Назад

Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Агрессивные Штаты Америки (сборник)

   1 января, помимо наступления нового десятилетия, в мире будет отмечаться еще одно памятное событие – 50 лет кубинской революции. 1 января 1959 года повстанческие войска под руководством Фиделя Кастро и Эрнесто Гевары вошли в города Сантьяго и Санта-Клара, вынудив президента Фульхенсио Батисту покинуть Кубу. Это событие во многом определило правила геополитической игры на всю оставшуюся половину двадцатого века и продолжает являться идеологическим маяком борьбы для «левых» стран Латинской Америки, составляющих оппозиционный костяк глобальному рыночному порядку на континенте. К этой знаменательной дате издательство «Алгоритм-Книга» подготовило сборник статей Фиделя Кастро «Агрессивные Штаты Америки», в котором лидер и идеолог революции на Кубе дает свой анализ нынешней международной обстановки, агрессивной внешней политики «демократических» государств, глобальных проблем современности и способов их решения.


Фидель Кастро Агрессивные Штаты Америки

Предисловие
МАГИЧЕСКАЯ СИЛА КАСТРО

   Есть предложения, от которых невозможно отказаться. Например, написать предисловие к книге, которую вы сейчас держите в руках. Хотя эта задача не только ответственная, но и – для меня лично – очень приятная.
   С самого детства неравнодушно отношусь к Кубе. Никогда не забуду, как во время учебы в школе учительница географии посвятила целый школьный праздник этой прекрасной стране… Не случайно и жизнь складывалась так, что я много раз бывал на Кубе по самым разным линиям – и Московского университета, и Коммунистической партии Советского Союза, и Коммунистической партии Российской Федерации, и теперь – Государственной Думы. И всегда уезжал с незабываемыми впечатлениями. Ведь Куба – это не только воздух свободы. Это воздух справедливости, самоотверженности и дружбы. Очень ценю, что представилась возможность бывать на этой земле, чувствовать ритмы ее современной жизни, встречаться со своими старыми и добрыми друзьями и товарищами.
   Для нового поколения Куба еще не раскрылась в своем многогранном образе. Кто-то сейчас знает о ней лишь как о заманчивой главе в туристическом каталоге. Но для советских людей моего поколения слова «Куба», «Фидель», «барбудас» – окутаны ореолом революционной героики и романтизма, мужественной борьбы народа далекой и в то же время близкой страны за свою свободу и независимость от империалистического диктата США. Против бесправия, нищеты, голода, социального и классового неравенства, за достойную человеческой личности жизнь.
   Тогда, в далекие теперь уже 60-е годы XX столетия, мы, советские люди, ложились спать и просыпались под слова чрезвычайно популярной и постоянно звучавшей в нашей стране песни «Куба – любовь моя, остров зари багровой». Взрослея и узнавая все больше и больше об истории и основных этапах кубинской революции, о ее лидерах и героях, мы восхищались Фиделем и его героическими соратниками, которые штурмовали казармы Монкада, высаживались с яхты «Гранма», сражались с бандами контрреволюционеров в горах Сьерра-Маэстре и на Плайя-Хирон. Таковы были для нас, молодых советских граждан, первые в жизни уроки интернационализма и солидарности с борющимися за свою свободу народами.
   Когда героическая борьба кубинского народа увенчалась успехом и Революция победила, Советский Союз, другие социалистические страны, мировое коммунистическое и рабочее движение оказывали Кубе и ее народу всевозможную помощь и поддержку. Ведь суть победы кубинской революции уже тогда была понятна советским коммунистам – она разорвала цепь империалистического гнета в Латинской Америке и привела к созданию первого социалистического государства на Американском континенте, ознаменовав важный поворот и открыв на континенте новый этап революционного движения.
   Историческое значение и геополитическое звучание произошедшего в то время на Кубе – нельзя недооценивать и сегодня. Изначально сориентированная на солидарную поддержку в первую очередь угнетенных народов Латинской Америки, кубинская революция стала одновременно и форпостом и маяком для всех тех народов Латиноамериканского континента, которые так же, как и кубинцы, – пытаются выбраться из хищной пасти близлежащей «империи». Ведут многотрудную ежедневную борьбу за лучшую жизнь своих граждан и будущих поколений.
   Кому-то покажется, что это «старая лексика». Не соглашусь. Может быть, теперь уже просто не очень «привычная» для широкого читателя. Но если вдумчиво вглядеться в процессы, которые сегодня происходят по всему миру, особенно на фоне социально-экономического кризиса, спровоцированного мировым финансовым капиталом, гегемонией американского доллара и политикой захватнической глобализации, то будет понятнее, сколь сложна борьба за собственный выбор судьбы для стран-соседей США. Да и не только.
   Чрезвычайно сложно пришлось братской Кубе после разрушения СССР и фактической ликвидации мировой системы социализма. Однако запас прочности кубинской социально-экономической системы оказался мощным. Даже оставшись без поддержки со стороны Советского Союза и других братских стран, находясь в условиях жесточайшей экономической и торговой блокады, кубинцы сумели не только выстоять, но и оставаться центром притяжения всех тех свободолюбивых сил, которые встали на путь решительной борьбы с империализмом и неоколониализмом. Сегодня можно с уверенностью сказать, что кубинский народ выиграл и это сражение. Никакие планы так называемой «помощи свободной Кубе», принимаемые в США с целью соблазнения кубинцев берегами Флориды и попирающие все нормы и принципы международного права, не приносят недругам Кубы желаемых результатов.
   Жизнь не только объективно подтвердила правильность идей, высказанных Фиделем Кастро на суде в 1953 году в знаменитой речи «История меня оправдает», но и убедила миллионы латиноамериканцев в действенности стратегии легендарной кубинской революции. Ведь сегодня Куба уже не одинока на Латиноамериканском континенте. Вместе с ней Венесуэла и Боливия. Вместе с ней поддержка и солидарность миллионов честных людей на Земле. Процесс «полевения», охвативший в наши дни ориентирующиеся на Кубу страны региона – Бразилию, Чили, Мексику, – и есть достоверное свидетельство дальновидности многих положений так называемой «Программы Монкады», во многом возродившей революционно-демократические идеи национального героя Кубы Хосе Марти.
   Находясь уже почти около полувека в состоянии изнурительной борьбы с американской империей и испытывая немалые трудности, Куба тем не менее всегда находила возможность и считала своим интернациональным долгом проявлять солидарность с другими народами, помогать тем, кому плохо, кому больше некому помочь. Друзья Кубы хорошо знают об огромной помощи, которую оказывают кубинцы народам, пострадавшим от различных стихийных бедствий и катаклизмов, народам, прозябающим в нищете и бесправии, а также борющимся за свободу и независимость своих стран. О бескорыстной помощи десятков тысяч кубинских врачей, учителей, других специалистов в самых отдаленных уголках земного шара. В одном из своих выступлений перед кубинской молодежью Фидель Кастро совершенно справедливо говорил, о том, что вряд ли сегодня какая-либо другая страна кроме Кубы смогла бы, например, направить для помощи братскому народу Гватемалы 1000 врачей.
   Нападки западных империалистических кругов на Кубу легко отбиваются. Чего стоят только два факта. На Кубе одна из самых высоких продолжительность жизни и самая низкая детская смертность. Это примеры для всей планеты, которую с каждым днем все меньше будут волновать проблемы прибыли и все больше вопросы выживания в условиях меняющейся экологии, стремительно уменьшающихся запасов природных ресурсов, сохранения человека в агрессивной информационной среде.
   В любом случае, как бы кто ни относился к Кубе, каждый восхищается стойкостью духа этого необыкновенного народа. Их верностью своим убеждениям, готовностью идти на жертвы ради сохранения свободы и независимости своей страны.
   Как-то мне задали вопрос, кто для меня является «примером в современной политике». Для меня несложно ответить. Не сомневаясь, сказал: Фидель Кастро.
   Несколько раз мне приходилось встречаться с ним лично, присутствовать на его выступлениях. Что меня поразило – это его отточенный острый ум. Прекрасная память, эрудиция. Талант четко придерживаться основной идеи, стержня выступления, несмотря на отвлечения на другие темы. Это человек, мужество, убежденность, стойкость которого дают силы каждому, кто ставит перед собой цели борьбы за лучшую справедливую жизнь. И рождают непоколебимую веру, что эта борьба увенчается победой.
   Кубинская Революция, достижения кубинского народа, его единство и созидательный труд неразрывно связаны с именем Фиделя Кастро. Во времена, когда он появился, не было такого понятия «пиар», «раскрутка». Это был человек, вышедший из народа и поднятый народом на высочайший пьедестал благодаря тому, что сам стоял плечом к плечу с солдатом и рабочим в самых трудных ситуациях.
   Всемирно известна магическая сила слова команданте Фиделя, который мог выступать часами и которого люди слушали и готовы были слушать дальше и дальше. И тут не только ораторский талант. Здесь и глубокий уровень аналитики, не повторение прописных истин, а постоянное творческое развитие идей. И потому не менее интересен Кастро в печатном слове, в его «Размышлениях», которые регулярно выходят и сегодня, когда он уже и не является официальным руководителем государства.
   Каждое его слово – актуально. Посмотрите на карту мира: какое расстояние от Москвы до Гаваны! Какая разная история. Но какой родной нам народ. В июне этого года именно Фидель Кастро «дотянулся» до России словами защиты подвига нашего народа в Великой Отечественной войне: «Основное ядро армии Гитлера и его самые отборные дивизии были уничтожены советскими солдатами на русском фронте, после того как они оправились от ущерба, нанесенного первым ударом. Сопротивление Ленинграда длительной блокаде, бои сибирских дивизий в нескольких километрах от Москвы, битвы под Сталинградом и на Курской дуге войдут в историю войн в числе самых крупных и решающих событий», – заявил команданте Фидель. Заявил в ответ на попытки США пририсовать ключевую роль в победе над фашизмом – высадке в Нормандии американских и английских союзников.
   Исключительный талант Кастро коротко, через простые события и новости, заставлять нас задумываться о сложнейших процессах – это то, что заслуживает самого серьезного внимания российского читателя.
Иван Мельников,
заместитель Председателя Государственной Думы РФ,
первый заместитель Председателя ЦК КПРФ,
профессор МГУ им. М.В. Ломоносова

От составителя
ПОСЛЕДНИЙ СОЛДАТ

   В конце февраля 2008 года мир облетела сенсационная новость: бессменный кубинский лидер Фидель Кастро объявил об уходе в отставку с поста председателя Госсовета и главнокомандующего войсками Республики Куба. Однако при этом он сообщил, что не намерен оставлять поле боя.
   «Я не прощаюсь с вами, – заметил «железный Фидель». – Хочу продолжить борьбу как идейный солдат». И стал активно писать свои «Размышления» на различные темы для газет разных стран. Впрочем, свою публицистическую борьбу команданте начал годом раньше.
   Пламенный революционер стал таким же пламенным публицистом, к штыку приравнявшим перо. Что ярко подтверждает и это издание, в котором автор раскрывает всю подноготную гегемонистской, агрессивной политики Соединенных Штатов Америки. Страны, претендующей на роль «мирового жандарма», которой все по силам, что бы она ни пожелала, и которая все проблемы решает исключительно силой, отрицая какое бы то ни было альтернативное мнение, если оно идет вразрез со штатовским. Книга «Агрессивные Штаты Америки» составлена из статей, некоторых публичных писем и документов Фиделя Кастро Рус. На конкретных геополитических примерах он доказывает, что подобная политика не только ведет всех в геополитический тупик, но и способствует возникновению реальной военной угрозы для всего мира.
   Кстати, многие, очень многие его тезисы напрямую относятся и к России, благодаря либеральным реформаторам оказавшейся на дне глобальной не только экономической, но и идеологической пропасти.
   В своих статьях Фидель Кастро много вспоминает и много цитирует, в частности, различные СМИ. Что и понятно в его нынешнем положении и при его состоянии здоровья. Впрочем, это вполне логично и даже необходимо для того, чтобы более аргументированно и четко донести свои мысли до читателя. Также издательство сознательно оставило в конце каждой статьи даты их написания, чтобы читатели понимали все нюансы размышлений Команданте над той или иной ситуацией или проблемой…
   Его редкостное самообладание, оптимизм, решимость и постоянная готовность к борьбе вызывают восхищение у друзей и ненависть у врагов. Причем, несмотря ни на что, Фидель по-прежнему остается одним из самых известных и популярнейших политических деятелей на мировой арене. Он – из тех титанов, на которых держится мир и Великая социалистическая реформация.
Сергей Трусевич

Империя зла

ЛОЖЬ И СТРАННЫЕ СМЕРТИ

   Это тема еще более сложная и маловероятная, даже нежели версия о золотых слитках, хранившихся в подвалах Всемирного торгового центра. Почти четыре десятилетия назад ученые, проживавшие в США, открыли Интернет, так же, как Альберт Эйнштейн, родившийся в Германии, открыл в свое время формулу для измерения атомной энергии.
   Эйнштейн был великим ученым и гуманистом. Он опровергнул физические законы Ньютона, бывшие до тех пор священными. Однако яблоки продолжали падать в силу определенного Ньютоном закона земного притяжения. То были две разные формы наблюдения и интерпретации природы, о которой во времена Ньютона было очень мало сведений.
   В США были деньги и средства, необходимые для проведения такого дорогостоящего исследования. Политическое время в результате всеобщей ненависти, вызванной зверствами нацизма, в самой богатой и производительной стране мира, разрушенного войной, превратило эту сказочную энергию в бомбы, которые были сброшены на беззащитные города Хиросима и Нагасаки, убив сотни тысяч и облучив такое же количество человек, которые умерли в течение последующих лет.
   Ясный пример использования науки и технологии с теми же гегемонистскими целями описывается в статье бывшего сотрудника национальной безопасности США Гуса У. Вейсса, первоначально появившейся в журнале «Стадиз ин Интеллидженс» в 1996 году, хотя подлинное распространение она получила в 2002 году. В ней Вейсс приписывает себе идею поставить в Советский Союз программное обеспечение, нужное для его промышленности, однако уже зараженное, чтобы разрушить экономику этой страны.
   Согласно сведениям, приведенным в главе 17 книги Томаса К. Рида – бывшего министра военно-воздушных сил США – под названием «Над пропастью: истории холодной войны, рассказанные ее участником», Леонид Брежнев сказал в 1972 году группе высоких партийных работников: «Мы, коммунисты, должны еще пахать вместе с капиталистами в течение некоторого времени. Нам нужны их кредиты, их сельское хозяйство и их технология, но мы продолжим большие военные программы и к середине 80-х годов будем в состоянии вернуться к агрессивной внешней политике, направленной на то, чтобы иметь преимущество перед Западом…» Эта информация была подтверждена Министерством обороны на слушании в Комитете палаты представителей по банкам и валюте в 1974 году.
   В начале 70-х годов правительство Никсона выдвинуло идею разрядки. Генри Киссинджер высказал надежду, что «со временем торговля и инвестиции могли бы сократить тенденцию советской системы к автаркии». Он считал, что разрядка могла бы «пригласить к постепенному сближению советской экономики с экономикой мировой и таким образом содействовать взаимозависимости, которая добавила бы к политическим отношениям элемент стабильности».
   Рейган склонялся к тому, чтобы игнорировать теории Киссинджера о разрядке и придерживаться сказанного президентом Брежневым. Однако все сомнения исчезли 19 июля 1981 года, когда новый президент США встретился с президентом Франции Франсуа Миттераном на саммите G-7 по экономике в Оттаве. В ходе частной беседы Миттеран сообщил Рейгану об успехе его разведывательных служб, завербовавших агента КГБ. Этот человек работал в отделе, где оценивались результаты советских усилий по приобретению западной технологии. Рейган проявил большой интерес к деликатным признаниям Миттерана и также поблагодарил его за предложение передать материал правительству США. Досье под названием «Фэруэлл» поступило в ЦРУ в августе 1981 года.
   Поскольку происходила передача технологии США – больших объемов в области радаров, компьютеров, станков и полупроводников – Советскому Союзу, можно было сказать, что Пентагон вел гонку вооружения с самим собой.
   В «Досье Фэруэлла» также назывались сотни офицеров, ведших дела, агентов, работавших на своих местах, и других поставщиков информации через Запад и Японию. В течение первых лет разрядки Соединенные Штаты и Советский Союз создали рабочие группы в сферах сельского хозяйства, гражданской авиации, ядерной энергетики, океанографии, вычислительной техники и окружающей среды. Задачей было начать строить «мосты мира» между сверхдержавами. Члены рабочих групп должны были обмениваться визитами, посещая места работы друг друга.
   Помимо идентификации агентов, самую полезную информацию, содержащуюся в досье, составлял «перечень закупок» и его задачи в отношении приобретения технологии в будущие годы. Когда «Досье Фэруэлла» поступило в Вашингтон, Рейган попросил директора ЦРУ Билла Кейси продумать тайное оперативное использование материала.
   Производство и транспортировка нефти и газа были одним из советских приоритетов. Новый транссибирский газопровод должен был поставлять природный газ из газовых месторождений Уренгоя в Сибири через Казахстан, Россию и Восточную Европу на валютные рынки Запада. Для автоматизации действия клапанов, компрессоров и хранилищ на таком огромном предприятии советской стороне нужны были новейшие контрольные системы. Они закупили компьютеры первых моделей на открытом рынке, но когда руководители газопровода обратились в Соединенные Штаты для приобретения необходимого программного обеспечения, они получили отказ. СССР бесстрашно направил поиски в другую сторону: был послан агент КГБ с заданием проникнуть на предприятие канадского поставщика программного обеспечения в попытке приобрести необходимые коды. Американская разведка, извещенная агентом «Фэруэллом» ответила на попытку и подделала программное обеспечение перед тем, как его послать.
   Поступив в Советский Союз, компьютеры и программы, работая вместе, обеспечивали замечательную работу газопровода. Но это спокойствие было обманчивым. В программах, управлявших газопроводом, имелся «троянский конь» – термин, используемый для обозначения элементов программ, скрытых в нормальной оперативной системе, которые приводят к тому, что эта система в будущем выходит из-под контроля, или это происходит после получения приказа из-за рубежа.
   С целью помешать поступлению доходов в валюте с Запада и причинить ущерб внутренней экономике России, программа газопровода, которая должна была регулировать работу насосов, турбин и клапанов, была написана так, чтобы через определенное время дать сбой и перенастроить скорости насосов и регулировку давления клапанов, чтобы заставить их работать под давлением, неприемлемо высоким для фланцев и сварных швов газопровода.
   «Результатом стал самый колоссальный неядерный взрыв и пожар, каких никогда ранее не наблюдали из космоса. В Белом доме должностные лица и консультанты получили предупреждение от инфракрасных спутников о странном событии в ненаселенном районе советской территории. НОРАД (Командование аэрокосмической обороны США) боялось, что то был запуск ракет из места, где, по всем сведениям, не было никаких ракетных установок, или детонация ядерного устройства. Спутники не обнаружили никакой электромагнитной пульсации, характерной для ядерных детонаций. Но до того как эти факты могли бы привести к международному кризису, Гус Вейсс, идя по коридору, говорил своим коллегам по Совету национальной безопасности, чтобы они не беспокоились, утверждает в своей книге Томас Рид.
   Кампания контрмер, основанная на «Досье Фэруэлла» была экономической войной. Хотя в результате взрыва газопровода не было человеческих жертв, советской экономике был нанесен значительный ущерб.
   В качестве большого финала в 1984–1985 годах Соединенные Штаты и их союзники по НАТО завершили эту операцию, которая эффективно покончила со способностью СССР получать технологию в момент, когда Москва находилась между двух огней – неработающей экономикой, с одной стороны, и американским президентом, который упорно стремился достичь превосходства и положить конец холодной войне, с другой.
   В уже цитировавшейся статье Вейсса утверждается, что в 1985 году дело получило неожиданный оборот, когда во Франции стало известно о «Досье Фэруэлла». Миттеран начал подозревать, что советский агент был подставлен ЦРУ, чтобы проверить его и решить, будет ли материал передан американцам или останется у французов. Действуя из этих соображений, Миттеран уволил начальника французской разведки Ива Боннета.
   Как уже сказано, Гус У. Вейсс был человеком, приписавшим себе зловещий план по направлению в СССР дефектных программ, когда Соединенные Штаты держали в своих руках «Досье Фэруэлла». Он умер 25 ноября 2003 года в возрасте 72 лет. «Вашингтон пост» сообщила о его смерти только 7 декабря – 12 дней спустя. В газете было сказано, что Вейсс «упал из здания Уотергейт» в Вашингтоне, где он жил, и также утверждалось, что патологоанатом американской столицы заключил, что его смерть была «самоубийством». Газета его родного города Нэшвилл Теннессеан опубликовала известие через неделю после «Вашингтон пост» и предупредила, что в тот день они могли сказать только то, что «обстоятельства, окружающие его смерть, еще не подтверждены».
   Перед смертью он оставил неизданные записки под названием «Прощальное досье: стратегический обман и экономическая война внутри холодной войны».
   Вейсс окончил Университет Вандербильта. У него были степени, полученные в Гарварде и Нью-Йоркском университете. Его работа для правительства сосредотачивалась на делах национальной безопасности, разведывательных организациях и заботах о передаче технологии в коммунистические страны. Он работал с ЦРУ, с Советом научной защиты Пентагона и Комитетом сигналов разведки Совета по разведке США. Он получил медаль ЦРУ «За заслуги» и Медаль «Шифр» Совета национальной безопасности. Французы наградили его в 1975 году орденом «Почетного легиона. Родственников после него не осталось.
   Незадолго до своего «самоубийства» Вейсс выступал против войны в Ираке. Интересно принимать во внимание, что за 18 дней до смерти Вейсса, 7 ноября 2003 года, также покончил жизнь самоубийством другой аналитик правительства Буша – Джон Дж. Кокал (58 лет). Он выпрыгнул из своего офиса в государственном департаменте, где он работал. Кокал был аналитиком госдепартамента по разведке в делах, связанных с Ираком.
   В уже опубликованных документах указывается, что когда начались аресты и депортации советских агентов в разных странах, Михаил Горбачев рассвирепел, поскольку не знал, что содержание «Дела Фэруэлла» было в руках основных глав правительств стран НАТО. На заседании Политбюро 22 октября 1986 года, созванном, чтобы проинформировать его коллег о саммите в Рейкьявике, он заявил, что американцы «действуют очень невежливо и ведут себя как бандиты». Хотя на публике он был любезен, в личных беседах Горбачев отзывался о Рейгане как о «лжеце».
   В последние дни Советского Союза генеральному секретарю КПСС приходилось идти вслепую. Горбачев не имел понятия о том, что делалось в лабораториях и на предприятиях по производству высокотехнологичного оборудования США; он совершенно не знал, что советские лаборатории и предприятия были скомпрометированы, и до какой степени. Пока это происходило, прагматики Белого дома тоже действовали вслепую.
   Президент Рональд Рейган разыграл свою козырную карту: Стратегическая оборонная инициатива / Звездные войны. Он знал, что советские не могли состязаться в этой лиге, потому что не могли подозревать, что их электронная промышленность была заражена вирусами и «троянскими конями», внесенными туда разведывательным сообществом США.
   Бывший британский премьер-министр говорит в своих мемуарах, опубликованных в 1993 году крупным английским издательством под названием «Маргарет Тэтчер: годы на Даунинг-стрит», что весь план Рейгана, связанный со Звездными войнами и намерением привести экономику Советского Союза к коллапсу, был самым блестящим планом этой администрации и что он привел к окончательному падению социализма в Европе. В главе XVI своей книги она объясняет участие ее правительства в Стратегической оборонной инициативе. Осуществить ее было, по мнению Тэтчер, «самым важным решением» Рейгана, «она доказала, что была ключевым элементом в победе Запада в холодной войне». Она заставила советское общество переживать «большие экономические напряжения и вести более суровую жизнь, и в конце концов ее технологические и финансовые воздействия были для СССР разорительными».
   Под подзаголовком «Подвергая Советский Союз переоценке» она описывает ряд концепций, суть которых содержится в дословных абзацах, взятых их этого большого фрагмента, в которых подтверждается, что имел место жестокий заговор.
   «В начале 1983 года советские очевидно начали понимать, что их игре по манипуляции и запугиванию скоро придет конец. Европейские правительства не собирались попасть в ловушку, расставленную предложением о «зоне, свободной от ядерного оружия» для Европы. Они продолжали подготовку к развертыванию крылатых ракет и «Першингов». В марте президент Рейган объявил о планах США относительно Стратегической оборонной инициативы, чьи технологические и финансовые последствия для СССР были бы разорительными…
   У меня нет ни малейших сомнений в правильности его усердия, с каким он настаивал на программе. Анализируя это задним числом, я теперь ясно вижу, что первоначальное решение Рональда Рейгана относительно Стратегической оборонной инициативы было самым важным за время его президентства.
   Формулируя наш подход к Стратегической оборонной инициативе, надо отметить четыре разных элемента, которые я принимала во внимание. Первым была наука сама по себе.
   Целью США в Стратегической оборонной инициативе было разработать новую и гораздо более эффективную защиту от баллистических ракет.
   Эта концепция обороны основывалась на способности атаковать запущенные баллистические ракеты на любом этапе их полета, с момента пуска, когда ракета, все ее боеголовки и приманки собраны вместе, до точки ее повторного вхождения в земную атмосферу на пути к цели.
   Второй элемент, который следовало принять во внимание, были существующие международные соглашения, ограничивающие развертывание оружия в космосе и системы противобаллистических ракет. Договор об ограничении систем противобаллистических ракет от 1972 года, с поправками, внесенными в него Протоколом от 1974 года, позволял Соединенным Штатам и Советскому Союзу размещать стационарную систему противобаллистических ракет вплоть до сотни пусковых установок, чтобы защитить свое поле пусковых шахт межконтинентальных баллистических ракет.
   Министерство иностранных дел и министерство обороны Великобритании всегда старались настаивать на гораздо более узкой интерпретации, чем американцы – и правильно, по моему мнению – и они считали, что это означало, что Стратегическая оборонная инициатива была мертворожденной. Я всегда пыталась держаться в стороне от этой фразеологии и ясно заявляла в частных беседах и публично, что нельзя сказать, что исследование того, является ли какая-либо система жизнеспособной, завершено, пока она не будет успешно опробована. Прячась под этим жаргоном, этот пункт, казалось, технический был в действительности вопросом явного здравого смысла. Однако он превратился в вопрос, раздевший Соединенные Штаты и Советский Союз на саммите в Рейкьявике, так что он приобрел большую важность.
   Третьим элементом в расчете была относительная сила обеих сторон в защите от противобаллистических ракет. Только Советский Союз имела систему противобаллистических ракет (известную как ГАЛОША) в окрестностях Москвы, которая в то время совершенствовалась. Американцы никогда не смогли разместить эквивалентную систему.
   СССР также достиг больших успехов в противоспутниковом оружии. Следовательно, имелся сильный аргумент в пользу того, что СССР уже приобрели недопустимое преимущество во всей этой сфере.
   Четвертым элементом было то, что подразумевала Стратегическая оборонная инициатива для сдерживания. Вначале я достаточно симпатизировала философии, стоявшей за Договором об ограничении систем противобаллистических ракет, считая, что чем более ультрасовременной и эффективной является защита от ядерных ракет, тем большее давление оказывалось, чтобы стремиться к чрезвычайно дорогостоящим достижениям в технологии для создания ядерного оружия. Я всегда верила в вариант с легкими условиями доктрины, известной как «гарантированное взаимное уничтожение» по-английски МАД. Угроза того, что я предпочитаю называть «неприемлемым уничтожением, которое произойдет после обмена ядерными ударами, была настолько сильной, что ядерное оружие представляло собой эффективный элемент сдерживания против не только ядерной, но и обычной войны.
   Вскоре я начала видеть, что Стратегическая оборонная инициатива не подорвет ядерного сдерживания, а укрепит его. В отличие от президента Рейгана и других членов его администрации, я никогда не верила, что Стратегическая оборонная инициатива может обеспечить стопроцентную защиту, но она позволит достаточному числу американских ракет пережить первый удар советских.
   Тема Стратегической оборонной инициативы преобладала в моих беседах с президентом Рейганом и членами его администрации, когда я поехала в Кемп-Дэвид в субботу 22 декабря 1984 года, чтобы проинформировать о моих предварительных разговорах с господином Горбачевым. То был первый раз, когда я услышала, как президент Рейган говорит о Стратегической оборонной инициативе. Он говорил об этом страстно и казался полным идеалистом. Он подчеркнул, что Стратегическая оборонная инициатива будет оборонительной системой и что было не в его намерениях получить для США одностороннее преимущество. Более того, он сказал, что если Стратегическая оборонная инициатива будет иметь успех, он будет готов интернационализировать ее, так чтобы ею могли воспользоваться все страны, и то же он сказал господину Громыко. Он подтвердил свою долгосрочную цель полностью уничтожить ядерное оружие.
   От этих наблюдений я разнервничалась. Мне страшно было подумать, что Соединенные Штаты были бы готовы отказаться от так тяжело завоеванного преимущества в области технологии, предоставив ее в распоряжение всего мира.
   То, что я услышала, когда мы перешли к обсуждению не столько широкой концепции, сколько реальных возможностей, было успокаивающим. Президент Рейган не притворялся, что они еще не знают, куда могут привести исследования, но подчеркивал, что – кроме своих прежних аргументов в пользу Стратегической оборонной инициативы, – следовать темпу США означало бы оказывать экономическое давление на Советский Союз. Он утверждал, что не существует практического предела тому, докуда могло бы советское правительство довести свой народ на пути к суровой жизни.
   Сейчас, беседуя с консультантом по вопросам национальной безопасности Будом Макферлейном, я записала четыре пункта, которые казались мне наиболее критическими.
   Мои сотрудники позже добавят нужные детали. Президент и я договорились о тексте, где излагалась политика.
   В главном разделе моего заявления говорится:
   «Я рассказала президенту о моем твердом убеждении, что программа исследований Стратегической оборонной инициативы должна продолжаться. Исследования, конечно, разрешены существующими договорами между США и Советским Союзом, и разумеется, мы знаем, что у русских уже есть своя программа исследований и что, по мнению США, они уже вышли за ее пределы.
   Мы договорились по четырем пунктам:
   1. Целью США, Запада, является не достижение превосходства, а сохранение равновесия, учитывая советские достижения.
   2. Развертывание, связанное со Стратегической оборонной инициативой, с учетом обязательств, накладываемых соглашениями, должно было бы стать темой для переговоров.
   3. Общая цель – это увеличить, а не подрывать сдерживание.
   4. Переговоры между Востоком и Западом должны быть направлены на достижение безопасности, с сокращением наступательных систем с обеих сторон. Это будет целью переговоров о контроле над вооружением, которые возобновятся между США и Советским Союзом, что я одобряю.
   Впоследствии я узнала, что Джордж Шульц – в то время государственный секретарь – думал, что я сделала слишком большую уступку американцам в составлении текста, но в действительности это ставило нас – как их, так и нас, – в ясное и легко защищаемое положение и помогало успокоить европейских членов НАТО. То был очень продуктивный рабочий день…»
   Далее под подзаголовком «Поездка в Вашингтон: февраль 1985 года», Маргарет Тэтчер говорит:
   «Я вновь посетила Вашингтон в феврале 1985 года. Переговоры о вооружении между американцами и Советским Союзом уже были возобновлены, но Стратегическая оборонная инициатива продолжала оставаться источником дискуссий. Я должна была выступить на совместном заседании конгресса утром в среду 20 февраля и привезла с собой из Лондона в подарок бронзовую статую Уинстона Черчилля, который также много лет назад был удостоен той же чести. Я с особым старанием работала над этим выступлением. Я собиралась говорить, используя телепромптер. Я знала, что в конгрессе видели, как сам «Великий коммуникатор» произносил безупречные выступления, и у меня будет требовательная аудитория. Так что я решила попрактиковать чтение текста, пока не добилась того, что произносила его с правильной интонацией и выразительностью. Должна добавить, что говорить с телепромптером – это совершенно другая техника, чем говорить, имея перед собой заметки. Кстати, президент Рейган одолжил мне его собственный телепромптер, который я унесла в британское посольство, где проживала. Сопровождавший меня Гарвей Томас достал его, и, не обращая внимания на всю разницу во времени, я практиковалась до четырех часов утра. Я не ложилась, начав новый рабочий день с моего привычного черного кофе и моих витаминов; затем, начиная с 6.45 давала телевизионные интервью; побывала у парикмахера и к 10.30 была готова ехать в Капитолий. Я использовала свой доклад, который широко рассматривал международные вопросы, чтобы сильнее поддержать Стратегическую оборонную инициативу. Меня принимали потрясающе.
   В следующем месяце (март 1985 года) умер господин Черненко, и примечательно, что без большого промедления его сменил в руководстве Советским Союзом господин Горбачев. Еще один раз я присутствовала на похоронах в Москве: было даже гораздо холоднее, чем на похоронах Юрия Андропова. Господин Горбачев должен был принимать большое число иностранных правителей. Но я почти час беседовала с ним в тот же день в кремлевском зале Святой Екатерины. Атмосфера была более официальной, чем в Чекере (официальная загородная резиденция британских премьер-министров с 1921 года), и молчаливое сардоническое присутствие господина Громыко не помогало. Но я смогла объяснить им последствия политики, о которой мы договорились с президентом Рейганом в декабре в Кемп-Дэвиде. Было ясно, что Стратегическая оборонная инициатива была теперь главной заботой советских в плане контроля над вооружением.
   Как мы и ожидали, господин Горбачев придал советскому правительству новый стиль. Он открыто говорил об ужасающем состоянии советской экономики, хотя на этом этапе он еще больше опирался на методы, связанные с кампанией господина Андропова за большую эффективность, чем на радикальную реформу. Примером тому были суровые меры, принятые Горбачевым против алкоголизма. Но проходил год, а в Советском Союзе не было признаков улучшения. Фактически, как указывал в одном из своих первых отчетов наш новый и великолепный посол в Москве Брайан Картледж, бывший моим личным секретарем по иностранным делам, когда я стала премьер-министром в первый раз, вопрос стоял так: «компот завтра, а пока никакой водки сегодня».
   Отношения Великобритании с Советским Союзом вступили в явно холодный период в результате уполномоченной мною высылки советских сотрудников, совершивших акты шпионажа.
   В ноябре президент Рейган и господин Горбачев провели свою первую встречу в Женеве. Ее результаты были скудными – советские настаивали на том, чтобы связать стратегическое ядерное оружие с приостановкой исследований, касающихся Стратегической оборонной инициативы, но скоро между двумя лидерами возникла личная симпатия. Выражалась некоторая озабоченность относительно того, что смышленый и молодой советский коллега президента Рейгана мог превзойти его в ловкости. Но этого не произошло, что меня совершенно не удивило, поскольку у Рональда Рейгана была огромная практика в его первые годы как президента профсоюза актеров кино, когда он вел переговоры с синдикатом на реалистической основе, и не было большего реалиста, чем господин Горбачев.
   В течение 1986 года господин Горбачев проявил огромное хитроумие, эксплуатируя западное общественное мнение, когда выдвигал заманчивые, но неприемлемые предложения о контроле над вооружениями. Советские руководители говорили относительно мало о связи между Стратегической оборонной инициативой и сокращением ядерного оружия. Но им не давали никакого повода верить, что американцы были готовы приостановить или прекратить исследования, касающиеся Стратегической оборонной инициативы. В конце этого года договорились, что президент Рейган и господин Горбачев вместе со своими министрами иностранных дел встретятся в Рейкьявике, Исландия, для обсуждения существенных предложений.
   Дело было в том, что мы не могли останавливать исследования, касавшиеся новых видов вооружения. Мы должны были быть первыми в их получении. Невозможно остановить науку, она не остановится в силу того, что ее игнорируют.
   Оглядываясь назад, можно считать, что саммит в Рейкьявике в тот конец недели 11 и 12 октября [1986 года] имел совершенно иное значение, чем то, что ему придавало большинство комментаторов в то время. Американцам подготовили ловушку. На саммите советские уступки становились все более большими, там впервые договорились о том, что британские и французские элементы сдерживания будут исключены из переговоров о ядерном оружии средней дальности и что сокращение стратегического ядерного оружия должно оставить одинаковое количество у обеих сторон и быть не только процентным сокращением, которое дало бы советским явное преимущество. Также были сделаны значительные уступки в численности ядерных сил средней дальности.
   Когда саммит подходил к концу, президент Рейган предложил заключить соглашение, посредством которого весь арсенал стратегического ядерного вооружения – бомбардировщики, крылатые ракеты и баллистические ракеты большой дальности – сократятся наполовину в течение пяти лет, и самое мощное из этих видов оружия – стратегические баллистические ракеты – будет уничтожено в десятилетний срок. У господина Горбачева были еще более честолюбивые планы: он хотел уничтожить все виды стратегического ядерного оружия по завершении десяти лет.
   Но тогда неожиданно в самом конце сработала ловушка. Президент Рейган согласился, что в течение десяти лет обе стороны примут решение не выходить из Договора об ограничении систем противобаллистических ракет, хотя бы и было разрешено развитие и испытания, совместимые с договором».
   Но Рейган испытал странную амнезию в отношении детонатора жестокой военной конкуренции, навязанной СССР, за что эта страна заплатила огромную экономическую цену. Его разрекламированный дневник не упоминает абсолютно ничего о «Досье Феруэлла». В своих ежедневных записях, опубликованных в этом году, Рональд Рейган, описывая свое пребывание в Монтебелло, Канада, говорит:
   «Воскресенье 19 июля (1981 год)
   Этот отель – замечательное инженерное сооружение, полностью сделанное из бревен. Самая большая в мире хижина из бревен.
   У меня был тет-а-тет с канцлером Шмидтом (главой германского правительства). Он был действительно в подавленном состоянии и пессимистически смотрел на мир.
   Затем я встретился с президентом Миттераном, объяснил ему нашу экономическую программу и что мы не имели никакого отношения к высоким процентным ставкам.
   В тот вечер на ужине нас было только 8 человек. Семь глав правительств и председатель Европейского сообщества. Ужин превратился в неформальную беседу по экономическим вопросам, в основном по предложению премьер-министра Тэтчер».
   О конечном результате большого заговора и о безумной и дорогостоящей гонке вооружений, когда Советский Союз был смертельно ранен в экономическом отношении, рассказывает Джордж У. Буш в предисловие к книге Томаса К. Рида. Он пишет дословно следующее:
   «Холодная война была борьбой за самую душу человечества. То была борьба во имя образа жизни, определенного, с одной стороны, свободой, а с другой – репрессиями. Думаю, что мы уже забыли, какой длинной и тяжелой была эта борьба и как близки бывали мы иногда к ядерной катастрофе. Тот факт, что этого не случилось, свидетельствует о наличии достойных мужчин и женщин с обеих сторон, которые сохранили спокойствие и поступили правильно – по их мнению – в критические минуты.
   Этот конфликт между сверхдержавами, пережившими Вторую мировую войну, начался, когда я возвращался домой с войны. В 1948 году – в год, когда я закончил Йельский университет, – Советский Союз попытался перекрыть доступ Запада в Берлин. Эта блокада привела к созданию НАТО, затем к первому советскому испытанию атомной бомбы и окрасилась кровью с вторжением в Южную Корею. Потом последовали четыре десятилетия ядерного противостояния, войн, где каждая сверхдержава поддерживала противоположную сторону, и экономических лишений.
   Мне выпала честь стать президентом США, когда все это закончилось. Осенью 1989 года государства-сателлиты начали освобождаться, и в Польше, Венгрии, Чехословакии и Румынии прошли в основном мирные революции. Когда рухнула Берлинская стена, мы знали, что конец близок.
   Должны были пройти еще два года, чтобы пришел конец империи Ленина и Сталина. Два телефонных звонка донесли до меня эту благую весть. Первый телефонный звонок раздался 8 декабря 1991 года, когда Борис Ельцин позвонил мне из заповедно-охотничьего хозяйства возле Бреста, в Белоруссии. Будучи совсем недавно избран президентом Российской республики, Ельцин встречался с президентом Украины Леонидом Кравчуком и президентом Белоруссии Станиславом Шушкевичем. «Сегодня в нашей стране произошло очень важное событие, – сказал Ельцин. – Я захотел сообщить вам об этом лично, прежде чем вы узнаете это из прессы». И он сообщил мне новость: президенты России, Белоруссии и Украины приняли решении о роспуске Советского Союза.
   Две недели спустя второй звонок подтвердил мне, что Советский Союз исчез. Михаил Горбачев связался со мной в Кемп-Дэвиде рождественским утром 1991 года. Он пожелал Барбаре и мне счастливого рождества и потом коротко рассказал о том, что произошло в его стране: Советский Союз перестал существовать. Он только что выступил по национальному телевидению, чтобы подтвердить этот факт, и передал контроль над советским ядерным оружием президенту России. «Можете спокойно проводить рождественский вечер», – сказал он нам. И так все кончилось…»
   Из статьи, опубликованной в газете «Нью-Йорк таймс», известно, что в этой операции ЦРУ использовало все доступные ему средства – психологическую войну, саботаж, экономическую войну, стратегический обман, контрразведку, кибернетическую войну, – все это в сотрудничестве с Советом национальной безопасности, Пентагоном и ФРБ. Эта операция разрушила напористую систему советского шпионажа, нанесла ущерб экономике страны и дестабилизировала государство. То был полный успех. Если бы произошло наоборот (советские одолели бы американцев), это выглядело бы как террористический акт.
   Об этом говорится также в другой только что опубликованной книге под названием «Наследие из пепла» Тима Уейнера, корреспондента «Нью-Йорк таймс», уже двадцать лет пишущего об американской разведке и получившего Пулитцеровскую премию за работу о секретных программах Национальной безопасности. Он ездил в Афганистан и в другие страны, чтобы расследовать на месте тайные операции ЦРУ. Это его третья книга.
   Книга «Наследие из пепла» основана на более чем 50 тысячах документов, взятых в основном из самих архивов ЦРУ, и сотнях интервью с ветеранами этого агентства, включая десять директоров. Она раскрывает перед нами картину деятельности ЦРУ с момента его создания после Второй мировой войны, включает сражения во время «холодной войны» и войны против терроризма, начатой 11 сентября 2001 года.
   Статья Джереми Аллисона, опубликованная в «Ребельон» в июне 2006 года, и статьи Розы Мириам Элисальде, опубликованные 3 и 10 сентября 2007 года, разоблачают эти факты, подчеркивая идею одного из создателей свободного программного обеспечения, который указал, что «по мере того как усложняются технологии, все труднее будет обнаружить такого рода действия».
   Роза Мириам опубликовала две простые статьи едва ли по пяти страниц каждая. Если она захочет, то может написать книгу во много страниц. Я хорошо ее помню с того дня, когда она, будучи очень молодой журналисткой, озабоченно спросила меня, не более и не менее как на пресс-конференции более 15 лет назад, думаю ли я, что мы сумеем выдержать особый период, который надвигался на нас с исчезновением социалистического лагеря.
   СССР рухнул с грохотом. С тех пор мы подготовили сотни тысяч молодых людей с высшим образованием. Какое другое идеологическое оружие можем мы иметь, как не высший уровень сознания! Оно было у нас, когда мы были народом в большинстве своем неграмотным или полуграмотным. Если хотят знать, какими бывают настоящие хищники, пусть допустят, чтобы в человеке взяли верх его инстинкты. Об этом можно говорить много.
   Сегодня мир находится под угрозой опустошительного экономического кризиса. Правительство США использует немыслимые экономические ресурсы, чтобы защитить право, нарушающее суверенитет всех остальных стран: продолжать покупать на бумажные купюры сырье, энергию, предприятия с передовыми технологиями, самые плодородные земли и самую современную недвижимость нашей планеты.
   18 сентября 2007 г.

КУРС НА ВОЙНУ

   Работая с уже знаменитой книгой Гринспена, прочитал статью, опубликованную в газете «Эль Пайс», испанском печатном органе, издающемся, как утверждают, тиражом более чем в 500 тысяч экземпляров. Она подписана Эрнесто Экайсером, и в ней буквально говорится следующее: «За четыре недели до вторжения в Ирак, происшедшего в ночь с 19 на 20 марта 2003 года, Джордж Буш продолжал публично требовать от Саддама Хусейна следующее: разоружение или война. При закрытых дверях Буш признавал, что война была неизбежна. В ходе долгого частного разговора с тогдашним президентом Испании Хосе Мария Аснаром, состоявшегося в субботу 22 февраля 2003 года на ранчо Кроуфорд в Техасе, Буш ясно заявил, что настал момент отделаться от Саддама. «Осталось две недели. За две недели мы будем готовы в военном отношении. Мы будем в Багдаде в конце марта», – сказал он Аснару.
   В рамках этого плана Буш, в конце концов, согласился 31 января 2003 года, после беседы с британским премьер-министром Тони Блэром, провести последний дипломатический маневр: предложить Совету Безопасности ООН принять вторую резолюцию. Ее цель – на законных основаниях открыть дверь к односторонней войне, которую собирались развязать Соединенные Штаты, имея в регионе более 200 000 солдат, готовых к нападению.
   Буш понимал внутренние трудности Блэра и был осведомлен о трудностях Аснара. Всего за семь дней до этой встречи на ранчо Кроуфорд три миллиона человек провели демонстрации в нескольких городах Испании, протестуя против грозящей войны. «Нам нужно, чтобы вы помогли нам в отношении нашей общественности», – просит Аснар. Буш объясняет ему цели новой резолюции, которую думает предложить: «Резолюция будет составлена так, чтобы тебе помочь. Ее содержание мне практически безразлично». На это Аснар отвечает: «Этот текст помог бы нам, если бы мы могли вместе предложить его, стать его соавторами и добиться, чтобы многие выдвинули бы его».
   Таким образом, Аснар предлагает себя для того, чтобы обеспечить политическую поддержку Бушу в Европе вместе с Блэром. Мечта Аснара – закрепить отношения с США, следуя примеру Великобритании – была готова вот-вот осуществиться.
   Двадцатого февраля Аснар вместе со своей супругой Аной Ботелья отправился в Соединенные Штаты, сделав остановку в Мехико, чтобы убедить – безуспешно – президента Висенте Фокса в необходимости поддержать Буша. 21 февраля супруги в сопровождении сотрудников президента прибыли в Техас. Аснар и его жена поселяются на ранчо в доме для гостей.
   Во встрече, проходившей на следующий день, в субботу, участвовали президент Буш, его тогдашний помощник по вопросам национальной безопасности Кондолиза Райс и ответственный за европейские дела в Совете национальной безопасности Дэниел Фрид. Со своей стороны, Аснара сопровождают его помощник по вопросам международной политики Альберто Карнеро и посол Испании в Вашингтоне Хавьер Руперес. В качестве части встречи Буш и Аснар провели четырехсторонний телефонный разговор с британским премьер-министром Тони Блэром и президентом правительства Италии Сильвио Берлускони.
   Посол Руперес переводил с английского для Аснара и также с итальянского для Кондолизы Райс; две другие переводчицы переводили Бушу и его сотрудникам. Именно Руперес составил акт-резюме разговора в памятной записке, до сих пор остающейся секретной.
   Разговор производит впечатление своим прямым, дружественным и даже угрожающим тоном, когда, например, говорится о необходимости того, чтобы такие страны, как Мексика, Чили, Ангола, Камерун и Россия – члены Совета Безопасности ООН – проголосовали за новую резолюцию в качестве проявления дружбы к Соединенным Штатам, или же пусть они отвечают за последствия.
   Обращается внимание на отсутствие ожиданий в отношении работы инспекторов, глава которых Ханс Блике всего неделей ранее, 14 февраля, опроверг аргументы, выдвинутые американским государственным секретарем Колином Пауэллом на заседании Совета Безопасности 5 февраля 2003 года и включающие «надежные данные», горячо поддержанные испанским министром иностранных дел Аной Паласио. Данные, которые сам Пауэлл позже расценил как набор измышлений.
   По словам Бликса, Ирак делал шаги к активному сотрудничеству, чтобы разрешить нерешенные вопросы разоружения. Тон доклада был менее критичным, чем тон его доклада от 27 января 2003 года. «С тех пор как мы прибыли в Ирак три месяца назад, мы провели более 400 инспекций без предупреждения примерно в 300 местах. До сих пор инспекторы не нашли ни одного вида запрещенного оружия… Если Ирак решает сотрудничать еще теснее, период разоружения посредством инспекций может быть еще короче», – указывал глава инспекторов.
   Генеральный директор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Мохаммед эль-Барадеи сообщил 14 февраля, что осталось прояснить еще несколько технических вопросов, однако, добавил он «уже не остается нерешенных проблем разоружения». По его словам, не было найдено никаких доказательств того, что в Ираке велись ядерные процессы или процессы, связанные с ядерной энергией – еще одно ясное опровержение утверждений Пауэлла в отношении иракской ядерной программы.
   Как первые плоды работ по инспекции, так и завершение подготовки США заставили Буша наметить начало военной операции на 10 марта 2003 года, к чему было добавлено еще девять дней, чтобы получить вторую резолюцию. Процесс морального убеждения, на который делали упор Аснар и Паласио в телефонных разговорах и на двусторонних встречах, не смог собрать более четырех голосов: это были три соавтора и Болгария. А было необходимо 9 голосов.
   Провал этой законной поддержки неминуемой войны заставил Буша договориться с Блэром и Аснаром о проведении 16 марта 2003 года встречи на высшем уровне на Азорских островах – месте, предложенном Аснаром как альтернативу Бермудским островам по причине, которую он сам объяснил Бушу: «Одно только название этих островов ассоциируется с предметом одежды, который нельзя назвать самым подходящим при серьезности переживаемого нами момента». Там, 16 марта Буш, Блэр и Аснар решили подменить Совет Безопасности Организации Объединенных Наций и узурпировали его функции, чтобы на свой страх и риск объявить войну против Ирака.
   Утром 17 марта посол Великобритании в ООН объявил в Нью-Йорке о снятии второй резолюции. Поражение при голосовании еще более затруднило бы курс на войну.
   27 сентября 2007 г.

РАЗНЫЕ ВЫБОРЫ

   Наши выборы – антитеза тех, которые проходят в США. Там они проводятся не в воскресенье, а в первый вторник ноября. Там, прежде всего, надо быть очень богатым или опираться на крупные денежные средства, чтобы вкладывать огромные суммы в рекламу, искушенную в промывке мозгов и создании условных рефлексов. Хотя есть достойные исключения, никто не может надеяться занять какой бы то ни было важный пост, если у него нет миллионов долларов.
   Чтобы быть выбранным президентом, необходимы сотни миллионов, которые извлекаются из сундуков крупных монополий. Там кандидат может победить, получив меньшинство голосов граждан.
   С каждым разом там к урнам приходит все меньше граждан, так как многие предпочитают работать или посвящать время другим делам. Имеют место обманы, хитрости, дискриминация по этническому признаку и даже насилие.
   Потому тот факт, что у нас голосует более 90 % граждан и что урны охраняются школьниками – это нечто неслыханное, этому нельзя поверить, если речь идет о «глухом уголке земли», подвергающемся агрессии и существующем в условиях блокады, который зовется Куба. Так мы тренируем крепкие мускулы нашей сознательности.
   19 октября 2007 г.

АНТИТЕЗА ЭТИКИ

   Когда сотни представителей интеллигенции, приехавшие со всех континентов, собрались в Гаване, чтобы участвовать в Международной конференции «За равновесие мира», приуроченной к дате рождения Хосе Марти, в тот же день, по странной случайности, выступил и президент США – перед конгрессом, о состоянии дел в стране. Буш, используя телепромптер, говорит больше своими несловесными выражениями, чем словами, подготовленными его помощниками. Послание, переведенное на испанский язык Си-эн-эн, сопровождаемое поднятыми бровями и присущими ему жестами – записанное и сразу же транскрибированное квалифицированным персоналом. Окажется, что это выступление хуже всех остальных из-за своей демагогии, лжи и полного отсутствия этики. Я говорю о словах, которые он, быть может, добавил, о тоне, который он использовал и который я лично наблюдал.
   «Соединенные Штаты возглавляют борьбу против всемирной бедности, применяя прочные образовательные программы и программы гуманитарной помощи… Эта программа усиливает демократию, прозрачность и господство закона в развивающихся странах, и я прошу членов этого конгресса полностью финансировать эту важную программу…»
   «Соединенные Штаты находятся в авангарде борьбы против голода в мире. Сегодня более половины продовольственной помощи в мире идет из США. Сегодня вечером я прошу конгресс поддержать новаторское предложение оказывать продовольственную помощь, закупая культуры непосредственно у земледельцев развивающегося мира, чтобы мы могли развивать их местное сельское хозяйство и сломить голод…»
   «Соединенные Штаты возглавляют борьбу против болезней. С их помощью мы работаем над тем, чтобы сократить наполовину число смертей, связанных с малярией, в 15 африканских странах, и наш план лечения СПИДа охватывает 1 400 000 человек. Мы можем принести помощь намного большему числу. Прошу вас утвердить в ближайшие 5 лет еще 30 миллиардов долларов…»
   «Соединенные Штаты – это сила надежды в мире, потому что мы сострадательный народ…»
   «За последние 7 лет мы увеличили фонды для ветеранов более чем на 95 процентов… также чтобы удовлетворить потребности новой войны… чтобы улучшить систему обслуживания наших раненых бойцов…»
   «Прошу вас поддержать меня, чтобы создать новые рабочие места для жен и мужей наших военных…»
   «Веря в народ, одно поколение за другим преобразили нашу хрупкую и молодую демократию в самую могущественную нацию на земле… Наша свобода будет гарантированна, и состояние нашей страны будет оставаться прочным…»
   С самого начала своего выступления, в котором избегает всех щекотливых проблем, он камень за камнем строит фундамент для предположительной свободы и процветания, не упоминая ни единым словом американских военных, погибших или изувеченных на войне.
   Он начал выступление, указывая, что «большинство американцев думает, что налоги уже очень высоки». Он угрожает конгрессу: «Конгресс должен знать, что если какой-либо вид законопроекта, увеличивающего налоги, ляжет ко мне на стол, я наложу на него вето». «На будущей неделе я направлю вам бюджет, который отменяет или значительно сокращает 151 расточительную или раздутую программу, чья стоимость превышает миллиардов 18. Бюджет, который я вам представлю, будет вести Соединенные Штаты по пути к положительному сальдо в 2012 году».
   Или он ошибся цифрой, или собрать 18 миллиардов ничего не значит в бюджете размером в 2,8 триллиона.
   Самое важное для него – провести различие между дефицитом государственного бюджета, который достиг 163 миллиардов, и дефицитом текущего счета платежного баланса, составившего 811 миллиардов в 2006 году (государственный долг исчисляется в 9,1 триллиона). Его военные расходы выросли и достигают более чем 60 процентов от всего, что инвестируется в мире по этой статье. Тройская унция золота достигла рекордной цифры в 933 доллара. Беспорядок является следствием эмиссии долларов без какого бы то ни было ограничения в стране, население которой тратит больше того, что экономит, и в мире, где покупательная способность валюты США чрезвычайно сократилась.
   Рецепт, обычно применяемый его правительством – выражать доверие и уверенность в экономике, снижать банковские процентные ставки, вспрыскивать в обращение новые банкноты, углублять проблему и отсрочивать последствия.
   Президент США продолжает так свою олимпийскую прогулку по проблемам планеты, лежащей у его ног.
   «Я хочу, чтобы вы утвердили реформы программ Фанни Мей и Фредди Мак, надо модернизировать Федеральное жилищное управление и позволить собственникам снова финансировать свои ипотеки посредством бонов, свободных от налогов…
   У нас есть общая цель: сделать медицинское обслуживание более доступным для всех американцев…
   Мы должны верить в то, что учащиеся будут учиться, если им дадут возможность, и дать родителям больше власти, чтобы требовать больше результатов в наших школах…
   Теперь мы должны работать вместе, чтобы штаты и округа имели больше гибкости, и сократить число учащихся, которые оставляют школу, не закончив среднего образования…
   Благодаря стипендиям, которые вы утвердили, более 2600 самых бедных детей столицы нашли новую надежду в религиозных школах или в частных школах другого типа. К сожалению, во многих бедных городских районах США эти школы исчезают в вызывающем тревогу темпе… Поэтому я попросил вас поддержать новую программу в 300 миллионов долларов…
   Мы зависим с каждым разом все больше от способности продавать продукты, урожаи и услуги всем. Поэтому мы хотим покончить с барьерами в торговле и инвестициях…
   Хочу поблагодарить конгресс за то, что он утвердил договор с Перу. И теперь я прошу вас утвердить договоры с Колумбией, Панамой и Южной Кореей. Многие продукты этих стран поступают сюда без таможенных пошлин; однако многие из наших продуктов сталкиваются на их рынках с высокими пошлинами. Мы должны уравнять это положение. Это дало бы нам доступ к более чем 100 миллионам клиентов и обеспечило бы хорошие рабочие места для лучших работников мира: тех, чьи продукты сделаны в США… Эти договоры также способствуют продвижению стратегических интересов США…
   Наша безопасность, наше процветание, наша окружающая среда требуют сократить нашу зависимость от нефти. Будем же искать энергию на основе угля…
   Создадим международный фонд чистой технологии, чтобы сократить и, быть может, обратить вспять выброс парниковых газов…
   Чтобы продолжать быть конкурентоспособными в будущем, мы должны верить в наших ученых и специалистов и дать им больше власти, чтобы они смогли прийти к открытиям будущего. Прошу федеральной поддержки… чтобы Соединенные Штаты продолжали быть самой динамичной страной планеты…»
   Постоянно взывая к шовинизму, он продолжает свой воображаемый полет к другим темам:
   «Сегодня на берегу Залива мы хотим отдать должное стойкости жителей этого района; мы хотим, чтобы они смогли восстановить его так, чтобы он стал лучше, сильнее, чем прежде. И мне приятно объявить, что мы проведем североамериканский саммит США, Мексики и Канады в великом городе Нью-Орлеане…
   Другой важный вызов – это иммиграция. Соединенным Штатам нужно защитить свои границы, и с вашей помощью мое правительство принимает меры, чтобы сделать это, увеличивая контроль в местах работы, устанавливая барьеры и новые технологии, чтобы помешать незаконным пересечениям… В этом году мы думаем удвоить число агентов Пограничного патруля (речь идет об одном из источников хорошо вознаграждаемой занятости, который ищет Буш. – Ф.К.)…»
   Он не желает вспоминать, что у Мексики было отнято более 50 процентов ее территории в ходе захватнической войны, и хочет, чтобы никто не помнил, что на Берлинской стене за все почти 30 лет ее существования погибло меньше людей, старавшихся попасть в «свободный мир», чем латиноамериканцев, которые уже погибают – не менее 500 каждый год – пытаясь перейти границу в поисках работы, без Закона об урегулировании, который ставил бы их в привилегированное положение и стимулировал бы их, как это делают с гражданами Кубы. Число же нелегальных эмигрантов, арестованных и травматически возвращаемых ежегодно, достигает сотен тысяч…
   Затем Буш перескакивает на Ближний Восток. Упомянув Ливан, Ирак, Афганистан и Пакистан, он утверждает: «Безопасность США и мир в мире зависят от того, как мы будем распространять в нем надежду на свободу. В Афганистане Соединенные Штаты, наши союзники по НАТО и 15 ассоциированных стран помогают афганскому народу защищать свою свободу и реконструировать свою страну».
   Он совершенно не упоминает, что именно это хотел сделать Советский Союз, оккупировав страну своими мощными Вооруженными силами, которые, в конце концов, были разбиты, столкнувшись с их обычаями, религией и иной культурой. Причем советские войска отправились туда не для захвата сырья для крупного капитала.
   Дальше Буш сразу же перескакивает на Ирак, который не имел никакого отношения к атакам 11 сентября 2001 года и был оккупирован, потому что так решил Буш как президент США вместе со своими ближайшими сотрудниками. Причем никто в мире не сомневается, что целью было захватить его нефтяные месторождения, что стоило этому народу сотен тысяч убитых и миллионов изгнанных из своих жилищ и тех, кто был вынужден эмигрировать.
   «Народ Ирака быстро понял, что происходило нечто драматичное. Те, кто боялся, что Соединенные Штаты готовились их покинуть, увидели, как в страну прибывают десятки тысяч солдат, увидели, как наши силы перемещаются в соседние районы, изгоняют террористов и остаются, чтобы гарантировать, что враг не вернется… Наши солдаты и гражданские лица в Ираке действуют с отвагой и изысканностью, и им благодарна вся страна…
   В последний год мы захватили или убили в Ираке тысячи экстремистов; нашим врагам был нанесен тяжелый удар, но они не разбиты. И мы можем ожидать, что предстоят еще более трудные сражения.
   Задача следующего года – держаться и строить на основе достижений 2007 года, переходя к следующей фазе нашей стратегии. Американские войска переходят от того, чтобы возглавлять операции, к тому, чтобы стать компаньонами иракских сил, и возможно, нести миссию по надзору… Это означает, что более 20 тысяч наших солдат возвращаются. Любое будущее сокращение числа войск будет зависеть от условий в Ираке и от рекомендаций наших командующих. Прогресс в провинциях должен быть сопоставим с прогрессом в Багдаде.
   Еще предстоит многое, но после десятилетий диктатуры и боли сектантского насилия примирение пускает корни, и иракцы принимают на себя контроль над своим будущим. Миссия в Ираке была трудной, но в жизненно важных интересах США, чтобы мы имели успех.
   Мы также сталкиваемся с силами экстремистов на Святой земле… Палестинцы выбрали президента, который признает, что противостоять терроризму – главное, чтобы добиться создания государства, где его народ мог бы жить с достоинством и в мире с Израилем…»
   Буш не говорит ни единого слова о миллионах палестинцев, лишенных своих земель или изгнанных с них и существующих в системе апартеида.
   Но здесь выступление не заканчивается: «Иран выделяет фонды и тренирует группы ополченцев в Ираке, помогая террористам «Хезболла» в Ливане и поддерживая усилия «Хамаз» подорвать мир на Святой земле. Тегеран также разрабатывает баллистические ракеты все большей дальности и продолжает развивать свои мощности по обогащению урана, что может служит для создания ядерного оружия.
   Наше послание лидерам Ирана ясно: прекратите в проверяемой форме ядерное обогащение, чтобы можно было начать переговоры. Соединенные Штаты будут противостоять тем, кто угрожает нашим войскам. Мы будем на стороне наших союзников и будем защищать свои жизненно важные интересы в Заливе».
   Это относится не к Мексиканскому, а к Персидскому заливу, к водам, удаленным на не более чем 12 миль от Ирана.
   Есть исторический факт: в эпоху шаха Иран был лучше всего вооруженной державой региона. После победы Революции в этой стране, возглавленной аятоллой Хомейни, Соединенные Штаты подбодрили Ирак и оказали ему помощь, чтобы напасть на Иран. Отсюда возник конфликт, стоивший сотен миллиардов и бесчисленных убитых и искалеченных, что сегодня оправдывается как нечто, свойственное холодной войне.
   В действительности не требуется, чтобы другие органы массовой информации сообщали о выступлении президента США: надо предоставить говорить самому Бушу. Для народа, который умеет читать и писать и который думает, никто не может красноречивее раскритиковать империю, чем сам Буш. Отвечаю ему по праву страны, которую он назвал.
   29 января 2008 г.

КАНДИДАТ-РЕСПУБЛИКАНЕЦ

Часть 1
   В уже знаменитый супервторник – день недели, когда многие штаты США выбирали из группы претендентов кандидата в президенты США, которому они отдавали предпочтение – одним из возможных кандидатов, чтобы сменить Джорджа Буша, мог стать Джон Маккейн.
   Благодаря его заранее созданному имиджу героя и его союзу с сильными соперниками – такими, как бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани – другие претенденты уже с удовольствием уступили ему место и поддержали его. Интенсивная пропаганда социальных, экономических и политических факторов, имеющих большое значение в его стране, и его манера действовать превратили его в кандидата с наибольшими возможностями. Пятого февраля только крайне правые республиканцы, представленные Миттом Ромни и Майком Хаккаби, не согласные с некоторыми незначительными уступками Маккейна, все еще оказывали ему сопротивление. Позже Ромни также снял свою кандидатуру в пользу Маккейна. Хаккаби все еще фигурирует в качестве кандидата.
   И напротив, в демократической партии борьба за выдвижение кандидата идет очень ожесточенно. Хотя, как это бывает обычно, активная часть населения США с правом голоса представляет собой меньшинство, уже слышны всевозможные мнения и предположения относительно последствий, какие будет иметь для страны и для мира конечный результат выборной борьбы, если человечество уцелеет после военных авантюр Буша.
   Мне не подобает говорить о прошлом кандидата в президенты США. Я никогда этого не делал. Быть может, не сделал бы этого никогда. Почему же говорю в этот раз?
   Маккейн утверждал, что некоторых его товарищей пытали кубинские агенты во Вьетнаме. Его апологеты и эксперты по рекламе обычно подчеркивают, что сам Маккейн подвергался подобным пыткам со стороны кубинцев… В личном деле Маккейна говорится, что он был взят в плен во вьетнамской войне 26 октября 1967 года. Как рассказывает он сам, ему было тогда 31 год, и он выполнял 23-й боевой вылет. Его самолет A4 Скайхоук был сбит над Ханоем зенитной ракетой. После удара ракеты он потерял контроль и катапультировался, упав посреди города в озеро Трук-Бах с переломами обеих рук и колена. Увидев падение агрессора, патриотически настроенная толпа встретила его враждебно. Сам Маккейн говорит о том, с каким облегчением увидел, что прибыл армейский взвод.
   Бомбардировки Вьетнама, начатые в 1965 году, всколыхнули международную общественность, очень остро воспринимавшую воздушные нападения сверхдержавы на маленькую страну третьего мира, которая была превращена во французскую колонию в тысячах милей от далекой Европы. Во время Второй мировой войны народ Вьетнама сражался против японских оккупантов, и после ее окончания Франция вновь взяла страну под свой контроль. Хо Ши Мин – скромный и любимый всеми лидер – и его военачальник Нгуен Гиап были людьми, которыми восхищался весь мир. Знаменитый Французский легион был разбит. Чтобы попытаться избежать этого, державы-агрессоры чуть было не применили ядерное оружие в Дьен-Бьен-Фу.
   В глазах американской общественности надо было представить благородных аннамитов, как ласково назвал их Хосе Марти, обладателей тысячелетней культуры и ценностей, народом варварским и недостойным того, чтобы существовать. Никто не перещеголяет специалистов США в области саспенса и коммерческой рекламы. Этот профессионализм был использован безо всяких ограничений, чтобы расславить историю с военнопленными, в особенности с Маккейном.
   Сам Маккейн позже утверждал: в силу того, что его отец был адмиралом и командующим американским флотом в Тихом океане, вьетнамское сопротивление предложило освободить его досрочно, если он признает, что совершил военные преступления, от чего он отказался, сославшись на Военный кодекс, где устанавливается, что военнопленных освобождают в том порядке, в каком они были взяты в плен, и что это значило для него пять лет плена, побои и пытки в тюрьме, называемой американцами Ханой-Хилтон.
   Конечный уход из Вьетнама был катастрофическим. Армия в полмиллиона человек, обученных и вооруженных до зубов, не смогла сопротивляться натиску вьетнамских патриотов. Сайгон – колониальная столица, ныне Хо-Ши-Мин, – был позорно оставлен оккупантами и их соучастниками, некоторые из которых улетали, уцепившись за вертолеты.
   Соединенные Штаты потеряли более 50 тысяч своих солдат, не считая изувеченных. Они затратили 500 миллиардов долларов в той войне без налогов, самих по себе всегда неприятных. Никсон в одностороннем порядке отказался от обязательств, взятых в Бреттон-Вудсе, и заложил основы нынешнего финансового кризиса.
   Всего, чего они добились, это кандидата республиканской партии 41 лет спустя.
   Маккейн – один из многочисленных американских пилотов, сбитых и раненых в объявленных и необъявленных войнах своей страны – получил ряд наград: «Серебряная звезда», «Легион почета», Крест военно-воздушных сил «За выдающиеся заслуги», «Бронзовая звезда», медаль «Пурпурное сердце». Телевизионный фильм, снятый по его воспоминаниям (как военнопленного), был передан в 2005 году, и Маккейн стал знаменитым благодаря ему.
   Худшим утверждением, сделанным им в связи с нашей страной, было, будто кубинские следователи систематически пытали американских пленных… Столкнувшись с утверждением Маккейна, я заинтересовался этим делом. Я захотел узнать, откуда возникла столь странная легенда. Попросил найти прецеденты обвинения. Мне сообщили, что существовала очень широко разрекламированная книга, на основе которой был снят фильм, она написана Маккейном и его административным помощником в сенате Марком Салтером, который продолжает работать и писать вместе с ним. Я попросил дословно перевести мне книгу. Его обвинения в адрес кубинских революционеров-интернационалистов, с использованием прозвища Фидель для обозначения одного из них, способного «замучить пленного до смерти», лишены самой минимальной этики.
   Позвольте напомнить вам, господин Маккейн: заповеди религии, которую вы исповедуете, запрещают ложь. Годы тюрьмы и раны, полученные в результате ваших нападений на Ханой, не избавляют вас от морального долга говорить правду. Есть факты, с которыми мы должны вас познакомить.
   На Кубе произошло восстание против деспота, навязанного народу Кубы правительством США 10 марта 1952 года, когда вам вот-вот должно было исполниться 16 лет, и республиканское правительство видного военного Дуайта Эйзенхауэра – кстати, он был первым, кто заговорил о военно-промышленном комплексе – признало и немедленно поддержало это правительство. Я был немного старше вас, в августе – месяце, когда родились и вы, – мне исполнилось 26 лет. Эйзенхауэр еще не закончил своего президентского срока, начатого в 50-е годы, через несколько лет после того, как он прославился, организовав высадку союзников на севере Франции, при поддержке 10 тысяч самолетов и самых мощных военно-морских сил из всех, известных до того времени.
   Речь шла о войне, официально объявленной державами, противостоявшими Гитлеру, о войне, начатой внезапно нацистами, которые совершили нападение без предупреждения и без предварительного объявления войны. Человечеству был навязан новый стиль устраивать большие бойни… А в 1945 году на гражданское население Хиросимы и Нагасаки были сброшены две бомбы мощностью около 20 килотонн каждая.
   В 50-е годы правительство США создало такое наступательное ядерное оружие, что один его вид, MR 17, весил 19,05 тонны и был длиной 7,49 метра, его можно было перевозить на их бомбардировщиках и вызвать взрыв в 20 мегатонн, что равнозначно тысяче таких бомб, как те, что были сброшены на первый из этих двух городов 6 августа 1945 года. Этот факт мог бы свести с ума Эйнштейна, который, обуреваемый противоречиями, не раз выражал угрызения совести по поводу оружия, которое непреднамеренно помог изготовить своими научными теориями и открытиями.
   Когда Первого января 1959 года, почти через 15 лет после взрыва первого ядерного оружия, на Кубе победила Революция и был принят Закон об аграрной реформе, основанный на принципе национального суверенитета, освященном кровью миллионов бойцов, погибших в той войне, ответом США стала программа незаконных акций и террористических покушений против кубинского народа, подписанная самим президентом США Дуайтом Эйзенхауэром.
   Нападение в бухте Кочинос произошло по точным инструкциям президента США, когда агрессоры вторглись под эскортом военно-морских частей, включая наступательный авианосец. Первое воздушное нападение силами самолетов В-26 американского правительства, которые вылетели с подпольных баз, было внезапным, с использованием кубинских опознавательных знаков, чтобы представить его мировой общественности как мятеж национальных военно-воздушных сил.
   Вы обвиняете кубинских революционеров в том, что они истязатели. Я серьезно призываю вас предъявить хотя бы одного из более чем тысячи пленных, захваченных в сражениях на Плая-Хирон, кто был бы подвергнут пыткам. Я находился там, а не укрывался в далеко расположенном командном пункте. Я лично, вместе с несколькими помощниками, захватил множество пленных. Я прошел перед вооруженными расчетами, еще скрывавшимися в лесных зарослях, которых парализовало присутствие вождя Революции в этом месте. Жалю, что приходится это упоминать, это может показаться самовосхвалением, к чему я искренне питаю отвращение.
   Пленные были гражданами, родившимися на Кубе, организованными могущественной иностранной державой, чтобы бороться против собственного народа.
   Вы признаетесь, что являетесь сторонником смертной казни за очень серьезные преступления. Как вы повели бы себя, столкнувшись с такими действиями? Скольких осудили бы за эту измену? На Кубе судили некоторых из этих агрессоров, которые ранее, будучи на службе Батисты, совершили страшные преступления против кубинских революционеров.
   Я несколько раз посетил пленных бухты Кочинос, как называете вы вторжение на Плая-Хирон, и беседовал с ними. Мне хотелось знать мотивации людей. Они были удивлены и выражали признательность за личное уважение, с каким с ними обращались.
   Вы должны бы знать, что пока шли переговоры об освобождении в обмен на возмещение в виде продуктов питания для детей и лекарств, правительство США организовывало планы моего убийства. Это фигурирует в записях лиц, участвовавших в переговорах.
   Не буду подробно говорить о длинном списке сотен попыток покушения на меня. Это не выдумки. Об этом говорится в официальных документах, обнародованных правительством США…
   Какая же этика осеняет эти факты, которые вы горячо защищаете как вопрос принципов?
Часть 2
   Один из самых враждебных к Кубе органов печати США, издающийся во Флориде, рассказывает о событиях следующим образом:
   «Воспользовавшись переговорами, которые велись в целях освобождения пленных, захваченных в бухте Кочинос, ЦРУ попыталось использовать ключевое лицо этих переговоров американского адвоката Джеймса Донована, чтобы он вручил Фиделю Кастро смертоносный подарок: неопреновый костюм, зараженный грибком, поражающим кожу, и аппарат для дыхания под водой, зараженный туберкулезом… Кубинский руководитель получил снаряжение в ноябре 1962 года…»
   Это разоблачение является одной из многих историй, приводимых в книге «После Бухты Свиней» (После бухты Кочинос), в которой говорится о переговорах, имевших место с апреля по декабрь 1962 года между Комитетом родственников для освобождения пленных и кубинским правительством.
   Книга в 238 страниц была написана кубинским эмигрантом Пабло Пересом Сиснеросом в соавторстве с предпринимателем Джоном Донованом, сыном уже скончавшегося участника переговоров, и Джефом Конрейхом, многолетним членом Красного Креста, организовывавшим гуманитарные миссии между США и Кубой.
   Перес Сиснерос – сын Берты Баррето де лос Эрос, которая в то время была координатором Комитета родственников на Кубе и ходатайствовала перед Кастро в целях обмена 1113 пленных, взятых после вторжения 1961 года в апреле. Баррето де лос Эрос начала писать книгу, но скончалась в марте 1993 года. Ее сын, который занимался исследованиями в течение 8 лет и завершил книгу, был человеком, купившим в конце 1962 года неопреновый костюм и снаряжение для подводного плавания, не зная, что все это предназначалось Кастро.
   «В июне 1962 года Перес Сиснерос впервые посетил офис Джеймса Донована в Бруклине, чтобы попросить его участвовать в переговорах с Кубой. Организатором встречи был Роберт Кин – сын бывшего конгрессмена и шурин Хоакина Сильверио, члена Бригады 2506, находившегося в тюрьме. Донован договорился работать для Комитета родственников бесплатно. Два месяца спустя Донован впервые поехал в Гавану – то была первая из 11 поездок, совершенных им в качестве посредника при переговорах с правительством Кубы.
   В октябре 1962 года Донован вернулся на Кубу. «Именно тогда Донован сказал мне, что хочет достать снаряжение хорошего качества для одного человека, но не сказал, что для Кастро» – заявил Перес Сиснерос в интервью корреспонденту газеты Эль Нуэво Геральд, чтобы дополнить информацию относительно этого дела.
   Перес Сиснерос, в свое время чемпион по подводной охоте на Кубе, купил в известном магазине на Таймс-сквер в Нью-Йорке неопреновый костюм за 130 долларов и снаряжение для подводного плавания за 215 долларов.
   Кастро получил их в ноябре 1962 года, и несколько недель спустя, во время нового приезда Донована, кубинский президент сказал адвокату, что уже пользовался ими…
   Лишь через несколько месяцев после окончания переговоров Перес Сиснерос узнал все подробности того, что произошло на самом деле.
   Во время Второй мировой войны Джеймс Донован работал в Бюро стратегических служб – предшественнике ЦРУ. Позже он был назначен одним из прокуроров на процессе над нацистскими преступниками в Нюрнберге. В феврале 1962 года он был главным посредником при самом громком во время «холодной войны» обмене агентов-шпионов – русского полковника Рудольфа Абеля на американцев Фредерика Прайора и Гэри Пауэрса – захваченного пилота самолета У-2.
   Когда Донован сообщил ЦРУ, что Кастро попросил привезти ему снаряжение для подводного плавания, американское управление сказало ему, что оно позаботится об этом. Однако адвокат не согласился на предложение заразить неопреновый костюм и снаряжение для подводного плавания, поэтому предпочел дать Кастро снаряжение, купленное на Таймс-сквер.
   В мае 1963 года Кастро пригласил Донована и адвоката Джона Нолана, представлявшего тогдашнего министра юстиции Роберта Кеннеди, поехать в район бухты Кочинос, и там вновь пользовался для подводного плавания американским снаряжением.
   Первая встреча Комитета родственников с Кастро состоялась в доме Баррето де лос Эрос в Мирамаре 10 апреля 1962 года. Четыре дня спустя 60 раненых членов Бригады были перевезены в Майами.
   Включение Донована в переговоры ускорило процесс освобождения.
   Донован подготовил секретный шифр для связи, поскольку знал, что телефон семьи Эрос прослушивался.
   В середине декабря Кастро договорился об обмене и передал список на 29 страницах с перечнем продуктов питания и лекарств, которые должны были переслать на Кубу через американский Красный Крест.
   Последние десять дней переговоров были очень напряженными, поскольку Донован нанял группу из 60 адвокатов, чтобы обеспечить все пожертвования, обещанные американскими компаниями.
   23 декабря 1962 года в Майами вылетели первые 5 самолетов с членами Бригады-484. На следующий день остальные 719 пленных были переправлены другими рейсами…»
   Я текстуально переписал слова статьи. Некоторые конкретные данные были мне неизвестны. Ничего из того, что я помню, не отклоняется от истины.
   Мои связи со Сьенага-де-Сапата начались очень рано. Я познакомился с этим местом благодаря некоторым американским приезжим, которые говорили мне о черной рыбе – черной форели, в изобилии обитающей в Лагунадель-Тесоро, в центре Сьенаги, глубина которой составляет максимум метров 6. То были времена, когда мы думали о развитии туризма и возможных польдерах по принципу земли, отвоеванной у моря голландцами. Слава этого места восходила к периоду моего обучения в старших классах, когда в Сьенаге были десятки тысяч крокодилов. Из-за неограниченного отлова этот вид был почти истреблен. Его надо было взять под охрану.
   Прежде всего, нами двигало желание сделать что-нибудь для угольщиков Сьенаги. Так начались мои связи с бухтой Кочинос, глубина которой достигает почти тысячи метров. Там я познакомился со стариком Финале и его сыном Кике, которые научили меня подводной охоте. Я изъездил островки и цепи островков. Изучил эту зону, как свои пять пальцев.
   Когда там высадились захватчики, существовало три дороги, пересекавшие болото, построенные и строившиеся туристические центры и даже аэропорт по соседству с Плайя-Хирон – последний оплот вражеских сил, который наши бойцы взяли штурмом вечером 19 апреля 1961 года. Мы могли бы отбить его менее чем за 30 часов, однако обманные маневры американского военно-морского флота отсрочили нашу молниеносную атаку с танками ночью 18-го числа.
   Чтобы рассмотреть проблему захваченных в плен, я познакомился с Донованом, который, как мне показалось – и я рад, что это подтвердилось рассказом его сына, – был честным человеком. Я действительно пригласил его на рыбную ловлю и без сомнения сказал ему о костюме и о снаряжении для подводного плавания. Остальные подробности не могу вспомнить с точностью. Я никогда не занимался писанием мемуаров, а сегодня понимаю, что это было ошибкой.
   Например, точное число раненых, я не помнил его с такой точностью. Я помнил о сотнях наших раненых, многие из которых умерли из-за нехватки аппаратуры, лекарств, специалистов и отсутствия тогда соответствующих больниц. Раненые, отправленные вначале, наверняка нуждались в реабилитации или в лучшем медицинском обслуживании, что не было в наших силах.
   С первого победоносного сражения 17 января 1957 года стало традицией лечить раненых противников. Это фигурирует в истории нашей Революции…
   В книге воспоминаний «Вера моих отцов», написанной Маккейном совместно с вездесущим Марком Солтером в хорошем литературном стиле, главный автор утверждает:
   «Меня часто обвиняли в том, что я был равнодушным учащимся, и, принимая во внимание некоторые мои оценки, могу отметить, насколько великодушным было это утверждение. Однако я был скорее селективным, чем равнодушным. Мне нравился английский язык и история, и по этим предметам я часто показывал хорошие результаты. Меня меньше интересовали и мне меньше удавались математика и науки…»
   Дальше он уверяет:
   «За несколько месяцев до выпуска я сдавал вступительные экзамены в Военно-морскую академию… Я сдал их на редкость хорошо, даже экзамен по математике.
   Моя репутация как скандального и темпераментного молодого человека не ограничивалась – как ни неудобно мне признаться в этом – стенами Академии. Многие порядочные обитатели очаровательного города Аннаполис, свидетели некоторых моих самых экстравагантных актов неподчинения, не одобряли меня, так же, как многие офицеры…»
   Выше, повествуя о некоторых эпизодах своего детства, он рассказывает:
   «При малейшем провоцировании я взрывался в бешенстве и затем падал без сознания.
   Врач прописал мне курс лечения, который в соответствии с современными методами педиатрии мог показаться несколько строгим. Он порекомендовал моим родителям наполнить ванну холодной водой, и когда у меня начинался припадок ярости и, казалось, что я задерживаю дыхание, чтобы броситься на пол, безо всяких церемоний прямо в одежде погрузить меня в воду…»
   Когда читаешь это, создается впечатление, что методы, которые применяли к нам в то время – как ко мне, жившему в довоенный период, так и к нему – были не самыми подходящими для обращения с детьми. В моем случае, нельзя было говорить о враче, консультировавшем семью; то были простые люди, частично неграмотные, многие из них применяли средства только по традиции.
   Маккейн рассказывает и о других эпизодах, связанных с его приключениями курсанта в учебных поездках. Не упоминаю о них, потому что они отходят от содержания моего анализа и не имеют никакого отношения к личным делам.
   Маккейн поддерживает войну в Ираке. Он считает, что угроза, которую представляют собой Афганистан, Иран и Северная Корея, и рост России и Китая вынуждают Соединенные Штаты усиливать наступательные силы.
   Он признает важность поддержания прочных связей с Мексикой и другими латиноамериканскими странами. Он выступает за продолжение нынешней агрессивной политики по отношению к Кубе.
   Он усилит безопасность границы США не только для въезда и выезда лиц, но также и в отношении товаров, ввозимых в страну. Он считает, что иммигранты должны обучаться английскому языку, американской истории и культуре.
   Он хочет заручиться поддержкой избирателей латиноамериканского происхождения, к сожалению, большинство которых не голосует или голосуют в виде исключения, всегда опасаясь, что их выгонят из страны, лишат детей или они потеряют работу… На «стене» в Техасе и дальше будет погибать более 500 человек в год. Он не обещает для них – тех, кого манит «американская мечта», – закона об урегулировании…
   Как у любого кандидата, у него есть своя правительственная программка. Он обещает сократить зависимость от поставок энергии из-за рубежа. Сказать это легко, но сделать в нынешних условиях куда труднее.
   Он сократит налоги семьям из средних классов, продолжит политику Буша по сокращению постоянных налогов и оставит процентные ставки на нынешнем уровне.
   Он хочет больше контролировать стоимость медицинского страхования. Считает, что семьи должны сами осуществлять контроль над суммами страховки. Он собирается провести кампании по здравоохранению и профилактике. Поддерживает план нынешнего президента, позволяющий трудящимся перемещать деньги налогов, идущих на социальное страхование, в частные пенсионные фонды… Социальное обеспечение ждет та же судьба, что и биржи.
   Он выступает за смертную казнь, укрепление и увеличение числа военных структур, расширение Договоров о свободной торговле.
   Вот афоризмы Маккейна:
   «Сейчас положение трудное, но наша ситуация лучше, чем в 2000 году» (январь 2008 года).
   «Я хорошо подготовлен по экономическим вопросам; я участвовал в революции Рейгана» (январь 2008 года).
   «Чтобы избежать рецессии, надо прекратить бесконтрольные затраты» (январь 2008 года).
   «Потеря экономической силы ведет к потере военной силы» (декабрь 2007 года).
   «Республиканцы забыли, как контролировать расходы» (ноябрь 2007 года).
   «Надо обеспечить границы; только так упорядочится программа приезжих рабочих» (январь 2008 года).
   «Амнистия 2003 года не означает премировать незаконное поведение» (январь 2008 года).
   «Надо собрать два миллиона иностранцев, нарушивших закон, и депортировать их» (январь 2008 года).
   «Сделать все, что можно, чтобы помочь всем иммигрантам научиться говорить по-английски» (декабрь 2007 года).
   «Никакого официального английского языка; американские индейцы должны говорить на своем собственном языке» (январь 2007 года).
   «Требуются миграционные реформы, чтобы обеспечить национальную безопасность» (июнь 2007 года).
   «Двухпартийные позиции – признак способности быть президентом» (май 2007 года).
   «Надо сохранять эмбарго и судить Кастро» (декабрь 2007 года).
   «Никаких дипломатических и торговых отношений с этой страной» (июль 1998 года).
   «Было бы наивно исключить ядерное оружие; наивно исключить нападение на Пакистан» (август 2007 года).
   «С войной в Ираке мы стали уделять меньше внимания нашему полушарию и заплатили за это определенную цену» (март 2007 года).
   Он сказал, что если его изберут в Белый дом в 2008 году, его первой поездкой будет посещение Мексики, Канады и Латинской Америки, чтобы «подтвердить мои обязательства перед нашим полушарием и важность связей в нашем полушарии».
   На протяжении всей своей книги, на которую я постоянно ссылаюсь, он утверждает, что силен в истории. Там нет ни единой ссылки на какого-либо политического мыслителя, даже на одного из тех, кто вдохновил Декларацию независимости 13-ти колоний 4 июля 1776 года, которой через 4 месяца и 23 дня исполнится 232 года.
   Более 2400 лет назад Сократ – известный афинский мудрец, знаменитый своим методом и мученик своих идей – сознавая человеческую ограниченность, сказал: «Я знаю только то, что ничего не знаю».
   Сегодня кандидат-республиканец Маккейн восклицает перед своими согражданами: «Я знаю только то, что знают все».
Часть 3
   Пока Буш выступал в конгрессе, Маккейна чествовали в Маленькой Гаване в ресторане Версальес.
   Там обосновалось со своими семьями большинство самых ожесточенных врагов Кубинской революции – батистовцы, крупные землевладельцы, домовладельцы и миллионеры, которые тиранили и грабили наш народ. Правительство США использовало их по своему усмотрению, организуя агрессоров и террористов, которые на протяжении почти 50 лет заливали кровью нашу страну. К этому потоку позже добавились нелегальные эмигранты, Закон об урегулировании статуса кубинских эмигрантов и жесточайшая блокада, навязанная народу Кубы.
   Невероятно, чтобы в наши дни кандидат-республиканец, чтимый как герой, превратился в орудие этой мафии. Ни один уважающий себя человек не может проявить такое поразительное отсутствие этики.
   Члены палаты представителей Илеана Рос-Летинен, Марио и Линкольн Диас-Баларт, сенатор Мал Мартинес, также кубинского происхождения, губернатор Чарльз Крист и независимый сенатор Джозеф Либерман стали опорами кандидата в попытке завоевать Флориду и его главными консультантами по вопросам политики в Латинской Америке.
   Чего смогут ждать латиноамериканцы от подобных советников?
   Рос-Летинен охарактеризовала Маккейна как человека «сильного в деле национальной обороны» и «понимающего, какую угрозу означает режим Кастро».
   Маккейн был видным участником слушания по Кубе в подкомитете по вопросам потребления, внешней торговли и туризма комитета науки и транспорта, проходившего 21 мая 2002 года, на котором он повторил, что наша страна представляет собой угрозу для США в силу ее способности производить биологическое оружие. Что, как доказал Джеймс Картер, было нелепостью.
   В отношении предложенных мер в целях облегчения поездок на Кубу Маккейн в октябре 2003 года внес предложение прервать обсуждение этих тем.
   Обращает на себя внимание акция, осуществленная в марте 2005 года, с тем, чтобы представить законопроект под названием «Закон в целях стимулирования демократии 2005», который разрешает финансирование, усиливает подрывную работу, создает новые структуры и предлагает дополнительные механизмы давления, направленные против Кубы.
   Намекая на пиратские авиетки, сбитые 24 февраля 1996 года, он заявил: «Если бы я был президентом США, я приказал бы начать расследование по делу об уничтожении этих храбрецов, убитых по приказу Фиделя и Рауля Кастро, и судил бы их».
   В другом из своих своеобразных заявлений он сказал, что «если бы на Кубе была свобода, ему хотелось бы встретиться лицом к лицу с кубинцами, которые пытали некоторых его товарищей во время вьетнамской войны». Ну и отважен же этот одержимый кандидат!
   Впочем, перейдем к сущности его идей.
   Какое политическое воспитание он получил? Никакого. Его обучали как военного пилота исходя из физической пригодности управлять боевым самолетом. Что в нем преобладает? Семейные традиции и его усиленные политические мотивации.
   В своих воспоминаниях он утверждает: «Мой отец достиг высших командных чинов, когда коммунизм сменил фашизм в качестве главной угрозы американской безопасности. Он люто ненавидел его и посвятил себя его уничтожению. Он верил, что мы безвыходно втянуты в борьбу с Советским Союзом не на жизнь, а на смерть. В конце концов, или одна, или другая сторона добьется полной победы, и в этом результате решающую роль будет играть военно-морская мощь. Таково было его категорическое мнение по этому вопросу…
   В 1965 году яростные столкновения между враждующими группами, про одну из которых думали, что то был коммунистический фронт, привели Доминиканскую Республику на край гражданской войны. Президент Джонсон приказал моему отцу возглавить военно-морской десант в ходе операции Стил Пайк по вторжению и оккупацию этой карибской страны. Данная операция была противоречивой. Критики справедливо осудили ее как незаконное вмешательство в дела суверенной страны. Мой отец, как было ему свойственно, неустрашимо противостоял внутренней оппозиции…
   Некоторые осудили интервенцию как неоправданную, но коммунисты были готовы вмешаться и взять власть. Может быть, люди не любят тебя за то, что ты силен, когда надо быть сильным, но они уважают тебя за это и учатся вести себя в соответствии с этим отношением.
   Его последующее назначение в Организацию Объединенных Наций рассматривалось в военно-морских силах как заключительная точка и считалось его последним поручением. Он был адмирал с тремя звездами, и перспективы на получение четвертой звезды были отдаленными. Два года спустя ему приказали отправиться в Лондон, чтобы принять на себя командование военно-морскими силами США в Европе. Это назначение принесло ему четвертую звезду. Менее чем через год его сделали командующим всеми силами США в Тихом океане – наивысшее военное операционное командование в мире…»
   Когда Маккейн, будучи курсантом, возвращался из своей учебной поездки, он проехал через оккупированную территорию Гуантанамо.
   «Гуантанамо в те дни до Кастро было диким местом. Все мы высадились на берег и немедленно направились в огромные походные палатки, которые поставили на базе в качестве временных баров, там подавали в больших количествах крепкое кубинское пиво и даже еще более крепкие ромовые пунши тем, кто проявлял жажду и не мог заплатить даже за самое дешевое спиртное…
   Я с гордостью чувствовал себя выпускником Военно-морской академии. Но в тот момент самым глубоким моим чувством было облегчение. Меня уже приняли в Пенсаколе для подготовки к полетам. В те дни надо было пройти только физическое обследование, чтобы считаться годным для летной подготовки, и мне не терпелось начать жизнь беззаботного летчика военно-морских сил…
   В октябре 1962 года я как раз возвращался на военно-морскую базу Норфолк после завершения развертывания в Средиземном море на борту авианосца «Энтерпрайз».
   Моя эскадрилья поднялась с «Энтерпрайза» и вернулась на авиабазу военно-морского флота Оушеана, в то время как корабль входил в Норфолк.
   Через несколько дней после нашего возвращения мы внезапно получили приказ вылететь обратно на авианосец. Наши командиры объяснили необычный приказ, сообщив, что в нашу сторону идет ураган.
   За двадцать четыре часа все наши самолеты поднялись в воздух и вернулись на авианосец, и мы направились в открытое море. Кроме наших А-1, на «Энтерпрайз» были боевые самолеты большой дальности, для которых характерны сложности при взлете и посадке. Мы отправились для нашего таинственного развертывания без них.
   Наш авиационный командир обратился к представителю эскадрильи и сказал ему, что у нас нет времени ждать, пока прилетят все его самолеты; некоторым из них придется вернуться на свою базу.
   Я был достаточно сбит с толку видимой срочностью нашей миссии – нас поспешно переместили за один день, оставив позади некоторые наши самолеты; эскадрилья военно-морского флота получила приказ присоединиться к нам, имея достаточно горючего, чтобы приземлиться или сесть на воду. Тайна разрешилась, когда вскоре всех пилотов собрали в большом салоне «Энтерпрайза», чтобы выслушать послание президента Кеннеди, который сообщал стране, что советские базируют на Кубе ядерные ракеты…»
   На этот раз он имел в виду известный Карибский кризис 1962 года, более 45 лет назад, оставивший в нем тайное желание напасть на нашу страну.
   «Энтерпрайз», шедший полным ходом на своем атомном реакторе, был первым американским авианосцем, пришедшим в воды по соседству с Кубой. В течение почти пяти дней мы, пилоты «Энтерпрайза» думали, что начнем боевые операции. Мы никогда раньше не участвовали в боях и, несмотря на мировую конфронтацию, которую предвещал удар по Кубе, мы были готовы и жаждали произвести свой первый вылет. Атмосфера на борту судна была достаточно напряженной, но не чрезмерно. Конечно, мы внутри были очень возбуждены, но сохраняли спокойствие, подражая типичному имиджу лаконичного, сдержанного и смелого воюющего американца…
   После пяти дней напряжение спало, когда стало очевидно, что кризис будет разрешен в мирной форме. Мы не были разочарованы, что не сумели получить свой первый боевой опыт, но у нас разгорелся аппетит, и воображение оживилось. Мы с жадностью ждали случая сделать то, чему мы были научены, и наконец обнаружить, хватало ли у нас храбрости, чтобы выполнить задание…»
   Далее он рассказывает об инциденте, происшедшем на атомном авианосце Форрестол, когда тот находился в Тонкинском заливе. Сто тридцать четыре молодых американца, многим из которых было 18–19 лет, погибли, усиленно стараясь спасти корабль. Авианосец, полный пробоин из-за взрыва бомб, должен был направиться в Соединенные Штаты для капитального ремонта. Следовало бы проверить, что тогда публиковалось и как освещалась эта тема.
   Затем Маккейн переходит к другому авианосцу обычного типа, находившемуся в тех же морях и с той же целью. Надо проследить за каждым самоопределением автора.
   «30 сентября 1967 года я рапортовал о прибытии на Орискани и в группу В.А.-136 – боевую эскадрилью самолетов А-4, носившую прозвище Лос Сантос. В течение трех лет, пока длилась кампания бомбардировок Северного Вьетнама, начатая в 1965 году, ни один пилот с авианосца не совершил больше вылетов и не понес больше потерь, чем пилоты с Орискани. Когда в 1968 году администрация Джонсона сочла операцию завершенной, тридцать восемь его пилотов погибли или попали в плен. Было уничтожено шестьдесят самолетов, включая двадцать девять типа А-4. Эскадрилья Лос Сантос понесла самые большие потери. В 1967 году треть пилотов эскадрильи были убиты или в плену. Один из каждых пятнадцати А-4, первоначально принадлежавших к этой группе, был уничтожен. Мы пользовались высокой репутацией благодаря нашей агрессивности и успехам, достигнутым при выполнении наших миссий. В месяцы, предшествовавшие моему прибытию в эскадрилью, члены Лос Сантос разрушили все мосты портового города Хайфон…
   Так же, как все боевые пилоты, мы проявляли почти зловещее безразличие к смерти, которая погружала эскадрилью в глубокую печаль, становившуюся все глубже по мере того, как рос список наших потерь.
   Мы вылетали для следующей атаки с решимостью нанести как можно больший ущерб. Я был готов сбросить бомбы, когда в самолете раздался сигнал тревоги. Я знал, что меня подбили. Мой А-4, летевший на скорости, близкой к 550 милям в час, резко устремился к земле, вращаясь вокруг своей оси.
   Я автоматически отреагировал в момент, последовавший за попаданием, и увидел, что мой самолет потерял крыло. Сообщив по радио о моей ситуации, я дернул рычаг аварийного катапультирования.
   Я ударился о часть самолета, сломав левую руку, правую руку в трех частях и правое колено. На короткий момент вследствие силы катапультирования я потерял сознание. Некоторые свидетели утверждают, что мой парашют едва успел раскрыться за несколько мгновений до того, как я упал в неглубокую воду озера Трук-Бах. Я приземлился посреди озера, в центре города, среди бела дня…
   Мой отец не был склонен вести войны половинчатыми мерами. Он считал выдержку замечательным человеческим качеством, но когда ведется война, он полагал, что надо принимать все необходимые меры, чтобы привести конфликт к быстрому и успешному завершению. Война во Вьетнаме не была ни быстрой, ни успешной, и я знаю, что он воспринимал это как крупную неудачу…
   В выступлении, произнесенном им после выхода в отставку, он сказал, что Соединенные Штаты привели к поражению во Вьетнаме два достойных сожаления решения: первое – публичное решение запретить американским войскам вторгнуться на север Вьетнама и разбить врага на его собственной территории… Второе – запретить бомбардировки Ханоя и Хайфона вплоть до последних двух недель конфликта…
   Сочетание этих двух решений позволило Ханою применять любую стратегию, какую бы он ни пожелал, зная, что потенциально не будет ни репрессалий, ни контратак.
   Когда северные вьетнамцы начали наступление первостепенной важности в декабре 1971 года, в момент, когда силы США во Вьетнаме были сокращены до 69 000 человек, президент Никсон наконец дал указание моему отцу немедленно заминировать Хайфон и другие северные порты. Администрация Никсона в большой степени обходилась без микроруководства войной, сыгравшего столь плохую службу администрации Джонсона, в частности без абсурдных ограничений на объекты, навязанных пилотам американских бомбардировщиков…
   Отношения между военными командирами и их гражданскими начальниками улучшились, когда заняли свои посты президент Никсон и министр обороны Мелвин Лэйрд. Новая администрация явно была более заинтересована и поддерживала точку зрения генералов и адмиралов, ведших войну. У моего отца были хорошие отношения с обоими – с Никсоном и Лэйрдом – а также с Генри Киссинджером – советником президента по национальной безопасности…»
   Он не скрывает своих чувств, когда говорит о жертвах бомбардировок. Его слова источают глубокую ненависть.
   «В апреле 1972 года наше положение намного улучшилось, когда президент Никсон возобновил бомбардировки Северного Вьетнама, и по приказу моего отца с марта 1968 года на Ханой начали падать первые бомбы. Во время операции Lineback – так была названа эта кампания – в войне стали применяться самолеты В-52 с огромным грузом бомб…
   Тревога, которую мы испытывали до 1972 года, усилилась из-за боязни, что Соединенные Штаты не были подготовлены к тому, чтобы сделать все необходимое в целях завершения войны в разумно быстрые сроки. Мы не различали на горизонте дня, когда война окончится. Поддерживал ли ты войну или выступал против нее – я был знаком с некоторыми пленными, защищавшими последнее – никто не считал, что войну надо было вести так, как сделала это администрация Джонсона…
   Самолеты В-52 наводили страх на Ханой в течение одиннадцати ночей. Они шли волна за волной. Днем, пока стратегические бомбардировщики переснаряжались и перезаправлялись горючим, налеты совершали другие самолеты. Вьетнамцы поняли, что к чему.
   Наши старшие офицеры, зная, что это было неизбежно, предупредили нас, чтобы мы не проявляли никаких эмоций, когда соглашение будет обнародовано…»
   Он источает ненависть к вьетнамцам. Он был готов уничтожить их всех.
   «В момент, когда наступил конец с подписанием в Париже мирного соглашения, мой отец ушел в отставку. Уже не ограниченный своей ролью подчиненного по отношению к гражданскому руководству, он подверг соглашение критике… «Из-за нашего желания закончить войну мы подписали очень плохое соглашение», – сказал он…»
   В этих абзацах отражаются самые глубокие идеи Маккейна. Самое плохое происходит, когда он поддается мысли выступить с заявлением против войны, которую вела его страна. Он не мог не упомянуть об этом в своей книге. Как он делает это?
   «Он (его отец. – Ф.К.) получил сообщение о том, что одну широко передаваемую пропагандистскую программу, якобы сделанную мной, проанализировали и сравнили голос с записью интервью, данного мною французскому журналисту. В обоих случаях голос был определен как один и тот же. В мучительные дни сразу после моего признания я боялся, что мой отец узнает об этом.
   После моего возвращения домой он никогда не упоминал, что знал о моем признании, и хотя я рассказал ему об этом, мы никогда не обсуждали это. Только недавно я узнал, что запись, которую, как мне казалось во сне, я слышал в камере через громкоговоритель, была реальной, ее передавали за стенами тюрьмы, и мой отец был с ней знаком.
   Если бы я знал, в какой момент мой отец услышал мое признание, я расстроился бы больше, чем это можно себе вообразить, и не смог бы прийти в себя так быстро, как это случилось. Однако за годы, прошедшие с тех пор, мое уважение к отцу и к себе самому стало более зрелым. Сейчас я лучше понимаю природу сильного характера.
   Мой отец был человеком достаточно сильным, чтобы не судить слишком строго характер сына, который достиг своих пределов и обнаружил, что не дотягивает до стандартов идеализированных героев, которые нам внушали в детстве…»
   Я его критикую не за это. Делать это было бы слишком безжалостно и бесчеловечно. Не в этом цель. Сейчас речь идет о необходимости разоблачить политику, которая не является личной, а разделяется многими, поскольку объективную правду всегда будет трудно понять.
   Думал ли когда-нибудь Макклейн о Пятерке кубинских героев, боровшихся с терроризмом, заключенных в одиночные камеры – которые, по его словам, он ненавидит – вынужденных предстать перед судом Маленькой Гаваны за преступления, которых никогда не совершали, причем трое из них приговорены к одному и даже двум срокам пожизненного заключения, а двое других – к 19 и 15 годам? Знает ли он, что власти США получили информацию, которая смогла предотвратить смерть американских граждан от терроризма? Знает ли он о действиях Посады Каррилеса и Орландо Боша, ответственных за взрыв в воздухе кубинского самолета и за гибель его 73 пассажиров и членов экипажа? Почему он не говорит об этом курсантам Аннаполиса?..
Часть 4
   Когда я посетил Вьетнам в 1973 году, куда прибыл 12 сентября, после соглашения между США и Вьетнамом, меня поместили в бывшую резиденцию французского губернатора всего Индокитая. Там меня посетил Фам Ван Донг, тогдашний премьер-министр. Он плакал, вспоминая человеческие и материальные жертвы, навязанные его стране… Оттуда я отправился на Юг, еще не полностью освобожденный, вплоть до Линии Макнамары, где стальные укрепления были взяты вьетнамскими бойцами, несмотря на бомбардировки и непрерывные воздушные атаки США.
   На протяжении пути между Ханоем и Югом все мосты без исключения, видимые с воздуха, действительно были разрушены; деревни сметены с лица земли, и каждый день связки кассетных бом, бросаемые с этой целью, взрывались на рисовых полях, где трудились дети, женщины и даже старики. У каждого входа на мосты зияло множество кратеров. Тогда не существовало бомб с лазерным наведением.
   Фам Ван Донг все время сопровождал меня. Мы пролетели над провинцией Нге-Ан, где родился Хо Ши Мин. В этой провинции и в провинции Xa-Тин умерли от голода в 1945 году – в последний год Второй мировой войны – два миллиона вьетнамцев. Мы приземлились в городе Донг-Хой. На провинцию, где находится этот разрушенный город, было сброшено миллион бомб. Переправились на плоту через Нхат-Ли. Посетили пункт помощи раненым в Куанг-Три. Видели множество захваченных танков М-48. Прошли по деревянным дорогам, по которым когда-то проходила Национальная трасса, разбитая бомбами. Встретились с молодыми вьетнамскими солдатами, покрывшими себя славой в битве при Куанг-Три. Спокойные, решительные, загорелые и закаленные войной, у капитана батальона легкий тик на веке. Непонятно, как они смогли выстоять под столькими бомбами. Они были достойны восхищения.
   В тот же день, 15 сентября, возвращаясь другим путем, мы подобрали трех раненых детей, двое из которых были в очень тяжелом состоянии, а 14-летняя девочка была в шоке, металлический осколок попал ей в живот. Дети работали в поле, и мотыга случайно задела снаряд. Кубинские врачи, сопровождавшие делегацию, не отходили от них в течение нескольких часов и спасли им жизнь…
   Я, господин Маккейн, был свидетелем подвигов бомбардировок в Северном Вьетнаме, которыми вы гордитесь.
   В те же сентябрьские дни был свергнут Альенде, Правительственный дворец был атакован, и многие чилийцы подвергнуты пыткам и убиты. Переворот был задуман и организован в Вашингтоне.
   К сожалению, все это произошло…
   Главная проблема в настоящий момент – знать, отдает ли кандидат-республиканец Маккейн себе отчет в том, что экономический кризис в ближайшее время или прямо сейчас поразит Соединенные Штаты. Только с этой точки зрения можно будет оценивать любого кандидата, у которого есть возможность стать главой этой могущественной страны.
   Международное информационное агентство ИАР опубликовало два дня назад, 12 февраля, статью за подписью Мануэля Фрейтаса – журналиста, исследователя и аналитика – под названием «Почему рецессия в США может превратиться в глобальный кризис». Чтобы аргументировать это, не требуется много свидетельств.
   «В отношении нынешних мрачных прогнозов американской экономики, – пишет он, – совпадают ключевые институты нынешней финансово-экономической системы, такие, как Федеральная резервная система и казначейство США, Всемирный банк, Международный валютный фонд, G-7 (семь самых богатых стран) и центральные банки Европы и Азии, которые видят в слиянии ипотечный кризис – крах доллара – эскалация цен на нефть центральный потенциальный детонатор процесса рецессии капитализма в мировом масштабе.
   Боязнь рецессии в США и ее воздействие на мировую экономику… отрицательно сказались на доверии экономической и политической элиты системы.
   Глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке сказал, что его страна может вступить в процесс рецессии и что она стоит перед двойным вызовом обваливающегося рынка недвижимости и в то же время необходимости заботиться о том, чтобы инфляция не росла из-за высоких цен на нефть и на продукты питания.
   Организация Объединенных Наций предупредила в январе, что существует большой риск вступления в глобальную экономическую рецессию… Лидеры самых богатых и могущественных держав мира только что предупредили о рецессии в США со всемирными последствиями на Форуме в Давосе, прошедшем в январе в швейцарских Альпах, строя мрачные прогнозы на этот год.
   Согласно заключительному коммюнике одной встречи в Токио, министры финансов и центральные банки семи самых богатых стран мира (G-7) заявили в прошлую субботу, что по их оценкам их экономики испытают замедление роста в ближайшее время…
   Существует два ключевых момента, которые объясняют, почему рецессивный кризис в США немедленно скажется на всей мировой экономике, как в центральных, так и в «возникающих» и в «периферических» странах.
   а) Согласно последним подсчетам Всемирного банка, при нынешней глобализированной модели всемирной экономики Соединенные Штаты являются главным покупателем и потребителем энергетических продуктов и ресурсов и представляют собой 22,5 процента мировой экономики.
   б) Капиталистическая мировая экономика является «долларизированной». Доллар – денежный стандарт при всех торговых и финансовых операциях в мировом масштабе.
   Эти два центральных фактора объясняют, почему любое колебание или финансово-экономическая неустойчивость, возникающая в США, немедленно бьет и распространяется по всей системе.
   Рецессивный кризис в США… сразу же скажется на биржах и глобализированных денежных рынках… завершая цикл распада нынешней модели капиталистической экономики в мировом масштабе.
   Распад модели нарушит равновесие политической «управляемости «и вызовет волну социальных и синдикальных конфликтов, которые скажутся одинаково как на США и на центральных державах, так и на «возникающих странах».
   Вчера 13 февраля несколько статей известных американских журналистов указывали в том же направлении, хотя и опираясь на различные пункты.
   Эми Гудмен, комментатор ежедневной международной программы новостей, передаваемой по более чем 650 радио– и телеканалам США и мира, в статье под названием «Американская модель – идея, час которой наступил» писала:
   «Сенатор-демократ от Массачусетса Эдвард Кеннеди спросил: «Было бы опускание в воду видом пытки, если бы это применили к вам?» – «Я бы почувствовал, что да», – ответил генеральный прокурор Мукасей. Хотя он избегал вопросов до и после вопроса Кеннеди, его ответ на этот личный вопрос прозвучал искренне. Нашего генерального прокурора незачем было бы подвергать опусканию в воду, чтобы понять, что это вид пытки.
   Сухарто правил Индонезией более 30 лет, после того как был приведен к власти самой могущественной страной планеты – США. В течение всего режима Сухарто американские администрации – демократы и республиканцы – вооружали, обучали и финансировали индонезийскую армию. Кроме миллиона убитых индонезийцев, другие сотни тысяч были также убиты во время индонезийской оккупации Тимора-Лесте – маленькой страны в 480 километрах к северу от Австралии.
   12 ноября 1991 года, следя за мирным шествием тиморцев в Дили, столице Тимора, оккупационная армия Сухарто открыла огонь по толпе, убив 270 тиморцев. Солдаты топтали меня сапогами и били прикладами своих винтовок М-16 американского производства. Они пробили череп моему другу Аллену Наирну, который в то время писал для журнала «Нью-Йоркер».
   Организация «Международная амнистия» подсчитала, что состояние Сухарто находилось в пределах 15–35 миллиардов долларов. Нынешний посол в Индонезии Кэмерон Хьюм на этой неделе с похвалой вспомнил о Сухарто, заявив: «Президент Сухарто стоял во главе Индонезии более 30 лет – периода, когда Индонезия достигла значительного экономического и социального развития»…
   Когда речь идет об опускании в воду, или о развязывании незаконной войны, или о том, чтобы в течение многих лет содержать сотни заключенных без предъявления им обвинений в бухте Гуантанамо и в тайных тюрьмах ЦРУ по всему миру, мне приходят на память слова Махатмы Ганди – одного из самых великих лидеров ненасилия. «Какое дело мертвым, сиротам и тем, кто теряет свои жилища, – спрашивал он, – если бессмысленное разрушение ведется во имя тоталитаризма или во имя священных слов свобода и демократия?»…
   В тот же день в Counterpunch Роберт Вейсман, главный редактор вашингтонского «Многонационального Мониторинга», написал другую статью под названием «Позорное состояние Американского союза», в которой среди прочего он утверждал:
   «Соединенные Штаты ежегодно расходуют более 700 миллиардов долларов на военные нужды. Они предназначают 506,9 миллиарда – министерству обороны, помимо 189,4 миллиарда на военные операции в Ираке и Афганистане.
   Конгресс утвердил около 700 миллиардов на войну в Афганистане и Ираке. Он не включает социальную цену: убитых, раненых и так далее.
   Согласно некоторым методам подсчетов, более половины дискреционных федеральных расходов идут на военные нужды.
   Богатство концентрируется с головокружительной быстротой. В 1976 году один самый богатый процент населения получал 8,83 процента национального дохода; в 2005 году этот процент был 21,93.
   В нынешней гиперфинансовой экономике кто на самом деле богатеет, так это финансовые гуру, несмотря на огромные убытки, накапливаемые Уолл-стрит. Даже традиционные инвестиционные банки не могут выплачивать скандальные компенсации, получаемые управляющими частных основных фондов, некоторые из них приобретают более миллиарда только за один год. Благодаря налоговым уловкам эти лица платят налоги с доходов, равные менее половины того, что должен платить зубной врач, чьи доходы составляют 200 000 долларов в год.
   Крупные корпорации отбирают себе большую часть национального богатства. Пузырь недвижимости и коллапс ипотек на условиях высокого риска (subprime) изгоняют миллионы семей из их жилищ. Центр ответственного кредитования считает, что 2,2 миллиона ипотечных ссуд на условиях высокого риска, выданных за последние годы, уже привели к банкротству или закончатся осуществлением залога. Убытки, вытекающие из падения цен на жилье, могут достичь 2 триллионов долларов.
   Не предвидится, чтобы брешь богатства между белыми и неграми закрылась, фактически она расширяется. Согласно некоторым данным, американские граждане африканского происхождения достигнут равенства со своими белыми соотечественниками только через 594 года. Катастрофа с ипотеками на условиях высокого риска набирает силу, особенно в общинах меньшинств и вызывает ситуацию наибольшего обнищания чернокожих в современной истории США.
   Более одного из каждых шести детей живут в бедности. Более 45 миллионов человек не имеют медицинского страхования.
   Американский торговый дефицит достиг в 2006 году 763,6 миллиарда долларов. В какой-то момент этот торговый дефицит должен будет уравновеситься. По мере того как доллар падает в цене, можно ожидать большей инфляции и более высоких среднесрочных процентных ставок. Реальный уровень жизни в экономических показателях снизится.
   Сегодня энергетическая эффективность хуже, чем двадцать лет назад.
   Инфраструктура падает. Ассоциация инженеров-строителей считает, что будет необходимо 1,5 триллиона долларов на протяжении пяти лет, чтобы вернуть инфраструктуры страны в приемлемое состояние.
   Эта ситуация хуже – а в некоторых случаях намного хуже – чем в начале правления Джорджа Буша, но ее корни тонут в политике двухпартийности, проводившейся в течение прошлых тридцати лет, которая благоприятствует дерегуляризации, передаче государственных активов частным предприятиям (приватизация), корпоративной глобализации, гиперфинансовому характеру экономики, сумасбродно высоким военным расходам, уменьшению налогов для богатых и урезанию социального обеспечения…»
Часть 5
   Более двух недель назад, 27 января 2008 года, была напечатана статья Чалмерса Джонсона «Кризис долга – самая большая угроза для США». Этот американский автор не был отмечен прежде Нобелевской премией, как Джозеф Стиглиц, авторитетный и известный экономист и писатель, или сам Милтон Фридман, вдохновитель неолиберализма, который повел многие страны, включая Соединенные Штаты, по этому гибельному пути. Фридман был самым активным защитником экономического либерализма, не допускающего никакого регулирования со стороны правительства. Его идеи питали Маргарет Тэтчер и Рональда Рейгана. Активный член республиканской партии, он был консультантом Ричарда Никсона, Рональда Рейгана и зловещего Аугусто Пиночета. Он умер в ноябре 2006 года в возрасте 94 лет, написав множество произведений, в том числе «Капитализм и свобода»…
   Говоря о статье Чалмерса Джонсона, я строго придерживаюсь использованных им неопровержимых аргументов.
   «С наступлением 2008 года сами Соединенные Штаты находятся в анормальном положении, когда не могут оплатить свой собственный высокий уровень жизни и свой расточительный, преувеличенно раздутый военный истеблишмент. Их правительство даже не пытается сократить разорительные расходы на поддержание огромных постоянных армий, замену разрушенной или изношенной за семь лет войны техники и подготовку войны в космическом пространстве против неизвестных противников.
   В свою очередь, правительство Буша откладывает эти затраты, чтобы их оплатили – или не признали – будущие поколения. Эта финансовая безответственность замаскирована применением многочисленных ловких финансовых уловок. Таких, например, как попытка заставить более бедные страны одалживать нам беспрецедентные суммы. Но быстро приближается момент сведения счетов.
   В нашем кризисе долга имеется три обширных аспекта. Первый: в этом финансовом 2008 году мы тратим умопомрачительное количество денег на «оборонные» проекты, которые не имеют ничего общего с национальной безопасностью США. Одновременно мы поддерживаем налоги на доходы самых богатых секторов американского населения на поразительно низком уровне.
   Во-вторых, мы продолжаем верить, что можем компенсировать ускоренную эрозию нашей базы товарного производства и нашей потери рабочих мест другим странам посредством массивных военных расходов…
   Третье: в своем преклонении перед милитаризмом мы перестали инвестировать в нашу социальную инфраструктуру и другие долгосрочные требования здравоохранения в нашей стране…
   Наша система государственного образования ухудшается тревожным образом. Мы не обеспечиваем медицинского обслуживания всех наших граждан и пренебрегаем своей ответственностью как загрязнителя номер один в мире. И что самое важное, мы утратили свою конкурентоспособность как изготовителей продукции для гражданских нужд – бесконечно более эффективное использование скудных ресурсов, чем производство оружия…
   Фактически невозможно преувеличить расточительство, которое представляют собой расходы нашего правительства на вооруженные силы. Расходы, запланированные министерством обороны на финансовый 2008 год выше, чем все остальные военные бюджеты вместе взятые. Дополнительный бюджет, чтобы оплачивать нынешние войны в Ираке и Афганистане, уже сам по себе больше, чем военные бюджеты России и Китая вместе взятые. Расходы на финансовый 2008 год, связанные с обороной, впервые в истории превысят триллион долларов, и Соединенные Штаты сами по себе превратились в самого крупного продавца оружия и боеприпасов другим странам мира…
   Цифры, опубликованные Справочной службой конгресса и Бюджетным бюро конгресса, не совпадают одни с другими…
   Имеются многочисленные причины для этих фокусов с бюджетом, включая желание сохранить секрет со стороны президента, министра обороны и военно-промышленного комплекса. Но главная причина – это то, что члены конгресса, получающие огромные выгоды от рабочих мест в обороне и от оппортунистических проектов, чтобы снискать себе расположение электората в своих округах, из политических соображений заинтересованы в том, чтобы поддерживать министерство обороны…
   Например, 23,4 миллиарда долларов для министерства энергетики идут на разработку и сохранение ядерных боеголовок, 25,3 миллиарда долларов на бюджет государственного департамента потрачены на военную помощь за рубежом. Министерство по делам ветеранов получает сейчас, по меньшей мере, 75,7 миллиарда долларов, 50 процентов из которых идут на долгосрочное обслуживание самых страшно изувеченных среди 28 870 солдат до настоящего времени, раненных в Ираке, и 1708, раненных в Афганистане. Еще 46,4 миллиарда долларов предназначаются министерству внутренней безопасности; 1,9 миллиарда долларов – министерству юстиции на военизированные действия ФБР; 38,5 миллиарда долларов – государственному казначейству для пенсионного фонда Вооруженных сил; 7,6 миллиарда – на деятельность, связанную с вооруженными силами НАСА; и значительно больше 200 миллиардов – на проценты по прошлым платежам, профинансированным с долгами. Это, по скромным подсчетам, доводит расходы США на свой военный истеблишмент в нынешнем финансовом 2008 году до, по меньшей мере, 1,1 триллиона долларов.
   Подобные расходы являются не только непристойными с моральной точки зрения, но и нестерпимыми с точки зрения финансовой. Многочисленные неоконсерваторы и патриотические плохо информированные американцы думают, что даже если наш оборонный бюджет огромен, мы можем себе это позволить, поскольку являемся самой богатой страной на земле… Это заявление уже несостоятельно.
   Согласно Всемирной книге данных, издаваемой ЦРУ, самой богатой политической организацией в мире является Европейский союз. ВВП Европейского союза в 2006 году, по подсчетам, слегка превышал ВВП США. ВВП Китая в 2006 году был только чуть ниже ВВП США, и Япония была четвертой самой богатой страной мира.
   Самым убедительным сравнением, показывающим, до какой степени наше положение ухудшается, могут стать «текущие счета» нескольких стран. Текущий счет измеряет чистое положительное сальдо торгового баланса или дефицит одной страны плюс международные уплаты процентов, роялти, дивиденды, капитал прибылей, иностранную помощь и другие поступления. Чтобы Япония что-нибудь изготовляла, ей надо импортировать все необходимое сырье. После совершения этих невероятных затрат ей еще удается иметь положительное сальдо торгового баланса с США в 88 миллиардов долларов в год и второй баланс текущих операций в мире по его объему. Китай стоит на первом месте. Соединенные Штаты занимают 163-е место – последнее в списке, хуже таких стран, как Австралия и Великобритания, у которых также имеются большие дефициты торгового баланса. Их дефицит текущих статей торгового баланса в 2006 году составлял 811,5 миллиарда долларов, вторым наихудшим был дефицит Испании – 106,4 миллиарда долларов. Это действительно нестерпимо…
   Наши чрезмерные военные расходы возникли не всего лишь за несколько лет. Это делали в течение долгого времени, следуя поверхностно похвальной идеологии, а теперь начинают причинять ущерб. Я называю это «военным кейнесианством». Это решимость поддерживать постоянную военную экономику и рассматривать военное производство как обычный экономический продукт, хотя он не вносит никакого вклада ни в производство, ни в потребление…
   Великая депрессия тридцатых годов была преодолена только благодаря подъему военного производства во время Второй мировой войны… Следуя этой концепции, американские стратеги начали создавать массовую промышленность по производству боеприпасов: как чтобы противостоять военной мощи Советского Союза, которую значительно преувеличивали, так и чтобы сохранить полную занятость и предупредить возможное возвращение к депрессии.
   В результате под руководством Пентагона были созданы совершенно новые отрасли промышленности для изготовления больших самолетов, атомных подводных лодок, ядерных боеголовок, межконтинентальных баллистических ракет и спутников наблюдения и связи. Это привело к тому, о чем предупреждал президент Эйзенхауэр в своем прощальном выступлении 6 февраля 1961 года: «Соединение огромного военного истеблишмента и крупной оружейной промышленности является новым в американской жизни». То есть это – военно-промышленный комплекс.
   В 1990 году стоимость оружия, снаряжения и заводов, принадлежащих министерству обороны, составляла 83 процента стоимости всех заводов и оборудования в американской промышленности… Зависимость США от «военного кейнесианств» «возрастала, хотя Советского Союза уже не существует…
   Преданность «военному кейнесианству» является, в сущности, формой медленного экономического самоубийства…
   Историк Томас Вудс-младший отмечает, что в пятидесятые и шестидесятые годы от трети до двух третей всех американских научно-исследовательских талантов были направлены в военный сектор… В период с сороковых годов по 1996 год Соединенные Штаты затратили, по крайней мере, 5,8 триллиона долларов на разработку, испытание и производство атомных бомб. В 1967 году, явившемся пиком ядерного арсенала, Соединенные Штаты имели 32 500 транспортируемых атомных и водородных бомб…
   Ядерное оружие было не только секретным оружием США, но также и секретным экономическим оружием. В 2006 году у нас было 9960 единиц (самых современных), которым в настоящее время нет разумного применения, тогда как триллионы, затраченные на их производство, можно было бы использовать для решения проблем социального обеспечения и медицинского обслуживания, качественного обучения и всеобщего доступа к образованию, не говоря уже об удержании высококвалифицированных рабочих мест в рамках американской экономики…
   Нашему краткосрочному пребыванию в качестве «единственной сверхдержавы» мира пришел конец…
   В настоящее время мы уже не являемся главной мировой страной-кредитором. В действительности сейчас мы самая крупная страна-должник мира и продолжаем оказывать влияние лишь на основе военных подвигов.
   Часть причиненного ущерба никогда нельзя будет исправить.
   Некоторые шаги эта страна должна предпринять в срочном порядке. Они включают отмену сокращений налогов для богатых, сделанных Бушем в 2001 и в 2003 годах, начало ликвидации нашей глобальной империи с более чем 800 военными базами, изъятие из оборонного бюджета всех проектов, не связанных с национальной безопасностью США, и прекращение использовать оборонный бюджет в качестве кейнесианской программы для создания рабочих мест. Если мы это сделаем, то у нас будет возможность спастись в самый последний момент. Если мы не сделаем этого, то столкнемся с вероятностью национальной неплатежеспособности и долгой депрессией…»
   Проконсультировавшись в Интернете относительно произведений Джонсона, я нашел уже готовый ответ. Что там говорится? Нечто, что привожу очень кратко:
   «Джонсон аргументирует, что Соединенные Штаты являются своим наихудшим врагом. «Скорее раньше, чем позже, – заверяет он, – высокомерие США приведет их к падению. Осталось мало времени, чтобы избежать финансового и морального банкротства». Далее он приходит к следующему заключению: «Мы находимся на грани потери демократии во имя сохранения нашей империи». Произведения Джонсона описываются как «полемические»… В то время как многие из нас уже не реагируют на жестокости, совершаемые Белым домом, возмущение Джонсона администрацией – ее меморандумами о пытках, ее презрением к свободной публичной информации, ее насмешкой над выполняемыми договорами – остается сильным. Возможно, это связано с его консервативным прошлым: лейтенант военно-морского флота в 50-е годы, консультант ЦРУ с 1967 по 1973 г. и защитник в течение долгого времени войны во Вьетнаме, Джонсон только запоздало пришел в ужас от американского милитаризма и интервенционизма. Сейчас он пишет, словно хочет наверстать упущенное время. Самый выдающийся вклад Джонсона в дебаты об американской империи – его документация, касающаяся обширной сети военных баз США за рубежом…»
   «Много лет назад можно было охарактеризовать экспансию империализма путем подсчета колоний», – пишет Чалмерс Джонсон в книге «Немезида: Последние дни Американской республики». – Американская версия колонии – это военная база…» «Немезида» – книга о жесткой власти. Сравнивая отдаленные базы США с римскими гарнизонами, Джонсон утверждает, что немногое изменилось со времен Цезаря и Октавия. Однако с наличием ядерного оружия в руках крупных держав и мелких стран военная мощь может только привести к обоюдному уничтожению. Наши войска окружены…»
   «Каждая из полных эрудиции глав Джонсона как учит, так и смущает. Однако его подразумеваемой иеремиаде о смерти демократии недостает аналитической силы. Джонсон смотрит с недоверием на «тех, кто думает, что правительственная структура в сегодняшнем Вашингтоне имеет некоторое сходство с намеченной в Конституции 1787 года. Такой пессимизм кажется чрезмерным. Республика пережила Ричарда Никсона и Эдгара Гувера, и демократия, несмотря на полученные удары, также переживет и Буша».
   Аргументы для того, чтобы дать конкретный ответ на статью, опубликованную Джонсоном 27 января, требуют несколько большего, чем провозглашения веры в демократию и свободу.
   Несколько месяцев назад, внимательно анализируя более 400 страниц перевода мемуаров Алена Гринспена, который в течение 16 лет был президентом Федеральной резервной системы США, под названием «Эра турбулентности», я понял секрет его огромного беспокойства: это то, что начинает происходить сейчас. В сущности, я ясно понимал последствия, страшные для системы, если печатать купюры и тратить их без ограничений…
   10, 11, 12, 14, 15 февраля 2008 г.

СУМАСШЕДШИЙ ДОМ

   Мы наблюдаем вокруг себя большую суету, словно живем в сумасшедшем доме. Знакомые нам личности активно продолжают свои бурные разъезды.
   Кондолиза из Бразилии и Чили перелетела в Москву, чтобы прозондировать нового президента России. Она хочет знать, что тот думает. Ее сопровождает глава Пентагона с вывихнутой рукой. Помните, когда он упал в феврале, то воскликнул: «Со сломанной рукой я не буду таким уж настойчивым при ведении переговоров». Типично американская шутка, но подумайте, как она прозвучит для гордого русского человека, чей народ потерял столько миллионов сынов и дочерей, сражаясь с нацистскими ордами, добивавшимися жизненного пространства – того, что сейчас определялось бы как дешевая нефть, сырье и надежные рынки для излишков своих продуктов.
   Известны приключения в Багдаде Маккейна и Чейни – один претендует на пост главы правительства, а другой, будучи действующим вице-президентом, задает тон больше, чем его начальник. Они были встречены самыми неожиданными и тревожными предзнаменованиями. На это они потратили не более двух дней – достаточно, чтобы наводнить мир зловещими прогнозами.
   Буш произносил речи в Вашингтоне, в то время как цены на золото и нефть быстро повышались.
   При этом Чейни не останавливается. Он направляется в Султанат Оман – 774 000 баррелей нефти в день в 2005 году и 780 000 баррелей в 2004 году. В прошлом году Оман известил о своих планах инвестировать в ближайшие пять лет 10 миллиардов долларов, чтобы довести свое производство нефти до 900 тысяч баррелей в день и достичь цифры в 70–80 миллионов кубометров газа ежедневно.
   Чейни в сопровождении своей семьи выезжает на яхте султана, чтобы заняться рыбной ловлей на границе территориальных вод Омана и Ирана. Какое бесстрашие! Следовало бы также присуждать Нобелевские премии суперхрабрецам, которые подвергаются риску погибнуть или быть изувеченным после обильного семейного обеда, когда в их горле застряла рыбная кость. Омрачает праздник героя отсутствие хозяина роскошного судна.
   Маккейн тоже не останавливается. Он садится на вертолет, чтобы облететь земли, где израильские солдаты в поисках палестинских лидеров непрерывно убивают при помощи новейших технических средств женщин, детей, подростков и молодых людей на территории западного берега реки Иордан. В этом кандидат-республиканец является экспертом.
   Он едет в Иерусалим и там обещает быть первым, кто признает этот город целиком в качестве столицы Израиля, превращенного США и Европой в современную ядерную державу, чьи ракеты, направляемые спутниками, могут за несколько минут поразить Москву, находящуюся на расстоянии более 5000 километров.
   Не останется ни одного государства-производителя нефти или газа, которого Чейни не посетит до своего возвращения, чтобы рассказать о счастье, царящем в мире, президенту своей страны.
   Буш, со своей стороны, выступает 17-го по одному поводу, 18-го – по другому и 19-го – по третьему: в связи с началом его гениальной войны. Как и следует предполагать, Куба не перестает быть мишенью его оскорблений.
   В хаосе, созданном империей, войны являются его неразлучными спутницами. Войне в Ираке только что исполнилось пять лет. Люди, мыслящие глубоко, подсчитывают, что количество различным образом пострадавших от нее лиц исчисляется миллионами, а ее общая стоимость – триллионами долларов.
   В этой войне Соединенные Штаты потеряли 4000 солдат и 30 раненых на каждого убитого солдата. Горящий фосфор и кассетные бомбы – вот хлеб, питающий ее каждый день. Разрешается все, за исключением того, чтобы жить.
   Чейни и Маккейн соревнуются – один как отец этого начинания, другой – как отчим. Оба встречаются с главами государств, требуют обязательств: производство нефти и газа должно быть увеличено, необходимо использовать американскую технологию, американские поставки, американское оружие, произведенное военно-промышленным комплексом; разрешить создание американских военных баз.
   Из Иерусалима Маккейнн совершает прыжок в Лондон, чтобы побеседовать с Гордоном Брауном. До этого, выступая в Иордании, он ошибается и сообщает, что Иран, шиитская страна, обучает Аль-Каиду, суннитскую организацию. Ему все равно, он даже не извиняется за свою ошибку.
   Чейни совершает прыжок в Афганистан. Война США и НАТО превратила эту страну в самого крупного экспортера опия в мире.
   Делается все необходимое, чтобы подготовить параллельные встречи – по борьбе с терроризмом и заседание НАТО.
   Одно известно наверняка: 1, 2 и 3 апреля в столице Румынии Бухаресте Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и глава НАТО Яаап де Хооп Схеффер встретятся с президентом Афганистана Хамидом Карзаем, чтобы участвовать в Бухарестском трансатлантическом форуме. В то же время состоится конференция, на которую соберется множество стратегов и политиков, чтобы рассмотреть темы, жизненно важные для НАТО. Во встрече будут участвовать главы 9 государств, 24 премьер-министра и министра и 40 президентов исследовательских институтов Европы и Америки из стран, входящих в Организацию Северо-Атлантического пакта. Любой поймет, что какое-либо совпадение с интересами американского империализма является чистой случайностью. Неизбежными темами будут ситуация на Балканах, противоракетная оборона, поставки энергии и контроль над вооружением…
   И в этих руках находятся судьбы человечества, которое поставляет лишь прибавочную стоимость и кровь!
   22 марта 2008 г.

БОРЬБА ЗА КУСОЧЕК ЖИЗНИ

   В Европе происходят важные события, игнорировать которые – все равно, что быть неграмотным. Вот только некоторые сообщения, извлеченные из моря информации.
   Афины, 3 апреля (ЭФЭ): Греческие националисты сегодня праздновали победу в связи с тем, что помешали вступлению Македонии в НАТО в результате спора между Афинами и Скопье о названии этой страны, который идет уже 17 лет и никак не может решиться.
   Греческая пресса была единодушной в этот четверг, оценивая как успех вето, наложенное на вступление Македонии в Атлантический альянс, что подтверждается сегодня сообщениями, поступившими с саммита этой военной организации, проходящего в Бухаресте. СМИ особенно подчеркивают интенсивное давление, оказываемое Вашингтоном с тем, чтобы Македония была принята в НАТО, и выражают националистическую гордость тем, что Афины не уступили ему. «Шантаж Буша не удался» – вот сегодняшний заголовок афинской газеты Авриани. Костас Караманлис войдет в историю Греции за вето, наложенное вопреки воле Буша.
   Бухарест, 4 апреля (ЭФЭ): Белый дом выразил свое удовлетворение результатами, полученными на саммите, на котором союзники обещали послать больше войск в Афганистан, поддержали создание противоракетного щита в Восточной Европе, планируемого США, и пообещали, что Украина и Грузия станут членами атлантической организации в будущем.
   Тирана, 3 апреля (ЭФЭ): Албанские политические круги встретили сегодня с энтузиазмом официальное приглашение Албании вступить в НАТО. Депутаты албанского парламента, собравшись на чрезвычайную сессию, определили это заседание как «историческое» и подчеркнули, что это самое важное событие для страны после провозглашения независимости Косово 17 февраля и образования албанского государства в 1912 году. Председатель парламента Жозефина Топали поблагодарила все страны, поддержавшие вступление Албании в НАТО, и в особенности американского президента Джорджа Буша. «Приглашение отмечает конец периода политического перехода и первый шаг, сделанный Албанией в направлении процессов евроатлантической интеграции за эти 17 последних лет демократии», – сказала Топали. Сегодня главные улицы албанской столицы были украшены флагами НАТО и национальными флагами».
   Мадрид, 4 апреля (ДПА): «Изолированный от остального мира?» Фотография Хосе Луиса Родригеса Сапатеро, сидящего в одиночестве рядом с пустыми стульями за столом саммита НАТО, в то время как Джордж Буш и другие главы государств оживленно беседуют недалеко от него, фигурировала сегодня на первых полосах главных испанских газет и оживила дебаты о внешней политике испанского социалистического правительства.
   Кроме знаменитой фотографии, газеты и комментаторы радио и телевидения подчеркивали не состоявшуюся встречу Сапатеро с Бушем, о которой дворец Монклоа сообщал почти как о факте, после того как американский президент позвонил по телефону испанскому, чтобы поздравить его с победой на выборах 9 марта. Отношения между Сапатеро и Бушем были холодными и отдаленными с момента прихода социалиста к власти вследствие того, что он немедленно в апреле 2004 года вывел испанские войска из Ирака – примерно 1300 военнослужащих. Соединенные Штаты и Буш никогда не скрывали своего недовольства этим.
   С тех пор до настоящего времени между ними так и не было двусторонних встреч. С тех пор Буш ни разу не посещал Испанию с официальным визитом и Сапатеро не был в Белом доме. Полностью противоположное происходило с прошлым президентом испанского правительства – консерватором Хосе Мария Аснаром… Он был одним из четырех лиц на другом знаменитом снимке: фотографии саммита на Азорских островах, где Великобритания и Соединенные Штаты замыслили интервенцию в Ирак, которую Испания поддержала.
   Бухарест, 4 апреля (АНСА): Во время своего прощания с саммитами НАТО американский президент Джордж Буш преподнес на подносе ведущую роль своему российскому коллеге Владимиру Путину.
   Прощание хозяина Белого лома, отметившее дебют его французского коллеги Николаса Саркози и британского премьер-министра Гордона Брауна, запомнится, по словам аналитиков, его абсурдным упрямством, с которым он просил о немедленном принятии в НАТО Грузии и Украины при явной оппозиции остальных членов. Именно Старая Европа, возглавляемая французско-немецкой осью с ее критикой войны в Ираке, была ведущей среди тех, кто ответил сухим «нет» президенту Бушу.
   На саммите в Бухаресте американский президент выглядел необычно нервозным. Дипломатические источники даже говорят о споре в жестких тонах с его госсекретарем Кондолизой Райс, пытавшейся убедить его перестать поддерживать «проигранное дело», по крайней мере, на этом саммите. Нервозность Буша проявилась также в том, что он резко прервал пресс-конференцию в летней резиденции румынского президента Траяна Басеску, в то время как глава европейского государства пытался ответить на вопрос в отношении обращения Вашингтона с румынами, которые пытаются эмигрировать в Соединенные Штаты.
   Раздражение Буша было также вызвано продолжительностью заседаний саммита, где выступали 26 глав государств. Президент неуместно ушел с дебатов об Афганистане, оставив в зале нескольких членов своей команды и нескольких журналистов, сопровождающих его в поездке. Буш также резко отреагировал на статью в «Нью-Йорк таймс», где упоминалась «невидимость» главы Белого дома в США в разгар предвыборной кампании и среди предупреждений об экономическом спаде.
   В Бухаресте Буш добился только одного успеха: НАТО поддержала его план «космического щита» накануне его завтрашней встречи с Путиным на черноморском курорте Сочи. По словам аналитиков, Буш будет иметь возможность немного навести порядок в конфликтных отношениях с Россией, находящихся на самом низком уровне с конца холодной войны.
   Бухарест, 4 апреля 2008 года (АФП): Проявив редкое с ее стороны сотрудничество, Россия в пятницу в Бухаресте пришла к соглашению с НАТО о том, что Атлантический альянс сможет использовать ее территорию для транзита невоенных грузов в Афганистан. Соглашение об Афганистане было единственным конкретным шагом в отношениях между обеими сторонами на Совете НАТО – Россия, проходившем в пятницу во Дворце парламента в Бухаресте. В контексте растущей дислокации войск и возрастающих затрат соглашение с Россией позволит снизить расходы, поскольку даст возможность перевозить по железной дороге расходные материалы, которые до настоящего времени доставлялись в Афганистан воздушным путем. «Посол России при НАТО Рогозин заявил, что судьбы России и НАТО в Афганистане взаимозависимы, поскольку обе стороны проиграют в случае, если талибы вернутся к власти».
   Бухарест, 4 апреля 2008 года (АФП): Хотя президент Джордж Буш заявил, что «холодная война закончилась» саммит НАТО – Россия на этой неделе в Бухаресте вновь продемонстрировал, что между бывшими врагами продолжается конфронтация почти по всем вопросам: Грузия и Украина, независимость Косово, противоракетный щит, Иран и Договор об обычных вооруженных силах в Европе. «НАТО не может гарантировать свою безопасность, расширяясь на другие страны» – заявил Путин главам западных государств.
   Итоги ясны: со времен окончания холодной войны число членов НАТО увеличилось с 16 до 28, поглотив почти весь бывший коммунистический блок – Польшу, Венгрию, Чешскую Республику, Болгарию, Румынию, Словакию и Словению – и три бывших советских республики – Литву, Латвию и Эстонию.
   В разгар этой геополитической битвы Путин в четверг добился того, чтобы 26 союзников отложили присуждение звания кандидатов на присоединение к НАТО Грузии и Украине, пользовавшихся на этом пути сильной поддержкой президента Буша. Однако эта частичная победа Путина не скрывает озабоченности в отношении значения для России того факта, что НАТО пообещала этим двум бывшим советским республикам когда-нибудь принять их в Альянс. «Заявление НАТО добавляется к вопросам и озабоченности российской стороны в отношении направления, по которому следует НАТО, и его эволюции. Это альянс, который берет на себя глобальную роль безо всяких ограничений в праве на применение силы» – объяснило одно российское должностное лицо.
   Загреб, 4 апреля (ЭФЭ): Президент США Джордж Буш прибыл сюда сегодня в 15.00 часов по местному времени.
   Это первый официальный визит главы США в Хорватию после провозглашения ею независимости от бывшей Югославии. Президент США прибыл из Бухареста, где принял участие в саммите НАТО, на котором Хорватия вместе с Албанией получила официальное приглашение вступить в Альянс.
   Хорватские власти объявили сегодня заранее, что все готово к визиту Буша, представляющему собой самый большой до настоящего времени вызов для сил безопасности этой страны»…
   В то время как поступали эти сообщения с Балкан, на юго-востоке Европы, где многочисленные страны оспаривали «честь» быть поглощенными экономической и финансовой системой империи, чтобы улучшить свои материальные условия жизни, ничуть не похожие на условия жизни отсталых стран, в информационном сообщении агентства ЭФЭ от 2 апреля говорилось следующее:
   «Президент Всемирного банка (ВБ) Роберт Зеллик призвал сегодня к координированным глобальным действиям в свете высоких цен на продукты питания, которые вместе с подорожанием электроэнергии угрожают дестабилизацией 33 странам мира. Зеллик назвал эти координированные действия одной из четырех мер, которые требуются незамедлительно для создания устойчивой глобализации и минимизации нынешнего международного финансового кризиса, угрожающего развивающемуся миру.
   Он призвал к принятию глобального торгового соглашения в рамках переговоров Раунда Доха, которого следует достичь «сейчас или никогда»… Он попросил улучшить прозрачность в секторе сырья в развивающемся мире, чтобы он способствовал большему стимулированию роста.
   Его выступление в отеле американской столицы имело место накануне весенней сессии ВБ и Международного валютного фонда (МВФ), которая состоится на следующей неделе в Вашингтоне в момент большой экономической неопределенности во всем мире. Чтобы это стало возможным, следует бороться с такими проблемами как резкое повышение цен на основные продукты питания – результат, в числе прочих факторов, повышения цен на электроэнергию.
   «С 2005 года цены на основные продукты питания выросли на 80 процентов, – отметил Зеллик и напомнил, что только в прошлом месяце цены на рис были самыми высокими за последние 19 лет, а на пшеницу имели самую высокую котировку за последние 28 лет. – Всемирный банк считает, что из-за высоких цен на продукты питания и электроэнергию в 33 странах мира существует возможность социальных или политических волнений… Демографические обстоятельства, изменения привычного питания, цены на электроэнергию и биотопливо и климатические изменения наводят на мысль о том, что высокие и колеблющиеся цены на продукты питания будут сохраняться таковыми в течение будущих лет».
   В связи с этой ситуацией он попросил принять то, что он описал как «Новое соглашение в целях глобальной продовольственной политики», которое должно быть сосредоточено не только на голоде, истощенности и доступе к продуктам питания, но и на других факторах – таких, как взаимосвязь этих цен с электроэнергией и изменениями климата.
   «Продовольственная политика должна привлечь внимание наивысших политических кругов, поскольку никакая страна или группа не может бороться с этими взаимосвязанными вызовами», – завершил он…»
   Первые сообщения о полной неожиданностей поездке Буша в Россию поступили с самого военного самолета, перевозившего его вместе с многочисленной свитой в Сочи – город на берегу Черного моря. Вместе с ним летели корреспонденты нескольких западных информационных агентств.
   В информационном сообщении агентства ЭФЭ от 5 апреля из Москвы говорилось:
   «Президент США Джордж Буш прибыл сегодня в Сочи, где проведет консультации со своим российским коллегой Владимиром Путиным и с Дмитрием Медведевым, который 7 мая займет пост главы Российского государства. Последняя встреча Буша и Путина… будет концентрироваться вокруг плана Вашингтона развернуть элементы системы своего противоракетного щита в Восточной Европе, только что получившего поддержку НАТО и которому категорически противится Россия.
   Президенты России и США намерены также подписать документ, который установил бы стратегические рамки – некое руководство для отношений между их странами в период, когда у власти будут их соответствующие преемники.
   «Документ должен быть честным. Существуют проблемы, которые нельзя игнорировать», – заявил помощник президента по вопросам внешней политики Сергей Приходько, чьи слова цитирует агентство Интерфакс. Он подчеркнул, что между Вашингтоном и Москвой есть значительные разногласия, касающиеся системы противоракетной обороны, режима сокращения стратегического оружия после окончания срока действия Договора СНВ-1 и относительно неприемлемости милитаризации космоса. Среди существующих разногласий Приходько также указал на позиции относительно расширения НАТО, в частности за счет бывших советских республик Украины и Грузии.
   Визит Буша в Сочи – заключительный этап его поездки по Восточной Европе – продлится менее 24 часов».
   А 5 апреля немецкое агентство ДПА сообщало:
   «Президенты Джордж Буш и Владимир Путин встречаются на курорте Сочи на берегу Черного моря, для того чтобы избавить от политического балласта наследство, которое они оставляют своим преемникам.
   Сам Буш выбрал местом для их последней встречи летнюю резиденцию Путина – его родителей, посетивших ее в ходе частного визита в 2003 году, очаровал особняк, построенный после смерти Сталина. Кроме того, в Сочи состоятся зимние Олимпийские игры 2014 года.
   Оба президента использовали многие из своих 23 встреч, чтобы публично обменяться обоюдными комплиментами. Но наряду с этой личной симпатией, имеется много причин для политических трений. Одна из главных – это полемичный американский проект развертывания системы противоракетной обороны в Чешской Республике и Польше. «Посмотрим, удастся ли нам изменить ход этого спора», – осторожно заявил Буш в Киеве. «Имеются причины для сдержанного оптимизма. Все стороны заинтересованы в достижении соглашения», – предсказал вице-президент Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка России генерал Виктор Есин.
   Последняя встреча Буша и Путина также протекает в атмосфере догадок совершенно иного характера: по мнению некоторых, президенты предусматривают достижение договоренности относительно строительства пути, который соединил бы обе страны через Аляску – проект, задуманный еще при царях.
   Средства массовой информации начали строить предположения относительно этого варианта, когда богатый губернатор Чукотки Роман Абрамович заказал строительной фирме Herrenknecht самую большую в мире машину для прокладки туннелей».
   Французское агентство АФП сообщило 6 апреля:
   «Я сдержанно оптимистичен в отношении окончательного соглашения. Думаю, что оно возможно», – заявил Путин. Со своей стороны, Буш заверил, что хочет установить с вновь избранным российским президентом Дмитрием Медведевым персональные отношения, которые позволили бы «обоим работать над общими проблемами»…»
   Буш отправился назад в столицу США, и агентство ЭФЭ снова сообщало 6 апреля:
   «Президент США Джордж Буш сегодня возвращается в Вашингтон; ему, по его же признанию, предстоит решить много вопросов, касающихся его отношений с Россией. Саммит Соединенные Штаты – Россия завершился подписанием соглашения о стратегических рамках, которое намечает основные направления в двусторонних отношениях на будущее в таких сферах, как борьба с терроризмом и экономика.
   Однако из документа также ясно, что существуют глубокие разногласия между Вашингтоном и Москвой в отношении системы противоракетной обороны, которую Соединенные Штаты планируют разместить в Восточной Европе, – это один из самых щекотливых вопросов двусторонних отношений за последние месяцы.
   Путин заявил, что «самое скользкое заключается в мелких деталях. Важно, чтобы специалисты решили, какими будут меры гарантии и как они осуществляются».
   Также продолжается обсуждение таких вопросов, как расширение НАТО на восток, в частности на бывшие советские республики Украину и Грузию.
   Когда они встретились семь лет назад, Буш заявил, что посмотрел Путину в глаза и смог прочесть его душу. Оба правителя поддерживали хорошие личные отношения, несмотря на ухудшение их внешних отношений.
   Пока что Буш и Медведев начали совершенно иначе. Если при первой встрече с Путиным президент США обнял его, то его преемнику он только пожал руку. «Буш не сказал, посмотрел ли он ему в глаза и увидел ли его душу», – иронически завершается сообщение…
   Для такой огромной страны, как Россия, Западная Европа – не только центр культуры, искусства, истории и утонченных наук и в то же время место, где изготовляют знаменитые вина, паштет из гусиной печенки, всевозможные виды сыров и другие деликатесы и дорогие продукты сельского и городского производства, но и потребитель нефти и газа, золота, никеля и российского сырья, орудие утечки капиталов и умов, расточитель продуктов питания, превращенных в биоэтанол, который используют их роскошные и дорогостоящие автомобили. Это известно всему миру.
   Для России Азия намного важнее Европы, ее международные торговые организации посредством Шанхайской группы открывают ей больше дверей, чем Всемирная торговая организация (ВТО), вступление России в которую Буш пообещал Путину поддержать.
   Для чего нужны Соединенным Штатам их космические базы, их радары и площадки запуска в Европе и повсюду, если не для того, чтобы угрожать России? Очевидно, что оружием, которым угрожают России, угрожают также Китаю и всем остальным странам без всякого исключения, чтобы превратить их в союзников или во врагов империи, чья экономическая и политическая система является неустойчивой.
   Соединенные Штаты идут к торговому протекционизму, чтобы поддержать показатель трудовой занятости в стране, где трудящиеся не могут состязаться с сотнями миллионов человек «третьего мира», производящих с большими лишениями качественные потребительские товары с гораздо меньшей себестоимостью, чем те, которые продают транснациональные корпорации, стремясь к получению прибавочной стоимости.
   А пока Буш когда ему заблагарассудиться объявляет террористическими те страны, которые ему не нравятся.
   6 апреля 2008 г.

ИСТИННОЕ НАЗНАЧЕНИЕ 4-го ФЛОТА

   Пока я писал об отношениях Маккейна с майамской антикубинской террористической мафией, поступили свежие сообщения об этой личности, которую имперские ястребы намечают на смену Бушу. О его очередной поездке – в Колумбию и Мексику.
   «Начиная со вторника, завтрашнего дня, Маккейн пробудет два дня в Колумбии, а затем проследует в Мексику», – сообщает панамская газета «Ла Пренса». «Американский 4-й флот вновь патрулирует латиноамериканские воды, – пишет газета «Кларин», наиболее читаемый в Аргентине печатный орган. – На этот раз под командованием контр-адмирала Джозефа Кернана… Этот моряк входит в SEAL – элитную группу, отобранную для выполнения самых трудных специальных операций, подготовленную для действий в самых сложных и тяжелых условиях. Они действовали во Вьетнаме, Камбодже и Лаосе. Как признает сам Пентагон, назначение Кернана в 4-й флот – нечто абсолютно неслыханное… Более того, это решение говорит о том, что Южному командованию придается та же важность, что и Центральному командованию с его 5-м флотом, действующим в Персидском заливе».
   «На каком основании Соединенные Штаты направили столь мощные военно-морские силы в мирный регион, где нет ядерного оружия, не существует конфликтов и реальных военных угроз?» – спрашивает газета.
   «Они никогда не признают, что это делается по причине природных ресурсов, но отнюдь не совпадение, что это решение принимается в момент, когда начинается изменение уклада мировой экономики, при котором резервы питьевой воды, продуктов питания и энергетические ресурсы становятся важной стратегической ценностью», – отвечает профессор Хачик Тер Гукасян, специалист по темам безопасности аргентинского университета Сан-Андрес.
   Профессор добавляет, что «они не скрывают огромной важности, которую имеют моря на юге Западного полушария, и признают, что возрастет операционная способность, в связи с чем 4-й флот будет контролировать корабли и самолеты, включая гражданские и торговые, плавающие и летающие к югу от США…»
   «Джеймс Ставридис – нынешний глава Южного командования, – продолжает газета «Кларин», – добавил к торговле наркотиками борьбу с терроризмом и возможность дать ответ на массовую миграцию беженцев из таких стран, как Гаити и Куба. Джеймс Стивенсон – командующий военно-морскими силами Южного командования – уточнил, что его корабли дойдут до огромной речной системы Южной Америки, плавая более в коричневых водах, чем в традиционных синих. Иными словами, будет осуществляться обширный контроль внутри латиноамериканской территории.
   Южное командование развертывает общественную деятельность, такую, как распределение продуктов питания или лекарств, что позволит им убедить американский конгресс в том, что это проникновение оправдано».
   Со своей стороны, мексиканская газета «Эль Универсаль» в статье, озаглавленной «Джон Маккейн поедет из Базилики в Истапалапу», пишет:
   «Джон Маккейн поедет в Мексику не только для того, чтобы заниматься политикой. Или может быть, не только политикой своей партии. Кандидат-республиканец посетит базилику Пречистой Девы Гвадалупской. Он также побывает в одном из конфликтных районов города Мехико…
   Поездка, которую Маккейн совершит в Колумбию и Мексику, держит в напряжении команду его сотрудников, которые работают в сверхурочные часы и даже в выходные. В субботу вечером встреча, запланированная как прощальный коктейль после закрытия конференции членов Национальной ассоциации «латинос», занимающих избираемые должности, (английская аббревиатура NALEO), превратилась в обсуждение значимости его визита в Латинскую Америку… Он встанет рано, чтобы дать интервью программе новостей канала «Телевиса». Затем поедет в северную часть города, где предусмотрено получасовое посещение базилики Пречистой девы Гвадалупской… Отобедает с членами Американской торговой палаты в Мехико. Позже он встретится с мексиканскими и американскими предпринимателями… И в завершение посетит район Истапалапа, где ознакомится со стратегией борьбы с организованной преступностью и за единство населения данного района».
   На юге Флориды проживает 52 521 человек, имеющий более миллиона долларов, согласно последнему подробному отчету одной крупной исследовательской организации. Происхождение почти всех состояний – Латинская Америка.
   Маккейн, человек, не известный своей набожностью, думает, что, молясь в базилике Пречистой Девы Гвадалупской, он обманет католиков и протестантов, белых и черных, индейцев и метисов в странах, где, наоборот, крайняя нищета растет день ото дня…
   30 июня 2008 года

БЕССИЛИЕ ДЕРЖАВ

   Это серьезная тема. Встреча лидеров восьми самых индустриализированных держав планеты проходила 7, 8 и 9 июля в гористой местности возле озера Тояко, образовавшегося в кратере вулкана на севере Хоккайдо – самого северного острова японского архипелага. Нельзя было выбрать другого места, более уединенного и удаленного от мирской суеты.
   В 150 километрах оттуда 21 тысяча японских полицейских в касках, с впечатляющими щитами в руках, несли охрану в городе Саппоро, готовые нейтрализовать протесты. Еще 20 тысяч охраняли улицы самого Токио – столицы Японии.
   В G-8 входят – в алфавитном порядке – Великобритания, Германия, Италия, Канада, Россия, Соединенные Штаты, Франция и Япония. Их лидеров преследуют проблемы, в числе которых следы прошлого и растущая тенденция к политическому, экономическому, технологическому и военному господству США. Всех их гнетет тьма неотложных национальных и международных проблем, требующих срочного решения.
   Они пригласили на свою встречу в Тояко так называемую группу G-5: Бразилию, Китай, Индию, Мексику и Южную Африку, чтобы выслушать их в ходе одного завтрака.
   Также были приглашены для обмена мнениями в течение одного часа еще три страны с развивающейся экономикой: Австралия, Южная Корея и Индонезия.
   По подсчетам, население планеты составляло на 11 июля 2008 года 6,709 миллиарда человек. В упомянутых развивающихся странах живет более 65 процентов мирового населения.
   В эти три дня проходили всевозможные многосторонние и двусторонние встречи. Приглашенные на саммит развивающиеся страны провели на Хоккайдо параллельные встречи и говорили, не стесняясь.
   В заключительной декларации саммита индустриализированные державы Большой восьмерки заявили, что добились большой уступки: Соединенные Штаты и с ними остальные державы группы обязались сократить требуемый выброс газов к 2050 году – через 42 года! – то есть надо ждать до греческих календ. Ни одна из остальных критических проблем, бывших поводом для проведения столь странного саммита, не была решена.
   Она породила важные сообщения, говорящие сами за себя, из которых я выбираю только некоторые и привожу их дословно:
   «…Они потерпели неудачу в достижении соглашения с развивающимися странами о том, как отвечать на климатические изменения.»
   «Главные 16 экономик обязались в глубокой форме сократить выброс газов, хотя развивающиеся страны повторили свои требования к самым могущественным странам предоставить им фонды и технологии».
   «Президент Ху Цзиньтао отверг обвинения в том, что продовольственный кризис вызван экономическим ростом некоторых развивающихся стран.»
   «Лула предложил, чтобы ФАО отнес глобальное повышение цен на продукты питания за счет спекулятивных махинаций с сырьем.»
   «Всемирные фонд дикой природы назвал жалким поведение богатых стран группы Г8, обвинив их в том, что они уклоняются от ответственности в борьбе против климатических изменений.»
   «Наибольшие трения на встречах Г8 и Г5 вызвал сегодня вопрос о субсидиях на сельскохозяйственные продукты».
   «Должностные лица Центральноевропейского банка сказали, что их продолжает беспокоить инфляция, несмотря на повышение процентных ставок.»
   «Это полный провал, они не продвинулись вперед и уклонились от принятия ясных мер для среднесрочного сокращения выброса газов», – указал «Гринпис» – важная международная организация, борющаяся за защиту окружающей среды.»
   «Россия чрезвычайно раздражена подписанием во вторник соглашения между Вашингтоном и Прагой о космическом щите», – сказал в Японии президент Медведев.
   «Российские военные эксперты с возмущением отозвались о подписании соглашения между США и Прагой об установке противоракетного щита и потребовали принятия суровых репрессивных мер.»
   10 июля продолжали поступать на Кубу жалобы на последствия нынешнего хаоса, связанного или прямо не связанного с саммитом в Японии.
   «Кораллы также испытывают стресс из-за таких факторов, как климатические изменения и загрязнение, вследствие которых треть этих строителей рифов находится под угрозой уничтожения. В коралловых рифах, для строительства которых требуются миллионы лет, обитает более 25 процентов морских видов».
   В тот же день и без связи с другим известием из Всемирного союза охраны природы (UICN) и продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) поступило следующее сообщение: «Колебания температуры вследствие климатических изменений будут оказывать большое воздействие на рыболовство и разведение рыбы, что значительно повлияет на продовольственную безопасность ряда населенных пунктов. Как было объяснено, водные продукты питания имеют высокую питательную ценность и составляют 20 или более процентов среднего потребления на душу населения белков животного происхождения у 2,8 миллиарда человек, преимущественно в развивающихся странах».
   В тот же день также прозвучали суровые критические замечания на Африканском континенте:
   «Европейский пакт об иммиграции начинает вызывать возмущение в Африке, Сенегал попросил, чтобы она отреагировала на то, что некоторые расценивают как «стену», воздвигнутую Европой против отчаявшихся людей Юга», – заявил министр иностранных дел этой страны после завершения встречи экспертов в Дакаре.
   Со своей стороны, в газете «Эль Пайс» Буркина-Фасо появилось следующее сообщение:
   «Чтобы остановить орду отчаявшихся, которые обычно прибывают с Юга, чтобы штурмовать ее границы, Европа не нашла ничего лучшего, как воздвигнуть стену.
   Эпоха новых стен – это анахронизм в эру глобализации…»
   Поток жалоб не ослабевает. Когда премьер-министр Великобритании Гордон Браун еще находился в Японии, в исследовании британского канала Би-би-си сообщалось о падении морального духа в британских вооруженных силах.
   «По исследованию Министерства обороны Объединенного королевства, почти половина военного персонала этой страны готова покинуть вооруженные силы.
   47 % опрошенных в армии и в Королевском военно-морском флоте и 44 % в Королевских военно-воздушных силах заявили, что испытывают желание уйти из вооруженных сил.
   В числе выраженных причин беспокойства… фигурируют частые развертывания за рубежом, уровень оплаты и жилья.
   Регулярная армия уже страдает от нехватки примерно пяти тысяч солдат, в то время как существует озабоченность, что молодые опытные офицеры и низшие чины дезертируют в неслыханном числе.
   В отношении морального настроя в различных родах войск 59 процентов опрошенных в армии сказали, что его уровень «низкий» или «очень низкий»; 64 процента в Королевском военно-морском флоте, 38 процентов в морской пехоте и 72 процента в Королевском военно-воздушном флоте».
   Нечто, ранящее чувствительность людей при любой социальной системе, – это неуважение к их личной жизни. Ранее, например, законы охраняли тайну переписки. Позже охрана распространилась на телефонные переговоры – более быстрое и мгновенное средство общения. Законы США запрещали их прослушивание без судебного постановления. Его нарушение приводило к судебным искам, по которым в этой стране выплачивали значительные суммы.
   9 июля, в то время как Буш встречался со своими коллегами по Г8 и правительство США – несмотря на проводимый им геноцид – претендовало на то, чтобы его считали защитником прав человека, сенат США принял 68 голосами против 28 «закон, модернизирующий Закон о шпионаже и предоставляющий неприкосновенность телекоммуникационным предприятиям, сотрудничающим с правительством…»
   Борьба с терроризмом – это всегдашний предлог, а прослушивание осуществлялось в течение многих лет безо всякого разрешения. «Сейчас легче защитить американцев», – заявил Буш с обсаженной розами аллеи Белого дома, вернувшись в страну.
   «Инициатива позволяет прослушивать без судебного постановления телефоны американских и иностранных граждан, которые используют сети США.»
   Предыдущий закон от 1978 года «не включал новых технологий связи, таких, как мобильные телефоны, Интернет и электронную почту».
   Поскольку Соединенные Штаты прослушивают огромное большинство коммуникаций, «принятая мера защищает предприятия связи от многомиллионных исков лиц, ссылающихся на нарушение приватности».
   Закон имеет обратную силу. «Американский союз защиты гражданских свобод расценил закон как «неконституционный» и «атаку на гражданские свободы и право на неприкосновенность личной жизни».
   Из Швеции сообщалось: «Правоцентристский блок премьер-министра Фредерика Рейнфельда отклонил предложение социал-демократической партии пересмотреть закон, позволяющий Службе безопасности радиосвязи (FRA) иметь доступ ко всем телефонным разговорам и передаче данных по кабельным каналам из-за рубежа и за рубеж.
   Известный как закон FRA, также окрещенный Законом Оруэлла по книге «1984» этого британского писателя, был резко раскритикован предпринимателями в открытом письме в главную шведскую газету «Дагенс Нюхетер».
   «Правительство оправдало введение закона, принятого 19 июня в целях совершенствования борьбы с террористическими угрозами.»
   Другая шведская газета – «Свенска дагбладет» – опубликовала вчера, что «одной из главных причин закона является, однако, контроль информации, поступающей из России, и использование ее при переговорах об обмене с другими странами, так как около 80 процентов передачи внешней информации России по кабельным каналам идет через Швецию.
   Мера войдет в силу первого января 2009 года. Несколько дней назад в Стокгольме и Мальме тысячи людей приняли участие в демонстрации против закона FRA, и уже по всей стране запланированы на будущие недели подобные манифестации, объединенные вокруг различных блогов и групп социальной сети «Фейсбук».
   Отовсюду продолжают потоком идти жалобы. Например, в одном сообщении утверждается: «Согласно опросам, немцы расценивают более пессимистично панораму своей экономики, чем в любой другой момент с воссоединения в 1990 году вследствие повышения цен».
   В других говорится:
   «В июне уровень безработицы в Канаде достиг 6,2 процента».
   «Российское правительство отвергло предложение, выдвинутое Кондолизой Райс, по международному посредничеству в урегулировании конфликтов в сепаратистских регионах Абхазии и Южной Осетии – причине растущего напряжения между Москвой и Грузией».
   «В четверг двое солдат НАТО были убиты и другой ранен при взрыве бомбы на востоке Афганистана, как сообщили Международные силы содействия безопасности (ISAF)».
   «Россия утверждает, что проведенные Ираном испытания новой ракеты дальнего радиуса действия подтверждают, что Москва права, считая ненужным размещение элементов противоракетного щита США в Европе.»
   «Израильская армия уверяет, что обвинения в предполагаемых полетах израильских истребителей-бомбардировщиков, отрабатывающих в Ираке возможное нападение на иранские ядерные установки, не обоснованы».
   «Великобритания выразила свое разочарование вето, наложенным Россией и Китаем в Совете Безопасности ООН на проект резолюции с целью наложения санкций на Зимбабве».
   «Сегодня Судан созвал послов пяти стран – постоянных членов Совета Безопасности ООН, чтобы попросить у них объяснений относительно возможного приказа об аресте президента Аль-Башира».
   «Как заявил американский генерал Джеффри Хаммондс, новая «специальная бомба» – главная угроза для американских солдат в Ираке».
   «Найдены трупы двух американских солдат, пропавших без вести в Ираке более года назад…»
   Каждый день в нашем нынешнем мире возникают новые и все более затруднительные проблемы, превосходящие способности глав государств и правительств, призванных им противостоять.
   Это не критика, а замечание. Нельзя требовать от людей сверхъестественных свойств. Всегда лучшее – это оптимизм. Другого выхода нет. Поэтому я и говорил однажды о виде, который находится сейчас под угрозой уничтожения.
   14 июля 2008 года

САМОКРИТИКА БУША

   В кратком 15-минутном выступлении президент США утверждал также вещи, которые в устах любого противника были бы расценены как нестерпимая и циничная клевета на экономическую систему его страны, названную им «демократическим капитализмом».
   После драматического воззвания к конгрессу с тем, чтобы он ассигновал ему дополнительно 700 миллиардов долларов для борьбы с кризисом, он среди прочего аргументировал свою просьбу следующими доводами:
   – Это чрезвычайный момент для экономики США.
   – Мы видели в экономике США плачевные ситуации.
   – Цель – сохранить экономику страны.
   – Я утверждал, что глобальная экономика продолжает управляться законами XX века, а надо приспособить ее к финансам XXI века.
   – В банках отмечается ограничение кредитов.
   – Многие кредиторы утвердили кредиты, не проверив платежную способность.
   – Как мы дошли до такой ситуации? Каким будет финансовое будущее страны?
   – Экономисты говорят, что это проблемы более чем десятилетней давности.
   – Многие экономисты согласны с тем, что сегодняшние проблемы создавались в течение долгого времени.
   – Многие предприниматели получили кредиты для заключения сделок, приобретения домов, автомобилей. Было много отрицательных последствий, в особенности на рынке недвижимости.
   – Многие кредиторы утвердили кредиты, не проверив платежеспособность своих клиентов.
   – Многие люди думали, что смогут оплатить свои ипотеки, но этого не случилось.
   – Все это вызвало реакцию, вышедшую за пределы рынка недвижимости.
   – Во всем мире титулы, или ценные бумаги, продают инвесторам. Многие думали, что титулы имеют ощутимую ценность.
   – Многие компании, такие, как «Фредди Мак», взяли много займов, поставив под удар наш финансовый рынок.
   – У крупных банков оказалось большое количество активов, которые они не могли продать.
   – Другие банки оказались в подобных же ситуациях, и наличный кредит иссяк.
   – Многие думали, что они пользовались поручительством федерального правительства, и подвергли риску нашу финансовую систему.
   – Ситуация со временем стала более неустойчивой.
   – Я твердо верю в свободное предпринимательство.
   – Спад в сфере недвижимости имел эффект домино.
   – Думаю, что компании, принявшие ошибочные решения, должны за это расплачиваться. В нормальных обстоятельствах я не прибег бы к таким действиям, но мы не находимся в нормальных обстоятельствах.
   – Рынок не функционирует в адекватной форме. Налицо большой кризис доверия.
   – Главные правительственные эксперты сходятся во мнениях относительно того, что если не предпринять немедленные действия, в стране может вспыхнуть паника, которая приведет к новым банкротствам банков, что негативно скажется на пенсионных счетах, возрастут аресты на недвижимость, и миллионы американцев смогут потерять свою работу.
   – Страна могла бы вступить в период долгой и болезненной рецессии. Мы не можем этого позволить.
   – Многие спрашивают себя, как будет осуществляться этот план спасения.
   – Следует действовать как можно быстрее.
   – Правительство предоставит до 700 миллиардов, чтобы влить наличность.
   – Правительство постарается, чтобы рынки нормализировались как можно скорее.
   – Мы видели, как одна компания может вырасти настолько, что ее стоимость может поставить под удар всю финансовую систему.
   – Надо разрешить правительству следить за предприятиями, чтобы быть уверенным в том, что их рост не подвергнет риску глобальную экономику.
   – Демократический капитализм – самая лучшая система из всех существующих.
   – Я знаю, что американцы иногда впадают в уныние, но это временная ситуация.
   – История показала, что во времена, когда это необходимо, ее лидеры объединяются, чтобы дать отпор подобным обстоятельствам.
   – Завтра в Белом доме встретятся Обама, Маккейн и другие лидеры конгресса…
   
Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать