Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Вокруг Байкала за 73 дня

   В 1992 году, впервые в истории освоения Байкала, двое молодых людей – врач Иркутского областного врачебно-физкультурного диспансера и автор этой книги – совершили 73-дневный марафон длиною в 2000 километров, пешком обойдя Озеро. В основу книги лег дневник перехода, в котором отражен каждый день пути, по-своему необычный и неожиданный.
   Выпавшие на долю первопроходцев трудности и препятствия, риск и неожиданные встречи, суровость сибирской тайги, преодоление личных слабостей, переоценка жизни, рассказ о дружбе, благодарность богам и простым людям, увиденные яркие краски природы – это и многое другое с чувством юмора, самокритики и легкого сарказма излагает в своем повествовании автор.


Эрик Бутаков Вокруг Байкала за 73 дня

   Самое хреновое в пешем переходе это то, что тебе нужно идти пешком, особенно в гору.

Мечта приятнее, когда она осуществляется!

   Мечта всегда приятнее её достижения. Лучше быть ребёнком и мечтать о путешествиях в теплой ванне у тетки, гоняя кораблики меж мыльных мочалок, пока не остынет вода, чем в действительности стоять на вахте под холодными брызгами Океана, мечтая о теплом душе. Мечта приятнее, чего там говорить, особенно когда она осуществляется!
Вокруг Байкала за 73 дня «За один заход» прошли Иркутяне
Эрик Бутаков и Владимир Михайлов
   Надо сказать, что ничего нового в идее – обойти озеро – нет. Более ста лет назад Ян Черский (правда, с использованием конного транспорта и лодок) сделал геологическое описание побережья, а заодно подсчитал количество впадающих в Байкал водотоков (кстати, несмотря на новые данные по этому вопросу, в народе известно только его число 336). Многие туристы обходили Байкал и по воде и по суше, естественно, в свое отпускное время. В числе их был и автор этих строк, обошедший озеро за несколько лет с пропусками по 1–3 года, и подсчитавший, что в принципе путь по береговой линии 1767 километров протяженностью можно преодолеть за 64 дня, в течение трех отпускных сезонов.
   Но как меняются времена и люди! Если раньше Баргузинский заповедник практически нельзя было без разрешения преодолеть даже по воде, то теперь нет проблем, плати только 10 тысяч рублей. Эту сумму заповеднику передали спонсоры «марафонцев»: фирма «Галс» и профсоюз «Единение». Как бы то ни было, можно фиксировать первый результат в непрерывном обходе Священного моря.
В Брянский
наш соб. корр.
Еженедельник «Туристические новости»
№ 23 (125) от 10–23 ноября 1992 года
   Это была единственная на всероссийском уровне публикация, фиксирующая наш переход вокруг Байкала, да и то её автор больше писал о себе и неправильно назвал фамилию Володи – его фамилия Михайлюк, а не Михайлов. С тех пор о том, что мы обошли пешком весь Байкал, знали только наши близкие. А если об этом заходил разговор в незнакомой компании, многие просто не верили. Устав им бесполезно доказывать (а от этого чувствуешь себя полным лжецом), мы на долгое время просто заткнулись. Хотя меж собой часто вспоминали наши приключения и удивлялись, как Это всё получилось. Но времена и люди действительно меняются (кого сегодня удивишь трудностями?), видимо, пришло время и для нашего рассказа (отчёта). Но обо всем по порядку.
   Идею обойти пешком весь Байкал подсказал сам В. Брянский (автор той единственной публикации о нас) в своей книге «Здравствуй, Байкал!». Изданная в 1989 году она в то время являлась, наверное, единственным более-менее подробным путеводителем по Байкалу. В этой книге автор разбил всё побережье не участки с указанием километража, примерного времени хода, географического строения троп, опасных участков и дал другую полезную информацию. Этим он во многом облегчил нам подготовку и дал возможность подсчитать необходимый запас пищи и снаряжения. Собственно, подготовка началась задолго до начала перехода, а именно 2 января 1991 года, т. е. почти за полтора года до старта (чего только не взбредёт в голову после праздников?). Не найдя в справочниках, в научно-популярной, художественной и публицистической литературе информации о том, что кто-то за один заход обходил пешком Озеро, мы окончательно решили воплотить идею.

Коротко об участниках перехода

   МИХАЙЛЮК Владимир Анатольевич в то время работал врачом в Иркутском областном спортивном диспансере, готовил и курировал спортсменов, большей частью боксеров (в их числе был и Альберт Пакеев, участник Олимпийских игр в Барселоне 1992 года) к соревнованиям, как видно, довольно большого уровня.

   БУТАКОВ Эраст Юрьевич (автор этих строк) в то время директор малого многопрофильного предприятия «Григорий Шелихов». Среднестатистический бездельник.

   Мы с Володей ровесники, оба с 1964 года (к моменту перехода нам было по 28 лет), более того – мы одноклассники, и еще более того – друзья с детства. Всё это вместе взятое и явилось одним (а может основным) из факторов возможности начать, и главное, закончить переход. К тому же, Володе это было интересно с профессиональной точки зрения: подготовить среднестатистического курильщика к длительному пешему марафону и наблюдать за ним в процессе перехода, а мне было интересно сделать нечто такое, чего до меня в этой жизни никто не делал, т. е. пешком обойти весь Байкал, чтобы гордился сын и, может быть, попасть в Книгу рекордов Гиннесса. Главное тогда было, что Володя согласился (а лучше кандидатуры я и представить не мог для мероприятия такого масштаба) и подготовка началась.

Группа поддержки на трассе, подвозившая нам продукты:

   Дмитрий Туров – студент Иркутского государственного медицинского института. Наш товарищ, добывший деньги для осуществления перехода. Возможный кандидат на осуществления перехода третьим номером. В период хода его задачей было доставлять продукты в Б. Голоустное, на Малое Море (Мухорский залив) и в Северобайкальск.

   Сергей Чувашов – внештатный сотрудник «Байкальского предприятия путешествий и приключений». Его задача – доставить продукты в Бугульдейку и на станцию Мысовая (город Бабушкин).

   О, что это были за времена: 1991-92 годы! «Павловская» денежная реформа 23 января 1991 года, очереди пенсионеров в сберкассы, система продажи продуктов по ветеранским книжкам и др. льготным документам, Путч 19–21 августа 1991 года, политическая и экономическая неразбериха в стране, пустые полки магазинов и обесценивание денежных знаков в полоть до конца 1992 года.
   И вот в это время необходимо было найти деньги, чтобы оплатить возможность переходов по Байкало-Ленскому и Баргузинскому заповедникам, Национальным паркам на всем побережье и разного рода лесничествам и контрольно-спасательным службам. Найти, купить, сшить, смастерить снаряжение и необходимый инвентарь (современного туристического снаряжения, оборудования и инвентаря, которое сегодня можно свободно подобрать и купить практически в любом спортивном магазине, тогда и в помине не было, да что снаряжение – о пластиковых бутылках тогда никто не знал). Купить продукты и отправить их в виде посылок самим себе в большие населенные пункты на берегу Озера, заранее оповестить заказными письмами начальников почтовых отделений, чтобы посылки назад не отправляли до нашего прихода. Кроме того, найти карты побережья и описание береговой линии. Подготовиться физически и, что очень важно, морально, убедив всех родственников в необходимости этого перехода, и сохранить в тайне замысел (дабы кто не опередил, украв идею) фактически полтора года до момента старта. И, если учесть, что мы были более чем «чайники» в туристическом смысле (на охоте мы пропадали с 12 лет, умели строить шалаши, разводить костер, ставить ловушки и пр. и считали себя крутыми таежниками, но это далеко не туризм), не з нающие абсолютно ничего о снаряжении, организации маршрутов, минимальном рационе питания и прочее, прочее, о чем обязан знать любой турист – пешеход, то становиться ясно (и видно из дневниковых записей, если сравнивать первые и последние дни путешествия), что всё приходилось познавать на собственной шкуре и желудке, а это делало путешествие еще более трудным, опасным и длительным. Сейчас, с высоты теперь уже десятилетнего туристского стажа, мне самому порой смешно читать наивные дневниковые записи тех лет, мною же сделанные. И организация и проведение перехода сегодня были бы иные, более эффективные – на то много причин и облегчающих факторов. Но тогда было другое, видимо, Наше Время. О других временах мы и не мечтали и попытались использовать то, что было.
   Мы достаточно серьезно подошли к вопросу подготовки. Шансы обойти весь Байкал пешком тогда мы оценивали очень не высоко. Более того, мы толком-то и побережья не знали и на Байкале были один-два раза, да и то в двенадцатилетнем возрасте в районе бухты Песчаной. Моя физическая подготовка, особенно любовь к сигаретам настораживала Володю, как спортивного врача. Он настаивал на длительной физической тренировке, в противном случае ему придется выносить меня из тайги. Было еще множество факторов за длительность подготовки начиная от разработки маршрута и заканчивая последней пуговицей нашего снаряжения, из которого на начальный момент было лишь ружьё. В общем мы определили срок подготовки с января 1991 года до конца апреля 1992 года с обязательными условиями:
   а) Я бросаю курить;
   б) Мы пробегаем марафонскую дистанцию.
   Всё остальное от маршрута до оснащения само собой разумеющееся и всё нужно продумать до мелочей.

И началось

   1. В областном спортивном диспансере Володя протестировал нас на всем имеющимся тогда в распоряжении диспансера оборудовании. Снимая мои показания и результаты тестов (себя он тестировал в своё свободное время, когда рядом не было меня) этот психолог, эта хитрая бестия обронил фразу типа «Мастер спорта умер». Я конечно загордился и принялся тренироваться с особым рвением. Сейчас я могу представить что это были за результаты первых тестов. Но наблюдая свою прогрессию ежемесячно, становилось ясно, что Вовина система тренировок дает о себе знать. А система была такова:
   – кросс 4 раза в неделю от 3-х до 10 км (он сам определял в какой день какой кросс бежим) на время со снятием показателей пульса и скорости восстановления;
   – занятия в тренажерном зале (для подкачки сердечной мышцы) по индивидуальной на каждый день схеме применения снарядов и весов.

   Вова справедливо полагал, что в переходе нам придется испытывать постоянные длительные нагрузки, поэтому особенное внимание уделял выносливости, отчего все тренировки были монотонны по исполнению, тягучи по времени, тяжелы по выполнению. Это поначалу сильно раздражало, но после, как наркотик, завладело организмом и день без тренировки был невыносим: я сам втихоря бегал кросс или уходил в атлетический зал.

   2. Бросил курить 23 января 1991 года, в день «Павловской» денежной реформы, в полдень, одним махом на пять с половиной лет. Чего это стоило (особенно два первых месяца) не поддается описанию, поэтому и выделяю отдельным пунктом.
   3. Перелопатив множество печатного материала: справочников, книг, журналов, карт, разработали маршрут, разбив побережье на участки от и до населенных пунктов, где мы будим пополнять запасы продуктов в виде закупа, получения посылок или подвоза (доставки) продуктов группой поддержки (кто будет в группе поддержки мы тогда еще не знали).
   4. Связались с руководством Байкало-Ленского и Баргузинского заповедников по вопросу получения разрешения на проход по их территории. Ответ получили вместе со сметой стоимости услуг и разрешения, что в общем-то было одно и тоже, и обалдели от начальной цены.
   5. Подумали до мелочей необходимый инвентарь, снаряжение и количество продуктов, подсчитав стоимость этого всего:

Перечень снаряжения, оборудования и пр., планируемого для осуществления перехода
(начальная стадия подготовки)

   ПОСУДА:
   1. Котелок большой 2-3л (суп) – 1шт
   2. Котелок солдатский с крышкой или чайник (чай) – 1шт
   3. Кружки – 2шт
   4. Сковородка (аллюм.) – 1шт
   5. Ложки (аллюм) – 2шт
   6. Тарелки пластмассовые (сколько уместит сковорода) – 4-7шт
   7. Солонка (меньше затраты соли) (пластм) – 1шт
   8. м.б. 2 вилки
   БЕЛЬЁ И ОДЕЖДА НА ОДНОГО:
   1. Плавки (хб) – 3-4шт
   2. Майки-футболки (хб) – 3-4шт
   3. Рубашки хб – 2-3шт
   4. Кальсоны или трико – 2шт
   5. Носки хб – 3–4 пары
   6. Носки шерсть – 2 пары
   7. Носки войлочные 1 пара (вставки в резиновые сапоги) или портянки..2 пары
   8. Брюки хб военные (если 1 – в запас трико) – 1-2шт
   9. Свитер – 1шт
   10. Перчатки – 1 пара
   11. Куртка теплая – 1шт
   12. Спортивная шапочка – 1шт
   13. Шляпа хб военного образца с накомарником – 1шт
   14. ремень кожаный или стропа – 1шт
   15. Светозащитные очки – 1шт
   СНАРЯЖЕНИЕ:
   1. Палатка (в чехле) – 1шт
   2. Спальники (в чехле) – 2шт
   3. Свечи – 10шт
   4. Фонарь (в т. ч. «Жучёк») – 1-2шт
   5. Спички – 2кор.
   6. Батареи (с лампочками и проводками) – 1комп.
   7. Коврики – 2шт
   8. Транзистор (маленький) – 1шт
   ВОДНОЕ СНАРЯЖЕНИЕ:
   1. Лодка резиновая – 1шт
   2. Помпа – 1шт
   3. Весла (легкие) – 1 пара
   4. Дощечка – 1-2шт
   5. Клей «Момент» – 1 тюбик
   6. Пробка (запас) – 1шт
   7. Резина (запас) – 1 лоскут
   8. Наждачная бумага мелкая – 1 кусок
   ОРУЖИЕ:
   1. Ружьё – 1шт
   2. Чехол к ружью – 1шт
   3. Шомпол – 1шт
   4. Ерши (разл) – 4шт
   5. Масленка с маслом – 1шт
   6. Ветошь – 1 лоскут
   7. Калибровочное кольцо (с эжектором) – 1шт
   8. Складень с отверткой, шилом и пр. – 1шт
   9. Патроны (в т. ч. пуля – 10, картечь кр. – 10, Дробь кр. – 30) – 50шт,
   10. Патронташ – 1шт
   11. Охотничий нож – 2шт
   12. Топор – 1шт
   13. Брусочек – 1шт
   14. Саперная лопатка – 1шт
   15. Рогатки – 2шт
   16. Резина, кожанка, нитки для рогатки – 1компл
   17. Запасные детали (антабки, гаечки и пр.)
   18. Бинокль – 1шт
   19. Свистки – 2шт
   20. Ленточная пила – 1шт
   СНАСТИ:
   1. Сеть – 1шт
   2. Шнур 25 м – 1шт
   3. Спиннинг – 1шт
   4. Рулетка – 1шт
   5. Леска разная – много
   6. Крючки и блесны – много
   7. Поплавки – много
   8. Грузила – много
   9. Настрой – 5шт
   10. Закидушка – 3шт
   11. Маленькие ножницы – 1шт
   12. Сумка под снасти, чехол под сеть, чехол для спиннинга.
   ДРУГОЕ:
   1. Нитки – 2–3 катушки
   2. Иглы разные – 1 пачка
   3. Шило (м.б. в ноже) – 1шт
   4. Пуговицы, крючки, коженки, стропы
   5. НЗ спички
   6. Бритвочки – 1 пачка
   7. Футляр для всего этого
   АПТЕЧКА:
   Подбирает Вова, но обязательно сыворотка и «Дета» от комаров
   ФОТО:
   1. Аппарат «Практика» – 1шт
   2. Доп. объектив – 1шт
   3. Пустая кассета – 1шт
   4. Запасная крышка – 2шт
   5. Бленда – 1шт
   6. Бленда для глаз – 1шт
   7. Штатив – 1шт
   8. Вспышка – 1шт
   9. Батарейки – 10-20шт
   10. Пленка в кассетах «Орво» слайдовая – 10 пачек
   11. Сумка – 1шт
   12. Аппарат «Зенит» – 1шт
   13. Дополнительный объектив – 1-2шт
   14. Светофильтры – 5-6шт
   15. Бленда – 1шт
   16. Крышка запасная – 1-2шт
   17. Пленка ч/б (в кассетах) – 20-25шт
   18. Фотоаптечка – 1шт
   ВИДЕО:
   1. Камера – 1шт
   2. Кассеты – 10-15шт
   3. Запасной аккумулятор – 1шт
   4. Чехол – сумка – 1шт
   КРОМЕ ТОГО:
   1. Рюкзак с рамой – 2шт
   2. Веревки (мин) (25–50 м) – 3шт
   3. Кольца, карабины – пара штук
   4. Фляжка со спиртом – 1шт
   5. Фляжка для воды – 1шт
   6. Часы – 2шт
   7. Компас – 1шт
   8. Сигнальные огни – 2-3шт
   9. Патроны сигнальные – 10шт
   10. Полиэтилен – 2 м2
   11. Простынь – 2 шт.
   ПРИДМЕТЫ ЛИЧНОЙ ГИГИЕНЫ:
   1. Мыло (в т. ч. хозяйственное) – 2шт
   2. Зубные щетки – 2шт
   3. Станок («бик») – 1упак
   4. Помазок – 1шт
   5. Паста – 2тюб
   6. Полотенце – 2шт
   7. Крем для бритья – 1шт
   ОБУВЬ НА ОДНОГО:
   1. Резиновые сапоги
   2. Ботинки или кеды, кроссовки
   ЕЩЁ:
   1. Блокнот – 3шт
   2. Карандаши – 6шт
   3. Карты пути
   4. Резинка – 1шт
   5. Линейка – 1шт
   6. Курвиметр – 1шт
   7. Ручка – 2шт
   8. Документы: охотничьи билеты, разрешения на оружие и проход
   9. Деньги 2000 рублей
   10. Командировочные удостоверения, бланки и т. п.
   ПИЩА НА ОДИН РЮКЗАК:
   1. Соль – 1 кг
   2. Сухари – 1 кг
   3. Сахар – 1 кг
   4. Хлеб – 1 булка
   5. Конфеты – подушечки – 1–2 кг
   6. Суп-пакет – 10 пачек
   7. Тушенка – 5 банок
   8. Рыба консервы – 2 банки
   9. Лавровый лист – 1 пачка на двоих
   10. Лук – несколько головок
   11. Морковь – немного
   12. Чеснок – побольше
   13. Вермишель – 1 кг
   14. Крупа (рис, перловка, гречка) – 1 кг
   15. Сгущенка – если есть
   16. Чай – много
   РАЗОСЛАТЬ ПОСЫЛКИ ПО ВСЕМ ДЕРЕВНЯМ – МЕНЬШЕ ТАЩИТЬ:
   1. Макароны
   2. Суп пакеты
   3. Крупы
   4. Соль
   5. Сахар, конфеты, пряники
   6. Сухари
   7. Консервы, тушенка
   8. Кассеты с пленкой
   9. Батарейки
   10. Лампочки к фонарю
   11. Чай
   12. Майки
   13. Рубашки
   14. Носки, шнурки
   15. Деньги
   16. Лекарства, мед. принадлежности
   17. Зубную пасту
   18. Трусы, мыло
   19. Нитки, иголки
   20. Крючки, леска и пр.
   21. Карандаши
   22. «Дета»
   23. Полотенце.
   6. Разослали письма во все известные нам и не известные, но рекламирующиеся по телевизору организации с просьбой оказать спонсорскую помощь в организации путешествия. Собственных средств нам не хватало даже оплатить переход по территории Баргузинского заповедника, который запросил с нас 10 тысяч рублей. Снаряжение тоже стоило денег, а продукты не только не на что было купить, но и негде – полки магазинов в те года были пусты.
   7. 24 июля 1991 года на водном транспорте типа «Комета» отправились вдоль западного побережья Байкала до Нижнеангарска с целью посмотреть и заснять береговую линию, да и просто иметь представление о пути и дальности маршрута.
   8. 30 июля 1991 года пробежали марафонскую дистанцию, предварительно замерив расстояние трассы автомобильным спидометром.
   9. С сентября проходим курс прививок против клещевого инцифалита.
   10. В марте 1992 года, находим деньги на оплату заповедникам и на приобретение снаряжения, продуктов питания и фотоматериалов (отдельное спасибо Диме Турову). 19 марта 1992 года фирма «Галс» подписывает с нами договор на перечисление 60 тысяч рублей на эти цели. Фактически мы получаем 20 тысяч, но этого нам хватает на снаряжение и продукты.
   11. 13 апреля 1992 года Иркутский городской совет профсоюзов РФ «Единение» перечисляет Баргузинскому заповеднику 8960 рублей, как первый взнос за наш переход.
   12. 15 апреля 1992 года лесничество «Берег бурых медведей» выдает нам разрешение на проход от мыса Кочериковский до мыса Елохин, что по сути является разрешением на проход через Байкало—Ленский заповедник.
   13. 8 мая 1992 года «Байкальское предприятие путешествий и приключений» (ныне «Спутник—Байкал») обеспечивает нас более легким и практичным туристским снаряжением, чем то, что у нас было.
   14. 9 мая окончательно решается вопрос о том, кто будет в группе поддержки.
   С этого момента все формальности соблюдены, подготовка, сборы и тренировки завершены, и 11 мая 1992 года мы планируем выход. Предполагалось, что переход будет длиться три с половиной или четыре месяца, поэтому дата выхода была столь ранней. С другой стороны, пока на Байкале стоит лёд, первую часть пути нам удастся пройти достаточно быстро, благодаря прибрежному льду, дающему возможность преодолеть прижимы.
   Весной 1992 года Альберт Пакеев, прославленный российский боксёр из Усолья-Сибирского, подопечный Володи, выиграл чемпионат России по боксу. В составе сборной России он готовился к Олимпийским играм в Барселоне, которые открывались в июле 1992 года. Володя, как курирующий врач боксёра, согласно положению МОК, должен был ехать с Альбертом и его тренером в Барселону на Олимпиаду. Несмотря на это, моё друг выбрал в приоритеты наш переход. Я бы не обиделся, если бы он не пошёл. Но тогда бы я пошёл в одиночку. Один бы я вряд ли дошёл. Он это знал. Как знал и то, что я всё равно пойду. Он просто спасал меня.

Несколько слов о теоретической подготовке

   Прежде чем отправиться в путешествие, мы для себя хорошенько усвоили следующее:
   _____________________________________________________________________
   Теоретическая подготовка
   (самые примитивные знания для путешественника).
   _____________________________________________________________________

Погода

   Народная мудрость: Всякая погода идёт с Запада!

Признаки хорошей погоды

   · Утренняя заря золотистая, в ней преобладают жёлтые и желтовато-розовые тона.
   · Серая заря, без ярких, особенно красных тонов и без ветра.
   · Чуть свет вылетают пчёлы, рано просыпаются мухи, высоко в небе стрижи и ласточки. С самой ранней зари звонко поют жаворонки.
   · Белые кучевые облака появляются утром, днём постепенно увеличиваются, а к вечеру рассеиваются, небо становится чистым.
   · Ветер усиливается днем, к вечеру прекращается или медленно меняет своё направление по часовой стрелке.
   · Летом иногда появляется мгла, сопровождающаяся запахом гари. На мглистом небе солнце кажется недостаточно ярким, красный наружный край солнечного венца кажется увеличенным.
   · Резво с громким жужжанием летают вечером жуки, в реке «плавится» рыба, клёв хороший, комары летают роем.
   · На закате солнца небо светло-розовое или золотистое. Над заходящими лучами солнца ясно видно зеленоватое сияние. Солнце садится при безоблачном небе.
   · В сумерках появляется туман в низинах; он задерживается всю ночь и рассеивается, как только солнце начинает обогревать землю.
   · В ночном лесу темнее, чем на открытых полянах.
   · Звезды сильно мерцают, отливаясь зеленым светом. Луна блестит ярко, как серебряный щит.

Признаки ненастной погоды

   · Утренняя заря красная или багрово-красная, солнце показывается из-за туч или рваных облаков.
   · Туманы после рассвета не исчезают, а поднимаются и довольно быстро превращаются в низкие слоистые облака.
   · Утром появляется радуга, и в ней преобладают красные цвета.
   · Жаворонков не слышно с самой зари. Ласточки и стрижи летают низко над землёй.
   · Ветра нет, а дым от костра стелится понизу. На холме и в низинах одинаково тепло. Днем и ночью температура воздуха почти не изменяется.
   · Очень отчетливо слышны звуки, которые почти не заметны при устойчивой хорошей погоде.
   · Муравьи не спешат на работу; мухи перелетают неохотно, льнут к теплу; пауки словно засыпают на своих паутинах.
   · Поникают днём белые и лиловые цветочки лугового сердечника, которые закрываются обычно ночью. Словно вянут голубые цветы цикория и жёлтые цветы чистотела. Складываются мохнатые кисточки красного лугового клевера.
   · В лесу и на лугу все цветы благоухают.
   · Сильный запах идёт от заросшего пруда и гнилых болот.
   · Лягушки выползают на берег.
   · Рыба не «плавится» и не клюёт.
   · Днем и вечером на небе хорошо видны яркие лучи, которые стрелами расходятся из-за облаков, закрывающих солнце. Ветер меняет свое направление.
   · На небе увеличиваются слоистые облака; кучевые облака к вечеру не расходятся; высокие перистые облака быстро начинают двигаться с запада или против ветра, дующего у земли.
   · Соль и табак делаются влажными.
   · К ночи усиливается ветер. Луна краснеет, и чем гуще красный цвет, тем скорее надо ждать дождя.
   · Звезды мерцают ярко, но в их мерцании красный или синий цвета.
   · В тихую погоду туман поднимается кверху и, если при этом бывает сильное эхо, то надо ждать дождя.
   · Птицы торопятся есть перед затяжным дождем или перед пургой.

   Если стать спиной к ветру, то ухудшение погоды следует ожидать только слева, но никогда не справа. Всякое облачко справа, как бы оно похоже ни было на предвестника ненастья, никакого перелома погоды не несёт.

Признаки надвигающейся грозы

   · В воздухе парит.
   · Кучевые облака к вечеру не рассеиваются, делаются гуще, расширяются в виде гриба, а над ними разрастаются веером перистые. Более того, кучевые облака начинают нести белые башни и горы, на которых сверху лежит тяжёлая «наковальня».
   · Ветер утихает, умолкают птицы. Это затишье – предвестник короткого, но сильного грозового дождя. Если же при приближении таких грозовых туч пчёлы не прячутся, дождя не будет, он пройдет стороной.
   · И ЕЩЁ: признаком приближающейся грозы является не только туча и раскат грома, но и цвет молнии. Вдалеке цвет молнии красный или желтый, и чем ближе, цвет делается голубым.
   (увиденное в обратном порядке изменение цвета означает, что гроза уходит).

   Как вести себя во время грозы:
   · Нельзя укрываться во время грозы возле одиноко стоящих деревьев или других предметов. От них нужно держаться на расстоянии, не менее 10 метров.
   · Не следует оставаться на открытых холмах и равнинах. Гораздо безопаснее укрыться в углублении на склоне холма, за большим камнем или в лесу, особенно среди невысоких густых деревьев. Хорошим укрытие служит шалаш, землянка, зимовье, сарай и т. п.
   · Чаще молния бьет по высоким деревьям, зачастую растущим на открытой местности.
   · Как правило, не поражаются молнией береза или клен.

Признаки надвигающегося сильного ветра

   · Небо при закате ярко-желтое, переходящее в красное.
   · На горизонте, над багрово-красной зарёй возникают клочья лёгких облаков, они утолщаются и очерчиваются всё резче и резче.
   · Иногда при безветрии в нижних слоях воздуха на небе возникают длинные облачные полосы. Чем они резче очерчены и менее ровны, тем сильнее будет ветер.
   · Рожки у нового месяца кажутся очень острыми.

   ( – Старый месяц; ) – новый (ранний) месяц.

Признаки надвигающейся бури

   · Воздух сухой; летом наблюдается похолодание. Появившиеся утром или к полудню «барашки» к вечеру превращаются в густые облака.
   · Если на утренней заре появились перистые облака, обращает на себя внимание их быстрое движение.
   · Сгустившиеся слоистые облака с разорванными краями проплывают очень быстро, часто меняя свои очертания.
   · Ветер, возникший к полудню, резко усиливается к вечеру. Ласточки и стрижи летают то вверх, то вниз.

Ориентирование на местности

   Заблудиться в лесу, особенно в ночное время суток, не представляет труда. Поэтому необходимо уметь ориентироваться и находить нужное направление в любое время и при любой погоде.

   Наиболее точные ориентиры – Солнце и Звезды.

   § Полярная звезда самый верный указатель, она всегда точно на Севере.
   § Летом Солнце находится:
   – 7.00. – Восток
   – 10.00. – Юго-восток
   – 13.00. – Юг
   – 16.00. – Юго-запад
   – 19.00. – Запад
   – 22.00. – Северо-запад

   – Если учесть, что летом солнце в 13.00. находится на Юге, то можно определить стороны света по Солнцу и часам.

   По солнцу и часам стороны света определяются так.

   Линия, разделяющая угол между часовой стрелкой, направленной на Солнце, и цифрой «1» циферблата, всегда направлена на Юг.

   Известно, что Солнце «обходит» Землю по экватору, следовательно, в Северном полушарии оно, так или иначе, с Южной стороны. Из этого можно предположить следующее: если, заходя в лес, Вы чувствовали, что Солнце грело Вам спину или Вы видели свою тень перед собой, значит Вы шли в Северном направлении – выходить из леса нужно в сторону Юга.

   Когда небо в облаках и не видно ни Солнца, ни Звезд, тогда стороны света определяются другими, хотя и не очень точными, способами:

   – смола хвойных деревьев больше выступает с Южной стороны;
   – склон муравейника с Юга более пологий, а располагается муравейник по отношению к дереву с Южной стороны;
   – у дерева, столба или отдельного камня снег тает раньше с Южной стороны;
   – кроны отдельно стоящих деревьев гуще с Южной стороны;
   – годовые кольца на пне шире и толще с Южной стороны;
   – выше растет трава и быстрее желтеет летом с Южной стороны дерева, пня, камня и т. п.;
   – суше почва под камнем с Южной стороны;
   – весной от снега быстрее освобождаются склоны холмов с Южной стороны;
   – мхи покрывают пни, деревья, камни больше с Севера;
   – на Северной стороне кора деревьев (особенно лиственных) более шершавая и толстая;
   – снег в оврагах на Северной стороне тает быстрее, чем на Южной. (именно на Северной!)

   Все эти приметы хороши в совокупности. Определять стороны света нужно, исходя из большего числа примет!

   Разумеется, определение сторон света будут полезны лишь тогда, когда Вы представляете, где находитесь и где находятся дороги, селения и т. п. То есть, в уме Вы способны восстановить карту или план данной местности и для этого Вам нужно знать только где Север. (Полезно вспомнить, где находилось Солнце, когда Вы входили в лес). Ну, а если это невозможно, придется интуитивно или логически прикидывать направление своего дальнейшего движения и, к сожалению, так бывает чаще. В этом случае пригодиться вспомнить, что все ручьи стекаются в реку, а дальше:
   – Все селения находятся на берегу рек или водоемов;
   – По реке может плыть лодка или судно;
   – Река это возможность утолить жажду, возможность добыть рыбу;
   – Река дает возможность передвижения (плот, бревно).

   Следовательно: нужно искать выход к реке!

   Появившиеся кочки говорят о близости воды (болото, ручей и т. п.). Ручьи впадают в реки. Реки находятся в низинах, ущельях и распадках. Пролетающие утки или кулики подскажут дорогу к водоему.

   НАБЛЮДАТЬ. АНАЛИЗИРОВАТЬ. ДУМАТЬ. ИСКАТЬ.
Ночёвка (лесное жилище)
   Жилище следует оборудовать вблизи источника воды и топлива, в местах, защищенных от ветра и безопасных от обвала и наводнения. Укромное место, где можно отдохнуть и выспаться.

   Построить шалаш или оборудовать яму под землянку дело не простое и готовых рецептов, наверное, нет, а есть общие правила ночлега в лесу:

   – ложась спать, нарубите сосновых веток и устройте из них «перину»;
   – с наветренной стороны утеплите жилище сухой травой, камышом, мхом. Но не кладите много травы на крышу, т. к. во время дождя она намокнет, отяжелеет, и крыша может сломаться;
   – накалите с вечера камни на костре и внесите их на ночь в жилище, сложив горкой посредине (это в том случае, если жилище просторно). Излучая тепло, камни согреют жильё, как печь. Можно также закрыть их землёй, зарыв под постелью или настилом;
   – перед входом разведите костер (нодью), но предварительно очистите место от листьев, мха, веток и т. п. Стенка из бревен, сложенная позади костра, служит экраном и отражает тепло внутрь убежища, защищая костер от ветра;
   – используйте все, что может пригодиться для жилища: от куска брезента до корневища упавшего дерева. Но жилье должно быть надежным и крепким – это безопасность, а значит и здоровый спокойный сон (а как необходимо выспаться и восстановить силы!);
   – если нет топора, бревна можно пережигать на костре для строительства землянки. Между брёвен проложите мох, а щели землянки замажьте глиной.

   Обустройство бивака не представляется без костра. Вообще, костер в лесу главная сила, позволяющая выжить. Следовательно, знания, как добыть огонь и развести костер, необходимы любому, кто идет в лес.

   Типы костров:

   ШАЛАШ – для хорошего освещения, быстрого обогрева и приготовления пищи и чая, сигнальные функции.
   КОЛОДЕЦ – жаркий костер для просушки одежды и обогрева. Много углей, высокая температура, быстро готовить пищу.
   ТАЁЖНЫЙ – можно много и долго готовить пищу (например, жарить рыбу на рожне впрок), можно располагаться на ночлег.
   НОДЬЯ – исключительный ночлег! Горит долго и «самостоятельно».

   Для ночлега используют и другие виды костров типа «звездный», «камин» и прочие.

   Для быстрой растопке применяйте бересту и нижние ветки сосны – они сухие в любую погоду. Хороши так же сухая хвоя сосны или сухая трава и «зажигательные» палочки.
   Хорошее топливо: ель, сосна, кедр, лиственница – горят ровно, медленно и без искр.
   Костер нужно разводить так, чтобы пламя или искры не могли зажечь окружающие деревья, траву, мох и т. п. Лучше разводить костер: не далеко от воды, в естественной яме, на старом кострище, на плотно вытоптанном месте или окопанном месте; в противном случае Вы рискуете, как минимум, подпалить одежду.
   Топливо на растопку готовьте заранее, в более чем достаточном количестве, до наступления темноты или ненастья.
   Для сигнализации или защиты от москитов и комаров бросьте поверх топлива хвойные смолистые ветви или зеленую траву.
   Костер готовьте так, чтобы он возгорался с первой спички. (кто знает, сколько Вам ещё понадобится разводить костров?) Выберите место, не задуваемое ветром, поверх тонко наломанной бересты накидайте сухой травы, «зажигательные» палочки и тонкие нижние сухие ветки сосны и приготовьте подбрасывать большие куски бересты, сухие ветки и палки. Чем тоньше дрова, тем они дают больше жара, быстрее разгорается огонь, но они и прогорают быстрее (пригодится для быстрого приготовления пищи). Поэтому не лишне в самом начале уложить в костер большую сухую ветку, которая, сгорев, даст угли и сохранит костёр.

Что делать, если нет спичек?

   Костер можно зажечь линзой от очков, фотоаппарата или бинокля, в солнечный день, направив лучи солнца через линзу на бересту, мох или вату от телогрейки. Если меж двух стёкол наручных часов налить воды, получится линза, способная разжечь бересту. Отшлифованный в виде линзы в ладонях лёд так же даст возможность разжечь костёр.
   Старый индейский способ: трение древесины о древесину. Но при этом большое значение играет, так называемый, ТРУТ – это измельченная сухая кора деревьев или древесная пыль изъеденных насекомыми стволов, нити одежды, вата, пух птичьих гнезд и т. п. быстровоспламеняющихся материалов.
   Ударом камня о камень или металл (нож, пряжка, топор) высекаются искры. Направьте их на трут. Может, повезёт.
   Чтобы костер тлел всю ночь, нужно прикрыть угли золой и присыпать сверху сухой землёй. Если ночью ожидается дождь, положить поверх ещё и слой листьев.
   Летчик Кузнецов, потерпевший аварию и прозимовавший в жутких условиях Сибирской тайги, в своих воспоминаниях писал:
   «Отрезав аршинный кусок парашютной стропы, вымочил его в воде, потом долго, пока он не стал почти сухим, мял в свежей древесной золе. Сушил его ещё на воздухе, а потом пропустил через тростинку, зажег один конец стропы. Ненадолго, лишь для того, чтобы на нем образовалась золка. Трут готов. Кресало – твердый камень, такой, чтобы я мог из него высечь искры, а вместо огнива использовал нож или пряжку…»

Одежда

   Одежда предохраняет тело человека от воздействий внешней среды: холода и жары, солнечных ожогов и укуса насекомых. Все имеющиеся предметы одежды необходимо сохранять, даже если некоторые из них в данный момент не нужны и кажутся никуда негодным рваньем. По возможности нужно всегда сохранять одежду и обувь сухими. Сырую обувь и одежду сушите каждый вечер у костра, но не ставьте обувь близко к огню: она рассохнется и потрескается. Одежду следует своевременно чистить, чинить, очищать от пыли и грязи, т. е. беречь.
   Не допускайте переохлаждения организма. Если зябко, то лучше прыгать, хлопать себя руками и греть лицо гримасами, чем, сжавшись в комочек, дрожать и ждать простуды: простывать в лесу нельзя!
   Замерзшие руки согреются подмышками или в паху. Согрейте их, и уж после разводите костер – меньше сломаете спичек.
   Напрягая и расслабляя мышцы, разгоняйте внутреннюю энергию, думайте о жаре, пытайтесь согреть себя изнутри.
   И ещё, не ложитесь отдыхать на голую землю, даже если жарко или Вы очень устали. Садитесь на собственную куртку или бревно, но не землю или на голый камень. Сырая земля моментально здорового человека превращает в больного.

Добывание пищи

   Выбор способа охоты зависит главным образом от имеющегося опыта и снаряжения. Изготовьте лук и стрелы или, в конце концов, беритесь за дубину. Но прежде всего необходимо отыскать звериные тропы, место водопоя или кормления. Затем следует устроить засаду, тщательно замаскировавшись, располагаясь по возможности с подветренной стороны, чтобы запах человека или незначительный шум не вспугнул зверя. Подкрадывайтесь к зверю только с подветренной стороны (т. е. охотник идет против ветра), как можно тише, используя малейшие неровности и укрытия рельефа. Передвижения осуществлять в тот момент, когда животное ест, передвигается или смотрит в другую сторону от Вас.
   Лучшее время охоты – ранее утро или же сразу после захода солнца.
   Места наиболее богатые дичью: источники воды, лесные поляны, опушки лесов, рощи с мелким кустарником.

   Многие животные обитают в земляных норах, дуплах деревьев. Если зверёк в норе, то, закрыв все имеющиеся выходы, кроме одного, и залив этот выход водой, можно добыть зверька петлёй или сеткой (или чем-либо подобным), заранее прикрепив её у входа.

   Мясо всёх змей съедобно. Чтобы поймать змею, нужно её голову придавить к земле палкой с развилкой на конце. Для безопасности следует считать всех змей ядовитыми, хотя некоторые из них совершенно безобидны.

   Ящерицы всех видов тоже съедобны. Холодным утром ящерицы малоподвижны, и в это время их можно поймать. В жаркий день они любят греться на солнце, тем самым являясь хорошей мишенью для стрельбы из рогатки или метания палкой.

   Яйца птиц тоже служат хорошей пищей. Яйца птиц лучше собирать из гнезд в течение дня. Самих птиц в гнездах лучше ловить ночью или вечером.

Силки и западни

   С помощью силков и западней можно обеспечить себя достаточным количеством пищи. Есть много способов и видов этих ловушек.
   Силки должны устанавливаться на звериных тропах, которые можно узнать по свежим следам и помёту. Устанавливая силок, старайтесь не изменять естественности местности: лучше, если силок устанавливается в узком месте тропы, где зверю приходится пробираться через густую растительность. Можно создать искусственное препятствие из веток, камней, бревен и т. п. Размер петли должен быть таким, чтобы в него свободно входила голова зверя.
   Кроме того, можно вырыть на тропе яму, тщательно её замаскировав. Глубина ямы не должна позволить зверю выскочить из неё.

Рыбная ловля

   Рыбная ловля, пожалуй, наиболее надежный способ добывания пищи. Рыболовные снасти можно изготовить из подручных материалов: шнурков, тесемок, булавок, проволок и т. п. Приманкой служат черви, кузнечики, мухи, ярко окрашенные нитки и тряпки, блестящие пуговицы и т. п.
   Для ловли рыбы на мелководье используйте самодельные остроги.
   Лучшие места для ловли рыбы в реках – это спокойные воды у подножья водопадов, омуты, тихие заводи, где рыба обычно ищет корм. Рыбу лучше всего ловить ранним утром или поздним вечером – всё зависит от умения, опыта и снасти рыболова.
   Можно соорудить ловушку для рыб, которая представляет собой отгороженное в воде место с двумя стенками, сходящимися под углом к выходу. Отгородив для пойманной рыбы небольшой садок на берегу (или выкопав ямку), можно пользоваться долгое время живой свежей рыбой.

Растительная пища

   Употребляйте в пищу только те растения, которые достаточно хорошо известны Вам, или те плоды, которые без вреда для себя поедают млекопитающие.
   ИВАН-ЧАЙ: на лесных гарях и полянах его розовые цветы трудно с чем-либо спутать. Из сушеного корня можно приготовить муку или просто корень обжарить на углях, из листьев – чай, из цветов – варенье. Молодые побеги Иван-чая отличная приправа для супа.
   ПАПОРОТНИК: с поверхности стебля удаляют чешуйки и волоски, затем стебель моют и варят. Молодые побеги засаливают.
   ЧЕРЕМША: – весенний кормилец.
   ЧЕСНОК и САРАНКИ: их луковицы, как в сыром, так и в варёном виде можно употреблять в пищу.
   РОГОЗ (камыш): корневище можно испечь или сварить, а ранней весной молодые побеги употребляют в сыром виде. Метёлки Рогоза до появления пыльцы, также съедобны в варёном или сыром виде. Из пыльцы можно приготовить лепешки или кашу.
   КОРА: весной внутренний слой хвойных деревьев, особенно сосен, съедобен и питателен. Кора деревьев безвредна, но при длительном её приеме может возникнуть некоторое расстройство желудка. В пищу употребляют кору ивы, тополя, берёзы, хвойных деревьев. Нужно снять наружный твердый слой и для питания употреблять только зеленый или белый слой в сыром или вареном виде.
   ОРЕХИ: наиболее питательная растительная пища. Съедобны почти все виды орехов всех хвойных пород. Кедровые орехи используют практически в любом виде (сыром, варёном, печеном). Кедровые орехи, высушив и размолов, заливают кипятком и получают состав не уступающий по своим качествам молоку.
   ЯГОДЫ: есть нужно только те, которые Вам хорошо известны, точно так же, как и ГРИБЫ – только известные!

   Кроме того нужно помнить, что во многих странах в пищу употребляют улиток, кузнечиков, лягушек, саранчу и считают это деликатесом. В Германии жаркое из рыси у рыцарей считалось деликатесом, а в России – жаркое из жаворонков и синиц.

Приготовление пищи

   Самый простой способ – пожарить на костре, надев на ветку рыбину или кусок мяса. Можно запечь рыбу или мясо в глине, облепив пищу глиной и зарыв её в угли. Пожарить пищу можно на раскаленных камнях. Варят пищу (если нет посуды или банки) в ямке, набросав в неё раскаленных на костре камней. Чтобы вода не впитывалась, обжигают стенки ямки, обмазав их глиной и разведя в ней огонь). Рыбу можно вялить или сушить, а, сделав коптильню, рыбу, дичь и куски мяса заготовить впрок. Для сохранения мяса его заливают жиром. Найдя звериный солонец, можно обеспечить себя солью (выпаривая соль из воды) или хотя бы солёной водицей (25–30 граммов соли в день – оптимальное пополнение организма, 750 гр. – в месяц).
САМАЯ БЕЗОПАСНАЯ ПИЩА – ХОРОШО ПРОВАРЕННАЯ ИЗВЕСТНАЯ ВАМ ПИЩА!

Оказание первой помощи в тайге

   Перед человеком, оказавшимся в условиях автономного существования, возникает ряд существенных проблем, одна из которых – оказание медицинской само– и взаимопомощи при травмах и заболеваниях. Исход этих состояний во многом зависит от своевременно оказанной медицинской помощи. В экстремальных ситуациях, когда возможны разнообразные поражения человека (ушибы, ожоги, отравления, укусы, переломы и т. п.) знания само– и взаимопомощи очень необходимы, ибо рассчитывать приходится только на себя.
   Наиболее характерным «зимним» заболеванием является отморожение и общее замерзание (ранняя весна, поздняя осень, высокогорье).

Отморожение

   В первую очередь страдают пальцы рук и ног, потом уши, нос, щеки и части тела закрытые одеждой.

   1-я Степень: кожа сначала краснеет, припухает, затем становится белой и немеет. Общее состояние не страдает.
   Нужно:
   – быстро восстановить кровообращение в поврежденной области, т. е. пострадавшего накрыть одеялом, шубой, палаткой и т. п. и приступить к растиранию пораженной части тела;
   – растирание производят от кончиков пальцев к центру туловища;
   – далее, согревание у костра; обувь и перчатки при этом снять.

   2-я Степень: кожа резко белая, нечувствительная, покрывается пузырями, заполненными жидкостью. Присутствуют значительные болевые ощущения.
   Нужно:
   – согревание у костра пораженной области;
   – область пузырей обработать спиртом, водкой; если нет спирта – просто наложить чистую повязку;
   – горячее питье (чай, кипяток).

   3-я Степень: кожа темнеет, сморщивается, покрывается струпьями; все эти явления сопровождаются сильными болями.
   Нужно:
   – обработать поврежденные части спиртом или водкой, либо наложить чистую повязку;
   – горячее питье (чай, кипяток) внутрь – обезболивающее средство (анальгин, аспирин).
   РАСТИРАНИЕ пострадавших частей тела СНЕГОМ, погружение в холодную воду со льдом при обморожениях НЕДОПУСТИМО!

Обморок

   Внезапное, кратковременное исчезновение сознания.
   Причина – сильная кровопотеря, резкая боль, переутомление, солнечный удар и др.
   Нужно:
   – уложить в горизонтальное положение больного, слегка приподняв ноги;
   – освободить от стесняющей одежды (расстегнуть ворот рубахи, поясной ремень и пр.);
   – осторожно облить лицо холодной водой.

Поражение молнией

   В легких случаях – головная боль, головокружение, светобоязнь, ощущение рези и жжения в глазах.
   Нужно:
   – полный покой, удобное положение;
   – внутрь горячее питьё, обезболивающее средство;
   – на места «знака молнии» наложить чистые повязки.

Ушибы

   Признаки: боль, припухлость, нарушение функции.
   Нужно:
   – создать покой;
   – местно – холодный компресс на поврежденную область;
   – внутрь – обезболивающее.
   При ушибах грудной клетки:
   – придать больному полусидячее положение;
   – на грудную клетку наложить опоясывающую, тугую повязку;
   – внутрь обязательно обезболивающее.
   При ушибах живота:
   – придать горизонтальное положение телу;
   – на область живота – холод;
   – прием пищи и жидкости – исключить!

Вывихи

   Вывихи – это смещение одной или нескольких частей сустава.
   Признаки вывиха: резкая боль в области сустава, выраженная отёчность, припухлость; нарушение функции сустава, возможна некоторая его (сустава) деформация.
   Нужно:
   – придать конечности положение, при котором уменьшается боль;
   – на поврежденный сустав воздействовать холодом (фляга с холодной водой, снег, проточная вода);
   – на область поврежденного сустава наложить тугую, фиксирующую повязку;
   – внутрь обезболивающее (анальгин, аспирин);
   – в некоторых случаях можно использовать местно компресс из собственной мочи.

Переломы

   Наиболее часто переломам подвергаются конечности тела.
   Признаки перелома: резкая боль, иногда с потерей сознания, припухлость, отёчность, в месте повреждения нередко наблюдается патологическая подвижность, поврежденная конечность может быть несколько короче из-за нарушения целостности кости.
   Нужно:
   – при открытом переломе – остановка кровотечения с наложением чистой повязки;
   – обеспечить наиболее удобное положение тела пострадавшего: неподвижность больной части тела;
   – неподвижность обеспечивается при помощи импровизированных шин (палки, ветки, пучки камыша и т. п.);
   – шина должна захватывать два сустава, выше и ниже перелома. При переломе бедра фиксируют три сустава (голеностопный, тазобедренный, коленный);
   – шину фиксируют тугой повязкой и не менее, чем в 2-х местах;
   – внутрь дать обезболивающее и горячее питьё;
   – в качестве местного обезболивающего можно использовать холодный компресс (фляга с холодной водой, снег, лёд).
   Необходимо помнить:
   – при открытых переломах исключить попытки вправления сломанных костей;
   – не стягивать сломанную кость повязкой на уровне перелома;
   – не прикладывать шину к стороне, где выступает сломанная кость;
   – если нет подручных средств для шины, тогда при переломах рук больную руку фиксируют к туловищу, при переломе ног – больную ногу фиксируют к здоровой.

Кровотечения

   Кровотечения делятся на:
   А – артериальная кровь алого цвета, бьёт струей или фонтаном.
   Б – венозная кровь тёмная, истекает ровным потоком.

   Кратковременный способ остановки кровотечения – путем прижатия в точках прохождения главных сосудов человека.

   Кровотечение из сосудов конечностей можно остановить методом максимального сгибания.

   Наиболее надежный способ остановки кровотечения – наложение жгута.
   При наложении жгута необходимо знать следующее:
   – жгут накладывается на 5-10 см выше места ранения;
   – нельзя держать жгут более 1,5 часов;
   – нельзя накладывать жгут на тело: необходимо подложить под него прокладку;
   – после истечения 1,5 часов жгут расслабляют на некоторое время, пока конечность не порозовеет и не потеплеет;
   – при низких температурах, конечность, на которую наложен жгут, необходимо обязательно утеплить;
   – в качестве жгута можно использовать поясной ремень, носовой платок, верёвку, рубаху и т. п.

   При незначительных кровотечениях необходимо:
   – область раны прикрыть чистым тампоном, а сверху – тугую повязку;
   – поврежденную часть на некоторое время приподнять вверх.

Раны от укусов и когтей животных

   Как правило, эти раны неглубокие, рваные, имеют выраженную наклонность к быстрому инфицированию.
   Нужно:
   – кожу вокруг раны 2–3 раза обработать спиртом, водкой, бензином, перекисью водорода (что есть);
   – саму рану можно обработать спиртом (перекисью) и сверху наложить чистую повязку.

Укус змей

   В нашем регионе опасны щитомордник и все виды гадюк.
   Признак укуса: резкая боль в поврежденном месте, быстрое нарастание отёка, головная боль, слабость, потливость, беспокойство, часто – рвота.
   Нужно:
   – после укуса энергично отсосать содержимое ранки (это позволит удалить до 40 % введенного яда);
   – отсасывание производится ртом (попавший на поврежденные слизистые оболочки рта яд интоксикации не вызывает)
   – обработать рану, наложить повязку;

Отравления

   Признаки: общее недомогание, слабость, вялость, повышение температуры тела, рвота, жидкий стул, боли в животе.
   Нужно:
   – срочно промыть желудок (выпить большое количество воды и искусственно вызвать рвоту). Повторить эту процедуру до «чистой воды»;
   – внутрь дать обильное питьё крепкого чая или слабо подсоленной кипяченой воды;
   – при поносе, в качестве вяжущего средства, использовать отвар корня БАДАНА или КОРЫ ЧЕРЕМУХИ (из лекарств: левомицетин, тетрациклин);
   – обеспечить покой и тепло;
   – прием пищи исключить.

   *** Отправляясь в экспедицию, поход или рабочий маршрут необходимо иметь хотя бы минимум лекарственных средств:
   Йод – 1 флакон.
   Гидропирит (перекись водорода) – 1 пачку.
   Нашатырный спирт – 1 флакон.
   Валидол, нитроглицерин – по одной пачке.

Может пригодиться

Следы лесных обитателей
   Человеку, оказавшемуся в лесу, небезинтересно знать, кто бродит по соседству, особенно когда день клонится к вечеру. Искусство читать следы – дело тонкое и теоретически его изучить нельзя: здесь необходим опыт и знание повадок животных. Но общие признаки знать необходимо.
   В природе «идеальные» следы можно наблюдать только по свежему снегу или по свежей грязи. На четкость отпечатков влияют: грунт, движение животного, свежесть следа, погода и др.
   Характерные особенности движения животных и расположение их следов:
   ВОЛК – следы цепочкой, след в след, длина отпечатка лапы 12–18 см, ширина – 5–8 см. Подушечки волчьих лап продолговатые, твердые, когти крупные, а пальцы мало развернуты. След волка всегда стройный, более длинный и чёткий, чем у собаки. Кроме того, собака долго не бежит рысью, а для волка такой ход характерен.
   МЕДВЕДЬ – след часто похож на след человека в валенках или лаптях: та же длина шага, та же длина отпечатков. Но человеку трудно идти по медвежьему следу ступая след в след – ноги приходится выворачивать. Четко видны отпечатки огромных когтей.
   РЫСЬ – почти круглые отпечатки лап (около 8-12 см). Следы, как ломаная линия. Когти отпечатков не дают.

   Необходимо помимо умения различать следы зверя, иметь опыт определения их свежести, а это дается практикой и остротой глаза. Теоретическая подготовка в этом вопросе так же малоэффективна, но общая необходима:
   – Свежий след всегда более угловат, т. к. со временем ветер, солнце и вода округляют следы, сглаживая его края и выпуклости.
   – Обратите внимание на то, что упало в след – шерстинки или опавшие листья и хвоя? В свежем следе посторонних предметов нет!
   – Грязь свежего следа мягкая и без трещин. Старый же след высушен солнцем, а в свежем ещё находится вода. (для сравнения отпечатайте рядом свою ладонь, сравните отпечатки и быть может разница увиденного подскажет Вам, как давно прошёл здесь зверь).
   – Осмотритесь, нет ли помимо следа, как отпечатка конечностей, других следов животного: свеженадломанных веток, ощипанных листьев, помёта и т. п.

   Всё сказанное – теория. Не подкрепленная практикой, она мало что дает. Но знать это – нелишне! Наблюдайте! Анализируйте! Думайте! Ищите!
Как определить ширину реки
   1. Метнув камень через реку, а потом вдоль берега, измерьте дальность броска шагами, и Вы приблизительно будете знать ширину реки.
   2. Стоя у уреза реки, нужно приставить руку с вытянутыми пальцами к бровям ладонью вниз (как козырек от солнца). Далее следует наклонять руку до тех пор, пока зрительно её внешний край не коснулся противоположного берега. Затем повернитесь на 90 градусов, не меняя положения ладони. Заметьте точку, где зрительно рука соприкасается с землёй. Измерьте расстояние от точки, где Вы стоите, до замеченной. Это расстояние и будет шириной реки.

Определение высоты предметов

   1. ПО ТЕНИ: в солнечный день не составит труда определить высоту предмета (например, дерева). Правило: высота измеряемого предмета во столько раз больше высоты известного Вам предмета, во сколько раз его тень больше тени известного Вам предмета. Высота известного Вам предмета – это Ваш собственный рост. Станьте рядом с деревом, измерьте тени и Вы узнаете высоту дерева.
   2. ПО ШЕСТУ: если нет солнца или тени. Берется шест, по длине равный Вашему росту и устанавливается на таком расстоянии от дерева, чтобы лежа ногами к шесту можно было видеть верхушку дерева на одной прямой линии с верхней точкой шеста. Тогда высота дерева будет равна длине линии, проведенной от Вашей головы до основания дерева. (В равностороннем треугольнике длины сторон равны).
Дальность видимости горизонта
   Иногда очень важно определить дальность видимости горизонта, чтобы сориентироваться по времени, сколько ещё можно продолжать путь.
   Высота наблюдателя над уровнем земли, в метрах – Дальность видимости горизонта, в километрах.
   1 – 4
   2 – 5
   3 – 7
   4 – 8
   5 – 9
   6 – 9,5
   7 – 10
   8 – 11
   9 – 12
   10 – 13
   20 – 17
   50 – 27
   Кроме того следует помнить:

   1. Ярко освещенные предметы кажутся ближе (костёр, пожар и т. п.).
   2. Предметы, окрашенные в яркие цвета (белый, желтый и красный) кажутся ближе.
   3. В туман расстояние кажется больше.
   4. После дождя, когда пыли нет предметы кажутся ближе.
   5. В сумерках все предметы кажутся дальше.
   6. Когда Солнце впереди наблюдателя, то оцениваемое расстояние меньше, а когда Солнце сзади – больше истинного.
   7. Крупные предметы кажутся ближе, чем мелкие.
   8. Предметы, расположенные на ровном месте, кажутся ближе, чем те же предметы, расположенные на холмистой местности или за каким-либо заслонами. Вот почему противоположный берег реки или озера кажется ближе, чем на самом деле.
Расстояния до предметов, видимых невооруженным глазом (расстояние показано в метрах)
   Деревни и большие дома – 8000
   Окна в домах – 4000
   Трубы на крышах – 3000

   Отдельные деревья – 2000
   Люди (как точки) – 2000
   Отличить всадника от пешего – 1000

   Стволы деревьев – 900
   Движение ног лошади – 600
   Движение рук – 400

   Цвета и части одежды – 250
   Человеческое лицо – 200
   Выражение лица – 100

   Глаза (как отдельные точки) – 70
   Глаза и рот (ясно различаются) – 35
   Белки глаз – 20

   На расстоянии 40–45 метров охотник ясно различает цвет оперения у дичи, например, окраску маховых перьев у селезня (расстояние оружейного выстрела)

   Ночь в тишине можно услышать:
   Гул самолета – 40 км
   Движение автомашины – 2 км
   Ружейный выстрел – 1 км
   Цоканье лошадиных копыт – 1 км

   Ночью можно увидеть:
   Костры – 8 км
   Отблески выстрела – 2 км
   Свет фонаря – 1,5 км
   Огонь спички – 1,5 км
   Огонёк папиросы – 0,5 км
Некоторая полезная информация из книги летчика Кузнецова, потерпевшего аварию над тайгой и пережившего холодную зиму в тайге
   …Всё мое имущество можно нести в одной руке, если даже снять одежду и сложить её в узел. И так как на пополнение его в ближайшее время нет никакой надежды, а сколько мне придется прожить здесь – неизвестно, я выложил из карманов всё, что в них было, чтобы осмотреть и каждой вещи придать своё, может быть, не свойственное ей раньше значение.

   …Прочный и просторный шалаш я построил за четыре дня из пережженных на костре (ведь пилить-то нечем) жердей, увязав их лентами из гибких ветвей черемухи, укрыл корьем и сверху ещё слоем сухого зеленого мха. Дверь связал из тонких прутьев, уплотнив сплетения стеблями рогоза. Постель из сухих прошлогодних стеблей рогоза и сухого мха устроил прямо на земле. На пятый день, натаскав из оврага глины, сделал неказистую, но удобную печку с вытяжной трубой…

   …Из листьев рогоза – мягкие маты, канаты, корзины. Пухом султанов утепляют окна, набивают подушки. Из корневища делают муку, из муки – хлеб. Высушив кусочки в печи, камнем растер в муку…
   …Выкапываю палкой светло-желтые рыхлые луковицы лилии и ем их тут же. Луковицы пахнут землей и горохом…
   …Лопух в Японии – овощ. В корнях есть сахар и белки, семена идут на масло. Засушив корни, растер их на камне, засыпал в кипяток – получился «кофе»…
   …Сусак корни – хлеб, свежие корневища пеку в костре и жарю с салом (питательнее картофеля в три раза)…
   …Убивай столько, сколько можешь съесть…
   …Из топленого сала сделал светильник…
   …Для хранения «овощей» и мяса вырыл в стене обрыва нишу и выложил её корьем…
   …При обжиге гончарной посуды первые сутки надо давать слабый огонь или просто дымок, и только после этого, постепенно увеличивать жар, а на третьи сутки посуду прокаливают до красна…

   …Крючки сделал из английских булавок, лески – из нитей строп…
   …Уток ловил на кусок мяса с помощью лески и крючка…

   …Иголку прикрепил к нити по центру, намагнитил ножом и пряжкой конец иглы – получился компас (показания его проверяю несколько раз)…
   …Провалившись в болото, не шевелюсь, пытаюсь снять лишнее. Рукой, а потом палкой продавливаю углубления у своего тела, пытаясь заполнить их водой и пустить воду через них под себя – только вода, заполняя объем моей ямы, даст возможность мне высвободиться из трясина…
   …Вспугнул лося на болоте и по его следам прошел болото…
Вывод
   Помните свои личные эталоны: рост, вес, длину шага, длину ступни (размер ноги), прыжок с места и разбега (сколько Вы прыгали в школе?), на сколько Вы метали мяч и т. д. и т. п.
   Вообще, чаще анализируйте и вспоминайте свои достоинства и недостатки, возможности и достижения. А что делали и как выходили из похожей ситуации другие люди или книжные герои? Полезен ли Вам их несладкий опыт? Главное НЕПАНИКУЙТЕ, будьте уверены в себе и знайте, что обязательно выберетесь, необходимо только потерпеть и поразмыслить, сориентироваться и увидеть в знакомых вещах и предметах до селе не свойственные им качества, и всем этим воспользоваться для своего спасения. Люди гибнут в лесу чаще от страха и паники, от неспособности спасти себя самого, а не от тягот действительного положения. Наблюдайте! Анализируйте! Думайте! Ищите!

   На этом подготовительный период окончен.
   Пора в дорогу – дали зовут!
   11 мая 1992 года мы вышли на старт.

1 ЭТАП
«Потеря девственности»
п. Листвянка – п. Б. Коты – м. Кадильный – п. Б. Голоустное
(11.05.92–13.05.92)

11.05.92
Утро, сборы, дорога. 9.54 – Старт. Первые километры. Прощание, интервью. «Собачья тропа». Лисица. Бревно с зарубками. Обед. Американец Джеф. Клещи, необходимость осмотров. Первый бивак, ужин, воспоминания, мечты

   Будильник зазвонил в шесть. «Твою мать! – я только лег!» Вчера до полночи мы перекладывали мешки, утрамбовывая всякое дерьмо, которое нам может пригодиться в дороге. Вся комната была завалена скарбом. Одной фотопленки было столько, что нормальный человек, кроме неё больше ничего бы не взял. Одежда, одежда, посуда, снасти, палатка, медикаменты, жратва: банки, пакеты, свертки, мешочки, что-то ещё, ещё. Боже мой, как это всё уместить? Сковородка меня добила окончательно – куда ее запихнуть? – вообще выкинул!
   Солнце слепит, заливая комнату пыльными лучами. Клен скребется в окно. Воробьи орут. Скрученная постель, каменными буграми упирается в спину. Будильник ни как не заткнется. «О! Господи!» Пора! Встаю! Часов в семь приедет Дима, нужно ещё за собакой заехать.
   Наспех помывшись, глотнув чая, я навьючил мешок и поперся к Володе. Вова тоже уже не спал, тоже все утрамбовывал, на ходу отшучиваясь от нападок жены и матери. И та и другая недолюбливали меня, считая, что я вечно выдумаю какую-нибудь авантюру, а Вова, как дурак, не может мне отказать, и в конечном счете страдает. Теперь они почему-то решили, что он обязательно должен погибнуть. Что этот переход ему не по силам, что у него семья и нужно думать о ребенке (как он без отца?), а не заниматься какими-то глупостями. Насчет моей гибели что-то все молчали – этот вопрос никто не рассматривал, я был не в счет. Это даже немного огорчало. Вообще, мысль не отпускать Володю в переход у них зародилась не так давно, примерно месяц назад. Да раньше и не могла, так как наш план долгое время держался в тайне, а то что мы бегаем и тренируемся никто не воспринял за подготовку, все подумали, что мы о здоровье печемся. В начале, когда мы объявили о переходе, родственники решили, что это наша очередная шутка, но позже, прикинув полутора годовую подготовку, стоимость и количество закупленного снаряжения, даже испугались. Тут же Сережина мать стала Свете капать на мозги, что Вова не пройдет, обязательно погибнет где-нибудь в районе «Чертова моста» – дескать она геолог – те места знает, «ты потеряешь мужа, Ксюша – папу» и всякую такую чушь. И началось: Вову поедом ели несколько недель, и я уже было начал подумывать отпилить стволы у двустволки и облегчить другую ношу (всё равно пойду!), но Вовуня не сломался, и вот стоит утрамбовывает куль, глупо улыбаясь и успокаивая близких.
   Нас накормили вкусным завтраком, объявили, что все равно через неделю мы вернемся (Света даже написала письмо, в котором она описала схему наших неудач и возвращения, и которое она даст Вове почитать через неделю, и тогда он поймет, как она была права). Похныкали, посидели, помолчав на дорожку, но все же стали провожать. Дима, как оголтелый сигналил под окном – разбудил все Постышево. Взвалив кули, мы стали спускаться.
   Вместе с Димой приехал Миша Зусман – коллега Вовы по диспансеру и Женя Лоскутов – бывший мой коллега по Восточно-Сибирской студии кинохроники. Прихватили видеокамеру. Как мы влезли в этот старенький «403-й Москвич» с мешками и прибаутками, до сих пор загадка. Но влезли и отвалили от дома. Дамы махали с балкона!
   Первым делом едем к Солдатову забрать лайку. Мы почему-то решили, что собака нам пригодиться в тайге: предупредит об опасности и в случае чего ее можно съесть. Однако, как и положено Солдатову – выпускнику охотфака ИСХИ, ни его, ни собаки дома не оказалось. Охотоведы народ угрюмый, душа у них темная, не спокойная – вырвать яйца у кабарги на продажу китайцам они могут, а за базар ответить или ближнему помочь – это у них не в чести. Особенно если учесть, что он с друзьями живет в доме, который мы с Вовой сняли на два года для подготовки к переходу, и бедного Солдатова запустили туда бесплатно пожить, как старого приятеля, то становится очевидно, что Солдатов – человек слова и собаку для друзей выделить, как два пальца об асфальт. Его дружок разводит руками и мычит, что ничего не знает. Ладно! Хорошо! Зачтётся. Мудак Солдатов. Хрен с ним – поехали без собаки.
   Байкальский тракт – красота! Солнце, желтые сосны, морозный воздух, синее (именно синее) небо и ни одной машины! Настроение шальное. Уже всем ясно, что мы герои. Всё таки решились рвануть!
   Дотянули до Листвянки и… вот Он – Даль необъятная! Байкал – огромный, могучий, опасный, в толстом панцире льда, завораживает, настораживает, предупреждает. Ворочается, дышит холодом из глубины, пытаясь взломать оковы и ударить волнами о скалы. Черная Ангара, придавленная камнем, осторожно выползает из щели, и бесшумно скользит меж холодных своих берегов. Пар, рваные облака и бездонное синее небо. Красиво и сурово!
   Тормозим на смотровой площадке напротив Шаман-Камня.

Шаман-камень

   Крохотный скальный остров высотой в полтора метра в истоке Ангары, геоморфологический памятник. В древности местные жители наделяли Шаман-камень чудодейственной силой. По древним поверьям, это место обитания хозяина Ангары – АМА САГААН – НОЙОНА.
   На шаманском камне происходили особо важные шаманские обряды, здесь давали клятвы и молились, сюда на ночь привозили преступника и оставляли его одного над холодным ледяным потоком. Если к утру вода не забирала его, если он не погибал от страха и студёного дыхания Байкала, его прощали.
   Исток Ангары самый широкий в и крупный мире. Ширина 863 м, максимальна глубина на перекате 4,8 м, минимальная 1,5 м.
   Для быстрого наполнения Братского водохранилища был разработан проект МОСГИДЭПом об устройстве в исток Ангары канала длиной до 9 км, шириной до 100 м и полезной глубиной 11 м, для чего был рассчитан массовый взрыв на выброс с использованием 30 тыс. тонн тротила. Взрыв должен был поднять в воздух7 млн кубометров грунта. Взрыв предполагалось осуществить в 1960 году, с целью сокращения срока заполнения братского водохранилища с 4 лет до минимума и получения дополнительной электроэнергии в объёме 32 млрд кВт часов.
   Осуществление проекта по расчёту могло понизить уровень воды в Байкале на 11 метров, но даже его понижение на 3–5 метров вызвало бы повсеместное переформирование берегов, изменение нормальных условий жизни рыбы, пострадали бы порты, лесоперевалочные базы, железная дорога. Ввиду возможности катастрофы проект отменили.
   Мы с Вовой выходим. Отсюда начинается наш путь. Здесь же он должен завершиться, если нам удастся сделать круг. Это ворота Байкала. Сейчас мы в них войдем. И быть может когда-нибудь выйдем из них.
   Оставив мешки в машине и отправив наших провожатых в конец Листвянки в падь Березовую варить чай и ждать нас, мы остались один на один с Байкалом.

Листвянка

   Название посёлка происходит от лиственниц, растущих на ближнем Лиственничном мысу.
   Довольно крупный по байкальским меркам посёлок, в виде трезубца «воткнутый» в залив Лиственничный. Главная байкальская пристань. По берегу Озера идёт центральная улица посёлка с отличной асфальтированной дорогой длиной в 5 км, вдоль которой, прилепленные к крутым склонам, один на одном громоздятся жилые дома, магазины, административные и другие здания и постройки. Основная же часть жилых домов находится в глубине падей Крестовая, Малая и Большая Черемшанки.
   Впервые посёлок Листвянка упоминается в записях И.Г. Георги (1772–1773 гг.). Тогда здесь было только зимовьё жителя села Николы Романа Кислицина, построенное приблизительно в 1725 году. Вскоре здесь стоится первая почтовая станция и организовывается казацкий караул. В 1998 году водолазами найдена на дне Озера пушка петровских времён – видимо, всё, что осталось от казачьего караула. Отсюда начинается водная переправа через Байкал. До строительства железной дороги здесь была перевалка грузов летом и зимой. Через Байкал от Листвянки до Посольска и дальше Кяхту перевозили для продажи за границу меха, кожу, сукно, железо. В Россию ввозили по этому же пути шёлк, бархат, чай, сахар.
   После строительства Иркутской ГЭС прибрежная территория попала в зону затопления, в результате чего первоначальная двухрядная застройка главной улицы преобразовалась в однорядную.
   Самое крупное предприятие посёлка – судостроительная верфь, где построены и собраны многие суда байкальского флота.
   Здесь же находится Байкальская астрофизическая обсерватория Сибирского института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн СО Академии наук РФ (Сибизмир), «Малый» хромосомный телескоп, 42-метровая громада в виде буквы «Л» большого солнечного вакуумного телескопа. Лимнологический институт и Байкальский музей.
   Свято-Никольская церковь в глубине пади Крестовая имеет свою особую историю.
   Согласно преданию, в началеXIX в. русский купец Ксенофонт Серебряков во время плавания через Байкал терпел бедствие. Ему грозила явная гибель. Но он не отчаялся, усердно молился о спасении святом Николаю, покровителю мореплавателей. Свершилось чудо: Ксенофонт увидел святого Николая, спешившего ему на помощь.
   В знак глубокой благодарности за чудесное спасение Серебряков дал обет: построить храм в честь великого чудотворца. Строительство было начато в 1846 году в посёлке Никола на берегу Ангары и завершилось после смерти купца его женой Наталией. Церковь дважды переносилась. Первый раз на берег Байкала, вторично, в 1957 году, в связи со строительством Иркутской ГЭС и последовавшим подъёмом воды в глубь берега на расстояние 500 м от Байкала.
   Колючий ветер жжет кожу. Трудно дышать от волненья и ветра. Сердце колотит и кружится голова. Страшно, как перед боем! Нам нужно успокоиться, сосредоточиться, остыть. Сейчас всё изменится. Сейчас мы шагнем в новую жизнь. Прошлое, оставшись за спиной, будет греть нас воспоминаниями. Призрачное будущее, рождаясь в наших мечтах, прибавит сил, заставит идти, не даст умереть. Лишь побеждая свои слабости, убивая собственные недостатки, преодолевая самих себя, мы сможем покорить Байкал, добравшись до финиша. Чем тяжелее будет дорога, тем сильнее станем мы, пройдя весь путь. Наш мир изменится, и мы переродимся. И вдруг стало ясно, почему мы здесь.
   Оглядываюсь назад, закусываю губу, выдыхаю прошлое, достаю дневник, фиксирую: «11.05.92. 9.54. СТАРТ» … и мы шагнули в Новый Мир! Полный опасностей, приключений, неожиданных встреч, потерь, радостей и разочарований. То – ради чего потрачено столько сил, средств и времени – началось. И нет уже пути назад. Пусть воды Байкала омоют наши души! Ну, всё – с Богом!
   Идти нудно, особенно по асфальтированной дороге среди поселка – хочется быстрее в тайгу и ноги сами несут, пока свежие, пока легкие – несут. Трусцой мы проскочили первые пять километров по Листвянке, на ходу разглядывая поселок и болтая без остановки. Летом здесь обычно интуристы шарахаются с фотоаппаратами. Весь посёлок летом засыпан дерьмом: фантики, бутылочки, этикетки. Вечно музыка, рыбный дым, дети выпрашивают жвачку, коровы бродят по дороге. Сейчас – холодные деревья, усталые дворники и замершие корабли. Асфальт холодный. Лед на море и стылое дыхание Озера горчит трубным дымом прибрежных лачуг.
   Ребята конечно хрен сварили чаю – боялись ветром спалить городок. Тем не менее кукурузные сладкие палочки исправно сожрали, дав нам повод для дальнейших воспоминаний о них (и о палочках, и о ребятах). Женя понтовался с видеокамерой, а я, типа, с интервью для истории покорения Байкала и на радость спонсорам. Пролепетал какую-то чушь о наших намерениях, поблагодарил тех, кто нам отстегнул денег, заверил человечество в неизбежности нашего возвращения в порт Байкал. Потом мы еще немного потоптались у машины, поржали, отлили и тронулись. Ребята молчали и смотрели нам вслед. Мы уходили твёрдой походкой, а нас провожали, как в последний путь. За нас переживали. Было приятно.
   Первые шаги по «Собачьей тропе». Женя крутился вокруг с камерой, фиксируя хруст прошлогодней гальки, и делая вид, что он крутой оператор (только бы с обрыва не шлепнулся). Потом отстал … и тишина. Звенящая тишина. Как два поезда встретились и разошлись. Звенящая тишина!
   Дорога пошла в гору. Поблескивая новым, еще не закопченным чайником, Вова сопит впереди, а вверх по склону удирает красная лиса. Вот и всё, брат, тайга, дикие звери, красота и дышится легко.
   А тропка, гори она огнем, действительно опасная, даром что Собачья. Хорошо хоть сухая. Соскользнешь – всё! Не соберут! Прав был Брянский. Его книгу «Здравствуй, Байкал» мы зачитали до дыр, и даже самые необходимые страницы с описанием маршрута взяли в поход: в лесу всё пригодиться и информация, и бумага. Это был единственный путеводитель по Байкалу, подробно описывающий береговую линию и возможные препятствия на пути, но, чего греха таить, мы были искренно удивлены, когда обнаружили в пади Облепиха бревно с зарубками, как описано в книге. С этой минуты мы стали Брянскому верить.
   В сухой траве на прибрежной полянке в маленькой палатке типа «кокон» валялся иностранец. «Поляк» – подумали мы. Нет – Американец. Они интуристы за границей своей страны очень общительные, это им дома разговаривать некогда, а здесь – без умолку. Пока варили суп и ели, Американец нам поведал свою страшную историю прибытия на эту поляну. Зовут его Джеф. Работал он по контракту в НИИ в Москве. Что-то связано с химией. Доктор наук. Работа окончена, а виза еще нет. Поехал посмотреть Россию. На поезде: до Владивостока и обратно. Решил пару дней поболтаться на Байкале – много слышал, хотел видеть, теперь видит. Планирует дойти до Больших Котов и обратно. Часть одежды украли в поезде и ему немного холодно, но они американцы настырные парни в плане: Я должен это видеть! «Пошли с нами до Голоустного – там будет машина с нашими припасами и друзьями. Заберут тебя в Иркутск. Расстояние почти тоже самое, а увидишь больше, примешь участие в переходе, да и нам будет кому мозги парить.» Он согласился. Жрать толком не хотелось, и мы почти всё вылили в траву (тысячу раз я это вспомню!) Стали собираться и вдруг – КЛЕЩЬ! Два, еще, еще… В сухой траве их было миллион! Мы бросились осматривать одежду и вынимать их из всех, какие есть в одежде, складок. Господи, да сколько же их? Теперь каждый час пути приходилось раздеваться догола (донага, полностью, совсем, абсолютно) и выковыривать, выдергивать, выцарапывать их из одежды. Пропотев час, прыгая по скалам с сорокакилограммовыми мешками, нормальный человек, на таком ветру раздевшись, должен подхватить насморк, ангину, грипп, воспаление легких, но экстремальная ситуация, обогащающая организм защитными функциями, в нашем случае помогает. Думаешь больше о клещах, а не о насморке: надо – и в воду прыгнешь, лишь бы не укусил.
   Так промучившись остаток дня, километрах в семи от Больших Котов мы наткнулись на подходящее место для ночлега. Клещей здесь, кажется не было, по крайней мере не было видно. Разбили лагерь, разожги костер, сварили ужин, развалились на ковриках, хлебая супчик, и вдруг почувствовали, как мы устали.
   Стемнело. Я сытый валяюсь у костра, вспоминаю дом, мечтаю о будущем, слушая паровозный стук и гудки с той стороны Байкала. Когда же я буду там? Скорее бы! Это как в Армии – в первый день очень хочется скорее дембельнуться. Там, вдали той стороны мелькают огни поездов и станций, и небо еще над горами светлое – пока все как на прогулке: нет ощущения глухой тайги, нет ощущения долгой дороги, да и до города-то рукой подать – километров тридцать. Ещё ВСЁ было сегодня, ещё ели с тарелок и спали в перине – цветочки, но уже на лирику растащило. Обмяк, загрустил. Вова – молодец – втирает Джефу, что я работник КГБ, особист, страшный человек – выкормыш комсомола («видишь – форма военная»). Что-то про спец. задание о подводных лодках на севере Байкала. Кожаные перчатки на моих руках, которые я всегда одеваю в лес против травм и царапин, подтверждают Вовины слова и внушают американцу тревогу. Джеф, как ребёнок, таращится на меня, а я усиленно делаю вид, что, как настоящий разведчик, прикидываюсь, что не слышу, хотя, коню понятно, что слышу всё, всё контролирую, всё запоминаю и фиксирую. Как бы случайно перевожу тему на медведей, после которой для правдоподобности приходится рюкзаки вешать на деревья, чтобы Мишка не разорвал. Джеф в замешательстве, но свой мешок тоже вешает на сук и покорно лезет в нашу палатку. Мы кладем его, одетого в наши теплые вещи, в середину, т. к. у него тонкий спальный мешок. Не удобно после дивана спать на жестких сучьях и корнях, но усталость берёт свое, и полепетав ещё с американским химиком о цикле трикарбоновых кислот, объясняя, что теплее будет если жирного перед сном напороться (даром что ли в меде учились?), мы осторожно засыпаем.

12.05.92
Первая ночь. Первое утро. Большие Коты. «Чёртов мост». Мыс Кадильный. Ночёвка на кромке Моря на каменном берегу

   Первая ночь. Холодная, душная, тесная, жёсткая первая ночь. От пережитых впечатлений дня и неуюта толком не знаешь: спишь ты или только собираешься. Любое покалывание тела явно означает нападение (именно нападение) клеща. Истерично лезешь под толстый слой ночной одежды за этой тварью, абсолютно точно понимая, что пока лезешь, с рукавов сам себе ещё напихаешь клещей, но лезешь. Отмахать тридцать верст по тропам, кишащим клещами, сбрасывать их сотнями с себя во время пути и не упустить в складках одежды или рюкзака хотя бы одного – маловероятно. А ночью он обязательно, сволочь, куда-нибудь тебе вопьётся. Успевай реагировать, пока не глубоко! Так всю ночь и дергаешься – какой тут, к чёрту, сон? К тому же, тело ломит с непривычки и больно глотать. Остывающие почки требуют отлить, но холод не позволяет вылезать из мешка. Пока выкарабкаешься, пока обуешься в темноте, расшнуруешь палатку– даже думать страшно. Буду терпеть до утра или сколько смогу. Одно радует – я тут такой не один.
   Наконец-то сквозь палатку стало видно, что светает. Первое утро. Всё первое – все по другому, по новому – то, к чему мы должны как можно быстрее привыкнуть. Я сто двадцать раз смотрел на часы, и вот – дотерпел. И бьются о траву, слепя и сверкая, алмазные брызги ночных сновидений, а я в это время в небо смотрю! Хорошо!
   Ребята ждут пока я разожгу огонь – тогда грейся, разминай кости, пей чай. Чтобы самому согреться и размяться, развожу костер. Грею вчерашний чай. Громко и смачно швыркаю кипяточком, какую-то гадкую песню пою. Ну вот и вылазят мои мужички, кряхтя и корячась жмутся к костру, обжигая пальцы о железные кружки, потихоньку отходят от кошмаров ночных, козлята ленивые.
   Опять раздевшись, осмотревшись, поматерившись и помыв помятые морды в ледяной воде, начинаем собираться в дорогу. Вот где понимаешь всю прелесть бивака – в его сборе. Жуть. Всё Это разбросанное нужно снова собрать, разложить, утрамбовать, перевязать, упаковать, выхлопать, свернуть, жратву сверху отложить, всё остальное ещё предусмотреть и ничего не забыть. Короче, не понравилось мне утрами собираться. Но теперь это будет каждый день, и от этого я злюсь. Вот Джеф – все снаряжение легкое, удобное, ничего лишнего. Сидит, сука, глазеет на нас или с фотиком по берегу бегает. «Иди, котелок сполосни!»
   Через пару километров вышли на дорогу ведущую к Большим Котам. Потеплело. Повеселели – легко идти, клещей нет. Пройдя кладбище, входим в замороженные Большие Коты.

Большие коты

   КОТЦЫ (сибирское) или КОТЬЦЫ (древнерусское) – плетёный перебор через реи для удержания и ловли зашедшей туда рыбы, особенно омулей.
   В речку Котинку в прошлом заходила на нерест рыба и её ловили подобными способами.
   Посёлок возник на базе золотоносных россыпей (добыча дражным способом относительно недавно прекращена). В Сенной пади был прииск иркутского купца Патушинского. Сохранились вертикальные штольни и, отвалы, деревянные желоба золотодобытчиков. На Байкале, вблизи устьев рек Большие и Малые Коты, золотоносные галечники брали со дна летом с плотов, зимой – со льда из прорубей.
   Здесь в посёлке стоял стекольный завод, а в 1918 году организована лимнологическая станция – старейшее научно-исследовательское учреждение на Байкале.
   Жуткое зрелище – деревенский Байкал! Грязный, заваленный остатками зимних отходов почерневший лед, с обклеванным трупом вмерзшей собаки. Вова, конечно, объяснил Джефу, что это медвежонок, их много вмерзает в лед на Байкале. Тот, конечно, бросился фотографировать. «Полезли на утес, Шкипер!».
   Чаячий утес и «Чертов Мост» прошли в легкую – зря пугали. Ну поползали под навесами, ну попрыгали по скале и что? Ерунда. Вот тягуны вдоль берега вымотали. Идешь, идешь по узкой тропе – конца края нет. И горизонт не приближается. Только дикие лошади как-то скрашивают пейзаж, любопытно уставившись на нас и совершенно не боясь. Да в подкладках накапливаются наши маленькие друзья – паразиты, заставляя нас раздеваться и нервничать.
   О! Кадильный! Наконец-то!

Мыс «Кадильный»

   С давних времён здесь жгут известь. Отсюда и название – Кадильный, видимо от чада и дыма, образующихся в процессе. В глубину побережья врезаются пади – Малая и Большая Кадильная, известные помимо своего прямого назначения, связанного с обжигом извести, ещё и тем, что окружающие гребень кристаллические известняки изобилуют нишами и пещерами. В одной из них, под названием «Часовня», найдены останки стоянки древнего человека. Множество других пещер имеют свои тайны и легенды и ждут своих первооткрывателей, чтобы подарить им свои сокровища.
   У околицы, сбросив рюкзак, почувствовал, как потянуло тело назад, заколбасило. Привык идти, наклонившись вперёд, задницей подпирая нелегкую ношу, а пустого – на спину бросает.
   Ну и конечно егерь тут как тут. Здрасти. Кто да чё. Свои. Ему развлечение, наверное, свежих туристов увидеть. Давай нас провожать, рассказывать, как в этих местах до революции местный богач клад прятал. До сих пор приезжают, ищут, но не нашли – почва шевелится, и многие пещеры и щели давно засыпало, как найдешь? Может до него копать сто метров, а тут камень. Знать бы где – порохом бы рванули. Тут много пещер. В одной – скелет дезертира, ещё с Отечественной. Одна пряжка осталась. Короче, прожужжал все уши, пока проводил нас до конца деревни. Там отстал. А в воде у берега кричат и плещутся турпаны и огари. Две пары. Красивые заразы. Что-то ковыряют во льду, но не подпускают сфотографировать.
   Потом опять крутые тропы. Джеф устал быстрее и уже не прыгал в опасных местах, а пытался страховаться и все твердил: «Я не хочу делать ошибка». Постоянно приходилось его ждать или помогать, подавая палку или руку. Достал. И клещи достали. День как-то незаметно кончился, стемнело, а места для ночевки подходящего не было: то клещатник, то высоко от воды. Вова ломанулся вперед (типа сил еще много) искать место для ночлега. Мы шли, шли, догоняли его, догоняли, упарились – куда он делся? Во, бежит. Нашел место на самых камнях у Воды. «Вы мою кепку не принесли? Я вам ею метку оставил». Ага, видел я его кепку в сумерках. Он поплелся за кепкой, а Джеф выпучил глаза от наших братских объяснений с ненормативной лексикой по поводу этого пустяка. Учи язык, американец!
   Пришлось ночевать на холодной кромки моря. На камнях. Наспех пожрали, попялились на ночное небо (спутники носятся – благодать), успокоились горячим супчиком и спать – вымотались, клещи достали, ветер холодный.

13.05.92
Первый укус клеща. Салями. Большое Голоустное. Два клеща в голове Джефа. Наши друзья, дозаправка. Обед на берегу. Прощание с Джефом. Потускневший вечер

   Тринадцатое число – ништяк! В кисть руки впился клещ! Думал, боялся – накаркал!
   – А что такое есть по-русски «ништяк»? – Джефу всё интересно.
   – Это, брат, когда член двумя руками берёшь, а то, что не влезает в ладони и есть ништяк.
   – А у тебя есть ништяк?
   – У меня ладони очень широкие. Отвали, Джеф – видишь клещ торчит?
   Клещ, падла, глубоко впился – видно давно. Вытащили. Способ вытаскивания очень прост: вяжешь узелок на нитке и пропускаешь во внутрь клеща. Затягиваешь, а потом шатая из стороны в стороны и выкручивая по спирали, потихонечку вытаскиваешь. Задницу его можно кремом или смолой помазать, чтобы не дышал, сам себя вытолкнет. Прижигаешь йодом или водочкой. У нас был и йод. Хорошее начало дня. Сегодня в Голоустное Дима должен приехать, надеюсь это не сигнал к облому. Всё, хорош, не думай, а то опять накаркаешь. Давайте кушунькать и собираться – тащится ещё порядочно.
   Завтрак. Джеф достаёт из рюкзака САЛЯМИ, и мы: ох! уели. Всё это время он жрал наше, а сам прятал салями. Вот, конь! К тому же колбаса протухла. Понюхали, попробовали, предложили Джефу выбросить её, но он спрятал в рюкзак: «Мне еще в Москву ехать». Потом у него оказались карамельки и прянички. Ну, это мы ели. Воду из Байкала он пить по началу боялся – подавай ему кипяченую. Ни хрена – рискнул, пьет. Фотоаппарат у него конечно классный «Олимпус» с трансфокатором, легкий, пленка «Кодак» (у нас «Орва»). Попросили продать пару пленок. Долго мялся, что-то в уме прикидывал, но отказался – самому мало. Жлоб. Мы его грели, кормили, я ему ручки подавал на виражах, а он закозлил. Ничего – отольется!
   По дороге у какого-то зимовья встретили пару уродов, собирающих каменное масло в горах. Зачем им это масло? Оказалось они тоже охотоведы, как Солдатов. Те вечно что-то собирают: то масло, то корни, то рога, то желчь медвежью. Всё норовят продавать японцам за доллары, но что-то я не знаю не одного богатого охотоведа, если он не зав. кафедрой, чьи студенты живут в Приморье около икры или не на практике по отстрелу соболя.
   Голоустное.

Голоустное

   Голое устье – обширная степная дельта реки, где обитает странный ветер Харахаихой. Раньше это место называлось Идин-Гол. Река, разливаясь на шесть рукавов, представляла собой отличное место для утиной охоты, пока не попало под ведомство национального парка. В посёлке Голоустное находится церковь с одноимённым названием церкви в Листвянке: Свято-Никольская, построенная примерно на месте часовни 1701 года. В 1937 году по приказу главы администрации посёлка церковь была разрушена. Вскоре его постигла кара – он ослеп.
   Первое зимовьё на мысе Голоустном было построено вXVII веке.
   Церквушка ремонтируется. Погода хорошая. Где-то здесь столовая. Несмотря на обеденный перерыв, столовские бабаньки накормили усталых путников порядочным обедом. А кого им еще кормить в это время года, кроме нас да шабашников? – деревенские дома кушают – мы основная выручка дня.
   Переводя дыхания от съеденного на теплом крыльце столовой, вспомнились слова Джефа: «Я чистый человек, мне клещи не пристают». И действительно, он всю дорогу не напрягался, не раздевался и клещей почему-то не ловил. А тут сидит, чешет башку: «Посмотрите, что там есть?» Что есть? – Два клеща есть! Сидят рядышком, впились уже. Давай вытаскивать. С удовольствием выкрутили, прижгли. Веселье Джефа тут же по угасло. Задумчивый стал – он не привит, в отличии от нас.
   Пройдя деревню, в бинокль увидели Димину машину на последнем лысом склоне у Байкала. Далеко. Переть до неё еще порядком. Может увидит, подъедет, хоть мешки заберет. Машем, свистим – куда там, он нас не видит. Оставив вещи, я пошел к ним налегке. Когда оставалось совсем немного, ребята меня увидели, затарахтели мотором, помчались за вещами и Вовой. Американца не ожидали.
   Обед на солнечном склоне в кругу ярких городских соратников. Дима в голубом с идиотской косичкой (он гонял по деревне часом раньше, спрашивая нас – хорошо что не встретил – его вид повеселил деревенских, а наша репутация осталась девственной), Вероничка, Димина жена – высокая, красивая, яркая, свежая. Женя с видеокамерой и полной уверенностью собкора лучших СМИ мира. Сытые, загорелые, чистые, городские.
   Обещанную легкую палатку и протеин Дима не привез – его стиль: не было времени забрать. Поначалу нас это не огорчило, позже, когда Это у Димы вошло в систему, меня сильно Это тупило и злило, порой до исполнения японских като в глухих местах прибайкальской тайги. Зато обед – всего много. Женя мечется снимает, я даю интервью, демонстрирую лазанье по скалистой местности с пустым рюкзаком, делаю серьезные заявления мировому экологическому сообществу. Джеф мучается в решении: ехать в Иркутск или продолжить с нами путь до МРС. Трясогузки. шныряют в камнях Чайки орут в преддверье гнездовья. Байкал в игольчатом льду. Колбаса. И клещ в моей ноге. Вероничка хотела упасть в обморок, но мой спокойный вид и уверенность при вытаскивании паразита, вернули её к жизни. Она (я надеюсь) поняла, кто такие настоящие парни! Тайга, знаете ли, все случается. Чего там, милая, клещик. Бывает.
   Вова смотался к леснику, за разрешением на проход через Национальный парк и узнал о тропе до Песчанки. Ещё немного потрепались, пофотографировались, понежились под теплыми лучами майского солнца. Потом собрали и загрузили лишние вещи в машину (их оказалось очень много – грамотно: всего три дня их пришлось тащить, зато теперь все самое необходимое осталось). Максимально облегчили ношу и пополнив запасы, стали прощаться с Джефом, который решил все-таки ехать. Прощания крепких мужских рукопожатий и теплых щёк Веронички. Обещания встреч. Пожелания удач и терпенья в пути. Спасибо! Гуд бай, братишки!
   Проводили машину, и день, который только что был в разгаре, сразу сошёл на нет. Налетела тоска по дому, по родным, по телевизору, по чистой одежде, и всякая такая дребедень в голове, которая мешает путнику преодолевать завалы. Задница «Москвича» ещё мелькала в пыли дороги, а мы уже что-то раскисли.
   Сварили ужин. Зашились, заштопались, изучили карту и маршрут по Брянскому до Бугульдейки. Вспомнили, как охотились здесь ещё совсем мальчишками лет пятнадцать тому назад с Вовиным отцом. (Я тогда штук шесть уток набил – мать не верила, что сам). Помылись. Посидели у костра. Допили чайник. И спать. Теперь уже вдвоём. Хоть свежее будет.

2 ЭТАП
«Полнолунные галлюцинации»
п. Б. Голоустное – перевал Кедровый – б. Песчанная – б. Бабушка – п. Харгино – мыс Красный Яр – п. Бугульдейка
(14.05.92–18.05.92)

14.05.92
Дом-корабль. Охотники, лайки, убитый олень. Тропа на перевал Кедровый. Свежий след медведя. Палатка на тропе. Меры предосторожности. Усталость, холод, страх

   От вчерашних радужных настроений не осталось и следа. Утро. Холодное солнце восходит, сверкая алыми водами в глубоких трещинах почерневшего льда – как будто кровь сочиться сквозь истерзанный панцирь Байкала.
   У палатки мусорный бак. Вчера мы его не замечали – как он сюда попал? И не лень же было кому-то его сюда тащить. Вороны набились во внутрь, орут. Сожрали нашу колбасу – ничего нельзя оставить за пределами палатки. Завтрак. Все равно хреново. Вчера – радость, светлый день – сегодня – одиночество и колбасу сожрали. Обнажились, осмотрелись. Помыли лица и зубы прямо в Байкале. Где-то лают собаки. Ладно, пошли в гору, обходим Голоустненский прижим.
   Природа прекрасная, птички поют. Дорога – как Мамай прошел. Джеф какие-то фантики собирал – экотурист – тут всё тракторами разворочено и железом завалено. Становиться жарко. Кто-то в лесу рубит сучья или ветки ломает.
   Внизу, на берегу дом – корабль. Ба! Кого ловить – стильное место, китч – обалдеть, зато всё под полировку, лесенки, перильца. И ни кого, ни души – хоть поджигай.
   За соседним прижимом выходим на берег, где двое мужиков обдирают свежую тушу изюбря. Ребята нас не ожидали. Остолбенели. Пауза. Здрасти, здрасти. Вы кто? Собаки несутся, того и гляди разорвут. Но мы уже успели устать, так – что до собак нам дела нету. Они это чувствуют и не нападают, только лают. В воде у берега лежит олешка, уже освежёванный, и запах, сладкий запах тины и парного мяса, до тошноты.
   – В такое время туристы здесь не ходят.
   – А мы и не туристы – мы Байкал покоряем.
   – А! Отрезайте мяса, сколь надо, – закон тайги.
   Я отрезал килограмма два – два с половиной от задней ноги. Спасибо – хватит, тащить тяжело. Посидели, перекурили. Мы слышали выстрелы, но подумали, что это ветки ломают на просеке. Хорошо, что не в нашу сторону палили. «Ну, мы пошли». Собаки бросились вдогонку.
   По камням, по льду – к обходной дороге на бухту Песчаную через перевал Кедровый. Решили идти через перевал – кто знает, что там за прижимы.
   Странные деревья на берегу. Кажется, что гнезда маленьких птиц, а это так ветви сплелись. Стоянка с зонтиком из бересты – туристы прикалываются. Под скалой, в желтой траве зимовьё. Красиво. От зимовья тропа на перевал, вдоль скал и горной речки – чистой, холодной, рвущейся сквозь лёд напоить Байкал. Тропа ухожена какой-то туристической командой из Москвы под названием «Коряга». Эти ребята оставили о себе надписи на деревянных щитах, очистили и облагородили тропу. Завалы распилены, мостики, указатели, вигвамы. Я позже понял, что они молодцы, а в тот день, усталый, поднимаясь на вершину, я злился на их студенческие приколы.
   Когда поднимаешься на перевал, вершина, как горизонт – кажется близко, вот она, а подойдешь – убегает. Весь день ловишь вершину и некогда перекусить – сейчас дойду, сяду, покушаю. Не тут-то было – вершина ещё впереди. Там, на верху тают снега, ручьи бегут вниз. Тропа – самое удобное место для ручья – ниже уровня почвы, утоптано, твердо. А я в кроссовках, иду по этой тропе, перепрыгивая ручьи. Мне холодно, скользко и лень одевать сапоги – всё кажется должен кончиться ручей.
   Ноги конкретно замерзли, Вова впереди. Свищу: «Давай тормознёмся – переобуемся». Заваливаемся на привал. Снимаем мешки аккуратно: тушенка в стеклянных банках. Нам не удалось достать в железных, поэтому купили три ящика в стеклянных, а что обменяли на железо – послали сами себе в посылках по деревням побережья. Приходится мучиться, тащить стекло и не бросать мешки. Хрустально – серебряная речка. Вода – наслаждение, десны ломит. Готовить обед времени нет. Перекус – до вершины—то рукой подать. Переобулись. Сразу тепло и сухо. Двинулись дальше вверх. На тропе во мху след медведя! Свежий! Вода ещё в него только затекает. Запах чувствуется – сладкий запах медвежьей шкуры. Спина похолодела, замерли, вращая глазами, вслушиваешься: речка журчит, синички свистят, ветка хрустнула. Ружьё! Быстрее ружьё! Усталости – как не бывало. Опасность – это тебе, брат, не клещи. Весна – Он голодный! Ближе друг к другу и вверх. Внимательней, не расслабляйся – выскочит – не обрадуешься! Вверх, вверх, ищи зимовьё.
   Время пролетело быстро, как и мы до вершины перевала. Зимовья нет. На вершине снег, глубокий снег. Тропа пропала в сугробах – ориентир – расстояние между деревьями, и то нет уверенности, что мы идем правильно по тропе. Темнеет. Если сейчас не разобьем лагерь, то через полчаса, не найдя зимовья, пожалеем об этом. Всё! Здесь! Нет сил и времени. По среди тропы. Пока светло ставим палатку, запаливаем костер (сухостоя много, но он сырой), сушимся, едим. Большой костер – может Мишу напугает? У нас есть пара фальшвееров: дергаешь за один конец – красный дым, за другой – яркое пламя. Веревки – метров тридцать. Вокруг лагеря ставим «ловушки» – веревка, а на конце наши факела. Миша ночью придет, нарвется, факел вспыхнет – у нас будет пара секунд выскочить из палатки с ружьём. Не зашнуровывая палатку, не разуваясь, почти не застегивая мешки, ложимся спать, зарядив ружьё и положив его стволами к выходу. Страшновато! Что делать? Это наш первый опыт самостоятельной жизни в дикой природе. Как мы были наивны, но тогда это было лучшее, из того, что могли предпринять. Уснули же, прижавшись к ружью и друг другу.

15.05.92
Холодное сырое утро. База ИСХИ. Спуск к Байкалу. Потерянный нож, нерпа, турбаза «Бухта Песчаная». Бухта Бабушка. Воспоминания. Обед, спирт, оленье мясо. Перенос стоянки. Душ из пластиковой бутылки

   Всю ночь кто-то бродил рядом. Не слышно, но чувствуешь. Скорей бы утро! Я лежу в полудрёме и всё думаю, как бы обезопаситься. Что такое медведь? Зверюга. Боится же тех, кто больше объемом. Звери все объемов бояться: даром что ли ящерицы расщепериваются, тетерева и турухтаны надуваются во время брачных боёв. Надо было воздушных шариков взять. Много шариков, ярких, красных и других. Надуть, развешать по деревьям – для объема – не подойдет. Ветер их колышет – не подойдет. Или красные флажки, на худой конец. Волки же боятся флажков. Но шарики нести легче, но нужно надувать. Всякая чушь в башку лезет… Холодно. Палатка не зашнурована – дует. Высокогорье, ничего не сохнет, сна нет, сил нет. Горло болит, нос облазит, ноги стерлись, тело ломит. Скорее бы утро. Хреново всё!
   Только-только светает. Спать не могу, развожу костер. Быстрее костер. Отогреваться и сушиться. Вова тоже не спит. Всё сушим (одежда парит), греемся, громко разговариваем. Чай, горячий крепкий чай и выстрел вверх пробуждает в нас уверенность. Да и солнце встает, отгоняя ночные кошмары. Хер ты нас возьмешь! Нас двое. Мы вооружены! Слышишь? Давай, рискни!
   Вокруг палатки всю ночь шарахался лось. Это мы узнали часов в семь, когда совсем стало светло, и следы стали различимы. Одежда так и не высохла. Мерзко!
   Два-три часа ходу нам не хватило вчера добраться до базы студентов ИСХИ. Вниз почти по тропе, а вообще-то в сугробах, мы добрались до озерка, где сразу чувствовалось присутствие бывалых браконьеров: надежные засидки на уток, искусственный солонец, подкормочные стога и кормушки. Изюбри бродят в кустах на берегу (увидев нас – растворяются в чаще). Места красивые и богатые, как на картинки, охотоведы молодцы – знают где базы разбивать. На базе тишина. Зимовье большое, просторное, грязное. Рядом стоящие деревья и щиты густо простреляны картечью. Под нарами, на чердаке, в сарае – везде: капканы, ловушки, петли, бутылки, кеды, тряпки, запчасти, мусор, очистки, стружка, шкурки, пяльцы, ржавые гильзы, мыльницы и что-то ещё, рассыпанное на полу. Надписи на стенах.
   Мы выспались на нарах. Тепло – распогодилось. Часа два беззаботно спали.
   Спуск с перевала к бухте Песчаной от базы ИСХИ обозначался различными зимними туристическими тропами (на деревьях прибиты ориентиры в виде зеленых ромбов и красных квадратов) Стоять на вершине перевала и смотреть в низ на огромный Байкал очень приятно – «весь мир у твоих ног!». Огромная чаша Озера с высоты кажется ещё более необъятной. Гордость переполняет сердца за свою идею покорить этого монстра. Сам же спуск – дело утомительное, так как работает другая группа мышц, которые моментально устают, скользко и порой приходится бегать змейкой, а с тяжелым рюкзаком это неудобно. Даже часто взлетающие рябчики не отвлекают внимания, и все равно поскользнешься.
   Песчанка встретила нас плохой погодой, красивыми скалами и досадной информацией о том, что где-то при спуске Вова потерял нож. «Твою мать! Ну иди – ищи!» Я завернулся в телогрейку на окрашенной синей холодной лавочке на берегу и стал наблюдать, как нерпа своей черной башкой мотает из стороны в сторону выныривая между льдин. Уснул.

Бухта Песчаная

   Одно из самых красивых и известных мест на Байкале. Множество открыток и календарей содержат виды Байкала именно в иллюстрациях наиболее красивых мест бухты Песчаной. Это и ходульные деревья, и Малая и Большая Колокольни, и Бакланий камень. Именно в этой бухте наибольшее количество солнечных дней в году, где среднегодовая температура воздуха составляет + 0,4 0 С. Место паломничества туристов и влюблённых.
   Володя разбудил меня через пол часа.
   – Нашел нож?
   – Нашел.
   У домиков возился с трактором какой-то хрен, раскрашивая колеса и поглядывая на нас. «Пойду узнаю насчет ночлега» – сказал Вова и свалил. Я снова уснул.
   – Пролетаем с ночлегом. Этот козел сказал, что тут вам не ночлежка. Деньги предлагал – не пускает. Что делать будем?
   – Что делать? Пошли в Бабушку. Там переночуем. А этот урод пусть блатных ждёт – надеюсь, летом они сожгут тут пару домиков.
   Перевалив за бугор, мимо ходульных деревьев, мы оказались в бухте «Бабушка». Бухта нашего детства. Красивее места нет на моей планете. Всегда вспоминал, как мы с Вовой тут мы отдыхали.
   *** Тогда нам было лет по двенадцать. В спортивном лагере «Политехник» от Иркутского политехнического института нас премировали поездкой на Байкал за спортивные достижения (я выиграл кросс на 1 км, а Вова плавание на 50 метров, получили два торта). Человек пятнадцать студентов, которые тогда казались нам ужасно взрослыми, и мы два пацана, разбили лагерь здесь в Бабушке. У студентов были свои планы: гитара у костра, любовь, тыры– пыры, а нас привлекали скалы. Мы лазили по каньонам, гоняли уток, представляя себя индейцами, напевая шлягер тех лет: «Вновь, вновь золото манит нас, вновь, вновь золото, как всегда обманет на-ас!». Кружащие над головой коршуны дополняли картину, и скалы в глубине бухты мы окрестили «Каньон „Дель оро“ или золотой каньон». Тысячу раз мы могли сорваться со скал и после, вспоминая наше безрассудство ползать по скалам без страховки, мы часто удивлялись милости Проведения, сохранившему нам жизнь.
   Рухнув на белый песок бухты, минут тридцать мы просто лежали, вспоминая каждый своё, наслаждаясь картинками детства и просто отдыхая.
   Сегодня день отдыха. Перевал нас порядком вымотал – дальше не идем, разбиваем лагерь, отъедаемся, моемся, отдыхаем. Разбив лагерь, сварив изюбрятину, мы позволили себе даже выпить немного спирта и завалились спать. Тепло (пока день) и расслабуха после спирта полнейшая. Вова спит. Оставив проблемы на потом, прежде чем рухнуть рядом, берусь за дневник:
   В 21.00 я пишу эти строки у костра. Вова спит. Байкал ещё не проснулся. Мы уже не те бравые парни 5-3-дневной давности (всего-то прошло 5 дней). Мы простывшие, небритые, грязные, уставшие и промерзшие два леших. В палатке невозможно ночью спать. Холод. Мы слишком рано вышли – ещё ни людей, ни тепла на пути нет. Обходная тропа более 40 км утомила нас, мы не встретили ни одного человека на ней, но множество зверей. В Песчанке не сезон – закрыто! Нет людей – для нас даже хорошо, что нет тепла – это нас выводит из нужного равновесия. Что-то около суток мы бродили по перевалу, намокли… Очень хочется помыться (всему). Но утренне-вечерний холод и дневной ветер этого не дают. Небриты. От вещей, взятых вначале, осталось чуть больше половины. Пищи (как ни странно), оказалось, нам нужно меньше. Хотя идём по очень большим кускам. Хотя организм уже требует прибавки (сегодня съели 1–1,5 кг изюбря очень быстро – правда это было вкусно). Так называемые крупномасштабные карты для туристов (продаются в ларьке на Ленина) – дерьмо. Мы бродили по ним, ничего не разобрав. Дерьмо!
   «Пью сибирское лето из горной речушки».
   От чифира разъело язык и губы (не принимает солёное – жжёт!)
   Проснулись ближе к вечеру. Задул ветер. Полы нашей палатки стали хлопать. Пришлось икать более подходящее место для лагеря. В дальнем конце бухты такое место нашлось – лагерь перенесли. Дневной сон прибавил нам сил на то, чтобы нагреть воды и помыться. Бутылка из-под «Белизны» с дырками в пробке, типа брызгалка, служила нам душем, бритва откарябала недельную грязь, запутавшуюся в щетине, горячий суп и чай вернул нас к жизни, а полная луна наполнила сердце милыми картинами прошлых и будущих лет. В дневнике появились строки:
   Переоделись и почувствовали себя людьми. Врач лечил наши носы и глотки. Погода стала ветреной – не хватало дождя – солнце – вот что нам необходимо и хороший сон в тепле.
   Угадали с чаем (его надо много), но очень жаль, что нет сахара.
   Это был отдых и «зализывание ран».

16.05.92
Тёплая ночь. Яркое утро, омрачённое болезнью. Первые лекарства. Бухта Сенная, обед. Проводник до Харгино. Слабость, сон, радио. Непредвиденная ночёвка в Харгино

   Запись в дневнике:
   Наконец-то сегодня ночью мы не мёрзли и проспали до 7.30 ч. (правильно выбрали место и лихо зашнуровались). Спасибо, б. Бабушка. Суббота. Мои в Ангарске. Я мысленно там же. Как там Тимоха – я очень скучаю".
   Яркое солнечное утро, как всегда в этой бухте. Тонкие стволы сосен отбрасывают длинные тени, сплетая их в причудливый узор на желтом ковре опавших сосновых игл – всё, как на открытке. Воздух морозный. Льдины на море просвечивают матовым светом, вода в полынье бликует на солнце и ветерок запутался в прибрежных камнях. Я блюю в кустах.
   После перевала, толи от перенагрузки, толи от спирта, а может от немытых сухофруктов, которые мы вчера сожрали, я страшно отравился и теперь не вылажу из кустов. Слабость валит на прибрежный песок и, уж точно, идти никуда не охота да и сил нет. Вдруг вспомнилось, что смотреть на полную луну нельзя – заболеешь. Я вчера весь вечер снимал её – станешь тут суеверным. Очень хреново. Вова пичкает меня какими-то таблетками, а сам втихоря облегчает мой мешок, часть груза перекладывая себе. Спасибо, Вова. И чё я на тебя из-за кепки орал?
   Из-за скалы со стороны Песчанки появляется какой– то местный жлоб: «Собачку не видели? куда-то сюда ушла. Следы сюда ведут. Убежала с поводком. В тайге с поводком опасно – зацепиться за корень – пропадет».
   «Не видели, не видели!» До собачки мне сейчас. Ушёл, следопыт долбанный. Не пустили вчера ночевать – вот вам отрыгнулось. Теперь бегай по тайге, ищи свою суку.
   От выпитых таблеток немного полегчало, нужно трогаться. Во время движения должно все пройти. Это стоит расслабиться, как все болячки наружу вылазят, а когда работаешь – не замечаешь, и все само собой проходит.
   До бухты Сенная берегом, где по валунам, где по льду допрыгали довольно быстро. Очень удивили местных жителей своим появлением. Само собой чай, омуль, картошечка. Мы им о себе, они нам о дороге до Бугульдейки. Предложили баню истопить, оставляли отдохнуть, ну нет – мы только вперед. До Харгино (следующий населенный пункт на нашем пути) нас вызвался проводить милиционер Саша. У него на плече болталась «Белка» и он всю дорогу нас пугал рассказами о медведях, которые здесь людей задирают. Молчал только когда в гору лезли. Крутая гора, раза четыре отдыхали. Зато спуск, хоть и тягомотный, но спуск. Тут тебе и глухари, и белочки, и болтливый попутчик с ружьем. Зря я поел – опять мутит.

Харгино

   Ещё в XVIII веке открытый песчаный карьер для доставки сырья на стекольный завод в посёлок Тальцы (на 47 км Байкальского тракта) имел основательный причал и рельсовые пути для вагонеток, доставляющих песок из глубины пади. Во время Отечественной войны – женское поселение. Сегодня – ржавые рельсовые пути, остатки опор причала и молодая берёзовая роща.
   Одинокий дом посреди разрушенного, когда-то большого селения, довольно удачно вписывался в пейзаж. Хозяин возился на берегу с сетью и когда увидел нас немного оторопел. Но, подойдя по ближе, проводника нашего узнал, заулыбался, обмяк, протянул руку: «Здророво!».
   – Здорово, Гоша. Вот туристов тебе привел. Накормишь? Как рыбалка? – Саша разряжал ружьё..
   – Да какая рыбалка? – лед двигается. Нерпа сеть порвала. Ну, немножко хариусков зацепил. Березовый сок есть – угощайтесь. – Гоша суетился у стола.
   От сока меня вывернуло снова. Вова полез за таблетками. Георгий Иннокентьевич – добрая душа – увел меня в дом и уложил на кровать. Пока они там поедали Гошиных хариусков, я валялся, обливаясь потом. Нужно немного отойти и ничего не есть, потерпеть – отпустит. Вова принес горячего чая, таблеток. Я уснул.
   Сколько я спал – не знаю, но проснулся от хохота на улице – Вова что-то втирал мужикам. Играло радио, напоминая, что где-то есть совсем другая жизнь, море, девочки, белый пароход. Я здесь валяюсь еле живой, переть еще бог знает сколько, а там, пляжи, бикини, сладкие конфетки, мороженное и шампанское во льду. Это злит.
   – Ну как? Одыбал? – Вова снова принес чай.
   – Да вроде ничего.
   – Двигаем дальше?
   – Двигаем.
   Я поднялся, сошел к столу, выпил еще чаю и стал собираться. Мужики дали нам в дорогу рыбы, показали, как выходить на тропу, и мы пошли.
   Через полкилометра меня бросило в пот, тело ослабло, колени задрожали.
   – Не, Вова. Я не дотяну. Что-то мне хреново.
   – Давай вернемся, переночуем в доме – отойдешь.
   – Давай. Ты иди вперед, переговори с мужиками, я потихоньку дотяну.
   Я опять завалился в кровать. Снова температура, таблетки, чай. Уснул теперь уже до утра. Спал, как убитый. Вова говорит несколько раз приходил ко мне и, глядя на мое желтое лицо, стал прикидывать, как ему меня отсюда вывозить. Санавиация здесь вряд ли приземлиться, придется с машиной договариваться – «66-ой» стоит у дома, но без бензина. С мужиками посоветовался. Занервничали мужики!

17.05.92
Первая ночёвка в доме. Хариус в дорогу. Кабарга. Снова клещи. Мыс Красный Яр, памятник, погибшим учёным. Следы медведицы с медвежатами. Первое зимовьё. Уха. Первый гнус. Перелётные птицы

   Утром, особенно солнечным, все не так уж плохо. Полегчало. Вова радостный хлопочет у моего мешка, переваливая весь запас иды в свой. Заботу о ближнем, клятву Гиппократа, мужскую дружба, взаимовыручку в каждом пластичном движении глупо улыбающегося другана Вовуни чувствовал я в этот солнечный час. Клещ впился под мою ключицу, всё население Харгино бросилось его удалять. Господи, а мне уже до фонаря, я так устал бояться и болеть. От насмешек я естественно не ушел, но и в ответ было что сказать – в общем всё обошлось. Потолкавшись еще немного у стола, я послушал рассказы Георгия о военных годинах в этом селении, когда он еще пацаном с мамкой здесь жил, когда местный староста трахал всех здешних баб, а потом ему свернули шею вернувшиеся мужья – фронтовики. Ближе к полудню мы тронулись в путь.
   Тропа от Харгино к Бугульдейки торная, как говорят местные жители. Кишит зверьем. Все утоптано свежими следами. Вспугнули кабаргу. Она прыгала впереди, оглядываясь и останавливаясь, пока не услышала голос, после чего метнулась в чащу. После мы не раз наблюдали, как животные разглядывали нас, будь то косули, олени или просто коровы. Наши мешки над головой искажали человеческий силуэт, и звери просто не понимали, кто движется. Но стоило подать голос, они уходили. Нужно взять на вооружение – на охоте пригодиться.
   После обеда, уже идя по берегу, мы натолкнулись на свежие следы медведицы с медвежатами – малый и годовалый. Совсем свежие следы. Тянутся вдоль берега в ту же сторону, куда мы идем. Достали ружьё – кто знает за каким поворотом они могут оказаться. Тем более медвежата: помчатся к нам поиграть, а мама у них дура – ей не до игр. Так и шли, каждый поворот в бинокль рассматривая, пока не натолкнулись на зимовьё. Недалеко от зимовья прошли памятник погибшим в кораблекрушении. Жуткое место. Не приятно под вечер проходить мимо обелисков. Позже мы узнали, что значит мыс «Красный Яр».

Мыс «Красный Яр»

   2 августа 1983 года научно-исследовательское судно «Шокальский» примерно в 1 км от берега, на глазах многих людей, бессильных помочь, порывом ветра (40 м/сек) Горняшки (образовался смерч) было перевёрнуто. Судно крутилось на волнах вверх килем. Некоторым людям удалось выбраться на днище, но корабль затонул, людей смыло в море. Помочь никто не рискнул, т. к. порывами ветра подбрасывало вверх или выбрасывало на берег даже привязанные лодки с моторами.
   Установлен памятник на высоком берегу.
   Первое зимовьё (перед Бугульдейкой).
   Зимовье добротное, правда, низкое, зато крепкое и для двоих – самый раз. Можно конечно пару часов еще прошагать, но ночевать в палатке по соседству с медведицей желания нет. Остаемся. Напишем письма домой, отправим их завтра. Помоемся, отдохнем. Главное в походе – полноценный отдых – так мне объяснил Володя. Я с ним согласен – он же врач.
   Варим уху. Над головой стаи гусей и уток возвращаются к местам гнездовий. Красиво, черт возьми. Есть время помечтать, потрепаться, привести в порядок снаряжение. Потом в зимовье на нары, закрыв вход столешницей, которая заменяет дверь. При свете свечи повозиться в спальнике, укладываясь поудобней, а в темноте слушать, как мыши, пища, бегают радом по нарам, чуть касаясь немытых голов, но и к этому быстро привыкаешь. Завтра нужно быть в Бугульдейке, отправить письма и Сереге позвонить.

18.05.92
Первый ветер, вскрывший Байкал. Моторная лодка. Бугульдейка, обед в столовой. Гостиница, почта, магазин. Егерь Косарев, рассказ о нём. Наш внешний вид. Вечер в гостинице, ночёвка на бильярде

   Встали рано. Пора в Бугульдейку – нужно успеть до закрытия почты. Легкий туристский завтрак, лёгкие сборы. В путь. Плата за ночлег – забытое полотенце.
   Ночью ветер порядком растащил лед, и тут же забегали по Морю моторные лодки. Весна пришла на побережье! Бойся, рыба! Лето подкрадывается.
   Козловые краны леспромхоза, казавшиеся так далеко у горизонта, остались за спиной. Слева искрящаяся белая красивая скала. Тёплые коровы у дороги. Пацаны на великах. Прохожие здороваются, с любопытством глядя на нас. Время обеденное, первым делом – в столовую. Праздник больного желудка! Приятно после хлебания из котелка хлебать из тарелки. Всего неделю вилок не видели, а ощущение такое, будто век по тайге бродили. Чай правда слабоват. То, что мы завариваем в нашем чайнике и называем чаем, в натуре является чифиром, но мы привыкли называть это чаем.

Бугульдейка

   Рабочий посёлок на берегу Байкала. Раньше – леспромхоз для транспортировки плотов по Байкалу, мраморный карьер. Первый на побережье Байкала от Иркутска аэродром.
   После столовой договорились в гостинице о ночлеге. Хозяйка, видя наше жалкое денежное положение, выделила нам бильярдную, не взяв с нас платы. Хорошая бабушка. Дай, Бог, здоровья! Побросав мешки, сориентировавшись на местности, мы пошли на почту. Отправили телеграмму Серёге, чтоб не ездил в Бугульдейку, т. к. ждать нам его смысла нет и пока всего хватает. Дотянем до МРС, а там Дима клялся появиться и подвести продукты и палатку. Диме тоже дали телеграмму – напоминание с приблизительной датой встречи в МРС. По домам отправили открытки с изображением соболя, других не было. Дополнили свои продуктовые запасы покупками в местном магазине. Пошатались по деревне, наблюдая веселую жизнь сибирской глубинки. Заодно нашли дом местного егеря, чтобы оплатить проход по побережью. Его жена попросила подойти попозже, он будет через час. Хорошо. Пока унесем покупки в гостиницу.
   Николай Николаевич Косорев – бугульдейский егерь – человек редкой судьбы. Он пережил авиакатастрофу, случившуюся в Иркутске в семидесятых годах. После падения самолета ему удалось выжить. Правда мало тогда у него осталось целых костей и органов, но он здоровый сибирский мужик выбрался из лап смерти, более того, восстановился и сейчас работает егерем, объезжая свой участок на коне и наблюдая свой мир единственным оставшимся глазом. Сам он не любит вспоминать свои злоключения, однако его жена по секрету рассказала нам о них. А он рассказал о том, как добраться до МРС, о возможных трудностях на пути, напоил чаем и пожелал удачи. Хороший старик, надежный.
   У нас в запасе остался целый вечер, и мы решили провести его с пользой. Для начала вытащили из Володи клеща. Потом решили побриться и подстричь Володю. И подстригли. Прическа правда была далеко не спортивной, и Вова стал походить на ЗК. Если учесть, что моя походная одежда состояла из солдатского комплекта весенней одежды (брюки и куртка ХБ, ватный бушлат, сапоги, правда, резиновые), то разудалой же мы выглядели парочкой для встречного в тайге – беглый ЗК и солдат – дезертир. Того и гляди не разобравшись подстрелят.
   В гостинице под вечер постояльцы пьют. Нас тоже позвали к столу, а когда узнали наши планы, теплоты в отношениях значительно прибавилось – люди стали оставлять нам свои адреса. Далеко за полночь, устав трепаться, мы добрались до своего бильярда, расстелив спальные мешки на зелёном сукне локальных пороков, и мирно отошли в страну ночных грез и сновидений или, как говорят в народе, уснули.

3 ЭТАП
«ТАжеранская благовонь»
п. Бугульдейка – летник Марта – п. Усть-Анга – п. МРС
(19.05.92–23.05.92)

19.05.92
Утро в гостинице. Малая Бугульдейка. Куропатки, косули, змеи. Сопки, сопки, сопки
Палатка на берегу. Косяки перелётных птиц

   Вот уже неделю мы в пути. Уже или всего? Сейчас, сегодня утром, лежа на бильярдном столе, отмытый и побритый, прошлая неделя кажется, как во сне. Будто бы не было перевала, болезни, клещей. Снова солнечный свет наполняет комнату, рассыпаясь по стенам юркими солнечными зайчиками. За окном щебечут птицы. Щебечут уже совершенно по-летнему: звонко и многоголосо. В углах и у стен, на подоконниках, на полированных школьных столах – везде где можно, стоят бочки, ведра и горшки с вечнозелеными экваториальными растениями. Причудливые цветы, листья, отростки, яркий солнечный свет, гомон птиц за окном – всё не совпадает по времени и географическому месту с эти дремучим сибирским селением. Здесь, в этой комнате стиля тридцатых годов, ярко, тепло и уютно, пахнет цветами и свежей краской, а там, за чистыми стеклами верандовых окон, дергается колкий ветер и тяжелые тучи весят над Морем. Вот так бы лежал и лежал, тупо уставившись в потолок, выискивая в трещинках краски героев мультфильмов, животных и карикатурные рожицы. Не охота, совершенно не охота двигаться. Выходить на ветер, тащить долбанный рюкзак, потеть, бояться клещей и к вечеру снова искать ночлег. Радио на кухне, в гостиной телевизор, суп в кастрюле, электрический свет, и ни какого дыма, ветра, холода, страха. Уютно и спокойно. А что у нас? Провоняла вся одежда. Мышцы ноют, простыли… Стоит подумать о том, что нужно идти дальше – настроение портится. Всё! Ладно! Нужно взять себя в руки. И сам себе говоришь: «Очнись, малыш! Неделя позади! Встряхни башку – волшебное утро: ты лежишь на бильярдном столе в тридцатых годах первой третьи столетия под гомон сибирских птиц в зарослях райского леса в ярко освещенной комнате гостиницы у белой скалы на берегу штормящего озера с холодной водой. Наслаждайся – такого больше никогда не будет!»
   Ещё пять минут лени и… «Вова, встаём – пора!»
   Бабуля быстренько согрела нам чайник, побаловала печеньками в дополнение к нашему завтраку и пожелала счастливого пути. Большое спасибо за всё!
   Улус Малая Бугульдейка довольно заброшенная деревенька, хотя и находится в часе ходьбы от Большой. От него начинается тропа до Усть-Анги. Тропа резко уходит в гору над водами Озера и так идет по вершинам сопок, редко спускаясь к воде. Льда на Байкале, как не бывало. Ночной сильный ветер сделал свое дело, правда на три недели позже. Местные жители ждали Воды к 1 мая (рыба видимо кончилась в погребах), зато нерповщики повеселились лишних двадцать дней. Нет худа без добра. Здесь на Байкале всё имеет две неразделимые стороны и каждая из сторон не хуже другой, каждая дополняет другую и не может без неё существовать. Ну, например: Русский (Иркутская область) и Бурятский берега. По обоим берегам Озера живут и русские и буряты. И те и другие почитают и Бурятских духов (Бурханы) и молятся в православных Церквях. Избы, одежда, кухня, язык, дети, жизненный уклад и быт, да практически всё – связано и навечно смешено (метисы). Но зато когда напьются отдельные представители народностей Славного Моря, тут же становятся – либо ярым бурятом, либо шипко белокостным русским. И… понеслась! Утром, отмачивая синяки, опохмеляются вместе или русской водкой, или бурятским тарасуном, чаще – и тем и другим и одновременно. Вот и деревни—то почти все: то Малая, то Большая. Видимо нажрутся два брата Бугульдейца, расхлещутся в дрибадан, и побрёл младший брат за бугор свою усадьбу рубить, и нарёк он её Малой.
   По моему что-то в этом есть.
   Так вот и идёшь – размышляешь. С одной стороны это очень хорошо. Это значит, что ничего не происходит, и не нужно носится по тропе и по сопкам в поисках решения проблем. С другой стороны скучно, когда ничего не происходит и разные мелочи становятся значимыми. Например, валяется на тропе патрон от карабина. Чей? Наверное Косарев выронил. У кого тут еще такие карабины? Вот и всё развлечение прожитого часа.
   Грохот взлетающих куропаток из густой высокой жёлтой травы среди камней, напоминающих развалины древних укреплений, вернул меня к жизни и захотелось есть. Обед – так себе, обычный. Зато после обеда начались чудеса дикой природы. В зарослях Курильского чая на высоких прибрежных склонах отдыхали косули. Неожиданное наше появление с вершины, откуда нас не ждали, наделало переполох в этой идиллии парнокопытных. Козы метались по сопкам, вихрям проносясь вокруг нас, мелькая меж сосен белыми задами. Такого количества косуль я никогда не видел. На охоте сутками топчешь ноги, чтобы одну хотя бы обстрелять. Добыть – это охотничье счастье. Здесь же, табунами несутся сквозь чащу, ломая коряги. Потом остановятся на расстоянии дальше, чем выстрел, покрасуются, разглядывая нас и вальяжно потопают с пригорка в низ, в долину, раскачивая ягодицами. В натуре – козы!
   Достали ружьё. Столько зверья, не ровен час Миша выползет – его-то встречать совсем не хочется. Тащить ружье в руках не удобно, с плеча сваливается – рюкзак мешает. Выход один – приторочить его к рюкзаку, но так, чтобы можно было, в случае чего, быстро выдернуть или, наклонившись, дать возможность стрелять другу. Как говорится: «Голь на выдумки хитра». В таких диких местах, в тайге всегда нужно быть наготове ко встречи с неожиданным. В любую секунду всё может измениться, и то, что казалось красивым и безопасным, заревёт и встанет на дыбы. И так весь день: с сопки на сопку, кругом зверьё, мы с оружием и никаких браконьерских шалостей – только вперед. Национальный Парк – охота запрещена, а жаль.
   Змеи, скользкие жители тенистых расщелин, стали выползать погреться на солнышке и попадаться нам на глаза. Володя, идущий впереди, на одном из поворотов узкой тропы, протиснувшейся между скалой и сухим завалом валежника, вдруг резко отпрыгнул назад, произнеся что-то про маму. Мешок затрещал, но к счастью не разодрался о сучья, которые, с треском летели в низ с обрыва. На горячем выступе скалы, на уровни лица, свернувшись кольцами шипела гадюка. Вид у неё был устрашающий, тропа узкая – слева скала, справа обрыв – не обойдешь. Значит выход один: зацепив за кольца палкой, запускаем змея полетать вдоль скал … по вертикали.
   Разговоры в пути о прожитом в пути сокращают преодолеваемый путь!
   Вечереет, а летник Марта, о котором нам рассказывал Косарев, не попадается. Может мы не по той тропе идем? По мелкомасштабной карте отклонение на миллиметр равно отклонению на местности в несколько десятков, а то и сотен метров. В лесу, чтобы потерять тропу достаточно и двух-трех метров. Вполне может статься, что мы уже проскочили тропу на летник. Косарева говорил, что тропа должна спускаться к Морю. На берегу находится летник Марта – место нашей возможной ночёвки. Но как здесь сориентироваться – лес да скалы? С биноклем я присел на камень на краю обрыва осмотреть окрестности. И чёрт меня дернул (а может не чёрт), опустить глаза вниз. Меж белых кроссовок моих (скажем скромно) сильно натренированных ног, шипела ещё одна пестрая лента. Изнемогая от желания прильнуть ко мне холодными губами, эта красавица выписывала такие позы своим гибким телом, так извивалась у меня между ног, что сразу стало ясно, почему кой-кого называют змеями – прекрасно и опасно. Отпрыгнув, я достал фотоаппарат и сфотографировал её на память. После мы опять стали запускать змея.
   Тропа под вечер к Морю всё же снизошла. Был ли это летник Марта – не известно. Скорее нет, так как летник подразумевает наличие каких нибудь строений – строений практически не было. Пара развалин на горизонте. Идти к ним было бессмысленно – там наверняка грязь, вонь, разруха. А там где грязь и разруха много клещей. У кромки Моря берег холодный и пустынный, зато тишина и нет паразитов. Ставим палатку. Сегодня ночуем здесь. После Бильярдной – не сахар, но не стоит беспокоиться – мы же покорители Священного, нам ли бояться трудностей и невзгод? Да и поздно уже искать зимовьё.
   А какой вечер! Терпкие запахи юной травы. Дымок костерка, в смешении с ароматом гречневой каши и тушенки (слюнки текут). Чайник бурлит, просит заварки. Медные блики прибойной волны. Море – спокойное, широкое, уставшее за день. Горы Той стороны заснежены, заманчивы, нежны. Заходящее солнце подарило им бело-розовый летний наряд. Как невесты на выданье. (Хватит ли сил дойти до желанных невест?) Умиротворение. Отдых. Покой. Уставшее тело не лучшее место романтичной душе. Она сейчас там – и над Морем и Горами, и над нами и костром, над лесами, над полями…
   На розовом небе появился клин лебедей, длинною в километр, не меньше. А за ним косяки гусей, табуны уток. И вдруг всё ожило. Курлыканье, гогот, свист. Птицы кружат на водами, отлетая куда-то парами, видимо к знакомым местам гнездовий. «С возвращением на Родину, спутницы лета, тепла, и вечной загадки упрямого продолжения жизни!» Завороженные мы стоим – маленькие человечки у крохотной палатки среди необъятного мира дикой природы. Кто мы для них с высоты? Опасные чёрные точки с двустволкой? Не знаю. Скорее всего, они нас даже не видят. Голубой дым костра на фоне коричневого поля быть может и виден. Но после стольких километров пути им на дым наплевать. Зато снизу всё очень красиво и неправдоподобно. Редко такое увидишь. Подобное мы рисовали в наших детских мечтах, начитавшись Джека, Фенимора и Жуля. Мечта, как сон – иногда сбывается.
   Стемнело. Но и в темноте слышен свист крыльев и голоса в небесах. Костерок. Володя зашивает кроссовок. Я перематываю колено. День окончен.

20.05.92
Болезнь Володи. Начало Тажеранской степи. Солёные озёра. Клещи, клещи, сусличьи норы. Жара и жажда. Бурхан – Бурятский Бог. Лысые сопки, тяжесть подъёмов. Усть-Анга – малая Индия в лучах заходящего солнца. Сократ, его дом, его друзья. Знакомство, ужин, рассказы

   Не всегда утро вечера мудренее. По крайней мере – краше не всегда. Вчерашний романтический вечер сменился хоть и солнечным, но говённым утром. Теперь Вова мучается желудком, подолгу сидит в траве, имеет бледный вид и вялую походку. Поменялись ролями – у меня завтрак, у него порошки. Мой мешок стал тяжелей.
   
Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать