Назад

Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Последняя битва

   Окончание романа «Рыжая Мэри». На этот раз Ян угрожает не только Мэри, но и всему Лондону. Он затевает битву, последнюю битву. Однако Мэри и ее друзья бросают заклятому врагу вызов и готовы бороться с ним до последнего вздоха. Их силы на исходе, их преследуют и враги, и даже те, кого они считали друзьями. Смогут ли они выстоять и принять нелегкую судьбу, если она уготовила им смерть? Смогут ли противостоять ей и выжить, когда нет пути назад? Вся их жизнь свелась к роковому решению, и никто не знает, что за ним последует.


Анна Бартова Рыжая Мэри. Последняя битва

Пролог

   Раздвигая мускулистой загорелой рукой мокрые от недавнего дождя листья, Ян шел к назначенному месту. Капли дождя падали ему на одежду и лицо, но он не обращал на это внимания. Он шел вперед уверенной походкой, наступая на лужи и ломая ветки; для него не существовало препятствий, а если они и были, то Ян устранял их мгновенно.
   Несколько минут спустя высокий японец уже заходил в дом Луизы. Его приближенные уже собрались, ожидая своего вожака. Ардан сидел возле стола, внимательно рассматривая карту, еще двое пиратов тихо переговаривались. Луиза и шкипер молча ожидали его прихода. Ян вздернул бровь и, смерив взглядом собравшихся, взглянул на карту. Прошло несколько минут, прежде чем он заговорил. Когда первые слова сорвались с его губ, все собравшиеся вздрогнули. Никто не ожидал, что он скажет подобное. Луиза покрылась алыми пятнами, Ардан попытался высказать свои возражения, но Ян не стал его слушать. Он резко прервал его и продолжил свою мысль. Когда капитан замолчал, комната погрузилась в тишину. Каждый молча обдумывал услышанное. Безумное предложение капитана плохо укладывалось в голове. Да, они совершали набеги и затевали крупные авантюры, но такое… Награда, безусловно, была велика, слишком велика, однако риск тоже был немалый. Ян растянул узкие губы в улыбке и, обежав собравшихся холодным, бездушным взглядом, сказал:
   – Кто не со мной, может уйти.
   Никто не решился встать. Луиза хотела подняться, но, увидев ледяные глаза капитана, его злобную усмешку и уверенную позу, испугалась и осталась сидеть.
   – Сэр, ваш план великолепен, но выполнить его будет довольно сложно, – заметил кто-то.
   – Зато какой мы сорвем куш, если все получится, – облизнул пересохшие губы другой.
   – Я всегда был на вашей стороне, – высказался Ардан.
   Ян удовлетворенно кивнул и начал негромко говорить о проблемах, связанных с выполнением плана. Ардан несколько оживился и стал вставлять редкие замечания, остальные же молча слушали. Луиза бросила осторожный взгляд на первого помощника. Всегда решительный, жестокий и не останавливающийся ни перед чем, Ардан сейчас был подавлен и озабочен. Что же было говорить об остальных? Луизу пробрал озноб.
   – Если кто из присутствующих предаст нас, – произнес Ян, пригвоздив ее взглядом к месту и словно ловя ход ее мыслей, – он пожалеет, что родился на свет. Помните, на чьей вы стороне и что вы получите, если мой план удастся.
   На этом совещание закончилось. И собравшиеся начали громко высказывать свои соображения.

Глава 1
Снова вместе

   Воздух в комнате был сухой и спертый, пахло гарью. Свечи мирно потрескивали, оплавляя податливый воск, рядом с ними на столе лежали три сожженные бумаги. Ярко пылал камин, хотя на улице все еще стояла теплая погода. Было жарко. Темные алые шторы были плотно задвинуты, так что ни один лучик заходящего солнца не мог проникнуть в душное помещение. От последнего догоравшего клочка бумаги шел легкий синеватый дымок, растворяющийся в полумраке комнаты.
   Сесилия сосредоточенно вздохнула и, вытащив карандаш из-за уха, что-то нацарапала на новом листке. Неожиданно дверь осторожно открылась, и в душную атмосферу комнаты проник свежий воздух. Послышались осторожные шаги. Сесилия не обернулась, она быстро писала. Вошедший подошел к окну и одним рывком раздвинул тяжелые шторы. Миледи Вэндэр раздраженно фыркнула, но не оторвала глаз от бумаги, быстро делая карандашом пометки, в глазах ее светилась мысль. Открыли окно, и в комнату ворвался порыв свежего ветра. Слабо затрепетали огоньки свечей, одна из них потухла.
   – Душно у тебя здесь! – громко и назойливо произнесла сестра Патрика.
   От внезапного вмешательства миледи Вэндэр утеряла мысль. С раздражением, что снова придется начинать все сначала, она резко отбросила от себя карандаш и, скомкав испещренный надписями лист, бросила его в камин. Огонь подхватил бумагу и стал нещадно ее поглощать. Бумажка съежилась, почернела и растворилась в языках пламени. Миледи Вэндэр не отрываясь наблюдала за этим зрелищем.
   – Сесилия! – повысила голос Мангала. – Что ты делаешь?!
   Миледи Вэндэр не ответила, она лишь мрачно и презрительно усмехнулась. Взгляд ее был тяжелым и холодным, казалось, что в этом взгляде, обращенном на сожженную бумагу, сосредоточена вся негативная и темная часть ее души.
   – Сесилия, – заговорила сестра мужа поучительным тоном, – ты бы погуляла, развеялась. Или, я не знаю, с ребенком посидела бы. Сюзи, бедняжка, последние два дня вообще тебя не видит. Что ты заперлась в этой душной комнате? Сидишь, бумагу портишь…
   – Я, Мангала, думаю! – резко прервала ее миледи Вэндэр.
   – О чем? – негодующе всплеснула руками та. – Лучше бы провела это время с дочерью, чем запираться здесь!
   Сесилия сдержанно пояснила:
   – Я думаю о том, смог ли Ян добраться до острова. Делаю расчет поломок «Победы», пытаюсь посчитать, что ему нужно для ее починки и сколько это займет времени. Я пытаюсь сосредоточиться, а кто-то постоянно отвлекает бесполезными вопросами!
   Мангала надменно кивнула и быстро вышла из комнаты, громко хлопнув дверью. Сесилия постаралась успокоиться и потерла виски, от духоты начала болеть голова. Через минуту в комнату зашел муж. Миледи Вэндэр не обернулась, она узнала его шаги.
   – Что происходит? – сухо спросил Патрик.
   – Ничего, – глухо отозвалась Сесилия.
   Сев на диван напротив жены, Патрик задумчиво окинул ее взглядом.
   – Ничего? – саркастически усмехнулся он. – То есть твой угрюмый вид последние три недели, подавленное состояние, ночные кошмары, желание уединиться – это ничего?
   Сесилия отвернулась. Мирно тикали часы, слабо подрагивало пламя свечей, из окна шел свежий воздух, разнося по комнате голубой дым.
   – Если мои расчеты верны, то Ян должен починить «Победу» через месяц, – заметила миледи Вэндэр тихо.
   Патрик вздохнул и негромко произнес:
   – Хватит сидеть сложа руки и ждать неминуемого.
   – Что ты предлагаешь? – глухо спросила жена.
   – Созвать всех и посоветоваться.
   Эти слова, такие простые и лаконичные, были для Сесилии как глоток свежего воздуха в душной комнате. Из окна подул ветерок, задувая почти догоревшие свечи. Рыжая Мэри кивнула и втянула морозный воздух полной грудью.

Трактир «Веселая Кружка»

   Молодой лакей, недавно принятый в замок Вандармин, переминался с ноги на ногу, боясь зайти в ужасающего вида заведение. Мысль, что его многоуважаемые господа могут в столь поздний час посылать его в это сомнительное место, не давала ему покоя. Он стоял возле дверей трактира уже больше пяти минут, а страх все не покидал его. На него стали косо поглядывать проходившие мимо люди, подозрительная пара хмурых мужчин перешептывалась рядом с ним. Один был одет во все черное и совершенно спокоен, его голос звучал тихо, но твердо. Другой был в цветном бархате, и его серебряные пуговицы ярко контрастировали с красным и злым лицом. Он нервничал, и с каждым мгновением это было все заметнее. Появление людей столь презентабельного вида в этом месте, где, по мнению лакея, обитали только бедняки, было несколько странно. Невольно он прислушался к их беседе.
   – Ты отдашь мне восемь тысяч, и я передам их твоему брату.
   – Не нужно ставить мне условия! – прыская от гнева слюной, произнес человек в красном камзоле и с таким же красным лицом. – Вы знаете, кто я?!
   – Слишком хорошо. И еще я знаю, что в вашем распоряжении куда больше денег. Восемь тысяч для вас ничто.
   – И что из этого? Вам какое дело?
   – Мне – никакого, а вот вашему брату есть. Если до завтрашнего дня деньги не окажутся у него, ваша жена может получить любовные письма с вашим почерком. Я знаю, она женщина ревнивая, но и богатая. Судя по брачному контракту, при измене вы лишитесь всех своих сбережений. Решайте, лишиться восьми тысяч или всего.
   – Ты не посмеешь! – Краснолицый громко запыхтел и стер со лба пот. – Ты не мог всего этого узнать. Не мог! Этого никто не знал.
   – Знать все – моя профессия. – Черные глаза собеседника блеснули, и он ниже надвинул шляпу.
   – Хорошо, – простонал мужчина в красном. – Я заплачу. Я даю десять тысяч, как вы и просили. Восемь брату и две вам.
   В этот момент человек в черном плаще заметил лакея, и его лицо стало каменным. Лакей вздрогнул, сглотнул и испуганно огляделся по сторонам. Ему стало страшно оставаться на улице, а этот взгляд черных глаз заставил его трепетать. Ничего не придумав лучшего, он решил зайти в «Веселую Кружку», стоять дальше на этом месте было просто невыносимо. Робко толкнув плечом дверь, он зашел в трактир. Подойдя к хозяину на ватных ногах, он охрипшим от волнения голосом спросил:
   – Сэр, скажите, здесь проживает… – он скосил глаза на конверт и медленно прочел: – Франсуа Сальвино де Мальвинор Асканио?
   – Не знаю такого, – буркнул трактирщик, не поднимая глаз.
   Лакей облегченно вздохнул и вышел на улицу. Уже стемнело, и молодой человек был искренне рад, что в этом дурном заведении нет знакомых милорда Вэндэра. Ему совсем не хотелось думать плохо о своем хозяине, и он уже почти уверился в мысли, что милорд Вэндэр просто ошибся, посылая его сюда. Уже придумывая извинения за не отданное письмо, он быстрым шагом направился к ожидавшему его кэбу.
   Неожиданно твердая рука легла ему на плечо. Лакей замер и, стараясь успокоить бешено колотившееся сердце, загнанно оглянулся. Позади него стоял тот самый мужчина с черными волосами и такими же черными, бездонными глазами. В позе этого человека сквозило превосходство и сила, его лицо было уверенным и твердым. Легким движением, надвинув пониже черную дорогую шляпу, незнакомец спросил:
   – Что вы хотели?
   – Я-я? – заикаясь, переспросил лакей. – Ничего я не хотел… Ничего.
   Незнакомец усмехнулся. Лакей побледнел и стал быстро оправдываться:
   – Я ничего не хотел подслушивать, меня послали сюда с письмом. Я просто искал одного человека, вот и все. Я не слушал вашу беседу, я просто искал…
   – Я знаю, – незнакомец ободряюще кивнул. – Вы искали меня.
   – Вас?
   – Я – Франсуа, – спокойно пояснил тот. – Вы хотели отдать мне письмо.
   – Я? – снова изумился лакей. – Но как вы узнали?
   Ответа не последовало. Спохватившись, лакей передал письмо. Франсуа быстро прочел послание, напряженно улыбнулся и, подняв на лакея глаза, произнес:
   – Передайте Вэндэрам, что я буду завтра. Мне нужно закончить одно дело, перед тем как начнется большая игра.

Дом сэра Левода

   Раздался стук в дверь. Эдуард с трудом открыл глаза и нехотя поднялся с постели. Потянувшись, он накинул халат и сделал глоток воды, но глаза все еще слипались. В дверь снова постучали. Сэр Левод наморщился и начал спускаться вниз по лестнице. Широко зевая и борясь с остатками сна, он чуть не споткнулся, отчего немного взбодрился. Кого могло принести в такой час? Зачем? Гости к ним с Эльзой заходили редко, но не станут же гости появляться в половине третьего ночи без всякого предупреждения. Миновав лестницу, Эдуард уже полностью проснулся, и вялые мысли сменились подозрением. Что-то было не так. Кто станет появляться в такой час?
   Сэр Левод резко распахнул дверь. На пороге стоял смущенный молодой лакей, которого взял к себе Патрик. Это обстоятельство поразило Эдуарда еще больше. Ведь по общей договоренности, вернувшись в Лондон, он и Вэндэры не общались. Боясь, что его неприятности могут отразиться и на семье друзей, Эдуард избегал всякой встречи с ними. Изредка он все еще замечал возле своего дома людей, ведущих за ним наблюдение. Эдуард прекрасно понимал, что на службе его не любят и только ищут повод, чтобы разжаловать. Вдобавок в его доме жил Кристофер, которого месяц назад разыскивал сэр Вуд, со временем этим розыскам придавалось все меньше значения, но все же… Жизнь под одной крышей с Кристофером не упрощала положение Эдуарда. Да, сейчас суматоха вокруг Кристофера улеглась, и постепенно все стало забываться, но не до конца. Постоянно оглядываясь назад, чувствуя на себе косые взгляды, взвешивая в разговоре с каждым человеком каждое слово, Эдуард ощущал себя львом, запертым в клетке.
   И теперь, когда он соблюдает такую осторожность, к нему ночью является лакей Патрика. Это было глупо, нелепо и неосторожно.
   Лакей протянул Эдуарду письмо. Сэр Левод молча разорвал конверт и пробежал глазами несколько строчек.
   – Передай господам, что мы приедем завтра вечером, – изменившимся тоном произнес он.
   Когда дверь за гостем закрылась, Эдуард чиркнул спичкой, сжигая письмо.
   – Что пишет Рыжая Мэри? – негромко и с еле уловимой насмешкой поинтересовался Кристофер, выходя из-за дверного косяка.
   – Зовет в гости, – резко отозвался сэр Левод. – Если она права, то начинается новая партия с Яном. Она предлагает сделать нам первый ход.

Глава 2
Решение

   На следующий вечер в замке Вандармин никто не спал. Сесилия и Патрик были заняты приемом гостей, в то время когда Мангала, возмущенная тем, что о ней забыли, безуспешно пыталась привлечь к себе внимание. Ее не пускали к гостям, мало того, ее попросили остаться в своей комнате. Ее, леди Вэндэр! Будто она какая-то служанка, что с ней так обращаются. Гости приехали, она хотела хотя бы поздороваться с ними, но брат корректно попросил ее к ним не выходить. Это было уже слишком. Раздраженная до предела, она решила положить конец своему одиночеству и присоединиться к обществу гостей, с которыми ее так упорно не желали знакомить. Оправив платье и придав своему лицу выражение недовольства, Мангала направилась на первый этаж, где находились Вэндэры.
   Она спускалась вниз и чем больше думала о поведении Сесилии и Патрика, тем больше раздражалась. Спустившись и достигнув нужного крыла замка, она в недоумении остановилась. Дверь, из-за которой слышались голоса гостей, была плотно заперта, мало того, возле нее стоял дворецкий с таким видом, будто охранял людей в гостиной. Мангала сделала шаг к двери, но дворецкий преградил ей дорогу.
   – Что это значит?! – вскипела Мангала.
   – Господа просили не беспокоить.
   – Позвольте, – почти сорвалась леди Вэндэр, – я хозяйка замка и могу ходить там, где захочу!!! А теперь откройте мне дверь!
   Дворецкий задумался. Леди Вэндэр негодующе топнула и закричала:
   – Если вы меня не впустите, то я вас выгоню из Вандармина!
   Служащий пожал плечами и счел за лучшее открыть дверь перед госпожой. С видом королевы Мангала зашла в гостиную. В тот же миг все разговоры прервались.
   Сесилия и Патрик переглянулись, Эдуард, Кристофер и Франсуа чинно поприветствовали леди Вэндэр. Громко цокая каблуками по паркету, Мангала зашла и степенно опустилась на диван. Дворецкий посмотрел на Патрика, пожал плечами и закрыл дверь. Гости молчали, многозначительно переводя взгляды с Мангалы на Вэндэров.
   Чувствуя себя не в своей тарелке, Мангала негромко заметила:
   – Хорошая погода.
   – Да, неплохая, – сухо отозвался Франсуа.
   Опять повисло тягостное молчание. Часы на стене звонко пробили десять вечера. Патрик сдержанно вздохнул и покосился на сестру, та явно не собиралась уходить. Франсуа, сидевший ближе всех к Сесилии, придвинулся к ее уху и почти беззвучно спросил:
   – Мэри, ей можно доверять?
   Оценивающе оглядев сестру Патрика, Рыжая Мэри кивнула. Этот жест увидели и поняли все.
   – Кажется, в нашей скромной компании новый человек, – улыбнулся сразу расслабившийся Кристофер.
   – Это Мангала, моя сестра, – представил Мангалу Патрик.
   – А то можно подумать, мы первый раз видим леди Вэндэр, – рассмеялся Сальвино де Мальвинор.
   – Думаю, можно вернуться к делу, – заметил Эдуард.
   Сесилия кивнула и продолжила прерванную мысль:
   – Так вот, по моим подсчетам, если, конечно, Ян добрался до острова, до полного восстановления «Победы» у нас месяц.
   – Мэри, я тоже считал, но у меня получилось не месяц, а две недели, – произнес сэр Левод.
   – Хорошо, будем исходить из худшего, – согласился Франсуа. – Но что нам это дает?
   – Восстановив «Победу», что будет делать Ян? – негромко спросила Сесилия, размышляя. – Вероятно, он отправится на Тартугу набирать команду. Что потом? Думаю, каждый из нас понимает, что он кинет все силы на наши поиски.
   – Надо не допустить, чтобы он вернулся, – резко заметил Эдуард.
   – Ты предлагаешь убить Яна? – вздернул бровь Кристофер.
   – Если тебе нравится это выражение больше, то да.
   Повисла пауза. Каждый молча обдумывал различные варианты. Эти мужественные люди, прошедшие через многое, не разбрасывались бессмысленными словами. Все, кроме Мангалы, понимали серьезность происходящего. Чувствуя себя глупо и почти физически ощущая тягостное для нее молчание, сестра Патрика кашлянула. Мужчины обернулись на нее, леди Вэндэр потупила глаза.
   – Я предлагаю отправиться на Тартугу и там дождаться Яна, – произнес Франсуа. – Возможно, это единственное место, где можно будет застать его неожиданно. Поеду я, – увидев, что Эдуард хочет возразить, он прервал его властным жестом. – Мне не нужна помощь, я справлюсь сам.
   – Хорошо, – согласился Патрик. – А что, если Ян не появится на Тартуге, что, если он сразу же направится сюда?
   – В таком случае нам всем несдобровать, – сухо отозвалась Рыжая Мэри.
   – Было бы неплохо сменить на время место жительства, – стал размышлять Эдуард. – Переехать в какую-нибудь глухую деревню. Где никто не будет знать, кто мы и откуда…
   – Эдуард, – прервал Патрик, – ты что, смеешься? Ради чего нам прятаться? Не лучше ли подготовиться к встрече Яна здесь?
   – Ради того, чтобы, если Ян заявится сюда, мы смогли отразить его удар.
   – Эд, неужели ты думаешь… – милорд Вэндэр осекся.
   – Я согласна с Эдуардом, – произнесла Рыжая Мэри. – Мы должны найти безопасное место. Это по крайней мере даст нам дополнительное время.
   – Это умное решение, – поддержал Франсуа. – Купите дом и переезжайте туда. Чем быстрее, тем лучше.
   – Нужно будет отослать слуг по домам, – продолжила мысль Сесилия, – запереть замок…
   – Послушайте, – негромко прервала Мангала, у которой от услышанного свело судорогой желудок. – Вы, видно, все сошли с ума! Зачем нам уезжать? Кого вы так боитесь? Сэр Левод, вы же командуете солдатами, так не лучше ли выделить нам охрану?
   – Охрану? – криво и горько усмехнулась Рыжая Мэри. – От Яна? Они не справятся, только погибнут.
   – Но переезжать, бросив все имущество, безумие! – воскликнула леди Вэндэр, от волнения пальцы ее стали дрожать. Поймав взгляд брата, она добавила: – Хорошо, можно переехать, я согласна, но пусть в замке останутся слуги.
   – Если Ян придет сюда, будет бойня! – повысила голос Сесилия.
   – А если нет, то грабеж! – Мангала вскочила на ноги. – Если здесь останутся слуги, они хоть защитят замок. Я не хочу, чтобы все наше имущество было расхищено.
   – А я не хочу, чтобы пролилась кровь, если можно предотвратить ее!
   – Богатство приобреталось не одним поколением! Возможно, женщине, которая с детства занималась разбоем, этого не понять! Так, Рыжая Мэри?!
   Сесилия вскочила на ноги, глаза ее сузились, левый уголок рта стал дергаться, ноздри затрепетали, часто втягивая воздух. Сделав шаг вперед и очутившись перед лицом Мангалы, она процедила:
   – Хоть в прошлом я и не была ангелом, зато сейчас я пытаюсь спасти жизни тех, кто находится рядом. Неужели вам, леди Вэндэр, – она сказала это с нескрываемым презрением, – важнее несколько побрякушек и тряпок, чем двадцать человеческих жизней? Может, кто и проникнет в замок, может, и украдет пару ложек. Ну и что?!!
   Мангала высокомерно ответила:
   – А если все ваши страхи беспочвенны? Вы представляете, что начнут говорить в обществе, если мы покинем замок! А может, Рыжая Мэри просто сильно и напрасно испугалась? – не сдержала она колкий смешок.
   – Сестра, следи за словами, – сухо произнес Патрик.
   На скулах Сесилии проступили желваки, глаза ее сверкнули, а рука невольно сжалась в кулак. Было видно, что каждое слово дается ей с большим трудом:
   – Ты ошибаешься. Я не боюсь встречи с Яном. Я боюсь сделать ошибку и погубить людей, которые мне доверяют.
   – Поэтому вы хотите бежать? – Мангала фыркнула. – Что, если этот японец затонул, и мы будем прятаться без причины?
   – А если наоборот?! – стараясь сдержать волну гнева, жестко заговорила Мэри. – Предположим, мы поверим тебе и останемся здесь. И однажды ночью явится Ян со своей сворой. Что тогда? Кто придет на помощь? – она повысила голос: – Может быть, твои друзья, которые будут на балу обсуждать наше поведение?! Или же слуги, которые, по твоим словам, должны защищать замок?! Нет. Ян убьет их первыми, а потом наступит наш черед. Замок Вандармин будет местом кровавой бойни. Если мы останемся, то погибнем все! Неужели ты, Мангала, этого хочешь?
   Мангала поперхнулась, отступила и обессиленно опустилась на диван. Ей стало трудно дышать, горло перехватило от ярко обрисованной картины. В гостиной воцарилась тишина. Рыжая Мэри возвышалась посреди комнаты, обводя своих друзей пылающим взглядом. Наконец молчание нарушил Патрик:
   – Утром я отправлю слуг по домам.
   – Я отправлюсь на Тартугу в ближайшие дни, – отозвался Франсуа.
   – Что насчет нашей дочери? – спросила Сесилия, оборачиваясь к Патрику.
   – Отправим ее за границу вместе с Мангалой, – произнес тот. – Кстати, Эдуард, как быть с Эльзой? Она поедет с моей сестрой или нет?
   – Она будет жить с нами. Хватит на ее долю сносить неприятности одной. Я больше не допущу, чтобы на жизнь моей жены покушались.
   – Хорошо.
   – Вы все так хорошо себе обрисовали, – взял слово Кристофер, – но не учли только одну деталь. Говорите, мы будем жить в деревне. Хочу напомнить, что еще несколько недель назад меня разыскивали, а Эдуард номер один в черном списке генерала Дерва. Может, вы забыли, но возле дома Леводов постоянно вьются посторонние люди, которые только ищут повод скомпрометировать Эдуарда. К тому же, Сесилия, о твоей татуировке теперь знают все. Пока твоя ложь удается, но сделай ты хоть один шаг неверно, и все рухнет. Правда станет очевидной.
   Если мы переедем все вместе в один дом, в глухой деревне, как думаете, какой вывод сделают люди?
   – Ты прав, Крис, мы очень рискуем, – согласился Эдуард.
   – Либо мнение людей, либо смерть от руки Яна, – глухо отозвался Патрик.
   – Я бы переехал, – пожал плечами Франсуа. – Пусть думают что хотят. Не забывайте, у вас есть деньги, положение и хорошие друзья, – профессиональный шантажист многозначительно улыбнулся.
   – Значит, переезжаем, – со вздохом сказала Сесилия. – Мы должны постараться сохранить это в тайне, хотя бы на короткое время.
   На этом накаленный и утомительный разговор был закончен.

Глава 3
Дом с привидениями

   Весь следующий день друзья посвятили поискам подходящего дома. К огромному удивлению, найти достаточно большой дом в маленькой деревне оказалось не так-то просто. Объехав все окрестности и не достигнув своей цели, они направились в последнюю деревушку, оказавшуюся на пути.
   Вэндэры достигли деревни, когда уже стемнело. Выйдя из тепла кареты и очутившись на холодном ночном воздухе, Патрик поежился. Сесилия втянула прохладный, насыщенный ароматами цветов свежий ветерок. Осматриваясь по сторонам, рука об руку пара двинулась в селение.
   Деревня была небольшой, десятка два облупленных, одноэтажных домика, в которых проживали уже немолодые люди. Невольно у Сесилии возникло чувство, будто в деревне нет ни одного человека моложе пятидесяти лет. Почти все дома были закрыты, во многих ярко горел свет.
   – Здесь уж точно заметят новых людей, – пробормотала она.
   Патрик неопределенно повел плечом и молча огляделся по сторонам. Вскоре он заметил пожилую даму, сидевшую в кресле-качалке на веранде своего дома и с любопытством наблюдавшую за ними. Вэндэры прибавили шагу и через минуту уже приветствовали женщину.
   – Зачем вы здесь? – негромко и с плохо скрываемым интересом осведомилась дама.
   – Мы хотели бы купить дом, может, вы нам поможете?
   – Купить? – рассмеялась дама. – В нашей местности нет людей, желающих переезжать. Наша деревня слишком тихая и мирная, чтобы менять ее на другое место. Вряд ли вы сможете что-либо купить, – она вздохнула. – Хотя… Нет, пожалуй, есть один дом. Правда, он старый, очень старый.
   Женщина понизила голос и, поманив к себе пару, произнесла:
   – Говорят, в нем водятся привидения.
   – Мы не верим в привидения, – рассмеялась Сесилия.
   – В этом доме точно обитают потусторонние силы, – не сдавалась пожилая женщина. – Иногда из трубы идет дым, и я нередко вижу в окнах свет.
   – Скажите, где он, – попросил Патрик.
   Дама скептически покачала головой и нехотя объяснила, как пройти к дому.
   Вскоре Вэндэры уже стояли возле двухэтажного дома, находящегося рядом с лесом. Строение оказалось действительно старым. Окна были забиты, дверь жалко болталась на верхней петле. Дверной проем был подернут паутиной, ступени сильно скрипели. Смахнув с косяка паутину, Патрик шагнул внутрь. В доме оказалось не так уж и плохо, если не считать толстого слоя пыли, покрывавшей все шкафы мягким ковром. Почти во всех комнатах была мебель, а на одном из столов даже лежала пожелтевшая скатерть.
   – Дом с привидениями, – улыбнулся муж, – как раз то, что нам нужно. Если будем соблюдать осторожность, то местные примут нас за призраков.
   – Скажу честно, – рассмеялась Сесилия, – что я и переезжаю сюда, чтобы не стать привидением.
   Подойдя к большому столу посреди комнаты, она провела пальцем по скатерти и негромко заметила:
   – Масляные пятна свежие, похоже, здесь кто-то был еще сегодня.
   Патрик осторожно шагнул в соседнюю комнату, попутно осматриваясь по сторонам. Очутившись в гостиной, он заметил, что пол вымыт, а подушка на кресле помята. Мэри прищурилась и начала подниматься на второй этаж. Она старалась идти тихо, но старая ступень под ногами предательски скрипнула.
   Неожиданно на втором этаже послышались быстрые шаги. Еще миг, и на лестничной площадке показались ноги, а затем и весь обитатель дома. Увидев гостей, мужчина вздрогнул, но миг спустя улыбнулся и приветственно протянул Рыжей Мэри руку.
   – Джеральд, – отозвалась Мэри. – Ты, значит, и есть привидение.
   – Да, местные жители меня ни разу не видели и так прозвали. Но зачем здесь ты, Рыжая, и Патрик?
   Сесилия расправила плечи и неспешно заговорила.

Кабинет полковника Штефарда

   – Расскажите о себе, – предложил Штефард, с сочувствием оглядывая посетителя.
   Перед ним стоял мужчина, ему было не больше сорока, но волосы уже сильно поседели. Лицо гостя было сильно избито, под носом запеклась кровь, сам он хромал, и еще не доставало мизинца на левой руке. Одежда выглядела плачевно, создавалось впечатление, будто ею протерли пол.
   – Я бежал с этого проклятого острова, – дрожащим голосом заговорил он, со страхом оглядывая расшитый мундир полковника.
   – Что там с вами произошло? – нахмурился Штефард, вспоминая рассказы своего старого друга Эдуарда.
   – Пираты захватили поселение! – воскликнул гость. – Их капитан восстанавливает корабль, используя дома поселенцев. Некоторые из жителей, боясь быть убитыми, примкнули к разбойникам. Дочь губернатора Луиза выполняет все приказания капитана. Пираты получают все, что захотят! Всех, кто не повинуется власти разбойников, жестоко избивают. Жители разбирают свои дома и своими руками восстанавливают «Победу»! – Он перевел дыхание. – Недавно мы взбунтовались, и тогда… капитан убил бунтовщиков, а их дома сжег.
   – Как имя этого капитана?
   – Ян, – шепотом и с суеверным страхом выдавил мужчина.
   – Значит, так, – Штефард посмотрел на подчиненного, который стоял рядом, и отдал приказ: – Подготовьте пять лучших кораблей к отплытию. Мы должны немедленно освободить остров. Сколько потребуется времени, чтобы подготовить суда?
   – Недели две.
   – Я даю вам десять дней. Вы свободны. – Обернувшись к гостю, Штефард постарался улыбнуться. – Не беспокойтесь, мы освободим остров.
   На лице гостя что-то дрогнуло, но никто из присутствующих не понял, что именно это означает, а Штефард решил, что это страх. Вскоре изнеможденного гостя провели в комнату, где он мог переночевать. Оставшись один, он крепко запер дверь и, взяв кусок бумаги, принялся быстро писать. Запечатав письмо сургучом, он отпер дверь и осторожно вышел. Очутившись на улице, он свернул в темный проулок и приблизился к ожидавшему его человеку. Протянув ему письмо, он тихо произнес:
   – Передашь Яну лично в руки. Еще скажи, что пять боевых судов будут готовы через десять дней.

Следующий день

   Вечером от берегов Англии отплывал торговый корабль. На его борту страну покинули Франсуа и Джеральд. Узнав о планах друзей, Джеральд тут же изъявил желание плыть вместе с Франсуа на Тартугу, ожидая прибытия Яна. Никто не стал ему препятствовать, а Франсуа, хоть и был опытным парламентером, вздохнул более спокойно, когда понял, что с ним отправится бывший пират и контрабандист.
   Через два дня Джеральд и Франсуа уже были на Тартуге. Стоя посреди пиратского порта и медленно осматриваясь по сторонам, Франсуа протянул:
   – Пойдем в тот паб. Хозяин этого заведения нередко прибегал к моим услугам, надеюсь, он даст мне нужные сведения.
   Джеральд безразлично кивнул и поплелся следом. С того времени как вернулся Ян и Джеральд позорно бежал с Тартуги в Лондон, он начал побаиваться находиться один среди разбойников.
   Зайдя в паб, Франсуа снял дорогую черную шляпу и, подойдя к трактирщику, тихо кашлянул, привлекая внимание. Не оборачиваясь, хозяин паба громко спросил, что угодно посетителям.
   – Здравствуй, Харборт, – спокойно произнес Франсуа, но в этом спокойном голосе слышалась власть и сила. – Надеюсь, ты помнишь меня. Я оказал тебе немало услуг, устраняя проблемы с твоим сыном.
   Харборт вздрогнул и поспешно взглянул на говорившего. Лицо его побелело, глаза расширились. Дрогнувшим голосом он быстро ответил:
   – Конечно, я помню вас, Сальвино де Мальвинор Асканио.
   – Хорошо. Скажи, когда ты последний раз видел Яна.
   – Не знаю, – протянул Харборт. – Месяца два, три назад. С тех пор он здесь не появлялся.
   Франсуа медленно кивнул, давая понять, что верит трактирщику.
   – Нам нужна комната, – произнес он. – Если кому скажешь, что я здесь остановился, – и без того темные глаза Франсуа показались Харборту черными, – ты пожалеешь.
   – Сальвино де Мальвинор, мне не нужны неприятности, – глухо отозвался тот. – Можете жить, сколько вам будет угодно. Денег я с вас не возьму, даже не предлагайте. Я выделю вам лучшую комнату и еду. Если я что узнаю о Яне, я вам сообщу. И если вам понадобится что-то еще, стоит только сказать, я постараюсь вам помочь.
   Асканио кивнул и, взяв у трактирщика ключ, пошел в указанную комнату. Когда спутники остались одни, Джеральд тихо заметил:
   – Похоже, он тебя испугался.
   – Да, – самодовольно отозвался Асканио, – он помнит, что я знаю все его слабости. Многие из людей, которые пользовались моим посредничеством, предоставляют мне полезную информацию или же покровительство. Главное только правильно этим воспользоваться.
   Джеральд с восхищением оглядел спокойное лицо Франсуа и довольно подумал, что такой сильный противник находится на его стороне.

Глава 4
Тартуга

   На следующий день, поднимаясь по лестнице, Франсуа краем глаза заметил, что ему навстречу спускается человек. Не обращая внимания на незнакомца, Франсуа опустил глаза на старые железные ступени, боясь поскользнуться на крутой лестнице. Мужчина, спускающийся вниз, был не меньше Франсуа увлечен своими мыслями и стертыми ступеньками. Поравнявшись на лестничной площадке, мужчина неосторожно толкнул плечом Франсуа. Асканио замер и, машинально схватив незнакомца за запястье, заставил остановиться.
   Взглянув в лицо обидчика, Франсуа присвистнул от удивления. Перед ним стоял Конор. Конор тоже узнал его. Лицо разбойника мертвенно побледнело, плечи передернулись, а лоб покрыла испарина. Один миг враги стояли молча друг напротив друга. Один угрожающе, второй перепуганный до смерти.
   – Предатель, – первый произнес Асканио и, отпустив запястье Конора, схватил его за горло.
   Конор захрипел, стал дергаться, пытаясь разжать мертвую хватку, но стальные пальцы Сальвино де Мальвинора сжимали горло своей жертвы. В этот миг бок Франсуа прожгла острая боль. Он инстинктивно разжал руки, выпуская побелевшего Конора, и схватился за окровавленный бок. Круто обернувшись, Франсуа увидел женщину, нанесшую удар. Позади него стояла Кэти, осторожно вытирая кинжал о тряпку.
   – Хотел задушить меня, Асканио?! – злобно закричал Конор и со всей силы ударил своего врага. – Думал, что ты такой всемогущий и тебе все сойдет с рук?! – он нанес Франсуа новый удар, загоняя того в угол.
   В этот момент раздался выстрел. Конор, как ошпаренный, отскочил назад, Кэти испуганно завизжала. К ним поспешно поднимался Джеральд, перезаряжая оружие на ходу. Конору потребовалось меньше секунды, чтобы забыть обо всем и, бросив Кэти, опрометью броситься наутек. Кэти побежала следом, громко ударяя каблуками о покатые ступени. Джеральд подбежал к Франсуа, желая помочь, но тот жестом остановил его.
   – Иди за ними. Узнай о планах Яна, – быстро приказал он, прижимая руку к кровоточащей ране.
   Джеральд не заставил себя ждать и бросился в погоню за врагами. Тяжело дыша, зажимая ранение, Франсуа направился к себе в комнату. Каждая новая ступень наверх давалась ему с трудом. Даже малый шаг отдавался болью в ране. Закусив губу и стараясь дышать ровно, Франсуа с немалым трудом преодолел крутую лестницу. Опираясь о стену, он добрался до двери своей спальни. Громко выдохнув, он отпер дверь и повалился на стул.
   Джеральд резко распахнул дверь и очутился в комнате, где надеялся застать Конора. Зато вместо разбойника он увидел Кэти, пытающуюся сбежать через окно. В два шага миновав расстояние, разделяющее его с сообщницей Яна, Джеральд наставил на женщину черное дуло пистолета.
   – Где Ян? – жестко спросил он.
   Кэти презрительно засмеялась. Но, увидев в глазах противника только ненависть и решительность, вся съежилась и села на подоконник.
   – Я не знаю, – отозвалась она. – Я не видела его с тех пор, как он отправился на остров.
   – Он прибудет на Тартугу?
   – Нет! – громко и спокойно произнес Конор, входя в комнату.
   Джеральд обернулся. В этот же миг Кэти и Конор одновременно бросились на своего врага. Кэти выбила пистолет, Конор скрутил ему руки.
   Неожиданно в комнату вбежал хозяин паба и еще трое мужчин, каждый из них держал наготове оружие. Испуганно вскрикнув, Кэти выпрыгнула в распахнутое окно. Конор выдавил проклятие и последовал примеру Кэти. Люди подбежали к окну и стали стрелять, но преступники уже успели скрыться в узких улочках Тартуги. Поднявшись на ноги, Джеральд угрюмо посмотрел на подоспевшую помощь.
   – Почему вы их не убили? – хмуро спросил он.
   – Если вернется Ян, он мне голову снимет за Кэти, – отозвался хозяин. – Я помог вам, ведь вы – друг Сальвино де Мальвинора. Но убивать приближенных Яна я не намерен.
   – Вам что-то известно о Яне? – с надеждой спросил Джеральд.
   – Я же говорил, что нет. Кэти и этот пират с ней сами не знают, что с их капитаном. Когда они оказались на Тартуге, они надеялись узнать о нем.
   Джеральд кивнул и быстро направился к Франсуа. С помощью расторопного трактирщика рану Франсуа промыли и перевязали. Через час, когда Джеральд и Асканио остались одни, Франсуа тихо произнес:
   – Сегодня прибыл корабль, говорят, что он проходил мимо острова, где пришвартовалась «Победа». Вечером я пообщаюсь с матросами. Джеральд, будь рядом, но не выдавай себя.
   Этим же вечером Франсуа сидел в одном из многочисленных трактиров в порту и наливал в кружки пенящийся эль. Поставив кружки на стол, за которым сидели трое уже подвыпивших пиратов, он объявил:
   – Лучший эль для моих друзей!
   Пираты мгновенно осушили чарки. Франсуа принес еще по порции, а чуть позже еще по две. Через некоторое время он поставил на стол бутылку рома, и матросы поспешили к ней приложиться. Когда от выпитого помутился ум и развязались языки, Сальвино де Мальвинор стал с интересом выслушивать сплетни и совершенно не интересные ему события. Несколько раз он заказывал еще выпивку, пару раз с заговорщическим видом говорил что-то сам. Так или иначе, но к полуночи он уже стал своим человеком в небольшой компании.
   – Интересно, – невзначай заметил Франсуа, – а как там дела у Яна? Говорят, его любимая «Победа» разбита в щепки.
   – Разбита?! – негодующе закричал один из корсаров. – Корабль в идеальном состоянии!
   – А я не верю, я сам видел, как ее громили, – зевнул Асканио.
   – Тысяча чертей, это полная чушь! – запротестовал корсар. – Мы останавливались возле этого острова. Наш капитан долго беседовал с Яном, прежде чем отправиться сюда. Я видел своими глазами «Победу» и говорю, что корабль исправен! – он с силой ударил кулаком по столу.
   – Возможно, «Победа» и готова к плаванью, но Ян не станет совершать на ней набегов, – убежденно произнес Франсуа. – Он наверняка поплывет на Тартугу, ведь у него и команды-то не осталось.
   – Часть наших перешла на «Победу», – поморщился второй разбойник. – Они получили свою долю от нашего капитана и ушли к Яну. Людей на «Победе» хватает.
   – И на Тартугу Ян не поплывет! – с уверенностью заверил первый.
   – Мы не знаем наверняка, – попытался успокоить его другой.
   – А я говорю, не поплывет! – закричал тот. – Я слышал его разговор, он наметил большой план!
   – Но для этого плана ему нужны люди, – протянул Франсуа, незаметным движением пододвигая к говорившему бутыль.
   Сделав несколько глотков, пират громко заговорил:
   – У него есть люди, он не поплывет на Тартугу! Говорю тебе, или ты мне не веришь, старый черт?!
   – Конечно, верю, – зевнул Франсуа и глотнул из той же бутыли.
   – Он направится в Лондон, – прошептал пират, наклоняясь к Франсуа, и поманил его ближе. – Ян намерен осуществить грандиозный план, разумеется, ему потребуются смелые молодцы, как я.
   – Но это произойдет позже, – отозвался второй. – Сейчас ему нужны лишь немногие. А когда начнется настоящая схватка, мы все пойдем к нему.
   – Клянусь «Победой» я буду на его стороне! Он обещал деньги, много денег. Я не упущу шанс наняться к нему!!
   – И что же это за грандиозный план?
   – Скоро сам узнаешь, – загадочно улыбнулся самый молодой корсар.
   Франсуа пытался выпытать еще хоть что-то, но разговор непременно заходил в тупик. Франсуа изрядно потратился на спиртное в этот вечер и угостил еще несколько шумных компаний, но не услышал больше ничего стоящего. Распрощавшись с очередной группой корсаров, он вышел на улицу. Когда к нему подошел Джеральд, Франсуа произнес:
   – Мы возвращаемся в Англию.
   – Но ведь план был другой! Мы должны дождаться Яна и убить его.
   – Ян не появится. Он отправится в Лондон. У него есть план, сейчас о нем говорят все, но никто и намека не дает, что это за план. «Победа» исправна и людей у него хватает, ты слышал. Так скажи, зачем ему плыть сюда?
   Джеральд пожал плечами. Франсуа вздохнул и пошел вперед. Было решено, что они покинут Тартугу утром.

Глава 5
По пути к Лондону

   На следующие утро, как и было запланировано, Джеральд и Франсуа покинули пиратский порт. Трактирщик, у которого остановились друзья, предоставил им коней, и вскоре они уже мчались по пыльной дороге. В дне пути от Тартуги находился небольшой городок с широким пирсом и оснащенным портом. В этот город редко заходили торговые корабли, опасаясь близости с Тартугой, зато суда с путешественниками здесь бывали.
   Когда ленивое солнце медленно приближалось к горизонту, а на темном небосводе стали проступать алые блики, друзья въехали в город. Дорога к порту проходила через весь городок. Медленно проезжая по ней, Франсуа заметил, что жители быстро отводят от них глаза, а мамаши стараются подхватить детей на руки и спрятаться в домах. Мужчины смотрели на них враждебно, кто-то громко выругался в адрес чужаков. Тишина города и неприветливые лица наводили на самые мрачные мысли.
   – Джеральд, что здесь происходит? – тихо спросил Франсуа.
   – Этот город находится рядом с Тартугой, в порт иногда прибывают корабли с ценным грузом или деньгами, – он усмехнулся. – Как ты понимаешь, пираты частенько наведываются сюда поживиться.
   – Ты участвовал в набегах?
   Джеральд пожал плечами.
   – Пару раз, но это было давно. Года три назад.
   – Понятно. Надвинь шляпу и не высовывайся, если что, говорить буду я.
   Джеральд не стал спорить и покорно надвинул шляпу. Когда спутники добрались до порта, Джеральд остался с лошадьми, а Франсуа направился к готовящемуся к скорому отплытию барку. На торговый корабль негры грузили бочки с пряностями и тюки с тканями. По трапу то и дело ходили люди. Оглядевшись по сторонам, Франсуа поднялся на барк. К нему тут же подошел матрос и осведомился, чем может помочь. Асканио сказал, что хочет видеть капитана. Вскоре подошел и сам капитан.
   – Сэр, – вежливо начал Франсуа, – скажите, куда вы направляетесь?
   – В Англию.
   – Сэр, мне и моему другу с вами по пути. Могли бы вы взять нас, мы заплатим, сколько вы посчитаете нужным.
   – У меня нет свободных кают, – с досадой произнес капитан, который явно был не прочь поживиться.
   – Мы готовы провести две ночи в общем трюме.
   – Вот еще, – поморщился капитан. – Вы мне заплатите, а я вас повезу, будто вы груз. Нет! Знаете, сэр, завтра на рассвете будет отчаливать вон тот бриг. Он тоже принадлежит мне, я поговорю о вас. Завтра утром вы поплывете со всеми удобствами. Ну что, по рукам?
   Франсуа вежливо улыбнулся и протянул руку. Барк отчалил через час, и Джеральд с Франсуа проводили его долгими тусклыми взглядами. Они теряли впустую целую ночь. Джеральд тяжело вздохнул и поежился от ночной прохлады. С моря подул холодный ветер. Франсуа плотнее укутался в плащ. Они сидели на лавке недалеко от пристани. Франсуа хотел остаться на ночь в гостинице, но капитан заломил такую цену за их проезд, что от этой мысли пришлось отказаться. Поэтому им грозило провести ночь на улице, страдая от холодного ветра и любуясь бликами луны в трепещущем море.
   Они просидели около часа, и Джеральд уже начал клевать носом, как к спутникам подошел жандарм. Джеральд проснулся тут же и, низко опустив голову, ссутулился. Сальвино де Мальвинор, напротив, расправил озябшую спину и открыто улыбнулся.
   – Добрый вечер, – приветливо произнес Франсуа, изучая темными глазами лицо подошедшего.
   – Что вы делаете в порту? – резковато спросил тот.
   – Мы отплываем на рассвете, а сейчас наслаждаемся ночным воздухом, – мечтательно вздохнул Франсуа, и лицо его приобрело выражение задумчивости. – Мы – художники, люди искусства, мы умеем ценить красоту природы. Я предпочитаю любоваться морем, чем провести ночь в душной гостинице, с ужасными соседями. Посмотрите, например, какими красками играет луна в темной воде.
   Жандарм поморщился и перевел взгляд на напряженного Джеральда.
   – Как вас зовут? – более доброжелательно спросил он. – Вы уж извините меня за расспросы, но в порту часто появляются пираты. Приходится быть осторожным.
   – Конечно, я вас понимаю, – отозвался Франсуа. – Я – Асканио, а это мой друг Паоло. Мы писали здесь картины, а завтра возвращаемся в Англию. К сожалению, моя творческая натура не выносит долгих задержек на одном месте.
   – А можно посмотреть на картины? – уже по-дружески и с любопытством спросил тот.
   – Конечно, – напряженно произнес Франсуа, быстро прокручивая в голове все возможные варианты. – Оставайтесь с моим другом, я вынесу вам полотно.
   – Зачем такие сложности? – изумился тот. – Пойдемте вместе, там все и покажете. Я, признаться, любитель живописи.
   Сальвино де Мальвинор заставил себя говорить спокойно и безразлично:
   – Понимаете, мы очень бедны. Я не хочу, чтобы вы видели нашу мастерскую, иначе мне будет крайне неловко и стыдно. Лучше подождите здесь, с Паоло, а я схожу за полотнами. Я вынесу вам самые лучшие, обещаю. Но прошу, подождите здесь, не заставляйте меня страдать от нашей бедноты еще больше. Я этого не вынесу, – он горько вздохнул.
   Солдат поспешно согласился. Джеральд сглотнул, перспектива остаться наедине с жандармом ему вовсе не улыбалась. Сказав еще несколько слов, Франсуа ушел. Солдат присел на скамью рядом с Джеральдом, оба молчали. Понимая, что нужно заполнить паузу, Джеральд поинтересовался, как обстоят дела с набегами на порт. Он угадал с вопросом, солдат заговорил на свою любимую тему, и остановить его было уже не так-то просто.
   Франсуа тем временем зашел в ближайшую гостиницу и быстро огляделся по сторонам. На стене холла висела яркая картина в тяжелой раме. В помещении никого не было. Франсуа поспешно снял картину и начал осторожно вынимать полотно из рамы. В этот момент за его спиной кто-то громко кашлянул. Франсуа оглянулся и быстро пояснил:
   – Я автор этого полотна, я увидел в нем погрешности. Клянусь вам, что я исправлю их и тут же верну картину.
   Не дав собеседнику опомниться, Франсуа подхватил полотно и выскочил на улицу. Через несколько минут он уже стоял возле жандарма, демонстрируя ему яркий натюрморт с маками. Военный разочарованно вздохнул. Асканио поспешил пояснить:
   – Это лучшая из работ. Я не принес остальные, они еще не доделаны и плохи.
   – Да и эта – не шедевр, – с тоской протянул жандарм и поднялся на ноги.
   Джеральд облегченно вздохнул. Помявшись на месте и сказав еще пару слов о картине, солдат ушел. Франсуа не медля направился к гостиной, возвращать полотно. К этому времени в холле гостиной собрались люди, обсуждая наглую кражу полотна. Вернув картину и наболтав всякой ерунды о неожиданном просветлении и минутном порыве, Франсуа покинул гостиницу.
   Усевшись на лавочку рядом с другом, Сальвино де Мальвинор перевел дыхание. Несколько минут они сидели молча, наконец заговорил Джеральд:
   – Ловко ты это провернул.
   – Нет, – прервал тот. – Коряво и непродуманно. Чем быстрее мы уберемся отсюда, тем лучше. Не хватало еще, чтобы люди из гостиницы разболтали всем о ночном инциденте.
   Он замолчал, Джеральд повел озябшими плечами. С моря дул прохладный ветер, трепля волосы и поглаживая обветренные щеки. Устремив черные глаза на море, Франсуа задумчиво произнес:
   – Я боюсь, что Ян прибудет в Лондон раньше нас. И еще я думаю, что за грандиозный план он затеял, о котором все говорят. Что бы это ни было, нам ничего хорошего это не предвещает. – Он вздохнул и потер раненый бок.
   Наутро спутники покинули порт без всяких происшествий.

Глава 6
Пересуды

   Прошло чуть больше недели, как переехали Вэндэры, а между жителями тихой и спокойной деревушки уже бушевали сплетни. Пожилые люди с опаской поглядывали на своих новых соседей, а если случайно встречали их на улице, старались опустить глаза и как можно быстрее уйти в другую сторону. Так или иначе, Сесилия, Патрик, Кристофер и Эдуард с Эльзой получили пусть не большую, но передышку и на короткое время были предоставлены сами себе.
   Эльза готовила еду, убиралась в доме, в то время как Вэндэры и Кристофер неустанно упражнялись. Иногда Эльза не понимала, зачем ее друзья так себя выматывают тренировками. Частенько, сидя вместе за ужином, они со страхом вспоминали злоключения на острове и пребывание на «Победе». Обычно после таких воспоминаний следовали новые тренировки, пока все четверо не падали от усталости с ног. Эльза пыталась переводить разговоры на другие темы, и иногда ей это удавалось. Но потом, когда она удалялась в другую комнату, разговоры возобновлялись, а она чувствовала себя глупо. Оставаясь одна, Эльза ощущала себя совершенно разбитой и уставшей от такой жизни. Напряженное ожидание и мрачные беседы действовали ей на нервы больше, чем она того хотела. Желая хоть немного разнообразить свое время, она попыталась завести разговор с соседями. Но все жители деревни дали ей ясно понять, что не желают иметь с ней ничего общего. Да и что спорить, все они, поселившиеся в доме с привидениями были явно чужими для этой тихой до недавнего времени деревушки.

   Пожилая дама неодобрительно вздохнула и проводила молодую рыжеволосую женщину долгим осуждающим взглядом. Она сидела на своей уютной небольшой веранде и с любопытством наблюдала за быстрой походкой незнакомки. Наблюдать за чужаками ей было интересней, чем вновь смотреть на увядающие розы и портить глаза над глупой книжкой. Неожиданно слабые глаза дамы заметили, что к ней спешит ее старая подруга, деловито переставляя трость по узкой тропинке. Дождавшись, когда та зайдет во двор и сядет рядом с ней на надломанную скамейку, хозяйка дома неспешно вздохнула. Однако гостья молчать не собиралась. Негодующе ударив тростью о землю, она быстро заговорила:
   – Ты знаешь людей, которые поселились в доме с привидениями?
   – Я их вижу почти каждый день, – пожала плечами ее подруга. – Только что эта молодая рыжеволосая женщина прошла здесь. Согласись, она слишком быстро ходит для нашей размеренной жизни…
   – Бесстыдница! – перебила гостья. – Видела ее космы?! Обрезаны чуть ли не по плечи! А ее руки? Запястье вечно чем-то перемотано. Фи! А эта, вторая дама, Эльза, кажется, тоже хороша. Хотела втереться ко мне в доверие, пирожки предлагала. Но я ее сразу раскусила. Я ей прямо сказала, что в нашей деревне их видеть не рады! И чем быстрее они уберутся отсюда, тем лучше.
   – Почему ты так злишься, Клара?
   – Ее муж убил мою курочку!
   – Что? – опешила ее собеседница. – Это же неслыханно. Как же так получилось?
   – Да, да, – быстро закивала Клара. – Трое мужчин и эта гадкая женщина поставили возле своего дома мишень и стали в нее стрелять. Ты представляешь? Стрелять, здесь! В нашей тихой деревушке, где никогда не происходило ничего противозаконного. Только подумай, они стреляли! Столько шуму подняли. Вот мои курочки и разбежались, а этот господин промахнулся и подстрелил мою любимицу.
   – Бедняжка, – искренне посочувствовала подруга.
   – Правда, потом они долго извинялись и заплатили мне за курицу, но это не интересно. Самое главное, что они застрелили мою любимую птицу!
   – Думаю, это вышло случайно, – слегка улыбнулась пожилая дама.
   – А вчера, ты слышала? Конечно, нет, ты же живешь далеко, – сама себе ответила сплетница, уже забыв о курице. – Эти люди пошли в лес, думали, их никто не видит. Но я-то их видела! Я следила за ними, они мне с самого начала не понравились. Так вот, в лесу они достали шпаги, клинки и стали драться. Ты представляешь? Вот ужас. Но это не всё, дралась рыжеволосая женщина. Да, да, и похлеще мужчин.
   Подруга обомлела, не в силах ответить. Гостья довольно кивнула и, выдержав эффектную паузу, продолжила:
   – Это не всё. – Она довольно потерла руки, уже давно ей не приходилось рассказывать такие интересные и невероятные сплетни. – Ты знаешь, что дорога возле дома с привидениями дает развилку. Одна идет из деревни, а вторая к дому. Знаешь, что этот худой мужчина в очках сделал? Кажется, он медик. Он привязал один конец тонкой веревки на край поворота к дому, а второй протянул в сам дом. Там он сделал что-то вроде звонка. Если по дороге поедут к дому, то обязательно заденут веревку. Тогда она задрожит на другом конце, а там, я уверена, прикреплен колокольчик.
   – Странные люди, – протянула собеседница. – Зачем им все это?
   – Вот-вот. И я о том же. Я бы поняла все, но стрелять…
   – Может, они охотники?
   – А рыжая девица? Нет, здесь явно что-то не так. Это, конечно, не мое дело, но я выясню правду до конца.
   – Может быть, Клара, это действительно не твое дело, – задумчиво протянула пожилая дама.
   – Ну уж нет. Раз они поселились здесь, так я должна знать о них все!
   Хозяйка дома недовольно фыркнула и заговорила на совершенно другую тему.

Следующая ночь. Лондонский порт

   Уже давно стемнело, с моря подул холодный северный ветер. Люди стали кутаться в плащи, ветер пробирал до костей, вызывая крупную дрожь. Моряки поспешно поднимали паруса, ожидая ураган. На берегу поднялся густой белесый туман, увеличивая сырость и усиливая холод. Блеклая луна безучастно освещала пустые корабли в порту. Далекие звезды светили слабым, чужим белым сиянием, бросая на воду голубоватые блики. Волны слабо затрепетали, будто предупреждая задержавшихся путников о приближающейся опасности. Завыли собаки, сокрушаясь о чем-то и высказывая бесстрастной луне свои худшие страхи.
   Послышался плеск воды, и большой военный корабль бросил якорь. Возвышаясь черной скалой над другими судами, корабль ударился о пристань и замер, как по приказу. Вскоре спустили трап, и по нему величественной походкой непризнанного короля начал сходить высокий японец.
   На новоприбывший корабль тут же обратили внимание, и двое дежурных солдат поспешили к нему. Капитан корабля стоял на месте, скрестив руки, ожидая их. Когда двое молодых людей приблизились, один вежливо произнес:
   – Сэр, представьтесь, пожалуйста, и скажите название корабля, я должен внести вас в книгу записей.
   Японец хищно улыбнулся, правая рука его потянулась за спину. В этот же миг блеснула сталь отполированных клинков. Брызнула алая кровь, обагряя пирс. Солдаты не успели и вскрикнуть, как были убиты. Капитан сел на корточки и обтер острый клинок об одежду убитых.
   – Корабль – «Победа», – тихо произнес он, – а мое имя – Ян.
   – Сэр Ян! – закричал один из пиратов, сбегая по трапу и доставая оружие. – Смотрите!
   Ян спокойно поднял узкие жестокие глаза. В этих холодных, как лютый мороз, глазах проступала насмешка и превосходство. Увидев смерть своих сослуживцев, к грозному капитану бежали еще трое солдат. Ян перешагнул через тело убитого юноши и достал две изогнутые сабли. Меньше чем через минуту еще трое были убиты.
   – Сойти с корабля! – приказал Ян своей команде, толпившейся на «Победе».
   Достав из кармана сложенное письмо, капитан развернул его и быстро прочел. К нему подошел Ардан, Ян заговорил:
   – Они должны были подготовить пять боевых кораблей, – он обвел взглядом порт и жестом указал на готовые к отплытию суда. – В письме говорится, что на посадку придут в пять утра. Сейчас полночь. Возьмешь всех людей, кто только есть, и отправишься на Тартугу набирать команду. Бери эти пять кораблей и «Победу». На Тартуге набирай команды, жди моего возвращения.
   – Сэр, а как же вы?
   – Со мной отправится Тибо и еще шестеро ребят. Позови их сюда. Когда с нашими врагами будет покончено, мы присоединимся к вам на Тартуге, захватив с собой еще один корабль.
   В это время уже все пираты были на берегу. Отдав краткие и четкие указания, Ян стал наблюдать, как отплывают в море сначала «Победа», а затем и английские суда. В тот момент, когда из порта выходил второй фрегат, послышались угрожающие голоса. Капитан «Победы» обернулся. Дюжина мужчин с решительным видом спешили к разбойникам. В эту минуту отчалили следующие два брига. Солдаты прицелились в пиратов на корабле и по команде открыли огонь. Один из разбойников, находившихся на бриге, свалился замертво.
   – Наш черед, – зловеще произнес Ян, резко выхватывая две сабли и ловко вращая их в руке. – Развлечемся.
   Оставшиеся на берегу разбойники столь же стремительно, как и их командир, достали оружие и бросились на врагов. Солдаты выстрелили.
   Была глубокая темная ночь, густой туман, а корсары двигались столь быстро, что лишь одна из пуль достигла намеченной цели. Зато выстрелы разбойников, острая, как бритва, сталь и неукротимый, как ураган, поток ненависти обрушился на молодых охранников порта всей своей мощью. В несколько минут были убиты все. Вытирая оружие от еще теплой крови, капитан спокойно наблюдал, как отчалил последний захваченный корабль. На щеке его поблескивала черная капля чужой крови. Наступила гробовая, неестественная тишина. Проводив скрывающееся в ночном тумане судно взглядом, Ян повернулся к своим сообщникам и заговорил. Его голос, приглушенный и спокойный, звучал опасно и зло, слова были пропитаны ядом. Каждый из пиратов знал, что этот шипящий тон главаря означает смерть любому, кто встанет у него на пути.
   – …и все наши враги пожалеют, что посмели нам помешать! – закончил он свою грозную речь.

Глава 7
Приближение опасности

   Следующим вечером в лондонскому порту пристал пассажирский бриг. Сойдя на берег, Франсуа и Джеральд пораженно огляделись по сторонам. Кораблей было меньше, чем обычно, и это выглядело по меньшей мере странным. По всему порту были рассредоточены солдаты, каждого человека, вызывавшего хоть каплю подозрений, останавливали и расспрашивали. Некоторые из трактиров, где собиралась темная публика, были закрыты, а на дверях висели замки. Франсуа присвистнул и, надвинув на глаза дорогую черную шляпу, медленно двинулся вперед. Джеральд не отставал ни на шаг.
   Добравшись до «Веселой Кружки» без всяких происшествий, Франсуа с облегчением заметил, что трактир открыт. Быстро зайдя внутрь, друзья в недоумении остановились. Всегда шумное место, центр матросских гуляний, сейчас было совершенно пустым и тихим. Не было ни одного посетителя, ни одного праздного завсегдатая. Хозяин трактира с молчаливой ненавистью покосился на вошедших. Джеральд поспешил положить руку на эфес шпаги, готовясь к худшему. Франсуа попытался говорить спокойно, но напряжение, сквозившее в его голосе, было невозможно скрыть:
   – Что произошло за несколько дней, пока меня не было?
   – Уходи, – зло выдавил трактирщик.
   – Что случилось? – более требовательно произнес Франсуа.
   Хозяин выдохнул и сквозь зубы процедил:
   – Вчера ночью прибыл Ян. Он захватил пять лучших боевых кораблей. Он убил больше двадцати человек, затем стал обходить все трактиры в порту. Он набирал себе команду и искал тебя, Сальвино де Мальвинор. Когда он узнал, что ты жил в моем заведении, он пришел сюда… Он убил тех людей, которые пытались выгородить тебя. Остальные примкнули к нему. Узнав, что тебя здесь нет, он ушел. – После небольшой тягостной паузы трактирщик продолжил: – Сегодня утром ко мне явились законники. И арестовали тех, кто не ушел с Яном или же не сбежал ночью. Двух моих знакомых, которые держали в порту пабы, арестовали, еще четверо закрыли свои заведения.
   – После всего, что ты мне рассказал, мы не можем уйти. Сейчас уже ночь, – внезапно осипшим голосом произнес Франсуа, которого пробрал озноб.
   – Убирайся, Сальвино де Мальвинор.
   – Прошу, по старой дружбе. Я и мой друг не задержимся дольше. Одна ночь, все, что я прошу.
   – Ладно, – скрепя сердце отозвался трактирщик. – Но только одна ночь.
   Джеральд облегченно вздохнул и разжал побелевшие от напряжения пальцы, выпуская рукоять шпаги. Очутившись в комнате, он быстро заговорил:
   – Нам нужно отправляться на помощь к Рыжей. Нельзя ждать утра.
   – Нет, – прервал Франсуа. – Сейчас нельзя, нас могут арестовать в порту, и тогда мы точно никому не поможем. Надо дождаться рассвета.
   Джеральд замолчал и, усевшись напротив окна, стал нетерпеливо барабанить пальцами по подоконнику. Франсуа покосился на спутника и прилег на маленький диван, постаравшись забыться сном.
   Наблюдая за действиями Асканио, Джеральд досадливо фыркнул. Его раздражало бездействие этого расчетливого авантюриста. Стараясь успокоиться и не злиться на спутника, он стал наблюдать за происходящим в порту. Вот солдаты подозвали женщину, вот люди стали торопливо спускаться с подошедшего брига, вот трое мужчин приближаются к «Веселой Кружке». Стоп. Что это за люди и почему идут в трактир, куда остальные боятся даже заглянуть? Джеральд подался вперед и попытался всмотреться в темные фигуры. Спокойная, отчетливая и точная догадка возникла в его уме. Быстро встав с места, Джеральд резко толкнул Франсуа и произнес:
   – Нужно немедленно уходить. Сюда идут люди Яна.
   Франсуа пробудился мгновенно и подбежал к окну. Люди уже входили в «Веселую Кружку».
   – Выберемся через окно, – скомандовал Джеральд. – Спустимся вниз по водостоку.
   Франсуа кивнул и поспешил исполнить предложенный план. На лестнице послышались шаги. Джеральд быстро вылез через окно и начал спускаться следом за Франсуа. Было слышно, что дверь в их комнату открылась. Франсуа спрыгнул на землю и начал отвязывать двух чужих коней. В комнате раздались проклятья и брань. Джеральд поспешно спустился и вскочил на скакуна. Из слабо освященной комнаты, где еще минуту назад спал Асканио, выглянул пират. Увидев, что враги скачут прочь от трактира, да еще на их лошадях, он громко закричал, как вдруг заметил рядом с трактиром группу солдат. Выругавшись, он поспешно отпрянул от окна и, обернувшись к своим союзникам, приказал:
   – В погоню.

Тихая деревушка

   Стояла глубокая летняя ночь. Слабый ветер колебал листья на деревьях, ночные кузнечики мирно стрекотали свою песню. В небольшой деревне, где никогда ничего не случалось, все спали мирным крепким сном. Небольшие, но аккуратные дома покоились в своих цветистых палисадниках, как в уютных норках. Тусклые звездочки освещали зеленый луг приглушенным сиянием, голубые колокольчики слегка колыхались от теплого ветерка. Казалось, что этот уголок мира и спокойствие – настоящий рай.
   Вдруг ночной покой нарушило дикое конское ржание. Беспокойно замолкли кузнечики, в одном из домов проснулась пожилая пара. Землю сотряс приближающийся быстрый конский топот. Голубые колокольчики задрожали, и один из цветков сбросил яркий бутон. Еще раз заржал конь, будто срывая занавес и показывая истинную картину.
   Быстро втягивая воздух, на вороном жеребце, нещадно подгоняя его, несся Ян. Чуть позади него столь же стремительно неслись еще девять пиратов. Каждый из них предвкушал скорую битву, глаза каждого светились непримиримой враждой и жаждой мести. Все они желали крови своих врагов. Ян растянул губы в змеиной улыбке и вонзил шпоры в бока вороного жеребца.
   Вскоре капитан натянул вожжи и остановился возле одного из домов. Остальные последовали его примеру. Спрыгнув на землю, Ян направился к дому. Остановившись, он несколько раз ударил в дверь ногой. От тяжелых сапог дверь жалобно задрожала. В доме послышалось шевеление, шаркающие шаги, и через минуту на улицу выглянула пожилая дама в наспех завязанном халате. Ян смерил ее холодным презрительным взглядом. От вида ночного гостя дама вскрикнула и с ужасом уставилась на сабли, закрепленные на спине капитана.
   – Скажите, – приказал Ян своим ледяным голосом, – поселились ли здесь новые люди?
   – Да, – прошептала дама, не отрывая глаз от сабель.
   – Кто и где? – потребовал Ян ответа.
   – Трое мужчин и две женщины. В доме возле леса, он отдален от деревни. Возле дома развилка, к нему идет отдельная дорога.
   – Эти люди вели себя странно?
   – Да, очень, – запальчиво закивала женщина. – Мужчина убил мою любимую курочку, а эта женщина просто ужасна. Ее волосы обрезаны по плечи, она ни разу не улыбнулась мне, странно разговаривает и, – она понизила голос, – носит оружие. Эти люди фехтовали в лесу. Я видела, как эта дама тоже принимала в этом участие. Представляете, женщина фехтовала!
   – Рыжая, – кровожадно улыбнулся Ян, – ты никогда не умела скрывать свою настоящую сущность.
   Резко повернувшись и вскочив на своего черного как ночь коня, Ян направил его к указанному дому. Свернув на развилке, капитан не заметил, как его скакун, а затем и все остальные задели тонкую веревку.

Глава 8
Прибытие Яна

   Сесилия открыла глаза и посмотрела на бешено звонивший колокольчик. В этот же миг проснулся Патрик. Вскочив на ноги и на ходу натягивая одежду, Сесилия бросилась к окну. Рыжей Мэри потребовалось меньше мига, чтобы понять, кто скачет к их дому. Одной рукой закрепляя ремень со шпагой, другой засовывая за пояс пистолеты, она что было сил закричала:
   – Это Ян! Ян здесь!!!
   Патрик уже пристегивал оружие, Кристофер сбежал вниз по лестнице в полном обмундировании.
   – Мэри, уходите с Патом через черный вход, как мы планировали!
   – А ты и Эдуард с Эльзой?
   – Мы присоединимся к вам через минуту. Встретимся в лесу! Давай, уходи!
   Бросив на лучшего друга последний взгляд, Сесилия подхватила плащ и побежала к черному выходу. Патрик запрокинул за плечо уже приготовленный мешок с вещами и выбежал следом за женой. Кристофер закрепил на поясе оружие и побежал наверх к Леводам.
   – Эдуард, ты готов? – закричал он, вбегая в комнату.
   – Я останусь здесь, Крис, – спокойно произнес тот, закрепляя на ногах клинки.
   – Что?! – опешил доктор, оглядывая вооруженного до зубов Эдуарда.
   – Уходи, – скомандовал командор, – я остаюсь.
   – Ты понимаешь, что Ян скоро будет здесь?!!
   – Эльза хромает, может, ты забыл, что ей ногу прострелили. Мы не сможем далеко уйти! А если я останусь и буду защищать ее здесь, то дам вам время скрыться. Уходи, чего ты стоишь?! Беги!!!
   – Ты попрекал меня в трусости, на этот раз я не побегу, – бледный как мел, но с чувством собственного достоинства произнес Кристофер. – Я остаюсь с тобой.
   Эдуард благодарно улыбнулся и скомандовал:
   – Закрой и забаррикадируй черный выход, а я займусь парадным.
   Друзья поспешили спуститься вниз и начали возводить баррикады из мебели. Эльза в это время по приказу мужа закрылась в дальней комнате второго этажа и задвинула щеколду, готовясь к мучительному ожиданию.
   Не успел Эдуард задвинуть две мощных щеколды на дверях, ведущих к черному выходу, как в парадную дверь послышались глухие удары. Сэр Левод поспешил на помощь к Кристоферу. Заперев дверь, доктор придвигал к ней комод, Эдуард помог ему. В этот момент послышались удары и по черному входу. Эдуард сглотнул и, встав на первую ступень лестницы, взял в одну руку пистолет, а в другую шпагу. Кристофер поднялся на вторую ступень, вооружившись так же, как Эдуард.
   – Ты замок на двери закрыл? – сухо спросил сэр Левод, не сводя напряженных глаз с дрогнувшей двери.
   – Закрыл так, что, кроме меня, его никто не откроет, – отозвался опытный взломщик, но его губы побелели от напряжения.
   – Дверь выбьют, – глухо констатировал Эдуард.
   Будто в подтверждение его слов, дверь стали таранить чем-то тяжелым. Сэр Левод добела сжал кулак с длинной шпагой, Кристофер спустил предохранитель. Наступило напряженное ожидание. Миг – и черный вход, в который рвались столь же усердно, но дверь которого была не такой прочной, сдался. Дверь отлетела внутрь коридора, и в этот же момент трое разъяренных пиратов ворвались в дом.
   Кристофер и Эдуард выстрелили мгновенно, двое пиратов упали замертво. Третий бросился в атаку. Отбросив бесполезный пистолет, Эдуард начал отбивать яростные удары. Разбойник был сильнее и выше его, и казалось, еще миг, и сэр Левод проиграет. Раздался выстрел. Схватившись за окровавленный бок, корсар отшатнулся назад, в этот же момент сэр Левод нанес ему смертельный удар, и тот рухнул на пол.
   Оттирая соленый пот, Эдуард распрямил сильные плечи и подобрал в левую руку клинок убитого. В эту же секунду дубовая дверь сотряслась и с грохотом, не уступавшим пушкам «Победы», рухнула к ногам друзей. Тут же в дом ворвались пятеро вооруженных до зубов головорезов. Послышались выстрелы. Кристофер еле успел скрыться за выступом в стене. Эдуарду, который стоял ближе, повезло меньше, одна пуля прошла мимо, вторая угодила в правое плечо. Скрипнув зубами от жгучей и знакомой боли, сэр Левод кинулся в наступление. Четверо лучших разбойников, отобранных самим Яном, сейчас бились против Эдуарда, пятый сражался с Кристофером.
   Командор Левод бывал не в одной битве, он считался лучшим в сражении и славился безрассудной храбростью, однако он понимал, что проигрывает, понимали это и разбойники. Один раненый против четырех отборных бойцов, разве мог он надеяться на победу?
   – Эдуард, уходи оттуда! – закричал Кристофер, оглушая противника.
   Голос друга придал сил командору и, приложив все усилия, он увернулся от занесенной сабли и побежал вверх по лестнице. На лестничной площадке его уже ждал Кристофер. Передышка длилась несколько секунд, но и ее было достаточно, чтобы восстановить силы.
   Вновь завязалась драка. Но на этот раз Эдуард и Кристофер стояли на лестничной площадке, а их враги ниже по лестнице. Друзья имели преимущество и собирались воспользоваться им до конца. Через несколько минут отчаянной схватки, которая, как всем показалось, длилась не меньше часа, друзьям удалось убить двух врагов. Однако они сами были ранены и сильно измотаны.
   – Отходи наверх, – прохрипел Эдуард, тяжело дыша и откидывая своего врага назад.
   Кристофер не стал спорить и, увернувшись от предназначенного ему удара, побежал вверх по лестнице. Дав другу возможность подняться наверх, Эдуард, не опуская окровавленной шпаги и не поворачиваясь к врагам спиной, стал пятиться на второй этаж. Опять секундная передышка и снова битва. Силы друзей таяли на глазах, количество ран увеличивалось, верхняя одежда была обагрена кровью. На глаза скатывался соленый пот, вены на лице вздулись, от напряжения сводило мышцы. Стоя бок о бок, Кристофер и Эдуард одновременно поняли, что проиграли. Враги стали оттеснять их вглубь коридора.
   В этот момент дверь одной из спален отворилась, и бледная Эльза выглянула из комнаты. Не медля, Кристофер и сэр Левод повернулись спиной к врагам и бросились в спасительную комнату. Рядом с лицом доктора просвистел нож. Вскоре Эдуард и Крис уже задвигали на двери мощную щеколду. Оперевшись спинами о дверь, тяжело и хрипло дыша, они молча смотрели на бледную, как привидение, Эльзу. Дверь сотрясли удары. Эдуард и Кристофер подались вперед и, поменяв позу, подперли дверь плечами. Они смотрели друг на друга. Уставшие, раненые, покрытые соленым потом, в глазах их виднелось отчаяние и ожидание неминуемой гибели.
   – Эльза, здесь есть окно? – не оборачиваясь, спросил Эдуард.
   – Нет, – глухо отозвалась та.
   – Скверная комната, – проронил Крис, плотнее прижимаясь к двери.
   Наступила тишина, казалось, что можно услышать биение сердец, так громко и бешено они колотились. Эльза подошла к мужу и, положив свою тонкую руку на его окровавленное плечо, тихо спросила:
   – Это конец?
   Эдуард молча кивнул. Ожидание давалось тяжело. Сэр Левод и Кристофер боролись за тонкую перегородку дерева, отделяющую их от смерти. Очередной удар, они чуть не отлетели назад, но удержались и навалились всем весом. Щеколда выскочила, но поставить ее на место никто уже не пытался. Эльза стояла рядом с мужем. Бледная, напуганная, в ужасе глядя на дребезжащую дверь, она дрожала всем телом. Эдуард бросил на жену последний взгляд, посмотрел на доктора и прошептал:
   – Если мы будем стоять так, то потратим последние силы напрасно. Лучше встретить врага лицом к лицу.
   – Но это же конец, Эд, ты сам сказал, – пролепетала Эльза.
   – Пусть это и конец, но мы заберем с собой этих разбойников! – воскликнул Кристофер и в этот же момент отпрыгнул назад.
   Эдуард также отскочил в сторону. Дверь распахнулась, и в дверном проеме показались захватчики. Эдуард резко выкинул вперед руку с клинком. Нож рассек воздух и достиг цели. Осталось двое врагов. Противники закружились в бешеном танце.
   Неожиданно на первом этаже послышались голоса, на лестнице шум шагов и через миг в дверном проеме показались еще трое разбойников. Эдуард негодующе закричал, Кристофер выругался. Победа пиратов была очевидна как никогда, надежда умерла. Уже над головой Эдуарда заносилась сталь, уже избитый Кристофер лежал на полу, а к его горлу был приставлен нож, уже Эльза сжалась на полу и с ужасом смотрела, как на нее наводят пистолет.
   Но вдруг произошло невероятное. В комнату ворвались новые гости. Послышались выстрелы, поднялся дым, новые выстрелы, и все стихло. Кто-то выругался по-испански, и знакомый голос произнес:
   – Похоже, эти канальи, наши преследователи, обошли нас на дороге.
   – Франсуа? – слабо спросил Эдуард и, запрокинув голову назад, засмеялся.
   – Он самый, – отозвался Джеральд. – Смотрю, мы подоспели вовремя.
   – Минутой раньше было бы еще лучше, – простонал Кристофер, поднимаясь на локтях.
   Джеральд подошел к доктору и помог подняться ему на ноги. Франсуа тем временем раздобыл где-то бутылку вина и протянул Эльзе. Молодая женщина молча взяла бутыль и, сделав несколько глотков, закашлялась. На ее щеках проступил слабый румянец, глаза вновь ожили.
   – Так-то лучше, – улыбнулся Франсуа и помог встать Эдуарду.
   – Видели где-нибудь по близости Яна, Мэри или Патрика? – спросил Кристофер, уже немного придя в себя.
   – Нет, – отозвался Джеральд. – Зато вся деревня не спит. Вы своими криками и стрельбой всех подняли. Люди закрылись в домах, зажгли свет и каждый в окошко хочет увидеть, что происходит здесь, – он улыбнулся.
   Эдуард стянул пропитанную кровью и потом сорочку и отшвырнул ее в сторону, облокотясь о холодную стену. Помолчав, он произнес:
   – Сейчас передохнем и нужно выезжать в Лондон. Нельзя терять ни минуты, я должен переговорить с полковником Штефардом.
   – А как же Сесилия? – тихо спросила его жена, наконец обретя дар речи.
   – Патрик и Рыжая Мэри достаточно умны и сильны, чтобы самостоятельно за себя постоять. К тому же мы даже не знаем, где они. – Сэр Левод перевел дыхание.
   – Эдуард, но ведь они пошли в лес и наверняка ждут нас, – вмешался Кристофер. – Нельзя их бросать.
   – Крис, посмотри на себя, – отозвался тот. – Ты на ногах с трудом держишься, куда тебе еще сражаться? От нас живых будет больше пользы, чем от мертвых.
   – Твоя взяла, – отозвался Кристофер, обессиленно падая на пол.
   – Зачем тебе к Штефарду? – спросил Франсуа.
   – Хочу объявить охоту на Яна, – решительно произнес сэр Левод.

Глава 9
Ночь в трактире

   Пригибаясь к кустам и почти не дыша, Сесилия и Патрик пробрались к месту, где договорились встретиться с Кристофером, Эдуардом и Эльзой. Они замерли и стали ждать. Ожидание затягивалось. Сесилия посмотрела на мужа, тот пожал плечами. Они остались на месте, но никто так и не пришел. Сесилия нетерпеливо оглянулась назад, никого.
   Неожиданно раздалось ржание, и они услышали тихий конский топот. Рыжая Мэри прижала ветки кустов и скосила глаза. В десяти шагах от них на лесной прогалине, освещенной луной, на вороном жеребце возвышался Ян. Рядом с ним стоял еще один конь с всадником. Ян обратился к своему спутнику:
   – Теперь, Тибо, мы можем беспрепятственно похитить девчонку Рыжей Мэри. Ты знаешь, куда мы поедем, и никто, даже сама Рыжая, нас не остановит.
   Капитан сухо рассмеялся и, пришпорив коня, скрылся в сумраке ночного леса. Сесилия до боли сжала кулак. Глаза ее вспыхнули недобрым огнем, рот искривила опасная усмешка вражды.
   – Мы не позволим этого, – решительно произнес Патрик, провожая врагов хмурым взглядом.
   Рыжая Мэри кивнула и, не произнося ни слова, начала пробираться в сторону соседского дома. Вскоре Патрик и Сесилия беспрепятственно дошли до конюшни, принадлежавшей одному из соседей. Патрик недоверчиво покосился на жену.
   – Ты что, предлагаешь красть лошадей?
   – А ты намерен опередить Яна пешком?
   Патрик вызывающе улыбнулся и первым зашел в конюшню. Сесилия бесшумно скользнула следом.
   Когда Вэндэры скрылись в небольшом сарае, из полумрака деревьев показался Ян. Его змеиное лицо светилось коварным удовлетворением.
   – Замечательно, – произнес он. – Они сами мне покажут, где их дочь, а потом я покончу с ними.
   Привыкнув к темноте, Патрик и Сесилия подошли к стойлам. Увидев незнакомцев, кони недовольно заржали, стали бить копытами, один из скакунов встал на дыбы. Рыжая Мэри стала тихо приговаривать и, медленно приблизившись к одному из жеребцов, начала развязывать его. Патрик тем временем подготавливал седла и сбрую. Через двадцать минут два молодых жеребца были готовы к долгому путешествию. Взяв рысаков под уздцы, Рыжая Мэри с искусством профессионального конокрада покинула конюшню. Кони послушно следовали за ней, не делая больше попыток вырваться или заржать. Но не успела она ступить и двух шагов, как из рядом стоящего дома выскочил мужчина в халате, спальном колпаке и домашних туфлях. В руках он сжимал ружье. Увидев двух воров, разгневанный хозяин лошадей негодующе закричал:
   – Украсть моих породистых решили?! Не выйдет! А ну, вы двое, немедленно отпустите коней! – С этими словами он многозначительно выставил вперед ружье.
   – Сэр, – спокойно и даже вызывающе заговорила Сесилия, – мы возьмем ваших лошадей, а вы можете взять наших. Мы живем в доме с привидениями, рядом стоит загон. Там замечательные рысаки. Вы можете забрать их всех.
   – Если, конечно, они будут живы после набега пиратов, – шепотом добавил Патрик ей на ухо.
   – Громче говори! – закричал мужчина, делая шаг вперед и крепче сжимая ружье.
   – Дайте нам уйти, – требовательно произнес Патрик, – поверьте, если мы не успеем скрыться, хуже будет только вам.
   – Это почему же? – вскинул бровь мужчина.
   – Потому что тогда нас нагонит Ян, – сухо отозвалась Сесилия. – И если мы не уберемся отсюда, вы можете пострадать.
   – Не надо мне угрожать! – негодующе закричал хозяин коней.
   Ян, все это время наблюдавший с окраины леса за разворачивающей сценой, обернулся к своему спутнику и приказал:
   – Мне надоел этот спектакль. Убей третьего.
   Сообщник Яна, которого капитан выбрал себе на замену Батлла, зарядил пистолет и, прицелившись, выстрелил.
   Рыжая Мэри не видела двух пиратов, зато ее тонкий слух уловил звук выстрела. В это же мгновение натренированное в многократных битвах чутье заставило ее сделать молниеносное движение. Как пантера она прыгнула вперед на хозяина лошадей и повалила его на землю. Пуля просвистела в том месте, где еще миг назад находилась его голова. Тот ошеломленно перевел испуганные глаза на рыжеволосую женщину, она в свою очередь подняла голову и увидела чуть вдали фигуру Яна.
   – Уходите, – бросил мужчина, скидывая с себя нежданную спасительницу и вскакивая на ноги. – Забирайте кляч и убирайтесь!
   Сесилия и Патрик не заставили себя долго ждать и, вскочив на лошадей, погнали их во весь дух по пыльной дороге, уходящей прочь от деревни. Ян ударил шпорами, и черный, как беззвездная ночь, конь поспешил в погоню.
   – Сэр, – окрикнул капитана Тибо, – убить третьего?
   – Нет, – отозвался известный пират. – Пусть расскажет всем, как миледи Вэндэр ворует чужих лошадей, то-то забавно будет. – С этими словами он припустил коня галопом.
   Сесилия и Патрик скакали без устали всю ночь. Ночь казалась бесконечной, как и однообразная дорога, но останавливаться было нельзя. Два раза они слышали преследовавший их топот копыт, а один раз даже увидели две черные фигуры. Они лишь сильнее гнали лошадей, не щадя ни их, ни себя. И через некоторое время Патрик уже был уверен, что преследователи остались далеко позади.
   На рассвете Вэндэры сделали остановку, давая отдых измученным животным и самим себе. От усталости и люди, и кони валились с ног. Растянувшись на мягкой траве, уже покрытой утренней росой, путники позволили себе небольшой отдых. Проспав несколько часов и подкрепившись скудным запасом сухарей, Вэндэры продолжили свой путь. Проезжая мимо одной из деревень, Патрик обменял уже загнанных породистых лошадей на двух сильных скакунов. Весь день ни Сесилия, ни Патрик не делали остановок. Они без устали погоняли коней вперед, желая первыми добраться до дочери.
   Вечером измотанная пара достигла очередного города. Возле дороги, по которой они скакали, находилась скромная гостиница. Вэндэры поспешили остановиться в ней на ночь. Перед тем как зайти в гостиницу, Рыжая Мэри предусмотрительно закуталась в темный плащ. Быстро пообедав и сняв на ночь комнату, Вэндэры поднялись наверх. Как только голова Патрика коснулась подушки, он тут же заснул. Сесилия же никак не могла уснуть. Она была возбуждена до такой степени, что не могла даже сомкнуть глаз. Поворочавшись с полчаса и поняв, что в ближайшее время она точно не заснет, Рыжая Мэри спустилась на первый этаж, где располагался паб.
   Усевшись за дальний столик в темном углу, она поняла, что кто-то неотрывно смотрит на нее. Сесилия подняла глаза. Так и было, двое мужчин в противоположном углу не сводили с нее задумчивых взглядов. Рыжая Мэри поспешно отвела глаза. Двое заговорили. В пабе было немного людей, и различить голоса было несложно.
   – Это она, – проговорил тот, что не отрываясь следил за женщиной.
   – Будь это Рыжая Мэри, она не стала бы останавливаться здесь. Да и посмотри на нее. Вся в дорожной пыли, плащ даже не сняла, уставшая, лицо понурое. Нет, это скорее какая-то беглая служанка.
   – Говорю тебе, это она!
   – Какая из этой уставшей девчонки Рыжая? – второй мужчина усмехнулся. – Рыжая должна быть старше, злее, и, как говорят, она всегда носит оружие. А на эту девчонку смотреть жалко.
   – Давай поспорим, – улыбнулся первый. – На две гинеи.
   – По рукам. А как ты намерен проверить догадку?
   – Я с ней поговорю.
   – Тогда можешь сразу отдать мне деньги, – хохотнул второй. – Ты ошибся. Смотри, как она испуганно на меня смотрит.
   Сесилия отвела глаза, скрывая довольную улыбку. Молодой человек не стал возражать своему собеседнику, а поднялся со своего места и медленно подошел к столику заинтересовавшей его женщины.
   – Можно к вам присоединиться? – негромко осведомился он.
   Сесилия кивнула. Незаметно ее рука скользнула под плащ и легла на рукоять кинжала. Она не знала, чего ждать от незнакомца, но лучше быть готовой ко всему. Мужчина с нескрываемым интересом осмотрел ее лицо и тихо спросил:
   – Скажите, мы не могли встречаться раньше?
   – Вряд ли, – отозвалась Сесилия, наблюдая краем глаза за вторым.
   – Я в этом не уверен, – протянул молодой человек и загадочно улыбнулся. – Скажите, – он понизил голос до шепота, – как дела у Рыжей Мэри?
   Сесилия спокойно улыбнулась и, пожав плечами, ответила:
   – Я не понимаю, о ком вы говорите.
   – Я думал, вы с ней знакомы, – с некоторым разочарованием протянул мужчина.
   – Вы ошиблись, – сухо отрезала она. – Я впервые слышу это имя.
   – Она известная пиратка, – не сдавался мужчина, – очень смелая на авантюры. Говорят, она утерла нос самому Яну.
   – Пиратка? – притворно ужаснулась Сесилия. – Сэр, неужели вы думаете, что я, порядочная женщина, буду водиться с разбойницей. Для меня даже сама мысль об этом ужасна.
   Мужчина в противоположном углу засмеялся. Собеседник Рыжей Мэри скривил рот и встал. Напоследок он решил задать еще один вопрос, не желая расставаться с деньгами:
   – Возможно, вы боитесь, что я выдам вашу тайну, Рыжая Мэри?
   – Сэр, не нужно оскорблять меня, называя этим именем, – резко ответила та.
   – Извините, я обознался, – произнес он и направился к своему столику.
   Сев за свой стол, он протянул две гинеи своему спутнику. Тот подкинул монеты вверх и довольно ухмыльнулся. Проигравший, напротив, опустил глаза и пробормотал что-то нелестное насчет заезжей женщины. Посидев в пабе еще несколько минут, Рыжая Мэри направилась к себе в комнату. Как только она поднялась наверх, в гостиницу зашли Ян и Тибо. Капитан громко отчитывал своего подчиненного:
   – Если бы ты смотрел лучше, нам бы не пришлось заезжать в каждый постоялый двор.
   – Сэр, но они так гнали лошадей…
   – Это не оправдание, – прикрикнул капитан и обратился к хозяину гостиницы: – Мне нужна рыжеволосая женщина, с ней был мужчина. Они могли остановиться здесь с час назад.
   – Сэр, – почтительно заговорил тот, не спуская глаз с двух сабель за спиной японца. – Здесь остановилась такая пара. Но я не уверен, что именно они вам нужны…
   – Так узнай! – прикрикнул раздраженный Ян.
   – Сэр, я не могу покинуть свое место, – забормотал хозяин и тут глаза его остановились на паре за столом в углу. – Они узнают, – сказал он, желая избежать любого контакта с этим странным и опасным посетителем.
   Ян подошел к указанным людям. Склонившись над одним из них, он процедил сквозь плотно сжатые зубы:
   – Узнай, здесь ли остановилась Рыжая Мэри.
   – Я уверен, что это не она, – глухо отозвался тот и поднял глаза. Поняв, что это сказал не его друг, он окинул Яна быстрым взглядом и поспешно пояснил: – Я разговаривал с этой дамой и…
   – Эта шельма хитра, – прищурился Ян. – Иди к ней в комнату и взгляни на ее правое запястье. Если на нем есть татуировка, значит, это она. Ну, ступай!!!
   Молодой человек поднялся и испуганно оглянулся на своего друга за столом.
   – Иди, иди, – поторопил тот, испуганно поглядывая на рядом стоящего Тибо.
   Молодой человек вздохнул и направился на второй этаж. Очутившись возле нужной комнаты, он замер. Не зная сам, что он намерен делать, он легонько толкнул дверь, надеясь, что она заперта. Ему совсем не хотелось идти в чужую комнату без определенной цели из-за прихоти неизвестного человека. Дверь, однако, поддалась. Осторожно ступая, мужчина зашел в темное помещение. Он ступал тихо, очень тихо, по крайней мере, он убеждал себя в этом. Но не успел он сделать и двух шагов, как холодное лезвие коснулось его горла и насмешливый, напряженный голос женщины зловеще спросил:
   – Знаешь, как погибают воры?
   – Думаю, так же, как и пираты, – нервно отозвался молодой человек, мгновенно поняв, что выиграл две гинеи.
   Сесилия сухо усмехнулась, ей понравился ответ этого человека. Гость решил, что это хороший знак, и более спокойно спросил:
   – Рыжая Мэри, зачем же вы скрывали, что это вы?
   – Если я скрывала, значит, так надо, – резко заметила она и плотнее прижала клинок. – Если кому сболтнешь, что я здесь, то умрешь.
   – Я вас понял. Я могу идти? – спросил он, поглядывая на приоткрытую дверь.
   – Зачем ты сюда пришел?
   – Я?..
   Он замялся, не зная, что ответить. Сказать правду – нельзя, она его убьет, соврать тому японцу опять-таки нельзя, уж очень он зол. Оказавшись между двух огней, молодой человек досадовал на свое положение. И тут он понял, что ему нужно ответить. Рыжая Мэри сама определила его прибытие, когда задала ему первый вопрос. Он улыбнулся и ответил:
   – Я обычный вор.
   Рыжая Мэри кивнула и убрала лезвие. В тот же момент незадачливого посетителя повернули лицом к двери и с силой вытолкнули в коридор. Молодой человек тяжело выдохнул и, смахнув со лба холодную испарину, побежал вниз.
   – Ну что? – требовательно осведомился Ян.
   – Рыжая Мэри здесь, – лаконично ответил тот.
   Сев за свой столик он посмотрел на своего друга и произнес:
   – Чтобы добиться правды, я рисковал своей жизнью. Однако это она, сомнений быть не может. Возвращай мне деньги.
   Тот недовольно заворчал и протянул две гинеи. Он быстро спрятал их в карман и, попрощавшись с приятелем, поспешил покинуть паб.

Глава 10
Дорога через лес

   На следующее утро Вэндэры покинули свое временное пристанище. Весь день они без устали гнали лошадей. К закату Патрик и Сесилия въехали в лес. За лесом находился пролив, а за проливом то самое место, куда они и направлялись. Переправившись через это последнее препятствие, родители были бы уже рядом с дочерью. Сесилия и Патрик планировали добраться до Сюзи уже к вечеру завтрашнего дня. Поэтому они весь день выжимали из скакунов все силы и решили остановиться на ночь не на постоялом дворе, а преодолеть еще несколько миль и заночевать в лесу.
   Когда уже стемнело, а загнанные лошади были покрыты крупным потом и пеной, Вэндэры остановились на ночлег. Разведя костер и поужинав скудными припасами из паба, Сесилия закуталась в плащ и, растянувшись на холодной земле, тут же забылась крепким сном. Патрик остался на карауле.
   Медленно тянулось время, неторопливо взмывали в небо искорки. Патрик лениво зевнул и, тряхнув головой, выпрямился. Глаза его слипались, спать хотелось просто невыносимо. Сказывалось нервное возбуждение последних дней, постоянное напряжение бешеной скачки, голод. Усталость наваливалась с такой силой, что милорд Вэндэр стал понимать, что уже не в силах бороться с накатывающейся волной сна. Костер монотонно, убаюкивающе потрескивал, грея озябшие ноги Патрика предательским теплом. Милорд Вэндэр потер плечи и широко зевнул. Глаза сомкнулись помимо его воли и, как бы он ни силился поднять свинцовые веки, сил не было. Голова опустилась, шпага выпала из обессиленных рук, и на него навалился сладостный сон.
   В этот момент раздался хруст ветки, послышалось шуршание листвы. Патрик вздрогнул, подскочил на месте и, резко открыв глаза, стал озираться по сторонам. Всю усталость как рукой сняло. Послышались два тихих осторожных шага. Милорд Вэндэр изо всех сил сжал шпагу и поднялся на ноги. Сна не было ни в одном глазу. Кто-то наблюдал за ним, он чувствовал это. Патрик решительно шагнул в темноту, беря на изготовку шпагу. При виде оружия неизвестный отступил. Патрик сделал еще шаг. Тишину разорвали шаги убегающего человека. Милорд Вэндэр стал пристально всматриваться в темноту. Но как бы он ни напрягал глаза, разглядеть что-либо было невозможно.
   Вернувшись к костру, Патрик провел полночи, даже не думая о сне, охраняя Сесилию от неизвестного. В два часа ночи Рыжая Мэри сменила мужа, давая ему возможность хоть немного поспать.
   На следующее утро Вэндэры позавтракали и тронулись в путь через лес. Дорога была достаточно широкой, но заросшей. Лошади двигались медленно. Когда было уже около двух часов дня и Патрик подумывал, не сделать ли остановку и перекусить, произошло неожиданное. Сесилия резко натянула поводья, заставляя коня остановиться. Рысак громко заржал, но под железной рукой наездницы был вынужден замереть.
   Посреди дороги, преграждая путь путешественникам, стояли трое мужчин. Рыжая Мэри моментально оглядела незнакомцев, подмечая одним взглядом, какое у них оружие. Мужчины были одеты в старую поношенную одежду, однако ножи на их поясе, а у одного сабля были довольно новые. Кроме этого каждый из них держал по увесистой дубинке.
   – Забавно, – усмехнулась Рыжая Мэри, кладя под плащом руку на пистолет.
   Патрик удивленно вздернул бровь и направил коня вперед шагом. Сесилия плотнее запахнула свой дорогой бархатный плащ, не желая, чтобы незнакомцы видели ее оружие, и направила коня рядом с мужем.
   – Остановитесь немедленно! – приказал мужчина, у которого была сабля, и сделал шаг вперед.
   Сесилия и Патрик натянули поводья, их лошади стояли почти вплотную. Мужчина с саблей громко приказал:
   – Немедленно слезайте с коней и отдайте нам поклажу!
   – А ты, собственно, кто? – с насмешливой улыбкой спросила Рыжая Мэри.
   – Я? – переспросил он, явно не ожидая такой дерзости от женщины. Но тут же нашелся и еще более грозно ответил: – Я вожак «лесной братии», это наш лес, здесь царят наши законы!
   – Лесные разбойники, – фыркнул Патрик, спокойно кладя руку на резной эфес длинной шпаги.
   – Слезайте с коней! – крикнул главарь и достал свою саблю.
   – Или что? – спросила Сесилия, хищно улыбаясь. – Вас всего трое.
   – Вы окружены! – провозгласил тот и пронзительно свистнул.
   В этот же момент из леса выбежала банда разбойников. У всех были ножи и дубинки. Лесные жители окружили пару плотным кольцом, угрожающе демонстрируя свое оружие.
   – Вы знаете, с кем вы сейчас говорите?! – резко и громко спросила Сесилия, гордо поднимая голову.
   – С богатыми господами, у которых можно поживиться, – рассмеялся вожак.
   Рыжая Мэри криво усмехнулась левым уголком рта, прищурила правый глаз и наклонила голову набок. Патрик знал этот жест и приготовился к битве. Спокойно и так, чтобы все слышали, миледи Вэндэр произнесла:
   – Мое имя Рыжая Мэри! Уйдите с пути, и вы не пострадаете!
   Эффект от слов был совершенно не тот, на который рассчитывала Мэри. Вожак разбойников наморщился, потряс головой, почесал бороду, будто услышал самую большую в мире глупость. Наконец он начал громко и безудержно смеяться. Остальные вторили ему.
   – Ну и имечко, первый раз слышу, – хохотал главарь. – Надо же такое придумать! Мы не пострадаем… Нас двадцать против двух изнеженных господ. Не пострадаем… И это нам говорит женщина! Не пострадаем… Дамочка, может, вы тронулись рассудком, увидев нас?
   Эти насмешки вывели Сесилию из себя. Она побелела от гнева, зубы ее сжались, глаза загорелись огнем. Сесилия могла стерпеть грязные ругательства, оскорбления в свой адрес, но издевательства она не прощала. Смех этих людей разозлил Рыжую Мэри так, будто эти слова были сказаны не кучкой воров, а Яном.
   – Слезайте с лошадей! – крикнул кто-то.
   – Сами напросились, собаки, – процедила Мэри и спрыгнула на землю.
   В тот момент, как ноги ее коснулись земли, резким движением она сорвала дорогой бархатный плащ. Тяжелая ткань глухо упала на сухие листья. Разбойники оцепенели от изумления. Вид женщины, вооруженной до зубов лучшим боевым снаряжением, заставил главаря отступить. Патрик встал рядом с женой.
   – Схватить их! – крикнул кто-то.
   В этот же момент разбойники бросились на Вэндэров. Рыжая Мэри и Патрик без труда отбили натиск. Сесилия направилась к главарю, раскидывая на своем пути разбойников, как тигрица надоедливых собак. Вскоре она находилась в шаге от вожака. Тот замахнулся саблей, но Мэри выбила ее из его рук привычным выпадом и наставила заряженный пистолет на лоб разбойника.
   – Всем сложить оружие! – скомандовала она, не опуская твердой руки.
   Разбойники послушно побросали оружие, Патрик убрал шпагу и залез на своего коня.
   – Дайте нам пройти, и никто не умрет, – произнесла бывшая предводительница пиратов.
   Вожак испуганно скосил глаза на пистолет, приставленный к его голове, и громко ответил:
   – Добро. Проезжайте.
   Сесилия убрала оружие и, подобрав плащ, с легкостью вспрыгнула на коня. Главарь пораженно наблюдал за действиями странной и такой опасной женщины. Наконец он решился спросить:
   – Кто вы?
   – Мое имя Рыжая Мэри, – гордо повторила та и, задрав рукав сорочки, продемонстрировала татуировку на правой руке.
   Что означает резной якорь, разбивающий сплетенную в узел цепь, знал только главарь, и он поспешил почтительно склонить голову. Остальные разбойники последовали его примеру.
   – Мы вас больше не побеспокоим, – с уважением произнес вожак. – Если хотите, мы можем достать вам лошадей.
   – Не нужно, – бросил Патрик и хлестнул поводьями.
   Отъехав на достаточное расстояние, милорд Вэндэр со смехом заметил:
   – Сеси, ты, наверно, думала, что твое имя знают все, даже разбойники в этом глухом лесу?
   Уязвленная Мэри спокойно отозвалась:
   – Ну, теперь-то они его запомнят.
   Через полчаса по этой же самой дороге проезжали еще двое путешественников – Ян и Тибо. Занятые обсуждением недавней встречи и забинтовывая полученные раны, лесные разбойники не заметили, как к ним приблизились двое всадников.
   С королевским видом Ян презрительно оглядел сборище слабых, на его взгляд, попрошаек и воров, беседующих на обочине дороги.
   – Рыжая здесь проезжала? – громко спросил он, привлекая к себе внимание.
   Главарь разбойников замолчал и, быстро оглянувшись, осмотрел японца.
   – Что таращишься? – со злобой спросил капитан. – Отвечай, червь! Рыжая Мэри была здесь?!
   – Да, – медленно кивнул тот. – А вам что за дело?
   Глаза Яна налились кровью, тонкая бородка дернулась, рука рефлекторно потянулась к саблям. Видя настрой своего капитана и понимая, что, если они задержатся, Ян сорвет свой гнев на нем, Тибо произнес:
   – Сэр Ян, нам надо спешить!
   – Ты прав, – с досадой заметил тот и убрал саблю за спину.
   С силой вонзив острые шпоры в живот коня, Ян помчался вперед. Тибо последовал за ним. Некоторое время вожак лесных разбойников следил за путниками, после чего приказал своим людям уйти с дороги.

Глава 11
Догадка Рыжей Мэри

   К вечеру Вэндэры миновали лес и выехали на побережье долгожданного пролива. Волны громко разбивались об утесы, обдавая пару множеством брызг. Соленый запах морской воды, холодный ветер и шум прибоя заставил Сесилию улыбнуться. В глазах Рыжей Мэри вновь затеплился огонек надежды, а на загорелых щеках проступил румянец.
   Патрик стал подгонять своего коня к домикам рыбаков, которые жили на берегу. Через несколько минут они уже стояли возле старой лачуги. Привязав коней, Патрик постучал в ветхое жилище. На стук отозвались, и вскоре из дома вышел жилистый мужчина. Рыбак вопросительно оглядел господ, подмечая длинную дорогую шпагу милорда Вэндэра.
   – Сэр, – начал Патрик, – нам необходима ваша помощь. Мы хорошо заплатим, уверяю. Нам нужно, чтобы вы перевезли меня и мою жену через пролив сегодня же.
   – Сэр, – учтиво отозвался взволнованный неожиданным заработком рыбак. – Я, конечно, вас отвезу, но сегодня не очень удачная погода. Лучше отложить путешествие на завтра.
   – Чем быстрее мы попадем на тот берег, тем больше заплатим, – сухо заметил милорд Вэндэр.
   Глаза бедного рыбака алчно загорелись. Оценивающе оглядев волнующееся море, он произнес:
   – Возможно, угроза и не так велика. Я пойду подготовлю лодку.
   – Нет! – неожиданно громко произнесла Сесилия, молча наблюдавшая до этой минуты за волнами и о чем-то сосредоточенно размышлявшая.
   – Сеси, что не так? – осведомился муж.
   – Сегодня плохая погода для выхода в море, – ответила она.
   – Мэм, – забеспокоился рыбак, что может лишиться своих денег, – хоть море и волнуется, но уверяю вас, оно безопасно. С нами ничего не случится, уж поверьте моему опыту. Я полжизни провел на этом побережье.
   В глазах Сесилии заблестели искорки, она ответила:
   – Я тоже знаю, о чем говорю. Повторяю, сегодня мы никуда не поплывем. Это может быть опасно больше, чем мы думаем, – двусмысленно сказала Мэри, но ни муж, ни рыбак не поняли истинного значения фразы. – Не волнуйтесь, – обратилась она к рыбаку, – завтра мы заплатим вам не меньше. А теперь предоставьте нам на ночь крышу и еду.
   Как только рыбак удалился, Патрик отвел жену в сторону и поинтересовался такой переменой. Рыжая Мэри задумчиво протянула:
   – Море сегодня неспокойное. Лучше дождаться утра.
   Патрик, прекрасно знавший повадки Сесилии, понял, что за этими словами стоит что-то большее. Но он был не намерен размышлять. Доведенный усталостью и постоянным напряжением, он взорвался:
   – Ты можешь говорить нормально? Сеси, ты можешь ответить, почему мы должны ждать утра?! Ведь моя сестра и наша дочь сейчас совершенно беззащитны, а ты слышала, что Ян направился к ним! Возможно, уже этой ночью, когда мы будем спать, он убьет их!!!
   Возмущенный голос мужа вырвал Сесилию из ее мыслей. Медленно она перевела взгляд с темных волн, разбивающихся в тысячи брызг, на Патрика. На миг милорду Вэндэру показалось, что серые глаза жены почернели от негодования. Но Рыжая Мэри овладела эмоциями и спокойно ответила:
   – Ты обвиняешь меня в бездействии? Ты не прав, я только и думаю, что о Сюзи. Именно поэтому нам нужно остаться. Думаешь, меня напугала погода? Море не проблема. Я была в таких бурях, когда корабль чуть ли не мачтой касался волн.
   – Объясни, что тебя беспокоит? – произнес милорд Вэндэр, успокаиваясь.
   – Ян.
   – Что? – вновь не сдержался муж.
   Сесилия повернулась лицом к Патрику и сказала:
   – Я думаю, он следит за нами. Поэтому я не хочу отплывать сегодня. Я хочу полностью удостовериться в своих предположениях.
   – Что?! Мэри, тебе уже всюду мерещится этот Японец! За нами никто не следит! Это твое мрачное воображение и только. Сейчас, Ян, наверно, уже переправляется на тот берег!
   – О да, туда он точно направляется, – громко и иронично отозвалась Мэри, – следом за нами. Неужели ты не понимаешь, что мы сами ведем его к Сюзи!
   – Что за чушь!
   – Чушь?! – взорвалась Рыжая Мэри. – Тогда скажи, почему мы так спокойно сбежали из деревни? Почему ни один из пиратов не отправился в погоню за нами, их, помнится, было десять с Яном. Так почему они позволили нам уйти, уж не по доброте ли душевной? Да еще мы «случайно» услышали разговор Яна и Тибо. Уж не потому ли, что Ян забыл о нас, а может, простил? – она презрительно рассмеялась.
   – Нам повезло, – сухо ответил муж.
   – А случай с соседом и лошадьми? Ян появился неожиданно кстати. И странно, что он стрелял не в нас с тобой, а в ни в чем не повинного соседа.
   – Он промахнулся, была же ночь!
   – Ян никогда не промахивается, как и его приближенные! За нами не выслали погони. Мы проехали весь путь спокойно, даже забыв о нашем враге. Неужели ты думаешь, что он забыл о нас?
   Патрик замолчал. После недолгой паузы он заметил:
   – А если ты ошибаешься, если все это совпадение?
   – Совпадение?! – не сдержалась Сесилия. – Таких совпадений не бывает!!!
   – Что ты предлагаешь? – сдержанно осведомился Патрик. – Повернуть назад? А как же Сюзи, как же наша дочь?!
   – Ян не знает, где она. Пока мы вдали от нее, она в безопасности.
   Патрик резко выдохнул и потер лоб. Сесилия сделала шаг к мужу и, положив ему руку на плечо, тихо спросила:
   – Я тебя не убедила?
   – Мэри, – так же тихо ответил он, – я верю тебе, верю. Но я очень боюсь ошибиться, боюсь за Сюзи. – После недолгого молчания он добавил: – Давай все решим завтра утром.
   – Хорошо, – сдержанно произнесла она и убрала руку с его плеча.
   За хорошую плату рыбак предоставил путешественникам на ночь свою лачугу, а сам ушел ночевать к своему соседу. За вечер они не проронили больше ни слова. Молча поужинав, Вэндэры легли спать. Однако ни один из них не спал.
   Сесилия отвернулась к стене и с усилием закрыла глаза. Ее душили возмущение на неверие мужа, ненависть к Яну и уверенность в своей правоте. Она знала, что наутро Патрик может изменить свое решение, а может и не изменить. При мысли о его упрямстве внутри у нее все закипало с новой силой. Рыжая Мэри сжала зубы и твердо решила, что не позволит мужу переправиться через пролив, пусть даже ей и потребуется задержать его силой.
   Патрик повернулся на другой бок и теперь смотрел в мутное окно на противоположной стене. Его разрывали сомнения, двоякие мысли, опасения. Он не знал что делать, не был уверен в догадке жены. Он знал, что у Мэри горячая кровь, и именно поэтому сомневался в ее словах, сомневался в ее аргументах.
   Неожиданно за окном мелькнула темная фигура. Милорд Вэндэр приподнялся на локте, всматриваясь в мутное окошечко. Высокий человек, которого невозможно было узнать, медленно прошел в обратном направлении. Внезапно в голову Патрика пришла нелепая и в тоже время точная мысль: «Что, если это Ян?». Ему предоставлялся единственный шанс узнать права его жена или нет. Патрик тихо поднялся на ноги и, быстро натянув одежду, закрепив оружие, вышел из лачуги. Сесилия прекрасно слышала сборы мужа и его уход, но, не придав этому никакого значения, тихо вздохнула и плотнее закрыла глаза.
   Темная фигура быстро удалялась в сторону леса, Патрик не отставал. Когда они достигли первых деревьев, человек свернул на лесную опушку и остановился, будто поджидая кого-то. Патрик поспешил этим воспользоваться и спрятался за толстое дерево. Под его ногой хрустнула сухая ветка, милорд Вэндэр вздрогнул и поспешно скосил глаза на человека, за которым следил. Тот не повернулся, казалось, он ничего не слышал. С минуту стояла тягостная тишина. Наконец послышались приглушенные шаги. После недолгой паузы по лесу разнесся столь знакомый голос, что у Патрика выступил холодный пот, а глаза быстро заметались по лесу, подыскивая укрытие.
   – Ну что, Тибо?
   – Сэр, все произошло, как вы и планировали. Он следил за мной, он здесь, прячется за тем деревом.
   Милорд Вэндэр достал шпагу, сжимая ее побелевшей рукой. Ян приглушенно и злорадно засмеялся. Капитан вытащил две изогнутые сабли и направился к укрытию Патрика. Обернувшись назад, он отдал распоряжение:
   – Я поприветствую Патрика, а ты, Тибо, отправляйся на поиски девчонки.
   – Где я найду ее?
   – За проливом, – резко заметил Ян. – Для тебя будет лучше, если ты справишься с поручением. Ступай.
   С этими словами Тибо скрылся в лесу. Патрик набрал полную грудь воздуха и резко выпрыгнул из-за дерева. В этот же миг Ян умело, вращая в руках сабли, стал атаковать милорда Вэндэра. Патрик, не ожидавший такой яростной атаки, начал пятиться, пока не уперся спиной в толстый ствол. Ян замахнулся, собираясь отсечь своему врагу голову. В этот момент тот сумел вывернуться и, отбежав, встал на поляну. Ян сделал шаг вперед. Патрик плотнее сжал шпагу, готовясь сражаться до последнего вздоха. Капитан сделал первый молниеносный выпад, из предплечья милорда Вэндэра начала сочиться кровь. Ян нанес еще два удара, Патрик отбил первый, но второй рассек ему грудь. Японец приготовился для последнего, решающего броска.
   В этот момент между деревьями эхом разнесся голос Рыжей Мэри.
   – Эй, Ян, неужели ты забыл обо мне?!
   Капитан обернулся. В тот же миг острый кинжал со свистом рассек воздух и вонзился в грудь жестокого капитана. Ян хрипло задышал и рухнул на землю. Патрик выронил шпагу и осел. Рыжая Мэри бросилась к мужу, тот тяжело дышал.
   – Хороший бросок, – сдавленно заметил он, опираясь о плечи Сесилии и поднимаясь на ноги.
   Мэри сдавленно усмехнулась и, поддерживая Патрика, направилась к дому рыбака. На счастье обоих, идти пришлось не долго. И вскоре вокруг ранений милорда Вэндэра суетился рыбак, уверявший, что он знает, как перевязывать раны.
   Ян лежал на холодной сырой земле. Он был белый и недвижный, как мраморная статуя. Подул ветер, но капитан не шелохнулся. Сорванный порывом ветра сухой лист упал на высокий лоб японца. Капитан со свистом втянул морской воздух и неожиданно открыл глаза. Подняв руку, Ян с силой выдернул из груди окровавленный кинжал. Тяжело дыша, он оглядел лезвие и, отбросив железку в сторону, поднялся на локтях. Прижимая ладонь к кровоточащей ране, он с ненавистью смотрел в ту сторону, куда ушли Вэндэры, и этот ледяной, злой взгляд не предвещал ничего хорошего для его врагов.

Глава 12
Обратный путь

   Патрик медленно открыл тяжелые глаза. В маленькое мутное окошко светило солнце, слышался шум прибоя, радостно кричали чайки. Медленно повернув голову набок, он увидел Сесилию. Она сидела на стуле возле него и смотрела в окно. В глазах ее читалась усталость, щеки впали, плечи поникли. Повернувшись к мужу, Сесилия радостно улыбнулась и ласково погладила его по руке. На щеках у нее проступила краска.
   – Долго я спал? – спросил Патрик и закашлялся.
   – Двое суток, – отозвалась та. – В первый день я боялась, что ты не проснешься.
   – Двое суток? – переспросил милорд, не веря сказанному. – Не может быть! А как же Сюзи? Я помню, как Ян отправлял своего головореза, чтобы найти нашу дочь.
   – Я тоже это слышала, – вздохнула Сесилия. – Как только мы вернулись в деревню, рыбак обработал твои раны, а я взяла одну из его лодок и отправилась через пролив. Через два-три часа я была уже на том берегу. К рассвету я добралась до Мангалы и Сюзи. Я рассказала им все, и они обещали быть осторожными во Франции. Потом я вернулась сюда.
   – За тобой не следил приспешник Яна?
   – Нет. Чтобы переправиться через пролив, ему нужна лодка, а ни один из местных рыбаков не даст ему даже кусок дерева.
   – Хорошо. Но что теперь?
   – Думаю, нам нужно вернуться обратно в Лондон. Твоя сестра сказала, что ходят разные нехорошие слухи. Будто пираты захватили лучшие корабли флота, будто десять других судов были сожжены в одном из портов. Скажу честно, не нравится мне все это.
   – Когда я смогу сидеть в седле? – резко спросил Патрик и сел на кровати.
   Сесилия покачала головой и с грустью отозвалась:
   – Не раньше чем дня через два.
   – А что с Яном? Насколько я помню, ты вроде бы убила его. Это так?
   Рыжая Мэри горько усмехнулась и с досадой протянула.
   – Я возвращалась на это место не один раз. Яна там не было, – она вздохнула. – Нет, Пат, Ян все еще жив.
   Через неделю пребывания в лачуге рыбака Вэндэры отправились обратно в Лондон. Они без всяких происшествий миновали большую часть леса и, решив сделать привал, остановились. Поджарив на костре тощую рыбешку и поделив жесткий хлеб, угощенье рыбака, Патрик и Сесилия приступили к еде. Но не успела миледи Вэндэр положить и куска в рот, как в кустах послышалось шевеление. Рыжая Мэри покосилась на мужа, Патрик потянулся за шпагой. Шуршание в кустах прекратилось.
   – Выходи немедленно! – повелительно крикнула Сесилия. – Или я стреляю!
   Кусты раздвинулись и перед семейной парой оказался чумазый мальчишка не старше девяти лет.
   – Это ты следил за нами ночью неделю назад? – спросил милорд Вэндэр, убирая руку от эфеса.
   Мальчик кивнул, не отрывая горящих глаз от резной рукояти шпаги.
   – Есть будешь? – предложила Сесилия, разламывая свою порцию пополам.
   Мальчик еще раз кивнул и, взяв еду, почти мгновенно ее проглотил. Мэри сдержала горькую улыбку и спросила:
   – Ты ведь из лесных разбойников, верно?
   – Да, – протянул мальчик, с живым интересом изучая оружие Сесилии, – вы направляетесь в Лондон?
   – Почему ты так решил? – осведомился Патрик.
   Мальчик пораженно выпучил глаза, которые у него были разного цвета, и на одном дыхании выпалил:
   – Если вы Рыжая Мэри, известная пиратка, значит, вы не можете ехать никуда, кроме Лондона.
   – Почему? – с напряженным интересом спросила Мэри.
   – Вы не слышали?! Да ведь за последние девять дней пираты захватили три самых лучших корабля английского флота. Часть команды одного из кораблей, боясь смерти, примкнула к пиратам. На освобождение этих судов отправили еще пять, так их сожгли дотла! Всех лиц, замешанных или которых подозревают в связи с преступниками, судят. За эту неделю столько народу разъехалось по деревням, вы даже представить не можете! По улицам ходят солдаты, проверяют каждого встречного.
   – Забавно, – протянул Патрик.
   – Откуда ты все это знаешь? – с недоверием спросила Сесилия.
   – Мой друг ездил в Лондон, он-то все и рассказал. – Разные глаза оборванца устремились еще на один кусок хлеба.
   – Хорошо, – медленно протянул Патрик, обдумывая услышанное. – Скажи, а ты можешь показать нам короткую дорогу через этот лес? Уверен, в лесу есть какая-нибудь тропа, о которой знаешь только ты один.
   Польщенный мальчик кивнул и согласился провести путешественников за скромную плату. Пришлось отдать ему большую часть еды.
   Распрощавшись с попрошайкой, Вэндэры продолжили путь к Лондону одни. На ночь они остановились на постоялом дворе. Их поразило то, что в пабе заметно поубавилось народу, а хозяин молчалив и опасливо озирается по сторонам. Этим вечером было очень тихо, даже хозяин не перекинулся ни одним словом с постояльцами. Когда утром Патрик и Сесилия уже расплачивались за комнату и еду, хозяин хмуро оглядел одежду спутников и, понизив голос, спросил:
   – Куда вы направляетесь?
   – В Лондон.
   – Послушайте моего совета, не суйтесь туда, – произнес он, останавливая тяжелый взгляд на оружии Патрика и его ране.
   – Почему? – резко осведомился тот.
   – Людям нашего с вами круга там не рады, – прошептал он.
   Больше из него не удалось вытянуть ни слова. Весь день путники провели в дороге, но на этот раз они двигались медленно из-за раны Патрика, и расстояние казалось больше. Еще до наступления сумерек они остановились в придорожной гостинице. Это была последняя остановка, на следующий день они должны были добраться до Лондона. Вэндэры решили заночевать в той же ночлежке, где останавливались по пути вперед в первый день.
   В отличие от прежней гостиницы здесь, наоборот, было полно народу. В холле играла громкая веселая музыка, паб был переполнен, а свободных комнат, судя по всему, не было. Дождавшись появления хозяина заведения, Патрик заявил, что им нужна комната, хозяин хохотнул и добродушно отозвался, что его об этом уже спрашивали за сегодняшний вечер раз десять. Свободных мест не было. Сесилия, все это время стоявшая спиной, резко обернулась, тронула мужа за руку и что-то тихо ему прошептала. Милорд Вэндэр улыбнулся хозяину и назвал ему цену, которую они дадут за комнату.
   Меньше чем через пять минут из лучшей комнаты гостиницы выгнали постояльца, и улыбающийся хозяин отдал ключ от номера молодой паре.
   На следующий день, когда Вэндэры уже садились на лошадей, к ним вышел молодой человек. Сесилия долго не могла вспомнить, где видела его раньше, но когда он подошел ближе, то поняла. Именно этот мужчина спорил тогда в трактире, доказывая, что она – Рыжая Мэри. Когда он подошел, Патрик и Сесилия уже были в седлах. Коротко поздоровавшись, он посмотрел на Сесилию скорбным взглядом и хмуро произнес:
   – Рыжая Мэри, если вы направляетесь на Тартугу, то, когда будет большая заварушка, разберитесь с этими законниками. Они повесили моего брата. Отомстите им за него и за меня!
   Сесилия кивнула и хлестнула коня, он заржал и понесся галопам. Патрик мчался рядом. Всё новые и новые известия, получаемые с каждым днем, радости не добавляли. Они погоняли коней, спеша увидеть всю горькую правду своими глазами и наконец-то разобраться в том, что происходит.
   К вечеру Вэндэры подъехали к Лондону. Направляя коней шагом, они въехали в самую бедную часть города. Двигаясь тихо и медленно, Сесилия озиралась по сторонам, не узнавая улиц. Почти все трактиры и пабы были закрыты на замок, один из самых крупных трактиров был заколочен, а на двери висела табличка «продается». Во многих домах не горел свет, было тихо. Непривычно тихо для этой части города. Некоторые магазины и лавки были закрыты, редко встречалась открытая дверь. Даже голоса в домах, мимо которых они проезжали, были тихие, осторожные. Никто не гулял, не шатался без дела, даже кэбов было не видно.
   – Вымерли они, что ли, все, – протянул Патрик, подгоняя своего коня.
   Сесилия поежилась. Начинало темнеть, серое небо покрыла вечерняя пелена сумерек. Тени домов вытянулись и потемнели. Становилось холодно.
   Вскоре Патрик и Сесилия подъехали к мосту через Темзу, направляясь в центральную часть города. Неожиданно Мэри натянула поводья и остановилась. Подъехав к жене, милорд Вэндэр так же встал на месте. Посреди моста стояло десятка два хорошо вооруженных солдат.
   – Сеси, поехали, – негромко произнес Патрик и тронулся с места.
   Сесилия накинула капюшон, плотнее запахнула плащ и направилась вслед за мужем. Тишина ранее шумного района, бесстрастные лица военных действовали на нее сильнее, чем она того хотела. Сердце глухо билось в груди, удары становились чаще. Кони звонко переставляли копыта по камням моста. Увидев двух приближающихся людей, солдаты взяли ружья на изготовку.
   – Остановитесь и слезьте на землю! – крикнул один из них.

Глава 13
Встреча на мосту

   Патрик натянул поводья и спрыгнул на мост. Сесилия подъехала ближе и осталась сидеть верхом. Из группы солдат вперед вышел один и с презрением, граничащим с ненавистью, осмотрел Патрика. Грязные сапоги, запекшаяся кровь и дорожная пыль на рваной сорочке, вытертые штаны плохо сочетались с дорогим оружием на его поясе.
   – Пусть миссис тоже слезет, – хмуро приказал солдат.
   – Моя жена плохо себя чувствует, она не может спуститься на землю, – сказал Патрик, чувствуя на себе враждебные взгляды.
   – Вы кто такие? – осведомился тот.
   – Я милорд Вэндэр, а это моя жена, миледи Вэндэр.
   – Милорд Вэндэр? – с глубоким презрением рассмеялся солдат и, обернувшись к своим людям, спросил: – Нет, вы слышали? Еще один милорд объявился. Это уже какой?
   – Седьмой за неделю, – отозвался кто-то.
   – Слышал, милорд? Ты уже седьмой, кто называет себя Вэндэром, желая проехать по этому мосту. Другие хоть одежду подороже надевали, а ты даже сюртуком не разжился.
   – Я милорд Вэндэр, и я требую, чтобы нас немедленно пропустили, – со сдержанным гневом произнес Патрик.
   Солдат снова обернулся назад и крикнул:
   – Позовите сэра Вуда.
   Один из подчиненных побежал исполнять поручение. Патрик чуть заметно побледнел и негромко спросил:
   – Зачем вы послали за сэром Вудом?
   – А, ты его знаешь, – многозначительно протянул тот, видя бледность собеседника.
   Патрик нахмурился, вспоминая, как сэр Вуд сначала желал по поручению отца убить Сесилию, а потом насмехался над ней на балу. Так же вспомнилось, как он разбил сэру Вуду нос, а тот ему угрожал.
   Послышались шаги, и на мосту показалась темная фигура. Солдат обернулся и, поприветствовав сына генерала, с почтением сказал:
   – Вы приказали звать вас, когда объявятся Вэндэры. Вот, очередные люди, назвавшиеся этой фамилией.
   Солдаты расступились, и Стэнли Вуд подошел к Вэндэрам. Он узнал Патрика и Сесилию с первого взгляда и не смог сдержать самодовольной улыбки. Высокомерно подняв голову и плохо скрывая довольное выражение лица, Стэнли осмотрел Патрика и спросил:
   – Скажите, милорд Вэндэр, что за лохмотья на вас надеты?
   – Это не ваше дело, сэр Вуд, – сдерживая ненависть к этому человеку, сухо произнес Патрик.
   – Миледи Вэндэр, спуститесь с коня, – холодно приказал Стэнли.
   – Она плохо себя чувствует, – попытался возразить Патрик.
   – Да неужели? – фыркнул тот. – Я уже слышал от вас эту фразу на корабле, после чего вы по непонятным причинам сбежали. Миледи, слезьте с коня!
   – Да как вы смеете так разговаривать, сэр Вуд! – воскликнул милорд.
   Сын генерала поморщился и, не обращая внимания на возмущения Патрика, направился к миледи Вэндэр. Подойдя к Сесилии, он с любезной улыбкой подал ей руку. Мэри с ледяным спокойствием положила свою ладонь в предложенную руку и спустилась на землю. Как только ее ноги коснулись моста, пальцы Стэнли сжали запястье Сесилии с такой силой, что ее кисть побелела.
   – Немедленно отпустите меня, сэр Вуд, – с плохо скрываемой угрозой произнесла миледи Вэндэр. – Вы не имеете права так со мной обращаться.
   Сын генерала разжал руку и приказал:
   – Обыскать их сумки. – Повернувшись к Сесилии, он жестко приказал: – Расстегните плащ, миледи, и покажите, что вы под ним прячете.
   – Да как вы смеете говорить в таком тоне с миледи Вэндэр! – произнес Патрик, шагая вперед.
   – Когда я брал вас за запястье, то прекрасно видел на вашем поясе пистолеты, – заметил Стэнли. – Прошу, миледи, покажите их мне, – он ехидно улыбнулся.
   С достоинством, вскинув волевой подбородок, Рыжая Мэри резким движением расстегнула застежку на плаще. Сорвав с себя зеленый плащ, она отбросила его на мостовую. Солдаты пораженно уставились на одежду и оружие Сесилии. Патрик сжал кулаки и подошел к жене. Стэнли внимательно осмотрел мужскую одежду на Сесилии, которая была еще хуже, чем на Патрике, и ее новое, начищенное оружие.
   – Что ж, миледи, – произнес он с презрением, – сдается мне, что легенда, в которой вы смогли разубедить моего отца, все же правда. Вы – Рыжая Мэри…
   В этот момент к Стэнли подбежал солдат и тихо зашептал ему на ухо. Сэр Вуд выслушал внимательно посыльного и обернулся к подчиненным.
   – Этих двух людей в тюрьму, хорошо охраняйте.
   – Да как вы смеете так обращаться со мной, милордом Вэндэром!!!
   – В сложившихся обстоятельствах смею. – Стэнли задумался и добавил, глядя на Патрика: – Помните, я говорил вам, что вы очень похожи на Эдуарда и можете кончить так же плохо, как и он? Так и выходит. – Сэр Вуд посмотрел на Сесилию. – А с вами, миледи, я еще поговорю.
   С этими словами он ушел, а солдаты, разоружив Патрика и Сесилию, повели их в городскую тюрьму. Со скрипом отворились тяжелые дубовые двери, впуская в подземелье очередных жертв. Миновав каменные ступени и пройдя по длинному сырому коридору, процессия остановилась возле одной из решетчатых камер. Как только Патрик и Сесилия зашли в отведенную им большую камеру, дверь за ними закрылась на два сложных замка и стража удалилась.
   Патрик тяжело вздохнул и, оперевшись спиной о железную решетчатую стенку, присел в углу. Только тут он заметил, что они в камере не одни. В противоположном углу сидели двое мужчин. Заключенные из-под тяжелых бровей изучали вновь прибывших. Сесилия стояла рядом с мужем и не спускала напряженных глаз с этих людей. Увидев, что она с готовностью сжала кулаки, Патрик поднялся на ноги и встал рядом с женой.
   – Вы кто такие? – спросил мужчина.
   – Вэндэры, – напряженно отозвалась Сесилия, косясь на мужа.
   – Мы тоже Вэндэры, – мерзко рассмеялся мужчина и встал. – Ну, хорошо, а теперь отвечайте, кто вы.
   – Мы уже ответили тебе, – ледяным тоном заметил Патрик.
   – Этого будет мало, – отозвался второй мужчина и встал рядом с первым.
   Повисло напряженное молчание. Рыжая Мэри, взбешенная наглостью Стэнли, бесцеремонностью солдат и тюрьмой, не собиралась любезничать. Шагнув вперед, она вызывающе улыбнулась и жестко произнесла:
   – Я сказала все, что хотела, а теперь вы скажете то, что я хочу знать!
   Один из мужчин замахнулся, собираясь ударить ее, но Патрик перехватил его руку и заломил ее так, что захрустели кости, а из горла мужчины вырвался крик боли. Второй мужчина собирался повалить Патрика, но, получив удар ниже пояса от Рыжей Мэри, упал на колени. Сесилия встала за его спиной и, обхватив сильной рукой толстое горло, произнесла:
   – Рассказывай, почему все называют себя Вэндэрами, или я задушу тебя!
   – Командор Левод отдал распоряжение не пускать в центр города никого, кроме Вэндэров. Центр охраняется. На всех мостах и въездах из города – солдаты.
   – Почему?!
   – Я не знаю, клянусь!!!
   – Зачем вам понадобилось в центр? – спросил Патрик.
   – Мы контрабандисты, хотели товар сбыть.
   Сесилия разжала руку, мужчина тяжело дышал, потирая шею. Патрик отпустил другого и присел в углу, Мэри облокотилась о решетку рядом с мужем. Повисла тишина. Двое контрабандистов не собирались больше связываться с парой и только зло поглядывали на них из-под косматых бровей. Прошло еще полчаса. По длинному коридору разнеслись шаги солдат.
   – Опять кого-то ведут, – мрачно сообщил контрабандист.
   Так и было, под охраной пятерых солдат шел черноволосый мужчина с величественной осанкой. Один из охранников осмотрел камеры и остановил свой взгляд на той, где находились Вэндэры, как более пустой. Щелкнули два замка, и дверь открылась, впуская в камеру нового пленника. Черноволосый мужчина зашел внутрь и, проследив, как за ним закрылась дверь, проводил своих конвоиров возмущенным взглядом черных глаз. Затем он осмотрел камеру. Не заметив Сесилию и Патрика, которые расположились в темном углу рядом с дверью, он обратился к двум контрабандистам.
   – Ну а за что вы здесь оказались?
   Прижав еще болевшую руку к груди, контрабандист огрызнулся:
   – Сам-то ты кто такой?
   – Я милорд Вэндэр.
   Сесилия сдержанно засмеялась. Черноволосый мужчина резко обернулся, и тут его черные глаза потеплели, а на губах появилась улыбка.
   – Неужели тебе, Франсуа Сальвино де Мальвинор Асканио, мало имен, что ты решил присвоить еще и мое? – спросил Патрик, вставая на ноги и пожимая руку другу.
   Сесилия тоже поднялась и пожала Франсуа протянутую руку.
   – Почему вы здесь? Расскажите, что произошло, – попросил Франсуа, усаживаясь на холодный пол.
   – Мы возвращались в Лондон и напоролись на Стэнли, уж он-то припомнил нам все с лихвой, – отозвался Патрик. – Он теперь почти уверен про Сеси.
   Франсуа кивнул, давая понять, что понял намек. Помолчав, он спросил:
   – Вы слышали последние новости? Хорошо, я расскажу. Пираты во главе с Яном и Арданом захватывают суда, те, которые не удается захватить, уничтожают. У них очень большая команда, они набирают людей везде, где только можно. Как только Эдуард это понял, он приказал прикрыть все трактиры и тому подобное. После взрыва флагманского корабля в порту идет жесткая проверка всех прибывших кораблей. Центр города оцеплен, въезжают только с бумагой от Эдуарда или Штефарда. Вас единственных должны были пропустить без нее. Многие мошенники, – он улыбнулся, – которые не так сообразительны, как я, стали представляться Вэндэрами.
   – Однако ты тоже здесь, – улыбнулась Мэри.
   – Да, – согласился Франсуа. – Я узнавал важную информацию у одного человека, как к нам подошли солдаты, а мой информатор струхнул и давай вопить: «Это он пират, я ничего не делал, он пират!» Вот меня и привели сюда. Теперь ведь всех подозрительных людей арестовывают.
   – Скверное положение, – вздохнул Патрик. – Просто отвратительное. Я так понял, что наше пребывание здесь затягивается на неопределенный срок.
   – Возможно, – протянул Франсуа. Заметив враждебный взгляд контрабандиста, Асканио улыбнулся и, дружески толкнув Сесилию, сменил тему: – Почему вы так плохо выглядите? Опять дрались?
   – Как же без этого? – отозвалась она и с иронией добавила: – У нас же не увеселительная прогулка была. Каждый день защищаться приходилось. – Мэри покосилась на соседей по камере.
   От Франсуа не ускользнул этот взгляд, и он шепотом спросил:
   – Это ты или Патрик ему руку вывихнул?
   – Моя заслуга, – улыбнулся милорд Вэндэр, – Сеси другого за горло держала.
   Франсуа кивнул и, пристально оглядев собравшуюся компанию, тихо сообщил:
   – Не спускайте с них глаз, они вам готовы шею свернуть.
   – Пусть встанут в очередь, желающих убить меня становится больше с каждым днем, – отозвалась Рыжая Мэри.

Глава 14
План Яна

   В то время, когда Сесилия и Патрик выясняли отношения на мосту со Стэнли Вудом, в нескольких десятках миль от них было также не все спокойно.
   Маленькая шлюпка, покачиваясь на волнах, была притянута к «Победе», и боцман кинул веревочную лестницу. Он ожидал гонца от Яна, вместо него перед ним предстал сам капитан. Боцман глупо улыбнулся и отступил назад. Вид капитана, в ледяных глазах которого читалась ярость, внушил ему ужас.
   – Я не ждал вас, сэр, – выдавил боцман, опуская взгляд.
   – Я вижу, – жестко отозвался тот. – Проводи меня к Ардану, быстро!
   Через минуту Ян уже входил в кают-компанию, где напротив стола с картами сидел Ардан. Увидев капитана, первый помощник поспешно встал и шагнул к своему предводителю. Боцман предусмотрительно вышел.
   – Сэр, что случилось? – спросил Ардан.
   – Меня чуть не убила эта рыжая каналья, – зло скривился капитан и достал из-за пояса длинный кинжал. – Вот этим клинком, – он протянул его первому помощнику. – Ну ничего, я верну ей этот долг ее же оружием. Теперь к делу.
   Ардан не заставил себя ждать:
   – В нашем распоряжении семнадцать боевых кораблей, две шхуны и «Победа». Возможно, на днях будут еще. Также у нас есть десять тысяч человек, готовых на любое безумие ради наживы.
   – Ты не терял зря время, – похвалил капитан, но его лицо осталось мрачным. – Позови остальных. Мне нужны все.
   Ардан кивнул и покинул кают-компанию. Он знал, что означают слова капитана «мне нужны все». Первым делом он заглянул в каюту к Кэти, которую он подобрал на Тартуге, и пригласил ее в кают-компанию. Дальше он позвал двух отъявленных головорезов, всегда пользовавшихся уважением у Яна, и направился к Луизе.
   Постучав в каюту девушки, он услышал отказ. Ардан скрипнул зубами, глаза его налились кровью. Он ненавидел Луизу, а терпеть ее глупые выходки в тот момент, когда вернулся Ян и требует всех к себе, было безумием. С силой первый помощник ударил по двери ногой. Дверь распахнулась мгновенно под этим натиском. Хозяйка каюты поспешно вскочила на ноги и подбежала к Ардану, тот злобно смотрел на Конора, который находился в каюте и быстро одевался.
   – Капитан вернулся, – произнес Ардан, стараясь унять желание удушить эту мерзкую парочку. Однако его тон сказал это за него, и Конор содрогнулся.
   – Ян хочет вас видеть в кают-компании, сейчас же. – Подумав, Ардан добавил: – Если не знаете, что сказать, лучше молчите. Он в ужасном настроении и может убить даже союзников.
   Презрительно осмотрев Конора и Луизу, Ардан вернулся в кают-компанию. В это время там уже собрались все и ждали только Луизу. Через минуту вошла Луиза и села на стул. Ян заговорил. В этот момент дверь кают-компании отворилась, и зашел Конор, прерывая речь капитана громкими шагами. Ян холодно и даже с ненавистью посмотрел на Конора и обратился к первому помощнику:
   – Почему ты не доложил мне, что эта крыса жива и снова на моем корабле?
   – Я забыл.
   Конор съежился и отступил к двери. Ардан решил исправить ошибку и с готовностью предложил:
   – Если хотите, я могу избавить вас от нее тут же.
   – Сэр, я служил вам преданно и никогда не предавал, – заскулил Конор, ища поддержки в лицах собравшихся. – Луиза, любимая, скажи, что я всегда был предан капитану.
   Луиза помнила, как уже однажды заступилась за Конора и чуть не лишилась жизни. Больше она не собиралась допускать такой ошибки.
   – Я соглашусь с любым решением сэра Яна, – спокойно отозвалась она, даже не посмотрев в его сторону.
   Ян удовлетворенно покосился на девушку и приказал Ардану убрать оружие. Тот недовольно спрятал уже готовый пистолет, Конор облегченно выдохнул.
   – Я вижу, что все вы полностью согласны исполнять мои приказы, – произнес Ян, оценивая каждого.
   Ардан кивнул Конору на стул, тот обессиленно упал на предложенное место. Тогда Ян заговорил. Его узкие стальные глаза горели безумной решительностью и жаждой власти, узкая бородка подрагивала, а холодный взгляд впивался в сердца собравшихся, заставляя их трепетать перед ним. Слова летели словно камни и, наконец, он подвел итог своей речи:
   – Нас не воспринимали всерьез, наших друзей вешали, их заставляли скитаться. Но пришел наш черед. Мы поставим на колени всех наших врагов. Если мы одержим победу над Лондоном, то сможем диктовать свои условия! Затеяв войну и выиграв ее, мы получим все, чего только пожелаем!!!
   Половина работы уже сделана, их флот сломлен. Осталось только нанести вовремя удар. Внезапность, вот наше главное оружие. Никто не ожидает от горстки жалких пиратов такой дерзости. – Ян иронично наморщился, все присутствующее засмеялись.
   – Знайте, за нас десять тысяч лучших бойцов, двадцать судов. Скоро будут еще. Если вы будете исполнять мои приказы, мы победим. Мы – сила, и никто не сможет нас сломить!!!
   Союзники одобрительно закричали. Выждав паузу, Ян изложил свой план нападения. Этой ночью уже никто не сомкнул глаз, каждый готовился к решающему часу.

Лондонская тюрьма

   Франсуа скривил губы и протянул:
   – Забыл вам сказать, Тао Линь мертв.
   – Кто это? – обернулся Патрик.
   – Этот человек помогал мне, – медленно произнесла Сесилия, и голос ее дрогнул. – Как это произошло? Почему?
   – Ты прекрасно знаешь ответ на этот вопрос, – отозвался Асканио. – Он помог тебе, и Ян убил его. Я услышал это недавно от одного знакомого.
   – Мне жаль, – сочувственно произнес Патрик, положив свою руку на плечо жены.
   Она не ответила. На сердце стало тоскливо и одиноко. Тао Линь всегда был человеком Яна и помог ей лишь однажды, да и то так, чтобы капитан не узнал. И что из этого вышло? Его убили. Возможно, он был единственный человек с сердцем в команде Яна. Что ж, видимо, таким там не место.
   – Я благодарна ему за его поддержку, и мне очень жаль его, – прошептала Мэри и отвернулась.
   В тюрьме было сыро и холодно. В коридоре с потолка монотонно капала вода. Внизу образовалась лужица, в камере тянуло сыростью. Запах плесени стал навязчивым, и во рту отдавало мерзкой сладостью. Было холодно, но нечем было укрыться. По телу пробежали мурашки, Сесилия прижалась к Патрику, и он обнял ее. Думать о том, что их ждет, не хотелось, ведь как их может ждать что-то хорошее, когда они сидят в тюрьме и кажется, что весь мир забыл об их существовании. Холод, однообразные капли и гулкие шаги стражника вдали отдавали такой тоской, что Вэндэры почти утратили надежду. Они устали за предыдущее путешествие, а эта камера и сэр Вуд были просто невозможны. Услышав о гибели Тао Линя и прекрасно понимая, что она сыграла в этом не последнюю роль, Сесилия почувствовала, что теряет веру в освобождение.
   Франсуа покосился на Сесилию и произнес:
   – Хватит жалеть об умерших, Мэри. Есть более важные вопросы, которые необходимо обсудить.
   – Тао Линь помог мне, – она тяжело вздохнула, – но ты прав.
   Франсуа кивнул, откашлялся и, понизив голос, сказал:
   – Я думаю, пираты хотят напасть на Лондон.
   – Что за чушь! – возмутился Патрик – Ян не настолько безумен!
   Рыжая Мэри посмотрела на Франсуа, тот медленно кивнул. Сесилия положила руку на плечо мужа и спокойно сказала:
   – Говори потише, мы здесь не одни.
   – Но нападение невозможно, это абсурд!
   – Почему невозможно? – спросил Франсуа. – Если объединить всех пиратов, бродяг, всех обиженных и прочих людей и дать им стимул, очень даже возможно.
   – Я не верю этому, – прошептал милорд Вэндэр.
   – Эдуард сказал так же, – отозвался Сальвино де Мальвинор. – Вот мне и пришлось идти добывать информацию. Теперь я в этом уверен.
   – Необходимо предупредить Эдуарда, – произнесла Сесилия.
   – Я предупреждал.
   – Но подожди, как они нападут? – спросил Патрик.
   – Если бы я знал все, то правил миром, – улыбнулся Франсуа. – Не знаю. Даже представить сложно. Все суда тщательно проверяются, на всех мостах караул, в портах стоят пушки. Я бы сказал, что снаружи в Лондон попасть невозможно.
   – А изнутри? – неожиданно спросила Сесилия.
   – Это как? – пораженно спросил Асканио.
   – Дайте мне время подумать, – прошептала та. – Кажется, я начинаю понимать его план.
   Мужчины замолчали, обменявшись недоуменными взглядами. В это время двое контрабандистов недовольно зашевелились в противоположном углу камеры.
   – Что, побег обдумываете? – спросил один из них. – Сюда легко попасть, но не так-то просто бежать.
   – Точно, – прошептала Сесилия. – Сюда легко попасть.
   Патрик и Франсуа обернулись. Рыжая Мэри тихо и сосредоточенно заговорила:
   – Франсуа, ты говоришь, что каждый корабль просматривается. Ну а что, если бы английские солдаты приплыли бы, скажем на пиратском судне, привезя с собой полсотни плененных разбойников? Что было бы тогда?
   – Их отвели бы в тюрьму.
   – Правильно, они попали бы в тюрьму. А сколько в этой тюрьме выходов?
   – Один, через него все входят и выходят.
   – Сальвино де Мальвинор, неужели твоя репутация – миф?! – резко спросила Рыжая Мэри. – Я слышала, что ты знаешь об этой тюрьме много интересного.
   – Я слышал, – замялся тот, – что есть еще один выход. Но я не знаю, правда это или нет.
   – Куда он ведет?
   – В переулок, что напротив здания, где размещается Эдуард, Штефард, Стэнли и его папаша генерал.
   – В самое сердце Лондона, – произнесла Сесилия. – Если я права, то пиратам не составит труда проникнуть в город.
   – Если это так, то нам нужно выбираться отсюда, – заметил Патрик. – Надо предупредить Эдуарда, надо быть при оружии, в конце концов!
   – Ты прав, – усмехнулась жена. – Веселенькая у нас будет встреча с пиратами.
   В этот момент в оживленный разговор друзей вмешался контрабандист с вывихнутой рукой:
   – Эй, вы там, посмотрите, жратву не несут?
   – Что?! – переспросил Патрик, с негодованием оборачиваясь.
   – Я говорю, утро уже, есть хочется, – отозвался заключенный.
   – Как быстро прошла ночь, – протянула Сесилия.
   В этот момент по тюремному коридору раздались гулкие шаги, раскатившиеся по каменным сводам множеством отголосков. Шаги приближались, казалось, что идет не один человек, не десять, а целая сотня. Камера, где находились Вэндэры, была самой отдаленной и находилась как раз в том проходе, где, по легенде должен был располагаться второй выход. Послышался громкий вопрос тюремщика:
   – Куда я размещу их всех?
   – Здесь полно камер. Хотя бы вон в том коридоре.
   В этот же момент четверо солдат завернули в коридор, в конце которого находились Вэндэры. В тот же миг, как только солдаты зашли за поворот, раздались выстрелы. Конвоиры упали замертво, а их пленники неистово закричали. Заключенные подхватили этот крик.
   – Вот и началось, – сухо произнесла Рыжая Мэри.

Глава 15
Нападение

   Патрик и Франсуа переглянулись и поняли друг друга мгновенно. В один прыжок они пересекли камеру и оказались возле контрабандистов.
   – Немедленно выглядывайте из камеры и орите, чтобы вас освободили! – приказал Франсуа.
   – Зачем? – попытался возразить более смелый.
   Черные глаза Франсуа загорелись, лицо напряглось, бледные губы сжались, но он спокойно ответил:
   – Делайте, если жизнь дорога.
   Контрабандисты мгновенно поняли, что этот человек не станет бросать слова на ветер, и тут же подошли к решетчатой стене. Франсуа, Патрик и Сесилия встали за дверью, оставаясь незаметными для людей в коридоре. Послышались новые выстрелы, крики восторга заключенных и топот пиратов. Кто-то достал ключи и принялся отворять двери камер, контрабандисты начали привлекать к себе внимание криками.
   – Мы задумали безумие, – сказал Патрик. – Несколько сотен вооруженных бойцов и мы трое, безоружные и уставшие.
   – Да, безумие, – согласился Франсуа, однако его глаза враждебно горели.
   – Тогда пусть это будет наша самая безумная и отчаянная затея! – криво усмехнулась Рыжая Мэри, в ее глазах вспыхнул азарт предстоящей стычки.
   Топот нарастал, с десяток пиратов уже пробежали мимо камеры Вэндэров в поисках заветного выхода. Наконец контрабандисты сумели привлечь внимание, и разбойник с ключами отпер дверь.
   – Вы свободны! – произнес он. – Враги наших врагов – наши друзья. Деритесь за нас и будете вознаграждены.
   – Дайте нам оружие, и мы будем сражаться, – произнес тот, кому Патрик вывихнул руку.
   – Франсуа, – прошептала Сесилия. – Надо выходить, или они нас убьют.
   Опытный парламентер тоже понимал это и с чувством собственного достоинства вышел из-за двери. Увидев еще одного заключенного, пират удивленно вскинул брови.
   – Я предпочитаю шпагу и пистолет, – властно произнес Франсуа.
   – Сальвино де Мальвинор? – переспросил пират, не веря своим глазам. – Вы здесь?
   Двое контрабандистов, поняв, что оружия им не видать, поспешили выйти из камеры, пока они еще живы. Огромное число разбойников ходили по тюрьме, ища тайный проход к выходу.
   – Ты дашь мне оружие? – так же властно спросил Франсуа и нахмурился.
   – Конечно, – поспешно кивнул тот и выдал легендарному парламентеру то, о чем он просил.
   – Со мной двое друзей, дай им то же самое и еще по кинжалу.
   Меньше чем через минуту пират отдал Франсуа просимое. Передав все это Патрику и встав так, чтобы пират не видел Рыжую Мэри, Франсуа спросил:
   – Вы ищете выход, ведущий к площади?
   – Да, – еле дыша от изумления, произнес тот. – Вы знаете, где он?
   – Знаю, я слышал о нем, когда помогал сэру Яну выбраться из этой тюрьмы. Правда, я им не воспользовался и сам ни разу его не видел.
   Теперь пират уже не сомневался в прославившемся авантюристе. Громко свистнув, он закричал во всю глотку:
   – Здесь Сальвино де Мальвинор! Он знает, где выход!!!
   Тут же по меньшей мере полсотни разбойников обернулись к кричавшему. Франсуа завоевал всеобщее внимание. Выпрямив спину, он вышел из камеры и быстрым шагом направился к узкому коридорчику. Почти все пираты, находящиеся в тюрьме, последовали за ним. Патрик и Сесилия, низко нагибая головы, растворились в толпе и, держась в тени, следовали за Франсуа. Минуя несколько незаметных поворотов, Сальвино де Мальвинор оказался возле заржавевшей двери. Пират отдал ему ключи. Найдя глазами Патрика и Сесилию, Франсуа подозвал их к себе и только после этого стал отпирать дверь. Внимание всех было приковано к замку, и поэтому никто не заметил, как Вэндэры оказались первыми возле двери. Незаметным движением Франсуа спрятал ключи на поясе, затем потянул на себя тяжелую дверь. Пираты бросились к выходу, но властный голос Сальвино де Мальвинора заставил их замереть:
   – Там может быть западня. Дайте мне разведать.
   – Я всегда вами восхищался, – выдохнул молодой разбойник.
   Кто-то закричал о преданности Сальвино де Мальвинора Яну, остальные поддержали этот крик. Как только дверь открылась на локоть, Сесилия, Патрик и Франсуа выскочили на улицу. Еще не видя переулка, Франсуа закричал, что здесь солдаты и поспешно захлопнул тяжелую дверь. Патрик и Сесилия навалились на нее, Франсуа стал поспешно поворачивать ключ. Но не успел он сделать и пол-оборота, как тошнотворно знакомый голос скомандовал:
   – Бросьте оружие!
   Все трое обернулись. В переулке стоял Стэнли Вуд с двумя десятками солдат.
   – За этой дверью три с лишним сотни пиратов и все заключенные вашей тюрьмы! – закричала Сесилия, делая шаг вперед. – Бегите за подмогой! Они убьют всех нас!
   – Ха, ха, – скривился Стэнли. – Сложите оружие, миледи, а вы, – он направил заряженное ружье на Франсуа, – отойдите от двери и поднимите руки!
   Ключ со звоном выскользнул из пальцев Сальвино де Мальвинора, ударяясь о мостовую. Франсуа отошел в сторону. В этот же момент тяжелая железная дверь распахнулась, и в переулок выбежали разъяренные пираты. Стэнли Вуд, изнеженный в роскоши и богатстве, в первый миг не поверил происходящему. Затем выстрелил наугад, закричал: «В атаку!» – и, выронив ружье, бросился бежать в противоположную сторону. Оставшись без своего командира, солдаты уже были готовы сложить перед многочисленным врагом оружие, а разбойники праздновали свою быструю победу, как вдруг произошло то, чего никто из них не ожидал.
   Рыжая Мэри подняла ружье Стэнли и выстрелила. Пират, освободивший Франсуа, был поражен в сердце. Патрик и Франсуа, встав по обе стороны от Мэри, так же начали стрелять.
   – Оружие на изготовку, держать строй! Огонь! – закричала Рыжая Мэри солдатам, которые тут же выполнили указание. – Огонь!!!
   Началась настоящая битва. Две минуты длилась перестрелка, в которой группа солдат уменьшилась на шесть человек. Затем началось сражение. Сесилия, Патрик и Франсуа сражались столь яростно, что придавали смелость и отвагу малочисленным союзникам. Пираты прибывали и прибывали нескончаемым потоком. Переулок был узким, а тюремная дверь маленькой, но все же на каждого убитого разбойника появлялся новый, еще более свирепый и обозленный непредвиденным сопротивлением. Через несколько минут напряженного боя из двадцати людей Стэнли осталось всего семеро.
   – Не отступать!!! – закричала Рыжая Мэри, делая смертельный выпад. – Сражайтесь до конца! Бейтесь ради своих детей! Бейтесь!!!
   Через пять кровавых минут, в которые разбойники потеряли немало бойцов, все солдаты были убиты, а друзья отступили на одно здание. Франсуа, Патрик и Рыжая Мэри стояли посреди улицы втроем против двух с лишним сотен разбойников. Однако эти трое были готовы стоять насмерть.
   – Чего ждете?! – закричал кто-то. – Убить их!!!
   Десяток пиратов отделились от остальных и бросились в атаку. Трое союзников, встав спина к спине, отражали бесчисленные удары, пригибались от неожиданных пуль и прикрывали друг друга. Пот градом стекал с лиц, они задыхались от напряжения, сердца бешено колотились, а вся одежда была полностью разорвана и покрыта кровью. Они действовали, как хорошо смазанный механизм, движения были молниеносными и четкими, страха не было, вместо него был азарт немыслимой победы.
   Тяжело дыша, Сесилия опустила шпагу и огляделась по сторонам. Возле нее, Патрика и Франсуа лежали поверженные враги. Остальные пираты, выйдя из тюрьмы, не собирались нападать, они стояли в изумлении, наблюдая за этой неравной схваткой.
   – Ваши силы на исходе, – произнес их предводитель. – Уйдите с дороги, и мы вас не тронем. Я уважаю силу и подарю вам жизнь, если вы сложите оружие.
   – Мы не отступимся, – ответил Патрик.
   – Вы сами выбрали свою судьбу, – произнес он и крикнул приказ.
   Все трое знали, что погибнут, а если так, им было уже нечего терять, и они решили забрать с собой столько преступников, сколько смогут.
   В тот момент, когда толпа пиратов должна была смести своей мощью трех отважных людей, послышался конский топот, ржание, и в тот же миг раздались выстрелы. Отбиваясь от очередного врага, краем глаза Патрик заметил солдат. Уставшие, раненые, с множеством синяков, трое друзей стали отступать назад, пропуская вперед вновь прибывших. Один из всадников принял их за пиратов и выпустил дробь, но промахнулся. Сесилия, Патрик и Франсуа отступали все дальше и дальше назад, пока не оказались на площади, к которой так усердно пробивались захватчики. В переулке еще слышалась отчаянная битва, но ее исход уже был понятен и решен. Пираты проиграли.
   Тяжело дыша и стирая с лица чужую кровь и соленый пот, Рыжая Мэри осела на землю, опираясь спиной о здание. Патрик и Франсуа стояли рядом, все трое молчали, тяжело дыша, унимали неистово колотившиеся сердца. Сесилия выдохнула и подняла голову.
   В шаге рядом с ними стоял Стэнли и с презрением, походившим более на восхищение, смотрел на друзей.
   – Трус, – выдавил Патрик сквозь зубы и сплюнул на землю.
   – С вами хотят поговорить, – произнес сэр Вуд. – Пойдемте за мной.
   – Вы нас что, арестовываете? – засмеялась Сесилия, которую только что отпустило напряжение битвы.
   Стэнли сухо улыбнулся и повторил:
   – Пройдите за мной, с вами хотят поговорить.
   Патрик помог жене подняться на ноги, и они направились следом за Стэнли, в шаге за ними брел Франсуа. В переулке послышались громкие крики победы солдат, Патрик облегченно вздохнул. Дойдя до четырехэтажного желтого здания, они остановились. Солдаты с удивлением смотрели на троих людей в лохмотьях, избитых и перемазанных кровью и пылью, но не задавали вопросов. Для надежности Стэнли приказал четверым караульным следовать за ними. Под конвоем друзья прошли по мраморной лестнице на третий этаж. Остановившись возле одной из дверей, сэр Вуд постучал и, заглянув, доложил:
   – Сэр, я привел к вам трех бывших заключенных. Думаю, вам будет интересно с ними поговорить.
   – Бывших? – послышался мужской голос за дверью.
   – Да, сэр. Я освободил их сегодня утром и принес свои извинения.
   Попросили подождать, Стэнли отпустил караул. Патрик подошел к сэру Вуду и шепотом спросил:
   – Как это понимать? Помнится, вы, сэр Вуд, нас не отпускали и извинений не приносили.
   – Милорд, – с заискивающим уважением произнес тот. – Если вы забудете тот неприятный инцидент в переулке…
   – Как вы бежали, сэр Вуд? – разыгрывая непонимание, спросил Патрик.
   – Да, – со злостью прервал тот, – то я забуду, в каком виде встретил вас на мосту, и замну историю с миледи Вэндэр.
   – А если я скажу правду? В конце концов, вы ничего не можете представить против нас, кроме странной одежды.
   Стэнли нагло улыбнулся:
   – Тогда, милорд Вэндэр, как это ни печально, мне придется вспомнить о корабле, откуда вы вытурили меня и бежали, про странности миледи Вэндэр, про ее татуировку, в конце концов. Еще я вспомню, что однажды слышал, что Рыжая Мэри несколько лет назад исчезла при весьма странных обстоятельствах. В тот самый год, когда вы женились на миледи Вэндэр.
   – Хорошо, – сдержанно ответил Патрик. – Вы нас отпустили, извинились, а при проникновении пиратов в тюрьму вас в том переулке не было.
   – Я знал, что вы умный человек, милорд, – с торжеством произнес Стэнли.
   В этот момент из кабинета позвали, и трое друзей зашли в богато уставленную комнату. Стэнли закрыл за ними дверь и удалился.
   Мужчина, стоящий возле стола с бумагами, обернулся. Увидев, кто перед ним стоит и в каком виде, он побледнел от ярости.
   – Если это вас так Стэнли, то я его по стенке размажу, – произнес он хриплым от напряжения голосом.
   Патрик засмеялся и ответил:
   – Эдуард, разве мог этот мальчишка нас так разукрасить? Это люди Яна.
   Эдуард сжал губы и спросил.
   – Где? Когда?
   – Что значит где и когда? – взорвалась Сесилия. – У тебя перед окном Эдуард, две минуты назад! Две, может, три сотни пиратов хотели прорваться к этому зданию, где ты мирно сидишь, и разнести здесь все!!! Если бы не всадники, мы были бы давно мертвы!
   Сэр Левод напрягся как струна, губы плотно сжались, глаза потемнели. Расстегнув верхнюю пуговицу на мундире, он произнес:
   – Я ничего об этом не знал.
   Франсуа посмотрел на Эдуарда, сдержал ироничное замечание и переспросил:
   – Насколько я помню, ты, Эдуард, командор и правая рука полковника Штефарда, даже этот Стэнли тебе подчиняется. Так объясни мне, как ты мог ничего не знать о том, что творится в нескольких ярдах от тебя?
   – Десять минут назад прибежал Стэнли, весь бледный и перепуганный до смерти, первый раз видел его таким, он потребовал конницу. Мы дали ему всех людей, которые находились здесь. Больше я ничего не знал.
   – Ясно, – сухо произнесла Сесилия и, присев на мягкий стул, осушила стакан холодной воды.
   Патрик сел рядом с женой и кратко пересказал другу последние события и мысли по поводу пиратов. Эдуард поднялся и начал ходить по кабинету. Не успел милорд Вэндэр замолчать, как дверь кабинета бесцеремонным образом распахнулась и вбежал человек.
   – Сэр Левод, на нас напали! – закричал он, едва ли не валясь с ног от усталости. – Их слишком много, они сильны, нам не продержаться.
   – Где? – резко спросил Эдуард.
   – В порту, – прохрипел тот и повалился на стул, тяжело и отрывисто дыша.

Глава 16
Порт

   Сэр Левод не заставил себя долго ждать и, крикнув помощника, стал отдавать ему четкие и емкие приказы. Затем он взял со стола мушкет и почти бегом направился вниз по лестнице. Франсуа, Патрик и Сесилия побежали следом. Очутившись на улице, Эдуард с досадой заметил, что конюшни пусты, и, сделав еще несколько распоряжений, побежал к порту, из которого слышались не прекращающиеся выстрелы пушек. Вскоре друзья достигли порта.
   Там царило что-то ужасное. Недалеко от пристани находились пять пиратских судов, нельзя было не согласиться, что это были лучшие корабли. Некоторые из них периодически стреляли по порту, в ответ пушки, обороняющие порт, вторили новыми залпами. Пирс был полностью уничтожен, большая часть причалов была похожа на руины. Пострадали и некоторые трактиры, пабы и магазины, находящиеся рядом. Из-за плотного черного дыма различить что-либо становилось невозможно. Пользуясь этим, с пиратских кораблей спускали шлюпки с разбойниками и отправляли в порт. Пираты начали высаживаться на исковерканный берег и с грозными криками бросались в атаку на защитников порта.
   Эдуард скосил глаза на друзей и хмуро произнес:
   – Я должен найти командира. Ждите здесь, постарайтесь остаться в живых.
   Сесилия, Патрик и Франсуа вновь остались втроем. Каждый в порту был занят своим делом, и никому не было дела до трех друзей. Несколько секунд они стояли молча, наблюдая за происходящим. Неожиданно из-за обломков выбежали шестеро захватчиков и, с ненавистью размахивая оружием, бросились на них.
   На каждого пришлось по два противника, безусловно, для закаленных в сражениях союзников это было не много. Однако после побега из тюрьмы силы всех троих были на исходе, а множество полученных, пусть и незначительных ран давали о себе знать.
   Сумев победить одного из них, Рыжая Мэри ранила второго и шагнула назад. В этот же миг раздался новый выстрел пушек, и Сесилия повалилась на спину. Воспользовавшись моментом, пират замахнулся саблей, желая нанести решающий удар. Рыжая Мэри схватила лежащую рядом доску и, крепко сжав ее двумя руками, выставила перед собой, как щит. Пират ударил саблей, заточенное лезвие прорубило дерево на две трети и застряло. Лежа на спине, Рыжая Мэри полностью выпрямила руки, отодвигая от себя противника, разбойник навалился на оружие всем своим весом. Со лба Сесилии стекали крупные капли пота, руки от напряжения дрожали и сгибались, взгляд остановился на остром лезвии, ломающем дерево.
   В этот момент Патрик, заметив, что происходит, убил пирата и помог жене подняться. Тяжело дыша, Сесилия встала на ноги. Поднявшись, Рыжая Мэри заметила в нескольких шагах от себя Эдуарда и еще троих офицеров. Эдуард злился и выкрикивал приказы, остальные оправдывались.
   – Патрик, я пойду к ним, – тихо произнесла Мэри.
   – Они сами знают, что делать, Сеси, не суйся туда!
   – Да, но я знаю лучше! – твердо ответила она и сделала шаг вперед.
   В этот миг из-за развалин выскочили новые разбойники. Патрик и Франсуа стали рядом, защищаясь. Мэри стояла на месте, глядя на мужа и друга.
   – Иди, ну же!! – закричал Франсуа, увидев ее нерешительность.
   Миледи Вэндэр глубоко вздохнула и быстро подошла к группе командиров.
   – Прошу, выслушайте меня, – твердо и громко заговорила она.
   – Вы, собственно, кто? – спросил один из офицеров, неодобрительно оглядывая внешность женщины, больше походившей на разбойницу.
   – Это миледи Вэндэр, – произнес Эдуард угрожающе. – Соблюдайте должное уважение. Говорите, миледи, – он кивнул Сесилии.
   – Если вы забаррикадируете порт из развалин, то задержите пиратов на какое-то время. Я знаю, эти пушки достаточно мощные, – она положила руку на стоящее рядом орудие. – Постарайтесь разгромить ими вон тот корабль, – Рыжая Мэри показал влево. – Я знаю, что именно с него идут шлюпки с пиратами. Если вы его разобьете, то нападение прекратится.
   – Рыж… – Эдуард поспешно исправил себя: – Миледи Вэндэр, почему вы уверены, что именно с того корабля.
   – Я слышала об этом маневре, – коротко пояснила Сесилия и прибавила так, что услышал только Эдуард: – Еще давно, от Яна.
   – Вы слышали, что сказали?! – закричал сэр Левод на трех офицеров. – Исполнять немедленно!!!
   – Но, сэр Левод, – тихо произнес самый старший, – ведь миледи Вэндэр – женщина. Так откуда леди знать…
   – Что за вопросы?!! – гаркнул Эдуард. – Я отдал вам приказ, и вы обязаны его исполнить! Живо!!!
   Офицер кивнул и поспешно бросился исполнять приказ сэра Левода. Сесилия осталась стоять на месте, наблюдая за действиями в порту, а Эдуард, вынув шпагу, встал рядом с Патриком и Франсуа.
   
Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать