Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Магия ворожбы и гадания

   Люди во все времена учились управлять своей судьбой, хотели знать, что их ждет впереди. Для этого и было изобретено множество гаданий.
   В этой книге собран богатый материал о различных видах ворожбы и гаданий: предсказательные, целительские, любовные и многие другие.
   С нашей книгой вы научитесь читать прошлое, предсказывать будущее, строить настоящее.


Составитель Антонина Соколова Магия ворожбы и гадания

Введение
О Близнецах-антагонистах: религия и ворожба

   Ворожба и христианство считаются понятиями взаимно чуждыми, хотя на самом деле это далеко не так. Сложилось так, что занятие ворожбой в обществе считается занятием антихристианским и антирелигиозным, а значит, направленным против Бога. В реальности нет предметов более близких по отношению к человеку, чем ворожба и религия. Прежде всего, и то, и другое имеет дело с такими отвлеченными от повседневного бытия категориями, как Бог и дьявол, Добро и Зло, чудо и знамение, предвидение и рок, и проч. И то и другое предполагает определенную систему обрядов и некий моральный кодекс, такой как безусловная вера в Бога, недеяние зла, любовь к ближнему. Однако далее начинаются такие различия, что поневоле начинаешь понимать, как наиболее близкие родственники становятся злейшими врагами. Прежде всего религия учит, что лиц, занимающихся ворожбой, следует физически истреблять – «ворожеи не оставь в живых» (Исх. 22:18). Затем заявляет, что занятие ворожбой аморально и противно Богу (4 Цар. 21:6). И наконец, что для ворожей не будет пути в Царство Небесное (Гал., 5:19–21). Вместе с тем исцеление именем Христовым считается вполне нормальным актом.
   Если говорить даже о таких порицаемых церковью вещах, как приворожение болезни или гадания, то подавляющее число заговоров на исцеление болезни построены как раз на использовании имен Христа, Богородицы и святых угодников и носят характер народных молитв (в отличие от латинских заклинаний, призывающих элементалей, духов и бесов). Гадание же на святых книгах было освящено (как мы увидим позднее) самыми ранними веками христианства, и большинство русских гадательных сборников также построены на христианском вероучении.
   В отличие от церкви, ворожеи относятся к последней вполне благочестиво и даже почтительно, деятельности своей наружу не выпячивают и подсчет совершаемых чудес не ведут. Как правило, ворожба требует любви к людям и желания помочь им, но время показывает – если она превращается в поточное производство материальных благ для автора, он очень быстро превращается в проходимца. Разумеется, помимо знаний ворожее важно иметь еще и талант, но кто скажет, есть он у вас или нет, пока вы не попробуете?
   Могут спросить о другом якобы близнеце ворожбы – о магии. Давайте поговорим и о ней.

Еще раз о близнецах, но не сестрах: ворожбе и магии

   Ворожбу очень часто путают с магией, но это на самом деле совершенно разные понятия.
   Магия, как наука, конечно же существует – это несомненное творение человеческого ума, как и животноводство, как и аграрные науки, как и физика, как и музыка, как и химия, как и поэзия. Магия – это даже целый ряд наук, в нее входят такие различные отрасли, как нотарикон, теургия, гоэтия, алхимия, каббала… Это ряд наук неофициозных, то есть эзотерических. Магические науки называются так, потому что рассказывают о непознанном. В то время как физика, химия, астрономия, сопромат – это науки познаваемые, то есть науки экзотерические. Разделение это чисто условное, поскольку физика вряд ли способна пояснить, что происходит с веществом, преодолевающим скорость света, а астрономия не в состоянии внятно объяснить теорию происхождения Вселенной. Слово «Бог» экзотерика отвергает, а эзотерика признает и приветствует.
   Однако человечество избрало для себя экзотерику. И наверное, правильно сделало, поскольку нам очень приятно пить пепси– и кока-колу из холодильников, быстро разогревать еду в микроволновках, смотреть кино и телесериалы, говорить по мобильникам и переключать телевизионные каналы, пользуясь инфракрасными пультами. Но есть и ряд людей, которые не признают официозные науки и все более склоняются к магическим. Самое странное, что к этому приходят не только дремучие недоумки, но и люди с высшим образованием (а то и с двумя), которых никто не смог бы заподозрить в недостатке интеллекта, в тупости и упертости. И такое происходит на протяжении ряда веков… Вдумайтесь – примерно тысячелетие умнейшие люди человечества бросают все свои достижения и обращаются к мистике, колдовству, магии, к чертям и демонам… ради чего?
   Ради богатства? Но ведь ни один маг не нажил богатства, сравнимого хотя бы с богатством Рокфеллера. Легенды о сокровищах магов – не более чем легенды; даже Ротшильды нажили свои богатства столетиями упорных трудов членов своей семьи на благо своей фирмы.
   Ради бессмертия? Но ни один маг не прожил долее 55–65 лет (Нострадамус – 63 года, Папюс – 50 лет, Блаватская – 51 год, Юрий Лонго – 56 лет). Эликсир бессмертия так и не был найден, а если и был, то он остается в полной тайне от всех – посвященных или непосвященных, и теории современных ученых о том, что таким эликсиром могут стать стволовые клетки нерожденных младенцев или спинномозговая жидкость крыс, до сих пор не более чем теории.
   Ради власти? Но ведь ни один маг не провластвовал над народами долее 15–20 лет (если брать за эффект магии всемирную власть над народами Александра Македонского, Юлия Цезаря, Чингисхана, Наполеона, Ленина, Гитлера, Сталина…). На самом деле оказывается, что истинным благом оказывается не Власть, а именно отказ от Власти над миром, как это сделал отрекшийся от престола император Диоклетиан, сказавший своим сенаторам, пришедшим просить его вновь возвратиться на царство: «Вы бы не стали меня просить об этом, если бы видели, какая у меня в этом году уродилась капуста».
   Оказывается, в мире есть иные – высшие ценности, кроме бессмертия, богатства и власти. Но тогда ради чего люди склоняются к магии? Очевидно, ради эффекта всевластия, эффектов бессмертия и всесилия. Да, не ради самого всевластия, бессмертия и проч., а лишь ради их эффекта. Эффект может быть весьма эффективен, когда действует на несовершенный человеческий мозг. Так в чем же истина? А в том, что на самом деле магия существует. Но ей научиться нельзя – с нею надо родиться.
   Видов магии очень много. И вовсе не каждый маг, который в газетном объявлении уверяет весь мир, что он волшебник в десятом поколении, дипломированный колдун и магистр (адепт) черной магии, на самом деле таковым является. Вполне возможно, что у него просто завалялись в кармане с полтысячи рублей и он решил вместо того, чтобы честно спустить их в пивной, заплатить за цветное объявление в газете. Желтая газетенка вполне могла на такое предложение купиться (тем более что она клятвенно обещает читателям, что ни малейшей ответственности за честность рекламодателей не несет, а они могут быть не только адептами сатанизма, но и маньяками, бандитами или патологическими убийцами). Поэтому, откликаясь на рекламу мага, вы, мой почтенный читатель, скорее всего, откликаетесь на приглашение вора подставить ему свои карманы. Но о них мы рассуждать не будем.
   Однако есть и такие маги, которые никому не дарят никаких обещаний, но все равно обладают великой властью над миром. Дело в том, что кроме магии белой и черной существует истинная магия. Это магия, позволяющая повелевать умами людей – тысяч, сотен тысяч и миллионов людей. Это магия звука, магия слова, магия речи, магия познания природы. Ею на протяжении уже тысяч лет пользуются гении: величайшие музыканты, поэты, писатели, актеры, ученые, политики. Скажем так, практически все они ничего не понимают в механизме действия собственной магии, и мало кто способен извлечь из нее практическую пользу (уникумы вроде Шаляпина, Ульянова-Ленина, Стивена Кинга или Билла Гейтса встречаются крайне редко), но все они реально были способны (и до сих пор способны) влиять на настроения огромных скоплений людей и через них на всю окружающую нас природу, ноосферу и, следовательно, на мировое информационное поле (природы коего не понимают ни ученые, ни маги, но и те и другие верят в его существование). Поймите (и примите к сведению), уважаемые современники, что истинная магия – это не драконы и не волшебные палочки, а то, что меняет пути развития человечества, а значит, и всей планеты, например как это сделали паровозы, социализм, космос, Интернет и мобильники. А огнедышащие летучие змеи и ковры-самолеты – это всего лишь литературный прием. Магия – это великие египетские пирамиды, «Пифагоровы штаны» и «Битлз», а всякие там Эдгары Кейси, Чумаки и Кашпировские – это дешевые прожектеры, великие специалисты по надуванию щек перед доверчивой публикой. Их магия никому не принесла никакой особенной пользы (хотя и никому особо не навредила), кроме них самих. Тогда стоит ли особо говорить о магии, если она как наука совершенно бессильна, бесцельна и наивна по сравнению с гением отдельно взятого человека?
   Совершенно особое дело ворожба. Она не претендует на звание науки, а кроме того, ворожба не предполагает никаких магических действий и проникновения в эзотерические тайны, не предлагает сотрудничества с добрыми или злыми духами, не нацелена на производство заклятий или на применение колдовских чар против обычного человека.

О верованиях древней Руси и ворожбе

   На Руси обычай ворожить или отправляться за советом к ворожее имеет весьма давние корни, настолько давние, что они теряются в дебрях языческих веков. Прежде того как на Русь пришли Перун и Велес, среди славянских племен проживали люди, известные как ведуны, вещуны, волхвы и доки. Все это суть одно и то же – люди, владеющие приемами и навыками ворожбы. Их нельзя причислить к категории друидов или жрецов, магов или чернокнижников, поскольку они не поклонялись тем или иным богам, не творили магических деяний и не имели никаких книг. Их можно сравнить разве что с позднейшими монахами-отшельниками, которые уходили от мира и пытались познать мир в себе. Они не владели письменностью и знания свои передавали по наследству изустно. Между тем известно, что первые языческие храмы (капища) появились по инициативе князя Владимира лишь незадолго до крещения Руси.
   В каких же богов веровали наши предки? Мы устойчиво повторяем байки позднейших ученых про Перуна, Даждьбога, Велеса, не имея о них каких бы то ни было письменных источников (кроме пресловутой Велесовой книги, в которой легендарно решительно все – от ее якобы находки до ее якобы расшифровки.). Нет о них упоминания и в самых ценных литературных памятниках Древней Руси – народных песнях и народных мифах-сказках. Вместо языческих богов героям наших мифов (Иванушкам или Аленушкам) помогают или вредят… животные! Могучий и преданный Волк, добродушный Медведь, волшебница Щука, проказница Лиса, отважный конь Сивка-Бурка, пламенная птица Сирин. Нет, наши предки не творили себе кумиров из бревен и камней, не поклонялись тотемам, но верили в духов, живущих в животных. Эта религия называется теротеизмом, и она была свойственна многим древнейшим культурам мира – древнеегипетской, древнеиндийской, древнеафриканской. Ну и древнерусской, естественно, поскольку исконно русскими божествами были божества природные – духи лесов, полей, озер, домов, которых олицетворяли те или иные наиболее примечательные животные.
   Единственными признаками божеств (бессмертие, всемогущество, повелевание силами природы) русская мифология наделяет только крайне отрицательных существ – (коварную) Бабу-ягу, грозного (хотя и смертного) Змея Горыныча и Кощея Бессмертного (весьма жестокого, но все же смертного). Логика русского человека была несокрушимой – добро, оно добро и есть, а зло – оно от лукавого. Добро – это все то, что не зло, а если зло творится, то его носителя все равно не победишь (коли ты не богатырь), значит, надо его умилостивить, то есть дать взятку. Отсюда происходят обряды умасливать домовых, банников, овинников, всякую дворовую нечисть, отсюда же исходит неистребимое на Руси (и позже в России) взяточничество. История показывает, что взяточник в итоге все равно будет наказан Промыслом Божьим, но до этого еще много может утечь воды, так что спокойнее будет вовремя от него откупиться.
   Можно предположить, что именно из-за всеобщего всенародного безверия князь Владимир принялся насаждать на подведомственных ему землях религию, которая могла бы сплотить отдельно живущие на территории нашей страны племена в единый народ. Похоже, что князь долгое время колебался между одной религией и другой, склонился было к язычеству и стал воздвигать кумиры богов (до него в Киеве храмы если и были, то лишь у нескольких христианских общин, возникших с Аскольдовых времен), начал приносить богам кровавые человеческие жертвы, но в итоге сделал окончательный выбор в пользу христианства. И выбор этот был сделан вовсе не от того, что «веселие на Руси есть пити», а потому что христианская Византия была несравнимо более могущественным государством, чем исламская Хазария или иудейская Булгария. Именно такой князь Владимир Красное Солнышко хотел видеть и Русскую землю. Так что выбор был сделан мудро и правильно.
   Собственно, потому христианство так органично прижилось в русском народе, что никаким особым богам наши русские предки не поклонялись. К тем же народам, у которых действительно сложились языческие культы – чуди, мордве, коми и проч., – христианство шло гораздо более долгим и сложным путем и дошло в итоге лишь к XVII–XVIII векам.
   Вообще к религии у русских людей всегда было двойственное отношение – с одной стороны, безусловная, истовая вера в Бога и святых угодников, с другой – ироничное «на Бога надейся, да сам не плошай» (см. у В. И. Даля «Русские пословицы и поговорки» в соотв. разделе). Такое же двойственное отношение сложилось в народе к служителям культа и к властям предержащим. Таким образом, можно говорить об определенной черте русского национального характера. Если сказать, что народ наш просветлен и всею душою тянется к православию, то это будет неправдой, ибо далеко не весь наш народ просветлен, да и семьдесят три года насаждавшегося атеизма основательно повыветрили в нем веру в Бога. Если же сказать, что народ наш темен и в нем живет единодушная вера в силу ворожбы, это тоже будет ложью, поскольку далеко не все русские и не во всех случаях жизни прибегают к помощи гадалок и целителей. Но даже если такое и случается, то это в народе не считается каким-то особенным грехом, изменой Господу или суеверием. Ворожба для русского человека обычна, даже обыденна, поскольку к ней на Руси, а позже и в России прибегали всегда – всегда пытались предугадать будущее, найти способ сохранить себе жизнь и здоровье, как в военное, так и в мирное время, внушить симпатию к себе, как у лиц противоположного пола, так и у начальства. Происходило это потому, что и на Руси и позже в России всегда был крайне низкий уровень медицинского обслуживания, совершенно наплевательское отношение властей к жизни и здоровью подданных и чрезмерно высокий уровень угодничества и взяточничества (тест: найдите 10 отличий с бытием современной России).
   Я решил собрать в этой книге сведения о различных видах ворожбы, таких как ворожба предсказательная, целительская и любовная. Некоторые виды ее раннего, еще языческого происхождения, другие возникли в христианское время, иные – такие как ворожба на картах и кофе – в новейшее время, в петровские времена. Но от этого ворожба не становится менее увлекательным занятием. Не хочется называть ее полезной или вредной – она есть, она бытует в нашем народе, пусть такою же и остается.

Крестьянская бытовая ворожба

   Можно быть сколь угодно просвещенным и несуеверным человеком, однако никто не станет отрицать, что у домов, так же как и у людей, есть души. Бывают дома уютные, веселые, населенные веселыми, красивыми, добрыми людьми, к таким и подойти приятно, и залюбуешься палисадником и стенами. А бывают дома мрачные, угрюмые руины; глядя на такие, охотно веришь в то, что в них может селиться всякая нечисть. И ведь поселяется!
   Бытовая ворожба в русском селе имела широкий спектр применения ввиду того, что коварные бытовые мелочи способны очень сильно испортить человеку жизнь. Зачастую духи дома бывают настроены вполне благожелательно к хозяину, и достаточно простого разговора, чтобы примирить обе стороны. Однако раз и навсегда избавить нашу жизнь от всех проявлений потустороннего мира невозможно, поскольку внеземные существа имеют не меньше прав на существование в нашем мире, чем мы сами, и потому лучше всего нам постараться соблюдать симбиоз.

Домовые духи

   Назвать ли это духом или душой дома, а может быть, его астральным покровителем – пусть решают эзотерики. В народе же эту странную личность зовут домовым (или «хозяином») и в вопросах хозяйствования чрезвычайно с ним считаются.
   По общим понятиям, домовой представляет дух бескрылый, бестелесный и безрогий, который живет в каждом доме, в каждом семействе. От Сатаны он отличается тем, что не делает зла, а только шутит иногда, даже оказывает услуги, если любит хозяина или хозяйку. Он пред кончиною когонибудь в семействе воет, иногда даже показывается комунибудь из семейства, производит стук, хлопанье дверями и пр. По общему поверью, живет он по зимам близ печки или на печи, а если у хозяина есть лошади и конюшня, то помещается близ лошадей.
   Если домовой полюбил домашних, то он предупреждает о несчастье, караулит дом и двор; в противном же случае он бьет и колотит посуду, кричит, топает и пр.
   Тому, кого любит, завивает волосы и бороды в косы, а кого не любит, то ночью щиплет до синяков. По этим синякам судят о какой-нибудь неприятности, особенно если синяк больной. Также наваливается во время ночи на спящего и давит его так, что в это время нельзя ни пошевелиться, ни сказать слова. Обыкновенно эта стень наваливается на того, кто спит на спине, в это время спрашивают, к худу или к добру, а домовой отвечает мрачным голосом «да» или «нет».
   Говорят, что он не любит зеркал, также козлов, а равно тех, кто спит близ порога или под порогом. Иногда слышат, как он, сидя на хозяйском месте, занимается хозяйской работой, между тем как, по-видимому, ничего этого не видно. Особенно любит домовой жить в банях и париться, а также в ригах и в других теплых местах; также его слышат и в театрах.
   В простом народе к домовому питают уважение, так что мужичок боится его чем-либо оскорбить и даже остерегается произнести его имя без цели. В разговорах называют его не домовым, а дедушкой, хозяином, набольшим или самим. При переходе или переезде из дома в другой непременной обязанностью считают в последнюю ночь пред выходом из старого дома с хлебом-солью просить домового на новое место. Хозяйство каждого, по их мнению, находится под влиянием домового. Говорят, что домовой не любит ленивых, особенно ветряные мельницы.
   Если домовой не будет любить хозяина, то он начинает проказить; в этом случае пред порогом дома зарывают в землю череп или голову козла.
   По словам крестьян, домовой имеет внешность хозяина (старшего) дома и его иногда видят, даже сталкиваются с ним в темное время на дворе перед каким-нибудь случаем. Он подкладывает сена и овса любимым скотинам, оделяя нелюбимых. Бывают случаи, что ему особенно не нравится какая-нибудь лошадь, и тогда говорят, что она не «ко двору пришлась». Он ее изгоняет и всячески мучает. Дабы узнать, что надо сделать, знахари советуют сесть в угол клети и покрыться бороной, остриями кверху, тогда он не может достать, и, выждав, когда он натешится над нелюбимым животным, спросить, чем помочь беде. Часто он отвечает, в противном случае проделать то же самое в следующую ночь. Ожидать обыкновенно приходится долго. При встрече с домовым надо спросить только: «к добру и или к худу», и он ответит.

Чтобы задобрить домового при новоселье в квартиру

   Чтобы задобрить домового при переезде на новую квартиру или в дом, надо на старой квартире накануне переезда замесить тесто: 800 г муки, два яйца, две ложки сахара и 200 г сливочного масла, две щепотки соли. Снести на новую квартиру с ржаным хлебом, солью и кошкой или котом. На новой квартире посадить в первый раз эту булку печься, и если булка выйдет ровная и хорошая, то и жизнь в этом доме будет хорошая; если она треснет – это знак, что скоро придется уехать. Булку три дня не трогать, на третий день вечером накрыть стол, поставить лишний прибор и рюмку, выставить вино и закуски, все равно какие, лишь бы числом поболее. Налить во все рюмки вино (водку, самогон), в том числе и домовому, чокаться с его рюмкой, разрезать испеченную булку и угостить всех, одну горбушку убрать и хранить постоянно. Вторую горбушку посолить три раза, воткнуть ребром серебряную монету, положить эту горбушку на печь и поставить туда же полную рюмку водки домовому, приговаривая: «Хозяин-батюшка, сударь домовой, меня полюби да пожалуй, мое добро береги, мою скотину береги, мое угощение прими и вина отпей из полной чаши». Поклониться печке с трех сторон по три раза (девять раз), поднести кошку в подарок домовому к печке, говоря: «Дарю тебе, домовой-батюшка, мохнатого зверя на богатый двор». Через три дня посмотреть, выпито ли вино; если выпито, то налить снова с теми же словами; если вино не выпито, то просить домового девять раз, чтобы отведал угощенья. Если печи в доме нет, то позвать колдуна, который должен найти, где находится (сидит) домовой, и положить угощение туда, куда укажет колдун. Угощать домового надо каждое первое число.

Разговоры с домовым

   Есть еще один способ отвести беду от дома, даже если она уж случилась, способ, как говорят старики, самый верный. Делятся они им неохотно, поскольку считается, что если ты воспользовался этим способом – никому о том не рассказывай, чтобы не разрушить дело своих рук. Это – обращение к домовому, для него необходимо иметь сохранившееся с Пасхи крашеное яичко.
   Ранним утром, затемно, в полной тишине (т. е. до первых петухов) берут в одну руку крашеное яичко, в другую – церковную свечу. Крестятся вначале яйцом, потом свечой, затем меняют руки и говорят:

   «Дядя домовой, дядя дворовой, приходи ко мне на свет от свечи. От яйца, что святили куличи, на зелень, как дубравный аист, на синь, как речной вал. Приходи таков, каков я есть сам, я тебе Христово яичко дам. Пособи мне, помоги мне, отведи мое горе (такое-то) от моего дома, от моего двора, от моей семьи, от меня. Хозяюшко-господин, пособи моей беде. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».

   Свечу и яйцо оставляют на том месте, где читался заговор, и уходят спать. Говорят, домовой сам знает, что делать.

Народные приметы и присказки про домовых

   Домовой (дедушка, суседко) лошади гриву завил.
   Конь ко двору пришелся: суседко колтун сколтунил.
   Домовой лошадь изломал, крестец надсадил, в подворотню протащил.
   Коли дедушку не перезывать с собой в новую избу, то станет прокудить.
   Домовой (постен, постень) душит по ночам, садясь на грудь.
   Домовой теплою и мохнатою рукою гладит по лицу – к добру; голою и холодною – к худу.
   Коли домовой душит, то спрашивай: к добру аль к худу?
   Вместо ответа станет легко либо тяжело.
   Домовой по ночам стучит и возится, выживая хозяина.

Заговор одежды

   В высоком терему в отцовском, за рекою Волгою стоит девица красная, стоит покрашается, добрым людям похваляется, ратным делом красуется, в правой руке держит пули свинцовые, в левой медные, в ногах каменные. Ты, красна девица, отбери ружья турецкая, татарская, немецкая, черкесская, мордовская, всяких языков и супостатов, заколоти ты своей то не видимою рукой ружья вражьи. Будет ли стрелять из ружья, и их пули были бы не пули, а пошли ты эти пули в сыру землю, во чисто поле. А был бы раб Божий (имя) на войне невредимым и конь был цел и невредим. А была бы его одежда крепче панциря. Замыкаю мои приговорные словеса замком, а ключ кидаю в океан-море, под горюч камень-алатырь, как морю не услыхать, камня не видать, ключей не выдавать, так и раба Божьего (имя) пулям не убивать, до моего живота, по конец века. Аминь.

Хлевник – покровитель домашнего скота

   В русском селе рассказы о домовом перенесены на домашних животных: лошадей, коров, коз и овец, составлявших у народа пастушеского его главнейшее богатство, поэтому домовому дают названия хлевника, сарайника, конюшника, табунника: он охраняет их от болезненных припадков и умножает приплод, а в случае гнева своего творит самок бесплодными или убивает ягнят и телят при самом их рождении. Белорусы звали такого духа баганом или вазилою и отделяли для него в коровьих и овечьих хлевах особое место и устраивали маленькие ясли, наполненные сеном: здесь-то и поселяется баган. Сеном из его яслей они кормят отелившуюся корову, как целебным лекарством.
   Чтобы пособить заболевшей скотине, знахарь на Ярославщине отводил на дворе место домовому. Это делается так: в каком-нибудь углу двора огораживается колышками небольшое место и кладется туда пирог или хлеб-соль; знахарь произносит заклинание, называя домового «родимым кормильцем и батюшкою», и берет пирог себе. В Чистый четверг и на Светлое воскресенье можно видеть домового в хлеве или коровнике, где он сидит, притаившись в углу. Если кто между крестьянами разбогатеет от торга скотом, то все уверены, что ему помогает домовой. Народное поверье приписывает домовому особенную страсть к лошадям; по ночам он любит разъезжать верхом, так что нередко поутру видят лошадей в мыле.

Когда куплена новая лошадь

   Если лошадь домовому нравится, то он холит ее, заплетает гриву и хвост, дает ей корма, отчего лошадь добреет, и напротив, когда ему животное не по нраву, то он ее мучает и часто заколачивает до смерти, подбивает под ясли и пр. От этого мнения многие хозяева покупают лошадей той масти, которая ко двору, то есть любима домовым.
   В некоторых уездах Воронежской губернии, когда куплена новая лошадь, ее приводят на двор и пускают без узды – со следующими словами: «Нехай уже домовой сам найде для ней мисто!» Где лошадь остановится, там домовой и желает поместить ее; случается, что ради этого переносят конюшню на новое место. В других губерниях, вводя купленную животину в стойло, низко кланяются, обращаясь к каждому из четырех углов хлева, и произносят: «Вот тебе, хозяин (домовой), мохнатый зверь! люби его, пои да корми» или «Дедушко-атаманушко! полюби моего чернеюшка (или пестреюшка, смотря по шерсти), пои-корми сыто, гладь гладко, сам не шути, и жены не спущай, и детей унимай». Веревку, на которой купленное животное приведено на двор, вешают у кухонной печи. У домового всегда есть любимая лошадь, которую он холит, чистит, подсыпает ей больше других овса, приглаживает ей шерсть и заплетает хвост и гриву. Подобно скандинавскому Тору, домовой охотно ездит на козле, которого потому и держат при конюшнях.

Порча коровы

   Ведьма может доить корову, несмотря ни на какое расстояние, стоит ей очертить круг на земле с заговором и в центр воткнуть нож. Молоко задуманной коровы само потечет из него. Для этого следует собрать в ночь на 24 июля (по старому стилю) травы волкозуда, лебеды, вереска с заговором:

   «Эта трава мне дана для принесения мне молока, власть моя велика, корова, отдай мне молоко, ибо моя трава – смерть твоя, это молоко для батюшки Сатаны, а не дать молока – смерть придет для тебя».

   Затем во вторник при убывающей луне ночью, в час Быка (с 1 до 3 часов ночи), выбросить пучок травы через левое плечо так, чтобы образовался круг, в его середину надо воткнуть нож с привязанной к ручке веревкой, держа которую надо выйти из круга и произнести: «Доись во имя Сатаны», представляя себе как можно яснее корову, которую хочешь испортить. Так следует сделать шесть раз, и корова перестанет доиться.

Заговор на приплод овец

   27 февраля чабаны «окликают звезды». Вечером, когда появляются звезды, чабаны выходят за околицу, кладут поклоны на все четыре стороны и произносят:

   «Засветилась звезда ясная, по поднебесью, на радость миру крещену, загорись огнем негасимым на утеху, ты заглянь, звезда ясная, на двор (имя), ты освяти огнем негасимым белоярых овец его. Как по поднебесью звездам нет числа, так бы у раба (имя) уродилось овец более того».

Урожай

   Для того чтобы урожай был на 10–25 процентов выше, необходимо сделать следующее:
   • воду, в которой замачиваются или протравливаются семена, заговорить живой (святой) водой;
   • сеять в землю только при растущей луне, когда рога смотрят вверх (для растений, имеющих плоды на верху);
   • если посеяли в комнате или в теплице, сразу совершить половой акт (желательно это делать каждый день);
   • поливать растения теплой живой (святой) водой или магнитной, для чего подставить два магнита к крану или скважине;
   • если посеяли прямо в землю, то после окончания посева также следует совершить половой акт на этой земле, а лучше всего, если позволяют силы мужчины, по углам земли;
   • первый полив провести водой, в которую добавить сперму мужчины, хоть каплю.

Заговор при покупке скотины

   1. Купив скотину, крестьянин молится вместе с продавцом Богу, творя молитву Иисусу, три раза обводят вокруг себя скотину, не смея держать повод голыми руками, и говорит: «Вот тебе, хозяюшка, мохнатый зверь на богатый двор, пои, корми, рукавичкой гладь».
   2. Когда купленную скотину вводят в стойло, то хозяин кланяется в каждый угол стойла в пояс и говорит: «Вот тебе, хозяин, лохматый зверь, моя (кличка), люби, пои да корми».
   3. При переводе скота на новый двор старший из хозяев говорит «дворовым»: «Кормилец-батюшка, кормилица-матушка, как я люблю этих (клички), так и вы их любите».

Приручить к себе животное

   Часто поить водой, которой мыли руки или ноги. Сделайте прогулку, чтобы пропотеть, затем в башмак, в котором был, налейте молоко, смешанное с мочой своей, дайте попить животному.
   Натрите воском рога теленку, и он пойдет за вами без сопротивления.
   Намажьте лоб чесноком корове, и она пойдет за вами.

Заговор для приручения собаки

   Чтобы новая собака держалась дома, состригают небольшие клочки шерсти с головы, спины, хвоста, которые врубают в порог дома, при этом заговаривают: «Как эта шерсть держится в пороге, так бы ты, собака, держалась дома».
   Читать семь раз, можно сделать так и с кошкой.

Обряды в день первого выгона скота в поле

   Днем выгона скота в первый раз весною считается 23 апреля, день св. Георгия, и св. Георгий признается покровителем скота. Если случается, что различные обстоятельства заставят выгнать домашних животных на траву раньше, то все-таки Георгиев день не проходит неотмеченным, и в этот день совершаются моление и нужный обряд.
   Георгиев день и четверг на Страстной неделе – дни ранней весны, и обряд, приуроченный к ним, относятся к циклу весенних сельскохозяйственных обрядов. Какие дни были отмечены обрядом в дохристианскую эпоху, не видно из существующих заговорных текстов и обрядов, тем более что те и другие в огромном большинстве наполнены христианскими чертами.
   Необходимо отметить, что имя святого Власия, как покровителя скота, встречается в заговорах реже, нежели имена других святых; в иных же заговорах (преимущественно на севере) скот называется: «Власьев род», «мои скотинки Власьевны»; какой-нибудь связи с языческим Велесом ни обряд, ни заговор при выгоне скота не обнаруживают. Но вероятно, что и дохристианский обряд над скотом совершался весною, когда скот уходил на подножный корм.
   Кроме них, в лесных местностях защитником скота может быть хозяин леса – лесовик, лесной дедушка, леший, лясовой, лясун; хозяин леса может и погубить скотину, завести ее в глубь леса, в трясину, яму, а главное, отдать на съедение лесному зверю. Это признание двух защитников скота, свидетельствуя о слиянии дохристианских и христианских верований, дало двойное содержание обряду и заговору и в большой мере лишило того и другого защитника индивидуальных черт.
   Помимо указанных защитников, сила которых должна спасти скот от нападения зверей и других несчастий, защита полагается в неодушевленных предметах. Эти предметы таковы: рогатина, топор, секира, свеча, свечной огарок, шерсть домашних животных, воск, нож, замок с ключом, деревцо (рябина), камешки, клюв гагары, медная полушка, ладан, верба.
   Вот как описывается этот обряд в старорусских рукописных сборниках: «Первое стать поутру до зори да взять рогатина, которая в звере бывала, да которой скот на лето пущать, кругом трижды очерти, а сам по вонную сторону двора ходи, и говори: „Пусть тын железной круг моего скота, колко в отпуске“. Да рогатину положь по вонную сторону ворот, а ходячи говори: „Покажися, мой скот, всякому зверю черному и серому, и рыскуну пнем да колодою, да камнем от сего дни и во все лето до белого снегу“. Да сам поставь свещу святому Георгию. Да помолись о сбережении живота… поставь угарчик одной свечи да обед смысли, а на тот день припаси… свежую щуку, а костей того дни… не мечи. Да как отобедаешь, стол отодвинь, да не трони на столе ничего, да угарчик свечной затопи, да помолись святому Георгию, да выди на двор со всею семьею, да скот весь, благословясь, выпусти вон з двора, а сам стань противо рогатины; да возми рогатину, да положи в таково место во укромное, чтоб нихто не тронул, покамест живот на лесу ходит до белого снегу. Да пришед в избу, по подобию спрячь стол, а костей собакам того дни не давай и никому ничего не давай».

Обряд в день первого выгона скота в Олонецкой губернии

   «В канун Егорева дни в ночь скотине во хлеве не клади никакой [пищи]; дабуди косача (тетерева. – Е. Е.), да с косачем куриче яйцо; да свечю без огня с вечера положи пред Егоря… как люди уснут, один или два человека вас. Как ко Егорю приде, трижды поклон. Да возми топор да косача, и яйцо и свечю возми и зажги, тоже в руки под ними и неси на посолонь, а топор в правой руки по земли тяни, а в другой руке свечю отнеси и косача за горло, и яйцо, да поди трижды и говори: „Пусть около моего скоту железной тын стал от земли до небеси от зверя и от волку, и от всякого зверя, по земле ходящего, и от леса“. И обойди трижды, и говори трижды. Пришед ко Егорю, свечу с огнем поставить и яйцо по-старому, а косача убить ножыком тылем, а говорить: „Тебе, святый Егорей, черной боран от меня и от моего скота, а ты, святый Егорей, стереги и береги мой скот… от меня тебе куриче яйцо и от моего скоту и животы“» (рукопись XVII века из Олонецкой губернии).

Сибирский обряд оберега скота

   Берется шерсть с каждого животного и скатывается вместе; из небольшого деревца, расколотого на части, делается подобие маленьких ворот, между которыми кладутся камни и муравьи, стадо обходят, таща топор по земле, и в конце концов часть шерсти кладут в замок, который запирается ключом, а ключ бросается в воду; как моление к защитнику животных читаются псалмы и церковные молитвы и произносится заклинательная формула: «И как задняя нога от передней не оставалася и пе редняя задней не дожидалася». За воротами, на которых положена икона, раскладываются по сторонам огни, между которыми прогоняется скот.

Алтайский обряд

   В русских селениях на Алтае хозяйка перед выгоном овец в стадо обегает свою усадьбу, затем, расстелив в воротах свой пояс, прогоняет через него овец и опять надевает его на себя. Пояс сам по себе имеет магическое значение, он также оберег; опоясывание символизирует воздвигнутую ограду, и пояс есть преграда для наступающего зла. Пояс, через который пробегает овцы, сообщает им свою силу – они будут охранены. Таким образом, еще новый предмет вводится в оберег вследствие придаваемого ему охранительного значения.

Жиздринский обряд

   В селе Берестне Жиздринского уезда в Егорьев день хозяин берет кусок пасхи, яйцо пасхальное и с вербою освященною выходит за ворота. Собирает скот в кружок и обходит стадо три раза с топором в поднятой руке и дважды бросает его в землю, а в третий раз в подворотню. Дает скоту по кусочку пасхи и гонит его в стадо вербой. В селе Фролове Жиздринского уезда пастух обходит стадо с хлебом и солью. И хозяин в первом случае, и пастух во втором читают каждый свой заговор.

На оберег скота

   В рукописи XVII века, хранящейся в Московском архиве бывшего Министерства юстиции, находится такой оберег скота: «Срезать два пруточка ивовыя одналетки, да взята моху церковнаго, да поить живот. А спускать живот в Егорьев день, опходить с образом и со свячами, а амати шерсть с кресца со всякие животины да вместо катать… А как станете зганивать живот вперед и потыкать (воткнуть) два прутка, а третьим погонять живот». Заговор при этом действии короткий и не имеет характера моления: «Как той шерсти веки по веку не расхаживаться, так моему животу веки по век не расхаживаться».

Заговор для приручения петуха

   Чтобы отучить петуха ходить по чужим дворам, надо посадить его под лавку, закрыть доской, но оставить маленькое отверстие, чтобы петух мог видеть приготовленный корм, и продержать его так два дня, затем вбить гвоздь в пол, приговаривая: «Как этот гвоздь станет держаться в полу, так петух держался бы дому».
   Читать три раза.

Молитва от падежа скота

   «Христос с нами, ускавыя вчера, и днесь и ныне. Ты, еси Бог велик, пошли, Господи, Архангела Михаила победить демонические силы, защитить щитом своим от тлетворного воздуха и наносной болезни и от падежа скотского и благослови скот сей, избавь от всякого зла, и обстолнения, видимого и невидимого, врагов и убедетельные смерти, повитрия, падежа и всех дьявольских злодеяний и уленого имени Твоим светом и о пользовании силы целениями здравие, тому дарую Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь».

Заговор от лягания коровы во время доения

   Наговорить на воду и обмыть вымя.
   «Господи, Боже благослови. Как основана Земля на трех китах и на трех китицах, с места на место земля не шевелится, так бы любимая скотинка (кличка) с места не шевелилась. Не дай ей, Господи, ни ножного лягания, ни хвостатнаго бодания. Стой горой, дои рекой, озеро сметаны, река молоком. Ключ и замок словам моим».

Пасечная ворожба

Чтобы пчелы не кусали

   Взять в рот листья подорожника, но прежде всего не курить и не пить спиртное, ибо пчела не любит винного запаха.

От ужаливания пчел

   Прикладывать к открытым местам тела землю или коровий помет.

Для удачи в пчеловодстве

   Возьми осетровую кость и воткни в улей к пчелам, тогда и пчелы больше водятся, и меда больше несут.

Заговор при посадке пчел в улей

   «Пчелы роятся, пчелы плодятся, пчелы смирятся. Стану я на восток, против дальней стороны, и слышу шум и гул пчел. Беру я пчелу роя, окарая сажу в улей. Не я тебя сажаю, сажают тебя белыя звезды, рогоногий месяц, красное солнышко, сажают тебя и укорачивают. Ты, пчела, ройся (имя), на округ садись. Замыкаю тебя, матка, все пути-дороги, ключом-замком, а бросаю свои ключи в океан-море, под зеленый куст, а в зеленом кусте сидит матка, всем матка старшая, сидит и держит семьдесят семь жал, а жалят непокорных пчел. А буде вы, пчелы, моим словам не покоритесь, сошлю я вас в океан-море, под зеленый куст, где сидит матка всем маткам старшая, и будет за ваше непокорище жалить вас матка в семьдесят семь жал. Слово мое крепко».

От сельскохозяйственных вредителей

   Эти создания могут испортить жизнь любому сельчанину. Как правило, появляются они внезапно, и чем их травить, кроме как дихлофосом, от которого сам же можешь после отравиться, никто не представляет. Предлагаю старинный заговор против вредителей.
   «Не бейте, черви, не ешьте нивы сея гобины, озими. Серая червь, и белая, и малая, и костеники, подите вы, черви, на запад, на зеленую дубраву, на осиновый лист.
   Аще вы не пойдете, а сего не порядите, черви, с сея нивы озими, спущу на вас птицы-крыла железныя, а ноги булатныя, почнут вас брати, червь серую и белую и малую и костеники, подроду вашего не будет. И вы пойдите, черви, сего не дожидайтесь, с озими долой, а сея озими корень тверже чем камень и кремени, а горчае смолы и серы».

Заговор на путешествие

   Чтобы благополучно вернуться к любимой, следует:
   1. Носить при себе полынь и вербену.
   2. Написать на новом кусочке выделанной кожи в день и час отъезда имена трех духов: «Каспар, Мельхиор, Валтазар». Положить в левую обувь и при отправлении в путь произнести имена трех духов и сделать шаг с левой ноги.
   3. Заговорить одолень-траву[1] и зашить в ладанку, эту ладанку носить не снимая. Произнести следующий заговор на одном дыхании.
   «Еду я из поля в поле, в зеленые луга, в дальния места, по утренним и вечерним зорям, умываюсь ледяной росой, утираюсь, облекаюсь облаками, опоясываюсь чистыми звездами. Еду я во чистом поле, а во чистом поле растет одолень-трава. Одолень-трава, не я тебя поливал, не я тебя породил, породила тебя сыра земля, поливали тебя девки-просто волоски, бабы-самокрутки. Одоленьтрава, одолей ты злых людей, лихо бы на нас не думали, сквернаго не мыслили, отгони ты чародея, ябедника. Одолень-трава, одолей мне горы высокия, долы низкия, озера синия, берега крутые, леса темные, пеньки и колоды. Иду с тобой, одолень-трава, к океану-морю, к реке Иордану, а в океан-море, в реке Иордан лежит бел горюч камень алатырь. Как он крепко лежит перед мной, так бы у злых людей язык не поворотился, руки не поднялись, а лежать им бы крепко, как лежит бел-горюч камень алатырь. Спрячу я тебя, одолень-трава, у ретивого сердца, во всей дороженьки».

Заговор человека, идущего на войну

   «Выхожу я в чисто поле, сажусь на зеленый луг, во зеленом лугу есть зелья могучия, а в них сила видиманевидимая. Срываю три былинки: белая, черная, красная. Красную былинку метать буду за море-океан на остров Буян, под меч-кладенец, черную былинку покачу под черного ворона, что свил гнездо на семи дубах, а во гнезде лежит уздечка бранная с коня богатырского, белую былинку заткну за пояс узорчатый, а в поясе узорчатом зашит-завит колчан с каленой стрелой, с дедовской, с татарской. Красная былинка притянет рабу Божьему (имя) меч-кладенец, черная былинка достанет уздечку бранную, белая былинка откроет колчан с каленой стрелой. С тем мечом отобью силу зеленую, а той уздечкой обретаю коня ярого. С тем колчаном со каленой стрелой разобью врага-супостата. Заговариваю я ратного человека (имя) на войну с сим заговором. Мой заговор крепок, как камень алатырь».

Чтобы восстановить согласие между враждующими

   Для этого употребляется желтый сапфир, желательно не блестящий. Этот камень, если носить его при себе, приносит согласие, делает человека благочестивым, умеряет порывы страстей.

Молитва против черта и прочей нечистой силы

   «От Духа Святаго, причастника Христова Спасова рука, Богородицын замок. Ангел мой, сохранитель мой. Сохрани мою душу, скрепи сердце мое. Враг сатана, поди прочь от меня. Есть у меня три листа, написано все Марк, да Никита-великомученик, за грехи душу мучить, за меня Бога молить».
   Читать три раза, можно на воду, которой освятить помещение.

От хульного беса

   Что такое хульный бес? Как опознать его действие? Вот что об этом пишел свят. Димитрий Ростовский[2]: «У многих появляются неверные и хульные мысли о Боге, о Пречистой Богородице или Божиих святых. Так, бывает, что когда кто воззрит на Тайны Христовы, тотчас нападают на него, подобно темному облаку, хульные мысли, хотя бы он и не хотел их».
   Святитель указывает далее, что степень греховности зависит от нравственной позиции человека: «О таковых злых помышлениях, приходящих к нам без воли нашей, не нужно безпокоиться, а считать их за ничто и презирать их, как будто их совсем не было, и не возбуждаться ими до скорби. Ибо это утешит врага нашего диавола, когда он увидит нас скорбящих о сем, смущающихся и сомневающихся; тогда он наведет на нас еще больше мыслей, смущающих совесть нашу. Но когда он увидит, что мы презираем хульные мысли, нерадим о них, когда увидит, что мы не скорбим и не печалимся, тогда посрамленный диавол убежит от нас, а мы пребудем в покое и без смущения. Главное – нужно только не попускать».

Заговор для избавления от хульного беса

   «Запрещает ти Господь, вселукавый диаволе, пришедший в мир Пречистою Присно Девой Мариею, истинною Богородицею, на спасение миру, нас ради грешных; проклят еси, дьяволе, и вся неприязненная твоя помышления, иже во дни и в нощи заклинаю тя именем святыя единосущные Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа: отступите от мене, раба Божия (имя рек), не влагати в сердце мое помысл неприязненных, но отиди в место пусто и безводно, идеже не присещаст Господь. Заклиная тя, нечистый демоне, именем Господа нашего Иисуса Христа; не блазните нощию лукавыми твоими мечтании, и внегда творити ми вся молитвы моя ко Господу Богу моему, но да будет всяко помышление твое дневное и нощное с тобою в день судный, аз бо Господу Богу моему служу и Тому единому молитву свою возсылаю, водни и в нощи, тебе упражняющу, мене же милующу и укрепляющу, за многую благость и милость; иди за мною, сатана, и вся неприязненная твоя, и противная сила, яко благословися и прославися, пречистое и великолепное имя Твое Отца, и Сына, и Святого Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь». (Из изд. Синод. Библиот. XVII в., № 850, л. 803, извл. О. Буслаев «О нар. поэзии в др.-р. лит.», прилож., с. 17–18.)

Любовная ворожба

   Можно ли силой заставить человека полюбить? Стоит ли навязывать ему свои чувства и тело помимо его воли? Ведь любовь – сама по себе великая сила. Эта сила порой способна побеждать равнодушие и холодность и без вмешательства какого-либо колдовства. Однако любовь слепа, и стрелы Амура порой летят россыпью, целя порой в самые неподходящие цели. Однако наши мудрые предки знали, как ему помочь.
   Предлагаемые способы помощи в любовных и семейных делах относятся к области ворожбы и ведовства. Тексты взяты из старинных сборников, куда они в свою очередь попали из древних рукописей или записей, сделанных со слов потомственных практиков и знатоков деревенской ворожбы. Конечно, в старину все они были запрещены еще более суровым запретом, чем в советские времена. В то же время деяния колдуна, воплощенные в словесную форму, иногда доходили до широкой публики. Обычно известными становились те заклинания, которые не считались особенно серьезными и вредными. Так, на границе дозволенного и недозволенного находилось волхвование, связанное с любовными чарами. Привораживанием любовных пар и насыланием остуды на любящих занимались часто не только колдуны, но и знахари. Им активно помогали в том и сами заинтересованные лица. В любовных присушках и отсушках, используемых различными заклинателями, есть некоторые различия. Знахари белой магии использовали те заговор ы, которые по содержанию не противоречили их практике. Колдуны, естественно, обращались при этом к дьявольскому миру. Малоопытные заклинатели использовали то, что им удалось случайно узнать. Считалось, что воздействие колдуна и его текстов много сильнее, чем знахаря. Но к представителям черной магии часто опасались обращаться, боясь Божественного возмездия для себя и вреда для того, кому адресовалось заклинание.
   Заговоры принадлежат к древнейшим временам народного творчества. В них выражается желание вызвать или устранить какое-нибудь явление. В происхождении других заговоров видно иноземное влияние. Почти каждый заговор разлагается на пять частей.
   В первой части заговора перечисляются действия, совершаемые заговаривающим лицом.
   Во второй части обозначаются желания, указывающие на цель заговора. Третья часть представляет собой символический образ желаемого действия. Четвертая часть заговора мифологическая. В нее вводятся одухотворенные силы природы или фантастические существа, влияющие на жизнь человека. Пятая часть – заключи тельная, «замыкание» («замыкаю свои словеса замками, бросаю ключи под бел-горюч камень Алатырь»). Замыкание можно рассматривать как самостоятельный заговор, произносимый для усиления первого. Замыкание является особенностью русского заговора. Восточные заговоры также очень много походят на русские. Часто заговоры существовали и в Малороссии.
   Также «замыкательными» словами служат и такие выражения: «Будьте мои слова крепки и лепки до веку, нет моим словам переговора и недоговора, будь ты мой приговор крепче камня и железа». А начинаются большею частью заговоры словами: «Встану я, раб Божий, благословясь, умоюсь водою-росою, утруся платком тканым, поеду, перекрестясь, из избы к двери, из ворот в ворота на восток» и т. д.
   Заговоры и заклятия совершают знахари и знахарки. В заговорах эти люди обращаются к силам природы и явлениям, к солнцу, к луне, к звездам, заре, ветрам, грому, огню, молнии, дождю, граду, снегу, буре и к другим проявлениям природы.
   Заговор знахари обыкновенно начинают произносить громким голосом и с какими-либо жестами или с серьезным выражением лица и глаз. Если заговор произносится над больным или над какой-либо болезнью, то его произносят шепотом, а потом дуют и плюют или машут рукой.
   Заговоры имеют силу и значение только от людей, произносящих их, сильных духом и волей, иначе заговор не имеет никакой силы и влияния на заговаривающего.
   По преданиям древних «ведунов» и «заговорщиков», из «заговора» ни одно слово не должно быть выкинуто, а также и прибавлено; каждое слово имеет свое значение, и если заговорщик его почему-либо пропустит или скажет лишнее слово, то заговор не подействует. Заговор передается заговорщиком лицу моложе себя, и после третьего лица заговор теряет силу для старого заговор щика, т. е. каждый заговорщик может передать заговор, чтобы не потерять силу, только двоим.
   У заговорщика должно быть крепкое здоровье, нравственная жизнь, воздержание от вина и от других излишеств.
   Многие заговоры произносятся утром, на заре, или перед восходом солнца, и обязательно натощак, или перед заходом солнца, и чаще всего в легкие дни, в понедельник заговоров произносить никогда не следует, потому что они в этот день не имеют силы. А также заговор лучше всего произносить в первые дни по новолунии. Заговоры бывают личные и заочные, т. е. можно заговаривать кого-либо лично или в его отсутствие; заговоры произносятся перед водой, хлебом, над прутьями, ветками, на пороге, на дороге, на перекрестке, в бане, в избе, в конюшне, на сеновале, в поле, на огороде, на мельнице, на вечере, на свадьбе, на вечеринках, на ветре, на дожде, на снегу, на льду, на песке, на болоте, в лесу, на дороге, на колосьях ржи, на ячмене, на арбузах, яблоках и других плодах.
   Мы постараемся привести заговоры, самые распространенные на юге России и в других губерниях, с полным сохранением всех слов и со всеми необходимы ми условиями, при которых их совершают. Все заговоры собраны нами по некоторым старинным папирусам, т. е. рукописным книгам, а многие переданы нам по секрету очень старыми людьми, которым нельзя не доверять в том, что заговоры, произнесенные ими, вполне достигали в былое время своей цели.

Заговоры для привлечения девушек

   Как правило, для привлечения к себе молодой девушки юноше не приходится совершать подвигов Геракла или обладать красотой Леонардо Ди Каприо. В то же время между молодыми людьми сохраняется элемент конкуренции, и здесь очень важно порой оказаться вовремя в нужном месте, вовремя что-то подать или куда-то пригласить. Этому-то и служат наши заклинания. Говорить их надо в полночь между двумя зеркалами на пламя свечи, стараясь смотреть на зеркало сквозь это пламя и видеть в отражении огонек пламени за спиной.
   Эти заговоры относятся к разряду легкой порчи, особенно там, где упоминается дьявол. Читать их хорошо в безлунную ночь, стоя на чердаке и сжимая в левой руке семенники молодого крота. В любом случае, прежде чем говорить эти заговоры, вглядитесь в зеркало и проанализируйте, а все ли вы сделали для того, чтобы эта девушка вас полюбила. Все нижеприведенные заклинания действуют в основном на девственниц и мало способны повлиять на женщин.

   1. «Лягу я, раб Божий (такой-то), помолясь, и встану, перекрестясь, и пойду я из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое поле, под чистые звезды, под лунь (луну) Господень. И лежат три дороги: и не пойду ни направо, ни налево; пойду по середней дороге, и та дорога лежит через темный лес. В темном лесу стоит древо тоски; тоскует и горюет тоска, печалится, и поселяю я ту тоску в рабу Божию (такую-то); взойди в ея белое тело и в ретиво сердце, и в русые косы, в кровь горячую – в руду кипучую, чтобы она по рабу Божиему (таком-то) тосковала, и все бы она обо мне думала; в питье бы она не запивала, в естве бы не заедала, во сне бы она не засыпала и завсегда бы она меня, раба Божия (такогото), на уме держала. Как солнцу и месяцу помехи нет, так бы и моему заговору помехи не было. Аминь, аминь, аминь».

   2. «На море, на окиане, на острове на Буяне, лежит доска, на той доске лежит тоска. Бьется тоска, убивается тоска, с доски в воду, из воды в полымя, из полымя выбегал сатанина, кричит: Павушка Романея, беги поскорее, дуй рабе (такой-то) в губы и в зубы, в ее кости и пакости, в ее тело белое, в ее сердце ретивое, в ее печень черную, чтобы раба (такая-то) тосковала всякий час, всякую минуту, по полудням, по полуночам, ела бы не заела, пила бы не запила, спала бы не заспала, а все бы тосковала, чтоб я ей был лучше чужого молодца, лучше родного отца, лучше родной матери, лучше родуплемени. Замыкаю свой заговор семьюдесятью семью замками, семьюдесятью семью цепями, бросаю ключи в окиан-море, под бел-горюч камень алатырь. Кто мудренее меня взыщется, кто перетаскает из моря весь песок, тот отгонит тоску».

   3. «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Стану, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, выйду в чи стое поле, в широкое раздолье, навстречу мне среди чистого поля и широкого раздолья 70 буйных ветров, и 70 вихоров, и 70 ветровичей, и 70 вихоровичей. Пошли они на святую Русь зеленого лесу ломать и пещеры каменные разжигать. И тут я, раб Божий (такой-то), помолюсь им и поклонюсь: «О, вы есть 70 буйных ветров, и 70 вихоров, и 70 ветровичей, и 70 вихоровичей, не ходите на святую Русь зеленого лесу ломать и пещеры каменные разжигать, подите вы, разожгите у рабы Божией (такой-то) белое тело, ретивое сердце, памятную думу, черную печень, горячую кровь, жилы и суставы, и всю ее, чтобы она, раба Божия (такая-то), не могла бы ни жить, ни быть, ни пить, ни есть, ни слова говорить, ни речи творить без меня, раба Божия (такого-то). Как меня она, раба Божия (такая-то), увидит или глас мой услышит, то бы радовалось ее белое тело, ретивое сердце, памятная дума, черная печень, горячая кровь, кости и жилы, и все у нее суставы веселились, и как ждет народ Божия владычного праздника, Светлого Христова Воскресения и звону колокольного, так бы она, раба Божия (такая-то) дожидалась. На который день меня она не увидит или гласа моего не услышит, так бы она сохла, как кошеная трава в поле; как не может быть рыба без воды, так бы не могла бы она без меня, раба Божия (такого-то). Тем моим словам и речам ключевые слова: аминь, аминь, аминь».

   4. «Встану я, раб Божий (такой-то), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверями, из двора воротами в чистое поле, погляжу и посмотрю под восточну сторону; под восточной стороной стоят три печи: печка медна, печка железна, печка кирпична. Как они разожглись и распалились от неба до земли, разжигаются небо и земля и вся подселенная, так бы разжигало у рабы Божией (такой-то) к рабу Божию (такому-то) легкое и печень, и кровь горячу, не можно бы ей ни жить, ни быть, ни пить, ни есть, ни спать, ни лежать, все на уме меня держать. Недоговорены, переговорены, прострелите, мои слова, пуще острого ножа и рысьего когтя».

   5. «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Стану я, раб Божий (такой-то), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверями, из двора воротами, выйду в чистое поле, в чистом поле стоит изба, в избе из угла в угол лежит доска, на доске лежит тоска. Я той доске раб Божий (такой-то) помолюся и поклонюся: о, сия тоска, не ходи ко мне, рабу Божию (такому-то), поди, тоска, навались на красную девицу, в ясные очи, в черные брови, в ретивое сердце, разожги у ней, рабы Божией (такойто), ретивое сердце, кровь горячую по мне, рабу Божьему (такому-то), не могла бы ни жить, ни быть. Вся моя крепость аминь, аминь, аминь».

   6. «Собирайся народ, люди добрые, ко честному Христовому празднику. Как глядят на кресты да на маковки, на Мать Пресвятую Богородицу, на разные образа, так бы на раба Божия (имя) глядели и смотрели старые старики, молодые мужики, старые старухи, молодые молодухи, красные девицы, малые ребята. Так бы раба Божия (имя) глядела и смотрела, так бы раб Божий (имя) казался краше красна солнышка, чище чистого серебра. Будьте мои слова тверды и крепки, навеки нерушимы. Ключ в воду, а замок на руку».

   7. Читается на подаваемое питье.
   «Лягу я, раб Божий, помолясь, встану я, благословясь; умоюсь я росою, утрусь престольною пеленою, пойду я из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чисто поле, во зеленое поморье. Стану я на сырую землю, погляжу я на восточную сторонушку, как красное солнышко воссияло, припекает мхи-болоты, черныя грязи. Так бы припекала, присыхала раба Божия (имя) о мне, рабе Божьем (имя) – очи в очи, сердце в сердце, мысли в мысли; спать бы она не заспала, гулять бы она не загуляла. Аминь тому слову».

   8. «Встану, не благословясь, пойду, не перекрестясь, во чисто поле. В чистом поле стоит тернов куст, а в том кусте сидит толстая баба, сатанина угодница. Поклонюсь тебе, толстой бабе, сатаниной угоднице, и отступлюсь от отца и от матери, от роду и племени. Поди, толстая баба, разожги у красной девицы сердце по мне, рабу (имя)».

   9. Наговаривают на воду, на пряник или на что-нибудь другое и дают выпить или съесть той, которую хотят приворожить.
   «Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду я в чистое поле. Сидит в чистом поле Сама Пресвятая Богородица, Мать Божия. Как Она скрипит и болит по Своему Сыну, так бы по рабу Божию (такому-то) раба Божия (такая-то) скрипела, и болела, и в огне горела, не могла бы она ни жить, ни быть, и ни пить, и ни есть. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь».

   10. «На море, на окиане есть бел-горюч камень алатырь, никем неведомый; под тем камнем сокрыта сила могуча, и силы нет конца. Выпускаю я силу могучу на (такую-то) красную девицу; сажаю я силу могучу во все составы, полусоставы, во все кости и полукости, во все жилы и полужилы, в ее очи ясны, в ее щеки румяны, в ее белу грудь, в ее ретивое сердце, в утробу, в ее руки и ноги. Будь ты, сила могуча, в (такой-то) красной девице неисходно; а жги ты, сила могуча, ее кровь горячую, ее сердце кипучее на любовь к (такому-то), полюбовному молодцу. А была бы красная девица (такая-то) во всем послушна полюбовному молодцу (такому-то) по всю его жизнь. Ничем бы красная девица не могла отговориться, ни заговором, ни приговором, и не мог бы ни стар человек, ни млад отговорить ее своим словом. Слово мое крепко, как бел-горюч камень алатырь. Кто из моря всю воду выпьет, кто из поля всю траву выщипит, и тому мой заговор не превозмочь, силу могучу не увлечь».

   11. «Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь! В печи огонь горит, палит и пышит, и тлит дрова; так бы тлело, горело сердце у рабы Божией (имя) по рабу Божиему (имя) во весь день, по всяк час, всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь».

   12. «Встану я, раб Божий, и пойду в чистое поле под восточную сторону. Навстречу мне семь братьев, семь ветров буйных. „Откуда вы, семь братьев, семь ветров буйных, идете? Куда пошли?“ – „Пошли мы в чистые поля, в широкие раздолья сушить травы скошенные, леса порубленные, земли вспаханные“. – „Подите вы, семь ветров буйных, соберите тоски тоскучие со всего света белого, понесите к красной девице (имя) в ретивое сердце; просеките булатным топором ретивое ее сердце, посадите в нее тоску тоскучую, сухоту сухотучую“».

   13. «На море, на окиане есть бел-горюч камень алатырь, никем неведомой, под тем камнем сокрыта сила могуча, и силы нет конца. Выпускаю я силу могучу на (такуюто) красную девицу; сажаю я силу могучу во все составы, полусоставы, во все кости и полукости, во все жилы и полужилы, в ее очи ясны, в ее щеки румяны, в се белу грудь, в се ретиво сердце, в утробу, в ее руки и ноги. Будь ты, сила могуча, в такой-то красной девице неисходно; а жги ты, сила могуча, ее кровь горючую, ее сердце кипучее на любовь к такому-то полюбовному молодцу. А была бы красная девица (такая-та) во всем послушна полюбовному молодцу (такому-то) по всю его жизнь.
   Ничем бы красная девица не могла отговориться: ни заговором, ни приговором, и не мог бы ни стар человек, ни млад отговорить ее своим словом. Слово мое крепко, как бел-горюч камень алатырь. Кто из моря всю воду выпьет, кто из поля всю траву выщипит, и тому мой заговор не превозмочь, силу могучу не увлечь».

   14. «Господи, благослови, истинный Христос. Пойду я, раб Божий (имя), благословясь и перекрестясь, в чистое поле, на синее море. В синем море морская рыба. Закину невод, вытяну рыбу морскую. Как тяжело рыбе морской без воды жить, так бы тяжело было и рабе Божией (или рабу Божию, имя) без раба Божия (или рабы Божией, имя) жить. Ни день бы она передневала, ни ночь бы она переночевала, спала бы – не засыпала, в еде бы не заедала и в питье бы не запивала. В море рыба с рыбой сходится, так бы и раба Божия (имя) со мной сходилась и от меня бы не отходила, смотрела бы, не насмотрелась, баяла, не набаивалась и любовь бы ко мне имела всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

   15. «Исполнена есть земля дивности. Как на море, на окиане, на острове на Буяне есть бел-горюч камень алатырь, на том камне устроена огнепалимая баня, в той бане лежит розжигаемая доска, на той доске тридцать три тоски. Мечутся тоски, кидаются тоски, и бросаются тоски из стены в стену, из угла в угол, от пола до потолка, оттуда чрез все пути и дороги и перепутья, ветром и аером. Мечитесь тоски, киньтесь тоски и бросьтесь тоски в буйную ея голову, в тыл, в лик, в ясные очи, в сахарныя уста, в ретивое сердце, в ее ум и разум, в волю и хотение, во все ее тело белое и во всю кровь горячую, и во все ея кости, и во все составы: в 70 составов, полусоставов и подсоставов. И во все ея жилы, в 70 жил, полужил и поджилков, чтобы она тосковала, горевала, плакала бы и рыдала по всякий день, по всяк час, по всякое время, нигде б пробыть не могла, как рыба без воды. Кидалась бы, бросалась бы из окошка в окошко, из дверей в двери, из ворот в ворота, на все пути, и дороги, и перепутья с трепетом, тужением, с плачем и рыданием, зело спешно шла бы и бежала, и пробыть бы без него ни единыя минуты не могла. Думала б об нем, не задумала, спала б, не заспала, ела бы, не заела, пила б, не запила, и не боялась бы ничего, чтоб он ей казался милее свету белаго, милее солнца пресветлаго, милее луны прекрасныя, милее всех и даже милее сну своего, по всякое время: на молоду, под полн, на перекрое и на исходе месяца. Сие слово есть утверждение и укрепление, им же утверждается, и укрепляется, и замыкается. Аще ли кто от человек, кроме меня, покусится отмыкать страх сей, то буди яко червь в свище ореховом. И ничем, ни воздухом, ни бурею, ни водою, дело сие не отмыкается».

   16. «Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверями, из двора – воротами в чистое поле, погляжу я, посмотрю под восточную сторону. Под восточной стороной стоят есть три печи: печка медная, печка железная, печка кирпичная. Как оне разожглись, распалились от неба до земли, так бы разжигало у рабы Божией (имя) к рабу Божьему (имя), легкое, печень и кровь горячу; не можно бы ей ни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни стать, ни лежать – все на уме меня держать. Недоговорено-переговорено, простре лите мои слова пуще востраго ножа и рысьяго когтя».

   17. «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь. В печи огонь горит, палит и пышет и тлит дрова; так бы тлело, горело сердце у рабы Божией (имя) по рабу Божиему (имя) во весь день, по всяк час, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

   18. «На море, на океане, на острове Буяне живут три брата, три ветра: один северный, другой восточный, третий западный. Навейте, нанесите вы, ветры, печаль, сухоту рабе (имя), чтобы она без раба (имя) дня не дневала, часа не часовала. Слово мое крепко».

   19. Говорить на пряник, который должен быть подарен любимой девушке.
   «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Стану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из дверей воротами, в чистое поле и взмолюся трем ветрам, трем братьям: „Ветр Моисей, ветр Лука, ветры буйные, вихори! Дуйте и винтите по всему свету белому и по всему люду крещеному; распалите и присушите медным припоем рабу (имя) ко мне, рабу Божию (имя). Сведите ее со мною – душа с душею, тело с телом, плоть с плотию и не уроните, по всему белому свету гуляючи, той присухи крепкой ни на воду, ни на лес, ни на землю, ни на скотину и ни на могилу. В воду сроните – вода высохнет; на лес сроните – лес повенет; на землю сроните – земля сгорит; на скотину сроните – скотина посохнет; на могилу к покойнику сроните – костье в могиле запрядает. Снесите и донесите, вложите и положите в рабицу Божию (имя), в красную девицу, в белое тело, в ретивое сердце, в хоть и плоть. Чтоб красная девица не могла без меня, раба Божия (имя), ни жить, ни быть, ни дни дневать, ни часа часовать, о мне, о рабе Божием (имя), тужила и тосковала“. В чистом поле сидит баба-сводница, у той у бабы у сводницы стоит печь кирпична, в той печи кирпичной стоит кунжан литре; в том кунжане литр всякая веща кипит, перекипает, горит, перегорает, сохнет и посыхает: и так бы о мне, рабе Божьем (имя), рабица Божья (имя) сердцем кипела, кровью горела, телом сохла и не могла бы без меня, раба Божия (имя), ни жить, ни быть, ни дни дневать, ни часа часовать; ни едой отъестись не могла бы от меня, ни питьем отпиться, ни дутьем отдуться, ни гулянкой загулять, ни в бани отпариться. Тем моим словам ключ и замок, аки крест на церкве. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. Аминь. Аминь».

   20. «Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из дверей воротами в чистое поле заворами. Выйду я, раб Божий, на три розстани, и помолюся я трем братьям-ветрам: „Первый брат сток, второй брат сивер, третий брат лето! Внесите вы тоску и сухоту в рабицу Божью (имя), чтоб она по мне, рабу Божиему (имя), тоснула и сохла, не могла бы без меня ни дня дневать, ни часа часовать, отныне до века и во веки. Аминь!“».

На возвращение симпатии девушки

   На девушку, которая от вас отвернулась, нижеследующий заговор подействует, если вы после его прочтения пригласите ее на танец. Прочтя «Молитву Господню», следует сказать: «Господи, Сам Спаситель Истинный Христос и Пресвятая Богородица, Матерь Божия, все святые угодники Господни и Ангелы, Архангелы и великие Апостолы Петр и Павел, услышьте мою молитву и не оставьте мою просьбу, раба (имя). Возвратите сердце рабы (имя) ко мне, рабу (имя). Господи, введи его в истинную совесть Твою, раба (имя). Господи, соедини, как соединил навсегда апостолов Петра и Павла, так соедини меня, раба (имя), с рабой (имя) браком».
   Учтите, что если речь о браке не идет и вы хотите просто поразвлечься, то этот заговор может неблагоприятно отразиться на простате.

Заговоры девушек для привлечения парней

   Есть несколько причин, которые препятствуют девушкам заслужить симпатию юношей. Это, во-первых, недостаток эрудиции, затем умничанье, потом сплетничанье, затем гордыня и, наконец, чрезмерная доступность. Все остальные причины отступают перед вышеперечисленными. До того как начать производить заклинание, подумайте: а тот ли этот молодой человек, о котором вы мечтали всю жизнь? Стоит ли вам вообще его завораживать или лучше дождаться лета, когда вы поедете на курорт и там, возможно, встретите истинную любовь?
   Учитывая, что эти заклинания избирательно действуют на половую функцию мужчин, они могут вызвать даже временную импотенцию заговариваемого мужчины в его отношениях с другой женщиной. Так что в дальнейшем он может начать испытывать мнительность в отношениях с другими женщинами. Словом, порча, она порча и есть (обратите внимание, что во многих случаях слово «раба» произносится без окончания – а-).

Заговоры о любви
О привлечении любви молодой девушки

   «Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, на все четыре стороны поклонясь, выйду из избы дверями, из двора – воротами, погляжу на чистое поле, посмотрю зорко на восточную сторону. На восточной стороне стоят три разные печи: печь медная, печь железная, печь глиняная. Все эти печи разжигались и раскалялись от земли до неба, так бы горячо разжигало у рабы Божьей (имя) ко мне, рабу Божьему (имя), сердце и кровь горячу; чтобы не могло ей было ни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни стоять, ни лежать, а все бы меня, раба Божьего, на уме держать. Что недоговорено и переговорено, прострелите мои словеса, пуще вострого меча и вострей звериного когтя!»

Заговор второй на тот же случай

   «Встану рано, не благословясь, пойду быстро, не перекрестясь, помчусь в чистое поле, аки вихрь. В чистом поле стоит ракитов куст, а в том кусту сидит толстущая баба, сатанина угодница, людская греховодница. Покло нюсь я той толстущей бабе, отступлюсь от отца, от матери, от роду, от племени. Поди ты, толстущая баба, разожги горячей огня у красной девицы (имя) сердце по мне, рабу добру молодцу (имя)».

Заговор третий на тот же случай

   «На море, на окияне, на острове на Буяне лежит тоска, бьется тоска, убивается тоска, с берега в воду, из воды в полымя, из полымя выбегает сатанина и громко кричал: „Павушка Раманея, беги поскорее, дуй рабе (имя) в губы, в уши, в глаза, в белое тело, в алую кровь, в сердце ретивое, в печень и в легкое, чтобы она, раба (имя), тосковала и горевала всякую минуту, и днем и ночью, ела бы – не заела, пила – не запила, спала бы – не заспала, а все бы тосковала обо мне, добре молодце (имя); чтобы я был ей люб лучше всякого другого молодца, ближе родного отца, слаще родной матери, лучше роду-племени”. Замыкаю свой заговор семьюдесятью семью крепкими замками, семьюдесятью семью гремучими цепями, бросаю ключи в окиян-море, под бел-горюч камень алатырь. Кто мудренее меня взыщется, кто перетаскает песок со всего моря, тот отгонит тоску».

Заговор четвертый на тот же случай

   «Встану я на заре на утренней, пойду я на зеленый луг, брошу по ветру слова мудрые, пусть той девице (имя), что люблю жарче пламени, обожгут ее сердце доброе, пусть уста ее, уста сахарны, лишь к моим устам прикасаются, от других же уст удаляются, глаза жгучие пусть глядят всегда на меня, дружка (имя), добра молодца, день и ночь они, улыбаючись. О, пронзите же красной девице (имя) сердце доброе мои реченьки, как стрела огня молненосного, растопите ее мыслидумушки, чтобы все они были заняты только б мной одним, добрым молодцем (имя). Я же буду ей верен до смерти, верен до смерти, до могилушки. Так же пусть и она (имя) будет мне верна. Я слова свои скреплю золотом, скреплю золотом, залью оловом, скую молотом, как кузнец-лов кач в кузне огненной, в кузне огненной, в сердце тре петном. Так неси же, ветер, словеса мои в ту сторонушку, где живет она, друг-зазнобушка (имя), и вернитесь вы, словеса мои, в сердце девицы (имя), что мила, люба, крепче солнышка, ярка месяца».

Заговор пятый на тот же случай

   «Подымусь, помчусь к быстрой реченьке, что бежитшумит лугом бархатным. Речка быстрая, воды светлые, отнесите вы словеса мои красной девице (имя), что живет одна в той сторонушке и красна мила, аки солнышко! Пусть не ест она, пусть не спит она, а лишь думает обо мне (имя) всегда, добре молодце. Гложет пусть ее сердце чуткое змея лютая, тоска смертная, обо мне (имя), дружке, добре молодце. Пусть глаза ее бирюзовые обо мне слезами умываются. Пусть другие ей, как полынь-трава, будут не любы, я же буду ей люб, как солнышко в утро майское. Пусть любовь ее будет так крепка ко мне, молодцу, что разрыв-трава не размыкает. Пусть же, пусть она, красна девица (имя), без меня, дружка, от тоски не спит, не пьет браженьки, не ест хлебушка, погулянушки и на ум нейдут, а подруженьки ей советуют полюбить меня, добра молодца (имя), и ласкать меня, как ласкает мать дитя малое. Ой, ты, реченька, речка быстрая, воды светлые и студеные, отнесите же красной девице (имя) мой завет и ключ от любви по мне, добре молодце (имя), и отдайте ей в руки белые ключ заветный мой, судьбой скованный в сердце-кузнице. Отоприте вы, воды светлые, тем ключом моим сердце девушки, что люба-мила мне, как павушка».

Заговоры девиц на любовь добрых молодцев

   Из свежего веника, сделанного из березовых веток, берут пруток, который кладут на порог той двери, в которую должен пройти любимый человек. Кладя пруток, нужно произнести такие слова:
   «Как высох этот тоненький пруток, так пусть высохнет и милый друг (имя) по мне, рабе (имя)». Пруток, когда человек, о котором заговаривают, прошел через порог, убирают в тайное место, потом топят баню, кладут этот прут на полок на верхнюю полку, поддают больше пару и, обращаясь в сторону, где лежит пруток, говорят: «Парься, пруток, и будь мягок, как пушок, пусть и сердце (имя) будет ко мне, рабе (имя), так же мягко, как и ты». После этого баню запирают, потом через некоторое время пруток берут, относят на воду и пускают по течению. Прут пускать по реке нужно на заре.
   Этот же заговор, но только для присухи чьего-либо сердца, делается так: пруток кладут на порог, приговаривая, как сказано выше, затем после прохода прут кладут на жарко истопленную печь, приговаривая: «Будь сух, пруток, как птичий ноготок, пусть так же сух будет и мой дружок (имя), а когда он ко мне подобреет, тогда пусть краснеет, как яблочко наливное, и полнеет, как месяц ясный после новолуния».

На прилучение парня

   «Выйду я в чистое поле; есть в чистом поле белый кречет; попрошу я белого кречета – слетал бы он за чистое поле, на синее море, за крутые горы, за темные леса, в зыбучие болота и попросил бы он тайную силу, чтобы дала она помощь сходить ему в высокий те рем и застать там сонного (имя), сел бы белый кречет на высокую белую грудь, на ретивое сердце, на теплую печень, и вложил бы рабу Божьему (имя) из своих могучих уст, чтобы он (имя) не мог без меня, рабы (имя), ни пить, ни есть, ни гулять, ни пировать. Пусть я буду у него всегда на уме, а имя мое на его языке».
   

notes

Примечания

1

   Одолень-трава – в славянских сказках и мифах – трава, обладающая магической силой против демонических чар. Под народным названием «одолень-трава» известно несколько разных трав: эспарцет песчаный, или полевой (Onobrychis aranaria Kit. или Hedysarum arenarium Kit.), семейство бобовые; или же купальница, кувшинка белая (Nymphae alba L.), семейство кувшинковые, многолетнее растение; или же кубышка желтая, кувшинка желтая, водяной прострел (Nuphar lutenum L.), семейство кувшинковые, Многолетнее растение с толстым, мясистым корневищем, со следами отмерших листьев.

2

   Из книги «Врачевсво духовное на смущение помыслов».
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать