Назад

Купить и читать книгу за 105 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Туристический комплекс России: тенденции, риски, перспективы

   Монография содержит комплексное исследование тенденций и проблем национальной туристской индустрии. Особое внимание уделено сущности, факторам и механизмам регулирования туристских рисков. Рассмотрены направления и перспективы развития туристского рынка России.
   Для научных работников и преподавателей, студентов и аспирантов вузов, работников органов государственной власти в сфере туризма, а также для всех интересующихся современным состоянием и перспективами развития российского туризма.


Антон Олегович Овчаров Туристический комплекс России: тенденции, риски, перспективы

Введение

   Принятие Международным Олимпийским комитетом решения о проведении в г. Сочи XXII зимних Олимпийских игр стало одним из самых заметных событий в 2007 г. Оно имеет не только важное политическое и культурно-спортивное значение, но и влияет на развитие туризма в регионе и во всей стране. Работа Заявочной комиссии по продвижению Сочи в качестве города – кандидата на проведение зимней Олимпиады-2014 спровоцировала повышенный интерес со стороны государства и общества к проблемам и перспективам российской туристской индустрии. Вместе с тем это решение обострило существующие проблемы российского туризма, потребовало проведения детального анализа ситуации и поиска эффективных механизмов развития рекреационно-туристской отрасли.
   Начиная с 2002 г. в России наблюдается бум спроса на рынке туристских услуг. Это связано с преодолением кризисных явлений в российской экономике и ростом уровня жизни. Доля туристских услуг как эластичных по доходам увеличивается даже в условиях небольшого роста реальных располагаемых доходов населения. Возрастает внешнеторговый оборот туристских услуг, замедляется рост цен, увеличиваются объемы внутренних и выездных потоков. В 2006 г. приняты поправки в Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации», создающие условия для притока инвестиций со стороны частного бизнеса в наиболее привлекательные для туризма территории. В 2007 г. вступили в силу изменения в туристском законодательстве, направленные на упорядочение туроператорского рынка и создание системы страхования туристских рисков.
   Однако в целом туристский бум ориентирован главным образом на выездной сектор рынка. За первое полугодие 2007 г. выездные туристские потоки превысили въездные в 4,7 раза, тогда как в 2000 г. это соотношение составляло 1,7. Такая ситуация свидетельствует о высокой привлекательности для российских туристов зарубежных туров и о недостаточной популярности российских туристских зон среди иностранцев, что для национальной туристской индустрии представляет определенную угрозу. Низкая популярность российских рекреационных зон объясняется отсутствием полноценной современной структуры оздоровления и развлечений, сезонностью российского турпродукта и «нераскрученностью» различных туристских программ. Уровень цен на многие услуги по внутреннему туризму и отдыху сравнялся и даже превысил уровень цен на аналогичные предложения по выездному туризму. Это сдерживает развитие внутреннего туризма, поскольку разнообразие международных туристских предложений, высокое качество обслуживания на зарубежных курортах делает его неконкурентоспособным.
   Неразвитость российского туризма особо остро проявляется при сопоставлении экономических индикаторов России с другими странами. Так, в соответствии с рейтингом Всемирного экономического форума, составленным в начале 2007 г., Россия по уровню развития туристской индустрии находится на 68-м месте в списке из 124 стран. Более высокие позиции получили такие страны, как Уругвай, Словения, Венгрия, Грузия. И это притом, что наша страна имеет огромную территорию, колоссальный природный и культурно-исторический потенциал, который может быть вовлечен в туристский экономический оборот и способен приносить большие доходы государству и бизнесу. Следует учитывать также и социальную значимость туризма, его направленность на восстановление и укрепление здоровья нации.
   Специфика туристской индустрии заключается в том, что она представляет собой сложную систему с разнообразными экономическими связями. Туристская сфера является сегодня частью народнохозяйственного комплекса, одной из составляющих экономической системы, привлекая к себе возрастающие объемы материальных, финансовых и трудовых ресурсов. Она объединяет большое число отраслей, функции которых заключаются в удовлетворении растущего спроса на различные виды туризма и отдыха. Межотраслевые связи туризма настолько тесно переплетены, что очень сложно оценить вклад той или иной подотрасли в туризм. Это касается в первую очередь транспортного обеспечения, средств размещения, индустрии общественного питания. Проблема обостряется еще и отсутствием в России статистики туризма, унифицированной в соответствии с международными нормами.
   В контексте научного анализа малоизученной остается пока проблема туристских рисков. Рост мирового и российского туризма сопровождается повышенным уровнем экономических, социально-политических и других видов риска, влияющих на участников туристского рынка и способных весьма существенно корректировать туристскую активность. Особую роль сегодня играют глобальные риски, такие как природные катаклизмы, опасности международного терроризма, мировые экономические кризисы. Для туризма как элемента международного экспорта и импорта услуг эти риски имеют первостепенное значение. Поэтому необходимы комплексная оценка всей системы факторов туристских рисков и выработка на этой основе механизма управления рисками.
   Сложный комплекс проблем, связанных с развитием туристского сектора экономики в период 2000–2007 гг., не получил всестороннего и детального освещения. Туристско-рекреационная сфера современной России в отношении основных экономических индикаторов в общей картине экономических исследований остается практически неизученной. Данная книга призвана частично устранить этот пробел. Целью работы является проведение исследования современных тенденций и перспектив развития российской туристской индустрии, теории и практики анализа и управления туристскими рисками.
   Монография написана на основе большого числа аналитических и статистических материалов. Обобщены данные Росстата (проанализированы три сборника по туризму, а также такие сборники, как «Россия в цифрах», «Гражданская авиация в России», «Транспорт в России» и др.). Кроме того, использована информация международных туристских организаций (Всемирной туристской организации, Всемирного совета по туризму и путешествиям), российских и иностранных государственных структур и неправительственных организаций (Ростуризм, Росавиация, Центробанк, Минфин, Российский союз туриндустрии, Международная ассоциация воздушного транспорта и др.).

1. Туристический комплекс в современных условиях

1.1. Экономические основы функционирования туристического комплекса

   Сущность и структура туристического комплекса. Анализ экономических проблем туристского сектора экономики проводится на основе различных теоретических и методологических положений, позволяющих раскрывать специфику экономических отношений и выявлять закономерности развития туристской деятельности во всех ее формах и проявлениях. В экономической литературе и нормативно-правовых актах сложился терминологический аппарат, включающий определенный набор базовых и вспомогательных категорий. В главе 1 обновленного Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (редакция 2007 г.) используется 23 понятия, в энциклопедии туризма дано 130 статей по основным туристским понятиям [Зорин, 2003], в глоссарии терминов международного туризма представлено несколько тысяч категорий [Большой Глоссарий терминов международного туризма, 2003]. Неизбежным здесь является различие в трактовках разных дефиниций, многовариантность отражаемых в определениях процессов и явлений. Неоднозначная интерпретация проявляется в истолковании таких основополагающих терминов, как «туризм», «услуга», «тур», «туристский рынок» и т. д. Так, в одном учебнике по туризму понятие «тур» понимается как комплекс «различных видов услуг, объединенных на базе главной цели путешествия и предоставляемых по определенному маршруту и в определенный срок» [Карпова, 1998]. В другом учебнике дается расширенное определение тура, понимаемого как «отношения между субъектами туристского рынка и их поведение в процессе производства, формирования, продвижения и реализации комплекса (или части) туристских услуг как товара в условиях ограниченности туристских ресурсов и их рационального распределения с целью удовлетворения своих потребностей» [Менеджмент туризма, 2002].
   Нет необходимости подробно останавливаться на терминологических аспектах проблемы, поскольку они достаточно подробно представлены в специализированной литературе. Отметим только, что с позиций изучения экономических связей туристских предприятий оправданно использование категории «туристический комплекс» как некой экономической системы, состоящей из различных элементов[1]. В переводе с латинского комплекс (complexus) означает связь (сочетание) и в самом общем смысле определяется как совокупность предметов, явлений или свойств, образующих одно целое. Введение в научный оборот этого понятия позволяет изучать туристскую индустрию с позиций комплексности, т. е. с учетом взаимосвязанности и взаимообусловленности всех элементов и процессов.
   В современных исследованиях термин «комплекс» применительно к туризму чаще всего встречается в контексте анализа инфраструктурных объектов туристской индустрии: гостиниц, специализированных организаций отдыха и туризма, транспорта. Использование подобной терминологии («гостиничный комплекс», «санаторно-курортный комплекс» и др.) предполагает не изолированное исследование проблем у отдельных единиц, а совокупное, системное изучение экономического взаимодействия элементов, которые подвержены различным количественным и качественным изменениям. Логично было бы определить все инфраструктурные составляющие в качестве подкомплексов (подсистем) и рассматривать деятельность хозяйствующих субъектов индустрии туризма с позиций функционирования более общей системы – туристического комплекса.
   Такой подход правомерен, но с одной оговоркой. Дело в том, что спецификой туристского сектора экономики является невозможность его отнесения к одной конкретной отрасли в теоретическом и статистическом понимании этого слова. Отрасль как основное структурное подразделение народного хозяйства представляет собой совокупность предприятий, выполняющих одинаковые по содержанию социально-экономические функции независимо от территориального расположения предприятий и их организационно-правовой формы. Согласно положениям Системы национальных счетов 1993 г. [СНС-93], под отраслью понимается «группа заведений, занимающихся аналогичными видами деятельности». Туризм под эти определения не попадает, поскольку набор характерных видов деятельности в туризме включает ряд классов «отраслей» в их традиционном смысле. Очевидна сопряженность туристской деятельности с различными сферами общественного производства. Не весь созданный подсистемами туристического комплекса доход (добавленная стоимость) относится к добавленной стоимости в секторе туризма, поскольку инфраструктурные объекты комплекса обслуживают не только туристов, но и других участников рынка. При этом не связанные с туризмом отрасли могут обслуживать туристов, тем самым создавая добавленную стоимость в туристском секторе экономики. В то же время непосредственные субъекты туристского рынка (туроператоры и турагенты) участвуют в нетуристских сферах деятельности, инвестируя средства, например, в непрофильные активы. Подобное переплетение экономических связей характерно и для других отраслей, но для туристического комплекса оно приобретает особое значение.
   Деление предприятий на «туристские» и «нетуристские» очень условно, что позволяет лишь относительно установить границы отрасли «туризм» [Васильева, 1976]. Поэтому целесообразно определять эти границы исходя из экономического вклада той или иной подотрасли. В качестве критерия здесь можно выделить долю потребительских расходов рекреационно-туристского назначения в валовой выручке предприятий [Терехова, 1983]. Если данная доля составляет устойчивое значение не менее 25 %, то такие подотрасли будут являться элементами туристического комплекса. В соответствии с таким критерием структура туристического комплекса включает следующие объекты (расположены в порядке убывания указанной доли):
   • организаторы туризма (туроператоры и турагенты);
   • специализированные средства размещения (пансионаты, базы отдыха, санатории, профилактории, туристские базы, кемпинги, мотели);
   • предприятия питания в специализированных средствах размещения;
   • специализированные предприятия отдыха и развлечений (индустрия аттракций, спортивно-зрелищные предприятия, учреждения культуры, экскурсионные бюро, тематические и национальные парки и т. д.);
   • гостиницы и аналогичные средства размещения;
   • транспортные предприятия (включая систему транспортного обеспечения);
   • предприятия общественного питания.
   С течением времени могут происходить изменения в структуре туристского хозяйства, т. е. отдельные элементы подвержены трансформации как в сторону уменьшения, так и увеличения их доли в туристическом комплексе. Это обусловлено развитием «туристского движения», постоянной перегруппировкой туристского спроса, появлением новых видов туризма. Например, в начале 90-х годов прошлого века в результате распада СССР возник ажиотажный спрос российских граждан на услуги выездного туризма, потребовавшего активизации рынка международных авиаперевозок. Одновременно с этим резко сократилось число специализированных средств размещения и соответствующих предприятий общественного питания, тем самым уменьшив их долю в российском туристическом комплексе. Эти и другие тенденции привели к структурным сдвигам в туристской индустрии России.
   Возможна и иная структуризация туристического комплекса. Например, в целях расчета статистических показателей туризма Всемирной туристской организацией (UNWTO) рекомендуется максимальная дезагрегация отраслей туризма. Это позволит более эффективно определять характеристики туристских продуктов и достигать международной сопоставимости статистических показателей, отражаемых в соответствующих таблицах и счетах. В настоящее время методология UNWTO использует 12 отраслей, причем половина из них связана с транспортным обеспечением.
   Имеет место подход, основанный не на делении туристического комплекса по отраслям, а на идентификации групп предприятий по признаку преимущественного обслуживания туристов [Азар, 1972]. В соответствии с ним предприятия подразделяются на три группы: первичные предприятия, функционирующие непосредственно для обслуживания туристов (предприятия организованного отдыха, гостиницы, кемпинги); вторичные предприятия, ориентированные преимущественно на туристов, но услугами которых пользуются и местные жители (предприятия общественного питания, коммунального и бытового обслуживания, открытые в курортно-туристских районах, городской транспорт); третичные предприятия, связанные с обслуживанием всего населения, но удовлетворяющие специфические потребности туристов (предприятия междугородного транспорта).
   Главная сложность описания туристического комплекса как единой упорядоченной системы заключается в невозможности определения точных количественных оценок по экономическому вкладу самой туристской индустрии в региональный или общий ВВП, в другие макроэкономические показатели. То же самое можно сказать и о вкладе сопряженных отраслей в экономику туризма. Трудности вызывают расчеты численности занятого населения в туристской отрасли, внутренних туристских потоков, потребляемых товаров и услуг и т. д. Даже, казалось бы, такой простой вопрос, кого относить к категории туристов, вызывает разные мнения и интерпретации [см., например, Карпова, 1998]. При этом различные туристские организации дают экспертные оценки по отдельным экономическим индикаторам, которые сильно отличаются друг от друга, и их методологическая проработанность вызывает большие сомнения. Так, по итогам 2005 г., Федеральное агентство по туризму (Ростуризм) оценило вклад туризма в экономику страны в размере 6,9 % от ВВП, а Всемирный совет по туризму и путешествиям (WTTC) определил его для нашей страны в размере 7,8 % [Туризм в цифрах, 2007]. В абсолютных цифрах разница составила 194 млрд руб., что весьма существенно.
   Тем не менее рассмотрение туристического комплекса в качестве целостной системы, состоящей из элементов разной степени сложности и упорядоченности, наиболее продуктивно в контексте научного анализа. Эта система включает в себя как инфраструктурные объекты, своего рода экономический фундамент туристской индустрии, так и группы туристов, природно-культурные ресурсы и органы управления. В качестве субъекта деятельности туристического комплекса выступают туристы, а объектом является туристско-рекреационная территория – «часть земной поверхности с характерными для нее природными комплексами, созданными человеком памятниками культуры и инженерными сооружениями, используемыми для массовой рекреационной деятельности» [Веденин, 1982]. Субъектно-объектные взаимодействия регулируются организаторами туризма, которые рассматриваются в данном случае не в узком (как турагенты и туроператоры), а в широком смысле – от государственных структур до самих туристов, принимающих решение о форме, месте и времени отдыха.
   Спецификой туристического комплекса как рекреационной системы является ограниченность и неравномерность рекреационных ресурсов, а также пространственная и временная расчлененность туристских процессов. Временная обусловлена характером жизнедеятельности человека, который субъективно выбирает лишь определенные периоды времени, наиболее благоприятные и эффективные для туризма. Пространственная расчлененность связана с наличием разрыва между местом формирования туристских потребностей и местом рекреации.
   Туристический комплекс сам является частью народнохозяйственного комплекса страны как системы высшего порядка. С позиций общественного воспроизводства он связан с непроизводственной сферой экономики. Отнесение туристских услуг к нематериальному производству характерно для нерыночной (административно-командной) экономики, которая ограничивала туристический комплекс рамками подчиненного материальному производству сектора, необходимого для удовлетворения потребностей населения в услугах культуры и отдыха. Согласно научным исследованиям советского периода, в процессе производства услуг стоимости не создавалось, а лишь потреблялись элементы национального дохода в результате его распределения и перераспределения. Крайней формой такой позиции можно считать высказывание советского экономиста 40-х годов прошлого века А. Залкинда: «… политическая экономия проводит резкую грань между материальным производством и производством услуг. Только первый вид производства составляет объект исследования для экономиста-теоретика. Только материальное производство создает народный доход» [Волков, 1939].
   Рыночный подход дает иную трактовку места и роли туристического комплекса в народнохозяйственной системе. Согласно расширенной концепции экономического производства СНС-93, услуги являются полноправным элементом экономической деятельности и учитываются на разнообразных счетах при регистрации групп экономических операций, которые осуществляются институциональными единицами (предприятиями, организациями, домашними хозяйствами и т. д.). При этом туристские услуги не отражаются в основной структуре СНС-93, а рассматриваются в рамках так называемого «вспомогательного счета туризма», который прилагается к СНС-93 и в большей или меньшей степени имеет сходные с основной структурой концепции определения и классификации.
   Одной из причин обособления туристских услуг является главная характеристика туризма как временного перемещения людей с места своего постоянного пребывания в другую местность. Турист находится вне своей обычной среды, он потребляет товары и услуги, которые не ограничиваются набором заранее определенных товаров и услуг и не соответствуют заранее определенным отраслям и секторам экономики. В зависимости от целей поездки, туристского маршрута, индивидуальных особенностей конкретного туриста они могут весьма существенно отличаться по своей форме, количеству и качеству. В этом основное экономическое отличие туриста от обычного потребителя. Турист – это особый потребитель в том смысле, что его расходы являются одновременно и комплексными, и специфическими: «… комплексными, поскольку они направлены на удовлетворение всей совокупности потребностей туриста вне постоянного местожительства, и специфическими вследствие новых условий жизни и новых потребностей, возникающих во время туристского путешествия» [Гезгала, 1974].
   Описание функционирования туристического комплекса связано в первую очередь с анализом той роли, которую туризм напрямую или косвенно играет в экономике. Акценты здесь должны быть расставлены не на раскрытие условий туристских путешествий, целей и видов туризма, географических особенностей рекреационно-туристских зон, а на анализ экономических факторов, влияющих на развитие туристской отрасли. В этой связи учет влияния совокупного туристского спроса и предложения на рекреационный комплекс является обязательным элементом анализа. Функционирование объектов туристического комплекса основано на общем равновесии в экономике между спросом на товары и услуги, создаваемые туризмом, и их предложением. Поэтому необходимо дать оценку различным аспектам спроса и предложения в контексте экономического анализа туристской индустрии.
   Спрос и предложение. В основе концепции спроса на туристские услуги лежит комплексная характеристика туристского потребления. Туристское потребление представляет собой общую сумму «потребительских расходов, которые производятся посетителем или от его имени при подготовке и в ходе своей поездки и пребывания в месте назначения» [Recommendations on Tourism Statistics, 1994]. Данное определение отражает международную трактовку потребления в отношении специфической группы лиц, именуемых не туристами, а посетителями. При этом выделяются три критерия отнесения конкретного лица к этой категории:
   • выезд за пределы своей обычной среды. Обычная среда не обязательно тождественна местожительству. Регулярные поездки из дома (местожительство) на работу (обычная среда) или переезд в другое место постоянного проживания не являются туристской деятельностью. Однако отдых в другом жилище (в международной статистике он называется вторым домом), являющемся собственностью одного или нескольких членов домохозяйства, считается видом туризма;
   • занятие неоплачиваемой деятельностью (досуг, рекреация и отдых, частные, деловые и профессиональные визиты, лечение, религия и паломничество);
   • непродолжительный срок поездки (до одного года).
   Туристский спрос определяется на основе сферы охвата и места туристского потребления. Если какой-либо товар приобретается посетителем во время поездки или в период подготовки к ней, то такой товар включается в сферу охвата. Главным требованием в данном случае является его некоммерческое использование (т. е. приобретение не для перепродажи) и непосредственная связь с целями, ходом и результатами туристской поездки. Поэтому все приобретенные во время поездки товары длительного пользования[2], услуги, связанные с подготовкой, осуществлением и последствиями тура (оформление паспортов, виз, экскурсии, проявка пленок и т. д.), текущие потребительские расходы являются частью туристского потребления.
   Что касается места туристского потребления, то его установление, исходя из маршрута и места назначения поездки, является весьма трудной задачей. Само туристское потребление всегда связано с лицами, которые совершают или собираются совершить поездку за пределы своей обычной среды. Однако приобретение товаров или оказание услуг может происходить и в пределах обычной среды либо из-за специфики самого товара или услуги, либо если они потребляются до и после поездки и явно связаны с самой поездкой. Знание места потребления необходимо для определения характера его воздействия на соответствующую страну. Это важно, когда потребительский спрос оценивается на национальном уровне, но особенно, когда это происходит на международном (субнациональном) уровне.
   Классификация потребления, основанная на разных формах и видах туризма, представлена в табл. 1.

   Таблица 1
   Виды туризма и туристское потребление


   Источник: Tourism Satellite Account: Recommended Methodological Framework.

   На рис. 1 представлена структура туристского потребления, которая построена на основе методологии СНС-93. Расходы посетителей на конечное потребление (их часто ассоциируют с туристскими расходами, что в принципе верно) являются основным, но не единственным компонентом общего потребления. Логика данной классификации заключается в выделении туристских услуг, как рыночного, так и нерыночного характера, в денежной и натуральной форме. Включение индивидуальных нерыночных услуг, оказанных органами государственного управления или некоммерческими организациями, показано на рисунке в виде социальных трансфертов в натуральной форме. К ним относят услуги в туристских целях, адресованные потенциальным посетителям и предоставляемые бесплатно или по низкой цене, не являющейся экономически значимой. Туристские деловые расходы не входят в общую структуру потребления, а представлены как обособленный элемент, поскольку эта статья охватывает только потребление посетителей во время деловых поездок. Оно считается промежуточным потреблением соответствующих производственных единиц и по правилам СНС-93 не может включаться в конечное потребление. При этом прочие расходы посетителей во время деловых поездок могут соответствовать любой другой категории расходов.

   Источник: Tourism Satellite Account: Recommended Methodological Framework.
   Рис. 1. Элементы туристского потребления

   Таким образом, туристское потребление включает расходы на товары (услуги), совершаемые посетителем во время поездки покупки. Оно охватывает как эти покупки, так и другие расходы на товары и услуги, производимые всеми другими институциональными единицами от имени посетителей. Если посетителю предоставляются какие-либо активы для туристской поездки, то финансируемые таким образом покупки включаются в туристское потребление. В сферу потребления попадают все операции, где есть прямая связь между посетителем и производителем товаров (услуг) или стороной, которая продает товары или оказывает услуги.
   В основе концепции туристского предложения лежит разделение туристического комплекса по группам отраслей, выпускающих определенную продукцию. Ранее было отмечено, что особенностью туризма является невозможность четкого и однозначного соотнесения той или иной отрасли с туристской индустрией. Выходом из этого положения может быть разделение отраслей (видов деятельности)[3] и соответствующей продукции на типичные и смежные виды. Типичными являются услуги, которые наиболее характерны для туристской деятельности и которые при отсутствии посетителей либо прекращают свое существование, либо потребляются в значительно меньших объемах [Tourism Satellite Account, 2001]. Те хозяйствующие единицы, которые выпускают типичную продукцию, и образуют отрасли туризма.
   Типичные туристские услуги включаются в перечень, одобренный статистической комиссией ООН и насчитывающий около 100 позиций, объединенных в семь групп (см. приложение 1). Данный перечень основан на международной классификации основных продуктов (Central Product Classification – CPC, Version 1) с использованием шестизначного кодирования. Первые пять цифр соответствуют универсальному коду CPC, а шестая цифра используется для идентификации туристского продукта. Например, группа «Услуги временного размещения, оказываемые гостиницами и прочими местами временного проживания», является типичным туристским продуктом и включает следующие услуги:
   63110.0 – услуги временного проживания, оказываемые гостиницами и мотелями;
   63191.0 – услуги оздоровительных центров и домов отдыха;
   63192.0 – услуги по сдаче в аренду меблированных мест проживания и т. д.
   Если шестая цифра (после разделительной точки) – ноль, то это означает, что позиция взята из базового перечня CPC, если нет – то позиция лишь частично соответствует CPC.
   Отметим, что в настоящее время все группы туристской продукции включают только услуги. Отсутствие в перечне товаров связано с существованием большой разницы в уровне и структуре их потребления посетителями в разных странах и местах. При этом полностью товары из анализа не исключаются. Так, среди туристской продукции встречаются услуги общественного питания, относящиеся к продаже товаров посетителям, например «услуги по обеспечению питанием с полным ресторанным обслуживанием» (код 63210.0).
   Важное требование к перечню типичной туристской продукции заключается в возможности получения статистической информации по основным группам туристских услуг и в их международной сопоставимости. Любая страна, составляющая вспомогательный счет туризма, должна ориентироваться на общий перечень типичных туристских продуктов. Однако возможно его дополнение путем включения в этот список смежных туристских продуктов, имеющих косвенное отношение к туризму. Вместе с типичными продуктами они образуют специфическую продукцию туризма.
   Таким образом, специфическая туристская продукция – это ключевая категория туристского предложения. В целях унификации и гармонизации агрегированных показателей туризма UNWTO разработала базовый перечень специфических продуктов, включающий несколько сотен наименований. Он предназначен для повсеместного использования и может служить в справочных и аналитических целях. В определенных ситуациях и для той или иной страны возможно исключение из данного перечня конкретных услуг (или, наоборот, включение других продуктов). Методология СНС позволяет осуществлять корректировку спецификации туристских продуктов в соответствии с устанавливаемыми критериями и особенностями национальной экономики.
   Следует отметить, что связь между классификацией видов туристской продукции и классификацией видов туристской деятельности (отраслей туризма) не обязательно приводит к прямому соответствию между элементами обеих классификаций. Фактическое происхождение конкретного туристского продукта не является критерием для его агрегирования в рамках одной и той же позиции в CPC. Включение продукта в классификацию определяется исходя из его сущности, а не отраслевого происхождения. Несколько продуктов сходного характера могут быть результатом деятельности разных отраслей, но классифицироваться они будут в рамках одной и той же категории CPC.
   Отсутствие такого прямого соответствия проявляется при составлении счета производства в отраслях туризма, отражающего внутреннее предложение в сфере туризма (табл. 2). Данная таблица соответствует формату СНС-93: валовой выпуск представлен по видам продуктов с разделением на специфические (типичные и смежные) и неспецифические. Он оценивается в ценах производства (в базисных ценах) и приводится в верхней части таблицы. Промежуточное потребление оценивается в ценах покупателей и включает девять элементов: сельское хозяйство, лесное хозяйство и рыболовство; руды и минералы; электроэнергия, газ и водоснабжение и т. д. [Система национальных счетов, 1993].
   Разность между валовым выпуском и промежуточным потреблением образует валовую добавленную стоимость отрасли «туризм», которая разбивается по компонентам в нижней части таблицы (строка III).
   В результате дезагрегирования туристического комплекса выделяются 12 отраслей туризма (столбцы 2–7), включающие следующие элементы:
   1. Гостиницы и аналогичные средства размещения;
   2. Владение вторыми домами (условное исчисление);
   3. Рестораны и аналогичные заведения;
   4. Железнодорожный пассажирский транспорт;
   5. Дорожный пассажирский транспорт;
   6. Водный пассажирский транспорт;
   7. Воздушный пассажирский транспорт;
   8. Вспомогательные услуги в области пассажирского транспорта;
   9. Сдача в аренду транспортного оборудования;
   10. Туристские агентства и аналогичные заведения;
   11. Услуги в области культуры;
   12. Спортивные и прочие рекреационные услуги.
   Включение данных отраслей в туристический комплекс страны является лишь общим ориентиром. На практике можно применять более высокую (или, наоборот, более низкую) степень агрегирования, которая зависит от национальной специфики. Например, для России в силу непроработанности методологии и разобщенности статистических показателей туризма целесообразно, на наш взгляд, при построении вспомогательного счета туризма использовать восемь отраслей:
   1. Коллективные средства размещения;
   2. Предприятия общественного питания при коллективных средствах размещения;
   3. Железнодорожный пассажирский транспорт;
   4. Водный пассажирский транспорт;
   5. Воздушный пассажирский транспорт;
   6. Туристские фирмы;
   7. Экскурсионные услуги;
   8. Прочие рекреационные услуги.

   Таблица 2
   Внутреннее предложение в сфере туризма

   х – не применяется.
   Источник: Tourism Satellite Account: Recommended Methodological Framework.

   Эти отрасли являются типичными для туризма отраслями. Показатели смежных и неспецифических отраслей заносятся в столбцы с 10 по 13, которые включают соответствующие общие результаты деятельности каждой группы отраслей. Столбец 14 отражает внутреннее предложение, причем он характеризует предложение в ценах производства. Для его корректировки в рыночных ценах необходимо учесть импорт туристских товаров и услуг, а также налоги минус субсидии на продукты отечественного производства и импорт.
   Столбцы «Доля туризма» необходимы для оценки доли туризма в ВВП. Такая оценка основана преимущественно на мнениях экспертов и моделировании, а не на непосредственных статистических данных. Возможно проведение выборочных исследований расходов домохозяйств по продуктам с целью вычленения доли переменной, относящейся к туристскому потреблению внутри страны. Однако в целом применение данного показателя на практике весьма ограничено.
   Анализ всех компонентов туристского спроса и предложения неизбежно приводит к отслеживанию связи их между собой и, в конечном счете, к определению рыночного равновесия. В этом отношении интересным представляется подход WTTC и Оксфордского центра экономических прогнозов (Oxford Economics – OE), использующий и развивающий методологию вспомогательного счета туризма для экономического моделирования и прогнозирования агрегированных показателей туристического комплекса [Travel & Tourism Simulated Satellite Accounting Research, 2007]. Суть подхода заключается в выделении двух уровней анализа: узкой концепции «индустрии туризма и путешествий» и более широкой концепции «экономики туризма и путешествий». В соответствии с ними выделяются два агрегированных показателя спроса.
   1. Потребление индустрии туризма и путешествий, включающее четыре элемента:
   • индивидуальный туризм и путешествия. Эта категория формально соответствует группе «Расходы посетителей на конечное потребление» (см. рис. 1) и включает в себя все личные туристские расходы, осуществляемые резидентами страны по оплате различных товаров (длительного и кратковременного пользования) и услуг. В понятие «расходы» включаются все расходы по выездному и внутреннему туризму;
   • деловые поездки. Категория соответствует промежуточному потреблению в сфере туризма и путешествий и включает правительственные расходы на товары и услуги, которыми пользуются государственные служащие во время рабочих поездок;
   • государственные инвестиции (индивидуальные). Эта категория формально соответствует группе «Туристские социальные трансферы в натуральной форме» (см. рис. 1) и включает расходы государственных учреждений на услуги сферы туризма и путешествий;
   • экспорт от туристов. Категория включает расходы иностранцев на товары и услуги в данной стране.
   2. Спрос на туризм и путешествия (совокупный спрос), включающий элементы первого показателя и дополненный тремя следующими элементами:
   • государственные инвестиции (коллективные). Эта категория включает расходы государственных учреждений на услуги сферы туризма и путешествий, но не относящиеся напрямую к отдельному посетителю. Речь идет о расходах по содержанию инфраструктуры и обеспечению безопасности туристской отрасли, санитарно-гигиеническому обслуживанию курортов и т. д.;
   • капиталовложения. Категория соответствует валовому накоплению основного капитала и включает инвестиции от прямых поставщиков услуг сферы туризма и путешествий, а также от государственных учреждений в развитие туристской инфраструктуры;
   • экспорт (не туристский). Эта категория включает в себя потребительские товары, экспортируемые исключительно с целью продажи иностранцам, а также крупные товары (такие как самолеты и суда), вывозимые с целью использования поставщиками услуг в туристской индустрии.
   Используя модели межотраслевого баланса, методология WTTC/ OE позволяет сконструировать для каждого агрегированного показателя спроса свой агрегированный показатель предложения:
   1. Предложение индустрии туризма и путешествий. Данный показатель отражает прямой и косвенный вклад в туристический комплекс со стороны типичных и смежных отраслей и включает три элемента:
   • индустрия туризма и путешествий в ВВП (прямые расходы). Эта категория определяет прямой ВВП или добавленную стоимость, а также занятость в отраслях, которые являются традиционными (типичными) производителями и поставщиками туристских услуг;
   • индустрия туризма и путешествий в ВВП (косвенные расходы). Категория определяет косвенный ВВП, т. е. вклад в виде специфических продуктов в экономику данной страны. Предприятия в данном случае относятся к смежным с туризмом отраслям;
   • импорт индустрии туризма и путешествий. Эта категория включает стоимость товаров, импортированных организациями, занятыми напрямую или косвенно в туристской отрасли.
   2. Предложение экономики туризма и путешествий (совокупное предложение). Данный показатель отражает как прямой, так и косвенный вклад в туристический комплекс со стороны типичных, смежных и неспецифических отраслей (см. табл. 2). Он состоит из двух элементов:
   • экономика туризма и путешествий в ВВП (прямые и косвенные расходы). Эта категория включает первые два элемента предыдущего показателя и дополняется вкладом в ВВП неспецифических отраслей (промышленность, строительство и т. д.), имеющих отношение к капиталовложениям и нетуристскому экспорту, а также к государственным коллективным инвестициям. Данная категория – самая масштабная с точки зрения вклада туризма в национальную экономику;
   • импорт экономики туризма и путешествий.
   На рис. 2 приведены схема связей агрегированных статей туристского спроса и предложения и результаты моделирования рыночного равновесия WTTC/OE применительно к российскому и мировому туризму в 2007 г. Анализ данных показывает, что, следуя узкой концепции «индустрии туризма и путешествий», доля российского туризма составляет чуть более 1 % в мировом туристском ВВП (1,08 %). Если же учитывать широкую концепцию «экономики туризма и путешествий», то указанная доля вырастает до 1,59 %[4]. Среди всех экономических индикаторов российского туристического комплекса только один имеет относительно ощутимый вес в мировом туристском секторе: удельный вес капиталовложений составляет 2,5 % от общемировых инвестиций в туристскую сферу. Причем, согласно долгосрочным прогнозным моделям WTTC/OE, к 2017 г. Россия по данному показателю займет 1-е место в Европе и 5-е место в мире.


   Источник: WTTC.
   Рис. 2. Структура спроса и предложения российского (верхняя цифра, млрд долл.) и мирового туризма (нижняя цифра, млрд долл.) в 2007 г.

   Рассмотренные компоненты туристского потребления и производства отражают макроэкономические (рыночные) спрос и предложение. Микроэкономический уровень может быть представлен индивидуальными спросом и предложением, которые описываются общей формулой:
   Qik(t) = f [X1k(t), X2k(t),..., Xnk(t)],
   где Qik(t) – объем спроса (предложения) i-го туристского продукта в момент времени t и месте k; x1k(t), x2k(t), xnk(t) – переменные факторы.
   В математическом смысле параметры xt – это независимые переменные, формирующие индивидуальные спрос или предложение (факторные признаки), а Q – зависимая переменная (результативный признак). Индивидуальность в данном случае связана не с конкретным товаром или услугой, а с конкретным потребителем или производителем (продавцом). Особенность туризма заключается в том, что он формирует особый вид потребительского спроса и соответствующего предложения. Этот вид касается производства и потребления не обособленных товаров и услуг, а их комплекса, который выражается в туристской науке понятиями «тур» или «туристский продукт». Его структура состоит из разного вида услуг, зависящих от вида туризма и предпочтений потребителей. Однако в агрегированном виде их можно объединить в три группы: услуги по перевозке, услуги по размещению и проживанию и прочие услуги, отражающие специфику подготовки и реализации тура (визы, лечение, экскурсии, развлечения и т. д.). Все они объединяются туроператором в один туристский продукт, который в конечном счете потребляется конкретным туристом[5].
   Вместе с тем туристские спрос и предложение не изолированы от обычного потребительского спроса и предложения. В туристских путешествиях происходит их трансформация (прежде всего спроса) в сторону выпуска и потребления определенных групп товаров и услуг. Меняется временная и территориальная структура спроса (предложения), однако в целом и спрос, и предложение в туризме являются дополнением к общеэкономическому спросу и предложению. Поэтому система туристских факторов x1k(f), x2k(t),..., xnk(t), так же как и на рынке потребительских товаров и услуг, подразделяется на две группы:
   • ценовой фактор (цена туристского продукта, а также цены на взаимосвязанные и взаимодополняемые туристские товары и услуги);
   • неценовые факторы (уровень доходов, потребительские ожидания, уровень технологии, сезонность и т. д.).
   Особенностью индивидуального туристского спроса является то, что ценовой фактор не всегда играет решающую роль в выборе конкретного туристского продукта. В некоторых случаях это объясняется эффектом Веблена («эффект снобизма»), согласно которому высокие цены – это свидетельство престижности курорта и респектабельности самих туристов, и поэтому снижение цен расценивается ими как падение престижности и ведет к сокращению спроса у этой группы туристов. Кроме того, в сравнении с широким набором нетуристских товаров и услуг туристский продукт отличает временная и территориальная ограниченность компонентов потребления. Краткосрочное пребывание в туристской дестинации не позволяет оценить экономическую ситуацию. Более того, среди туристских ресурсов встречаются объекты, которые в принципе не поддаются денежной оценке. Речь идет о комфортном климате, рекреационном ландшафте, уникальных природных и исторических памятниках. Они являются основой и движущей силой туризма, и потребность людей приобщения к таким ресурсам является главным фактором в выборе туристского продукта. Этим и объясняется значимость неэкономических факторов туристского спроса, таких как социальная мобильность, этноцентризм, интеллектуальный интерес, состояние здоровья и др. [см. Гезгала, 1974].
   Внеэкономические факторы индивидуального туристского спроса наиболее полно представлены в рамках мотивационных теорий туристского поведения. Например, выделяются следующие элементы мотивации:
   • стремление испытать что-либо необычное;
   • совершение действий, отличающихся от принятых в обычном окружении;
   • имманентная «тяга» в туристскую дестинацию. Сбалансированность спроса и предложения проявляется не только в масштабах всего туристического комплекса, но и на микроуровне благодаря общеизвестному ценовому механизму. При избыточном предложении туристского продукта цена снижается, а при неудовлетворенном спросе повышается до тех пор, пока не будет достигнуто рыночное равновесие. Однако равновесие не статично, а меняется как в краткосрочном, так и долгосрочном периодах. Наблюдаются сдвиги точки рыночного равновесия, обусловленные влиянием разных факторов, среди которых особо выделяются рычаги государственного косвенного воздействия на туристскую индустрию: пересмотр таможенных сборов, изменения правил оформления виз, политика валютного курса, зоны беспошлинной торговли и т. д. [Александрова, 2002]. В конечном счете такие сдвиги приводят к нестабильности и неустойчивости, что свидетельствует о квазиравновесном состоянии туристского рынка.

1.2. Инфраструктурные проблемы туристской индустрии

   Гостинично-курортная инфраструктура. Основу туристской инфраструктуры составляют средства размещения, под которыми понимается любой объект, предоставляющий временные услуги по проживанию. В структуре российского туристского продукта затраты на размещение традиционно занимают наибольшую долю. Так, в 2002 г. удельный вес этих расходов составлял 40,4 %, а в 2005 г. – 51,2 % [О развитии туризма в России, 2006].
   Согласно стандартной классификации средств размещения туристов, разработанной экспертами UNWTO, вся совокупность средств размещения включает две группы: коллективные и индивидуальные объекты. Первая группа подразделяется на средства размещения гостиничного типа, специализированные и прочие объекты, каждый из которых имеет свою специфику. Ко второй группе относятся частные жилища (квартиры, коттеджи, виллы и т. п.), снимаемые или арендуемые туристами.
   В России применяется похожая, но несколько упрощенная классификация. Согласно методологии Росстата, статистическое наблюдение ведется только за коллективными средствами размещения (КСР), которые включают два элемента:
   • гостиницы и аналогичные средства размещения (мотели, пансионаты, общежития для приезжих и др.);
   • специализированные средства размещения (санаторно-курортные организации, турбазы, кемпинги и др.).
   Новые рыночные условия хозяйствования, сложившиеся в начале 90-х годов прошлого века, обусловили массовую переориентацию российских туристов с внутреннего на международный туристский рынок. Выездной туризм постепенно становился самой популярной сферой рекреации российских граждан. Это стало одной из причин ежегодного сокращения сети КСР, имеющих статус юридического лица. Другая и самая главная причина – это разрушительные последствия реформирования народного хозяйства страны, сказавшиеся и на развитии туристской индустрии. Особую тяжесть реформ испытал санаторно-курортный комплекс. Одних только санаториев-профилакториев стало в два раза меньше: в 1990 г. их было 2256 единиц, а к концу 2000 г. осталось 1196. Общее количество санаторно-курортных организаций и организаций отдыха за десять лет сократилось на 34,4 % (1990 г. – 7431 единица, 2000 г. – 4876 единиц)[6]. Если в 1990 г. в российских здравницах и базах отдыха было принято 32,7 млн чел., то в 2000 г. – 8,9 млн чел. По многим показателям российский туристический комплекс в середине 90-х годов вышел на уровень 1970 г.
   Реформирование народнохозяйственного комплекса привело к серьезным проблемам в системе социального туризма, во многом определяющего развитие специализированных КСР. В советский период большинство видов социального туризма финансировалось профсоюзами с целью удовлетворения потребностей населения в полноценном отдыхе и лечении. Профсоюзы фактически содержали санаторно-курортную отрасль, формировали и реализовывали государственную политику социального туризма. Рыночные реформы практически разрушили эту систему: санатории, профилактории, дома отдыха стали нерентабельны, многие из них были закрыты или перепрофилированы. Сокращались объемы капитальных вложений, только в одном 1993 г. убытки объектов санаторно-курортного комплекса профсоюзов составили 1,4 млрд руб., численность работающих сократилась на 23% [Ветинев, 2007].
   Параллельно с уходом профсоюзов из санаторно-курортной сферы шли процессы истощения еще одного источника финансирования курортного комплекса – средств фондов потребления промышленных предприятий. Тяжелое экономическое положение большинства производственных структур, угроза банкротства или реальное банкротство предприятий, их приватизация и акционирование – все это привело к сокращению финансовой поддержки всей социальной сферы, включая и сферу отдыха и лечения. Еще одной немаловажной причиной сокращения специализированных КСР была политическая и макроэкономическая нестабильность, близость южных курортов к зонам вооруженных конфликтов. В курортных регионах традиционно наблюдались более высокие цены на основные группы потребительских и продовольственных товаров, что также ограничивало спрос на услуги туризма и отдыха.
   Негативная тенденция сокращения КСР была прервана в 2004 г., и за три года (2004–2006 гг.) общее количество КСР увеличилось на 1348 единиц (прежде всего за счет роста числа гостиниц и аналогичных средств размещения). Более подробная картина по динамике КСР представлена в табл. 3. Отметим неудовлетворительный уровень коэффициента загрузки, который рассчитывается как отношение фактически предоставленных ночевок к их максимально возможному количеству. Для российских КСР вне зависимости от их размеров и организационно-правовой формы данный коэффициент варьируется в пределах 0,35—0,40, что свидетельствует о недостаточной эффективности их работы. Отдельные гостиницы имеют более высокий уровень загрузки (как правило, они расположены в центральной части России, прежде всего в Москве и Санкт-Петербурге), однако основная масса гостиниц не укладывается в нормативное значение. В мировой практике его минимальный пороговый уровень установлен в размере 0,65. Примером эффективной работы могут служить гостиницы крупнейших международных отельных цепей, у которых коэффициент загрузки не опускается ниже 0,60. Так, в 2006 г. уровень загрузки у Hilton Hotels Corporation составил 72,5 %, у Marriott International – 73,4 %, у Rezidor Hotel Group – 70,0 % [Папирян, 2007].
   Подавляющее число лиц, обслуживаемых КСР, составляют граждане России. Особенно это характерно для специализированных средств размещения. Доля размещенных иностранных граждан в КСР гостиничного типа в 2006 г. составила 17,9 %, специализированных – 0,9 % [Туризм в цифрах, 2007]. Их низкая востребованность со стороны иностранных туристов отчасти объясняется тем, что наибольшее число туристов традиционно представлено гражданами приграничных с Россией стран (Финляндия, Норвегия, Литва, Эстония, Латвия, Китай, Монголия, КНДР, приграничные государства – участники СНГ). Многие иностранцы прибывают на территорию России на собственном автотранспорте и находятся здесь менее суток и поэтому не нуждаются в услугах гостиниц и пансионатов.

   Таблица 3[7]
   Основные показатели деятельности КСР (на конец года)


   Источник: Росстат.

   В соответствии с функциональным назначением КСР услугами специализированных средств размещения посетители пользуются в основном в целях досуга, рекреации, отдыха и лечения; услугами гостиниц и аналогичных мест проживания – в деловых и профессиональных целях. При этом характерной особенностью современного рынка является тенденция к полифункциональности услуг. С одной стороны, в условиях повышенного спроса населения на отдых и аттракции санаторно-курортные организации вынуждены переориентироваться с санаторно-оздоровительного на развлекательный профиль. Это приводит к упрощению структуры санаторно-курортного продукта и превращению санаториев, домов отдыха, пансионатов в предприятия гостиничного типа с элементами курортного лечения. С другой стороны, КСР гостиничного типа кроме услуг по размещению и проживанию стали предлагать минимальный набор оздоровительных и лечебных процедур (массаж, SPA-процедуры, стоматология и др.). В результате нивелируются различия между этими участниками рынка туристских услуг, что ведет к нарушению исторически сложившейся структуры распределения рекреационно-туристского потока по средствам размещения и обострению конкуренции между субъектами рынка [Амирханов, 2006].
   Однако подобные трансформационные процессы обусловлены не только изменением характера спроса на туристские и санаторно-оздоровительные услуги, но и уже отмеченной тенденцией сокращения объемов государственной поддержки российских курортов. Здравницы вынуждены диверсифицировать свой продукт с целью выхода на новые сегменты потребительского рынка и привлечения дополнительных клиентов.
   Специализация КСР оказывает влияние на продолжительность пребывания в них посетителей. В этом отношении интересен показатель модального числа ночевок (Мо), который можно получить по статистическим формулам структурных средних величин [Ряузов, 1980]. Расчеты показывают, что для КСР гостиничного типа Мо = 2,09 дня, для специализированных – Мо = 19,95 дней. Это означает, что в большинстве случаев в гостиницах останавливаются на два дня, в санаторно-курортных организациях – на 20 дней.
   Низкий процент номеров высшей категории (в 2005 г. он составлял 9,3 % от общего числа номеров, причем для гостиниц – не более 14 %) свидетельствует о том, что отечественные КСР пока не позволяют обеспечить мировые стандарты по обслуживанию туристов. Более трети гостиничных номеров высшей категории расположены в Москве, Санкт-Петербурге и Краснодарском крае.
   В качестве позитивных сдвигов в организации гостиничного бизнеса можно отметить тот факт, что Ростуризмом разработана и утверждена система классификации гостиниц и других средств размещения. Она установила цели и порядок проведения работ по классификации, методику оценки соответствия КСР определенной категории. В ней определены требования, применяемые к гостиницам и другим средствам размещения, а также критерии их балльной оценки. В кратком изложении суть этого механизма заключается в следующем. При осуществлении оценки соответствия конкретного средства размещения определенной категории (классу «звездности») учитываются три группы объектов: КСР гостиничного типа с количеством номеров более 50, КСР гостиничного типа с количеством номеров менее 50, а также специализированные КСР (без разделения номерного фонда). Все группы подвергаются предварительному анализу по системе требований, включающих десять параметров (здание и прилегающая территория, техническое оборудование, номерной фонд, общественные помещения, требования к персоналу и т. д.). В результате экспертной комиссией составляется протокол соответствия анализируемого КСР предполагаемой категории. Затем проводится балльная оценка по специфическим критериям, зависящим от принадлежности к конкретной группе. Так, гостиницам и аналогичным средствам размещения с количеством номеров более 50 наивысшие баллы проставляются при наличии двух и более гостевых лифтов, охраняемой стоянки для автомобилей на расстоянии до 100 м до средства размещения, при работе баров не менее 14 часов в сутки и т. д. «Звездность» пансионатов во многом определяется эксплуатацией современного (не старше пяти лет) оборудования для оздоровительных процедур, наличием транспортных услуг по доставке туристов и багажа, питания по системе «шведский стол», закрытых и открытых плавательных бассейнов. Наивысший балл, равный 10, получают объекты любой группы, имеющие сервис для инвалидов. Окончательное решение принимается экспертами по результатам сравнения общей суммы набранных баллов и нормативных значений и оформляется в виде итогового протокола.
   Похожая процедура применяется при оценке номеров КСР на соответствие категориям (применяются шесть категорий: высшая и с первой по пятую). Конечной целью использования данной системы является унификация критериев классификации гостиниц и других средств размещения в Российской Федерации с рекомендациями UNWTO и существующей зарубежной практикой. Это должно содействовать обеспечению стабильности качества обслуживания в средствах размещения, повышению конкурентоспособности гостиниц и других средств размещения. Планомерная работа в этой сфере будет способствовать развитию въездного и внутреннего туризма за счет укрепления доверия российских и иностранных потребителей к результатам классификации средств размещения.
   Процесс присваивания КСР той или иной категории идет медленными темпами. В начале 2006 г. доля гостиниц, не имеющих категорий, составила 84 % (в 2004 г. – 83 %). Четырех– и пяти-звездные гостиницы имеет только 41 субъект РФ, причем на долю Москвы и Санкт-Петербурга приходится 35 % от их общего числа. Обе столицы лидируют и в темпах строительства КСР. Гостиницы международных брендов, такие как Kempinski, Marriott, Accor и др., имеют свои представительства в Москве и Санкт-Петербурге. Хотя планы по застройке этих городов часто меняются, с повестки дня не снимается вопрос о строительстве новых гостиниц как иностранными компаниями, так и российскими застройщиками.
   Гостиничный бизнес считается перспективным и высокодоходным. Так, по оценкам компании Ernst & Young, показатели среднесуточного тарифа (ADR – Average Daily Rate) и среднесуточного дохода (RevPAR – Revenue Per Available Room) c номера по 12 ведущим московским гостиницам имеют тенденцию к росту (рис. 3). Каждый номер класса «люкс» принес в 2004 г. в среднем 56 323 долл., что в сумме по 12 гостиницам составило за год 300 млн долл. В сравнении с доходностью международных гостиничных брендов, работающих за рубежом, показатели ADR и RevPAR на российском рынке варьируются либо выше, либо ниже среднего уровня в зависимости от конкретной гостиничной структуры и проводимой политики.

   Источник: компания Ernst & Young.
   Рис. 3. Динамика ADR и RevPAR 12 брендовых гостиниц Москвы

   Острой проблемой, сдерживающей развитие столичного туристического комплекса, является нехватка гостиниц среднего класса, ориентированных на массовый туризм. В период 1999–2004 гг. приток иностранных туристов в Москву вырос более чем в два раза, увеличив долю столицы в общем числе иностранных визитов в среднем на 5 % в год. Вместе с внутренними туристскими потоками средняя загруженность гостиничного комплекса не опускается ниже 70 %, а в пик сезона составляет 95—100 %. В настоящее время в Москве на тысячу жителей приходится в среднем 10 гостиничных мест (для Санкт-Петербурга этот показатель равен 7,2), что в 2–3 раза меньше, чем в Европе. Снос старых гостиниц советского периода еще сильнее обострил ситуацию. По данным компании Colliers International, осенью 2006 г. число номеров в закрытых гостиницах превышало аналогичный показатель во вновь построенных отелях столицы, включая строящиеся объекты, на 2900 единиц [Бордюг, 2007а]. Годом раньше, до того как была закрыта гостиница «Россия», этот показатель не превышал 600 номеров. С учетом выводимых с рынка отелей столице сегодня не хватает около 30 гостиниц по 300 номеров.
   Гостиничная индустрия столицы работает на пределе своих возможностей. Поэтому Москва сегодня делает первые шаги по решению проблем с дефицитом гостиниц в доступном сегменте. Предполагается, что гостиничный комплекс в ближайшие годы пополнится десятью экспериментальными гостиницами из дешевых панелей на периферии города. Вместо жилых высоток, запланированных по программе «Новое кольцо Москвы», появятся гостиницы на 10 тыс. мест (правительство города отдало под них шесть площадок). Кроме того, по всему городу будут строиться небольшие отели. К 2010 г. власти с помощью инвесторов, которым была обещана 50 %-ная льгота на выкуп права долгосрочной аренды земли под строительство гостиницы, планируют утроить гостиничный фонд – с 66 тыс. до 200 тыс. номеров. В Санкт-Петербурге же планы более скромные. Так, по официальным данным городской администрации, имеющийся фонд из 19 тыс. номеров предполагается увеличить к концу 2008 г. на 3 тыс. номеров. Причем приоритеты в строительстве также отдаются двух– и трехзвездным гостиницам (рис. 4).

   Источник: Администрация г. Санкт-Петербурга.
   Рис. 4. Предполагаемая структура гостиничного комплекса Санкт-Петербурга в 2008 г.

   Экономические реформы в России оказали существенное влияние не только на количество КСР, но и на их структуру, т. е. на распределение по формам собственности. Если до начала приватизации подавляющее число этих объектов относилось к государственной форме собственности, то в 2002 г. лидирующую группу составили объекты трех форм (частной, государственной и смешанной российской) с примерно одинаковыми долями. Однако уже в 2004 г. 1-е место в таком рейтинге заняли объекты частной собственности: их доля составила 34,2 % (табл. 4). Анализ рыночной стоимости всех объектов показал, что наиболее дорогостоящие гостиницы и пансионаты перешли в совместную российскую и иностранную собственность, а маломощный фонд остался в муниципальном подчинении. Если в целом КСР имеют в среднем по 53 номера, то при распределении их по формам собственности это число колеблется от 25 номеров в муниципальных средствах размещения до 113 номеров в организациях, находящихся в иностранной собственности.
   Изменение структуры собственности обусловило изменения в структуре платежеспособного спроса, т. е. рынок КСР накладывает определенные требования к уровню сервиса и разнообразию предоставляемых услуг. Если раньше в системе управления гостиничными и оздоровительными учреждениями проблемам сервиса не уделялось должного внимания, то сегодня на передний план выходят маркетинговые стратегии ориентации на клиента, на максимально полное и качественное удовлетворение его потребностей в гостинично-рекреационных услугах.

   Таблица 4
   Распределение КСР по формам собственности на конец 2004 г.


   Источник: Росстат.

   Важным инфраструктурным элементом туристического комплекса являются детские оздоровительные учреждения. На начало 2007 г. их общее число составляло 52 тыс., из которых большинство (70,4 %) представляли собой организации для школьников с дневным пребыванием. Организации санаторного типа составляли лишь 1,2 % от общего числа детских оздоровительных учреждений [Туризм в цифрах, 2007].
   Специфика российской ситуации заключается в том, что при относительно стабильном общем количестве детских учреждений разного типа (загородных, санаторных, трудовых, спортивных и др.) прослеживается устойчивая тенденция снижения числа отдохнувших в них детей. Так, в 2000 г. количество детей составляло 6170,6 тыс. чел., а в 2006 г. – 5285,5 тыс. чел. Таким образом, общее сокращение составило 885,1 тыс. чел., причем наибольшие темпы снижения наблюдались в загородных оздоровительных учреждениях. Это объясняется отсутствием полноценного финансирования детского отдыха со стороны органов власти, а также государственных и частных предприятий, на балансе которых находятся детские оздоровительные учреждения. Есть примеры, когда вполне благополучные, успешно функционирующие детские оздоровительные учреждения под предлогом смены собственника искусственно банкротятся, в результате чего они перепрофилируются, а земельные участки отдаются под дачи и коттеджи.
   Материальная база детских оздоровительных лагерей за последние годы практически не обновлялась и не совершенствовалась, большинство строений и сооружений пришли в негодность. Строительство новых детских оздоровительных лагерей практически не ведется. Эти процессы усугубляются ростом цен на продукты питания, энергоносители и услуги, а также увеличением арендной платы за землю, что приводит к удорожанию стоимости путевок и сокращению числа оздоровленных.
   Наряду с уменьшением числа детей, на которые распространяются более эффективные формы оздоровления, происходит увеличение числа детей, охваченных менее эффективными формами, такими как лагеря для школьников с дневным пребыванием и трудовые лагеря. Явная тенденция реструктуризации системы отдыха и оздоровления детей ведет к сокращению количества стационарных детских оздоровительных лагерей за счет увеличения числа малозатратных, но наименее эффективных форм детского отдыха. По сути, происходит подмена оздоровления детей в каникулярный период на их занятость. По данным счетной палаты, в 2004 г. органами службы занятости было заключено более 54 тыс. договоров о совместной деятельности с предприятиями, организациями и учреждениями по организации временного трудоустройства граждан в возрасте от 14 до 18 лет. На временные работы было направлено более 1,2 млн несовершеннолетних граждан [Агапцов, 2006]. Подобная практика, на наш взгляд, дискредитирует Россию как социальное государство, сводит к нулю все усилия по финансированию детского отдыха.
   Кроме того, низкая популярность отдыха в российских оздоровительных учреждениях обусловлена развитой системой детского отдыха и лечения за рубежом, активно продвигаемой на российский рынок. Турфирмы сегодня предлагают большой выбор туристских программ, ориентированных на массовый детский отдых. Многие из них совмещают спортивные, оздоровительные и развлекательные мероприятия с образовательными программами, в частности по совершенствованию языковой практики. Например, лингвистический лагерь Mr. English Camp (Финляндия, г. Куопио) предлагает российским детям 8—17 лет ежедневные занятия по английскому языку в рамках специально разработанной программы [Справочник по турам, 2007]. При этом создана необходимая инфраструктура, способствующая полноценному отдыху и развитию ребенка (аквапарк, школа верховой езды, спортивные площадки, песчаный пляж, анимационные программы). Подобные туры предлагаются многими странами, такими как Болгария, Венгрия, Мальта, Великобритания. Российские аналоги на этом фоне выглядят весьма бледно, и, как правило, географически они ограничены Московской областью и Туапсинским районом Краснодарского края.
   Частью гостинично-курортной инфраструктуры являются объекты общественного питания, находящиеся на территории КСР. С определенной долей условности можно считать, что туристами являются все посетители ресторанов, кафе, баров, расположенных при КСР. По данным комплексного обследования туристской индустрии, проведенного Росстатом в 2003 г., таких объектов в России было 5194 единицы, из которых 26,9 % составляли гостиничные организации питания, а 73,1 % – организации при специализированных КСР. Несмотря на активный рост рынка предприятий общественного питания (открытие новых кафе, фаст-фудов, бистро и т. д.), количество непосредственно туристских объектов питания для такой большой страны, как Россия, явно недостаточно. Если сопоставить количество самих КСР с числом объектов общепита при КСР, то получается, что на одно КСР гостиничного типа приходится 0,36 предприятий общественного питания, а на одно специализированное – 0,82. Таким образом, далеко не все средства размещения оказывают услуги общественного питания. Так, многие некатегорийные гостиницы, отдельные организации отдыха не имеют собственных или арендованных организаций (подразделений) питания.
   Совокупный оборот общественного питания в России растет быстрыми темпами. В 1995 г. он был равен 19,0 млрд руб., в 2000 г. – 81,3 млрд руб., а в 2005 г. – 312,4 млрд руб. [О развитии туризма в России, 2006]. По итогам 2007 г., он составил 543,1 млрд руб. За период 2000–2005 гг. в среднем каждый год увеличение составляло 32,3 %. Определенная часть оборота общественного питания приходится на туристов, поскольку их отдых не ограничен территорией КСР. Идентифицировать эту часть с абсолютной точностью не представляется возможным, однако экспертный опрос 2819 руководителей организаций общественного питания выявил, что большинство руководителей (67,6 %) оценивают долю туристского потребления в обороте общественного питания их организаций в размерах менее 20 %, а 10 % респондентов – более 60 %. Остальная часть экспертов оценила долю туристского потребления в 20–60 % [Туризм и туристские ресурсы в России, 2004]. Если принять за основу нижнюю границу, то оборот «туристского общепита», по нашим оценкам, составляет сегодня 45–50 млрд руб.
   Развитие системы общественного питания наиболее заметно в Москве, Санкт-Петербурге, крупных городах и туристских центрах. В них большое распространение получили как международные, так и отечественные сети быстрого питания, трактиры, пиццерии, рестораны национальной кухни, кофейни, качество обслуживания и ассортимент в которых находятся на высоком уровне.
   Транспортная инфраструктура. Туризм как вид деятельности, связанный с перемещением граждан за пределы их постоянного места проживания, не может рассматриваться вне его связи с транспортной системой. Транспортная инфраструктура не только обеспечивает проезд туриста к конечному пункту путешествия и обратно, но и в ряде случаев выступает как самостоятельный субъект туристской деятельности, предоставляющий туристско-экскурсионные услуги (круизы и прогулки на теплоходах, автобусные экскурсии, автотуризм и т. п.). Транспортное обеспечение входит в основной комплекс услуг, включаемых в состав туристского продукта, а транспортные предприятия рассматриваются как специфические туристские предприятия, формирующие туристскую индустрию.
   Согласно методологии UNWTO, в туристскую отрасль включаются четыре подотрасли транспорта: железнодорожный, дорожный, водный и воздушный транспорт. При этом совершенно очевидно, что вклад конкретных элементов транспортной инфраструктуры в туристский сектор неодинаков. Например, такие важные с точки зрения городского хозяйства объекты, как метро, трамвайный и троллейбусный парк, такси, в туризме играют второстепенную роль. Их услугами могут пользоваться и туристы, но в структуре выручки таких предприятий туристские расходы занимают крайне малую часть. То же самое можно сказать о парке пригородных пассажирских поездов.
   В соответствии с этим к элементам транспортной туристской инфраструктуры следует отнести четыре агрегированных элемента: железнодорожный транспорт дальнего следования, пассажирские морские, речные и озерные суда, гражданские воздушные суда (в первую очередь, совершающие чартерные перевозки), автомобильный транспорт (экскурсионные автобусы и личный транспорт граждан). Конкретный объект может эксплуатироваться исключительно в туристско-рекреационной сфере (например, круизное судно) либо использоваться в объемах, ограниченных временными или пространственными рамками. На практике преобладает второй вариант, когда большинство инфраструктурных объектов параллельно обслуживают как туристские, так и иные потоки. Причем разделить конкретные объекты на туристские и нетуристские не представляется возможным. Любой элемент (самолет, автомобиль, поезд и т. д.) становится туристским, если он в большей или меньшей степени участвует в туристском производстве.
   В табл. 5 из всего многообразия объектов транспортной инфраструктуры России представлена выборка тех объектов, которые могут использоваться и используются в туристском секторе. Положительная динамика в последние годы наблюдается только по двум показателям: количеству личных автомобилей и пассажирских вагонов.

   Таблица 5
   Транспортная туристская инфраструктура россии (на конец года), тыс. шт.[8]


   Источник: Росстат.

   Обновление парка транспортных средств осуществляется как за счет собственного внутреннего производства, так и импорта транспортных средств. Обращает на себя внимание крайне низкий уровень российского гражданского авиастроения, имеющего первостепенное значение для туризма. Так, в 2006 г. парк российских авиакомпаний пополнился восемью пассажирскими самолетами, что на 20 единиц меньше, чем в 2005 г. [Транспорт в России, 2007]. Всего за семь лет в эксплуатацию было введено 78 воздушных судов российского производства. При этом темпы импортируемой авиационной техники из года в год возрастают. В 2006 г. объемы импорта превысили 1,5 млрд долл., тогда как в 2005 г. составляли 497 млн долл. Очевидно, что происходит вытеснение российских производителей с авиационного рынка и покупка иностранных, как правило, ранее эксплуатировавшихся судов с целью их использования при перевозках пассажиров, в том числе и туристов. В 2006 г. лишь 3,9 % парка гражданских воздушных судов находились в эксплуатации менее пяти лет, основная часть (62,4 %) имела срок службы 15–30 лет. Причем 2005 г. стал пиковым в этом отношении: 19 % воздушных судов использовались на рынке перевозок более 30 лет (в прошлые периоды – 0,2–3,5 %).
   Проблема использования неэффективных и выработавших свой ресурс транспортных средств характерна не только для авиационного рынка, но и для других объектов транспортной инфраструктуры. В 2006 г. на железнодорожном транспорте общего пользования 28 % электровозов и 6 % пассажирских вагонов превысили нормативный срок службы. На морском транспорте 91,8 % грузопассажирских, пассажирских и пассажирских бескоечных судов имеют возраст свыше 15 лет, что не позволяет использовать их в заграничном плавании (флот такого возраста в иностранные порты не допускается). На начало 2007 г. в России не было ни одного нового пассажирского морского судна (не старше пяти лет). На внутреннем водном транспорте только 12,2 % пассажирских и грузопассажирских судов были выпущены в период 1990–2006 гг. Степень износа основных фондов внутреннего водного транспорта на начало 2007 г. составляла 69,7 % – это самый высокий показатель среди всех групп организаций транспорта. У его ближайшего «конкурента» – автомобильного грузового транспорта – коэффициент износа фондов составлял 52,9 %. Таким образом, высокая изношенность и слабая восполняемость парка подвижного состава препятствуют росту туристской мобильности российских граждан и увеличению масштабов внутреннего и въездного туризма.
   Обладая огромной территорией, Россия имеет достаточно разветвленную сеть путей сообщения, что имеет существенное значение для развития туризма. Причем, если протяженность железнодорожных путей общего пользования и внутренних водных судоходных путей на протяжении 2000–2006 гг. практически не менялась, то протяженность автомобильных дорог вплоть до 2005 г. неуклонно сокращалась. И лишь в 2006 г. произошел прорыв в строительстве автодорог, когда их протяженность выросла на 74 тыс. км по сравнению с 2005 г. и на начало 2007 г. составила 933 тыс. км, в том числе с твердым покрытием – 755 тыс. км. Это стало возможным благодаря первым результатам реализации федеральной целевой программы «Модернизация транспортной системы России (2002–2010 годы)». В рамках этой программы предусмотрено финансирование подпрограммы «Автомобильные дороги», где основную часть инвестиций предполагается направить на развитие дорожного хозяйства.
   Вместе с тем состояние российских автомобильных дорог пока не отвечает уровню мировых стандартов. Почти треть дорог общего пользования с твердым покрытием – это недолговечные щебеночные и гравийные дороги. Протяженность наиболее благоустроенных федеральных дорог в течение последних десяти лет не менялась и составляет 47 тыс. км. Недостаточна протяженность магистральных дорог: она составляет всего 29 тыс. км. Наибольшая концентрация дорог с твердым покрытием в Приволжском и Центральном федеральных округах (22,6 и 21,0 % соответственно от общей протяженности), далее следуют Сибирский, Южный, Северо-Западный, Уральский и Дальневосточный округа.
   В России сегодня набирает популярность автотуризм. Комфортность путешествий по автодорогам определяется их техническим состоянием и обустроенностью объектами дорожного сервиса, предоставляющими туристам необходимые в пути услуги (табл. 6). Как видно из таблицы, в России в последние годы активно вводятся в действие новые придорожные мотели и кемпинги, площадки-стоянки, пункты питания и автозаправочные станции. Например, объектов сервиса в 2006 г. на федеральных автодорогах стало на 63 % больше, чем в 2000 г. Все это свидетельствует о постепенном улучшении дорожной инфраструктуры, способствующей повышению качества туризма.

   Таблица 6
   Объекты дорожного сервиса, расположенные на федеральных автомобильных дорогах (на конец года), ед.*


   Источник: Росстат.

   В условиях наибольшей значимости для международного туризма авиационных перевозок (в 2006 г. доля перевозок воздушным транспортом в общих объемах международных туристских перевозок составила в России чуть менее 95 %) приобретает особую актуальность состояние и развитие материально-технической базы аэропортов. По данным Росавиации, в 2007 г. в нашей стране функционировал 351 аэропорт гражданской авиации (из них 69 международных), тогда как в 2000 г. – 533, а в 1992 г. – 1302. Для сравнения: в США, которые имеют примерно равную с Россией территорию, на конец 2006 г. работали 562 аэропорта, их которых 394 являлись крупными пересадочными узлами (хабами) [Лукьянов, 2007]. Крупнейшие из них перевозили десятки миллионов пассажиров в год, тогда как во всей России за 2006 г. из аэропортов было отправлено 34 млн чел. Несмотря на наблюдающийся рост перевозок в секторе гражданской авиации (по данным транспортной клиринговой палаты, за январь – ноябрь 2007 г. было перевезено 41,8 млн чел., что на 18,4 % больше, чем за аналогичный период прошлого года), востребованность воздушного транспорта остается крайне низкой. У одного только американского аэропорта Hartsfield (Jackson Atlanta International) пропускная способность в 2006 г. составила 41 млн чел., у другого крупного аэропорта Chicago O'Hare International – почти 37 млн чел. По оценкам экспертов, в России услугами авиакомпаний пользуются только 5 % населения, тогда как в Европе этот показатель составляет 67 % [Рябов, 2007].
   Из 62 аэропортов федерального значения, образующих опорную сеть гражданской авиации, в 2006 г. комплексный сертификат имели 48 аэропортов, остальные проходили процедуру либо первоначальной, либо повторной сертификации. Недостаточен технический и технологический уровень наземной аэродромной техники и оборудования. Только 59 % аэродромов имеют взлетно-посадочные полосы с искусственным покрытием. Основная часть их была построена более 20 лет назад и требует реконструкции.
   Если в большинстве стран основная прибыль аэропортов связана с неавиационной деятельностью (гостиницы, рестораны, торговля и т. д.), то в России доля прибыли от этой деятельности не превышает 20 %. Основные средства авиакомпаний вкладываются в текущий профилирующий бизнес, а на развитие сопутствующей инфраструктуры, имеющей особое значение для туризма, ресурсов, как правило, не хватает.
   Ситуация усложняется еще и тем, что на рынке работают объединенные цепочки вида «аэропорт – авиакомпания», представляющие собой своеобразную естественную монополию [Лукьянов, 2007]. Поэтому одним из направлений решения инфраструктурных проблем авиационного рынка является выделение аэропортов из состава авиапредприятий, т. е. образование самостоятельных хозяйствующих субъектов (авиакомпаний и аэропортов) взамен вертикально интегрированных структур. Существуют аргументы «за» и «против» такого разделения, причем встречаются негативные примеры потери маршрутной сети и сокращения пассажиропотока вследствие разрушения вертикальной цепочки. Однако в целом отказ от единой собственности либо аффилированности связки «аэропорт – авиакомпания» является необходимым шагом к демонополизации отрасли и развитию конкуренции.
   Процессы разделения авиапредприятий начались в первой половине 1990-х годов, но шли медленными темпами. Их активизация стала заметной лишь в последние годы, когда происходило разделение многих региональных структур (ОАО «Челябинское авиапредприятие», ФГУП «Пермские авиалинии», ОАО «Братское авиапредприятие» и др.) появились новые собственники. Курс на образование новой рыночной структуры закреплен в программных положениях «Транспортной стратегии Российской Федерации на период до 2020 года», согласно которым к 2020 г. должен завершиться процесс разделения авиапредприятий на авиакомпании и аэропорты. Главной целью такого разделения является повышение эффективности государственного регулирования субъектов естественных монополий в сфере услуг аэропортов и обеспечение добросовестной конкуренции на рынке авиационных перевозок. Согласно данной стратегии, сеть аэропортов России должна быть в перспективе перестроена на основе создания базовых аэропортов: хабов и региональных аэропортов. Это позволит не только оптимизировать систему авиалиний, но и значительно повысить качество региональных и туристских авиаперевозок.
   Создание эффективных независимых собственников аэропортов должно стать толчком к развитию аэропортовой инфраструктуры. Отсутствие объединенного авиапредприятия делает бизнес более прозрачным и, следовательно, более привлекательным для частных инвесторов. В настоящее время основным источником финансирования материально-технической базы аэропортов являются государственные ресурсы: в 2005 г. лишь 16,4 % (1,7 млрд руб.) было вложено в инфраструктуру за счет средств предприятий, остальная часть инвестиций поступила из федерального и региональных бюджетов. В ходе реализации подпрограммы «Гражданская авиация» осуществляется финансирование инфраструктуры ряда столичных и региональных аэропортов. В частности, в 2007 г. на реконструкцию взлетно-посадочной полосы, рулежных дорожек и мест стоянок самолетов в аэропорту «Домодедово» из государственных капитальных вложений было направлено 2,6 млрд руб. Аналогичные работы с соответствующим бюджетным финансированием выполнялись в аэропортах Воронежа, Сочи, Ростова-на-Дону, Уфы, Самары и многих других российских городов. В рамках федеральной адресной инвестиционной программы государственная поддержка отрасли гражданской авиации в 2007 г. составила более 20 млрд руб. Большая часть этих средств пошла на совершенствование региональной инфраструктуры аэропортов.
   Инфраструктурные туристские ресурсы. В соответствии с Федеральным законом «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» под туристскими ресурсами понимаются природные, исторические, социально-культурные и другие объекты, способные удовлетворить духовные и иные потребности туристов, содействовать поддержанию их жизнедеятельности, восстановлению и развитию физических сил. Данное определение интерпретирует понятие «туристские ресурсы» в самом широком смысле как всю совокупность природных и созданных человеком объектов, представляющих туристский интерес. К ним относятся национальные и тематические парки, музеи, театры, развлекательные предприятия, памятники истории и культуры, природные достопримечательности. Однако нам представляется целесообразным ввести понятие «инфраструктурные туристские ресурсы», подразумевая под этим только ту часть туристских ресурсов, которая вовлечена в экономический оборот и приносит доход государству или бизнесу. Такой подход исключает из общей массы туристских ресурсов многие природные памятники и в меньшей степени культурно-исторические объекты, открытые для широкого туристского показа без взимания какой-либо платы. Так, посещение исторического центра Ярославля или приезд на озеро Байкал (эти туристские ресурсы относятся к историческим и культурным памятникам, включенным в список ЮНЕСКО) не требует покупки входного билета, что необходимо при посещении, например, Диснейленда или Эрмитажа. При этом совершенно очевидно, что подобное выделение инфраструктурных ресурсов носит несколько условный характер, поскольку все группы туристских ресурсов взаимосвязаны и трудноразделимы. Кроме того, с развитием туристско-рекреационных зон возможна коммерциализация ранее эксплуатировавшихся в «свободном режиме» природных и исторических объектов[9].
   Динамика инфраструктурных туристских ресурсов представлена в табл. 7. Наблюдается тенденция роста таких объектов, что повышает возможности нашей страны для развития как внутреннего, так и въездного туризма.

   Таблица 7
   Инфраструктурные туристские ресурсы россии, ед.


   Источник: Росстат.

   Особое место в туристской инфраструктуре занимает сектор аттракций, представленный, в первую очередь, тематическими парками. В современном мировом туризме они составляют серьезную конкуренцию традиционным культурно-историческим и природным объектам. Тематические парки совмещают в себе увеселительные и информационно-познавательные стороны, что делает их центрами семейного и молодежного отдыха. С экономических позиций усп