Назад

Купить и читать книгу за 164 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Google. Прошлое. Настоящее. Будущее

   Его знают все. Им восхищаются. Его ругают. Им пользуются при любой необходимости. В нем проводят полжизни. Он удивляет новыми возможностями и порождает новые запросы. Он – интернет-портал Google.com, детище двух студентов Стэнфорда, а ныне мультимиллионеров Сергея Брина и Ларри Пейджа. Ресурс, без которого уже невозможно представить себе Интернет.
   В этой книге «найдется все» о Google и его создателях. История создания, хроника развития, принципы управления одной из самых влиятельных, интересных и молодых компаний, изменивших мир. Необходимая книга в библиотеке основателя и менеджера интернет-компании, отличный выбор для тех, кто ценит истории успеха.


Джанет Лау Google. Прошлое. Настоящее. Будущее

   Посвящается Стивену Плэксу, Каролин Мюллер, Одри Снейговски, Дейлу и Кэти Ray, Джейду Истону и всем остальным, кто духовно и материально поддерживал меня.
   Спасибо вам.

Введение

   Десятый день рождения компании Google Inc. ее основатели Ларри Пейдж и Сергей Брин встречали на территории авиабазы Ванденберг в центральной части штата Калифорния. Они с интересом наблюдали, как взмывает в небо ракетаноситель Delta 2, чтобы вывести на орбиту спутник GeoЕуе-1. Этот спутник, несущий на корпусе логотип Google, будет передавать на землю цифровые снимки земной поверхности с самым высоким разрешением для популярного картографического сервиса Google(1). Что ж, это весьма примечательный и символический способ отпраздновать десятилетие компании, которая и сама, подобно ракете, с первых дней своего существования устремилась ввысь.
   Крис Уинфилд, глава маркетингового агентства «10е20», занимающегося поисковой рекламой, заметил как-то, что в поразительно короткий срок компания Google произвела фурор и стала таким же повальным увлечением, как «Битлз» в 1960-е годы. «Это фантастика, – говорит Уинфилд, – создается впечатление, будто эти ребята известны всем»(2).
   Вообще же история компании – разработчика поисковика Google, как и судьба ее основателей, изобилует кульминационными моментами, неожиданными поворотами и кое-какими тайнами. Очевидно одно: Google-парни Ларри и Сергей, которым сейчас всего-то по 36, сделались бесспорными «хозяевами информации»(3).
   В 2006 году журнал Time назвал Google «самой популярной компанией года» и причислил ее к плеяде игроков, коренным образом изменивших правила игры в XXI веке. Компания Google разработала крупнейшую в мире поисковую систему и стала одним из наиболее известных глобальных брендов. Немалых похвал заслуживает и руководство компании.
   Да и самих основателей Google прославляют на все лады, не жалея лестных эпитетов, – их прозвали, например, Томасами Эдисонами от Интернета.
   Судьба с самого рождения готовила Ларри и Сергея к роли победителей. У обоих отцы посвятили себя науке, оба выросли в среде технической интеллигенции и прекрасно успевали в школе, демонстрируя блестящие способности. Их преподавателями в Стэнфорде и наставниками в Силиконовой долине стали корифеи в области ИТ-дисциплин. Когда Ларри еще только поступал в Стэнфорд, его старший брат уже основал собственную компанию, которую позже продал столь же молодой в те поры компании Yahoo!. Что касается Сергея, то его тесть тоже из академической среды, профессор физики Стэнфордского университета, а свояченица входила в сообщество венчурных инвесторов Силиконовой долины.
   Оба юноши, несомненно, обладали незаурядными способностями и предпринимательской жилкой, и, встретившись, каждый из них немедленно распознал потенциал другого, увидев в нем, словно в зеркале, свое отражение. Судьба вела их одной дорогой, когда они бились над технологией своей поисковой машины, а университетское сообщество Стэнфорда всегда было чутким к инновационным идеям своих питомцев.
   За двенадцать лет, что прошли с того момента, когда они впервые начали работать бок о бок над совместным исследовательским проектом, Google-парни добились многого:
   – они начали свой бизнес в комнатушке студенческого общежития, не имея за душой никаких активов, кроме грандиозной идеи;
   – они создали крупнейшую в мире базу существующих интернет-сайтов, проиндексировав всю Всемирную сеть. Летом 2008 года компания Google добавила в свой каталог триллионную веб-страницу;
   – располагая на старте лишь 100 тысячами долларов венчурного капитала, они трансформировали Google в публичную компанию, выпустив акции на фондовый рынок, и добились рыночной капитализации почти в 100 миллиардов долларов;
   – они расширили штат Google, на старте состоявший только из них двоих, до 20 тысяч сотрудников;
   – они превратили свою компанию в гиганта, штаб-квартира которого в Маунтин-Вью (штат Калифорния) разместилась на площади в 13,9 гектара, и это не считая еще двух десятков региональных офисов в США и технических центров более чем в 30 странах мира;
   – они создали клиентскую базу, которая начиналась с пользователей университетского сайта, а теперь столь внушительна, что Google по праву называют наиболее глобальной из нынешних корпораций;
   – они выстроили огромное здание бизнеса: начавшись с одного-единственного поискового сервиса, оно представляет собой теперь веб-портал с десятками разнообразных сервисов и продуктов;
   – они заняли доминирующие позиции в индустрии интернет-поиска, обслуживая более 70 % поисковых запросов американских пользователей;
   – они зарабатывают на размещении рекламы приблизительно 16 миллиардов долларов в год – показатель, сопоставимый с рекламной выручкой четырех ведущих телевизионных сетей США, вместе взятых.
   В опубликованном журналом Forbes списке миллиардеров за 2008 год Сергей и Ларри занимают соответственно 32-ю и 33-ю позиции; каждый из них на момент составления рейтинга «стоил» по 18 миллиардов долларов. И хотя в период кризиса они потеряли на акциях Google без малого 6 миллиардов долларов, они все еще сказочно богаты.
   С успехом в бизнесе к ним пришла и слава. Через несколько лет после дебюта Google Ларри и Сергея пригласили выступить перед учащимися математической школы для одаренных детей в Израиле. Когда они поднялись на сцену, аудитория приветствовала их шквалом восторгов, каким обычно встречают мировых рок-звезд: «При этом каждый из присутствовавших знал о Google»(4). И каждый из юных дарований, сидевших в зале, мечтал достичь такого же успеха, как те двое парней, что стояли на сцене.
   Сохраняя внешний вид отличников-зануд, Ларри и Сергей уже на первых порах обнаружили подлинно деловые повадки. Они проявлялись в каждом их поступке и решении: в начальных попытках привлечь средства для своей новорожденной компании, когда они впервые столкнулись с венчурными инвесторами; в том, как они выбирали для компании генерального директора; в том, какой путь они избрали, чтобы вывести Google в ряды публичных корпораций; и много позже, когда пришло время решать такие неоднозначные, щекотливые проблемы, как соблюдение корпоративной и личной конфиденциальности, обращение с чужой интеллектуальной собственностью, корпоративное управление и разработка новых продуктов. В любой ситуации они неизменно поступали по-своему, зачастую вопреки общепринятым правилам, действуя с полной уверенностью, если не сказать – с осознанием своего неоспоримого права на подобные шаги.
   «Не было еще такой компании, – отзывался о Google журналист и писатель Кен Олетта, – которая оказала бы такое влияние на медийный ландшафт и продемонстрировала бы такую способность ниспровергать привычные бизнес-модели»(5).
   Чтобы остаться на плаву в условиях экономического кризиса, компания Google на время затаилась, отдавая предпочтение инвестициям в интернет-рекламу, онлайновые сервисы и рекламу в мобильных телефонах.[1] Несмотря на кажущуюся пассивность, компании Google удалось сохранить прочность.
   В индустрии высоких технологий сейчас, пожалуй, мало столь же влиятельных и ярких личностей, как Пейдж и Брин. Более того, они сумели придать своему статусу глобальное измерение. Известно, что британская газета Guardian ежегодно составляет список MediaGuardian 100, для которого отбирает самых влиятельных медиамагнатов. Ее рейтинг охватывает все секторы медийного рынка, в том числе прессу, теле– и радиовещание, издательский бизнес, рекламный бизнес, а также цифровые медийные каналы. И в этом рейтинге Пейдж и Брин занимают первые позиции, тогда как Стив Балмер, теперешний глава Microsoft, всего лишь на седьмой, а Джерри Янгу из Yahoo! (этим летом Янг покинул пост руководителя Yahoo! его место заняла Кэрол Бартц (Carol Bartz), возглавлявшая прежде ИТ-компанию Autodesk), которого еще за несколько месяцев до этого превозносили как звезду предпринимательства Силиконовой долины, в этом рейтинге вообще не нашлось места.
   В стремлении расширить аудиторию, а значит, и потенциальную целевую аудиторию для рекламы компания Google вывела на рынок разнообразный набор продуктов: здесь и раздел частных рекламных объявлений,[2] и проект сканирования всех когда-либо вышедших из печати книг с размещением отрывков из них в свободном доступе, и электронная почта, и сервис мгновенного обмена сообщениями, и программы для мобильников, и многое другое. Помимо этого Google продает контент, например, через сервис онлайнового видео, благодаря которому за плату можно скачать записи популярных телешоу или игр Национальной баскетбольной ассоциации (НБА).
   Рекламу нередко воспринимают как разновидность экономической деятельности, хотя порой и весьма докучную для множества потребителей. А между тем совершенно очевидно, что реклама несет куда более значимую нагрузку. «Об идеалах нации можно судить по ее рекламе», – еще в 1917 году отмечал писатель и путешественник Норман Дуглас(6).
* * *
   При всей сосредоточенности руководства Google на повышении прибылей от рекламы в компании не чуждаются и развлечений. Google позволяет себе и почудить – здесь, например, подумывают, как воплотить в жизнь мечту о создании космического лифта, который доставлял бы грузы на Луну. Google таит в себе куда больше интригующих возможностей, нежели торопливый поиск по запросу и возможность узнать побольше о свиданиях вслепую или покликать со скуки на рекламные ссылки.
   Ларри Пейдж и Сергей Брин прочно обосновались на переднем крае технологий интернет-поиска и всячески оберегают свое лидерство. Но что, пожалуй, заслуживает большего уважения, так это их увлеченность передовыми технологиями в других, непрофильных для ИТ-бизнеса сферах. Они приложили руку к четырем замечательным изобретениям из тех, что журнал Time объявил самыми яркими свершениями 2008 года в технологической области, а два из них занимают в рейтинге первую и вторую позиции. Первое место принадлежит компании 23andMe, которая специализируется на генетическом тестировании, – соучредителем этой компании стала жена Сергея Анна. На второй позиции, по мнению Time, находится уникальный экологически чистый спортивный электромобиль Tesla Roadster. Отметились Google-парни и в изобретении, занимающем 49-е место в рейтинге: это Nanosolar – тончайшие, легкие и недорогие солнечные батареи. Поверив в потенциал этих идей, Ларри с Сергеем одними из первых вложили в них деньги, дав им путевку в жизнь, а корпорация Google стала крупным инвестором в компанию 23andMe. Что же касается четвертого изобретения, непосредственно связанного с именами Пейджа и Брина, то оно занимает в рейтинге 40-ю позицию и представляет собой творение самой компании Google – это компьютерные центры обработки данных, питающиеся электроэнергией от ветросиловых установок.
   Тысячи инженеров Google задействованы в разработке инновационных приложений для Интернета и мобильной связи. Они сотрудничают и с НАСА в создании высокотехнологичного городка неподалеку от штаб-квартиры Google. По условиям заключенного на сорок лет соглашения Google арендует 17,1 гектара пустующих земель на территории исследовательского центра НАСА, использующего часть аэродрома Моффет-Филд, под строительство технологического парка площадью почти в 11,1 гектара, где будут располагаться офисы и научно-исследовательские лаборатории(7).
   У Google и НАСА имеется ряд совместных проектов. Один из них призван упростить возможность размещать в Интернете научные данные о характере и движении планет в нашей галактике. Работы по проекту уже позволили загрузить в программу Google Moon банк изображений лунной поверхности с высоким разрешением, полученных со спутников, а также карты Луны. Кроме того, в популярной программе Google Earth функция «Слои» дополнена теперь еще одним, открывающим доступ к некоторым ресурсам НАСА. В рамках другого проекта – Global Connection – система Google позволила пользователям наполнять контентом специальный слой National Geographic в программе Google Earth, добавляя информацию о географических объектах и фотографии, изображающие различные уголки мира. Проект Disaster Response направлен на разработку прототипов программных инструментов, которые повысили бы качество экстренных мер в ответ на крупномасштабные природные катастрофы.
   К помощи Google обращался даже Пентагон, испрашивая совета, как улучшить методы управления информационными технологиями(8).
* * *
   Самих основателей Google считают славными ребятами, которые руководствуются благими намерениями и все делают на совесть. В студенческие годы они предавались веселым забавам, казалось, самого невинного свойства. Так, на одной фотографии времен студенчества Сергей предстает перед нами в девчоночьей одежде(9).
   Компания Google открывает своим пользователям головокружительную возможность прикоснуться к живому пульсу XXI века. Зарегистрировавшись на www.google.
   com или каком-нибудь другом из множества ее доменов, вы можете разместить информацию на десятках языков мира, просмотреть текущие биржевые котировки, отыскать телефонный справочник любого города вашей страны, узнать, как добраться до поликлиники, где принимает ваш доктор, или, скажем, проверить, все ли в порядке дома, когда вы в длительной отлучке, – можно обозреть свой дом сверху, на аэрофотоснимках в реальном времени, или увидеть его на трехмерном изображении своей улицы.
   Можно с полным правом утверждать, что компания Google вводит нас в самое сердце единого, не разделенного границами глобального сообщества. Если сегодняшний уровень развития авиационной техники и телефонной связи позволяет добраться в любую точку мира, то компьютер во сто крат ускоряет это путешествие, делая мир еще ближе и доступнее. Глобальное сообщество имеет свойство подстегивать перемены, хотя подчас и безрассудно, не заботясь о последствиях. Но перемены неизбежны, и Google играет в этом смысле позитивную роль, вынуждая правительства разрабатывать новые, справедливые и объективные рекомендации и правила, регламентирующие жизнь интернет-сообщества.
   Google обладает необъяснимой магической притягательностью. В ходе предвыборной кампании 2008 года каждый из кандидатов в президенты США счел своим долгом посетить Маунтин-Вью и пообщаться с сотрудниками Google. По этому поводу Эндрю Орловски, главный редактор британского сетевого издания The Register, отмечает: «Всемирная паутина стала чем-то вроде секулярной религии наших дней, и современные политики спешат совершить паломничество по ее культовым местам вроде блога Google Zeitgeist (в переводе с немецкого – «дух времени»). Дабы позиционировать себя как человека дальновидного и как носителя передовых взглядов, сегодняшний политик непременно сфотографируется с Google-ребятами»(10).
   На тех же президентских выборах 2008 года компания Google добавила интриги таким важным событиям, как национальные съезды республиканцев и демократов. На период их проведения на деньги Google были организованы центры для блогеров компании, где они могли высказывать свои соображения и наблюдения по поводу работы и итогов этих политических форумов. Так, во время съезда Демократической партии в Денвере (штат Колорадо) для блогеров арендовали двухэтажное помещение площадью более чем в 740 квадратных метров; то же самое компания Google сделала и по случаю национального съезда Республиканской партии в городе Сент-Пол (штат Миннесота). В том центре поспешили зарегистрироваться более двухсот блогеров. Почитай, впервые со времен Американской революции создалась ситуация, когда самодеятельная пресса, в том числе непрофессионалы-любители, получила возможность дирижировать распространением политических новостей(11).
   Не всем известно, что генеральный директор Google Эрик Шмидт вошел в число советников команды президента Барака Обамы на промежуточный период для помощи в подборе состава кабинета по экономическому и технологическому направлениям. Располагая огромными прибылями и влиянием, компания Google имела возможность лоббировать в Конгрессе благоприятные для себя регуляторные изменения, повышающие ее конкурентоспособность в ряде инновационных технологических областей, в частности в программном обеспечении, беспроводных коммуникациях и альтернативных источниках энергии.
   По мере роста компании ее позитивный имидж в глазах общественности претерпевает трансформацию. Если вначале ее изображали как чудо XXI столетия, то теперь все больше воспринимают как угрозу. Так, в 2004 году журнал Wired поместил на обложке фото Сергея и Ларри, снабдив подписью «Гуглемания». Спустя два года журнал публикует о Google-ребятах еще один материал с более тревожным названием «Гуглефобия: кто боится Сергея? (А кто не боится?)».
   «Для меня это неожиданность», – говорит Сергей, комментируя столь стремительную перемену общественного мнения(12).
   Рост числа негативных статей о Google в СМИ никак не влияет на уровень удовлетворенности пользователей Google: он неизменно высок. Один из рейтингов в сфере сервиса оценил компанию Google в 86 пунктов из 100 возможных, а следом за ней с 85 пунктами идет Apple. Для сравнения: многие крупные авиакомпании США удовольствовались рейтингами в пределах 54–62 пунктов(13).
* * *
   В данной книге мы затрагиваем следующие вопросы.
   – Что стоит за тем феноменом, что одна-единственная компания становится нашим главным порталом на бескрайних просторах Всемирной сети? Ее появление мгновенно превратило интернет-поиск едва ли не в главный инструмент поиска и обработки информации. Google проявляет поразительную смекалку в изобретении новых способов поиска и новых онлайновых сервисов. Компания уже вышла за узкие рамки интернет-поиска, предложив пользователям свой браузер, электронную почту и другие онлайновые сервисы собственного авторства.
   – Должны ли частные лица опасаться за безопасность своих личных данных, используя поисковые возможности Google и другие интернет-службы компании? Какие шаги следовало бы им предпринять, чтобы сохранить неприкосновенность информации личного характера?
   – Кому принадлежат права на интеллектуальную собственность; кому позволено зарабатывать деньги на использовании музыкальных произведений, книг, произведений искусства и прочих авторских творений?
   – Не стала ли компания Google чересчур могущественной?
   – Какие очертания приобретет в будущем компания Google, когда она достигнет зрелости? Не следует забывать, что сейчас ей всего десять лет. Ларри с Сергеем не следует терять бдительности, ведь неровен час им начнет наступать на пятки следующее поколение предпринимательских талантов. И надо быть готовыми к этому.
* * *
   Рискну предложить читателю несколько советов, которые помогут извлечь максимальную пользу из данной книги. Помните прежде всего, что компания Google заявила о себе в первую очередь своими преимуществами, новыми продуктами и идеями, рождая их такими бешеными темпами, что угнаться за ними почти нереально. И потому мы уделяем здесь больше внимания самой компании и ее персоналиям – тем, кто создал Google и стоит за ее штурвалом, – нежели ее многочисленным технологическим новшествам.
   Текст строится в первую очередь на сведениях от первого лица: на рассказах Ларри Пейджа, Сергея Брина, Эрика Шмидта и остальных игроков Google. Авторским решением я включила сюда и комментарии людей, с первых дней не выпускающих из виду перипетии компании.
   Для удобства наблюдения за эволюцией Google книга снабжена исторической справкой, где в хронологическом порядке приводятся все события, так или иначе повлиявшие на ее становление и дальнейшую жизнь. Их вы найдете в конце книги.
   И наконец, последнее: главное предназначение данной книги – доставить вам удовольствие. Насладитесь ею. Google-сага – одна из самых удивительных историй о рождении бизнеса из всех, что мы когда-либо слышали. Поверьте, у Google найдется много чего порассказать.

1. Google-парни

Сергей Брин

   «Сергей был хорошим мальчуганом, – в шутку говорит его отец, – особенно когда спал носом к стенке»(1).
   Сергей Михайлович Брин происходит из семьи ученых: его отец – профессор математики, который читает ныне в Мэрилендском университете курс по прикладным вероятностно-статистическим методам, его мама – тоже математик по образованию и работает сейчас специалистом Центра космических полетов при НАСА. Сергей родился в Москве 21 августа 1973 года. Когда ему только-только исполнилось шесть лет, его родители перебрались на постоянное место жительства в США, и к тому времени, когда Сергею минул двадцать один год, у него уже имелись все задатки, чтобы сделаться мультикультурным феноменом.
   В Москве семейство Бринов – Сергей с родителями и бабушка – ютилось в тесной квартирке площадью всего 32 квадратных метра. Так что дома развернуться было негде, и местом игр мальчика Сережи был мрачноватый московский двор, где он проводил по два часа в день, невзирая на капризы погоды(2). Ни по работе, ни в обыденной жизни взрослые члены семейства Бринов почти не видели перспектив на будущее. И тогда родители Брина пришли к выводу, что единственный выход – покинуть страну.
   Когда Сергею было семнадцать лет, он и его родители решились снова побывать в стране, покинутой более десяти лет назад, хотя и опасались неприятных сюрпризов от властей. Было самое начало 1990-х годов, и, наблюдая тогдашний развал городской инфраструктуры и царившую в родном городе атмосферу мрачной безысходности, Сергей испытал глубокую благодарность к своим родителям за решение эмигрировать(3).
   «Если я и испытываю какие-нибудь чувства по этому поводу, то, пожалуй, ощущение, что пребывание в Соединенных Штатах – подарок судьбы по сравнению с перспективой вырасти в России… Мысль об этом заставляет меня еще больше ценить свою здешнюю жизнь»(4).
Переезд в Америку и образование для Сергея
   Семейство Бринов в полном составе – отец, мать, Сергей и бабушка – прибыло на землю Америки 25 октября 1979 года. Михаил и Евгения Брин быстро нашли работу, соответствующую их образованию и способностям, и начали строить новую жизнь в штате Мэриленд, на границе с пригородом столицы США Вашингтона.
   Сергея записали в начальную школу Paint Branch Montessori в Адельфи (штат Мэриленд), где преподавание велось по системе Монтессори, состоящей в «свободном» методе обучения и специальных приемах для развития интеллекта и креативности. При поступлении мальчик все еще говорил с сильным акцентом, не оправдав надежд родителей, что быстро усвоит английский. И все же этот ясноглазый, слегка застенчивый мальчуган приспособился к новой среде. Как вспоминает Патти Баршей, его учительница в школе Монтессори, «Сергей не отличался особой общительностью, но всегда был достаточно уверен в себе, чтобы добиваться того, чего ему хотелось»(5).
   В девять лет Сергей получил от отца подарок – один из первых персональных компьютеров, это был Commodore 64. В средних классах во всю силу проявились его замечательные математические способности. И учебу он продолжил в средней школе Eleanor Roosvelt в Гринбелте, тоже в Мэриленде. По отзывам некоторых очевидцев, там он частенько козырял своими познаниями в математике, споря с учителями по поводу их методов преподавания и оценок.
   Отец Сергея говорит, что он не занимался систематическим обучением сына: «Обычно он сам спрашивал у меня о том, что его интересовало»(6).
Дорога в Стэнфорд
   Мы не погрешим против истины, говоря, что Сергей Брин получил среднее, высшее и магистерское образование в Мэрилендском университете. Он приступил к серьезному изучению математики в возрасте пятнадцати лет в колледже и, значительно опережая график учебы, вышел из стен средней школы, как только достиг нижнего предела возраста, позволяющего поступить в высшее учебное заведение, полный курс которого Сергей окончил в три года вместо обычных четырех.
   Завоевав стипендию Национального научного фонда National Science Foundation Graduate Fellowship, позволяющую выпускнику продолжить обучение в любом высшем учебном заведении США, Сергей отправил заявки на поступление в несколько университетов. Отказ из Массачусетского технологического института (MTI) не слишком расстроил его, потому что больше всего он мечтал отправиться в Калифорнию, в Стэнфордский университет. Главную привлекательность этому университету в глазах Сергея придавало близкое соседство с Силиконовой долиной и облюбовавшим ее сообществом венчурных инвесторов, активно осваивающих индустрию хай-тека. Туда-то, на запад, Сергей и отправляется за высшей академической квалификацией – степенью доктора наук.
   Еще одним плюсом учебы в Калифорнии был тамошний прекрасный климат, что немало радовало Сергея. Он с легкостью включился в жизнь студенческого сообщества и наравне с остальными посвящал себя традиционным увлечениям: катанию на лыжах и роликовых коньках, а также гимнастике. Когда отец поинтересовался, записался ли сын на какие-нибудь курсы углубленного изучения, он ответил: «Ага, на продвинутый курс плавания»(7).
   Как вспоминал впоследствии Раджив Мотвани, один из университетских кураторов Сергея, «это был довольно нахальный молодой человек, хотя при всем том большой умница. Талант в нем чувствовался за версту»(8).
   Об итогах стэнфордского периода Брина подробнее рассказывается в подразделе «Тесные связи со Стэнфордом» этой главы.
От вундеркинда до зрелого гения
   Взрослый Сергей Брин все такой же пытливый, неугомонный непоседа. Его мальчишеский облик и опущенные покатые плечи создают впечатление, что он все время расслаблен. Он вечно увлечен чем-нибудь интересным – например, в цирковой школе в Сан-Франциско осваивает воздушную гимнастику на подвижной трапеции (с некоторым перерывом на лечение от полученной в результате падения травмы), занимается прыжками в воду с трамплина. А присущий ему озорной юмор обычно застигает окружающих врасплох, временами заставляя думать, что Брин попросту ребячится. И все же видавшая виды футболка Levi's и сандалики с носочками или, например, роликовые коньки – всего лишь внешняя оболочка, за которой скрывается человек целеустремленный, серьезный и местами даже агрессивно-напористый. Общеизвестно, что и Брин, и Пейдж самые настоящие трудоголики. В речи Сергея до сих пор ощущается легкий русский акцент, а многие фразы он по привычке оканчивает словами «и все такое прочее». Его любимое словцо – «масштаб», scale, употребляемое им к месту и не к месту. В этом Сергей очень похож на Эрика Шмидта и Ларри Пейджа. Этим словом, как правило, обозначают нечто такое, что продолжает действовать, если увеличивается в масштабе, то есть масштабируется, а в бизнесе его часто применяют, когда речь заходит о принудительном увеличении масштаба какого-либо явления или процесса. Однако на Google-жаргоне это слово получило особенную коннотацию: нечто такое, что при последующей разработке можно превратить в новый коммерческий продукт.
Бракосочетание на карибском пляже
   В 2007 году Сергей Брин пропустил ежегодное собрание акционеров Google, чем вызвал множество вопросов. Все недоумевали, но лишь до тех пор, пока не узнали причину, очень уважительную: Сергей сочетался браком.
   Однажды его матушка высказала мечту, что он женится «на чудесной еврейской девушке», и вот ее мечта воплотилась в жизнь. В мае 2007 года Сергей соединился узами Гименея со своей давней подругой Анной Воджиски. Ее прадед, к слову, по материнской линии был раввином в России, а в 1920-х годах эмигрировал в США. Свадьба состоялась на Багамах. Невеста, наряженная в белый купальный костюм, и жених, соответственно, в черном вплавь добрались до песчаной косы, где их друг совершил обряд бракосочетания.
   Анна приходится сестрой Сьюзен Воджиски, которая в первые годы существования компании Google работала там менеджером. Сестры Воджиски выросли в Пало-Альто, их отец – декан физического факультета Стэнфордского университета, а мать – уважаемый преподаватель журналистики и работает по соседству, в школе Palo Alto High School. Анна окончила Йельский университет в 1996 году с дипломом биотехнолога, а затем переквалифицировалась в успешного предпринимателя. Как и Сергей, она привержена идее активного образа жизни и очень спортивна. В период учебы она выступала за хоккейную команду своего колледжа, а также защищала честь колледжа в беге на коньках.
   В 2008 году Сергей и Анна стали родителями: у них появился сын Бенджи.
Компания 23andMe
   Компания Google вложила 3,9 миллиона долларов в начинающую биотехнологическую компанию 23andMe, основанную Анной. Деятельность компании базируется на концепции индивидуального генетического тестирования, позволяющего выявить склонность к заболеваниям. Своим названием компания обязана тому научному факту что в человеческой ДНК имеется 23 парные хромосомы. Обратившись в компанию 23andMe, вы сможете выяснить особенности генетической наследственности, свои генетические корни, степень устойчивости по отношению к тем или иным заболеваниям или, наоборот, склонности к ним и множество других потаенных особенностей вашего организма. Пройдя быстрое тестирование ДНК, Сергей выяснил, что имеет генетическую склонность к болезни Паркинсона, и это очень беспокоит его мать. Вот как Сергей отозвался на эту новость в своем блоге:
   Это делает мое положение достаточно неординарным. Мне дана возможность заблаговременно скорректировать свою жизнь таким образом, чтобы снизить вероятность заболевания. Кроме того, я имею возможность изучить этот недуг и поддержать научные исследования в этой области задолго до того, как он может поразить меня(9).
   «Я считаю своей удачей, что узнал об этом заранее, – добавляет он. – И до тех пор, пока не откроют источник вечной молодости, каждому из нас суждено в преклонных годах обзавестись теми или иными недугами. В отличие от почти абсолютного большинства я вполне представляю себе, что это может быть, и у меня впереди десятилетия, чтобы подготовиться к встрече с этим будущим»(10).
   Вместе со своими родителями Сергей внес полтора миллиона долларов в реализацию проекта Мэрилендского университета по изучению болезни Паркинсона(11). А кроме того, Сергей оказал поддержку благотворительному фонду Майкла Фокса, занимающемуся сбором средств на аналогичные цели.
   Однажды на тестирование в компанию 23andMe пришел Уоррен Баффет, приведя с собой музыканта Джимми Баффета, чтобы решить давно мучивший их вопрос, родня они или нет: «И вот мне пришли результаты теста, и там еще было написано, что если вы не поняли, что написано в заключении, то обратитесь по такому-то телефону. Я, конечно, обратился и поговорил с Анной. Снова и снова она объясняла мне, что означают результаты теста, а потом спрашивала, понятно ли это мне. Но я и вправду не понимал. И тогда она сказала: "Чтобы уж все окончательно было понятно, скажу так: у меня и то больше степень родства с Джимми Баффетом, чем у вас"»(12).
Птица высокого полета
   Мама Сергея Брина восхищается неслыханными успехами своего сына. «Это невероятно, это действительно не укладывается в голове, – говорит по этому поводу Евгения. – Он всегда был очень способным в математике и в компьютерах, но мы и вообразить не могли, что он добьется такого»(13).
   На вопрос, как чувствует себя человек, на которого внезапно сваливается огромное богатство, Брин говорит: «Не так-то быстро привыкаешь к этому. Вот всегда говорят, что, мол, за деньги счастья не купишь. Однако где-то глубоко внутри у меня всегда сидела мысль, что огромные деньги все же способны принести кусочек счастья. На самом деле это не так. Я приобрел новую машину просто потому, что аренда на старую закончилась. И что в этом такого уж фантастического? С таким же успехом я мог ездить и на старой»(14).
* * *
   Изменили ли Сергея успех и богатство? «Не думаю, что это сильно что-то меняет, – говорит Сергей, – правда, теперь я могу тратить уйму денег на забавы. Вот недавно обзавелся новым монитором»(15).
   Помимо монитора Сергей за большие деньги купил замечательный новый дом на полуострове южнее Сан-Франциско и еще квартиру в Нью-Йорке, однако по большому счету он все еще умерен в личных тратах: «Я научился от своих родителей быть бережливым и радоваться жизни, даже довольствуясь самым малым»(16).
   Сергей любит делать покупки в сети крупных оптовых магазинов-складов самообслуживания Costco Wholesale и даже своим родителям купил карты постоянных клиентов(17). По счастью, один из магазинов Costco расположен поблизости от офиса Google.
* * *
   Свою мечту об исследовании космоса интеллектуальный оплот Google-дуэта Ларри Пейдж реализует, активно работая в учредительном комитете по присуждению премии Google Lunar X-Prize, инициаторами которой выступили компания Google и Фонд X-Prize и цель которой – активизировать разработку недорогих методов автоматизированного исследования лунной поверхности. Ларри состоит также в правлении фонда. А Сергей, этот воздушный акробат, очертя голову ныряет в космические глубины. Недавно он отправился в Казахстан, побывал на космодроме Байконур и договорился о космических мини-каникулах для себя. За право слетать в космос в качестве туриста он выложил пять миллионов долларов. Такого рода путешествия организует компания Space Adventures, и первое из них намечено на 2011 год – у Space Adventures уже имеется договоренность с Федеральным космическим агентством России (Роскосмосом) о первом полностью частном полете в космос. Сергей Брин станет одним из двух участников этого полета.

Ларри Пейдж

   Если для Сергея Брина иммиграция стала тем событием, которое, по сути, определило всю его дальнейшую судьбу, то на становлении личности Ларри Пейджа могли отразиться лишь отголоски иммигрантского опыта, от которого он отделен не одним поколением своих предков. Он рос как обычный американский мальчишка, типичный представитель своего поколения. Несмотря на это, как и в случае с Сергеем, в нем с раннего детства были заложены семена будущей интеллектуальной мощи. Можно смело утверждать, что звездный взлет стал закономерным развитием того, что в них обоих закладывалось с детства.
Взращенный в лоне компьютерных наук
   Как и его партнер Сергей, Ларри происходит из еврейского семейства. Его дед по материнской линии в свое время иммигрировал в Израиль, где обосновался в небольшом городке, расположившемся посреди жаркой пустыни вблизи Мертвого моря. Он изготавливал разные инструменты.
   Второй дед Ларри был рабочим на одном из заводов Детройта. Зато их внука ждала другая, совсем другая жизнь: Лоуренс Эдвард Пейдж вырос в Лансинге (штат Мичиган) в среде ученых, математиков и специалистов по электронно-вычислительным машинам. Его отец всегда был увлечен наукой и стал маститым профессором Университета штата Мичиган, а мать там же читала курс программирования. Когда Ларри было восемь, семья распалась, но родители и после развода продолжали вдвоем воспитывать сына, и потому Ларри не был обделен ни материнской, ни отцовской заботой. Отец, большой любитель повеселиться, не раз брал мальчика с собой на концерты знаменитой рок-группы Grateful Dead («Благодарный мертвец»), проповедовавшей идеи контркультуры.
   Вот что рассказывает Пейдж: «Поскольку папа был профессором информатики, компьютеры в нашей семье появились намного раньше, чем у других. Первым домашним компьютером мы обзавелись еще в 1978 году [Ларри было тогда всего пять лет], это был Exidy Sorcerer, в те поры чрезвычайно популярный в Европе, но почти что невидаль в Штатах. Объем его памяти составлял 32 килобайта, и старшему брату пришлось самолично написать к нему операционную систему».
   От отца Ларри Пейдж унаследовал страсть спорить всегда, о чем бы ни шла речь. Как вспоминает Джордж Стокман, коллега профессора Пейджа по Университету штата Мичиган, «иногда с ним [Карлом] было трудновато найти общий язык. Он ввязывался в спор по любому поводу, норовя доказать свою правоту, и… передал эту страсть своему сыну. Так что они вечно ломали копья в жарких интеллектуальных спорах, пытаясь переубедить друг друга»(18).
Никола Тесла, кумир Ларри Пейджа
   В двенадцатилетнем возрасте Ларри Пейдж, уже тогда ощущавший в себе страсть к изобретательству прочитал биографию Николы Теслы, что заставило его крепко призадуматься. При безмерном восхищении гением Теслы, которому современная наука обязана феноменальным количеством изобретений и инноваций, юный Пейдж был глубоко поражен тем, как несправедливо обошлась с ним судьба. Жизнь Теслы была отравлена враждой, конфликтами и безденежьем, он умер в нищете, и имя его осталось почти безвестным за пределами сугубо научных кругов. «Да вот, – размышлял Ларри, – взять хотя бы школьную программу: там работы гениального Теслы упоминаются лишь походя, не получив и толики того внимания, какое уделяется, скажем, Томасу Эдисону».
   А между тем Тесла считается отцом современной физической науки и электротехники, ему принадлежат заслуги исследования токов высокой частоты и высокого напряжения, изобретение индукционного генератора переменного тока и электродвигателя переменного тока. Он стал первопроходцем и во многих других областях, включая робототехнику, беспроводную передачу сигналов и энергии на расстояние, радиообнаружение на расстоянии и информатику. Вопреки протестам Маркони именно за Теслой после долгих споров был признан приоритет в изобретении радиопередатчика и приемника. Вместе с тем Тесла производил на многих впечатление одержимого от науки, который с маниакальным упорством пытался реализовать бредовые идеи, тучами роящиеся у него в мозгу. При этом Тесле недоставало коммерческой хватки, чтобы извлечь материальную выгоду из своих идей и изобретений, как не умел он и придумать им практического применения. В результате он достиг лишь малого по сравнению с тем, что мог бы при своем выдающемся научном потенциале.
   И у Ларри появилась мечта: проявить себя столь же творческой личностью и прославиться великими свершениями. А кроме того, он грезил о том, как его замечательные изобретения изменят к лучшему мир и жизнь людей. Если его кумир Никола Тесла добился этого, оставив след в науке своими изобретениями, то и он, Ларри, пусть ему всего двенадцать, должен поставить себе такую же цель: завоевать признание и финансовый успех.
Из жизни Николы Теслы
   Как повествуют легенды, Никола Тесла родился в 1865 году в то самое мгновение, когда пробила полночь, а на дворе бушевала ужасная гроза. Может статься, именно этими обстоятельствами появления на свет и объясняются его полная невзгод тяжелая жизнь и безудержная тяга ко всему, что вспыхивает электрическими разрядами.
   Серб по национальности, родившийся на территории современной Хорватии, Никола Тесла обучался в нескольких овеянных славой университетах Восточной Европы, но, несмотря на свои гениальные способности, так и не окончил ни одного из них. В молодости с ним случилось нервное расстройство, однако последствия недуга не помешали ему найти работу инженера-электрика в электроэнергетике, делавшей тогда первые шаги. Позже Тесла эмигрировал в Соединенные Штаты и устроился на работу к Томасу Эдисону, однако вследствие конфликта по поводу вознаграждения за одно свое изобретение на основе переменного тока оказался на улице без денег и без работы. И тогда, решив, что хватит работать «на дядю», Тесла основал в Нью-Йорке свою компанию, где занялся собственными исследованиями. Позже Тесла перебазировался в Колорадо-Спрингс: в Скалистых горах случались мощнейшие грозы, а значит, была возможность изучать природу электричества. Посетители его лаборатории неизменно заставали его за работой, а вокруг сверкали созданные его руками электрические разряды. И хотя он уверял, что они не причинят вреда, это представление всегда повергало публику в трепет.
   Как личность гениальная, к тому же испытывающая интенсивные интеллектуальные перегрузки, Тесла не мог избежать психических отклонений. Например, у него отмечался синдром навязчивых состояний, да и прочих странностей хватало. Он был болезненно чистоплотен, испытывал отвращение к людям с избыточным весом и отличался маниакальным пристрастием к числу «три». Прежде чем войти в здание, он всегда трижды обходил вокруг него, за едой требовал три салфетки, а в гостиницах отказывался заселяться до тех пор, пока ему не предоставляли комнату, порядковый номер которой был кратен трем.
   Не исключено, что Тесле было свойственно редкостное неврологическое состояние, известное под названием синестезии. Оно характеризуется тем, что при раздражении одного органа чувств наряду со специфическими для него ощущениями возникают и ощущения, соответствующие другому органу чувств, словно они соединяются в восприятии человека. К примеру, при определенном звуке или сосредоточенном размышлении о каком-нибудь числе у человека вдруг возникает зрительный образ какого-нибудь цвета.
   Великий изобретатель и экспериментатор умер в возрасте восьмидесяти шести лет в полнейшем одиночестве, не имея ни гроша за душой, в гостиничном номере отеля New Yorker.
   Несмотря на всю трагичность судьбы Теслы, у него имеется множество истинных почитателей, один из которых назвал его именем супершикарный спортивный электромобиль стоимостью 109 тысяч долларов.
   Предел скорости этой уникальной машины ручной сборки Tesla Roadster составляет почти 210 км/ч, она способна за четыре секунды разогнаться с места до скорости чуть ли не 100 км/ч и проехать 400 км без подзарядки своего почти бесшумного электродвигателя. Привод осуществляется от инновационного ионно-литиевого аккумулятора, «цена проезда» составляет всего один цент за милю.
   Немаловажную роль в данном технологическом решении сыграли особенности потенциальных потребителей, на которых нацелились проектировщики: расплодившиеся в Силиконовой долине миллиардеры при проповедуемой ими экологической этике и приверженности идеалам простой жизни все же обожают быструю езду.
   К концу 2008-го компания набрала заказов на 1200 электромобилей, а 50 уже поставила клиентам. В неделю отпускался десяток родстеров.
   В числе заказчиков, конечно же, были Ларри и Сергей.
Обучение
   Ларри тоже посещал начальную школу с преподаванием по системе Монтессори. Позже Ларри окончил среднюю школу Ист-Лансинга, где увлекся игрой на саксофоне. Затем поступил в Мичиганский университет, который окончил с отличием, получив степень бакалавра в области конструирования вычислительных машин. В период учебы в университете он был избран на пост президента мичиганского филиала Национального почетного общества Eta Kappa Nu, объединяющего студентов, которые изучают электротехнику и проектирование вычислительных устройств. Руководящий пост в студенческом обществе и учеба по специальной программе LeaderShape помогли Ларри развить лидерские навыки.
   Вот как Ларри отзывается об этой программе: «Помимо всего прочего, обучаться по программе LeaderShape было очень увлекательно. Те лидерские качества, которые она помогла мне выработать, очень пригодились, когда мы только начинали Google»(19). LeaderShape представляет собой индивидуализированную программу развития, разработанную Техническим колледжем при Мичиганском университете в начале 1990-х годов.
Погоня за солнцем
   Именно в Мичиганском университете получил дальнейшее развитие давний интерес Ларри Пейджа к альтернативным источникам энергии. Тот факт, что еще в средней школе он в составе школьной группы занимался разработкой автомобиля на солнечной энергии, позволил ему на ранней стадии подключиться к конструированию знаменитого солнцемобиля Maize & Blue, прославившегося в 1993 году.
   Созданный в стенах Мичиганского университета автомобиль на солнечных батареях Maize & Blue дважды участвовал в соревнованиях: сначала завоевал национальное первенство в гонке Sunrayce-93, предшественнице Североамериканской солнечной гонки (North American Solar Challenge), а позже, на Всемирных солнечных гонках, пришел к финишу 11-м. В настоящее время он выставлен в постоянной экспозиции Музея науки и промышленности в Чикаго. В конструкционном плане солнцемобиль Maize & Blue унаследовал идеи, заложенные компанией General Motors в автомобиле Sunraycer, а также стал развитием разработанной Мичиганским университетом концепции солнцемобиля первого поколения Sunrunner. Солнцемобиль Maize & Blue считается одной из первых успешных моделей автомобиля с низким энергопотреблением.
Ступай на Запад, Ларри
   Получив степень бакалавра, Ларри Пейдж отправился в Стэнфордский университет. Ему, дотоле знавшему лишь известные с детства места в штате Мичиган и оторванному от семьи, поначалу было очень неуютно в Калифорнии. «На первых порах я здорово робел, – вспоминает Ларри. – И не раз жаловался друзьям, что опасаюсь, как бы в один прекрасный день меня не посадили в автобус и не отправили домой. Однако этого не случилось, по крайней мере таким вот образом»(20).
   Еще на первом курсе Стэнфорда Ларри пережил трагедию: умер его отец Карл Пейдж. Мужественный человек, сумевший оправиться от полиомиелита, которым болел в детстве, он не справился с осложнением после воспаления легких. Ему было всего пятьдесят восемь.
   Для Ларри это был страшный удар. «Помню, как Ларри целыми днями просиживал на ступеньках университетского корпуса им. Гейтса, вялый, безучастный ко всему. А друзья как могли старались утешить его», – вспоминает один из его однокурсников Шон Андерсон(21).
   По счастью, в своей беде Ларри мог опереться на поддержку семьи. Его старший брат Карл жил поблизости от Стэнфорда, в Силиконовой долине. Ларри всегда оставался близок с ним и своей матерью. Они единомышленники и по политическим взглядам: втроем они приняли участие в марше мира в Орегоне в знак протеста против войны в Ираке(22).
Легоцентричность
   Рассказывают, что однажды Ларри умудрился собрать из конструктора «Лего» настоящий компьютер. Он и по сей день сохранил любовь к игрушечным строительным конструкторам, и потому Google стала легоцентричной компанией. Как вспоминает Крейг Сильверстайн, именно на примере детского конструктора «Лего» компания на первых порах своего существования усваивала великое значение контроля качества. Причиной стало желание ребят собрать из кубиков «Лего» корпус винчестера, но фирменный датский конструктор стоил дорого, и они приобрели подделку в магазине товаров по сниженным ценам. Увы, качество было совсем не то, и, придя однажды утром в офис, они увидели, что творение их рук ночью по каким-то неведомым причинам развалилось.
   На вопрос журналиста, какая технология нравится ему больше всего, Ларри ответил: «Более всех прочих меня увлекает Lego Mindstorms – это набор небольших деталей и блоков со встроенными микропроцессорами, вроде роботов со множеством датчиков. Я собирал из них умопомрачительные штуки»(23).
Менса-бой
   Ларри Пейдж, инженер-разработчик и математик, на которого компания Google возложила обязанность контролировать процесс разработки сложнейших алгоритмов и программного обеспечения, слывет в компании личностью глубокомысленной и отличником-занудой. Получив однажды приглашение выступить с программной речью на крупной международной выставке бытовой электроники в Лас-Вегасе, Ларри прихватил с собой на подиум Робина Уильямса. Тот смешно передразнивал Ларри и ради прикола называл его «Менса-бой» – мальчиком из клуба «Менса» (Mensa – крупнейшая, старейшая и самая известная организация, в которую входят люди с высоким коэффициентом умственного развития). Для пущего смеха Уильямс приговаривал: «А не замечаешь ли ты, Ларри, как твоя говорильня смахивает на речи мистера Роджерса?»(24) Так звали персонажа популярного шоу на американском телевидении «Соседи мистера Роджерса» с нравственно-воспитательной нагрузкой.
Ларри женится
   «Вся Силиконовая долина только и говорит, что об этой свадьбе», – провозгласил главный редактор популярного местного интернет-издания Valleywag Оуэн Томас(25). Еще бы это событие не приковало к себе всеобщее внимание обитателей Силиконовой долины – ведь Ларри Пейдж женится на своей давней подружке Люсинде Саутуорт! Торжественная церемония состоялась 8 декабря 2007 года. Ее местом был избран остров Некер в Карибском море – шикарный частный курорт, принадлежащий британскому миллиардеру Ричарду Брэнсону. В свое время этот райский уголок служил излюбленным местом отдыха принцессы Дианы, поскольку гарантировал полную уединенность и безопасность, надежно ограждая от назойливого внимания публики. И потому немудрено, что цены здесь кусаются: за неделю отдыха на острове Некер с вас возьмут как минимум 50 (а то и все 300) тысяч долларов.
   Ларри восхищается достижениями своей невесты, симпатичной блондинки Люси Саутуорт, которой удалось то, о чем сам он мечтал, но так и не сподобился, – получить ученую степень доктора наук. По окончании Университета штата Пенсильвания Люси изучала биомедицинскую информатику в Стэнфорде и попутно получила вторую ученую степень – магистра естественных наук – в Оксфордском университете. И еще она успела поработать в составе медико-социальной службы в Южной Африке.
Фонд Х-Prize
   Как-то раз первого апреля, аккурат в День смеха, компания Google объявила о планах построения на Луне исследовательского комплекса под названием Googlunaplex (Гуглунаплекс). Определенно, многие восприняли это как шутку, но какова же в ней все-таки доля шутки? Всем известно, что обоих основателей Google неодолимо манят тайны внешних миров. На съезде в Лас-Вегасе, проходившем в честь празднования 40-й годовщины сериала «Звездный путь» (Star Trek), компания Google организовала свой стенд, где представила образцы приспособлений и оборудования, предназначенные для научных исследований в межгалактическом пространстве.
   Да, идея Гуглунаплекс была всего лишь первоапрельским розыгрышем, но это нисколько не умаляет серьезного научного интереса Ларри и Сергея к космическим исследованиям. Например, они снабдили программу Google Earth (Google Планета Земля) программой Google Sky, благодаря которой у веб-серферов появилась возможность рассматривать планеты, звезды и созвездия, а также совершать виртуальные межгалактические путешествия.
   Пейдж, как мы уже упоминали, вошел в правление Фонда X-Prize, а у себя в Google он – идейный вдохновитель конкурсного проекта Lunar X-Prize, который предлагает премию в 20 миллионов долларов той компании, которая первой сумеет разработать эффективного робота для изучения лунной поверхности. По крайней мере с десяток компаний из разных стран мира уже подключились к борьбе за главный приз в этой неправительственной гонке на Луну.
   По условиям конкурса главный приз достанется компании, которая не позднее 31 декабря 2012 года за счет частного финансирования сумеет сконструировать и запустить на Луну автоматический космический аппарат. Он должен совершить мягкую посадку, пройти по лунной поверхности не менее 500 м и передать на Землю фото– и видеоизображения, а также ряд исследовательских данных.
   По мнению Ларри, постоянная база на Луне – вещь чрезвычайно полезная и нужная: это поможет в решении ряда энергетических проблем, а кроме того послужит трамплином для более дальних экспедиций в глубины Вселенной.
   По словам Рамина Кадема, председателя правления компании Odyssey Moon, одной из тех, что претендуют на призы конкурса «Луна, по сути, седьмой континент, и к освоению его ресурсов следует подходить со всей ответственностью. Конечно, мы надеемся, что победа достанется нам, и это будет просто шоколадно, но даже если нет, мы все равно отправимся на Луну»(26).
   Помимо Гран-при в 20 миллионов долларов, Фонд X-Prize предлагает еще ряд премий за новаторские исследования, полезные для человечества, особенно в области научного поиска. Кроме того, предусмотрена еще одна награда за вклад в автоматизацию технических средств и в геномику – новый раздел генетики, исследующий геном живых организмов.
И больше никаких прачечных
   Отвечая на вопрос, который задают и Сергею: как успех и богатство изменили его жизнь, – Ларри отвечает: «Теперь мне не надо таскаться в прачечную»(27).
   Кстати, о прачечных. Для рассеянного Ларри эта нудная обязанность была настоящей проблемой. По одному из преданий, каких про Google имеется великое множество, в тот день, когда компания Google впервые выставила свои акции на торги на фондовой бирже, Ларри явился на работу в необычном виде – вернее, необычном для него! – иными словами, при костюме и галстуке. И надо же такому приключиться, делится сплетней мужской журнал GQ, что Ларри по невнимательности уселся на тарелку со сметаной. Сочувствующие коллеги немедленно бросились счищать густую сметану с кормы одного из своих предводителей(28).

Великая сила партнерства

   Когда Ларри весной 1995 года явился в Стэнфордский университет на неделю открытых дверей, Сергей уже занимался там на втором курсе докторантуры. Его попросили провести ознакомительную экскурсию по кампусу для новичков. Вот тут-то эти двое и схлестнулись, причем по какому-то совсем пустячному поводу. И полетели искры. Раз разговорившись, они немедленно принялись спорить буквально по каждому вопросу, о котором заходила речь. Впрочем, чему удивляться, если они почуяли друг в друге достойных противников: каждый был бескрайне уверен в себе, а Ларри к тому же отягощен семейной страстью везде и во всем доказывать свою правоту. Каждый счел другого чересчур самонадеянным и заносчивым типом, однако спор увлекал, и они продолжали оживленно сыпать аргументами. Невооруженным глазом было заметно, что они в своей стихии.
   Несмотря на некоторую разницу в характерах, Ларри и Сергей быстро нашли общий язык. И хотя Сергей – явный экстраверт, а Ларри, напротив, тих, более сосредоточен на себе и немногословен, оба не чужды некоторых чудачеств и желания повеселиться. Да и внешне они похожи, как братья, хотя Сергей куда больше, чем Ларри, напоминает нравом незадачливого поваренка Лингвини из рисованного мультфильма «Рататуй» киностудии Pixar. И у того и у другого отцы – университетские профессоры, у обоих еврейские корни, оба в начальной школе обучались по системе Монтессори.
   Если продолжить сравнение, то у каждого имеется родной брат, хотя у Сергея – младший, а у Ларри – старший. Кстати, последний, Карл Пейдж-младший, добился успеха на предпринимательском поприще и по праву входит в сообщество Силиконовой долины. В 2000 году он за 432 миллиона долларов продал компании Yahoo! основанную им компанию eGroups.
   И Сергей, и Ларри большие спецы в математике, оба с безмерным пиететом относятся к академическим достижениям.
   Вспоминая годы учебы, Сергей признает, что в то время по большей части лодырничал. «В школе я перепробовал множество разных занятий, – рассказывает он. – Известно ведь, что чем чаще пробуешь и оступаешься, тем больше шансов наткнуться на что-нибудь стоящее»(29). Так и разбрасывался Сергей во всех направлениях, пока судьба не свела его с Ларри. Тот же, похоже, времени особенно не тратил и быстро сориентировался в отношении темы диссертационного исследования.
   Освоившись в Стэнфорде и проконсультировавшись с куратором, Ларри приступил к работе над проектом, который назвал BackRub (в переводе с английского – «массаж спины»), поскольку предметом его исследований были так называемые обратные ссылки (back links), то есть ссылки, которые веб-мастера ставили на своих сайтах во Всемирной паутине, чтобы направлять пользователей на тот или иной конкретный ресурс. Вскоре к нему присоединился и Сергей – вдвоем они обосновались в аудитории № 360 нового университетского корпуса для студентов, изучавших информационные технологии. Корпус носит название Gates Computer Science Building в честь Билла Гейтса, выделившего средства на его сооружение.
   Следуя неписаной традиции избранной ими отрасли знаний, они уверенно прошли свой путь, собрав воедино мощь своих недюжинных интеллектов на благо общего проекта. Такая же плодотворная дружба была у Дейва Хьюлетта и Билла Паккарда (Hewlett-Packard), Билла Гейтса и Пола Аллена (Microsoft), Стива Джобса и Стива Возняка (Apple), Джерри Янга и Дейвида Фило (Yahoo!).
   Пусть на словах все кажется проще некуда, на деле же лишь немногие из равных Сергею и Ларри по силе дарования способны добиться успеха. Без живого воображения и выдающейся идеи, упорного труда и удачно найденных решений это вообще невозможно.

Питательная среда для творчества

   Практически все первые поисковые программы и методы поиска увидели свет в стенах университетов. На ум сразу приходят такие названия, как Университет Карнеги-Меллона в Питтсбурге, Университет штата Невада, Калифорнийский университет в Беркли – все это первые научно-исследовательские центры в области вычислительной техники и искусственного интеллекта. Однако в Стэнфордском университете благодаря неразрывной связи с великими техническими прорывами компаний Силиконовой долины, штаб-квартиры которых находятся в Пало-Альто, а также постоянной подпитке венчурным капиталом, притекающим из компаний, расположенных вдоль шоссе Сэнд-Хилл-Роуд в Менло-Парке, сформировался, несомненно, самый плодовитый инкубатор высокотехнологичной мысли из всех когда-либо существовавших. Здесь увидели свет и громко заявили о себе такие «тяжеловесы» сообщества высокотехнологичных компаний, как Hewlett-Packard, Excite, Cisco Systems, Yahoo! и Sun Microsystems (кстати, в этом последнем имени Sun – не «солнце», как можно подумать, а аббревиатура от Stanford University Network – компьютерная сеть Стэнфордского университета) и многие другие. В этой колыбели выпестована и компания Google.
   «Огромную роль играет та экосистема, в которой живешь, сеть наработанных деловых связей, – объясняет этот феномен венчурный инвестор Рэнди Комиссар. – А самая ценная сеть связей создалась как раз вокруг нас, в Силиконовой долине. И неудивительно, что множество компаний, которым мы оказываем поддержку, – из Европы, Израиля и даже из таких стран, как Индия, – в конце концов отправляют управленческие команды строить бизнес к нам, в Силиконовую долину, потому что здешняя среда необычайно располагает к этому»(30).
   «Это большое счастье, что нам выпало начинать именно здесь, – вспоминают о периоде начала 1990-х годов отцы-основатели компании Yahoo! Джерри Янг и Дейвид Фило. – Тогда это была девственная территория, открывавшая могучий простор для творчества, она будила творческую мысль. Любая новация, которая здесь рождалась, оказывалась откровением в своей области»(31).
   А вот что говорит Раджив Мотвани, один из университетских кураторов Google-ребят в Стэнфорде и бизнес-ангел многих начинающих компаний: «Надо отдать должное Стэнфорду за создание питательной среды, в которой представители разных наук могут совместно работать и объединенными усилиями создавать то, что в целостности своей куда больше, нежели простая сумма его составляющих»(32).
   В Стэнфорде созданы все условия, чтобы докторанты могли посвятить себя самым многообещающим с точки зрения технических инноваций направлениям и впоследствии увенчать их созданием собственного дела. Так, Патентное бюро при университете оказывает содействие в получении патентов и берет на себя все связанные с этим процессом расходы. Впоследствии бюро заключает долгосрочные лицензионные соглашения, что позволяет подающим надежды молодым ученым запускать свои начинающие компании, а если улыбнется удача, то и сорвать джекпот.
   Президент Стэнфордского университета Джон Хеннесси отмечает, что выйти из стен альма-матер, имея собственную компанию, куда более благоприятное начало для будущей карьеры, нежели просто написать диссертацию:
   У нас в Стэнфорде мы создали среду, которая способствует развитию духа предпринимательства и поощряет исследования, сопряженные с высокими рисками. Она сама вдохновляет на решение принципиально новых задач переднего края науки. Она же создает стимул для перевода новых технологий в практическую плоскость, в плоскость бизнеса. Наша среда на деле убеждает, что превратить потенциально значимую с твоей точки зрения технологию в реальный коммерческий продукт – это гораздо более действенный способ заявить о себе миру, нежели просто изложить свои теории на бумаге. Уникальность нашей среды и в том, что всего в миле от студенческого городка живут люди, которые готовы рискнуть капиталами ради поддержки коммерческих начинаний наших выпускников и обладают огромным опытом в этом деле(33).

Ученый или предприниматель?

   «Я решил, что либо стану профессором, либо создам свою компанию… Для меня было огромным счастьем поступить в Стэнфорд. Я считал, что для меня с моими устремлениями это самое лучшее место на земле. Я всегда рвался приобщиться к Силиконовой долине», – так считал Ларри(34). В Стэнфорде он выбрал себе в научные консультанты многоуважаемого Терри Винограда, одного из первых специалистов в области взаимодействия человека и компьютера. Терри считается одним из наиболее выдающихся ученых в области программирования, он особенно прославился разработкой программы, моделирующей понимание естественного языка человека.
   Как и большинство специалистов по информационным технологиям, Ларри Пейдж был большим поклонником теории графов. Интернет тоже представлялся ему в виде графа, возможно, самого громадного из всех когда-либо созданных и к тому же разрастающегося не по дням, а по часам, даже по секундам. Вместе с Виноградом они решили, что, отталкиваясь от этой концепции, Ларри в рамках его докторской диссертации и следует заняться изучением структуры ссылок, то есть связей между веб-страницами. В результате Пейдж разработал простенькую поисковую систему, назвав ее BackRub, поскольку путь от одного сайта к другому по ссылкам можно было выстроить в обратном направлении, словно бы через заднюю дверь. Пользователи компьютерной сети Стэнфордского университета быстро распробовали поисковик Пейджа, и в течение 1996–1998 годов он приобрел такую популярность среди студентов и профессуры, что явно тянул на коммерческий проект. (В следующих главах мы подробнее остановимся на этом.) Времени на науку стало не хватать.

Грустное расставание

   Для Сергея и Ларри, решившихся посвятить себя развитию собственного бизнеса, пожалуй, труднее всего было примириться с мыслью, что придется расстаться со своей альмаматер. Ведь они так мечтали получить вожделенную степень доктора наук! Не решаясь сразу оборвать все связи со Стэнфордом, они сначала взяли академический отпуск, но это было лишь временным решением проблемы. В 1999 году, когда они обзавелись стартовым капиталом (включая трофей в 25 миллионов долларов, отвоеванный у венчурных инвесторов в борьбе за сохранение контроля над будущей компанией), стало окончательно ясно, что совмещать бизнес с докторантурой совершенно невозможно. Заботы о молодой компании отнимали все силы и время. И ребятам пришлось, что называется, «очистить помещение». Год спустя профессор Виноград рассказывал о том дне, когда Сергей и Ларри забирали свое имущество из Стэнфорда, ставшего их родным домом. «Какие печальные лица были у них, когда они заносили на территорию большие пустые коробки, а потом тащили их за ворота Стэнфорда, доверху заполненные скарбом»(35).
   Конечно, такой поворот событий страшно огорчил родителей Сергея. «Мы были безумно расстроены, – вспоминает его мама. – Нам всегда казалось, что человек в здравом уме просто не может отказаться от шанса получить ученую степень»(36).

Тесные связи со Стэнфордом

   Как ни печалились Брин и Пейдж, вынося картонные коробки с компьютерными пожитками из родных стен, связывающие их со Стэнфордом узы неразрывны во веки веков. Судите сами.
   – Стэнфорд был и остается полезным для Google, а компания Google с рождения была и остается полезной для Стэнфорда. В сущности, у них сложилось великолепное деловое партнерство. Один из главных активов поисковика Google, его программа ранжирования ссылок по значимости, называемая PageRank, принадлежит Стэнфорду как владельцу патента на нее. По лицензионному соглашению за пользование им Google расплатилась с университетом пакетом своих акций и деньгами, а также ежегодно выплачивает лицензионные отчисления. Лицензионное соглашение дает Google эксклюзивное право на использование технологии PageRank до 2011 года. А поскольку программа доказала свою экономическую состоятельность, действующая практика позволяет продлить лицензионное соглашение на новый срок.
   – С первым инвестором Ларри и Сергея свел один из их преподавателей, профессор Стэнфордского университета Дейвид Черитон. Именно он познакомил их с Энди Бехтольсхаймом, признанным ИТ-корифеем и обладателем уникального делового чутья, благодаря которому безошибочно распознает многообещающие начинающие компании, чтобы стать для них бизнес-ангелом. В число первых инвесторов Google вошел и сам профессор Черитон.
   – Первым сотрудником новорожденной компании Google стал их однокашник – докторант Стэнфорда Крейг Сильверстайн, ныне занимающий должность технического директора.
   – Когда Ларри с Сергеем перебазировались из Стэнфорда, они привлекли в качестве консультанта компании Google научного руководителя Сергея по докторской диссертации профессора Раджива Мотвани. Он тоже стал одним из первых инвесторов и располагает пакетом акций, величина которого не разглашается.
   – В 2002 году профессор Терри Виноград, взяв в университете творческий отпуск, посвятил себя работе в компании Google на должности внештатного исследователя. Здесь он продолжил заниматься своим любимым делом – разработкой интерфейсов взаимодействия между человеком и машиной.
   – Имя человека, который разработал логотип Google – Рут Кедар, – также числилось в списках профессорско-преподавательского состава Стэнфорда.
   – С апреля 2004 года в состав правления компании Google входит Джон Хеннесси, президент Стэнфордского университета. Прежде чем стать в 2000 году президентом университета, Хеннесси занимал в Стэнфорде ряд административных должностей, в том числе – декана университетской Инженерной школы и заведующего кафедрой компьютерных технологий.
   – Эрик Шмидт тоже имеет непосредственное отношение к Стэнфордскому университету, где читает ряд бизнес-курсов как преподаватель-почасовик.
   – Узы, связывающие Ларри и Сергея со Стэнфордом, переросли почти в родственные, когда оба женились на девушках, с которыми познакомились в университетском сообществе. К примеру, жена Сергея Анна Воджиски – дочь декана физического факультета Стэнфорда, а Ларри Пейдж женат на выпускнице Стэнфорда Люси Саутуорт.

«Горящий человек»

   Не прошло и нескольких дней с момента выхода компании Google на Уолл-стрит, как Сергей и Ларри отправились на фестиваль «Горящий человек» – и это стало для их друзей свидетельством того, что богатство ничуть не повлияло на их жизненные приоритеты.
   Примитивное изображение фигурки человека с воздетыми к небу руками стало первым из забавных добавлений, периодически оживляющих стандартный логотип Google. Так Ларри с Сергеем подали своим сотрудникам знак, что сбежали на некоторое время в пустыню Блэк-Рок в штате Невада, где проходил знаменитый ежегодный фестиваль личной свободы и самовыражения под названием «Горящий человек» (Burning Man).
   Они прихватили с собой в это дальнее путешествие и Эрика Шмидта, такого же, как и они, завсегдатая фестиваля, который каждый год собирает до 50 тысяч участников. Фестиваль проводится на неделе, предшествующей Дню труда, в одном из самых пустынных и безжизненных мест на планете. Между прочим, в возникновении интереса Ларри и Сергея к Эрику Шмидту как потенциальному руководителю компании Google не последнюю роль сыграло то, что из всех кандидатов на должность он оказался единственным, кто был завсегдатаем фестиваля «Горящий человек». Этот факт выяснился во время собеседования с ним. Друзья ребят говорят, что, сбрасывая с себя груз забот на этом фестивале, Ларри и Сергей эмоционально заряжаются, напитываются энергетикой и вдохновением.
   История «Горящего человека» началась в 1986 году. Впервые фестиваль устроила компания на пляже Бейкер-Бич в Сан-Франциско, и лишь впоследствии, когда круг участников расширился, он переехал в пустыню Блэк-Рок, ежегодно взрывая затерянный в дикой пустыне городишко безудержным разгулом свободы творчества и всеобщим весельем. Он всегда был немного странным, этот фестиваль. Все его атрибуты, включая причудливые инсталляции, музыку, раскованность поведения и эксцентричные одеяния участников (а то и отсутствие оных), призывают к радикальному самовыражению, поднимают к вершинам самодостаточности и раскрепощения. Непременным событием, пожалуй вторым по важности после демонстрации искусства, созданного освобожденным творческим духом, является сожжение огромной, больше 12 метров в высоту, деревянной фигуры человека.
   По условиям фестиваля участники должны сами запасаться провиантом и всем необходимым на те восемь дней, пока проходит «Горящий человек», и приготовиться к самым неожиданным и даже абсурдным зрелищам, каких нарочно не придумаешь, – многие наверняка втайне надеются и предвкушают это. Так, одна дама, служащая государственного учреждения, буквально обалдела, напоровшись на своего шефа, который щеголял по Блэк-Рок-Сити в сапогах, чапсах (ковбойских наштанниках) и ковбойской шляпе – чем, собственно, и исчерпывался его костюм. По Интернету давно гуляет комичная фотография Эрика Шмидта, одетого по меркам фестиваля довольно скромно – в бумажную ковбойскую блузу цвета взбесившегося ландрина и шляпу. Правда, штаны на нем присутствуют.
   Если вам вздумается в этой разношерстной толпе отыскать Ларри, Сергея или, скажем, Эрика, не воображайте, что это легко удастся. Они наверняка позаботятся о каком-нибудь эксцентричном наряде и необычном гриме.

2. Под надзором старших

   Эрика Шмидта часто называют «третьей ногой Google», что вполне заслуженно: как и третья ножка у стула современного дизайна, он помогает поддерживать равновесие. Благодаря твердости и целеустремленности Шмидта компания Google следует правильным курсом.
   Хотя Ларри с Сергеем поклялись своим венчурным инвесторам, что найдут для компании опытного, знающего генерального директора, они медлили с этим делом. Им никак не удавалось найти подходящего человека, который вписался бы в стиль Google. Однако Джон Дерр и Майкл Мориц, вложившие в компанию солидные венчурные капиталы, наседали; впрочем, видя, что дело не сдвигается с мертвой точки, сами прислали человека, в чьих деловых качествах имели возможность убедиться. Это был доктор Эрик Шмидт, который и влился в Google за три года до того, как она стала публичной компанией.
   Сегодня Эрик Шмидт наравне с Брином и Пейджем разделяет тяготы повседневного управления деятельностью компании Google, а в качестве генерального директора несет официальную ответственность за работу вице-президентов и организацию продаж.
   Его считают более прагматиком, нежели витающим в эмпиреях мечтателем, и отмечают его мягкий стиль управления и мастерство взаимодействия и координации.
   Проработав некоторое время в компании, Шмидт заключил с Брином и Пейджем джентльменское соглашение, что они вместе проработают в управленческой команде Google как минимум двадцать лет.
   «За месяц до выхода Google на фондовый рынок мы сговорились, что будем работать вместе двадцать лет», – говорит Шмидт. К моменту окончания их соглашения Шмидту будет шестьдесят девять, Сергею – пятьдесят один, а Ларри – пятьдесят лет(1).
   Именно Шмидту с его любимым лозунгом «Не борись с Интернетом»(2) компания Google обязана тем, что ее дух неизменно присутствует в самой гуще всех мало-мальски значимых проектов коммерциализации Всемирной сети.

Коллективный разум Силиконовой долины

   Эрик Эммерсон Шмидт родился весной 1955 года в столице США Вашингтоне. По окончании средней школы в Йорктауне (штат Вирджиния) он получил диплом Принстонского университета в области электронной инженерии, а после – докторскую степень по компьютерным технологиям в Калифорнийском университете в Беркли.
   Свои «нашивки» в области технологий Шмидт заработал, трудясь на ряд компаний – ветеранов Силиконовой долины. В его послужном списке значатся такие уважаемые корпоративные имена, как лаборатории Bell Labs, компания Zilog и овеянный легендами исследовательский центр Пало-Альто (Palo Alto Research Center, PARC) компании-гиганта Xerox. В Sun Microsystems он поднялся до поста главного технолога, а позже – до руководителя компании Novell. Когда же последняя слилась с компанией Cambridge Technology Partners, Шмидт подал в отставку, благодаря чему у компании Google и появился шанс пригласить его к себе.
   На публике склонность Шмидта к родительской опеке часто проскакивает наружу, и это, возможно, задевает Сергея с Ларри. На какой-то из встреч журналисты спросили Ларри Пейджа, что он думает о принятом после террористических актов 11 сентября 2001 года законе под названием «Патриотический акт США» (U.S.A. PATRIOT Act), в котором некоторые склонны усматривать покушение на неприкосновенность частной жизни. Пейдж пустился в рассуждения, подкрепляя свои высказывания теоретическими комментариями, но тут вмешался Шмидт, прервав Ларри на полуслове: «Лучше всего на это ответить, что, раз такой закон принят в нашей стране, мы обязаны ему подчиняться»(3).
   (Подробнее о личной конфиденциальности можно почитать в подразделе «Проблема конфиденциальности» главы 9 «Google взрослеет».)

Он как скала, а они – соколята

   Рассудительность Шмидта оказалась весьма удачным дополнением к юношескому задору и вечному нетерпеливому стремлению Google-парочки добиться всего и сразу. И все же, невзирая на приземленность и прагматичность своей натуры, Шмидт поощряет других «ставить дерзкие цели»(4). К чести Ларри и Сергея, у них хватило проницательности разглядеть в Шмидте надежного партнера, и заметно, что они многому научились у него.
   На ежегодном собрании акционеров компании Google в 2008 году Шмидт торжественно объявил, что Google-ребята повзрослели:
   Сегодня они действуют как настоящие корпоративные топ-менеджеры со всем набором соответствующих качеств и опыта.
   В этом месте Ларри подал реплику из зала: «Каковыми, к сожалению, не были лет пять тому назад».
   Шмидт, как ни в чем не бывало, продолжил:
   Теперь у нас все по-другому. В сущности, они в прямом смысле управляют компаниями, которые создали своими руками, и притом, как полагается, владея всеми премудростями, какие рассчитываешь обнаружить в тех, кто вышел из пеленок детского предпринимательства и кого по праву можно назвать зрелыми бизнес-лидерами(5).

Сила влияния

   Благодаря опциону на солидный пакет акций Google Шмидт поднялся на 126-ю позицию в рейтинге богатейших людей планеты по версии журнала Forbes. Кроме высшего исполнительного поста в Google Шмидт состоит в правлении Принстонского университета.[3]
   По поводу частной жизни Шмидта известно, что они с женой Венди проживают в городе Атертон в Калифорнии. Чета Шмидт увлекается коллекционированием предметов современного искусства и картин современныххудожников, а также руководит семейным фондом, делающим пожертвования в проекты, направленные на экологические цели и поддержание устойчивого экономического развития. Эрик Шмидт имеет лицензию частного пилота и обожает летать, что отчасти объясняет занятный состав авиатранспортного парка Google.
   Ближе к концу предвыборной президентской кампании 2008 года Эрик Шмидт окончательно определился со своими предпочтениями, безоговорочно выразив свои симпатии Бараку Обаме, и активно поддерживал его предвыборную кампанию. Несмотря на столь явное благоволение главы компании к одному из кандидатов в президенты, остальные кандидаты тоже сочли своим долгом отметиться в компании Google и пообщаться с ее сотрудниками – и Хиллари Клинтон, и Джон Маккейн.
   Вот чем Шмидт объясняет свой личный выбор:
   Люди могут восхищаться кем угодно – по тысяче разных причин; что же касается меня лично, то сенатор Обама, теперь уже новоизбранный президент Обама, взял меня за живое, когда заговорил о том, как сделать мир лучше для каждого из нас. Его приоритеты – внимание к среднему классу, улучшение образования, забота о науке: он хочет удвоить бюджет на научные исследования. Все эти важные вещи совершенно игнорировали администрация Буша и противники Обамы(6).
   Обама заявил избирателям, что Шмидт войдет в число лидеров бизнеса, которые в случае его избрания будут приглашены к нему в советники, причем имя главы Google значилось под первым номером в списке предполагаемых консультантов на уровне кабинета по вопросам ИТ. Однако Шмидта этот пост не заинтересовал. Уже после выборов Шмидт принял участие в ток-шоу Mad Money («Деньги на всякий случай») на канале CNBC, и у него произошел такой диалог с ведущим Джимом Крамером.
   Крамер: Ну хорошо, предположим, что я Обама. Я говорю: «Отлично, Эрик, ты все это правильно говоришь, о'кей, а теперь прошу тебя: уволься из Google и приходи ко мне, будешь у меня самым главным по ИТ». Если бы тебя действительно позвали в администрацию, ты пошел бы?
   Шмидт: Мне нравится работать в Google, я счастлив в Google, и потому мой ответ – нет(7).
   Может статься, Шмидта останавливало заключенное им джентльменское соглашение, которое обязывало его оставаться в Google на длительный срок.
   Активная поддержка Обамы в период предвыборной кампании, а также труды Шмидта на поприще поисков конкурентоспособных альтернативных источников энергии сделали его публичным человеком, он все время на виду. Вот как откликнулась на материал о Шмидте одна читательница газеты Denver Post, Нэнси Литвак-Стронг:
   Эрик Шмидт – настоящий гражданин своей страны. Он осознает значение тех общественных функций, которые мы поддерживаем, платя налоги, он ценит возможности преуспеяния, которые дало ему государство, и он счастлив, что может внести посильную лепту, чтобы оно и впредь сохраняло свое величие и свою силу. Мне бы хотелось, чтобы как можно больше людей думали так же, как он(8).
   Вопреки такому лестному мнению, Шмидт, по некоторым утверждениям, не чужд жесткости. В Интернете циркулируют всевозможные слухи о его частной жизни, а кое-кто даже разглядел в нем черты зловещего гипнотизера Свенгали (персонаж романа «Трильби» Жоржа дю Морье), которого контроль над миром интересует не меньше, чем благая цель изменить его к лучшему. Что до его жесткости, то – да, он действительно избрал непримиримые позиции в вопросах авторского права и неприкосновенности частной жизни. И пусть на словах он утверждает, что ориентируется на интересы интернет-пользователей, – на самом деле он явно старается добиться для Google наилучших возможностей продавать место под рекламу.

Восхождение, но виртуальное

   Интересно, осталось ли в жизни Эрика Шмидта что-то, о чем он мечтает, но чего еще не добился? Оказывается, осталось. «Мне всегда хотелось совершить восхождение на Эверест, – поделился он своей мечтой на встрече с группой специалистов НАСА. – Конечно, одного взгляда на меня достаточно, чтобы убедиться, что это вряд ли когда-нибудь произойдет»(9). И все же Эрик Шмидт покорил величайшую вершину мира, правда, не в реальности, а в виртуальном пространстве, призвав на помощь возможности программы Google Earth. И представьте, обнаружил, что там, на высоте, ужасный холод!

3. Начало

   С момента знакомства в 1995 году и вплоть до 1998-го Ларри и Сергей придумывали разные идеи, которые могли бы облегчить поиск нужных страниц в Интернете, и без конца экспериментировали. Ларри заинтересовался вопросом, насколько одни ссылки значимее других и что может дать их анализ. Исследования он проводил на своей домашней странице на сайте Стэнфордского университета. Взяв за основу свою поисковую систему BackRub, Ларри стал совершенствовать поисковый алгоритм, способный анализировать то, как сайты во Всемирной сети ссылаются друг на друга. Вскоре Пейджа с Брином осенили две блестящие идеи. Первая основывалась на усовершенствованном поисковике Ларри, который он переименовал в PageRank, обыграв в названии сходство в написании и звучании его фамилии и слова «страница» (page). Обновленная система поиска позволяла в первом приближении оценить значимость того или иного сайта – критерием служило количество ссылок, через которые на него можно попасть с других сайтов. Вторая идея касалась того, как автоматизировать работу поисковика и избежать влияния человеческого фактора, чтобы поспевать за темпами расширения Сети и сохранять объективность поисковой выдачи. В результате в основу поиска Google лег простой принцип: человеку можно влиять на работу алгоритма и даже изменять ее, но никто не может изменить конкретную поисковую выдачу. (Такое положение сохраняется и по сей день, однако новый продукт Google – Search Wiki – предоставляет пользователю возможность самому решать, какие из найденных результатов лично для него более релевантны, чем другие, – словом, приспособить отображение результатов поиска под свои потребности.)
   Успешная разработка более эффективной и удобной системы поиска и отображения результатов подвела Ларри и Сергея к двум новым задачам, не менее масштабным, чем уже решенные. Во-первых, надо было придумать, как собрать в одной базе данных все ресурсы World Wide Web (Всемирной сети), чтобы сделать их доступными для обработки поисковиком PageRank, и во-вторых, где раздобыть компьютерные мощности, необходимые для размещения и обработки этого колоссального объема информации.
   И эти двое принялись добывать компьютеры для своего проекта всеми доступными способами, выпрашивая их у знакомых по всему студенческому городку и обивая пороги стэнфордских погрузочно-разгрузочных складов в надежде позаимствовать заказанные кем-нибудь, но не востребованные винчестеры. В результате к 1996 году первая версия Google была установлена на веб-сервере Стэнфорда и стала доступной для внутреннего пользования по адресу www.google.stanford.edu.
   Поисковик пришелся по вкусу университетским пользователям, и в результате это детище двух докторантов сделалось непосильным бременем для компьютерной сети Стэнфорда. Они же, со своей стороны, тоже переросли возможности Стэнфорда снабжать их компьютерным оборудованием, которого требовалось все больше, поскольку количество ежедневных запросов буквально зашкаливало. По прошествии года с небольшим Пейдж и Брин были вынуждены увести свой поисковик с серверов Стэнфорда, так как он занимал слишком много места. И в 1997 году они зарегистрировали доменное имя www.google.com.
   А между тем потребность в новом оборудовании делалась все острее. Не имея стартового капитала и даже денег на приобретение новых машин, они сами собирали компьютеры из дешевых деталей, которые добывали где только можно. Чтобы решить проблему увеличения дискового пространства для хранения огромных баз данных, они объединяли собранные ими ПК в одну сеть. Так в их распоряжении оказались терабайты дискового пространства, но поскольку их оборудование уже не вмещалось в скромную аудиторию № 360, им пришлось перебазироваться в комнату Ларри в университетском городке. Она и стала их первым компьютерным центром. «На какие только ухищрения не пускался Ларри, чтобы сэкономить», – вспоминает те времена руководитель кафедры компьютерных систем Стэнфорда Чарльз Оргиш(1).
   Стремление Ларри и Сергея обойти потребность в мощном сервере по принципу «голь на выдумки хитра» – за счет объединения множества дешевых и не слишком мощных ПК в единую сеть – быстро превратилось в конкурентное преимущество Google. Их собранную на скорую руку систему, как оказалось, гораздо проще ремонтировать и модифицировать. «При поддержке мощных серверов проще и быстрее обрабатывать огромные массивы данных, однако компания Google убедилась на собственном опыте, что собранные в одну сеть ПК делают это гораздо быстрее», – объясняет компания Google в разделе «Корпоративная информация» на своей странице.
   Венчурный инвестор и член совета директоров Google Джон Дерр называет применяемый компанией подход к обработке информации «кучевым» – как он объясняет, ребята нагромождают целую кучу компьютеров, соединяют их в единую сеть, и в итоге получается весьма эффективный центр обработки данных. Причем машины соединены таким образом, что поломка одной не выводит из строя всю систему. Она попросту обходит испортившийся компьютер, и процесс обработки запросов не нарушается.
   В середине 1998 года Сергей организовал их с Ларри собственный офис, и они приступили к активному поиску потенциальных деловых партнеров в надежде, что кто-нибудь заинтересуется возможностью купить их первоклассную поисковую машину.
   Сначала они намеревались продать Google венчурной фирме Kleiner Perkins Caufield & Byers, оценив свое изобретение в миллион долларов, но ничего не получилось. В числе тех, кто отверг их предложение, не разглядев коммерческого потенциала Google, были такие известные компании, как AltaVista, Excite и ныне покойная Infoseek. Впоследствии они, конечно, сто раз пожалели о своем опрометчивом отказе, но тогда проявили непреклонность, что сильно разочаровало Ларри и Сергея. Продать Google на первых порах им не удалось.
   Так они столкнулись с, казалось бы, неразрешимой проблемой. В уникальных возможностях своего детища они нисколько не сомневались, но вот беда: в тогдашней компьютерной индустрии, куда они хотели проложить себе путь, мало кто придавал значение интернет-поиску, по большей части его не считали важным инструментом работы в Сети.
   Потом они обратились к одному из основателей компании Yahoo! Дейвиду Фило, и тот сразу оценил обширные возможности технологии, которую придумали Ларри с Сергеем, но покупкой ее не заинтересовался, посоветовав построить на основе Google собственный бизнес, иными словами, по примеру самого Фило и его товарища Джерри Янга создать свою компанию. «Вот когда ваша компания встанет на ноги и приобретет импульс к дальнейшему развитию, – заявил им Фило, – тогда и вернемся к этому разговору»(2).
   Увы, совсем не этого Ларри и Сергей ожидали от Дейвида Фило, но его совет тем не менее придал им воодушевления. Фило направил их мысли в нужное русло. Сейчас уже не приходится сомневаться, что горькое разочарование от фиаско, которое ребята потерпели, пытаясь продать свое творение, стало величайшим даром судьбы, определившим их дальнейшую жизнь.
   «Им бесконечно повезло, что всех потенциальных покупателей, к которым они обращались, на тот момент заботили совсем иные проблемы, – вспоминает Крейг Сильверстайн, университетский товарищ Ларри и Сергея, первым присоединившийся к новорожденной компании Google в качестве наемного работника. – Могло ведь случиться и так, что кто-то заинтересовался бы их технологией и купил ее – и на этом все и кончилось бы».
   «Теперь мы, можно сказать, признательны компаниям, отказавшимся тогда купить Google, – продолжает Сильверстайн, ныне технический директор компании. – Венчурные инвесторы тогда изо всех сил запугивали нас байками о том, что процентов восемьдесят всех начинающих компаний терпят крах, на что Ларри резонно возражал, что большинство из них – рестораны»(3).
   И все же, хоть начинать дело в одиночку было страшновато, на помощь ребятам пришла твердая уверенность Ларри в успехе – и вообще его похвальная самонадеянность во всю силу давала о себе знать на самой заре их увлекательного предприятия. Научный консультант Ларри профессор Виноград тогда уже почувствовал, что у его подопечных получился продукт с хорошим коммерческим потенциалом, и был убежден, что им следует покинуть студенческий городок Стэнфорда и открыть собственное дело по всем правилам, как полагается в бизнесе. Но для того чтобы создать настоящую компанию, у Сергея и Ларри пока не было денег. «Даже не представляю, как и где вы раздобудете такие суммы», – сетовал Виноград, а Ларри отвечал: «Вот увидите, мы уж придумаем, как справиться с этим»(4).
   По словам Рут Кедар (которая придумала дизайн логотипа Google), когда ребята обратились к ней, она сразу почувствовала в них целеустремленность, четкое видение и оптимистический настрой. «Вообще-то, – говорит Кедар, – я давно заметила, что люди склонны смущаться, когда делятся с кем-то своими великими замыслами: они беспрестанно извиняются за то, что представляется им нескромностью. В них же [имеются в виду Пейдж и Брин] этого не было и в помине. Они ни секунды не сомневались, что у них в руках нечто безусловно ценное»(5).
   На домашней странице корпорации Google отмечается, что, хотя поначалу все шло вкривь и вкось, компания приступила к работе еще в конце 1990-х годов. «Естественно, мы развивались, – говорится на веб-странице Google. – Из того, что поначалу было всего лишь университетским исследовательским проектом, выросла настоящая компания, которая предлагает пользователям сервис, пользующийся огромным спросом. Так что 21 сентября 1999 года логотип нашего сайта Google.com избавился от приставки «бета» (поскольку бета-тестирование успешно завершилось)».

Поисковая машина в готовом виде

   Еще в 1996 году Ларри осенило, что на основе того, как часто те или иные интернет-страницы во Всемирной сети ссылаются друг на друга, можно провести ранжирование сайтов по их относительной значимости для пользователей. Чем больше ссылок на какой-нибудь сайт, решил Пейдж, тем больше он содержит ценной информации, разве не так? Идея, казалось бы, простая, но реализовать ее на практике, то есть определить количество ссылок в Сети на тот или иной сайт, оказалось делом непростым. Но, сколь ни сложна была эта задача, благодаря своему блестящему уму Пейдж справился с ней и очень скоро завоевал неоспоримое господство в мире интернет-поиска.
   Каждый день к Google обращаются до 200 миллионов пользователей со всего мира на более чем сотне языков, включая редкие, вроде курдского, и вымышленные, вроде языка гуманоидов-клингонов из «Звездного пути». И каждый в доли секунды получает ответ на свой запрос. Быстродействие системы Google таково, что в две десятых секунды она обрабатывает пять миллиардов веб-страниц, выдавая список сайтов, которые содержат слова, соответствующие введенным в строку поиска.
   К началу ноября 2008 года доля Google в обработке поисковых запросов американских пользователей возросла до 71,7 %, притом что на долю ее ближайшего преследователя, компании Yahoo! приходится всего 17,7 %, а третья в этом рейтинге компания Microsoft со своим поисковиком Live Search, довольствовалась 5,4 %.[4] Помимо этого компания Google играет первые роли на рынке поисковой рекламы с финансовой точки зрения, заработав в 2008 году 76 % всей выручки на этом рынке(6).
   Одна из причин небывалого успеха системы Google в том, что пользователям нравятся выдаваемые ею результаты. А кроме того, система Google поистине вездесуща. Она постоянно на глазах у большинства тех, кто пользуется Интернетом. Ее поисковая строка буквально повсюду: от сайта интернет-провайдера America OnLine (AOL) до бесплатного браузера Mozilla Firefox. Кстати, благодаря партнерским отношениям с Google некоммерческая организация Mozilla Foundation в 2007 году заработала 66 миллионов долларов, или 88 % своей совокупной выручки, которая достигла в том году 75 миллионов долларов.
   При всех этих грандиозных успехах Сергей и Ларри убеждены, что их Google находится лишь на начальной стадии развития. Поисковая машина будущего, по их мнению, будет интуитивно проще и даже приобретет некоторые черты сверхинтеллекта – наподобие библиотекаря в библиотеке справочной литературы, который знает все, что только можно знать, и знает, как все это найти.
   Например, одна из первых инженеров-программистов Google Марисса Майер не считает, что поисковый запрос обязательно должен быть облечен в слова: «А почему я не могу, например, ввести в строку поиска фотографию, изображающую птиц, с тем, чтобы машина определила, что это за вид, или, скажем, фрагмент аудиозаписи, и пусть бы поисковик проанализировал, что это – музыкальная композиция или разговор, – и выдал бы набор релевантных сведений по теме»(7).
   «Если кто думает, что будущее интернет-поиска будет сходно с его нынешним состоянием, то это полный бред, – говорит президент корпорации Microsoft Стив Балмер. – И так уже пользовательский интерфейс шесть лет как не меняется – всегда один и тот же скучный набор из десятка ссылок с выделенными цветной заливкой словами. Господи, неужели мы не способны ни на что большее?»(8)

Не изобретать, а превосходить по качеству

   Сам по себе интернет-поиск существовал задолго до того, как двое Google-умников задались целью придать более логичный вид его результатам. И пусть заслуга изобретения интернет-поиска принадлежит не им, но они разработали технологию, позволившую качественно усовершенствовать поиск.
   Как вспоминает Сьюзен Воджиски, дом которой в свое время послужил инкубатором для Google, в первое время Сергей с Ларри без конца спорили на темы интернет-поиска. «Они считали, что нужна не новая, а улучшенная поисковая машина, – резюмирует она их споры. – С самого начала они четко понимали, что надо создать нечто гораздо лучшее по сравнению с имевшимися на тот момент поисковиками»(9).
   Да и в разделе корпоративной информации сайта Google объясняется суть этого подхода: «Если другие разработчики принимали за данность ограничения, которые накладывали на скорость обработки данных поисковые алгоритмы, то компания Google предпочла написать новые алгоритмы, как оказалось, не налагающие никаких ограничений на быстродействие поисковой системы. И по сей день Google работает в направлении повышения быстродействия своей системы поиска».
   Задолго до Google газеты, журналы и первые сайты только-только стали появляться на просторах Сети, надеясь хорошенько подзаработать на рекламе в Интернете. Однако особых успехов на этом поприще никто не добился. А сегодня, доказав, что это возможно, компания Google доминирует и в области интернет-рекламы. Она отточила рекламную концепцию, разработанную компанией, сначала называвшейся,[5] а позже переименованной в Overture и проданной компании Yahoo!. Да и во всем прочем – от электронной почты до платформ для мобильных телефонов – повторяется та же история: компания Google приходит с опозданием, зато совершенствует все, что попадает в поле ее зрения.
   Существует множество примеров того, как Google, либо позаимствовав, либо приобретя какую-нибудь концепцию, дорабатывает ее и делает более полезной.
   – Компания Google создала приложение, позволяющее рассматривать завораживающие изображения земной поверхности, полученные при помощи аэрофотосъемки со спутников, когда купила Keyhole – фирму, которая разработала эту технологию.
   – В 2004 году Google приобрела компанию Idealab, которая разработала сервис Picasa для хранения и просмотра цифровых изображений, уже облюбованный блогерами для размещения тематических фотоподборок.
   – До того как компания разработала свою программу Google Earth, существовало множество программ, предлагавших виртуальные карты различных районов, но ни одна из них не полюбилась пользователям так, как эта.
   Притом что компания Google прославилась этим своим умением блестяще совершенствовать существующие технологии, за десять лет с момента своего основания ею самою запатентовано 113 новых ИТ-идей. Подробнее узнать об этом можно в подразделе «20-процентные проекты» главы 8 «Google-культура».

Ищешь вдохновения – оглянись вокруг

   Как рассказывает Ларри Пейдж, источником вдохновения для него служат всевозможные новшества, изобретенные современной наукой. Как-то раз он, беседуя с группой студентов, обратил их внимание на принцип работы малюсенького, не больше мышки, робота, который, выполняя заложенную в нем программу, походя ловко преодолевал препятствия, встречавшиеся на его пути. «Смотрите, какая крутая штучка. Мне такой еще не приходилось видеть.
   И между прочим, она раз в десять дешевле прочих роботов такого класса», – говорил студентам Пейдж.
   Оказывается, отличительной чертой этого шустрого робота было то, что вместо искусственного интеллекта, который анализировал бы окружающую обстановку на предмет препятствий, с тем чтобы направлять робота в обход, ноги этого малыша снабдили пружинками. Так что, не занимаясь расчетом и поиском удобной дороги, он просто перепрыгивал все, что встречалось на пути. Этой идее можно найти применение где угодно.
   «На основе этой идеи можно сделать много полезного, – заметил Ларри. – Если вы набредете на что-либо подобное [одну из плодотворных идей] и на ее основе создадите свою компанию, коммерческий проект или, скажем, изобретете что-то, это только улучшит ваше положение в бизнесе; это великолепная возможность для бизнес-старта»(10).

Как работает поиск?

   Система Google – совершенно потрясающая штука. Она повысила мой коэффициент умственного развития пунктов на двадцать, не меньше. Теперь я могу в мгновение ока отыскать нужную мне ссылку или цитату или за секунду выяснить, с каким человеком в данный момент общаешься и чем он известен. Вещь крайне полезная для тех, кому приходится иметь дело со множеством людей, – помогает не путаться в деталях.
Уэс Бойд, президент организации MoveOn.org(11)
   Однажды компания Google заявила, что секрет потрясающей эффективности ее поисковика кроется в использовании обычных серых голубей, что на поверку оказалось очередной первоапрельской шуткой.
   Подсчитано, что на протяжении 2007 года система Google обрабатывала за месяц 37 миллиардов запросов, тогда как Yahoo! – 8,5 миллиарда запросов, a Microsoft – 2,2 миллиарда. Сегодня абсолютное большинство людей для поиска информации обращается к Интернету, и зачастую по многу раз на дню. Тем не менее мало кто представляет себе, как работает поисковая машина.
   В упрощенной форме алгоритм ее работы выглядит примерно так.
   Шаг 1. Вводим слово или набор слов в строку поиска, и машина отыскивает их в созданной ею базе данных, устанавливая связь с ними. С самого начала Ларри и Сергей ставили цель сохранить в своей базе данных все странички Всемирной паутины. Компания и по сей день добивается этого, а также охватывает и множество других источников информации.
   Шаг 2. Машина приступает к поиску, при этом поисковый движок использует три своих ключевых элемента. Вот они.
   1. Так называемый «ползун» (crawl), который на самом деле никуда не ползет. Вместо того он рассылает на тысячи веб-страниц поисковый запрос по ключевым словам. Обычно его называют «пауком», потому что он постоянно сидит во Всемирной паутине.[6]
   2. Индекс – огромная база данных, где хранятся и отыскиваются все слова.
   3. Система обработки запросов, которая выдает пользователю их результаты.
   Понятно, что приведенная грубая схема не объясняет, как именно работает уникальная поисковая технология Google. Это – ревностно охраняемая компанией профессиональная тайна. Правда, Ларри Пейдж, автор оригинальной идеи, все же дает нам кое-какие ключи для понимания сути.
   Вскоре после того, как он обосновался в Стэнфорде, Ларри начал регулярно консультироваться по поводу своей докторской диссертации с научным руководителем Терри Виноградом, обсуждая направление исследований. «Мы остановились на изучении того, как действует система ссылок в Сети, – рассказывает Пейдж. – Задачу мы видели в том, чтобы собрать все ссылки и проанализировать их, а потом уже решать, нельзя ли найти этому какое-нибудь применение. В результате мы набрели на способ ранжировать вебстраницы по степени важности, отталкиваясь от количества ссылок на них, присутствующих на других страницах. И тогда поняли, что на основе этого принципа можно создать более эффективную систему поиска. Взяли и сделали это»(12).
   На страничке Google можно найти более подробное объяснение:
   Вместо того чтобы полагаться на помощь группы редакторов или на то, как часто слово появляется на вебстранице, Google ранжирует каждую веб-страниу с помощью PageRank… Революционная технология PageRank оценивает все сайты, связанные с данной веб-страницей, и присуждает им важность, частично основанную на сайтах, которые указывают на них. Посредством анализа всего содержания веб-страницы система Google способна определить, за какие сайты те, кто более всего интересовался данной информацией, «проголосовали» как за наиболее ценные источники, предлагающие эту информацию(13).
   Как уже говорилось, программу, которая делает поисковую систему Google уникальной по сравнению со всеми остальными, Ларри назвал своим именем. Идея, лежащая в ее основе, аналогична той, которая действует в академических исследованиях. Суть в том, что значимость научной публикации определяется тем, сколько раз на нее ссылаются солидные академические издания. Чем чаще коллеги ссылаются в своих работах на данную публикацию, тем больше значимости и релевантности она приобретает.
   А на корпоративной странице Google объяснено, каким образом этот процесс усложняется:
   PageRank полагается на демократическую природу Сети, используя систему ссылок как индикатор ценности отдельной страницы. Вместо того чтобы подсчитывать прямые ссылки, PageRank рассматривает ссылку со страницы А на страницу Б как голос в пользу страницы Б от страницы А. Затем по количеству полученных голосов PageRank определяет значимость данной страницы. PageRank оценивает также важность каждой страницы, принимающей участие в голосовании. При получении голосов от страниц с большей значимостью ссылка становится более ценной. Поисковая система Google, как и другие системы, также анализирует содержание страницы, на которой расположена та или иная ссылка. Поисковый движок Google анализирует не только все содержание страницы <…> но и содержание соседних веб-страниц, чтобы убедиться в том, что полученные результаты наиболее точно соответствуют запросу пользователя(14).
   Но и это всего лишь часть протокола. Как ни трудно это себе представить, но PageRank для объективной оценки значимости веб-страниц учитывает более 500 миллионов переменных и три миллиарда терминов и тем не менее умудряется выдать результат в доли секунды. И все же поисковый алгоритм в значительной степени упрощен.
   Как отмечает профессор Стэнфордского университета и один из первых инвесторов в Google Раджив Мотвани, «как вы, между прочим, могли бы заметить, поисковая машина, в сущности, делает почти то же, что скромный библиотекарь, только более сознательно! В то же время автоматизированные программы поиска помогают нам угнаться за экспоненциально возрастающим объемом информации»(15).

Платформа властвует

   В мире компьютеров и Интернета английское слово platform (платформа) многозначно. Иногда речь идет о физической платформе, то есть совокупности оборудования, иногда – о программном обеспечении, иногда – обо всем вместе, а иногда оно означает и сам Интернет или конкретную вебстраницу, а то и поисковик. В общем, это слово может касаться любого из вышеназванных элементов.
   «Платформа – по сути, игровое поле», – объясняет чикагский эксперт в области компьютерных технологий Джон Макдугалл:
   Большие платформы, как правило, предназначены для целой отрасли, и все игроки обязаны действовать в рамках согласованного набора технологических стандартов, которые разрабатываются различными организациями по стандартизации; они же и следят за их соблюдением[7]. Что касается Интернета, здесь технологические стандарты разрабатывает и внедряет Консорциум Всемирной паутины (World Wide Web Consortium, W3C). Платформы поменьше тоже своего рода игровые поля, но более узкоспецифические по масштабам и сфере применения. Вы спросите, кто устанавливает стандарты для них? Игровое поле само определяет, кто может действовать на нем или экспериментировать с платформой(16).
   Платформа представляет собой инструментальный комплекс наподобие инфраструктуры. Это каркас, на котором строится здание экономики, или общества, или корпорации. В области информационных технологий платформа представляет собой совокупность операционной системы и аппаратных средств, на которых она установлена; здесь платформа предназначена для исполнения прикладных программ определенного класса.
   Платформы Google, YouTube, Facebook, Flickr, а также подобные им обладают властью задавать правила игры, позволяющие придать ей специфику и значимый признаваемый авторитет. Эта власть осуществляется через следующие полномочия:
   – полномочия устанавливать правила или рамки поведения;
   – полномочия хранить и использовать созданный пользователями контент;
   – полномочия продвигать и отображать, а также акцентировать предпочтительный для данной платформы контент;
   – полномочия задавать доступные для пользователей способы взаимодействия.
   Соглашаясь в целом с такой трактовкой, профессор Джоэл Уэст, преподающий программирование в Университете штата Калифорния в Сан-Хосе, отмечает при этом, что операторам платформ помимо имеющихся у них полномочий требуются также провайдеры сторонних продуктов и сервисов, которые позволяют создать своего рода экосистему, обеспечивающую функционирование платформы. Сторонние компании, образующие такую экосистему, зачастую являются конкурентами. Например, операционная система Android, созданная компанией Google для мобильных телефонов, конкурирует с аналогичной системой iPhone, разработанной Apple. Однако это не мешает данным компаниям сотрудничать по другим проектам, если они сулят взаимную выгоду. Эксперты в ИТ-области придумали для этого инструмента выживания компаний-конкурентов название «кооренция» (coopetition), сложив два понятия: «кооперация» (cooperation) и «конкуренция» (competition).[8]
   Считается, что компьютерная сеть Google – самая обширная и мощная из всех ныне существующих как с точки зрения аппаратных средств, так и с точки зрения объема баз данных.
   «Если целиком распечатать наш индекс, то получится кипа бумаги высотой в 113 км. Вот сколько у нас проиндексировано, – говорит Пейдж. – Наша система насчитывает шесть тысяч машин, так что у нас вдоволь ресурсов. Наших мощностей хватило бы на сохранение сотни копий всей Паутины. Так что у нас образовалось довольно занятное сочетание большого количества разнообразных вещей – множества вычислительных ресурсов и огромных массивов информации, которая прежде была недоступна»(17).
   Компания Google постоянно предпринимает усилия по максимизации мощности своей платформы всеми доступными способами. Именно поэтому она взялась осваивать такое направление, как технологии мобильной телефонии. Так сложилось, что доминирующей платформой для доступа в Интернет во всем мире являются персональные компьютеры. В последнее время все больше людей для выхода в Интернет предпочитают пользоваться мобильными телефонами, что постепенно умаляет значение обычных персоналок как основного источника доступа в Сеть. В мире существует уже огромное разнообразие сотовых телефонов с поддержкой мобильного доступа в Интернет, и беспроводные сети расширяются не по дням, а по часам.

Открытая платформа

   При том что компания Google громко ратует за открытость платформ, когда дело касается ее собственных, она предпочитает не раскрывать деталей, храня их в строжайшем секрете.
   На конференции Web 2.0 в 2008 году вице-президент Google по инженерным разработкам Вик Гундотра так прямо и заявил, что, когда провайдер единолично осуществляет контроль над своей платформой, это по определению замедляет внедрение инноваций. Этими словами Гундотра в завуалированной форме попенял своему бывшему работодателю, корпорации Microsoft. Присутствовавший на форуме представитель Microsoft Дейвид Тредуэлл не остался в долгу, спросив, почему бы Google не ознакомить компьютерное сообщество со своей ключевой технологией, с деталями поисковой системы, со своими рекламными системами. Гундотра тотчас же заявил, что в данном случае отказ Google следует расценивать не как подтверждение приверженности идее полного контроля, а как желание сбалансировать собственные бизнес-интересы с интересами сообщества в целом(18).
   А уже упоминавшийся профессор Джоэл Уэст из Университета штата Калифорния в Сан-Хосе отмечает в связи с этим, что понятие открытость все больше воспринимается как расхожий маркетинговый термин и на самом деле намеки компании Google, что у нее открытая платформа, звучат лицемерно: «Любая платформа в определенной степени открыта, так же как и в определенной степени закрыта. Для компании это необходимое условие сохранения бизнеса. Вполне возможно, что Google в этом плане более открыта, чем большинство компаний». Однако Уэст утверждает, что лишь немногие из продуктов Google можно считать полностью открытыми: «ОС Android к числу таковых не относится, назвать ее открытой было бы неверно. Доступ к ее коду открыт лишь для ограниченного круга избранных». Точно так же закрытой можно с полным основанием назвать программу Google Books,[9] поскольку другие интернет-провайдеры не могут пользоваться книгами из этой виртуальной библиотеки.[10] О какой открытости можно говорить, если даже читатели имеют к ним ограниченный доступ, который регулирует сама компания?(19)

4. Под другим названием?

   Что еще неизменно придает Google привлекательности, так это ее причудливое имечко. Когда тебя просят «нагугли это слово», звучит забавно, правда? Это слово отлично запоминается и как-то по-особенному заразительно. Оно органично преобразуется в глагольные формы, к тому же сразу понятно, о чем речь. В этом смысле Google куда более продуктивен для словообразования, чем, например, названия Yahoo! или MSN, и фразы вроде «яху это», «эмэсэн это» или просто «найди это в Интернете» не идут ни в какое сравнение с понятным и емким «нагугли». И вообще Google относится к тому разряду слов, которые по самой своей природе забавны: чуть ли не сто лет назад был даже персонаж комиксов с таким именем – Барни Гугл, весьма популярный, про него еще сложили смешную песенку, году в 1923-м ставшую настоящим хитом. Всем очень нравился припев: «Barney Google, with the Goo-Goo-Google Eyes» («Барни Гугл с гу-гу-гугловатыми глазами»).

Счастливая ошибка

   Именно Ларри и Сергей выбрали в качестве названия для своей компании математический термин googol, обозначающий число с сотней нулей. Честь изобретения этого словечка принадлежит Милтону Сиротте, девятилетнему племяннику американского математика Эдварда Каснера.
   Он впервые употребил новый термин в книге «Математика и воображение», написанной им в соавторстве с Джеймсом Ньюманом, и с легкой руки Каснера словечко «гугол» приобрело популярность. Что до юных отцов-основателей новой компании, то, по их мнению, это слово как нельзя лучше отражало их амбициозный замысел сделать общедоступной всю информацию, какая только существует в мире.
   По счастью, кто-то ошибся в написании слова googol, и получилось неправильное с точки зрения орфографии, но такое славное Google. Эта ошибка оказалась очень кстати, так как впоследствии выяснилось, что слово googol в качестве названия сайта все равно не зарегистрировали бы.

Из существительных– в глаголы

   С самого начала основателей Google терзало беспокойство, что они утратят контроль над именем своей компании. Они даже сочли нужным вставить соответствующее предупреждение в проспект эмиссии, в котором написали: «Не исключен риск, что слово google сделается общеупотребительным в виде синонима к слову «поиск». Если это произойдет, мы утратим право на защиту торговой марки Google, в результате чего посторонние лица получат возможность использовать это слово в названии своих собственных продуктов, тем самым подрывая силу нашего бренда».
   И это действительно произошло. Как ни странно, первым зафиксированным свидетельством употребления существительного google в качестве глагола является давнее электронное послание самого Пейджа, разосланное им друзьям и однокашникам по Стэнфорду. В нем Ларри призывал их «Keep googling» – «продолжать гуглить». С этого момента существительное Google с поразительной быстротой стало трансформироваться в глагол; каждый, залезая в Интернет, принимался с помощью нового поисковика искать упоминания о своих знакомых или о самом себе – словом, гуглить.
   В качестве глагола слово google в 2006 году было включено в авторитетный словарь Oxford English Dictionary, что, естественно, не стало в компании поводом для веселья. Как и следовало ожидать, руководство Google дружно вознегодовало, громко протестуя, что из-за этого возникает опасность размывания бренда и прочих неприятных последствий.

С этим именем можно поиграть

   Один интернетовский остряк в шутку предположил, что слово Google – ловкая игра словами, за которой скрывается настоящее имя компании, означающее «Go ogle» – «Ну-ка, вожделей». На самом деле это очень близко к истине. Всем нравится играть с этим чудным именем. В результате название популярного поисковика породило множество производных слов.
   Пока гиганты Google, Microsoft и Yahoo! грызутся по поводу невозможно запутанной совместной сделки, по Паутине пошла гулять байка, что в скором времени появится новая компания Microhoogle.
   А в британских СМИ не так давно появились заголовки, утверждающие, что население страны страдает от новой болезни под названием дискомгугляция (discomgooglation), что означает стресс, причем с четко выраженными симптомами, который возникает от невозможности по каким-либо причинам получить доступ в Интернет. А вот перечень уже устоявшихся гуглизмов:
   – Googly (гуглевое) – термин, используемый в обиходе сотрудников компании и характеризующий нечто, что сочетается с культурой Google;
   – Googleplex (Гуглплекс) – штаб-квартира компании в Маунтин-Вью;
   – Googlers (гуглеры) – сотрудники компании;
   – Googlian (гуглевский) – что-либо, выведенное на основе концепции Google;
   – Googlicious (гуглическое) – нечто первоклассное в духе Google.
   И думается, что в ближайшем будущем этот перечень пополнится множеством новых гуглических словоформ.

Логотип Google

   Логотип компании – само слово Google, начертанное разноцветными буквами и словно парящее посреди свободного белоснежного пространства домашней страницы; он значительно усиливает позитивный образ системы Google, всем своим видом показывая, как она доступна и дружелюбна.
   Внешне схожий с буквами азбуки на детских кубиках, логотип Google с поразительной быстротой сделался самым узнаваемым корпоративным символом. Он давно уже пребывает на том же уровне всеобщей известности, что и галочка-росчерк Nike, разноцветный павлиний хвост NBC и красно-белая, стилизованная под рукописную надпись Coca-Cola.
   Пейдж и Брин перебрали множество идей, пока придумывали для своей компании логотип. Им хотелось, чтобы в нем воплотились черточки нарождающейся культуры Google. И тогда они обратились к Рут Кедар, которая в качестве старшего преподавателя читала в Стэнфорде курс дизайна, чтобы она дала им несколько идей оформления. «Я и представить себе не могла в те дни, что компания Google получит такое повсеместное распространение, какое мы наблюдаем сейчас, или что успех ее будет такого небывалого размаха», – вспоминает Рут Кедар(1).
   На Рут Кедар, которая родилась в Бразилии, а выросла и получила образование в Израиле, большое впечатление произвело то, что эти молодые основатели начинающей компании с далеко не ясным будущим настояли на оплате ее труда по проектированию логотипа. Единственное, о чем она сожалеет, – это о том, что не попросила у них в качестве платы акции Google.
   Нынешний облик логотипа Google простотой и незамысловатостью напоминает беглый набросок, как будто сделанный походя, легко и непринужденно. На самом деле в процессе разработки он претерпел множество трансформаций. Первый эскиз Кедар делала на основе созданного Сергеем образа, в котором тот при помощи бесплатной компьютерной дизайнерской программы попытался выразить свое видение: «Когда человек в первый раз видит логотип, необязательно, чтобы он сразу постиг всю глубину замысла, все соображения, которые стоят за каждым отдельным дизайнерским решением. Гораздо интереснее, когда он всякий раз открывает для себя какие-нибудь новые особенности»(2).
   Кедар поясняет еще, что само начертание букв и цветовое решение логотипа несут смысловую нагрузку: они призваны убедить пользователей, что сетевой поиск с Google штука простая, действенная и занимательная. Часто говорят, что такой логотип, как у Google, мог бы нарисовать и ребенок, но Рут нисколько не обижается. По ее мнению, это замечание как раз и говорит о том, что дизайн достиг своей цели. «Очень занятно, когда включаешь компьютер и на глаза сразу попадается тобою же созданный логотип, – говорит она. – И в то же время ощущаешь гордость. Когда произносишь слово google, люди тут же представляют себе этот разноцветный логотип»(3).
   И еще Рут Кедар говорит, что ее ни секунды не волнует, что ее творение то и дело претерпевает метаморфозы, когда к нему добавляются новые элементы – дудли (doodle), которые рисует Денис Хванг. «Они очень славно обыгрывают идею логотипа», – добавляет она.

Что такое Google doodle?

   По данным опроса 2008 года, 75 % британцев не могут жить без Интернета, а 50 % заявили, что для них Интернет важнее религии(4). Даже ее величество королева Англии и та сделалась юзером и интернет-серфером, так что нет ничего удивительного в том, что она пожелала нанести визит в офис Google, расположенный как раз неподалеку от Букингемского дворца. В день высочайшего визита британские пользователи Google обнаружили на сайте компании специальный логотип, изображающий приветливое лицо королевы.
   Кстати, именно в Великобритании компания Google провела первый общенациональный конкурс Doodle 4 Google на тему «Моя Британия». Победительницей оказалась 13-летняя Катерина Чиснелл из Троубриджа. Ее дудль поместили на британском национальном сайте Google; правда, в тот день, когда лондонский офис Google почтила своим визитом королева Елизавета II, его временно убрали. На дудле Катерины изображается британский флаг «Юнион Джек» и пять чудес, в том числе Шекспир и замок из тех, какими славится Британия. Сама победительница заслужила поездку в Калифорнию в Гуглплекс и возможность поработать вместе с Хвангом.
   С определенных пор видоизменять буковки логотипа по случаю какого-нибудь события стало традицией Google. Впервые идею оживить логотип какими-нибудь приколами – дудлями – по случаю праздников и прочих знаменательных событий предложила Сьюзен Воджиски. Первый придуманный ею дудль изображал пришельца, приземляющегося на Google. Сегодня дудли – неотъемлемая часть логотипа Google. Хванг рисует специальные дудль-логотипы ко Дню святого Валентина, к Рождеству, а иногда просто так, в виде сюрприза для пользователей. Однажды по случаю Хэллоуина он изобразил мрачный темный Google, в котором одна из букв «О» представляла собой фонарь из тыквы с прорезями в виде глаз и рта, откуда лился зловещий желтый свет, а буква «L» изображалась в виде чадящей свечи. На период Олимпийских игр 2008 года в Китае вторая «О» изображалась в виде фигурки какого-нибудь спортсмена – то бегуна, то велосипедиста, то прыгуна в воду. Последнее было весьма кстати, так как Сергей Брин приобщился к этому виду спорта.

Google Zeitgeist

   У писателей прошлого были абсент, виски и героин. У меня же есть Google. Я захожу на сайт, рассчитывая провести там минут пять, а потом вдруг оказывается, что прошло уже семь часов, я написал всего 43 слова, зато могу похвастаться, что знаю названия всех серий «Няни и профессора».
Майкл Чабон, писатель, «Удивительные приключения Кавалера и Клея»[11]
   Когда появилась очередная карикатура, где Драббл поздравляет своего босса с тем, что он первый человек в истории, который умудрился провалить тест Тьюринга, пользователи бросились искать сведения о нем, и слова «тест Тьюринга» (компьютерный тест для распознавания, кем является пользователь системы – человеком или компьютером) немедленно вышли на первое место по количеству поисковых запросов в Google. С одной стороны, этот феномен свидетельствовал о популярности героя карикатур Драббла, с другой – дал общее представление о том, чем дышат читатели газет.
   И теперь перед нами одно из самых удивительных и полезных побочных следствий первосортной поисковой машины. Оказывается, Google позволяет определить, чем в каждый отдельный момент времени интересуется, а возможно, и собирается заняться огромная масса людей. Причем на поверку это оказываются потрясающе точные результаты, ведь анонимность Интернета побуждает пользователей к откровенности. Никогда еще до появления поисковика Google в истории не существовало столь точного, научно обоснованного инструмента для определения того, чем живут и о чем думают современники здесь и сейчас.
   Google отражает истинный дух времени, то, что по-немецки называется Zeitgeist.
   Сервис Google Zeitgeist суммирует и анализирует поток поисковых запросов, поступающих на сайт поисковой системы Google, и составляет соответствующие рейтинги по частоте/популярности запросов. Представленный в 2007 году сервис Google Hot Trends более оперативен, он определяет сто самых популярных объектов поиска в Google на каждый момент времени. Составляются также ежемесячный и ежегодный рейтинги.
   Временами наш Zeitgeist выглядит довольно убого: пользователи более всего интересуются всякой ерундой вроде подробностей из жизни знаменитостей, сплетен о них или, например, тем, «кто такой Бакетхед?[12]». Мониторинг явственно показывает, что большинство пользователей молоды – это видно по популярности запросов, касающихся певицы Бритни Спирс и звезды популярного молодежного «Классного мюзикла» Ванессы Хадженс.
   Но даже при таком не особенно богатом круге интересов всегда находятся те, кого интересуют практические вопросы, например, некоторые разыскивают руководство по вязанию крючком, кто-то желает узнать, как завоевать симпатии противоположного пола или просто уточнить, когда будет переход на летнее/зимнее время. Как это ни удивительно, бывают даже запросы о методиках левитации.
   В период президентской предвыборной кампании 2008 года абсолютным лидером рейтингов поиска по всему миру стала губернатор Аляски и кандидат в вице-президенты от Республиканской партии Сара Пейлин. Вторым по популярности был запрос об Олимпийских играх в Пекине, а кандидат от демократов Барак Обама занял шестое место.
   Несмотря на то что тематике поисковых запросов по большей части присущи поверхностность и мимолетность, писатель и журналист Джон Баттелл называет Zeitgeist базой данных о намерениях, замечательным артефактом наших дней. Как провозглашает на своем сайте сама компания Google, «то, что вы здесь видите, – мгновенный кумулятивный срез вопросов, заданных пользователями за определенный промежуток времени на доменах своей страны и на Google.com, что, вероятно, проливает свет на жизнь и устремления современного общества. Каждый, кто зарегистрируется на Google.com, может сам посмотреть, что более всего волнует людей почти во всем мире».
   Знакомство с Zeitgeist подводит к выводу, что система Google не задает моду, не формирует вкусы; она скорее отображает (обобщает) их. Чутко реагируя на наши поисковые запросы и переводя их в плоскость релевантных поисковых результатов, система Google способна поведать нам правду о нас самих и о том, для чего мы используем Интернет, – иногда нелепую, иногда грустную, а подчас и откровенно шокирующую.
   Компания Google регулярно проводит конференции Google Zeitgeist, куда приглашает тех, кого считает интеллектуальными лидерами, чтобы они могли поделиться взглядами и поразмышлять над тем, что составляет дух нашего времени. На двух из подобных форумов – на том, что проводился в Европе в 2006 году, и на том, что проходил в Сан-Франциско в 2007-м, – основным докладчиком выступал славящийся склонностью к полемике лидер Консервативной партии Великобритании Дейвид Кэмерон. Он говорил о революции, которую совершил Интернет, и о роли в ней Google, называя это следующей ступенькой развития общества, которое проходило через феодализм, затем централизованную государственную бюрократию, на смену которой пришел этап колоссального индивидуального влияния и контроля. Борьбу между лидерами ИТ-отрасли и государством за право определять суть и прокладывать курс этой революции надо только приветствовать, считает Кэмерон. В подтверждение он привел слова, сказанные двести лет назад публицистом эпохи Просвещения Эдмундом Берком: «Через взаимную борьбу противоположных сил в природе и обществе возникает всеобщая гармония»(5).
   И все же, несмотря на откровения компании Google, дух времени все еще окутан непостижимой мистической тайной, и даже те, кто наделен мощным творческим потенциалом, не могут определить, откуда эта мистика проистекает. Недаром Бернард Шоу заметил однажды: «То, что я говорю сегодня, завтра будут говорить все, даже не вспоминая, кто им это внушил. И люди, конечно, вправе так делать, потому что я тоже никогда не помню, кто мне что внушил: это дух времени».

5. Так родилась компания

   Сергей говорит, что в успехе их компании на первых порах огромную роль сыграла удача: «Мы стали прибыльными как раз в те времена, когда на рынке акций интернет-компаний наблюдалось падение. Начни мы на полгода позже, это, скорее всего, была бы уже совсем другая история»(1).
   Раджив Мотвани, профессор Стэнфордского университета, который был научным консультантом студентов-последипломников Ларри и Сергея,[13] вспоминает, как у них все начиналось. В те времена Всемирная паутина, поясняет он, как раз уверенно вступала в свои права:
   Сергей Брин и Ларри Пейдж уже почти исчерпали возможности поисковой машины на университетском сервере Стэнфорда. Эти юнцы, им было тогда едва за двадцать, без конца осаждали меня требованиями – мол, нам нужно больше дискового пространства, чтобы индексировать Всемирную паутину, а ее ресурсы все разрастаются, и без дополнительных мощностей нам никак не обойтись. <…> И всякий раз я соглашался и выделял им денег, а они шли и покупали очередные жесткие диски. В один прекрасный день они заявились ко мне с известием, что собираются основать собственную компанию. Им все говорили:
   «Вы с ума сошли? И без того уже есть 37 чуть ли не одинаковых поисковых машин, куда же еще одну? Интересно, как вы с этим справитесь? Как собираетесь добывать деньги и как будете строить эту свою компанию?» А они отвечали: «Вот увидите, у нас все получится». Они хорошенько поднапряглись, и у них все получилось.
   А потом Мотвани узнал, что те двое таки создали глобальную компанию: «Ну прямо чудеса, чувствуешь, как сам становишься таким маленьким винтиком истории и что благодаря твоему скромному вкладу она продвигается еще на шажок вперед. Сейчас я буквально подсел на начинающие компании»(2).

Yahoo! прокладывает курс

   В судьбах Yahoo! и Google просматривается множество параллелей, что делает их сходство почти сверхъестественным. В свое время два докторанта Стэнфордского университета готовились к защите диссертаций на ученую степень и, когда им прискучило это нудное занятие, принялись изобретать способ победить в фантазийной баскетбольной лиге, используя возможности Интернета. Это-то и натолкнуло их на идею создания новой поисковой машины Yahoo!. Джерри Янг и Дейвид Фило – так звали молодых людей – все-таки добились победы в лиге, в чем им помог анализ статистических данных, собранных их самодельной поисковой программой. И тогда их осенило, что они создали нечто, на чем можно зарабатывать деньги. Разрабатывая свою идею, они от души веселились и старались придать своему новому бизнесу некоторую эксцентричность. Так, придумывая название для своей поисковой системы, они решили воспользоваться аббревиатурой YA, «yet another», что означает «и еще один», почерпнув ее из интернетовского жаргона. А потом, добавив еще три слова, сконструировали своему детищу название Yet Another Hierarchical Officious Oracle! – «И еще один иерархический дружелюбный прорицатель», а сокращенно получилось задорное Yahoo! (на русский язык можно вольно перевести как «Ух ты!»). Так родилась интернет-компания Yahoo!.
   – Главное, для чего предназначалась система Yahoo! – это служить местом, где университетские приятели Янга и Фило могли бы размещать свои самые любимые сайты.
   – Система использовала «поиск с учетом содержания».
   – Деньги компания Yahoo! зарабатывала на рекламе.
   – Через некоторое время ее юные основатели, а им в те поры было всего по двадцать с хвостиком, привлекли «взрослого» бизнесмена Тима Кугла, возложив на него задачу управлять компанией и развивать ее бизнес. Стоит ли говорить, что Кугл был выпускником Стэнфорда?
   – В начале жизненного пути компания пережила стадию гиперроста и оглушительного успеха, когда в ходе первичного размещения акций на фондовом рынке достигла многомиллиардной рыночной капитализации.

   «Дело в том, – рассказывал Янг, – что мы были уникальны. В этом бизнесе мы первыми сумели создать устойчивый, надежный и симпатичный бренд. Если вы согласны со мной, что Интернет – еще одно коммуникационное средство с великими возможностями, и уже заметили, что для каждого такого средства существует бренд, однозначно с ним ассоциирующийся, как, например, CNN, ставший общепризнанным символом кабельного телевидения, тогда согласитесь и с тем, что Yahoo! станет одним из таких знаковых брендов-символов»(3).
   Компания Yahoo! была создана на пять лет раньше, чем Google, и во многом их связывают давние и тесные взаимоотношения. Так, основатели Google усиленно предлагали Yahoo! купить разработанную ими технологию электронного поиска, однако вместо согласия заключить сделку удовольствовались лишь рекомендацией, хотя и дельной. Прошло немного времени, и компания Yahoo! стала использовать на своем портале поисковый движок Google (соответствующее соглашение было заключено 26 июня 2000 года), а днем позже за 413 миллионов долларов приобрела ИТ-компанию eGroups, в создании которой активную роль сыграл брат Ларри Карл Пейдж. С тех дней Yahoo! и Google некоторое время следовали общим бизнес-курсом. Компания Google обеспечивала сервис сетевого поиска как для Yahoo! так и еще для нескольких сайтов, что позволило ей взять разбег для мощного старта. Вскоре она настолько укрепила свои позиции, что начала представлять конкурентную угрозу для компании Yahoo! и та в конечном итоге в 2004 году отказалась от услуг Google, разработав собственную технологию поиска.[14]
   

notes

Примечания

1

   Компания активно продвигает свою операционную систему Android для мобильных телефонов в надежде зарабатывать на рекламных поступлениях от онлайновых мобильных сервисов. Прим. научн. ред.

2

   Речь идет о проекте Google Base, где пользователи сервиса могут размещать свои рекламные объявления. Прим. научн. ред.

3

   До недавнего времени Шмидт состоял в совете директоров компании Apple, однако летом 2008 года покинул его. Эксперты связывают его уход с возникшим конфликтом интересов: Google агрессивно продвигает свою мобильную ОС Android, выходя в область прямой конкуренции с Apple. Сейчас Федеральная комиссия США по связи рассматривает спор между двумя компаниями: компания Apple якобы отказалась включить в свой магазин приложений программу Google Phone, которая позволяет звонить и общаться в чате через мобильный Интернет. Прим. научн. ред.

4

   Весной 2009 года компания Microsoft представила свой новый поисковик Bing.com, популярность которого в Америке к осени уже вдвое превысила популярность поискового сервиса Live Search, о котором пишет автор. Прим. научн. ред.

5

   Весной 2009 года компания Microsoft представила свой новый поисковик Bing.com, популярность которого в Америке к осени уже вдвое превысила популярность поискового сервиса Live Search, о котором пишет автор. Прим. научн. ред.

6

   Автор описывает работу «паука» лишь отдаленно. На самом деле поисковый «паук» не занимается рассылкой поисковых запросов по Всемирной паутине, его задача – регулярная индексация всех веб-страниц Всемирной сети и сохранение в базе данных поисковика. Работа «паука» не зависит от числа поисковых запросов, ведь странички в сети обновляются постоянно, а значит, базу данных надо регулярно обновлять. Прим. научн. ред.

7

   Например, международный консорциум 3GPP занимается стандартизацией ряда технологий мобильной связи, a WiMax Forum разрабатывает единый стандарт скоростного мобильного Интернета. Прим. научн. ред.

8

   Впрочем, летом 2009 года Эрик Шмидт покинул совет директоров Apple, так как кооренция между компаниями начинает все больше приобретать черты открытой конкуренции. Прим. научн. ред.

9

   На русском языке эта программа носит название «Google Книги» и доступна в бета-версии. Прим. перев.

10

   В сентябре 2009 года компания Google пообещала открыть всем конкурентам доступ к цифровым копиям книг, комментируя их заявления о том, что глобальный проект оцифровки библиотек Google в ближайшем времени сделает компанию монополистом в этой сфере. Прим. научн. ред.

11

   Перевод с изменениями взят из книги Д. Вайза и М. Малсида «Google. Прорыв в духе времени». – М.: Эксмо, 2007. Прим. перев.

12

   Американский музыкант, на сегодняшний день считающийся одним из самых техничных гитаристов в мире. Настоящее имя – Брайан Кэрролл, во время выступлений скрывает лицо под белым колпаком. Прим. научн. ред.

13

   Р. Мотвани (1962–2009) позже состоял в правлении нескольких начинающих компаний, основанных выпускниками Стэнфордского университета. Прим. перга.

14

   Летом 2009 года компания Yahoo! заключила партнерский договор с Microsoft. По условиям договора Yahoo! установит в качестве поисковика на своих сайтах движок Bing от Microsoft в обмен на возможность заниматься продажами рекламы в поисковиках обеих компаний. Прим. научн. ред.
Купить и читать книгу за 164 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать