Назад

Купить и читать книгу за 79 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

История экономических учений. Ответы на экзаменационные вопросы

   Настоящее издание содержит примерные вопросы и ответы на экзаменационные вопросы по дисциплине «История экономических учений».
   В книге раскрыты аспекты возникновения экономической мысли, вопросы ее развития вплоть до наших дней, рассмотрены основные школы, теории и идеи известных ученых Древнего мира, средневековья, западных стран, а также России.
   Предназначено для студентов и преподавателей экономических специальностей.


Н.В. Драгункина, А.В. Приходько История экономических учений. Ответы на экзаменационные вопросы

1. Экономическая мысль в Древней Греции

   Как только стали появляться первые формы государственных образований, у человечества стали возникать проблемы социально-экономического характера. Люди Древнего мира по мере своих возможностей пытались разрешить эти проблемы, важность и актуальность которых сохраняется до сих пор. Главным стремлением выразителей экономической мысли Древнего мира, которыми являлись крупные мыслители (философы) и отдельные правители государств, было идеализировать и сохранить навсегда рабовладение и натуральное хозяйство. Доказательства идеологов Древнего мира основывались преимущественно на категориях нравственности, этики, морали.
   Как известно, в Древней Греции развитие науки шло интенсивнее, чем в других государствах Древнего мира. Экономическая мысль в Древней Греции тоже получила свое развитие. Рабство, которое имело место в Древней Греции в I тысячелетии до н. э., называют античным, или классическим. Лучшими работами в области экономики античного мира явились труды великих древнегреческих философов Платона, Аристотеля и Ксенофонта.
   Практические рекомендации, советы по методам организации ведения хозяйства – вот что мы можем почерпнуть из трудов мыслителей древности. О существовании экономики как науки в те времена говорить не приходится. Литературные источники тех времен представляют собой конгломерат различных знаний об обществе и хозяйстве; это своего рода преддверие обобщений, понятий, категорий, сложившихся намного позже. Что касается самого термина «экономика» («домоводство»), то он пришел к нам из древнегреческого «ойкос» – дом, хозяйство, «номос» – закон, правило.

2. Учения Ксенофонта о земледелии и рабстве

   Ксенофонт (430–354 гг. до н. э.) родился и вырос в знатной и очень богатой афинской семье. Он был сторонником спартанских порядков и противником рабовладельческой демократии.
   Главный труд Ксенофонта, посвященный экономическим вопросам, – «Домострой» – представляет собой наставление по организации рабовладельческого хозяйства. Ксенофонт – сторонник рационального ведения хозяйства, отсюда его интерес к домоводству как науке. Он приравнивает хозяйство с владением, а также с имуществом, к которому относит вещи, полезные для человека. Что же касается полезности и важности вещей, то здесь Ксенофонт подразумевает все то, от чего можно получить пользу. Ксенофонт следующим образом трактует домоводство: «Домоводство есть название науки, при помощи которой люди могут обогащать свое хозяйство, а хозяйство есть все без исключения имущество, а имуществом назову то, что полезно человеку в жизни, а полезное – это все, чем человек умеет пользоваться».
   В высказываниях Ксенофонта ярко проглядывает анализ домоводства как науки с позиции главным образом потребительской стоимости натурального хозяйства. Однако Ксенофонт видел необходимость в стремлении ориентироваться на меновую стоимость, на важность вести прибыльное хозяйство в смысле накопления денег. По его мнению, единственный путь к обогащению – это «жить так, чтобы оставался излишек». Прибыльность хозяйства Ксенофонт связывает с куплей-продажей рабовладельческих плантаций, «имений», различных вещей, в частности хлеба. Взгляды Ксенофонта на домоводство отражали процессы развития обмена в недрах натурального в основе своей рабовладельческого хозяйства.

О земледелии и ремесле

   Основным видом хозяйственной деятельности, который ведет к благоденствию народа, по мнению Ксенофонта, является земледелие. Ксенофонт подчеркивает положительность и разнообразие того эффекта, который связан с сельским хозяйством. По его мнению, земледелие дает свободному человеку «очень много свободного времени для заботы о друзьях и отечестве». Земледелие также «приучает людей помогать друг другу».
   В то время как простой физический труд – удел рабов, свободные граждане должны выполнять функцию надзора и управления.
   Отношения взаимопомощи в сельском хозяйстве Ксенофонт мыслит себе как отношения рабовладельческой эксплуатации.
   Занятия ремеслами, в противоположность земледелию, он считал заслуживающими порицания, осуждения. Ремесло, как утверждал Ксенофонт, «оставляет очень мало свободного времени для заботы о друзьях и родном городе». Высказывания Ксенофонта о ремесле отражали презрительное отношение рабовладельческой аристократии к производительному труду.

О рабстве

   Следуя идеологии своего времени, Ксенофонт считал, что единственно верный способ заставить рабов слушаться и повиноваться – это метод кнута и пряника. Раб – это животное, которое умеет разговаривать, полагал Ксенофонт. Ксенофонт уделял особое внимание вопросу о материальной заинтересованности рабов в результате своего труда. Ксенофонт писал: «Я ни в каком случае не равняю наградами хороших работников с плохими». Речь шла о поощрениях в труде. Ксенофонт не отказывается и от морального воздействия на рабов, чтобы заставить их лучше работать. «На честолюбивые натуры сильно действует похвала». По мнению мыслителя, все эти мероприятия должны были повысить производительность труда рабов.

О разделении труда

   В рассуждениях Ксенофонта по проблемам рабства находились его воззрения на разделение труда. Он говорил о том, что к управляющему должны быть предъявлены большие требования. Ксенофонт высоко оценивает управляющего, который умеет присматривать за работами и не забывает, что хороший работник заслуживает того, чтобы его поощряли. Более того, Ксенофонт видел необходимость добиваться среди рабов соревнования. «Если при виде хозяина рабочие встрепенутся, если у каждого из них пробудятся сила, взаимное соревнование, честолюбивое желание отличиться во всем, – про того я скажу, что в его душе есть что-то царственное». В этих высказываниях нашла свое выражение присущая рабовладельческому строю противоположность между умственным и физическим трудом, разрыв между ними.
   Подводя итог проблеме разделения труда, Ксенофонт относительно высокий уровень разделения труда в крупных городах противопоставлял слаборазвитому разделению труда в мелких городах, рассматривал этот вопрос в плане всего народного хозяйства в целом. В отличие от мелких городов, где один и тот же человек выполняет различные работы, «в крупных городах, где каждый работник находит многих покупателей, ему достаточно знать одно ремесло, чтобы прокормиться. Зачастую даже нет необходимости знать ремесло в целом. Неизбежно, что тот, кто выполняет самую простую работу, выполняет ее наилучшим образом». Анализ разделения труда у Ксенофонта преобладал с точки зрения потребительской стоимости. Вместе с тем ему не чужда была постановка вопроса о том, что данные размеры рынка ставят границы для разделения труда.

3. Учения Ксенофонта о товаре и деньгах

О товаре

   Одним из первых в научной экономике Ксенофонт обратил внимание на двоякое потребление блага – в качестве потребительной стоимости и меновой стоимости. Называя имуществом вещи, полезные человеку, Ксенофонт считал вещи, вредные для человека, «скорее убытком, чем ценностью». Подчеркивая эту мысль, он утверждал, что земля, овцы, деньги не являются благом для тех, кто не умеет ими пользоваться. Ксенофонт считал ценностью и друзей, если представляется возможность получить от них пользу. Потребительная стоимость блага (по Ксенофонту – ценность) во всех его высказываниях связывается с пользой, которую оно приносит.
   Немаловажно подчеркнуть, что Ксенофонт изучал не только пользу материальных благ, но и пользу невещественных благ. Наравне с ценностью в рассмотрении потребительной стоимости Ксенофонт говорил также и о ценности в смысле меновой стоимости. Так, «для того, кто не умеет пользоваться флейтой, если он ее продает, она ценность, а если не продает, а владеет ею – не ценность».

О деньгах

   Ксенофонт с возрастанием богатства отмечал рост использования золота и серебра как предметов роскоши, относился крайне негативно к деньгам. О накоплении богатства Ксенофонт писал: «Денег никто не имеет столько, чтобы не желать иметь их еще больше, а если у кого-нибудь они оказались в избытке, то он, закапывая излишек, получает не меньше удовольствия, чем если бы он им пользовался». Являясь приверженцем накопления денежных богатств, Ксенофонт выступал за грамотное использование серебряных рудников. Более того, он утверждал, что государство должно заняться приобретением рабов для их эксплуатации на серебряных рудниках. Он считал, что серебряные рудники необходимо усердно разрабатывать, потому что серебро никогда не станет дешевле. Мыслитель полагал, что если избыточное количество товаров, в т. ч. и золота, приводит к их обесценению, то исключением из этого правила является серебро. Он считал, что серебро находится вне воздействия спроса и предложения, т. к. рассматривал серебро деньгами по преимуществу.
   Рассуждения Ксенофонта по целому ряду экономических вопросов говорят нам о том, что, являясь приверженцем натурального хозяйства, он все же стремился использовать наличные товарно-денежные отношения в интересах своего класса – рабовладельческой аристократии.

4. Учения Платона о государстве

   Великий древнегреческий философ и мыслитель Платон (427–347 гг. до н. э.) выражал свои идеи на вопросы устройства государства. На его взгляды повлияло то, что он жил во времена кризиса рабовладельческого строя.
   Законченная экономическая система у Платона отсутствует. Для него был важен особенный интерес к проблемам государства, которое он отождествлял с обществом. Платон выдвинул две схемы государства: одну – схему идеального государства, другую – схему, более близкую государству его эпохи.

Схема идеального государства

   Разделение труда – основополагающая идеального государства. Он считал, что люди по личным качествам весьма различны: одни рождены для управления (философы), другие – для помощи первым (воины), а иные – для земледелия и ремесленничества. В идеальном государстве Платона рабы находятся вне сословий, они представлены как орудие труда и производства. С целью удовлетворения потребностей Платон допускает в своем идеальном государстве торговлю исходя из необходимости обмена. В этой связи Платон анализирует деньги в их функции средства обращения и выдвигает содержательную для своего времени мысль о том, что монета – знак для обмена. Однако он причисляет торговлю к занятиям отнюдь не почетным. К торговле допускаются только иностранцы.

О замкнутом аграрном рабовладельческом государстве

   Такое государство должно основываться в экономическом отношении на политике хозяйственной обособленности и независимости. Его краеугольным камнем является необходимость «не искать несправедливого обогащения». А это предполагает равномерное распределение земли и жилищ. Чтобы число граждан в стране и величина имущественного надела оставались стабильными, государственная власть должна изыскивать всяческие средства.
   В таком государстве главная роль среди всех отраслей хозяйственной деятельности принадлежит земледелию. Ремеслу Платон отводил существенное значение в экономической жизни государства.

О разделении труда

   По мнению Платона, коренные жители страны не должны допускаться к ремесленному труду, он считал, что ремесло – удел иностранцев. Он отрицательно относился к совмещению в одном ремесле нескольких занятий. Он полагал, что коренные жители страны не должны допускаться к ремесленному труду, что ремесло – удел иностранцев. В схемах обоих государственных образований Платон вводил разделение труда внутри общины из-за разносторонности потребностей и односторонности дарований. Одно из основных его утверждений заключалось в том, что работник должен приспособляться к делу, а не дело к работнику.

5. Учения Платона о торговле, деньгах и рабстве

О торговле и деньгах

   Мелкая торговля, важность которой он отмечает, наряду с ремеслом играет существенную роль в экономической жизни государства. Ей он уделяет особое внимание. Платон выдвигал замечательное для своей эпохи утверждение, что в процессе торговли происходит уравнивание всех товарных тел, что благодаря торговле они являются носителями собственности «разнообразной» и «несоразмерной». Он не мог разрешить вопроса о равенстве и соизмеримости товаров. Он считал, что товары становятся соизмеримыми посредством денег. Вопрос о соизмеримости товаров остался у него неразрешенным, т. к. отсутствовало понятие стоимости. По вопросу о колебательном изменении цен у Платона был такой подход: цена должна регулироваться сверху, она должна иметь «разумную» основу для обеспечения «умеренной» прибыли. Платон не догадывался о том, что цена имеет трудовую основу. Высказывания Платона о товарных ценах свидетельствуют о том, что у него были смутные представления о выполнении деньгами функции меры стоимости. Платону была известна выполняемая деньгами функция сокровища, но он относился к этой функции отрицательно. Он считал недостойным для граждан своего государства стремиться к «ненасытной» прибыли путем накопления денежных сокровищ.
   К ростовщичеству и торговым сделкам в кредит Платон относился с резким недовольством. Он утверждал, что торговые сделки должны производиться за наличный расчет. «Нельзя отдавать деньги под проценты; в этих случаях позволяется вовсе не возвращать ни процентов, ни капитала». Такое отношение к ростовщическому капиталу объясняется тем, что эта форма капитала вела к упадку рабовладельческую форму производства, способствовала разложению натурального хозяйства и развитию товарно-денежных отношений.

О рабстве

   Платон старался воспитательными методами заставить рабов лучше работать на рабовладельцев в отличие от имевшего место воздействия на рабов в период античности «стрекалом и бичами». Платон опасался восстания рабов. Рабы не должны быть между собой соотечественниками, т. к. рабам одной и той же нации легче подняться на восстание, а напротив, должен более разниться по языку. В заключение необходимо отметить, что Платон в своих проектах государств пытался обосновать вечный характер рабовладельческого общественного строя. На его трактовке проблем экономики отразились его защита интересов рабовладельческой аристократии, враждебное отношение к демократии.

6. Учения Аристотеля об экономике и рабстве

   Аристотель (384–322 гг. до н. э.), сын придворного врача македонского царя и учитель Александра Македонского, являлся одним из крупнейших представителей экономической мысли античного общества. Он основал свою философскую школу-лицей.
   Основную роль в государстве Аристотель отводил земледельческому классу. Он был приверженцем государственного устройства, сочетавшего элементы монархии, аристократии и демократии. Этому классу, как не владеющему значительной собственностью, «приятнее личный труд, чем занятия политикой». После этого класса на ступень выше он ставил класс, занимающийся скотоводством и живущий на доходы от своего труда. Другой частью государства Аристотель называл ремесленников, без которых «невозможно само существование государства». Третья часть – торговый класс, который занимается куплей-продажей, оптовой и розничной торговлей. Четвертая часть – наемные рабочие, пятая – военное сословие. Так как рабы не принадлежат к гражданской общине, то они выделялись им в особую группу.
   По мысли Аристотеля, владение собственностью должно находиться в руках привилегированной части государства. Вся земельная территория государства должна быть разделена на две части: одна должна находиться в общем владении государства, другая – в частном владении. Свободный человек не должен заниматься ни земледельческим, ни ремесленным трудом. Ремесленный труд – исключительное достояние рабов, считал Аристотель. Территория государства должна гарантировать удовлетворение всех его потребностей.

О рабстве

   Исследуя взаимоотношения между господином и рабом с точки зрения практической пользы, Аристотель полагал, что властвование и подчинение представляют собой универсальный закон природы, который мыслитель переносил и на явления общественной жизни. Непосредственно с самого рождения «некоторые существа различаются в том отношении, что одни из них как бы предназначены к подчинению, другие к властвованию». Раб – это своего рода часть господина, как бы отделенная и одушевленная часть его тела, поэтому между рабами и господином существует единство интересов и взаимное дружелюбие. Хотя Аристотель и оправдывал рабство, он мечтал о наступлении такого общественного строя, когда рабство исчезнет.

Об экономике и хрематистике

   Аристотель понимал под экономикой искусство приобретения благ, необходимых для жизни или полезных для дома или государства. Изучая пути достижения этих благ и потребности общества, Аристотель различал экономику и хрематистику. Аристотель понимал под экономикой искусство приобретения благ, необходимых для жизни или полезных для дома или государства. Экономика, которая ставит своей целью «истинное богатство», имеет границы. Под истинным богатством Аристотель понимает совокупность потребительских стоимостей, которая должна быть достаточна лишь для хорошей жизни.
   Экономике он противопоставляет хрематистику. Хрематистика базируется на деньгах как в начале, так и в конце меновых отношений, целью которых является абсолютное обогащение, и не существует границ для ее осуществления. Основным отличием хрематистики от экономики является то, что для нее источником богатства является процесс обращения. «Искусство приобретения является естественным, искусство наживать состояние не таково, оно осуществляется предпочтительно путем известной опытности и технического приспособления». Следовательно, исходя из противопоставления естественного неестественному, Аристотель различал два вида приобретения богатства: один ставит своей целью накопление потребительных стоимостей, другой – накопление денег.

7. Учения Аристотеля о торговле и процентах

О товаре

   Аристотель утверждал, что потребление каждого блага из-за присущей ему цели происходит в двух случаях: в первом – ради которой оно предназначено к потреблению, в другом – отнюдь не ради этой цели. Анализируя природу товара, он полагал, что пользование каждым объектом владения носит двоякий характер. Пример с потреблением сандалии Аристотель приводил в качестве иллюстрации. Сандалия может служить для обувания ноги, но она может служить и для обмена. То и другое, по его мнению, есть потребительные свойства сандалии. Сандалия существует отнюдь не для обмена, поэтому пользование сандалией для обмена не является естественным способом употребления. Из этих высказываний следует, что он в меновой стоимости товара видел потребительную стоимость товара для его владельца, заключающуюся в способности товара быть обмененным на другой товар. В процессе обмена происходит не только уравнивание вещей, но и приравнивание людей. Больше того, по его мнению, между равенством вещей и приравниванием людей существует тесная связь.
   Подводя итог своим рассуждениям, он писал: «Итак, нужна пропорция: как строитель относится к сапожнику, также столькото сандалий – к дому или дневному пропитанию, т. к. без соблюдения пропорции не будет ни обмена, ни общества». Изложив столь замечательный тезис о равенстве и соизмеримости обмениваемых товаров, Аристотель был не в состоянии подвергнуть дальнейшему изучению форму стоимости и остановился на полпути. Он утверждал, что в действительности невозможно, чтобы приравниваемые разнородные вещи могли быть соизмеримы, т. е. качественно равны. В такого рода приравнивании он видел лишь искусственный способ для удовлетворения практической потребности, нечто чуждое истинной природе вещей. Аристотель понимал, что предпосылкой товарных цен является меновая стоимость товаров. Ему было ясно, что обмен происходил еще тогда, когда не было денег. Но поскольку он не мыслил себе форму меновой стоимости без цены, то приходил к выводу, что товары становятся соизмеримыми лишь при помощи денег. Незавершенность анализа товара объясняется отсутствием у него понятия стоимости, что в свою очередь вытекало из того, что естественным базисом греческого общества было неравенство людей и их рабочих сил.

О торговле и деньгах

   Анализируя различные виды торговли и процесса перехода одной формы торговли в другую, Аристотель указывал, что на первой стадии общественного развития, т. е. в семье, отсутствовала необходимость в обмене, ибо «в первоначальной семье все было общим». Необходимость во взаимном обмене возникла, когда первоначальная семья разбилась на много отдельных семей. Товарная торговля, т. к. в ней решающую роль играет потребительская стоимость, по природе своей принадлежит, по мнению Аристотеля, к сфере экономики. Меновая торговля является первоначальной формой товарной торговли.
   Именно с преобладанием меновой торговли Аристотель связывал возникновение денег. Для Аристотеля денежная форма товара представляет собой лишь дальнейшее развитие простой формы стоимости. Стоимость товаров является предпосылкой товарных цен, а деньги выполняют функцию меры стоимости, т. к. они сами обладают стоимостью. Аристотель обстоятельно объяснял, как в результате меновой торговли между различными общинами возникает необходимость в специфическом товаре, обладающем стоимостью, который должен выполнять роль денег. В качестве всеобщего средства обмена, считал мыслитель, выступают деньги лишь в результате соглашения. С появлением денег, по мнению Аристотеля, целью товарной торговли становится хрематистика, самовозрастание денег, обращение превращается в источник богатства.
   Аристотель анализировал деньги в их функциях меры стоимости и средства обращения. Анализ функции денег оказался у него незавершенным, т. к. он не понимал сущности денег. В своем анализе этапов развития торговли Аристотель в обобщенном виде показал переход от Т-Т через Т-Д-Т к Д-Т-Д. Следовательно, Аристотель различал две формы обращения денег: одну, в которой деньги – это простое орудие обращения, другую – денежный капитал.

О ростовщичестве и проценте

   Ростовщичество Аристотель резко осуждал. Он утверждал, что ростовщичество достойно критики и само по себе дурно. В своем теоретическом обосновании отрицательного взгляда на ростовщичество Аристотель исходил из противопоставления денег в их естественной роли, ради которой они были созданы, той неестественной их роли, какую они играют при ростовщичестве. Аристотель говорил: «Ростовщичество справедливо ненавидимо всеми, ибо здесь сами деньги являются источником приобретения и употребляются не для того, для чего они были изобретены. Ведь они возникли для товарного обмена, между тем процент делает из денег новые деньги. Процент есть деньги от денег, так что из всех отраслей приобретения эта – наиболее противна природе». Взгляды Аристотеля на ростовщичество и процент отражали идеологию рабовладельческого класса, который относился отрицательно к ростовщичеству как одному из факторов, содействовавших разложению античного общества.
   В работах Аристотеля нашел свое выражение более широкий круг теоретико-экономических проблем, чем у Ксенофонта и Платона. По сравнению с ними Аристотель в своем анализе соответствующих экономических категорий обнаружил большую глубину и оригинальность. Экономические воззрения Аристотеля представляют собой высшее достижение экономической мысли периода рабовладельческого общества. Аристотель положил начало традиции выяснения этических (нравственных) основ поведения участников хозяйственной деятельности. Аристотелевская этика предписывает, как следует поступать, сообразуясь с убеждениями и доводами разума. Поступки человека, принимаемые им решения определяют обычаи, традиции, нормы, закрепляемые законом.
   Экономические воззрения Аристотеля не отделены от его философского учения, они вплетены в общую ткань рассуждений об основах этики и политики. В его работах ощутимо стремление вычленить и понять некоторые категории и связи, ставшие впоследствии предметом политической экономии как науки.
   В заключение следует отметить, что писатели античного мира были идеологами натурального хозяйства. Вместе с тем анализ товарно-денежных отношений в недрах рабовладельческого способа производства дал им возможность исследовать ряд политико-экономических категорий и тем самым положить начало новой отрасли научного познания – экономической науке.

8. Древний Рим. Учения Катона

   Древний Рим достиг своего могущества благодаря высокоразвитому способу рабовладельческого производства. Как нам известно из истории, закат Римской империи связан с разрушением устоев рабовладельческого общества. Из-за кризиса рабовладельческой системы эксплуатации наступили сумерки в истории Римской империи, ее закат и падение. В огне классовой борьбы был ускорен распад Древнего Рима. В истории земельной собственности лежит «секрет» истории Римской империи. Поэтому большой научный интерес приобретает литература по аграрному вопросу в Древнем Риме. В трактатах римских ученых нашло свое отражение развитие сельского хозяйства Древнего Рима вплоть до периода кризиса рабовладения.
   Марк Порций (234–149 гг. до н. э.), известный нам как Катон старший, стал автором исторически важного и очень интересного трактата по сельскому хозяйству, который носил объемное название «Земледелие». Из него мы можем и узнать о проблемах сельского хозяйства Древнего Рима, а также экономики в целом.
   Земледелие и сельское хозяйство по Катону – это то единственно правильное занятие, которое неотвратимо несет пользу, выгоду и даже облагораживает человека, хотя Катона нельзя назвать ярым противником торговли. Он с недоверием относился к торговле и считал ее опасной и чреватой всякими бедствиями. Более того, Катон считал, что «дохода ради стоило бы отдавать деньги в рост, будь только это почетно».
   Катон считал единственно верным мнение, что хозяин должен продавать, но не покупать. Ему принадлежит идея об объединении всех хозяйственных отраслей. Катон видит пользу в хозяйстве, которое занимается сбытом части произведенной продукции, в основном это пригородное хозяйство. Пригородное имение, считает он, хозяин должен «устроить и засадить так, чтобы оно было как можно прибыльнее». Честь и слава для Катона – это доходность его имения, его прибыльность. Средства производства не играют существенной роли в деле организации образцового имения. Для того чтобы «не израсходоваться на имении», он полагал, что «большого оборудования не надо, надо хорошее место».
   В рабах Катон видел всего лишь орудие труда и средство производства, при этом уделяя особое внимание на четкую организацию их труда. Он считал, что рабов необходимо эксплуатировать с максимальной нагрузкой, т. к. это способствует напрямую росту производства. В идеальном имении Катона устанавливается система «уроков» с целью интенсификации труда рабов. Катон писал, что хозяину, явившемуся на свою усадьбу, «следует заняться расчетом уроков и дней». Он должен следить за тем, чтобы рабы были «всегда в работе», люди «не заленивались». Без внимания не оставлял Катон и умонастроение рабов. Оказывается, что если хозяин будет сам изредка работать, он «будет знать, что у рабов на уме, и они будут покладистее в работе». Хозяином или его управляющим – виликом, который «хорошо наказывает виноватого, смотря по проступку», – поддерживается жестокая дисциплина труда среди рабочих. Вилик – как раб, который должен со всей строгостью выполнять веления господина. С управлением имением самим хозяином Катон связывает доходность имения. Он приводил афоризм: «Хозяйский глаз – алмаз».
   Работа Катона дает нам понять, что в те времена стали появляться издольщики. Это говорит о том, что в Древнем Риме стали зарождаться арендные отношения. Издольщик – это арендатор, который, по существу, ведет хозяйство и, получая половину дохода, материально заинтересован в его процветании. Также здесь встречаются указания, на каких условиях следует «сдавать с подряда» сбор маслин, приготовление масла, на каких условиях сдавать зимнее пастбище и т. д.
   Экономическая история Древнего Рима, о которой мы можем узнать из трактата Катона «Земледелие», свидетельствует о том, что в Италии во II в. до н. э. сельское хозяйство было очень развито, что несомненно способствовало росту и могуществу Римской империи. В трактате содержатся 162 главы. Главы напоминают страницы записной книги, которую вел хозяин рабовладельческого имения. Прочитав его, мы можем узнать, как приобретать имение («не бросайся на покупку – не жалей труда своего на осмотр и не считай, что достаточно один раз обойти его кругом»). «Хорошее имение, – замечал Катон, – будет тебе нравиться больше и больше с каждым разом, как ты туда пойдешь… Ищи место с хорошим погодьем, где не бывает бурь, с хорошей землей, которая сама родит; покупай имение, если можно, у подножия горы, обращенной на юг, в здоровой местности, где много работников, есть хороший водоем, а поблизости богатый город, море или река, по которой ходят суда, или хорошая оживленная дорога».
   Современники Катона утверждают, что более расчетливого человека, чем он, трудно было найти. Он слыл очень бережливым человеком. Ни один из его деревенских домов не был оштукатурен; он ни разу не заплатил за раба более 150 драхм, ибо ему были нужны рабы не для роскоши, а как работники в качестве крепких пастухов и конюхов. Чтобы не кормить стареющих рабов, он считал необходимым продавать их. Вообще он полагал, что ничто излишнее нельзя назвать дешевым, и если можно было купить ненужную вещь хотя бы за один асе (мелкая монета в Древнем Риме), он находил ее безмерно дорогой.

9. Учения Варрона

   О дальнейшем развитии товарно-денежных отношений в сельском хозяйстве в Древнем Риме мы можем узнать из труда римского ученого Марка Теренция Варрона (116–27 гг. до н. э.) «О сельском хозяйстве».
   Одним из факторов выгодности поместий Варрон видит «удобный вывоз в окрестную область, причем где что продается, там и рождается, а также удобный ввоз того, что нужно в поместье». Хозяйство на научных основах – вот главный принцип получения высокого дохода от содержания имения, считал Варрон. Для получения возможно большей прибыли, по мысли Варрона, землевладельцам следует учитывать колебания рыночных цен. Также Варрон уделяет большое внимание скотоводству. Полагая, что занятия скотоводством и сельским хозяйством весьма близки друг другу, Варрон считал, что из скотоводства можно извлечь немалый доход. Распространение в крупных имениях также и экстенсивных форм ведения хозяйства отражало интерес Варрона к скотоводству. Варрон различал «орудия говорящие, орудия, издающие нечленораздельные звуки, и орудия немые». К говорящим относятся рабы, к издающим нечленораздельные звуки – волы и другие сельскохозяйственные животные, к немым – телеги и сельскохозяйственный инвентарь. Определение раба как говорящего орудия принадлежит именно Варрону.
   Варрон считал, что при выполнении масштабных работ сложного характера лучше всего использовать наемных рабочих, в то время как более простые работы могут выполнять как рабочие, так и свободные люди, не исключая одновременности их занятости.
   Варрон в своем трактате говорит о том, что раба необходимо материально заинтересовать. Также он уделяет много внимания и личным качествам управляющего. Охоту к труду, по его мнению, можно вызвать более щедрой мерой пищи и одежды, также более свободным режимом, сокращением количества работы или разрешением выгонять на пастбище имения несколько голов собственного скота или чем-нибудь другим в том же роде. Варрон считал, что управляющими над рабами следует ставить людей образованных, подвергшихся «влиянию грамотности».
   Для стимулирования труда начальников необходимо их материально заинтересовать, считал Варрон. Путь к достижению этого принципа он видел в разрешении вести личное хозяйство, а также в возможности сожительства с рабынями. Моральный фактор Варрон не оставлял в стороне. Управляющих имениями необходимо информировать о предполагаемом плане работ. Принцип материальной заинтересованности должен охватить все звенья хозяйствования в поместье.
   В заключение необходимо отметить, что идеи Варрона, очевидно, дали толчок к восстанию рабов в Италии. Он был сторонником ведения хозяйства, основанного на больших расходах средств, в то время как Катон в своих рационализаторских мероприятиях главным образом делал ставку на непосредственную чрезмерную эксплуатацию раба.

10. Учения Колумеллы

   Колумелла, Луций Юний Модерат (I в. н. э.), отрицал утверждения о том, что кризис в сельском хозяйстве Рима связан с убыванием плодородия почвы. Колумелла, римский писатель и агроном, в своем обширном трактате «О сельском хозяйстве» находит связь упадка сельского хозяйства с кризисом рабовладельческой системы эксплуатации. Недостатки хозяйствования на земле, по его мнению, привели к оскудению сельского хозяйства. Земля отдана в «наказание палачу», т. к. на ней работают «худшие рабы». Колумелла негодует на то, что землевладельцы не удостаивают «самолично хозяйствовать в поместьях». Колумелла выступает в роли пропагандиста рационального хозяйства, продолжая традиции Катона и Варрона. Не следует покупать большего имения, чем это допускается «рациональным расчетом». «Обширное поле, плохо возделанное, принесет меньше дохода, чем малое, но возделанное тщательно».
   В отличие от Катона и Варрона Колумелла не видел смысла в потреблении собственных продуктов труда, у него в большей степени выражено стремление производить товары для рынка. Обширное использование достижений науки своего времени – единственно верный путь к ведению хозяйства.
   Для повышения производительности труда рабов Колумелла ратовал за необходимость разделения труда между ними, рационального и пропорционального распределения рабов между различными работами. Так, например, Колумелла считал, что «рабы – пахари и виноградари – должны представлять две различные группы». Группа рабов не должна превышать десяти человек при работе на большом пространстве.
   Колумелла уделяет внимание моральному фактору в отношениях между господином и рабами, старается пробудить и зародить дух соревнования между рабами, создавая тем самым дополнительную массовую производительную силу. Колумелла стремился узнать личные качества раба, видел в них людей с большим опытом работы на земле. Рабыни, которые отличаются большой плодовитостью, освобождаются от работ, а иногда им предоставляется свобода. Вилик должен обладать высокими моральными качествами, быть мастером своего дела, насколько это допускает его рабское происхождение. Однако Колумелла полагал, что «прилежный труд и опытность вилика, возможность и желание делать затраты не имеют такого значения, как присутствие самого хозяина». Как мы можем убедиться, последней инстанцией, к которой обращался Колумелла в своем стремлении повышать производительность труда раба и его надсмотрщика, являются страх перед господином, насилие, внеэкономическое принуждение.
   В идеальном хозяйстве Колумелла отражался кризис, упадок и, как следствие, крах рабовладельческой системы хозяйствования.
   Колумелла считал, что, применяя к колонам принцип выгодности, господину в отношении к колонам не следует быть слишком взыскательным к тому, что следует колону «по праву». Следует привлекать к обработке земли в качестве арендаторов сельских жителей, «прочно привязанных к месту», не следует допускать чрезмерных льгот, он считал невыгодной для владельца имения частую смену колонов (арендаторов). Только в личном управлении имением Колумелла видит преимущества. Колумелла писал: «Если климат и почва мало-мальски приличны, то личное хозяйничанье владельца всегда принесет больше дохода, чем сдача в аренду колонам». Вместе с тем Колумелла полагал, что в отдаленных имениях «обработку всякого поля предпочтительно поручать свободным колонам, чем рабам во главе с виликом». Высказывания Колумеллы о колонах представляют большой интерес. Они свидетельствуют о том, что в середине I в. н. э. колонат был широко распространен.
   В системе поощрений материального и духовного характера, применяемых ко всей массе рабов, Колумелла видел путь к достижению максимально рационального ведения сельского хозяйства. О рабском труде в античном мире мы можем узнать из трактатов Катона, Варрона и Колумеллы – важных первоисточников из литературы по аграрному вопросу в Древнем Риме, материалы для суждения об эволюции взглядов идеологов рабовладения в Древнем Риме. Главное достижение Рима – то, что экономические отношения стали строиться в Риме не на традициях или обычаях, а на нормах права. Римские юристы создали довольно стройную систему законодательных норм, охватывающих широкий спектр экономических взаимоотношений, и, как оказалось, норм, пригодных к различным социальным системам, основанным на частной собственности и рыночных отношениях. В основу законодательных установлений в странах Европы были положены римские «институции» и «кодексы».
   Подведем краткий итог. Основная форма экономического мышления древних римлян – это система взглядов на ведение частного рабовладельческого хозяйства. Об экономической рациональности и продуктивности говорится в виде практических рекомендаций. Мыслители античного Рима оказали влияние на развитие экономической науки, заложив основы правовых норм, регламентирующих хозяйственную деятельность, право собственности.

11. Характеристика экономических учений Средневековья

   Сущность феодальной хозяйственной системы Средневековья заключалась в том, что в собственности феодалов находилась вся земля, на которой велось земледельческое производство. Преобладали крупные феодальные землевладения. Путем неэкономического принуждения непосредственного производителя к труду крестьянин создавал для помещика прибавочный продукт. Для экономической науки раннего феодализма характерно, что она еще не обособилась как самостоятельная часть соответствующей идеологической надстройки – юридические памятники прикрывают экономические идеи на этой стадии развития феодализма, например «Салической правды».
   Социально-экономические взгляды эпохи развитого феодализма носили религиозный характер, были насыщены средневековыми ересями. Идеологом этих идей был Фома Аквинский (XIII в.). В те времена имел место религиозно-экономический характер крестьянских восстаний. В период Средневековья Арабские страны также характеризуются связью экономической мысли с религией (Коран).
   У арабов в VII в. н. э. распад первобытно-общинных отношений дал толчок к возникновению рабства. Возникновение ислама тесно связано с вопросами и проблемами об устройстве и характере государства. Арабская родовая аристократия эксплуатировала рабов в земледелии – на оросительных работах, а в скотоводстве – в качестве пастухов. К вытеснению свободных кочевников-скотоводов из общественного производства приводил рабский труд, применяемый в скотоводстве и земледелии. Процесс разложения первобытных отношений происходил в Аравии благодаря развитию торговли и ростовщичества, относительно быстрее – в Мекке, где сложился рабовладельческий уклад и где в зародышевом состоянии имелся ряд государственных учреждений. Ислам – новая идеология, он выступал в качестве одной из надстроек новообразовавшегося государства.
   Коран, древнейший первоисточник начального периода истории ислама, стоял на страже неприкосновенности, незыблемости частной собственности. Так, кража, похищение чужой собственности беспощадно и безжалостно наказывались: «Вору и воровке отсекайте их руки в воздаяние за то, что они приобрели как устрашение от Аллаха». Как милость Аллаха рассматривается наличие неравенства в распределении жизненных благ между людьми. Угнетательский антинародный режим, который был характерен для всех селений, в Коране оправдывается и освящается. Коран призывал к безусловному послушанию носителям власти: «Повинуйтесь Аллаху и повинуйтесь посланнику и обладателям власти среди вас». В Коране встречаются высказывания против алчного накопления имущества, страсти к наживе, против накопления драгоценных металлов, денежных сокровищ. Пропагандируется идея об оказании материальной помощи нуждающимся. В особенности Коран настаивал на ограждении интересов сирот, на непосягательстве на их имущество. В Коране имело место благосклонное отношение к торговле. Коран настаивал на строгом, неуклонном соблюдении договоров, взаимных соглашений, обязательств между отдельными лицами. Но Коран не был единственным источником экономических идей в Средневековой Аравии.

12. Социально-экономические взгляды Ибн-Халдуна на деньги и товар

   Ибн-Халдун (1332–1406) – великий мыслитель в странах, исповедующих ислам. В каждом человеке он выделял ум, его разносторонность, способность мыслить. Как следствие этого, Ибн-Халдун рассматривал способность человека к наукам и ремеслам. Он связывал общественную жизнь человека с естественными потребностями человека в жизненных средствах, с необходимостью вести борьбу с природой для удовлетворения своих потребностей. Ему принадлежит заслуга трактовки общества как совокупности людей, объединенных на основе труда, на базе производства материальных благ. Только от труда и стараний людей в приобретении благ зависят состояние общества, его богатство и процветание. Частную собственность он толковал как дар природы, отмечал связь между институтом частной собственности и общественным разделением труда. Ибн-Халдуну принадлежит идея прогрессивного развития общества от низшей ступени к высшей. Его заслуга в том, что он видел движущую силу поступательного движения общества в труде, в материальном производстве.

О товаре

   Ибн-Халдун глубоко мыслил, высказывал очень интересные и содержательные мысли о товаре. Регулирующим механизмом разделения труда он видел рынок в условиях товарного производства. Анализируя причину совершенствования ремесел с увеличением на них спроса, Ибн-Халдун писал: «Причина этого в том, что ни один человек не является столь великодушным, чтобы делать свою работу даром, ибо она для него – вид снискания средств к существованию». Уподобить товару, который имеет сбыт на рынке и предлагается для купли, можно ремесло, в котором испытывается потребность, полагал Ибн-Халдун. Ибн-Халдун писал, что ремесло человека есть «его цена, а именно стоимость труда, который создает ему средства к жизни». Он разглядел в рынке пружину усовершенствования ремесел, регулятора технического прогресса.
   Изучая и анализируя особенности и взаимосвязи в механизме товарного производства, Ибн-Халдун указывал на то, что товар имеет двойственную природу. О воззрениях Ибн-Халдуна на потребительную стоимость товара свидетельствует проводимое им различие между предметами потребления и «достоянием».
   Предметы потребления – это все, что «человек приобретает, что может быть им использовано и израсходовано на удовлетворение его нужд». Предметами потребления нельзя назвать то, что не используется на удовлетворение нужд и потребностей. Достояние – это то, чем владеет человек благодаря своему труду и способностям.
   Ибн-Халдун справедливо считает, что стоимость товара зависит от его важности, от того, сколько труда было вложено для его производства. Исключительное значение приобретают его высказывания о стоимости товара.
   По мысли Ибн-Халдуна, в условиях товарного производства удовлетворение общественных потребностей возможно лишь посредством купли-продажи товаров на рынке в результате эквивалентного обмена товаров, в основе которого лежит равновеликое количество затраченного труда. По сравнению с Аристотелем, Ибн-Халдун сделал в трактовке товара значительный шаг вперед.
   Он ввел и рассмотрел понятие стоимости. Этого Аристотель сделать не смог. Достоинством теории стоимости Ибн-Халдуна является также и то, что он включал в стоимость товаров не только стоимость, созданную непосредственно затраченным на них трудом, но и стоимость средств производства, в особенности сырого материала, применявшегося в их производстве. Каким образом происходит одновременный процесс создания новой стоимости и перенесения на товар уже существующей стоимости, Ибн-Халдун, конечно, не понимал.
   Следует отметить, что, по мысли Ибн-Халдуна, труд, затраченный на производство товара, реализуется в его цене. В его представлении цена товаров представляет собой денежную форму товаров, форму проявления затраченного на них труда. Ибн-Халдун приближался к пониманию цены как выражению стоимости товара.

О деньгах

   Много внимания он уделял проблемам накопления и становления богатства. Ибн-Халдун как меру стоимости всякого богатства рассматривал два металла – золото и серебро. Золото и серебро являются «сокровищем и предметом хранения» для большей части жителей земли, подчеркивал он. По мысли Ибн-Халдуна, золото и серебро суть «основа доходов, накоплений, сокровищ». В этих высказываниях мыслитель отмечает определенности формы денег в виде меры стоимости и сокровищ.
   Он указывает также и на роль золота и серебра в качестве посредника обмена веществ. Следовательно, он видит определенность формы денег и в средстве обращения.

13. Учения Ибн-Халдуна о прибавочном труде, богатстве и торговле

О необходимом и прибавочном труде и продукте

   Ибн-Халдун предложил свое мнение по данной проблеме. Он выделял разницу между такими категориями труда, как необходимый и прибавочный. Сельские жители, утверждал он, а также жители мелких и небольших городов испытывают потребность лишь в простых ремеслах, предназначенных для производства необходимого. Эти ремесла являются средством, а не самоцелью.
   Переходя к рассмотрению жизненного городского уклада, Ибн-Халдун считал, что с его развитием совершенствуются и распространяются ремесла. А это приводит к тому, что количество продуктов труда увеличивается, необходимые потребности удовлетворяются. Что же касается избытка над необходимыми жизненными средствами, то он идет на удовлетворение «потребностей роскоши и богатства».
   Этот «избыточный» труд может быть израсходован на «приобретение предметов роскоши и других вещей». Удовлетворение потребностей в результате потребления избыточного продукта Ибн-Халдун связывает с затратой избыточного труда, присущей усовершенствованным ремеслам, т. е. с возросшей производительностью труда.
   В рассматриваемых социально-экономических условиях значительным пробелом в истолковании Ибн-Халдуна категорий необходимого и прибавочного труда и продукта является то, что мудрец не выявляет эксплуататорской сущности представлений прибавочного труда и прибавочного продукта. В заслугу Ибн-Халдуну надлежит поставить то, что эти воззрения он связывал с массой затраченного труда, с формированием производительной силы труда.

О богатстве

   «Для всего, что приобретается и становится богатством, неизбежно необходим человеческий труд». Под состоятельностью Ибн-Халдун понимал вещи, потребительные стоимости, рожденные человеческим трудом, трудовые доходы, излишние над нужными жизненными средствами.
   Все же он рассматривал богатство не только с позиции потребительной стоимости, но и со стороны стоимости, которая измеряется благородными металлами.
   Следовательно, Ибн-Халдун под скоплением товаров, которые обладали потребительной стоимостью и стоимостью вообще, понимал богатство общества. В данном вопросе он опережал даже меркантилистов, которые единственное олицетворение богатства видели в благородных металлах.

О торговле

   Ибн-Халдун не пренебрегал торговлей, хотя и подчеркивал трудовую основу богатства. Ее подлинное естество он обусловливал как «склонность человека к приобретению дохода от того, что он закупает по дешевой цене, а сбывает по дорогой». Доходы и средства к существованию можно приобрести как от торговли, так и от ремесла. Доход, обретаемый от торговли, Ибн-Халдун предопределял как прибыль.
   Натуральный метод приобретения средств к существованию он видел в торговле наравне с сельским хозяйством и ремеслом. Вместе с тем он подчеркивал, что во имя получения максимальной прибыли торговцы идут на разнообразные ухищрения (припрятывают товары и дожидаются, пока не настанет время для хорошей сделки).
   Ибн-Халдун – антагонист спекулятивной торговли, в частности попыток спекуляции хлебом. В истолковании торговли у Ибн-Халдуна существуют передовые, прогрессивные, гуманистические мотивы.
   Ему была далека апология всякой торговли, торговли вообще. Будучи противником дороговизны, он с яростью изобличал людей, продающих или перепродающих товары по очень высокой цене.

14. Средневековые учения Западной Европы. «Салическая Правда»

   «Салическая Правда» (Салический закон) – сборник обычного права салических франков, одна из варварских правд. Записана в начале VI в. Является ценнейшим историческим источником, по которому мы можем судить о развитии экономической мысли Западной Европы VI–IX вв. Ряд глав, на которые делилась «Салическая Правда», дают представление о социально-экономическом строе франков. Здесь отображено в основном дофеодальное общество с остатками родового строя. В данном памятнике племя салических франков возникает перед нами в облике совокупности общинных поселений, связанных в сотни и округа при существовании королевской власти.
   Главы «Правды» указывают о том, что ведущее значение принадлежало земледелию. Но присутствовали в хозяйстве франков и разнообразные отрасли: животноводство, пчеловодство, садоводство, виноградарство, охота и рыболовство. Данный памятник подтверждает господство у франков натурального хозяйства. «Салическая Правда» дает картину производства, сориентированного на удовлетворение собственных надобностей производителей. В «Салической Правде» не нашли отображения вопросы торговли. В «Правде» досконально представлен процесс перехода коллективной организации от родовой общины к родовому строю и к семье. Свободному крестьянину, франку, ключевой фигуре франкского общества – уделяется большое внимание.
   В земледельческой общине свободные общинники, о которых идет речь в «Салической Правде», были предшественниками средневековых крепостных. Они совершенно не представляли собой непосредственных производителей. Основывавшаяся на территориальной основе земледельческая община состояла из крупных семей, объединенно возделывавших свои наделы. Из больших семей выделялись малые. Существование имущественного неравенства не сопровождалось обеднением одних семей и обогащением других и не оборачивало членов общины в объект эксплуатации. Имущественное расслоение в общине сдерживалось, ограничивалось доминированием общинной собственности всей деревни над правом пользования отдельных домохозяйств.
   В «Салической Правде» говорится о применении штрафных санкций за воровство всевозможных частей имущества. Подобная кража наказывается штрафами, не считая стоимости похищенного и восполнения убытков. Собственность могла быть отдана под залог и передана по наследству. При этом имущество не наследуется совокупностью родичей, а целиком передается тому, кто является ближайшим из оставшихся в живых родственником умершего. А это обозначает, что у франков владение имуществом носило индивидуально-семейный характер. Равноправные общинники, в некоторой степени использовавшие рабочую силу невольников, составляли основную массу племени салических франков.
   Значение «Салической Правды» заключается в том, что в ней отражены хозяйство франков, община у франков, распад родовых отношений и возникновение имущественного и социального неравенства в обществе.

15. Учения Фомы Аквинского о торговле

   Фома Аквинский (1225–1274), философ и теолог, итальян-ский доминиканец, признавал относительную самостоятельность естественного бытия и человеческого разума. В своей теории о собственности Фома Аквинский отталкивался из предпосылки, что прирожденное неравенство выражается в обществе как имущественное неравенство. Рассматривая собственность как возмездие за первородный грех, Фома Аквинский вместе с тем полагал, что в земном бытии человека она является законной и необходимой. Фома Аквинский полагал, что обладание собственностью не противоречит «естественному закону», воле Бога, а является дополнением Божественной воли, изобретенным человеком. Владение, управление вещами существуют только в этой недолгой жизни. Поэтому он считал, что у неимущих нет причин для недовольства.
   Фома Аквинский находил смертным грехом посягательство человека на благо, находящееся у его ближнего, требовал от государства охраны прав имущих от всякого на них посягательства. С бунтовщиками, посягавшими на собственность, Фома Аквинский требовал от светской власти безжалостной расправы. Монархию, подчиненную Римскому Папе, он считал совершенной формой правления. Ему должны быть, как вассалы, подчинены все светские государи. Исходя из предпосылки, что все низшее приводится в движение высшим, Фома Аквинский защищал идею о необходимости покорности граждан государственной власти. Но он допускал возможность сопротивления государственной власти, отстаивал право народа на восстание. Когда нарушаются божественные законы и страдают интересы церкви, восстание народа оправдано.

О торговле

   Основываясь на учении Аристотеля, Фома Аквинский анализирует торговлю, отталкиваясь из соображений справедливости, которую он обусловливает как «постоянное и твердое желание делать каждому то, на что он имеет права». Фома Аквинский по вопросу о торговле высказывается за необходимость проведения границы между тем, что можно и что нельзя. По мнению Аквинского, различие между дозволенной и недозволенной торговлей зависит от мотива, которым обусловливаются операции торговца. Дозволенная торговля предполагает склонность не столько к получению прибыли, тем более к неуклонному ее возрастанию, сколько путем умеренного барыша к обеспечению себя и своей семьи, стремление к обеспечению бедных необходимыми средствами к жизни. В качестве дозволенной стоит находить торговлю, которая приносит торговцу прибыль в качестве вознаграждения за его труд, затрачиваемый на ввоз в страну товаров, в которых есть действительная нужда. Если же единственным побуждением к торговой деятельности является стремление к барышу, если прибыль является конечной ее целью, в особенности если вещь, в которой ничего не изменено продавцом, продается за более высокую цену, – то такая торговля, по мнению Фомы Аквинского, презренное, низкое занятие. Сам по себе барыш, он подчеркивал, являясь целью торговли, не противоречит добродетели. Не знающее пределов стремление к барышу является злом. Если вещь до ее перепродажи была улучшена, Фома Аквинский был склонен рассматривать прибыль в качестве вознаграждения за добавочный труд. По мысли Фомы Аквинского, если получение прибыли вдохновляется какими-нибудь необходимыми или благородными мотивами, ее допустимо ставить себе прямой целью. К спекулятивной торговле, к стремлению наживаться на прибыли в результате искусного пользования колебаниями рынка Фома Аквинский относился с непреложным порицанием. Рассуждения Фомы Аквинского о торговле носят схоластический характер. Фома Аквинский понимал, что без стремления к барышу и неуклонному его возрастанию торговля немыслима. Попытка же провести грань между дозволенной и недозволенной торговлей была проникнута субъективизмом и оказалась несостоятельной.

О купле-продаже, обмене, справедливой цене

   По мнению Фомы Аквинского, купля и продажа введены ради общей пользы. О купле-продаже необходимо высказываться двойственно. Один человек нуждается в вещи другого, и наоборот. Следовательно, купля-продажа не должна быть для одного человека более в тягость, чем для другого. А из этого вытекает, что между ними должен быть «установлен договор согласно равенству вещи». Монета была изобретена для определения количества вещи, переходящей в пользование человека, измеряемой наличной ценой. Но существует и другая сторона. При известных обстоятельствах купля и продажа могут быть произведены с полезностью для одного лица и с ущербом для другого. В таком случае «справедливая цена должна сообразоваться не только с продаваемой вещью, но и с убытком, который понес продавец». Допустимо продавать вещь дороже, чем она стоит сама по себе.
   Фома Аквинский в отличие от Аристотеля дал субъективистскую интерпретацию процесса обмена, он отталкивается от «полезности». Он подчеркивал равенство обмениваемых товаров.
   Конечно, обмен обладает и субъективной стороной – неодинаковой оценкой товаров обменивающимися лицами. Следует отметить, что Фома Аквинский вносил в понятие «справедливая цена» и сословные мотивы. Так, он считал, что при установлении справедливой цены надлежит исходить из трат продавца и присовокупить к ним тот доход, который приносит продавцу возможность жить образом, подобающим его месту в сословной иерархии средневековья, который считается типичным для лиц его ранга.

16. Учения Фомы Аквинского о проценте

   Фома Аквинский не видел ничего правильного в том, чтобы брать проценты при предоставлении денег в долг. Он утверждал: «Это обозначало бы продать то, чего в реальности не существует; здесь нет равноправия, а следовательно, нет и справедливости».
   Фома Аквинский проводит различие между потреблением вещи и употреблением ею для обоснования личных убеждений на процент при взимании денег. Он утверждает, что по отношению к такого рода предметам, как, например, вино, хлеб, «пользование вещью нельзя отделить от самой вещи: тот, кто приобретает пользование вещью, приобретает и самую вещь». При передаче вещей, по мысли Фомы Аквинского, указанного рода представляются все права собственности на них. Поэтому человек, продающий такого рода вещи отдельно от их пользования, либо продает их дважды, либо продает то, чего не существует. В данном случае нарушается справедливость, ибо предъявляется требование двойного вознаграждения: возвращения равного количества самого предмета и платы за пользование им. Таким образом, взимание процента, по мысли Фомы Аквинского, в данном случае недопустимо.
   Фома Аквинский анализирует и другой случай, когда «пользование и потребление вещи можно передать отдельно одно от другого». Это бывает, например, когда кто-нибудь переносит на другого право собственности на свой дом, но оставляет за собой право на известное пользование им, или наоборот. В данном случае не будет нарушена справедливость, если будет оплачено пользование домом и, кроме того, по истечении определенного времени будет возвращен и сам дом.
   Исходя из соображений, что деньги изобретены для обмена, и отправляясь от высказывания Аристотеля о взимании процентов при предоставлении взаймы денег, Фома Аквинский утверждает, что «первый и главный результат пользования деньгами состоит в их потреблении, или трате».
   Отталкиваясь из этих соображений, Фома Аквинский находит, что «само по себе несправедливо получить, кроме возвращения самих денег, еще и уплату за пользование ими». Таким образом, взимание процентов при предоставлении взаймы денег в отличие от найма дома, по мнению Фомы Аквинского, недопустимо. Однако вынужденная считаться с «духом времени», с хозяйственной деятельностью церкви и монастырей, с тем фактом, что церковь была самым крупным ростовщиком средневековья, а светские ростовщики выступали ее конкурентами, что сами феодалы пользовались услугами ростовщиков, схоластика в лице Фомы Аквинского шла на уступки в вопросе о проценте.
   Фома Аквинский писал: «В договор займа без греха можно включить оговорку о вознаграждении в случае ущерба, могущего возникнуть для заимодавца, ибо сие не означает продажу пользования деньгами (т. е. прибыль), но лишь избежание убытка». В приведенном высказывании Фома Аквинский трактует процент как возмещение убытка, который может быть причинен кредитору.
   В заключение стоит заметить, что внимание Фомы Аквинского было привлечено не только к богословским, философским и социологическим вопросам, которые должны были обосновать его политический идеал. Он предстает перед нами как крупный представитель экономической мысли развитого феодализма, как виднейший представитель канонистов, идеологов церковных и светских феодалов данного периода. Фома Аквинский анализировал такие экономические проблемы, как собственность, обмен товаров, торговля, купля-продажа, «справедливая цена», процент.
   Находясь в ряде вопросов под влиянием Аристотеля, подвергая его переработке в духе идеологии феодального мира, Фома Аквинский давал трактуемым им вопросам экономики религиозно-этическое обоснование. Учитывая экономическую обстановку, развитие товарообмена и кредитных операций, Фома Аквинский занимал компромиссную позицию по отношению к прибыли, к проценту. Субъективистский характер, религиозно-этическая устремленность методологии Фомы Аквинского оказали влияние на политическую экономию на Западе и в России.

17. Становление российской экономической мысли

   Процесс становления и развития нашей школы связан со спецификой социально-экономического развития, экономического и географического положения России. Длительный период феодального разобщения, последующие процессы его укрепления оставили следы на экономических достопримечательностях и памятниках экономической культуры «государственного феодализма» при довольно слабом или недостаточном развитии экономических, торгово-денежно-кредитных коммуникаций между областями.
   Средневековый период истории произвел мировые оригиналы документов, яркие литературные работы, кодексы норм и правила поведения, проекты и обоснования реформ. Среди них:
   1) законодательные установления в «Русской Правде»;
   2) утверждение равноправия Киева и Константинополя в «Слове о законе и благодати»;
   3) «Изборник» Святослава;
   4) «Житие и хождение Даниила» в Палестину с подробным описанием ее хозяйства;
   5) «Моление Даниила Заточника»;
   6) «Хождение за три моря» Афанасия Никитина, детально описавшего возможности торговли Руси с Индией;
   7) писания русского писателя-публициста Ивана Пересветова, содержащие советы царю;
   8) нравоучительные послания и программы протопопа Ермолая-Еразма, предлагавшего земельные реформы, и др.
   Литературные памятники отражали идеи справедливости, нормы хозяйственных отношений, принципы укрепления централизованной власти. Остановимся на некоторых чуть подробнее.

18. «Русская Правда»

   «Русская Правда» – свод древнерусского феодального права. Включает отдельные нормы «Закона Русского», «Правду» Ярослава Мудрого, «Правду» Ярославичей, Устав Владимира Мономаха и др. Правовые и хозяйственные основы жизни в Древней Руси помогают представить положения «Правды», свод обычаев, судебные установления, терминологию. Большинство статей «Правды» посвящено нормам хозяйственных взаимоотношений – праву собственности, принципам наследования, наказаниям за нарушение пахотной межи, практике возмещения денежных и натуральных долгов («за ссуду меда и жита возмещать надобно с надбавкой»). «Кого застанут ночью у клети или на каком воровстве, могут убить, как собаку; если же продержат пойманного вора до рассвета, то должны вести его на княжий двор, в суд». Господин имеет право бить смерда «за дело», но не «без вины». «Кто, не спросив у хозяина, сядет на чужого коня, тот платит в наказание 3 гривны» (т. е. всю цену лошади).
   Систему имущественных отношений, долговых обязательств, нормы наказаний, степень ответственности представителей разных социальных групп «верви» (общины) упорядочивает письменный свод древнерусского права «Русская Правда». Примерно половину статей занимают права собственности, нормы займа, правила взыскания долгов, принципы наследования, права на имущество, определение наказаний за присвоение чужого имущества. Широко практиковались денежные возмещения за нарушения имущественных прав и за преступления против личности. Денежные пени обычно уплачивались в казну.
   «Русская Правда» – не только памятник права, но и источник сведений о нормах хозяйственной жизни, экономических отношений. Из нее мы узнаем о торговых отношениях Руси с соседями, о ценах на товары, о денежной системе, металлических деньгах и мехах, выполнявших роль денег. Если иностранный купец поставлял товар должнику, который не мог его оплатить при этом, не зная о его неспособности расплатиться, то надлежало продать должника со всем его имуществом и первыми вырученными деньгами удовольствовать иностранца или казну, а оставшиеся деньги разделить между прочими заимодавцами.
   В списках «Правды» есть таксы на постройку и починку мостов, изложены принципы распределения мостовой повинности, нормы взимания процентов с денежной ссуды. Закон предусматривал брать 10 кун с гривны в год, т. е. взимать 40 % от предоставленной денежной ссуды.
   «Русская Правда» – это свод правовых и экономических понятий; документ, предписывающий правила поведения, установленные законом и обычаем; раскрывающий картину социально-экономических, хозяйственных отношений, экономических идей в представлении русского народа.

19. Учения Ермолая-Еразма

   Ермолай-Еразм – (?—XVI в.), русский мыслитель, писатель, пропотоп одной из кремлевских церквей в Москве, член кружка книжников митрополита Макария. Является автором сочинения «Правительница». Он отстаивал положение, что подать с крестьян на Руси должна взиматься житом, исходя из предпосылки, что у всех народов население платит царю в качестве подати определенную часть плодов своей земли либо в виде золота и серебра, либо в виде скота и зверей. Мотивировал он это тем, что Россия – страна земледельческая. Ермолай-Еразм горячо отстаивал мысль о том, что повинности крестьян должны носить натуральный характер, что денежный оброк и другие повинности крестьян должны быть заменены натуральным оброком. Размер необходимого крестьянского надела Ермолай-Еразм определяет в 12,5 четверти в одном поле. Это составляло 18,75 десятин на крестьянский двор при трехпольной системе. Он желал ограничить феодальную эксплуатацию, противодействовать ее расширению. Он считает правильным упразднение всяких торговых пошлин. Останавливаясь на вопросе о торговле, Ермолай-Еразм расценивает нормальным приобретение купцами торговой прибыли. Нужно отметить, что работы Ермолая-Еразма – это наивная иллюзия о том, что силой царских указов может быть ограничена власть денег в государстве и можно противодействовать формированию товарно-денежных отношений в стране. Это благочестивое пожелание носило консервативный характер, ибо оно вступало в возражение с формированием производительных сил на Руси.
   Ермолай-Еразм обличал стяжательство светских феодалов, предлагал реформу финансового обложения и землеустройства для улучшения положения крестьян. Он считал, что основы феодально-крепостнического строя современной ему России должны быть неприкосновенными, незыблемыми, нерушимыми. Он хотел лишь своими предположениями ограничить степень феодальной эксплуатации крестьянства. Ермолай-Еразм с участием, состраданием и с сочувствием относился к тяжелому положению крестьянства. Однако он был весьма далек от оправдания, признания правомерности, необходимости классовой борьбы обездоленного крестьянства. Он разделял иллюзию, что выдвинутая им программа преобразований, реформ социально-экономической жизни России в одинаковой степени будет в интересах крестьянства и господствующего класса феодалов и что она примирит непримиримое – интересы антагонистических классов современной ему феодально-крепостнической России.

20. Меркантилизм и его особенности

   Меркантилизм – первая школа буржуазной политэкономии, политика эпохи первоначального накопления капитала. Она выражалась в активном вмешательстве государства в хозяйственную жизнь и проводилась в интересах купечества. Для раннего меркантилизма, основными представителями которого являются англичанин Вильям Стаффорд (1554–1612) и итальянец Гаспар Скаруффи (1519–1584), характерна теория денежного баланса, обосновывавшая политику, направленную на увеличение денежного богатства чисто законодательным путем. Главным элементом позднего меркантилизма, достигшего расцвета в XVII в., являлась система активного торгового баланса. Представителями позднего меркантилизма являются англичанин Томас Ман (1571–1641), француз Антуан Монкретьен (1575–1622). Проживая в разных странах и не подозревая о существовании друг друга, эти авторы высказывали удивительно сходные взгляды, что позволяет трактовать меркантилизм не только как теорию, но и как часть определенной культурно-политической традиции.
   В средние века до эпохи Возрождения успешно действовала идея о том, что разбой и разорение, благополучный набег на чужую территорию, а иной раз и на свою собственную рассматривались как совершенно приемлемый метод обогащения. В европейской цивилизации было широко распространено представление о герое-завоевателе как олицетворение всевозможных добродетелей, идеале для подражания. Эпоха Возрождения пробудила новые подходы ко многим социально-культурным процессам, в т. ч. к представлению о богатстве и источниках его происхождения. Переменились социальные идеалы; герой того времени – уже не воин-завоеватель, а удачливый купец, ремесленник, художник. Меркантилизм стал теоретической концепцией, которая в дальнейшем и обосновала такой сдвиг в общественном сознании.
   Между государствами того периода наиболее распространенной формой экономических взаимоотношений была внешняя торговля. Народы, проживающие на территории того или иного государства, стали рассматриваться как целостный коллективный организм (нация). Необходимо обозначить, что меркантилизм был существенным прорывом в культурной традиции феодально-раздробленной Европы и явился экономико-теоретическим обоснованием процесса создания и функционирования национальных государств на убеждениях политического абсолютизма. Народы соперничают друг с другом, вступая в хозяйственные взаимоотношения. Одна нация продавала другой нации те товары, которые были у нее в излишке, приобретая те товары, которых ей недоставало. Деньги того времени – это прежде всего благородные металлы, и именно в них осуществлялась оценка стоимости товаров, и проводились расчеты по торговым операциям. Поэтому естественно, что положительный результат внешней торговли ассоциировался с превышением вывоза над ввозом и фиксировался понятием активного торгового баланса.
   В древней традиции, которая продолжала сохраняться и в период раннего Средневековья, самодержец рассматривался как повелитель, завоеватель своих подданных, который обладал всеми правами на их имущество и даже на существование. Меркантилизм рассматривал правителя как верховного управляющего, отца нации, который был должен проводить экономическую политику, ведущую к обогащению нации в целом. Меркантилизм впервые предопределил управленческие функции государя, правителя.
   Экономической политикой государства, которая, по соображению меркантилистов, вела к увеличению национального богатства, был протекционизм, смысл которого заключался во всемерной поддержке отечественного купечества на внешних рынках и в ограничениях, проводимых по отношению к иностранным купцам на внутреннем рынке.
   Благодаря такой политике должна была возрастать конкурентоспособность нации и увеличиваться производство продукции, ориентированной на экспорт. Показателем же результативности государственной политики, мудрости правительства становился активный торговый баланс (превышение экспорта над импортом) и приток золота в страну.

21. Идеи меркантилизма в России

   До XVII столетия в России для идей меркантилизма не существовало условий, поскольку в тот период доминировало натуральное хозяйство, торговля оставалась локальной и ограниченной. Настоящие идеи приобрели формирование только в XVII–XVIII вв.
   Развитие производительных сил на феодальной основе проходило на фоне усиления крепостничества и расширения барщинной системы. В связи с этим торговля в XVII в. развивалась в трудных условиях. Происходило расширение площади агрокультуры, освоение новых земель. Постоянно расширялся процесс колонизации. Создавалась материальная база для развития торговых местечек и городов, количество сельскохозяйственных продуктов возрастало. Больше того, в XVII в. началось формирование всероссийского рынка. Как писал В.И. Ленин, это объяснялось «усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок», а «создание этих национальных связей было не чем иным, как созданием связей буржуазных». Натуральное хозяйство русских дворян подрывалось, хотя сохранялось господство феодализма. Шел процесс первоначального накопления капитала. Многие купцы сколачивали крупные суммы и вели по городам и селам «великие торги». В России XVII в. возникали буржуазные производственные отношения, появились первые мануфактуры.
   

notes

Примечания

Купить и читать книгу за 79 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать