала звонить в «Сюрприз», чтобы зарезервировать Джеральду столик на вечер. Одно только упоминание его имени вызвало у метрдотеля горячий отклик, и он тут же заверил, что столик будет ожидать господина Стронга в любое время. Очевидно, Джеральд не скупился на чаевые. Или же его обаяние, о котором говорила Агнес, распространялось и на официантов.
   Линда улыбнулась. Если верить Агнес, Джеральд обладал магнетической силой, которая притягивала к красавцу женщин и давала над ними неограниченную власть. Действительно, в его жизни не было недостатка в поклонницах. Обычно за его календарем следила Глория, напоминая обо всех назначенных встречах, но Линда довольно часто видела этот календарь и имела представление, насколько регулярно и с кем ее шеф встречается. Это был не маленький список, хотя и не отличавшийся большим разнообразием. Все женщины из списка были примерно одного типа – ослепительно красивые, холодные, элегантные, модные и (вот удивительно!) лишенные каких-либо недостатков – такие, как Маргарет Вейли.
   Одна мысль о том, что эта дамочка – любовница Джеральда, вызвала у Линды приступ смеха. Просто невозможно было представить всегда безукоризненную прическу Маргарет взлохмаченной после жарких любовных баталий. Но Джеральду, похоже, нравились ледяные женщины. И кто спрашивал в данном случае мнение Линды?
   В том, что сама Маргарет увлечена Джеральдом Стронгом, сомнений быть не могло. Даже если бы он имел рост всего два фута и бородавки на носу, он бы все равно оставался сыном Кристофера Стронга и владельцем солидного пакета акций «Безопасного дома». То, что он обладал привлекательной внешностью, отличался великодушием и своей улыбкой мог растопить Северный полюс, было для Маргарет лишь дополнительным стимулом.
   Ну все, сказала себе Линда, заканчивай с этой темой. Она налила чашечку кофе и, сморщив нос, посмотрела на густую темную жижу. Нет, придется сварить свежий.
   Линда не удивилась вопросу Агнес. Если молодая незамужняя женщина, к тому же симпатичная, работает вместе с молодым привлекательным неженатым мужчиной, мало кто поверит, что между ними нет ничего, кроме служебных интересов. Что же ей, переходить на другую работу?
   Она решила для себя этот вопрос год назад, когда Кристофер Стронг объявил о своей отставке и Джеральд, занявший президентское кресло отца, предложил ей место своего помощника. Конечно, было бы смешно и даже неприлично отказаться, сославшись на то, что они не должны работать вместе по вполне понятным причинам. Но Линда надеялась, что эти причины не возникнут. И оказалась права. Ей не о чем было беспокоиться – за весь год, что они проработали вместе, их отношения оставались сугубо деловыми, без малейшего намека на что-либо иное. Оба были профессионалами, и работа у них стояла на первом месте.
   Она пыталась объяснить Брайану, что ситуация вполне нормальная, но безуспешно. Он сказал, что большинство людей так не думают. Его коллеги, например, если бы узнали, что простой служащий увлекается личным помощником президента компании, решили бы, что он таким образом собирается устроить свою карьеру. Да и карьера Линды оказалась бы под угрозой, если бы эти встречи не понравились Джеральду. Хотя Линда была твердо уверена в том, что Джеральду глубоко безразлично, с кем его помощница встречается и встречается ли вообще. Поэтому она так неохотно согласилась с Брайаном держать их отношения в тайне до тех пор, пока он не получит долгожданного повышения. Скоро должно состояться назначение нового директора отдела маркетинга, и Брайан надеялся получить это место.
   Линда должна была признать, что порой ей приходилось очень трудно. Иногда так хотелось распахнуть окно и крикнуть всему миру, что она влюблена в Брайана Никсона. Глупо, но иногда ей трудно было отделаться от мысли, что Брайан хочет скрыть от всех их отношения, потому что в глубине души немного стыдится ее…
   Дверь офиса открылась. Линда быстро подняла глаза на вошедшего, неловко расплескав при этом кофе на лежавшие на столе бумаги. Схватив салфетку, она попыталась быстро промокнуть кофейные кляксы.
   – Замечталась? – добродушно спросил Кристофер Стронг. – А я и не знал, что ты способна мечтать.
   Линда бросила виноватый взгляд на председателя совета директоров и основателя компании «Безопасный дом» и снова опустила глаза на чертежи, лежавшие перед ней на столе.
   Кристофер Стронг и в свои шестьдесят лет выглядел крепким широкоплечим мужчиной. Он совсем не походил на стереотип импозантного президента крупной компании. Мало кто мог бы подумать, что этот немногословный прямолинейный человек, даже на работе предпочитавший простую одежду, и новый президент компании с безукоризненными манерами, всегда одетый с иголочки, отец и сын. Многие служащие компании побаивались Кристофера Стронга, но Линда всегда считала, что за суровым фасадом его внешности скрывается добрейшее сердце, что, в общем-то, он не любил афишировать.
   – Ну расскажи, Линда, что тут у вас происходит, – неторопливо произнес Кристофер, вынимая сигару изо рта и усаживаясь в свое любимое кресло.
   – Вы пропустили испытания новой сигнализации этим утром.
   Кристофер покачал головой.
   – Не пропустил, просто не пришел. У Джерри и Тома Бентли это не испытания, а спектакль, ты же знаешь.
   – Вы правы, – улыбнулась Линда. – Они как мальчишки. Подстраивают друг другу ловушки, пытаясь показать, кто из них изобретательней.
   – Потому я и пошел порыбачить с утра. Но как все-таки прошли испытания?
   – А, вот почему вы здесь. Хотите услышать краткую версию?
   – Конечно. Ты мой самый любимый агент 007, – усмехнулся Кристофер.
   Пока Линда рассказывала об испытаниях, он внимательно слушал, задумчиво глядя в потолок. Линда давно привыкла не мешать ему в такие моменты, поэтому, закончив свой краткий отчет, тихо сидела, не прерывая молчания Стронга. Наконец он поднялся.
   – Пойдем, угощу тебя ланчем.
   – Награда за хороший шпионаж? – Она неохотно покачала головой. – Не могу, у меня работы невпроворот.
   – Ну, наверное, ты преувеличиваешь. Я заглянул к Джерри, сына нет, а стол его пуст, как посадочная полоса, готовая к приему самолета.
   – Он ушел с Томом на ланч. Кроме того, его задача – думать, а моя – делать всю бумажную работу, когда босс все обдумает.
   – Тогда он должен отдать тебе свой большой стол. В любом случае даже президент компании не может заставить тебя не есть. Или запретить немножко развлечься. Сам он, во всяком случае, находит для этого время. Если Джерри не играет в теннис или ручной мяч, значит, его можно найти среди лыжников на склонах Зимнего парка. И Делла такая же.
   Линда улыбнулась. Действительно, скользя по лыжным склонам, Джеральд давал выход своей неуемной энергии. Что же касается его сестры Деллы, то ее интересы в таких лыжных вылазках были связаны исключительно с мужчинами, с которыми она могла познакомиться, когда вечерами все собирались в баре.
   Делла еще совсем молоденькая, подумала Линда. Со временем она повзрослеет и посерьезнеет.
   – Знаешь, – продолжал Кристофер, – я всегда удивлялся, что там делать, когда нет снега.
   Линда удивленно посмотрела на него и открыла было рот, чтобы ответить, но тут же передумала. Не ее дело обсуждать личную жизнь Джеральда Стронга. Вместо ответа она полезла в стол и достала календарь.
   – Он ничего не говорил о том, что собирается в Зимний парк в эти выходные, – пробормотала она. – Может, мне следует позвонить Джеральду или лучше подождать его? Он сегодня ужинает с Маргарет в «Сюрпризе».
   – Нет, не в эти выходные. – Кристофер покачал головой. – У Деллы завтра вечеринка в Большом доме.
   – И Джеральд туда идет? Это действительно странно.
   – Это не из тех вечеринок, какие обычно устраивает Делла. Ты ведь идешь?
   – Я не знала, что приглашена, – тщательно подбирая слова, ответила Линда. – Вообще-то я в первый раз об этом слышу.
   – Да? – Кристофер нахмурился. – Я уверен, что сам записал тебя в список приглашенных.
   – Но вечеринку устраивает не компания?
   – Нет. Будут в основном друзья семьи и лишь несколько человек из компании.
   Интересно, к какой категории отношусь я? – подумала Линда.
   Кристофер улыбнулся.
   – На самом деле, – признался он, – эту вечеринку организовываю я сам. И у меня есть свой интерес пригласить тебя.
   – Нужно еще пошпионить? – сухо поинтересовалась Линда.
   – Не совсем. Я надеялся, ты поможешь мне последить за официантами. Ну, знаешь, когда они думают, что за ними никто не наблюдает…
   Линда усмехнулась про себя. Хотя Крис являлся владельцем богатейшей компании, он порой бывал удивительно мелочен.
   – Хорошо, – согласилась она. – Я свободна, поэтому приду и понаблюдаю. Но вам должно быть стыдно, Крис.
   – О, мне стыдно, – признался он честно. – Но я в долгу не останусь. Если они не выпьют треть моего шампанского, я…
   – Шампанское? – удивилась Линда. Обычно на встречах, которые устраивал Кристофер, речь шла о виски пятнадцатилетней выдержки.
   – Да, и не какая-нибудь дешевая шипучка. А что мне остается? К счастью, у девушки такие вечеринки бывают только раз.
   Линда удивленно подняла брови.
   – Ладно, скажу тебе. Делла убила бы меня. Ей так хочется, чтобы это для всех было сюрпризом. Но я знаю, ты умеешь держать язык за зубами. Это вечеринка по случаю ее помолвки.
   Линда удивленно моргнула, но тут же подумала, что несправедлива к девушке. Делла достаточно взрослая, чтобы знать, чего хочет. Прошлой весной она окончила колледж. Просто ее поведение иногда заставляло окружающих воспринимать ее как глупую девчонку.
   – Как замечательно! – Линда была искренна. – Я и не предполагала, что Делла серьезно кем-то увлечена.
   – Ты в этом не одинока. Она не болтала об этом каждую минуту, как обычно, а сказала, только когда он попросил ее руки. Я знаю, что на этот раз у нее серьезно. Ты знаешь его, конечно.
   Линда постаралась припомнить, когда в последний раз видела Деллу. Девушка иногда заглядывала к Джеральду, но каждый раз была одна. Они вращались в разных кругах, поэтому Линда не думала, что знает кого-нибудь из знакомых Деллы.
   – Он работает в «Безопасном доме», – продолжал Кристофер.
   Линда покачала головой.
   – Должна, к сожалению, разочаровать вас, Крис, но я незнакома со всеми вашими служащими.
   «Безопасный дом» насчитывал на четырех фабриках в Пенсильвании около тысячи человек, и еще десятки торговых агентов и представителей компании были разбросаны по всей стране. Жених Деллы мог быть одним из них.
   – О, этого ты знаешь, – заверил Кристофер. – Он один из лучших торговых агентов.
   И тут Линда поняла. Ей хотелось заставить Криса замолчать, зажать ладонями уши. Но она не могла – нечем было защитить себя от удара, который Крис собирался обрушить на нее.
   – Он будет нашим новым директором отдела маркетинга, – добавил Кристофер с удовлетворением. – На этот раз моя девочка выбрала не какого-нибудь вертихвоста, а Брайана Никсона. Ты ведь знаешь его, Линда?

2

   Вероятно, это был шок. Линде казалось, что все это происходит не с ней, что она лишь сторонний наблюдатель. Бедняга, казалось, видела, как побледнело ее лицо и сразу стали заметны веснушки на кончике носа, словно маленькие грязные пятна. Слова Криса буквально вдавили ее в кресло. Хорошо еще, что я сижу, сказала она себе с какой-то внутренней отрешенностью. Если бы стояла, не исключено, что свалилась бы, как подрубленное дерево.
   Кристофер подошел к окну.
   – Возможно, кто-то решит, что Джерри дал ему эту работу из-за Деллы, но это не так.
   Нет, подумала Линда. Конечно, нет. Для Джеральда единственный критерий – то, как человек справляется с работой. Почему она позволила Брайану водить себя за нос? Он заверял, что если они будут открыто встречаться, то под угрозой окажется ее работа. Однако, как теперь выяснилось, у него были далеко идущие замыслы в этой игре. Почему она не раскусила его? Потому что ты наивная дура, Линда Бразерс! – сказала она себе безжалостно.
   – Должен отдать должное этому молодому человеку, – продолжал Кристофер. – Он попросил Деллу не объявлять о помолвке, пока не будет уверен в том, что получит повышение. Невероятно скромный молодой человек. Это даже не типично для людей, занимающихся подобного рода работой.
   Этот скромник – змея подколодная! – хотелось ей крикнуть Кристоферу. Избавьтесь от него поскорее, пока не поздно.
   Но она прикусила язык и ничего не сказала. Кристофер захочет знать детали и не остановится, пока не выжмет из нее всю правду до конца. А что могла сказать Линда, чтобы не показаться возмущенной ревнивой женщиной, не способной пережить тот факт, что мужчина предпочел ей другую?
   Она не могла представить Кристоферу никаких доказательств подлости Брайана. Ухажер никогда не дарил ей кольца. Они не назначали дату свадьбы. Скоро, говорил он, они смогут это обсудить. Хитрец даже никогда не предлагал ей жить вместе. А когда она строила планы о совместной жизни, он молчал и не перебивал ее. О, Брайан был очень осторожен, просто коварен!
   – Ну, значит, увидимся на вечеринке. Завтра в восемь в Большом доме. Ты не передумала насчет ланча?
   Линда показала на чашечку кофе:
   – Вот мой ланч.
   Благодаренье небесам, она смогла выговорить это твердым голосом, и даже рука ее не задрожала.
   – О женщины! – Кристофер закатил глаза. – Делла села на диету, чтобы влезть в свадебное платье, которое она шьет на размер меньше, а ты изводишь себя голодом из-за работы. Большая ошибка и с ее, и с твоей стороны.
   – Золотые слова, – пробормотала Линда, глядя вслед уходящему шефу. – Обе мы сваляли дурака, и обе из-за одного и того же мужчины.
   Ей хотелось положить голову на стол и закрыть ее руками, чтобы спрятаться от мира, подобно страусу, зарывающему голову в песок. Однако с минуты на минуту должны вернуться Глория или Джеральд, а ей не хотелось объяснять кому бы то ни было, отчего ей внезапно стало нехорошо. С другой стороны, если бы она могла все объяснить Кристоферу и привести достаточно убедительные доводы, он не стал бы настаивать, чтобы она пришла завтра на вечеринку. Однако, если в ее объяснении окажутся слабые звенья, могут пойти разговоры. Ее глупость может стать всеобщим достоянием, пусть даже кто-то и пожалеет обманутую.
   Тошнота подступила к горлу, и Линда поняла, что даже полуживой она обязательно пойдет на эту чертову вечеринку. Будет улыбаться, поздравит счастливую пару и пожелает Брайану всего наилучшего – лишь бы никто не догадался, какой дурой она оказалась.
   К обеду девушка смогла кое-как собраться с мыслями и даже решилась выйти в дамскую комнату. Она все еще выглядела так, будто утром по ошибке наложила не свой макияж и переборщила с темными тенями вокруг глаз. Да, краше в гроб кладут, заключила Линда, окинув себя в последний раз критическим взглядом. Она попыталась попрактиковаться, изображая улыбку, и разжала губы, но почувствовала, что кожа на лице словно превратилась в гофрированный картон.
   Когда она вернулась в кабинет, Джеральд стоял возле ее стола, пытаясь найти что-то в бумагах.
   – Не знаю, как здесь можно что-нибудь найти, – бормотал он.
   Линда проскользнула на свое место.
   – Я и не смогу найти после того, как вы перероете все на столе. – Голос ее был хриплым, но она поздравила себя с тем, что говорит почти нормально.
   Джеральд усмехнулся, но не перестал перебирать бумаги.
   В другой раз Линда улыбнулась бы в ответ, как обычно, и простила бы шефу, что он практически свел на нет все ее усилия за целый день, но сегодня ее чувство юмора было на нуле.
   Она склонилась над какой-то бумагой, даже не понимая, что это. Золотисто-каштановые пряди волос скрыли ее лицо.
   Джеральд выхватил из кипы бумаг несколько листов со следами кофейных пятен.
   – Если вам нужны чертежи новой системы безопасности, – проговорила Линда сухо, – вы найдете их на своем столе, а это мой экземпляр. И я сказала в лаборатории, чтобы начали монтировать опытную установку, она должна быть готова к середине следующей недели.
   – Отлично. Что бы я без вас делал, Линда? – Стронг улыбнулся, но не ушел, как она надеялась. – Хотя это не то, что я искал. Я наметил небольшие изменения к предыдущей установке, но никак не могу найти чертежи. – Он снова положил бумаги на стол.
   Помощница покачала головой.
   – Джеральд, на вашем столе всегда не больше трех листочков. Как вы могли потерять что-то?
   – Я думал, что, может быть, вы случайно захватили их вместе со своими бумагами. – Он опустился в стоящее рядом кресло, вытянул длинные ноги и подпер загорелой рукой худощавую щеку.
   Линда поняла, что ее надеждам на то, что шеф вот-вот покинет кабинет, не суждено сбыться. Стронг всегда так устраивался, если собирался обдумать только что зародившуюся идею. Когда он обсуждал с Линдой вслух свои соображения, идея обретала у него в голове конкретные формы. Обычно это было приятно: она чувствовала себя членом коллектива, ощущала свою значимость.
   Но почему он выбрал именно сегодняшний день? – простонала девушка. Сейчас ей было необходимо побыть наедине со своим горем… и со своей злостью.
   – Самое ценное в нашей разработке то, что система при тревоге сама обращается за помощью, – рассуждал Джеральд тоном профессора, приступающего к лекции перед студенческой аудиторией, – но одновременно это и ее ахиллесова пята. Если преступник сможет обезвредить один блок, он выведет из строя всю систему безопасности, по крайней мере на необходимый ему период времени. – Джеральд выжидающе посмотрел на Линду.
   Она вздохнула.
   – Тогда нам придется зарыть телефонный кабель. Или провести фальшивые провода, перерезав которые преступник на самом деле не выведет систему из строя. Или покрыть их таким металлом, который невозможно будет перерезать…
   – Нет, ты слишком узко мыслишь. Кому вообще нужны провода? Мы можем обратиться к телесвязи. Нужно посмотреть цифры. Займись этим, Линда. Прежде всего нужно узнать, возможно ли это в принципе. Когда Том вернется с испытаний, я подкину ему идейку. – Джеральд встал. – Мне также хотелось бы иметь примерную калькуляцию расходов по соответствующей установке. К концу недели, если можно. Справишься?
   – Конечно.
   Справится, если ей удастся забыть на время о своих переживаниях и сосредоточиться на работе. Возможно даже, работа будет для нее лучшим лекарством…
   Линда сидела, углубившись в свои записи, когда Джеральд перед уходом домой заглянул в ее кабинет.
   – Я тебе больше не нужен? – спросил он. – Ухожу. – Рукава его рубашки были закатаны до локтей, галстук свободно болтался на шее, а пиджак висел на плече.
   Линда покачала головой.
   – Желаю хорошо отдохнуть и насладиться спектаклем. – Ей вдруг почему-то показалось, что он сомневается в такой возможности. – Да, метрдотель заслуживает сегодня дополнительных чаевых – он был необыкновенно любезен, когда я заказывала столик.
   – Постараюсь запомнить. – Джеральд сделал небольшую паузу. – Не засиживайся слишком долго, хорошо? Крис оторвет мне голову, если застанет тебя здесь после работы.
   – Тогда мне нужно сделать так, чтобы он меня не застукал, – с улыбкой отшутилась Линда, снова погружаясь в расчеты.
   Однако приход Джеральда нарушил рабочий настрой, и боль снова охватила ее. Она еще раз попыталась улыбнуться, но после нескольких бессильных попыток обмякла в кресле. Больше всего ей хотелось сейчас разрыдаться. Но этого она не могла себе позволить. Кто-нибудь увидит или услышит, возникнут неизбежные вопросы…
   Стук в дверь заставил ее вздрогнуть и выпрямиться. Новая волна жгучей боли окатила ее, когда на пороге возник худощавый улыбающийся молодой человек со светлыми вьющимися волосами.
   – Линни? У тебя случайно нет текстов новой рекламной кампании?
   Она прикрыла глаза, стараясь справиться с болью. Как часто он заходил вот так же. И всегда имел наготове хорошую причину на тот случай, если кто-нибудь заинтересуется их частым общением.
   – Все в порядке, Брайан, – наконец сказала она. – Джеральд ушел. И остальные тоже. Тебе не нужно искать предлог, чтобы зайти сюда.
   Брайан Никсон прошел по комнате легким пружинистым шагом.
   – В общем-то это не предлог. Мне действительно нужны эти тексты. Но если горизонт чист…
   Он не знает, что мне все известно, верит, что ему удалось все отлично провернуть и что я ни о чем не догадываюсь. Ей стало интересно, как долго он собирается держать ее в неведении.
   Линда подперла подбородок кулачком и, не поднимая головы, другой рукой стала писать на бумаге какие-то ничего не значащие слова.
   – Местные сплетники донесли, что ты получил пост менеджера, – заметила она.
   – Это не сплетни. Здорово, да? – Линда не ответила, и Брайан изумленно посмотрел на нее. – Я не делал из этого секрета, Линни, просто хотел сообщить тебе эту новость в соответствующей обстановке, когда мы будем одни. Ты как? Давай отпразднуем сегодня, а?
   Девушка ощутила горечь во рту.
   – Не могу. – Она показала рукой на горы бумаг на столе и, не удержавшись, добавила: – Как насчет завтра? Мы могли бы пообедать.
   Брайан замялся:
   – Боюсь, не получится. У меня завтра деловое мероприятие, не освобожусь допоздна.
   – Если это связано с нашей компанией, ты можешь взять меня с собой, – предложила Линда, думая, как долго парня нужно припирать к стенке, чтобы он признался. – Теперь, когда ты получил повышение, мы наверняка сможем пойти вместе. Или ты думаешь, что лучше подождать, пока не утвердишься на новой работе?
   Он не мог скрыть облегчения:
   – Ты все так прекрасно понимаешь, Линни.
   – Ура, ура! – Она наобум схватила какую-то бумагу. – Впрочем, хорошо, что ты не хочешь взять меня с собой, Брайан, потому что я не смогла бы составить тебе компанию. Я завтра приглашена на вечеринку. Вечеринка по случаю помолвки.
   Он закусил губу и замер.
   – Ты вычеркнул мое имя из списка приглашенных, не так ли? И как ты объяснил это своей невесте? Нет, не надо ничего говорить. Я предпочитаю ничего не слышать об этом. – Линда встала, оттолкнув кресло, и оперлась руками о стол. – Черт возьми, Брайан! Какой же ты дурак! Ты действительно думал, что сможешь все скрыть и никто не расскажет мне?
   – Я собирался поговорить с тобой…
   – И объясниться? О, хотела бы я послушать, как ты объяснишь мне это.
   – Что объяснять? – огрызнулся он. – Я никогда ничего не обещал тебе, Линии. И никогда даже не заводил речь о женитьбе на тебе.
   Возможно, он говорит правду, подумала она. Ей всегда казалось, что они хотят одного и того же. Теперь, размышляя об их отношениях, Линда поняла, что только она строила планы, мечтала. А Брайан лишь улыбался. Улыбался, думая, какая перед ним дурочка.
   – Ты никогда не говорил ничего, что помогло бы мне понять реальное положение вещей, – резко ответила Линда. – Что было на самом деле, Брайан? Если бы Делла не проявила к тебе интерес, ты женился бы на мне? Полагаю, ты думал, что лучше иметь хоть какие-то связи, чем никаких, и продолжал держать меня на веревочке на тот случай, если вдруг твои основные планы по какой-либо причине не осуществятся? Я была запасным вариантом, да?
   – Это не преступление, если мужчина имеет на выбор несколько вариантов, Линни.
   – Ты так считаешь? А я называю это обманом. И какие же варианты у тебя сейчас на уме? Кем ты хочешь стать, Брайан? Вице-президентом? Или метишь выше – может быть, на должность Джеральда?
   – Лучше, если ты не будешь недооценивать меня, Линни. Если ты, конечно, собираешься здесь работать.
   Она рассмеялась:
   – О, какая ирония судьбы! Угрожаешь моей карьере, в то время как все предыдущие недели так оберегал ее! Я сейчас почему-то не думаю, что ты беспокоился обо мне, когда не хотел, чтобы Джеральд узнал о нас.
   – Ты собираешься побежать к нему и все рассказать?
   – А может быть, я уже это сделала.
   Брайан прищурился, раздумывая, и покачал головой:
   – Нет. Ты слишком хладнокровна, чтобы действовать под влиянием импульсов. Сначала ты захотела бы убедиться в достоверности фактов.
   Линда онемела. Он осмеливается называть ее хладнокровной!
   – Перед тем как ты предпримешь какие-то шаги, я хотел бы, чтобы ты все взвесила, – предупредил Брайан. – Делла хоть и не руководит компанией, но у нее солидный пакет акций. Это дает ей определенную власть.
   – Не угрожай мне! Тебе тоже хорошо бы запомнить, что акции Деллы не гарантируют работу, на которую ты не годишься. То, что ты станешь частью семьи, ускорит твое восхождение по служебной лестнице, но не создаст тебе никакой дополнительной ступеньки.
   Он расплылся в довольной улыбке:
   – Этого достаточно. Я немного нетерпелив, признаю. Но рано или поздно я все равно взобрался бы наверх, даже если бы мне пришлось ограничиться женитьбой на тебе.
   Для Линды эти слова были равносильны пощечине.
   – Не беспокойся. Я не собираюсь ни с кем говорить. Не хочу, чтобы мое унижение стало предметом всеобщего внимания.
   Его глаза превратились в холодные льдинки.
   – Возможно, это все, на что ты можешь рассчитывать. Ты самая холодная женщина из всех, кого я знал. Даже Джеральд никогда не пытался за тобой ухаживать, не так ли, Линни?
   Линда понимала, что он пытается спровоцировать ее на грубый разговор, и промолчала.
   – Ты, конечно, не принадлежишь к его типу женщин, но правда в том, что ты ничей тип. О, с тобой можно было бы хорошо провести время, если бы не твоя фригидность…
   – Тебе не стоит смеяться над моими принципами, Брайан.
   – Если бы ты была погорячее, я, может, и не стал бы ничего себе подыскивать. Но у тебя этого нет. Ты на это не способна. Подумай над моими словами, когда спросишь себя, почему ты никого не интересуешь.
   Он окинул ее в последний раз холодным взглядом и вышел.
   Линда ничем не выдала, как больно ее ранили услышанные слова.
   Тебе повезло, сказала она себе. Наконец увидела, что он собой представляет. Ведь могла выйти за него замуж и только потом это выяснить… Но внутренний голос шептал: нет, не могла. Потому что даже такой тип, как Брайан, не хочет жениться на тебе. Так что же с тобой не так?
   Она постаралась заглушить этот голос. С ней все в порядке! Хотя ошибка в том, что она была легковерной дурой, связавшись с ним. Но уже и это, подумала Линда, серьезная причина предполагать, что у меня что-то не так.
   Линда не могла сказать, сколько времени просидела не шевелясь. Она не знала, как сможет жить дальше. Молодая, уверенная в себе и своем будущем женщина с гордо поднятой головой, пришедшая сегодня утром на работу, умерла.
   В конце концов, она все же пошла домой, да и то потому, что больше идти было некуда. Ей требовалось пройти три квартала. Приближалась полночь, кругом громоздились темные махины домов, вокруг не было ни души. В любое другое время дорога показалась бы ей опасной, но сейчас, после всех ударов, которые обрушились на нее, она ничего не ощущала в своей омертвелой душе.
   Должно пройти какое-то время, успокаивала себя Линда. Конечно, это несправедливо. Но завтра все будет иначе, лучше. Или послезавтра. Может, и не послезавтра, но такой день придет.
   Из квартиры напротив доносились тихие голоса. Она чуть не постучала в дверь – так необходимо было ей сейчас простое человеческое участие. Но ее соседи – женщина с маленькой девочкой – поселились здесь лишь месяц назад. Хотя они казались достаточно дружелюбными, Линда еще не успела познакомиться с ними поближе, и сейчас ей было неловко посвящать малознакомых людей в свои проблемы.
   Квартирка, в которой жила Линда, была довольно скромной – малюсенькая гостиная с имитацией камина, спальня, кухня и ванная. Ее это устраивало, так как основную часть своего времени она проводила на работе и почти не приглашала домой гостей.
   Сегодня ей все здесь показалось чужим, словно она по ошибке забрела в чужую квартиру, которая выглядела пустой, неуютной, заброшенной. Линда взглянула на пустую стену, возле которой стояла кушетка. Уже давно она хотела повесить над ней картину, которая лежала в углу, да все никак не могла выбрать время. К тому же надо было найти молоток, гвоздь… Все это казалось пустой тратой времени, ведь она собиралась в ближайшем будущем переехать в более просторные апартаменты. Что ж, приход ближайшего будущего теперь не ожидается, и чем скорее она посмотрит в глаза реальности, тем лучше.
   Бросив в угол сумочку, Линда направилась на кухню и, найдя гвозди и молоток, вдруг осознала, что сейчас глубокая ночь и никто не забивает гвозди в стену в это время суток. Девушка отложила молоток и опустилась в кресло. Там и застал ее рассвет. Она не спала почти всю ночь, хотя изредка впадала в какое-то забытье и погружалась во власть неясных обрывочных сновидений, которые были продолжением ее дневного кошмара.
   Линда оставалась в кресле, пока первые лучи солнца не поднялись над горизонтом. Мысль о том, что сегодня ей предстоит присутствовать на помолвке Деллы и Брайана, висела над ней как дамоклов меч.
   Ей вдруг стало не хватать воздуха. Пришлось открыть дверь и выйти на малюсенький балкон. Ведь Брайан не превратился в подонка за одну ночь. Просто она была ослеплена любовью и не видела его таким, каков он есть. Может быть, с нею действительно что-то не так? Может быть, она и впрямь холодная, как сказал Брайан? Возможно, то, что она не хотела спать с ним, ненормально. Линда уже не знала, кого винить – Брайана или себя. В уме у нее промелькнуло, что она могла бы отомстить. Устроить, например, грандиозную сцену на вечеринке. Или, возможно, более эффективно было бы шепнуть пару слов Кристоферу. Или что-нибудь сделать с показателями продаж, чтобы Брайан не выглядел таким уж суперкоммерсантом.
   Однако в конце концов она отбросила все эти мысли. Что бы она ни сказала Кристоферу, это были бы только слова, никаких доказательств у нее не было. К тому же, как ей показалось, Брайан ему нравится. Джеральд, конечно, поверил бы ей, но ведь этого недостаточно для увольнения Брайана, а для нее это создало бы дополнительные проблемы. Нет, действительно, если кого-то и уволят, то это, скорее всего, будет она сама.
   Весь день Линда пыталась заниматься домашней работой. Ей удалось сделать не так уж много, потому что даже заставить себя просто двигаться стоило огромного труда. Время неумолимо приближалось к вечеру. Она неохотно достала из глубины шкафа вечернее платье, которое было самым нелюбимым из всего ее гардероба и надевалось очень редко. Сегодня оно как раз подходило, потому что с ним не связано никаких воспоминаний. По крайней мере, никто не мог бы сказать, что она оделась вызывающе. Платье действительно было очень скромным – приглушенного персикового цвета, без рукавов, с простым вырезом.
   – В самом деле, – пробормотала Линда, разглядывая себя в зеркало, – совсем неплохо, если бы я хотела выглядеть как подросток в парике.
   Вообще-то платье здесь было ни при чем. Ее фигура почти не изменилась с тех пор, как ей исполнилось шестнадцать, она оставалась такой же худощавой и угловатой. Линда никогда не носила платья с глубоким вырезом, поскольку давно смирилась с мыслью, что ей решительно нечем хвастать.
   Она представила себе свадебное платье Деллы – наверняка с низким вырезом…
   – Прекрати! – приказала она себе. – Даже не пытайся сравнивать себя с ней – легче не станет.
   Кроме того, ведь не размеры бюста Деллы привлекли Брайана, а толщина ее портфеля акций. И если помнить об этом, будет легче пережить сегодняшний вечер.
   Линда ждала внизу такси, и тут появилась соседка из квартиры напротив. Рядом с ней пританцовывала маленькая девочка, которая, увидев Линду, замерла и уставилась на нее широко раскрытыми глазами. Спустя минуту девочка перевела взгляд на мать и стала яростно жестикулировать, не произнося ни слова.
   – Да, – сказала женщина, жестикулируя в ответ. – Она очень хорошенькая. – И повернулась к Линде – Это звучит ужасно навязчиво, но дочка сделала вам комплимент…
   – Она глухонемая? – спросила Линда, не отрывая глаз от ребенка.
   Женщина кивнула.
   – Я стараюсь произносить слова, когда объясняюсь с Милли, чтобы движение губ, жестикуляция вызывали одинаковые ассоциации. Извините…
   Сердце Линды было покорено.
   – О, пожалуйста, не извиняйтесь. Я не догадалась, когда видела ее раньше. Спасибо, Милли. – Линда повернулась к ребенку и коснулась пальцами своих губ, как бы посылая воздушный поцелуй.
   Лицо маленькой девочки просветлело, и она с утроенной энергией снова начала жестикулировать.
   – О, дорогая, – беспомощно произнесла Линда. – Это единственное, что я знала. Больше ничего не могу сказать знаками.
   Мать девочки рассмеялась.
   – Милли подробно описывает, какая вы хорошенькая, – объяснила она. – Особенно ей нравятся ваши волосы.
   Линда коснулась пальцами темно-золотистого пучка на затылке. Она просто уложила волосы в узел, заколола шпильками и прикрепила к нему небольшой букетик, даже не для красоты, а чтобы не казалось, что она в трауре.
   – Рада познакомиться, с вами. Я Сьюзен Грант. – Женщина протянула Линде руку и почти тотчас же отдернула ее. – Последние два часа мы провели в парке, и вы, возможно, не захотите здороваться с нами за руку. – Она посмотрела на свою ладонь и брезгливо скривила губы.
   Линда рассмеялась.
   – Конечно, захочу. Я надеюсь… О, это мое такси. – Она поспешила к машине и, только когда уже уселась и назвала водителю адрес, поняла, что за эти несколько коротких мгновений полностью забыла о Брайане, Делле, вечеринке… и о своем разбитом сердце.
   Несколько минут общения с этим маленьким ребенком и его матерью вернули ее к жизни. Это вселяло надежду.
   Если только я смогу пережить эту ночь, сказала она себе, со мной все будет в порядке.

3

   Большой дом Кристофера занимал весь верхний этаж одного из недавно выстроенных высотных зданий Гринвилла. Линда пришла сюда не в первый раз, но на рождественских вечерах, которые Кристофер устраивал для служащих, не было, конечно, такого великолепия, как сейчас – хрустальные бокалы, серебро столовых приборов, голландские скатерти и цветы, украшавшие столы…
   Дворецкий во фраке церемонно поклонился ей и предложил пройти в гостиную, откуда доносились звуки струнного квартера и приглушенный гул голосов. Линда расправила плечи и напомнила себе, что непременно нужно продержаться этот вечер, не выдавая своего настроения.
   Гостиную окружала широкая терраса, и в этот теплый июльский вечер все двери на нее были открыты. Погода стояла чудесная. Длинные кремовые шелковые занавеси на окнах слегка колыхались от легкого ветерка. От арочной двери, где остановилась Линда, гостиная выглядела как настоящий дворцовый зал: мерцание серебра, пламя свечей в хрустальных канделябрах, роскошь ковров с длинным мягким ворсом.
   Линда всегда удивлялась, почему Кристофер купил эту квартиру. Возможно, из-за Деллы. Сам он чувствовал бы себя удобней в каком-нибудь лесном домике, надев одну из своих любимых фланелевых рубашек и куря сигару на свежем воздухе, где никто не жаловался бы на запах табака. Но сегодня даже самая придирчивая светская дама не могла бы сделать никаких замечаний по поводу его внешнего вида. Костюм сидел на нем безупречно, седые серебристые волосы были модно подстрижены и аккуратно уложены.
   Заметив вошедшую гостью, Кристофер улыбнулся и, подхватив бокал шампанского с подноса официанта, направился к ней.
   Мне это шампанское поперек горла встанет, подумала Линда. Но как она могла отказать Кристоферу? Придется сделать глоток ради приличия.
   – Хорошая штука, да? – заметил хозяин.
   Линда кивнула.
   – Но если я это выпью, то совсем забуду, зачем я здесь.
   – О, я передумал. Тебе не надо ни за чем следить. Просто наслаждайся и хорошо проведи время.
   Линда удивленно приподняла брови.
   – Я перечитал еще раз контракт с обслуживающей фирмой, – признался Кристофер. – Оказывается, я уже заплатил за целый танкер шампанского и теперь, откровенно говоря, решил, что предпочту не знать, пошло ли оно на угощение моих друзей или на мытье посуды. – Он улыбнулся. – Делла, между прочим, в столовой, если ты хочешь поздороваться. А Брайана я последний раз видел на террасе.
   – Разве они не вместе?
   – Делла намерена удивить всех. – Его взгляд остановился на группе гостей, которые только что вошли в гостиную. – Извини, Линда, долг зовет.
   Итак, хоть она и пришла позже, ей не удалось избежать торжественного момента оглашения новости. Интересно, однако, будет посмотреть, как Делла сообщит о помолвке. Конечно же, не должно быть ничего вроде плебейского торта в форме переплетенных колец. Хотя если бы торт был украшен гигантской пачкой акций компании Стронгов…
   Ладно, не стоит злорадствовать. Это может только озлобить, и тогда кто-нибудь заметит, как она расстроена.
   Из «Безопасного дома», как заметила Линда, приглашенных оказалось немного. Ей даже не с кем было уединиться в уголке и поболтать о делах. И Джеральда тоже что-то не было видно. Но раз он получил повеление свыше явиться на это торжество, значит, будет обязательно, хотя, возможно, только под самый занавес, так как он не любитель подобных мероприятий.
   Она снова подумала о Брайане и тут же, как по волшебству, увидела его в открытых дверях на террасу прямо перед собой.
   У девушки участилось дыхание и зашумело в ушах. Но не бежать же отсюда. С какой стати? Она приглашена. К тому же ему нечего больше ей сказать, по крайней мере на людях.
   Брайан не замедлил шаг, проходя мимо нее, однако по его настороженному взгляду было ясно, что он опасается неожиданной выходки с ее стороны. И почему она раньше не замечала, какой у избранника холодный, расчетливый взгляд?
   Линда поставила пустой бокал на поднос, взяла у проходившего мимо официанта полный и прошла на террасу. Прятаться она не собиралась, но и не стоять же как дурочка в центре… Тихий спокойный уголок в данных обстоятельствах был для нее очень даже привлекателен. К тому же никто ее не хватится, в этом она была уверена.
   На террасе тут и там стояли небольшие группки гостей. Линда прошла в дальний угол, где никого не было.
   Держа в руке бокал с шампанским, она наклонилась над парапетом и посмотрела вниз, откуда доносился приглушенный шум уличного движения. Каменная стенка оставалась теплой, несмотря на вечер. Она была прочной и достаточно широкой, чтобы усесться на нее – если, конечно, кто-то захотел бы сделать такую глупость.
   Она почти видела эту картину: неясная одинокая фигура взбирается на парапет, вот покачнулась, потеряв равновесие, и… Ее рука с бокалом дрогнула, шампанское пролилось. Она обхватила бокал обеими руками. Упавший с двадцатиэтажной высоты хрустальный бокал мог стать смертельным орудием. От этой мысли у нее закружилась голова, и она на мгновение растерялась – отпрянуть ли как можно быстрее от края или закрыть глаза и держаться за стенку, пока не пройдет головокружение.
   – Линда! – Сильные руки схватили ее за плечи и встряхнули. – С тобой все в порядке?
   Она увидела перед собой взволнованные карие глаза.
   – Глупый вопрос, – пробормотал Джеральд. – Конечно нет. Пойдем сядем.
   Линда покачала головой.
   – Все нормально, – удалось выговорить ей. – Только немного закружилась голова. Из-за высоты, наверное.
   Уголки ее рта слегка приподнялись в улыбке.
   – Ну, тогда не стой у края и не смотри вниз, – порекомендовал он, – пока крылья не вырастут.
   Она рассмеялась. Это было так типично для шефа – хладнокровно и с шуточкой.
   Джеральд уже не держал ее так крепко за плечи.
   – Ну, это же просто здравый смысл. Если боишься высоты…
   – Но я… имею в виду… Я не боюсь подъемников или стремянок. – Девушка не добавила, что в тех случаях, когда приходилось иметь с ними дело, она не была так накачана шампанским. Кстати, о шампанском. Линда посмотрела на свой бокал и с удивлением отметила, что не раздавила его. Она снова перевела взгляд на Джеральда: – Вам совсем не нужно оставаться здесь со мной, вы же знаете. Я чувствую себя превосходно, правда.
   Он отпустил ее, но продолжал стоять рядом, желая убедиться, как она справится одна. Линда прислонилась к каменному парапету и выпрямилась. Однако Джеральд, вместо того чтобы оставить ее и вернуться в зал, взялся руками за парапет и слегка наклонился вниз, глядя на расстилавшийся под ними город.
   Линда незаметно оглянулась, ожидая увидеть Маргарет, приближающуюся к ним на всех парах в поисках своего ухажера. Но, подумав, решила, что, возможно, девицы здесь и нет. Когда она вышла на террасу, Джеральд, вероятно, сидел где-то на галерее. Если бы он появился из гостиной, она услышала бы его приближение. И хотя на террасе стояло несколько уютных плетеных кресел, Маргарет действительно нигде не было видно.
   – А что вы здесь делаете? – спросила она, хотя ее это, в общем-то, и не касалось.
   – Размышляю. – Его голос прозвучал немного грустно.
   И это Джеральд, который ни при каких обстоятельствах не терял чувство юмора?
   – О чем? – спросила она тихо. – О том, кто ждет вас с гостиной?
   Джеральд быстро повернул к ней голову и слегка улыбнулся:
   – Нет, я думал, какой позор, что музей искусств нашего города выглядит как склад для промышленных отходов.
   Линда чуть не расхохоталась. Он был совершенно невозможным, удивительно здравомыслящим в этом сумасшедшем мире.
   – В самом деле? Я всегда считала, что при строительстве музея по ошибке были использованы архитектурные проекты федеральной тюрьмы.
   – На тот случай, если картины свяжут свои шнуры вместе и решат бежать? – Теплые глаза смеялись, но в их глубине просматривалась скрытая печаль.
   Неожиданно мысль, что он тоже страдает от боли, стала ей невыносима, и она положила руку ему на плечо.
   – Серьезно, Джерри. Что вас беспокоит? Помолвка Деллы?
   Он посмотрел на Линду так, будто никогда раньше не видел.
   – Почему? Думаешь, у меня могут появиться какие-то сомнения?
   Линда вовремя остановила себя. Не должно было создаться впечатление, что у нее самой на этот счет могут быть какие-то сомнения. Она небрежно повела плечом.
   – Делла еще очень молода.
   – Ей двадцать три. – Он оценивающе посмотрел на нее. – Не намного моложе тебя, Линда.
   Конечно, ссылка на возраст Деллы была неуклюжей уловкой. Она могла бы сразу догадаться, что Джеральд не купится на нее. Линда внимательно изучала небо, будто хотела запомнить расположение звезд на всю оставшуюся жизнь.
   – Три года. Это существенно.
   – Ты имеешь в виду, что тебя не баловали и не портили так, как Деллу?
   – Я этого не говорила. – Она закусила губу и добавила сухо: – У меня нет никаких прав обсуждать вашу сестру.
   – О, не извиняйся, я согласен. Делла еще совсем незрелая и наивная. Но она по-детски упрямо хочет добиться своего, и бессмысленно убеждать ее в чем-либо, так ведь, Линда? – Помолчав, он добавил: – Я не слышал, чтобы кто-нибудь называл тебя иначе как Линда.
   Она замерла. Только Брайан, подумала она с горечью.
   – Ты дрожишь. Пойдем в зал.
   – Нет. – Линда покачала головой. – Я предпочитаю остаться здесь. – Где темно и никто не видит ее лица. – Мой отец звал меня Линни. – Она повернулась к Джеральду, сама удивившись своим словам. – Знаете, я совсем забыла об этом.
   – Забыла? Разве можно забыть, как называл тебя отец?
   – Я была совсем малышкой, когда он умер. – Линда задумалась. – И даже не уверена, было ли это на самом деле или я все помню из рассказов матери. Хотя мать не стала бы говорить о такой ерунде.
   Джеральд удивленно приподнял брови.
   – Мать не рассказывала тебе о нем? Линда уже попала во власть воспоминаний и даже не расслышала вопроса.
   – Она снова вышла замуж, – наконец ответила девушка. – Это… это была не очень удачная попытка. – Она посмотрела на Джеральда и, только тут поняв, что плачет, быстро отвернулась. Как глупо! Оттого что ей сейчас так больно, не нужно пускаться еще и в горестные воспоминания! – Старая история, – пробормотала она. – Мне совсем не хочется задерживать вас, Джеральд.
   – Если ты беспокоишься, что сейчас здесь появится Маргарет и обвинит тебя в том, что пытаешься меня украсть, то не стоит беспокоиться, – сухо заметил он.
   Линда принужденно рассмеялась:
   – С ее стороны было бы очень глупо даже предположить такое, не так ли?
   – Да, – с холодком в голосе ответил Джеральд. – Но в любом случае для беспокойства нет повода, поскольку я не пригласил ее на этот вечер.
   Линда судорожно попыталась найти в сумочке носовой платок, но не смогла удержаться от вопроса:
   – А почему?
   Джеральд с удивлением посмотрел на нее.
   – Используй свою смекалку. Мужчина, приглашающий даму на помолвку сестры, напрашивается на неприятности.
   – Понимаю. Вы думаете, она может прийти к выводу, что если Делла и Брайан женятся, то и вам следует?
   – Что-то в этом роде.
   – О, думаю, вы в безопасности. Маргарет не глупа. – Линда не смотрела на него.
   – Искренне надеюсь, что нет.
   Спустя мгновение кто-то еще появился на террасе.
   – Итак, вот вы где. Обсуждаете дела? – раздался недовольный голос Брайана.
   Линда пожала плечами.
   – Вообще-то, я не собиралась составлять расписание своих действий на время вечеринки, – произнесла она со сладкой улыбкой.
   Брайан стиснул зубы.
   – Делла хочет тебя видеть, Джерри. Пора объявить о помолвке.
   Джеральд даже не взглянул на него.
   – Мы будем через минуту. Думаю, нам хватит места.
   Брайан пробурчал что-то себе под нос и скрылся в зале.
   У Линды пересохло в горле.
   – Джерри, я бы не… – Она остановила себя в последнюю секунду. Как ей не стыдно отказываться присутствовать на торжестве в самый кульминационный момент? – Я хотела сказать, что не принадлежу к семье и мое место не в первых рядах, – в отчаянии импровизировала она.
   – А кто сказал, что я собирался встать рядом со счастливой парой? – Он твердо взял девушку за локоть и повел к двери. – Постоим где-нибудь в толпе, если ты не хочешь фотографий. Пойдем, надо же поприсутствовать.
   В столовой Джеральд поставил на стол пустой бокал Линды и вручил новый. Девушка покорно взяла его и осторожно огляделась.
   Рядом с уставленными закусками столом стояла Делла с отцом. Она полностью оправдала ожидания Линды. Усыпанное блестками облегающее темно-красное платье искрилось в свете люстр и канделябров, а глубокий вырез привлекал внимание к пышным формам бюста.
   Нет, ее нельзя винить в том, что она выставляет напоказ свои достоинства, подумала Линда. На ее месте я, возможно, поступила бы так же.
   Кристофер поднял свой бокал и, когда шум в комнате стих, заговорил. До Линды доносились только отдельные слова. Она старалась сосредоточиться на том, чтобы сохранить на лице безмятежное выражение. Ей пришлось подумать даже над позой – она стояла, слегка наклонив голову, словно прислушиваясь.
   – Ну, сейчас начнутся поздравления, – прошептал ей на ухо Джеральд.
   Тем временем Кристофер закончил свой тост и поманил Брайана из глубины комнаты. Молодой человек обнял нареченную и с энтузиазмом поцеловал ее. Гости оглушительно зашумели и бросились к счастливо улыбающейся молодой паре.
   – Мы действительно всех провели, правда? – Делла почти захихикала от удовольствия, и Брайан ласково потрепал ее по щеке.
   Линда подумала, что она-то уж меньше всех должна удивляться тому, насколько убедительно все это выглядит, – ведь у нее было достаточно времени, чтобы раскусить, какой Брайан превосходный актер.
   Ей ничего не оставалось, как присоединиться к хору поздравлений. По крайней мере, нечто положительное здесь все же было – наличие превосходного шампанского. Ну а теперь, когда, наконец, главное событие вечера произошло, можно потихоньку улизнуть.
   

notes

Примечания

Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать