Назад

Купить и читать книгу за 249 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Бизнес-ангелы. Как привлечь их деньги и опыт под реализацию своих бизнес-идей

   Где взять деньги под создание нового перспективного бизнеса? Сколько стоит бизнес-идея и будет ли она работать? Эти и другие вопросы волнуют большое количество предпринимателей, нуждающихся в финансовой поддержке своих перспективных бизнес-планов. На помощь им могут прийти бизнес-ангелы.
   Бизнес-ангелы – это частные неформальные инвесторы, вкладывающие средства в малоизвестные молодые компании в ожидании роста их стоимости. Это состоятельные люди, обладающие не только финансовыми возможностями, но и колоссальным опытом по становлению и развитию собственного бизнеса. Привлечение капитала бизнес-ангелов является альтернативой стандартным формам инвестирования. Поднять до мирового уровня такие компании, как Apple, Body shop, Amazon, помогли в свое время именно их денежные средства.
   В книге в деталях описан процесс поиска и привлечения капитала бизнес-ангелов, особенности осуществления проектов с их участием. Приводятся лучшие методики организации сделок, создания команд и постановки бизнес-процессов в проинвестированных компаниях.
   Книга сопровождается комментариями экспертов Национального содружества бизнес-ангелов (СБАР) и других ведущих российских специалистов. Приводятся российские примеры бизнес-ангельского инвестирования.
   Издание будет полезно для предпринимателей на любой стадии развития бизнеса, а также самим бизнес-ангелам – действующим и потенциальным.


Брайан Хилл, Ди Пауэр Бизнес-ангелы. Как привлечь их деньги и опыт под реализацию своих бизнес-идей

От авторов

   Сотни бизнес-ангелов, предпринимателей и экспертов принимали участие в работе «круглых столов» во время конференций, участвовали в анкетировании, и личных интервью, тем самым они внесли свой вклад в создание книги «Бизнес-ангелы: как привлечь их деньги и опыт под реализацию своих бизнес-идей». В книге собран опыт бизнес-ангелов, работающих повсеместно в Соединенных Штатах Америки. Некоторые из них занимаются инвестированием на протяжении многих лет; другие имеют ограниченный опыт работы, некоторые из них даже создали ассоциации бизнес-ангелов. Практически все участвующие в анкетировании или интервью были аккредитованными инвесторами и имели опыт финансирования деятельности нескольких компаний. Некоторых из них вы знаете, поскольку они добились определенной известности среди специалистов венчурного и частного инвестирования.
   Пятьдесят аккредитованных инвесторов вошли в наш обзор и помогли нам составить обобщенный образ бизнес-ангела, но, пожалуйста, помните: если вы являетесь предпринимателем, который занят поиском инвесторов, то вам не стоит полагаться на обобщенные понятия. Каждый бизнес-ангел имеет свой собственный характер, инвестиционные предпочтения и предполагает различную степень причастности к бизнесу, в который он вложил свои средства.
   Все без исключения бизнес-ангелы, с которыми мы беседовали, – и те, что предпочли остаться неизвестными, и те, что согласились раскрыть свои имена, внесли ценный вклад в нашу работу.
   Ценность книги возросла благодаря опыту и знаниям, которыми поделились с нами 17 профессионалов в области юриспруденции, бухгалтерии, маркетинга и межличностных взаимоотношений. В Приложении приведена более подробная информация об этих людях.

Слова благодарности

   Прежде всего, я хотел бы выразить свою благодарность нашим отцам, Оуну Л. Хиллу (Owen L. Hilly) и Гарри Д. Пауэру (Harry D. Power), которые считали процесс написания книги очень увлекательным делом.
   Мы приступили к созданию этой книги в середине 2001 года, но она является результатом пятнадцатилетней работы, в процессе которой наблюдали и выслушивали рассказы предпринимателей и бизнес-ангелов о том, как они добивались исполнения своей профессиональной мечты. Мы посещали и самые современные бастионы экономики, где делаются большие деньги, и неприметные лаборатории, расположенные в самых бедных районах города, в которых один человек пытается создать технологию. Мы встречали разных людей – рисковых парней, гениев, воров, философов. Среди них было несколько человек, которые казались совершенно безумными.
   Истории многих из них мы включили в эту книгу, чтобы показать то рвение, с которым они стремились к осуществлению своей неуловимой мечты.
   Временами процесс становления венчурного предприятия казался грандиозным, а иной раз он выглядел приземленным и грязным.
   Все участники этого проекта – инвесторы, предприниматели, эксперты в области законодательства и финансов – проявили большую заинтересованность и с неиссякаемым энтузиазмом обсуждали с нами волнующий вопрос: «Каким образом частные лица финансируют компании на ранней стадии их развития?» Некоторые из них даже писали серьезные эссе при ответе на наши вопросы с целью передать свои знания и опыт и поделиться своими идеями.
   Поэтому помимо двух людей, которых упоминали вначале, мы не будем персонально выражать благодарность кому-либо еще за помощь при осуществлении нами этого проекта – их сотни. Это все те, кто сейчас, не считаясь со временем, занят этим делом, это все те, кто пытается создать нечто грандиозное. Это те, кто служит маяком.
   Реализация большого дела начинается с обладания редким даром – предвидеть будущее. Мы не станем утверждать, что обладаем этим даром, но с уверенностью можем заявить: предпринимательство живо и процветает, и это самое ценное, что придаст вам силы сейчас и всегда.

Введение

   Возможности, которые открывают бизнес-ангелы для предпринимателей, продолжают расти. Процесс финансирования сложен как никогда. Запуск бизнеса сталкивается с трудностями, которых не было раньше. Экономическая ситуация создает все больше стимулов для поисков конструктивных ангелов, и следовательно, советы и предложения по привлечению капитала бизнес-ангелов очень ценны.
   Мне очень нравится структура книги, круг и глубина рассматриваемых в ней вопросов. Точно описаны детали – особенно при сопоставлении действий различных бизнес-ангелов как в процессе повествования, так и при непосредственном сравнении.
   Советы, изложенные здесь, касаются не только новичков. Эта книга полезна для предпринимателей на любой стадии развития бизнеса. Она также окажется полезной и для тех, кто хочет передать свои знания (и инвестировать капитал), выступая в роли бизнес-ангелов. Абсолютное большинство бизнес-ангелов полагаются на свой предпринимательский опыт, накопленный в процессе развития бизнеса и оказания помощи и передачи опыта новичкам предпринимательства. Однако информация, которая включена в эту книгу, может ознакомить бизнес-ангелов, которые только начинают заниматься этим делом, с кругом современных вопросов, которые им необходимо будет решать в процессе работы с предпринимателем.
   Я собираюсь рекомендовать ее каждому предпринимателю, который в будущем обратится ко мне за консультациями.
   Успеха!
   Боб Боземан,
   главный партнер компании Angel Investors, LP
   www. svangel.com
* * *
   Раньше жизнь была такой простой! В 1983 году, когда я был уже состоявшимся 23-летним человеком, сразу же после окончания магистратуры в Университете Брауна (США) меня привлекли к работе компании, которая называлась Sphere Technology и располагалась в Провиденсе (город в США, штат Род-Айленд). Учредители компании —
   Харви Силверман (Harvey Silverman), Джеффри Вейсс (Jeffrey Weiss) и Билл Кирк (Bill Kirk) – наняли меня в качестве помощника президента – это был мой первый опыт в качестве предпринимателя. Я участвовал в подготовке бизнес-плана, финансовой документации и презентационных материалов и быстро понял, что привлечение финансирования – трудная и сложная задача. Обращение к потенциальным ростовщикам несомненно отличалось от обращения к бизнес-ангелам, и оно должно быть принципиально другим при обращении к венчурным капиталистам.
   Во время этого первого знакомства с миром предпринимательства, бизнес-ангелов и сложных финансовых схем фирм венчурного капитала мы имели в своем распоряжении недостаточно рабочих инструментов. Выступая в роли предпринимателей, мы просто просили деньги у всех, кого знаем.
   Как мне жаль, что я не получил практических рекомендаций относительно того, как систематизировать, просить и получать финансирование. Все, что я смог найти, – книга, которая называлась Planning Guide, изданная небольшой компанией Upstart publishing из Нью-Гэмпшира (штат на северо-востоке США). Она предлагала общие правила создания проекта, но ничего не говорила о том, как и кому его рекламировать, где найти спонсоров и каким образом привлечь большие деньги.
   Сегодня я лучше ориентируюсь во всех этих вопросах, но эти знания пришли в результате долгой учебы на своих ошибках. В 1988 году я начал карьеру управляющего в компании Apple Computer, а к 1995 году уже был частью сплоченной команды в компании Yahoo Inc. и занимал пост вице президента компании по продажам и маркетингу. Позднее я создал компанию Interactive Minds и начал работать почти с 50 стартовыми компаниями по всей стране, помогая большинству из них в разработке проектов, созданию команд и привлечению финансирования. В этот период мы зачастую выступали в роли бизнес-ангелов и наставников для предпринимателей – этим же я занимаюсь и в настоящее время. В 1997 году наша команда создает наш первый фонд венчурного финансирования — iMinds Venture (www.iminds.com). В настоящее время компания iMinds Venture управляет 75 млн долл. и осуществила 25 начальных инвестиций в стартовые компании. Наш фонд работает со многими бизнес-ангелами. В действительности примерно 120 из них предоставили свой капитал под наше управление и практически во всех наших инвестициях участвуют бизнес-ангелы. С годами мои перспективы в сфере венчурного финансирования выросли в результате рассмотрения проблем с трех различных сторон: позиции предпринимательства, бизнес-ангела и владельца венчурного капитала. Читая первую книгу Брайана Хилла и Ди Пауэр Inside Secrets to Venture Capital (John Wiley & Sons, 2001), посвященную проблеме привлечения финансирования, я был поражен, насколько хорошо авторы передали испытания и несчастья, которые переживает предприниматель в процессе поисков венчурного капитала для финансирования своей компании. Книга дает превосходное разностороннее описание большинства особенностей мира венчурного капитала, а также практические подсказки относительно того, как найти венчурных капиталистов, произвести на них благоприятное впечатление, составить для них перечень отличительных особенностей проекта (составить так называемый Wow-фактор) и заработать много денег.
   Для абсолютного большинства предпринимателей мало только понимать суть венчурного капитала и поэтому мне постоянно задавали вопрос: «Так как большинство компаний на ранних стадиях своего развития не соответствуют требованиям, которые выставляют большие венчурные капиталисты при предоставлении финансирования, особенно сейчас, когда падение фондового рынка в 2000–2001 годах заставило компании венчурного инвестирования с большей осторожностью относиться к азартной игре с «горячими идеями» и вместо этого они предпочитают убедиться, что компания имеет апробированную и готовую к отправке продукцию, сильную команду управленцев, устойчивую базу потенциальных клиентов, выручку, прежде чем профинансировать ее деятельность, – как же тогда предпринимателям привлекать финансирование на начальное развитие своих компаний?»
   Последнее исследование Брайана Хилла и Ди Пауэр, которые они представили в своей книге «Бизнес-ангелы: как привлечь их деньги и опыт под реализацию своих бизнес-идей» дает подробные советы и рекомендации для решения этих проблем.
   Эта книга полезна всем нам, кто имеет отношение к венчурным проектам по ряду причин.
   • Бизнес-ангелы и венчурные капиталисты абсолютно не похожи друг на друга – только осознание разницы между ними и разницы в используемых ими подходах может оказаться принципиально важным для успеха вашего бизнеса. Сопоставление, предлагаемое в этой книге, сможет помочь вам разработать наилучший подход к финансированию и становлению вашего бизнеса.
   • Сообщество бизнес-ангелов многообразно – достаточно сложно классифицировать бизнес-ангелов, все они очень разные, с разными потребностями, все они имеют различные подходы к решению своих задач и различную мотивацию для своих решений. Иногда они выступают единым фронтом. Хилл и Пауэр проливают некоторый свет на то, как разобраться, кто в стаде овца, а кто пастух.
   • Часто предприниматели жалуются: «Мы знаем, что бизнес-ангелы существуют, но мы не знаем точно, где их начинать искать». Процесс поиска и привлечения капитала бизнес-ангелов трудный, требующий много времени. Он сопровождается многочисленными разочарованиями. Полезные советы, которые предлагает эта книга, помогут вам лучше понять запросы бизнес-ангелов, что, в свою очередь, поможет избежать многих разочарований и будет способствовать процветанию вашего бизнеса.
   • Мой подход к оценке книги заключается в следующем: если вы сможете получить хотя бы один совет или придете к пониманию нового для вас вопроса, то она достойна вашего внимания и денег, которые за нее заплачены. Книга «Бизнес-ангелы: как привлечь их деньги и опыт под реализацию своих бизнес-идей» точно так же, как и ее предшественница, предлагает практические советы из уст самих бизнес-ангелов (и представителей фирм венчурного инвестирования), что избавляет читателей от сотен телефонных звонков, которые им пришлось бы сделать, чтобы выяснить эти вопросы самостоятельно.
   Откровенно говоря, будучи венчурным капиталистом, я верю, что любая книга может потенциально помочь предпринимателю найти наилучший способ привлечения финансирования, поскольку она сбережет сотни его рабочих часов, которые он сможет с пользой потратить на развитие своего бизнеса (производство продукции, создание команды единомышленников, выстраивание взаимоотношений с потребителями – вам безусловно знаком перечень этих относительно простых и тривиальных задач, которые решает каждый предприниматель).
   Итак расслабьтесь и наслаждайтесь чтением книги «Бизнес-ангелы: как привлечь их деньги и опыт под реализацию своих бизнес-идей». Возможно это будет самым лучшим из того, что вы можете предпринять в этом году, чтобы способствовать росту своего бизнеса… Возможно, это окажется самым полезным.
   Ренди Хайкин,
   предприниматель, бизнес-ангел и венчурный капиталист, управляющий директор компании iMinds Ventures, Сан Франциско, Калифорния

Бизнес-ангельское инвестирование: загрузка «матрицы»
Предисловие научных редакторов

   Научные редакторы, представляющие Национальное содружество бизнес-ангелов (СБАР), приветствуют выход русскоязычного перевода еще одной по-настоящему удачной и интересной книги о венчурном и бизнес-ангельском инвестировании. Она написана американскими профессионалами, основана на практическом опыте предпринимателей и бизнес-ангелов, в деталях описывает тонкие моменты осуществления проектов с участием бизнес-ангелов, содержит «обратную связь» от них в виде комментариев. Книга дает возможность российскому читателю погрузиться в живую атмосферу создания старт-апов в сфере высоких технологий, прочувствовать ее динамизм и неформальный дух.
   Последние годы ознаменовались консолидацией российских бизнес-ангелов в единое сообщество, что выразилось в создании СБАР и развитии региональных сетей. Все больше и больше инвесторов в стартующие компании осознают себя бизнес-ангелами, стремятся обмениваться опытом реализации успешных проектов и информацией о новых возможностях для инвестирования, перенимать лучшие методики организации сделок, создания команд и постановки бизнес-процессов для проинвестированных компаний. Заметно стремление российских бизнес-ангелов к тесному взаимодействию с западными коллегами, что нашло отражении во вступлении СБАР в Европейскую сеть бизнес-ангелов (EBAN). Аккумулируя в себе передовой мировой опыт, данная книга в полной мере отражает стремления российских бизнес-ангелов и предпринимателей к совершенствованию своей отрасли.
   Вместе с тем, читая текст и адаптируя его к российским реалиям, научные редакторы неоднократно убеждались в том, что она написана в основном для американцев, причем для тех, кто хорошо ориентируется в особенностях и терминологии венчурного технологического бизнеса в его классической американской форме. Для того чтобы книга стала понятна, близка и по-настоящему полезна российским читателям, мы решили в ее начале дать развернутый справочный материал, знакомящий читателя с процессом, терминологией и особенностями бизнес-ангельского инвестирования – своеобразную «матрицу». Также, пользуясь правом, любезно предоставленным издательством «Эксмо», мы разместили в ней мини-интервью с рядом российских бизнес-ангелов, предпринимателей и экспертов, рассказали в пределах выделенного объема о работе, проделанной СБАР за год его существования.
   Мы хотим предупредить читателя, что книга была написана вскоре после обвала акций интернет-компаний на бирже в 20002001 годах, и поэтому проникнута духом сомнений в том, сможет ли воспрять сектор венчурных и бизнес-ангельских инвестиций после спада инвестиционной активности в США. Жизнь показала, что оптимистические прогнозы авторов сбылись и уже начиная с 2003–2004 годов в секторе стартовых инвестиций США и Европы вновь чувствуются положительная динамика и оживление. Тем самым негативный тренд оказался во многом преодоленным, и перед венчурным и бизнес-ангельским инвестированием открылись новые перспективы.
   Мы очень надеемся, что книга доставит читателю много приятных минут и будет по-настоящему полезна всем участникам инвестиционного процесса, а инновационные предприниматели и бизнес-ангелы воспримут ее как руководство к действию – методичной и тщательной работе по созданию новых конкурентоспособных производств!

Венчурное и бизнес-ангельское инвестирование: базовые термины

   Систематическое изложение любой теории немыслимо без базовых определений и терминов, и поэтому в первом разделе вступительной статьи основное внимание уделено именно им.
   Бизнес-ангелы – частные инвесторы, инвестирующие в рискованные (прежде всего инновационные) проекты ранних стадий, при этом объем инвестиций в один проект, как правило, не превышает миллиона долларов. Чаще всего бизнес-ангелами выступают физические лица, хотя это могут быть и лица юридические. Обычно последними являются небольшие инвестиционные фирмы, инвестирующие собственный капитал. Встречаются и инвестиции крупных корпораций в бизнес-ангельском формате – в данном контексте говорят о «корпоративных бизнес-ангелах». Важной характеристикой бизнес-ангельского инвестирования является отсутствие формально зарегистрированных инвестиционных фондов с отдельной управляющей компанией.
   Термин пришел из сферы американского шоу-бизнеса, где под «ангелом» подразумевали спонсора, финансирующего проект на безвозвратной основе и претендовавшего на прибыль только в случае успеха постановки. Тем не менее современный бизнес-ангел – это не благотворитель, а именно инвестор, предоставляющий в проект средства с расчетом на коммерческую прибыль. В обмен на финансирование он получает значительную долю в капитале проинвестированной им компании.
   Цель бизнес-ангела – рост капитализации проинвестированной компании и фиксация прибыли через «выход» – продажу своей доли по значительно более высокой цене, чем объем инвестиций. Бизнес-ангел должен обладать значительными средствами, потеря части которых от неудачного вложения в проект не повлияет на его уровень жизни и дальнейшую коммерческую деятельность. Кроме того, бизнес-ангелы диверсифицируют свои вложения, вкладываясь в несколько проектов одновременно.
   Обычно бизнес-ангел подключается к проекту на самом раннем и рискованном этапе его развития, когда имеются лишь «сырая» идея и нуждающееся в доработке бизнес-предложение и не всегда возможно дать достоверный финансовый прогноз развития бизнеса. Привлекательность проектов начальных стадий состоит в их потенциальной сверхприбыльности, поскольку при удачном сценарии развития проекта рост капитализации происходит буквально с «нуля» и превышает сотни процентов годовых (табл. 1).
   Однако столь высокие прибыли компенсируются не менее высокими рисками.
   Актуальными и не менее яркими примерами, показывающими прибыльность бизнес-ангельского инвестирования и его экономическую значимость в современной экономике, выступают интернет-компании Google и Skype.

   Таблица 1. Примеры сверхприбыльных бизнес-ангельских инвестиций

   Google. Идея и основные алгоритмы реализации интернет-поиска Google были разработаны двумя студентами Стэнфордского университета – Ларри Пейджем и Сергеем Брином. Первым бизнес-ангелом для будущей компании стал в 1998 году один из основателей Sun Андреас Бехтольсхейм. После краткой устной беседы он выдал основателям чек на миллион долларов даже без бизнес-плана, презентации и регистрации компании (правда, чек был выдан уже на компанию Google, которую Брин и Пейдж тут же зарегистрировали). Уникальная разработка, талант и энтузиазм основателей, репутация столь знаменитого бизнес-ангела сделали свое дело: в 1999-м венчурные фонды Sequoia Capital и Kleiner Perkins Caulfield Byers (KPCB) инвестировали в Google 25 млн долл. в обмен на 40 % акций в 1999 году.
   В 2001-м в компанию пришел новый генеральный директор – Эрик Шмидт (экс-директор Novell), инвестировавший в компанию миллион собственных денег и получивший взамен 9,7 % акций. Источником прибыли проекта стала контекстная реклама – механизм продажи рекламы по ключевым словам, когда плата взимается по факту клика на рекламное объявление. В ходе IPO в 2004 году акции были проданы по цене 100–110 долл. Через неделю они котировалась по цене 196 долл., и в ноябре 2004 года рыночная стоимость компании с активами чуть менее 3 млрд долл. составила 46 млрд.
   Skype. Компания по производству программного обеспечения, ставшего стандартом в области интернет-телефонии (VoIP), была основана шведом Николасом Зеннстромом и датчанином Янусом Фриисом. Выполнялся проект эстонскими программистами из Института кибернетики в Таллинне. В сентябре 2002 года Skype получила инвестиции от инвестиционной компании ранних стадий Draper Investment Company, а в 2003 году – от фонда Mangrove Capital и бизнес-ангела Клауса Хоммельса. Особенность бизнес-модели Skype в том, что компания зарабатывала на дополнительных сервисах – звонках с компьютера на местные телефоны (SkypeOut) и с местных телефонов на Skype (SkypeIn), тогда как звонок со Skype на Skype оставался бесплатным. В конце 2005 года Skype была куплена компанией eBay за 2,6 млрд долл. На тот момент число абонентов составило 4 млн, а работало в компании всего 200 человек. В результате сделки первоначальные инвесторы, по предположениям аналитиков, получили выигрыш в 350 раз по сравнению с первоначальными инвестициями.
   Но все-таки приведенные выше примеры уникальны. Чаще всего доходность «удачной» бизнес-ангельской инвестиции составляет 40–70 % годовых, что, впрочем, является очень неплохим рыночным показателем, стремление к которому оправданно.
   На сегодняшний день бизнес-ангелы – неотъемлемая часть отрасли прямого и венчурного финансирования.
   Принцип прямого (private equity) и венчурного финансирования – вложение капитала в обмен на значительную (свыше 10 %) долю в растущей компании с целью получения высокой прибыли после продажи этой доли через определенное время («выход»). Основным механизмом генерации прибыли выступает рост капитализации компании за время «совместной жизни» с инвестором, который предоставляет не только необходимые денежные средства, но и экспертизу и полезные контакты, а также участвует в управлении. Немалую роль играет и репутация инвестора, также выступающая в роли механизма продвижения и своеобразного «бренда».
   В таблице 2 приведено принятое в отрасли прямых и венчурных инвестиций разделение проектов на стадии развития.
   Под прямыми инвестициями понимают инвестиции в стадию early growth и более поздние стадии, тогда как более ранние инвестиции относят к инвестициям венчурным.
   Иногда разделение по стадиям проводят в терминах рисков. Например, предполагается, что завершение стадии seed снимает риск принципиальной невозможности создать технологию/продукт/услугу. Завершение стадии старт-ап снимает риск принципиальной неком-мерциализуемости – невозможности вывода продукции на рынок.

   Таблица 2. Стадии развития непубличной компании

   Впрочем, классификация стадий развития компании меняется в зависимости от страны или даже конкретного инвестора. Иногда в одну категорию объединяются проекты стадии seed и старт-ап (например, в известной базе данных по США Pricewaterhouse Money Tree Survey), выделяются фазы первоначальной проработки идеи (pre-seed). Иногда венчурное инвестирование включают в сектор private equity, иногда противопоставляют ему. Здесь важным является сам принцип разделения развития проекта на стадии, поскольку он имеет четкое практическое воплощение – на разных стадиях проект финансируется разными инвесторами («инвестиционные цепочки»).
   Бизнес-ангелы – инвесторы самой ранней, «посевной» стадии. Начиная со старт-апа и далее, из-за возрастающих объемов необходимых инвестиций, индивидуальное инвестирование уступает место инструментам коллективного инвестирования – инвестиционным фондам. В силу больших объемов они диверсифицируют свои вложения в большей степени, чем бизнес-ангелы, что помогает им получать достаточно высокую усредненную доходность, которая, впрочем, ниже средней доходности «посевных» инвестиций.
   В проекты стадии старт-ап инвестируют венчурные фонды, а в компании поздних стадий — фонды прямых инвестиций (private equity фонды). Особенность венчурных фондов – их экспертиза в области формирования и постановки бизнес-процессов проинвестированных компаний, тогда как фонды прямых инвестиций имеют дело с отлаженными производственными и бизнес-процессами и сформированной корпоративной структурой.
   Практика США и Европы показала, что роль бизнес-ангелов в экономике является очень значимой, поскольку именно они, наряду с 3F[1] (Friends, Family, Founders – друзья, семья, основатели), выступают основными донорами стартового капитала и дают инновационным проектам «путевку в жизнь».
   В настоящее время в России функционируют все компоненты сектора прямых и венчурных инвестиций. Имеется большое число фондов прямых инвестиций (известные управляющие компании — Baring Vostok Capital Partners, Delta Private Equity Partners, Quadriga Capital), ряд венчурных фондов. Наиболее известные из них – Российский технологический фонд, «Русские технологии»,
   Mint Capital, ABRT, Almaz Capital Partners, корпоративные фонды – российское отделение Intel Capital и Oradell Capital (IBS). В последнее время появились региональные венчурные фонды с участием государственного капитала, созданные в виде закрытых паевых инвестиционных фондов особо рисковых (венчурных) инвестиций, в частности Московский Венчурный Фонд под управлением УК «Альянс РОСНО Управление Активами». Имеются и бизнес-ангелы, однако число их пока невелико, однако еще в 1990 – начале 2000 годов приобрели известность в этом качестве технологические предприниматели Александр Галицкий и Андрей Головин. Уже более 10 лет функционирует Российская ассоциация прямого и венчурного инвестирования.
   Фиксация прибыли инвестором – «выход» – может осуществляться одним из следующих способов:
   • продажа его доли стратегическому инвестору (Trade Sale) или инвестиционному фонду;
   • слияние и поглощение;
   • первичное размещение на фондовом рынке (IPO) с продажей доли инвестора на бирже;
   • выкуп его доли менеджментом (MBO);
   • выкуп его доли с привлечением заемных средств (LBO).
   Обычно «выход» большинства инвесторов происходит перед переходом на стадию устойчивого развития, но может происходить и раньше (перепродажа другому венчурному или private equity-инвес-тору). Бизнес-ангелы иногда осуществляют «выход» через продажу своих долей венчурным фондам, т. е. при переходе проекта на стадию старт-ап.
   Процедуру IPO с продажей доли инвестора очень часто считают основной конечной целью венчурных инвестиций. Однако правильной целью инвестора должен выступать прибыльный «выход», а его форма должна выбираться в зависимости от специфики бизнеса. Тем более, что подавляющее большинство инвесторов осуществляют «выходы» без использования фондового рынка. Согласно данным Национальной ассоциации венчурного капитала (NVCA) в США соотношение IPO и прочих типов «выхода» (Trade Sale, M&A, выкуп менеджментом и др.) при осуществлении венчурных инвестиций составляет примерно 1:10 в пользу последних. Кроме того, не любое IPO, т. е. появление акций компании на бирже, сопровождается «выходом» инвестора.
   Экзотическим для России, но относительно распространенным на Западе (прежде всего в США) способом привлечения финансирования старт-апа является раннее IPO, т. е. первоначальное публичное предложение акций на альтернативной фондовой площадке для растущих компаний. Примером подобной биржевой площадки является американская система NASDAQ, лондонская AIM, для которых характерны относительно невысокие требования для листинга компаний. В контексте раннего IPO первоначальное предложение акций на фондовом рынке становится не инструментом фиксации прибыли, а еще одним – по сути, параллельным венчурному – способом финансирования проекта, хотя инвестор ранней фазы иногда осуществляет продажу части своих акций. Особенно много ранних IPO было осуществлено за рубежом в годы интернет-бума в 19992000 годах, при этом некоторые компании не имели устойчивой прибыльности.
   В России в последние годы появилась возможность для ранних IPO на двух альтернативных площадках раннего финансирования – сектор ИРК ММВБ и РТС «Старт».
   Одним из немногих «ранних венчурных IPO» российских инновационных компаний стало размещение акций G5 Entertainment на площадке растущих компаний Nordic Growth Market в Стокгольме (G5EN) в 2006 году. Объем размещения составил 30 % акций, проданных за миллион долларов. Продукт компании – известные компьютерные игры «Метро-2», «"Т-34" против „Тигра“», игры для мобильных телефонов по контрактам с Disney Mobile, Starwave Mobile, Skyzone Entertainment.
   G5 Entertainment основали в 2001 году российские программисты Влад Суглобов, Александр Табунов и Сергей Шульц. В 2005-м они продали часть акций шведским фондам Big Spread и CeptAndSult и зарегистрировали в Швеции компанию G5 Entertainment. На момент размещения, по данным «Ведомостей» от 31 октября 2006 года, G5 Entertainment владела гонконгской G5 Holdings и российскими G5 Software и G5 Mobile. Оборот G5 за 2005 год составил 853 тыс. долл., EBIT —172 тыс. и, за первое полугодие 2006 года – 446 тыс. и 125 тыс. долл. соответственно.
   В качестве краткой справки приведем некоторые сведения о наиболее распространенной форме организации венчурных фондов. Как показала мировая практика, структурой, идеально подходящей для венчурного фонда, является договор о партнерстве с ограниченной ответственностью (Limited Partnership, LP, коммандитное товарищество) в англо-американском праве, участники которого в случае убытков теряют лишь сделанные ими инвестиции. Инвесторы наделяются статусом ограниченного партнера, а управляющая компания выступает как генеральный партнер (General Partner) с неограниченной ответственностью и берет на себя принятие основных решений. В конце инвестиционного цикла генеральный партнер получает сarried interest – вознаграждение за успех в размере 15–25 % от прибыли фонда. Кроме того, на управленческие нужды и заработную плату он получает management fee – 1–3% от суммы активов под управлением ежегодно.
   Для структурированного в виде LP венчурного фонда можно обеспечить выполнение принципа commitments – предоставление фонду средств по мере необходимости в них в пределах заданного изначально объема. Это избавляет управляющую компанию (УК) от необходимости обеспечивать доходность непроинвестированных средств. Партнерство с ограниченной ответственностью обладает и налоговой прозрачностью, т. е. все налоги выплачиваются лишь самими инвесторами, а не фондом (отсутствует двойное налогообложение). Благодаря высокой степени гибкости LP в его уставных документах можно прописать самые различные условия управления фондом, которые варьируются в зависимости от пожеланий инвесторов и управляющей компании. Во многих других странах венчурные фонды структурируются на аналогичных принципах.
   Венчурные фонды в США освобождаются от детального контроля за инвестициями со стороны The United States Securities and Exchange Commission (Комиссии по ценным бумагам), если большинство инвесторов фонда будут аккредитованными инвесторами – состоятельными физическими лицами или институциональными инвесторами. Критерии аккредитации инвесторов установлены на уровне нормативных актов США. Предполагается, что аккредитованные инвесторы ограниченные партнеры инвестируют «не последние деньги», «знают, на что идут» и имеют квалификацию в сфере инвестирования, что избавляет SEC от необходимости защищать их интересы.
   Наряду с фондами существуют венчурные фирмы, зарегистрированные в виде корпораций. Особой формой являются венчурные фонды и фирмы, акции которых торгуются на бирже. В главе 10 упоминается фонд meVC/Draper FisherJurvetson Fund. В качестве модельного примера в литературе часто описываются британские Venture Capital Trust, также торгуемые на бирже.
   В России в настоящее время нет формы, аналогичной англоамериканской LP. Российское коммандитное товарищество не освобождено от «двойного налогообложения». Вследствие этого большинство работающих в России частных венчурных фондов зарегистрированы в США, Европе или офшорных зонах. По мнению экспертов, возможным путем регистрации такого фонда по мировому стандарту в российской юрисдикции является использование договора простого товарищества без образования юридического лица с пакетом специальных соглашений.
   Однако распространение получила российская регистрация венчурного фонда в виде закрытого паевого фонда (ЗПИФ) особо рисковых (венчурных) инвестиций. Эта организационно-правовая форма имеет ряд недостатков – невозможность commitments, жесткая степень регулирования и регламентация объектов инвестирования со стороны ФСФР, требования к управляющим, не соответствующие их профильной квалификации в венчурном бизнесе[2], требования регулярной переоценки активов фонда независимыми оценщиками, затраты на депозитарий и регистратор. Несмотря на эти недостатки, данная форма признавалась в качестве основной при разработке программ государственно-частного партнерства в 2005–2007 годах (Российская венчурная компания, региональные фонды). В 2007 году началась работа по коррекции законодательства. За образец была взята американская модель – в закон «Об инвестиционных фондах» было введено понятие квалифицированного инвестора, которое позволит смягчить, но не устранить до конца, вышеперечисленные неудобства.

Особенности венчурных проектов. Инвестиционная цепочка

   Для целей вступительной статьи важно выделить особенности венчурных проектов – проектов стадий seed и старт-ап, получающих инвестиции бизнес-ангелов и венчурных фондов. Основными из них являются:
   • острая необходимость во внешних инвестициях на ранних стадиях роста;
   • соотношение «высокая прибыль – высокие риски»;
   • ориентация не на быстрые дивиденды, а на продажу доли в компании через несколько лет и фиксацию прибыли благодаря росту капитализации;
   • первостепенная роль команды и качества нематериальных активов среди всех факторов роста компании;
   • ориентация проекта на быстрорастущий рынок;
   • ожидаемый быстрый рост капитализации в первые несколько лет, причем нелинейный – график «Хоккейная клюшка» (рис. 1).

   Рис. 1. Нелинейный рост стоимости венчурного проекта со временем (график «Хоккейная клюшка»)

   Высокотехнологичные сегменты экономики (ИТ, биотехнологии, нанотехнологии, медицина и др.) отличаются быстрой сменой конъюнктуры рынка, меняющимся составом компаний-лидеров, высокой потребностью в инвестициях на начальных стадиях развития проекта. Поэтому они и являются основным сосредоточением венчурных проектов, и туда идут большие потоки венчурного капитала и инвестиций бизнес-ангелов. Например, согласно базе данных Pricewaterhouse Money Tree Survey, в IV квартале 2007 года на «нетехнологические» сектора – в том числе сферу услуг, медиа, розничную торговлю – пришлось не более 20 % венчурных инвестиций США. Но вместе с тем наукоемкость и высокие технологии являются не признаком венчурных проектов, а наиболее распространенной сферой их осуществления (рис. 2).

   Рис. 2. Соотношение венчурных проектов и проектов в сфере высоких технологий

   Иллюстрацией нетождественности сектора венчурных проектов и сферы высоких технологий являются такие компании, как Body Shop (косметика) и Starbucks (сеть кофеен), профинансированные в свое время бизнес-ангелами. Впрочем, даже многие интернет-проекты являются по сути медиапроектами или проектами в сфере услуг и торговли, создаваемыми на полностью готовой технологичной платформе. Ни в коем случае не являются венчурными проектами «свечные заводики», т. е. компании, работающие на очень ограниченном, не растущем рынке и способные принести своему владельцу гарантированные, но весьма небольшие дивиденды вне зависимости от типа их продукции. От таких компаний очень сложно ожидать быстрого роста капитализации, и поэтому бизнес-ангелами и венчурными инвесторами они не рассматриваются как объекты инвестиций.
   Таким образом, небольшой интернет-магазин, приносящий скромный и стабильный доход, или стагнирующая фирма, где работают три человека, занимающиеся производством сложного прибора для единственного клиента – другого малого предприятия, не являются венчурными проектами. С другой стороны, венчурным проектом с полным правом является быстро расширяющаяся сеть кафе с новаторским дизайном, приобретающая все большее число клиентов и требующая инвестиции на оборотные средства и рекламную кампанию.
   Отношения между венчурными фондами и бизнес-ангелами – скорее не конкуренция за проекты, а сотрудничество и «разделение труда»: бизнес-ангелы принимают участие в формировании компании на «посевной» стадии, когда проект находится лишь на уровне структурирования идеи и формирования бизнеса и требует относительно небольших инвестиций. Венчурные фонды инвестируют в основном в старт-апы – компании с уже существующим бизнесом и продуктом (опытный образец, мелкая серия и т. д.) и размером прибыли, поддающимся прогнозированию. Доходность большинства успешных бизнес-ангельских инвестиций составляет 40–70 % годовых, венчурных – 30–40 %.
   Принципиальное отличие бизнес-ангелов от венчурных фондов состоит в том, что первые инвестируют в проекты свои собственные средства, тогда как вторые привлекают капитал широкого круга инвесторов, в том числе институциональных – банков, крупных корпораций, пенсионных и страховых фондов.
   Различия проявляются и на уровне принятия решений. Для венчурного фонда существуют формальные требования относительно прибыльности и риска проектов, которых управляющие компании вынуждены придерживаться для привлечения капиталов широкого круга инвесторов. Процедуры управления проинвестированными проектами в венчурных фондах – формализованы и проводятся на регулярной основе. Бизнес-ангелы, напротив, рискуя лишь «своим» капиталом или объединяясь между собой, абсолютно свободны в действиях, а участие в управлении компанией-реципиентом инвестиций носит неформальный характер. В таблице 3 приведены основные различия между венчурными фондами и бизнес-ангелами.

   Таблица 3. Основные различия между бизнес-ангелами и венчурными фондами


   Как уже указывалось ранее, бизнес-ангелы тяготеют к «посевным» инвестициям, тогда как венчурные фонды инвестируют в старт-апы. Однако из правил есть многочисленные исключения: существуют бизнес-ангелы, инвестирующие в старт-апы, и венчурные фонды, инвестирующие в «посевные» проекты. Таким образом, разделение труда – не абсолютный принцип, а устойчивая тенденция последнего десятилетия.
   Для прямых и венчурных инвестиций характерны инвестиционные цепочки: на разных этапах к финансированию компании подключаются все более крупные инвесторы (различные раунды инвестирования), а ее предынвестиционная стоимость при этом возрастает. Обычно раунды называют латинскими буквами – раунд A, раунд B, раунд C и т. д. При этом инвесторы предыдущего раунда имеют возможность осуществить полный или частичный «выход» на последующем раунде.
   Для большинства венчурных проектов подобную цепочку проследить весьма сложно из-за закрытости и непубличности ранних стадий. Классическим примером такой цепочки является история интернет-магазина Amazon.com, о которой говорится в ряде учебных пособий (рис. 3).

   Рис. 3. Инвестиционная цепочка на примере Amazon.com [10]

   В российской практике подобный сценарий прослеживается в истории mail.ru.
   • 1998 год: запуск сервиса mail.ru, разработанного компанией DataArt в рамках холдинга port.ru;
   • 2001 год: port.ru сливается с Интернет-холдингом netBridge в единый сервис mail.ru. Среди первоначальных инвесторов netBridge был инвестиционный фонд NCH (New Century Holdings);
   • 2003–2005 годы: изменение структуры собственности – акционерами стали концерн «Нефтяной», а также фонды Tiger Global Management, Digital Sky Technologies;
   • 2007 год: продажа свыше 30 % акций port.ru южноафриканскому медийному холдингу Naspers Limited за 165 млн долл. Акции были приобретены у Tiger Global Management, Digital Sky Technologies;
   • конец 2007 года: «Ренессанс-капитал» приобрел около 5 % Digital Sky Technologies – владельца mail.ru и odnoklassniki.ru. По данным прессы, стоимость 30 % mail.ru и 25 % odnoklassniki. ru, которыми владела Digital Sky Technologies, достигает полумиллиарда долларов, а точнее – 300 млн и 125 млн долл. соответственно.
   Еще одной сделкой 2006 года, указывающей на «инвестиционную цепочку», является продажа части акций ЗАО «Интернет-проекты» (в том числе сервиса www.subscribe.ru) Российским технологическим фондом (РТФ) и Nordic Russian Management Company (NORUM). Новым владельцем стал международный инвестиционный фонд Digital Sky Technologies.

Краткая история и нынешнее состояние бизнес-ангельского инвестирования

   Принципы бизнес-ангельского инвестирования не являются абсолютно новыми, поскольку небольшие по объему частные вложения в рискованные, но потенциально очень прибыльные проекты встречались во все времена, а некоторые из них оказывались весьма результативными.
   В качестве инвестиций, предвосхитивших современный бизнес-ангельский сектор, можно считать следующие классические сделки:
   • в 1878 году американские бизнесмены Дж. П. Морган и С. Траск профинансировали разработки Т. Эдисона в области электричества;
   • Т. Сандерс и Г. Хаббард профинансировали в 1874 году компанию А. Белла, специализировавшуюся на разработке первых в мире телефонов; через несколько лет инвесторы смогли совершить очень удачный «выход»;
   • вице-президент Стэнфордского университета и один из основателей Силиконовой долины Фред Терман инвестировал 538 долл. из собственного кармана в разработку осциллятора студентов Хьюлетта и Паккарда – основателей Hewlett Packard[3].
   Многие другие технологические новинки, в силу их рискованности, также обретали воплощение на рынке благодаря частным инвестициям, осуществленным на начальной стадии развития проекта. Таким образом, «посевные» инвестиции неоднократно выступали в роли катализатора технологического прогресса и инноваций в рыночной экономике и приносили стартовым инвесторам очень высокие прибыли.
   В середине ХХ века развитие общества потребления и рост военных расходов в США обусловили быстрый рост спроса на высокотехнологическую продукцию – прежде всего на машины, оборудование, компьютеры, что обусловило приток капиталов в сектор частных высокорискованных инвестиций ранних стадий и спрос на потенциально прибыльные инвестиционные проекты.
   Рост объемов стартовых инвестиций привел к объединению капиталов инвесторов, стандартизации формы совместного инвестирования, созданию инфраструктуры, вовлечению в эту сферу крупных институциональных инвесторов – банков, страховых компаний, пенсионных фондов, корпораций. Результатом этого процесса стало рождение венчурной индустрии в современном понимании сначала в США, а затем в Европе. Венчурная индустрия и взяла на себя роль основного финансового двигателя развития инновационных компаний. Благодаря венчурному капиталу получили финансирование такие компании, как Intel, Microsoft, Genentech, Apple, Hotmail и многие другие лидеры рынков.
   За прошедшие несколько десятков лет в прямом и венчурном инвестировании уже возникли свои стандарты, правила и традиции – терминология, управленческие приемы, методы оценки проектов, критерии успеха инвестиций и сравнения проектов между собой, способы диверсификации рисков. Бурное развитие получил венчурный сектор в «эпоху горячего Интернета» в 1990-е годы (рис. 4).

   Рис. 4. Объем прямых и венчурных инвестиций в США
   Данные: PricewaterhouseCoopers MoneyTree™ Report.

   По данным Национальной ассоциации венчурного капитала США (NVCA) и аналитического агентства Global Insight, американские компании, использовавшие венчурный капитал в период с 1970 по 2005 год, в совокупности создали 10 млн новых рабочих мест и принесли свыше 2,1 трлн долл. дохода. В них занято около 9 % рабочей силы частного сектора США и создается 16,6 % ВВП.
   Во многих странах существуют юридические и консалтинговые бюро, специализирующиеся в венчурной сфере, а также ассоциации прямого и венчурного инвестирования, объединяющие большинство крупных инвесторов в той или иной стране. Складывается венчурная инфраструктура и в России. Функционирует Российская ассоциация прямого и венчурного инвестирования (РАВИ).
   Приток денежных средств в венчурные фонды и участие в них крупных институциональных инвесторов, с их жесткими требованиями относительно рисков, способствовали постепенному изменению инвестиционных приоритетов. В результате инвестиции венчурных фондов «сдвинулись» в сторону менее рискованных проектов более поздней стадии с инвестициями 1–5 млн долл. и более, чему поспособствовал и интернет-кризис 2000 года.
   На рынке образовался «финансовый разрыв» (equity gap) – ситуация, когда спрос на «посевные» инвестиции объемом до миллиона значительно превышал предложение. Уход венчурных фондов из сферы «посевного» финансирования повлек за собой рост числа частных инвесторов начальной фазы – бизнес-ангелов, уже заявивших о себе как об особом секторе, нетождественном венчурному. Впрочем, довольно большое их количество появилось еще в 1990-е годы, когда высокие технологии предоставляли возможности получения очень быстрой прибыли.
   Результатом «взросления» сектора бизнес-ангелов стало повышение профессионализма в данной сфере, развитие инфраструктуры, механизмов коллективного инвестирования (сетей бизнес-ангелов). Произошло окончательное размежевание бизнес-ангельского сектора и сектора венчурных фондов и фирм.
   В настоящее время усиливается роль механизмов коллективных инвестиций в бизнес-ангельском секторе, развиваются национальные и международные сообщества бизнес-ангелов. Одним из наиболее известных является EBAN (Европейская сеть бизнес-ангелов), в которой Россия представлена Национальным содружеством бизнес-ангелов (СБАР). В Европе получило развитие фискальное стимулирование бизнес-ангельских инвестиций посредством налоговых льгот.
   Современное состояние сектора представлено ниже в статистических данных по США и Европе (табл. 4).

   Таблица 4. Основные данные по бизнес-ангельскому инвестированию в США и Европе
   Данные: EBAN, Center for Venture Research.


   По данным Центра исследований венчурных инвестиций (Center for Venture Research) Университета в Нью-Гэмпшире (University of New Hampshire, США), объем инвестиций американских бизнес-ангелов в 2006 году увеличился по сравнению с 2005-м на 10,8 % и составил 25,6 млрд долл. Инвестиции получили 51 тыс. проектов, что на 3 % больше по сравнению с 2005 годом. Всего было зарегистрировано 234 тыс. ангелов-инвесторов.
   Согласно исследованиям Европейской сети бизнес-ангелов на европейском рынке «посевных инвестиций» присутствуют следующие тенденции:
   • увеличивается средний объем одной инвестиционной сделки, но уменьшается объем средств, предоставленных одним инвестором в определенную сделку;
   • растет число малых инвестиций;
   • растет число инвестиционных синдикатов;
   • расширяется спектр услуг сетей бизнес-ангелов.
   Эти тенденции свидетельствуют о возрастании роли коллективных механизмов инвестирования.
   Распределение инвестиций бизнес-ангелов США по секторам в 2006 году приведено на рис. 5.

   Рис. 5. Распределение количества инвестиций бизнес-ангелов США по секторам

   Данные: Центр исследований венчурных инвестиций Университета в Нью-Гэмпшире.

   Европейские данные приведены на рис. 6.

   Рис. 6. Направленность инвестиций европейских сетей бизнес-ангелов

   Данные: Европейская сеть бизнес-ангелов (EBAN).
   В 52,5 % обследованных сетей имелись инвестиции в ИКТ-сектор,
   в 22 % – в биотехнологии, в 24 % – в сферу энергетики,
   в 38,5 % – в розничную торговлю и сферу услуг,
   в 24 % – в сферу здравоохранения, в 41 % – в промышленное производство.
   Другие инвестиции относились к пищевой промышленности, сектору развлечений, экологическим товарам, строительству и мультимедиа.

Осуществление бизнес-ангельских инвестиций. Инфраструктура

   Бизнес-ангелы подразделяются на «пассивных», не участвующих в управлении, и «активных», развивающих и поддерживающих свой проект собственными усилиями. «Активный» бизнес-ангел сам выступает предпринимателем или менеджером, привнося в компанию опыт, навыки, деловые связи. Таким образом, его вложения – это «умные» деньги (smart money), и с «активным» ангелом реципиент инвестиций приобретает много больше, чем просто средства на развитие. Для многих ангелов их деятельность – не только приумножение капитала, но и своего рода хобби, занятие для души, предпринимательское начинание.
   В контексте бизнес-ангельского инвестирования получил развитие принцип «трудовой капитал» (sweat equity), согласно которому специалист получает долю в компании в обмен на безвозмездное или льготное предоставление услуг на постоянной основе. Этот метод эффективен для венчурных проектов, которые не располагают средствами для оплаты услуг специалистов (бухгалтеров, юристов, менеджеров по продажам, специалистов по рекламе, разработчиков), в которых остро нуждаются.
   Примером сервисной компании, работающей по модели sweat equity, является американская компания Anomaly, специализирующаяся на рекламе и маркетинге. Она выступает в роли «рекламного соинвестора», получая в обмен на предоставленные услуги долю в собственности или прибыли. По мнению основателя компании Карла Джонсона, через десять лет инвестиционный доход будет занимать до 80 % в структуре доходов компании. Типичной сделкой является участие Anomaly в капитале старт-апа Eau, производящего средства для ухода за кожей, где в обмен на маркетинговую поддержку фирма получила треть капитала. Anomaly сотрудничает и с крупными компаниями – например, у нее есть соглашение с авиакомпанией Virgin America на принципах разделения прибыли.
   По аналогичному принципу работает калифорнийское дизайнерское агентство Fuserproject Ива Бехара. Известность пришла к нему и Fuserproject после того, как их бутылочка для шампуня в 2001 году завоевала престижную премию журнала Business Weeek. Одним из первых крупных проектов компании стало оформление хедсета для сотовых телефонов Jawbone, созданного на основе передовой шумо-защитной технологии. В ходе работы Бехар пересмотрел главный принцип работы дизайнерского агентства: Fuserproject стала получать не фиксированный гонорар, а акции клиента, которые могли стать для нее постоянным источником дохода на долгие годы (sweat equity).
   Сегодня по той же схеме Fuserproject сотрудничает с мебельной компанией Fleurville и производителем детской воды Why Water. Ив Бехар уверен, что в бизнесе технологическую модель сменит дизайноцентрическая.
   Впрочем, в мире растет число «пассивных» бизнес-ангелов, не участвующих в управлении. Не в последнюю очередь это объясняется развитием коллективного инвестирования и сетей бизнес-ангелов – механизмов диверсификации риска, о которых будет рассказано далее. Но прежде представляется необходимым рассмотреть технологию отбора проектов в венчурном бизнесе.

Инвестиционная готовность проекта. Deal flow и due diligence

   Бизнес-ангелы стремятся инвестировать в инвестиционно готовые проекты, т. е. обладающие необходимыми для выполнения заявленной задачи качествами. Критерии инвестиционной готовности варьируются в зависимости от отрасли, однако общими моментами являются следующие:
   • наличие качественного и понятного бизнес-предложения, передающего суть проекта;
   • работоспособная, сильная и мотивированная команда;
   • четко выраженный продукт/услуга, новизна и конкурентные преимущества;
   • наличие рынка для продукта/услуги, четкая маркетинговая стратегия;
   • защищенность конкурентного преимущества (для многих проектов – пакет интеллектуальной собственности);
   • обоснованные прогнозы роста продаж;
   • реалистичная оценка стоимости проекта до получения инвестиций;
   • готовность к участию бизнес-ангела в управлении.
   Следует оговорить, что на «посевном» этапе требование наличия очень подробного бизнес-плана является преждевременным. Бизнес-предложение представляет собой менее детализованный документ, однако и оно должно в явной форме отражать основные параметры проекта[4].
   Инвестиционная готовность проекта – требование, которое должен стремиться выполнить любой соискатель инвестиций. Однако в ряде случаев бизнес-ангел готов принять на «входе» идею и помочь структурировать ее в проект. Таким образом, даже если соискатель не может самостоятельно проработать проект целиком, он не лишается возможности привлечь «посевные» инвестиции. Впрочем, чем выше степень проработки проекта, тем больше у него шансов получить финансирование.
   Особо следует отметить и важность наличия грамотной и понятной PowerPoint-презентации, а также умение представить ее инвестору. Презентование проекта (pitching) – это искусство, которому надо учиться. Обобщая ситуацию, можно сказать, что представление проекта инвестору – своего рода торг, где соискатель продает себя, свою идею, свою команду. Цель – доказать инвестору, что данный проект – неплохая возможность заработать.
   В некоторых ситуациях бизнес-ангел стремится получить первоначальную информацию о проекте в устной форме. В этом случае соискатель должен быть знаком с «принципом пяти минут», т. е. необходимо за максимально короткое время уметь изложить суть проекта и обосновать его инвестиционную привлекательность. Есть и более жесткая его версия – «принцип лифта», т. е. способность описать идею за те одну-две минуты, пока лифт, в котором едут соискатель и инвестор, поднимается на несколько этажей вверх.
   Отбор и анализ предлагаемых к инвестированию проектов проводится в той или иной форме всеми бизнес-ангелами, венчурными фондами или сетями бизнес-ангелов. Конечной целью этого процесса является отбор наиболее выгодных для инвестора возможностей. Схематически его можно подразделить на следующие фазы:
   • получение пакета инвестиционных предложений от предпринимателей;
   • deal flow – первоначальный анализ потока проектов, выбор из них тех, которые будут изучаться более глубоко;
   • встреча с инициаторами отобранных проектов, составление term sheet (декларации о намерениях) с условиями сделки;
   • due diligence – тщательное изучение инвестиционной возможности, рассмотрение большого количества факторов, поиск «подводных камней»;
   • принятие решение об инвестировании/отказ от инвестирования в отобранные проекты по результатам due diligence;
   • составление инвестиционных меморандумов;
   • юридическое оформление сделок.
   Фазу deal flow можно сравнить с просеиванием песка сквозь сито в поисках золота, тогда как due diligence – это исследование найденных крупиц золота под микроскопом, проверка их подлинности (рис. 7).

   Deal Flow

   Due Diligence

   Рис. 7. Сравнение deal flow и due diligence

   Для того чтобы проект смог успешно пройти первую фазу, необходимо наличие краткого, но качественного резюме объемом от одной до полутора страниц, отражающего основную суть проекта, – с его прочтения начинается анализ бизнес-предложения.
   Подобная система поиска принята в венчурных фондах и фондах прямых инвестиций.
   Там deal flow и due diligence – документированные бизнес-процессы, проводимые специалистами. В случае бизнес-ангельского инвестирования процесс отбора проектов менее формален, однако проводится по сходному принципу.
   Перед началом due diligence стороны могут подписать term sheet – соглашение об условиях сделки. Этот документ обычно не имеет юридической силы, но после окончательного согласования его условий всеми сторонами отступаться от его положений не принято.
   Особо следует сказать о термине due diligence. Он широко используется в самых разнообразных областях бизнеса, где обозначает «проверку чистоты сделки» (особенно при инвестировании или слияниях-поглощениях). Проверка чистоты сделки включает анализ бухгалтерской и управленческой отчетности, юридической документации проверяемых компаний, и для его осуществления приглашаются юристы, аудиторы, консультанты. Она включает анализ множества данных и осуществляется по четкому плану.
   Для венчурных проектов имеет смысл скорее изучение не текущей отчетности (ее объем невелик), а самой инвестиционной возможности с приглашением отраслевых экспертов, патентоведов, ИТ-специалистов. Очень многое приходится выяснять в рамках неформального общения. Таким образом, в контексте венчурного бизнеса более уместным аналогом термина due diligence представляется термин «тщательное изучение инвестиционной возможности». Проведение due diligence одного проекта ранней стадии занимает в среднем до трех-шести месяцев.
   При составлении юридических документов по сделке, включающих инвестиционные договора (Shareholders Agreement), за основу принимаются положения term sheet. Может составляться инвестиционный меморандум (меморандум о частном размещении, private placement memorandum) – информационный документ о сделке и приобретаемом проекте. В нем фиксируются основные сведения о проекте, на базе которых впоследствии будут разрабатываться подробная стратегия и бизнес-план. В дальнейшем меморандум дорабатывается, актуализируется и представляется инвестору следующего раунда в качестве информационного документа.
   Порядок подписания инвестиционных документов также может различаться в зависимости от инвестора. Иногда term sheet составляется после due diligence, в ряде случаев стороны обходятся без инвестиционного меморандума, роль которого может исполнять текст бизнес-предложения.

Инвестиционные договоры и структурирование сделок

   Характерным признаком венчурного инвестирования на Западе является очень сложная структура сделок. Обычно процесс инвестирования сопровождается сложным договором (shareholders agreements), содержащим различные оговорки и четкое предписание «правил игры» во всякого рода спорных ситуациях. Подобные договора могут иметь качественную юридическую защиту в юрисдикциях англоамериканского права.
   В инвестиционных договорах можно прямо прописать условия предоставления инвестиций (covenants), изменение долей и управленческих полномочий сторон в зависимости от динамики развития проекта, оговорки о продаже пакетов акций («преимущественное право», выделение долей из пакета каждого акционера для формирования пакета на продажу), разделение прибыли на «выходе» или при ликвидации фирмы.
   Тонким моментом договоров о венчурных сделках является «защита от разводнения». В силу высоких рисков венчурных проектов может наступить необходимость доинвестирования в случае кризисной ситуации для его спасения на невыгодных условиях («понижающий раунд»). «Защита от разводнения» – это договоренность о том, что в случае появления нового инвестора раунда B уменьшение доли старых акционеров происходит за счет основателей проекта, при этом преимущественно сохраняются интересы инвестора раунда А.
   В западной модели венчурного инвестирования наиболее распространенной формой вложений инвестора являются конвертируемые привилегированные акции, которые гарантируют фиксированный привилегированный дивиденд (обычно реинвестируемый в развитие компании), но могут быть конвертированы в обыкновенные акции. Коэффициенты конвертации прописываются в договорах и выступают предметом переговоров между сторонами сделки. Обычно на разных инвестиционных раундах выпускаются различные серии акций, отличающиеся по своим условиям – их называют акциями серии А, B, C и т. д.
   Коэффициенты конвертации выступают одним из возможных методов защиты интересов первоначальных инвесторов при «разводнении», поскольку для инвесторов серий А и B эти коэффициенты могут различаться. Подбор этих коэффициентов называется ratcheting. Full ratchet означает выбор коэффициента конвертации привилегированных акций таким образом, что стоимость приобретения одной обыкновенной акции в денежном выражении становится равной для инвесторов раундов А и B.
   Для мотивации персонала в венчурных проектах наряду с зарплатой используется опционный метод. Опцион – право купить какую-либо акцию по заданной цене (цене исполнения) в определенный временной промежуток или момент времени. Этот инструмент очень распространен в США: выкупив акции по ценам исполнения, обладатели продают их на бирже после IPO со значительной прибылью. В американской практике программы наделения опционами сотрудников называются ESOP (Employee Stock Option Program).
   В случае ангельского инвестирования контракты обычно на порядок проще, чем те, что используются венчурными фондами, однако многие перечисленные выше моменты содержатся и в них.
   Хотя капитал бизнес-ангелов является по своей сути инвестиционным и акционерным, частично он может предоставляться в виде долгосрочного беззалогового кредита. Обычно в форме долга предоставляются не все инвестиции: некоторая их доля в виде обыкновенных или конвертируемых привилегированных акций обеспечивает участие инвесторов в управлении фирмой. В рамках данной практики удобным инструментом выступают convertible notes – долговые обязательства с возможностью конвертации в акции. Обычно процент по долгам convertible notes составляет 6–8%. Конвертация происходит в случае, если стоимость «фактической» доли инвестора в компании превышает величину кредита с учетом накопленных процентов.

Распределение долей сторон в проекте

   Очень серьезным вопросом при заключении сделки об инвестировании являются переговоры о доле инвестора в проекте. В мировой практике это делается путем соизмерения предынвестиционной стоимости компании (pre-money) и объема инвестиций. Исходя из соотношения этих цифр, определяются доли сторон. Стоимость компании с учетом полученных инвестиций называется post-money – постинвестиционная стоимость.
   В основу оценки закладывается понятие ожидаемого возврата на инвестиции ROI (в процентах годовых). Самым простым методом проведения расчета доли в компании является метод «Хоккейной клюшки».
   1. Берется прогнозное значение S продаж на год k «выхода» инвестора.
   2. Берется множитель P/S (капитализация к объему продаж) на основании данных по рынкам (в США и Европе данные коэффициенты публикуются).
   3. Вычисляется значение P капитализации компании.
   4. На основании заданных объема инвестиций I и величины ROI считается та сумма
   PI = I(1 + ROI)k -\
   которую инвестор хочет получить в год «выхода».
   5. Доля инвестора вычисляется по формуле:

   тем самым предынвестиционная стоимость оценивается инвестором как

   Данный метод очень грубый и отражает только позицию и интересы инвестора. Для более обоснованного определения стоимости венчурного проекта используется метод дисконтированного денежного потока (discounted cash flow, DCF), т. е. оценка предынвестиционной стоимости компании как дисконтированной стоимости ее будущих денежных поступлений. Ниже приводится базовый принцип вычисления дисконтированного денежного потока. Он весьма прост, однако на практике встает вопрос определения значений денежного потока на базе прогнозных данных по продажам компании и корректной ставки дисконтирования. Для этого нужны хорошие знания в сфере корпоративных финансов и теории оценки бизнеса. Хорошее их изложение имеется в книге А. Дамодарана «Инвестиционная оценка».
   Если Х – денежный поток компании, значение денежного потока Х в k-й год равно Xk, а сам поток поступает в течении n лет, то дисконтированным денежным потоком X является сумма

   где r – корректно выбранная ставка дисконтирования (выбирается на базе стоимости капитала с учетом различных рисков).
   В X следует отразить как промежуточные дивиденды, так и выручку на инвестора «выходе».
   В случае наличия у компании долгов, или планах привлечения долгового финансирования вычисления существенно осложняются.
   Иногда предынвестиционная стоимость компании оценивается затратным подходом, т. е. как рыночная стоимость имеющихся в ней активов. Для компаний ранних стадий в рамках этого подхода возникает задача оценки интеллектуальной собственности и прочих нематериальных активов (например, интернет-сайтов).
   Для принятия решения об инвестировании используются два метода оценки эффективности инвестиций – метода чистой приведенной стоимости (Net Present Value, NPV) и внутренней нормы доходности (Internal Rate of Return, IRR). Оба метода используют дисконтированный денежный поток от компании к инвестору (не путать с денежным потоком компании).
   Чистая приведенная стоимость NPV представляет собой дисконтированный денежный поток от проекта к инвестору за прогнозный период от начала инвестиций до выхода.

   где Dt – дивиденды инвестора в год i (заданная в бизнес-предложении величина);
   In – объем инвестиций в год i (заданная в бизнес-предложении величина);
   TI – сумма, получаемая инвестором при выходе (прогноз);
   r – ставка, дисконтирования, выбираемая исходя из ожидаемой им нормы доходности ROI.
   Если NPV ≥ 0, то решение об инвестициях принимается.
   Внутренняя норма доходности (IRR) представляет собой максимальный уровень дохода на инвестиции, при которой проект с заданным потоком средств будет представлять для него коммерческий интерес. А именно, если представить NPV как функцию от ставки дисконтирования, то IRR – это значение, при котором NPV равна 0. Нахождение IRR осуществляется решением уравнения:

   Если r – ROI (возврат на инвестиции в процентах годовых), которую инвестор желает получить на момент начала инвестиций, то решение об инвестициях принимается, если IRR > r.
   Обычно в российской практике оценку не проводят. Доля инвестора зависит от его желаемого участия в проекте и той степени контроля, на которую он расчитывает. В случае сильной предпринимательской команды и доверия между предпринимателем и инвестором, последний берет долю между блокирующим и контрольным пакетом, оставляя контрольный пакет предпринимателям в качестве мотивационного фактора. В случае же слабой команды инвесторы предпочитают контрольный пакет. Такая ситуация объясняется сложностью обеспечения юридической защиты акционерных соглашений в российских условиях для акционерных обществ, устоявшейся практикой создания ООО с номинальным уставным капиталом и выделения значительной части средств в виде беззалоговых кредитов.

Инфраструктура бизнес-ангельского инвестирования

   Синдикаты бизнес-ангелов. В силу присущего бизнес-ангелам стремления к диверсификации рисков они практикуют создание синдикатов через сбор средств в единый финансовый пул, совместное управление им и инвестирование его средств в различные проекты. Синдикаты несколько напоминают венчурные фонды, однако сохраняют большинство преимуществ бизнес-ангельского сектора – гибкость, быстроту принятия решений, отсутствие громоздких и формализованных управленческих процедур. В венчурном фонде существует отдельное юридическое лицо – управляющая компания, тогда как синдикат чаще всего управляется самими его участниками. Часто в синдикате имеется лидирующий инвестор (лид-инвестор), владеющий наибольшей долей капитала и доминирующий при принятии решений.
   Компании «посевной» стадии остаются основным объектом инвестирования синдикатов. Другими преимуществами синдикации выступают больший объем доступных инвестиций по сравнению с ангелами-одиночками, кооперация и взаимопомощь участников при отборе проектов, заключении сделок, управлении проинвестированными проектами.
   Как указывалось ранее, Аmazon.com получал на определенном этапе инвестиции от бизнес-ангельского синдиката (см. рис. 3). Одним из немногих известных авторов российских синдикатов ангелов является группа e-Trust.
   Бизнес-ангельские сети и ассоциации представляют собой организации, основная функция которых – инвестиционное посредничество, т. е. предоставление инвесторам возможности найти качественный проект для инвестирования и объединить капиталы, а потенциальным реципиентам инвестиций – найти себе «подходящего» бизнес-ангела. Сети помогают предпринимателям представить свои проекты сразу большому числу ангелов, а инвесторам – просмотреть достаточно большое число проектов, сохраняя при этом анонимность до тех пор, пока они ни будут готовы к переговорам с конкретными предпринимателями.
   Таким образом, функциями сетей являются:
   • отбор предпринимательских проектов для представления инвесторам-членам;
   • приведение отобранных проектов в инвестиционную готовность (доработка проекта; составление бизнес-предложения или презентации);
   • подготовка и проведение презентационных сессий, где проекты представляются бизнес-ангелам, входящим в сеть;
   • консалтинг в сфере осуществления проектов.
   • формирование команд для реализации проектов;
   • привлечение специалистов на принципе sweat equity;
   • проведение обучающих программ для бизнес-ангелов и соискателей инвестиций;
   • содействие синдикации инвесторов-ангелов;
   • привлечение в проекты средств seed-фондов;
   • содействие бизнес-ангелам при «выходе» из проекта, в том числе представление компаний венчурным фондам.
   Многие сети функционируют в режиме онлайн, принимая запросы на инвестиции и информацию о проектах по Интернету.
   В сети несколько специалистов работают на постоянной основе, они занимаются анализом проектов для инвестирования, доработкой отобранных проектов до инвестиционной готовности, консалтингом, переговорами, проведением мероприятий и форумов. Сети и ассоциации сделали возможной стандартизацию процессов поиска и отбора проектов (deal flow), доведения отобранных проектов до инвестиционной готовности. Менеджеры сетей пропускают через себя большой объем проектов, и результатом становится выработка процедур их анализа, типовых форм документов, умение быстро определять некачественные проекты. В результате сберегается масса времени, а благодаря накапливаемому опыту качество анализа и сопровождения проектов только выигрывает. Квалификация управленца бизнес-ангельской сети или ассоциации в настоящее время становится самостоятельной специальностью, что уже несколько десятилетий назад произошло с управляющими венчурными фондами.
   Ряд крупных сетей и ассоциаций бизнес-ангелов выполняют представительские функции сообщества бизнес-ангелов для своего региона или страны.
   Сети и ассоциации функционируют за счет членских взносов. В случае нахождения инвестора для проекта бизнес-ангельская сеть получает комиссию от сделки или же долю в проинвестированном проекте. Сети и ассоциации бизнес-ангелов широко распространены в США и большинстве стран Европы. В настоящей книге упомянуты американские сети Alaska InvestNet, Montana Private Capital Network, Band of Angels, AZTEC Venture Networks, Prairie Angels, Tech Coast Angels и ряд других. В Европе наибольшее развитие сети получили во Франции, Германии, Великобритании, Бельгии, Нидерландах; за последние несколько лет число европейских сетей выросло (рис. 8).

   Рис. 8. Рост числа сетей бизнес-ангелов – членов EBAN

   Сети и ассоциации бизнес-ангелов стали фактором роста числа «пассивных» бизнес-ангелов, среди которых – представители «среднего класса»: врачи, адвокаты, профессора и даже пенсионеры. По данным экспертов, в Силиконовой долине существенный объем «посевных» инвестиций поступает от пенсионеров Калифорнии.
   В России бизнес-ангельские сети также получили некоторое развитие в последние годы. СБАР оказывает полный спектр услуг, характерных для бизнес-ангельской сети. Работают сети «Частный капитал» (Москва), «Стартовые инвестиции» (Нижний Новгород), Томская сеть бизнес-ангелов. В 2007 году появилась сеть бизнес-ангелов «Лаборатория инвестиций» во Владивостоке.
   Seed-фонды. Инвестиционные фонды, объект вложения которых – доли в компаниях начальной стадии развития. Они могут быть как государственными и государственно-частными, так и полностью частными. Частные seed-фонды образовываются как бизнес-ангелами, так и крупными институциональными инвесторами – инвестиционными и финансово-промышленными группами, корпорациями, банками. «Посевные» фонды управляются профессиональными управляющими командами. Среди seed-фондов выделяются фонды соинвестирования, инвестирующие в проект только при наличии частного инвестора. Их основная функция – снижение рисков бизнес-ангелов.
   В 2007 году стало объявлено о создании частной компании, действующей по принципу seed-фонда — Inventures, организованной Питером Герви (инвестор СТС-Медиа и глава инвестфонда Russian Media Ventures). Руководит Inventures Александр Локтев, основатель ИД «Секрет фирмы». Он же является миноритарным акционером компании. Задачей Inventures станет сбор интересных идей (в области Интернета), доводка их до стадии старт-апа и продажа другим инвесторам. Программа инвестиций рассчитана на пять-шесть лет, «выход» из проектов – через два года после окончания инвестиций. В этой же сфере позиционирует себя и фонд Ruvento.
   Государственные программы поддержки «посевных» инвестиций. В настоящее время образование государственного seed-фонда становится все более распространенной формой поддержки проектов ранней фазы. Наряду с этим в разных странах существует достаточно большое количество программ без образования seed-фонда, в который средства поступают непосредственно от уполномоченного государственного органа. Программы могут осуществляться как на невозвратной, так и на возвратной основе. Многие из них предполагают соинвестирование со стороны бизнес-ангелов.
   Основными программами поддержки инновационного бизнеса в США являются Программа инновационных исследований малого бизнеса (SBIR), Программа передач технологий малого бизнеса (STTR). Эти инициативы призваны обеспечить начальным капиталом «посевные» инновационные предприятия и помочь американскому малому бизнесу участвовать в осуществляемых американскими федеральными агентствами научных и опытно-конструкторских работах. По программе господдержки SBIR в 2007 году малым инновационным («посевным») компаниям США было предоставлено около 1,140 млрд долл. По программе STTR в 2007 году малые инновационные предприятия получили 131 млн долл. Большое количество программ поддержки малого бизнеса имеется в Европе.
   В России также существуют программы подобного типа. Это – мероприятия в рамках Федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007–2012 годы» по финансированию инновационных проектов на паях с частным инвестором («ФЦП Роснауки») и Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (неофициально – «Фонд Бортника» по имени его директора Ивана Бортника, много сделавшего для развития инновационного сектора в России). Есть и программы на уровне субъектов федерации: в Москве это программы Агентства по развитию инновационного предпринимательства (АРИП), в Татарстане – Инвестиционно-венчурный фонд Республики Татарстан.
   Программы обучения. Обучающие программы по бизнес-ангельскому инвестированию – еще один важный элемент инфраструктуры «посевного» финансирования. Наиболее распространенный их формат – проведение двух взаимосвязанных, но независимых тренингов для бизнес-ангелов и соискателей инвестиций. Цель заданных программ – повышение готовности обеих сторон к процессу инвестирования.
   Темами обучающих программ для соискателей инвестиций выступает бизнес-планирование и подготовка бизнес-предложения, подготовка PowerPoint-презентации, юридические особенности формирования компаний, критерии отбора проектов бизнес-ангелами.
   Темами обучающих программ для бизнес-ангелов являются особенности юридической и налоговой системы, принципы отбора проектов, факты об управлении проектами и «совместной жизни» предпринимателя и бизнес-ангела.
   В рамках обучающих программ иногда проводится анализ бизнес-кейсов – реальных примеров осуществления бизнес-ангельских инвестиций и последующего развития компаний, часто «из первых рук» – от самих предпринимателей и бизнес-ангелов.
   Наиболее известными программами обучения в Европе являются Business Angel Academy, проводимые ассоциацией France Angels, учебные семинары SITRA, линейка обучающих программ EBAN Ready for Equity. Обучающие программы и мероприятия имеют очень многие бизнес-ангельские сети. В России подобные программы проводятся СБАР.
   Мероприятия и форумы. В настоящее время получили достаточное распространение специализированные мероприятия и форумы в сфере бизнес-ангельского инвестирования, на которых бизнес-ангелы получают шанс найти подготовленный проект, а соискатели инвестиций – встретить ангела-инвестора для своего проекта. Примером подобной программы является EASY, осуществляемая EBAN. Ее цель – расширение трансграничного сотрудничества между бизнес-ангелами и инновационными предпринимателями в Евросоюзе. Главным ее мероприятием является проведение всеевропейских форумов, где инновационные проекты получают шанс привлечь бизнес-ангелов из других стран. В России тоже проводятся специализированные форумы для бизнес-ангелов, наиболее известной из которых является ярмарка «Российским инновациям – российский капитал» и Презентационные сессии СБАР.
   Технопарки и бизнес-инкубаторы. Речь идет об инфраструктурных центрах, где инновационные фирмы могут размещаться и получать широкий спектр услуг на льготных условиях. Как правило, размещение там компании на начальном этапе способствует более быстрому ее росту и добавляет ей стоимости. Компании-резиденты технопарков являются привлекательным объектом для инвестиций бизнес-ангелов. Связка «компания – технопарк/бизнес-инкубатор – бизнес-ангел» дает серьезный синергетический эффект, дающий предпосылки для быстрого роста капитализации компании-резидента, что и является главной целью стартового инвестирования.
   По технопаркам и бизнес-инкубаторам существует большой объем литературы и сервисных материалов, что выходит за рамки книги.

Заключение

   Мы попытались в общих чертах рассказать об основных терминах и особенностях бизнес-ангельского инвестирования, чтобы сделать процесс чтения книги приятным и увлекательным. Таким образом, «матрица» загружена, и читатель сможет чувствовать себя увереннее, вне зависимости от степени его подготовки.
   В заключение мы хотим помянуть безвременно ушедшего в начале 2008 года ведущего научного сотрудника механико-математического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Е. В. Панкратьева, много сделавшего для развития преподавания Computer Science в МГУ и тем самым внесшего большой вклад в подготовку квалифицированных кадров для российских проектов в сфере информационных технологий.

Книги по венчурному и бизнес-ангельскому инвестированию

   1. Аммосов Ю. П. Венчурный капитализм: от истоков до современности. СПб.: РАВИ, 2005.
   2. Бенджамин Дж., Маргулис Дж. Руководство для бизнес-ангелов. М.: Вершина, 2007.
   3. Боер Ф. П. Оценка стоимости технологии. Практические примеры оценки стоимости технологий. М.: Олимп-бизнес, 2007.
   4. Бэттелл Дж. Поиск. Как компания Google и ее конкуренты переписали законы бизнеса и изменили нашу культуру. М.: Добрая книга, 2006.
   5. Глэдстоун Д., Глэдстоун Л. Инвестирование венчурного капитала. Днепропетровск: Баланс бизнес букс, 2006.
   6. Дензил Р., Грэхем С., Бомер. М. Due diligence. Проверка чистоты сделки. Необходимые шаги к успешному ведению бизнеса. М.: Олимп-бизнес, 2006.
   7. Каширин А. И., Семенов А. С. Венчурное инвестирование в России. М.: Вершина, 2007.
   8. Каширин А.И., Семенов А.С. В поисках бизнес-ангела. Привлечение стартовых инвестиций в России. М.: Вершина, 2007.
   9. Кристенсен К. Дилемма инноватора. М.: Альпина Бизнес Букс, 2004.
   10. Котельников В. Венчурное финансирование. М.: Конгресс Проминвест, 2004.
   11. Кэмпбелл К. Венчурный бизнес: новые подходы. М.: Альпина Бизнес Букс, 2008.
   12. Толковый словарь терминов венчурного инвестирования. СПб.: РАВИ, 2004.
   13. Фияксель Э. А Теория, методы и практика венчурного бизнеса. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, 2006.
   14. The Angel Investor.

   А. И. Каширин,
   председатель правления Национального содружества бизнес-ангелов (СБАР)
   А. С. Семенов, начальник консультационного отдела СБАР

Часть 1
Кто такие бизнес-ангелы и чего они хотят?

Глава 1
Волнующий мир бизнес-ангелов

   Это действительно просто: бизнес-ангелы – лучшие друзья для предпринимателей стартовых компаний. Богатые люди, или бизнес-ангелы, как их чаще всего называют, безусловно, являются самым главным источником капитала для стартовых венчурных предприятий, внося жизненно важный вклад в развитие нашей экономики и способствуя ее процветанию.
   Бизнес-ангелы наращивают свой размах, используя предыдущий деловой успех, накопленный опыт и состояние, вкладывая все это в венчурные предприятия, которые созданы следующей генерацией предпринимателей. Они охотно и даже с удовольствием принимают финансовые риски, которые могут отпугнуть даже самые опытные фирмы, занимающиеся венчурным финансированием.
   Примечательно, что они принимают эти риски не только потому, что стремятся к сверхприбылям, но также и в силу того, что непоколебимо верят в жизнестойкость и необходимость предпринимательства. Они очень часто инвестируют на самой ранней стадии развития венчурного предприятия, когда реально существует только мечта предпринимателя. Это самый захватывающий и пугающий этап развития компании, когда результат непредсказуем.
   Бизнес-ангелы выступают в роли инструкторов, наставников, защитников и примеров для подражания, деля с компанией и успех, и поражение.
   Руководящий принцип их деятельности основан на уникальной американской мечте в лучшее завтра. Очень часто наличие у них впечатляющего четкого понимания процесса предопределяется успешным опытом предыдущих инвестирований.
   Также примечателен тот факт, что бизнес-ангелами зачастую становятся люди, которые только что завершили многотрудный путь достижения успеха в своей собственной компании – путь, полный беспокойства, нескончаемой вереницы проблем, огромной ответственности, разочарований и восторгов. И что же они делают? Продают свои собственные компании и вновь стремятся все испытать, начиная все с самого начала.
   Для обычного предпринимателя бизнес-ангелы – наиболее реальный источник финансирования. И еще они не только лучшие, но иногда и единственные друзья предпринимателя на безлюдном пути развития его бизнеса.

Кто такие бизнес-ангелы?

   Бизнес-ангелы – это поистине особая популяция людей, с ярко выраженными характерами. Наиболее типичными их представителями являются немолодые бизнесмены, которые, возможно, продали свои собственные, ими же и созданные, компании и теперь вкладывают средства в стартовые предприятия, рассматривая такую деятельность как хобби или как инвестиционную возможность. Но, безусловно, это не единственный тип бизнес-ангелов – в данном случае обобщения вообще труднодостижимы и рискованны.
   Относительно новое явление, когда довольно молодые миллионеры, заработавшие свои капиталы в высокотехнологичных отраслях экономики, решают повторно инвестировать часть премиальных средств, полученных от IPO своих собственных компаний. Несмотря на коррекцию фондового рынка в конце 2000 и в 2001 году, рыночный бум конца 1990-х увеличил активы верхушки представителей среднего класса до таких размеров, что они смогли присоединиться к когорте богатых людей. Полные оптимизма от головокружительных успехов на фондовом рынке, многие из этих людей решили стать бизнес-ангелами.
   В последнее время мы также можем наблюдать тенденцию, при которой состоятельные люди пытаются косвенно подключиться к венчурному инвестированию, покупая публично торгуемые акции фирм, которые направляют свои средства на начальное финансирование проектов.

Бизнес-ангелы и мир, в котором они работают

   Кто бы мог наилучшим образом описать мир бизнес-ангелов, начальное финансирование венчурных предприятий?
   Чарлз Дарвин? Горацио Элджер? Льюис Кэрролл? Следует ли нам рассматривать рынок как место, где выживает сильнейший и где идеи и команды управленцев борются до тех пор, пока лучший – тот, кто имеет самую высокую потенциальную доходность и наибольшие предпосылки для достижения успеха, – выйдет победителем и получит капитал? Или рынок – это место где обычно компании в конце дня получают то, что им и следует получить?
   А может быть, это место для запуска капитала, где смелость и настойчивость – способность найти себя и вспомнить старые навыки – по-прежнему в цене, несмотря на повторяющиеся безвыходные ситуации и разочарования, и вашей наградой в результате окажется успешная встреча с инвесторами? Или истории об успешных предпринимателях – это только красивая американская сказка?
   Возможно, рынок лучше всего рассматривать через зеркало странного, неизвестного, спонтанного мира, в котором интуитивная прозорливость, случайные встречи и секретный пароль «Вы с кем?» определяют, кто получит капитал, и где рациональный анализ отступает перед основным инстинктом? Или этот странный мир является местом, где вы хотите собрать свой капитал и затем все бросить и как можно быстрее вернуться домой?
   В этой книге вы встретите примеры, подходящие для всех этих трех определений. Мы рассмотрим ключевой вопрос: возможно ли найти правила или руководящие указания, на которые предприниматель мог бы опереться в процессе поиска средств бизнес-ангелов, или же каждая ситуация сама по себе уникальна, потому что каждая компания имеет особенности, точно так же как бизнес-ангелы отличаются друг от друга?
   Мы предполагаем, что лучшему пониманию бизнес-ангелов будет способствовать сравнение с их более известными и хорошо разрекламированными коллегами-фирмами, которые занимаются венчурным инвестированием (venture capital firms), потому что поведение и инвестиционные интересы бизнес-ангелов принципиально другие, чем у фирм венчурного инвестирования.
   Бизнес-ангелы инвестируют свои собственные средства, средства, заработанные их собственной компанией, или средства своей семьи.
   Фирмы венчурного инвестирования оперируют средствами, которые они привлекли от других финансовых учреждений или средства частных лиц.
   Таким образом, общее определение бизнес-ангелов звучит так: человек, товарищество или корпорация, которые используют свои собственные средства для инвестирования частных компаний, которые чаще всего – но не всегда – находятся на стартовой фазе развития. В этом и заключается отличие от фирм венчурного инвестирования, которые привлекают денежные средства институциональных организаций (пенсионных фондов, страховых компаний) и иногда средства богатых людей, объединяют этих инвесторов в ограниченные партнерства (LP) и затем инвестируют их средства в компании на более поздней стадии развития (но бывают и исключения).
   Таким образом, в действительности венчурные капиталисты – преимущественно финансовые менеджеры, и управляют они не своими денежными средствами. Бизнес-ангелы же рискуют своими собственными средствами (которые, как правило, достались им нелегко). Они заработали состояние своей прошлой предпринимательской деятельностью и теперь используют часть этого состояния для выстраивания бизнеса другого предпринимателя.
   Прямое частное инвестирование является основной работой для венчурных капиталистов, которой они в основном и посвящают время. Большинство же бизнес-ангелов инвестированию и контролю над своими инвестициями отдают только часть времени.
   Предпринимателям, которые заинтересованы в успешном привлечении денежных средств бизнес-ангелов, необходимо учитывать эти факты, потому что абсолютное большинство советов, связанных с процессом привлечения финансирования, которые предприниматели читают или слышат, прежде всего относятся к работе с фирмами венчурного инвестирования. Такие фирмы известны намного больше. Они чаще дают интервью, и их деятельность и методы работы значительно более доступны.
   Хотя в результате образования групп, сетей и ассоциаций бизнес-ангелов, которые занимаются инвестированием в едином коллективе, появляется некоторая стандартизация, тем не менее переговорный процесс и процедура due diligence имеют значительные различия у разных бизнес-ангелов, так же как и сами ангелы друг от друга отличаются. Это предполагает, что для предпринимателя узнавание бизнес-ангела как личности до получения у него денег, очень важно для оценки перспектив партнерства с ним.

Есть ли у них сотовые телефоны в облаках?

   В нашей книге Inside Secrets to Venture Capital один предприниматель отмечал: «Фирмы венчурного инвестирования подобны летающим тарелкам – все о них говорят, но мало кто их видел».
   Если это справедливо для фирм венчурного инвестирования, тогда название «бизнес-ангел» очень хорошо отражает положение вещей. В литературе и искусстве ангелы изображаются как духовные существа, которые бессмертны и которых нелегко найти; они могут быть вокруг нас, но обычно их никто не видит. Они выступают как опекуны или наставники для простых смертных и проявляют такие достоинства как великодушие и самоотверженность.
   Бизнес-ангелы знают, что они смертны, но надеются построить предприятия, которые переживут их. Конечно, нелегко найти бизнес-ангелов, но мы каждый день проходим мимо них на улице даже в небольших городках, в сельской местности. Самые компетентные из них рассматривают свою деятельность в качестве консультантов очень серьезно. Насколько они хороши и бескорыстны? На эти вопросы непросто ответить.
   Если вы начинаете кому-то помогать, и в результате совместной деятельности с этим человеком ваше состояние значительно увеличивается, можно ли считать вас бескорыстным?
   Согласно трудам средневековых ученых-богословов, человек проживает девять уровней, или порядков, в ипостасях таких существ. Если бы понадобилось создать ранжирование, или классификацию, бизнес-ангелов, как бы следовало поступить?
   Возможно, в качестве основы мы взяли бы следующие факторы:
   1. возраст бизнес-ангелов;
   2. размер их состояния;
   3. легко ли с ними работать;
   4. как часто они осуществляют инвестиции;
   5. уровень их квалификации при консультировании компаний;
   6. как быстро они принимают инвестиционные решения;
   7. их личные достижения как предпринимателей;
   8. уровень их знаний по отрасли и рынку;
   9. уровень их коммуникабельности с другими инвесторами, включая и венчурных капиталистов.
   С позиции предпринимателя наивысшую оценку получит тот бизнес-ангел, который сможет без проволочек подписать чек на всю требуемую сумму, окажет реальную поддержку, но при этом не станет ущемлять его свободу при управлении компанией, не будет затягивать due diligence более чем на 30 дней, проявит практическую смекалку и мудрость, чтобы обеспечить значительный успех в деятельности компании благодаря своему личному участию.
   Бизнес-ангелу также следует обладать достаточными знаниями о рынке, на котором работает компания, чтобы видеть перспективы венчурного предприятия и исходя из этих знаний побеспокоиться о наилучшем варианте привлечения венчурного инвестирования для второго этапа финансирования.
   Существует ли такой идеальный бизнес-ангел? Несомненно, да. Вы встретитесь с несколькими из них на страницах этой книги, хотя о них и говорится как о самых обычных. Они слишком скромны, чтобы позволить нам причислить их к лучшим. Отчасти по этой причине и стоит познакомиться с их деятельностью подробнее. Если кто-либо, причастный к финансовому миру, говорит вам о своей значимости в нем, не верьте ему.

И на Солнце есть темные пятна

   Если вы прочитали предыдущие разделы, то, возможно, вспомнили музыкальную тему из старого телевизионного сериала The Saint[5] и ожидаете увидеть, что у бизнес-ангела над головой появится ореол, вроде того, что вы видели над головой одного из его героев – Саймона Темплара.
   Прежде чем мы придем к выводу, что человек является бизнес-ангелом, возможно нам захочется переключить каналы и посмотреть современный сериал Angel. Его герой – вампир, который пытается совершать праведные дела и помогать обычным страдающим людям, но иногда позволяет своему неестественному влечению к крови одержать верх над ним. Однако даже в худшем своем обличии он, как правило, выглядит значительно лучше, чем его давние соперники – парни в черных костюмах, которые строят грандиозные планы и пытаются захватить власть над миром.
   Подставьте в предыдущий абзац слова «инвестор», «предприниматели стартовых проектов», «скупость» и «венчурные капиталисты», и вы достаточно легко поймете, что всякий раз, когда вы ищете капитал, вам придется делиться своими полномочиями и контролем.
   Поскольку ангелы работают в сумрачном мире, в котором внешне привлекательные люди на ваших глазах могут превратиться в ужасных демонов, то истинные мотивы бизнес-ангелов в большинстве случаев остаются невидимыми и дают о себе знать только при заключении значительно более поздних сделок. К счастью, недобросовестные бизнес-ангелы проявляют свою сущность еще до того, как предприниматель упускает возможность избежать обременительных обязательств. Их нежелание встретиться с вами, чтобы прояснить ситуацию, – пример тому. Никто не занят до такой степени, чтобы пренебрегать своими обязанностями.

Рисковый капитал и чрезвычайно рисковый капитал

Слабаки не получают инвестиций

   Общеизвестно, что финансирование компаний на ранней стадии их развития связано с большим риском. Капитал, который фирмы венчурного инвестирования привлекают для такого финансирования, иногда называется рисковым, чтобы отразить сущность этой операции. Но венчурные фонды, чтобы уменьшить риск, используют в процессе своей работы многочисленные стратегии. Инвестиции, которые они осуществляют, очень часто представляют собой смешанное финансирование нескольких компаний, часть из которых находится на ранней стадии, даже на стадии «посева», а другая – на более поздней, так называемой стадии финансирования серий В и С.
   Последние инвестиции осуществляются с целью помочь компаниям, которые уже добились успеха, расшириться и достичь доминирующего положения на рынке, следовательно, такая ситуация снижает риск фонда.
   Венчурные фонды также тратят время и деньги, чтобы создать себе имя, в сущности создавая что-то вроде торговой марки, что позволяет им заключить большое число сделок, и будем надеяться, что это будут сделки наивысшего качества. Венчурные фонды также имеют квалифицированный персонал, который знает, каким образом точно оценить потенциал роста рассматриваемой компании, прежде чем финансировать ее. Венчурные фонды полагаются на сложные юридические договоры и многоходовые сделки, чтобы защитить свои инвестиции и получить определенные функции контроля над деятельностью компании.
   Тогда инвестиции бизнес-ангелов следует называть чрезвычайно рисковым капиталом. Зачастую они предоставляют самое начальное финансирование для компании – когда она практически ничего еще не добилась и не имеет возможности продемонстрировать, что ее бизнес-модель будет успешной. Иногда они вкладывают деньги в сделку еще до того, как под бизнес-идею создают компанию – просто один или несколько человек приблизительно представляют, чем эта компания будет заниматься.
   Почти всегда на вопрос: «Почему вы хотите быть бизнес-ангелом?» – мы получали один и тот же ответ, вне зависимости от того, кому его задавали: бизнес-ангелам, управляющим ассоциацией бизнес-ангелов или адвокатам, которые представляют интересы бизнес-ангелов. Иногда мы даже адресовали его венчурным капиталистам, хотя и они неохотно на него отвечали. Бизнес-ангелы связываются с этим, потому что большинство из них имеют шанс добиться значительных успехов в процессе такого инвестирования.
   Зачастую они получают огромнейшие доходы от своих инвестиций и плюс к этому эмоциональное удовлетворение от своего вклада в становление компании и осознания своей роли как члена сообщества и нации в целом. Они получают удовольствие в процессе инвестирования.
   Бизнес-ангелы преуспевают – в этом и заключается главный вывод, к которому вы придете в процессе изучения этой области инвестирования. Но почему они преуспевают, как им удается этого добиться и каким образом предприниматель может присоединиться к этому большому и постоянно растущему источнику финансирования? Мы надеемся, что ответы на эти вопросы даст эта книга.

Инвестирование на ранней стадии развития компании осуществляют там, где есть доходы

   Почему бизнес-ангелы концентрируют свою деятельность на инвестиции в компании на ранней стадии их развития, или на стадии «посева»? Они знают, что именно там их инвестиции имеют наивысшую доходность.
   Мы склонны рассматривать последние пять лет как период наибольшего спроса на прямые частные инвестиции, и доходность в 28,3 %, которую обеспечили такие инвестиции, безусловно, подтверждает это (табл. 1.1).

   Таблица 1.1. Венчурная экономика. Американский индекс прямых частных инвестиций (PEPI), данные на 31.12.2000 (%)

   Для инвесторов в компании, находящейся на ранней стадии развития или на стадии «посева», доходность превысила 65 %, т. е. составила в два раза больше того, что получили инвесторы в компании, находящейся на более поздних стадиях развития.
   Богатые люди, которые играют на этом поле, не понесут большого урона даже в ситуации, когда компания, в которую они инвестируют, обанкротится. Безусловно, в случае успеха это может оказаться для них захватывающим опытом. Если вы вложились на пять лет и это вложение ежегодно приносило 65 %, то ваши инвестиции на сумму в 100 тыс. долл. США возрастут до 1,2 млн.
   Бизнес-ангелы и старт-апы питают друг к другу взаимную любовь.

Ошибки предпринимателей в процессе поиска бизнес-ангелов

   Несмотря на то что бизнес-ангелы имеют относительно большой капитал и, как мы сможем увидеть далее, в некоторых случаях привлечь его легче, чем средства фирм венчурного инвестирования, предприниматели, обращаясь к бизнес-ангелам, делают те же самые ошибки, что и при столкновении с фирмами венчурного инвестирования.
   Первое и наиболее важное – они не осознают, что процесс привлечения средств бизнес-ангелов потребует от них значительных усилий и времени.
   Давайте рассмотрим список дел на день типичного учредителя компании на ранней стадии ее развития.

   Список дел предпринимателя
   8:15. Встреча с адвокатом по поводу окончательного согласования заявки на патент.
   11:00. Встреча с риелтором относительно помещения под офис.
   12:50. Пойти в магазин Office Max, чтобы пополнить запасы.
   13:25. Закончить подключение нового принтера к компьютеру.
   14:00 Встреча с кандидатом на должность финансового директора (CFO).
   15:30. Получить 1,5 млн долл. США у бизнес-ангела.
   К сожалению, многие предприниматели считают, что решение всех этих задач имеет для их бизнеса одинаковое значение. Заметим, что этот предприниматель привлечение капитала оставил на конец дня, когда все другие его рутинные дела будут сделаны. В действительности многие учредители стартовых компаний считают, что они должны все свое время посвятить поиску денег, и в результате множество других важных задач не решаются, пока они гоняются за долларами. Отчасти это происходит из-за того, что предприниматели не умеют планировать свои усилия в поисках финансирования и занимаются этим неправильно. Кроме того, настоящее положение определяется сущностью процесса и естественными барьерами, которые возникают перед предпринимателями в погоне за их призом – ускользающими долларами, которые может дать бизнес-ангел.

Бизнес-ангел – это много больше, чем человек с чековой книжкой

   Инновации и новые рабочие места в основном создаются в небольших компаниях – эти предприятия начинали как стартапы, но сумели закрепиться и расшириться. Важно то, что бизнес-ангелы формируют более эффективный рынок частного капитала, который создает предпосылки для процветания таких компаний. Многие предприниматели по-прежнему ограничены в капитале и могут рассчитывать только на средства, принадлежащие их семье и друзьям. Часть из них на самом деле имеют такие источники, готовые к использованию, но в действительности они не могут покрыть всех нужд абсолютного большинства венчурных проектов на ранней стадии их развития. Поэтому им необходимо привлекать:
   • капитал;
   • опыт;
   • полезные контакты.
   Настоящий бизнес-ангел сможет все это обеспечить, и все перечисленные факторы сыграют решающую роль для достижения успеха венчурной компании на ранней стадии ее развития. Многие бизнес-ангелы сталкивались с ситуациями, при которых их предпринимательский опыт и связи играли даже более важную роль, чем капитал, который они инвестировали.

Почему бизнес-ангелы занимают все более важное место в нашей жизни

   Опубликованные показатели для капитальных инвестиций и показатели инвестиций, сделанные фирмами венчурного инвестирования, вводят в некоторое заблуждение, потому что показатели инвестиционной деятельности искажены и в большей степени включают в себя инвестиции в компании более поздних стадий, а не только финансирование старт-апов.
   Одной из причин преуспевания бизнес-ангелов является простое соотношение «предложение-спрос». Количество предложений превосходных стартовых идей растет значительно быстрее, чем профессиональных венчурных фондов (и партнеров венчурного фонда, которые способны анализировать поступающие предложения о сделках). Бизнес-ангелы стремительно заполняют эту пустоту. Средний размер инвестиций, сделанных фирмами венчурного инвестирования за последние пять лет, многократно увеличился. По некоторым оценкам в 2002 году эта сумма приблизилась к 16 млн долл. США, что, в свою очередь, означает, что существующие компании с более низкими требованиями капитала на различные цели и нужды не имеют возможности получить капитал у фирм венчурного инвестирования.
   На самых ранних стадиях своего развития компании часто не имеют полностью укомплектованной управляющей команды, и поэтому нуждаются в существенной помощи компетентных наставников. Партнеры из фирм венчурного инвестирования, чье время распределяется между решением многочисленных задач, как правило, не могут оказать им поддержку в должном объеме. Бизнес-ангелы имеют больше возможностей детально участвовать в управлении компанией, но их участие определяется уровнем их заинтересованности и другими их обязательствами, в частности, связанными с деятельностью их собственной компании и необходимостью наставничества.

Резюме

   • Бизнес-ангелы являются наиболее важным источником финансирования для венчурных предприятий на ранней стадии их развития.
   • Бизнес-ангелы – люди, которые инвестируют собственные средства.
   • Бизнес-ангелы имеют различные предпосылки и мотивацию, для того чтобы заниматься инвестированием.
   • Бизнес-ангелы осознают и соглашаются признать тот факт, что они принимают высокие риски в процессе своей деятельности.
   • Ретроспективно инвестиции в компанию на начальных стадиях ее развития имеют самую высокую ставку доходности.
   • Бизнес-ангелы, помимо капитала, передают компаниям свой опыт и деловые контакты.
   • На территории Соединенных Штатов Америки бизнес-ангелы способствуют становлению эффективного рынка прямого частного инвестирования.
   • Бизнес-ангелы привносят в компании видение их будущего развития.

Глава 2
Основные тенденции в процессе инвестирования бизнес-ангелов

Современная обстановка: осознанный доход

   Гуру с Уолл-стрит утверждают, что фондовым рынком управляют страх остаться позади и жадность – желание получить больше, чем другие. А что же управляет рынком прямых частных инвестиций? Почему бывают внезапные подъемы и падения заинтересованности инвесторов? Какие факторы оказывают влияние на предложение и спрос на капитал бизнес-ангелов?
   В 1999–2000 годах наблюдался небывалый подъем новых бизнес-идей, которые искали инвесторов. Казалось, что и венчурные капиталисты, и бизнес-ангелы буквально бросали деньги во все, что касалось Интернета. Мы наблюдали странный феномен: интернет-компании оценивались по числу посетителей, которых они могли привлечь на свои веб-сайты, а не по размеру выручки, которую такие пользователи могли бы им обеспечить. В ряде случаев оценки были просто смехотворными. Затем все переменилось, поскольку оказалось, что многие венчурные интернет-проекты провалились, и к началу 2001 года мы вернулись к основам, рассматривая предприятия как объекты, которые строились медленно, но обдуманно. Некоторые из менее жизнеспособных бизнес-идей просто иссякли и исчезли даже еще до того, как началась их реализация. Венчурные инвесторы стали более внимательно относиться к объектам вложения своих денег, и даже в ряде случаев прекратили ранее открытое финансирование. С другой стороны, снизилась конкуренция среди бизнес-планов, предоставляемых на рассмотрение инвесторам, значительное число предпринимателей вообще отказалось от поисков капитала, иногда ошибочно полагая, что инвестора найти невозможно.
   Нетрудно предположить, что интернет-компании (dot.coms) с изрядно подпорченной репутацией хотя и медленно, но все-таки сумеют вернуть утраченные позиции. Движущими силами их успеха выступают огромное число потребителей, перемещающихся по Сети с идеей шопинга, и достойное восхищения желание предпринимателей из этих компаний добиться успеха. Они столкнулись не только с отказами, но и насмешками в адрес своих бизнес-концепций, которые высказывали венчурные капиталисты. Подход «я им докажу, что они ошибались» движет огромным числом предпринимателей на пути к их цели. В реальной жизни желание взять реванш, точно так же как и буйная фантазия, являются мощными стимулами в процессе становления бизнеса. Предприниматели, решившие работать в Сети, просто сократят масштаб своих бизнес-моделей и будут расти значительно медленнее, но по меньшей мере многие из них будут иметь среднестатистические показатели успеха[6].
   Бизнес-ангелы, которые вложили свои средства до наступления неуправляемого периода спекуляций в 1990-х годах, и в 2000 году, не разочаровались в своей инвестиционной деятельности. Многие рассматривают такое положение дел как серьезный довод в пользу осуществления таких вложений. Предприниматели смиряются, что оценки их бизнес-проектов становятся более умеренными и сбалансированными. Бизнес-ангелы не тонут в потоке низкокачественных сделок, которые были заключены главным образом под воздействием безумия в связи с шумихой вокруг интернет-магазинов. Поскольку некоторые бизнес-ангелы утратили веру и покинули рынок, то конкуренция в процессе поиска самой хорошей сделки среди более терпеливых бизнес-инвесторов тоже снизилась.

Когда же бизнес-ангелы вновь взлетят?

   Реакция бизнес-ангелов и фирм венчурного инвестирования на спад была одинаковой: они приняли решение уделять большее внимание уже осуществленным вложениям, а не стремиться заключить новые сделки. Несколько групп бизнес-ангелов объединили значительные капиталы, что позволило им занять достаточно важное положение на рынке. Без объяснения причин они приняли решение не привлекать дополнительного финансирования для последующих венчурных проектов в середине 2000 года.
   Если они видят существенный прогресс в развитии бизнеса компаний, в которые осуществили свои вложения, то другим бизнес-ангелам и фирмам венчурного инвестирования следует с большим энтузиазмом откликаться на предложения рассмотреть возможности осуществления новых инвестиций. Некоторые обозреватели отмечают, что фирмы венчурного инвестирования, прежде чем осуществлять новые инвестиции, ожидают, когда рынок IPO полностью вернется в норму. Другими словами, они хотят выйти из уже проинвестированных ими компаний, сгенерировать доход для своих партнеров, а уж затем повторно привлечь инвестиции. Таким образом, симбиоз бизнес-ангелов и фирм венчурного инвестирования выглядит следующим образом.
   Фирмам венчурного инвестирования необходим рынок IPO, чтобы восстановить позиции, прежде чем реализовывать новые сделки. При этом они в ближайшее время будут заниматься только закреплением финансового положения слабых членов своего инвестиционного портфеля.
   Бизнес-ангелы нуждаются в предложении капитала от фирм венчурного инвестирования, чтобы вывести свои компании на следующий уровень развития. Они будут ждать до тех пор, пока фирмы венчурного финансирования не соберутся с силами для осуществления следующих раундов финансирования, прежде чем они выделят средства для новых инвестиций. В ближайшее же время они будут работать для того, чтобы способствовать своим текущим вложениям достичь определенных запланированных показателей.
   Однако статистика показывает, что фирмы венчурного финансирования допускают очень небольшое количество инвестиций с применением процедуры IPO. В подавляющем большинстве случаев они используют слияния и приобретения. Итак, можем ли мы в действительности ожидать, что не очень большие по размеру венчурные компании станут в ближайшее время объектами интереса со стороны больших корпораций? Однако стоимость акций больших корпораций падает так же, как и небольших. Возможно, не так быстро, но миллиарды акционерного капитала уже исчезли. Как следствие, снижение стоимости акционерного капитала компании должно послужить причиной сокращения программ корпорации по приобретениям.
   Итак, необходим ли бушующий рынок спекулянтов, играющих на повышение Доу-Джонса или NASDAQ, для того, чтобы инвестиции бизнес-ангелов вновь выросли? Похоже, урок заключается в том, что финансовые рынки связаны в удивительную сеть. На вибрацию на одном конце откликаются тысячи других ее звеньев. Старая экономика, новая экономика и самая новая экономика намного больше похожи между собой, чем мы предполагаем или даже чем нам говорят.
   Некоторые обозреватели предупреждают о назревающем шторме, наиболее нетерпеливые бизнес-ангелы начинают сталкиваться с финансовыми трудностями при финансировании второго этапа развития проектов, которые были запущены ими в период спекуляций, и в конечном счете они полностью прогорают. Приведет ли это к негативной рекламе и, как следствие, снижению интереса бизнес-ангелов к своей деятельности? Опытные бизнес-ангелы, и особенно венчурные капиталисты, знают, что собираются заключать сделки с невысокой ставкой доходности или даже такие, которые не принесут денег вообще. Они залечивают свои раны, пытаются извлечь уроки из своих ошибок и продолжают инвестировать. Но какова же реакция бизнес-ангелов, которые потерпели неудачу со своими инвестициями в первые интернет-компании?
   И даже если бизнес-ангелы не потеряли свои деньги, вложенные в такие стартовые компании, они, возможно, осознали, что заработать именно ту ставку доходности для своих инвестиций, которую они устанавливали, приступая к инвестициям в интернет-компании во времена их бума, будет непросто.
   Их разочарованность трансформируется в нежелание участвовать в последующих сделках. Такая тенденция вызывает волнение, поскольку реальность заключается в том, что стратегии «выхода» и ставки доходности постепенно возвращаются к своему более умеренному историческому уровню. Это не означает, что инвестирование компаний на начальном этапе их развития неожиданно превратилось в неприбыльный вид деятельности.
   В целом процесс запуска, становления и последующего существования венчурного предприятия можно сравнить с длинным сборочным конвейером. Вначале вы вносите базисные составляющие компании: капитал, систему управления, продукцию или технологию. Затем, по мере продвижения по конвейеру этой маленькой компании, к ее деятельности присоединяются множество новых людей. Они могут влиться в команду управления или заняться финансированием второго этапа развития компании, которое предоставляют фирмы венчурного инвестирования или другие источники финансирования, если это стратегические партнеры. Со временем компания все больше и больше будет производить впечатление успешной и двигаться к концу конвейера, к «выходу», который означает или публичное размещение ее акций, или ее приобретение.
   В любое время существует не так много людей и финансовых ресурсов для работы на такой сборочной линии. Если конвейер движется медленно и в процессе участвуют немного компаний, это означает, что в ближайшее время новые компании не смогут подключиться к процессу. Когда линия движется с нормальной скоростью, шансы войти в систему имеет большее количество предпринимателей.
   Отметим, что снижение скорости в работе сборочной линии не означает, что сотрудники, занятые на сборке, все закончили и ушли домой. Просто может оказаться, что процесс сборки стал более сложным и каждая маленькая компания в процессе работы с ней требует большего внимания.
   Возможно, это могло бы оказаться очень полезным, если бы в период безумного бума инвестиций в стартовые компании наша сборочная линия наняла больше инспекторов по качеству, чтобы выявлять те из них, с которыми нельзя сотрудничать, до того как на них будет потрачена масса денег и времени.


   Комментарии бизнес-ангелов
   Том Хорган (Tom Horgan), Ассоциация бизнес-ангелов AZTEC Venture Networks, Сан-Диего, штат Калифорния
   – Отметили ли вы изменение заинтересованности бизнес-ангелов, после того как иссяк бум по поводу интернет-магазинов в 2001 году?
   – Нет, аппетиты не изменились. Частные лица, входящие в нашу группу, – это достаточно богатые люди. Они заработали свои деньги еще до бума, это средства, полученные не от спекуляций. Осознание ситуации дает основание предполагать, что, возможно, мы столкнемся со значительным уменьшением количества бизнес-планов. Удивляет тот факт, что пока мы с этим еще не столкнулись.
   Мы по-прежнему ищем. Существует уверенность, что если новые технологии действительно представляют интерес, то спрос на них появится, но, возможно, доходы будут не столь уж и высокие. Единственное, что нам нравится, – то, что оценки вновь стали разумными и, как мы видим, менеджмент опять стал на них ориентироваться.
   – Верно ли, что сомнительные сделки или более слабые компании выходят из гонки за капиталом?
   – Да, элемент безумия ушел. В целом мы рассматриваем это как улучшение обстановки.

   Барри Мольц (Barry Molts), соучредитель компании Prairie Angels, www prairieangels.org
   – Каким образом спекулятивный бум с интернет-компаниями в 2000 году отразился на деятельности бизнес-ангелов?
   – Общая ситуация становится более сложной. По мере снижения результатов на фондовом рынке снижается и американское изобилие. Впервые за 55 лет благосостояние Америки снизилось. Как результат, средний показатель суммы инвестиций бизнес-ангела сегодня снизился со 10 тыс. до 50 тыс. долл. Инвесторы, которые раньше вкладывали по 50 тыс. долл., сейчас вкладывают по 25 тыс., а те, кто раньше вкладывал по 25 тыс., сейчас вообще вышли из игры. Обязательства людей снизились почти на 50 %. Ассоциация бизнес-ангелов, которую мы создали в Чикаго в 1999 году (Prairie Angels), первоначально искала инвестиции в миллион долларов США. Теперь же мы ищем инвестиции в диапазоне 300–500 тыс. для единичной сделки.
   – Однако, несмотря ни на что, вы продолжаете инвестировать?
   – Мы пытаемся это делать, но не финансируем проекты, которые связаны с Интернетом и программным обеспечением. В первую очередь наша организация инвестирует проекты, связанные с производством амортизаторов для металлоформовочного оборудования, используемого в автомобилестроении. На прошлом собрании горячо обсуждались перспективы компании, которая поставляет микробы, которые питаются нечистотами.
   – Тогда вернемся к тому, с чего начинали. В последнем случае реально вернуться к показателям прошлых лет?
   – Более того, мы даже ожидаем, что компания сможет добиться большего и перекроет показатели, которые мы имели год-два назад. Полагаем, она уже зарекомендовала себя среди клиентов, обеспечила себе выручку и доказала жизненность своей концепции.
   – Предприниматель, прежде чем обращаться за капиталом, обязательно должен достичь определенных результатов?
   – Сейчас это даже более актуально, чем раньше. Весьма небольшое количество бизнесов смогут привлечь финансирование только под идею и бизнес-план по ее реализации.


   Комментарий венчурного капиталиста, который также является бизнес-ангелом
   ФрэнкА. Макгрю IV (Frank A. McGrew IV), компания Paradigm Capital Partners, Мемфис, штат Теннесси, www.memphisangels.com
   – Снижается ли интерес бизнес-ангелов к процессу финансирования в связи со спадом на финансовых рынках и уменьшением числа успешных IPO?
   – При создании Ассоциации Memphis Angels мы совершенно не планировали инвестировать только в интернет-компании. В действительности наше первое вложение, которое мы осуществили в конце 2000 года, было связано с производством соединительных компонентов для волоконно-оптического кабеля на нашем местном предприятии в Мемфисе. Примечателен тот факт, что интересы бизнес-ангелов значительно шире, чем я мог предполагать. В настоящее время они увеличили размер свои обязательств для предприятий этой категории, потому что изменилась оценка перспектив бизнеса.
   В конце 1999 года компании на более поздней стадии развития могли предполагать, что оценка их активов составляла 50 млн долл. США, тогда как сегодня этот показатель может содержать только однозначное число. Бизнес-ангелы, которые раньше думали, что хотят инвестировать компании только на ранней стадии их развития, теперь имеют возможность работать с компаниями и на последующих стадиях развития на очень привлекательных условиях.

   Комментарии бизнес-ангела
   Боб Баземан (Bob Bozeman), главный партнер компании Angel Investors LP, www.svangel.com
   – Каким образом изменилась деятельность бизнес-ангелов за последние десять лет?
   – В Силиконовой долине, я думаю, модель инвестирования бизнес-ангелов продвинулась далеко вперед, поскольку мир Интернета способствовал появлению многочисленных состояний. Люди сумели там заработать хорошие деньги, а так как они были еще молоды, то начали вкладывать их в проекты, в которых хорошо разбирались, т. е. в те, что связаны с Всемирной сетью. Вот почему там было так много «пены». Последние пять лет оказались действительно удачными для публичных рынков ценных бумаг – повсюду на них зарабатывались состояния. Самые успешные представители сообщества бизнес-ангелов вновь и вновь вкладывали свои средства. Фирмы венчурного инвестирования начали получать такое количество денег, что на тот момент нуждались в подсказке – куда вложить средства, передаваемые им в управление. В результате этого обстановка стала настолько доброжелательной, что помощь получали все.
   – Ориентируются ли бизнес-ангелы в процессе выбора предприятий для своих вложений на деятельность фирм венчурного инвестирования?
   – Рассмотрим этот вопрос со следующей позиции: с одной стороны, столь существенное падение стоимости акций компаний, проинвестированных бизнес-ангелами, было для них как взрыв нейтронной бомбы. А с другой, если они решились профинансировать стартовый проект несмотря на то, что не существует возможности получить дальнейшее его финансирование, то их деньги скорее всего будут сметены ураганом высокого риска. Таким образом, я думаю, они столкнулись с огромным искушением, чтобы, подобно фирмам венчурного инвестирования, свернуть свою деятельность.
   – Как вы думаете, когда ситуация изменится к лучшему?
   – Конечная игра действительно диктует это. Когда рынок IPO вновь наберет силу, вся цепь целиком начнет вновь двигаться. Это все равно что у вас есть несколько самолетов, которые в период спекуляций взлетели, предполагая, что смогут приземлиться, уже имея публичное размещение своих акций. Внезапно все фирмы венчурного инвестирования превратились в авиадиспетчеров. И бизнес-ангелы втягиваются в это. Всякий раз, когда они заправляют самолет, чтобы взлететь, не зная конечного пункта назначения, они вынуждены осторожничать. В этой ситуации каждый ожидает приказа вернуться, тогда как самолеты могут взлетать и приземляться с учетом спланированного распорядка. Отрицательное воздействие этой ситуации на деятельность бизнес-ангелов выражается в том, что, вполне возможно, они потеряют огромные деньги. Кроме того, существует риск, что на тех самолетах, которые упадут из-за нехватки топлива, будут находиться пассажиры. Я думаю, период спекуляции был слишком экстремальным. Именно поэтому вы сейчас находитесь на «линии поддержки». Вы возвращаетесь к тому моменту, когда снова покупаете акции и, покупая их, говорите: «Все не так уж плохо». Это суть того, что нам следует понять из опыта событий. После этого давайте направим наши средства туда, где им и следует быть.

Бизнес-ангелы и Интернет

   Понятно, что Интернет будет продолжать формировать финансовый мир, точно так же, как он трансформировал другие стороны нашей жизни.

   Комментарий бизнес-ангела
   Крэг В. Джонсон (Craig W. Jonson), президент компании Venture Low Group, www lwg.com
   – Какое воздействие, на ваш взгляд, оказывает Интернет на деятельность бизнес-ангелов?
   – Я думаю, что Интернет – это только средство, которое упрощает процесс передачи значительных объемов информации. Я считаю, что он предоставляет бизнес-ангелу большие возможности в поисках лучших инвестиционных вариантов и – что более важно – значительно сокращает сроки, необходимые для проведения due diligence компании и сбора информации об отрасли в целом, по сравнению с тем, что было до этого.
   Раньше бизнес-ангелы были ограничены в возможностях при проведении анализа конкурентной среды. Но сейчас конкурентный анализ потенциальных инвестиций может быть проведен буквально за минуты. Я думаю, в настоящее время бизнес-ангелы, как правило, более информированны о ситуации, чем раньше. Интернет создал условия, при которых они могут значительно расширить свои инвестиционные возможности. Ресурс Garage. com – это пример организаций, которая предоставляет информацию для богатых людей. С другой стороны, я считаю, что инвестиции бизнес-ангелов – это бизнес, который опирается на личные встречи, и, хотя Интернет может способствовать обмену мнениями между людьми, инвестиционные решения всегда принимаются на основе личных встреч инвесторов и предпринимателей. В действительности все сводится к обязательствам, доверию или лояльности со стороны инвестора, которому менеджмент компании, если он на правильном пути, в будущем вернет сумму, превосходящую ту, которую он вложил первоначально. В действительности вы заключаете пари на успешность менеджмента, чтобы реализовать свое видение. В Интернете вы очень легко получите информацию о базисной концепции компании, найдете общее описание отрасли, но только после личной встречи с предпринимателем созреете для принятия инвестиционного решения.

Окружающая среда процесса инвестирования бизнес-ангелами постоянно изменяется… Это будет продолжаться и в дальнейшем

   Инвестирование бизнес-ангелами – это не статичный рынок, и в последнее десятилетие он продемонстрировал потрясающий темп роста и волатильность. В некоторых случаях он пережил даже значительно большие перепады настроения, чем фондовые рынки.

   Комментарий эксперта
   Куин Вильяме (Quinn Williams), партнер компании Snell&Wilmer law Offices, www.swlaw.com
   – За последнее десятилетие практика предоставления финансирования бизнес-ангелами получила значительное развитие.
   – В течение длительного периода процесс инвестирования бизнес-ангелами предполагал, что один или несколько бизнесменов, которые играли значительную роль в жизни общества, приглашали своих друзей поучаствовать в новой, многообещающей сделке. Очень редко они приглашали команду управленцев, чтобы те сделали презентацию проекта для потенциальных инвесторов. Большинству из них важна была репутация спонсоров, на которую полагались другие инвесторы в процессе принятия решения по участию в финансировании проекта. Как результат, зачастую инвестиции бизнес-ангелов были секретным процессом, в основе которого лежали исключительно личные связи, а не ваш талант бизнесмена.
   Однако в последнее десятилетие произошли значительные изменения в процессе инвестирования бизнес-ангелами, в результате чего значительно возросло число примеров финансирования за счет их средств, и во многом этому способствовали следующие факторы.
   1. Увеличение числа фондов венчурных капиталов и сумм, которыми они управляют.
   За последние десять лет для индустрии венчурного капитала стало характерным, что суммы капитала, которые находятся в управлении венчурных капиталистов, выросли. Сейчас нет ничего необычного в том, что новые фонды имеют в управлении до миллиарда долларов США. Соответственно, в значительной степени вырос и спрос на сделки с существенным элементом риска. В страстном желании пристроить эти деньги многие фирмы венчурного инвестирования не считают нужным проводить тщательную проверку репутации и деятельности компании и очень часто сделки по финансированию заключаются на основании репутации фондов венчурного капитала, которые участвуют в ее продвижении.
   Текущий размер фондов венчурного капитала оказывал влияние на всю цепочку заключаемых сделок. В результате такого гигантизма фондов создается благоприятная возможность для бизнес-ангелов, потому что абсолютное большинство фондов увеличили минимальный размер предоставляемого капитала по сделке и ужесточили требования к результатам производственной деятельности компаний кандидатов. Следовательно, ситуация требует, чтобы бизнес-ангелы осуществляли начальное финансирование до того, как проинвестированная компания будет соответствовать требованиям венчурных фондов по размеру инвестиций и оценке активов.
   – Наблюдается беспрецедентный рост рынков капитала.
   За последние семь-восемь лет мы стали очевидцами самого высокого темпа роста рынков капитала за всю историю их существования. Это вызвало необходимость выпуска дополнительного объема новых акций, что, в свою очередь, послужило стимулом для появления новых венчурных фондов и роста общего спроса на акционерный капитал. Демография и налоговая политика сыграли главную роль в стимулировании активности этого рынка. Появившиеся в результате состояния способствовали увеличению количества бизнес-ангелов, а также их объединению между собой с целью заключения сделок частного финансирования.
   – Структурное формирование ассоциаций бизнес-ангелов.
   Сообщество бизнес-ангелов начало свое формирование в конце 1990-х годов. Ассоциация Band of Angels of Silicon Valley, начало которой положил Ханс Северинс (Hans Severiens), была типичной ассоциацией бизнес-ангелов. Появление групп, связанных Интернетом, привело к развитию более открытой архитектуры, что, в свою очередь, позволило предпринимателям с интересными проектами привлекать бизнес-ангелов на основании своей бизнес-идеи, а не личных контактов. В добавлении к онлайн-ресурсам, появление форумов частных вкладчиков и инкубаторов бизнес-идей – как коммерческих, так и некоммерческих – создало альтернативные сетевые сообщества, которые позволяют инвесторам и предпринимателям находить друг друга. Как результат таких структурных изменений инвесторы, ищущие инвестиции бизнес-ангела, были вынуждены совершенствовать свои способности представлять свои бизнес-проекты, расширять советы директоров своих компаний, готовить пояснительную документацию в соответствии с требованиями структуры таких групп бизнес-ангелов.
   4. Окружение бизнес-ангела.
   В результате воздействия всех этих сил объем инвестиций бизнес-ангелов значительно возрос. Поскольку мы вошли в новое тысячелетие, подавляющее большинство групп бизнес-ангелов требует стратегий «выхода», которые обеспечивают пятидесятипроцентную ставку доходности. Огромнейшие аппетиты фондов венчурного капитала в отношении сумм, находящихся в их управлении, будут предопределять необходимость деятельности бизнес-ангелов, потому что только они будут осуществлять начальное финансирование компаний. В результате множество людей с организационной жилкой будут пытаться структурировать деятельность бизнес-ангелов. Такие искатели станут типичными представителями местных ассоциаций бизнес-ангелов. Национальные ассоциации, использующие в своей работе Интернет, также будут расти. Off Road Capital и Garage.com – типичные примеры ассоциаций, которые заинтересованы обеспечить поток сделок для очень богатых инвесторов, пытающихся ухватить свою удачу. Аппетит рынков капитала неизбежно вернется к тому, чтобы поглотить перспективные сделки, заключенные бизнес-ангелами, для того чтобы впоследствии встроить их в систему инвестиций венчурного капитала.
   В большей степени, чем когда-либо, современные предприниматели, занятые поисками капитала, нуждаются в повышении своего мастерства, чтобы соответствовать изменениям рынка. Успех образовательных программ для предпринимателей, таких как Bootcamps, по-прежнему предопределен. Также требования, выдвигаемые бизнес-ангелами, помогут им осознать, что инвестиции бизнес-ангела – это только мостик к следующему этапу финансирования. Будем надеяться, что его осуществят фирмы венчурного капитала. Изменения, происходящие на рынке венчурного капитала, теперь требуют, чтобы бизнес-ангелы первыми распознавали, какие компании принесут успех, прежде чем вкладывать в них свои средства. Несмотря на то что только дураки пытаются предсказать будущее, я предполагаю, что многие фирмы венчурного инвестирования и ассоциации бизнес-ангелов будут взаимовыгодными партнерами и создадут механизм передачи сделок друг другу в процессе борьбы за лучших предпринимателей и в процессе предоставления им доступа к рынкам капитала. Инвестиции бизнес-ангелов стали центральным компонентом в цепи поставки новых сделок для финансирования венчурным капиталом. Деятельность бизнес-ангелов будет непрерывно продолжаться и видоизменяться в соответствии с требованиями рынка венчурного капитала и полных надежд предпринимателей, которые нуждаются в доступе на этот рынок.

   Комментарий бизнес-ангела
   ЛореХарп МакГоверн (Lore Harp McGovern)
   – Каким образом изменился процесс инвестирования бизнес-ангелов, с тех пор как вы подключились к нему, и каковы его будущие перспективы?
   – Поток сделок по-прежнему достаточно велик. Три-четыре года назад, когда мы переживали эру изобилия, люди вкладывали деньги, не задумываясь, имеет ли сделка реальные шансы на успех, – они верили, что все эти компании проведут первичное размещение своих акций, и это, в свою очередь, многократно перекроет все вложения. Процесс привлечения денег не вызывал больших затруднений даже для компаний, которые пережили этап запуска.
   В настоящее время я вижу, что люди стали проявлять значительно большую осторожность. В целом процедура due diligence стала обязательна для всех. Люди тратят очень много времени, чтобы проверить все досконально. Оценки стоимости компаний значительно снизились. Инвесторы делают предположения относительно ставки доходности своих инвестиций. Прошел целый цикл, и мы вновь вернулись к тому, с чего начинали. Я думаю, что ключевым фактором успешности в процессе инвестирования является ваше сотрудничество с несколькими фирмами венчурного инвестирования и вовлечение их в процесс на начальной стадии развития компании. Бизнес-ангелы выполняют тяжелую работу и принимают самый большой риск в процессе становления компании. Но осознание того, что вы сотрудничаете с фирмой, которая соглашается курировать процесс и затем возьмет на себя ответственность для проведения финансирования серии В, очень важно.
   Мои инвестиции очень разнообразны. Я не увяз с финансированием интернет-компаний, я инвестировал в реальные технологии. Я ищу проекты, в которых создается реальная стоимость и возводятся реальные активы.

Резюме

   • Мы были свидетелями буйного оптимизма по поводу инвестиций в компании на ранней стадии их развития в 19992000 годах, после чего последовал всеобщий пессимизм 2001 года. Поскольку оценки компаний на ранней стадии их развития вернулись к более адекватным значениям, то энтузиазм бизнес-ангелов тоже вернулся к более скромному и более здоровому уровню. Серьезные бизнес-ангелы по-прежнему участвуют в инвестировании, но при этом ведут себя очень осторожно.
   • Долларовое исчисление размера инвестиций бизнес-ангелов, вероятно, увеличится с учетом новых инвестиционных инструментов, которые облегчают доступ к такой деятельности частных лиц.
   • Интернет способствует упрощению процесса передачи больших объемов информации, что в значительной степени облегчает для бизнес-ангелов проведение анализа по отрасли и компании.

Глава 3
Кто такие бизнес-ангелы

   Изучению деятельности бизнес-ангелов посвящен целый ряд исследований. Наиболее значительные из них выполнены Центром исследований венчурных инвестиций Университета в Нью-Гэмпшире, Международной консалтинговой компанией Marakon Associates и Гарвардским университетом. Данные о деятельности бизнес-ангелов, представленные в большинстве исследований, основываются на опросе финансовых директоров компаний, в которые бизнес-ангелы вложили свои средства, или анкетировании менеджмента ассоциаций бизнес-ангелов, или их альянсов, или соответствующих служб. В процессе анкетирования определялись предпочтения членов таких организаций.
   Обзор информации о бизнес-ангелах, представленный в этой и последующих главах книги, основывается на исследованиях, которые проводила наша компания Profit Dynamics во второй половине 2001 года. Ряду инвесторов в частные компании было предложено ответить на анкету из десяти вопросов, два из которых предполагали, что ответы будут даны в форме эссе. Оставшиеся предполагали выбор подходящего ответа из нескольких вариантов или ранжирование. В анкете также указывался возраст, уровень образования, а кроме того, сообщалось, аккредитован ли отвечающий в соответствии с требованиями Комиссии по ценным бумагам и биржам США и каков средний размер инвестиций в компанию, осуществляемых за один раз.
   Пятьдесят участников исследования проживали в различных районах США, в частности в Южной и Северной Калифорнии, на Тихоокеанском Северо-Западе, Среднем Западе, а также на Южном и Восточном побережьях. В основном это были мужчины, но по меньшей мере две женщины также приняли в нем участие.

Демографические показатели

   Аккредитация
   Из 50 участников 48 ответили, что они являются аккредитованными инвесторами, а двое отказались отвечать на этот вопрос.

   Средний размер инвестиций
   Средний размер инвестиций бизнес-ангела, который не входит в какие-либо объединения, составляет 72 тыс. долл. США. Наиболее часто упоминаемый диапазон составляет 20–35 тыс. долл. США, самые большие инвестиции колеблются в пределах 250–500 тыс.

   Средний возраст бизнес-ангелов
   Средний возраст респондентов составлял 49 лет.
   Более точно это выглядит следующим образом:
   • 54 % участников – от 46 до 55 лет;
   • 25 % – от 36 до 45 лет;
   • 13 % – от 56 до 65 лет;
   • 4 % – от 25 до 35 лет.
   Самому молодому бизнес-ангелу было 25 лет. Никто не признался, что он старше 75 лет.

   Опыт в инвестиционной деятельности
   • 78 % из опрошенных бизнес-ангелов имели более чем пятилетний опыт работы в таком качестве;
   • 11 % из них имели опыт менее года;
   • 11 % имели опыт три-четыре года.

   Уровень образования
   • 75 % всех опрошенных получили университетское образование;
   • 17 % закончили колледжи;
   • 8 % из общего числа изучали в колледже ряд дисциплин.
   Специфичные предпочтения отдельных бизнес-ангелов – такие как период, необходимый им для заключения сделки, ожидаемая доходность инвестиций, то, каким образом они оценивают успешность сделки и что чувствуют, когда видят серьезные просчеты в бизнес-плане, предоставленном предпринимателем, – рассматриваются в следующих главах.

   Активность бизнес-ангелов на рынке прямого частного инвестирования производит впечатление:
   • они вложили свыше 40 млрд долл. США приблизительно в 50 тыс. компаний в течение финансового года, который закончился в июне 2000 года;
   • 3 млн человек в США выступили в качестве бизнес-ангелов;
   • почти две трети от всей суммы финансирования новых предприятий предоставили бизнес-ангелы[7].
   Ряды бизнес-ангелов заметно пополнились в последние годы и, похоже, будут увеличиваться и в будущем благодаря удивительному и устойчивому процветанию американской экономики. В 1998 году при сравнении с показателями 2000 года бизнес-ангелы вложили 20 млрд долл. США в 30 тыс. компаний. И эти показатели по сравнению с реальностью занижены. Множество инвестиций бизнес-ангелов трудно подсчитать, потому что это частные сделки, которые не подлежат огласке и регистрации, например, сделки с недвижимостью.

Другие характеристики бизнес-ангелов

   Очень трудно делать какие-либо обобщения относительно группы людей, которые различны по возрасту, месту проживания и квалификационному опыту. Если рассматривать бизнес-ангелов по группам, то можно отметить следующее:
   • в круг их интересов входят компании из многих отраслей промышленности, но все-таки технологические компании пользуются наибольшей популярностью;
   • не существует региональных ограничений на их деятельность, однако существуют места, где их концентрация выше, чем в целом по стране – например Силиконовая долина, но, как правило, они существуют повсеместно.
   Абсолютное большинство бизнес-ангелов в определенной степени принимают участие в управлении компанией, в которую инвестируют. Предприниматели, которые надеются, что бизнес-ангелы выкупят часть акционерного капитала, а затем устранятся, не осознают реальную ситуацию. Предприниматели, которые осознают, что нуждаются в помощи бизнес-ангелов и приветствуют партнерские взаимоотношения с ними, имеют значительно больше шансов довести сделку с ними до конца.

   Комментарий бизнес-ангела
   Льюис Виллалобос (Luis Villalobos), учредитель и директор компании Tech Coast Angels, www.techcoastangel.com
   – В чем заключается непонимание предпринимателей деятельности бизнес-ангелов?
   – Прежде всего, это страх, что они уведут у них бизнес.
   Также предприниматели боятся, что бизнес-ангелы захотят владеть слишком большой долей в бизнесе. В случае обращения к нам мы объясняем предпринимателям, что заключаем очень много сделок с предпринимателями, и поэтому вовсе не заинтересованы в активном участии в деятельности их компаний. Мы можем выступить в качестве консультантов или стать директорами, но у нас нет ни времени, ни желания расширять круг своих обязанностей. Большинство из нас имеют опыт предпринимательской деятельности, и мы понимаем разницу между позицией консультанта и позицией, в зону ответственности которой входит участие в управлении компанией.

Сумма капитала бизнес-ангелов, доступная для вложения

   Согласно некоторым оценкам, в США существует 6 млн человек, которые считаются аккредитованными инвесторами. По определению, это люди, размер состояния которых после выплаты налогов превышает миллион долларов США.
   Давайте предположим, что средний размер их инвестиционного портфеля, по наиболее скромным подсчетам, составлял 1,5 млн долл. США. Пойдем дальше и предположим, что эти инвесторы решили вложить приемлемую и благоразумную сумму в 10 % от суммы своих активов в прямые частные инвестиции, при ставке в 2 % ежегодно и реинвестировали средства каждые пять лет.
   В результате 180 млрд долл. были бы доступны для ежегодных вложений бизнес-ангелов, что приблизительно в пять раз больше той суммы, которая возможна сегодня. Ни один из предпринимателей не мог бы пожаловаться, что нет денег.
   На основании информации, представленной ресурсом Venture Economics и Всеамериканской ассоциацией National Venture Capital Association, в 2000 году фирмы венчурного инвестирования профинансировали 7 тыс. компаний. Бизнес-ангелы участвовали в сделках с 50 тыс. компаний, что в семь раз превышает число сделок фирм венчурного инвестирования. Разница заметна еще больше, когда вы осознаете что только 28 % от общего числа инвестиций, осуществленных венчурными капиталистами, относились к компаниям на ранней стадии развития – рынок, на котором явно преобладают бизнес-ангелы. Это произведет большее впечатление, когда вы поймете, что фактически невозможно учесть все сделки, заключенные бизнес-ангелами в рассматриваемом году, поскольку это были частные соглашения на относительно небольшую сумму денег. Они носят название ангелов, но определенно не витают в облаках. Это в основном очень опытные, прагматичные бизнесмены, перед которыми стоит задача превратить небольшие компании в большие и параллельно с этим заработать деньги – будем надеяться, много денег.

   Как бы то ни было, кто же такие эти бизнес-ангелы:
   • скучающие люди, которые удалились от дел и ищут, чем бы им заняться;
   • филантропы, которые хотят помочь более молодым предпринимателям добиться успеха;
   • слепые белки в поисках желудя;
   • пробивные парни, которые хотят прибрать к рукам компанию доверчивого предпринимателя;
   • жадные люди, которые хотят получить прибыль по своим инвестициям, равноценную той, которую, по слухам, получают венчурные капиталисты;
   • люди, которые хотят поделиться своим опытом и мудростью;
   • люди, которые настолько богаты, что у них есть возможность сорить деньгами, вкладывая их в рисковые предприятия;
   • общественные лидеры, которые хотят способствовать становлению местного бизнеса?

Название их деятельности ничего не говорит о том, что они делают

   Возможно, само по себе название «ангел» приводит к ошибочным выводам и завышенным ожиданиям относительно того, что же эти инвесторы делают в самом деле. Многие бизнес-ангелы ненавидят слово «ангел» при описании своей деятельности. Это слово чаще всего связывают с небесной жизнью, а они видят себя твердо ступающими по земле. Возможно, название «активный финансовый партнер» (АФП) подошло бы лучше, поскольку в большинстве случаев именно в этом выражается сущность их деятельности. Обычно они активно участвуют в деятельности компании, которую инвестируют, предоставляют финансирование, осуществляют финансовое сопровождение и рассматривают свои взаимоотношения с предпринимателями как партнерские. Иногда их называют индивидуальными состоятельными инвесторами, но это также не совсем верно, потому что многие из них инвестируют средства своей семьи, а иногда даже и средства своих корпораций. Есть и юридический термин «аккредитованный инвестор», но в действительности он в большей степени относится к определенным параметрам их финансовых возможностей, чем выражает сущность их деятельности.
   Бизнес-ангелы также не любят, когда их называют ангелами, потому что это ассоциируется с образом существа, которое наблюдает за вами и затем атакует в случае возникновения проблем. Они пытаются избежать проблем и заработать деньги. Они на самом деле не хотят, чтобы их изображали как крылатых спасителей.

   Комментарий бизнес-ангела
   Стив Миллер (Steve Miller), соучредитель компании Prairie Angels, www.prairieangels.org
   – Не могли бы вы дать нам общее представление о бизнес-ангелах, которые входят в ассоциацию Prairie Angels?
   – Это очень интересный вопрос. В Чикаго мы имеем, если так можно сказать, смесь «старых» и «новых денег» – ими владеют люди, которые создали высокотехнологичные компании и удачно их продали. В Чикаго мы также наблюдаем еще один очень интересный феномен, и я в определенной степени являюсь его примером, – бизнес-ангелами становятся представители второй генерации семейного бизнеса. В нашей группе достаточно много людей, чьи родители создали успешные компании и впоследствии заработали семейные состояния.
   – Эти люди довольно молоды и, помимо денег, обладают огромной энергией?
   – Да, это так. В подавляющем большинстве случаев нам около 30 или немногим больше, поэтому у нас есть производственный опыт, связанный с работой в семейном бизнесе. Речь идет о масштабном бизнесе с выручкой в сотни миллионов и миллиардов долларов США. Сюда не стоит относить крохотный семейный бизнес, например магазин по продаже мороженого. Как и следует хорошим бизнес-ангелам, мы умеем делать много больше, чем просто выписывать чек. Мы можем закатать рукава и, опираясь на наш опыт и деловые контакты, помочь компании.
   – В связи с приходом этой более молодой генерации бизнес-ангелов взаимоотношения с предпринимателями улучшились?
   – Я думаю, да, потому что мы примерно одного возраста и говорим на одном языке. Мы выросли с компьютерами, и они прочно вошли в нашу жизнь. Технологии также являются частью нашей жизни, тогда как для представителей более старшего поколения это не характерно, поэтому-то они с некоторым недоверием относятся к развитию технологий.
   – Входят ли в вашу ассоциацию люди, которые профессионально занимаются другим делом, например, врачи, адвокаты или представители промышленного сектора?
   – В деятельности нашей ассоциации участвуют несколько адвокатов. Интересные люди пришли с чикагской биржи The Chicago Board of Trade и других финансовых бирж. Многие участники нашей ассоциации заработали свои деньги на торговле. Это все те люди, чья натура жаждет риска.

Каждый ли может найти своего бизнес-ангела?

   Нет. Более того – нет необходимости привлекать бизнес-ангелов ко всем типам компаний. Уровень их заинтересованности компанией во многом определяется теми же самыми факторами, которые являются критериями отбора у венчурных капиталистов: потенциальным ростом компании, валовой прибылью, размером рынка, возможностью получения высокой ставки доходности по своим инвестициям. Магазинчик на углу, который продает йогурт, не может быть достойным объектом для инвестиций бизнес-ангела: в этом случае семья и друзья – любой, кто вас знает, – более подходящий вариант. Эти люди смогут соотнести риск с получаемой премией и выработать формулу расчета за свои средства – отчасти они получают свою премию за то, что помогли вам преуспеть. К тому же бизнес-ангел не является близким вам человеком и, кроме того, он заинтересован в реализации своих собственных идей, так что не будет делать многое из того, что сделают близкие вам люди, чтобы обеспечить ваш успех. Бизнес-ангелы нуждаются в подтверждении потенциального роста и прибыльности компании, чтобы соотнести риск, который связан с вложением средств в компанию на начальной стадии ее развития.

   Комментарий бизнес-ангела
   Ян Патрик Собески (Ian Patrick Sobieski), Ph.D., управляющий в составе совета директоров ассоциации Band of Angels, www. bandangels.com
   – Расскажите нам о членстве в ассоциации Band of Angels.
   – Ассоциация Band of Angels занимается венчурным финансированием компаний на начальном этапе их развития и объединяет 150 очень богатых людей и фонд венчурного инвестирования, в управлении которого находится 50 тыс. долл. США. Группа бизнес-ангелов начала работать с 1995 года и принимает только тех, кто создал или управляет высокотехнологичными компаниями. Средний возраст членов ассоциации – 58 лет, самому молодому из нас – 36, а старейшему – 75. Наше партнерство состоит из взаимосвязанных секций, область интересов которых простирается от биотехнологии до производства полупроводников и поставки программного обеспечения до предоставления услуг через Интернет.
   Капитал позволяет вам запустить вашу компанию. Именно поэтому предприниматели считают крайне важным получить внешнее финансирование от бизнес-ангела. Однако в действительности капитал позволяет вам выращивать ваш бизнес с более высоким темпом роста, который и определяет стоимость акционерного капитала, а также является критерием, интересующим инвесторов.
   Предприниматели с незначительными идеями достаточно часто обращаются к нам с вопросом, где они могут найти бизнес-ангела для своих идей? Кажется, каждый предприниматель убежден, что ему нужна помощь предпринимателя, и он может пойти и ее получить. Многим их них очень трудно осознать тот факт, что бизнес-ангелы во многом очень похожи на венчурных капиталистов в отношении масштаба доступных для них возможностей.

   Комментарий бизнес-ангела
   Грег Кобб (Greg Cobb), управляющий партнер ассоциации Ariziona Angels Investors Network, www.arizonaangel.com
   – Расскажите нам об ассоциации Ariziona Angels Investors Network.
   – Она была создана в январе 1999 года, и сейчас в ее состав входит свыше 100 членов. Средний возраст ее членов – 55 лет или около того. Я предполагаю, что самому молодому нашему члену 31 год, а старейшему – 70, таким образом, возраст людей различен.
   В основном наши участники пришли из трех отраслей промышленности: во-первых, финансов (коммерческих и инвестиционных банков, фондов венчурного капитала и т. п.); во-вторых, развитых технологий (стартовых и устоявшихся компаний); в-третьих, традиционных отраслей (производства, недвижимости и т. п.). Подавляющее большинство участвуют в прямом частном инвестировании на протяжении нескольких лет. Все они успешные бизнесмены. Мы ориентируемся на людей, у которых есть знания, деловые контакты и капитал. Начиная с 1999 года ассоциация Ariziona Angels Investors Network инвестировала средства приблизительно на сумму в 3,5 млн долл. США, в семь компаний с привлечением дополнительного финансирования на сумму в 15 млн долл.

   Комментарий эксперта
   Клифф Джей Грант (Cliff J.Grant), президент компании LocalFund.com Inc, г. Биллингс, штат Монтана, www.localfunf.com
   Компания господина Гранта обеспечивает инфраструктуру для Ассоциации Montana Private Сapital Network, на форуме которой бизнес-ангелы общаются с предпринимателями штата.
   – Дайте, пожалуйста, общее представление о членах вашей ассоциации.
   – Наши инвесторы, как правило, очень богатые люди, которые вернулись в свои родные городки или штаты или прожили там большую часть своей жизни. Это типичные владельцы собственного бизнеса, в основном успешные предприниматели. Практически никто из них не отошел от дел, все они по-прежнему активно участвуют в жизни местного делового сообщества. Как правило, им не меньше 40, но и не больше 55. Почти все они мужчины. Однако я знаю многих, кто получил средства от своих жен и участвует совместно с ними в процессе инвестирования.

Резюме

   • Типичному бизнес-ангелу 49 лет. Это хорошо образованный человек, который занимается инвестированием пять или более лет, и в каждую отдельную сделку вкладывает свыше 70 тыс. долл. США.
   • За последние пять лет уровень активности бизнес-ангелов значительно вырос.
   • В одних случаях объединения бизнес-ангелов концентрируются на высокотехнологичных компаниях, в других сфера их интересов достаточно разнообразна и включает финансы, профессиональные услуги и отрасли промышленности так называемой старой экономики. Практически все объединения имеют в своем составе членов, создавших компании, которые впоследствии выросли и добились значительного успеха, став истинными лидерами американской экономики.

Глава 4
Почему люди хотят быть бизнес-ангелами

   Существует множество достойных причин, по которым бизнес-ангелы работают со стартовыми компаниями, и предприниматель должен понимать стимулы, которые движут тем или иным бизнес-ангелом, потому что у каждого из них они свои.
   Одни стремятся создать для себя рабочее место, которое не связано с процессом инвестирования, или обеспечить рабочее место для своих детей.
   Другие хотят принадлежать к клубу избранных, которые занимаются инвестированием, чтобы иметь возможность сказать коллегам: «Привет, Боб, хочешь, я расскажу тебе о новой грандиозной сделке, которую я провернул».
   Есть такие, кто переживает острые ощущения, наблюдая за компанией, которая благодаря их усилиям достигает успеха.
   Некоторым хочется получить по своим инвестициям такие же доходы, как те, что, по слухам, получили венчурные капиталисты.
   Многие верят, что опыт, который они извлекли в результате своей предпринимательской деятельности, может быть полезным в новых ситуациях. Таким образом, знания обладают большой ценностью, потому что ими можно поделиться.

Социальная активность. Обеды и шоу

   Некоторые бизнес-ангелы, входящие в ассоциации, активно привлекаются к участию в социальных акциях, своего рода интерактивных представлениях – так, во время обедов с богатыми людьми они представляют предпринимателей, а те, в свою очередь, представляют свои бизнес-идеи, а затем инвесторы по очереди отвечают на трудные вопросы. Когда же вы устраняетесь от участия в общественных мероприятиях, то теряете очень существенную возможность способствовать успеху всего процесса инвестирования.
   Также бизнес-ангелы склонны в процессе оценки потенциальной инвестиции полагаться на мнение своих коллег по ассоциации. Участие в работе ассоциации предоставляет каждому ее участнику огромные возможности, в частности дает шанс общаться на равных с другими инвесторами, которые добились успеха, а возможно, даже и прославились.
   Многие ассоциации ограничивают численность своих членов, точно так же, как это делают аристократические клубы, поэтому очень престижно получить приглашение стать участником одной из них. Удивительно, что ангелы не получают отдельного шкафчика с выбитым именем владельцев, в которых они могут держать лишнюю пару ботинок.

Передача знаний, добытых с таким трудом

   Многие бизнес-ангелы уверены, что у них есть как положительный, так и отрицательный опыт, которым стоит поделиться с другими. В перечне причин, объясняющих, почему люди становятся бизнес-ангелами, желание стать наставниками для других занимает одно из первых мест. Для некоторых ангелов это практически то же самое, что заниматься благотворительностью или участвовать в социально значимых акциях сообщества. Они искренне стремятся передать свой опыт. Также интересен тот факт, что бизнес-ангелы любят делиться опытом и давать советы вне зависимости от того, использует это предприниматель или нет.

   Комментарии бизнес-ангелов
   Барри Мольц
   – Что привлекает вас в деятельности бизнес-ангелов?
   – Как предприниматель я пережил победы и разочарования и думаю, что первопричиной для меня было желание помочь людям не повторять моих ошибок. Я слегка перегорел, когда занимался своим собственным бизнесом, поэтому хотел посмотреть, чего смогу добиться, выступая как консультант, а не как владелец предприятия. Я стремился повысить свое мастерство, потому что когда-нибудь снова создам свою собственную компанию.

   Лоре Харп Макговерн
   – Почему вы решили стать бизнес-ангелом?
   – Чтобы применить опыт, который я накопил на протяжении 25 лет, управляя технологической компанией. Я чувствовал, что могу быть полезным, у меня были средства, чтобы инвестировать и поэтому я с энтузиазмом подключился к процессу инвестирования бизнес-ангелов.
   – Как долго вы этим занимаетесь?
   – За последние четыре года я профинансировал пятнадцать компаний. На протяжении последних 10–15 лет я финансировал небольшие компании.

Хватай их, пока они горячие

   Оценка компаний на ранней стадии их развития, как правило, имеет самые низкие значения. Если вы инвестор с железным желудком, который может переварить самый высокий риск, свойственный таким инвестициям, покупайте огромный кусок акционерного капитала компании по наилучшей цене из всех тех, что вам могут предложить когда-либо вообще. Если компания окажется успешной, ваш огромный кусок акционерного капитала трансформируется в гигантские прибыли, которые вы получите от своих вложений.
   Это также шанс получить востребованную в будущем технологию. Это может оказаться чрезвычайно захватывающим моментом в вашей жизни, когда вы вместе с другими инвесторами и высшим руководством компании соберетесь в кабинете и начнете анализировать, какой темп роста должен быть у вашей компании.
   Процесс инвестирования бизнес-ангелами очень похож на захватывающую прогулку по парку развлечений, только при этом у вас нет прочного ремня безопасности.

   Комментарий бизнес-ангела
   Брент Тауншенд (Brent Townshend)
   – Что вас заставило стать бизнес-ангелом?
   – Я интересуюсь стартовыми компаниям и уже участвовал в становлении некоторых из них, начиная со стартового этапа их развития. Я счастлив помогать людям, которые этим занимаются, и стараюсь быть не только инвестором, но и консультантом для предпринимателей.
   – Что для вас является наиболее волнующим моментом в процессе становления стартовых компаний?
   – Я нахожу, что самым захватывающим является процесс изучения новой идеи, а также наблюдение за подходом различных людей к работе в компаниях на этапе становления. Вы можете наблюдать за большим количеством молодых людей, полных сил и энергии, которые занимаются предпринимательской деятельностью. В некоторых случаях они пытаются совладать с проблемами, при этом не подозревая, что они очень трудны, поэтому как-то решают их и преуспевают в своем деле.

Некоторых наших самых лучших друзей обуревает жадность

   Что же происходит с бизнес-ангелами, которые занимаются своим делом только ради денег, а не из желания помочь предпринимателю или по другим альтруистическим причинам? Некоторые из них очень искренни в своих намерениях. Они собираются увеличить свой капитал в десять раз, а затем распродать свои акции – по принципу «Счастливо оставаться, господин учредитель компании, у меня дела». Они не являются наставниками, не помогают предпринимателю осуществить его мечты – их интересуют только деньги.
   Проблема заключается в том, что чрезмерная жадность заставляет людей стремиться достичь результатов, но они быстро разочаровываются в идее, если не достигают запланированного невероятно большого результата. Жадные люди склонны быть менее снисходительными по отношению к предпринимателям.
   Вы можете возразить, что ангел, который не отличается постоянством, все-таки лучше, чем отсутствие бизнес-ангела вообще. Однако без учета причины, которая приводит жадных людей на рынок, оказывается, что менее существенные премии, которые они получают, курируя процесс становления компании и достижения ею успехов, все-таки удерживают их на рынке.
   Бизнес-ангелы не могут поступать подобно дневным трейдерам, которые с энтузиазмом идут в длинную в один день и продают в короткую на следующий день, потому что кто-то прошептал плохую новость о компании. Умение стоять на своем – жизненно важная черта характера бизнес-ангелов.

Необходимость оставаться в игре

   Очень трудно передать бразды правления компании, которую вы создали, новому владельцу. Лучше запуска своего собственного венчурного предприятия может быть только участие в рождении компании, которую создает кто-то еще. Практически все бывшие владельцы или основатели успешных компаний жили только работой, имея 80-часовую рабочую неделю. Вскоре после того, как они продают свои компании, их начинает одолевать скука. И тут на первый план выходит потенциальная опасность для предпринимателя, которая присуща процессу привлечения им бизнес-ангела: сможет ли человек, который привык управлять действом, позволить кому-либо еще быть в центре внимания?

   Комментарии бизнес-ангелов
   Ян Патрик Собески (Ian Patrick Sobeski)
   – Почему богатые люди хотят быть бизнес-ангелом?
   – Они хотят продолжать вести активный образ жизни, но не засиживаться до двух часов утра. Они в меньшей степени заинтересованы в получении финансовых выгод от своей деятельности. Деньги, которые они вкладывают в проекты, выступая в роли бизнес-ангелов, они рассматривают как средства для своего хобби. Их бухгалтеры не позволяют им вложить значительных сумм в акционерный капитал таких рисковых предприятий. Таким образом, финансовая выгода – десятикратный доход – это в большей степени трофей, которым можно похвастаться, чем способ увеличить свое личное состояние. Также они значительно отличаются от общей концепции бизнес-ангелов, которая проявила себя совсем недавно в связи с бумом по поводу интернет-технологий. Это люди, которые пытались сделать «быстрые деньги». Парни, которые имели состояния в несколько миллионов долларов, вложили по миллиону долларов в сделку со стартовой компанией в надежде получить 10 млн долл. в результате ее реализации. Добившись такого результата, они перепрыгивают на следующий уровень богатства. В этом не выражается сущность деятельности не всех бизнес-ангелов, но некоторых из них. Движущей силой деятельности бизнес-ангелов служат многочисленные факторы, которые в свою очередь определяются личностью инвестора. Раз бизнес-ангелы вкладывают свои собственные деньги, то только они знают, почему они это делают. У венчурных капиталистов более стандартизованный подход к этому вопросу, потому что они инвестируют средства других людей и полномочия, которые они при этом получают, примерно одинаковые по всей стране. Таким образом, вы всегда можете понять мотивацию их действий и понять, почему их привлекает этот бизнес.

   Дэвид Бурвен (David Burwen)
   – Что побудило вас заняться инвестировать стартовые компании?
   – Я создал с нуля компанию, которая в 1996 году публично разместила свои акции. Годом позже я понял, что начинаю уставать от рабочей недели в 80-100 часов, которые я тратил, чтобы запустить бизнес. Однако я не хотел, чтобы моя жизнь превратилась в сплошное развлечение: погулять, что-то купить, посмотреть мир. Я хотел иметь более насыщенную и более интересную жизнь с более высоким предназначением. Чтобы осуществить такое желание, я решил посвятить 50 % своего времени содействию предпринимателям при создании ими новых компаний. Я думал, что это станет способствовать процветанию нашего общества, так как это позволит создать новые места и технологии, которые будут служить людям. Я планировал, что 20 % от своего времени я посвящу общественно значимым проектам с акцентом на проекты по улучшению государственного образования. В оставшееся время я хотел наслаждаться жизнью. Раньше я не проводил много времени за границей и хотел восполнить этот пробел, пока мое физическое состояние позволяло такие путешествия.

Не только деньги заставляют мир крутиться

   Нам покажется невероятным, если тот, кто занимается инвестированием собственных денег, скажет, что его не очень волнует ставка доходности. В мире публично торгуемых акций главное – эффективность. Мы любим наши акции, когда цена на них растет, мы сходим с ума, когда она падает. Бизнес-ангелы – совсем другое дело. Опытные бизнес-ангелы остаются преданными своим вложениям и в хорошие, и в плохие времена. В действительности они не могут рассчитывать свою прибыль на достаточно долгий период времени, не менее пяти лет. Между тем они наблюдают за другими проявлениями становления компании, такими как рост выручки или заключение важных стратегических альянсов. В течение длительного периода времени инвесторы только наблюдают, как тратят их деньги.

Одномоментное стимулирование многих видов деятельности

   Время от времени мы все чувствуем скуку и неудовлетворенность от нашей работы. Причина тому – повседневная рутина. Бизнес-ангелы никогда не страдают от отсутствия впечатлений, особенно те, которые одномоментно жонглируют несколькими венчурными проектами в различных отраслях промышленности. Бизнес-ангел, который продал свою компанию, заставлявшую его работать по 80 часов в неделю, с мыслью, что новое хобби – инвестиции сразу в несколько стартовых компаний – потребует гораздо меньшего времени, может выяснить, что это далеко не так.

   Комментарии бизнес-ангелов
   СтивХарари (Steve Harari)
   – Что заставило вас стать бизнес-ангелом?
   – Притягательная возможность работать параллельно с разнообразными венчурными проектами, вместо того чтобы быть запертым в рамках одной компании. Я 20 лет проработал в производстве на руководящих должностях. Возможность одновременно входить в команду управления для четырех-пяти компаний была, по моему мнению, многообещающей и интересной.
   – Это на самом деле так и оказалось?
   – Да, и это было восхитительно. Возможно, я отличаюсь от других бизнес-ангелов, поскольку посвящаю этой деятельности все свое время, это не хобби или временное занятие на стороне. Я занимаюсь этим 40–50 часов в неделю. Вполне возможно, что подавляющее большинство моих коллег, с которыми вы будете встречаться, самоустранились от дел или имеют стабильную работу и занимаются инвестированием в свободное время.

   Боб Баземан
   – Что может стимулировать человека стать бизнес-ангелом?
   – Деньги, которые можно получить. Однако эмоциональное удовольствие от предпринимательской деятельности несоизмеримо больше. Я думаю, проблема создания небольшого бизнеса в действительности напоминает настольную игру, в которой возможны тысячи ходов. И кроме того, дело в людях, с которыми вы сотрудничаете, и требованиях рынка, на котором вы работаете и которым вы должны соответствовать. А еще ведь существуют все те вопросы, которые вам необходимо урегулировать, чтобы заставить процесс работать, – все это действительно невероятно.

Почему вы, будучи богатым человеком, не хотите быть бизнес-ангелом?

   Существует множество прекрасных, привлекательных и волнующих моментов в процессе инвестирования бизнес-ангелами, и удивительно, что большое число миллионеров не занимается этой деятельностью. Очевидно, дело в том, что она не каждому подходит.
   Многие богатые люди не очень любят рисковать – в силу особенностей их характера или потому, что в этот период своей жизни они не склонны переживать из-за волатильности своих венчурных инвестиций, а предпочитают отдохнуть. Они много работали на протяжении своей жизни, и сейчас, имея 15 пар шотландских брюк в своих гардеробных, считают, что самое время заняться гольфом.
   Множество богатых людей отказались участвовать в процессе инвестирования, потому что не имеют благоприобретенной деловой мудрости, чтобы судить о заслугах или потенциале стартовой компании.
   Необходимость участвовать в управлении может отпугивать их от этого вида деятельности. К тому же многих из них интересует вопрос ликвидности своих вложений. Большинство состоятельных людей находит удобным держать свои активы в средствах для инвестиций, которые могут быть достаточно легко ликвидированы или трансформированы во что-то еще в течение нескольких дней или даже часов.
   Им кажется крайне неудобным вложение средств на пять лет – именно такой срок характерен для большинства компаний на ранней стадии.
   Иногда предприниматели бывают очень удивлены тем фактом, что при их обращении к хорошо известным в обществе бизнесменам с предложением профинансировать их венчурные проекты они получают отказ. Эти богатые люди отклоняют предложения, даже не выслушав его сути, и никакие убеждения не могут изменить их решения.

Резюме

   • У бизнес-ангелов очень много стимулов заниматься своим делом, и – что удивительно – деньги не являются самым главным из них.
   • Не все богатые люди являются потенциальными кандидатами в бизнес-ангелы.

Глава 5
Сложные вопросы, стоящие перед бизнес-ангелами

Несметное число проблем, с которыми сталкивается бизнес-ангел

   Давайте рассмотрим процесс инвестирования с позиции бизнес-ангела. Найти качественную сделку очень трудно. Такому инвестированию присущ больший риск, чем при инвестировании в ценные бумаги публично торгуемых компаний. Срок окупаемости таких акций значительно длиннее, они неликвидны, и вы не можете и продать их, просто позвонив своему брокеру. В процессе проведения due diligence и при заключении сделки существует множество препятствий. Процесс сопровождается длительными переговорами, и необходимо уплачивать гонорары юристам. Вы обязательно должны курировать инвестиции, после того как сделка заключена, и содействовать компании в ее росте, а если возникнут серьезные проблемы, то не только содействовать. Если вы один из десяти человек, которые вложили по 100 тыс. долл., то какова ваша реальная роль в вопросах стратегического управления компанией?
   Другими словами, все, что связано с деятельностью бизнес-ангела, сопряжено с трудностями. Предприниматель может сказать: «Если деятельность бизнес-ангелов так трудна, то зачем мне беспокоиться о ней?» Предпринимателю нужно беспокоиться о бизнес-ангеле и выбрать такую стратегию, чтобы снизить риск, который тот принимает на себя. Ведь тем самым он повышает свои шансы получить капитал.

Поиск прибыльных сделок



   Комментарий бизнес-ангела
   Стив Харари
   – Каким образом вы подбираете компании для инвестирования?
   – Для этого я использую любые возможности. Я усердно работал, чтобы создать свой круг общения. Под этим я понимаю участие в работе ассоциаций бизнес-ангелов, таких как Band of Angels. Кроме того, я вхожу в братство Стэнфордского университета, бизнес-школу которого окончил. Предприниматели, в компаниях которых я раньше работал, также направляли ко мне других предпринимателей с интересными идеями. Последняя компания, в которой я занимал пост генерального директора, послужила отправной точкой для создания дюжины венчурных компаний. Такой поиск является комбинацией многих различных источников.

   Мы слышали сетования бизнес-ангелов на то, что в последнее время поток заключенных ими сделок уменьшился. Это пример неактивного типа бизнес-ангелов, которые рассматривают поток заявок как вероятность найти свой шанс. В чем же заключается шанс предпринимателей найти такого скромного бизнес-ангела? Координаты фирм венчурного инвестирования не только легко найти в справочниках – не составляет труда выяснить, какого рода сделки были ими заключены в последнее время, чтобы сориентироваться, соответствуете ли вы критериям, которые они выставляют в качестве условий для заключения сделки. Инвестиционные предпочтения бизнес-ангелов остаются загадкой для предпринимателей.
   Господин Харари утверждает: «Я использую любые возможности». Это очень интересно, потому что именно такой совет мы всегда даем предпринимателям, когда они спрашивают, как им найти бизнес-ангела. Используйте каждую возможность, которую только можете придумать, например, мероприятия, устраиваемые ассоциацией. Кроме того, вы можете обратиться за помощью к профессионалам, работающим с бизнес-ангелами, или посредникам. Ваша цель – раскинуть сеть максимально широко. Инвесторы в процессе поиска потенциальных сделок сталкиваются с теми же самыми трудностями, что и вы. Проблема в том, что они широко забрасывают свою сеть, чтобы поймать большого тунца, а потому вылавливают множество сделок, которые кажутся им абсолютно неперспективными. Основная задача бизнес-ангелов – создать такую систему взаимоотношений, которая будет приносить им только самые выгодные сделки.
   Предположим, вы будучи предпринимателем, имеете возможности облегчить процедуру поиска нужных бизнес-ангелу сделок. Как вы это осуществите?
   Ангелы не летают поодиночке, поэтому вам необходимо встретиться с лидером сообщества бизнес-ангелов в вашем регионе.

Анализируя возможности



   Комментарий бизнес-ангела
   Стив Миллер
   – Что происходит в ситуации, когда, например, бизнес-ангел заработал свои деньги на производстве упаковки для мясных изделий, а затем решил поддержать выгодную сделку по финансированию высокотехнологичной компании. Каким образом он приступает к анализу технологий, которые ему абсолютно неизвестны?
   – Я считаю, наибольшего успеха добьется тот, кто инвестирует в проекты, в которых хорошо разбирается. Поэтому если кто-то заработал свои деньги на производстве упаковки для мяса, то ему следует финансировать развитие новых технологий для производства упаковки мясных продуктов. Если он, к примеру, решит финансировать развитие технологий по беспроводной связи, то, вполне возможно, не получит ни высокой прибыли, ни чувства удовлетворения, поскольку ничего не понимает в беспроводной связи. В этом случае он сможет только выписать чек. Я финансирую только те проекты, в которых разбираюсь, и вместе с деньгами вкладываю и свой опыт. Я избегаю проектов, в которых ничего не понимаю.

   Стратегия Стива Миллера заключается в том, чтобы оставаться поближе к дому. Это относится к географическому расположению компаний, которые он финансирует, а также к роду их занятий – они должны быть близки его профессиональной деятельности. Подход венчурных капиталистов к процедуре due diligence очень формален, и даже в некоторой степени стандартизован: они имеют возможности получить информацию и досконально изучить компанию: какие технологии она использует, каковы квалификация, связи и возможности команды управления, а также что собой представляют претензии компании относительно ее положения на рынке. Бизнес-ангелы зачастую имеют более интуитивный подход, основанный на личных беседах с управляющей командой компании. Венчурные капиталисты настолько структурировали свою процедуру due diligence предпринимателей, что те иногда даже боятся такой проверки.
   Таким образом, многие предприниматели чувствуют себя комфортнее при обсуждении своей компании с бизнес-ангелом, который выглядят более доброжелательно.
   Каким образом вы можете облегчить изучение вашей компании бизнес-ангелами? Подготовьтесь к встрече с ними так же тщательно, как к встрече с представителем большой фирмы венчурного инвестирования. Отрепетируйте свою презентацию и убедитесь, что можете ответить на все возможные вопросы бизнес-ангелов. Дайте им координаты людей, с которыми они могут связаться и быстро проверить информацию, которая содержится в вашем бизнес-плане.
   Также бывает полезно выяснить, насколько хорошо бизнес-ангелы ориентируются в ситуации на вашем рынке и какова степень их знакомства с технологиями, лежащими в основе вашего производства. Если они не обладают достаточными знаниями, то, вполне возможно, вам стоит подготовить больше материалов, чтобы они познакомились с вопросами более глубоко. В этом случае ваши доводы будут восприняты ими с большим пониманием, и они будут вам благодарны за помощь, которую вы им оказали в сборе информации.
   Идеальной является ситуация, которую описывает Стив Миллер, т. е. когда вы нашли бизнес-ангела, обладающего многочисленными знаниями по отрасли, в которой вы работаете.
   Такие бизнес-ангелы могут в большей степени осознать открывающиеся перспективы, чем те, кто знакомится с вашей отраслью впервые.

Учиться быть бизнес-ангелом, или Я только что застолбил хорошую компанию. Что мне с этим делать?

   Есть ли смысл только время от времени выступать в роли бизнес-ангела и финансировать проекты?
   Ответ – нет. Такое инвестирование требует определенной квалификации, т. е. умения выбирать и оценивать потенциальные компании и не бояться никакой работы в процессе их становления. Наставничество бизнес-ангелов в компании может идти по многим направлениям. Наиболее часто оно необходимо в вопросах, связанных с привлечением финансирования стартовых компаний.
   Всеамериканские конференции, посвященные венчурному капиталу, теперь регулярно включают в повестку дня мероприятия, посвященные деятельности бизнес-ангелов, особенно начинающих (то же касается всероссийских конференций). К примеру, интернет-ресурс The Oregon Entrepreneurs Forum является площадкой ежегодной конференции по инвестициям бизнес-ангелов. Это особенно полезно для инвесторов, которые живут далеко от регионов наибольшей активности венчурного финансирования, например, таких как Силиконовая долина или Северо-Восточный район США[8]. Здесь сосредоточено наибольшее число бизнес-ангелов, и они имеют благоприятные возможности для совместной работы и обмена опытом.
   Почему это важно для предпринимателей? Бизнес-ангел, обладающий опытом работы или стремящийся получить необходимые знания, вероятно, будет лучшим партнером для предпринимателя, чем новички, которые только что появились на рынке, потому что кто-то им сказал, будто здесь они могут заработать кучу денег. Если в процессе встречи выясняется, что бизнес-ангел говорит с предпринимателем на одном языке, это во многом предопределяет успех всей сделки.
   Опытные бизнес-ангелы, которые пережили как успех, так и разочарование, также будут лучшими партнерами, поскольку они понимают размер риска, который принимают на себя. Менее вероятно, что их постигнет разочарование, если процесс становления компании займет больше времени, чем планировалось. Опытные инвесторы знают: становление компании практически всегда требует большего периода времени, чем планируется.

   Комментарии бизнес-ангела
   Ян Патрик Собески
   – С какими трудностями сталкивается начинающий бизнес-ангел?
   – Основной причиной, по которой многие потенциальные бизнес-ангелы не подключаются к процессу инвестирования, является то, что у них нет необходимых знаний и опыта, чтобы анализировать поток предложений. Успех определяется комбинацией, которая состоит из ваших знаний, умения вложить их в проект, в который вы инвестируете, и способности находить выгодные объекты для инвестиций.
   Мы благоговеем перед Силиконовой долиной, потому что это парник для инноваций, в комбинации с научным потенциалом, рынками капитала и хорошей средой обитания. Мы привлекаем сюда лучших и самых ярких. В стране существует совсем немного мест, подобных этому. Здесь хорошая зона генерации сделок, и поэтому если вам знакома технология, значит, вы можете рассчитывать на то, что справитесь с ними. Я не знаю, чего бы мы могли добиться, если бы застряли в Дулуте[9].
   – С чем связаны основные проблемы деятельности бизнес-ангела, особенно если он работает в организованной группе?
   – Мы сталкиваемся абсолютно с теми же самыми проблемами, что институциональный венчурный капиталист: первичное отделение зерен от плевен, сложные переговоры по поводу уравнивания стимулов инвесторов и предпринимателей, затем курирование сделки, беспокойство по поводу ее успешности, управление инвестициями после того, как она заключена, – вот, пожалуй, и все. Сюда входит управление темпом роста компании, экономное расходование ее ресурсов, принятие жестких управленческих решений, которые необходимо обсуждать на совете директоров, чтобы она могла достичь запланированных результатов и планомерно развиваться. Чтобы справиться с этим, вам следует быть компетентным. Таким образом, основные проблемы связаны с тем, чтобы вложить необходимую сумму капитала в нужные сроки и осуществить контроль за всем этим в нужном объеме.

Поиски бизнес-ангелов, которые будут заниматься финансированием совместно с вами

   Чаще всего предприниматель находит одного бизнес-ангела, который готов и может вложить часть капитала, необходимого для развития компании. После этого проблема сводится к поиску других, которые внесут оставшиеся части. Эту задачу можно возложить на плечи первого бизнес-ангела, потому что он, скорее всего, общается с потенциальными инвесторами и должен стать пропагандистом бизнес-идеи, которую реализует компания, и представлять ее перед другими инвесторами-кандидатами.
   Что касается предпринимателя, то в этом случае для него очень важно честно рассказать ведущему бизнес-ангелу о плюсах и минусах своего венчурного проекта. Этот ведущий инвестор уже на его стороне, и он не ожидает, что его путь будет усеян только розами. Но если инвестор представляет своим друзьям и коллегам проект, в котором впоследствии, в процессе проведения due diligence, вскроются недостатки, то он может отказаться от дальнейшего сотрудничества с таким предпринимателем, поскольку эта сделка нанесет урон его репутации.
   Поддержка, которую оказывает ведущий бизнес-ангел предпринимателю, – это его бесценный дар, и в данном случае не стоит рисковать, допуская неискренность. Один предприниматель, который участвовал в запуске множества технологических компаний, рассказал нам о жестокой борьбе, которую он вел для привлечения стартового капитала бизнес-ангелов при реализации венчурного проекта, который в конце концов оказался необычайно успешным. В свой следующий проект, в котором он также участвовал как инвестор, он пригласил тех же самых бизнес-ангелов и почти немедленно получил их согласие на участие в финансировании, причем они значительно сократили процедуру проверки этого нового проекта, потому что доверяли человеку, сотрудничество с которым однажды уже оказалось успешным.

Минимизация неприятностей после заключения сделки

   Мы уже отмечали, что бизнес-ангелы могут внести значительный вклад в развитие компаний и после того, как инвестируют свои деньги. Тем не менее предприниматели выражают беспокойство по поводу того, что бизнес-ангел будет вмешиваться в деятельность фирмы, что приведет к различным осложнениям в отношениях.
   Бизнес-ангелы станут уверять, что у них нет намерений проталкивать какие-то свои идеи – они просто хотят приносить пользу. Однако каждый человек, который вложил значительную сумму денег в компанию, отлично понимает, что обладает правами собственности. Разве это не проявление человеческой натуры – ссориться с партнером, особенно по мелочам, когда компания переживает не лучшие времена?

   Комментарий бизнес-ангела
   Барри Мольц
   – С какими проблемами сталкивается бизнес-ангел после того, как сделка заключена?
   – Непросто довериться руководителям компании и позволить им выполнять их дело. Не пытайтесь управлять ими, но постарайтесь дать удачный совет или организуйте необходимые встречи – в общем, делайте все, чтобы помочь бизнесу. Безусловно, вы профинансировали их бизнес-идею и команду, которая управляет компанией, но у вас не так много инструментов контроля над ситуацией. Таким образом, вам остается только одно – верить в них. Следует знать, когда преступить черту, а когда не делать этого. Обязательно нужно помнить, что вы только консультант, а не генеральный или финансовый директор этой компании.

   Что произойдет при обратной ситуации, когда бизнес-ангел пообещал помочь наладить контакты, а также проконсультировать предпринимателя после заключения сделки, а сам пропал? Директор одной многоуважаемой ассоциации бизнес-ангелов высказал следующее мнение о лучших своих коллегах: «Они встают с мыслью: как я могу помочь этой компании?»
   Предприниматель и бизнес-ангел после заключения сделки всегда должны стремиться к обоюдному пониманию: когда предлагаемая помощь излишня, а когда необходима?

Портфельная стратегия

   Чтобы купить существенную часть акционерного капитала, которая обеспечит вам значительное право голоса, вы обязательно должны вложить достаточно большой капитал, скажем 150 тыс. долл. США. Но если вы хотите диверсифицировать свои вложения, то вам нужно вложить средства в несколько компаний – давайте предположим, что в шесть. Диверсификация поможет вам минимизировать риск, потому что вы не застрахованы от того, что любая одиночная инвестиция окажется полной неудачей, бомбой – если вообще можно как-нибудь описать словами потерю всего вложенного капитала. В типичной модели распределения активов вы можете разместить от 5 до 10 % капитала, имеющегося в вашем распоряжении, в инвестиции, которым присущ высокий риск. Чтобы вложить 150 тыс. долл. США в каждую из шести компаний и использовать только 10 % от вашего капитала, вам необходимо иметь суммарный базовый актив на сумму в 9 млн. Не так много людей имеют базовый актив на большую сумму, и не так много бизнес-ангелов работают с большими суммами. Они, как правило, имеют намного меньшие инвестиции и не вкладывают в единичную сделку суммы, существенно превышающие 150 тыс. долл. США.
   Таким образом, бизнес-ангел стоит перед выбором – соглашаться с более высоким риском по причине недостаточного количества сделок или принимать больший риск, потому что его сделки связаны с малым количеством компаний, которые не дают должной отдачи. Предпринимателю необходимо понимать это и прикладывать максимум усилий, чтобы проинформировать инвесторов о достижениях, неудачах и перспективах компании. По крайней мере, такие знания сами по себе являются средством снижения ощущения риска. Когда мы инвестируем в ценные бумаги публично торгуемой компании, знаем ли мы в действительности, что с ней происходит? Безусловно, нет.
   К тому времени, когда небольшие инвесторы поймут что-либо, рынок уже, скорее всего, отразит информацию в стоимости акций. Но бизнес-ангелы, которые рискуют в большей степени, принимая более высокий риск, должны иметь максимально возможный объем информации.

Резюме

   • Инвестирование бизнес-ангелами – нелегкий процесс, они в своей работе сталкиваются со многими проблемами.
   • Достаточно трудно найти прибыльные сделки.
   • Процесс анализа сделки требует достаточных знаний и опыта.
   • Многие бизнес-ангелы не обучены принципиальным основам своей деятельности.
   • Очень часто бизнес-ангелов обязывают привлечь других бизнес-ангелов для участия в сделке.
   • Бизнес-ангелы обязательно должны знать, когда и в каком объеме помогать компании, после того как сделка заключена.
   • Бизнес-ангелы обязательно должны постоянно пытаться управлять риском.

Глава 6
Сравнение бизнес-ангелов с венчурными капиталистами

И те, и другие вовлекаются в процесс множество раз

   Кажется, все вернулись к старомодной точке зрения, что создание компании – это марафон, который занимает три-семь лет, а не бег на короткую дистанцию, при котором быстроногие оказываются первыми на рынке и через 18 месяцев пытаются сделать компанию публичной. Если вы рассматриваете процесс развития компании с точки зрения капитала, то в действительности это больше похоже на эстафету, чем на марафон.
   Вы начинаете с небольшого, ограниченного капитала предпринимателя – это средства, которые одолжили ему друзья или члены семьи, или – в некоторых случаях – которые он положил на свою карточку Visa. Общая сумма по инвестициям может равняться 50 тыс. долл. США. Наиболее значимым вкладом таких инвесторов обычно является моральная поддержка.
   Такие первоначальные инвесторы передают эстафетную палочку бизнес-ангелам, которые в итоге могут вложить миллион долларов США и следить, чтобы компания достигла определенных результатов в разработке продукции и ее продвижении.
   Следующими эстафетную палочку подхватывают профессиональные венчурные капиталисты. Они имеют возможность инвестировать в диапазоне от 5 до 50 млн долл. США или сумму, в которой компания нуждается. Венчурные капиталисты – это эксперты по вопросам стратегического управления, что представляет несколько меньшую ценность по сравнению с тем, что обычно приносят с собой бизнес-ангелы.
   Бизнес-ангелы и венчурные капиталисты взаимосвязаны и обязательно должны – пусть даже при наличии небольшого конфликта – работать вместе. До некоторой степени они опираются друг на друга. Бизнес-ангелы приостанавливают свою деятельность, когда венчурные капиталисты сокращают свои инвестиции. В начале 2001 года венчурные капиталисты сконцентрировали свою деятельность на компаниях, которые уже вошли в их инвестиционные портфели, увеличили размер их финансирования и подключились к решению их проблем, вместо того чтобы стремиться заключить новые сделки. Похоже, что энтузиазм венчурных капиталистов передается и бизнес-ангелам. Если мы переживаем период активных спекуляций или заоблачного коэффициента окупаемости инвестиций для венчурных капиталистов, то бизнес-ангелы также смотрят в будущее с большим энтузиазмом.

Вы знаете, что они есть, но вопрос, где их найти?

   В нашей первой книге, Inside Secrets to Venture Capital, мы говорили о том, что существует зияющая пропасть между предпринимателем и венчурным капиталистом – по многим вопросам они не понимают друг друга. Эта пропасть увеличивается еще больше, когда мы видим типичного предпринимателя, который говорит: «Мне нужен бизнес-ангел». Бизнес-ангелы таинственны, неуловимы и прячутся за высокими стенами. Не существует национального справочника активных бизнес-ангелов с указанием их координат вроде замечательных справочников с координатами фирм венчурного капитала. Ангелы воспринимают упоминание о себе в справочнике как оскорбление. Им необходима некоторая степень отстраненности от предпринимателей, чтобы защитить себя от лавинообразного потока бизнес-планов и телефонных звонков.
   Даже когда эти инвесторы объединяются в ассоциации бизнес-ангелов, посторонние не могут узнать состав такой ассоциации. Посетите любую из многочисленных конференций, которые проходят по стране и послушайте, как пайщики фирм венчурного инвестирования рассказывают об организации встречи с венчурным капиталистом, подготовке к встрече с ним, критериях успешной сделки, которые тот выставляет. Бизнес-ангелы не проявляют себя столь активно, их методы работы и процессы, свойственные их деятельности, не отличаются подобной информационной доступностью. Представьте, что вы участвуете в охоте, при этом вас ослепили и никто не предупредил, какого зверя вы ищете. Ваш проводник только сказал:
   – Вы поймете, как только увидите его.
   – Эти животные опасны? Они могут меня съесть живьем? Как быстро они бегают? Собираются ли они в стаи? – в панике спрашиваете вы.
   – Вам все станет ясно, как только окажетесь там, – вот что отвечает вам проводник.
   Вы можете решить, что благоразумнее остаться в палатке. Точно так же можно поступить и в процессе поиска инвесторов. Новые виды бизнес-ангелов появляются постоянно. Примером такого процесса может служить появление инвесторов-наставников (mentor capitalist).


   Комментарии инвестора-наставника
   Билл Крауз (Bill Krause)
   – В чем заключается разница между инвестором-наставником и венчурным капиталистом?
   – Существуют три потенциальных источника финансирования предпринимателей. Первый – средства бизнес-ангелов. Второй – венчурное инвестирование. Третий – капитал, принадлежащий инвесторам-наставникам, он заполняет зазор между двумя первыми. Существование этого зазора определялось тем фактом, что бизнес-ангелы имеют средства, но у них отсутствует опыт в области управления. В большинстве случаев бизнес-ангелы – частные лица, которым повезло в результате работы в большой успешной компании заработать состояние. Они занимали там административные должности – пост вице-президента по продажам или по маркетингу или главного технического специалиста, – но у них нет опыта работы в качестве генерального директора компании. По большей части бизнес-ангелы в определенном смысле похожи на дилетантов. Несмотря на тот факт, что у них есть деньги, они не всегда умеют организовывать свое время, однако они являются источником финансирования деятельности предпринимателей. Безусловно, существуют исключения из правил. Например, мой сосед, который в прошлом работал операционным директором компании Hewlett Packard[10], а сейчас является частным инвестором.
   – Обычно вы участвуете и в управлении компанией, и в ее финансировании?
   – Да, но я и мои коллеги не позиционируем себя в качестве источников финансирования. Я участвую в проекте только при условии, что вхожу в состав совета директоров этой компании, и использую это в качестве дисциплинарного механизма, чтобы влиять на проекты, которыми буду заниматься. Я должен уделять необходимое время работе с предпринимателями и формировании бизнес-концепции, чтобы участвовать в работе совета директоров компании. Вы можете входить в состав совета директоров небольшого числа компаний, что, в свою очередь, ограничивает число проектов, которые финансируете.
   – Вы использовали слово «профессионал». Что имеется в виду?
   – Я это делаю для того, чтобы дистанцироваться от термина «бизнес-ангелы» или более формализованных определений бизнес-ангелов. Я партнер с ограниченной ответственностью в фирме, занимающейся бизнес-ангельским инвестированием и не рассматриваю ее как профессионально занимающуюся венчурным инвестированием. Я также вхожу в ассоциацию Band of Angels и не рассматриваю ее в качестве профессионального венчурного инвестора. Люди, о которых я говорю, вам, должно быть, известны: Клейнер Перкинс[11], Секвойя[12], Вэйли Хайли (WaLLy HawLey), Скотт Хедрик (Scott Hedrick) и Джейн Барс (Gene Barth)[13].

   С другой стороны, за последние годы венчурные капиталисты привлекли финансирование на сумму в миллиарды долларов США, и, следовательно, они не могут активно инвестировать в стартовые компании. Таким образом, возникает зазор между сделками венчурных инвесторов на сумму 8-10 млн долл. и сделками, заключенными бизнес-ангелами.
   Наиболее значимым в деятельности капиталиста-наставника является его опыт, который позволяет ему давать советы, консультировать и курировать. Это важно даже в большей степени, чем капитал, который он вкладывает.


   Комментарий бизнес-ангела
   Ян Патрик Собески
   – Как вы думаете, справедливо ли мнение, что деятельность бизнес-ангелов носит более диверсифицированный характер, чем деятельность венчурных капиталистов?
   – Они могут не инвестировать в высокотехнологичные проекты или те, что мы обычно рассматриваем как стартовые, относящиеся к Garage Technology Ventures-проектам. Они могут вложить свои средства в местную компанию, которая работает по франшизе компании McDonald's, или способствовать рекламе роликовых коньков или модного ресторана в центре города, а могут потратить их на восстановление театра. Все это поле деятельности для бизнес-ангелов – частных лиц, которые вкладывают свои деньги.
   По некоторым данным, бизнес-ангелы в общей сложности вкладывают сумму, превышающую сумму инвестиций официальной индустрии венчурного финансирования и индустрии институционального венчурного капитала. Большая часть этих денег миновала высокотехнологичные стартовые компании, которые получают финансирование по каналам венчурного капитала, и пошла на совершенно другие проекты. Финансирование собственного капитала высокотехнологичных компаний составляет лишь небольшую часть этих средств.

   Комментарии эксперта, который также является бизнес-ангелом
   Джей Кэси МакГлинн (J.Casey McGlynn), партнер компании Wilson Sonsini Goodrich & Rosati Low firm, www,wsgr.com, и главный партнер коммандитного товарищества Angel Investors, LPM, www.swangel.com
   – В чем, по-вашему, разница между бизнес-ангелом и венчурным капиталистом?
   – Бизнес-ангелы и венчурные капиталисты имеют много общих черт. Например, и те, и другие активно наблюдают за деятельностью стартовых компаний, в которые они вложили свои средства. Также и те, и другие оказывают ряд услуг предпринимателям, которых они поддерживают и которым помогают управлять компанией, что способствует ее росту. И те, и другие стремятся получить высокую ставку доходности по своим инвестициям. Но на этом перечень общих черт и заканчивается. В действительности между ними существует больше различий, чем общих черт.
   Для стартовых компаний венчурные капиталисты выступают в роли профессиональных управляющих денежными средствами. Несмотря на то что подавляющее большинство сотрудников фирм венчурного капитала отдают личные средства в управление компанией, где они работают, подавляющая часть средств, которые инвестируют такие фонды, поступают из других источников – в основном это средства больших институциональных инвесторов: пенсионных фондов и стипендиальных фондов университетского образования. Их работа заключается в извлечении максимальной прибыли для своих инвесторов. Практически все наиболее успешные венчурные капиталисты проработали в отрасли не менее десяти лет и накопили огромный опыт, который используют в процессе выбора, оценки и взращивания своих инвестиций.
   Будучи инвестиционными профессионалами, венчурные капиталисты разработали изощренную систему анализа и управления своими инвестициями. У них есть партнеры, которые выполняют для них тщательный отбор проектов для потенциальных сделок, налаживают близкие контакты с инвестиционными банкирами и другими участниками рынков капитала, чтобы обеспечить дополнительные источники финансирования для компаний, входящих в их портфель инвестиций. В процессе структурирования инвестиций они работают с лучшими юридическими консультантами. За исключением тех венчурных капиталистов, которые специализируются на «посевных» проектах или инвестировании в компании на «поздней» стадии, остальные венчурные капиталисты, как правило, предполагают осуществлять дополнительное финансирование компаний по мере их роста и появления потребности в дополнительных инвестициях, и у них есть средства, чтобы осуществить это.
   В отличие от них бизнес-ангелы практически всегда выступают как частные инвесторы и в процессе инвестирования используют свои собственные средства. Очень часто они обладают значительными производственными знаниями и даже опытом профессиональных инвестиций, но имеют право действовать исключительно как частные лица, и их возможности в проведении due diligence, проверки потенциальных кандидатов для сделки, возможно, будут ограничены.
   Оценить частную компанию по определению сложнее, чем компанию, акции которой публично торгуются на бирже, и в процессе проведения оценки компаний бизнес-ангелы имеют значительно меньше возможностей, чем венчурные капиталисты. Во многом это объясняется тем, что их опыт проведения подобных сделок гораздо скромнее, чем у венчурных капиталистов. В случае возникновения проблем, когда появляются новые инвесторы или компания продается, стартовые компании, заключая сделки с бизнес-ангелами, вполне вероятно будут иметь меньший доступ к квалифицированным юристам, которые занимаются корпоративным правом и имеют опыт по соответствующему структурированию соглашений, касающихся собственного капитала компании. Обычно бизнес-ангелы не располагают очень большими суммами денежных средств, достаточными для того, чтобы компания добилась значительных результатов в производственной деятельности и принесла большие прибыли.
   Поэтому мой совет предпринимателям, которые ищут финансирование для стартовых компаний: если у вас есть выбор, получите финансирование от профессионального венчурного капиталиста и не соглашайтесь на инвестиции бизнес-ангела.
   – Но что же делать, если выбора нет?
   Возможно, вы уже пытались получить финансирование у венчурного капиталиста или занимаетесь деятельностью, которая не входит в сферу его интересов, я советую следующее.
   Если вы не смогли получить финансирование, то попытайтесь провести вашу сделку с организованной группой бизнес-ангелов, например, такой как ассоциация бизнес-ангелов Силиконовой долины Band of Angel или подобная ассоциация Северной Каролины Tri State Investment Group в «Исследовательском треугольнике» Северной Каролины. Такие ассоциации уменьшат риск, связанный с процессом инвестирования бизнес-ангелов, потому что их средства диверсифицированы, они имеют определенные возможности провести due diligence потенциальных сделок. Также вполне вероятно, что среди достаточно большого числа участников ассоциации вы сможете найти для себя наставника, а при заключении частной сделки этого может и не случиться.
   Если вы принимаете средства бизнес-ангела, то попытайтесь получить финансирование в сумме, достаточной, чтобы ваш бизнес достиг определенных успехов, – например достаточной для окончательной разработки продукции. Если вы не сделаете этого, то, вполне возможно, столкнетесь с большими трудностями, доказывая привлекательность своего проекта для новых инвесторов, чтобы получить необходимое вам дополнительное финансирование.
   Договаривайтесь об инвестициях бизнес-ангела таким образом, чтобы их получение по возможности было простым и унифицированным. Нет ничего страшного в том, что бизнес-ангелы получают привилегированные акции вашей компании, но старайтесь избегать сделок, предполагающих особые условия для венчурных капиталистов. Я имею в виду, например, привилегии и особые права инвестора при «выходе»/ликвидации фирмы. Сложные сделки, связанные с частным акционерным капиталом, – это красный флаг для будущих инвесторов, которые боятся оказаться в худшем положении, чем инвесторы на начальной стадии развития компании.
   Попытайтесь заключать вашу сделку с опытным бизнес-ангелом. Это обеспечит вам целый ряд очевидных преимуществ, но самым существенным из них будет то, что опытный инвестор с большей вероятностью предложит рентабельную структуру инвестирования. Как правило, инвесторы без опыта структурируют сделку наихудшим образом.
   Инвестирование, осуществляемое бизнес-ангелами, имеет многочисленные достоинства и, как показывает опыт, является великолепным источником финансирования для стартовых компаний. Но очень важно, чтобы предприниматель и команда, управляющая компанией, не оставались в неведении относительно рисков и преимуществ, связанных с таким источником финансирования, и четко видели принципиальную разницу в сотрудничестве с бизнес-ангелом и профессиональным венчурным капиталистом.

Один должен инвестировать, другой хочет инвестировать

   Венчурные капиталисты испытывают постоянное давление, обязывающее их повышать эффективность своих вложений, потому что они привлекают средства из внешних источников – на основании показателей эффективности за прошлые периоды работы и с учетом обещания достичь или превысить ставки доходности прошлых периодов. Венчурные капиталисты также связаны обещаниями относительно своих, уже осуществленных инвестиций, которые они должны выполнять, обеспечивая доходы для своих ограниченных партнеров. Это, по мнению многих обозревателей, во времена великих спекуляций в 1999–2000 годах привело к тому, что компании преждевременно разместили свои акции публично (через IPO). В обычные времена это заставляет венчурных капиталистов размещать большую часть своих средств, предназначенных для инвестирования, в компании на поздней стадии развития – в те, которые имеют апробированные модели бизнеса и генерируют выручку, т. е. по времени находятся ближе к публичному размещению акций. Бизнес-ангелы не испытывают такого давления, только их персональный финансовый консультант постоянно напоминает им, что это сумасшествие – вкладывать деньги в стартовые компании. В действительности бизнес-ангелы иногда даже предпочитают работать со стартовыми компаниями, потому что в этом случае они имеют больше возможностей купить более крупную долю акционерного капитала по более низкой цене, а также активнее участвовать в разработке стратегии развития компании и способствовать становлению бизнеса.

   Комментарий бизнес-ангела
   Ян Патрик Собески
   – Это правда, что в отличие от венчурных капиталистов, бизнес-ангелы не уделяют должного внимания финансовым прогнозам?
   – Как правило, бизнес-ангелы почти всегда работают с компаниями на ранней стадии их развития, когда детализация финансовых показателей не стоит бумаги, на которой они представлены. Произвести расчеты очень полезно для компании, так как это поможет менеджменту лучше разобраться в своем бизнесе. Бизнес-ангелу имеет смысл попытаться проанализировать финансовые показатели, чтобы оценить размер рынка, но не стоит целиком на них полагаться и менять ранее принятые решения относительно деятельности компании, потому что есть опасность за деревьями не увидеть леса. Каждая стартовая компания будет сталкиваться с трудностями: не предусмотрен пост генерального директора, существуют проблемы с организацией каналов сбыта продукции, неизвестно, достаточно ли отработана технология и надежно ли она защищена патентами. Если вы хотите сказать «нет», то можете найти множество причин в свое оправдание. Таким образом, критика в адрес бизнес-ангелов – своего рода способ сказать «нет», потому что они инвестируют на начальной стадии и у них нет полной и четкой картины, во что же они вкладывают свои средства. Позже могут неожиданно возникнуть проблемы, причиной которых, как потом окажется, будет непредусмотрительность, но это часть игры, суть инвестирования на этой стадии развития компании.

Одни умеют это делать, а другие умеют это делать хорошо

   У венчурных капиталистов есть очевидное преимущество по сравнению с бизнес-ангелами – их опыт в выборе инвестиций, а также анализе и принятии решения по поводу того, какая из них будет иметь лучший потенциал. Это объясняется тем, что вложение денег – основное занятие для венчурных капиталистов и, следовательно, они точно знают, что искать и какие параметры вызывают тревогу. Внушает уважение и даже потрясает процедура их работы с предпринимателем, тщательность due diligence, и это касается только одной из инвестиций, которую осуществляет фирма венчурного инвестирования, а каждый год она работает с тысячей компаний. Значительно проще привлечь капитал бизнес-ангела – для этого необходимо представить концепцию бизнеса и озвучить команду управленцев.
   Но очень часто позиция бизнес-ангелов в отношении доходности инвестиций совпадает с точкой зрения по этому вопросу венчурных капиталистов. Отчасти это происходит потому, что бизнес-ангелы чаще всего инвестируют в стартовые компании и, следовательно, когда они добиваются успеха, то также компенсируют и тот повышенный риск, который принимают на себя. Они получают более высокие доходы по сравнению с теми, которых могли бы добиться при инвестиции в компании на поздней стадии развития. Возможно, это также происходит потому, что многие опытные, преданные своему делу бизнес-ангелы посвящают достаточно много времени этому занятию, что и позволяет им достичь успеха и требует большего вознаграждения.
   Венчурные капиталисты и бизнес-ангелы иногда относятся друг к другу с некоторой долей подозрения, граничащего с враждебностью. Некоторые венчурные капиталисты любят рассматривать свои средства как профессиональные, или как средства на этапе профессионального инвестирования, который наступает после завершения начального этапа финансирования, осуществляющегося любителями, к которым по определению относятся бизнес-ангелы. А справедлива ли в действительности эта характеристика? Мы думаем, что подавляющее большинство бизнес-ангелов не согласится считать свои деньги непрофессиональными, учитывая, что они их заработали на рынке с жесткой конкуренцией. Конфликт, который существует между двумя этими группами, достаточно серьезен. В результате наших многочисленных бесед с представителями той и другой стороны мы пришли к выводу, что некоторые бизнес-ангелы считают венчурных капиталистов жадными, они уверены, что те думают только о доходах, которые получат от своих инвестиций, – в общем, относятся к ним как к совершенно бездушным людям, помешанным на финансах.
   Себя же бизнес-ангелы рассматривают как людей, которые в первую очередь пекутся об интересах компании, а уж после этого думают о ставках доходности своих инвестиций. Бизнес-ангелы отзываются о деятельности венчурных капиталистов с некоторой долей надменности, сродни той, что проскальзывает у людей с дипломами привилегированных частных университетов в общении с выходцами из государственных учебных заведений.
   Венчурные капиталисты имеют множество претензий к бизнес-ангелам, в том числе следующие:
   • они не всегда справляются со своими обязанностями консультантов по бизнесу;
   • имеют недостаточно знаний даже по базовым принципам оценки компании на ранней стадии ее развития, и их неправильное восприятие компании препятствует получению венчурного капитала на более позднем этапе;
   • венчурные капиталисты в процессе поиска компаний используют структурированный, профессиональный подход к работе, тогда как бизнес-ангелы подходят к делу совершенно иначе – учитывают социальные взаимоотношения и зачастую пренебрегают процедурой детального анализа инвестиционной возможности компаний, инвестируют вслепую, просто потому, что так решил их закадычный друг;
   • финансовые соглашения, заключаемые бизнес-ангелами, учитывают их личные пристрастия и их личное самолюбие.
   Таким образом, очевидно, что представители обеих групп согласны с тем, что противная сторона страдает от излишнего самолюбия. По меньшей мере, мы пришли к взаимопониманию, которое нам крайне необходимо. Поскольку на определенных этапах развития компании и бизнес-ангелы, и венчурные капиталисты могут быть привлечены в качестве инвесторов, вполне возможно, что они окажутся «странными сожителями»-противниками, которых обстоятельства принуждают к сотрудничеству.
   Множество венчурных капиталистов хотели бы приуменьшить значимость стратегий, которые используют бизнес-ангелы при выборе сделки. Однако простые математические подсчеты подсказывают нам, что действительно успешный бизнес-ангел так же искушен в процессе выбора сделок, как и профессиональный венчурный капиталист.
   Почему это так?
   Просто потому, что бизнес-ангел инвестирует в небольшое число сделок и действует наверняка. Чтобы сгенерировать лучшие ставки доходности, его портфель обязательно должен содержать более высокий процент успешных проектов или хотя бы значительно меньше неудачных.
   Предположим, что фонд венчурного инвестирования осуществляет десять инвестиций, и результат этого следующий:
   • четыре аннулированы, доходность 0 %;
   • три продвигаются с трудом, но остаются в бизнесе, доходность 10 %;
   • две достигли своих целей, доходность 40 %;
   • одна – суперзвезда, доходность 125 %.
   Допустим, что сумма инвестиций в каждую сделку одинаковая, тогда средневзвешенная доходность такого портфеля составляет 25 %.
   К примеру, бизнес-ангел в своем инвестиционном портфеле имеет только четыре сделки:
   • одна аннулирована, доходность 0 %;
   • одна двигается с трудом, доходность 15 %;
   • одна достигла своих целей, доходность 40 %;
   • одна – суперзвезда, доходность 125 %.
   В этом случае средневзвешенная доходность составляет очень впечатляющие 45 %. Исключим суперзвезду и предположим, что бизнес-ангел квалифицировал свои сделки следующим образом:
   • две аннулированы;
   • одна пока дышит;
   • одна достигла прогнозируемых показателей.
   Доход от всей деятельности бизнес-ангела и компенсация за риск, который он принял, составит 13,75 %. Отметьте это для своих взаимных фондов (аналоги ПИФ).
   Успешный бизнес-ангел, чтобы получать ставку доходности, равноценную ставке венчурного капиталиста, обязательно должен уметь находить суперзвезду при значительно меньшем количестве возможностей. Точно так же он обязательно должен отсортировывать бесперспективные сделки, потому что покупает не так много шансов выиграть эту игру по сравнению с шансами венчурного капиталиста.

   Комментарий венчурного капиталиста
   Эрик Джонсзен (Eric Janszen), директор-распорядитель компании Osborn Capital LLC., www.osborncapital.com
   – Перечислите основные отличия в деятельности бизнес-ангелов от деятельности венчурных капиталистов.
   – Они инвестируют собственные деньги.
   В большей степени занимаются спекуляциями, чем инвестированием.
   Они активны и многочисленны во времена бума на фондовом рынке, когда инвестиционный риск проявляется в наименьшей степени, а после спада на рынке они пропадают. Зачастую их инвестиции не бывают долгосрочными (т. е. они не доводят их до конца).
   Достаточно часто они имеют производственный опыт, чего нет у венчурных капиталистов, но у них нет финансового опыта, который, напротив, у венчурных капиталистов имеется.

Разница в размере инвестиций

   В среднем размер инвестиций бизнес-ангелов по отдельной сделке значительно ниже, чем у венчурных капиталистов. Размер инвестиций последних неизменно повышается. По некоторым оценкам, сейчас средний размер инвестиций в компанию достигает 10 млн долл. США или более. Бизнес-ангелы могут вкладывать даже меньше чем 20 тыс. долл. по единичной сделке, но во многом это зависит от их финансовых возможностей. Существуют примеры инвестиций бизнес-ангелов в пределах 250 тыс. долл. и даже более.
   Когда бизнес-ангелы участвуют в групповом инвестировании или работе ассоциации, то их вложения в компанию могут превышать 1,5 млн долл. Такая гибкость в отношении минимального размера инвестиций – еще одна причина, по которой для компаний они являются более доступным источником финансирования, чем фирмы венчурного капитала.

   Комментарий бизнес-ангела
   Крейг В. Джонсон (Craig W. Jonson), президент компании Venture Low Group, www lwg.com
   – В чем, на ваш взгляд, заключается принципиальное отличие венчурных капиталистов от бизнес-ангелов?
   – Я думаю, венчурный капиталист должен быть хотя бы теоретически профессионалом, который таким образом зарабатывает средства для своего существования. Бизнес-ангелы, как правило, имеют другую профессию и занимаются вложением средств, чтобы реализовать свои инвестиционные стратегии, а также в качестве хобби. Принципиальное отличие заключается в степени их профессионализма. Бизнес-ангелы очень редко проводят общую процедуру проверки репутации и деятельности потенциального партнера. Знания относительно отрасли в целом у них значительно уже по сравнению со знаниями венчурных капиталистов. Зачастую они имеют более ограниченное поле для деятельности. Иногда бизнес-ангелы обладают знаниями, которых нет у венчурных капиталистов, – они досконально изучают отдельную отрасль промышленности или находят уникальную возможность для вложения своих средств, которую венчурные капиталисты могли упустить.

   Комментарий российского специалиста
   Игорь Пантелеев, исполнительный директор Национального содружества бизнес-ангелов (СБАР)
   – Каковы основные отличия между бизнес-ангелами и венчурными капиталистами?
   – Хотя в принципе и те, и другие занимаются одним и тем же делом, а именно, финансированием стартовых компаний, различий между ними много. Я бы выделил три основных. Во-первых, бизнес-ангелы инвестируют собственные деньги, а венчурные капиталисты управляют фондами, которые наполнены деньгами инвесторов, в большинстве своем институциональных. В отличие от бизнес-ангелов, которые рискуют своими деньгами, венчурные капиталисты управляют чужими деньгами, поэтому их работа в значительно большей мере формализована. В венчурных фондах имеются жесткие процедуры отбора проектов контроля и управления ими, проводится due diligence. У бизнес-ангелов выполнение этих управленческих задач менее формализовано, и весь процесс «совместной» жизни с компанией зависит в первую очередь от характера взаимоотношений между инвестором и предпринимателем.
   Во-вторых, в силу большего объема инвестиций в одну компанию и более жестких требований по риску, венчурные инвесторы работают с проектами более поздней фазы развития, чем бизнес-ангелы. Сейчас в мире уже говорят о «разделении труда», когда проекты начальной фазы берут на себя бизнес-ангелы, а уж затем они поддерживаются фондами.
   В-третьих, венчурные капиталисты – профессионалы, для которых управление инвестициями – основной вид деятельности. Если венчурный фонд создан в России в виде закрытого паевого фонда, управляющему требуется даже квалификационный аттестат 5.0 ФСФР на управление инвестиционными фондами. Бизнес-ангелы же обычно совмещают деятельность по инвестированию и управлению проектом с основной работой.

Различный подход к вопросам менеджмента

   Фирмы венчурного капитала максимально заинтересованы в привлечении в свои портфельные компании лучшей из возможных команд управления, даже если для этого необходимо отстранить учредителя(ей) от высших постов в руководстве и на такие посты как генеральный директор или вице-президент по маркетингу, назначить людей по выбору венчурного капиталиста. Бизнес-ангелы, как правило, соглашаются работать в организационной структуре, которую создали учредители компании. Иногда, если это необходимо, они даже сами выполняют ряд функций. У венчурных капиталистов нет времени, чтобы лично принимать участие в управлении компанией, но они создают работоспособную корпоративную систему и привлекают к работе в своих портфельных компаниях лучших специалистов с административным талантом.

С кем же лучше работать?

   Мы склонны представлять бизнес-ангелов как людей более зрелых, чем сотрудники фирм венчурного капитала. Правильность позиции, занимаемой венчурными капиталистами, определяется их пониманием здравого смысла рынка и справедливой оценкой технических решений в компании. Но, как правило, бизнес-ангелы имеют нечто значительно более важное – практический опыт. Они получили его в процессе становления своей собственной компании и достижения ею успеха, и он обеспечил их состояние. Это отточенный производственный опыт каждодневной борьбы за успех, а не просто участие в заседаниях совета директоров. Подобной квалификацией обладает только очень небольшое количество компаний венчурного капитала.
   Подобный практический опыт невозможно ничем восполнить – в этом и заключается самая большая польза для молодого предпринимателя при сотрудничестве с опытным бизнес-ангелом, который обладает знаниями управления бизнесом и в хорошие, и в плохие времена, а также в периоды бурного роста и сокращения.
   Этим и определяется тенденция, свойственная деятельности бизнес-ангелов: достаточно активно участвовать в управлении компанией, в которую они инвестируют. Производственная деятельность – это то, что они знают лучше всех, и в этом виде деятельности могут оказаться наиболее полезными. Ваше личное финансовое благополучие под угрозой каждый день, и если вы являетесь генеральным директором собственной компании, то испытываете значительно большее давление, чем то, которое переживает венчурный капиталист, выступая в роли управляющего финансовыми средствами. Когда прогорает компания, финансируемая за счет средств венчурного фонда, то бухгалтерия списывает это как убытки по неудачной сделке. Если прогорает компания, финансируемая из личных средств, то это крушение всех надежд ее владельца.
   Часто бизнес-ангелы проявляют личную заинтересованность в деятельности компаний, которые они финансируют. Специфические отличия в деятельности бизнес-ангелов и венчурных капиталистов будут подробно рассмотрены в соответствующих главах.

Резюме

   • Венчурные капиталисты широко рекламируют свой адрес. Бизнес-ангелы, как правило, предпочитают свои координаты не афишировать.
   • Венчурные капиталисты концентрируют свою деятельность на инвестициях в развитие технологий. Бизнес-ангелы также заинтересованы в финансировании технологических компаний, но это не единственное направление их работы.
   • У венчурных капиталистов больше возможностей, чем у бизнес-ангелов при финансировании, а также проведении due diligence потенциального кандидата и в процессе оценки его компании. Наряду с этим их подход к проведению таких процедур более формален.
   • Успешные бизнес-ангелы, которые остаются в игре на протяжении длительного периода времени, по своим инвестициям могут выиграть даже больше, чем большинство венчурных капиталистов.
   • Как средний показатель суммарное вложение бизнес-ангела по единичной сделке много меньше, чем сопоставимый показатель у венчурных капиталистов.
   • Гибкость бизнес-ангелов относительно размера инвестиций позволяет стартовым компаниям получать финансирование из этого источника.
   

notes

Примечания

1

   Существует и другая трактовка термина 3F: Friends, Family, Fools – друзья, семья, «наивные» (англ.).

2

   Необходимость наличия сертификата 5.0 ФСФР на управление инвестиционными фондами всех типов, в том числе фондами акций, облигаций и недвижимости. Подготовка к его сдаче требует много времени и усилий, включая посещение специальных курсов.

3

   С учетом покупательной способности доллара того времени и накопившейся инфляции это была значительно более крупная сумма денег, чем в настоящее время. – Примеч. науч. ред.

4

   В книге употребляется термин «бизнес-план», но термин «бизнес-предложение» более точен для предприятий начальной стадии развития. – Примеч. науч. ред.

5

   Речь идет о многосерийном теледетективе «Святой», который транслировался по Независимому телевидению (Independent Television) с 1962 по 1969 год. – Примеч. пер.

6

   События последних лет – сверхприбыльное IPO Google, продажа Skype, компании eBay, развитие социальных сетей – показали, что авторы не ошиблись в своих прогнозах, и ИТ-рынок ожил. Развитие российского ИТ-рынка 2007 года, когда капитализация mail.ru превысила миллиард долларов, также подтверждает этот факт (см. вступительную статью с. 15).

7

   Данные Центра исследований венчурных инвестиций Университета в Нью-Гэмпшире.

8

   К которому относят штаты Новой Англии и Нью-Йорк, иногда также Нью-Джерси и Пенсильванию; он является экономико-статистическим районом США. – Примеч. пер.

9

   Город в штате Миннесота. – Примеч. пер.

10

   Операционный директор – один из руководителей корпорации, отвечающий за повседневные операции. – Примеч. пер.

11

   Основатель Kleiner Perkins Caufield & Byers – одной из крупнейших компаний венчурного инвестирования Силиконовой долины. Компания существует уже 33 года и за это время содействовала развитию таких знаменитых имен в области высоких технологий, как Amazon Com. Inc., America Online Inc., Sun Microsystems и Compaq Corp. – Примеч. пер.

12

   Sequoia Capital – известнейший венчурный фонд, созданный Доном Валентайном. Среди инвестиций – Apple, Cisco, Oracle. – Примеч. науч. ред.

13

   Учредители InterWest Partners – ведущей международной компании венчурного инвестирования. Имеет в управлении 2 млрд долл. США и 17 международных партнеров, фокусирует свою деятельность на проектах, связанных с информационными технологиями. – Примеч. пер.
Купить и читать книгу за 249 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать