Назад

Купить и читать книгу за 100 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Стратегическая психотерапия, основанная на многоосевой диагностике

   Многоосевая диагностика представляет собой перечень шагов специалиста-практика на этапе психологического интервьюирования клиента и сбора информации о нем. В отличие от принятых в нашей стране моделей психологического и психиатрического интервьюирования, данная процедура диагностики может быть представлена в виде системы координат, в которой направления сбора информации организованы по пяти «осям», каждая из которых подробно рассмотрена в первой части книги. Во второй части приводится стратегический подход к психотерапии клиента. Стратегия – это модель поведения, которой следует психотерапевт для достижения своих долгосрочных целей. Данный подход основан на утилизации материала полученного в результате работы по методу многоосевой диагностики.
   Для психологов-консультантов, психотерапевтов, врачей, студентов психологических и медицинских вузов.


Дмитрий Александрович Клевцов, Константин Леонидович Писаревский Стратегическая психотерапия, основанная на многоосевой диагностике: справочное руководство по применению методики многоосевой диагностики

Предисловие

   В мире современной отечественной психологической литературы следует, на наш взгляд, выделить следующие явления:
   – дефицит отечественной психологической литературы по многоосевой диагностике;
   – дефицит отечественной литературы по интегративной психотерапии;
   – в изданиях акцент делается на тактических приемах терапии и игнорируется стратегический подход;
   – отсутствует структурный подход в изложении психотерапевтических методов;
   – дефицит отечественной литературы, написанной и для психологов, и для врачей.
   Анализ ситуации в современной клинической психологии послужил стимулом к написанию и изданию данного справочного руководства.
   Первая часть руководства дает читателю представление о клинической многоосевой диагностике, принятой к использованию врачами американской психиатрической ассоциации. Многоосевая диагностика представляет собой перечень шагов специалиста-практика на этапе психологического интервьюирования клиента и сбора информации о нем. В отличие от принятых в нашей стране моделей психологического и психиатрического интервьюирования, данная процедура диагностики может быть представлена в виде системы координат, в которой направления сбора информации организованы по пяти «осям».
   Первая ось диагностики – симптоматическая. Здесь просматривается анализ жалоб клиента, исследование его объективного статуса и формирование представлений специалиста о симптомах и синдромах психического расстройства клиента.
   Вторая ось – структурно-личностная. На этом этапе специалист анализирует личностные особенности клиента на основе когнитивных профилей А. Бека и делает предположение о возможной патологии личности клиента.
   Третья ось – медицинская. Целью исследования здесь является сбор информации о наличии имеющихся заболеваний (нозологий) клиента и лечении при помощи медикаментозных средств.
   Четвертая ось – социальная. На данном этапе собирается информация о семейном и профессиональном статусе клиента; выявляются проблемные зоны.
   Пятая ось – интегративная. Специалист обобщает полученные от клиента сведения, делает прогноз терапии и определяет дальнейшую тактику работы с данным клиентом.
   Этот метод диагностики представляется очень удобным для освоения и практического применения как врачами, так и клиническими психологами.
   Во второй части представлен стратегический подход к психотерапии клиента. Стратегия – это модель поведения, которой следует психотерапевт для достижения своих долгосрочных целей. Данный подход основан на утилизации материала, полученного в результате работы по методу многоосевой диагностики.
   Завершают каждую часть приложения, а в конце книги приведен список использованной литературы.

Часть I
Многоосевая диагностика в психологическом консультировании и психотерапии

1. Алгоритм многоосевой диагностики в психологическом интервью

1.1. Начальный этап работы

   Цель данного этапа – знакомство с клиентом и установление контакта.
   При этом следует:
   – поприветствовать клиента;
   – представиться, назвать свое имя, отчество, специализацию;
   – попросить клиента об интервью, определить время консультации (30–40 минут);
   – дать клиенту гарантии полной конфиденциальности.

1.2. Первая ось диагностики – симптоматическая ось

   Цель данного этапа – сбор информации и диагностика симптоматических состояний клиента.

1.2.1. Выяснить у клиента:

   – что беспокоит;
   – когда проблема возникла;
   – как проблема развивалась;
   – актуальна ли проблема сейчас;
   – есть ли тревога (если есть, то каков ее уровень);
   – есть ли чувство апатии;
   – присутствует ли чувство вины;
   – уровень настроения (повышенный, пониженный, нормальный);
   – есть ли чувство обиды;
   – есть ли суицидальные мысли;
   – особенности сна (плохо засыпает, плохо просыпается, сон беспокойный, с пробуждениями, кошмарные сновидения);
   – какой аппетит (повышенный, пониженный, нормальный). После установления терапевтического альянса выяснить:
   – какой уровень либидо (повышенный, пониженный, нормальный);
   – какова сексуальная ориентация (гетеросексуальная, гомосексуальная или бисексуальная).

1.2.2. Оценить:

   – бредовые или сверхценные идеи (для бреда характерна нелепость высказывания и одержимость идеей);
   – галлюцинаторная мимика (оглядывание, прислушивание, беспокойное поведение);
   – общее впечатление о поведении клиента (как вошел, как сел, с какой интонацией говорит и т. д.).

1.2.3. Сделать заключение по первой оси диагностики

   (например, эмоциональные нарушения первой оси, приложение 1).

1.3. Вторая ось диагностики – структурно-личностная ось

   Цель данного этапа – диагностика черт характера и структуры личности клиента.

1.3.1. выяснить у клиента:

   – какой/какая по характеру;
   – как может описать себя;
   – как относится к другим людям;
   – есть ли любимые выражения (определение убеждений);
   – «живет» или «выживает» клиент?

1.3.2. Оценить:

   – уровень организации личности (приложение 2, табл. 1,2);
   – психологические защиты (приложение 4 и словарь терминов и понятий);
   – типы личностных адаптаций (приложение 3, табл. 3, 4).

1.3.3. Сделать заключение по второй оси диагностики

   (приложения 2, 3, 4).

1.4. Третья ось диагностики – медицинская ось

   Цель данного этапа – сбор информации о наличии заболеваний у клиента и использовании им медикаментозных средств.

1.4.1. выяснить у клиента:

   – имеются ли хронические заболевания;
   – имеется ли инвалидность;
   – обращался ли к врачам (если да, то к каким);
   – имелись ли госпитализации (в том числе психиатрические стационары);
   – принимает ли медикаменты (в том числе психотропные средства, приложение 5).

1.4.2. Оценить:

   – отношение и степень доверия клиента к врачам;
   – доверие к медикаментозным средствам.

1.4.3. Сделать заключение по третьей оси диагностики

   (приложение 5, например, медицинские диагнозы со слов клиента, являлись ли имеющиеся заболевания для клиента психотравмой).

1.5. Четвертая ось диагностики – социальная ось

   Цель данного этапа – сбор информации о семейном и профессиональном статусе клиента.

1.5.1. выяснить у клиента:

   – семейную историю (наличие психотравм в результате воспитания, утери близких и иных жизненных ситуациях), построение генносоциограммы клиента;
   – профессию;
   – отношение к политике;
   – отношение к религии;
   – отношения с законом (имеются ли судебные тяжбы, находится ли клиент под следствием, имеются ли финансовые долги);
   – отношение к алкоголю, наркотикам и курению (приложение 6).

1.5.2. Оценить:

   – проблемные зоны, связанные с семейным и профессиональным статусом клиента.

1.5.3. Сделать заключение по четвертой оси диагностики

   (регистрация нарушений на данной оси, например зависимости).

1.6. Пятая ось диагностики – интегративная ось

1.6.1. Сделать обобщающее заключение:

   – психологическое диагностическое предположение о проблемах клиента и типе его личности;
   – причины возникновения его проблем;
   – качество жизни клиента на момент консультации;
   – прогноз возможности терапии для конкретного клиента (благоприятный, сомнительный, неблагоприятный, крайне неблагоприятный);
   – выбор оптимальной психотерапевтической техники на данном этапе для данного клиента.
   Перечисленные выше оси образуют диаграмму, по форме напоминающую «Кельтский крест».

   Таблица 1. «Кельтский крест» многоосевой диагностики

Приложения

Приложение 1. Типы расстройства настроения

   Схема

Приложение 2. Уровни организации личности

А. Невротический уровень организации личности и его проявления

   1. Сохранена центральная субъективная «Я-концепция».
   2. Сохранена осмысленность рассказа о том, что заставило клиента обратиться за помощью и чего он ожидает от терапии.
   3. Отсутствуют причудливые, странные и абсурдные формы поведения, эмоций, мыслей.
   4. Присутствует четкое понимание содержания вопросов консультанта и косвенный смысл вопросов.

Б. Пограничный уровень организации личности и его проявления

   1. Свойственна диффузная идентичность (см. словарь терминов).
   2. Преобладание примитивных защит при отсутствии зрелых защит (см. словарь терминов).
   3. Склонность к девиантным формам поведения (в том числе антисоциальным поступкам), в то время как невротические личности всеми силами склонны сохранять нормальную социальную адаптацию.
   4. Характерна амбивалентность в объектных отношениях: боязнь зависимости и одновременно боязнь одиночества.

В. Психотический уровень организации личности и его проявления

   1. Свойственны «затопленное Я», диффузия или фрагментированная идентичность.
   2. Характерны примитивные защиты при отсутствии высших защит.
   3. Свойственна слабая социальная адаптация, склонность к зависимости, отрешенность интересов.
   4. Характерны постоянные экзистенциальные проблемы, что определяет их значительные социальные трудности.
   Пример. Иллюстрацией уровней организации личности служит известный кинофильм «Талантливый мистер Рипли», где сам Том Рипли является типичной психотической личностью с грубыми нарушениями «Я-идентичности».
   Его приятель Дикки – пограничная личность с перепадами настроения, моральными и поведенческими девиациями. Невеста Дикки – типичная невротическая личность, переживающая чувство вины, что является очень типичным для невротиков.

   Таблица 2. Уровни организации личности


   Типы личностных адаптаций – девять личностных адаптаций:
   – таблица когнитивных профилей основных личностных адаптаций (приложение 3).
   – психологические защиты, характерные для личностных адаптаций (приложение 4).

Приложение 3. Отдельные когнитивные профили. Типы личностных адаптаций («девять негритят»)

1. Избегающая личностная адаптация

   Люди данного типа имеют следующий основной конфликт: они хотели бы быть ближе к другим и соответствовать их интеллектуальному и профессиональному потенциалу, но боятся быть обиженными, отвергнутыми и потерпеть неудачу. Их стратегия (в отличие от зависимых людей) состоит в том, чтобы избегать общения или активного участия в чем-либо.
   Представление о себе. Они воспринимают себя как социально неприспособленных и некомпетентных в работе или учебе.
   Представление о других. Они воспринимают других как потенциально критически настроенных, незаинтересованных и унижающих.
   Убеждения. Нередко люди с данной адаптацией имеют такие глубинные убеждения: «Я плохой, никчемный, непривлекательный. Я не могу терпеть неприятные чувства». Эти убеждения питают следующий (более высокий) уровень условных убеждений: «Если люди приблизятся ко мне, они обнаружат «настоящего меня» и отвергнут меня, – что будет невыносимо». Или: «Если я предприму что-либо новое и у меня это не получится, это будет катастрофой».
   Следующий уровень, который определяет их поведение, состоит из инструментальных убеждений, или инструкций самому себе таких, как «Лучше не участвовать в рискованных делах», «Я должен любой ценой избегать неприятных ситуаций», «Если я чувствую что-то неприятное или думаю об этом, я должен попытаться забыть об этом, отвлекшись или приняв дозу (спиртного, наркотика и т. д.)».
   Угроза. Главной угрозой представляется то, что люди будут считать их обманщиками, осудят, унизят или отвергнут.
   Стратегия. Их основная стратегия состоит в том, чтобы избегать ситуаций, в которых их могут оценивать. Так, они склонны держаться особняком в социальных группах и не привлекать к себе внимания. На работе они избегают новых обязанностей и продвижения по службе из-за опасения неудачи и последующих репрессий со стороны других.
   Эмоции. Основная эмоция – дисфория, т. е. сочетание постоянной тревоги с печалью. Тревогу вызывает возможность подвергнуться критике, а печаль – отсутствие близких отношений и успехов.
   Их низкая устойчивость к дисфории препятствует развитию методов преодоления застенчивости и более эффективного самоутверждения. Так как они склонны к интроспекции и постоянно следят за своими чувствами, они очень чувствительны к печали и тревоге. Как ни странно, несмотря на чрезмерно развитое осознание болезненных чувств, они уклоняются от осознания неприятных мыслей. Эта тенденция соответствует их главной стратегии и называется «когнитивным избеганием».
   Их низкая терпимость к неприятным чувствам и чувствительность к неудаче и отвержению влияют на все их действия. В отличие от зависимых людей, которые справляются со страхом неудачи, стремясь найти поддержку у окружающих, избегающие личности просто снижают свои ожидания и избегают любой активности, которая связана с риском неудачи или отвержения.
   Пример из художественной литературы
   – Ну что, Георгий Платонович, расскажите нам о первых годах династии Пак, – с удовольствием проговорил Леонид Борисович.
   – Э-э… – Да? – Да-э…
   – Ну-ну? Что? Ну хорошо, вот поближе. Что вы думаете об образовании Трудовой партии Кореи? – это тоже вышло у Леонида Борисовича со смаком.
   – Леонид Борисович! – решительно сказал Георгий. – Я, честно говоря, к экзамену специально не готовился.
   – То есть как? – Леонид Борисович приподнял рукой очки, кажется, обидевшись.
   – Женюсь! – сказал вдруг Георгий, и сердце его екнуло.
   – Да ну? Дело хорошее, – странно отреагировал Леонид Борисович, – поздравляю. Ну так а… как же насчет ТПК?
   Георгий дерзко смотрел ему в глаза и молчал. Такой подлости он не ждал. «По роже бы тебе этим ТПК, – думал он. – Женится человек, неужели не ясно?»
   – Хм, – смутился Леонид Борисович. – Ну так… То есть… Я, конечно, могу поставить вам четыре, вы, кажется… и в семестре работали. А? Ну, давайте зачетку, – он искательно заглянул в глаза.
   Георгий был холоден, как скала.
   – Видите ли… – сказал Леонид Борисович, – я… А вы приходите со всеми в январе, а? Кое-что почитаете? Тогда уже и пятерочку… А?
   Георгий каменно повел головой.
   – Ну понимаете… мои принципы… – Леонид Борисович ежился, интеллигентный, под взглядом Георгия, но терпел. – Я не могу ради вас… Ах, ну что вы так смотрите? Ведь вы не умрете же? А? Ну что вы молчите? Ну? – он схватился за краешек портфеля, подвинулся к выходу. – Ну-ну? Ну? – он осторожно продвигался к двери. – А? Ну, всего! – и Леонид Борисович проворно выскочил из аудитории.
(О. Борушко. «Продаются щенки», памфлет)

2. Зависимая личностная адаптация

   Люди с зависимой личностной адаптацией считают себя беспомощными и поэтому пытаются привязаться к более сильному человеку, который обеспечит их средствами для выживания и счастья.
   Представление о себе. Они чувствуют себя нуждающимися, слабыми, беспомощными и некомпетентными.
   Представление о других. Они идеализируют образ сильного «опекуна», воспринимая его как заботливого, благосклонного и компетентного. В отличие от избегающей личности, которая остается свободной от «сложных отношений» и, следовательно, не получает социальной поддержки, зависимая личность может функционировать довольно успешно, пока рядом находится сильный человек.
   Убеждения. Эти люди полагают: «Я нуждаюсь в других людях – а именно в сильном человеке, – чтобы остаться в живых». Более того, они уверены, что их счастье зависит от наличия такого человека. Они полагают, что нуждаются в устойчивом, непрерывном потоке поддержки и поощрения. Как выразилась одна зависимая клиентка: «Я не могу жить без мужчины». Или: «Я не могу быть счастлива, если меня не любят».
   В терминах иерархии убеждений их глубинным убеждением, вероятно, будет: «Я абсолютно беспомощен» или: «Я в полном одиночестве». Их условные убеждения таковы: «Я могу нормально жить, только если рядом со мной есть кто-то компетентный», «Если меня бросят, я умру», «Если меня не будут любить, я всегда буду несчастен». Инструментальный уровень состоит из императивов типа «Не обижай опекуна», «Держись к нему ближе», «Поддерживай как можно более близкие отношения», «Будь зависимым, чтобы связать его или ее».
   Угроза. Главная угроза или травма связана с отвержением или отказом.
   Стратегия. Их основная стратегия состоит в том, чтобы культивировать зависимые отношения. Они часто будут делать это, подчиняясь «сильному» человеку и пытаясь успокоить этого человека или угодить ему.
   Эмоции. Их главным аффектом является тревога – беспокойство по поводу возможного разрыва зависимых отношений. Они периодически испытывают сильную тревогу, когда чувствуют, что отношения действительно напряженные. Если человек, от которого они зависят, исчезает, они могут погрузиться в депрессию. С другой стороны, испытывают радость или эйфорию, когда их зависимые желания удовлетворены.
   Пример из художественной литературы
   Затормозил со всего маху и повернулся как раз вовремя, чтобы подхватить Вику, чуть не впечатавшуюся в высоченный, по грудь Мазуру, поваленный ствол. Вика прижалась к нему так беспомощно и охотно, что Мазур крякнул, оглянулся – нет, никто не видел, старательно кружат меж торчащими сучьями, – сказал зачем-то:
   – Все нормально…
   Вика смотрела ему в глаза открыто и преданно, как верная собака. Словно электрическими разрядами, от нее прямо-таки било желание немедленно прильнуть к кому-то сильному, способному защитить от любых невзгод. «Бедная баба, – подумал Мазур. – И красивая, что ни говори…»
   …Мазур подумал довольно: фантастическая женщина. И лишь потом, немного остывши, прижимая ее к себе и бормоча на ухо что-то бессвязное и утешительное, понял ее до конца и пожалел, чуть ли не ужаснулся – это и есть та лоза, что не способна существовать без опоры, жизнь без половинки для нее сплошной ужас. Бог ты мой, как ей должно быть жутко сейчас…
(А. Бушков. «Охота на Пиранью»)

3. Пассивно-агрессивная личностная адаптация

   Главная проблема таких людей состоит в конфликте между их желанием получить выгоды, которыми жалует власть, с одной стороны, и желанием поддерживать свою независимость – с другой. Следовательно, они пытаются поддерживать отношения, становясь пассивными и покорными, но когда ощущают, что потеряли независимость, ниспровергают власть.
   Представление о себе. Они могут воспринимать себя как самодостаточных, но уязвимых к постороннему вторжению. (Они, однако, тянутся к сильным людям и организациям, так как жаждут социального одобрения и поддержки. Следовательно, желание присоединения часто сталкивается у них со страхом вторжения.)
   Представление о других. Они воспринимают других, особенно людей, обладающих властью, как назойливых, требовательных, вмешивающихся, контролирующих и доминирующих, но в то же время способных к одобрению, принятию и заботе.
   Убеждения. Их глубинные убеждения связаны со следующими представлениями: «Невыносимо быть под контролем других», или «Я должен делать все по-своему», или «Я заслуживаю одобрения за все, что я сделал».
   Их конфликты выражены в столкновении убеждений: «Мне нужно, чтобы власть поддерживала меня и заботилась обо мне» и «Я должен защищать свою идентичность». (Тот же самый вид конфликтов часто наблюдается у клиентов с пограничным уровнем организации личности.) Условное убеждение выражено в представлениях типа «Если я придерживаюсь правил, я теряю свободу действий». Их инструментальные убеждения выражаются в отсрочке действий, которых ожидает от них власть, или в поверхностном подчинении, но неподчинении по существу.
   Угроза. Главная угроза или страхи связаны с потерей одобрения и уменьшением независимости.
   Стратегия. Их главная стратегия состоит в том, чтобы укреплять свою независимость через скрытую оппозицию людям, наделенным властью, и в то же время через видимый поиск покровительства властей. Они пробуют уклоняться от выполнения правил или обходить их в форме скрытого неповиновения. Часто бывают деструктивны в форме невыполнения работы вовремя, непосещения занятий и т. п. Несмотря на это, из-за потребности в одобрении они могут стараться казаться послушными и принимающими власть. Часто они очень пассивны, склонны идти по пути наименьшего сопротивления, избегают ситуаций соперничества и действуют в одиночку.
   Эмоции. Их главным аффектом является сдерживаемый гнев, который связан с противодействием правилам, установленным властью. Этот аффект, который является осознаваемым, сменяется тревогой, когда они ждут репрессий и находятся под угрозой прекращения «подпитки».
   Пример из художественной литературы
   Обменявшись приветствиями, соседи заговорили о деле, занимавшем весь Старгород.
   – До чего дожились, – иронически сказал Полесов, – вчера весь город обегал, плашек три восьмых дюйма достать не мог. Нету. Нет! А трамвай собираются пускать!..
   Елена Станиславовна, имевшая о плашках в три восьмых дюйма такое же представление, какое имеет о сельском хозяйстве слушательница хореографических курсов имени Леонардо да Винчи, предполагающая, что творог добывается из вареников, – все же посочувствовала:
   – Какие теперь магазины! Теперь только очереди, а магазинов нет. И названия у этих магазинов самые ужасные. Старгико!..
   – Нет, знаете, Елена Станиславовна, это еще что! У них четыре мотора «Всеобщей Электрической Компании» остались. Ну, эти кое-как пойдут, хотя кузова та-акой хлам!.. Стекла не на резинах. Я сам видел. Дребезжать все будет!.. Мрак! А остальные моторы – харьковская работа. Сплошной Госпромцветмет. Версты не протянут. Я на них смотрел…
   Слесарь раздраженно замолк. Его черное лицо блестело на солнце. Белки глаз были желтоваты. Среди кустарей с мотором, которыми изобиловал Старгород, Виктор Михайлович Полесов был самым непроворным и чаще других попадавшим впросак. Причиной этому служила его чрезмерно кипучая натура. Это был кипучий лентяй. Он постоянно пенился. В собственной его мастерской, помещавшейся во втором дворе дома № 7 по Перелешинскому переулку, застать его было невозможно. Потухший переносной горн сиротливо стоял посреди каменного сарая, по углам которого были навалены проколотые камеры, рваные протекторы «Треугольник», рыжие замки – такие огромные, что ими можно было запирать города, – мятые баки для горючего с надписями «Indian» и «Wanderer», детская рессорная колясочка, навеки заглохшая динамка, гнилые сыромятные ремни, промасляная пакля, стертая наждачная бумага, австрийский штык и множество рваной, гнутой и давленой дряни. Заказчики не находили Виктора Михайловича. Виктор Михайлович уже где-то распоряжался. Ему было не до работы. Он не мог видеть спокойно въезжающего в свой или чужой двор ломовика с кладью. Полесов сейчас же выходил во двор и, сложив руки на спине, презрительно наблюдал за действиями возчика. Наконец сердце его не выдерживало.
   – Кто же так заезжает? – кричал он, ужасаясь. – Заворачивай! Испуганный возчик заворачивал.
   – Куда ж ты заворачиваешь, морда?! – страдал Виктор Михайлович, налетая на лошадь. – Надавали бы тебе в старое время пощечин, тогда бы заворачивал!
   Покомандовавши так с полчаса, Полесов собирался было уже возвратиться в мастерскую, где ждал его непочиненный велосипедный насос, но тут спокойная жизнь города обычно вновь нарушалась каким-нибудь недоразумением.
(И. Ильф и Е. Петров. «Двенадцать стульев»)

4. Обсессивно-компульсивная личностная адаптация

   Ключевые слова для обсессивно-компульсивных личностей – «контроль» и «должен». Эти люди так тщательно выбирают средства, необходимые для достижения цели, что средства сами по себе становятся целью. Для них «порядок есть благочестие».
   Представление о себе. Считают себя ответственными за себя и за других. По их мнению, для достижения своих целей они должны полагаться на себя. Они ответственны перед собственной перфекционистской совестью. Ими движут различные «должен». Многие из людей с подобной личностной адаптацией в душе воспринимают себя как ни на что не способных или беспомощных. Глубокая обеспокоенность своей беспомощностью связана со страхом быть сломленным и неспособным действовать. В таких случаях их излишняя сосредоточенность на системах является компенсацией их мнения о своей ущербности и беспомощности.
   Представление о других. Они воспринимают других как слишком легкомысленных, нередко безответственных, потакающих своим желаниям или некомпетентных. Щедро применяют слово «должен» к другим в попытке потворствовать собственным слабостям.
   Убеждения. При крайнем выражении данной адаптации основные убеждения обсессивно-компульсивной личности таковы: «Я мог бы быть сломлен», «Я полностью дезорганизован или дезориентирован», «Мне нужны порядок, системы и правила, чтобы выжить». Их условные убеждения: «Если я не буду иметь систем, все развалится», «Любой недостаток или дефект в работе приведет к обвалу», «Если я или другие не будут делать работу в соответствии с самыми высокими стандартами, мы потерпим неудачу», «Если мне не удастся этого сделать, я неудачник».
   Их инструментальными убеждениями являются императивы: «Я должен управлять ситуацией», «Я должен делать все только правильно», «Я знаю, что лучше всего», «Вы должны делать это по-моему», «Детали крайне важны», «Люди должны работать лучше и больше стараться», «Я все время должен подгонять себя (и других)», «Людей нужно критиковать, чтобы предотвратить ошибки в будущем». Часто возникают автоматические мысли с оттенком критики: «Почему они не могут делать это правильно?» или «Почему я всегда ошибаюсь?».
   Угрозы. Главные среди них – упущения, ошибки, дезорганизация или несовершенство. Они склонны к «катастрофическим» мыслям, что «ситуация выйдет из-под контроля» или что они «не справятся с делом».
   Стратегия. Их стратегия связана с системами правил, стандартов и представлений о том, что они «должны» делать. Применяя правила, они оценивают работу других так же, как собственную. Пытаются установить максимальный контроль над собственным поведением и поведением других людей, связанным с достижением их целей, контролировать свое поведение с помощью различных «должен» и самокритики, а поведение других людей – с помощью чрезмерного управления либо неодобрения и наказания. Это инструментальное поведение может доходить до применения силы и порабощения.
   Эмоции. Из-за своих перфекционистских стандартов эти люди особенно склонны к сожалениям, разочарованию и наказанию себя и других. Аффективной реакцией на их предчувствие несоответствующего стандартам выполнения работы является тревога. Когда случается серьезная «неудача», у них может начаться депрессия.
   Пример из художественной литературы
   – Мир все время меняется, доктор Будах, – сказал Румата. – Мы знаем время, когда королей не было…
   – Мир не может меняться вечно, – возразил Будах, – ибо ничто не вечно, даже перемены… Мы не знаем законов совершенства, но совершенство рано или поздно достигается. Взгляните, например, как устроено наше общество. Как радует глаз эта четкая, геометрически правильная система!
   Внизу крестьяне и ремесленники, над ними дворянство, затем духовенство и, наконец, король. Как все продумано, какая устойчивость, какой гармонический порядок! Чему еще меняться в этом отточенном кристалле, вышедшем из рук небесного ювелира? Нет зданий прочнее пирамидальных, это вам скажет любой знающий архитектор. – Он поучающе поднял палец. – Зерно, высыпаемое из мешка, не ложится ровным слоем, но образует так называемую коническую пирамиду. Каждое зернышко цепляется за другое, стараясь не скатиться вниз. Так же и человечество. Если оно хочет быть неким целым, люди должны цепляться друг за друга, неизбежно образуя пирамиду.
   – Неужели вы серьезно считаете этот мир совершенным? – удивился Румата. – После встречи с доном Рэбой, после тюрьмы…
   – Мой молодой друг, ну конечно же! Мне многое не нравится в мире, многое я хотел бы видеть другим… Но что делать? В глазах высших сил совершенство выглядит иначе, чем в моих. Какой смысл дереву сетовать, что оно не может двигаться, хотя оно и радо было бы, наверное, бежать со всех ног от топора дровосека.
(А. Стругацкий, Б. Стругацкий. «Трудно быть богом»)

5. Параноидная личностная адаптация

   Ключевое слово для параноидной личностной адаптации – «недоверие». Возможно, при некоторых обстоятельствах осторожность, поиск скрытых мотивов или недоверие к окружающим может быть адаптивным и даже спасительным, но параноидная личность занимает эту позицию в большинстве ситуаций, включая наиболее благоприятные.
   Представление о себе. Параноидные личности полагают, что они добродетельны и с ними плохо обращаются.
   Представление о других. По существу, они воспринимают других людей как заблуждающихся, нечестных, вероломных и скрыто манипулирующих. Они полагают, что окружающие хотят вмешиваться в их дела, критиковать их, относятся к ним пристрастно, но делают все это скрытно и под маской невинности. Параноидные личности могут думать, что другие люди образуют против них тайные коалиции.
   Убеждения. Глубинные убеждения состоят из представлений типа «Я уязвим для других людей», «Людям нельзя доверять», «Их мотивы подозрительны», «Они обманщики», «Они собираются навредить мне или унизить меня». Условные убеждения таковы: «Если я не буду осторожен, люди будут управлять, злоупотреблять или пользоваться мной», «Если люди настроены дружелюбно, это значит, что они пытаются использовать меня», «Если люди ведут себя сдержанно, это доказывает, что они недружелюбны». Инструментальные убеждения (или инструкции самому себе) – «Будь начеку», «Не доверяй никому», «Ищи скрытые мотивы», «Не будь одураченным».
   Угрозы. Главные страхи связаны с тем, что ими тайно манипулируют, их контролируют, унижают или относятся к ним пристрастно.
   Стратегии. Полагая, что другие люди настроены против них, параноидные личности вынуждены быть сверхбдительными и всегда оставаться начеку. Они осторожны, подозрительны и постоянно ищут признаки «скрытых мотивов» своих «противников». Время от времени они могут обвинять этих «противников» в причинении вреда и, следовательно, вызывать некоторую враждебность к себе со стороны окружающих, что подкрепляет болезненные убеждения.
   Эмоции. Основная эмоция – гнев по поводу предполагаемых злоупотреблений. Но некоторые параноидные личности могут дополнительно испытывать постоянную тревогу по поводу воспринимаемых угроз. Эта болезненная тревога часто является причиной их стремления к психотерапии.
   Пример из художественной литературы
   Нож у меня всегда в кармане. Иду по улице, а он в кармане раскрыт, лезвие могу погладить, домой прихожу – сажусь за стол – два ножа у меня на столе лежат – когда пишу чего, машинально ими играюсь. Спать ложусь – еще один нож – главный, самый большой под подушкой у меня – так что вся жизнь ножами окружена. Не столько для сохранности, что с ножом против этого мира сделаешь, сколько для удовольствия нож видеть и щупать. Револьвер другое совсем дело – револьвер только решения требует, нож же храбрее. А если рассуждать прямо, был я и остался преступный парень с рабочей окраины: чуть что – за нож. Как взгляну на фото, где мне девятнадцать – кривая усмешечка, жестокие глаза и губы – носа постановка – сразу и понятно – потому и нож. А Вы говорите… Разве я изменился? Очки надел да волосами оброс.
(Э. Лимонов. «Дневник неудачника»)

6. Антисоциальная личностная адаптация

   Антисоциальная личностная адаптация может принимать разнообразные формы – выражение антисоциального поведения может значительно меняться от коварства, манипуляции и эксплуатации до прямого нападения.
   Представление о себе. Эти люди считают себя одинокими, независимыми и сильными. Некоторые из них полагают, что общество злоупотребляет ими и обращается с ними жестоко, и поэтому оправдывают притеснение других людей, так как считают себя притесняемыми. Другие могут просто принимать на себя роль хищника в «жестоком» мире, где нарушение правил общества является нормальным и даже желательным.
   Представление о других. Они воспринимают окружающих людей либо как эксплуататоров и поэтому заслуживающих, чтобы их также эксплуатировали, либо как слабых и уязвимых и потому заслуживающих роли жертвы.
   Убеждения. Глубинные убеждения этих людей таковы: «Я должен быть начеку», «Я должен быть агрессором, иначе я буду жертвой». Антисоциальная личность также полагает: «Все люди – лохи или слизняки» или «Все они занимаются эксплуатацией, поэтому я тоже имею право эксплуатировать их». Такой человек полагает, что имеет право нарушать правила, которые произвольны и предназначены для защиты «имущих» от «неимущих». Эти взгляды отличаются от представлений людей с нарциссической личностью, считающих себя настолько особенными, уникальными людьми, что они стоят выше правил – привилегия, которую, по их мнению, все должны признавать и уважать.
   Их условное убеждение: «Если я не буду помыкать людьми (манипулировать ими, эксплуатировать их, даже нападать на них), я никогда не получу того, что заслуживаю». Инструментальные, или императивные, убеждения: «Хватай другого, пока он не схватил тебя», «Теперь твоя очередь», «Возьми это, ты этого заслуживаешь».
   Стратегия. Основные стратегии делятся на два класса. Откровенно антисоциальная личность открыто нападает, грабит и обманывает людей. Более тонкий тип – «ловкий мошенник» – стремится привлечь других людей и с помощью проницательной, тонкой манипуляции эксплуатировать или обманывать их.
   Эмоции. Единственное открытое проявление эмоций – гнев по поводу того, что окружающие люди имеют что-то такое, чего нет у них (антисоциальных личностей), но чего они, конечно, гораздо больше заслуживают.
   Пример из художественной литературы
   Невероятнейшее наслаждение, бллин. Па и ма в своей спальне по соседству уже привыкли и отучились стучать мне в стенку, жалуясь на то, что у них называлось «шум». Я их хорошо вымуштровал. Сейчас они примут снотворное. А может, зная о моем пристрастии к музыке по ночам, они его уже приняли. Слушая, я держал glazzja плотно закрытыми, чтобы не spugnuit наслаждение, которое было куда слаще всякого там Бога, рая, синтемеска и всего прочего, – такие меня при этом посещали видения.
   Я видел, как veki и kisy, молодые и старые, валяются на земле, моля о пощаде, а я в ответ лишь смеюсь всем rotom и kurotshu сапогом их litsa. Вдоль стен – devotshki, растерзанные и плачущие, а я zasazhivaju в одну, в другую, и, конечно же, когда музыка в первой части концерта взмыла к вершине высочайшей башни, я, как был, лежа на спине с закинутыми за голову руками и плотно прикрытыми glazzjami, не выдержал и с криком «а-а-а-ах» выбрызнул из себя наслаждение.
(Энтони Берджесс. «Заводной апельсин»)

7. Нарциссическая личностная адаптация

   Ключевое слово для нарциссических личностей – «возвеличивание себя».
   Представление о себе. Нарциссические личности воспринимают себя как особенных и уникальных – почти как принцев или принцесс. Они полагают, что занимают особое положение, которое ставит их выше массы обычных людей. Рассматривают себя как лучших и имеющих право на особое расположение и благосклонное обхождение; они стоят выше общепринятых правил.
   Представление о других людях. Они считают всех остальных хуже себя, но иначе, чем антисоциальные личности. Они просто воспринимают себя как пользующихся престижем и стоящих выше среднего человека; они расценивают окружающих как своих подчиненных или избирателей. Они ищут восхищения окружающих, прежде всего для подтверждения собственного величия и сохранения своего высокого положения.
   Убеждения. Основные нарциссические убеждения: «Так как я особенный, я заслуживаю особых льгот, привилегий и прав», «Я выше других, и они должны признавать это», «Я выше правил».
   Условные убеждения: «Если люди не признают моего особого положения, они должны быть наказаны», «Если я должен поддерживать свое особое положение, мне следует ожидать подобострастия со стороны всех окружающих». Инструментальное убеждение: «Всегда стремись настаивать на своем превосходстве или демонстрировать его».
   Стратегия. Их главные стратегии состоят в том, чтобы делать все возможное для укрепления своего более высокого положения и расширения своего влияния. Так, они могут добиваться славы, богатства, положения, власти и престижа для постоянного укрепления своего «превосходства». Они склонны соперничать с теми, кто претендует на такое же высокое положение; прибегают к манипулятивным стратегиям, чтобы достичь своих целей.
   Так как они стоят выше правил, которые управляют обычными людьми, для них «можно все». В отличие от антисоциальной личности у них отсутствует циничное отношение к правилам поведения; они просто считают себя свободными от них. Рассматривают себя как часть общества, но относят себя к самому высшему слою.
   Эмоции. Их основная эмоция – гнев, возникающий, когда другие люди не проявляют восхищения ими или уважения к ним, на что, по их мнению, они имеют право, или же когда люди как-либо перечат им. Если их стратегиям препятствуют, они склонны впадать в депрессию.
   Пример из художественной литературы
   Сам Васисуалий никогда и нигде не служил. Служба помешала бы ему думать о значении русской интеллигенции, к каковой социальной прослойке он причислял и себя. Так что продолжительные думы Лоханкина сводились к приятной и близкой теме: «Васисуалий Лоханкин и его значение», «Лоханкин и трагедия русского либерализма» и «Лоханкин и его роль в русской революции». Обо всем этом было легко и покойно думать, разгуливая по комнате в фетровых сапожках, купленных на Варварины деньги, и поглядывая на любимый шкаф, где мерцали церковным золотом корешки брокгаузского энциклопедического словаря. Подолгу стаивал Васисуалий перед шкафом, переводя взоры с корешка на корешок. По ранжиру вытянулись там дивные образцы переплетного искусства: большая медицинская энциклопедия, «Жизнь животных» Брэма, гнедичевская «История искусств», пудовый том «Мужчина и женщина», а также «Земля и люди» Элизе Реклю.
   «Рядом с этой сокровищницей мысли, – неторопливо думал Васисуалий, – делаешься чище, как-то духовно растешь».
   Придя к такому заключению, он радостно вздыхал, вытаскивал из-под шкафа «Родину» за 1899 год в переплете цвета морской волны с пеной и брызгами, рассматривал картинки англо-бурской войны, объявление неизвестной дамы под названием: «Вот как я увеличила свой бюст на шесть дюймов» и прочие интересные штуки.
(И. Ильф и Е. Петров. «Двенадцать стульев»)

8. Истерическая личностная адаптация

   Ключевое слово для истерических личностей – «демонстративность», оно выражает тенденцию эмоционально воспринимать или романтизировать все ситуации и пытаться впечатлять и очаровывать
   других.
   Представление о себе. Они рассматривают себя как обаятельных, впечатляющих и заслуживающих внимания людей.
   Представление о других. Они благосклонно относятся к окружающим до тех пор, пока могут привлекать к себе их внимание, вызывать изумление и любовь. Они пытаются создавать прочные союзы, но только с условием, что будут находиться в центре группы, а другие играть роль внимательной аудитории. В отличие от нарциссических личностей они вовлечены в «сиюминутные» взаимодействия с другими людьми и их самооценка зависит от непрерывного выражения их высокой оценки со стороны других.
   Убеждения. Человек с истерической личностной адаптацией часто имеет такие глубинные убеждения, как: «Я, в общем, непривлекателен» или «Чтобы быть счастливым, мне нужно, чтобы другие восхищались мной». Среди компенсаторных убеждений отмечаются следующие: «Я очень привлекателен, остроумен и интересен», «Я создан для того, чтобы мной восхищались», «Люди должны восхищаться мной и выполнять мои распоряжения», «Они не имеют права отрицать мои несомненные достоинства».
   Условные убеждения включают следующие: «Если я не очаровываю людей, я ничто», «Если я не смогу заинтересовать людей, они откажутся от меня», «Если люди не отвечают мне, они отвратительны», «Если я не могу очаровывать людей, я беспомощен».
   Истерические личности склонны к обобщению и импрессионизму в своих размышлениях – фактор, отражающий их инструментальное убеждение: «Я могу полагаться на чувства». Если обсессивно-компульсивные личности руководствуются рационально или интеллектуально выведенными системами, то истерическими личностями управляют прежде всего чувства. Когда истерические личности рассержены, они могут использовать это как достаточное основание для наказания другого человека. Если они чувствуют к кому-то привязанность, то считают это основанием для проявления своих чувств (даже при том, что через несколько минут они могут переключиться на другой тип экспрессии). Если они чувствуют грусть, это является для них достаточным основанием, чтобы плакать. Они склонны драматично выражать свои ощущения фрустрации или отчаяния, как в случае «истерической суицидной попытки». Эти общие паттерны отражены в императивах типа «Выражай свои чувства», «Будь интересным», «Показывай людям, что они причинили тебе боль».
   Стратегии. Чтобы привязать к себе людей, они используют истерики и демонстративное поведение, а если не добиваются своего, полагают, что с ними обращаются несправедливо, и пытаются вынудить людей уступить им или даже устраивают сцены. У них низкая устойчивость к фрустрации, и они могут прибегнуть к плачу, агрессивному поведению и суицидным попыткам, чтобы добиться своего или «наказать» обидчика. Их суицидные попытки могут быть серьезными и потенциально опасными для жизни, даже при том, что они импульсивны.
   Эмоции. Наиболее заметная эмоция – веселость, часто смешиваемая с радостью и повышенным настроением, когда они с успехом завладевают вниманием других людей. Как правило, они испытывают затаенное чувство тревоги, которое отражает их страх быть отвергнутыми. Когда им препятствуют, их эмоции быстро меняются на гнев или печаль.
   Пример из художественной литературы
   А человечек за окном тем временем замедлил ход и, поравнявшись с подоконником, сказал:
   – Привет! Можно мне здесь на минуточку приземлиться?
   – Да, да, пожалуйста, – поспешно ответил Малыш и добавил: – А что, трудно вот так летать?
   – Мне – ни капельки, – важно произнес Карлсон, – потому что я лучший в мире летун! Но я не советовал бы увальню, похожему на мешок с сеном, подражать мне.
   Малыш подумал, что на «мешок с сеном» обижаться не стоит, но решил никогда не пробовать летать.
   – Как тебя зовут? – спросил Карлсон.
   – Малыш. Хотя по-настоящему меня зовут Сванте Свантесон.
   – А меня, как это ни странно, зовут Карлсон. Просто Карлсон, и все. Привет, Малыш!
   – Привет, Карлсон! – сказал Малыш.
   – Сколько тебе лет? – спросил Карлсон.
   – Семь, – ответил Малыш.
   – Отлично. Продолжим разговор, – сказал Карлсон.
   Затем он быстро перекинул через подоконник одну за другой свои маленькие толстенькие ножки и очутился в комнате.
   – А тебе сколько лет? – спросил Малыш, решив, что Карлсон ведет себя уж слишком ребячливо для взрослого дяди.
   – Сколько мне лет? – переспросил Карлсон. – Я мужчина в самом расцвете сил, больше я тебе ничего не могу сказать.
   Малыш в точности не понимал, что значит быть мужчиной в самом расцвете сил. Может быть, он тоже мужчина в самом расцвете сил, но только еще не знает об этом? Поэтому он осторожно спросил:
   – А в каком возрасте бывает расцвет сил?
   – В любом! – ответил Карлсон с довольной улыбкой. – В любом, во всяком случае, когда речь идет обо мне. Я красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил!
(Астрид Линдгрен. «Малыш и Карлсон»)

9. Шизоидная личностная адаптация

   Ключевое слово при шизоидной личностной адаптации – «одиночество». Эти люди – воплощение автономной личности. Они жертвуют близостью, чтобы сохранить свою уединенность и независимость.
   Представление о себе. Они считают себя самодостаточными одиночками. Они высоко ценят подвижность, независимость и самостоятельность. Они предпочитают самостоятельно принимать решения и действовать в одиночку, но не быть вовлеченными в группу.
   Представление о других. Они воспринимают других людей как навязчивых. Они полагают, что близость дает возможность людям ограничивать их.
   Убеждения. Их глубинные убеждения состоят из представлений типа «Я по существу один», «Близкие отношения с людьми бесполезны и неприятны», «У меня все получается лучше, если я никем не обременен», «Близкие отношения нежелательны, так как они ограничивают свободу действий».
   Условные убеждения таковы: «Если я слишком сильно сближаюсь с людьми, они пользуются мной», «Я не смогу быть счастлив, если потеряю подвижность». Инструментальные убеждения: «Не сближайся с людьми», «Сохраняй дистанцию», «Не участвуй ни в чем».
   Стратегия. Их главная межличностная стратегия состоит в том, чтобы держаться от людей на расстоянии, насколько это возможно. Они могут иметь дело с кем-нибудь для достижения определенных целей, таких как профессиональная деятельность или секс, но в других случаях предпочитают поддерживать дистанцию. Любые попытки сблизиться с ними они воспринимают как вторжение и угрозу.
   Эмоции. Пока шизоидные личности сохраняют дистанцию, их печаль выражена незначительно. Если они вынуждены вступить в тесный контакт, то могут стать очень беспокойными. В отличие от истероидных личностей, они не склонны выражать чувства мимикой или словами, поэтому создается впечатление, что у них нет сильных чувств.
   Пример из художественной литературы
   Шерлоку Холмсу, очевидно, понравилась перспектива разделить со мной квартиру.
   – Знаете, я присмотрел одну квартирку на Бейкер-стрит, – сказал он, – которая нам с вами подойдет во всех отношениях. Надеюсь, вы не против запаха крепкого табака?
   – Я сам курю «корабельный», – ответил я.
   – Ну и отлично. Я обычно держу дома химикалии и время от времени ставлю опыты. Это не будет вам мешать?
   – Нисколько.
   – Погодите-ка, какие же еще у меня недостатки? Да, иногда на меня находит хандра, и я по целым дням не раскрываю рта. Не надо думать, что я на вас дуюсь. Просто не обращайте на меня внимания, и это скоро пройдет.
   – Ну, а вы в чем можете покаяться? Пока мы еще не поселились вместе, хорошо бы узнать друг о друге самое худшее.
   Меня рассмешил этот взаимный допрос.
   – У меня есть щенок-бульдог, – сказал я, – и я не выношу никакого шума, потому что у меня расстроены нервы, я могу проваляться в постели полдня и вообще невероятно ленив. Когда я здоров, у меня появляется еще ряд пороков, но сейчас эти самые главные.
   – А игру на скрипке вы тоже считаете шумом? – с беспокойством спросил он.
   – Смотря как играть, – ответил я. – Хорошая игра – это дар богов, плохая же…
   – Ну, тогда все в порядке, – весело рассмеялся он. – По-моему, можно считать, что дело улажено, если только вам понравятся комнаты.
   – Когда мы их посмотрим?
   – Зайдите за мной завтра в полдень, мы поедем отсюда вместе и обо всем договоримся.
   – Хорошо, значит, ровно в полдень, – сказал я, пожимая ему руку. Он снова занялся своими химикалиями, а мы со Стэмфордом пошли пешком к моей гостинице.
(Артур Конан Дойль. «Этюд в багровых тонах»)

Приложение 4. Психологические защиты, характерные для основных личностных адаптаций

1. Антисоциальная личностная адаптация

   Основная защита:
   – «всемогущий контроль»
   Вспомогательные защиты:
   – проективная идентификация;
   – диссоциация;
   – отреагирование вовне.

2. Нарциссическая личностная адаптация

   Нарциссические личности могут использовать целый спектр защит.
   Основные защиты:
   – идеализация;
   – обесценивание.

3. Шизоидная личностная адаптация

   Основная защита:
   – уход во внутренний мир воображения.
   Вспомогательные защиты:
   – проекция;
   – интроекция;
   – идеализация;
   – обесценивание;
   – интеллектуализация.

4. Параноидная личностная адаптация

   Основная защита:
   – проекция;
   При психотическом уровне организации личности характерны:
   – крайнее выражение проекции;
   – параноидный или паранойяльный бред.
   При пограничном уровне организации личности характерна:
   – проективная идентификация.
   При невротическом уровне организации личности характерны:
   – нормальные страдания человека от того, что «все – такие плохие, а мир – такой ужасный».

5. Зависимая личностная адаптация

   Основные защиты:
   – интроекция («кушает» все, что ему дают значимые другие). Когда зависимые находят опекуна, то они активно используют:
   – отрицание («что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной, когда мои друзья со мной!»).
   Также характерны:
   – отреагирование;
   – обесценивание;
   – идеализация;
   – обращение против себя.
   Зависимые личности также могут быть описаны как пассивно-депрессивные личности.

6. Обсессивно-компульсивная личностная адаптация

   Основные защиты:
   – изоляция;
   – уничтожение сделанного.
   Высшие защиты:
   – рационализация;
   – морализация;
   – интеллектуализация;
   – раздельное мышление.
   Часто используют:
   – реактивное образование.
   Редко используют:
   – смещение аффекта.

7. Истерическая личностная адаптация

   Основные защиты:
   – подавление (репрессия);
   – сексуализация;
   – регрессия.
   Также свойственны:
   – противофобическое отреагирование вовне.

8. Избегающая личностная адаптация

   Основные защиты:
   – интроекция;
   – обращение против себя;
   – идеализация. вспомогательные защиты:
   – отреагирование вовне;
   – морализация.

9. Пассивно-агрессивная личностная адаптация

   Основные защиты:
   – обесценивание без идеализации.
   Также характерны пассивно-агрессивные игры, описанные Эриком Берном:
   – «Почему бы вам не… Да, но…»
   – «А ну-ка подеритесь».
   – «Разве это не ужасно…!»
   – «Шлемиль».

   Таблица 3. Профиль характеристик личностных адаптаций




   Таблица 4. Условные соотношения терминов в психиатрии и психотерапии

Приложение 5. Психотропные средства, применяемые для терапии психических расстройств

   1. Транквилизаторы – группа препаратов, обладающих выраженным противотревожным эффектом.
   К данной группе относятся: феназепам, атаракс, релиум, седуксен, грандаксин, клоназепам, элениум, тазепам, лорафен, мезапам, ксанакс, рудотель.
   2. Нейролептики – группа препаратов, обладающих выраженным антитревожным и антипсихотическим действием.
   К данной группе относятся: аминазин, галоперидол, клопиксол, тизерцин, сероквель, азалептин, зипрекса, рисполепт, тералиджен, сонапакс, трифтазин, флюанксол, тиорил, сперидан.
   3. Антидепрессанты – обширная группа препаратов, обладающих выраженным антидепрессивным эффектом.
   Данная группа подразделяется на седативные, сбалансированные и стимулирующие препараты.
   Седативные препараты: амитриптилин, миртазонал, гептрал, азафен, феварин.
   Сбалансированные препараты: коаксил, паксил, золофт, велафакс, симбалта, серената, опра, эфевелон, депрефолт.
   Стимулирующие препараты: мелипрамин, прозак, флуоксетин, иксель.
   4. Гипнотики (снотворные средства) – группа препаратов, обладающих выраженным снотворным эффектом и восстанавливающих нормальные фазы сна.
   К данной группе относятся: ивадал, имован, санвал, сновител, релаксон, сомнол, пиклодорм, мелаксен, анданте.
   5. Корректоры настроения – группа препаратов, обладающая эффектом удержания настроения от перепадов.
   К данной группе относятся: лития карбонат, ламиктал, карбомазепин, финлепсин, вальпарин, ламитор.
   6. Психостимуляторы – небольшая группа препаратов, обладающих выраженным стимулирующим ЦНС эффектом.
   К данной группе относятся: кофеин, сиднокарб, феномин.

Приложение 6. Генносоциограмма

   Условные обозначения
   
– мужчина
   
– женщина
   
– пол лица неизвестен
   
– выкидыш или аборт
   
– лицо, на которое построена генносоциограмма
   
– бракосочетание
   
– интимные отношения вне брака
   
– дружеские отношения
   
– разрыв отношений
   
– развод
   
– повторные браки обозначаются горизонтальными линиями и пронумеровываются (римские цифры)
   
– родители
   
– дети: номер указывает порядок рождения ребенка (арабские цифры)
   
– симбиотические отношения
   
– приемный ребенок «вертикальная линия дублируется пунктиром»
   
– конфликтные отношения в браке (зигзаг – линия)
   
– лица, живущие под одной крышей, обведены замкнутой линией
   
– крестик указывает на то, что лицо скончалось (рядом указывается дата рождения и дата смерти лица)

Часть II
Стратегическая психотерапия, основанная на многоосевой диагностике

1. Психотерапия симптоматической оси диагностики

1.1. Стратегические характеристики терапии

   Основная цель такого подхода – ослабить или купировать симптом, тем самым повысить качество жизни (социальную адаптацию) клиента.
   Стратегические характеристики терапии:
   – необязательность глубокого терапевтического альянса;
   – краткосрочность;
   – эклектичность;
   – ориентирование на запрос клиента;
   – использование проверенных техник психотерапии;
   – забота о клиенте (реализуется в принципе «не навреди»).
   Стратегия работы с отдельными симптомами

1.2. Клиент с симптомами депрессии

   Предъявляет жалобы на сниженное настроение, чувство тоски, апатии или тревоги, бессонницу или наоборот – сонливость, ощущение утраты интереса к жизни, высокую утомляемость, плаксивость, повышенную социальную чувствительность-ранимость, раздражительность, снижение памяти на текущие события, заторможенность, мысли о своей ненужности, пессимизм.
   В более тяжелых случаях у клиента выявляется:
   – снижение аппетита, вплоть до анорексии,
   – снижение либидо,
   – суицидальные мысли.
   Врачи-психиатры для купирования симптомов депрессии у пациента используют специальные лечебные средства – антидепрессанты.
   К этой группе относятся: паксил, коаксил, золофт, симбалта, феварин, серената, амитриптилин, миртазонал.
   Психолог-психотерапевт имеет возможность использовать только немедикаментозные психологические методы.

Стратегия психотерапии клиента с депрессией

   1– этап. Заключение с клиентом терапевтического договора на краткосрочную (10–15 сессий) терапию.
   2– этап. Выявление и коррекция искажений мышления и неадаптивных установок, лежащих в основе непсихотической депрессии.
   Выделяют следующие иррациональные установки клиента, предрасполагающие к возникновению депрессивных переживаний:
   1. Чтобы быть счастливым, я должен быть удачливым во всех начинаниях.
   2. Чтобы чувствовать себя счастливым, все без исключения люди должны меня понимать, любить и восхищаться мной. Везде и всегда.
   3. Если я не достиг вершины, значит, я потерпел крах.
   4. Как замечательно быть популярным, известным, богатым; ужасно быть обычным.
   5. Если я допускаю ошибку, значит, я глуп.
   6. Моя самооценка всецело зависит от того, что думают обо мне другие.
   7. Я не могу жить без внимания близких. Если моя супруга (супруг, родители, дети) невнимательны ко мне – это катастрофа.
   8. Если кто-то со мной не соглашается, значит, он не любит меня.
   9. Если я не использую каждый шанс для собственного продвижения, то позже я об этом страшно пожалею.
   10. Если я не контролирую ситуацию, это провал.
   Ряд депрессогенных установок клиентов, основанных на «тирании долженствования»:
   1. Я должен быть самым щедрым, тактичным, благородным, мужественным и самоотверженным.
   2. Я должен быть идеальным другом, любовником, супругом, родителем, студентом, учителем.
   3. Я должен справляться с любым затруднением и с полным самообладанием.
   4. Я должен быть способен быстро найти решение любой проблемы.
   
Купить и читать книгу за 100 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать