Назад

Купить и читать книгу за 24 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Ожидание чуда

   Джейн Олден в детстве много читала. Она начала со сказок, которые разбудили ее фантазию. Она жила в своем придуманном мире, потому что реальный мир был слишком жесток к ней. Джейн пыталась убедить себя, что она Золушка или Белоснежка. В один прекрасный день к ней непременно явится добрая фея или сказочный принц и возьмет с собой в далекую прекрасную страну.
   Ей исполнилось двадцать пять, но она по-прежнему ждала чуда…


Джоанна Рид Ожидание чуда

Пролог

   Джейн не была желанным ребенком в семье. Ребенок – обуза, которую никому из родителей не хотелось взваливать на себя. Настоящий дом полон любви и тепла, ее же дом держался на ненависти. Отец и мать любили выпить, а выпив, часто дрались. Присутствие дочери лишь ожесточало их потасовки.
   Девочку подбросили бабушке, которая лелеяла надежду, что маленькая хорошенькая куколка, вся в кружевах и рюшечках, будет тихонько возиться в уголке со своими игрушками, не досаждая ей. А Джейн оказалась своенравным упрямым сорванцом, мечтающим залезть на самое высокое дерево…
   При первой же возможности бабушка отдала девочку в монастырскую школу с самым строгим уставом. Число линеек, сломанных о ее спину, росло.
   Иногда, Джейн плакала по ночам, раскаиваясь в своих, в общем-то невинных, проступках, из-за которых очутилась в исправительном учреждении, где царили бездушие и тупая муштра, где не было места душевной теплоте и любви.
   В таком состоянии легко было впасть в отчаяние, ожесточиться. К счастью, сия чаша ее миновала. Может быть, книги спасли ее?…
   В детстве Джейн много читала. Она начала со сказок, которые разбудили ее фантазию. Она жила в своем придуманном мире, потому что реальный мир был слишком жесток к ней. Джейн пыталась убедить себя, что она Золушка или Белоснежка. В один прекрасный день к ней непременно явится добрая фея или сказочный принц и возьмет с собой в далекую прекрасную страну.
   Ей исполнилось двадцать пять, но она по-прежнему ждала чуда…

1

   – Ну, наконец-то вы добрались, – с улыбкой произнесла Джейн Олден, открывая входную дверь своей маленькой квартирки под самой крышей.
   – Мы принесли фрукты и вино, – задорно улыбалась Кэрол Янг, передавая Джейн пакет. – Совершенно выбились из сил, взбираясь на твой чердак, так что не надейся, что мы уйдем прежде, чем услышим от тебя самый подробный рассказ о незабываемых солнечных днях и лунных ночах, проведенных на борту теплохода.
   – Наверное, она прячет у себя в доме капитана корабля и поэтому не торопится гостеприимно распахивать двери для подруг, – шутливо предположила Анджела Смит.
   – Кaпитан «Колумбуса» – пожилой пузатый коротышка, дедушка, обожающий своих шестерых внуков, – отшутилась Джейн, пропуская в свою крошечную мансарду подруг. Она очень удивилась, увидев третью гостью. То была тоненькая кудрявая блондинка. Короткая маечка и шорты-бермуды зеленого цвета выгодно подчеркивали достоинства ее точеной фигурки.
   – Привет, – в замешательстве произнесла Джейн, пытаясь вспомнить, как зовут эту самодовольную девицу, которую она не раз встречала на верхнем этаже фирмы «Флеминг индастриэл».
   Кэрол поспешила на помощь:
   – Джейн, это Ребекка, дочь мистера Флеминга. Она уже целую неделю заменяет Джулию в диспетчерской.
   – А ты, Джейн, работаешь в бухгалтерии, насколько я помню. – Проскальзывая в квартиру, Ребекка окинула любопытным взглядом высокую стройную девушку с огненно-рыжими волосами. – Я, к сожалению, не часто бываю на нижнем этаже папиной фирмы. – Махнув своей ручкой с серебряным браслетом на запястье в сторону окна и удивленно вздымая тоненькие выщипанные бровки, гостья поразилась. – Ну и ну! Господи! Как ты живешь в этой душегубке без приличного кондиционера?
   Джейн, стараясь быть спокойной, объяснила:
   – Боюсь, электрическая сеть не выдержит дополнительной нагрузки. Спасибо, что хоть работает обыкновенный форточный вентилятор! – Голос чудом не выдал того раздражения, которое она испытала к этой надменной гордячке. – Вы с Анджелой располагайтесь поудобнее, а мы с Кэрол смешаем коктейли и помоем фрукты.
   Кухонька, в которую вошли девушки, отделялась от комнаты перегородкой, в которой было прорезано окно для подачи блюд, закрытое сейчас ставнями.
   – Хочу кое-что спросить, – шепнула Джейн на ухо подруге. – С каких пор вы стали работать по выходным дням и с какой стати эта папенькина дочка приперлась ко мне?
   Нарезая сыр, Кэрол сообщила:
   – Нас попросили поработать в выходные, потому что в связи с эпидемией гриппа мы подзапустили дела. Представляешь, чуть ли не половина сотрудников переболела этим ужасным желудочным гриппом. – Кэрол понизила голос до драматического шепота. – Кстати, нас собираются с кем-то объединять!
   – Чего это вдруг? – нахмурилась Джейн. Еще десять дней назад, когда она собиралась в отпуск, не было ничего слышно ни о каких структурных изменениях.
   – Это как гром среди ясного неба, – недоуменно качала головой Кэрол. – До сих пор мы не знаем, к кому перейдет «Флеминг индастриэл» и не выбросят ли нас на улицу. Все покрыто тайной.
   Джейн протянула подруге блюдо, а сама направилась к холодильнику. Она работала в компании «Флеминг индастриэл» уже больше года, с тех самых пор, как приехала в Майами из Бостона. Джейн с первого взгляда влюбилась в этот южный веселый город, ей импонировала приветливость местных жителей.
   – У меня было какое-то странное предчувствие, что следует положить отпускные на банковский счет, – обреченно вздохнула Джейн, доставая кубики льда из морозилки и бутылочку тоника. – Как бы пригодились деньги, истраченные на поездку, теперь, когда придется пополнить ряды безработных.
   – Я думаю, ты без проблем найдешь себе другую работу, Джейн, – подбодрила подругу Кэрол. – Ты такая умная! Вспомни, как высоко оценил мистер Флеминг сводный отчет, который ты составила.
   Джейн лишь пожала плечами.
   – Как правило, рядовые сотрудники только проигрывают в результате всяких пертурбаций, – загрустила она. – Генри Флеминг – справедливый и мягкий человек. Неизвестно, каким окажется новый босс.
   – Ты права, – сокрушенно покачала головой Кэрол. – Но нашего мнения не спрашивают. Тебе еще повезло, что удалось так чудесно отдохнуть. А я вот подцепила этот дурацкий вирус и провалялась целую неделю в постели.
   – Да, мне все же повезло, – пробормотала, поморщившись, Джейн, роясь в ящике стола в поисках открывалки.
   – Между прочим, мистер Флеминг лично просил нас с Анджелой выйти сегодня на работу. 3а двойную плату, конечно, – откровенно радовалась Кэрол.
   – Небольшой утешительный приз за испорченный выходной, – улыбнулась Джейн.
   – Ты ведь знаешь, что мы почти никуда не ходим развлекаться по выходным, – горько ухмыльнулась брюнетка. – Поэтому мы с таким нетерпением и ждем твоего рассказа о круизе. Уверена, тебе есть чем поделиться.
   Разбавив вино тоником, Джейн наполнила четыре высоких бокала получившимся напитком и добавила в него кубики льда.
   – Неужели Ребекке тоже интересно, как я провела отпуск? – удивилась Джейн.
   – Услышав, что мы идем к тебе в гости, она напросилась с нами. У мисс Флеминг подозрительно сильно разыгралось любопытство, как только она узнала, что ты отправилась в круиз именно на «Колумбусе». Ума не приложу, с чего бы это.
   Рассуждения Кэрол прервал требовательный голос Анджелы:
   – Вы что, заснули там? Мы умираем от жажды.
   – Все уже готово, – откликнулась Джейн, торопливо насаживая ломтики апельсина на край стакана и направляясь в гостиную в сопровождении Кэрол. Она опустила тяжелый поднос на старенькую тумбочку, служившую одновременно обеденным столом. – Полагаю, вам не терпится узнать, как прошло плавание, – усмехнулась Джейн, протягивая Анджеле и Ребекке запотевшие бокалы.
   – Вот именно, – произнесла нараспев белокурая гостья, потягивая освежающий напиток. – Моя старшая сестра Дорис должна была отправиться в этот круиз со своим парнем, с которым она практически помолвлена. Но они поцапались в очередной раз, и Дорис улетела с мамой в Нью-Йорк на показ моделей предстоящего сезона. Сестрица позеленеет от зависти, когда я сообщу ей, что одна из папиных служащих побывала в круизе, а ей не удалось, – призвалась Ребекка голосом, выдающим детскую ревность к сестре. – Надеюсь, у тебя была отдельная каюта? Насколько мне известно, в плавание на этом корабле отправлялись многие знатные дамы и одинокие рыцари, – снисходительно улыбнулась она.
   Джейн заговорщически взглянула на Кэрол и Анджелу и, усаживаясь в плетеное кресло-качалку, такое же, какое облюбовала себе Ребекка, холодно отрезала:
   – К сожалению, даже самым респектабельным пассажирам из Майами пришлось довольствоваться каютами на самой нижней палубе. Даже несмотря на то, что судно пятипалубное.
   Оглядывая стройную фигуру подруги в свободном спортивном костюме, Анджела недоумевала:
   – Мне казалось, что ты должна была прибавить в весе. Я слышала, будто в круизах кормят просто на убой. А ты, наоборот, похудела…
   Пропустив глоток прохладительного напитка, Джейн терпеливо объяснила:
   – Я уже сказала, что на теплоходе целых пять палуб. Их все нужно было обследовать. Прибавьте к этому два бассейна. Так что я легко сжигала потребляемые калории.
   – Ты думаешь, Анджела, что на корабле только и делают, что сидят и поглощают горы еды?! Там масса развлечений, – поддержала Кэрол путешественницу. – А теперь постарайся описать все, как можно подробнее.
   – Хорошо-хорошо, – пообещала Джейн. – Начну с самого начала. Автобусом я доехала до самого порта. Ну, эта поездка не оставила неизгладимых впечатлений. А вот сам «Колумбус» невозможно забыть! Это целый город – пять палуб, дансинг, казино, куча баров, два ресторана, торговые ряды, кинотеатр, два бассейна, солярий, сауна, тренажерный зал.
   Анджела и Кэрол восхищенно ахнули, а Джейн продолжила:
   – Мне досталась очень маленькая каюта, но зато отдельная. Она не казалась слишком уж тесной, потому что оформлена была в солнечных желтых тонах. К тому же в каюте имелись душ, туалет и встроенный шкаф. Все очень удобное и компактное.
   – Чего не скажешь о твоей квартире, – раздался резкий язвительный голос Ребекки.
   Подруги при этой реплике осуждающе переглянулись.
   Не обращая внимания на выпад, Джейн продолжала:
   – Церемония отплытия проходила именно так, как показывают в кино. Хлопали на ветру флаги и транспаранты, сыпалось разноцветное конфетти, гудели клаксоны автомобилей. Пассажиры собрались на открытых палубах и махали провожающим, газетчики слепили нас вспышками фотоаппаратов. И лайнер взял курс на остров Сан-Сальвадор, входящий в состав Багамских островов.
   – А какой этот остров? – торопливо спросила Анджела.
   – Очень живописный. Песок на пляже совершенно белый, а вода в море – изумрудная. В многочисленных сувенирных лавках торгуют причудливыми кораллами, предметами прикладного искусства, драгоценностями. Больше ни в какие порты мы не заходили. За все время путешествия всего один раз стояли на твердой земле.
   – Тебя не укачивало в пути? – шутливо спросила Анджела.
   – Вот еще глупости, – вмешалась Кэрол. – У нашей Джейн отличное здоровье. Если ее не тошнит от здешней чересчур острой кубинской кухни, то почему ей должно быть плохо от морской качки? Правильно я говорю, Джейн?
   Джейн, ослепительно улыбнувшись, призналась:
   – Совершенно верно. Хотя должна сказать, что на теплоходе стены и потолок все время находятся в движении.
   – А какие развлечения были на теплоходе? – вновь задала вопрос Анджела. – Наверное, устраивали веселые вечеринки? Ты посещала казино?
   – Я, например, ясно представляю, как ты прогуливаешься по палубе, залитой серебристым светом луны, под звуки испанской серенады, – зачарованно шептала Кэрол.
   – Ну…
   – Джейн, ты должна была встретить принца. – Кэрол пристально поглядела на подругу. – Боже! Смотрите, как она засмущалась. Я угадала, наша Джейн действительно с кем-то познакомилась.
   – Подожди минутку, – перебила ее Джейн, тщетно пытаясь справиться со смущением, но с ужасом чувствуя, как краска заливает ее лицо.
   – Нечего стесняться, дорогая, – оживилась Анджела. – Ведь именно об этом мы и мечтали: как ты познакомишься с каким-нибудь потрясающим парнем во время своего незабываемого путешествия. Мы с Кэрол тоже хотим отправиться в круиз во время отпуска. Может быть, и нам повезет.
   – Это твердо решено, – согласилась Кэрол. – Я безумно рада, что тебе посчастливилось встретить кого-то стоящего. Какой он, твой избранник? Могу поспорить, что высокий, загорелый и стройный, как Аполлон. Я права? – Видя, что Джейн снова покраснела, Кэрол издала радостно-торжествующий вопль.
   – Джейн, сейчас и я закричу, если ты не начнешь рассказывать, – пригрозила Анджела, возбужденно цепляясь за руку подруги.
   Джейн нервно откашлялась, высвободила руку и потянулась за сэндвичем. Девушка увидела острый интерес в глазах Ребекки и восхищение на лицах подруг, и ее мозг заработал с бешеной скоростью. Уронив взгляд на обложку журнала, валяющегося на полу, Джейн увидела фотографию парня, рекламирующего лосьон после бритья.
   – Ты угадала, он довольно высок. Мне действительно нужен кто-то не ниже шести футов, – засмеялась Джейн. – У него черные как смоль волнистые волосы и карие глаза, мужественное лицо, спортивная фигура. И, конечно, он прямо-таки бронзовый от загара…
   – Как вы познакомились? – прервала ее Кэрол, потрясенная удачей подруги.
   – Мы просто постоянно сталкивались в разных местах, а потом разговорились и… стали держаться друг друга, – торопливо закончила Джейн и откинулась на спинку кресла, довольная собой.
   – Это судьба! Какое счастье находиться рядом с таким неотразимым красавцем неразлучно день и ночь! – восторгалась Анджела. – Это все равно что быть помолвленной.
   – Ты уж скажешь…
   – Он назначил тебе свидание? Когда вы встречались? Он из Майами? – забросали Джейн вопросами Анджела и Кэрол.
   – Гм… я определенно…
   – Как его зовут? – властно потребовала ответа Ребекка Флеминг.
   – Как зовут?… – растерялась Джейн.
   – Да, Джейн, скажи, как его зовут, – вторили подруги, искренне желая знать мельчайшие подробности.
   Девушка отпила из стакана, отчаянно стараясь сконцентрироваться на новой проблеме.
   – Его фамилия… – Маршалл… А зовут… зовут его… Леонард. – Она с удивлением услышала свой невозмутимо-спокойный голос. Ребекка, скучающая до сего момента, пришла в крайнее изумление. Но Джейн, позвякивая еще не растаявшими кусочками льда в своем стакане и пытаясь сохранить спокойный безразличный тон, не заметила смятения гостьи.
   – Леонард Маршалл! – Кэрол, казалось, пробовала имя на вкус. – Так зовут только главных героев в романах о любви, которые я читаю взахлеб.
   – Прошу прощения, но мне пора. – Ребекка стремительно вскочила и со звоном поставила пустой бокал на поднос. – Придется поторапливаться, я и не заметила, как быстро пролетело время.
   – Конечно-конечно, – отозвалась Джейн, недоуменно пожимая плечами. – Приятно было познакомиться.
   – Что ж, встретимся вновь в следующую субботу. Отец хочет устроить прием для своих сотрудников. Уверена, что кое-кого из вас ждут сюрпризы. – Она хитро взглянула на Джейн, улыбнулась и выскочила за дверь.
   – Хотела бы я знать, чего это она так резко сорвалась, – нахмурилась Анджела.
   – Трудно сказать, – пожала плечами Кэрол. – Скорее всего, семейство Флеминг не раз бывало в подобных круизах, и Ребекке наскучило выслушивать подробности. Мы даже не входим в круг ее подруг.
   – Мне почему-то совсем не хочется дружить с ней, – трезво заключила Джейн, уставившись на захлопнувшуюся дверь. – У меня такое ощущение, будто мисс Флеминг полагает, что снобизм и набитый деньгами кошелек освобождают от необходимости соблюдать правила приличия.
   – А еще она непревзойденная сплетница, – посетовала Анджела. – Я подозреваю, что она бессовестно подслушивает все служебные разговоры. Слава богу, на следующей неделе Джулия возвращается.
   Джейн снова уселась в кресло-качалку и спросила у подруг:
   – Вам доводилось иметь дело с ее сестрой, Дорис?
   Обе девушки отрицательно покачали головами.
   – Дорис никогда не заходит в офис, а в прошлом году даже не приняла участия в традиционном банкете по случаю Дня независимости. «Я так редко бываю на нижних этажах папенькиной фирмы…» – Джейн так удачно передразнила Ребекку, что подруги покатились со смеху.
   – А теперь мы послушаем историю твоих романтических похождений с самого начала, – безапелляционно заявила Кэрол, протягивая свой стакан за дополнительной порцией коктейля…

   Джейн чувствовала себя совершенно разбитой, когда провожала подруг по домам поздно вечером. Она по привычке прибралась в своей единственной комнате, раздвинула софу, превратив ее в кровать, и направилась к платяному шкафу. Надевая простенькую ночную рубашку из тонкого ситца, она поймала собственное отражение в зеркале. В рыжеволосой лгунье ровно сто восемьдесят сантиметров роста и шестьдесят два килограмма веса. В большом зеркале она отражалась вся от макушки до самых пяток.
   Ей вдруг захотелось повнимательнее рассмотреть себя. Вот уже несколько лет Джейн не находила никаких изменений в своей внешности. Она достигла своего теперешнего роста в шестнадцать лет. Жутко стесняясь его, она стала сутулиться. Позже потребовались годы упражнений, чтобы исправить осанку. Волнистые от природы волосы с детских лет сохраняли ярко-медный цвет. В лице не было ничего утонченного и загадочного: прямой нос, большой рот с пухлыми губами. Скулы выступали лишь тогда, когда она ела что-нибудь кислое. Главным своим украшением Джейн по праву считала глаза: огромные, миндалевидного разреза, редкого зеленовато-голубого цвета. Они смотрели на мир открыто и наивно, даже когда их обладательница откровенно лгала.
   Сестра Марта, настоятельница в монастырском интернате, одном из многих в длинной веренице школ, в которых довелось учиться Джейн, не раз возводила руки к небесам и укоризненно качала головой, выслушивая очередное невероятное объяснение девочки, почему ей не удалось выучить урок. Несколько лет подряд абсолютно неуправляемая девчонкa-сорванец баламутила всю школу, подкладывала одноклассницам в парты лягушек и пауков, взрывала на уроках хлопушки и при этом смотрела на настоятельницу незамутненными ангельскими глазами цвета морской волны.
   Приблизившись к холодному стеклу, Джейн пыталась постигнуть, действительно ли глаза являются зеркалом души. Ее душа жестоко страдала ото лжи. Джейн лгала постоянно, причем даже себе, живя в своем придуманном мире, потому что реальный мир был слишком жесток к ней. Сегодня она снова солгала.
   – Ты неисправима, – сердито прошипела Джейн своему отражению в зеркале, захлопнула дверь шкафа, решительно направилась к софе и плюхнулась на нее со всего размаху.
   Она надеялась, что с возрастом к ней придет мудрость, полагала, что накопленное профессиональное мастерство придаст ей уверенности в себе и сделает детскую привычку фантазировать ненужной. Сегодня она превзошла себя, усердствовала так, что маленькая ложь выросла в огромный обман. Джейн подняла к небесам свои невинные глаза, чувствуя, что сестра Марта наблюдает за ней оттуда.
   Джейн отправилась в круиз, предвкушая, что ей предстоит незабываемый отдых. Она всю жизнь мечтала полюбоваться звездами, падающими с небес прямо в ночной океан и мерцающими уже со дна, серебряной дорожкой лунного света на гладкой поверхности моря, тянущейся до самого горизонта; ей хотелось ощутить, как ветер ласково треплет ее волосы, а самое главное – она действительно надеялась встретить красивого и нежного парня, влюбиться в него и целоваться под волшебным тропическим небом. Но это были пустые мечты, которые развеялись в пух и прах.
   Все шесть дней Джейн провела в обществе пожилого судового доктора и медсестры – его жены. Девушка была заточена в своей крошечной каморке на самой нижней палубе; ей пришлось испытать невероятные мучения от жестокой простуды, сопровождающейся резями в желудке, и такой сильной морской болезни, что даже судовой доктор, глядя на нее, беспомощно разводил руками.
   Круиз сулил массу удовольствий. В ожидании чуда Джейн взошла на судно, быстро повесила в шкафчик яркие воздушные наряды, купленные специально для путешествия, и отправилась изучать палубы, одну за другой. Описывая «Колумбус» подругам, Джейн ни на йоту не погрешила против истины. От его размеров и роскошной внутренней отделки захватывало дух. Но стоило теплоходу выйти в открытое море, как стены и потолок стали качаться, а линия горизонта беспрестанно начала менять свое местоположение. У Джейн закружилась голова, а желудок вывернуло чуть ли не наизнанку.
   Она попробовала лежать в шезлонге с закрытыми глазами и глубоко вдыхать свежий соленый воздух. Когда это не помогло, девушка добралась до своей каюты, надеясь, что там ей станет лучше. Но с каждой секундой ее состояние ухудшалось, и пришлось обратиться к судовому врачу. Доктор Джонсон и его жена Бетси были очень добры к ней. Доктор обнаружил, что у путешественницы поднялась температура и распухли железки. Джейн вспомнила, что именно с этого начинался грипп у сотрудников «Флеминг индастриэл».
   Бетси, помимо лекарств, принесла ей кучу журналов и брошюр и пыталась развлекать пациентку беседами. Лекарства действовали одурманивающе, и Джейн спала практически все дни круиза. Она даже не смогла ступить на землю Сан-Сальвадора. К счастью, кое-какие сувениры и буклеты можно было приобрести в киосках на лайнере.
   Итак, шесть дней круиза на великолепном лайнере прошли в полудреме и не проходящей тошноте. Джейн горестно вздохнула, вспомнив, как самозабвенно врала лучшим подругам. 3ачем она это делала? Если не хотела выглядеть полной дурой в глазах неожиданно явившейся Ребекки Флеминг, могла бы с легкостью обратить свой рассказ о пережитом кошмаре в шутку. Все обстояло гораздо сложнее.
   Кэрол, Анджела и Джейн в принципе были очень похожи друг на друга. Девушки выросли в довольно бедных семьях, хотя были умны и привлекательны. Всем троим минуло двадцать пять, занимали они одинаковые должности в одной и той же фирме, и все стремились обрести главное, чего мучительно не хватало в детстве, – любви…
   Никто из них не был уроженкой Флориды. Все трое приехали в Майами больше года назад и познакомились уже во «Флеминг индастриэл». Между ними завязалась тесная дружба, как если бы они были сестрами. К своему великому огорчению, они вскоре обнаружили, что женское общество не дает ощущения полноты жизни.
   На первый взгляд мужчин вокруг предостаточно: на работе, на пляже, в спортивных залах, на дискотеках, в молодежных клубах, которые посещают парни и девушки в надежде найти спутников жизни. У каждой из подруг были когда-то приятели, в которых девушки одинаково разочаровались. Многие парни частенько считают, что в благодарность за приглашение на дискотеку и пару коктейлей подружка должна тут же переспать с ними.
   Джейн отчаянно мечтала встретить человека, который полюбил бы ее. Но, наталкиваясь на холодную расчетливость партнера, она тут же впадала в уныние. Ее детство прошло в интернатах для трудных девочек. Случалось, она плакала по ночам, раскаиваясь в своих поступках, из-за которых очутилась в исправительном учреждении, где царят бездушие, серость, ограниченность, тупая муштра, где нет места душевной теплоте и любви. Джейн пришлось научиться возводить вокруг себя оборонительные сооружения и прятаться за ними, чтобы сохранить свое внутреннее «я».
   С возрастом пришло умение скрывать свой внутренний мир от любопытных глаз за непроницаемой маской. Посторонним порой казалось, что Джейн хладнокровна и рассудочна, раскрепощена и уверена в себе, что она – хозяйка собственной жизни. Но нередко случались сбои. Прошлое незвано вторгалось в настоящее, и Джейн теряла самообладание…
   Опустив подбородок на согнутые в коленях ноги, Джейн пыталась понять, почему мужчины не обращают на нее внимания. Слишком далека от совершенства, угрюмо решила девушка. Не умеешь выбирать нужные духи, не научилась говорить только то, что приятно слышать собеседнику, не умеешь заводить нужные знакомства. Если верить романам о любви, принцесса всегда хрупка и изящна, ее ротик похож на бутон розы, а лицо имеет форму сердечка, у нее тихий, проникновенный голос, она едва достает до плеча героя. А Джейн – полная противоположность сказочному образу.
   В свои двадцать пять она оставалась девственницей потому, что ее отталкивал откровенный секс. Она все еще надеялась встретить человека, которому не будет безразлична как личность…
   Девушка перекатилась на живот, швырнув журнал с рекламным красавцем на подушку. Темноволосый парень ослепительно улыбался ей с фотографии на обложке. Он выручил ее в трудную минуту. Но что за нелепое слащавое имя пришло ей на ум? Леонард Маршалл! Надо же! Морщинка, прорезавшая чистый лоб Джейн, свидетельствовала о напряженной работе мысли. Ей казалось, что имя каким-то образом связано с теплоходом. Так, вероятно, звали коридорного или одного из официантов на «Колумбусе». Она просмотрела так много рекламных проспектов и журналов, пока находилась в заточении в своей каюте, что вполне могла произвольно соединить имя одного человека с фамилией другого, и получился Леонард Маршалл.
   Джейн почти нежно погладила фотографию, сожалея, что не удалось встретить в круизе подобного парня. Ей, видимо, стоит немного скорректировать свое поведение: перестать вести себя холодно и отчужденно, постараться почаще улыбаться. Следует научиться наслаждаться радостями жизни! Пусть самыми маленькими. Только вот сможет ли она следовать намеченным курсом? Сомнительно. Хотя Джейн и напоминала внешне амазонку, душа ее оставалась по-детски чиста и ранима, она так и не приобрела уверенности в себе.
   Дотянувшись до выключателя, она погасила свет и взбила подушку. Теперь ей следует уповать лишь на то, что мысли и внимание подруг и коллег будут сосредоточены на предстоящих структурных изменениях в фирме. А о ее романтических морских похождениях, глядишь, все потихонечку забудут. Если же кто-то вздумает расспрашивать ее о таинственном Леонарде Маршалле, Джейн сумеет придумать что-нибудь такое, что похоронит расспросы о нем навсегда. Девушка зевнула и погрузилась в сон.

2

   – Какой чудесный вид! – восторгалась Кэрол Янг, стоя на открытой террасе квартиры Генри Флеминга, расположенной на восемнадцатом этаже высотного здания. На горизонте сверкало лазурное море, обрамленное золотистой полоской пляжа.
   – А мне больше нравится их загородный дом, – задумчиво произнесла Джейн. Сквозь огромные стеклянные двери террасы был отчетливо виден интерьер квартиры, выдержанный в белых и желтых тонах. В гостиной негромко беседовали сотрудники «Флеминг индастриэл», приглашенные на прием.
   – Вы – городские девчонки, вечно идеализируете деревенскую жизнь, – язвительно произнесла Анджела Смит. – А вот мы с Кэрол выросли на фермах Монтаны и поэтому считаем здешнюю жизнь весьма приятной.
   – Когда нас приглашали отпраздновать День независимости в загородный дом Флемингов, нам, увы, так и не представилось возможности продемонстрировать свои лучшие платья, – вспомнила Джейн. – Тебе так идет этот кремовый цвет, Анджела.
   Анджела расплылась в довольной улыбке.
   – На это платьице ушла половина моей зарплаты. Я боялась, что так никуда и не смогу надеть его, – призналась она, поглаживая кружевную вышивку на груди. – Но настоящая королева сегодняшнего бала – ты, Джейн!
   – А я уж думала, что схожу с ума, – призвалась Джейн, вспоминая пристальные, оценивающие взгляды присутствующих. – Мистер Флеминг и Ребекка не сводят с меня глаз. Кажется, все так и ждут какого-то скандала.
   Подруги, присоединившись к остальным гостям, наполнили бокалы пуншем и воздали должное канапе – маленьким, удивительно вкусным бутербродикам.
   – Ты действительно выглядишь потрясно, – искренне радовалась Кэрол, потягивая пунш. – Тебе так идет новая прическа, а платье – просто с ума сойти! Ты сильно изменилась после круиза. Если бы мы не были подругами, я бы испытывала к тебе сейчас черную зависть.
   Джейн рассмеялась и вновь наполнила бокал. Она поймала свое отражение в серебряной чаше для пунша. Даже на самый взыскательный взгляд Джейн выглядела и впрямь великолепно. Новый облик девушке придали в салоне красоты, недавно открывшемся в центре города. Она случайно обнаружила его во время обеденного перерыва, когда рассматривала витрины магазинов и лавочек на центральной улице. Действуя по странному наитию, Джейн записалась на обслуживание как раз на сегодняшнее утро.
   Джейн страшно нервничала, пока мистер Гонсалес, визажист и одновременно хозяин салона, колдовал над ней. Он придал ее волосам нужную форму и вымыл их красящим оттеночным шампунем, добиваясь яркости природного цвета. Ее грива под умелыми руками мастера послушно легла на плечи плавными волнами. Джейн поддалась на уговоры и получила бесплатный урок по макияжу. Она с удивлением увидела, что при помощи нескольких штрихов мастеру удалось подчеркнуть прелесть ее зеленоватых глаз и замаскировать недостатки чуть крупноватых черт лица и большого рта. Облегающее зеленое платье с глубоким вырезом Джейн купила для круиза, но только теперь представилась наконец-то возможность обновить его. Впервые в жизни ей удалось избавиться от чувства неловкости и неуклюжести.
   – Вот какие чудеса творит любовь, – вздохнула Анджела. – Все девчонки из статистического бюро теперь решили непременно побывать в круизе, чтобы найти себе женихов, подобно тебе.
   Невеста! Джейн чуть не поперхнулась от изумления. Передаваемая из уст в уста, ее выдумка обросла новыми, неожиданными подробностями. Выходит, зря она надеялась на то, что предстоящее объединение компаний и угроза сокращений вытеснит из умов коллег ее путешествие. Вновь уставясь на свое отражение в чаше для пунша, Джейн с горечью наблюдала, как исказились ее мягкие и нежные черты, а лицо приобрело злое и даже порочное выражение. Как могла она солгать собственным подругам? Нужно немедленно восстановить справедливость, спасти остатки достоинства путем чистосердечного признания и раскаяния. Джейн жадно глотала пунш, надеясь, что алкоголь придаст ей смелости для осуществления задуманного.
   – Послушайте, Анджела, Кэрол, – откашлялась Джейн. – Пойдемте на террасу. Я должна кое-что сообщить вам. Нечто чрезвычайно забавное, – делано улыбнулась она.
   – Подожди! – последовал неожиданный отказ Кэрол. – Посмотри, какого красавца приветствует Ребекка. Она так старательно играет роль хозяйки дома, пока ее мать и сестра находятся в Нью-Йорке!
   – Наверное, это ее родственник. Кажется, она собирается представить его нам, – с надеждой в голосе предположила Анджела, наблюдая, как пара пробирается сквозь толпу гостей, словно через запутанный лабиринт.
   Положив в бокал кусочек льда, озабоченно потирая лоб, Джейн настаивала:
   – Это действительно очень важно. – Она была рада, что стоит почти спиной к подругам и они не видят выражения ее лица.
   – Сейчас нет ничего важнее предстоящего знакомства с этим смуглым красавчиком, – отрезала Кэрол. – Какие у него усы! – томно застонала девушка.
   – Сделай одолжение, Джейн, – зашипела Анджела, глядя на приближающуюся красивую пару. – Не поворачивайся к ним. Ты уже обрела свое счастье. Дай же и нам шанс.
   Джейн огорченно и вместе с тем с облегчением вздохнула. Придется отложить признание до лучших времен… Она изо всех сил надеялась, что искреннее раскаяние позволит сохранить их дружбу. Следовало сразу сказать правду, а не плести паутину лжи, в которой она сама же и запуталась!
   Тревожные мысли прервал резкий, чуть визгливый голос Ребекки.
   – А вот и он, Джейн, – протянула она с явным сарказмом. – Я ведь обещала, что вечер будет полон сюрпризов.
   Медленно повернувшись, Джейн уперлась взглядом в неотразимого усача, стоящего перед ней. На вид мужчине было лет тридцать с хвостиком. Высокий, стройный, густые темные волнистые волосы причесаны на косой пробор, задорно искрятся карие глаза, на мужественной фигуре безупречно сидит смокинг.
   3аметив неподдельное удивление на лице девушки и сразу же оценив ее прелесть, красавчик озорно блеснул глазами и растянул губы в ослепительной улыбке. Джейн ощутила страшную неловкость и почувствовала, как вспыхнули ее щеки.
   Темноволосый красавец вдруг протянул к ней свои сильные руки, схватил ее за плечи и прижал к своей широкой, мускулистой груди. Девушка успела лишь испуганно ойкнуть, прежде чем властный рот незнакомца лег на ее губы и повелительно заставил их раскрыться. Полностью парализовав ее волю, незнакомец все крепче сжимал Джейн в стальных тисках своих объятий.
   – Дорогая, прости, что я пренебрегаю правилами приличия, но ведь мы не виделись целую неделю! – услышала Джейн его низкий бархатный голос.
   Девушке никак не удавалось прийти в себя от крайнего изумления. Кэрол, Анджела и даже Ребекка, казалось, были ошеломлены не меньше.
   Незнакомец от души потешался:
   – Полагаю, пришла время представиться. Лео Маршалл. Я слышал, Джейн рассказывала вам обо мне.
   У Джейн от удивления открылся рот, но, к счастью, подруги во все глаза глядели на Лео и не заметили ее реакции.
   Первой обрела дар речи Кэрол Янг:
   – Вот так сюрприз! Джейн ни словом не обмолвилась о вашем вероятном появлении здесь.
   – Думаю, не следует винить ее за это, – ослепительно улыбнулся красавчик. – Все устроила Ребекка. Когда она позвонила и сказала, что моя, – он несколько замялся, – невеста работает на фирме ее отца и будет присутствовать сегодня на вечере, я не смог удержаться от соблазна увидеть ее. – Он дружески обнял Джейн за плечи. – Почему-то моя маленькая девочка за все время круиза ни слова не сказала о том, где она работает.
   Его «маленькая девочка» вдруг почувствовала, что ноги отказываются ее держать. Упасть на ковер не позволяла лишь железная рука Лео Маршалла, по-хозяйски державшая ее за талию. Джейн Олден впервые в жизни не могла найти объяснения столь странным событиям. Парень, которого она выдумала, неожиданно предстал перед ней во плоти. И если она правильно читает взгляды подруг, он привел их в восхищение.
   Ехидный голос Ребекки вернул Джейн к действительности.
   – Ты представить себе не можешь, как я удивилась, когда мисс Олден упомянула твое имя, делясь впечатлениями о круизе. – Ребекка хитро улыбнулась, тряхнув головой, а Джейн устремила пристальный, недобрый взгляд на изящную собеседницу, стараясь прочитать ее мысли. На хозяйке дома было элегантное синее декольтированное платье из тафты, украшенное золотыми нитями. Губы Ребекки сложились в тонкую сердитую ниточку, являясь единственным ярким пятном на алебастрово-белом лице, а холодные серые глаза впились в Лео Маршалла.
   Внезапно Джейн осенила идея: она является жертвой чудовищного розыгрыша. Ее организм получил щедрую дозу адреналина, после чего язык внятно произнес:
   – Твоя шутка удалась на славу, Ребекка. – Джейн громко рассмеялась. – Я надеюсь, ты не обидишься, если… мы с мистером Маршаллом выйдем на террасу на несколько минут. – Джейн схватила Лео за руку и буквально выволокла прочь из гостиной, оставив подруг недоумевать, чем вызвано ее столь внезапное желание уединиться.
   Торопливо закрыв за собой дверь, Джейн расправила плечи и обратилась к собеседнику:
   – Ну хорошо, шутник, а теперь покажи-ка мне свои документы.
   Мужчина недоуменно вскинул брови.
   – Ты никак не можешь быть Леонардом Маршаллом, приятель, – с вызовом произнесла Джейн, обретая уверенность в себе. – Не знаю, зачем и что вы затеяли с мисс Флеминг, но предупреждаю, что со мной шутить не стоит. – Нетерпеливо топнув ногой, девушка снова категорично потребовала: – Показывай мне свои документы!
   Пожав недоуменно широкими плечами, рекламный красавец сунул руку во внутренний карман смокинга и протянул Джейн бумажник из искусно выделанной кожи.
   Джейн принялась рыться в документах. К собственному удивлению и огорчению, она обнаружила, что перед ней истинный Леонард Маршалл, так как это подтверждали и водительские права, и кредитные карточки, и визитки. Наткнувшись на фотографию троих детишек – двух девочек и одного мальчика, Джейн ухватилась за спасительную мысль, что он женат.
   – Твои дети? – спросила она, стараясь не смущаться под его дерзким взглядом.
   – Мои племянники, – ответил Лео, широко улыбаясь. Оторвавшись от металлических перил, он вплотную придвинулся к явно озадаченной собеседнице. – Я холост, но, кажется, совершенно неожиданно обзавелся таинственной невестой…
   – Вы… хотите сказать, что тоже плавали на «Колумбусе»? – Джейн почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота, поскорее протянула бумажник владельцу и отвернулась. – Невероятно! Немыслимо! – В ее голосе слышалось отчаяние.
   – Может быть, – участливо произнес Лео, положив руки на ее узкую талию. – Но меня вполне устраивает сложившаяся ситуация… – Его горячее дыхание обожгло ей шею.
   – Прекрати немедленно! – гневно зашипела Джейн, отстраняясь. – Кажется, мне следует кое-что тебе объяснить. – Она выдавила из себя тоненький смешок. – Тебе перестанет все это нравиться, когда ты выслушаешь мой рассказ.
   Двери внезапно распахнулись, и в проеме возникла коренастая фигура Генри Флеминга.
   – Вот вы где прячетесь!
   – Как ты можешь меня упрекать? – пошутил Лео, снова крепко обнимая Джейн за талию. – Кто бы устоял от соблазна уединиться со столь соблазнительной особой?
   Джейн усилием воли растянула губы в улыбке и взглянула на босса:
   – Совершенно… не ожидала увидеть здесь Лео, – удалось ей взять себя в руки. Ласкающее поглаживание мешало сосредоточиться.
   – Представьте мое удивление, когда дочь рассказала о вашей встрече на теплоходе, – добродушно улыбнулся Генри. – Почему ты скрыла, что работаешь у меня, Джейн?
   Откашлявшись, она объяснила:
   – Мне это как-то не приходило в голову.
   Лео расхохотался и, одарив краснощекого толстяка широчайшей улыбкой, укорил:
   – Кто ж говорит о работе лунными ночами?
   – Пожалуй, ты прав, парень, – рассмеялся мистер Флеминг. – Хотя, конечно, теперь трудно сказать, кто на кого работает…
   – Послушай, Генри, – торопливо вмешался Лео, – ты опять путаешь работу и развлечения.
   Стремясь поскорее высвободиться из обжигающих объятий Лео Маршалла, Джейн ухватилась за слово «работа» как за спасительную соломинку.
   – Послушайте, джентльмены, – беззаботно рассмеялась она, выскальзывая из его рук. – Я не собираюсь встревать в ваши разговоры о бизнесе, поэтому покидаю вас. – Мило улыбаясь мужчинам, она ретировалась на островок безопасности – в гостиную.
   В смятении Джейн поспешила укрыться в роскошной дамской комнате, выдержанной в бледно-голубых тонах. Она села на пуфик у трюмо и взглянула на свое отражение: бледное лицо застыло в напряжении. Джейн поскорее закрыла глаза. Неужели такое возможно? Она придумала себе Лео Маршалла, и вдруг оказалось, что он существует в реальной жизни.
   О боже! А что, если мне все это снится? – с тяжелым вздохом предположила Джейн, но вдруг явственно увидела перед своим взором его, сильного, высокого, властного, насмешливо улыбающегося. Девушка поторопилась опустить глаза и принялась рыться в косметичке, отыскивая пудру, помаду и расческу. Она старалась взять себя в руки и найти выход из сложившейся ситуации. Ее тревожное одиночество нарушила непривычно возбужденная Ребекка Флеминг.
   – Я не могла поверить во всю эту чушь, пока не увидела собственными глазами, – со злобой выпалила изящная блондинка без долгих предисловий. – Что может быть общего у тебя с Леонардом Маршаллом?
   – Что ты имеешь в виду? – удивилась Джейн.
   – Да он и не взглянул бы в твою сторону, если бы моя сестра Дорис отправилась в круиз, – взвилась Ребекка.
   – При чем здесь твоя сестра? – нахмурилась Джейн.
   Изящная блондинка вдруг зашипела как змея:
   – Как ты думаешь, с кем был фактически помолвлен Лео?
   – С Дорис? – осенила Джейн догадка.
   – Вот именно! – злобно крикнула Ребекка. – Мы охотимся за ним с тех пор, как он появился в Майами.
   – Это что, коллективная охота? Или вы с сестрой не можете поделить кавалера?
   На фарфоровых щечках Ребекки выступили красные пятна гнева:
   – Не твое дело! Не думай, что тебе легко удастся увести его у нас. Ты и мизинца его не стоишь.
   Джейн поднялась и, посмотрев на свою неожиданную соперницу сверху вниз, небрежно бросила:
   – По-моему, у вас с Дорис нет никаких шансов заполучить Лео. Если бы он питал какие-то чувства к твоей сестрице, то не стал бы развлекаться с другой женщиной.
   – Мы еще вернемся к этой теме, – угрожающе предупредила Ребекка и, шурша тафтой, покинула дамскую комнату.
   Джейн задумчиво провела расческой по своим густым огненно-рыжим волосам. На какое-то мгновение ей стало жаль Лео Маршалла. Кажется, сестрички Флеминг не собираются выпускать его из своих сетей. Романтическая интерлюдия, родившаяся в голове Джейн, обретала самостоятельную жизнь и неожиданно вмешивалась в судьбу сочинительницы.
   Теперь ей предстоит разбираться не только с Леонардом Маршаллом, но и с сестрами Флеминг. Девушка показала язык своему отражению в зеркале: опять заварила кашу, детка! Потом распрямила плечи и сделала глубокий вдох. Какие бы испытания ни готовила ей судьба, она с честью выйдет из любой ситуации, потому что в детстве не раз попадала в разные переделки. И ее никому не удастся запугать! Она вдруг представила себе, как сестра Марта снова возносит за нее молитвы…
   Когда Джейн присоединилась к подругам, Кэрол тихонько шепнула ей на ухо:
   – Ты вовремя вернулась. Мистер Флеминг собирается делать важное сообщение.
   – Не слишком ли долго ты со своим Леонардиком секретничала на террасе? – шипела Анджела справа. – Ладно, я не виню тебя! Он действительно неотразим.
   Джейн вымученно улыбнулась подруге, но под насмешливым взглядом Лео, обращенным на нее через всю гостиную, улыбка мигом сползла с ее лица. Поспешно отведя глаза в сторону, она попыталась сосредоточиться на словах Генри Флеминга:
   – Хочу заверить вас, что слухи об объединении небезосновательны, – раздался громоподобный голос хозяина, и в зале воцарилась мертвая тишина. – Ваши рабочие места, льготы и оклады сохраняются в новом объединении. Я надеялся, что смогу сегодня представить вам нового шефа, но, к сожалению, вынужден хранить его имя в тайне еще некоторое время. А теперь можно продолжать пить, есть и веселиться, пока ночь не вступила в свои права, – весело закончил свою краткую речь Генри Флеминг и повлек группу управляющих к бару.
   На обнаженное плечо Джейн опустилась чья-то теплая большая ладонь. Оглянувшись, девушка услышала:
   – Тебе не кажется, что нам пора уходить? Ты на машине?
   – Я приехала с Кэрол и Анджелой, – стараясь сохранять невозмутимость, указала Джейн на подруг, направляющихся к накрытым столам.
   – Они наверняка не удивятся, узнав, что ты уходишь со мной, дорогая. Подожду у лифта, пока ты попрощаешься с ними. – Лео говорил повелительным тоном, и Джейн поняла, что он не потерпит никаких возражений.
   Девушка несколько огорчилась, когда ее подруги с легкостью распрощались с ней. Спустя несколько минут она уже сидела на переднем сиденье шикарного серебристого «форда». Сказав Лео адрес, Джейн попыталась расслабиться в прохладном салоне автомобиля. Но у нее ничего не получилось. Мысли постоянно вращались вокруг создавшейся ситуации. Она искоса взглянула на своего молчаливого спутника. Свет фар встречных автомобилей бликами ложился на его красивое мужественное лицо. Девушка в задумчивости закусила нижнюю губу. С этим человеком гораздо сложнее будет иметь дело, чем со школьными директрисами и монастырскими сестрами. Однако, воспрянула духом Джейн, слезы и раскаяние способны творить чудеса в любых обстоятельствах…
   Лео, мастерски маневрируя, припарковал машину к краю тротуара и последовал за Джейн к старому деревянному зданию. Им пришлось долго подниматься по крутой скрипучей лестнице, изнемогая от духоты. Преодолев первый лестничный пролет, Лео снял смокинг и бабочку, а завершил подъем, засучивая рукава расстегнутой рубашки. Жаркий, спертый воздух, вырвавшийся из крошечной мансарды, очень мало способствовал разряжению наэлектризованной атмосферы.
   – Почему бы… вам не присесть? – предложила Джейн, нервничая. – Я включу вентилятор и приготовлю для вас прохладительный напиток.
   – Самый большой стакан, – приказал Лео. Он швырнул пиджак на кресло-качалку и теперь с интересом оглядывал помещение. Заметив еще одну дверь, он отворил ее и обнаружил кладовую. Втянув голову в плечи, чтобы не удариться о покатый потолок, он заглянул в ванную комнату. – И это все? – нахмурясь, он сел на софу.
   Джейн быстро налила в высокий стакан лимонада, добавила пару кубиков льда и вернулась в гостиную.
   – Да, это мой дом! – встала она на защиту своего чердака, с вызовом глядя в карие глаза обидчика.
   – А где же спальня!
   – Вы в ней сидите.
   – Весьма удобно. – В его глазах блеснул дьявольский огонек.
   Джейн протянула Лео напиток и села на стул, надеясь, что расстояние поможет ей избежать обаяния этого красавца.
   – Ну? – выразил гость готовность выслушать объяснения.
   Неужели придется ему рассказывать все как есть? – со страхом подумала Джейн.
   – Не знаю, с чего начать, – попыталась увильнуть она.
   – Начни с начала, – подсказал Лео.
   Устремив немигающий взор прямо перед собой, Джейн откашлялась. Ей не пришлось особенно притворяться, ее вдруг охватило чувство острой жалости к себе, отчего плечи опустились, а голос зазвучал удрученно и жалобно.
   – Я экономила каждый доллар, чтобы позволить себе круиз на «Колумбусе». К несчастью, в первые же сутки плавания я слегла с тем же самым гриппом, которым переболели почти все сотрудники нашего отдела. Грипп да морская болезнь в придачу превратили в кошмар мое пребывание на теплоходе. – Облизав пересохшие губы, Джейн обернулась к Лео в надежде найти понимание. – В первый же вечер после возвращения из круиза ко мне пришли подруги, которых вы сегодня видели, они… они… хотели, чтобы я поделилась впечатлениями о своих приключениях, поэтому… – Девушка остановилась, не в силах продолжать.
   – Поэтому ты дала волю своей фантазии и живо описала прелесть тропических ночей, – закончил за нее Лео. – Только почему именно меня ты выбрала в свои романтические спутники?
   Покраснев от смущения, девушка протянула ему журнал.
   – Я описала не тебя, а его. – Она продемонстрировала журнал с рекламой лосьона для бритья.
   – Но ты почему-то наделила этого белозубого молодчика моим именем, – сухо произнес Лео. Он со злостью отбросил журнал на другой край софы.
   – Это получилось совершенно случайно. – Джейн вскинула голову. – Я думала, что взяла имя какого-то человека из обслуживающего персонала теплохода, и придумала ему совершенно случайную фамилию. Поверь, я искренне считала, что придумала Леонарда Маршалла, – горячо убеждала Лео Джейн.
   – Но ведь ты вполне могла вычитать мое имя в рекламных проспектах?
   – А как оно оказалось в списке обслуживающего персонала? – нахмурилась Джейн, совершенно сбитая с толку его предположением.
   Лео одарил ее лучезарной улыбкой. Когда он вот так широко улыбался, на его щеках появлялись трогательные детские ямочки.
   – Как ты думаешь, кому принадлежит «Колумбус»?
   – Неужели тебе? – охнула пораженная Джейн.
   Он кивнул в ответ. Девушка тотчас вспомнила, как странно отказывался мистер Флеминг назвать имя нового владельца компании, и ее осенила убийственная догадка.
   – Неужели «Флеминг индастриэл» тоже переходит к тебе? – выдохнула она.
   Широко улыбаясь, Лео снова кивнул. Джейн застонала, закрыв лицо руками. Она почувствовала, как Лео подался вдруг с софы, подошел к ней и взял за запястье. Его прикосновение странно взволновало девушку. Она вздрогнула.
   – Должен признать, ты весьма разумная женщина. – В его тоне сквозила язвительная насмешка. – Ты прекрасно рассчитала, что Ребекка сообщит мне об услышанном, а я захочу познакомиться со своей «нареченной невестой»… – Он приблизился к ней вплотную, ожидая ее реакции.
   Джейн была возмущена.
   – Ты – самодовольный, самонадеянный, эгоистичный… – проглотив конец предложения, она начала новое. – Неужели ты всерьез думаешь, что я затеяла весь этот спектакль, чтобы привлечь твое внимание? – сердито хлестала она словами. – Что тебе от меня вообще надо? Почему ты волочишься за каждой юбкой, если влюблен в Дорис Флеминг? – Она ехидно улыбнулась, заметив мелькнувшее в его глазах удивление.
   – Кто сказал тебе о Дорис? – устремил он пристальный взгляд на Джейн.
   – Ребекка, – не задумываясь, ответила девушка, пытаясь удержать преимущество. – Она сказала, что между вами произошла очередная ссора и поэтому сестра отказалась делить с тобой номер на «Колумбусе». Я также знаю, что вы практически помолвлены, – победно заключила Джейн.
   – В последнее время мне что-то особенно везет на невест, – пробормотал себе под нос Лео.
   – Ну, со мной тебе нетрудно расстаться, – со смехом произнесла она.
   – Ты полагаешь?
   – Просто говори всем, что разочаровался. Романтика морского путешествия будто бы окрашивала наши отношения в розовый цвет, но, ступив на твердую почву, ты все увидел в истинном свете, – усмехаясь, предложила Джейн. Она уже мысленно поздравляла себя с тем, что поставила этого самодовольного миллионера на место.
   – Понятно, – процедил сквозь зубы Лео, жадно впиваясь взглядом в ее лицо, любуясь ее огненными волосами. – А что будешь говорить ты? Обвинишь меня в том, будто я нарушил клятву и навек разбил твое сердце?
   Джейн резко вскочила со стула.
   – О чем ты говоришь? – ахнула она. – Между нами никогда ничего не было! Подожди минутку! – вскричала она, глядя в спину повернувшегося к двери Лео. Зацепившись шпилькой за лоскутный коврик, Джейн испуганно вскрикнула, теряя равновесие.
   Мигом развернувшись, Лео спас ее от неминуемого падения, подхватив своими сильными руками.
   – Спасибо, – выдохнула девушка, заглядывая ему в лицо, пытаясь расшифровать странный взгляд его карих глаз.
   Он еще раз окинул неодобрительным взором крошечную квартирку и вдруг притянул Джейн к себе. Она безропотно покорилась. Дурманящий запах дорогого мужского одеколона кружил голову. Внезапно Джейн пришла в голову мысль, что с высоты своего роста Лео нетрудно заглянуть за глубокий вырез ее нарядного платья. Она попробовала шевельнуться, заливаясь краской смущения.
   – Чего ты от меня хочешь? – ершисто спросила она.
   Лео впился взглядом в ее приоткрытые губы.
   – В данный момент я собираюсь поцеловать на прощание свою новоиспеченную невесту, – шепнул он и в ту же секунду выполнил обещание.
   Устоять перед притягательностью этого мужчины было выше ее сил. Она невольно упивалась его поцелуем. Когда же девушка открыла глаза, она обнаружила, что стоит одна посреди пустой гостиной, прерывисто дыша и явственно слыша, как бешено стучит сердце.

3

   Возвращаясь домой из прачечной самообслуживания, Джейн оставляла на раскаленном асфальте капли мороженого. Они срывались с кончика вафельного рожка через равные промежутки времени. Горожане спасались от жары либо на пляжах, либо в собственных домах, где без устали работали кондиционеры.
   Джейн обычно по утрам в воскресенье ходила в прачечную. Но сегодня она намеренно задержалась там подольше, потому что устала от непрерывно звонящего телефона. Она упрямо не желала снимать трубку, потому что была не готова к разговору с Маршаллом и не знала, что сказать подругам.
   Наподдав носком босоножки лежащий на дороге камешек, Джейн устало перевесила на другое плечо тяжелую сумку с выстиранным и выглаженным бельем. Она провела бессонную ночь, стараясь найти выход из сложившейся ситуации, но ее попытки не увенчались успехом.
   Горестно вздыхая, она подняла глаза от асфальта и удивленно моргнула, увидев возле своего подъезда оранжевый фургон. Она платила за квартиру всего пару дней назад, но хозяйка – миссис Эстадос – ни словом не обмолвилась, что кто-то из жильцов собирается съезжать. Джейн была знакома с тремя девушками-манекенщицами, занимающими довольно просторную квартиру на втором этаже, и знала, что под ними в самом низу живет какая-то студентка. Кто же из них переезжает? – попыталась угадать Джейн.
   Она получила ответ на свой немой вопрос, когда увидела, как двое грузчиков выносят ее софу, а следом плывут оба ее кресла-качалки.
   – Эй! – закричала Джейн, устремляясь к машине. – Что это вы делаете с моей мебелью?
   Самый старший из рабочих в ярко-красной бейсбольной шапке, весь мокрый от пота, взглянул на девушку искрящимися голубыми глазами. От его взора не укрылись загорелые ножки в голубых шортах и копна огненно– рыжих волнистых волос. Довольный увиденным, он вежливо поинтересовался:
   – Чем могу служить, мисс?
   – Объясните, пожалуйста, что вы делаете с моей мебелью? – раздраженно повторила Джейн свой вопрос.
   – Мы грузим ее на машину, – добродушно улыбнулся собеседник.
   – Я это и без вас прекрасно вижу! – теряя остатки терпения, закричала девушка. – Но кто распорядился?
   – Леонард Маршалл.
   – Он наверху? – гневно спросила девушка.
   После утвердительного кивка рабочего она сунула ему в руку недоеденное мороженое и сумку с бельем, а сама устремилась в дом, проскочив мимо четырех коренастых грузчиков.
   В мгновение ока взлетев по лестнице на свой чердак, Джейн поразилась мертвой тишине, царящей в ее квартире. После стремительного бега Джейн никак не удавалось выровнять дыхание, на ее лице выступили капельки пота. Девушка удрученно смотрела на голые стены своего первого в жизни собственного жилища: она своими руками создала его, обставила мебелью по собственному вкусу! Растерянная, Джейн не заметила, как просиял Лео, когда вышел из кладовой с картонной коробкой в руках.
   – Что?… Как?… Почему?… – Девушке все еще не удавалось справиться с потрясением от увиденного. Она не мигая смотрела на наглеца, засучившего рукава своей рубашки цвета хаки и надвинувшего на лоб белую бейсболку. Джейн набрала в легкие побольше воздуха, стараясь успокоиться, и закрыла глаза, не в силах видеть виновника своего несчастья. Ее захлестывала обида. По какому праву этот негодяй лишает ее последнего пристанища?
   Однако желание грубить в ответ на насилие покинуло ее так же внезапно, как и посетило. Она, конечно же, сама во всем виновата!
   – Я… я понимаю, что у тебя есть причина мстить мне, – выдавила она наконец. – Но не кажется ли тебе, что выдворение из города чересчур суровое наказание?
   Усмехнувшись, Лео приблизился и опустил ей на плечи свои тяжелые руки.
   – Я не гоню тебя из города, а просто переселяю, – добродушно улыбнулся он.
   Поймав дьявольский огонек в его взгляде, Джейн оживилась:
   – Куда? В Сибирь?
   – Нет. Поживешь в моем загородном доме.
   От удивления у Джейн глаза полезли на лоб.
   – С какой стати? Мне казалось, что мы оба решили покончить со сплетнями о нашей помолвке и побыстрее забыть об этом недоразумении.
   – Боюсь, что это уже невозможно, – с досадой возразил Лео. Он подошел к подоконнику, взял свернутую в трубку газету и сунул ее в руку девушке.
   Джейн недоверчиво взглянула на него, но газету развернула.
   – Что-то я плохо представляю, какое отношение имеет строительство мусоросжигающего завода к…
   – Не то, – остановил ее Лео. Он вырвал из ее рук газету, нашел нужную страницу и указал на колонку местных новостей.
   От иронии Джейн не осталось и следа, когда она прочитала последние сплетни:

   «По всей вероятности, Леонард Маршалл, крупный промышленный магнат и судовладелец, встретил свою любовь в открытом море.
   Его избранница – Джейн Олден – совсем недавно приехала в наш штат. Похоже, фирмы, обслуживающие домашние торжества, выстроились в очередь за получением заказа на грандиозный пир по случаю помолвки».

   Джейн плечом оперлась о стену.
   – Как это случилось? Кто придумал всю эту чушь? – удрученно спросила Джейн.
   Недоуменно пожав плечами, Лео подошел к чердачному окну.
   – Подобные новости распространяются с космической скоростью. Мельчайшие подробности моей жизни немедленно предаются огласке.
   – Мне очень неприятно, – пробормотала Джейн, бросая газету на пол. – Поверь, я и предположить не могла, что все так обернется. – Она немного помолчала, а потом, тяжело вздохнув, продолжила: – Я позвоню в редакцию и все объясню. Они напечатают опровержение. Покаюсь перед мистером Флемингoм и его дочерьми. – Джейн и впрямь ужасно расстроилась. Ее прежние выходки были более безобидными. А вот теперь…
   
Купить и читать книгу за 24 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать