Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Хочешь похудеть? Читай и действуй… прямо сейчас!

   Нормализации веса в последние годы посвящают огромное количество исследований, на эту тему пишутся научные труды, весу посвящаются телевизионные шоу, именно о нем постоянно думают не только женщины, но и мужчины. Чтобы сделать свое тело подобным условным параметрам, принятым сейчас в обществе, люди готовы на все: ложатся под нож хирурга, делают изматывающие упражнения, принимают непроверенные средства для похудения, сидят на тяжелых и вредных диетах, случается, что и вовсе отказываются от пищи, приобретая страшные и необратимые заболевания.
   Как же похудеть и не заболеть? Именно об этом идет речь в данной книге: о том, что на самом деле происходит в нашем организме каждый раз, когда мы отправляем в рот очередной кусочек лакомства; как без риска возвратить своему телу способность употребить этот кусочек не во зло, а во благо; о вредоносной рекламе, об основных способах обмануть клиента, наивно рассчитывающего на чудо, об устоявшихся заблуждениях в науке и обществе.
   Книга адресована всем, кто хочет не просто похудеть, но и сохранить здоровье.


Е. А. Максимова Хочешь похудеть? Читай и действуй… прямо сейчас!

   © Е. А. Максимова, 2012
   © Издательство «Вектор», 2012

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   ©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Человечество толстеет: кто виноват?!

   К середине XХ века в обществе прочно укоренилось мнение, что следить за своей фигурой принято только у представительниц прекрасного пола. Что диета, занятия спортом и уход за телом являются теми тремя китами, на которых зиждется все существование современных красавиц. Но прошло еще немного времени, и стало очевидно, что сильная половина человечества нуждается в помощи диетологов ничуть не меньше женщин. С конца 1970-х годов диетологи всего мира открыто заговорили о том, что человечество толстеет – и чем дальше, тем заметнее.


   Соответственно, наука стала искать причины новой «чумы», повсеместное распространение которой ведет к росту числа инфарктов, инсультов, эндокринных нарушений и дефектов мышечного развития. Но тут произошло неожиданное. Чем тщательнее ученые-диетологи анализировали рацион, степень физической активности, наследственную историю, общую культуру питания современного человека, тем яснее становились масштабы бедствия.
   Прежде всего, было выявлено немало способствующих ожирению факторов. Более того, оказалось, что все они расположены в разных плоскостях нашей жизни – и в рационе, и в степени активности, и в генетике, и еще много где.

   И, что самое неприятное, на поверхность всплыла одна не слишком обнадеживающая истина. Заключалась она (и заключена поныне) в том, что влияние этих факторов можно лишь до некоторой степени ослабить. Устранить же полностью их нельзя.

   Это – чистая правда. Невозможно только есть, не расходуя полученные запасы энергии ровно никуда, и не поправляться от пищи. Не существует рациона, способного обеспечить подобный эффект. Но правда также и то, что высокое развитие технологий, ориентированность всех современных сфер деятельности на умственный, а не физический труд постепенно вытеснили из нашей жизни кое-что не менее важное. В человеческом теле интеллектуальная работа является уделом лишь одного органа – головного мозга. А все прочие органы и ткани нуждаются в совершенно других упражнениях. Когда еще в древности наш похожий на обезьяну пращур заметил, что удачные решения его разума дают ему больше преимуществ, чем самые сильные мышцы, он допустил оплошность. Цивилизация в дальнейшем пошла именно по этому пути, и сейчас мы пожинаем плоды той давней ошибки.
   Очевидно, что мысль о возвращении человечества к примитивным орудиям и необработанной пище, добытой путем охоты или собирательства, не выглядит ни разумной, ни перспективной. Однако же, при всей кажущейся озабоченности проблемой ожирения общество не торопится и с принятием мер, более соответствующих поставленной задаче. Например, в большинстве развитых стран медицинское страхование есть, и работает оно очень эффективно. Более того, там весьма популярны партнерские программы компаний с оздоровительными и спортивными клубами. Если компания-работодатель сотрудничает с подобным заведением, ее сотрудники получают право на обслуживание в клубах-партнерах с весьма значительной скидкой. Казалось бы, чего же еще желать? Но ведь при всем этом ни один работодатель не предоставит работнику дополнительный выходной или хотя бы сокращенный день для посещения данного учреждения, не так ли? Равно как и не установит график, позволяющий с элементарным физическим комфортом сочетать ежедневные легкие тренировки с полноценным рабочим днем…
   Взглянем правде в глаза: ради возможности «размяться» любым из известных способов человек нашего времени должен чем-то пожертвовать. К сожалению, обычно он жертвует другими аспектами здоровой жизни – сном, досугом вообще, временем на нормальный прием и усвоение пищи. Просто потому, что ухудшение репутации как сотрудника снизит его материальные возможности заниматься спортом комфортно, правильно и безопасно. Прочие же виды активного отдыха вроде пикников, боулинга, вечеринок, рыбалки ему необходимы если не физически, то психологически. Без этих тоже «разгрузочных», только уже для его нервной системы, мероприятий стрессы очень скоро сделают его неспособным ни к работе, ни к утренним пробежкам. Между Сциллой и Харибдой выбор не столь уж велик, как сказали бы по этому поводу древние греки…
   Потому проблема ожирения человечества далеко не так проста, как представляется на первый взгляд. С одной стороны, мода на фигуру и пропорции существует так же явно, как и мода в одежде. С другой стороны, откровенная полнота в последний, если можно так выразиться, раз ценилась аж в эпоху Возрождения – то есть очень давно. С третьей – в наше время уже доподлинно известно, что лишний вес не только некрасив. Если красота является понятием относительным, то инфаркт – абсолютным. С четвертой – количество факторов, которые вынуждают человека вновь деградировать – только уже до медузы, а не обезьяны, – все увеличивается. С пятой же – вопрос ожирения или похудения нашей расы тесно связан с вопросом, какая из этих перемен в весе приносит мировой и частной экономике прибыль, а какая – убытки.

   Вся эта «многогранность» вопроса порождает лишь одно прискорбное следствие: системный подход к возвращению человечества в норму физического развития отсутствует. Хуже того, перспектива его появления еще даже не очерчена на горизонте науки. Диетология находится в сложной и противоречивой ситуации – она вынуждена признать свое бессилие полностью устранить причины болезни, которую изучает. Вынуждена под давлением обстоятельств. Потому-то все ее требования и носят не обязательный, а рекомендательный характер. А неспособность науки внятно сформулировать собственные постулаты, необходимость всегда упоминать вдвое больше «но», чем требуется, приводит отнюдь не к улучшению ситуации.
   Охочих до спекуляций научными данными во все времена и в любой области было немало. Отчасти нечто подобное имеет место и в эндокринологии, и в онкологии, и в педиатрии. Это явление распространено повсеместно – и в развитой Европе, и в «не очень развитой» Африке. Но в диетологии число ошибочных и откровенно бездумных теорий достигает рекордного значения. И всего по двум причинам. Первую мы только что назвали: научные данные существуют, однако наука, которая их получила, не имеет возможности трактовать собственные выводы хоть сколько-нибудь уверенно, со знанием дела. Она даже не может быть полностью откровенной с пациентом, так как в этом случае ей придется отправить всех тучных людей, как минимум, в ближайшее фермерское хозяйство на посевные и уборочные работы. Причем до конца их дней… А вторая состоит в том, что лишний вес – это ведь не злокачественная опухоль, верно? От рака умирают быстро, а улучшение чувствуют сразу же, как только оно наступает. Точно так обстоят дела с большинством заболеваний. Все потому, что большинство заболеваний, если их не лечить или лечить неэффективно, заканчиваются скорой смертью.
   Отложения же на боках и животе могут появляться и исчезать, увеличиваться или уменьшаться… И обычно первую половину жизни тучный человек проживает вместе со своими лишними килограммами практически без последствий для здоровья. А однозначного ответа, из чего вырос «букет», который у каждого из нас расцветает пышным цветом после 40 лет, никто дать все равно потом не сможет. Да и разве много на свете худых людей, которые могли бы похвастаться чистой больничной карточкой в таком возрасте? Так что вопрос о том, кому и насколько вредит лишний вес, остается открытым – по крайней мере, чисто внешне. Что лишь стимулирует пациентов относиться к инсинуациям в этой области проще и беспечнее, чем в любой другой. Не воспользоваться столь удобной ситуацией для людей определенного сорта – такой же тяжкий грех, как для верующего – не оказать помощь нуждающемуся в ней.

   Между тем экспериментировать с таким «безобидным» на вид косметическим дефектом едва ли не опаснее, чем просто оставить его в покое и не переживать об этом вопросе вообще. Диета как временная мера является нешуточной силы вмешательством буквально во все обменные процессы организма сразу. Не стоит недооценивать степень ее влияния на все то, что составляет ежедневный «моцион» человеческого тела. Это самое тело привыкает и перестраивается под наличие лишних килограммов годами. А вот избавиться от них его вынуждают всего за пару-тройку месяцев. Причем это еще в лучшем случае, ибо немалое число диет рассчитывается на срок до недели, и «сидеть» на них дольше запрещено самими разработчиками. Надо сказать, запрещено более чем обоснованно…

   Таким образом, каждый начинающий диету человек, по сути, бросается в омут совершенно необдуманных решений, которые могут привести (и частенько приводят) к непредсказуемым результатам. Почему необдуманных? Да потому, что для «обдумывания» даже у маститых специалистов на данный момент недостаточно знаний о человеческом теле. И они обычно охотно это признают. Так какой степени осмысленности действий следует тогда ожидать от человека, чьи знания по анатомии и физиологии ограничиваются вообще школьным курсом? Приходится признать очередную малоприятную истину: большинство из нас не обладают достаточным багажом знаний для гарантированно безопасного выбора, модификации и применения каких-либо диет.
   Да, точно так же обстоят дела в очень многих сферах человеческой деятельности, все правильно. Вместе с тем разница здесь есть, и состоит она, как уже было сказано, в очевидности последствий необдуманного шага и особенностях проявления эффекта терапии. В диетологии возможностей для лавирования между «подводными камнями» было, есть и будет больше, чем в любой иной области. Понятно, что становиться поводом для отказа от контроля над собственным весом этот нюанс не должен. Тем более что проблема заостряется с каждым новым десятилетием. И, как уже говорилось, причин для ослабления тенденции пока нет никаких.

   Как же быть? Вывод очевиден: кое-что из того, что нынче известно лишь специалистам в области медицины, следует знать не только им. Раз вопрос поставлен ребром и ответ на него рано или поздно следует найти каждому, кто живет в современных условиях «излишнего» комфорта, каждому же и пора начинать усовершенствовать свои знания по части физиологии. Просто делать это нужно, трезво расставляя приоритеты. Реклама – это, конечно, хорошо. И пусть она себе будет. Чтобы реклама услуг различных диетологов и клиник для похудения перестала приносить неожиданные, часто опасные для организма результаты, пациенту достаточно лишь помнить, что она такое и ради чего она существует.

   А чтобы путь к выбору оптимального для своего тела метода контроля веса не пролегал через напрасно потраченные средства, силы и подорванное здоровье, выбор диеты должен базироваться не на скорости обещанного эффекта, и уж точно не на легкости ее соблюдения. Основа здесь может и должна быть совсем иная – доскональное понимание механизмов, с помощью которых образуются лишние килограммы, и способов выравнять естественный баланс сил. Вот об этом всем мы и поговорим сегодня: о рекламе, об основных способах обмануть клиента, так рассчитывающего на чудо, об устоявшихся заблуждениях в науке и обществе. А также об основах того, что на самом деле происходит в нашем организме каждый раз, когда мы отправляем в рот очередной кусочек лакомства. И наконец, о том, как в действительности можно возвратить своему телу способность употребить этот кусочек не во зло, а во благо.

Основы метаболизма, или что происходит с пищей после того, как ее съедают?

   Ирония заключается в том, что большинство современных диет грешит именно против самой логики усвоения организмом пищи. А те, кто по понятным причинам вступает в ряды «потребителей» этих систем, обычно неспособны заметить очевидных ошибок в предлагаемой диете. Впрочем, равно как и собственных ошибок, допущенных ранее и приведших их в итоге к дверям врачебного кабинета. Между тем механизм усвоения телом питательных веществ на данный момент является одним из наиболее полно изученных. В нем загадок для науки практически не осталось. Да и это настораживающее «практически» относится к частностям, которые на в целом здоровую систему обмена веществ влияния не имеют и не могут иметь. Но все по порядку.

Желудок и его вклад в процесс переедания

   Начнем с того, что известно прямо или косвенно каждому из нас еще со школьных времен. Мы увидели перед собой некое блюдо, которое кажется нам аппетитным. Тотчас начинается обильное слюноотделение, в желудке появляется голодное урчание, и мы с удвоенной силой начинаем ощущать голод. Это называется организм подготовился к приему пищи. То есть увеличил выработку слюны, которая способствует первичному расщеплению питательных веществ, и желудочного сока, отвечающего за остальную часть переваривания. Далее мы садимся за стол и кладем в рот первый кусок. Прожевываем и глотаем – то есть доставляем в желудок. Когда желудок, стенки которого выделяют целый набор кислот (в том числе соляную – это чистая правда) и ферментов, обработает пищу настолько, насколько он способен это сделать, съеденная масса отправится дальше, в тонкий кишечник.


   Следует помнить, что стенки желудка не всасывают элементы пищи, которые только что были получены. Точнее, всасывают, однако лишь ничтожную их часть, необходимую его тканям. В основном напрямую потребляют питательные вещества клетки слизистой оболочки. Но, если брать в целом количество того, что всасывается желудком при переваривании, оно недотянет даже до 1 % от общей массы поступивших с едой веществ. Этим и объясняется тот факт, что человека, проглотившего яд, можно спасти от неминуемой смерти, если промыть ему желудок в течение ближайших 15–20 минут. За такой промежуток времени успеет всосаться или отправиться в кишечник не более половины принятой дозы. Впрочем, с учетом свойств самого отравляющего вещества, конечно, так как скорость его всасывания очень сильно зависит от того, что за яд был проглочен и, главное, с какого рода пищей…

   Так или иначе, особенности предназначения и роли, которую играет в пищеварении работа желудка, очень важно понимать потому, что немалое число диетологических инсинуаций связано именно с этим органом. Многие простые смертные полагают, что им известно свойство желудка подавать в мозг сигнал о насыщении, верно? Равно как и о том, что он, так сказать, уж чересчур долгое время не исполнял свои прямые обязанности. Так вот, ничего подобного желудок мозгу не сообщает… Мозг желудку – да, но ни в коем случае не наоборот! В желудке есть рецепторы, которые фиксируют материальное, сугубо количественное присутствие или отсутствие в нем пищи. Поскольку желудок представляет собой мешок из эластичной мышечной ткани, его объем не безграничен. Поэтому рецепторы и нервные окончания в его слизистой оболочке служат обыкновенным ограничителем вместимости. Они передают в мозг сигнал не «сыт-голоден», а «мало-много». «Голодный» же сигнал генерируется только и исключительно в мозгу.
   Как мозг определяет, что тело «хочет кушать», если от уровня заполнения желудка это никак не зависит? В том-то и дело, что с помощью индикатора гораздо более тонкого и, что самое главное, очень точного. Для его понимания нам следует вспомнить еще кое-какие общеизвестные моменты, относящиеся к следующему этапу – работе кишечника.

   Итак, на поверку выходит, что желудок человека и частные особенности его строения никоим образом не связаны с чувством голода. Велик он или мал от рождения, нормальна ли его кислотность или нет, высок или низок уровень секреции кислот в клетках его стенок… От этих параметров может зависеть что угодно другое, кроме частоты голодных позывов, ощущаемых как его спазм, сопровождающийся характерными звуками. Отнесение данных симптомов голода на счет работы желудка является распространенным заблуждением, о способах коммерческого использования которого речь пойдет далее. А действительность этого процесса такова, что за уровень активности желудка, равно как и за частоту возникновения в нем «голодных» ощущений, отвечает головной мозг. Желудок же попросту не обладает реальными рецепторными механизмами, которые позволяли бы ему различать уровень питательности или хотя бы съедобности попадающих в него веществ и продуктов.

Что такое голод, или почему человек всеяден. Легенды и быль о пользе уменьшения желудка

   Мы остановились на моменте, когда желудок уже расщепил поступившую в его распоряжение еду. На какие составляющие? Верно, на белки, жиры, углеводы, минеральные вещества, аминокислоты, витамины и холестерин, не имеющий к жирам никакого отношения. То, что осталось нетронутым, – это клетчатка и, что иногда тоже случается, другие твердые, не подлежащие усвоению компоненты. К примеру, помимо клетчатки, в пище может присутствовать хитин – основная составляющая волокон грибов, панцирей и чешуек всех морских и речных ракообразных вроде крабов, раков, омаров, креветок. Или костная мука, древесина (нередко попадается в колбасных изделиях второго и третьего сортов) и все что угодно другое. Вплоть до мелких камешков, случайно проглоченных с плохо просеянной крупой. Так или иначе, все это отправляется желудком в кишечник по отдельности с химической точки зрения, но сплошным потоком с точки зрения физической.
   А вот уже стенки кишечника начинают разбирать эту сплошную массу на отдельные молекулы. И отправляют их в кровь. При этом растворимые в ней вещества попадают туда без изменений – просто всасываются слизистой оболочкой и проходят в кровеносные сосуды. Жиры и холестерин, которые в крови не растворяются, могут перемещаться по кровотоку, только будучи заключенными в специальные белковые капсулы-контейнеры. К слову, именно транспортировочные белковые капсулы и налипают обычно на стенки кровеносных сосудов, образуя там бляшки атеросклероза. Формируются же такие контейнеры для переноса нерастворимых веществ там же, в стенках тонкого кишечника.
   Однако это еще не все. Вещества, перечисленные выше – те, которые выделяет из пищи сам желудок, – являются «готовыми к употреблению» элементами. Кроме жиров и углеводов. Да, все правильно – наше тело нисколько не интересуется ни одним из «злейших врагов» фигуры в чистом их виде. Тем не менее именно они составляют основную пищевую ценность любого поглощаемого человеком продукта – будь он сырой, жареный, вареный или консервированный. Дело в том, что и жиры, и углеводы служат для организма источником другого органического вещества – глюкозы. Оказывается, она получается далеко не только из сахара, и служит источником питания абсолютно для всех клеток организма.
   Именно благодаря данному механизму человек, в отличие от большинства других представителей нашей экосистемы, способен питаться не только животной, но и растительной пищей. Более того, именно этим обусловлено совершенно особое, свойственное только нам пристрастие к сладким и мучным изделиям. Основным потребителем глюкозы в теле человека выступает головной мозг. Второе место по количеству поглощаемых сахаров занимают мышечные ткани. Иными словами, без достаточного количества глюкозы в крови человек не сможет ни мыслить, ни двигаться в темпах, хотя бы приближенных к нормальным. Легко догадаться, насколько для тела человека ценно это вещество, не правда ли? И действительно, только и исключительно тот факт, что углеводы с жирами расщепляются в кишечнике на глюкозу и воду, объясняет настоятельную необходимость для нас ставить оба этих компонента во главу собственного рациона. Из чего следует другой логичный вывод: если организм теряет способность выделять глюкозу из данных веществ, сами по себе они для него не имеют никакого значения и усвоены быть не могут.

   Если говорить еще точнее, тонкий кишечник жиры переваривать не умеет. Однако он легко справляется с углеводами – как простыми, так и сложными. А полученную из них глюкозу немедля выбрасывает в кровоток. Обычно уровень глюкозы в крови пообедавшего человека повышается в течение 30–40 минут. Но вообще, данный интервал считается нормой метаболизма, если он составляет не более часа.
   Как уже было сказано, уровень того, насколько голодным ощущает себя человек, зависит не от желудка, а от головного мозга. А головной мозг «судит» об этом лишь по одному, зато весьма объективному показателю – по уровню глюкозы в крови. Мозг нуждается в ней ежесекундно, и потому колебания глюкозы сказываются на его работе самым непосредственным образом. Естественно, он следит за нею, как ни за чем другим на свете! И еще естественнее, что он готов предпринять любые меры ради регулярного пополнения ее запасов! Отсюда и вытекают характерные звуки, появляющиеся в желудке при виде пищи или, напротив, при долгом ее отсутствии в поле зрения…
   Что касается жиров, то задачей кишечника по отношению к ним, как уже было сказано, является «упаковка» их нерастворимых в крови молекул в белковую капсулу и последующая «отправка» по кровотоку в печень. Что же до дальнейшей судьбы твердых отходов, так и не усвоенных организмом, то она очевидна – ведь пищеварительный тракт заканчивается у всех нас прямой кишкой. Ее стенки производят окончательное всасывание оставшейся в этом «жмыхе» жидкости и, собственно, выводят полученный остаток по мере его поступления.

   С прямой кишкой связан, к слову, один однозначно шарлатанский миф. Он активно используется некоторыми так называемыми сетевыми компаниями, продающими, среди прочего, сомнительного происхождения пищевые добавки, электрические стимуляторы мышц для «занятий спортом у телевизора» и силиконовые «бюстгальтеры-невидимки». Буде кому кажется, что времена вызывавшего явную зависимость «Гербалайфа» давно канули в Лету, такое мнение не вполне верно. К примеру, и поныне можно встретить в числе объявлений телемаркетинга предложения приобрести «фантастической чудодейственности» комплекс для похудения. Причем ничего сверхъестественного в его рекордной эффективности нет. Этот натуральный продукт включает в себя подобранное на основе новейших разработок сочетание экстрактов обычных трав – никакой «химии» и генной инженерии… В набор входят таблетки, сироп для разведения, различные смеси для натирания (обертывания, массажа, добавления в ванну). И отдельный пузырек для очистки прямого кишечника. Как вариант, в наборе может содержаться только первое и последнее, так как, по-видимому, именно эти два средства обеспечивают основной эффект, а прочее лишь создает солидную видимость.

   Понять, в чем здесь дело, довольно сложно. Но лишь до тех пор, пока речь не заходит об объяснении, откуда берется такая «мегаэффективность», как заявлено. Оказывается, она заключается в сочетании «диетического» снижения аппетита с полным очищением организма от шлаков.

   Львиная доля шлаков, как гласит инструкция, накапливается с течением жизни человека в его прямой кишке, так как она имеет как бы гофрированную форму стенок. Логично, что в этих «пазухах» неизбежно застревает некоторая часть выводимых отходов. И остается там годами, отравляя весь желудочно-кишечный тракт и приводя к развитию запоров, геморроя и злокачественных опухолей. А «чудодейственный» состав при введении с водой, стало быть, мигом растворяет их и выводит…

   Весь этот с виду не то чтобы научный, но логичный и доступный для понимания комментарий – не более чем плод больного воображения. Если предполагать худшее, то это – намеренная, наглая и очевидная ложь, которую, впрочем, можно и принять за истину. В особенности если не знать, что слизистая оболочка прямой кишки, устилающая ее внутреннюю поверхность, обновляется постоянно. И несмотря на действительно «гофрированную» форму стенок, прямая кишка всегда содержит их в идеальной чистоте, поскольку где-то раз в два-три дня она получает полностью новую слизистую…
   И еще немного о странностях некоторых решений, только уже одобренных официальной медициной. Подчеркнем, что орган, способный расщеплять жиры, в теле человека существует лишь один. И это не желудок, а печень. В связи с чем возникает закономерный вопрос: каков реальный смысл в том, чтобы искусственно уменьшать объем желудка путем введения наполнителя, его хирургической резекции или ушивки? Эти процедуры разрешены к применению в диетологии и эстетической хирургии, стоимость их весьма высока, но и спрос ведь – тоже… Однако, если взглянуть правде в глаза, помочь они способны лишь патологически переедающим людям, вес которых превышает 100 кг!

   Смотрим на процесс еще раз. Стало быть, желудок «чувствует» не сам голод, а только пустоту или наполнение своего внутреннего пространства. Это значит, что проглоченная столовая ложка сливочного масла физически не может вызвать ощущения сытости в желудке обычного объема. Следовательно, что будет, если человек, прошедший процедуру уменьшения объема желудка, съест ложку сливочного масла? Оно быстро разжижится, отправится в кишечник, оттуда попадет в печень – и усвоится на нормальные полноценные 100 %! В точности так, как усвоилось бы без операции, будь означенная ложка даже с изрядной «горкой»… Голода пациента она все равно не утолит, и за маслом последуют 150–200 г, скажем, куриного филе. Опять – в полном соответствии с ежедневным сценарием у людей, слыхом не слыхавших про резекцию.

   Нет, разница, конечно же, есть. Состоит она в том, что для того, чтобы наполнить «под завязку» желудок природного объема, понадобится, как минимум, 350 г мяса. Желудок, прошедший процедуру секвестрования, сможет вместить от силы 200 г. Причем запить сухую курятину стаканом воды уже не выйдет, придется потерпеть часок-другой без нее… Можно было бы сказать, что выигрыш здесь достигается за счет физической невозможности съесть столько же, сколько и при нормальном объеме желудка, но и это не совсем так. За один присест – да, невозможно. А в течение суток – нет ничего проще. Довольно будет просто удвоить количество «полдников» со всяческими «перекусами», и дневную норму среднестатистического землянина без труда получится не только догнать, но и превысить. Так, быть может, положительный эффект удастся получить от того, что хоть за каждый из этих приемов пищи поглощается гораздо меньше – то есть возникает постоянное недоедание? Да, несомненно, элемент хронического легкого голода будет способствовать лучшему усвоению и распределению питательных веществ. Тем не менее известно великое множество куда более дешевых, проверенных и безопасных способов добиться такого же результата.
   Например, существует превосходный способ «сделать вид», что желудок ушили. То есть питаться пять-шесть раз в день, поглощая за один прием столько пищи, сколько ее помещается в стандартный столовый стакан (250 мл) или любую другую мелкую посуду. Можно выпивать стакан воды прямо перед едой – и не следует так огульно верить утверждениям, будто вода лишь разбавляет желудочный сок, нарушая тем самым пищеварение. Этот возможный эффект легко свести к нулю, если не допускать сочетания данного метода с употреблением жидких блюд – киселей, супов, бульонов и пр. Разумеется, желательно также попрощаться со стаканом сока или чая, которым традиционно запивается все съеденное.

   Кстати, о традициях. Значит, когда еще в детстве родители приучают нас обязательно съедать хотя бы раз в день какое-то жидкое блюдо, вопросы разбавления пищеварительных кислот никого не беспокоят? Напротив, регулярное употребление супов и привычка запивать «сухомятку» каким-либо видом жидкости считаются залогом отсутствия пищеварительных проблем, не так ли? В целом этот подход нельзя назвать неправильным. Он только несколько утрирован: фактическое различие для желудка составляет не консистенция пищи, а продукты, ее составляющие, и степень их измельчения. Например, нельзя не согласиться, что нарезанная крупными кусками говядина будет одинаково жестким и волокнистым мясом как в бульоне, так и в шашлыке. А овощи всегда будут перевариваться быстрее и легче, чем мясо. Даже если мясо пропустить через мясорубку и сварить без соли, а овощи преподнести в виде соте – тушеными с маслом, специями и прочими положенными ингредиентами.

   Так что, «легкость» или «сложность» усвоения жидких либо плотных блюд – это не более чем особенность восприятия процесса их поглощения. Организм, естественно, избавляется от жидкостей, попадающих в пищеварительный тракт, быстрее, чем от твердых элементов. Но это вовсе не означает, что ему требуются посторонние жидкости для облегчения пищеварительного процесса. Напротив, он в них совершенно не нуждается, а их чрезмерное количество и впрямь способно продлить время переваривания пищи. Здесь, как и везде, просто все хорошо в меру. К тому же в пользу методики «стакана воды» говорит то, что вода – это несколько отличная и от бульона, и от сладкого сока жидкость. Отличная, разумеется, по индексу калорийности. А ведь мы сейчас говорим о том, откуда берется не нормальный, а лишний вес, не правда ли?..
   Таким образом, что в действительности может дать пациенту резекция? Временное уменьшение возможностей по удовлетворению своего пристрастия к пище. Но поскольку такой пациент будет продолжать съедать за раз не ровно стакан, а стакан «и одну ложечку» (как он и прежде поступал), оставшиеся доступными участки мышцы все равно начнут растягиваться, с каждым разом позволяя ему все больше таких «ложечек». И что он получит в сумме? Проблемы с перистальтикой желудка (вялость растянутых участков наряду с атрофией когда-то ушитых) и кишечника, который тоже уже отвык от единоразовой обработки таких объемов пищи. Ну, от чего там успела отвыкнуть еще и печень, и поджелудочная, и желчный пузырь, тем более понятно. Либо они срочно начнут вновь привыкать, либо дальнейшая участь такого пациента незавидна. Оптимистичный вариант – он сразу же наберет все потерянные килограммы, но по достижении былой комплекции этот процесс замедлится или вовсе остановится. А пессимистичный вариант – это, собственно, развитие диабета, гастрита, язвы желудка или двенадцатиперстной кишки, панкреатит… И т. д. и т. п., так как список возможных заболеваний, когда нагрузка на органы меняется столь заметно и столь резко, чуть ли не бесконечен.
   Таким образом, очень важная для нас особенность метаболизма, которую мы выявили на данном этапе, заключается в известном тождестве между двумя основными элементами рациона – жирами и углеводами. Общим для них обоих является назначение, по которому их расходует наше тело. А именно, что путем их расщепления организм получает глюкозу – незаменимый источник питания для буквально всех клеток и тканей организма. Существенным нюансом выступает здесь также и то, что основную часть поступающей в организм с пищей глюкозы потребляют головной мозг человека и мышцы его тела. Следовательно, это и есть органы, которые сильнее всего страдают от дефицита данного вещества в крови, если таковой наступает в результате резкого ограничения рациона.

Почему хочет похудеть тело и почему – человек? Все о пользе жировых отложений

   Как мы уже могли убедиться выше, диетологи иногда уж слишком расплывчато трактуют некоторые разработанные ими же положения о правильном питании. Предложение почаще разнообразить свой рацион борщом да бульоном подается как несомненный плюс. А из чего было сделано такое предположение, неясно, раз вода (из которой на 98 % состоит всякое первое блюдо) является неподходящим для оптимального пищеварения компонентом. Хирургическое уменьшение объема желудка считается разумной мерой коррекции аппетита и веса. Однако ни то ни другое эта процедура на самом деле корректировать не может, поскольку эти процессы активизируются и затухают отнюдь не по «команде» желудка.

Миф о вреде кондитерских изделий – стоит ли избегать их на самом деле?

   Как оказалось, нашему телу больше всего нужны вовсе не жиры и не углеводы, а глюкоза, которую из них можно получить. И на этом моменте возникает новый, не менее обоснованный, чем все прежние, вопрос. Если организму нет абсолютно никакого различия, получит ли он этот источник энергии из пахлавы или из курицы-гриль, в чем состоит смысл всемирно известного табу на избыток кондитерских изделий в рационе?


   Прежде всего, здесь нам следует уточнить, что глюкоза бывает разная. Но не по химическому составу, а по продукту, ее содержащему. Поскольку от него зависит скорость, с которой она будет оттуда выделена кишечником. Иначе говоря, глюкоза бывает «быстрая» и «медленная». Кондитерские изделия в большинстве своем содержат «быструю» глюкозу. Более того, основная их проблема состоит в том, что ее там гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Помимо сахара, сплошь образованного глюкозой и добавляемого в крем, в тесто, в глазурь, в начинку пирожного, такие изделия пекутся из сдобного, пшеничного теста. А пшеница – это абсолютный рекордсмен среди круп по содержанию в ней крахмала. Выше – только картофель, но ведь он и не крупа… А из крахмала глюкоза выделяется ничуть не сложнее, чем из сахара. Убедиться в этом можно элементарно – достаточно положить в рот кусочек обычного белого хлеба и начать жевать. Практически сразу у него появится явственный сладковатый привкус. Откуда бы, если столовый хлеб, естественно, никто не сахарил? О том, что слюна содержит компоненты, способствующие предварительной обработке пищи, мы уже говорили. Под их воздействием глюкоза из хлеба начинает выделяться прямо во рту, вот и весь секрет.

   Пирожное, стало быть, обладает своими особенностями, как и любой другой продукт питания. Прежде всего, оно легче и быстрее остальных продуктов способно удовлетворить даже самую срочную потребность в глюкозе. Из чего следует, что пустота в желудке после него возникнет куда быстрее, чем после котлеты с кашей. Более того, при примирении требований фигуры с пищевыми привычками сладкоежке придется учесть, что он непременно съест в течение дня и какой-либо продукт, содержащий «медленную» глюкозу. А значит, с учетом уже полученного за счет сластей количества ему придется ощутимо уменьшить последующие приемы пищи. Как минимум, на одно блюдо.
   Вот, на самом деле, и все. Кондитерские изделия «провинились» перед диетологией лишь тем, что содержание глюкозы в них уж слишком высоко. И потом, она еще и выделяется из них слишком быстро для того, чтобы усвоиться без вреда для фигуры абсолютно при любых обстоятельствах. Это свойство не всегда является недостатком. Например, у каждого человека хотя бы раз в жизни возникает необходимость неожиданно и весьма активно поработать физически некоторое время. Для этого не обязательно быть мужчиной, поскольку и женщинам нередко доводится приносить домой из магазина сумки с покупками, общий вес которых далеко «забирает» за 20 кг. Для этого не обязательно даже быть представителем (представительницей) того социального класса, который из соображений экономии делает ремонт дома самостоятельно или стирает белье вручную! Возьмем для иллюстрации случай, когда дама, что называется, за рулем вынуждена менять спущенное колесо лично. Ибо спустило оно на пустынной проселочной дороге, где нет ни людей, ни машин, да и мобильная связь оставляет желать лучшего. Это работа? Да, и еще какая!
   Если упомянутая дама на момент пробоя колеса успела съесть лишь 100 г курицы с листом салата и чашкой кофе, а температура воздуха остановилась где-то на отметке 35–38 °С, будет отлично, если она отделается лишь легкой дрожью в конечностях. Но абсолютному большинству смертных такая ситуация угрожает падением уровня глюкозы до критической, отмечаемой обмороком отметки. Причем чем меньше человек привычен к исполняемой работе, тем больше у него шансов на приступ гипогликемии, как называется это явление научно.
   Только что мы нарисовали один из наиболее подходящих случаев для того, чтобы немедля «заесть» конфетой полученный стресс. Лучшего средства, чем кусочек «запретного» лакомства, от гипогликемии не существует. Разумеется, что кусочек в этот момент может равняться хоть трети торта, потому что симптомы внезапного падения глюкозы возникают не на пустом месте. Вернее, именно на пустом – то есть когда ее уровень в крови настолько низкий, что напрямую угрожает жизнедеятельности мозга. Кто или что поглотило ее так быстро? Разумеется, и мозг, в том числе – ведь он оценивал обстановку в нестандартных для него обстоятельствах, прикидывал шансы, решал, что делать… Он тоже работал. Тем не менее больше здесь потрудились все же мышечные волокна тела.
   В спокойном состоянии мышцы не слишком, так сказать, прожорливы. Пока человек соблюдает режим низкой физической активности, они «едят» много лишь за счет того, что их самих, вообще говоря, много в чисто материальном, количественном смысле. А даже сравнительно «спокойная» поза при сидении за рабочим столом требует участия абсолютно всех мышц верхней части туловища. Ну, может быть, кроме трапециевидных и мышц рук… Мы этого замечать не привыкли, однако за нашу осанку и тем паче за причудливые позы класса «дотянуться через весь стол» отвечают мышцы тела, а не скелет. Когда развитие этих почти всесильных волокон нарушается, возникают дефекты осанки и расстройства двигательной активности. За доказательствами далеко ходить не нужно. Как во всем мире лечится детский сколиоз, лордоз, кифоз и проч.? Верно, плаванием – видом спорта, в котором ни единое движение невозможно сделать без участия мышц плечевого пояса и середины спины. И позвонки, сместившиеся было в «неуставном» положении, быстро распрямляются обратно. Так что без развитой мускулатуры скелет человека однозначно неспособен сохранить человекообразные очертания.
   Однако мы немного отвлеклись от той мысли, что вред от сладкого, как и польза от ушивки желудка, не является понятием абсолютным. Глюкоза – это вещество, постоянно востребованное в организме. Поэтому необходимость ее употреблять в химически наиболее легко выделяемом виде совсем не является противоестественной. Проблема для фигуры здесь состоит не в самом факте постоянного наличия в рационе сладостей.

   Зато определенно в том, что организму необходимо поглощать ее не только в периоды всплесков активности, но и иметь некий постоянный ее уровень в крови для обеспечения протекающих в клетках энергообменных процессов.

   Вот это правило, хорошо известное каждому больному сахарным диабетом, неведомо, почему-то больше никому. Между тем оно вовсе не является некой страшной тайной из архивов засекреченных лабораторий. Просто специфика взаимоотношений с глюкозой у диабетиков такова, что их тело, способное выделить ее из пищи, не может использовать ее по назначению. Глюкоза усваивается клетками исключительно в присутствии гормона поджелудочной железы инсулина. У диабетиков этот гормон не вырабатывается, и они вынуждены делать инъекции данного вещества по строго обусловленному графику. Ошибки в понимании теории обмена глюкозы обходятся им куда дороже, чем здоровым людям. Гипогликемия у здорового наверняка пройдет сама собой, даже без шоколадки. Просто до того, как это случится, ему доведется пережить 5–10 крайне неприятных минут. А диабетик способен впасть в кому по итогам такого приступа. Он должен постоянно следить за «фоновым» уровнем глюкозы в крови потому, что от этого зависит его здоровье и жизнь.
   Проблема лишних килограммов тоже является вопросом если не жизни, то здоровья. А стало быть, и нам, счастливым обладателям нормального, дееспособного инсулина крови, похоже, пришла пора полюбопытствовать на эту тему. Но для нас секрет соотношения блюд на столе довольно прост. «Медленная» глюкоза только выделяется из пищи медленнее. Это не какое-то другое вещество. Как правило, кстати, «медленная» глюкоза выделяется из жиров. Причем любого типа – как растительных, так и животных. Питаться целый день только сладким, конечно, можно, но это не соответствует действительным потребностям организма. Нужно есть что-то еще. Например, блюда, включающие сложные углеводы – мясо, кашу, масло, тушеные овощи…
   И тем паче во избежание суммарного переедания глюкозы следует хотя бы приблизительно отдавать себе отчет в ее количестве за день. Элементарный и достаточно приблизительный подсчет даже без калькулятора! Разве это не проще, чем надеяться на некое чудо и на то, что организм при полном отсутствии активности отыщет новый способ избавиться от ненужной ему пищи? Воистину, вера человеческая в чудеса неистребима!..

   Итак, существование кондитерских изделий оправдано не только существованием в мире целой армии сладкоежек и гурманов. Случаи, когда наличие под рукой чего-нибудь маняще сладкого попросту необходимо, происходят не так уж и редко. Для того чтобы свести весь их вред, приносимый фигуре, к нулю, нужно всего лишь в полной мере осознавать особенности этого продукта питания. И регулировать его употребление в соответствии с ними. Понятно, почему диетология наложила на них табу – врачам нередко бывает сложно объяснить пациенту, каким образом и почему его тело не видит никакой разницы между куском колбасы и куском наполеона. А покуда пациент этого не поймет, разумного отношения к пирожным да пахлаве от него ожидать не приходится.

Легенда о целлюлите. различные жировые ткани и смысл их наличия в организме

   Итак, с тем, откуда появляется глюкоза и куда она отправляется, мы приблизительно разобрались. Однако если потребности наших клеток в ней так велики, как было описано выше, откуда, просим извинить, тогда берутся эти рыхлые отложения на боках? Очевидный ответ, широко растиражированный диетологами, не столь уж очевиден, если подумать хорошенько. В диетологии базовых, нерушимых аксиом не так и много, однако утверждение, что жировые ткани тела являются чуть более чем хранилищем для пока не востребованных излишков – одно из них. Что тут скажешь… Мы недаром упомянули выше про путь, который проходит в нашем теле абсолютно ему не нужная клетчатка, хитин, опилки и костная мука. Путь этот – сквозной, от входа к выходу, безо всяких задержек. Почему бы и углеводам с жирами, которые ему нынче не нужны, не покидать желудочно-кишечный тракт таким же образом? Отвечаем на вопрос.
   Прежде всего, нам следует научиться угадывать тот способ своего рода мышления, который свойственен не нашему сознанию, а нашему организму как целостной биологической системе. Да, каждая клетка по отдельности мыслить не умеет. Однако уже объединение одинаковых клеток, называемое тканью, демонстрирует нечто на это похожее. Понятно, что это не мышление как таковое. Все подобные вопросы решаются за счет механизма совпадения или различия белков на поверхности клетки и на поверхности проплывающей мимо молекулы. Остальным заведует система нейрогуморальной регуляции, управляемая мозгом.
   Тем не менее наличие таких механизмов позволяет организму иногда «думать» и поступать так, как велит ему не рассудок человека (результат деятельности коры), а особая, чисто биологическая обусловленность. От пищи ему, прежде всего, нужна глюкоза – отлично, он и требует от человека не заходить в искусстве голодания уж слишком далеко. А кроме того, телу необходим определенный процент жира в отдельных клетках. Например, в клетках эпителия (кожи), роговых клетках, образующих нити наших волос и пластины ногтей, а также в клетках печени. Полностью из жира состоит не только подкожная прослойка, отделяющая саму кожу от мышц под нею. Жировыми тканями образованы женские молочные железы.

   Кроме того, определенный запас жировых клеток располагается на поверхности внутренних органов. Последний вид ткани называется висцеральным жиром, в отличие от подкожного. В норме этих клеток не должно быть слишком много – они существуют лишь как временное хранилище жиров, предназначенных для поддержания «фонового» уровня глюкозы в крови. Иначе говоря, именно висцеральный, а не подкожный жир является дополнительным местом «складирования» тех запасов, которые не нужны телу сию же минуту, однако будут израсходованы постепенно, в течение дня.

   Не секрет, что формирование и последующую норму принадлежности человека к тому или иному полу обеспечивают половые гормоны. Вообще говоря, их довольно много, однако ведущую роль в оформлении наших тел по тому или иному типу играют два основных – женский эстроген и мужской тестостерон. Так вот, эстроген накапливается именно в жировых тканях тела – и нигде более. Причем только в подкожном жире, поскольку эстроген же обладает еще одним крайне полезным свойством: он блокирует разрастание висцеральных жировых клеток. Скажем иначе: наличие висцерального жира в организме женщины противоестественно. По крайней мере, до тех пор, пока он пребывает в детородном возрасте. Для успешной беременности и родов необходим определенный (достаточный) уровень эстрогена в крови. С возрастом он понижается, наступает климакс. Вероятность беременности снижается, а риск инфаркта из-за увеличения количества висцерального жира повышается…
   Поскольку у женщин висцеральный жир формироваться не должен, фактическое место для образования запасов эстрогена в их теле существует только одно – под кожей. А значит, резкое превращение солидной дамы в воздушную фею нередко бывает омрачено таким явлением, как аменорея – радикальное прекращение естественного для всякой женщины цикла. Более того, дамы детородного возраста нередко получают возможность убедиться в том, что затянувшееся пребывание в уж слишком «волшебной» весовой категории приводит к полной невозможности забеременеть…

   Впрочем, такое бесплодие обычно излечимо, однако следует при этом помнить, что случаи, когда восстановление детородной функции занимает меньше полугода, – почти музейная редкость. Ну и, само собой, набор веса вплоть до выхода за рамки личных представлений дамы об идеальной фигуре составляет неизбежную часть терапии.

   Роговые клетки, из коих состоят наши волосы, ногти и верхний слой кожи, не могут ни расти, ни делиться при отсутствии в организме достаточного количества жиров. Отличие таких клеток от любых иных заключается в их свойстве сильно уплотнять собственные мембраны по мере взросления. Молодая клетка ногтя или волоса обладает проницаемостью мембран, одинаковой с остальными клетками тела. Однако при взрослении эти мембраны утолщаются, а интенсивность обмена веществ в самой клетке уменьшается прямо пропорционально скорости снижения проницаемости. Все это происходит значительно быстрее, чем у остальных клеток, которые стареют и отмирают за счет работы точно такого же механизма. Но именно из-за того, что для клеток данного типа он естественен, в норме гибель клетки не наступает раньше положенного срока. Напротив, рано начавшееся замедление роста позволяет каждой роговой клетке просуществовать дольше, чем клеткам иных тканей.
   Веществом, которое обеспечивает их уплотнившимся мембранам хотя бы номинальную проницаемость, является жир. Его же молекулы способствуют проведению питательных веществ внутрь клетки. Лишенная жировых «вкраплений» мембрана обретает непроницаемость щита, и клетка, оставшись без питания, погибает задолго до назначенного ей срока. Разумеется, это и так произошло бы – рано или поздно. Даже злокачественные опухоли на определенном этапе развития образуют в своем центре некротический очаг, который означает не что иное, как процесс гибели отживших свое клеток рака. Однако следует понимать, насколько массово при иной диете гибнут роговые клетки и насколько данное явление нарушает условия существования таких тканей.
   Замедленное развитие роговых клеток в целом существует для того, чтобы обеспечивать не только сравнительно неспешный рост человеческих ногтей или волос. Едва ли нашему телу что-либо известно о том, насколько накладно бывает для бюджета частое посещение салона красоты. Нет, организм не ведет бухгалтерию своего «хозяина», потому что для таких упражнений существует кора головного мозга. Все особенности тканей, образованных роговыми клетками, объясняются их прямым биологическим назначением. И назначение это, как ни странно, защитное. Удивительно? Вовсе нет!

   Волос, растущий особенно густо на голове, служит не только полем для безграничного полета фантазии парикмахера. Изначально он появился именно там потому, что головной мозг, отделенный от окружающей среды лишь черепной костью и тремя жидкими оболочками, относительно защищен с их помощью только от травм и возможного сотрясения. Благодаря гематоэнцефалическому барьеру он защищен также от многих нестабильных условий внутренней среды организма.

   А как он мог бы защититься от перегрева, если прослойка подкожного жира в области черепа отнюдь не ставит рекордов по толщине? Просим извинить, но ведь макушка человека, выражаясь грубо, расположена к солнцу гораздо ближе всех прочих частей тела! И мы же все знаем, что солнечный удар в нашем мире – явление отнюдь не редкое! Вот для того нашу макушку дополнительно и отделяет от окружающей температуры воздуха плохо проницаемая, густая шапка из роговых отростков. Степень ее густоты, упругости и, следовательно, качества, с которым она исполняет свою биологическую роль, напрямую зависит от двух вещей. А именно, от того, насколько много жизнеспособных клеток образует каждый ее волос и хорошо ли обеспечиваются питанием (на 90 % это – кожный жир) их луковицы. Повторимся, что, не будь у нас волос, ликвор внутренних оболочек мозга летом постоянно пребывал бы в состоянии, близком к кипению. А выражение «У меня сейчас мозги сварятся!» изначально возникло бы совсем не в качестве образного и шутливого.

   Большинство женщин, имеющих проблемы с качеством волосяного покрова, полагает, что им просто «не повезло». Что ж, не скроем, иногда это действительно так, ведь абсолютно все параметры нашего организма регулируются наследственностью. Между тем существует еще одна чисто биологическая истина. Заключается она в том, что если первое место по разрушительности воздействия на волос занимает их осветление с помощью перекиси водорода, то второе, несомненно, жесткая диета и пристрастие к «минимализму» форм тела.

   Ногти современного человека служат ему предметом гордости, украшением и частью определенного имиджа. Попрощавшись с необходимостью добывать себе пищу примитивной физической работой рук, мы с трудом способны себе представить, для чего бы еще они могли понадобиться, не так ли? Однако до появления всех благ цивилизации ногти служили человеку для того, чтобы снизить количество травм мягких тканей пальцев при выкапывании из земли желудей, орехов и грибов, очистке плодов от кожуры, дележе кусков мяса… Кроме того, пластина ногтя прикрывает наиболее близкий к поверхности участок прохождения нервного ствола, ветвистые отростки которого обеспечивают чувствительность пальцев в целом. Этим и объясняются ни с чем не сравнимые ощущения, когда нам случайно прищемляют палец у основания ногтя. «Искры из глаз посыпались» – это одно из наиболее литературных выражений, в которых можно описать свои чувства в этот момент. А если бы там не было ногтя?..

   Ну а почему наша кожа должна обладать запасом механической прочности, легко объяснить и в наши благополучные с этой точки зрения времена. Скажем лишь, что ни гладко побриться, ни почесать место укуса, ни сделать пилинг без катастрофических последствий мы бы не смогли. Не смогли, не будь поверхность нашей кожи образована слоем защищенных от посягательств на свою структуру роговых клеток. Плотные мембраны составляют панцирь, позволяющий им переносить «превратности» контакта с окружающей средой без потерь.

   Новые роговые клетки всегда вызревают как бы под слоем клеток уже зрелых. Иными словами, клетки с более развитой защитной структурой позволяют «молодому поколению» достигать зрелости в безопасных условиях. Каждой женщине известно, зачем в салонах делают пилинг. Эта процедура позволяет вообще снять верхний, зрелый слой роговых клеток. Обычно нижний слой, превращенный таким образом в поверхность, выглядит моложе и свежее. Как нетрудно догадаться, такое впечатление возникает потому, что клетки, расположенные прямо под верхними, и впрямь моложе, а поверхность их мембран – нежнее и мягче, чем у клеток зрелых.
   Каковы еще прямые последствия пилинга, представить себе легко. К сожалению, больше среди них позитивных нет: гостеприимно распахнутые ворота для любой инфекции, токсинов из воздуха, солнечной радиации – вот и все, что представляет собой омоложенная таким образом кожа. Те, кто полагает, что какие-либо из этих частиц способен задержать косметический крем или макияж, ошибаются. Для того чтобы обладать подобным эффектом, крем должен создавать на лице полностью герметичную, непроницаемую пленку. Подобным кремом пользоваться будет невозможно, а никакой другой, пока кожа способна дышать под его слоем, от воздействия внешней среды ее не защищает.
   Впрочем, опасности косметологии – это уже не наша тема. Нас же интересует то, что образованные жиросодержащими клетками структуры наподобие волос и ногтей отнюдь не кажутся организму мелочами, без которых он мог бы обойтись. А потому программа снабжения их питательными веществами в теле человека есть, работает и крайне неохотно изменяется под влиянием обстоятельств.
   О том, какую немаловажную роль в организме человека играет подкожный жир, хорошо известно не только людям, поддерживающим худобу по своей воле, и пациентам, больным различными провоцирующими недостаток жировой массы патологиями. Об этом есть что поведать и представителям «железного» спорта – бодибилдерам. В период соревнований они стремятся изгнать из своего мускулистого тела столько жира, сколько это вообще возможно без наступления летального исхода. Причина понятна: в данном виде спорта ценится только сухая, «чистая» масса и объем мышечной ткани. А чем меньше подкожного жира останется у спортсмена, тем рельефнее будут выглядеть эти самые мышцы под специфичным блестящим гримом.

   Человек принадлежит к числу теплокровных земноводных. Как, впрочем, и многие другие виды животных. Иные из них решают проблему теплообмена с окружающей средой за счет теплого шерстяного покрова. Те же, кто лишен данного «украшения» приматов, грызунов, всех видов собачьих и большинства парнокопытных, приходится довольствоваться взамен именно таким защищающим от переохлаждения и перегрева жировым «скафандром». Можно сказать и по-другому: чем тоньше подкожная жировая прослойка у человека, тем чаще и сильнее он мерзнет в холодную погоду и тем сильнее перегревается в жару.

   Да, никакой ошибки: подкожный жир человека защищает его тело, в том числе от жары. Наиболее тесно этот эффект перекликается с традицией многих народов южных стран носить одежду не из легких, а, напротив, очень плотных, непроницаемых для воздуха тканей. Плотная одежда образует между обжигающим воздухом и кожей человека дополнительную, плохо проницаемую для температуры преграду. Аналогичным образом, подкожный жир помогает телу не ощущать на себе палящий солнечный жар напрямую.
   А вот мнение, будто подкожный слой жира способствует перегреву в жаркое время года за счет своего свойства удерживать тепло, ошибочно. Подкожный жир мешать выделению тепла не сможет и не станет ни при каких обстоятельствах. Для этого существует жир висцеральный – как «последний рубеж» на пути к переохлаждению срабатывает именно он. А подкожный жир сплошь пронизан миллионами пор, выходящих на поверхность кожи. У них с кожей эта система является общей. Тем не менее его наличие действительно заставляет тело полного человека разогреваться сильнее, чем тело худощавого.

   Чтобы сообразить, в чем тут разница, нам понадобится вспомнить, за счет чего вообще вырабатывается собственное тепло организма. Его вырабатывают мышцы при сокращении. Пример очевиден: чем сильнее мы замерзаем, тем сильнее дрожим. Дрожь мышечных тканей является, в сущности, их попыткой выработать тепло самостоятельно. То есть, помимо желания самого человека, который по какой-либо причине вынужден продолжать сохранять неподвижность, несмотря на превращение его тела в ледяную колоду.

   Иного, чем активное движение, способа согреться на холоде попросту не существует. В качестве реакции на выпитый горячий чай тело запустит процесс его охлаждения. В случае с пребыванием на морозном воздухе это явно не то, чего человек хотел достигнуть с помощью теплого напитка. Точно так же, поглощать в жару мороженое и ледяные жидкости – далеко не лучшая идея, которая лишь способствует приближению «точки кипения» и теплового удара. Спиртные же напитки «греют» и того хуже. Они вызывают расширение сосудов, пор кожи и активизируют кровоток. Все это в совокупности многократно усиливает теплоотдачу организма – то есть выброс тепла изнутри наружу. Возникающее при этом ощущение разогрева очень обманчиво. Доверять ему точно не стоит, потому что, если тепла во внутренней среде и без того было мало, такое «согрелся» наверняка кончится плохо.
   А теперь представим себе, что тела полного человека и худого получили одинаковую физическую нагрузку. Но одинаково ли поработали их мышцы? Разумеется, нет. Ведь жир отличается от мышц тем, что он неспособен сокращаться и двигаться «в такт» с остальными тканями из-за своей рыхлой консистенции. Поэтому вся добавочная масса жира ложится в виде дополнительной нагрузки на мышечные волокна. Следовательно, мышцы полного человека постоянно затрачивают на самые тривиальные движения больше усилий, чем мышцы худого. А значит, они всегда вырабатывают больше тепла.

   Массы тела, при которой система теплообмена толстяка отказала бы совсем, не существует в природе. Тут дело даже не в протоках, порах или интенсивности кровоснабжения. Жировая ткань на 90 % состоит из воды. Вода – это отличный охладитель. В самой худшей ситуации жир толстяка начнет буквально таять под действием высокой внутренней температуры. И сопровождаться этот процесс будет обильным выделением жидкости. Причем далеко не только на поверхность кожи, потому что у полного человека, если он мужчина, и жир бывает не только подкожный. Полных людей в жару вообще жажда мучит куда меньше, чем худых, – у них всегда есть большой запас жидкости для восполнения текущих потерь организма. К слову, по этой же причине их осмотическое давление крови отличается большей устойчивостью к внешним условиям. Например, у полных людей реже развивается так называемая метеочувствительность – мигрени, проистекающие из-за скачков кровяного давления в ответ на скачки давления атмосферного.

   Таким образом, сам по себе подкожный жир приводит к повышению внутренней температуры тела. Но совсем не потому, что он якобы затрудняет там что-либо. И в этом свете, как минимум, удивление вызывают еще два мифа на тему подкожного жира, бытующие в сфере косметологии и диетологии. Мы говорим, во-первых, о так называемом криоомоложении и, во-вторых, об этом ненавистном, постыдном, досаждающим каждой женщине и многим мужчинам целлюлите.

   Криосауны позиционируются как технология, помогающая обеспечить два эффекта – общее омоложение организма и эффект сжигания лишних жиров. Омолаживающего действия сам по себе холод не оказывает. Однако экстремальное, неожиданное и краткосрочное охлаждение кожи действительно способно до некоторой степени активизировать метаболические процессы во всех ее слоях. Разумеется, ни одному из представителей народов Крайнего Севера не стоит тратить на криосауну ни время, ни деньги. Даже если этот человек уже давно проживает в более теплом климатическом поясе. Многие поколения его предков передали ему отличную генетическую способность клеток противостоять воздействию низких температур. Так что никакого эффекта от этой процедуры (кроме разве что освеженных ею воспоминаний о родной юрте) представитель северной народности не получит.
   
Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать