Назад

Купить и читать книгу за 9 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Планета военного диктатора


Дуглас Хилл Планета военного диктатора

ПЛЕННИК РУКИ СМЕРТИ

Глава первая

   Худощавый темноволосый молодой человек был последним, кто вышел на арену. Раскаленное гигантское солнце Бантея словно воздвигло непроходимую стену перед ним. И эта стена казалась ему еще более толстой из-за невероятного шума. Более ста тысяч бантейцев, расположившихся в высоко поднимающихся вверх ярусах амфитеатра вокруг овальной арены, с ревом приветствовали четырнадцать участников сражения.
   В потоке этого рева молодой человек смог расслышать свое имя, которое скандировала часть толпы, подбадривающая его и настраивая на победу.
   – Рэн-дор! Рэн-дор! Рэн-дор!
   Когда организаторы состязаний приступили к церемонии открытия, молодой человек скрылся в тень, отбрасываемую трехметровой стеной, которая возвышалась вокруг арены, и стоял, опустив руки и расслабившись. Он был немного выше среднего роста, с хорошо развитой мускулатурой и гибким телом тренированного атлета. Его темно-серые брюки и сапоги, возможно, были частью военной формы, но кроме этого на нем была лишь легкая тенниска с коротким рукавом. На этой арене, среди громадных, неповоротливых и большей частью бесформенных участников сражения, он казался слабым и не впечатляющим.
   Кроме того, из всех участников сражения он единственный был безоружным.
   Сквозь рев толпы с ближних рядов до него донесся разговор:
   – Говорю тебе, именно ему здесь и место, – говорил один голос. – Ты бы видел, как он дерется. И кое-кто видел его в форме, на ней множество всяких эмблем, знаешь ли.
   – Видно тебе напекло голову, – издеваясь, возразил второй голос. – Они же все погибли, об этом каждому известно. Взорвалась планета или еще что-то в этом роде.
   Молодой человек, который стоял на арене, оглядел присутствующих и увидел, что это говорили между собой два разряженных игрока бантейца. Они стояли и пристально сверху вниз смотрели на него. Он снова отвернулся, сохраняя на лице равнодушие, хотя в душе он ощущал зловещее удовлетворение.
   Слухи распространяются очень быстро. Большей части толпы уже было известно, что под именем Кейлла Рэндора выступал молодой человек, который за четыре дня без всякого оружия выжил из галактики лучших воинов. А теперь они постепенно узнавали новые сведения о нем, что как говорят, Кейлл Рэндор был единственным, кто остался в живых из легионеров Мороса, славившихся своим военным мастерством. Вся эта удивительная цивилизация погибла в одночасье, пораженная таинственным оружием.
   Почти никому из присутствовавших не было известно, что планету Морос и Легионы уничтожили целенаправленно, и убийцей был трусливо подкравшийся неизвестный враг.
   И никому из толпы никогда не узнать истинную причину, по которой Кейлл Рэндор, последний легионер, преступил все законы осторожности, которые соблюдали легионеры, принцип держаться в стороне от общества, и вышел сражаться в наиболее популярных состязаниях по индивидуальной борьбе во всей галактике, в Ежегодных состязаниях по военной борьбе, которые проводились на планете Бантей.
   Услышав монотонные голоса организаторов соревнований, толпа загудела еще лихорадочнее. Кейлл водил взгляд по громадной толпе. Он понимал, что среди такого количества людей просто невозможно найти кого-то одного. Но он также прекрасно знал и о том, что есть еще некто, кто тоже изучает толпу и болеет за него.
   Словно по сигналу он услышал; этот некто обращается к нему не вслух, а безмолвно, вступая с ним в мысленный контакт.
   – Я еще никогда не сталкивалась с подобными ситуациями, когда бы люди собирались вместе на такое длительное время, увлеченные одним и тем же занятием, объединенные одинаковыми взглядами, – произнес голос, в котором отчетливо слышалась насмешка.
   Голос принадлежал подруге и компаньону Кейлла Рэндора, Джлр-иностранки, прибывшей из другой галактики. Это было маленькое создание женского рода с крылышками и способностями телепата. Она находилась высоко над ареной, кружась на своих широких перепончатых крылышках, которые стали совершенно невидимыми под лучами палящего солнца. И оттуда, используя все свои телепатические способности, она пыталась проникнуть в разумы ста тысяч находившихся здесь людей.
   Кейлл знал, что ей ничего не стоило проникнуть в тысячи умов, но она считала человеческие мысли слишком чуждыми для себя и запутанными. Ей удавалось проникнуть в его разум и прочитать его мысли, возможно, потому что самодисциплина, которую воспитывали у каждого легионера, делала его мысли ясными и четко сформулированными. Но даже при этом Кейллу приходилось тщательно продумывать каждое слово, словно он собирался передавать свои мысли по внутреннему экрану, чтобы Джлр могла потом их прочитать.
   – Думаю, мы кровожадные создания, – ответил он, в душе ухмыляясь над часто повторяющимся пренебрежительным отношением Джлр к человечеству.
   – Дети, – согласилась она. – Примитивные дети. Но, по крайней мере, ни один из этой толпы не замышляет кровопролитие. Просто пришли посмотреть, как будет литься кровь.
   – Продолжай поиск, – сказал Кейлл.
   – Хорошо. – Внутренний голос Джлр стал более жестким. – Думаю, когда все закончится, ты будешь очень благодарен мне. Изучение человеческих мыслей в таком количестве напоминает полет на большой скорости по направлению к куче мусора.
   Кейлл внутренне рассмеялся, когда голос Джлр исчез. Но он тут же прекратил смеяться, когда услышал слова организатора соревнований, который в своей речи возвещал о конце церемонии открытия.
   Никто из наблюдавших не заметил изменения в его спокойном внешнем расслабленном облике. Но внутри Кейлл настраивался и сосредоточивался, приводил в боевую готовность свою волю, силу, ловкость, чтобы в полной мере доказать, что он легионер с Мороса.
   Остальные тринадцать участников сражения тоже по-своему готовились к бою. Большей частью они обращали внимание и проверяли свое оружие и обмундирование. Кейлл внимательно рассматривал каждого, потому что любой из них был таким же победителем, как и он сам, чьи сила и мастерство позволили им пройти все четыре отборочных раунда. Сегодня должны были состояться два последних отборочных раунда, после которых останутся только два соперника, которым предстояло сражаться на шестой день состязаний.
   Подобные состязания проводились уже давно, еще с тех времен, когда планета Бантей была колонией, то есть когда люди только-только расселялись по всей галактике. Бантейцы оказались невероятно горячими, агрессивными людьми, часто вступали в кровавые поединки, были чересчур мстительны и по мере развития и расширения колонии здесь часто вспыхивали междоусобные войны. Какой-то мудрый правитель решил, что лучше подобные поединки возвести в ритуал, сделать их традиционными прежде, чем колонисты уничтожат друг друга.
   За прошедшие столетия Состязания по военному искусству превратились в гигантское, высоко коммерциализированное шоу, которое привлекало зрителей и участников со всех планет галактики. Кейлл знал, что именно в эти дни армии воинов Бантеи нападали друг на друга, руководствуясь запутанными планами военных действий, в которых победу смогут одержать самые искусные стратегии, не произведя ни единственного выстрела. И на другом поле боя война велась при помощи мощной военной техники, управляемой роботами. Там велись разрушительные битвы, уничтожающие все живое как на суше, так и на море. Над ними в небесах дрались эскадроны самолетов с пилотами-роботами, которые взрывали друг друга, превращая все вокруг себя в обломки. А еще выше на невероятных скоростях сражались эскадроны кораблей, оснащенных страшными оружием.
   За всеми этими битвами наблюдали миллионы жаждущих зрителей. Они прилипли к гигантским экранам планеты, а многие миллионы жителей заселенных планет смотрели состязания по видеокассетам. Но для всех этих сотен миллионов зрителей главным зрелищем были индивидуальные сражения воинов, во время которых в течение пяти дней четырнадцать мужчин и женщин одновременно выходили на овальную арену и дрались с кровожадной злобой до тех пор, пока из каждой группы ни оставалось по одному участнику.
   Победитель финального раунда становился одним из самых известных и почитаемых людей галактики. И даже имена самых стойких участников, которым удавалось выжить и принять участие в пятом раунде состязаний, еще долго оставались на устах почти каждого жителя заселенных планет. Итак, во всей галактике, наверно, осталось всего несколько человек, которые бы еще не слышали о том, что одним из участников состязаний последнего раунда стал Кейлл Рэндор, последний легионер Мороса.
   А для Кейлла это означало, что одному человеку из всех миллиардов зрителей было известно о том, что он присутствует на состязаниях, которые проводятся на планете Бантей.
   Организатор состязаний замолчал, и это означало, что церемония открытия подошла к концу. Толпа заревела в ожидании начала состязаний, когда участники начали двигаться, занимая наиболее выгодные позиции, взвешивая возможности соперников.
   Кейлл продолжал стоять спокойно, опустив руки. Грузная фигура, облаченная в тонкую кольчугу, повернулась и пристально посмотрела на него.
   Многие лучшие воины, которые принимали участие в Состязаниях, прибыли из планет-мутантов, с планет, окружающая среда которых за многие поколения оказала решающее воздействие на строение человеческого тела и организма. Одним из таких людей и был мужчина, который сейчас приближался к Кейллу: приземистый и не по-человечески широкий, с рыжей кожей. Его маленькая лысая голова глубоко входила в массивные сутулые плечи. В одной громадной лапе он держал оружие, которое напоминало одновременно и дубинку, и короткую шпагу. По всей длине этого оружия, как на булаве, были шишковатые выступы с острым лезвием по краям.
   Участники сражения должны были соблюдать только два правила. Во-первых, и это было самым простым, не разрешалось убивать. Участник боя мог ранить, калечить или увечить соперника так, как ему этого хотелось. Но если кого-то убивали, даже случайно, убийцу сразу же дисквалифицировали, снимали с состязаний и запрещали когда-либо еще принимать в них участие. Что, по мнению Кейлла, не доставляло особого удовольствия жертве… Но правило было правилом.
   Второе правило запрещало использование любых видов высоко модернизированного оружия. Участникам разрешалось использовать лишь примитивные традиционные виды оружия, и перед соревнованиями группа инспекторов проверяла его, чтобы удостовериться в том, что участники соблюдают это правило.
   Кейлл Рэндор был первым мужчиной за последние двадцать лет, который собирался участвовать в Состязаниях по военному искусству без оружия.
   Арена начала наполняться отзвуками ревущей толпы и приветствий, которые посылали смелому участнику, клацаньем оружия, когда обладатель булавы с воинственным видом приблизился к Кейллу. Затем блеснули глаза другого мужчины, и он стремительно подался вперед, направив с невероятной скоростью свою булаву с острым лезвием в сторону ног Кейлла.
   Но Кейлл уже не стоял на том месте. В мгновение ока он не просто перепрыгнул через оружие, а стремительно пронесся над головой приземистого обладателя булавы.
   Мужчина, возможно, едва успел заметить, что его соперник каким-то образом оказался над ним, когда сапог Кейлла с грохотом опустился на лысую башку.
   Удар повалил приземистого мужчину лицом вниз, и он, потеряв сознание, рухнул на искусственный дерн, которым была выложена почти вся арена. После этого, используя голову обладателя булавы в качестве трамплина, Кейлл оттолкнулся и направил свое тело на двоих других соперников.
   Одним из них была женщина мощного телосложения, на которой был разукрашенный шлем и доспехи. Она размахивала длинной шпагой с раздвоенным острием. Она находилась напротив высокого сильного мужчины, чье тело почти полностью было покрыто шкурой с толстым белым мехом. Он защищался коротким острым копьем, наконечник которого был изготовлен в виде шара с колючими выступами на деревянном стержне. Ни тот, ни другой и не подозревали о намерениях Кейлла, когда он со всего размаха рухнул на них, повалив всех троих на землю. Раздался треск разламывающихся суставов и оружия.
   Лишь некоторым в толпе удалось заметить движение кулака Кейлла. Размах удара составил лишь несколько сантиметров, но Кейлл по инерции сумел найти равновесие и приложить такую силу тяжести, которая была необходима в данной ситуации. Когда он встал на ноги, чтобы помериться силой с воином в шкуре, женщина оставалась лежать неподвижной. Она слегка постанывала. В доспехах, которые покрывали ее живот зияла большая впадина.
   Толпа заревела, когда мужчина, одетый в меха, сделал ложный выпад, чтобы отвлечь внимание Кейлла, а затем молнией бросился к нему, пытаясь нанести удар коротким копьем. Но его кончик рассек лишь пустой воздух. Кейллу удалось увернуться от удара, прислонившись спиной с покрытому мехом туловищу соперника. Проделывая этот маневр, он рубанул ребром правой ладони по утолщенной рукоятке копья, разламывая ее на совершенно ровные куски, словно орудовал топором. В тоже время его левый локоть подался назад, врезавшись как раз в выступавшую челюсть соперника в белой шкуре.
   Он тщательно рассчитал удар, не забывая о правилах состязаний. Итак, у соперника была разбита челюсть. Когда мужчина в меховой шкуре упал на землю, шея его оставалась целой. Толпа пронзительно кричала от безумного удовольствия. Она завопила еще больше, когда Кейлл не останавливаясь ни на секунду, бросился на остальных соперников.
   Дилетанту могло бы показаться, что они все спутались в клубке рукопашной схватки, где невозможно было различить ни отдельных людей, ни оружие, которым они пользовались. Но когда Кейлл ворвался в этот клубок, боевой компьютер, каким был разум дерущегося легионера, четко расставил все на свои места, рассчитав все движения своих соперников, определив ту скорость, с которой ему необходимо вести бой. Если бы сделать замедленную съемку, то эта схватка выглядела бы как хорошо отрепетированный балет, руководимый Кейллом, который кружился, извивался, маневрировал среди остальных.
   Но в репертуар танцоров балета не входят удары кулаком или сапогом, дробящие кости. Наблюдательный человек мог заметить, что при каждом новом движении Кейлла кто-нибудь из его соперников падал в из-
   неможении – либо валился без сознания на пол арены с переломом, либо от невероятной боли от удара в нервное сплетение.
   Так продолжалось до тех пор, пока оставался всего один соперник, в страхе попятившейся назад от худой фигуры легионера, который стоял совершенно спокойно среди груды лежащих тел.
   Толпа безумно выла от удовольствия.
   Затем шум взбешенной толпы сменился напряженным ропотом ожидания, а в это время оба мужчины пристально присматривались друг к другу. Во время этого временного затишья Джлр попыталась войти в разум Кейлла.
   – Кейлл, я напала на след. У одного из присутствующих здесь зрителей слишком беспокойные мысли, похоже этот человек на краю срыва. И мне удалось уловить мысленный намек на энергетическое ружье.
   – Ты можешь обнаружить этого человека? – попросил ее Кейлл.
   – Ты хочешь, чтобы я сотворила чудо? – с раздражением ответила она. – Найти одного человека по его мыслям в этом океане безумных разумов, перед которыми ты выступаешь?
   – Попытайся, – внутренне улыбаясь попросил ее Кейлл. – Пока я снова окунусь в это… представление.
   Джлр рассмеялась и замолчала, а Кейлл сосредоточил все свое внимание на последнем сопернике. Это был широкоплечий мужчина, на голову выше Кейлла. На нем был кожаный плащ темно-синего цвета, который мог бы показаться даже черным, если бы он не был наброшен на совершенно черную кожу мужчины. Кожа сверкала и блестела, словно мужчину окунули в обсидиан, и Кейлл понимал, что это было невероятно прочное измененное вещество, напоминающее хитин, из которого состоят панцири насекомых.
   Еще по предыдущим дням состязаний Кейллу, было все известно об оружии этого человека. Он пользовался длинной металлической палкой, на концах которой находились набалдашники с острыми выступами. Каждый из этих шипов был похож на утолщенный волос, смазанный веществом, вызывавший временный паралич.
   Кейлл сделал шаг вперед. Он точно рассчитал свои действия и сосредоточился только на своих дальнейших действиях. Негр тоже сделал шаг вперед, продолжая описывать круги своим необычным оружием. Перебрасывая оружие из одной руки в другую, он все ускорял и ускорял вращение, пока не раздался жуткий звук, напоминающий угрожающее завывание. Оружие практически создавало непреодолимое препятствие перед его владельцем.
   Но оружие описывало круги по определенной схеме, то есть владелец повторял все время одно и тоже движение. Это оказалось серьезной ошибкой. Наметанный глаз Кейлла достаточно быстро определил схему вращения палки, чтобы получить возможность помешать ее владельцу.
   Двигаясь с такой невероятной скоростью, что никто сразу ничего не заметил, он схватился за длинную стальную палку и нарушил процесс вращения. И прежде, чем черный воин или зритель поняли что происходит, Кейлл нанес сопернику сокрушительный удар. Он ударил трижды: кулаком, коленом и сапогом, причем настолько ловко, что могло показаться, что удары пришлись одновременно по локтевому суставу, коленной чашечке и солнечному сплетению.
   Негр повалился назад, у него отнялись рука и нога, он глубоко вздохнул. Вся его мускулатура расслабилась. Он тяжело упал на пол, а Кейлл остался стоять, сжимая в руках двуглавое оружие.
   Толпа пронзительно кричала в экстазе, а затем снова затихла, потому что Кейлл стал все сильнее сжимать оружие руками. Остерегаясь прикоснуться к ядовитым шипам, он провел руками вдоль толстого стержня, зажав, наконец палку с двух сторон в тех местах, где прикреплялись набалдашники с шипами. Вытянув палку впереди себя, он на мгновение застыл, собираясь с силами. Мускулы рук и верхней части туловища напряглись настолько, словно были вылеплены. Медленно и постепенно, по мере того, как он увеличивал давление, прочный стальной стержень сгибался до тех пор, пока не принял U-образную форму.
   Оглушительный восторг толпы достиг новых высот, а затем усилился еще больше, потому что Кейлл повернулся и обычным движением, словно с отвращением, отшвырнул сломанное оружие в сторону. Но бросок оказался целенаправленным, и U-образный кусок металла, описав петлю в воздухе, опустился на своего владельца, который до сих пор лежал, опершись на локоть. Острые набалдашники не задели его голову, но внутренняя часть U впилась в его горло. Так что его собственное оружие повисло вокруг его шеи, словно неуклюжий воротник.
   Стотысячная толпа вскочила на ноги, скандируя имя человека, который стоял в центре арены.
   – Рэн-дор! Рэн-дор! Рэн-дор!
   Немного ощущая себя в дурацком положении, Кейлл сделал то, что от него требовали. Он поднял одну руку в знак благодарности и признательности. Казалось, что стадион может разрушиться из-за топота и пронзительных криков толпы, которая столь возбужденно выражала свое одобрение.
   Джлр права в отношении пускания пыли в глаза, печально думал Кейлл. Но совершенно ни к чему делаться крючком, если рыба все равно не замечает тебя.
   – Если эта мысль была обращена ко мне, бестолочь, – раздался резкий внутренний голос Джлр, – будь добр сформулируй ее по-новому.
   – Нет, я ничего не имел в виду, – ответил Кейлл, направляясь к выходу для участников состязаний, на арену уже выбегали врачи, чтобы забрать раненых. – А как там этот человек с ружьем?
   – Пока… – начала Джлр. Но затем тихий голос стал громче и, наконец, сменился резким возгласом. – Кейлл – в сторону!
   Мгновенно отреагировав, Кейлл отскочил в узкий проход, ведущий вниз, а предостерегающий крик Джлр продолжал раздаваться в его голове.
   В это время характерный потрескивающий свист энергетического луча прорезал воздух у него над головой.

Глава вторая

   Ловкий бросок Кейлла завершился атлетическим переворотом через плечо, после которого он плавно встал на ноги. Он тут же подпрыгнул и побежал, прислушиваясь к голосу Джлр, который снова раздался в его голове.
   – Я вижу его! С другой стороны арены, напротив тебя, почти на самом верху! Ярко-зеленый мундир и ружье!..
   Но ружье уже само заявило о своем присутствии. Еще дважды, пока Кейлл стремительно бежал туда, куда указала ему Джлр, и энергетический луч угрожающе трещал прямо около него. Затем Кейлл оказался у стены арены, подпрыгивая так, чтобы взобраться на самый верх, но все было бесполезно.
   – Он поворачивается, бежит! – закричала Джлр.
   Там находилось несколько тысяч человек. Выстрелы, которыми пытались убить, вызвали панику среди группы людей, окружавших владельца ружья. Впереди себя Кейлл увидел крутой склон с проходом между рядами ярусов, переполненных толпой перепуганных до смерти людей. А среди них ближе к верхней части уклона, Кейлл заметил человека в ярко-зеленом, уловил блеск металла, потому что стрелявший использовал ружье вместо палки, чтобы проложить себе дорогу в толпе.
   Кейлл стремительно бросился вверх по уклону, применяя все свое мастерство, позволяющее ему без особого труда пробираться сквозь обезумевшую толпу. Он снова бросил взгляд на человека в ярко-зеленом, исчезающем в щели, образовавшейся в шумной толпе, который все время пытался побыстрее пробраться к выходу. Сделав несколько больших шагов, Кейлл тоже добрался до выхода, пытаясь проложить себе дорогу и выйти.
   – Он направился к космодрому, – снова услышал он голос Джлр. К нашей площадке!
   Стадион с ареной находился в центре громадного комплекса строений, принадлежавших администрации Состязаний по военному искусству. На крышах некоторых из зданий располагались посадочные площадки для космических кораблей тех участников сражений, которые, подобно Кейллу, прибывали с других планет на собственных кораблях.
   За какие-то доли секунды Кейлл, которому Джлр указывала дорогу, прорвался в двери одного из зданий и бросился к эскалатору, который по спирали поднимался вверх. Без сомнения преследуемый был все еще впереди. Большинство людей, которые были в это время на эскалаторе, стояли, прижавшись к одной стороне и удивленно, и в тоже самое время с испугом пристально смотрели в одном направлении, словно кто-то недавно оттолкнул их, угрожая энергетическим ружьем.
   Кейлл продолжал безудержную погоню. На самом верхнем этаже обычно находился охранник, который охранял выход к посадочной площадке и спокойствие иностранных участников состязаний. И снова стало очевидным, что стрелявший проходил здесь, потому что охранник лежал на полу у входа без сознания и в луже крови.
   Кейлл выскочил на открытую поверхность площадки, укрывшись за ближайшим кораблем. Там он остался, ожидая и прислушиваясь. Солнце пекло невыносимо. Жара усилилась еще больше из-за накала пластикового покрытия площадки и блестящих поверхностей полдюжины космических кораблей, беспорядочно разбросанных вдоль широкой площадки.
   – Он вышел на площадку, – заявила Джлр. – Он исчез в корабле с зелеными знаками. Недалеко от нашего, в самом центре.
   Кейлл осторожно сделал шаг вперед, направляясь к тупоносому космическому кораблю, имеющему форму клина. Это был его корабль, на котором ярко блестела круглая небесно-голубая эмблема Легиона. Ближайшим к нему находился угловатый корабль, украшенный зеленоватыми эмблемами и оснащенный металлическими противоминными устройствами. Кейлл пригнулся, когда подошел поближе. Но на посадочной площадке, раскаленной лучами солнца, было тихо. Не было слышно треска энергетического ружья. Не было никаких признаков присутствия человека в ярко-зеленом.
   – Он сквозь землю провалился, – промолвила Джлр возбужденно. Кейлл поднял глаза, улыбаясь, когда она спустилась к нему, размахивая крылышками.
   На фоне широких перепончатых крыльев тело Джлр казалось еще более хрупким. Она едва доходила Кейллу до пояса. Ее тело было покрыто пластинками толстой мягкой кожи. У нее был высокий лоб, вздернутый носик-пятачок и два восхитительных круглых, чистых, сверкающих глаза. Ее ноги, которые в тоже самое время были и руками, она подгибала под себя. Несмотря на то, что они были маленькие, они отличались силой и ловкостью.
   – Не подходи слишком близко, – предостерегающе воскликнул Кейлл. – Этот человек может подстрелить тебя.
   – Точно так же, как мог подстрелить и тебя, – резко возразила она, – пока ты позировал на арене. А ты еще уверял меня в том, что они не собираются убивать тебя!
   – Не думаю, что он пытался это сделать, – успокаивающим тоном промолвил Кейлл. – Ни один убийца еще не упускал столько возможностей.
   – Тогда чем же он занимался? – потребовала объяснений Джлр.
   – Когда мы найдем его, – рассудительно промолвил Кейлл, – мы спросим у него об этом.
   – А как же мы найдем его?
   Кейлл улыбнулся:
   – Я иду в его корабль, и просто вытащу его оттуда.
   Мгновение Джлр молчала, а затем неохотно рассмеялась.
   – Постарайся не стрелять. Подумай о том, как будут разочарованы миллионы твоих обожателей.
   – Я не должен думать об этом, – усмехнулся Кейлл. – Продолжай наблюдение, пока я раздобуду ружье. Может быть, он здесь не один.
   Когда Джлр снова взмахнула крыльями и взмыла вверх, Кейлл направился к своему кораблю, который, как и многие другие участники состязаний свои корабли, он использовал в качестве жилья, пока находился на планете Бантей. Пробравшись вовнутрь, он сразу же протянул руку за своим мундиром, на котором также сияла голубая эмблема легиона. Несмотря на жару, он всегда ощущал дискомфорт, если долгое время был без формы.
   Он не заметил прозрачную капсулу, которая была припрятана в складках мундира. Он ни на что не обратил внимание, пока не произошел взрыв, не громче приглушенного чиха, после чего все вокруг него покрылось мутным облаком серого пара.
   «Отравляющее вещество», – пронеслось у него в голове, когда он уже начал терять сознание. Ему хватило времени, чтобы удивиться: у кого-то хватило сноровки открыть замок корабля легионера. И у него даже осталось время на то, чтобы ощутить некоторое сожаление по поводу того, что в конечном итоге он не может принять участие в заключительном торжестве, посвященном окончанию Состязаний по военному искусству. Потом он упал без сознания.
   Он очнулся, как всегда пребывая в состоянии настороженности, отметив, что его раздели до гола, но не ранили. В голове немного гудело, во рту был неприятный горьковатый привкус. Когда он открыл глаза, осматривая все вокруг, он отметил, что находится в пустой тускло освещенной комнате с совершенно бесформенными матово-серыми стенами, полом и потолком. Длина комнаты не превышала шести метров, а ширина – трех метров. Он был один в комнате, лежал на узкой кровати, напоминающей койку в космическом корабле, прикрепленную к стене и полу. На краю кровати лежала его одежда, но без оружия.
   Он встал, собрав все силы, чтобы побороть подступившую тошноту. Поспешно оделся, а затем начал внимательно изучать комнату.
   Искусственный свет исходил от ламп, подвешанных на стене и потолке, где так же крепились маленькие вентиляторы для кондиционирования воздуха. В одном углу находились простейшие сантехнические удобства, а рядом на полу стояли контейнеры с водой и концентратами пищи.
   Все, что необходимо для жизни в хорошо обставленной клетке, с кислой миной подумал он.
   В одном конце стены была дверь, плотно запаянная невидимым швом. Кейлл пощупал пальцами прохладную металлическую поверхность. Затем глубоко вздохнув, отступил на шаг от двери, собираясь с силами, и неожиданно бросился вперед на дверь. Одна нога поднялась, словно для прыжка через препятствие, и обутая в сапог, врезалась в край двери, словно стенобитное орудие.
   Лишь немногие виды листового металла способны выдержать подобное давление. Но эта комната, оказалась окутана каким-то веществом, с которым Кейллу не приходилось сталкиваться прежде. То, что сразу на ощупь показалось ему твердым и металлическим, под воздействием удара стало мягким и эластичным, поглощающим силу удара, словно сам удар каким-то образом изменил особые свойства металла. И сразу же после этого, как и прежде дверь стала прохладной и твердой на ощупь. Казалось, что никто и не прикасался к матово-серой поверхности.
   Он кивнул, принимая поражение, и мрачно побрел обратно к кровати, тихо усевшись на ее край. Сознание того, что ему не удастся выйти отсюда не оставило ему никакого выбора, кроме ожидания чего-то, что изменит его положение. Итак он сидел и ждал, спокойный и расслабленный, без злобы или раздражения, которые просто лишили бы его выдержки.
   Несмотря на то, что время проходило впустую, он не терял терпения. Временами он вставал, чтобы ополоснуть рот водой или пожевать пищевые концентраты. И постепенно его состояние изменилось. Его мозг пронзила догадка, словно в нем произошли какие-то перемены, как будто невидимая сила пыталась преобразить все клетки его организма.
   Его уже ничто не волновало, потому что он имел четкое представление о происходящем. И это утвердило его догадку о том, что он стал пленником на космическом корабле. Непонятное ощущение было результатом того, что корабль входил или покидал пространство Оверлайта – таинственного пространства, которое позволяло кораблю обогнуть реальное пространство и время, а также продвигаться через безграничные пустоты между звездами.
   Почти в тот же момент он услышал внутренний голос Джлр.
   – Счастливого возвращения.
   Кейлл ожидал, что она выйдет на связь, однако понимал, что при всех ее телепатических способностях, она не могла отыскать его, когда корабль, в котором он находился, продвигался через пространство Оверлайта. А это означало, что этот корабль совсем недавно вошел в обычный космос.
   – Не слишком большое удовольствие принимать приветствия здесь, – равнодушно возразил он и рассказал о том, в каком положении находится. – Ты можешь рассказать мне, что случилось и где я нахожусь?
   Она коротко рассказала ему обо всем. Возвратившись на посадочную площадку, она вынуждена была просто наблюдать, не имея ни оружия, ни сил, как мужчины в военной форме такой же, как была на стрелявшем, выпрыгивали из корабля с зелеными эмблемами и направлялись к кораблю Кейлла, а затем появились через короткое время с неподвижным телом Кейлла. Они снова вошли в свой корабль, который почти мгновенно поднялся в воздух. Джлр тоже поспешно вывела корабль Кейлла в космос. Но, конечно же, она упустила их корабль, который за это время успел уйти в открытый космос и исчезнуть в бесконечном пространстве Оверлайта, где его уже невозможно было обнаружить.
   – Ты действительно оказался прав, – добавила Джлр. – Стрелявший не собирался тебя убивать. Ему просто нужно было выманить тебя с арены.
   Кейлл согласился:
   – Если это те, о ком мы с тобой думаем, у них особые планы в отношении меня. А теперь ты можешь мне сказать, где я нахожусь?
   – Как я уже говорила тебе раньше, – ответила Джлр, – я способна определить твое местонахождение в любой точке галактики. К сожалению, мы находимся слишком далеко от нее. Ты почти сутки находился в пространстве Оверлайт. Поэтому я так долго не могла обнаружить тебя. Корабль, на котором ты находишься, приближается к дальней солнечной системе, в которой, в соответствии с твоими картами расположения звезд, есть всего одна планета, заселенная людьми. Эта планета называется Голвик.
   Это не о чем не говорило Кейллу, он вообще никогда не слыхал о Голвике. Но вопреки своей твердой выдержке и самоконтролю, он почувствовал острую неприязнь к этому миру. Он прибыл на Бантей с единственной целью показать себя, сделать из себя мишень в надежде вывести грозного врага из укрытия. У него были кое-какие сомнения в отношении того, сработает ли его план.
   Теперь Кейлл был уверен в том, что планета под названием Голвик должна пролить свет на тайну, разгадку которой он ищет уже так давно.
   Это были поиски, которые Кейлл Рэндор начал в тот страшный день, когда вернулся на свою родную планету Морос, и обнаружил погибший мир, окутанный таинственной радиацией, которая уничтожила все живое. На Кейлла тоже оказала воздействие та же радиация, а позднее оказалось, что под ее влиянием произошли необратимые изменения в его костной системе, которые вели его организм к медленной и мучительной смерти.
   Прежде чем умереть, Кейлл решил попутешествовать по заселенным планетам со страстным желанием обнаружить убийцу народа планеты Морос. Но, казалось, все его попытки, были безнадежны. Никто ничего не знал, а время торопило его. В тоже самое время были люди, которые вели за ним наблюдение.
   Его подобрали талантливые таинственные ученые, которые называли себя Наблюдателями. Благодаря своим опыту и знаниям, они вылечили его, заменив пораженную костную систему. Они создали новый вид скелета, использовав уникальный органический сплав со специальным побочным эффектом. Этот материал был очень прочным и практически не поддавался разрушению.
   Если Кейлл был поражен, узнав об этом, то еще больше его изумила история, которую Наблюдатели поведали ему через своего старшего руководителя Тейлиса. Кейлл узнал о том, что Наблюдатели тоже занимались поисками убийцы народа планеты Морос и, причем, они проводили свои исследования еще до того, как враги напали на Легионы.
   Тейлис рассказал ему о том, что они узнали. Какие-то силы зла орудуют на планетах, заселенных людьми. Им не удалось узнать, кто или что это было или где это зло обитает. Но намерения врага были ясны Наблюдателям, так как они тщательно изучали события, происходившие в пределах галактики.
   Сила или существо посвятило себя возбуждению ужаса войны на любых планетах, заселенных людьми. Поэтому Наблюдатели дали неизвестному существу соответствующее имя. Они назвали его… Военным Диктатором.
   Казалось, что для осуществления своих замыслов Военный Диктатор использует известные человеческие недостатки: жадность, страх, фанатизм, жажду власти. Это помогало настроить людей на войну, расу против расы, планету против планеты. Им стало ясно, что его конечной целью является распространение подобной заразы настолько широко, чтобы втянуть всю галактику в военный конфликт. И на руинах этой окончательной катастрофы должен был появиться сам Военный Диктатор, чтобы властвовать над всем, что останется от Обитаемых Миров.
   Когда Наблюдатели впервые догадались о существовании Военного Диктатора и о характере его замыслов, они изменили свою спокойную уединенную жизнь и поселились на секретной базе, выстроенной внутри астероида, не нанесенного на карты. Там они начали проводить исследования, разослав множество уникальных устройств с дистанционным управлением, чтобы производить поиск на большей части планет, заселенных людьми. Таким образом они надеялись узнать как можно больше о Военном Диктаторе и о возможных способах борьбы с ним.
   Но оказалось, что он находится, как и они сами, в каком-то секретном секторе Галактики. Руководил он через агентов, которые выполняли его задания на различных планетах, сеяли семена войны. Но при этом у них не было прямых контактов с самим Военным Диктатором. И Наблюдатели поняли, что им тоже необходимо иметь агента, который связал бы их с другими планетами.
   Затем произошла трагедия Мороса. Легионы, единственным богатством планеты которых было военное искусство народа, всегда делали свое мастерство доступным в профессиональном отношении для других. Но всем также хорошо было известно и то, что они никогда не воевали на стороне агрессоров и эксплуататоров или же тех, кто разжигал несправедливую войну. Чаще всего они оказывали свои услуги тем, кто защищался от подобных нападений.
   Естественно, подобная этика ставила под угрозу замыслы Военного Диктатора. Поэтому он уничтожил легионы, нанеся им удар прежде, чем они узнали о его существовании и, возможно, направили свои силы против него.
   Но Кейлл Рэндор избежал уничтожения и выжил. И именно в нем, последнем легионере, Наблюдатели увидели идеального агента для выполнения своих планов. Поэтому они подобрали его и вылечили. А он, в свою очередь, согласился на них работать. Восстановив жизненные силы и вернув себе надежду, он возобновил поиски лица, уничтожившего Морос, понимая теперь, как много поставлено на карту, кроме его желания отомстить.
   В поисках ему помогала Джлр, путешественница из другой галактики, которая в свое время познакомилась и подружилась с Тейлисом и другими Наблюдателями, и которая с готовностью присоединилась к Кейллу. С тех пор им несколько раз приходилось сталкиваться с агентами Военного Диктатора. Они многое узнали о нем.
   Они узнали, что некоторые из агентов входили в элитную группу, которая называлась «Рука смерти». Руководителем «Руки смерти», известным под именем «Первый», было лицо, единственно имевшее прямую связь с
   Военным Диктатором. И постепенно, что было неизбежным, пришло время, когда Кейлл Рэндор столкнулся лицом к лицу с «Первым».
   Ему уже удалось спастись, но «Первый» тоже скрылся. И с тех пор Наблюдатели бросили все свои усилия на выполнение более конкретного задания по захвату «Первого», надеясь на то, что через него им удастся узнать о местонахождении Военного Диктатора.
   В этот период Кейлл был уже на грани срыва. Поисковые средства Наблюдателей были настроены на поиски нитей, ведущих к выявлению местонахождения одной личности среди миллиардов других. И в то время, пока Наблюдатели проводили работу по сбору, анализу, сопоставлению и изучению информации, доставленной мониторами, Кейлл и Джлр бесполезно проводили время.
   Поэтому Кейлл разработал свой план. Если у него нет возможности найти «Первого», тогда пусть последний обнаружит его. Он был уверен, что его враг не пропустит возможность отомстить Кейллу за то, что тот оказался сильнее его и помешал выполнению основных замыслов Военного Диктатора. Итак, Кейлл поехал, правда с некоторым чувством стыда, так как принципам легионеров противоречило выставлять свои способности и мастерство на показ, участвовать в широко известных Состязаниях по военному искусству.
   Как Кейлл и ожидал, «Руке смерти» стало известно о его присутствии на планете Бантей. Он оказался прав – «Первый» отправил людей не убить его, а только схватить Кейлла. В планы «Руки смерти» входила более продолжительная и удовлетворяющая месть.
   Итак, они попались на приманку. А теперь, криво усмехаясь подумал Кейлл, нам следует убедиться в том, что приманка уцелеет.

Глава третья

   Кейлл начал тренироваться, выполняя комплекс упражнений, разработанных для легионеров, чтобы было легче адаптироваться к ограниченному пространству в космосе, и вообще чтобы чем-то занять себя и очистить организм от остаточных явлений действия отравляющего вещества. Итак, он переворачивался вниз головой, держал равновесие на расставленных кончиках пальцев одной руки, когда вдруг ощутил, что свет в комнате – тюрьме, изменился.
   Он без особых усилий встал на ноги, и к своему великому удивлению обнаружил, что одна стена в его комнате стала прозрачной. На небольшом расстоянии от нее находилось пять человек, которые наблюдали за ним.
   Все они были одеты также, как и стрелявший на планете Бантей, в длинные перевязанные поясом туники ярко-зеленого цвета с высокими воротниками, которые почти достигали носок их сапог. На четырех из мужчин были объемные защитные шлемы, и эти же четверо, вероятно, принадлежали одной расе. Они все были неестественно высокие и худые, с кожей сероватого оттенка. Все черты их лиц были сконцентрированы в центре: маленькие толстые губы, узкие глаза, носы напоминали небольшие прорези в сероватой мякоти лица.
   Кейлл мрачно усмехнулся. Прежде ему уже приходилось видеть подобное лицо.
   Но внешне его состояние оставалось прежним, и он стоял неподвижно. Четверо мужчин держали энергетические ружья самой современной
   конструкции, которые были нацелены на Кейлла.
   На пятом человеке была такая же зеленая туника, но он был без шлема, а в руке держал лучемет. Он принадлежал к другой расе и был больше похож на обыкновенного человека: ростом почти с Кейлла, хотя даже немного изящнее, с седыми коротко стриженными волосами и широко посаженными глазами, которые сверкали каким-то неприятным блеском. Это глаза фанатика, подумал Кейлл, или сумасшедшего.
   И именно этот, пятый, нарушил тишину. Кейлл услыхал его ледяной тон сквозь вентиляционные щели в прозрачной стене.
   – Первое, что тебе необходимо понять, Рэндор, – промолвил он, – это то, что ты совершенно беспомощный. Я приказал оставить тебя в живых, но в моих приказах ничего не сказано о том, чтобы тебя оставили целым и невредимым.
   Кейлл слушал молча. Он окончательно убедился – стрелявший на Бантее не собирался его убивать. Скорее всего, это он и есть.
   – Ты уже ознакомился с достоинствами своей клетки? – продолжал другой мужчина. – Планета Голвик славится гениальностью в области технологии. Сильно сомневаюсь, чтобы тебе удалось найти выход из этих стен. Тем не менее, если бы ты и сделал это, эти люди всегда начеку. Он указал узкой рукой на четверых стрелков. – Все они превосходные стрелки.
   Он замолчал, словно ожидая ответа. Но Кейлл ждал. Он молчал и внимательно наблюдал за происходящим. На мгновение глаза говорившего блеснули еще сильнее, а его безгубый рот искривился в подобие улыбки.
   – Меня зовут Фестинн, – сказал мужчина. – Ты можешь запросто задавать мне вопросы. Мне хочется, чтобы у тебя не было никаких сомнений или иллюзий относительно твоего положения.
   – Это что, – с нескрываемым высокомерием промолвил Кейлл, обыкновенная форма «Руки смерти»?
   И снова кривая усмешка.
   – Эта форма милиции Голвика. Некоторые представители «Руки смерти», – с насмешливым поклоном промолвил он, – несмотря на этикет, носят ее здесь. И вскоре все мы уже будем там.
   – Где я без сомнения встречусь со своими старыми знакомыми, сардонически воскликнул Кейлл.
   Фестинн рассмеялся, издав безобразный звук.
   – Ты увидишь, Кейлл, что тебя ожидают много сюрпризов. И у тебя будет достаточно времени насладиться ими. – Его глаза снова сверкнули. – Потому что живым ты не покинешь Голвик.
   – На экранах, – сообщила Джлр Кейллу, – показалась планета Голвик. Вскоре я буду на посадочной орбите.
   – Может быть, тебе не следует показываться там? – ответил Кейлл. Он не сомневался, что на Голвике, как и на большей части других планет, были установлены орбитальные детекторы, обследующие космическое пространство, прилегающее к планете.
   – Чем же я смогу тогда тебе помочь, – спросила его Джлр, – если останусь в открытом космосе?
   – В этом случае от тебя больше пользы, чем если голвиане обнаружат тебя и схватят, – возразил Кейлл.
   – Может быть. Но я уверена, что ты не сможешь освободиться без моей помощи.
   Кейлл улыбнулся. Джлр редко упускала возможность сообщить ему о том, что очень нужна ему.
   – Я не уверен, что мне следует освобождаться именно сейчас. Я бы многое смог узнать, оставаясь в роли пленника, а не беглеца.
   – Что еще ты можешь узнать, кроме того, что «Рука смерти» замышляет убить тебя? – с упреком воскликнула Джлр. Кейлл рассказал ей, как только она вышла из пространства Оверлайта, о своей беседе с Фестинном.
   – Но это не все, – заверил ее Кейлл. – У них есть и другие мысли в отношении меня. Было бы совсем не плохо узнать о них.
   – Интересно? Совсем не плохо? – прошипел «внутренний» голос Джлр. – В таком случае, пока тебе интересно сидеть здесь, я высажусь на Голвике.
   Используя данные детекторов корабля, она сообщила ему о поверхности Голвика, которая представляла собой лишенную растительности холмистую пустыню. Она собиралась садиться на большой скорости и найти удобное скрытное место среди дюн, где корабль невозможно было бы обнаружить.
   – Как только я сяду, – продолжала она, – я подожду наступления ночи и направлюсь туда, куда надо, отыскав твой след. Даже, если корабль обнаружат, голвиане не догадаются искать в небе пришельца.
   – Полагаю, ты права, – без особого воодушевления согласился Кейлл. Мне действительно необходима твоя помощь.
   – Без всякого сомнения, – победоносно произнесла Джлр и прервала связь.
   Кейлл снова улегся на узкую кровать, улыбаясь. Будем надеяться, что ничего особенного не произойдет до того, пока она сядет здесь, подумал он лениво.
   Последующие часы он посвятил тренировке мышц, чередуя занятия атлетикой с длительными периодами отдыха, когда он занимался тренировкой мышления, причем не менее интенсивной, чем тела. Спустя некоторое время он снова почувствовал, что спокоен, что его организм отдохнул и находится в состоянии боевой готовности. Тут же он ощутил сильную вибрацию, что свидетельствовало о том, что корабль спускается на поверхность планеты. А вскоре после завершения посадки одна из стен его клетки снова стала совершенно прозрачной.
   Снаружи, как и в прошлый раз, стоял Фестинн и четыре стрелка. Кейлл начал подниматься со своей койки.
   – Не стоит беспокоиться, – насмешливо произнес Фестинн. – Уже подали транспорт, который вытащит тебя вместе с клеткой. Ты останешься в ней до тех пор, пока мы не доберемся до Голв-сити, столицы нашего мира. И, кроме того, я и мои люди продолжим охранять тебя. Надеюсь переезд осуществится без инцидентов.
   Спустя несколько минут клетка Кейлла была помещена в широкое помещение тяжелого транспортного самолета, несущегося над незнакомым ландшафтом Голвика. Кейлл понял, что Фестинн не преувеличивал достижения голвиан в области техники и технологии. Сама клетка изготовлена из уникального материала, позволяющего достигать эффекта поляризации, что делало стены прозрачными в случае необходимости. Под воздействием невидимых лучей его клетку вытянули из космического корабля без единого звука и погрузили в самолет. Перед его взором предстал пейзаж планеты.
   Насколько мог Кейлл заключить из увиденного через передние иллюминаторы транспортного самолета (так как Фестинн оставил одну стену клетки прозрачной, чтобы иметь возможность наблюдать за поведением Кейлла) в столице, в Голвик-сити, должно быть, находилась большая часть населения планеты. Казалось, что город растянулся далеко за горизонт. Это был громадный неуклюже разбросанный центр деловой и культурной жизни. Здания находились далеко друг от друга, словно окаймляя огромные площади, особенно около космодрома, но вскоре они стали располагаться плотнее, так что километр за километром под самолетом простиралась вся архитектура столицы голвиан.
   Самолет двигался не спеша, управление автопилотом осуществлялось под воздействием невидимых лучей. В воздухе было много других средств передвижения, самолетов различной формы и размеров, которые кружили и парили над высокими строениями. Внизу по специально расчерченным дорожкам двигался наземный транспорт, но его было немного по сравнению с воздушным.
   Кейлла обрадовало то, что голвиане, по-видимому, любили прямые дороги. А их здания, большей частью построенные из материала, напоминающего металлизированный камень, были аккуратными и строгими. Они значительно отличались друг от друга по высоте и ширине. Многие имели подпирающие небо башни, которые привлекали особое внимание своей опрятностью, прямоугольностью, гладкостью поверхностей и в тоже самое время невыразительностью. Через какое-то время глаза начинают скучать за кривизной, округлостью или какими-то архитектурными излишествами в этом нагромождении строений, которые отталкивают еще больше в условиях холодного, неприветливого климата Голвика.
   Кейлл продолжал изучать пейзаж города, заинтересовавшись тем, что он может извлечь из увиденного о достижениях разума голвиан в области техники и технологии, когда услыхал внутренний голос Джлр, которая обращалась к нему.
   – Корабль я надежно спрятала, и я нашла место, где смогу подождать наступления ночи. Куда они тебя везут?
   – Не совсем понимаю, – ответил он, коротко описав произошедшие события.
   – Где бы ты ни был я отыщу тебя. – Голос Джлр стал серьезным. – Не совершай никаких необдуманных поступков, пока я не выйду на связь.
   Именно в этот момент Кейлл с нарастающей злобой думал, рассматривая стены своей клетки, о том, что ему ничего не удастся сделать.
   Когда транспортный самолет пошел на посадку, уже стало темнеть. Самолет сел на широкую пластиковую площадку перед громадным зданием, которое возвышалось на окраине Голв-сити. В здании было множество этажей, но еще больше было ответвлений в ширину, большое количество пристроек, имевших опрятный и строгий вид, как и центральное здание.
   Когда самолет сел, Фестинн встал.
   – Это можно было бы назвать энергетическим центром Голвика, он ухмыльнулся, словно сам был доволен своей шуткой. – Скоро, в один прекрасный день он может стать центром всей галактики. Тебе здесь будет… интересно.
   Кейлл равнодушно посмотрел на него, но его ум работал напряженно. Что все это значит? Может быть, это здание генеральный штаб «Руки смерти»? А может быть, это командный центр… даже более значительного масштаба?
   Но сейчас не было времени разгадывать эту тайну, потому что Фестинн и четыре стрелка приближались к клетке, и один из голвиан сжимал в руках предмет какой-то странной формы.
   Когда Кейлл поднялся, у Фестинна в руках, словно по сигналу, оказался лучемет.
   – Оставайся на месте, – потребовал он.
   Кейлл расслабился, пораженный, несмотря на свою собственную ловкость, угрожающим мастерством мгновенной реакции этого человека.
   – Это человек, – продолжал Фестинн, указывая на солдата со странным предметом, – откроет клетку. Ты, конечно, можешь накинуться на него, но тебе это ничего не даст. Ты все равно будешь находиться в клетке, а человека уже не вернешь.
   Голвианец, словно не обратив никакого внимания на это холодное утверждение, направился к двери клетки. Она открылась, когда он вошел.
   – Знаешь, что это такое, у него в руках, – сказал Фестинн, это кандалы новой конструкции, которые изобрели голвиане. Они обладают особой силой. Если ты попытаешься сорвать их с себя, они начнут сжиматься и переломают все твои ребра, Рэндор. Они даже способны удушить тебя.
   Кейлл оставался спокоен, внутренне улыбаясь. Прочный скелет, который изобрели для него Наблюдатели, снова очень помогал ему.
   Голвианец выполнял свою работу равнодушно и быстро. Кандалы, изготовленные из какого-то тяжелого, но гибкого металла, словно жакет были надеты на туловище Кейлла, сильно прижимая руки к бокам. А когда голвианец соединил концы их передней части, казалось, они вошли друг в друга и намертво замкнулись.
   – Рэндор, ты теперь понимаешь, как тщательно мы охраняем тебя, – издеваясь промолвил Фестинн. – «Руке смерти» известно, что ты опасен. И запомни, что я видел тебя в действии на Бантее. – Его глаза блеснули. – Хотя, если бы на арене был я, возможно, ты бы не добился такого успеха.
   Кейлл пристально посмотрел на него.
   – Может быть и нет, но сначала тебе бы пришлось заковать меня в такие кандалы.
   Глаза мужчины сверкнули безумным блеском.
   – Я второй командир «Руки смерти» в выполнении различных приказов и лучший среди палачей! Мне не нужны никакие преимущества… Фестинн был в ярости и едва сдерживался. – Но я вижу ты хочешь разозлить меня, надеясь, что у тебя будет преимущество. Тебе это не удастся.
   Он повернулся к флегматичным солдатам-голвианам.
   – Вынесите его. И все время держите его на прицеле.
   Они вошли в громадное здание, солдаты веером окружили Кейлла, Фестинн шел впереди. Когда они вошли в помещение, Кейлл осторожно потрогал кандалы руками. Он сразу же почувствовал ответную реакцию, ощутив, как они сжимаются вокруг его тела. Он ослабил давление и сосредоточил внимание на окружении.
   
Купить и читать книгу за 9 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать