Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Драгоценные камни в мифах и легендах

   Известный знаток и почитатель драгоценных камней Джордж Кунц собрал в своей книге уникальную коллекцию мифов, легенд и волшебных историй о минералах. Он увлекательно рассказывает о старинных верованиях, посвященных камням-амулетам и талисманам, об астрологических предсказаниях и мистических ощущениях, которые с древних времен люди основывали как на магических, так и на реальных свойствах самоцветов. Автор анализирует и объясняет необычайно сложную символику камней, в которую до такой степени верили во все времена, что порой драматическим образом менялись судьбы целых династий, а также предлагает читателям разобраться в прошедших сквозь века преданиях разных народов и воспользоваться их опытом, чтобы отыскать собственный камень-хранитель.


Джордж Кунц Драгоценные камни в мифах и легендах

   Выражаю искреннюю признательность благородным душам, задумавшим и основавшим коллекцию жемчуга Моргана-Тиффани и коллекции минералов и метеоритов Моргана-Беммента, хранящихся в Американском музее естественной истории, а также коллекцию Моргана из Музея естественной истории в Париже, чьи любезные советы и поддержка внесли огромный вклад в знания о драгоценных камнях. Памяти покойного Дж. Пирпойнта Моргана с уважением посвящаю этот труд.

ПРЕДИСЛОВИЕ

   Любовь к драгоценным камням глубоко укоренилась в человеческих сердцах, и причину этого надо искать не только в их красочности и блеске, но также в их долговечности. Все прекрасные краски цветов, листвы и даже голубизны неба живут недолго и постоянно меняются, а блеск и цвет драгоценных камней сегодня те же, что и тысячи лет назад, и останутся такими еще тысячи лет. В переменчивом мире это постоянство имеет свое очарование, и люди давно его оценили.
   Цель этой книги – показать и проиллюстрировать, как в разные времена разные народы использовали драгоценные камни, и особенно объяснить некоторые любопытные идеи и фантазии, связанные с ними. Многие из этих идей могут сейчас показаться странными, но, проанализировав их, нетрудно обнаружить, что они основаны или на каком-нибудь качестве, присущем камням, или на инстинктивном ощущении их символического значения. Эта символичность сохранилась до наших дней, претерпев многочисленные изменения.
   То же самое можно сказать и о различных суевериях, связанных с драгоценными камнями. Современные научные знания не позволяют принимать всерьез многие подчас забавные утверждения врачей и астрологов прошлого. Однако, как бы то ни было, от возможности обладания ожерельем или кольцом, украшенным блестящими бриллиантами, прекрасным жемчугом, мягко мерцающим рубином или небесного цвета сапфиром и сегодня сердце женщины забьется учащенно, а щеки ее зарумянятся. Ей покажется, что жить стоит; и это действительно не заблуждение, потому что жизнь есть то, что мы о ней думаем, а радость рождается от удовлетворенного желания. Поэтому нельзя пренебрегать ничем, что пополнило бы число невинных удовольствий; а, безусловно, никакое удовольствие не может быть более невинным и оправданным, чем удовольствие от обладания прекрасными произведениями природы.
   Автор, владелец самой исчерпывающей частной библиотеки по этому вопросу, получил многие сведения из материалов, собранных в последние двадцать пять лет. Богатую информацию дали экспонаты в коллекции драгоценных камней, которая была выставлена на Всемирной колумбовой выставке в Чикаго в 1893 году и находится теперь в Филдовском музее естественной истории в Чикаго, а также коллекция Моргана, которая демонстрировалась на парижских выставках 1889 и 1900 годов и которая с некоторыми дополнениями теперь находится в Морган-Холл, в Американском музее естественной истории, Нью-Йорк.
   Другими замечательными источниками информации стали коллекции драгоценных камней из Калифорнийского мемориального музея Мидвинтера в Голден-Гейт-парке, Сан-Франциско; коллекция драгоценных камней Тиффани, представленная на выставке в Атланте в 1894 году. Обширный материал почерпнут из коллекции, представленной на Панамериканской выставке и переданной покойным Дж. Пирпойнтом Морганом в Музей естественной истории в Париже, а также коллекции, представленной на выставке в Портленде, Орегон, в 1905 году, и коллекции жемчуга и драгоценных камней, выставленной в Джеймстауне в 1907 году. Все эти коллекции полностью или в очень большой степени были оформлены автором.
   Некоторые упоминания об отношении к драгоценным камням содержатся в небольшой работе, издающейся уже в двадцать первый раз, под заголовком: «Драгоценные камни, имеющие отношение к рождению; чувства и суеверия, связанные с ними». Работа написана автором, просмотревшим почти все основные коллекции в Соединенных Штатах, Европе, Мексике, Канаде и России.

Глава 1
СУЕВЕРИЯ И ИХ ПРОИСХОЖДЕНИЕ

   С древнейших времен в истории человечества жемчуг и драгоценные камни пользовались большим уважением. Их находили в захоронениях доисторических людей – не только цивилизации фараонов и древних индейцев наделяли эти блестящие вещицы из сокровищницы природы значением, выходящим за рамки присущих им свойств.
   Маги, колдуны, пророки и астрологи ушедших времен находили в драгоценных камнях много того, о чем мы теперь уже почти забыли. У них каждый драгоценный камень обладал притягательной силой, свойственной только ему, некой близостью к различным добродетелям и зодиакальным соответствием времени года. Более того, эти древние мудрецы свято верили во влияние драгоценных камней на ребенка, верили, что его можно защитить от воздействия злых сил с помощью правильно выбранного талисмана, соответствующего дате рождения и знаку зодиака. Этнографы часто ломают голову, не произошел ли обычай носить драгоценные камни от их применения в качестве талисмана, а не просто украшения.
   В Средние века влияние драгоценных камней на человека не оспаривалось, но с развитием науки в эпоху Возрождения были предприняты усилия к отысканию какого-то смысла в традиционных верованиях. Как ни странно, в самом факте влияния камней на человека сомневались мало; оно принималось как нечто само собой разумеющееся. Все усилия были направлены на поиск правдоподобного объяснения странных и мистических свойств драгоценных камней, якобы способных влиять на характер, здоровье или счастье своего владельца.
   Когда люди верят в чудеса, они всегда будут принимать за чудо каждое необычное и необъяснимое событие, то есть нечто, не вписывающееся в законы природы и происходящее вопреки им. Эту тенденцию мы наблюдаем даже в наши дни. Так, например, если ребенок с живым воображением входит в полуосвещенную комнату и видит груду одежды, сваленной в углу, неясные очертания этой массы принимают в его голове форму дикого животного. На самом деле ребенок не видит животного, но его страх придал четкие очертания и характер нечеткому изображению, запечатленному в его сетчатке.
   Автор всегда стремился исследовать все странное и непостижимое, попадающееся ему на глаза, но может честно сказать, что никогда не замечал ни малейшего признака чего-либо, выходящего за пределы признанных законов природы. И все же, когда задумываешься о чудесных тайнах, открывшихся для нас благодаря науке, и еще более удивительных вещах, которые откроются в будущем, в голову приходит мысль, что, может быть, в старинных верованиях есть что-то поддающееся объяснению и не заслуживающее современного скептического отношения к ним. Прежде всего это относится к феномену телепатии – подсознательному влиянию разума на другой разум, иногда находящийся на значительном расстоянии. Эти явления могут заставить нас поколебаться, прежде чем заклеймить как полностью бессмысленные многие легенды о волшебстве и волшебном влиянии. Если внутренняя воля одного человека может повлиять на мысли и чувства другого человека, находящегося от него на огромном расстоянии, без вмешательства каких-либо известных средств сообщения, – разве это не придает окраску правдоподобия рассказам о древних волшебниках и действиях их чар? А ведь все это подтверждается не только многими компетентными исследователями в области телепатии, но и многочисленными странными событиями. Возможно, это просто случайные совпадения, а возможно, и действие какого-то неизвестного закона.
   Объяснением многочисленных таинственных эффектов, приписываемых драгоценным камням, может служить самовнушение, потому что, если владелец твердо убежден, что драгоценный камень, который он носит, положительно влияет на него, это убеждение может влиять на его мысли и, следовательно, на сам его организм. Он на самом деле чувствует это влияние так сильно, словно его вызвали вибрации или излучения, исходящие от материального тела камня.
   Все это может служить объяснением упорной веры в искусство магии. Несколько сотен лет назад венгерскую женщину обвинили в убийстве двухсот или трехсот молодых девушек. На суде она призналась, что кровь жертв была ей нужна, чтобы вернуть себе молодость и красоту. В те времена считалось, что кровь невинных девушек обладает удивительными свойствами. В некоторых частях Англии и сегодня существует поверье, что предмет одежды человека или что-нибудь, чем он обычно пользуется, принимает часть его индивидуальности. Поэтому иногда у своего врага крадут, например, носовой платок и прикалывают его под водой к жабе, а булавками обозначают имя владельца. Считается, что, когда эта тряпка сгниет, то же самое случится и с ее прежним владельцем. В Средние века и позже были колдуны, лепившие восковую фигурку, напоминающую человека, против которого обращено колдовство, а потом втыкавшие в эту фигурку булавки или расплавлявшие ее на медленном огне. Предполагалось, что колдовство волшебника передаст изображению человека некоторую сущность жертвы и поэтому живой человек почувствует боль, причиняемую его копии.
   Живучесть наиболее жестокого и противоестественного колдовства былых времен проиллюстрирована тем фактом, что всего пять лет назад на острове Куба три женщины были приговорены к смерти за убийство белого ребенка с целью использования его сердца и крови как лекарства от болезней. Еще четыре женщины были приговорены к срокам от четырнадцати до двадцати лет тюремного заключения как сообщницы. Если такое происходит на Кубе, неудивительно, что подобные преступления совершаются на полудиком Гаити. Здесь жрецы и жрицы вуду,[1] papaloizs и mamalois (отцы-короли и матери-королевы), время от времени требуют человеческих жертв, чтобы задобрить своего бога-змея.
   Известен странный случай, когда больному тайно назначили одурманивающее зелье, вызывающее состояние мнимой смерти. Когда лечащий врач объявил его умершим, его должным образом похоронили; но два дня спустя могилу нашли открытой, а тело исчезло. Жрецы вуду унесли человека, чтобы оживить его, а затем принести в жертву в соответствии со своими ужасающими ритуалами.
   В поэме Жана де ла Тай де Бондаруа «Герб Маргариты», посвященной Маргарите де Валуа, ее еще называли «Маргарита из Маргарит», написано, что алмаз произошел от золота и солнца. Известно также, что драгоценные камни не только наделены жизнью, они также болеют, стареют и умирают; «они обижаются, если им наносят вред, становятся грубыми и блеклыми». О болезни жемчуга говорили столетиями, и во многих случаях это лишь плод фантазии. Если женщина говорит, что ее жемчуг заболел, она лукавит или заблуждается. Конечно, ей не хочется говорить подругам, что он просто некачественный. Что они подумают о ней?
   В 1609 году Ансельм де Боот, придворный врач Рудольфа II Немецкого, в работе «Ювелирно-камнерезное искусство в истории камней» писал о силе, присущей некоторым драгоценным камням, тем самым выразив мысли, владевшие в те времена многими просвещенными умами.
   «Сверхъестественная и действенная причина есть Бог, добрый ангел и злой ангел; добрый действует по воле Бога, а злой с Его разрешения… То, что Бог может сделать сам, Он также может сделать с помощью своих посланцев, добрых и злых ангелов, которые особой милостью Божьей и ради спасения людей наделены способностью проникать в драгоценные камни и охранять людей от опасностей или делать им какие-нибудь особые благодеяния. Однако, поскольку уверенно утверждать что-либо относительно присутствия ангелов в драгоценных камнях нельзя, верить в них или приписывать им силу, которой они не обладают, особенно приятно духу зла. Он превращается в ангела света, проникает в субстанцию маленького драгоценного камня и совершает с его помощью такие чудеса, что некоторые люди верят не в Бога, а в драгоценный камень и хотят получить от него то, что следует просить только у Бога. Таким образом, вероятно, именно дух зла действует на нас через бирюзу и понемногу учит нас, что безопасность надо искать не у Бога, а у драгоценного камня».
   В следующей главе своего труда де Боот, превознося целебную силу некоторой группы камней, настаивает на ложности многих суеверий, касающихся их.
   «Эти драгоценные камни, приложенные к телу, оказывают на него действие, настолько доказанное многочисленными опытами, что любого, кто в этом сомневается, следует назвать слишком дерзким человеком. У нас есть доказательства того, что сердолик, гематит и яшма могут останавливать кровотечение… Однако совершенно необходимо заметить, что многие достоинства приписываются драгоценным камням не по праву».
   Парацельс,[2] одаренный и блестящий мыслитель, ученый и, вероятно, стоит добавить, великий шарлатан XVI века, чьи поистине неординарные мыслительные способности были в значительной степени растрачены на усилия внушить своим последователям, что он каким-то таинственным образом контролирует сверхъестественные силы, обладал талисманом, драгоценным камнем, в котором, как он утверждал, живет могущественный дух по имени Азот. На некоторых портретах этот философ или псевдофилософ изображен с этим камнем, в чьи волшебные свойства он вряд ли сам верил, но который люди широко использовали для того, чтобы он, украшая некоторые вещи, благотворно влиял на них.
   Следующий отрывок из «Правоверного огранщика» Томаса Николса, писавшего в середине XVII столетия, иллюстрирует господствовавшее в Англии того времени мнение относительно свойств драгоценных камней:
   «Совершенство камня создается огранкой. Но этого нельзя по-настоящему сказать о геммах и драгоценных камнях, которые, по словам огранщиков, делают людей богатыми и красноречивыми, охраняют от грома и молнии, от чумы и болезней, пробуждают мечты, помогают заснуть, предсказывают будущее, делают людей мудрыми, укрепляют память, ограждают от колдовства, препятствуют лени, придают людям мужество, сохраняют их целомудренными, укрепляют дружбу, препятствуют ссорам, делают людей невидимыми, совсем как кольцо Гига[3] у Платона и „глазные камни“ Альбертуса[4] и других. Драгоценным камням приписывают еще много странных свойств, противоречащих их природе. Как материальные, неодушевленные предметы, они не могут оказывать другого влияния, кроме естественных, присущих им свойств, таких как температура, твердость, тяжесть, плотность, цвет и вкус. Это естественные свойства драгоценных камней, и эффект от их сочетания хорошо известен, как и их непосредственное воздействие друг на друга».
   Продолжительное, сосредоточенное созерцание какого-нибудь предмета может вызвать нарушение некоторых функций глаза. Так, птица беспомощно и неотрывно смотрит в блестящие глаза змеи, а лев или другое дикое животное невольно подчиняются дрессировщику, словно заколдованные его пристальным взглядом. Точно так же тот, кто долго и неотрывно глядит на хрустальный или стеклянный шарик, опал, лунный камень, сапфир или кошачий глаз, может частично впасть в транс или просто глубоко заснуть. Считается, что состояние транса, гипноза или просто живая работа воображения наделяют даром ясновидения. Гипнотический эффект, вероятно, вызван блеском или пучком света в камне, привлекающим и фиксирующим взгляд. Лунный камень, звездчатый сапфир и кошачий глаз обладают мерцающим светом трех перекрещивающихся лучей, и на Востоке полагают, что эти камни приносят счастье, обладают живой душой и в них живет дух добра.
   Суеверные фантазии имеют такое же отношение к истине, как тень фигуры к самой фигуре. Мы знаем, что тень не материальна, но знаем также, что она отбрасывается каким-нибудь реальным предметом; точно так же можно быть уверенным, что, каким бы глупым ни казалось суеверие, оно имеет под собой некоторое основание. Суеверие ассоциируется с высшим свойством человеческого ума – воображением. Чувство придает окружающей нас реальности большую часть очарования, а все, что есть великого в искусстве и литературе, обязано своим существованием преображающей энергии воображения. С другой стороны, нездоровое воображение искажает и ухудшает впечатление от визуального или прямого контакта с предметом и рождает только неприглядные и низменные формы и мысли.
   Представьте себе человека, который в жаркий летний день плывет на лодке по тенистой речке или отдыхает в какой-нибудь лесной долине, где ничто не нарушает его спокойствия и можно всласть побездельничать. Будущее полно приятных надежд, и вся жизнь видится в розовом свете. Или представьте бодрящее зимнее утро, свежий морозный воздух, вызывающий легкую дрожь, но вас согревает сознание того, что теплая, застегнутая на все пуговицы одежда защитит от всяких неприятных ощущений. В обоих примерах контакт с реальностью включает ваше воображение. Совсем другое дело суеверие. Оно, можно сказать, напоминает темную, холодную, туманную ночь, когда луна отбрасывает фантастичные, искаженные, злобные тени, а холод, кажется, берет за горло и возбуждает страстное желание каким-то образом освободиться от его хватки, чтобы ужасный кошмар сменился приятным сном.
   В начале XVIII века была проведена серия очень интересных экспериментов с демонстрацией эффектов, вызываемых у чувствительного объекта прикосновением драгоценных камней и минералов, что происходило с «пророчицей из Преворста» Фредерикой Хоффи (р. 1801), считавшейся выдающейся ясновидицей. Когда она брала в руку кусочек гранита, порфира или кремния, она ничего не чувствовала. А вот тончайшие свойства плавикового шпата оказывали на нее ярко выраженное воздействие, расслабляя мышцы, вызывая диарею и появление кислого привкуса во рту, а иногда и вызывая сомнамбулическое состояние. Воздействие сапфира и ирландского шпата тоже вызывало сомнамбулизм. Если вышеупомянутые камни подавляли ее жизненную энергию, сульфат бария стимулировал мышцы, наполнял тело приятным теплом, создавал ощущение полета. При длительном контакте с этим материалом приятное ощущение сопровождалось смехом. Витерит и углекислый барий усиливали этот эффект: спазмы смеха были такими, как будто женщина выпила его раствор.
   В ходе эксперимента обнаружили сильное стимулирующее действие горного хрусталя. Взяв его в руку, испытуемая пробуждалась от полусна, а стоило положить его в подложечную ямку, он мгновенно выводил провидицу из сомнамбулического транса, распространяя при этом приятный аромат. Однако если хрусталь оставляли в ямке надолго, через некоторое время мышцы отвердевали и в конце концов начинался эпилептический припадок. Мышцы испытуемой затвердевали так, что она не могла согнуть ни руку, ни ногу. Такой же эффект, но гораздо в меньшей степени, возникал при пристальном вглядывании в стекло или при звуках, издаваемых при постукивании. Все бесцветные силикаты, бриллиант и даже гипс обладали этим свойством, а вот базальт или гелиотроп был способен вызвать горечь во рту.
   Наиболее сильное действие оказывал гематит; оксид железа в этой субстанции вызывал нечто вроде паралича с ощущением внутреннего озноба; это состояние облегчалось лишь прикладыванием витерита. От октаэдров магнетита появлялось ощущение тяжести, конвульсивное подергивание конечностей, даже когда материал, завернутый в бумагу, лишь проносили мимо объекта. Шпинель, в состав которой входит оксид хрома, производила то же действие, что и магнетит, с той лишь разницей, что ощущение тяжести, казалось, разливалось по рукам снизу вверх, в то время как при воздействии магнетита – наоборот, сверху вниз, из-за магнитных свойств железа. Рубин вызывал чувство холода на языке, причем такое сильное, что испытуемая могла произносить лишь невнятные звуки. Пальцы рук и ног тоже холодели, по телу проходила легкая дрожь, однако все эти негативные симптомы вскоре сменялись ощущением гибкости и комфорта, не без опасения, правда, что камень может вызвать повторение физической депрессии.
   При использовании хризопраза озноб и дрожь начинались в груди и распространялись по всему телу.
   Мы коснулись гипнотического действия драгоценных камней, но, несомненно, эта тема еще требует тщательного изучения. Хорошо известно, что гипнотическое состояние может быть вызвано пристальным разглядыванием блестящего предмета, качающегося над глазами, но вполне вероятно, что подобный, хоть и не такой сильный, эффект может быть результатом разглядывания блестящего предмета, помещенного прямо перед глазами. В случае с цветными драгоценными камнями действие различных цветных лучей сочетается с действием света и усиливает воздействие на зрительный нерв. Все это, однако, касается только чисто физического восприятия, но известно, что очень часто гипнотическое состояние вызывается умственным восприятием, верой или опасением, что это состояние повторится. С драгоценными камнями в качестве гипнотических агентов умственное восприятие совсем иное, потому что зрительное, физическое восприятие усилено осознанием ценности и редкости материала. Магическое действие, производимое прекрасными, сверкающими, красочными драгоценными камнями на ум женщины, видящей их блеск на шее, руках и голове другой женщины, вызвано не только красотой, но в значительной степени осознанием того, что это редкие и ценные предметы, а порой и красноречивые свидетели силы любви. Зависть иногда делает чувство более полным.
   От названий драгоценных и полудрагоценных камней часто образуют прилагательные, и в этих случаях они дают более точную характеристику предметам. Мы часто встречаем определения: «изумрудный остров», «изумрудные луга», «сапфировые моря», «глаза как сапфиры», «рубиновое вино», «губы как рубины». А у Шекспира «естественный рубин на твоих щеках», «губы как кораллы», «жемчужные зубы» и «жемчужная кожа», «бирюзовые небеса», «аметистовые локоны», а во времена римлян – «янтарные волосы». Во всех этих случаях названия драгоценных камней использованы в качестве прилагательных, предлагая разнообразный выбор цветов и оттенков. Сравнения «твердый, как камень» или «чистый, как хрусталь» применяются для оценки высочайшей степени качества.
   До введения «пунктовой» системы в книгопечатании три типа шрифтов носили названия драгоценных камней – а именно «бриллиантовый» шрифт, «агатовый» шрифт и «изумрудный» шрифт; это последнее название использовалось только в Англии, где «агатовый» шрифт называется «изумрудным» шрифтом. Еще один тип был назван «жемчужным» шрифтом.
   Вирна Шерд не так давно написала чудесную сказку «Драгоценная принцесса», где рассказывает о неудобствах, которые могли бы возникнуть, если бы подобные метафорические выражения стали реальностью. Одну из волшебниц не пригласили на день рождения некой принцессы, однако она пришла без приглашения. Когда другие волшебницы одарили девочку многими хорошими качествами, обиженная волшебница сказала: «Я одарю ее тщеславием, и с его помощью ее красоту заменит то, что имеет с ней сходство». Однако на помощь пришла добрая волшебница, сказав: «Я одарю ее бескорыстием, и с его помощью она снова превратит свою красоту в то, что хочет».
   Результат нетрудно себе представить. Когда маленькая принцесса выросла, те, кто хотел польстить ее честолюбию, говорили о ее «жемчужных зубах», «золотых волосах», «коралловых губах» и «сапфировых глазах». При этом ее зубы превращались в жемчуг, волосы в золотые нити, губы в кораллы, а глаза в два чудесных сапфира. Однако, как бы красивы они ни были, они не могли заменить ей настоящие глаза, и несчастная принцесса ослепла. Вскоре после этого произошла революция, король с королевой были свергнуты и впали в крайнюю нищету. И вот когда дочь пожертвовала своими золотыми волосами, чтобы облегчить участь родителей, чары развеялись и к ней снова вернулась былая красота.
   Шелли, видевший мир освещенным радужными цветами поэтической фантазии, писал о «бриллиантовых глазах», «изумрудном небе», «изумрудных кронах деревьев», «сапфировом океане», «сапфировых небесах», «сапфировых потоках межзвездного воздуха» и «хризолитовом восходе». По какой-то причине он не говорит о рубине, любимом камне многих поэтов. Психолог может в этом найти доказательство того, что красный цвет меньше привлекает идеалиста, чем другие цвета.
   Основные литературные источники, описывающие талисманные и терапевтические свойства отделочных камней, можно разделить на несколько групп. Вначале это были книги либо о талисманах, либо о медицине, и лишь позднее появились произведения авторов, объединившие эти свойства камней. Плиний[5] довольно неохотно описывает некоторые предрассудки, бытовавшие в его время, но в александрийской литературе II, III и IV столетий христианства они представлены уже более широко. Об этом свидетельствуют мистические поэмы «Литика» и «Кирианиды», приписываемые Гермесу Трисмегисту,[6] маленький трактат «На реках», сочиненный Плутархом, и, наконец, последняя, но не менее важная работа Дамигерона,[7] написанная якобы арабским королем по имени Эвакс и посланная Тиберию или Нерону. О легендах, окружающих камни нагрудников первосвященников, и камни, заложенные в фундамент Нового Иерусалима, будет сказано в других главах.
   В VII, VII и IX веках, возможно в Малой Азии, появилась новая литература по этому вопросу. Некоторые из работ написаны на сирийском языке, а затем переведены на арабский. Другие были составлены на более позднем языке. Они были использованы при изготовлении надгробия Альфонсо X Кастильского. Эта компиляция, существующая на испанском языке, датирована XIII столетием, но составлена на основе более раннего оригинала на халдейском. Нет сомнения, что многие индуистские суеверия, сохранившиеся в литературе Индии, воспроизведены в этих сирийско-арабских трудах, многие из которых в основном александрийского происхождения. Исторически это легко объяснимо: арабы во время своих обширных завоеваний впитывали и объединяли сведения, поступавшие прямо или косвенно с Востока и Запада.
   В то время как в мире Мухаммеда развивалась литература, традиции Плиния и Солинуса[8] передавались христианскому миру VII и последующих столетий Исидором Севильским.[9] Тогда появился замечательный поэтический трактат о свойствах драгоценных камней Марбодия, епископа Реннского, написанный в конце XI века и часто приписываемый Эваксу; на самом деле он принадлежит перу Марбодия, взявшего большую часть материалов из трактата Дамигерона или Эвакса. Он также свободно обращается к трудам Плиния, напрямую или через Исидора. К Средним векам поэма Марбодия, уже в XII веке переведенная на старофранцузский, становится известной преимущественно под названием «Лапидарии», большую часть поэмы составляют материалы средневековых авторов. Однако вскоре стали доступны отрывки из арабских источников, и вся масса разнородного материала была обработана и представлена в самых различных сочетаниях.
   Такое запутанное происхождение преданий объясняет их почти необъяснимые противоречия в отношении свойств, приписываемых разным камням. Часто свойства одного камня приписывались другому, так что в более поздних работах по этому вопросу стало почти невозможно составить окончательное мнение об отличительных свойствах различных камней. Привычка копировать без разбора и критики все, что попадается под руку, и желание использовать как можно больше материала не менее характерны для писателей XVII и XVIII столетий, чем для авторов более поздних эпох. Это отчасти простительный и даже неизбежный недостаток, но его надо по возможности свести до минимума.
   Трактат, известный под названием «Кирианиды», был, как мы уже упоминали, продуктом александрийской школы. Утверждалось, что это работа Гермеса Трисмегиста – имя, данное греками египетскому богу Тоту.
   В нем описывается один из видов гадания, именуемого литероманией, или гаданием по буквам алфавита. Четыре элемента – камень, птица, растение и рыба – присваивались каждой из двадцати четырех букв греческого алфавита. Эти четыре элемента соединялись вместе в форме талисмана. Птица гравировалась на камне, а изображения рыбы и растения размещались на гнезде кольца, куда должен был вставляться камень. Другая, почти современная этому трактату работа – исключительно любопытный и интересный трактат святого Епифания,[10] епископа из Констанцы, города на острове Кипр, о двенадцати драгоценных камнях нагрудника первосвященников. Это уникальное произведение составлено в форме письма, адресованного Диодору, епископу Тирскому, и прежде всего ценно тем, что является одной из первых попыток пролить свет на вопрос о подлинности двенадцати камней. Описываются также особые свойства каждого камня, и этот трактат можно считать прототипом всех христианских сочинений о символизме камней.
   Самый интересный средневековый трактат о свойствах драгоценных камней содержится в работе «О природе вещей» Томаса де Кантимпре (1201–1270), ученика Альберта Великого,[11] написанной между 1230 и 1244 годами. Текст на латыни никогда не печатался, но около 1350 года книга была переведена на немецкий язык Конрадом фон Мегенбергом.[12] Как это ни странно, но переводчик не знал имени автора и полагал поначалу, что он переводит работу Альберта Великого. Во многих случаях Томас де Кантимпре почти копирует утверждения древних авторов, но иногда дает и новый материал или, по крайней мере, новую версию оригиналов.
   Известный средневековый философ и теолог Альберт Великий, бывший недолго епископом Ратисбонским, а впоследствии преподававший теологию в Парижском университете и чьим учеником был Фома Аквинский, все же не был свободен от суеверных теорий своего времени, следы которых присутствуют в его многочисленных работах. Через много лет после его смерти некоторые материалы из его работ с изменениями и дополнениями из других источников были опубликованы под названием «Секреты свойств трав, камней и животных». Существовало два варианта этого издания: одно носило название «Большой Альберт», другое, будучи сокращенным вариантом первого, называлось соответственно «Малый Альберт». Эти небольшие книги часто переиздавались, были широко распространены и пользовались популярностью у французских крестьян. Действительно, их до сих пор можно найти в отдаленных районах сельской Франции.
   В начале XVII века одна из наиболее дерзких литературных фальсификаций была проделана Людовико Дольче. Этот писатель в 1565 году перевел на итальянский язык работу Камилло Леонарди «Зеркало драгоценных камней», изданную в Венеции в 1502 году, и осмелился представить перевод как свой авторский труд под названием «Трактат о драгоценных камнях, рожденных природой». Учитывая хорошее знание латыни высшими слоями общества в то время, наличие большого количества прекрасных библиотек в Венеции, кажется почти невероятным, что Дольче удалось выдать эту работу за свою, но даже в наши дни выдержки из «Трактата…» Дольче и «Зеркала…» Леонарди приводятся как взятые из двух разных источников.

Глава 2
ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ДРАГОЦЕННЫХ И ПОЛУДРАГОЦЕННЫХ КАМНЕЙ В КАЧЕСТВЕ ТАЛИСМАНОВ И АМУЛЕТОВ

   Использование драгоценных камней в качестве амулетов и талисманов упоминается во многих древних рукописях, и, как полагают некоторые ученые, именно из-за веры в волшебное могущество камней их чаще использовали как личные украшения. Конечно, сейчас очень сложно подтвердить или опровергнуть эту теорию, но даже в случае с самыми старыми текстами нужно принимать во внимание, что в них представлены отнюдь не первобытные условия. По этой причине некоторые исследователи предпочитали искать решение проблемы в обычаях и привычках так называемых нецивилизованных людей нашего времени; но нельзя забывать о том, что условия, кажущиеся нам рудиментарными, являются тем не менее результатом долгого процесса развития. Даже если это развитие остановилось сотни или тысячи лет назад, оно все же потребовало значительного периода времени, чтобы превратиться в обычаи, существование которых находят среди нецивилизованных рас. Действительно, многие нецивилизованные народы имеют очень сложные обряды и ритуалы, свидетельствующие о значительной работе мысли.
   Фетишизм во всех его формах зависит от неполного понимания того, что представляет собой жизнь и сознательное существование. Воля и мысль относятся к неодушевленным объектам. Это можно наблюдать у животных и совсем маленьких детей, считающих живым любой движущийся предмет. В случае с камнями, возможно, их считали жилищами духов, добрых и злых, и отбирали по естественной форме, напоминающей животное или часть тела человека. С другой стороны, ношение того, что называется драгоценными камнями, скорее всего, обусловлено их яркими цветами, привлекающими взгляд к владельцу драгоценностей, и желанием иметь какой-нибудь отличительный признак. Эта тенденция просматривается в высшем царстве зверей, и работы по этим вопросам послужили основой теории естественного отбора.
   Похоже, что в этом заключается правдивое объяснение мотивов приобретения, хранения и ношения драгоценных камней. Так как сами по себе эти предметы неподвижны, они вряд ли внушали первобытным людям мысль о том, что они являются живыми существами; они не впечатляли своей массой, как большие камни, и вряд ли напоминали животное своей кристаллической формой. Скорее древних привлекал в драгоценных камнях только цвет и блеск. Вывод о том, какой эффект они производили на первобытных людей, можно сделать, наблюдая за маленькими детьми. Ребенок не пугается маленького, блестящего цветного предмета, который ему показывают, и с удовольствием протягивает руку, чтобы потрогать, подержать, рассмотреть яркий цветной камень. Так как предмет совершенно инертен и прост в обращении, у ребенка нет особых оснований предполагать наличие в нем какой-то скрытой власти, способной принести вред, и, таким образом, ничто не нарушает приятного ощущения, возникающего в зрительном нерве малыша от игры цвета. В этом наивном восхищении блестящими и цветными предметами ребенок, без сомнения, является для нас примером умственного восприятия первобытного человека.
   Возможно, первые предметы личных украшений легко нанизывались или связывались друг с другом, например раковины с отверстиями, блестящие семена, мягкие камни, в которых с помощью простейших инструментов легко проделывались дырочки. Более твердые камни, прежде чем их стали использовать для украшений, сохранялись как красивые игрушки.
   Бесспорно, когда камни стали надевать, появилась склонность соотносить те или иные события с их властью и влиянием. Таким образом, усилилась вера в их силу и, наконец, появилось убеждение, что в камнях живут могущественные духи. В этом случае, как и во многих других, первая инстинктивная человеческая оценка была самой верной, но потребовалось несколько веков просвещения, чтобы вернуть нам любовь к драгоценным камням только за их эстетическую красоту. Действительно, даже сегодня мы можем наблюдать власть слепых предрассудков в случае с опалом, который некоторые робкие люди едва осмеливаются носить, хотя три или четыре века назад этот камень считался сочетающим в себе все достоинства различных цветных и драгоценных камней, оттенки которых объединяются в его блеске.
   Подтверждением тому, что первобытные люди собирали и хранили яркие цветные предметы просто из-за их привлекательности, служит тот факт, что некоторые птицы небезразличны к камням. Например, достопримечательность Австралии – хламудера, похожая на ворона, после обустройства своего гнезда разбрасывает по земле пеструю гальку, напоминающую мозаичный узор. У входа накапливаются груды мелких костей, раковин, перьев и камней, принесенных зачастую издалека и свидетельствующих о том, что они собирались птицей не наугад. Странно, что эту чисто зрительную привлекательность блестящих и цветных предметов, легких и удобных в обращении, упускают из виду те, кто склонен считать, что все подобные украшения отбирались и хранились только из-за предполагаемых талисманных качеств.
   Теория о том, что цветные и блестящие камни отбирались и хранились человеком скорее за их красоту, а не как талисманы, подтверждается и сообщением о том, что тюлени очень тщательно отбирают гальку, которую затем проглатывают. Считается, что камешки халцедона и змеевика (серпентина), которые находили в местах тюленьих лежбищ, были выплюнуты тюленями.
   Популярная версия происхождения слова «амулет» от арабского hamalat, означающего «нечто подвешенное, носимое», не принимается лучшими арабскими учеными; возможно, оно имеет латинское происхождение, несмотря на то что нельзя найти полностью удовлетворяющей этимологии. У Плиния употребление слова amuletum не всегда означает предмет, носимый человеком, хотя позже оно приобретает это значение. Старая этимология, предлагаемая Варроном,[13] относит amuletum к глаголу amoliri— «устранять, удалять, уносить». Возможно, это значение не совсем согласуется с современной филологией, но имеет все же некоторое смысловое сходство, так как амулет отводит или устраняет опасность. Слово «талисман», которое не использовалось в классические времена, без сомнения, происходит от арабского tilsam, которое, в свою очередь, берет начало от τελεσμα, значившего у поздних греков «посвящение» или «заклинание».
   Отмечено, что от раннего каменного века не осталось следов каких-либо идолов или образов; нам мало известно об искусстве этого периода. В позднем каменном веке доминирующее влияние приобрели совсем другие идеи, и большинство предметов пластического искусства имело религиозное значение. Это очевидно вытекает из представления о том, что каждый образ живого предмета поглощает часть сущности этого предмета, и такое представление, хотя и примитивное, все же несет в себе элемент развития. Это правило в основном применялось к амулетам, которые затем украшались, насколько это позволяло первобытное искусство, дабы быть достойным жильем добрым духам, оживляющим их и дающим силу.
   В коллекции синьора Джильоли есть любопытный идол из Хуаилу, Новая Каледония. Это – каменная фигурка, имеющая грубое сходство с человеческим органом. Легко понять, что этот предмет считался обителью духа и, по мнению людей более цивилизованных, чем аборигены Новой Каледонии, должен был внушать суеверное благоговение подобным племенам.
   На протяжении Средних веков, вплоть до XVII столетия, в талисманные свойства драгоценных камней верили высшие и низшие, принцы и крестьяне, образованные и невежды. Однако оттенок скептицизма проявлялся и у тех и у других. Например, придворный шут императора Карла V на вопрос «Какими свойствами обладает бирюза?» дал знаменитый ответ: «Хм, ну, я думаю, если бы вам случилось упасть с высокой башни и в тот момент у вас на пальце был бы перстень с бирюзой, то камень остался бы цел».
   Считалось, что материал некоторых камней подвержен изменениям в зависимости от состояния здоровья и поведения владельца. В случае болезни или приближения смерти камни тускнеют, темнеют яркие цвета; измена или вероломство производят тот же эффект. Что касается бирюзы, объяснение может быть вполне прозаическим: камень подвержен определенному влиянию кожной секреции; но из-за популярного суеверия то же приписали и рубину, и алмазу, и другим камням, на самом деле не обладающим такой чувствительностью. Подобным образом можно дать объяснение распространенной идее о существовании скрытой симпатии между камнем и хозяином. Удачно отражена эта идея Эмерсоном[14] в строках из его «Амулета»:
Дай мне амулет,
хранящий твои мысли, —
Красный или розовеющий, когда ты любишь,
а когда не любишь, бледный и голубой.

   Персидская легенда о происхождении алмазов и драгоценных камней гласит, что на Востоке на эти прекрасные предметы смотрели как на источник великого греха и печали. Утверждалось, что, когда Бог сотворил мир, он не создал таких бесполезных вещей, как золото, серебро, драгоценные камни и алмазы; но Сатана, всегда стремившийся посеять зло среди людей, пристально следил за желаниями и страстями человеческого разума. К своему великому удовольствию, он заметил, что Ева страстно любит красочные цветы, растущие в садах Эдема, и попытался имитировать их цвета и яркость вне земли – так появились драгоценные камни и алмазы. Впоследствии жадность и алчность, вызываемые ими, стали причиной многих несчастий и преступлений.
   Если бы люди захотели признаться в своих настоящих верованиях, век нынешний представил бы нам столько же примеров веры в амулеты, сколько и любая другая эпоха. Но ложная стыдливость мешает человечеству до конца постичь истинный смысл этих предметов. Мы, скорее всего, улыбнемся, услышав, что многие из солдат Австро-прусской войны 1866 года носили на себе амулеты и что великий маршал времен Крымской кампании Канробер[15] верил в их оберегающую силу. И конечно, русская армия во время Русско-японской войны была обильно снабжена амулетами – оберегами, образками и иконками, освященными и потому наделенными особой силой.
   Во всех этих случаях не сам по себе предмет, но идея, которая за ним стоит и которую он несет в себе, дает веру его владельцу, и в этом смысле ношение талисмана уже не является подтверждением слепого суеверия. Тенденция придавать материальную, видимую форму абстрактной идее так глубоко уходит корнями в человеческую природу, что должна рассматриваться как удовлетворение человеческих нужд. В редком случае мы довольствуемся чисто интеллектуальной концепцией, она должна иметь какую-то внешнюю, ощутимую и видимую форму, чтобы производить больший эффект.
   Хотя при поверхностном рассмотрении такая точка зрения походит на фетишизм, использование знаков и символов есть нечто абсолютно иное. Зная, что символ сам по себе ничто, мы так же знаем, что он имеет реальную силу при соотнесении его с идеей, которую он олицетворяет, и так же чувствительны к повреждению или уничтожению памятного предмета, как к смерти любимого человека.
   Какое сверхтонкое чувство делает некоторых женщин способными наделять свои драгоценные камни индивидуальностью, заставляет почувствовать, что эти холодные, безжизненные предметы играют какую-то роль в человеческих эмоциях? Жена французского писателя мадам Катюль Мендес рассказывает, что носит столько колец, сколько возможно, так как камни обижаются, когда ими пренебрегают. Она продолжает:
   «Мой рубин тускнеет, две бирюзы бледнеют, как смерть, аквамарин становится похожим на глаза сирены, наполненные слезами, когда я слишком долго не вспоминаю о них. Как было бы грустно, если бы камни не любили покоиться на моем теле».
   В 1909 году в месторождениях опала в Австралии был найден очень красивый и любопытный предмет. Это – скелет рептилии, похожий на небольшую змею, превратившийся в опал под влиянием естественных процессов. Совершенный во всех деталях, наделенный поразительной игрой цвета, этот образец работы Природы обладает красотой, превосходящей все изделия человеческих рук. Как амулет он, конечно, своеобразен и в древние времена стоил бы невероятно дорого. Фигурка змеи была излюбленным символом медицины; даже сейчас нет сомнений, что за этим странным предметом будут охотиться коллекционеры, и особенно привлекателен он будет для тех, кто интересуется оккультными науками, ценит поэтическое и, быть может, мистическое значение формы, знака и символа.
   Невозможно переоценить значение цвета в определении предполагаемого влияния камней на судьбы или здоровье его владельцев. Когда вглядываемся в великолепную игру цвета прекрасного рубина или сапфира, мы полностью осознаем производимый эстетический эффект; но в ранние времена, когда научные идеи еще не были доминирующими, существовало множество мнений, призванных придать определенное значение блестящим камням. В силу их редкости и дороговизны предполагалось, что они обладают мистической и оккультной силой и являются жилищами духов, иногда добрых, иногда злых, но всегда наделенных властью влиять на людские судьбы в счастье и в горе.
   К этому добавлялась инстинктивная оценка основных качеств некоторых световых лучей, которым современная наука, далекая от этих идей, кажется, уже нашла достойное объяснение. Нам хорошо известно терапевтическое действие ультрафиолетовых лучей, но для неподготовленного сознания они казались воплощением чистоты и целомудрия, при этом некоторые догадывались и об их целебности. В то время страсть ассоциировалась с красным сияющим рубином – концепция, относительная достоверность которой была продемонстрирована специальным анализом, показавшим, что красные лучи излучают тепло и энергию. Но это не являлось единственным источником примитивных идей в отношении цвета; терапевтический эффект часто пытались извлечь из забавного сопоставления цвета камня и характера заболевания. Так, предполагалось, что при лечении желтухи очень помогают желтые камни – пример инстинктивной гомеопатии по принципу simila similibus curantur (подобное лечится подобным). Красные камни наделялись способностью останавливать кровотечение; в этих случаях рекомендовалось применять так называемый кровавик. Считалось, что одно лишь его прикосновение способно прекратить самое сильное кровотечение. Зеленый цвет считался наиболее благоприятным для зрения, поэтому целительная сила в этом случае приписывалась изумруду и другим зеленым камням. Впоследствии простое влияние цвета стали связывать с его символическим значением. В языческой мифологии это отражается в приписывании изумруда Венере как представительнице репродуктивной энергии природы, в то время как в христианской концепции он стал символом воскрешения, возрождения к новой, лучшей жизни. Нигде не найти лучшего примера трансформации различных и диаметрально противоположных концепций о воздействии природных объектов. Чистые, бесцветные и блестящие камни, такие как алмаз и другие белые камни, связывались, естественно, с Луной, хотя алмаз из-за своих высочайших качеств, исключительного блеска и ценности часто называли «камнем Солнца». Все камни, ассоциирующиеся с Луной, несли и оттенок ее загадочности. Светящая в полночный час Луна, когда власть принадлежит злым и коварным духам, иногда казалась зловещей, поэтому лунатизм связывали с влиянием лунного света; в других случаях предполагалось, что она способна изгнать злых духов и власть тьмы.
   О символическом значении цветов драгоценных камней подробно рассказывает Джачинто Джимма, собравший огромное количество материала по этому вопросу.
   Желтый цвет, носимый мужчиной, означал тайну и был присущ тайным воздыхателям; носимый женщиной – указывал на великодушие. Золотисто-желтый оттенок был, конечно, символом Солнца и относился к воскресенью. Драгоценными камнями этого цвета являлись хризолит и желтый гиацинт, животным этого цвета был лев, без сомнения – по ассоциации с зодиакальным знаком Льва и летним солнцем. С семилетнего возраста желтый цвет олицетворял юность. Римские матроны покрывали свои головы желтой вуалью, показывая свою надежду на потомство и счастье. Так как одежды этого цвета были знаком величия и аристократизма, золотой наряд как знак ее превосходства принадлежал Царице Небесной; читаем в Псалме XLV, 9: «Стала царица одесную Тебя в Офирском золоте». Джимма относит эти слова к описанию Девы Марии в соответствии с католическими толкованиями Библии того времени.
   Белый цвет означал: для мужчин – дружбу, религиозность, цельность натуры; для женщин – созерцание, приветливость и чистоту, он ассоциировался с Луной, понедельником и был представлен жемчугом. Животным, имеющим отношение к белому цвету, считался, несомненно, горностай, числом – мистическая семерка. Белый цвет олицетворял младенчество. У древних белый был цветом траура и печали, и греческие женщины облачались в белое после смерти своих мужей. Джимма утверждает, что и в его время в Риме вдовы обычно носили белое как траур по мужьям, а по всей Италии белая лента вокруг головы была знаком вдовства.
   Красные одежды на мужчинах указывали на господство, знатность, аристократизм и мстительность; на женщинах – означали гордость, упрямство, высокомерие. Это был цвет Марса и вторника. Из камней он был представлен рубином.
   Сложно понять, почему из животных для него была выбрана именно рысь, но не вызывает удивления выбор этого самого живого цвета в качестве символа полного возмужания. Его число – могущественная девятка, тройка, умноженная на саму себя. Древние покрывали красным полотном гробы погибших в борьбе, как пишет Гомер, рассказывая о братьях и соратниках Гектора, накрывших урну с пеплом героев мягкой пурпурной тканью. Плутарх утверждал, что лакедемоняне одевали своих солдат в красное, чтобы посеять страх в сердцах врагов и вызвать у воюющих жажду крови. Сегодня то же самое можно сказать и об английских «красных плащах» (форма английских солдат). Итальянский уголовный кодекс, известный под названием Digesto Nuovo, имел красный переплет, означая, что воров и убийц ожидает кровавая смерть.
   Голубой цвет в мужских одеждах означал мудрость, высокие и великодушные мысли; в женских – ревность в любви, учтивость и бессонницу. Его представляли пятница и Венера, число – шесть, а также сапфир – камень, в котором этот цвет проявлялся во всей красе. Голубой был символом детства. Менее понятен выбор козы как животного, ассоциирующегося с ним. Естественные науки, созерцание небес и небесных тел, изучение влияний звезд – все это относилось к голубому.
   Зеленый цвет означал: для мужчин – довольство, мимолетную надежду, ухудшение дружеских отношений; для женщин – необоснованные амбиции, детское восхищение и переменчивость. Быстро проходящая ранняя зелень может считаться как символом надежды, так и символом возможного разочарования. С зеленым связывались Меркурий и среда – день Меркурия, магическое число 5, хитрая лиса – олицетворение коварного идола, возраст юности и типичный зеленый камень – изумруд. В древние времена зеленый цвет использовался в случае смерти в расцвете лет, и кольцо с зеленым изумрудом надевалось на палец умершего как знак угасшего света надежды. Рукоятки факелов в религиозной церемонии были отмечены зеленым. Фулвий Пеллегрини пишет, что в могиле Туллии, горячо любимой дочери Цицерона, был найден один из наикрасивейших изумрудов. Он перешел в руки Маркезаны ди Мантова, Изабеллы Гонзаго да Эсте. В Италии могилы девушек и детей накрывались зелеными ветвями. Когда Кодекс Юстиниана был заново открыт и добавлен к другим Пандектам,[16] он был переплетен в зеленый цвет в знак обновления прав.
   Черный цвет означал: для мужчин – серьезность, здравый смысл, постоянство и силу духа; для девушек – непостоянство и безрассудство, но для замужних женщин – постоянную любовь и упорство. Сатурн и суббота были отмечены этим цветом. Предполагалось, что число 8 – дважды четыре – имело с ним некоторое соответствие. Как ни странно, алмаз, преимущественно светлый камень, стал представителем этого мрачного оттенка. Возможно, в качестве компенсации из животных был выбран кабан. Так как черный является траурным цветом, стоит ли удивляться, что он был символом дряхлости и ветхости? Это был также символ зависти, злых мыслей, очерняющих душу и заставляющих страдать тело. Свод правил о порядке ведения дел, касающихся смерти, имел черный переплет. Зловещее значение этого цвета хорошо иллюстрирует притча о безжалостном Тамерлане. При взятии одного из городов он приказал поставить себе белую палатку в первый день осады в знак того, что жители будут помилованы, если немедленно покорятся. На второй день была установлена красная палатка, что означало: если город сдастся в плен, всех вождей ждет смерть. На третий день была разбита черная палатка как зловещий знак: пощады не будет никому, всех жителей ждет порабощение.
   Фиолетовый цвет для мужчин означал трезвость ума, трудолюбие и серьезность, для женщин – высокие мысли, религиозную любовь. Это цвет Юпитера и четверга. Сапфир был выбран для того, чтобы (наряду с голубым) представлять и этот цвет. То, что животным этого цвета стал бык, объясняется мифологической связью с Юпитером и, возможно, связано с мифом о Европе и быке. Фиолетовый считался цветом старости и связывался с числом 3.
   Влияние цвета на нервную систему было отмечено некоторыми из ведущих специалистов по гипнозу. Например, доктор Поль Фере открыл, что красный свет оказывает стимулирующее, а голубой и фиолетовый – успокаивающее воздействие, и предлагал тем, кто лечит пациентов с помощью гипноза, иметь две комнаты для приема пациентов, в одной из которых шторы, обои, мебельная обивка и т. п. были бы красного оттенка, а в другой – фиолетово-голубого. Страдающих безразличием, вялостью или депрессиями следует принимать в красной комнате, а перевозбужденных пациентов – в голубой. Более того, согласно доктору Фере, успокаивающие качества фиолетово-голубого могут быть использованы при погружении человека в гипнотическое состояние. С этой целью он рекомендовал фиолетово-голубой диск, быстро вращающийся перед глазами пациента.
   Красные камни, такие как рубины, карбункулы и гранаты, чей цвет ассоциируется с кровью, считались наделявшими неуязвимостью, некоторые азиатские племена использовали их как пули, исходя из обратного принципа: кроваво-красные камни скорее могут нанести смертельный удар, чем обычная пуля. Такими пулями пользовались мятежники Ханза в 1892 году, во время войны с британскими войсками на границе Кашмира, и многие из этих драгоценных снарядов были сохранены как антиквариат.
   В своем «Рассказе о паломничествах» Эразм Роттердамский устами одного из героев спрашивает: «Разве не видишь ты, как Творец – Природа наслаждается, наделяя все цветом и формой, в особенности восхищаясь драгоценными камнями?» Затем он перечисляет различные образы природных явлений, отраженных в камнях. От громовых камней появляется гром и молния, от пиропа – живой огонь, а горный хрусталь, даже брошенный в огонь, сохраняет форму и прохладу градины. В изумруде отражаются глубокие и переливающиеся волны моря, карциния имитирует форму крабов, эхитес – змей, хирацитес – ястребов, геранитес – журавлей, этитес напоминает орла с белым хвостом, таос – павлина, хелонитес – аспида, мирмекитес содержит внутри фигурку муравья – камни с этими названиями были, вероятно, образцами янтаря с попавшими внутрь муравьями.
   Греческие названия этих камней, перечисленные Эразмом, означают их реальное или воображаемое соответствие некоторым реальным предметам или их характеристикам. Многие из них были окаменелостями, сохранившими форму каких-то живых организмов; другие получили свои имена благодаря легендам или мифам, отражавшим их достоинства, как в случае с этитом (орлиным камнем), найденным якобы в орлином гнезде. Очевидно, это была кварцевая галька.
   Старейшие магические формулы, сохранившиеся до нашего времени, – заклинания шумеров, основателей древнейшей вавилонской цивилизации. В некоторых из них есть упоминания о драгоценных камнях – амулетах, как, например, в следующем отрывке:
   «Нити светлой шерсти чистыми руками приложить к больному глазу и завязать с правой стороны. Чтобы глаз не воспалился, надеть больному на мизинец левой руки кольцо со сверкающим камнем, привезенное из его страны».
   Любопытный вавилонский мифологический текст повествует о солнечном Нинибе, сыне Бела, определявшем судьбы различных камней своим благословением или проклятием. Например, доломит получил благословение и был объявлен подходящим материалом для королевских статуй, в то время как минерал, именуемый элу-камнем, был проклят, объявлен негодным для работ и обречен на разрушение. Алебастр снискал Божью милость, а халцедон вызвал гнев и был приговорен.
   В этих шумеро-ассирийских записях упоминается также два камня: aban rame и aban la rame, «камень любви» и «камень неприязни». Очевидно, древние верили, что эти камни способны вызывать одно или другое из этих противоположных чувств в сердцах их обладателей; их можно сравнить с камнями памяти и забвения.
   В древнем египетском захоронении в Карнаке при раскопках была найдена мумия молодой женщины. По ее украшениям совершенно очевидно, что она была знатного происхождения, исключительно красива и умерла в расцвете лет. Волосы были красиво уложены и украшены двадцатью бронзовыми заколками. На шее – великолепное ожерелье, с бусинами в четыре ряда и многочисленными подвесками в виде божеств и священных символов; два меньших ожерелья с бусинами из золота, ляпис-лазури и сердолика; в уши вдеты две большие драгоценные серьги в виде колец, а на указательном пальце – кольцо со скарабеем. Вокруг талии – золотой пояс, украшенный ляпис-лазурью и сердоликом, а на левом запястье – золотой браслет с полудрагоценными камнями. В саркофаге было найдено зеркальце из позолоченной бронзы и три гипсовые вазы, в одной из которых сохранились остатки какого-то бальзама или духов, в другой – свинцовый блеск (сульфид натурального свинца), использовавшийся как косметика для глаз, так же как и маленький эбеновый карандаш. Все эти предметы сейчас находятся в египетской коллекции Берлинского музея и принадлежат, скорее всего, к периоду XVIII династии, около 1500 года до н. э.
   Большое ожерелье, без сомнения, считалось египтянами могущественным амулетом, но ему не удалось уберечь свою хозяйку от преждевременной кончины; возможно, его свойства помогли ее душе пройти испытания загробного мира. Многочисленные подвески придавали ожерелью свойства амулета: три фигурки бога Беса из сердолика; семь фигурок бегемота-богини Таурт – тоже из сердолика и две из ляпис-лазури – сердечко и кот; четыре сокола из сердолика; фигурки крокодила, одна из сердолика и две из ляпис-лазури; четыре рыбки из сердолика и две других из черно-белого и зеленого камней; два скорпиона и семь цветков из сердолика. Большая часть бусин в ожерелье – из золота, электрума,[17] слоновой кости и ляпис-лазури имеют кольцеобразную форму. Некоторые кольцеобразные и сферические бусины из сердолика, хризопраза и малахита достигают диаметра 3,5 см.
   Ожерелье времен Древнего царства (3500 г. до н. э.), украшенное в основном подвесками из бирюзы в виде каменных козликов, было найдено в Абусир-эль-Мелеке в 1905 году. Это ожерелье, части которого были найдены на шее предположительно молодого мужчины, состояло из округлых или кольцеобразных бусин из сердолика и раковин, из плоских, перфорированных кусочков бирюзы и миндалевидных гранатов, а также аметиста ромбовидной формы размером 1,7 Ч 1,4 см. Основное украшение – бирюзовый козел длиной 1,7 см и высотой 0,9 см. Это изображение наводит на мысль о его сходстве с формами животного и птицы, изготовленными из бирюзы и найденными в индейских могилах в Аризоне и Нью-Мексико. По всей видимости, они были чем-то вроде фетиша или по крайней мере талисманом, хранившим владельца ожерелья от напастей.
   В Египте для таких амулетов чаще всего использовали только определенные камни, что можно заметить из записей, сделанных в специальных разделах Книги мертвых. Это же касается и формы амулетов. Например, амулет, охраняющий голову владельца, обычно изготавливался из гематита в форме квадрата. Из сорока семи «сердечных» амулетов в огромной коллекции музея Каира девять изготовлены из сердолика, четыре – из гематита, два – из ляпис-лазури и два – из зеленого порфира и зеленой яшмы, что свидетельствует о том, что среди драгоценных камней сердолик пользовался наибольшей популярностью. В этой коллекции в изобилии представлены амулеты в форме животных. Там есть бегемот, крокодил, лев, бык, корова, заяц, обезьяна с собачьей головой, кот, собака (нечто сомнительное), шакал, еж, лягушка, ястреб, кобра и рыбы. К этому списку можно добавить четырехголового барана и сфинкса с бараньей головой.
   Некоторые амулеты специально предназначались для мореплавателей, особенно в древние времена. Все, кто уходил в море, хотели защитить себя на своих маленьких суденышках от неистовства стихии. Отрывок из греческого «Лапидария», написанного, возможно, в III или IV столетии н. э., перечисляет по крайней мере семь амулетов, специально предназначенных для этих целей. Возможно, их количество связано с днями недели, и амулет считался наиболее действенным в отведенный для него день.
   Первый состоял из карбункула и халцедона – он охранял моряка от крушения. Второй амулет изготавливался из двух разновидностей твердых минералов – один, македонский, походил на лед (возможно, это был горный хрусталь), тогда как другой, индийский, имел серебристый оттенок (скорее всего, это был наш корунд); из них македонский ценился больше. В третьем амулете использовался берилл, «прозрачный, блестящий, оттенка морской волны» – очевидно, голубой берилл – он прогонял страх. В четвертом был «друопс», белый в центре, скорее всего – разновидность агата, оберегавший от сглаза. В пятый амулет вправлялся коралл и прикреплялся к носу корабля полосками из тюленьей кожи – он охранял корабль от волн и ветров во всех водах. Для шестого амулета был выбран камень «офиокиолус», вероятнее всего – полосчатый агат, про который говорилось, что он опоясан полосами и похож на змею, и тот, кто его носил, уже мог не опасаться бурного океана. Седьмой и последний из этих «морских» амулетов имел камень с названием «опсианос», очевидно из смолистого или битумного материала, возможно разновидность гагата (черного янтаря); он появился из Фригии и Галатии[18] и считался надежной защитой для морских или речных путешественников.
   Древние трактаты о магическом искусстве говорят, что те, кто осмеливается вызывать духов потустороннего мира, обязательно должны пользоваться амулетами, иначе они рискуют оказаться в их власти. В одном из этих текстов даются указания по изготовлению амулета для мастеров похоронных дел. Берется камень со «сладким запахом», вырезается в форме сердечка, и на нем гравируется фигурка Гекаты.[19]
   Дорогой китайский амулет состоял из алмаза, рубина и изумруда, к которым добавлялись жемчуг и коралл; восточный сапфир и топаз приравнивались к рубину. Считалось, что амулет с таким набором камней объединяет защитное влияние различных божеств, управляющих ими, и продлевает жизнь его обладателю. Иногда пять основных драгоценных камней заворачивали в бумагу, на которой писались имена соответствующих божеств, а также название Луны и двадцати семи созвездий, или домов Луны. Такой амулет, прикрепленный у входа в дом, предназначался для защиты его обитателей.
   На языке древних мексиканцев кровь называлась водой драгоценных камней как квинтэссенция всего, что считается самым драгоценным. Хотя эти поэтические образы в наши дни всего лишь красивые обороты речи, для первобытных людей они имели большое значение. Весьма вероятно, что ацтеки, как и другие древние народы, носившие драгоценные камни, верили, что они очищают кровь, способствуют здоровью и силе, так как «кровь – это жизнь». Факт, что камни имеют половую принадлежность, утверждали как самые древние писатели, так и многие из их последователей. По-видимому, это был поэтический способ указать на цветовые оттенки камней: более темные разновидности считались мужскими, более светлые – женскими. Теофраст[20] рассказывает, что иногда эти различия не безосновательны: он заявляет, что, каким бы удивительным это ни казалось, некоторые камни способны производить потомство.
   Эта странная идея была распространена даже в XVI веке, и этому феномену давали самые изощренные толкования, как, например, в следующем отрывке автора Руэ (1566 г.) о размножающихся алмазах:
   «Об этом случае мне рассказала дама, принадлежащая к одному из знаменитых семейств Люксембурга и вполне заслуживающая доверия. У этой дамы было два бриллианта, доставшиеся ей по наследству. Они каким-то загадочным образом производили другие, и, кто бы ни осматривал их, через определенное время подтверждали, что камни производят подобных себе потомков. Причина этого (если она приемлема для философствования в этом странном случае), казалось, заключается в том, что небесная энергия в родственных камнях, определяемая некоторыми как „несокрушимая сила“, сначала превращает воздух в воду или похожую субстанцию, которая после конденсации затвердевает в бриллиант».
   Говорят, что ловцы жемчуга с Борнео тщательно защищают каждую девятую найденную жемчужину, помещая ее в бутылочку с двумя зернышками риса на каждую жемчужину, и верят, невзирая на все свидетельства обратного, что эти отдельные жемчужины произведут потомство. Обычай и суеверие требуют, чтобы каждая бутылочка затыкалась пальцем мертвого мужчины.


   Талисманные влияния учитываются при ношении драгоценностей на Востоке. Два браслета часто носились, чтобы один орган не ревновал к другому, нарушая этим равновесие всего организма. Прокалывание ушей под серьги связывалось с желанием наказать ухо за его нескромное подслушивание секретов, а дорогие серьги-украшения вставлялись в уши, чтобы утешить их страдания, причиненные прокалыванием. Ожерелья из блестящего металла с подвесками из переливающихся камней предназначались для привлечения взгляда и защиты от таинственных и опасных влияний сглаза; то есть ожерелье или его украшения должны были играть ту же роль, что и громоотвод при электрическом разряде.
   В давние времена христианская церковь заносила в списки своих противников тех, кто носил амулеты. На Лаодикийском[21] соборе в 355 году н. э. в 34-м каноне было установлено: священники и слуги не должны быть ни математиками, ни волшебниками, ни астрологами. Они не должны делать то, «что зовется амулетами», так как последние являются оковами души и носящий их отлучается от церкви. Этот эмфатический приговор был не столько протестом против предрассудков per se (в чистом виде – лат.), сколько протестом против языческих суеверий, так как почти все использовавшиеся ранее амулеты имели языческие или еретические символы или надписи. Позже неискоренимая тенденция носить предметы такого рода нашла выражение в использовании символов, ассоциирующихся с христианской верой, таких как реликвии святых, медальоны, благословленные священником, и пр.
   Амулеты иудеев во многом отличались от христианских. Запрет отражения образов животных или человека в мозаиках наложил большие ограничения и на использование гравированных камней. Иудей мог надевать или носить только образы мистического или символического значения. Во времена Талмуда амулеты иногда прятались в полых жезлах, наделяя их, как считалось, большой властью. Они напоминали спрятанное оружие, и считалось: как отец может передать такой амулет сыну, так и Бог дал Закон Израилю для его защиты.
   В средневековой французской дидактической поэме «Роман о розе», написанной в XII веке, проявляются следы веры в магические свойства драгоценных камней. Чосер[22] перевел эту поэму на английский язык в XIV столетии, и мы цитируем несколько строк из его перевода. Он описывает костюм символического персонажа Риша:
У Риша пояс был,
На пряжке которого был камень —
свидетельство добродетели и символ могущества.
Этот камень служил любви
И, пока он держал его в руках,
Стоил всего золота Рима и Фризы.
Застежка,[23] сделанная достойным образом,
Была из драгоценного камня.
Она была так забавна и могущественна,
Что могла уберечь человека
От болезни и зубной боли.

   На судебном процессе в 1232 году разбирали дело Хуберта де Бурга, верховного судьи. Одним из предъявленных ему обвинений было изъятие из английской казны исключительно драгоценного камня, обладавшего силой делать его владельца непобедимым в сражении, и передача его Левелину, королю Уэльса, врагу своего правителя Генриха III Английского (1207–1272). Возможно, это произошло в 1228 году, когда Генрих воевал с Уэльсом.
   В Средние века свято верили, что драгоценные камни могли при определенных обстоятельствах терять свою волшебную силу. Если камень попадал в руки или даже на глаза нечистым или грешникам, то он лишался некоторых из своих свойств. Были и такие, кто считал, что драгоценные камни вместе со всем созданным были испорчены грехом Адама. Поэтому для восстановления их первоначальных свойств необходимо было очистить камни от порока и освятить. В некоторых старых трактатах сохранилось описание ритуалов для этих целей, что весьма забавно и заслуживает внимания. Камни, которым было необходимо очищение, заворачивали в совершенно чистую льняную ткань и помещали на алтарь. Над ними произносились три молитвы, и священник, служивший последнюю молитву, одетый в святые одежды, давал следующее благословление:
   «С нами Господь и Дух его. Помолимся. Всемогущий Бог и Отец, доказавший свою силу Илия бесчувственным созданиям; приказавший Моисею, слуге его, украсить среди всех его святых одеяний нагрудник судный с 12 драгоценными камнями; показавший Иоанну Евангелисту знаменитый город Иерусалим, построенный на таких же камнях; обладающий властью поднять с камней сыновей Авраама. Мы смиренно просим Твое Величество, чтобы Ты благословил и освятил эти камни своим повелением и воплощением имени Твоего, как избрал Ты один из камней быть жилищем величия Твоего сердца; чтобы были они благословенны и святы и получили от Тебя те свойства, которыми Ты наделишь их в соответствии с их природой. Да отразят они данный им Тобой опыт излученного, чтобы любой мог носить их, чувствуя присутствие Твоей силы, и мог быть достойным получения дара Твоей благосклонности и Твоей защиты. Через Иисуса Христа, сына Твоего, в котором Твое благословение и концентрация, который живет с Тобой и правит как Бог вечности. Аминь. Возблагодарим Господа».
   Конрад фон Мегенберг приводит такое же благословение в своей «Книге природы». Лютер рассказывает следующую забавную историю об иудее, продававшем амулеты:
   «У иудеев было распространено колдовство, и колдуны думали: „Если колдовство удается, то это только нам на руку; если не удается, страдают христиане; но какое нам до этого дело?..“ Но герцог Саксонский Альберт был проницателен и хитер. Когда иудей предложил ему пуговицу, якобы защищавшую от ран, ударов и выстрелов, герцог ответил: „О иудей, я испытаю ее на тебе!“ С этими словами он подвел колдуна к воротам, повесил пуговицу ему на шею, вынул саблю и пронзил беднягу. „А ведь меня могла бы постичь та же участь“, – сказал герцог».
   Рескин,[24] с его живым поэтическим проникновением в действие законов природы, увидел в образовании кристаллов влияние и «сердечной силы», и «постоянства цели». Таким образом, он, осознанно или неосознанно, пришел к согласию с древними фантазиями, отождествляющими личностные особенности человека с драгоценными камнями. Подобно индусам, считавшим, что кристаллы несовершенной формы приносят несчастье их владельцу, Рескин видел в этих кристаллах знак «врожденной безнравственности», если здесь можно использовать это выражение. О кристаллическом соединении такого типа он писал следующее:
   «Непрозрачный, с грубой поверхностью и зубчатыми краями, искривленный кристалл ясно представляет человеческий образ дряхлости и бесчестья. Но самым худшим проявлением упадка и беспомощности является другой кристалл-паразит, меньшей формы, такой же нездоровый, вросший корнями в большой, проросший насквозь и вылезший с другой стороны или снизу в направлении, противоположном большому кристаллу. Это различие между кристаллами проявляется и в отношении чистоты субстанции. Нечистота последнего – в его воле или недостатке воли».

Глава 3
ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ СПЕЦИАЛЬНЫХ КАМНЕЙ В КАЧЕСТВЕ ТАЛИСМАНОВ[25]

АГАТ
   Автор поэмы «Литика» отмечает достоинства агата в следующих строках:
Украшенный им, ты завоюешь сердце женщины
И убеждением желаемого добьешься;
И если у людей что-либо просишь ты, домой вернешься,
Празднуя исполнение всех своих желаний.

   Эту идею высказал Марбодий, епископ Реннский, в XI веке. Он писал, что агаты делают своих носителей красноречивыми и приятными в общении, а также шлют им милость Божью. Другие свойства перечисляются Камилло Леонарди, заявляющим, что эти камни несут победу и силу своим владельцам, а также отводят гром и молнию.
   Агат, обладая прекрасными качествами, оберегающими носителя камня от всех напастей, был наделен большим сердцем и способностью преодолевать все земные препятствия; в этой последней прерогативе содержался, вероятно, и секрет его популярности. Одни из таких чудотворных агатов были черными, с белыми прожилками, другие – полностью белыми.


   Украшения из агата даже считались лекарством от бессонницы, навевавшим приятные сны. Несмотря на эти предполагаемые достоинства, Кардани[26] был убежден, что ношение этого камня приводит ко многим неприятностям, которые он никак не мог объяснить своей виной или ошибкой. Тогда он прекратил пользоваться агатом, хотя и утверждал, что этот камень заставлял владельца действовать более благоразумно. Как выяснилось, Кардани проверял талисманные свойства различных камней, пользуясь ими по очереди и отмечая степень своей удачи или неудачи. Следуя этому методу, он, по-видимому, пришел к положительным результатам, но ему не удалось осознать того, что на самом деле никакой реальной связи между камнями и их предполагаемыми воздействиями не существует. В другом трактате автор более благосклонен к агату, заявляя, что те, кто носит его, становятся умеренными, сдержанными и предусмотрительными; поэтому агат весьма полезен тем, кто решил разбогатеть.
   В соответствии с текстом, сопровождающим любопытное издание, опубликованное в Вене в 1709 году, привлекательные свойства так называемого кораллового агата предлагалось использовать в дирижабле – изобретении одного бразильского священника. Над головой авиатора располагалась железная сетка, к которой прикреплялись большие коралловые агаты. Предполагалось, что они смогут поднять дирижабль в воздух, когда под воздействием тепла солнечных лучей камни обретут магнитную силу.
   Основная подъемная сила осуществлялась бы огромными магнитами, размещенными в двух металлических сферах; не объяснялось лишь, как должны работать сами магниты.
   В середине прошлого века спрос на агатовые амулеты в Судане был так велик, что огромные предприятия по распилке и обработке агата в Идаре и Оберштайне, Германия, были почти целиком заняты выполнением заказов для этой торговли. В основном для производства амулетов использовались коричневые или черные агаты с белым кольцом – символом глаза – в центре. Считалось, что эти амулеты нейтрализуют власть дурного глаза или являются эмблемой всевидящего ока духа-хранителя. Спрос на эти амулеты затем значительно упал, но в момент наивысшего подъема отдельные фирмы экспортировали их ежегодно на сумму до 40 000 талеров (30 000 долларов), и даже в наше время объем торговли этими предметами остается значительным. Существование моды на амулеты подтверждается и тем, что, пока на западном берегу Африки носили красные, белые и зеленые амулеты, в Северной Африке спросом пользовались только белые камни.
АЛЕКСАНДРИТ
   Одним из камней-талисманов, которые приобрели свою славу уже в наши дни, является александрит, разновидность хризоберилла, найденная в России, в районе Урала. Открытие этой разновидности было приурочено в 1831 году к тринадцатилетию Александра II (впоследствии престолонаследника), в честь которого минералог Норденскельд и назвал этот камень. Сам камень редко весит более 1–3 карат и обладает ярко выраженным плеохроизмом,[27] меняя свою окраску от изумрудно-зеленого до великолепного красного. На Цейлоне находили камни и гораздо большего размера, некоторые – весом более 60 карат каждый; цвета – ближе к бутылочно-зеленому, которые ночью становятся еще темнее, чем русские камни. Такие камни исключительно редки. Так как красный и зеленый являются национальными русскими цветами, александрит стал любимцем россиян и считался в этой стране камнем доброго знамения. Красота этого камня, однако, столь велика, что его слава отнюдь не ограничивается Россией, и он так же высоко ценится в других странах.
АЛМАЗ
   Алмаз для жемчужины как солнце для луны – и мы вполне можем назвать один из них «камнем-королем», а другую «камнем-королевой». Алмаз, как рыцарь, яркий и стойкий, – эмблема бесстрашия и неуязвимости; жемчужина, как дама старых времен, чистая и прекрасная, – эмблема скромности и чистоты. Таким образом, кажется вполне понятным, что жемчужины должны сочетаться с алмазами. Достоинства, приписываемые этому камню, почти все основываются или на его непреодолимой прочности, или на прозрачности и чистоте. Считалось, что он приносит победу своему владельцу, наделяя носителя высшей силой, мужеством и отвагой. Марбодий пишет, что этот магический камень великой силы служил для отвода ночных призраков. С этой целью его оправляли в золото и носили на левой руке. По словам святой Хильдегарды,[28] величайшее достоинство алмаза признано даже дьяволом, большим врагом этого камня, так как последний оказывал сопротивление его власти днем и ночью. Руэ в своей книге «О драгоценных камнях», вышедшей в 1566 году, называет алмаз «камнем примирения», так как он усиливает любовь мужа к жене. Кардани придерживается более пессимистического мнения о качествах алмаза:
   «Считается, что он лишает носителя счастья; его влияние на разум подобно влиянию солнца на глаза, оно больше туманит, чем укрепляет взор. Да, он дает бесстрашие, но ничто не содействует нашей безопасности более, чем осторожность и страх, так что лучше бояться».
   Алмаз зачастую ассоциировался с молнией и считался иногда обязанным своим происхождением грому и молнии. Но мы не припоминаем, что встречали где-либо еще утверждение, похожее на приведенное в анонимном итальянском манускрипте XIV века, о том, что при громе и молнии алмаз способен расплавляться или разрушаться. Конечно, вполне логично, что сила, способная создать камень, способна его и разрушить. Тот факт, что алмаз при высокой температуре может полностью расплавиться, в XIV веке Европе был неизвестен, поэтому, скорее всего, вера в разрушительную силу электричества возникла из поэтических фантазий или предрассудков, а совсем не из концепции истинной природы алмаза.
   В Талмуде мы читаем о камне, предположительно алмазе, который носил один из высших священнослужителей и который описал святой Епифаний. Этот камень служил для определения вины или невиновности обвиняемого в преступлении; если тот был виновен, камень мутнел, если же нет – он сверкал ярче прежнего. Об этом свойстве писал и Джон Мандевилль:[29]
   «Часто случается, что алмаз теряет свои свойства, когда тот, кто носит его, грешен или невоздержан».
   Индусы классифицируют алмазы в соответствии с четырьмя кастами. Алмаз брамин дает власть, друзей, богатство и удачу; кшатрий – отдаляет приближение старости; алмаз вайшья приносит успех; а шудра – всевозможное счастье. С другой стороны, в трактате «Буддхабхатта» о драгоценных камнях написано:
   «Алмаз, часть которого цвета крови или запятнанный кровью, вскоре принесет смерть своему владельцу, будь он хоть палачом».
   Арабы и персы, так же как и современные египтяне, соглашаются с приписываемой алмазу силой приносить счастье; Рабби Бенони, мистик XIV века, рассказывая о магических свойствах камня, утверждает, что он рождает сомнамбулизм и как талисман так сильно притягивает влияние планет, что делает носителя неуязвимым; говорится также, что алмаз может вызвать спиритический экстаз. Алхимик того же столетия Пьер де Бонифас полагал, что алмаз делает носителя невидимым.
   Интересная выдумка, широко распространенная в отношении многих камней, наделяет алмаз полом. Поэтому неудивительно, что эти камни считались наделенными репродуктивной силой. В этой связи сэр Джон Мандевилль писал:
   «Они растут вместе, мужской и женский камень, и питаются росой небес; они порождают сообща маленьких деток, которые размножаются и растут весь год. Я часто проводил эксперимент: клал рядом с алмазом немного другой горной породы и часто смачивал их майской росой. С каждым годом камни росли, и маленький становился большим».
   Следующие строки – из перевода знаменитой орфической поэмы, написанной во II веке н. э. Они свидетельствуют о том, как высоко ценился алмаз в те времена:
Не сможет причинить вреда сглаз тому,
Кто будет носить алмаз как украшение.
Ни один монарх не попытается перечить его воле,
И даже боги будут выполнять его желания.

   Возможно, это относится к бесцветному корунду, так называемому белому сапфиру, или кварцу, так как древним вряд ли был известен алмаз.
   Древнеиндийский трактат «Буддхабхатта» о драгоценных камнях утверждает, что алмаз брамин должен иметь белизну горного хрусталя; кшатрий – коричневый оттенок заячьего глаза; вайшья – очаровательный цвет лепестков цветка кадали, а шудра – блеск отполированного лезвия. К исключительно королевским камням мудрецы относили только два вида цветных алмазов: один – красный, как коралл, и другой – желтый, как шафран, хотя в королевских украшениях могли использоваться алмазы и других оттенков.
   Типичный алмаз описывается в трактате о драгоценных камнях:
   «Шестиконечный алмаз чистый, без пятен, с острыми краями, великолепной формы, светлый, с идеальными гранями, без дефектов, освещающий пространство своим огнем и отражающий радугу – такой алмаз нелегко найти на земле».
   По распространенному поверью, приведенному в «Книге о природе» Конрада фон Мегенберга, талисманная сила алмаза утрачивалась при покупке камня – его свойства сохранялись, лишь когда камень получали в подарок. То же относилось и к бирюзе. Полагалось, что дух, обитающий в камне, оскорбляла идея его купли или продажи и он покидал камень, не оставляя после себя ничего, кроме безжизненной материи, но если алмаз или бирюза являлись даром любви или дружбы, дух с удовольствием переносил свои свойства от одного владельца к другому.
   В новом издании вавилонского Талмуда говорится о еврейском раввине, который время от времени пытался оживить свои проповеди по ритуальным и юридическим вопросам, рассказывая «интересные истории». Одну из них можно привести в качестве примера дикой неправдоподобности этих рассказов и веры в исключительные магические свойства алмаза:
   «Р. Иегуда из Месопотамии обычно рассказывал: однажды, находясь на борту корабля, я увидел алмаз, вокруг которого обвилась змея, и отправил за ним ныряльщика. Змея открыла рот, угрожая проглотить корабль. Неожиданно прилетел ворон, клюнул гадину – и вся вода вокруг обернулась кровью. Другая змея, ухватив алмаз, положила его на останки первой, и та ожила и снова стала угрожающе открывать рот. Прилетела вторая птица, клюнула змею снова в голову, схватила алмаз и уронила его на корабль. У нас в провианте были засоленные птицы, и мы решили проверить, сможет ли камень оживить их. Мы положили на птиц алмаз, и они, взмахнув крыльями, улетели вместе с камнем».
   Говорят, что первые алмазы, увиденные европейцами в Южной Африке, были найдены в кожаном мешке шамана. Хотя в Африке большие камни или куски породы обычно служили предметом поклонения – фетишем, к ним можно отнести и маленькие камешки, завернутые в цветные лоскутки и носимые на шее. В некоторых компетентных источниках утверждается, что эти алмазы были игрушками детей буров. Аль-Казвини рассказывает следующую чудесную сказку о Долине алмазов:
   «Аристотель[30] говорит, что никто, кроме Александра, никогда не достигал места, откуда берутся алмазы. Это долина в земле Хинд. В ее глубины не может проникнуть взор человека; там водятся невиданные змеи, при взгляде на которых человек умирает. Однако они сильны, только пока живы, а после смерти теряют свою власть. Полгода там стоит лето, а полгода – зима. И приказал Александр принести железное зеркало к тому месту, откуда появляются змеи. Приблизившись к зеркалу, змеи падали замертво, увидев свое отражение в нем. Александр пожелал достать алмазы из долины, но никто не осмеливался спуститься туда. Тогда он собрал мудрейших, и они посоветовали ему бросить в долину куски сырого мяса. Полководец так и поступил, и камни прилипли к мясу. На него слетелись птицы и вынесли куски в своих когтях из долины. Затем Александр приказал своим людям следовать за этими птицами и собирать то, что упадет с мяса.
   Другой писатель утверждает, что рудники со смертоносными змеями были в глубоком ущелье в горах Цейлона. Когда люди хотели достать алмазы, они бросали в ущелье куски мяса, которые хватали грифы и выносили на край ущелья. Там прилипшие алмазы и оставались. Некоторые из них были размером с чечевицу или горошину. Самые большие экземпляры достигали величины половинки боба».
   В версии сказки Тейфаши,[31] в седьмом путешествии Синдбада-морехода, говорится, что самые красивые корунды были намыты ручьями, стекающими с пика Адама на острове Цейлон. Однако во время засухи этот источник иссяк. Но на вершине горы было много орлиных гнезд, и искатели драгоценных камней стали разбрасывать куски сырого мяса у подножия горы. Орлы хватали пищу и несли в свои гнезда, но были вынуждены время от времени садиться, чтобы отдохнуть. Куски мяса лежали на скале, и некоторые корунды прилипали к ним. Когда птица, схватив мясо, снова взлетала, камешки отваливались и скатывались с горы вниз.
   Истоки этих часто повторяющихся сказок, по объяснениям доктора Валентина Болла, лежат в индусском обычае жертвоприношения скота при открытии новых рудников, когда на месте оставляют куски мяса для духов-хранителей. Так как это мясо вскоре уносится птицами, возникла легенда о таком способе добычи алмазов. Как пишет доктор Болл, эти обычаи до сих пор живы в некоторых районах Индии.
   Влияние, оказываемое индусскими суевериями на самых просвещенных европейцев наших дней, может подтвердить тот факт, что одаренная примадонна, мадам Метерлинк, жена выдающегося европейского поэта, призналась, что носит бриллиант на лбу, так как ее муж считает, что он приносит удачу владельцу. Это украшение на лбу очень характерно для индусов и пользуется в Индии особой популярностью.
АМЕТИСТ
   В XV веке кроме особого и традиционного свойства аметиста излечивать пьянство этому камню приписывалось и много других достоинств. По Леонарди,[32] он обладал властью изгонять злые мысли, развивать ум, наделять человека проницательностью в делах. Аметист, носимый персоной, отрезвлял ее, и это касалось не только любителей часто пропустить стаканчик, но и сгорающих от страстной любви. Наконец, аметист оберегал солдат от ранений, способствовал победе над врагом и очень помогал охотникам на диких зверей. Как и многие другие камни, он обладал властью защищать носителя от заразы, о чем повествует средневековый трактат «Сад здоровья», написанный Иоганном де Кубой и изданный в Страсбурге в 1483 году.[33]
   Во французской поэзии существует красивая легенда об аметисте. Бог Вакх, обиженный пренебрежением к своим страданиям, решил отомстить за себя и заявил, что первый человек, которого он встретит, будет брошен на растерзание тиграм.
   Парки[34] решили сделать этой жертвой красивую и чистую девушку по имени Аметис, которая готовила себя к служению в храме Дианы. Когда свирепые звери бросились на девушку, она стала молить богов. Те спасли ее от растерзания, превратив в чистый, белый камень. Узнав о чуде и раскаявшись в своей жестокости, Вакх пролил виноградный сок на окаменевшее тело девушки, что придало камню прекрасный фиолетовый оттенок, чарующий и поныне взгляд своего владельца.
   Из различных описаний этого камня древними авторами следует, что он является одной из разновидностей розового альмандина, или индийского граната, и вполне правдоподобно, что и название аметиста происходит от его предполагаемой способности оберегать от пьянства. Если налить воду в сосуд, изготовленный из красноватого камня, жидкость будет напоминать вино и может быть выпита с удовольствием.
АТЛАСНЫЙ ШПАТ (ГИПС)
   Разновидность фиброзного гипса – с длинными и продольными прожилками – известна как атласный шпат. Этот материал часто распиливается округло или в виде кабошона, поперек прожилок; иногда ему придают форму бусин или капель и вставляют в серьги, ожерелья и броши-булавки. Находят его в основном в России, Англии или в других странах, а обрабатывают в Англии или России. Некоторые из камней вставляются в латунь, с позолотой или без. Такие камни продаются как «камни удачи» на Ниагаре. Утверждается, что атласный шпат с большим риском добывается из-под самого водопада, так как случайно в этих местах находили небольшие залежи этого вида гипса.
   Время от времени небольшие партии этого материала отправляли в Японию, так как японцы ценят его чистоту и свойства, подобные свойствам тигрового глаза. Он достаточно дешев и в то же время очень мягок. Его можно поцарапать ногтем. Камень из России, золотисто-желтого или оранжево-розового цвета, используется в различных орнаментах и имеет распространенную форму яйца. Предметы из него зачастую дарят на Пасху. Этот же материал известен и в Египте, и ему придается та же форма яйца в украшениях – так называемые «яйца фараона», правда, какого же именно фараона, не указано. Их считают приносящими удачу и защищающими от зла.
БЕРИЛЛ
   Арнольд Саксонский, XIII век, после перечисления всех достоинств берилла Марбодием, Эваксом и Исидором добавляет, что этот камень помогает в борьбе против врагов и в ссоре; носитель его становится непобедимым и в то же время дружелюбным, приобретает живость ума и исцеляется от лени. В древнем немецком переводе трактата «Свойства редкостей» Томаса де Кантимпре говорится о том, что берилл вновь пробуждает супружескую любовь.
БИРЮЗА
   Хотя и существует тенденция приписывать определенные качества, свойственные одному камню, другим, похожим на него по цвету или виду, некоторые камни считаются обладающими уникальными качествами, характерными только для них. Пример тому – бирюза. С давних времен этот камень был известен в Египте, затем описывается Плинием под названием callais. Для Плиния и для тех, кто позднее черпал свою информацию из его источников, бирюза оставалась камнем с общими свойствами голубых и зелено-голубых камней. Но с XIII века, когда впервые стало употребляться название «бирюза», мы читаем, что камень обладает силой защищать носителя от травм при падении, в основном с лошади; затем и от падения со зданий или даже в пропасть. В авторитетном источнике XIV века сэра Джона Мандевилля «Лапидарии» говорится, что бирюза защищает лошадей от болезненных последствий, когда при перегреве они пьют холодную воду. Поэтому турки часто прикрепляют эти камни как амулеты к уздечкам или на лоб лошадям. В том же качестве их используют в Самарканде и Персии. Мы с уверенностью можем предположить, что на Востоке бирюза использовалась как «лошадиный амулет», и вера в ее способность защищать от падения основывается на том, что камень укрепляет силы и выносливость лошади. Так как лошадь часто считается символом солнца в его быстром движении по небу, небесный оттенок бирюзы тоже ассоциируется с лошадью. Правдоподобие этого мы можем лишь осмелиться предположить.
   Ранние упоминания о способности бирюзы защищать от падения присутствуют и в «Книге о камнях» Вольмара: «Тот, кто владеет бирюзой, оправленной в золото, пока камень находится с ним, не повредит ног при падении, где бы он ни шел, ни ехал».
   Ансельм де Боот, придворный врач императора Рудольфа II, рассказывает историю о бирюзе. После 30 лет обладания этим камнем один испанец выставил его на продажу наряду с другой собственностью. Все очень удивлялись, обнаружив, что камень полностью потерял цвет. Несмотря на это, отец де Боота купил его за смешную цену. Вернувшись домой, стыдясь, однако, носить такой камень, он отдал его сыну со словами: «Поскольку достоинства камня проявляются, только когда он подарен, я хочу проверить это с твоей помощью». Не оценив достоинств подарка, сын гравировал его как обычный агат и сделал из него печать. Через месяц, однако, цвет камня восстановился, и с каждым днем он становился лучше и лучше. Поверив в этот рассказ, мы можем иметь уникальный пример возможности восстановления бирюзой утерянного голубого оттенка.
   Спустя некоторое время качества бирюзы де Боота были подвергнуты проверке. Когда он возвращался в Богемию из Падуи, где только что получил ученую степень, то был вынужден проезжать ночью узкой и опасной дорогой. Внезапно его лошадь споткнулась, и он тяжело упал на землю. Странно, но ни лошадь, ни наездник не получили и царапины. На следующее утро, умываясь, де Боот заметил, что четвертушка камня отломилась. Однако камень не потерял своих свойств. Еще через какое-то время он, поднимая очень тяжелую жердь, почувствовал острую боль; решив, что сломал ребра, он очень испугался. Вскоре выяснилось, что кости не пострадали – это было лишь сильное растяжение. Однако, взглянув на бирюзу, он заметил, что камень раскололся надвое.
   К особым свойствам бирюзы относили способность ее отбивать точное время, если подвесить камень на нитке и держать двумя пальцами рядом со стеклом. Де Боот утверждает, что он с успехом проделывал этот эксперимент, но склонен относить это скорее к подсознательному влиянию человека – ожидание того, что камень будет отбивать определенное количество ударов, оказывает непроизвольное влияние на движение руки.
   В начале XVII века бирюза носилась исключительно мужчинами. Так, де Боот в 1609 году пишет, что считалось почти неприличным, если на руке у мужчины не было перстня с красивой бирюзой. Женщины, однако, редко носили этот камень. Этот обычай был особенно моден среди путешествовавших в то время на Восток англичан.
   Персы высоко ценили красоту и силу бирюзы – их национального камня. У них есть поверье: чтобы избежать зла и обрести добрую судьбу, человек должен увидеть отражение новой луны на лице друга, на Коране или на бирюзе, поставив, таким образом, камень в один ряд с наиболее ценными понятиями. Возможно, следует понимать это поверье так, что, имея хорошего друга, святую книгу или бирюзу, можно получить защиту от всего плохого.
   В рудниках Лос-Серильос, Нью-Мексико, бирюзу добывают следующим образом: разводят большие костры на породе, камень разогревается, затем его окатывают холодной водой, и при резкой смене температуры камень раскалывается. Некоторые фрагменты из этого региона обработаны в виде различных амулетов, называемых здесь малакатес. Религиозное обожание, с которым относятся к бирюзе многие из индейцев Нью-Мексико, было отмечено майором Хайдом, исследовавшим этот регион в 1880 году. Так, некоторые индейцы из Санто-Доминго, Нью-Мексико, выражали явное недовольство добычей бирюзы из старых шахт, так как считали ее священным камнем, которым не достоин обладать никто, кроме тех, чьим богом является Монтесума.
   Руины, называемые Лос-Муэртос, в девяти милях от города Темпе, Аризона, сохранили особенно интересный амулет работы Зуни. Это морская раковина, покрытая черным дегтем, в который мозаично инкрустированы бирюза и гранаты в форме жабы, священной эмблемы Зуни.
   Священное значение, которым наделяли этот камень, отражается в богатстве бирюзовых украшений, найденных в захоронениях Пуэбло-Бонито, обнаруженных Джорджем Пеппером в 1896 году в развалинах Чако-каньона в северной части Нью-Мексико. В одном из склепов было найдено около девяти тысяч бусин и подвесок из бирюзы. Это свидетельствует о том, что умерший принадлежал к знатному роду; по состоянию черепа можно утверждать, что он умер насильственной смертью. 1980 бусин на груди скелета, возможно, были ожерельем, расположение других бусин говорит о том, что это были браслеты, нити которых истлели от времени. Наиболее интересны из всех украшений серьги различных форм. В этой же могиле были найдены подвески в форме кролика, птицы, насекомого, человеческой ступни и ботинка. В других могилах было найдено почти шесть тысяч подвесок и бусин из бирюзы. Всего в этих захоронениях оказалось 24 932 бусины.
   Другой очень интересный предмет из Пуэбло-Бонито, имевший, вероятно, специальное церемониальное назначение и ценность, – корзинка из бирюзы – цилиндрическая корзина трех дюймов в диаметре и шести дюймов в длину, изготовленная из тонких лубков, покрытых каучуком, со вставленными 1214 маленькими кусочками бирюзы. Они расположены очень близко друг к другу и выглядят как мозаика, полностью покрывающая корзину. Легенды индейцев навахо содержат упоминания о «драгоценных бирюзовых корзинах», и господин Пеппер поднимает вопрос о том, нет ли здесь связи с корзиной индейцев Пуэбло.
   Апачи называют бирюзу duklij, что означает «голубой или зеленый камень», не делая различий между этими цветами. Этот камень высоко ценится за его талисманные свойства. Не имея в своем арсенале бирюзы, лекари не получали должного признания. Приписывание бирюзе свойств «грозового камня» возникает из поверья, что тот, кто дойдет до края радуги после грозы, в мокрой земле найдет бирюзу. Одно из предполагаемых свойств – помощь охотнику или стрелку в поражении цели, для чего бирюзу прикрепляли к ружью или луку, тогда оружие точно поражало мишень.
   Одной весьма известной в Лондоне даме приписывали способность восстанавливать утерянный оттенок бирюзы. По свидетельствам, ее часто вызывали друзья, дабы вернуть цвет поблекшему камню. Хотя восстановление цвета во многих случаях было скорее воображаемым, чем реальным, нет сомнений, что камень достаточно чувствителен к различным выделениям и может реагировать на состояние здоровья владельца. Автор полагает, что бирюза никогда не может восстановиться до первоначального состояния.
ГАГАТ
   Изделия из гагата находят в пещерах эпохи палеолита в Кесслерлохе, близ Таунгена (кантон Шаффхаузен, Швейцария). Материал (очевидно, из залежей в Вюртемберге) обработан кремневыми осколками. Как и янтарь, гагат относится к камням с талисманными свойствами. Считается, что украшения из него становятся частью души и тела носителя, защищая от зависти, сглаза и порчи. В Бельгии изделия из гагата также обнаружены в пещерах эпохи палеолита (происходящие, возможно, из Северной Лотарингии). Фрагменты были скруглены и просверлены, что может свидетельствовать об их использовании в качестве бус или подвесок. Ожерелья, браслеты и кольца из гагата были особенно популярны в качестве талисманов, поскольку их легко надеть так, чтобы они соприкасались с кожей.
   Гагат – один из материалов, используемых индейцами из Пуэбло для амулетов. Исключительно тонко изготовленная из гагата фигурка лягушки найдена в Пуэбло-Бонито в 1896 году господином Пеппером. Образ намного реалистичнее, чем другие фигурки такого типа, найденные в этом районе: глазки лягушки сделаны из бирюзы, а на шее висит бирюзовое ожерелье.
ГЕЛИОТРОП
   Считается, что гелиотроп, или кровавый камень, брошенный в воду, придает ей розовый оттенок, такой, что лучи солнца, падающие на воду, имеют сильный красный отблеск. Эта выдумка была преувеличена до такой степени, что данный камень наделялся способностью превращать само солнце в кроваво-красное, вызывать гром и молнию, дождь и бурю.


   Старинный трактат Дамигерона все это приписывает гелиотропу, добавляя, что он предсказывает погоду, вызывая дождь и «слышимые пророчества». Возможно, колдуны перед тем, как использовать камень в своих заклинаниях, наблюдали за небесами до тех пор, пока не появлялись признаки грозы. Затем они различными способами истолковывали звуки ветра и грома, чтобы дать подходящие ответы на вопросы о предстоящей погоде. Вполне понятно, что завывание ветра и другие шумы великой симфонии природы представлялись пророками и магами как членораздельная речь. Дамигерон заявляет также, что гелиотроп защищает умственные способности и физическое здоровье владельца, приносит ему уважение и почет, оберегает от обмана.
   В лейденском папирусе гелиотроп расписывается как амулет исключительно экстравагантных качеств:
   «Мир не имеет более великой вещи; если кто-то имеет ее, он получит все, о чем просит; она смягчает ярость царей и деспотов; и всему, что бы ни сказал ее обладатель, будут верить. Кто бы ни носил этот драгоценный камень, при произношении выгравированного на нем имени найдет все двери открытыми, все узы будут разорваны и каменные стены рухнут».
ГЕМАТИТ (КРАСНЫЙ ЖЕЛЕЗНЯК, КРОВАВИК)
   Свойства гематита описываются в древнем трактате о драгоценных камнях, написанном Азхалием Вавилонским для великого Митридата, царя Понтийского (умершего в 63 г. до н. э.). Правитель страстно любил драгоценные камни и владел огромной коллекцией оных, как резных, так и обычных. Азхалий, как цитирует Плиний в своей «Естественной истории», учил, что человеческие судьбы подвержены влияниям драгоценных камней, и утверждал, что гематит как талисман обеспечивает его владельцу благосклонность царей и удачное решение судебных дел. Это красный оксид железа с появляющимися при шлифовке красными прожилками. Его называют гематит, от греческого haima – «кровь». Как железная руда он ассоциируется с Марсом, богом войны, и считается бесценной помощью сражающимся на поле брани, если натереть им тело. Возможно, как и магнетит, он считается обеспечивающим неуязвимость.
   Высокое искусство индийских мастеров прекрасно демонстрируется в инкрустированном цилиндре из гематита, найденном в Пуэбло-Бонито на юго-западе США. Мозаика из бирюзы представляет цилиндр как условный образ птицы. Крылья отмечены бирюзовой инкрустацией, повторяющей изгиб цилиндра. К одному из его концов присоединяется голова из конического куска бирюзы. На этом конусе выгравирован рельеф маленькой птички. Эта высокохудожественная работа выполнена при помощи самых примитивных инструментов. Легко представить, что этот предмет, возможно амулет, очень высоко ценился и, скорее всего, был собственностью кого-то из вождей племени или сообщества.
ГИАЦИНТ
   Гиацинт рекомендовался в основном в качестве амулета для путешественников, благодаря своей репутации защитника от чумы, ран и травм – трех опасностей, которых больше всего боялись те, кто отправлялся в долгий путь. Более того, этот камень обеспечивал своему носителю радушный прием в любом месте, где он оказывался. Говорят, что гиацинт теряет свой блеск и бледнеет, если владелец или кто-либо из его ближайшего окружения заболевает чумой. В дополнение к этим свойствам, гиацинт увеличивает богатство владельца и наделяет его рассудительностью при ведении дел. Об этих свойствах пишут и Марбодий, и Кардани.
   Святая Хильдегарда, настоятельница монастыря в Бингеме (умершая в 1179 г.), дает следующие подробности правильного использования гиацинта: «Если кто-то заколдован призраками или магическими заклинаниями так, что потерял разум, он должен взять горячий ломоть чистого пшеничного хлеба и надрезать верхнюю корку в виде креста, не прорезая, однако, ее насквозь, – и затем провести камнем вдоль надреза, повторяя слова: „Господи, ты отбрасываешь все драгоценные камни от дьявола… отбрось от N всех призраков и все магические заклинания, освободи от боли этого безумия“.
   Затем человек должен съесть этот хлеб. Однако если его желудок слишком слаб, нужно использовать пресный хлеб. Вся остальная твердая пища, что дается больному, должна быть заговорена таким же образом. Говорят также, что от болей в сердце можно избавиться, если начертить крест на груди, повторяя слова, приведенные выше.
   Носящий гиацинт считался защищенным от молнии. Более того, даже восковой отпечаток образа, выгравированного на этом камне, мог отвести молнию от того, кто носил его. Это свойство камня было общепризнанным. С уверенностью провозглашалось, что в местах, где многие пострадали от молнии, среди тех, кто носил гиацинт, пострадавших не было ни одного. Таким же образом он охранял носителя от бубонной чумы даже в местах, где все было заражено этой болезнью. Третьим свойством была способность вызывать сон. Кардани говорит об этом следующее: он имел привычку носить достаточно большой гиацинт и заметил, что „камень, похоже, обладает слабо выраженной способностью навевать сон“. Объясняя эту особенность, Кардани добавляет, что причиной тому, возможно, не лучший сорт этого камня, а также золотистый его оттенок вместо ярко-красного.


   Популярную версию своего времени о происхождении горного хрусталя приводит святой Иероним,[35] используя слова Плиния, хотя и не ссылаясь на него: камень якобы образовался из воды, которая замерзла в темных горных пещерах, где температура была очень низкой, так что „камень на взгляд казался водой“.
   Причиной тому был, вероятно, тот факт, что камень чаще всего находили в горных ущельях или пещерах. Символически горный хрусталь показывал, что каждый прошедший с ним чрез церковные врата имеет незапятнанную репутацию и чистую веру.
   Китайский император Ву посвятил себя службе богам и бессмертным духам. Он построил множество зданий для религиозных целей, и все двери этих строений были сделаны из белого горного хрусталя так, что поток света проникал внутрь зданий. Хотя в китайских текстах этот материал называется горным хрусталем, есть основания полагать, что это было стекло, так как оно в то время уже появилось в Китае.
   В отношении того же „горного хрусталя“ рассказывают смешную историю. Муан-Фен, один мандарин, который очень боялся сквозняков, однажды был принят при дворе одного из китайских императоров. Двери приемной были из горного хрусталя и плотно закрыты, но из-за прозрачности материала казались открытыми настежь, и император был очень удивлен, заметив, что Муан-Фен дрожит от холода, хотя в комнате было достаточно тепло.
   Исключительно тонкий образец работы ацтеков – череп из горного хрусталя. Он весит более 475 тройских унций и насчитывает более 8 дюймов в ширину.
ЖАД
   Жад – общий термин, применяемый для обозначения двух разных минералов, поделочных камней – жадеита и нефрита. Первый – силикат магнезии, невероятно твердое вещество, имеющее показатель 6,5 по шкале жесткости, тогда как жадеит, силикат алюминия, имеет более выраженную кристаллическую структуру и жесткость 7. Разновидность изумрудно-зеленого цвета китайцы называют „перьями зимородка“, а также императорским жадом.
   Оригинальная форма китайского иероглифа „пао“, означающего „драгоценный“, состоит из очертания дома, в котором заключены символы бусин жада, раковины и глиняного кувшина. Это показывает, что в очень ранние времена, когда начали использоваться эти иероглифы, китайцы уже собирали жад и использовали его для личных украшений. Старейшая форма идеографии слова „император“ появляется в виде символа нитки из бусин жада, который даже сейчас используется в Китае как знак высокого положения и авторитета.
   В Китае очень популярны амулеты из жада самых различных форм. Один, с изображением двух мужчин, называется „Два брата неземной любви“, и его часто дарят друзьям.
   Феникс из жада – любимое украшение молодых девушек, и его им дарят по достижении определенного возраста. Новобрачным дарят фигурку мужчины, сидящего верхом на единороге; это означает, что в скором времени у них появится наследник.
   Любовь китайцев к жаду настолько велика, что те, кто может позволить себе роскошь обладать им, всегда носят его с собой, считая, что, пока камень при них, какое-то тайное свойство его субстанции проникает в тело. Считается, что при ударе жад издает особый мелодичный звук, который китайскому поэту напоминает голос возлюбленной; жад называют концентрированной квинтэссенцией любви.
   Бабочка, вырезанная из кусочка жада, имеет в Китае особое романтическое значение, потому что китайская легенда гласит, будто юноша, стремясь поймать разноцветную бабочку, попал в сад богатого мандарина. Вместо того чтобы наказать юношу за нарушение границ частной собственности, мандарин выдал за него свою дочь. С тех пор фигурка бабочки символизирует счастливую любовь, а китайские женихи имеют обыкновение дарить своим невестам бабочек из жада.
   Китайское украшение из жада, призванное служить амулетом для ребенка, имеет форму, приближающуюся к форме висячего замка. Если его повесить ребенку на шею, он якобы связывает малыша с жизнью и защищает его от опасных детских болезней. Другой предмет из жада иногда используется в Китае на свадебных торжествах. Это чаша в форме петуха, из нее пьют оба, и жених и невеста. Форма этой вещицы вызвана легендой, согласно которой красивый белый петух, увидев, как его молодая хозяйка, часто ласкавшая его, в отчаянии от потери возлюбленного бросилась в колодец, прыгнул за ней и утопился, чтобы не разлучаться со своей хозяйкой.
   Среди великолепных китайских резных фигурок из жада в коллекции Вудварда есть любопытное символическое украшение, сделанное из редкого фей-шу-ию, полупрозрачного, яркого, изумрудно-зеленого жадеита, называемого „перьями зимородка“. Это украшение, выполненное в начале XVIII столетия и считающееся произведением Императорской нефритовой фабрики в Пекине, воспроизводит природную форму цитрина, так называемую „руку Будды“ с пальцевидными наростами, наводящими на мысль о происхождении этого странного названия. Китайцы считают его самой счастливой эмблемой, означающей одновременно и долгую жизнь, и достаток. Еще одним добрым предзнаменованием до настоящего времени считается резная фигурка летучей мыши, цепляющейся за листву, окружающую фрукт, так как китайский иероглиф „фу“ означает одновременно и летучую мышь, и счастье. Это лишний раз показывает, насколько мы отличаемся от китайцев: ведь в нашей расе летучая мышь всегда считалась дурным предзнаменованием.
   Хорошо известно, что между обычаями и привычками наиболее цивилизованных аборигенов Нового Света и древними египтянами есть множество аналогий. Одним из примеров можно привести обычай класть в рот умершего знатного человека кусочек чалчихуитл (возможно, жада) или другой зеленый камень, называя камень его сердцем. У бедняков для этих же целей использовался более дешевый камень тексаксоктли. В египетской Книге мертвых мы читаем о правилах, предписывающих класть полудрагоценный камень на мумию или в нее как символ сердца умершего. Объяснение, почему для этих целей древние мексиканцы брали именно зеленые камни, госпожа Зелия Нуталль находит в двух значениях слова на языке науатль – xoxouhqui-yollotl, означающего обычно „свободный человек“, а в литературе – „свежесть“ или „чистое сердце“. Таким образом, камень был символом положения умершего и его сердца. Жады часто находили разрезанными на несколько частей, что свидетельствует об их высокой стоимости. По предположениям доктора Эрла Флинта, вождь отрезал кусочек жада, который носил как отличительный знак своего положения, даря его как украшение или амулет умершему родственнику.
   Некоторым погребальным жадам, то есть тем амулетам, которые хоронились вместе с мертвыми, давали название han-yu, или ротовой камень, так как его клали в рот умершего, дабы защитить его. Метрополитен-музей в Нью-Йорке хранит коллекцию из 279 образцов жада, найденных в китайских захоронениях в последние пять-шесть лет и подаренных музею господином Самюэлем Ф. Петерсом. Цвет этих камней не очень привлекателен, поскольку в результате воздействия продуктов распада и других химических веществ из могилы в течение тысячи и более лет на них появились бурые пятна.
   Использование китайцами жадов так разнообразно и восхищение их свойствами так велико, что они наделяют жады еще и музыкальностью. Из набора продолговатых пластинок из этого камня одинаковой длины и ширины, обычно около 1,8 фута длины и 1,35 фута ширины, числом от 12 до 24, при постукивании по ним извлекают гармоничный перезвон; различие нот зависит от разной толщины отдельных пластинок. „Каменный перезвон“, использовавшийся при дворе и в религиозных церемониях, состоял из 16 недекорированных камней, а те, что были известны как певческие, состояли из 12–24 пластинок причудливых резных форм. Это использование жада в качестве музыкального инструмента уходит корнями в глубокое прошлое Китая. Говорят, что Конфуций, очень обеспокоенный бесплодностью своих попыток изменить мораль современников, находил утешение в игре на „музыкальном камне“. Крестьянин, услышавший его мелодию, воскликнул: „Действительно переполнено печалью сердце того, кто так колотит по музыкальному камню!“
   Украшения из жада высоко ценились маори из Новой Зеландии и назывались хей-тики (резной нашейный амулет). Украшения этого типа представляли собой грубое, гротескное изображение человеческого лица или органов и в основном считались схематическим образом далеких предков. Голова часто склонялась вправо или влево, а очень большие глаза, иногда сделанные из перламутра, смотрели искоса, под углом 45 градусов. Эти украшения были не только памятниками, но и связующим звеном между великими предками, когда-то носившими их, с потомками, удостоившимися чести владеть этой семейной реликвией. Если род вымирал, последний представитель обычно завещал похоронить с собой бесценную реликвию, дабы она не попала в чужие руки. Жад, известный у маори как пунами (зеленый камень), был такой редкостью, что для нахождения его обычно прибегали к помощи тохунга – колдуна. Отправляясь на поиски этого камня, искатели брали его с собой, и, когда они доходили до места, где, по его мнению, должен быть камень, он уединялся и впадал в транс. Очнувшись, он рассказывал, что встретил человека, указавшего ему место, где лежит жад, и отводил искателей туда. Обычно там и находили какое-то количество камней. Естественно предположить, что предварительно колдун убеждался сам в наличии жада именно в этом месте. Камень называли именем человека, дух которого указал место, и придавали ему гротескную форму этого человека. Легко понять почтение, с каким относились к такому камню. Он был не только семейной реликвией, но ценился и из-за своего таинственного происхождения. Когда глава семьи умирал, его хей-тики клали вместе с ним в могилу, но через некоторое время камень изымался ближайшим наследником мужского пола. Если такового не было, камень оставался в могиле. Доказательством особых качеств, приписываемых этому камню, служат внутри– и межплеменные распри за право обладать им.
   Без сомнения, камень носил имя человека, образ которого он представлял в самых общих чертах, поскольку этот образ в основном определялся естественной формой камня, которая медленно и терпеливо доводилась до совершенства. Вероятно, из-за примитивности инструментов художника существовало убеждение, что природная форма камня отнюдь не случайна и имеет большое значение, поэтому нуждается лишь в уточнении и прояснении. Использование хей-тики маори прекратилось в начале прошлого века. Большое количество этих камней, собранных в Новой Зеландии, изготовлено 100–150 лет назад.
ЗМЕЕВИК
   Нынешние итальянские крестьяне полагают, что камешки зеленого змеевика защищают от укусов ядовитых тварей. Эти камни обычно зеленые, с белыми прожилками, а их название происходит от воображаемого сходства со змеиной кожей. В дополнение к его профилактическим свойствам предполагается, что, если человека укусило такое создание, приложенный к месту укуса камень вытянет яд. Но при этом, так же как при пользовании кораллом, камень не должен быть обработан человеческими руками. Однако вера, что прикосновение к змеевику любого железного инструмента, такого как, например, приспособление для огранки камней, разрушает волшебное действие субстанции, менее тверда, чем в отношении коралла.
ИЗУМРУД
   В трудах святого Епифания имеются сведения, что изумруд может предсказывать будущие события, но неизвестно, как это происходило: либо в камне появлялись видения, как в сферах из горного хрусталя или берилла, либо изумруд наделял владельца сверхъестественным ясновидением. Как разоблачитель истины, этот камень был врагом всякого колдовства и заклинаний, поэтому он пользовался большим уважением у магов, считавших, что все их искусство бесполезно, если поблизости находится изумруд.
   Марбодий пишет, что к этой сверхъестественной силе камня, делающей его своего рода пророком, можно добавить множество других свойств. Если кто-то желал усилить свою память или развить красноречие, обладание красивым изумрудом успешно помогало достичь этой цели. Люди, чьи сердца пронзала стрела Амура, находили в этом камне бесценного помощника, потому что он помогал определить искренность или неискренность клятв возлюбленной. Как ни странно, но изумруд, хоть и приписывался обычно Венере, часто считался врагом сексуальной страсти. Он проявлял большую чувствительность в этом вопросе. Альберт Великий рассказывает, что король Венгрии Бэла, обладавший кольцом с исключительно ценным изумрудом, однажды обнимал жену в то время, когда кольцо было у него на пальце, и камень раскололся на три части.
   Древнееврейская легенда гласит, что бог дал царю Соломону четыре драгоценных камня, одним из них был изумруд. Обладание четырьмя камнями наделило мудрого царя властью над всем сущим. Поскольку все эти четыре камня, вероятно, олицетворяли четыре стороны света и были, по-видимому, соответственно красного, синего, желтого и зеленого цвета, можно сделать вывод, что остальные три камня были карбункулом, ляпис-лазурью и топазом.
   Утверждая, что изумруд обостряет ум и ускоряет соображение, Кардани заявляет, что это сделало людей более честными, потому что „нечестность есть не что иное, как невежество, глупость и злоба“. Этот же писатель добавляет, что камень будто бы делает людей экономными, а следовательно, богатыми, но об этом он пишет очень скептически, основываясь на собственном опыте и опыте других. По его мнению, изумруд весьма слабо влияет на обогащение.
   Талисман-изумруд, когда-то принадлежавший монгольским императорам Дели, недавно демонстрировался в Европе. Камень ярко-зеленого цвета весит 78 карат. По краю надпись на персидском языке: „Тот, кто обладает этим талисманом, пребывает под особой защитой Господа“.
   Изумруд обострял ум, давал богатство и наделял способностью предсказывать будущее. Чтобы проявилось последнее свойство, его надо было положить под язык. Он также усиливал память. Альберт Великий пишет, что лучшими считались светлые камни, и легенда гласит, что их приносили из гнезд грифонов.
КАРБУНКУЛ
   Карбункул рекомендовали как средство, стимулирующее сердечную деятельность; в самом деле, его действие было настолько сильным, что он пробуждал во владельце гнев и страсть такой силы, что мог привести к апоплексии. Кроваво-красная окраска этого камня напоминает о том, что он использовался как символ божественной жертвы Христа на кресте. Однако этот камень иллюстрировал религиозные концепции не только в христианстве: Коран утверждает, что Четвертые небеса состоят из карбункула. В мифических фантазиях этому камню тоже отводилась своя роль: глаза дракона всегда сверкали, как карбункулы.
   Румфий[36] в описании коллекции древностей Амбойнша пишет, как в 1687 году один хирург рассказывал ему, что у одного из правителей острова Амболин видел карбункул, якобы принесенный змеей. Правитель, будучи еще ребенком, был положен матерью в гамак, подвешенный между двумя ветками дерева. В это время к нему сползла змея и уронила камень на его тело. В благодарность за этот подарок родители заботились и ухаживали за змеей. По описаниям, камень был теплого, переливающегося желто-красного цвета и сверкал так ярко, что темной ночью мог осветить комнату. Затем им завладел король Сиама.
КАРНЕОЛ (СЕРДОЛИК)[37]
Карнеол – талисман,
Приносит удачу взрослым и детям;
Если лежит он на земле оникса,
То несет след священного поцелуя.
Он отводит все злое,
Сберегает от воров:
Имя Аллаха, царя царей,
Высеченное на этом камне,
Приведет к любви и доблестным поступкам.
В женщину этот камень
Вселяет светлую надежду и уносит боль.[38]

   Гравер короля Альфонсо Х рекомендовал носить карнеол робким и тихоголосым, дабы этот камень придал им недостающее мужество и сделал речь этих людей уверенной и громкой. Все это основывалось на общей вере в стимулирующее и оживляющее воздействие красных камней.
   На карнеоле арабскими буквами гравировалась молитва для отвода зла, оберегающая носителя от проделок дьявола и зависти. В переводе она звучит так:
Во имя Бога Справедливого, самой Справедливости!
Я прошу тебя, о Боже, Царь Мира,
Бог Мира, избавь нас от дьявола,
Несущего нам зло и вред через плохих людей,
И от порока зависти.

   На всем Востоке люди очень боялись завистливых. Они считали, что зависть здоровью или богатству человека может повлечь за собой их потерю, и причиной того, что одни люди завидуют другим, является дьявол. Таким образом, ношение карнеола с молитвой оберегало владельца от завистливого глаза. Популярность карнеола как талисмана среди народов Мухаммеда обусловлена тем, что его на мизинце правой руки носил сам Пророк. Перстень с карнеолом служил Мухаммеду печатью. Один из самых знаменитых имамов, Джафар, приобрел свой авторитет благодаря вере в достоинства карнеола, так как был уверен, что все желания человека, носящего этот камень, будут удовлетворены. А в Персии на этом камне часто гравировалось имя одного из двенадцати имамов, включая Али и его преемников.


   Один армянский писатель XVII века сообщает, что в Индии верили, будто лал,[39] или прозрачный красный карнеол, при растирании в порошок и подсыпании в питье изгоняет все мрачные предчувствия и вызывает веселье.
   Карнеолу приписывались свойства, аналогичные бирюзе. Тот, кто носил его, оберегался от травм при падении стен или домов; писатель подчеркивает, что „ни один из тех, кто носил карнеол, не был найден в руинах домов или под обломками упавших стен“.
КОРАЛЛ
   Признание коралла украшением или амулетом, похоже, заранее предполагает некоторое развитие цивилизации, поскольку дикие племена предпочитали стеклянные украшения. Иногда даже делались безуспешные попытки выдать коралловые бусины за стеклянные, так как более дешевое блестящее стекло ценилось дороже.
   Люди, носившие с собой белый или красный коралл, усмиряли бури и безопасно пересекали широкие реки. Альберт Великий писал, что способность камня останавливать кровь, лечить сумасшествие и придавать мудрость доказана экспериментально.
   Коралл в течение двадцати веков или больше считался драгоценным камнем, но, чтобы использовать его в качестве амулета, его не следует подвергать обработке. В Италии для этой цели брались только камни, недавно собранные в море или выброшенные морем на берег. Чтобы коралл эффективно защищал от порчи и колдовства, его следует носить на видном месте, там, где яркий цвет делает его заметным; однако, если он случайно разобьется, отдельные кусочки теряют силу и магический камень прекращает свое существование, словно дух, живущий в коралле, куда-то бесследно исчез. Крестьянки, носящие кораллы для особых целей, тщательно охраняют их от глаз своих мужей, потому что считается, будто их талисман в определенные периоды светлеет, а вскоре обретает первоначальную окраску. Женщины также верят, что коралл разделяет с ними их недомогание. Все это служит доказательством того, что материал обретает или теряет жизненную силу в соответствии с обстоятельствами. Эта сила исчезает, когда разбивается форма. Эти верования объясняются анимистическими[40] представлениями первобытного человека.
ЛУННЫЙ КАМЕНЬ
   Считается, что лунный камень приносит счастье, а в Индии его почитают как священный камень. Его никогда не выставляют на продажу иначе, кроме как на желтой ткани, так как желтый – особенно священный цвет. Лунный камень высоко ценится как подарок возлюбленным, потому что считается, будто он возбуждает нежную страсть и наделяет возлюбленных силой читать свое будущее, хорошо оно или плохо. Однако, чтобы обрести эти знания, камень надо положить в рот во время полнолуния.
   Антуан Мизо[41] рассказывает о селените, или лунном камне, принадлежавшем его другу, великому путешественнику. Этот камень, размером примерно с золотой слиток, известный как „золотой нобль“,[42] но несколько толще, показывал увеличение или уменьшение яркости луны посредством белого пятнышка, становящегося больше или меньше в зависимости от фазы Луны. Мизо рассказывает, что, желая убедиться в истинности этого утверждения, он приобрел камень и наблюдал за ним в течение всего лунного месяца. Сначала наверху появилось белое пятнышко. Оно напоминало зернышко проса, постепенно увеличивающееся в размерах, которое передвигалось к центру камня, принимая форму луны в данный момент. Достигнув центра, оно приобретало форму полной луны, а потом начинало двигаться обратно по мере того, как уменьшалась луна. Владелец заявил, что он „посвятил этот камень молодому королю (Эдуарду VI), которого очень уважает за его знания редких и драгоценных вещей“.
ЛЯПИС-ЛАЗУРЬ
   В Египте и Вавилоне очень высоко ценили ляпис-лазурь, о чем свидетельствует использование ее ассирийского названия „укну“ в поэтических метафорах. Так, в гимне лунному богу Сину последний описывается как сильный бык с большими рогами и длинной летящей бородой, яркой, как ляпис-лазурь. Это сравнение напоминает гиацинтовые локоны из классической литературы.
   Ляпис-лазурь, голубой камень с маленькими золотистыми пятнышками, был средством от меланхолии и от четвертной лихорадки – перемежающейся лихорадки, приступы которой повторялись через каждые три-четыре дня.
МАГНЕТИТ
   Платон утверждает, что слово magnetis впервые было применено к магнетиту поэтом Еврипидом (480–406 до н. э.), обычно же этот минерал называли „геракловым камнем“. Названия связаны с Магнезией и Гераклеей, областями в Лидии, где находили этот минерал.
   Плиний Старший утверждает, что некий Магнес, пастух, обнаружил минерал, поняв, что гвозди его сандалий прилипают к камням на горе Ида.
   Также он пишет, что Птолемей Филадельфийский (309–247 до н. э.) решил воздвигнуть храм в честь своей сестры и жены Арсинои и позвал на помощь Хинократа, александрийского архитектора. Тот наметил внутри храма место для железной статуи Арсинои, которая должна была, по его замыслу, парить в воздухе без всяких опор.
   Однако ни египетский царь, ни архитектор не дожили до момента воплощения идеи. История о статуе, подвешенной с помощью сильных магнетитов, встроенных в пол, потолок и стены храма, пересказывалась в разных произведениях древних авторов. Конечно, реальных оснований эти предания не имели, так как идея, в общем, считается неосуществимой.
   Римский поэт Клавдий (V в.) рассказывает, что священники одного храма решили на глазах своей паствы разыграть драматический спектакль с участием двух статуй: Марса – из железа и Венеры – из магнетита. Во время празднества эти статуи поставили рядом, и магнетит притянул к себе железо. Клавдий живописует это так:
Священники подготовили свадебный пир.
Смотри! О чудо!
Вдруг в ее руках любимый муж:
Притягивается ее древним пылом,
Любовное дыхание распирает его грудь,
Он поднимается в воздух, ее любящие руки
Обвиваются вокруг его шлема,
И они соединяются в объятиях,
Притягиваемые мистической силой.
Летит к обручальному кольцу бог войны.
Магнит венчается со сталью;
Священные обряды свершает природа,
И небеса соединяют пару.

   В IV веке было широко распространено интересное поверье: если кусочек магнетита положить под подушку спящей жены, то можно узнать, добродетельна ли она.
   Впервые об этом упоминается в александрийской поэме „Литика“, которая в XIV веке была переведена на английский язык:
   „Магнетит мудр, как алмаз: если поместить его у изголовья целомудренной жены, она внезапно потянется обнять своего мужа; но, если она таит измену, страшное видение заставит женушку так же внезапно покинуть ложе“.
   Тот же автор пытается найти логическое объяснение еще одному поверью: если измельченный в порошок магнетит разбросать на тлеющие угли в четырех углах дома, его обитателям покажется, что дом рушится:
   „То, что казалось движением, происходило лишь в мыслях“.
   В классической литературе очарование очень красивой женщины иногда уподобляется притягательной силе магнетита. Лукиан[43] говорит, что, если такая женщина посмотрит на мужчину, она привлечет его к себе и уведет туда, куда хочет, как магнит притягивает железо.
   Этой же идее, вероятно, обязан своим существованием тот факт, что в нескольких языках название, даваемое магнетиту, говорит о том, что его особая сила предназначена демонстрировать симпатию одного минерала к другому. Это обычно считается чувством, которое французы определяют словом aimant, являющимся причастием от глагола aimer – „любить“. Однако некоторые этимологи настаивают на происхождении его от слова adamas, которое иногда используется в старолатинском языке для обозначения магнетита, хотя на самом деле оно обозначает алмаз. Безусловно, стоит заметить, что в двух столь различных языках, как санскрит и китайский, влияние этой идеи проявляется в названиях, даваемых магнетиту.
   На санскрите камень называется chumbaka, что значит „целующий“, а на китайском t’su shi – „камень любви“.
   Чин Цанкхи, китайский автор VIII века, писал, что „магнетит притягивает железо, как нежная мать зовет к себе своих детей“.
   Существует множество потрясающих легенд о подвигах Александра Великого, и в одной из них рассказывается, что греческий покоритель мира дал своим солдатам магнетит, чтобы он защитил их от коварства джиннов, или злых духов; магнетит не только притягивал железо, но и считалось, что он надежно защищает от колдовства и всех козней злых духов.
   В Восточной Индии раджа должен был иметь для коронации трон из магнетита: его магическая сила приносила власть, уважение и подарки властителю. Но магнетит ценится за свои талисманные свойства не только на Востоке, вера в него до сих пор процветает даже в некоторых частях США.
   В Магнитной пещере под Арканзасом было найдено большое количество магнетита, и подсчитано, что от одной до трех тонн ежегодно продается местным жителям для использования его в качестве колдовских камней в ритуалах вуду.
   Этот материал находили и на фермерских землях, вспаханных под посевы кукурузы. Куски магнетита бывают как размером с горошину, так и от десяти до двадцати фунтов весом; они попадаются в красновато-коричневой, вязкой почве; поверхность их ровная, коричневая, напоминающая гальку, отшлифованную водой.
   В июле 1887 года в Маконе, Джорджия, рассматривалось интересное дело: одна женщина судилась с колдуном, чтобы вернуть пять долларов, которые она заплатила за кусок магнетита с целью вернуть заблудшего мужа. Поскольку рыночная стоимость этого минерала составляла лишь семьдесят пять центов за пуд, а кусок был очень мал, весом всего несколько фунтов, судья приказал вернуть деньги.
МАЛАХИТ
   По какой-то трудновообразимой причине малахит считался талисманом, особенно подходящим для детей. Марбодий писал, что, если кусочек этого камня привязать к колыбельке ребенка, к ней не подойдут злые духи и ребенок будет спать спокойным, мирным сном.
   В некоторых частях Германии малахит делит с бирюзой репутацию камня, защищающего от опасностей (когда падает) и предупреждающего о грядущей беде (когда разбивается на кусочки).
   Малахит был хорошо знаком древним египтянам: малахитовые шахты между Суэцем и Синаем разрабатывались еще в 4000 году до н. э.
   На малахите обычно вырезалось изображение солнца. Такой камень становился мощным талисманом и защищал владельца от колдовства, злых духов и нападок недоброжелателей. Солнце как источник света обычно считалось смертельным врагом колдунов, ведьм и демонов, которые прекрасно себя чувствуют в темноте и ничего не боятся больше, чем яркого дневного света.
ОНИКС
   Говорят, что оникс, если его носить на шее, охлаждает любовную страсть. Кардани подтверждает, что его носят именно с этой целью во всех уголках Индии. Это поверье тесно согласуется со свойством, обычно приписываемым ониксу, а именно что он провоцирует разлад в семье и разлучает влюбленных.
   Тесный союз и одновременно странный контраст между черным и белым слоями камня в какой-то мере указывают на источник происхождения такого суеверия.
ПИРИТ
   Кристаллы железных пиритов (пирит, местный железный дисульфид) иногда используются индейцами Северной Америки как амулеты, а веру в их магическую силу доказывает их присутствие во всевозможных предметах, используемых шаманами в ходе своих ритуалов. Поскольку эти блестящие желтые кристаллы нередко принимают за золото, в народе их прозвали „дурацким золотом“.


   Из этого материала древние мексиканцы делали замечательные зеркала, одна сторона которых обычно гладко полировалась, а другая делалась сильно выпуклой. Нередко на этой стороне гравировали причудливые символические изображения, как в случае с пиритовым зеркалом из коллекции Пинара в музее на площади Трокадеро, Париж.
РУБИН
   На санскрите рубин имеет множество названий, и некоторые из них ясно показывают, что он ценился индусами гораздо выше других драгоценных камней. Например, его называют ratnaraj – „король драгоценных камней“ и ratnanayaka – „вождь драгоценных камней“; отдельную разновидность рубина называют padmaraga – „красный, как лотос“.
   Блестящая окраска рубина создает впечатление, что в этом камне горит негасимое пламя. Из этой фантазии следует утверждение, будто внутренний огонь нельзя скрыть, даже если завернуть его в тряпку или другой материал. Если рубин бросить в воду, он передает свое тепло жидкости и доводит ее до кипения. Темные звездчатые рубины считались „мужскими“ камнями, а остальные, посветлее – „женскими“. Все разновидности сохраняли физическое и душевное здоровье своего владельца, избавляя его от всех дурных мыслей. Они также контролировали любовные желания, рассеивали ядовитые пары и улаживали споры.
   В „Лапидариях“ Филиппа де Валуа говорится, что „книги предельно ясно говорят нам, что прекрасный рубин – король драгоценных камней; это драгоценный камень из драгоценных камней и превосходит по свойствам все драгоценные камни“. Во времена Марбодия (конец XI века) то же самое почетное место было предоставлено сапфиру. В „Лапидариях“ рубин называют „самым драгоценным из двенадцати камней, которые создал Бог, когда Он создавал все сущее“. По указанию Христа рубин повесили на шею Аарону, „рубин, называемый царем драгоценных камней, высоко ценимый, нежно любимый рубин, такой красивый со своей веселой окраской“.
   Как и алмазы, рубины также были поделены индусами на четыре касты. Настоящий восточный рубин был назван брамином, желтая шпинель – кшатрием, шпинель – вайшья, и, наконец, прозрачная шпинель – шудрой. Обладание padmaraga, или рубином-брамином, обеспечивало своему владельцу полную безопасность. Пока этот драгоценный камень находился при нем, он мог без страха сражаться со своими врагами и быть защищенным от превратностей судьбы. Однако надо тщательно заботиться о том, чтобы не допускать контакта рубина высшего класса с низшими экземплярами, так как это оказывает пагубное влияние на его чудодейственные свойства.
   Многие талисманные свойства рубина отмечены в трактате XIV века, приписываемом сэру Джону Мандевиллю. Там счастливого владельца сверкающего рубина уверяют в том, что он будет жить в мире и согласии со всеми людьми, не лишится ни своей земли, ни своего ранга и будет защищен от всех опасностей. Камень будет также охранять его дом, его фруктовые деревья и виноградники от повреждений, вызванных грозами. Все благотворные эффекты сохраняются наиболее надежно, если рубин, вставленный в кольцо, браслет или брошь, носить на левой стороне.
   Роскошный рубин, любимый камень в Бирме, где найдены самые лучшие экземпляры, ценится не только за красоту, но и за то, что он якобы придает неуязвимость. Однако чтобы достичь этой цели, считается недостаточным носить камень в кольце или другом украшении. Он должен был вживлен в тело и таким образом стать частью владельца. Те, кто носит рубин таким образом, верят, что они не могут быть ранены шпагой, мечом или из ружья.
САПФИР
   Дамигерон называл сапфир королевским камнем, утверждая, что короли носили его на шее как надежную защиту от неприятностей. Камень охранял носителя от зла и притягивал Божью благодать. Для королевских особ он вставлялся в браслеты и ожерелья. Священность камня основывалась на поверье, что Закон, данный Моисею на Горе, был выгравирован именно на сапфире. Хотя мы, вероятно, должны переводить здесь не „сапфир“, а „ляпис-лазурь“, все эти пассажи позже понимались как упоминания о настоящем сапфире, который не найден в виде кусков нужного размера.
   В XII веке епископ Реннский расточал похвалы этому прекрасному камню. Вполне естественно, что данный писатель делал особый акцент на использовании сапфира для украшения колец, так как именно в его время этот камень стали считать наиболее подходящим для церковных колец. Сапфир напоминал чистое небо, и могущественная природа наделила его такой великой властью, что он вправе называться „священным“ и „камнем камней“. Он разоблачал обман, поэтому маги ценили его более других камней за возможность слышать и понимать неясные пророчества.
   Традиционная вера в сапфир как противоядие упоминается Бартоломеем Английским, утверждавшим, что он видел доказательство его силы, подобно тому, что рассказывает Ахмед Тейфаши об изумруде. В версии Иоанна Тревизанского это звучит так:
   „Его свойство противно яду и подавляет его. Если вы положили в яд паука настоящий индийский сапфир,[44] яд внезапно потеряет свою силу и умрет, как говорит Псевдо-Диоскорид. Подобное я часто встречал в различных местах. Достоинства сапфира хранят и укрепляют зрение, очищают глаза“.
   Говоря о распространенной вере в то, что сапфир может менять настроение, Бартоломей Английский замечает, что камень популярен у магов, и добавляет: „Ведьмы очень любят этот камень, так как верят, что с его помощью могут творить чудеса“.
   Великолепный сапфир особого оттенка находился в музее Южного Кенсингтона, в Лондоне. При дневном свете он имел насыщенный синий цвет, а при искусственном освещении – фиолетовый оттенок и напоминал аметист. В XI веке этот камень находился в Польше. В своем рассказе „Прекрасный сапфир“ мадам де Жанлис использовала эту тему. Здесь сапфир применялся для проверки женской добродетели и менял цвет, указывая на неверность той, которая носила его. Если же владелица камня желала доказать свою невиновность, она должна была носить его в течение трех часов при дневном свете; в противном случае проверка длилась от первых лучей солнца до момента, когда зажигали свечи или лампы. Этот сапфир, известный как „Сапфир великолепный“, одно время находился в коллекции герцога Орлеанского, носившего во время Французской революции имя Филипп Эгалите.
   Звездчатый сапфир получается, если камень огранен в форме кабошона в горизонтальном направлении кристаллов. Тогда свет преломляется, образуя три луча, напоминающие звезду, которая движется в зависимости от перемещения источника света. Звездчатые сапфиры очень редко бывают синими, обычно – с легкой примесью: бело-голубой, серо-голубой, иногда – даже чисто-белый. Звезды в серо-голубых, серых и белых камнях часто очень отличаются, возможно, по причине большого числа разнообразных включений между кристаллами, по сравнению с ярко-синими камнями, кристаллическая структура которых придает им более специфический оттенок. Цейлонцы верят, что движущаяся звезда защищает от всевозможного колдовства, так же как в некоторых странах верят в глазчатый агат как средство от сглаза.
   

notes

Примечания

1

   Вуду – причудливое сращение религии и колдовства, магическая религия, распространенная на Гаити и Кубе. (Здесь и далее, кроме особо оговоренных случаев, примеч. пер.)

2

   Парацельс (настоящее имя Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм) (1493–1541) – высокообразованный врач, естествоиспытатель, философ, оккультист, алхимик. Подверг пересмотру древнюю медицину, впервые применил для лечения минеральные воды, препараты, содержащие ртуть, опиум.

3

   Выдумка о волшебном кольце, превращающем человека в невидимку, принадлежит Платону.

4

   Брат Альбертус – довольно известный современный алхимик-практик, автор нескольких книг по алхимии.

5

   Плиний Старший (23–79 н. э.) – римский писатель, ученый, перу которого принадлежит энциклопедия знаний античности, известная под названием «Естественная история». Погиб при извержении Везувия в 79 г. н. э.

6

   Гермес Трисмегист (трижды величайший) – имя божества, сочетающего в себе черты египетского бога мудрости и письма Тота и древнегреческого бога Гермеса. Иногда его считают человеком, сыном бога, современником библейского Моисея. Платон считал, что Трисмегист открыл числа, геометрию, астрономию и буквы. Христианский теолог Климент Александрийский приписывал ему авторство 42 трудов астролого-космографического и религиозного содержания. Его авторству приписывают и знаменитую «Изумрудную скрижаль».

7

   Дамигерон – древнегреческий историк и маг, автор трактата «О камнях», на который ссылаются более поздние авторы, например Марбодий.

8

   Солинус – древнеримский историк, живший в III в. н. э.

9

   Исидор Севильский (560–636) – испанский церковный деятель (с 600 г. архиепископ Севильи), писатель, автор «Этимологии» – своеобразной энциклопедии раннего Средневековья. Причислен к лику святых. Недавно святой Исидор Севильский избран папой римским покровителем Интернета.

10

   Святой Епифаний Кипрский (IV в.) родился в Финикии в бедной еврейской семье, принял христианство, получил хорошее образование. Впоследствии стал епископом в г. Констанца на Кипре.

11

   Альберт Великий (Альберт фон Больштедт) (1193–1280) – средневековый немецкий естествоиспытатель, философ, богослов, алхимик, астролог.

12

   Конрадфон Мегенберг (1309–1374) – немецкий энциклопедист, церковный деятель, автор «Книги природы», трактата «Плач церкви о Германии».

13

   Марк Теренций Варрон (116—27 до н. э.) – древнеримский ученый-энциклопедист, писатель. По свидетельству святого Иеронима, им написано около 70 научных работ в общей сложности в 600 томах. Занимался грамматикой, юриспруденцией, историей, искусством, историей искусств. Основными трудами считаются «Менипповы сатиры» в 150 томах, энциклопедия «Книга опыта», трактат «О сельском хозяйстве» и трактат «О человеческих и божественных древностях», по существу являющийся энциклопедией истории римского искусства. Многие из этих работ сохранились лишь фрагментарно.

14

   Эмерсон Ралф Уолдо (1803–1882) – американский философ, эссеист и поэт.

15

   Канробер Франсуа Сертен (1809–1895) – французский маршал, начавший свою карьеру в Алжире, где прослужил 20 лет. Участник Крымской войны 1853–1856 гг., где руководил французскими войсками под Севастополем, Австро-итальянской войны 1859 г., Франко-прусской войны 1870 г., где в сражении под Мецем попал в плен. Храбрость и воинские заслуги маршала ценили даже его враги. Так, в 1865 г. император Александр II наградил маршала орденом Святого Андрея Первозванного.

16

   Пандекты – своды решений древних римских юристов, имеющие силу закона.

17

   Электрум – сплав золота с серебром.

18

   Галатия – в древности страна в центральной части Малой Азии.

19

   Геката – в греческой мифологии первоначально богиня Луны, суда и искупления. С V в. до н. э. становится покровительницей зла, колдовства, душ умерших.

20

   Теофраст Эрезский (371–286 до н. э.) – знаменитый древнегреческий ученый, ученик Аристотеля, родом с острова Лесбос, из города Эреза. Прозван отцом ботаники, первым дал классификацию растений, изучал грибы.

21

   Лаодикия – античный город в Малой Азии на границе Лидии и Фригии.

22

   Чосер Джефри (1340?—1400) – видный английский поэт.

23

   Приспособление, предназначенное для закрепления ремня. (Примеч. авт.)

24

   Рескин Джон (1819–1900) – английский искусствовед, художественный критик, историк, автор работ по естествознанию, социальный реформатор. С 1869 г. профессор Оксфордского университета. Изысканный стиль и актуальность тем произведений Рескина почти две трети века приковывали внимание читающей английской публики.

25

   См. также памфлет автора «Фольклор о драгоценных камнях», прочитанный перед фольклорным конгрессом на Всемирной колумбовой выставке и описывающий коллекцию Кунца, выставленную в антропологическом зале. Эта коллекция находится теперь в Филдовском музее естественной истории, Чикаго.

26

   Кардани Джакомо (1501–1576), миланец, сын известного философа Фациуса Кардани, был великим математиком, физиком, оккультистом. В своей книге «De Subtilitate» описал встречу своего отца с семью странными посетителями, похожими на небесные создания.

27

   Плеохроизм – изменение цвета камня в зависимости от освещенности.

28

   Святая Хильдегарда (1098–1179) – основательница и аббатиса Бингемского женского монастыря Бенедиктинского ордена. Потомок древнего рыцарского рода. Женщина самых разнообразных дарований: теолог, философ, поэтесса, мистик, врач, знаток камней, художник, музыкант, композитор. Создатель первой в мире оперы «Игра сил». В настоящее время имеются около 30 компакт-дисков с записями церковных песнопений, положенных на ее музыку.

29

   Джон Мандевилль (предположительно 1300–1372) – вероятный автор популярных рассказов о путешествиях, занимался медициной и математикой. Из страсти к приключениям в 1327 г. пошел через Францию на Святую землю. Служил у египетского султана и якобы у китайского великого хана. После 34 лет скитаний вернулся на родину. Мандевилль – грубый литературный фальсификатор, побывавший лишь в Египте. Все рассказы о других странах списаны им с предшественников. Однако его творение было очень популярно и еще в XV в. было переведено на французский, английский, латинский, итальянский языки.

30

   Труд о драгоценных камнях, приписываемый Аристотелю, был сочинен на арабском языке, вероятно, в IX в. (Примеч. авт.)

31

   Тейфаш и Ахмет – средневековый арабский ученый (ум. в 1252 г.), знаток и любитель драгоценных камней. Его перу принадлежит работа «Цветы размышлений о свойствах драгоценных камней».

32

   Леонард и Камилло – автор книги «Зеркало драгоценных камней», где привел данные о 279 минералах. Издана в 1502 г. в Венеции.

33

   «Сад здоровья» – естественно-научная энциклопедия, составленная Иоганном Воннеке фон Коубом, позже переименованным в Иоганна де Кубу, известнейшим врачом Франкфурта-на-Майне.

34

   Парки – три богини судьбы в древнеримской мифологии. Соответствовали мойрам в древнегреческой мифологии.

35

   Святой (у христиан – блаженный) Иероним – первый переводчик Библии с древнееврейского языка на латынь, за что и почитается как покровитель переводчиков.

36

   Румфий – голландский ботаник XVII в. Долгое время жил в Малайзии. Там со слов туземцев впервые описал анчар, положив начало легендам о нем.

37

   Русское название карнеола – коричневый сердолик, немецкое название – сардер.

38

   И.В. Гете, «Западно-восточный диван». Диван – принятое на Ближнем и Среднем Востоке название сборника стихотворений, расположенных в алфавитном порядке рифм.

39

   Лал – индийское и древнерусское название красных драгоценных камней.

40

   Анимизм – представление первобытных народов, согласно которому каждая вещь имеет душу, дух; олицетворение и одухотворение сил природы.

41

   Антуан Мизо – средневековый парижский врач и астроном.

42

   Нобль – старинная золотая монета, равна 6 шиллингам 8 пенсам или 10 шиллингам; имела хождение в XIV–XVI вв.

43

   Лукиан из Самосаты (ок. 120 – ок. 190) – древнегреческий писатель, насмешник, вольнодумец. В своем творчестве затронул риторику, философию, религию, быт, литературу и искусство. Энгельс назвал его «Вольтером классической древности».

44

   В переводе со староанглийского – «паук». (Примеч. авт.)
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать