Назад


А.Г. ВОЙТОВ


ФИЛОСОФИЯ
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
АСПИРАНТАМ

Москва - 2003


А.Г. Войтов

ФИЛОСОФИЯ
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
АСПИРАНТАМ

Москва - 2003


УДК
ББК
В
Войтов А.Г. ФИЛОСОФИЯ: УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ АСПИРАНТАМ. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К(», 2003. – 514 с.
Многие выдающиеся философы считали философию наукой о науке. Ее называли наукоучением, метанаукой (наукой о науке), а в западной традиции – эпистемологией (учением о знании) или философией науки. Философия – фундаментальное основание теоретической науки. Общепризнанна неадекватность существующей философии потребностям теоретической науки. В последние годы изданы многие новые ее версии. Не излагая специально истории философии, предлагаемое пособие содержит много собственных мыслей великих философов о сущности, формах и функциях философии как орудии (органоне) теоретизации наук.
Предлагаемая версия философии – первое пособие, которое позволяет овладеть могуществом философствования представителям всех наук. Оно особенно важно аспирантам, докторантам как руководство в исследованиях.


( Войтов А.Г., 2003


Предкам – с благодарностью
Современникам – с уважением
Филодоксам – с сочувствием
Потомкам – в назидание

Scientia vinces
«Наукой победишь!»
Предисловие
Вне науки нет общества. Основополагающее значение науки для общества предполагает адекватное ее познание. И приходится удивляться тому, что до сих пор общество обходиться без понимания науки как общественного явления. Если не поднять качественно (скачкообразно) осмысление науки обществом, то общество не переживет третьего тысячелетия – порожденные наукой силы, прежде всего ядерные, убьют общество при данном уровне озверения даже немногих людей (террористы).
Значение философии для науки ( традиционный объект исследований. Имеется много ответов на него. Здесь представлена версия «прагматичной философии», известной с древности в форме положения:


Наука была объектом познания с древности. По крайней мере, в древнегреческой философии уже ясно прослеживается данный факт. В последующее время постоянно росло внимание философии к науке как объекту познания. Многообразны исследованные аспекты науки, обильны специально написанные работы на эту тему и т.п. Только использование накопленного обществом знания науки может быть основой для движения вперед. Для этого надо осознать проблему понимания науки как общественного явления, выявить духовное наследие по данному вопросу, синтезировать его в единую концепцию, разработать дидактику ее освоения народом.


Бедность людей – результат не стихийного развития, а социальной борьбы. Ее преодолеть можно только с помощью освоения народом интеллекта с тем, чтобы разорвать порочный круг украинской присказки: «почему он бедный, потому что дурной, а почему он дурной, потому что бедный». Классик экономической науки ХХ века А. Маршалл констатировал: «Бедных губит нищета». И средством для этого оказывается их невежество. «…Бедность производит такое же разрушительное действие на душу, как пьянство на тело…» [181.2.348]* .
Интеллект ( борьба ( жизнь.
В ХIХ веке уже была высказана мысль: «…Каждый человек неоспоримо имеет право на полное развитие своих способностей и общество вдвойне совершает преступление против личности, когда делает невежество неизбежным следствием бедности» [181.2.543]. Тогда же стали отстаивать право рабочих на развитие всех своих способностей, в том числе и мышления [см. 181.3.282]. Именно с мышления следует начинать борьбу с бедностью. И здесь вспомним идею Экклезиаста: «… Во дни несчастья размышляй». А размышление требует интеллекта, т.е. способности мыслить, и теоретической эрудиции.
В ХХ веке многообразны работы о науке. И они важны. В них рассматривали науку и как духовное явление. Однако, имеющихся работ о специфике научной духовности не достаточно. Обычно о науке говориться скороговоркой в виду отсутствия адекватного ее познания как духовного феномена. Не отрицая значения существующих книг надо монографически проработать этот аспект науки. В последнее десятилетие издан десяток монографий о науке в целом. Они не решают проблем содержательного понимания науки в качестве специальной учебной дисциплины как важного основания
*). Первое (одно) число указывает номер источника в списке литературы. Последнее число (если имеется) - номер страницы соответствующего издания. Среднее число (если имеется) - номер тома. Третье число (при четырех численном шифре) - часть тома. Разные сноски даны через точку с запятой.
теоретической образованности людей. При этом надо решить ряд проблем, прежде всего, обобщенно, синтетически, системно, теоретически объяснить феномен науки. Для этого следует уточнить саму суть науки, систематику ее форм и т.д. И речь не идет о том, что эту проблему может снять один исследователь. Исходим из возможного идеала, в том виде как он видится на основе всего накопленного философского наследия.
Наука – духовное явление, форма разума, мудрости. Она возникла как обыденное сознание людей вместе с обществом. В связи с этим необходимо показать ее суть и место ее среди других духовных элементов. В этом и состоит функция философии как науки наук.
На рубеже второго и третьего тысячелетия наука сдала свои позиции антинауке, псевдонауке. Вложили свою лепту в дискредитацию науки и те, кто считал себя представителем науки. Задача общества – качественно поднять значение науки, сделать ее плодотворной идеологией, что возможно на основе ее превращения в теорию. И средством этому может быть только философия.
Законом развития является сохранение исходных форм объекта. Это относиться и к философии. За 2500 лет возникло много форм философии, которые сохраняются и сегодня. И их бессмысленно критиковать. Следует уяснить главное – философия часто вырождается в филодоксию и философию надо спасать от филодоксов, считающих себя «истинными философами». Надо восстановить философию и развивать ее, придавая ей прагматическую, позитивную, популярную функцию. Следует реализовать девиз философии Х. Вольфа – «Для житейской надобности»:


Борьба за практичность философии не отделима от ее теоретизации. И для философии как науки истинна присказка: «Нет ничего практичнее теории». Идеалом философии следует считать теоретическую философию.
Теоретизация философии


 Практичность, популярность философии
Философия – наука и ее теоретизация является общей закономерностью развития науки. Теоретическая философия, т.е. философия в строгом смысле слова, выкристаллизовывается с самого начала возникновения философии. Ее суть можно изложить разными словами. В частности, философия – основание науки или наука о науке, интеллекте. Философия призвана учить философствовать, прежде всего, мыслить или применять логику и диалектику в качестве прямого, непосредственного, общенаучного, сознательного, практического, наблюдаемого метода мышления. Она призвана объяснить науку как духовное явление. В целом, теория философии состоит из универсальной онтологии, эпистемологии, гносеологии, методологии.



Итак: философия – средство развития науки, ее основание. И наиболее плодотворно эту функцию философия выполнит в том случае, когда теоретически объяснит интеллект, науку. Только в таком случае восторжествует девиз А.С. Пушкина:



***
Первая часть (главы 1-5) – осмысление проблем науки. Действительность многообразна. Её высшая форма – общество, ведущим элементом которого все более становится идеология. Идеология детерминирует современное общество. Одновременно она оказывается главным препятствием общественному прогрессу. Только теоретическая наука может стать идеологией общественного прогресса. Переход к ней требует разработки теоретической философии в меру ее превращения в науку о науке.
Вторая часть (главы 6-11) – объяснение основных признаков (свойств) науки на разных этапах ее развития: знания, учения, теория. Теоретическая наука становится нормой по мере разработки особой науки о науке, чем с древности является философия. Теоретическая наука – единство трех типов теорий: методологии, гносеологии и онтологии.
Третья часть (главы 12-14) раскрывает функции теоретической философии. Последовательно изложены методология, гносеология и универсальная онтология как философские основания теоретической науки.
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
ДЛ – диалектическая логика
ДМ – диалектический метод
ТДМ – технология диалектического мышления
МЭЛ – Маркс, Энгельс, Ленин
СМ – самоучитель мышления
ОТД – общая теория денег
ФТЭ – фундаментальная теория экономики
ФОТН – философское основание теоретической науки
ИЭУ – история экономических учений
ОТЭ – общая теория экономики (синоним ФТЭ)
ОТТ – общая теория техники
МПСО – материальные производительные силы общества
НКМ – научная картина мира
ИОД – информационное отражение действительности
НОД – научное отражение действительности
ТРИЗ – теория решения изобретательских задач
ООД – опережающее отражение действительности
ОТС – общая теория социологии
СМИ – средства массовой информации
3РФК – Третий Российский философский конгресс
РФО – Российское философское общество
СУБД – система управления базами данных.

Часть 1. ОСМЫСЛЕНИЕ НАУКИ

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

С древности (смотри Аристотеля) категория «бытие» была исходной для философии. К настоящему времени категория «бытие» стала весьма неопределенной и обремененной множеством идей разного плана. Не видится возможности традиционного преодоления всех этих ее значений с тем, чтобы добиться требующейся ясности и практичности. Обойдемся без данного обозначения исследуемой проблемы, заменив ее имя (название). Для этих целей воспользуемся словами «действительность», «реальность», «мир»*. Не путайте слова:
бытие, сущее, субстрат, субстанция,
сущность, реальность, действительность, вещи,
тела, объекты, природа, материя, мир.
Люди обычно не задумываются о действительности, в которой они живут. Для них она просто данный факт. Наука же требует осмысления этого факта, что оказывается не простым делом. В науке пока нет монистичной теории действительности.
Действительность динамична, многообразна и т.п. И люди приспосабливаются к ней. Средством их адаптации становится их внутренний (духовный) мир, в котором отражается действительность в той или иной мере. И задача состоит в том, чтобы исследовать, как отражается действительность в духовности, сознании, науке, особенно в наиболее развитой ее форме ( онтологии.
*) Если бы обыденное сознание различало слова и понятия, то проблемы не было бы: здесь речь идет не о слове, а о понятии. Для его обозначения используют разные слова. Названные слова часто используют в качестве синонимов [см. 303.64]. Слово «мир» порой предпочтительнее ввиду его краткости. Категория «действительность» широко распространена среди исследователей. В частности, Гегель назвал так третий отдел «Науки логики». И. Кант использовал часто слово «мир». См. также статью А. Макушинского [175].
«Действительностью» являются три разных объекта:
А) слово русского языка как средство общения
Б) психический образ реальности в голове (уме)
В) реальность вне головы.
Действительность
+--------+---------+
слово ( понятие ( реальность
«Действительность» – это, прежде всего, русское слово. Им обозначено (названо) наше понимание того, что существует в нашей голове, когда мы думаем об окружающем мире – реальности. «Действительность» – это понятие в голове теоретически воспринимающего реальность человека. «Действительность» – это также реальность, существующая вне людей. Каждый из этих объектов следует изучать на основе их развития. Их конкретнее объясним следующим образом:
Царство (или мир) знаков «между головами». Представим его последовательностью: знаки – имена (звуки) – слова – символы. Их используют как средство общения.
Царство (мир идей) идейных моделей «в головах людей». Представим его последовательностью: «следы» – идеи – образы – понятия – онтология (всё).
Царство (мир реалий) реальной действительности «вне головы». Оно идет от гипотетических субстратов (самых мелких ее элементов, праматерии), включая поля, тела, предметы, вещи и до всей вселенной.
Иначе, обособим три элемента действительности (реальности, мира):
Мир (реальность)
+----------+-----------+
действительный – идейный – знаковый








Слова «действительность», «мир», «реальность» используем как синонимы. В то же время им можно придать следующие различия (наложив на них круги Эйлера):
Действительность
+---+---+
мир( знаковая
+---+---+
реальность( идейный
+---+---+
природа ( социальная
+---+---+
физическая (биологическая
Обособим следующие элементы действительности:
Действительность
+---+----+
Непознанная ( Познанная
+---+---+
Обыденным сознанием ( систематически
+---+---+
Доктринально ( Теоретически
+---+---+
Основание ( Онтология
Для новорожденных действительность – непознанное явление. Затем она все более осваивается сознанием человека. Высшей формой ее познания является теория и ее ядро – онтология. Индивидуальное сознание зависит от прогресса общественного сознания, в том числе и педагогики. Превращение непознанной в познанную действительность – исторический процесс развития общества. Онтогенез личности начинается с самого общего представления о действительности, а конца ему нет.
ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ = ( ПРОЦЕССОВ =(( СОБЫТИЙ
Действительность есть система процессов, каждый из которых является системой событий. И задача состоит в том, чтобы теоретически отобразить все это в сознании людей. «Развертывание всей совокупности моментов действительности NB = сущность диалектического познания» [161.29.141].
Представим в целом действительность и ее основные элементы, закрепив за ними хотя бы условно слова. Пока не удается непротиворечиво соотнести все элементы действительности. Здесь дана гипотеза, основанием которой является все последующее изложение. Возможны разные версии соотнесения элементов действительности.
Действительность
+--+--+
Реальность ( Будущее
+--+--+
Прошлая (Современная
+--+--+
Материальная ( Идеальная

Действительность
+--+--+
Видимость ( Реальность
+--+--+
Природная ( Биологическая
+--+--+
Просто ( Социальная
Мир
+--+--+
Просто ( Жизнь
+--+--+
Просто ( Общество
+--+--+
Базис ( Надстройка
+--+--+
Политика ( Идеология
+--+--+
Просто ( Наука
+--+--+
Просто ( Теория

Действительность
+--+--+
Материя ( Идея
+--+--+
Природа( Общество
+--+--+
Предметы ( Поля
+--+--+
Вещи ( Взаимодействия
+--+--+
Субстраты(Тела
 Действительность ход мысли
 +-----+------+
Природа ( Жизнь( Общество
 +-----+------+
 Практика (Политика (Идеология
+-----+------+
Мифология ( Мистика( Наука
+-----+-----+
Знания ( Учения (Теории
В соответствии с таким сегментированием действительности, она была когда-то только природой, затем расширилась за счет возникновения жизни, а затем и общества. В последующем ее развитие шло за счет усложнения общественной жизни ввиду обособления практики и политики, а затем и идеологии. Одновременно многообразилась идеология. Сегодня существуют все эти элементы действительности, и проблема состоит в определении идеологии как элемента современной действительности, ее сути, значения и форм, ее сознательного развития как ведущего элемента современного общества и действительности вообще.
Схематично отобразим подход:

Действительность
 Ноосфера 
 техносфера




Онтология
Диалектика и диалектическая логика
Действительность безгранична, и здесь условно она ограничена квадратом. В простом виде она состоит в различных формах процессов. Было время, когда в ней не было ноосферы, а затем она возникла. Ноосфера функционирует в форме рефлексивных процессов (по Соросу). В простом виде они состоят в деструктивных процессах («ломать, не строить: много ума не надо»). Самой развитой сферой действительности и ноосферы являются творческие (интерактивные, рекурсивные, итеративные) процессы, суть которых выражена Марксом в 11 тезисе о Фейербахе. Все это – техносфера в широком смысле слова, т. е. не только в смысле техники и технологии, а в смысле – всего создаваемого специально на основе творчества («техне» = искусство). Элементом техносферы является и становящаяся онтология – учение о действительности и ее элементы – диалектика (учение о законах состояния, в том числе развития объектов) и диалектическая логика – теория технологии сознательного применения диалектики для познания объектов.
Диалектика – онтологическая наука и призвана отобразить законы самоорганизации действительности, в том числе и развития. Диалектика относительна. (Моя версия ее трактовки дана в «Самоучителе мышления» [52]). На основе смутного, одностороннего, стихийного ее понимания возник диалектический метод (новый тип действительности). А затем длительное время идет сознательный процесс создания технологии диалектической логики, как средства высшей формы процессов действительности. Тем самым создается новый элемент действительности.
Действительность расширилась сначала за счет жизни, а потом и за счет общества. Возникновение общества свидетельствовало о появлении нового элемента действительности, который ускоряет ее развитие и обратно на нее воздействует. И главная задача – понять общество как элемент саморазвивающейся действительности и способы ее отражения в головах людей, являющиеся основанием их жизни.
Познавая действительность, обособляем общество для более конкретного представления о нем с тем, чтобы затем обособить определяющий его элемент – идеологию, и ее высшую форму – теоретическую науку. Последнее нужно для того, чтобы содержательнее представить методологию, обеспечивающую теоретическое видение мира, и гносеологию. В результате, все это создаст условие для понимания онтологии как высшей формы идеального отображения действительности в головах людей.



Действительность

Онтология = виртуальная действительность


При объяснении бытия обычно делают акцент на его материальном компоненте. Здесь же рассматриваем идеальный элемент действительности как способ отражения людьми реальной действительности и его функцию в их жизни.
Ментальные модели
мира в умах людей
+---+----+
инстинктивные ( приобретаемые (идеи)
+---+----+
интуитивные ( сознательные (знания)
(мнения) +---+----+
отдельных объектов ( всего мира
(понятие) (онтология)
Понятия – высшая форма духовных моделей мира в мозгу людей об отдельных объектах. Онтология является системой понятий о мире. Сама онтология – элемент действительности, но иного типа. Онтология – высшая форма отражения действительности в сознании людей на основе теоретической науки. Рассматриваем здесь только ее универсальный элемент ( философскую онтологию как всеобщее начало (исходный пункт) изложения онтологии, т.е. отражения действительности в наших головах с целью успешной жизни в ней. Онтология ( виртуальная действительность, возникающая в мозгу.
Развитие действительности вело к обособлению элементов ее друг от друга, их конституированию в качестве факторов саморазвития и все большему обратному воздействию производных ее элементов на первичные элементы (обратная связь). В целом задача состоит в том, чтобы рассмотреть наиболее развитый элемент современной действительности – метанауку и ее возможное воздействие на породившие ее элементы (схема А на следующей странице).


Эмпирия (опытные знания)

Действительность
В начале развития общества возникла наука как обыденное сознание или опыт людей (эмпирия или «народная наука») ( множество фактов их жизни, которые служили им средством (основой) действий. Еще 7 тысяч лет назад (с Древнего Египта) осознана недостаточность такого основания жизни и необходимость его развития. Иными словами, проблема состояла в том, чтобы надстроить над эмпирической, опытной наукой некоторую идеализированную конструкцию, которая повышала бы истинность опыта, уменьшала противоречивость его элементов и облегчала его осмысление при познании.
Поиск шел в направлении развития мудрости жизни и привел в Древней Греции к натурфилософии. Последняя не отрицала практических (в частности, плотницкой по Сократу) наук. Натурфилософия ( множество плюралистичных учений науки о мире, призванных интегрировать эмпирический опыт как основание жизни (схема Б).
 Натурфилософия

Эмпирия

Действительность
По мере развития эмпирического основания натурфилософия осуществлялась как особая наука. Любители мудрости (любомудры), которые не шли данным путем, остались любителями мнений (филодоксами).
Любомудрие
+-----+-----+
филодоксия ( философия
«Примерно до середины ХIХ века философское и научное познание не отличалось друг от друга, по крайней мере в массовом сознании» [Акофф:330.389]. Идея натурфилософии живет и сегодня, несмотря на ее отрицание оппонентами. Ее следует понимать как первую попытку создания общих (фундаментальных) учений в качестве средства синтеза обыденного опыта (эмпирии, фактов). Последнюю попытку такого синтеза НКМ предпринял Гегель. Она окончательно подтвердила факт – не дело философов писать общие теории о разных сферах действительности. Одновременно была выяснена функция философии – создание оснований для адекватной разработки системы общих наук.
Натурфилософия (как общие учения) породила метафизику. Задача последней была скромнее – дать всеобщее, универсальное, отвлеченное представление действительности в качестве основания теоретической науки. Метафизики ограничили свою ответственность всеобщей картиной мира (схема В).
 Метафизика

Общие учения

Эмпирия

Действительность
Метафизика представляла совокупность общих знаний мира, которую Аристотель назвал «первой философией», а впоследствии ей дали имена «онтология», психология, учение о познании. Метафизика стала основанием для разработки теоретической науки. Ее эволюция существенна, но оказалась недостаточной. Критика Кантом метафизики привела к ее отбрасыванию многими его последователями. Предложенная Кантом программа построения новой метафизики не была осуществлена, в результате его последователи оказались без «первой философии». Вне преемственности с метафизикой не может быть прогресса философии. Простое отбрасывание метафизики возвращает философию к филодоксии. Диамат и эпистемология были шагом вперед, но недостаточным. Сейчас синергетика претендует на эту функцию. В результате многие философы стали филодоксами, и восстановление философии требует разработки метанауки как предсказанной И. Кантом метафизики – теоретической философии.
Философия
+-----+-----+
филодоксия ( наука ( теория
Философия как наука конституировалась в борьбе с филодоксией. Она все более четко определяла свой объект – науку и все более становилась прагматичной, позитивной наукой о науке. Всю историю совместного развития философии и филодоксии между ними шла борьба. Сейчас филодоксия стала преобладающей ввиду камуфлирования под философию. Только приняв форму метанауки (эпистемологии), философия дистанцируется от филодоксии и лишит ее пагубного воздействия на общество (схема Г).
 Методология




Гносеология Мета- Мега наука наука
 Философская 

онтология
«Общие теории»
(«Натурфилософия»)

Эмпирические факты
(Прикладные, практические науки)




Метанаука призвана обеспечить три функции философского основания теоретической науки – методологию, гносеологию и онтологию.
Становление философского основания теоретической науки не отрицает ее предшественников, остающихся уделом разных слоев населения. Если обозначить названные ранее схемы буквами, то их можно показать графиком развития.
+- Г. метанаука
+-+- В. метафизика
+-+--- Б. натурфилософия
+-+----- А. филодоксия
В целом, саморазвитие действительности происходит различно. Первоначально оно было стихийным, естественным процессом. Такое развитие породило жизнь, и началось ускоренное развитие действительности. Жизнь стала более развитой формой действительности, и ее развитие происходило в борьбе. Жизнь адаптируется к природе и преобразует ее в некоторой мере. Такое развитие жизни породило общество людей как иной тип действительности. По мере развития идейности происходит ускорение развития действительности.
Действительность



 Идейность, мышление
Развитие общества во многом зависит от осмысления идеологии. Переход к новой цивилизации, которая только и позволит обществу выжить в третьем тысячелетии, требует специального исследования сути идеологии (как одной из форм действительности), ее значения в общественном развитии и условий ее превращения в решающий фактор выживания общества. Все это сводится к осознанию того, что идеология должна стать наукой на высшей стадии ее развития – теории, что возможно только с помощью теоретической философии, принявшей форму метанауки. Все это и требует разработки метанауки как конечного фактора выживания общества в третьем тысячелетии.
В целом, сказанное можно показать кратко:

Действительность ( общество ( идеология ( наука (философия ( метанаука.

Если обозначить их первыми буквами, то (по Декарту) схема будет следующей:

 Первый ход мысли
М – Ф – Н – И – О – Д
 Второй ход мысли

Иначе все это можно показать с помощью кругов Эйлера:
Первый ход мысли
 Действительность
 Общество
 Идеология
 Наука

Философия
Метанаука
Второй ход мысли

Задача первого хода мысли – найти исходное звено для выживания общества. Далее задача состоит в том, чтобы разработать содержание метанауки как науки о науке. Разрабатывая этот элемент действительности, общество создает условия для своего выживания. Осмысление науки – задача метанауки, т.е. собственная функция философии в общественном развитии. На ее основе надо идти далее «в обратный путь»: обеспечить отражение действительности в сознании людей в форме онтологии – позитивного ядра теории на основе методологии и гносеологии. Онтология раскроет действительность таким образом, чтобы помочь обществу выжить. Этот «обратный путь» не краток и не легок, но обществу «иного не дано» – оно не выживет без него. Как исследователь могу констатировать свое убеждение – этот путь реален. Вооружившись философией как основанием науки можно разработать систему теорий – меганауку или мегатеорию. Имеется, по моему мнению, основание быть оптимистом и говорить о плодотворности просвещения общества посредством его интеллектуализации с тем, чтобы оно смогло обеспечить идейность людей, их толерантность, нравственность, прогресс, т.е. выжить.
В целом, действительность осознается личностями в качестве онтологии. Онтология – высшая форма осознания действительности людьми и орудие саморазвития общества. Идя от действительности к онтологии, общество находит средство своего спасения: более адекватное = истинное, монистичное отражение действительности, позволяющее ему выжить. В таком случае мы идем от абстрактного (одностороннего) понимания действительности к конкретному ее пониманию в качестве структурной системы и выбираем решающий ее фактор для решения проблем спасения общества от самоубийства.
Специфика данного исследования состоит в том, что его цель – не вся действительность, а только идеологическое основание общественной действительности как фактора политики и практики:
философия (метанаука) ( меганаука ( политика ( практика.
Действительность
+-----+------+
неживая природа ( жизнь ( идеи
Идеи – тоже действительность, но иного типа. И главное – осознать их онтологическую специфику по сравнению с жизнью и тем более природой. Они – орудие жизни, выживания общества как основа модернизации его отношений со всеми формами жизни и природой. Проблема – осмыслить три ступени существования действительности в сознании:
теоретическое
стихийное+------- инстинктивное +-------+
-------------+
При рождении в уме человека нет образа действительности. Сначала образ действительности развивается инстинктивно, затем – сознательно на основе обыденного рассудка и простейших форм научения. Высшей ступенью освоения действительности является теория. При этом в сознании формируется онтология как модель действительности. Онтология – система понятий всей действительности, возникающая на основе теоретического ее познания.

А. Онтология – учение о действительности.
Б. Ее элементом является диалектика – учение
о законах самоорганизации действительности,
В. Учение о том, как можно использовать
знания этих законов для познания конкретных
объектов. Последнее знание также ступенчато:
В1. стихийное диалектическое мышление;
В2. сознательный диалектический метод;
В3. диалектическая логика.

 Наука
 Теория
Онтология
Знание действительности предполагается, но рассматриваем здесь высшую форму научного ее отражения, элементом которой является онтология.
Действительность
+----+-----+
Мироздание ( Сознание
+-----+-----+
Общественное ( Индивидуальное


На схеме прямые линии надо заменить лесенками Аристотеля ввиду многообразия каждого из названных элементов действительности. Действительность развивается, в том числе и мироздание как единство природы и общественного бытия. Развивается и общественное сознание как элемент действительности. Его ступенями были доктрины, кредо и т.п., а вершиной стала идеология. Развивается и каждый человек, в том числе и его духовность («внутренний мир»), вершину чего обычно называют мировоззрением. Индивидуальное сознание бывает различным: мироощущением, мировосприятием, миропредставлением, миропониманием, миросозерцанием, мировоззрением.


2. ОБЩЕСТВО

Общество – самый развитый элемент действительности. Для его объяснения нужно использовать и фундаментальные науки – физику, биологию и другие:
физика ( биология ( зоология ( антропология ( социология.
В то же время главная проблема – неадекватность специальных наук об обществе, прежде всего социологических.
Общество – элемент современной действительности, высшая форма и природы, и жизни. Оно возникло стихийно на основе природы и живет за счет природы. Основанием жизни людей является психическое, умственное и т.п. отражение мира. «Господство над природой, проявляющее себя в практике человечества, есть результат объективно-верного отражения в голове человека явлений и процессов природы …» [161.18. 198].
«Не в воображаемой независимости от законов природы заключается свобода, а в познании этих законов и в основанной на этом знании возможности планомерно заставлять законы природы действовать для определенных целей» [181.20.116]. «Свобода воли означает, следовательно, не что иное, как способность принимать решения со знанием дела» (там же). «Свобода, следовательно, состоит в основанном на познании необходимостей природы господстве над нами самими и над внешней природой …» [там же].
Общество – превращенная форма природы и жизни. Его специфика многообразна. Его объясняют социологические (социальные, общественные, гуманитарные) науки. Система общественных наук – дело будущего. Отразим здесь один аспект проблемы, прежде всего структуру общества.
 +- Идеология
+-+- Политика
+- Общество -+--- Практика
+-+- Жизнь
-+--- Природа
Общественная жизнь представляет единство практики, политики и идеологии. В связи с этим определим значение каждого из этих ее элементов. Природа и иные формы жизни воздействуют на людей. Это следует учитывать при анализе общества. Также важно убедиться в определяющей роли практики. Выделим следующие формы деяний людей:
поступки ( поведение ( практика.
Поступки – сознательно совершаемые действия (деятельность) людей. Поведение – многократные поступки, а практика – постоянное поведение всего сообщества людей. Познание практики предполагает обособление ее элементов.
Практика
+---+---+
преходящая ( непреходящая
(опыт)
+---+---+
негативная ( позитивная
(культура)
+----+----+
иррациональная (рациональная
(наука)
Политика – деятельность органов власти, определяющих во многом практику. В свою очередь, она зависит от идеологии. По мере общественного прогресса происходит все большее обособление идеологии и растет ее значение по принципу обратной связи в целых системах. Неидеологические элементы общества изменяются медленно, а идеология подвержена быстрым изменениям. И это может быть во имя блага или зла. Важно изучать идеологию как элемент общественной жизни, как высшую форму общественной культуры, от которой зависит прогресс.
Высшая форма культуры проявляется в сознании. Уровень последнего зависит от степени овладения наукой. И наука не всегда плодотворна, а поэтому нужен разум, высшей формой которого можно считать мудрость. И только такая культура прогрессивна. Осмысление единства и различия этих феноменов и лежит в основе понимания идеологии.
Мудрость (разум, наука)


 Прогресс общества
Идеологические крайности: рассудочность, разумность, мудрость – безумство, невежество и т. п. С древности известно их противостояние:
мудрость ( невежество
«Странно, как смертные люди за все нас, богов, обвиняют! Зло от нас, утверждают они; но не сами ли часто Гибель, судьбе вопреки, на себя навлекают безумством?» [Гомер. Одиссея: 1. 32-34].
«…Всем свое собственное невежество кажется мудростью» [Платон: 227. 4.183].
«Всякий, изучающий историю народных бедствий, может убедиться, что большую часть несчастий на земле приносит невежество». «Источником, порождающим наибольшее число общественных бедствий, является невежество» [К. А Гельвеций (1715 – 1771)].
Демоническая сила невежества, по Марксу, является главной причиной общественных трагедий. «Невежество – это демоническая сила, и мы опасаемся, что оно послужит причиной еще многих трагедий» [181. 1. 112].
Все это дало основание А.И. Герцену утверждать: «… пора с глупостью считаться как с громадной силой» [71.2.538].
И сегодня глупость часто «правит бал». Как известно, карой за глупость бывают поражения. Для ее понимания нужна наука «глупистика». Идеологический хаос (по старому – «смута») широко отражается в научных работах. И потерпели провал попытки свести идеологию к ограниченному кругу сентенций.
В стихийном общественном развитии действует закон: «Нужда учит молиться и – что гораздо важнее – мыслить и действовать» [181.2.346]. Рост нужды в последние десятилетия сопровождается не только ростом религиозности, но и многообразием попыток уяснения причин пауперизации населения. В целом, многие мыслители понимают тот факт, что идеология повинна в произошедшем.
Идеологическая задача состоит в том, чтобы вооружить общество могуществом разума, мудрости, науки, мышления, интеллекта в качестве фактора выживания, прогресса. И эту задачу можно решить более быстро и сделать практикой в противоположность другим факторам общественного прогресса (превращенным формам мудрости) – технике, технологии, индустрии, которые развиваются медленно. Технические факторы общественной жизни меняются медленно, а идеологические (интеллектуальные) быстро.
Генетическое место идеологии в общественной жизни показано на схеме (смотри схему в начале главы) «снизу-вверх», а актуальное значение обратно «сверху-вниз» – идеология определяет своих предшественников. Такова структура общества на всех этапах его развития. В то же время только сейчас эти элементы (факторы) общественной жизни людей более или менее осмыслены.
Системная трактовка основных элементов общественного развития предполагает адекватное отображение их взаимодействий – прямых и обратных, непосредственных и опосредованных и т.п. Практика определяет и политику, и тем более идеологию. Тем не менее, идеология все более становится самостоятельным, обособленным и системообразующим фактором общественной жизни. В связи с этим и следует осмыслить идеологию как общественное явление, ее место в жизни общества. Имеется много работ по данному вопросу и в них много рационального. Тем не менее, проблема не решена и нужны усилия многих исследователей. Необходимо преодолеть некоторые устоявшиеся догмы при трактовке этих элементов общества с тем, чтобы избежать эффекта – «историю пересолили материализмом» [см. 50.59]. Речь идет о соотнесении таких явлений, как:
материя (идея;
слово (дело;
базис (надстройка;
бытие( сознание;
экономика ( идеология.
Ранее соотносили бытие и сознание. При этом обычно указывали или подразумевали «общественное» бытие и сознание. «Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» [181.13.7]. Обратное влияние сознания на бытие приобретает все большее значение. Сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его [см. 161.29.194]. И проблема состоит в том, чтобы качественно поднять значение сознания в общественном развитии, создать теорию как высшую форму сознания и т.п. В связи с этим следует разобраться с тем, что такое общественное бытие и сознание. Для этого следует уточнить, прежде всего, самую суть бытия. Бытие – это не природа, а общественная действительность. Бытие – это часть природы в период существования сознания, находящаяся под воздействием сознания и в связи с этим определенным образом модифицировано развивающаяся. До существования общества была просто природа, и общество не грозило ей экологической катастрофой. Теперь же общество так модифицирует природу, что может произойти его самоубийство. Природа во многом зависит от сознания общества, а поэтому при таком сознании общество может и не выжить. В связи с этим важно понять бытие как детерминатор сознания с учетом того, что это (т.е. бытие и сознание) всего лишь разные формы идей – просто идеи в головах людей и материализованные идеи. Их взаимодействие следует осознать и использовать значение идеологии как определяющего элемента общественного бытия.
 Действительность
 Бытие (общество)
Противоречие имени и понятия проиллюстрируем таким фактом: словом «атом» (неделимый) названо делимое. Соответственно, частью (бытие) названо целое – действительность. Бытие – одна из форм действительности, и не следует использовать эти слова как синонимы. В данном случае существует то, что написано Декартом: «…Закрепление наших понятий в словах, неточно соответствующих вещам» [87.346].
Общественное бытие объективно, как и природа. Одновременно оно субъективно, как и идеи в головах людей. Объективация идей ведет к их превращению в бытие, т.е. овеществление в природные феномены. Природные образования становятся идеологически нагруженными феноменами. И в этом своем качестве они детерминируют в определенной мере общественные процессы, в том числе и идеи. Скажем, карьеры по добыче сырья – факт жизни людей, имеющий идеологическое значение.
Бытие представляет овеществленные, объективированные, опредмеченные идеи. В бытии имеется естественный компонент – окружающая среда. Все более решающим его элементом оказываются объективированные идеи всех предшествующих поколений общества. И эти прошлые идеи являются детерминаторами сознания новых поколений людей. Их решающая роль не подлежит сомнению. Но также не подлежит сомнению и роль сознания новых поколений, творящих новое бытие.
Бытием часто называют действительность, т. е. то, что существует. В связи с этим между именем и обозначаемым понятием возникает противоречие. Словом «бытие» называют обычно общественные явления, т. е. часть действительности. Исходное значение данного слова применимо только к обществу как одной из форм действительности.
Развернутое осмысление всего этого следует дать на основе диалектической логики, начиная с постановки вопроса «что такое бытие» и построения сорита:
деяния ( дела ( труд ( опыт ( обычаи ( традиции( практика ( бытие.
Начиная с деяний (которые в чистом виде являются умствованием), необходимо видеть их детерминирующую роль во всех формах дел.
Общество развивается все еще стихийно. Конкретные идеологии еще не оказываются главными факторами его развития. Бытие определяет общественное развитие. Иными словами, люди учатся не по книгам, а жизнью. И такое обучение происходит медленно, стихийно, кровопролитно. Общество – «тугодум» и не спешит оценивать конкретные мелкие события – «долго запрягает». Но когда общество «созревает», то оно «быстро едет» и не только вперед, но может и крушить все вокруг. В таком случае нет альтернативы его своеволию.
Общество все еще находится на стадии предыстории. Задача состоит в том, чтобы интеллектуализацией, теоретизацией сознания народа поднять значение рационального фактора в его развитии и минимизировать издержки – ущерб природе, людскую кровь и т.п., перейдя к новой форме цивилизации – от предыстории к истории. Люди учатся все еще жизнью, а надо, чтобы они учились все более по книгам. Они учатся «горьким опытом» вместо познания науки. Для этого наука должна превратиться в идеологию общественного прогресса и, в конечном счете, в производительную силу общества. «Только наука может изменить мир» (Н.М Амосов).
«…Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами» [181.1. 422]. При этом имеется в виду тот факт, что «идеи вообще ничего не могут осуществить. Для осуществления идей требуются люди, которые должны употребить практическую силу» [181.2 132]. Поэтому и важно изучить закономерности развития идей и средства их превращения в теории. И многое по этому вопросу открыто еще в ХIХ веке, прежде всего то, что господствующие идеи – результат развития капитала.
Производительные силы( производственные отношения ( идеи
«…Развитие науки, этого идеального и вместе с тем практического богатства, является лишь одной из сторон, одной из форм, в которых выступает развитие производительных сил человека, т.е. развитие богатства» [181.46.2.33].
«Само развитие этой науки, в особенности естествознания, а вместе с ним и всех других наук, в свою очередь находится в соответствии с развитием материального производства» [181.46.2. 213].
«Поэтому тенденция капитала заключается в том, чтобы придать производству научный характер, а непосредственный труд низвести до всего лишь момента процесса производства» [181.46.2. 206].
«Незрелому состоянию капиталистического производства, незрелым классовым отношениям соответствовали и незрелые теории» [181.20.269].
«…Нация, желающая стоять на высоте науки, не может обойтись без теоретического мышления» [181.20. 368].
«Теория осуществляется в каждом народе всегда лишь постольку, поскольку она является осуществлением его потребностей» [181.1.423].
Обобщая идею Й. Шумпетера, надо признать, что научная идеология – «потенциальный источник социальной энергии».
Предлагаемая работа посвящена разработке гипотезы по данному вопросу – объяснению сути, системы, структуры и т.п. идеологии, и ее высшей формы – теоретической науки.
Реальность
+---+---+
естественная ( искусственная
+---+---+
просто ( виртуальная (идеология)
Природа и жизнь являются естественной реальностью. Что же касается общества, то все более оно представляет собой искусственную реальность – созданную трудом людей. Особенно это относится к ноосфере, техносфере. Что же касается собственно идеологии, то ее можно считать виртуальной реальностью. Законы ее объективирования, овеществления еще предстоит изучить.

 Идеология


 Природа Жизнь Общество
Созидаемая виртуальная реальность (на схеме справа узкая полоска) – науки об идеологии, представлена системой наук:
Онтология
+--+---+
просто ( когнитология
+--+---+
просто ( идеология
+--+---+
просто ( эпистемология
+--+---+
просто( методология
+--+---+
частнонаучные ( общенаучная
+--+---+
математика ( диалектическая логика
Философская онтология отражает и идеологическую практику. Все формы жизни базируются на определенных внутренних регуляторных процессах, высшей формой которых является психика. Их систему отражает когнитология, содержание которой можно представить с помощью книги Н.А. Бернштейна [27]. В обществе это конкретизируется в науке идеологии, которая, в свою очередь, конкретизируется далее. Каждая последующая из них есть частный, наиболее развитый случай предыдущего. Они соотносятся системой концентрических кругов Эйлера.
И. Кант осознал проблему разработки новой науки о науке, труды Гегеля представляют подход к ней. Только теоретическая наука способна решить эту проблему, в т.ч. адекватно объяснить общество системой социальных наук. Основанием такого подхода должны стать понятия «культуры» и ее «живой души» – философии [см. 181.1.105].
Понятие «культура» возникло в ХVIII веке. Сейчас насчитывают 250 определений этого понятия. Обычно этим словом называют «образ жизни». (Культ ( культура).
Культура
+--+---+
растений ( животных
+--+---+
просто ( общественная
Исходим из того, что культурой называют и «сельскохозяйственные растения», и формы жизни животных («культура шимпанзе»). И для этого есть основания. Культура людей является всего лишь более развитой формой культуры жизни. Она включает все проявления жизни людей. Попытка системно их представить пока не дает удовлетворительного результата, а поэтому покажем проблему в целом и ее фрагменты (смотри схему на следующей странице).
Материальная культура – МПСО, техническая, вещественная и т.п. На ее основе возникает психика людей. Ее исходным элементом можно считать физическую культуру – сам организм человека (внешний его образ, например, бодибилдинг).

Культура
+--+---+
материальная (психическая
+--+---+
 врожденная( приобретаемая (духовность)
(инстинкт) +--+-----+
 подсознательно( сознание (разум по Гегелю)
(интуиция) +--+----+
 иррациональная ( рациональная
 +--+---+
искусство ( наука (рассудок)
 +--+---+
 эрудиция (интеллект
+---- +-------+
+-----+
+------+
+---+
+---+
------+
Психическая культура зависит от материальной, обратно воздействуя на нее. При этом можно считать синонимами слова – «психика» и «духовность», а можно – духовностью назвать только приобретаемые психические свойства. И выделять в духовности подсознание – интуицию и сознание. В психике можно, по Локку, выделить волю и разум [169.2. 287]. Сознание – совместно накопленные знания о жизни людей. В нем имеются и иррациональные элементы, скажем, магия. Нас интересует рациональные элементы, которые следует делить далее на искусство и науку. Искусство более образно, эмоционально и т.п. Рассудочность – содержание науки и она бывает разных уровней, начиная с обыденного опыта и кончая мудростью.
Представленная трактовка этих явлений гипотетична и схематична. В ней, как и во всех иных, проявляется относительность систематики по Герцену (нет четких межей и граней к великой горести всех систематиков). Ее надо развивать, прежде всего, следует выделять более конкретные элементы каждого из них.
Нравственность( духовность( идейность
Нравственность можно считать исходным, стихийным регулятивом жизни людей. Ее эволюция может быть представлена животными формами запретов («волк волку горло не перегрызет»), человеческими табу, мифологическими принципами, магическими, теологическими и идеократическими феноменами. Высшая ее форма достигается при идейности, когда люди руководствуются общественным благом.
Примат
+-----+----+
нравов (интересов (идей
Примат (преимущественное значение по латыни, императив по Канту) нравов был единственным регулятивом общественной жизни в первобытном обществе. Для обоснования необходимости их действия использовали понятие «духов», а затем богов. В последствии все более стал довлеть примат интересов. И современное общество базируется на этом принципе жизни. При этом используют и силу мистики для манипулирования общественным сознанием, например, надписью на пряжках фашистов «Бог с нами» или надписью на долларах США – «В бога верим». О последнем изречении красочно написал Марк Твен в автобиографии. В то же время давно поставлена проблема перехода к «постэкономическому» (точнее пострыночному) обществу, в котором действует примат идей. Это практикуется в коммунарских, монастырских домохозяйствах и составляет содержание коммунистической идеи. Переход к такому обществу предполагает создание цивилизации нового типа, которая все более базируется на единстве интересов и идей. Переход к идейности не должен вести к отказу от интересов. ««Идея» неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от «интереса»» [181. 2. 89].
Быстрая перестройка общества бывает революционной ( «снизу» или реформированием сверху. При этом последнее может касаться элиты общества («верхов») [см. 24] или народа («низов»).
Развитие
+---+---+
стихийное ( сознательное (преобразование)
+---+---+
совершенствование( быстрая перестройка
 +---+---+
революционное ( эволюционное реформирование

Общественный прогресс идет только в меру интеллектуализации общества, а поэтому главная задача – развить ум человека до высшего уровня, который обеспечит ему выживание.
Прогресс Нравственность

 интеллект (идейность) выгода
Средством может быть только адекватное воспитание людей, которое предполагает превращение их в личностей. Только личности мыслят и могут обеспечить прогресс сознательного развития общества. Личности в строгом смысле слова – это будущие поколения людей, если общество обеспечит им адекватные для этого условия жизни.


Личности способны мыслить, и нуждаются в информации о ситуации, анализ которой позволяет им оценить ее и предпринять определенные действия. Иначе: они мыслители, аналитики или эксперты сами для себя и «живут своим умом»: человек ( индивид ( личность.
+- личность
+-+- индивид
+-+--- человек
Выживание общества зависит от адекватного развития всех элементов психики людей и, прежде всего, их интеллекта ( способности мыслить. В связи с этим важно учитывать структуру духовного мира (психики) личности (смотри следующую страницу):

Психика
+---+---+
интуиция (сознание
+---+---+
воля ( менталитет
+---+---+
эрудиция ( интеллект
Могущество интеллекта не сводится только к ментальным способностям. Воспроизводство интеллекта предполагает создание адекватной техники и индустрии:
интеллект
+------+------+
наука ( техника ( индустрия
технология промышленность
Могущество интеллекта нельзя освоить только по книгам. Овладеть им можно, только воплощая идеи в технику и в индустрию, решая проблемы их развития и т.п. Все это происходит на разных уровнях, из которых выделим следующие:
мудрецы ( советники ( эксперты.
+- эксперты
+-+- советники
+-+--- мудрецы
Мудрецы – самые древние и на сегодня самые простые помощники людей. Они накапливают опыт жизни, даже не имея образования, и в пределах своей компетенции помогают другим людям по всем вопросам их образа жизни. Первоначально они основывали свою деятельность на интуиции – подсознательном опыте жизни, а затем все более стало цениться специальное образование. Иначе: интуиция, а затем все более интеллект – основа их деятельности. Они решают жизненные проблемы людей, а не надуманные задачи.
Советников имеют лидеры. Задача советников – быть аналитиками в специальных делах и интеллектуально помогать своим лидерам.
Эксперты – профессиональные «мудрецы», помогающие другим решать узкий круг жизненных проблем. Каждый из них помогает решать определенные проблемы, скажем, нотариус – эксперт в сфере юриспруденции. Для предпринимательства, бизнеса нужны особые эксперты. Сейчас таковых мало. Их следует учить общей теории экспертизы – системе категорий и показателей статистики, теоретическому пониманию экономики для того, чтобы адекватно определить ее тенденции и т.п. Для этого они должны также овладевать теорией принятия решений и т.п.
Плодотворная подготовка экспертов требует новой педагогики, вытекающей из возможностей метанауки, интеллектики, современных компьютерных средств и т.п.
Общество нуждается в экспертизе разного уровня. Обычно речь идет о жизненных ситуациях. Повседневная жизнь требует решения многих проблем. Современная практика образования народа неадекватна потребностям, и многие не могут обоснованно решить для себя простейшие, обычные экономические проблемы. В связи с этим и возникает «жизнь чужим умом» со всеми ее последствиями. Надо признать факт – господствует анархия ума как воплощенная глупость со всеми вытекающими следствиями [см. 181.1.378].
Экспертные компьютерные системы – средство «жить чужим умом» людей, не овладевших культурой мышления. Экспертиза плодотворна только для тех, кто сам способен мыслить. На эту тему написана масса работ. Приведем ряд положений М. Хайдеггера, которые в очередной раз ставят вопрос о сущности и актуальности мышления.
«Усиливающаяся бездумность проистекает из болезни, подтачивающей самую сердцевину современного человека. Сегодняшний человек спасается бегством от мышления. Это бегство от мышления и есть основа для бездумности» [302. 103]. «Мы попадаем в то, что называется мышлением, когда мыслим сами. Чтобы нам это удалось, мы должны быть готовы учиться мыслить.
Как только мы принимаемся за это учение, мы сразу понимаем, что мыслить мы не можем. Но все же человек считается, и по праву, таким существом, которое может мыслить. Ибо человек – это существо разумное. Но разум, ratio, развертывается в мышлении. Будучи существом разумным, человек должен уметь мыслить, раз уж он хочет этого. Однако человек хочет мыслить, но не может. Пожалуй, человек своим хотением мыслить хочет слишком много, и поэтому может слишком мало» [там же, с.134]. «Чтобы нам попасть в это мышление, мы, со своей стороны, должны учиться мыслить» [там же, с. 135]. «Но как же можно сегодня говорить, что мы еще не мыслим, сегодня, когда к философии наблюдается живой интерес везде, который становится все более деятельным, так что каждый хочет знать, как там обстоят дела с философией» [там же]. «Интерес, проявляемый к философии, никоим образом не свидетельствует о готовности мыслить. И то, что мы годами упорно занимаемся сочинениями великих мыслителей, еще не гарантирует того, что мы мыслим или хотя бы готовы учиться мыслить. Занятия философией может создать нам стойкую иллюзию того, что мы мыслим, раз мы «философствуем». Все же утверждение, что мы еще не мыслим, кажется дерзким» [там же, с.136].
«… Наука, как и все действия человека, зависима от мышления» [там же, с. 137-138].
«Мы мыслим еще не в собственном смысле слова. Поэтому мы спрашиваем: что значит мыслить?» [там же, с.145]. Без истинного ответа на этот вопрос, общество не выживет в третьем тысячелетии.

ИДЕОЛОГИЯ И ИДЕОКРАТИЯ

Социально-экономическое осмысление проблемы идеологии
изложено в книге “Философское основание теоретической науки”. ФОТН не учебное пособие, а монография, которая
показывает, почему главным становится лозунг
“Мысли или умирай”. ФОТН отчасти устарела.
Не повторяя ее содержания, обратим внимание на ряд
аспектов проблемы: актуальность (значение), историю, суть,
эволюцию, многообразие идеологии.
 1
МЕТАНАУКА(ФИЛОСОФИЯ ( НАУКА ( ИДЕОЛОГИЯ
 2
Проблема идеологии. Общество – совокупность живших, живущих и будущих поколений людей. Люди – не одинаковы. И патологичный субъект является человеком. Индивиды – нормальные люди. А личности – идейные, интеллектуальные индивиды. Для первых нет проблемы идеологии. Для вторых она существует, но по-разному. Индивиды следуют идеологии своих наставников. И все нормальные люди сначала находятся в положении индивидов, а затем некоторые из них становятся личностями. Личности занимают активную, критическую позицию при выборе идеологии. Проблема идеологии имеет значение только для личностей. Для них идеология нужна ради жизни, а поэтому они стремятся понять ее суть, значение и то, как овладеть плодотворной для выживания ее формой.
В головах людей имеются разные представления о мире. У всех людей имеется обыденный опыт, возникающий на основе чувственного отображения мира и отражающий, главным образом, обстоятельства их жизни. В целом, он истинен, что не отрицает отдельных ошибочных фактов. На основе обыденного опыта возникают мнения и знания. Мнения базируются на вере источникам сведений. Обыденная картина мира в сознании людей в определенной мере точно отражает действительность. В то же время в ней имеется много ошибочных сведений, не адекватно отражающих действительность. Этот тип представлений о мире зависит от господствующих в обществе идеологий. Обыденное сознание – главная основа жизни современных людей. Оно не всегда адекватно обстоятельствам современной жизни. И давно уже происходит становление более высокого теоретического уровня НКМ, как основы жизни все большей доли людей.
В теоретической науке выделяют естественнонаучные, технические и гуманитарные компоненты. Первый компонент в целом является универсальным, монистичным, а второй – плюралистичным. Они относительны и не адекватны потребностям современной практики.
Люди принимают решения на основе своего сознания. Они учитывают ближние и отдаленные последствия своих деяний. Эти идеологические основания действий людей порой называют тактикой и стратегией. Люди не создают их произвольно. Они перенимают их от предшественников и окружающих людей и научением, и специальным обучением, и т.п.
Формы идеологий. В обществе много форм идеологий. Выделяют такие: консервативная, либеральная, демократическая, социалистическая, коммунистическая, экологическая, феминистская, анархистская, националистическая и т.п. [см. 174]. С равной долей истинности можно назвать множество других форм идеологии. Выделим такие их группы:
Идеологии
+----+----+
частные ( общие ( всеобщие
Частные идеологии сводятся к ограниченному кругу принципов, которым следуют их субъекты. Это – либеральная, экологическая, феминистская и т.п. Общие идеологии являются более обширными – национальные, конфессиональные, партийные, правительственные и т.п. Всеобщей идеологией может быть только теоретическая наука.
Названия форм идеологий идеологичны, т.е. субъективно предвзяты. Они – самомнения представителей форм идеологии. С точки зрения других идеологий, их оценка иная.
Особое значение имеют идеологии партий, правительства и государства. Превращение первых в последующие происходит не обязательно в полной мере. Как теперь ясно в нашей стране имел факт сознательного искажения идеологий в процессе таких их превращений – говорили одно, а делали другое (принцип двойного стандарта).
Идеологии
+--+--+
индивидуальные ( господствующие
+--+--+
неписаные ( писаные
+--+--+
просто (научные
В каждый данный момент времени существует совокупность многих идеологий – индивидуальных, групповых, правительственных, национальных, международных, мировых. Они определяют поведение и поступки людей, групп, партий и т.п. Каждый субъект выбирает адекватную для себя идеологию и утверждает ее в качестве общезначимой (общечеловеческой). “... Всякий новый класс ... уже для достижения своей цели вынужден представить свой интерес как общий интерес всех членов общества ...” [181.3.47].
Идеологии
+--+--+
плюралистичные ( монистичная
+--+--+
эгоистичные ( духовные (альтруистичные)
+--+--+
элиты( народа
Идеологии элиты отражают интересы мизерной доли (социальных групп, сословий и т.п.) населения страны. Идеологии элиты, обычно, противоречат провозглашаемым и действительным целям этой группы людей и бывают или консервативными (сохраняют прошлое), или либеральными (провозглашают свободу) и т.п. И сводятся они, как правило, к ограниченному кругу осознанных принципов.
Идеологии народа также многочисленны ввиду того, что их формулируют разные субъекты, не одинаково понимающие интересы народа.
Духовные (альтруистичные) идеологии – основа мистических ассоциаций людей, прежде всего религиозных. Они различаются по конфессиям и т.п. Многообразие форм религии ведет к тому, что они не объединяют, а разъединяют общество.
Теоретическая идеология является монистичной, хотя и относительной по своей природе. Она предполагает созидание обществом особой действительности, а соответственно и системы наук о ней. Теоретическая идеология может быть только гуманной, демократической. Не название идеологии определяет ее сущность.
При изучении идеологий необходимо определить главные их типы:
 +- Научная
+-+- Мистическая
+-+-- Мифологическая
Такую идею об основных типах идеологии, называя их мировоззрениями, высказывают в самых последних изданиях учебников философии, например, П. В. Алексеев и А. В. Панин. Они весьма содержательно показывают отличие науки от генетических предшественников: объективизм, рационализм, эссенциализм, системность, проверяемость [см. 6.53-54].
Что же касается собственно идеологии, то П.В. Алексеев и А. В. Панин ее трактуют так: «Идеология определяется как отражение общественного бытия сквозь призму социально-групповых или классовых интересов» [там же, с. 55]. Это следует признать истинным определением господствующей идеологии. «…В обществе, раздираемом классовыми противоречиями, не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии» [161.6.39-40]. Идеи господствующего класса являются господствующими идеями [см. 181.4.445]. Тем не менее, общественный прогресс ведет к росту научности идеологии.
Совокупность не равнозначных с точки зрения общественного прогресса идеологий предполагает выбор одной из них, адекватной интересам прогресса общества. Таковой следует считать только науку. И наука выполняет в некоторой мере эту функцию, но господствуют пока не научные идеологии. Причина – неадекватность науки потребностям современного общества. Нужен качественный скачок науки – переход ее на уровень теории. Для этого следует разработать основание науки, прежде всего философское. Философия должна стать главным основанием теоретической науки. Для этого необходимо качественно поднять саму философию, превратив ее в метанауку. Метанаука – философское основание теоретической науки, которая только и станет монистической идеологией и объединит людей на основе нравственности и общественного прогресса, толерантности и т.п.
Актуальность идеологии. ХХ век стал началом «идеологизированного» общества ввиду осознания идеологии важнейшим орудием защиты интересов, острой идеологической борьбы и первой идеологической войны. Особенно актуальной стала проблема идеологии в конце ХХ века. Нормой стало ее объяснение в словарях, статьях и книгах. Ее сделали оружием успешной борьбы с нашей страной в форме лозунга “деидеологизации”. Сразу же была осознана собственная суть этого лозунга – переидеологизация. Все это проявило тот факт, что главной формой взаимной общественной борьбы (войны) стала идеология. Представители сверхидеологизации обычно рядятся в форму деидеологизации.
Провозглашение деидеологизации – самая худшая идеология. Она свидетельствует о намерении скрыть свою идеологию. Аналогично провозглашение иллюзорной идеологии, которая скрывает истинную. В таком случае имеет место двойной стандарт – говорим одно, а делаем другое.

Противостоять в идеологической войне можно только перейдя на уровень интеллектуальной войны – овладев более высоким уровнем интеллекта.
Любой жизнелюб может обеспечить жизнь адекватным усвоением самой сути идеологии с тем, чтобы развить свои интеллектуальные способности, вооружиться самой плодотворной идеологией, обеспечивающей борьбу за жизнь. И все, кто против такого интеллектуального развития субъекта, – его конкуренты (враги). Самоубийственна жизнь советами оппонентов, конкурентов, т.е. «чужим умом».
Пока недостаточно осмыслена функция идеологии в жизни современного общества. Ее должны объяснять многие науки. Нужны и специальные монографии по данному вопросу.
Актуальность исследований идеологии состоит и в том, что официальная идеология России начала ХХI века не сводится к науке, а включает и ненаучные элементы.
«К началу третьего тысячелетия человечество подошло духовно обнищавшим. У человечества огромные успехи в науке, в технике, развитии информационных технологий, средств связи, наконец, в экономическом развитии. Но нет новых идей и духовных движений, которые давали бы веру и Смысл человеческой жизни. А старые изрядно дискредитированы и требуют обновления. Нарастание бездуховности угасания великих идеологий ведет к увяданию и кризису культуры. … Мир с нетерпением ждет новых духовных прорывов или обновления старых идеологий» [60.89].
Суть идеологии. Идеологией называют учение об идеях. В таком случае идеология – одна из тысяч наук. Это исходное значение термина, приданное ему автором термина – Дестат де Траси. Более широкое значение этого слова включает в данное понятие и сами идеи общества, т.е. всю совокупность тысяч наук или все общественное сознание. Наиболее широкое значение идеологии состоит в названии им и практически осуществленных (объективированных, овеществленных, материализованных) идей. Иначе: идеологией оказывается вся ноосфера по Вернадскому.
Идеология
+---+---+
учение об идеях ( сами идеи
+---+---+
просто ( осуществленные
(практика)
Многообразие называемых форм идеологии требует выяснения их всеобщего свойства – сути идей.
Идеи
+----+----+
фрагментарные ( целостные
+----+----+
индивидов ( признанные
+---+---+
группами ( властью
+---+---+
правительством (государством
Если идеология – идеи власти, то в обществе существует только одна идеология. Если идеология – идеи групп людей, то их множество, соответствующее числу сословий и т.п. Имеются идеологии у разных групп людей, начиная с мафий и заканчивая партиями. В таком случае, общественное сознание ( система идеологий. Тем более, если идеологией являются идеи любого человека. Этот подход широко распространен. Очень часто понятие «идеолог» используют применительно к какому-либо конкретному человеку.
Общественное сознание является совокупностью идеологий. В каждый конкретный момент сосуществует их множество. Особое значение имеет официальная идеология, осуществляемая правительством. В Конституции России на рубеже ХХ и ХХI веков записано (статья 13): «В РФ признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной».
Несмотря на такую декларацию, правительство и государство проводит строго определенную идеологию. «Феномен идеологии заключается в том, что государственная власть, в особенности авторитарная власть, принимает какую-либо систему идей и всей силой своего авторитета, всей мощью своего пропагандистского аппарата, внедряет в сознание людей систему представлений о мире, о человеке и самой власти» [178.159]. «И странным было бы отрицать, что такой феномен существовал всегда, с того времени, как возникло государство» [там же]. «Однако и наука и идеология – это тоже разные вещи, как и философия и идеология не одно и то же» [там же, с. 160].
Осознание идеологии. Идеи всегда имели громадное значение в жизни общества. Осознание их особой роли в обществе произошло всего лишь два века назад, когда был введен термин «идеология». Дестат де Траси использовал его в 1796 году для названия “науки об идеях”. В тот исторический период была широко распространена идея о том, что “идеи правят миром”. А поэтому и важно было изучать, как идеи возникают и каким образом они обеспечивают развитие общества. Тогдашние идеологии были ненаучными, а поэтому их трактовали в качестве ложно воспринятых воззрений (идей).
После начального бума исследований идеологии начался период их застоя. В то время наука не была идеологией. Идеология тогда была искаженным представлением об обществе и его развитии. Эту природу идеологии Маркс отразил в своем определении тогдашней идеологии. В связи с этим критики Маркса пытаются представить его видение идеологии в ложном свете: будто бы он сводил идеологию вообще к искаженному представлению об обществе. В частности, так написано в словаре: «Проблематика идеологии связана, т.о. с проблематикой эпистемологии. Но если эпистемология отвечает на вопрос, в какой мере возможно познание действительности, критика идеологии ставит вопрос, в какой мере необходимо искажение действительности. Здесь задает тон формула Маркса, определившего идеологию как «ложное сознание» [265.162].
На самом же деле, Маркс констатировал факт – идеологии его времени были ненаучными, главным образом теологическими, иллюзорными. В связи с этим он и начал разрабатывать науку как идеологию общественного прогресса. Иначе, Маркс был за научную идеологию. Он посвятил жизнь разработке науки как идеологии эмансипации трудящихся. Вся гениальность Маркса состоит именно в том, что он дал ответы на вопросы, которые передовая мысль человечества уже поставила [см. 161.23.40]. Наука была для Маркса исторически движущей, революционной силой [см. 181. 19. 351]. Он заложил основы научной идеологии.
Критика идей Маркса, в частности, Т. Ойзерманом [212], обосновывает уничтожение идей Маркса. По мнению Ойзермана: “Марксизм как идеология рабочего класса принадлежит историческому прошлому”. Не называя разработанную Марксом, Энгельсом и Лениным общественную науку «марксизмом – ленинизмом», надо признать тот факт, что она сохраняет свое значение как основа идеологии общественного прогресса, а не только наемных работников. Без использования этих основополагающих идей общество не выживет. Форма общественной науки Маркса и его последователей естественно относительна, что и стало причиной ее краха.
В.И. Ленин позитивно трактовал идеологию как феномен общественной жизни. Он учитывал все элементы идеологии, но созидал главную из них – теоретическую науку.
Впервые науку признали официальной идеологией в СССР, в котором был культ науки и учебы [см. 133]. Л. Фейхтвангер писал в 1937 году об этом факте: «Эксперимент, поставивший себе целью построить гигантское государство только на базисе разума».
В основу советской научной идеологии были положены идеи Маркса потому, что они истинно отражали общественное развитие того времени. Однако его идеи со временем устарели и не были развиты, что привело страну к краху. Идеологический крах коммунизма в России стал фактом. И это произошло ввиду нетеоретичности идеологии и политики.
Идеи, идейность, идеология. Рассмотрим на примере идеологическое значение научных положений.
идеи – идейность – идеология.
Идеи – все осознаваемые, хотя бы смутно (а иногда и ошибочно) свойства действительности. В меру их осмысления они становятся мнениями людей – индивидов и групп, а в меру их практической апробации они становятся знаниями, т.е. элементами науки. Такой путь проходят все идеи науки. И овладевшие наукой люди оказываются идейными, даже если это касается жизни в примитивном обществе. Конечно, в последнем случае вероятнее всего искажение научной идеи, ее гипертрофирование и т.п. и тогда возникает фанатизм тех, кто односторонне понимает действительность и своим действием не помогает, а мешает и себе и другим. Чем адекватнее идея науки практике, тем плодотворнее идейность. И тем больше идейность становится исходным фактором практической деятельности – ее принимают в качестве идеологии, т.е. сознательно ею руководствуются, а затем превращают ее в политику власти по организации народа. В результате идеи объективируются в поведении и делах все большей доли людей общества, овеществляются в продуктах труда, опредмечиваются в правилах взаимоотношений людей и т.п. И исходным всему этому являются идеи науки, а поэтому так важно, чтобы они были адекватны действительности, истинны при данных конкретных условиях.
Не следует забывать при этом, что развитие действительности приводит к тому, что истинные в одно время идеи оказываются ложными в другое время и т.п. Общество должно постоянно поддерживать истинность идей, корректировать их и т.п. Если этого нет, то общество гибнет.
Исследуя историю техники и разрабатывая общую ее теорию, можно видеть динамизм истинных идей на многих фактах технического прогресса. Особенно наглядно это в сфере создания оружия в ХХ веке. Упомяну только двух гениев техники, внесших существенный вклад в победу над фашизмом, – двух Кошкиных (конструкторов танка Т-34 и роторной техники).
В современной практике, особенно в компьютерной сфере общества, это очевидно. Разработчики идей становятся идеологами развития соответствующей предметной области и достигают успеха – рост доли фирм на рынке тех или иных товаров. Если же идеи выбраны не адекватно, то убытки, падение доли рынка и т.п.
Аналогичное значение имеют и гуманитарные, особенно экономические идеи. Работая экономистом всю жизнь, готов иллюстрировать это положение всем содержанием общеэкономической науки (политэкономии). Приведу один новейший факт экономической мысли. Д. С. Львов утверждает идею: «Трудовая теория стоимости, породившая мощное антикапиталистическое движение, оказалась чрезвычайно разрушительной именно для тех стран, которые назвали себя социалистическими. Она на десятилетия определила неправильную ориентировку хозяйственных решений, и, как следствие деградация производительных сил… Система управления служила проводником насаждаемых сверху идеологических установок, исполнителем приговора, заложенного в трудовой теории стоимости» [157.9-10]. В конечном счете, ложная идея привела страну к краху. Запишем сказанное так:

 Академия ( Трактовка ( идеология ( политика ( крах практики.
наук закона стоимости

Трудовая теория стоимости известна с Аристотеля, положена в основу общей теории экономики Смитом. Она осталась относительной у Маркса и его последователей, что и дало названный эффект. И ошибочны господствующие идеи по данному вопросу во всей экономической науке мира по настоящее время. В то же время диалектическая логика позволяет легко и просто дать теорию и данного объекта. И тогда можно пойти далее в названной цепочке факторов. А что помешало разработке теории стоимости? Отсутствие диалектической логики! А что стало причиной данному феномену? Системы аттестации и информации в стране и, вероятно, академия наук как организационное ядро науки.
Здесь важно обратить внимание только на один факт: относительная трактовка закона стоимости трансформировалась в практику и погубила ее. В связи с этим важно специально остановиться на особом значении гуманитарных наук.
Гуманитарная наука и идеология. Соотнесение идеологии и науки требует учета особого положения гуманитарных (общественных) наук. Для этого надо обратить внимание на парадигмальность наук.
Парадигмальность наук

 Теоретичность наук
Общественное сознание – совокупность многих идеологий. Главной же проблемой идеологии является та часть общественного сознания, которая отражает общество – гуманитарные и, прежде всего, экономические, науки. Они максимально плюралистичны ввиду их политичности. Для защиты интересов народа надо достигнуть монистичного объяснения общества, что возможно только по мере становления теоретической науки об обществе. Однако, существуют силы в обществе, которым не выгодно адекватное объяснение данного его феномена. Они стремятся не допустить появления единой идеологии, объясняющей общество и способной объединить народ для защиты своих интересов.
 Математическая наука едина. В ней фактически нет парадигм. Различия мнений о математике не существенны.
 Естественные науки парадигмальны в некоторой мере. В них идет борьба разных трактовок тех или иных концепций.
 Гуманитарные науки в большей мере
 парадигмальны и политичны.

 Что же касается отдельных гуманитарных наук, например, общеэкономической, то существуют такие ее версии, между которыми нет ничего общего.

Общепринятыми элементами современной официальной идеологии являются математика, естественные и технические науки. О них обычно не вспоминают при анализе идеологии. Что же касается гуманитарных наук, то в официальную идеологию входят только некоторые их парадигмы. Главная проблема идеологии лежит в парадигмальности гуманитарных наук. И только теоретизация наук позволит обществу сделать их монистичной идеологией.
Гуманитарная наука ХIХ века как идеология оказалась недостаточной для решения проблем ХХ века. Необходим был качественный её скачок – переход на уровень теории.
Идеология и предшественники. Необходимо изучить историю становления идеологии. Нельзя считать началом идеологии время возникновения данного термина. В предшествующий период идеология существовала, но называлась иначе. Предшественников идеологии можно назвать ретроспективно идеологиями. Можно использовать для этого и те термины, которые были ранее, а сегодня сохраняются в качестве архаизмов. Люди давно осознали роль идей в своей жизни. Они называли этот факт своей жизни различно.
Идеи (мнения, позиции) – осознанное представление о
 мире;
Принципы – конкретно провозглашаемые идеи,
 которыми руководствуются индивиды;
Кредо – совокупность идей индивида как основа
его поведения;
Доктрины (девизы) – кредо групп влиятельных людей;

Мировоззрения – целостное видение мира как основа
 жизни;
Идеология – доктрина светской или иной власти как
 основа жизни;
Теория – идеология общества.
И сегодня разные люди, их группы и т.п. используют такой же подход в жизни.
Иная версия основных форм идеологии может быть представлена так:
Духовность ( просвещенность ( идейность.
Духовность – внутренний мир людей. Она возникает в детстве на основе психического мироощущения и проявляется первоначально в эмоциях детей, затем наполняется фольклором – сказками, мифами, притчами и другими формами обыденного сознания. Она потом преобразуется в эрудицию, образованность или просвещенность, которая сейчас является главной формой идеологии. Давно возникли факты ее высшей формы – идейности.
Обыденный рассудок (здравый смысл, духовность), мифы – предания о прошлой жизни, своеобразные представления о прошлом, все более теряющие связь с действительностью ввиду утраты деталей реальности. Мифы превращаются в легенды, которые отображают действительность. Мифы – первая обособившаяся как самостоятельный элемент общественного сознания идеология. Она сохраняет позитивное значение по настоящее время как способ научения детей.
Мистика рвет преемственность с реальностью, и все более превращается в иррациональные представления о мире.
Мистика
+-----+------+
анимизм ( религия ( идеализм
Теология – более развитая форма мистики, предполагающая существование абсолюта. Теологические идеологии господствуют в мире в той или иной мере. Они не объединяют людей;
 Упадок мировой истории [см. 171. 9].

 Иррационализм
Слово «философия» используют давно в значении «идеологии». Скажем, человек говорит: “Моя философия, или кредо, или доктрина и т. п.”. Гегель писал о фактах использования слова «философия» в значении «идеология» [65.1.92];
Наука – идеология общественного прогресса. Для превращения науки в идеологию нужно, чтобы она обеспечивала истинность отражения действительности и своей собственной сути.
Более развитые формы идеологий не должны воевать с идеологиями, которые возникли раньше (со своими предшественниками). Как показывает практика, это бесполезное дело. Религия всегда выступала против суеверий, а они и сейчас расцветают пышным букетом, например астрология. Более развитые идеологии должны направить главные усилия на повышение собственной прагматичности. Предшествующие идеологии сохраняются потому, что они выполняют ряд полезных функций для общества.
«Зачастую теологии находятся в конфликте друг с другом. Наука же едина и интернациональна – попробуйте сказать о физике или математике во множественном числе. Наука объединяет людей разных национальностей и религий, потому что она выработала свой метод суждения, благодаря которому ее выводы представляют собой объективное знание» [17.8].
М. Воейков полагает: «Как правило, идеология формируется на основе научной теории. Идеология без теории есть религиозная вера и ничего больше» [48].
«Идеологией ХХ века я бы назвал науку ХХ века. Правда, сама она не хочет себя так называть» [124.34]. «Религиозность как основа современной идеологии – бесперспективна. Она принадлежит прошлому, и сейчас за нее цепляются только потому, что нет ничего другого» [там же].
И. Пригожин писал: «…Наука и есть в некотором смысле идеология…» [333].
Материалистическая идеология. Отказываясь от мистических идеологий, общество становится сторонником материалистической идеологии. В США 60% ученых неверующие, а в Национальной академии наук США неверующих 90% (124.34).
Необходима специальная работа о сути материи, идеи, бытия, сознания. В этом плане вполне понятны многочисленные исследования этой проблемы.
Кредо материализма – материя определяет идеи. Это – истина, но ее суть нужно уяснить особо, чтобы «не пересолить историю материализмом» [50.59]. В жизни слово определяет дело. И когда не осознают этого, то страна гибнет. И это не отвергает истинности прежних идей. Идеи возникают из материи, но не любой, а ее высшей формы. При этом они возникают не у всех, а только у наиболее развитых людей и т.п. И когда общество не только не поощряет развития людей с тем, чтобы они порождали идеи, но и борется с ними, то его гибель предрешена этим фактом. По Гегелю – «Гордыня предшествует падению». «Государственные устройства падали жертвою мысли …» [65.1.111].
При анализе взаимоотношения материи и идеи следует придать должное значение не только прямым, но и обратным связям.
Идеология и теория. Теоретическая наука приобретает все большее значение в качестве фактора прогресса. Проблемы теоретической науки – главные для современной идеологии. И удивление вызывает тот факт, что приходится доказывать идеологическое значение науки. Главная проблема – выявить причину невыполнения наукой функции идеологии. И следует признать, что в этом повинна сама наука, ее недостаточность для того, чтобы стать нормой понимания реальности всеми людьми.
«Сегодня многим становится ясно, что наука вопреки ожиданиям не создала и, по-видимому, в ближайшее время не создаст приемлемого «научного мировоззрения», той базы, фундамента, на котором можно начать строительство давно ожидаемого памятника человеческому гению» [105].
От чего зависит качественный, давно ожидаемый рост науки? И здесь следует выяснить функцию философии в научном понимании действительности. Философия с самого начала возникновения трактуется великими людьми в качестве основания для скачка науки – превращения ее в теорию. В связи с этим главная проблема – выяснить суть философии, ее функции, обеспечить качественный ее рост с тем, чтобы она выполнила свою историческую миссию – стала основанием теоретической науки, как это полагали многие выдающиеся люди прошлого.



Общество объединяют не любые идеи, а только плодотворные, истинные. Только в таком случае происходит «превращение общественного сознания в общественную силу» [181.16.198] посредством признания его идеологией.
Признавая право всех на личное мнение, надо ограничивать возможность лидеров общества навязывать свое мнение вненаучными методами, монополией на истину и т.п.
Коренная причина неадекватности современной науки – отсутствие в ней философского основания. Именно состояние современной философии не позволяет её реинтегрировать в общественное сознание в качестве ведущей силы общественного прогресса.
Идеологии политиков. Идеологии политиков противоречивы и чаще всего лживы. В культуре западнизма (по А.А. Зиновьеву) господствует неверие политикам. Данная идея высказана четко многими исследователями. Скажем, Лао Шэ обвинил народ кошачьего города в легковерии. А современный западный философ Р.А. Уилсон говорит о том, что политикам он не верит даже тогда, когда они произносят союзы И, ИЛИ, определенные артикли английского языка [см. 282].
Представители научной идеологии требовали у своих представителей "... учитывать живую жизнь, точные факты  действительности, а не продолжать цепляться за теорию вчерашнего дня, которая, как всякая теория, в лучшем случае лишь намечает основное, общее, лишь  приближается  к охватыванию сложности жизни" [161.31.134]. Здесь ошибочно теорией названы учения (доктрины).
«Одним словом, исторически условна всякая идеология, но безусловно то, что всякой научной идеологии (в отличие, например, от религиозной) соответствует объективная истина, абсолютная природа» [161.18.138]. Новый философский подход к миру "завоевал свое всемирно-историческое значение как идеология революционного пролетариата тем, что марксизм отнюдь не отбросил ценнейших завоеваний эпохи, а, напротив, усвоил и переработал все, что было ценного в более чем двухтысячелетнем развитии человеческой мысли и культуры" [161.41.337]. Он возник «как прямое и непосредственное продолжение учения величайших представителей философии, политической экономии и социализма» [161.23.40].
"... Никогда миллионы людей не будут слушать советов партий, если эти советы не совпадают с тем, чему их учит опыт повседневной жизни" [161.32.178].
«Все, что приводит людей в движение, должно пройти через их голову; но какой вид принимает оно в этой голове, в очень большой мере зависит от обстоятельств» [181.21.308].
«Теория способна овладевать массами, когда она доказывает ...» [181.1.422].
«Развитие сознание остается, как и всегда, базой и главным содержанием всей нашей работы» [161.13.376].
"Как говорил Маркс, самая неприступная крепость – это человеческий череп" [см. 36. 444].
«Самым надежным проводником истины в жизни является наука» – слова Ататюрка, украшающие стены всех школ Турции [113.71].
С древности известно положение Платона о том, что политиками должны быть философы. Это положение и превозносили и игнорировали и ругали. И в истории были факты, когда политиками становились философы. И можно найти аргументы любой версии решения этой проблемы. По моему мнению, истинный философ не станет политиком, но общество совершает самоубийство, когда избирает политиками людей, не сведущих в философии, игнорирующих «напевы диалектики» [Платон, Государство, 532а].
Идеология и философия. Великие люди прошлого адекватно осознавали идеологическую функцию философии. "…Философское сознание не только внешним, но и внутренним образом втянуто в водоворот борьбы" [181.1.379]. «… Исходным пунктом французской революции была философия, и не без основания называли философию мирскою мудростью …. Революция получила первый импульс от философии. Но эта философия есть лишь абстрактное мышление …» [66].
По Декарту философия призвана объяснить как закладывается «фундамент истины» [88.298].
И. Кант признавал революцией только то, что вытекает из революционных изменений идеологии, прежде всего философии, революции духа, интеллекта [см. 123.1.5].
Настоящая революция начинается в мозгу философа: “теперь она начинается в мозгу философа” [181.1. 422]. Маркс полагал, что о философию разобьется status quo тогдашней Германии [181.1.423].
“Подобно тому, как философия находит в пролетариате свое материальное оружие, так и пролетариат находит в философии свое духовное оружие ...” [там же, с. 428]. “Голова этой эмансипации – философия, ее сердце – пролетариат” [там же, с. 429]:
“…Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами” [181.1.422]. Иначе, теория становится материальной силой, только превратившись в идеологию общества.
“Теория способна овладеть массами, когда она доказывает ad hominem (применительно к данному лицу), а доказывает она ad hominem, когда становится радикальной. Быть радикальным – значит понять вещь в ее корне” [181.1.422].
Практика ХХ века подтвердила положение о том, что философия может дать «великое орудие познания» [161.23.44] и быть силой, революционизирующей общественное развитие.
И многие мыслители ХХ века так полагали. «Всем революционным сдвигам в науке предшествовали философские исследования и критика фундаментальных принципов и оснований науки …» [152.123].
Идеология прогресса может быть только теоретической наукой. Для ее достижения надо осмыслить неадекватность современной философии. Поэтому надо разработать истинную философию, которая станет фактором развития науки – ее теоретизации и становления меганауки (мегатеории), что только и позволит ей занять место официальной, господствующей идеологии.
мудрствование ( философствование ( мышление( рефлексия(…
Идеология и интеллект (мышление). Разумность, рассудительность, мудрость, интеллектуальность, способность мыслить – первейшее требование к идеологам страны.
Мудрствование представляло собой рассудительность старых людей, которые помогали людям выжить. Осознание их роли привело к появлению желаний более широкого распространения мудрствования. Средством для этого и стала философия (философствование). В древности не было понятия “мышления” в современном смысле слова. Хотя математические расчеты, как первая форма мышления, уже были. Разработка Аристотелем логики была началом создания мышления. И это породило понятие мышления. И уже Аристотель определил средство для достижения – мышление о мышлении, т.е. рефлексию. Рефлексия – средство становления мышления и тем самым философствования как общедоступного мудрствования. На этой основе только и можно осознать рефлексивные процессы и управлять ими.
Следует считать азбучной истиной положение о «солидном философском основании» [161.45.29-30] как залоге плодотворной деятельности. И только в таком случае происходит «…превращение авторитета идей в авторитет власти…» [161.8.354-355].
Идеология и идеократия. Идеология превращается в идеократию при ее использовании правительством. Такая ситуация была в Древнем Египте, где жрецы были главенствующей силой, в средневековье при господстве Ватикана в католических странах. В нашей стране в ХХ веке наука превращалась в идеологию и идеократию, но Академия наук не обеспечила этого процесса. Сейчас идеократия существует в ряде мусульманских стран, в которых господствует исламский фундаментализм.
Идеократия – это господство монистичной идеологии. Если она базируется на невежестве, то является опасным фанатизмом:
упрямость ( фанатизм ( фундаментализм.
Что есть истина? Это не только вопрос Пилата к Христу. Для понимания сути истины следует учесть ее истоки. Истина, по одной версии, – нагрудный знак жрецов-судей в Древнем Египте. Они указывали на эту свою принадлежность в качестве последнего критерия адекватности их суждений. Истина идеи всегда субъективно выражена. Степень же адекватности идей отражаемым объектам проверяется практикой, а не утверждением, тем более символом власти. Когда фактически действует принцип «я – начальник, ты – дурак», то начальники – обскуранты (враги науки). Богатые люди исповедуют принцип: «Я – богатый, ты – дурак», что можно мягче выразить словами Экклезиаста об игнорировании мудрости бедняков.
Теоретичность идеологии


 Истинность идеологии
Истина может быть точной, ясной, понятной в зависимости от способа ее восприятия – чувствами, соображением, мышлением.
Проблемы разработки теоретической идеологии. Возникновение теоретической идеологии общества предполагает теоретическое объяснение самой идеологии. Необходимы монографические работы об идеологии. И их уже много. Нет возможности раскрыть многое по данному вопросу, а важно понять суть идеологии в целом. Исходим из следующих постулатов при осмыслении этой проблемы:
Сосуществование идеологий. Последующие идеологии обычно стремятся упразднить предшествующие. И хотя они теснят их тем или иным образом, но предшествующие идеологии сохраняются. В связи с этим главное направление борьбы науки с предшествующими идеологиями должно состоят не в том, чтобы их критиковать, а в том, чтобы повышать свою собственную истинность.
Воспроизводство каждой из них требует особых условий.
Воспроизводство каждой идеологии требует особого воспитания подрастающих поколений – свои особые школы.
Каждая идеология требует и особой системы массовой информации (СМИ).
Имеются и особые библиотечные комплексы у основных форм идеологий.
Для теоретической идеологии нужно объяснить адекватно теорию в отличие от других форм науки. Для этого надо разработать метанауку.
И разработать фактор теоретизации науки – диалектическую логику.
Теоретизировать гуманитарные науки: психологию, педагогику, экономику, политологию, социологию.
Для достижения всего этого нужен коллектив людей, который не может быть обычным, формальным ввиду закономерного его перерождения.
Ассоциация исследователей призвана разработать систему теоретических гуманитарных наук и научить этому педагогов.
Педагоги обеспечат обучение народа в особой системе школ. Может быть, им удастся соответственно перестроить светские школы для решения этой проблемы.
Следует учитывать цикличность идеологических процессов, особенно больших их волн. В частности, о них говорил М. Меньшиков в начале ХХ века. Его рассуждения применимы и к последующему развитию ХХ века [186.139].
При анализе идеологических циклов надо воспользоваться концепцией рефлексивности общественного развития Сороса. В общественном развитии имеют значение разные формы мнений людей, в том числе и идеологии. Они всегда переоценивают, один раз позитивно, а другой – негативно процессы. В период подъема общественное мнение (или идеология) переоценивает прогресс перспективы, тем самым ускоряет процесс и конец восходящей тенденции. В период спада оно недооценивает процесс и тем самым усугубляет собственное положение.





Сплошной линией показаны «естественные тенденции», а пунктирной их модификации на основе мнений.
13. Для анализа рефлексивности идеологических процессов важно использовать синергетику. Диалектическая трактовка развития устарела, она недостаточна, так как не адекватно отражает рефлексивные процессы. Она адекватно объясняет линейные, стационарные процессы. Но развитие не всегда линейно, оно стохастично, случайно. В жизни не обязательно идут вперед, но могут идти и вспять (вспомните книгу «Шаг вперед, два шага назад»). Жизнь не обязательно идет только вперед, может быть и ее застой и даже движение назад. Поэтому не достаточно лишь традиционного диалектического объяснения развития на основе необходимости, а следует использовать синергетическое, как это все больше выясняется сейчас. Случайности имеют громадное значение в конкретных событиях. При этом возможно движение в обратном направлении, и причиной такой направленности может быть всего лишь небольшое усилие («эффект бабочки»). Следует уточнить исследовательские приемы (методологию), которые позволяют учесть случайности при объяснении объекта и т.п. Синергетика не отбрасывает диалектику, она бесплодна вне последней. Диалектика и синергетика соотносятся по принципу дополнительности.
14. Оценивая значение идеологии в обществе, необходимо четко различать:
Идеологические
+-------+--------+
последователи ( попутчики ( проходимцы
Идеологическими попутчиками становятся обычно невежественные, легковерные, наивные люди [см. 171.19]. Проходимцами обычно бывают образованные, эгоистичные люди, которые преследуют карьеристские цели. Они – сознательные, предвзятые апологеты [там же, с. 48] и присоединяются к общественному движению тогда, когда оно приобретает силу и становится выгодным поддерживать его.
15. Следует различать и таких представителей идеологии:
прозелиты – принявшие новую веру, искренние последователи;
адепты – ревностные приверженцы идей;
апологеты – защитники определенных идей;
идеологи – разработчики новых идей;
эпигоны – нетворческие последователи.
Идеологи
+---+---+
Апологеты( прозелиты
+---+---+
Адепты ( эпигоны
Идеологическое убеждение нельзя проверить. Поэтому и нельзя провозглашать таких критериев идеологической приверженности партиям, движениям. Педагогически можно проверить уровень способностей и объем эрудиции. Что же касается убежденности людей (идейности), то ее проверяет только жизнь. Даже самомнения порой обманывают людей.
Элита защищает свои эгоистичные интересы с помощью всех возможных методов – лжи, клеветы, обмана, насилия и т.п. Она может называть свою идеологию и либеральной, и консервативной, и т.п. Интересы народа могут защитить только демократы с помощью теоретической науки.
Интересы многих сословий защищают специфические формы идеологии – феминизм, национализм, экологизм, разные формы теологий (ислам, протестантизм и т.п.). Их различия сводятся к ограниченному кругу идей.
Развитие идеологий характеризуется появлением новых и сохранением ранее существовавших форм, их взаимной борьбой, их динамизмом и т.д. От чего зависит развитие идеологий? Материалистическое понимание общества исходит из зависимости идеологий (общественного сознания) от бытия, производительных сил, производственных отношений. «Если само материальное производство не брать в его специфической исторической форме, то невозможно понять характерные особенности соответствующего ему духовного производства и взаимодействие обоих. Дальше пошлостей тогда не уйдешь» [181.26.1.279]. При этом имеется ввиду тот факт, что главная форма духовного производства – наука, что она динамична в виду динамизма производства, что производство детерминирует прогресс науки. Тем самым, предполагается взаимодействие науки и труда, в том числе производства.
Иначе: материальные производительные силы общества ( материальные отношения (гражданское общество) ( правовые отношения (собственность как юридическое отношение) ( юридические и политические надстройки ( общественное сознание (идеологии, «слово» или сознание) [см.181.13.6-7]. Однако эта идея не была адекватно разработана с учетом прямых и обратных связей и т.п.
Вырождение идеологий – закон их воспроизводства. Это верно и для научной идеологии.
учение буддизма о роли Будды и необходимости его превращенных форм: вырождение идейного импульса требует систематического возврата Будды в новых формах с тем, чтобы поддержать идейность на требующемся уровне;
учение о великих посвященных в некоторой мере проявляет такую повторяемость;
в частности Христос выступал против фарисеев, ортодоксальность которых свидетельствовала о вырождении их веры;
аналогично вырождение католицизма в средние века и образование протестантизма;
аналогично – обскурантизм некоторых ученых академии, ставших врагами науки.
Шопенгауэр высказал идею о вырождении любой идейности за счет быстрого роста в ней ее оппонентов.
Идеология и педагогика. Идеология становится политикой при многих условиях. Первым из них следует считать ее восприятие населением. Средством для этого служит педагогика. Современная наука и практика педагогики не обеспечивают этого.
Воспроизводство идеологии – особый объект исследований. Идеология не только должна быть высказана, но и услышана людьми. Она должна «работать» – обеспечивать провозглашаемые идеи и служить интересам общества. Для этого она должна превратиться в технику, технологию, индустрию общества и, в конечном счете, в успех общества. В ином случае господствуют ненаучные идеологии, имеет место манипуляция сознанием людей и т.п. [см. 332].
Идея
+--+--+
разработка ( публикация
+--+--+
просто ( общественное признание
+--+--+
группами людей ( обществом
Начальной ступенью является разработка идеологии, и это может быть делом одиночки. Затем ее провозглашают тем или иным способом. И сегодня – многочисленны возможности, но главным средством служат СМИ. Они не только информируют, но и рекламируют определенные идеологии. Следующая ступень предполагает материализацию (объективацию) идеологии – превращение ее в норму общественного сознания. Общество должно воспринять предлагаемую идеологию. Только в таком случае она детерминирует поведение людей. И только при определенных условиях воспринятая идеология станет средством улучшения жизни людей – повысит производительность труда, его продуктивность, плодотворность. На этой стадии воспроизводства идеологии она должна стать содержанием и техники и технологии. И если идеология приведет к росту благосостояния всего общества или хотя бы только к созданию так называемого среднего класса, то это и станет конечной ступенью воспроизводства идеологии.
Единство, целостность, гармоничность и т.п. идеологии имеют громадное значение. В древности все это осмысливалось метафорически понятиями космоса, гармонии, храма и т.п. В частности, христианство как идеология базируется на понимании общества в качестве духовного храма, краеугольным, живым камнем которого является Христос, а все люди – остальными его камнями. Но даже ценой жизни Христу не удалось предотвратить раскол последователей. И современное христианство унаследовало мало его заповедей.
Законы развития идеологии. Представим, что надо осмыслить идеологию США. Становление ее основополагающих принципов превосходно показал Марк Твен. Какой она должна быть? При ответе на вопрос, следует учесть множество факторов. Для анализа идеологии страны, прежде всего, следует осознать классовую ее структуру.
Население США
+--+--+
народ ( элита
+--+--+
трудящиеся ( предприниматели
+--+--+
фермеры ( пролетарии
В США 90% – работники наемного труда (пролетарии). Среди них и рабочие, и менеджеры («золотые воротнички»). Следовательно, идеология США должна быть «пролетарской». Философия – духовное оружие пролетариата [см. 181.1. 428 и 429]. В США много «семейных фермеров», которые живут за счет трудового дохода. В США много и иных форм предпринимателей, скажем «уличных коммерсантов», доход которых является трудовым. Из этой массы населения формируется так называемый средний класс. Поэтому идеология США должна выражать интересы трудового народа. И, естественно, для всех этих людей нужна монистическая теория с тем, чтобы обеспечить толерантность, исключить взаимную борьбу и т.п. Потребность в этом – громадная и без такой монистичной теории не только США, но и все общество не выживет в третьем тысячелетии.
Второй фактор анализа идеологии – усвоение социализации как главного закона современного общества [см. 54, глава 16]. Следует учитывать и множество других факторов.
«… Поступательное движение мира происходит только благодаря деятельности огромных масс … [65.3.90].
 идеологическая активность народа

 время (прогресс)
«Вместе с основательностью исторического действия будет, следовательно, расти и объем массы, делом которой оно является» [181.2.90].
«По нашему представлению государство сильно сознательностью масс. Оно сильно тогда, когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно» [161. 35. 21].
Сознательность масс

 Сила государства
Идеология приобретает силу в меру организации народа. «… Численность только тогда решает дело, когда масса охвачена организацией и ею руководит знание» [181.16.10].
образованность народа

 организованность, толерантность
«…Массы учатся из жизни, а не из книжек…» [161.20.66]. И такое обучение кровопролитно – бунты, восстания и т.п. И это закон предыстории общества. История общества начнется тогда, когда разум станет исходным фактором его жизни. Иначе: сознательно воспитываемая идейность станет идеологией общества. Только в таком случае произойдет превращение теории в материальную силу в виду овладения ее массами народа [см. 181.1.422].
Единство идеи и интереса: «Идея неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от интереса» [181.2.89].
Исходное значение идеологии в прогрессе. Идеолог идет впереди [см. 161.5.363] и только в таком случае он имеет право на такое название. «… Быть идейными руководителями пролетариата в его действительной борьбе против действительных настоящих врагов, стоящих на действительном пути данного общественно-экономического развития. При этом условии теоретическая и практическая работа сливается вместе, в одну работу …» [161.1.309].
Силой идеологии является ее воплощение в дисциплину, технику, индустрию. «…Берет верх тот, у кого величайшая техника, организованность, дисциплина и лучшие машины…» [161.36.116]. «Перед союзом народа и науки, пролетариата и техники не устоит никакая темная сила» [161.40.189].
Победа в борьбе

 Уровень науки и техники
Рост апологетической природы классовой идеологии. Главная причина идеологического кризиса такого общества показана Марксом [см.181.23.17 и 181.2.347].


4. НАУКА

«Жизнь коротка, а наука долга»
[Лукиан, 171.41]
Проблема современной науки конкретна и определенна – нужен качественный ее скачок. Особенно очевидно это в экономической науке, представителем которой я являюсь всю свою жизнь. Именно это понуждало меня обращаться
к философии с целью поиска средств решения проблем
экономической науки и обучения ей. И найденные решения великих философов прошлого важны не только экономистам,
а являются универсальным средством.
***
Культура общественной жизни детерминируется множеством факторов. Из них выделим внешние и внутренние регулятивы. Внешние ( экосистема, в которой люди живут. Внутренние ( это врожденные и развиваемые способности, которые лежат в основе активности и тем самым обеспечивают воспроизводство жизни людей. Все это в целом ( культура. Основные ее формы:
Регулятивы
+---+----+
нравственность( духовность
+-----+----+
иррациональная( рациональная
(наука)
Нравственность. Инстинктивно возникшие «нравы животных» были основой аналогичного регулятива жизни у предков людей и первых людей. Это можно утверждать на основе сравнительного анализа образа жизни животных и людей. Оно может быть аргументом для утверждения основополагающей роли нравственности в обществе. Только общая теория может быть основой объяснения стихийного возникновения и воспроизводства нравственности как базового регулятива жизни общества.
Духовность ( превращенная форма нравственности. Включая в себя нравственность, духовность дает ей обоснование тем или иным образом. На определенном этапе общественного развития возникли иррациональные формы духовности, сохраняющиеся в качестве базы по настоящее время. Современные ее формы:
мифы ( мистика ( теология.
Иррациональные формы духовности базировались на признании духов в качестве орудия жизни, давая им разную трактовку. Они были орудием жизни народа, выполняя множество полезных функций для нее, и остаются позитивными факторами жизни, несмотря на то, что возникли на их основе многие негативные процессы общественной жизни. Их прогрессивность и реакционность одновременно ( факт общественной жизни. Одного нет без другого.
Позитивность, прогрессивность духовности многообразна. Она ( средство воспитания «силы духа и силы воли». С ее помощью развивали сообразительность, емкость и гибкость памяти и т.п. Создавая обряды, духовность развивала тело физически танцами и играми, способности искусства – пением и т.п. Духовность отстаивала нравственный образ жизни или нравы как основу жизни. Она была одновременно средством аутогенной тренировки, облегчения страданий при болезнях и мук смерти.
Не раскрывая всех позитивных аспектов этих форм общественного сознания, привлечем к ним внимание исследователей. Духовность можно назвать «наукой народа», поскольку и ранее и сегодня она служат народу. Поэтому преступно воевать с духовностью, лишая тем самым народ основ его жизни, обездоливая его. Недостатки духовности следует преодолевать разработкой позитивных, рациональных идей, обеспечивающих жизнь общества.
Реакционность исходных форм духовности также многообразна. Нужен специальный поиск исследователей по этому вопросу. Сделаю акцент только на многообразии сект, среди которых имеются изуверские, антигуманные. И общество не может оставаться безразличным к этому.
Мистические формы общественного сознания не достаточны для объединения всех людей вне зависимости от их национальности и т.п. Это ( коренная причина возникновения многих попыток улучшить верования, учения. И, как правило, возникают разные реакционные попытки «усовершенствовать» общество для того, чтобы оно служило их интересам более последовательно (хотя при этом не указывают истинных целей).
Главнейшим элементом духовности следует считать науку, т.е. рациональное, позитивное отражение мира. На этот счет многие ученые высказывали свои убеждения. Ограничимся здесь положением А.И. Герцена: «Наука если не пересоздает государства, то и не падает в самом деле с ним. Она – средство, память рода человеческого, она – победа над природой, освобождение. Невежество, одно невежество – причина пауперизма и рабства. Массы были оставлены своими воспитателями в животном состоянии. Наука, одна наука может теперь поправить это и дать им кусок хлеба и кров» [71.2.551].
Наука (сознание, разум, мудрость). В своих простейших формах наука возникает вместе с обществом в качестве обыденного сознания, опыта, практики, фактов, профессионализма. Все эти формы науки развивались вместе с ростом значения труда в обществе, прежде всего с изготовлением орудий труда. Орудия труда ( результат прогресса профессионализма. И с тех пор профессионализм является основой общественной жизни. И он действительно детерминирует общественную жизнь, обеспечивая общество средствами существования за счет профессионального труда. Это уже было осознано у древних греков. «Наука плотника» и т.п. и тогда составляла основу общества, что констатировал Платон словами Сократа. Одновременно уже тогда была ясна недостаточность той науки и необходимость качественного роста профессионализма. И пока нет «республики наук» по Дж. Локку [169.1. 85].
Профессиональная компетентность бывает разной. Уже в Древнем Египте, т.е. 3-4 тысячи лет ранее древних греков, была осознана недостаточность обыденного профессионализма. Скажем, затмение солнца и т.п. невозможно определить на основе обыденного рассудка. Поэтому с древности идет поиск выхода за пределы обыденного опыта.
Научное единодушие и единомыслие. Эра господства идеи «единомыслия» как основы науки канула в лету. Она была истинной, но преждевременной. Идеологи не смогли адекватно обеспечить ее своими трудами. Она фактически свелась к навязыванию единодушия лидерами (авторитаризм).
Можно считать открытием идею японского предпринимателя о вреде единодушия при принятии деловых решений и необходимости поиска новых способов организации экономического дела, приведшего к микромаркету, внутрифирменному предпринимательству. Тем более единодушие пагубно для науки.
К. Циолковский собрал казусы о неприятии чужих идей гениальными исследователями, внесшими вклад в науку. Опыт свидетельствует о том, что нельзя доверять даже автору великих идей оценку идей других исследователей. Безразлично, почему они отвергают чужие идеи, но они оказываются «камнем преткновения» науки, и общество много теряет от их монополии на истину, как и конкретные страны, фирмы и т.п.
Функции науки. С древности осознано могущество науки. Уже Платон писал: «Души робеют перед могуществом наук гораздо больше, чем перед гимнастическими упражнениями» [Платон, Государство, 535в].
«Быть может, во всей жизни нового времени нет идеи, которая была бы могущественнее, неудержимее, победоноснее идеи науки. Ее победоносное шествие ничто не остановит» [83.8]. «Поколения за поколениями работают с одушевлением над громадным зданием науки и присоединяют к нему свои скромные произведения, ясно сознавая при этом, что здание это бесконечно и никогда и ни где не найдет своего завершения. … Наука есть название абсолютных и вневременных ценностей» [там же, с. 47].
Наука становится фактором функцией процесса производства [см. 181. 47. 553]. Наука не отделима от функций труда [см. 181. 23. 516].
На определенном этапе происходит «отделение науки как науки, применимой к производству, от непосредственного труда» [181.47.554].
Соединение науки и производства в процессе превращения науки в непосредственную производительную силу [181. 46.2.215].
На определенном этапе общественного развития теология потеснила науку. Ф. Бэкон поставил задачу «Восстановления наук». Внесли вклад в это дело и эмпирики, и рационалисты. Все это привело к осознанию системности науки как наиболее прагматичной её формы. Средством для такого ее скачка могла быть только теоретизация наук посредством разработки ее философского основания. Для этого философия должна стать теоретической наукой о науке.
Философия и наука. Соотнесение философии и науки ( традиционная проблема философии. Представители не философской науки обычно этой проблемой не интересуются.
Философия
+--+--+
филодоксия ( наука
+--+--+
просто ( теория
Дискуссия о соотнесении философии и науки содержит ошибочную посылку. Общепринятое положение: философия породила науку. На самом же деле, наоборот: наука породила философию как особую науку с целью своего качественного развития.


Философия обеспечила развитие науки, но не достигла главного – не привела к превращению всех учений в теории. В связи с таким соотнесением науки и философии ошибочны мнения тех, кто не признает философию наукой. Такое мнение обычно присуще филодоксам. Философия – наука. Проблема в том, чтобы сделать философию теорией. Когда Гегель писал о возведении философии в науку, то ставил проблему ее теоретизации. Пока философия еще не стала теорией, но она таковой должна стать, если общество надеется выжить.
«С самого момента возникновения философия выступила с притязанием быть строгой наукой, и при том такой, которая удовлетворяла бы самым высоким теоретическим потребностям. Это притязание выступало то с большей, то с меньшей энергией, но никогда не исчезало. Притязание быть строгой наукой философия не могла удовлетворить ни в одну эпоху своего развития. … Итак, философия по своей исторической задаче высшая и самая строгая из наук» [83.1-2] .
Философия призвана решить следующую задачу научного познания: «…Задача мышления … проследить последовательные ступени процесса …» [181.20. 23] «переработки созерцания и представления в понятия» [181.46.1.38]. При этом происходит восхождение от единичного к всеобщему [см. 181.20.540] «снизу-вверх», индукция. Данный процесс ведет к становлению теоретической науки, в т.ч. философии.
Ценность науки [12. 4. 9]


 Теоретичность науки
Впервые осмыслил эту функцию философии Аристотель идеей о «первой философии». Он различал две формы науки – частную и теоретическую (философию). Затем многие философы высказывали ее прямо или косвенно, например И. Кант своей идеей о будущей метафизике или, говоря современным языком, метанауке. Первое ее решение дал Гегель «Феноменологией духа», а затем системой логики. Для Гегеля, философия – наука о науке. И хотя многое сделано, тем не менее, философия не стала еще теорией, что и составляет главное препятствие общественному прогрессу.
По Герцену, философии по праву принадлежит центральное место в науке, которым она вполне может воспользоваться [71.1.227]. Поясняя эту мысль аналогией солнечной системы, он писал: « Частные науки составляют планетный мир, имеющий средоточие, к которому он отнесен и от которого получает свет; но, говоря так, мы не забудем, что свет – дело двух моментов, а не одного; без планет не было бы солнца. Вот этого-то органического соотношения между фактическими науками и философией нет в сознании некоторых эпох, и тогда философия погрязает в абстракциях, а положительные науки теряются в бездне фактов [там же, с. 228].
Р. Акофф – признанный гуру менеджмента. В резюме исследований менеджмента он придал важное значение философскому основанию этой науки. По его мнению «Ученые, так же как и философы, занимаются философией науки». Он отмечал факт - методология науки превратилась фактически в мифодологию. «В ней рассказывается грустная история о том, как закончились неудачей попытки (на которые возлагались очень большие надежды) получения непосредственной практической пользы от науки» [330.369].
«Около столетия назад многое из того, что мы сегодня называем наукой, называлось натурфилософией. Примерно до середины ХIХ в. философское и научное познание не отличались друг от друга, по крайней мере в массовом сознании» [330.389]. «С отделения науки от философии начала возрастать уверенность ученых в превосходстве научных методов и технологий приобретения знаний» [330.389].
«Сегодня брешь между философией науки и научной методологией настолько велика, что мало кому удается «усидеть на двух стульях». Наличие данной бреши – наше общее несчастье. Хотя многие современные профессиональные философы мало знакомы с достижениями передовой наукой, они всё-таки знают историю эпистемологии и теорию познания и интересуются методологическими проблемами. С другой стороны, ученые обычно плохо знакомы с историей и склонны принимать как само собой разумеющиеся собственные методы постижения знаний. В результате методология развивается медленно, а достижения прежних методологических разработок слишком часто не удается включить в научную практику» [330. 390].
В данной книге представлена гипотеза философии, которую можно называть по-разному: универсальной эпистемологией, философией науки, метанаукой и т.п. Это должна быть истинная, теоретическая философия, или собственно философия, если исходить из идей всех великих философов прошлого. Только с ее помощью теоретическая наука преодолеет современную антинауку.
Суть науки – главная проблема науки. Полемику о соотнесении философии и науки не разрешить до уяснения собственной сути науки, особенно в связи со значительным ростом антинауки. Последняя тенденция обозначилась в ХIХ веке и приобрела существенное значение в ХХ веке. Первоначально она существовала в форме неадекватных утверждений великих мыслителей. Например, у Гегеля встречается ошибочная трактовка науки. Он не считал наукой «голое собирание сведений» [65.1.101]. С этой точки зрения легко прийти к выводу о том, что наука возникла только в последние века, т. е. в новое время. На основе таких положений происходил постепенный рост антинаучности. Поэтому и надо вернуться к вопросу о сущности науки.
«Голое собирание фактов» – факт собирающей (эмпирической) науки. И это тоже наука в форме учений. Другой вопрос, что давно назрела необходимость перехода к упорядочивающей или теоретической науке. Последнее не стало нормой, хотя существуют факты такой науки (систематика химических элементов, форм жизни).
Осуществляемая идея отказа от наукоцентризма (сциентизма), которую пропагандируют многие ученые, – свидетельство краха современной организации науки.
При ответе на вопрос о науке надо четко осознать, о чем идет речь – о приобретении новых знаний или об их апробации, т.е. их прагматичности. И кто этим занимается: все люди или только специалисты по данному вопросу? Ведь опыт, здравый человеческий рассудок, факты – «наука народа», проявление начальной формы науки. Наука возникает в форме сознания – совместного знания обществ, передаваемого между поколениями. С начала человечества все люди занимаются добыванием фактов жизни, формируют опыт, обыденное сознание и только с Древнего Египта появляются исследователи (жрецы).
Важно уяснить сущность науки, т.е. ответить на вопрос «Что такое наука?» Аристотель ставил этот вопрос [см. 12.4.175] и давал содержательный ответ на него. Можно быть неудовлетворенным его ответом, но признать адекватной такую постановку вопроса и самому искать ответ на него. С точки зрения диалектической логики, ответ на вопрос предполагает построение сорита и кладограммы понятия науки, которые покажут одновременно ее прошлое, настоящее и будущее. Ответ на этот вопрос требует объяснения сущности науки. Решение этой проблемы зависит от определения времени возникновения науки и т.д. Господствующую догму трактовки науки можно показать соритом:
учения ( теории ( наука.
Такая трактовка соответствует многим высказываниям классиков науки, констатировавших скачок науки в ХVII веке и видевших в нем фактически начало науки. Эта концепция не единственная. Многие ученые придерживаются мнения о том, что наука возникла в Древней Греции [см. 324.14]. Такой подход руководствуется иным пониманием самой сути науки. Он точнее, но также относителен. Имеются мнения и о том, что наука возникла в Древнем Египте. Предельной концепций такой трактовки можно считать мнение о том, что наука возникла вместе с обществом. Этот подход трактует знание людей в качестве начала науки. Если 2,5 млн. лет назад люди умели уже делать простейшие каменные орудия, то это свидетельствовало о том, что у них уже накопились определенные знания, которые передавались друг другу (т.е. были со-знанием или совместным знанием), были основой труда определенных людей. Истинный подход к сути науки исходит из следующей ее трактовки.
Наука
+----------+-----------+
знания (опыт) ( учения ( теории
Хотя найдется много противников такой трактовки науки, к мнению которых, несомненно, следует прислушиваться, но решать эту проблему надо самим [см. 110; 204]. Важно выявить тех, кто понимает эту суть науки и время ее зарождения. В частности, данная концепция науки представлена в работе В. Е. Ларичева «Древо познания» [154]. По его мнению, зачатки науки возникли вместе с людьми. «Не следует отказывать многим сотням поколений первобытных людей в участии при закладке самой глубокой части фундамента науки». Он анализирует археологические факты орудийной деятельности людей – подбор каменного сырья для изготовления орудий, процесс обработки их и т.д., что свидетельствует об определенном знании, умении, которые и представляли собой зачатки науки. Этот уровень науки и сегодня является базой общественной жизни. Исследование материальных производительных сил общества подтверждает такой подход [см. 55].
Важная проблема трактовки науки – является ли наукой практика, т.е. чувственный, обыденный, профессиональный опыт, факты и т.п.
Деяние, как самая общая и одновременно самая простая форма активности людей, базируется на науке. А. Герцен признал за Аристотелем идею: «Деяние есть живое единство теории и практики» [71. 1. 138]. Невозможно плодотворных деяний без простейших форма науки, разума, как исходных форм сознания.
Аристотель сводил разум к науке: «Таким образом, если помимо науки мы не имеем никакого другого истинного (познания), то разум можно считать началом науки. Его можно считать началом начала» [12.2.345].
Разум, по А. Фирдоуси, это мудрость и наука.
ШАХ-НАМЕ. СЛОВО О РАЗУМЕ
О мудрый, не должно ль в начале пути
Достоинства разума превознести.
О разуме мысли поведай свои,
Раздумий плоды от людей не таи.

Дар высший из всех, что послал нам Изед,
Наш разум, - достоин быть первым воспет.

Спасение в нем, утешение в нем
В земной нашей жизни и в мире ином.

Лишь в разуме счастье, беда без него,
Лишь разум - богатство, нужда без него.

Доколе рассудок во мраке, вовек
Отрады душе не найдет человек.

Так учит мыслитель, что знаньем богат,
Чье слово для жаждущих истины клад:
Коль разум вожатым не станет тебе,
Дела твои сердце изранят тебе.

Разумный тебя одержимым сочтет,
Родной, как чужого, тебя отметет,

В обоих мирах возвышает он нас;
В оковах несчастный, чей разум угас.

Не разум ли око души? Не найти
С незрячей душою благого пути.

Он – первый средь вечных созданий творца,
Он стражей тройной охраняет сердца.

Слух, зренье и речь – трое стражей твоих,
И благо, и зло познаешь через них.

Кто разум и душу дерзнул бы воспеть?
Дерзнувшего кто бы услышал, ответь.

Коль внемлющих нет – бесполезны слова.
Ты мысль обрати к первым дням естества.

Венец мирозданья, ты создан творцом,
Ты образ и суть различаешь во всем.

Пусть разум водителем будет тебе,
От зла избавителем будет тебе.

Ты истину в мудрых реченьях найди,
О ней повествуя, весь мир обойди.

Науку все глубже постигнуть стремись,
Познания вечною жаждой томись.

Лишь первых познаний блеснет тебе свет,
Узнаешь: предела для знания нет.
Факты часто выводят за пределы науки. На самом же деле они – начальная ее форма. И они зависят от мышления: «…Неверное мышление неизбежно и непроизвольно фабрикует неверные факты» [181.1.180].
Факты ( опыт ( практика
Всякое познание начинается с чувств, ощущения и т.п. И результатом этого становятся факты, опыт, практика. И это все началось вместе с обществом. «Без сомнения, всякое наше познание начинается с опыта; в самом деле, чем же пробуждалась бы в действительности познавательная способность, если не предметами, которые действуют на наши чувства и отчасти сами производят представления, отчасти побуждают наш рассудок сравнивать их, связывать или разделять и таким образом перерабатывать грубый материал чувственных впечатлений в познание предметов, называемое опытом? Следовательно, никакое познание не предшествует во времени опыту, оно всегда начинается с опыта» [122.3.105].
Опыт, по И. Канту, есть вид познания. Опыт – это система практических, технологических знаний, накапливаемая с седой древности. Он возник вместе с человеком и динамичен. Задача науки осмыслить свое собственное становление, его ступени, формы и т.п. И для этого не надо «копаться в пыли истории», достаточно изучить современность.
Чувственное познание
+--+---+
Просто ( ощущение
+--+---+
Просто ( восприятие
+--+---+
Просто ( представление
Чувственное познание многообразно [см. 181.42.122] и следует выделять в нем такие формы – эмпирическое, индуктивное. Но здесь этим не занимаемся. Оно начинается с инстинктивного отражения мира, которое не избирательно, одностороннее, пассивное и т.п. Ощущение – то же самое, но сознательный процесс. Оно перерастает в восприятие, которое избирательно, активно, целостно при непосредственном контакте с отображаемым объектом. Представление – то же самое, но при отсутствии контакта и является скорее воспоминанием о прошлом восприятии. Оно отличается обычно акцентом на главных, фундаментальных свойствах отображаемых объектов.
О науке написано много и никто не может уже знать всего написанного о ней. Нужна система наук о науке, в том числе и ее общая теория, которая определит главные ее признаки, ступени, формы и т.п. Только ее теория позволит сделать продуктивным новые рассуждения о науке.
Стадии жизни науки [иной подход см. 111]:
древняя наука как содержание труда, обыденного опыта;
профессиональные знания как наука
греческая наука, впервые осознавшая ограниченность учений и проблему становления теоретической науки;
«кораблекрушение науки» в Риме [40.2.40];
собирающая наука с Бэкона, эмпиризм;
экспериментальная наука с ХVI века;
упорядочивающая наука рационалистов;
прагматическая наука как производительная сила;
«смертный час» буржуазной науки об обществе по Марксу из-за ее партийности;
кризис науки ввиду неадекватности ее оснований;
становление меганауки, мегатеории.
Основные этапы развития науки во втором тысячелетии требуют основания их на процессах развития разделения труда. Разделение труда приводит к обособлению «духовных потенций производства»: «Этот процесс отделения начинается в простой кооперации… развивается далее в мануфактуре … завершается в крупной промышленности, которая отделяет науку, как самостоятельную потенцию от производства, от труда и заставляет ее служить капиталу» [181.23.374].
В начале текущего тысячелетия говорят о новой научной революции, главным образом в общественных (гуманитарных) науках. Эта проблема назрела в виду того, что примерно 50% слов общественных наук являются метафорами. Придание им точного значения требует теоретизации этих наук с помощью диалектической логики.
Проблемы теоретизации науки. Наука – позитивные, рациональные идеи о действительности, служащие основанием жизни людей. Наука возникла вместе с обществом и постоянно эволюционировала. Росло ее значение, состав, структура и т.п. Данным термином называют и всю совокупность знаний, и относительно обособленные элементы – конкретные науки (их насчитывают 15 000).
Теоретическая наука
+----------+-----------+
методология ( гносеология( онтология
Теоретическая наука, как идеал, представляет единство методологии, гносеологии, онтологии (теории). Композиция теоретических наук детерминирована эволюционными рядами отражаемых ими объектов.
Для ученых наука – профессиональное занятие. Тем не менее, это не отрицает того факта, что с наукой имеют дело практически все, даже безграмотные, люди. По мере общественного прогресса наука все более вторгается в жизнь всех людей, во многом определяя и условия их жизни, и вклад каждого в развитие общества, как и благосостояние.
 Наука


История
Практика имеет все более широкие и тесные связи с наукой, все полнее ею обосновывается. Из повседневной жизни, в конечном счете, вытекает необходимость рационализации науки. Осознают импульсы этого воздействия на науку, прежде всего, ученые. В связи с этим развитие науки часто выглядит как следствие необъяснимых побуждений ученых. На самом же деле, действует функциональная связь:
повседневная жизнь ( ученые ( прогресс науки ( прогресс общества.
Рост науковооруженности и наукоемкости общественного производства обусловливает необходимость более глубокого понимания самой науки и ее значения для людей. Осознание науки и ее роли в общественном развитии важно для всех членов общества. Особенно настоятельно осознание науки исследователями – творцами науки и научной практики. Неудивительно, что именно в их работах можно найти много соображений о различных аспектах самой науки.
Основания теории. Представители всех наук считают долгом показывать не только результаты исследований, но и использованные при этом способы их обоснования или стиль (метод и т.п.) мышления. Многие работы содержат не только изложение полученных представлений об исследуемых объектах, но и указания на способы их исследования, или только специфику достижения результатов (опуская общеизвестные и общепризнанные моменты). Тем самым исследовательские работы имеют дело не только с закономерностями научно отражаемой действительности, но и часто с наукой, как отражающей действительность системой. Подобные рассуждения авторов – исходный фактор их концепций науки, лежат в основе их исследований.
Эмпирики обычно изображают дело так, что все непосредственно не относящееся к позитивному объяснению объекта (образно говоря, «взятию быка за рога») имеет сугубо схоластическое (в смысле ненужное) значение, т.е. представляет попытку придать научность тому, что этим свойством не обладает. На самом деле подобные отступления от работ (или предшествующие основному изложению, или вкрапленные в него, или последующие за ним) – их важнейший элемент, и в них (если они имеются) часто можно найти объяснение и положительным и отрицательным моментам излагаемых концепций. В подобных разделах авторы высказывают, чаще всего, мнения об использованном научном аппарате или методе мышления, приведшем к полученным результатам.
Имеется много работ, специально посвященных науке. В таких работах часто используют различные термины для названия одного и того же объекта исследований. Неоднозначность в использовании терминов – едва ли не главная причина затруднений многих научных исследований.
Авторы называют основание науки по-разному: теория познания, теория знания, логика, гносеология, теория принятия решений, метод, методика, методология, системный подход, эвристика, общая теория науки, когнитология, эпистемология и т.п. Каждый исследователь подчеркивает специфику научного аппарата работы, вкладываемый им смысл в используемые категории. Вполне правомерное решение приводит исследователей к уточнению их исходных позиций и тем самым к обилию мнений, концепций, парадигм.
Обилие терминов, употребляемых с близким значением и без четкого разграничения содержания, создает трудности и подчеркивает первостепенность соотнесения называемых явлений на основе системного уточнения отражающих их терминов. Для этого следует выявить характер соотнесения отражаемых категориями явлений, критически осмыслить их значение в качестве исследовательского инструментария.
Ознакомление с существующими подходами показывает состояние научного обоснования (стилей или методов, форм мышления) и его проблемы. В исследовании невозможно ограничиваться даже наиновейшими направлениями современной науки. У традиционных и новых подходов имеются как успехи, так и определенные недостатки: противоречивость, ограниченность, различие терминологии и т.д. Ни один из них не дает готового решения и не может быть использован без оговорок. Одновременно у многих из них имеются рациональные моменты, и, следовательно, их нельзя просто игнорировать, подходя к ним нигилистически.
Главная задача исследователей науки состоит не в выявлении степени распространения того или иного подхода или употребления того или иного термина, а в поиске рационального варианта их использования. Не следует слепо копировать существующие взгляды. Рациональнее давать терминам такую трактовку, которая более всего им соответствует с точки зрения наиболее адекватного (по мнению исследователя) варианта научного подхода к действительности. При этом, относительность представлений не допускает их трактовки в качестве истин в последней инстанции.
В исследовательских работах высказано положение о том, что только определенное изменение философского взгляда может быть определяющим и опережающим соответствующие достижения наук. Образно говоря, заявка на новое в науках может быть обычно сделана только после соответствующего развития философского подхода к действительности. Все ученые, добившиеся нового в науке, обычно были философами. К. Маркс писал: «Без философии мне не пробиться вперед» [181.40.13]. Развитие философии обеспечивает рационализацию научного отражения действительности. Ярким новейшим примером такого ученого можно считать П.К. Анохина, философски осмыслившего проблемы физиологии и тем самым обогатившего науку теориями функциональных систем, системогенеза, опережающего отражения действительности.
Изучая объект, ученые рано или поздно начинают уделять больше внимания науке как форме отображения действительности. В качестве исследователей научного отражения мира они выходят за рамки специальности и вторгаются в философию. Феномен науки исследуют философы. Особенность философии состоит в том, что она определяет подходы всех других наук к действительности. Любое исследование осознанно или бессознательно приводит каждого исследователя к рассуждению об использованном стиле научного мышления, а не только к вниканию в исследуемое, о том, как следует доказывать, а не только о том, что доказывается. Поэтому все ученые всегда в определенной мере философы, хотя и не все осознают это или не имеют достаточной философской подготовки. «Если же специалист в области частно-научного знания успешно участвует в развитии мировоззрения и метода, то в этом случае он сам выступает как философ, а не только как узкий специалист» [129.167].
Рассмотрение философии не профессионалами также рискованно, как и вторжение любого специалиста не в свою отрасль знаний. В таких случаях возникают разнообразные проявления "покушений с негодными средствами". В то же время необходимо исходить из того, что представители всех наук, а не только философы, развивают философское учение о научном отражении действительности. Профессиональные философы, оставаясь в рамках только философии, имеют меньше возможностей для развития науки. Философия, как единственная база своего развития, менее рациональна, чем другие науки, в качестве основы ее совершенствования. Проблемы развития философии легче выявить, преодолевая трудности познания практических задач. Развитие философии больше вытекает из проблем решения практических задач, чем из преодоления ее собственных трудностей.
Жизнь неоднократно показывает, что философия нужна не только философам и даже не столько им. Соответственно философию разрабатывают не только философы, а все специалисты. Привитие философского подхода всем специалистам, практическое использование ими философии (философствование) при решении проблем все еще оставляет желать большего.
Исследователи имеют дело с научным отражением действительности. Они разрабатывают научные модели рассматриваемых объектов и на их основе творят новые объекты действительности.
Предварительно исследователи должны выяснить, что представляет идеальное отражение мира, его научная форма. Другими словами, исследователям необходимо четко осознавать, как формируется, что представляет и зачем нужна наука или свойства, функции и назначение самого развитого идеального отражения мира. На основе такого познания они воспринимают мышление и используют его в практической деятельности.
Сознательное, целеустремленное овладение идеальными отображающими системами предполагает предварительное познание самой природы этих явлений. П.В. Копнин отмечал, что каждый «философ должен знать, что такое знание» [141.15]. Не только философы, но и все исследователи, а в будущем все люди, должны знать не только сущность знаний, но и многое другое. Специальное познание особенностей научного отражения действительности позволяет людям одинаково «видеть» мир, одинаково мыслить, предполагать, действовать и относиться друг к другу. Люди часто говорят на «разных языках» потому, что различен их интеллектуальный уровень восприятия мира.
Преодоление разноречивости во мнениях и оценках мира определяется не научным просветительством, а общественным прогрессом. Определенное единство главных интересов и коренных целей позволяет поднять и единство совместной деятельности людей. Дальнейшее развитие единства всех этих элементов общественного труда зависит от развития каждым своего интеллекта до уровня последних достижений науки. Последнее зависит от более глубокого познания науки все большим числом людей. Можно утверждать, что процесс общественного развития зависит от степени единства мировоззрения (монизма в противоположность плюрализму) и адекватности последнего современным обстоятельствам.
Философское начало прогресса. Лучшая жизнь не может быть построена одними для других. Она может быть только творчеством всего народа, покоящегося на единстве высокоразвитого мировоззрения и мышлении. Не следует упускать из вида, что единство и одинаковость мировоззрения предполагают соответствующее образование. Можно считать, что общество всеобщего благополучия полагает приход равно глубокого образования (что не означает одинакового по содержанию) всех на смену существующему разно глубокому обучению и восприятию мира. В данных условиях просветительство становится одним из решающих факторов построения общества народного благосостояния. «С одной стороны, для установления правильной системы образования требуется изменение социальных условий, с другой стороны, для того, чтобы изменить социальные условия, нужна соответствующая система образования» [181.16.595].
Как и познание всего сущего, познание науки в качестве определенного элемента мира должно происходить научно, т.е. посредством определенных научных дисциплин. Главное значение при познании науки имеет философия, а также все более обособляющиеся специальные науки о науке. Последние, несомненно, содействуют более всестороннему пониманию науки. Однако они не снимают необходимости и иного подхода к науке.
Потребности овладевающих наукой в понимании сущности науки и ее использовании удовлетворены не лучшим образом. Современные достижения науки позволяют более последовательно систематизировать представления об идеальном отражении мира вообще, в том числе науки. Давно высказаны мнения о необходимости реализации данной потребности. На эту тему написано много работ. Оставаясь в рамках философского подхода к действительности, подобные исследования все более обособлялись в специальную науку, более широкую по отношению к традиционной теории познания. Одновременно распространялись мнения о том, что настало время обобщить новое в познании науки не только по содержанию, но и по форме – под иным названием. Из предлагаемых в литературе названий обособленной науки о науке как идеальной модели мира более всего подходит термин "метанаука".
Метанаука как "наука о научной картине мира" или высшей форме последней – меганауке (а может быть мегатеории) находит все более широкое распространение в современный период. Ее трактуют по-разному. Общим моментом многих направлений метанаучного подхода можно считать то, что ее рассматривают в качестве специальной, обособленной философской дисциплины о науке – ее свойствах, функциях и назначении. Уже прошел период призывов к созданию метанауки и происходит построение отдельных ее разделов, синтез возможных ее концепций. Можно назвать ряд трудов, выступающих в качестве метанауки, хотя и не всегда под терминологической ее эгидой.
Метанаука должна воспринять все положительное этих работ о науке, поднять на качественно новый уровень представление о научном отражении и его роли в общественном развитии, содействовать развитию и распространению мышления. Метанаука должна стать общим введением в науку для тех, кто достиг такого уровня интеллектуального развития.
Осмысление проблемы научного отражения мира необратимо ведет к оценке диалектической логики как исходного для наиболее адекватного отражения мира и тем самым к работам тех авторов, которые развивали диалектику. Это работы таких исследователей, как Декарт, Лейбниц, Гегель, К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин.
Экономическая наука мира, тем более отечественная, ХХ века во многом исходила из оценки «Капитала» Маркса высшей формой науки. «…Марксизм, сделавший ряд громадных шагов вперед … есть высшее развитие всей исторической и экономической науки Европы … последнее слово науки» [161.25.49]. Известна и оценка Марксом главного достоинства «Капитала» – его композиции, которая проявляет диалектическое мышление. Энгельс считал великим достижением Маркса его метод мышления или «метод «Капитала»».
Маркс не изобрел этот метод, но развил его, а главное он его практически применил к анализу экономики. В связи с такой оценкой метода «Капитала», следует признать, что судьба метанауки зависит от понимания метода К. Маркса или логики «Капитала».
По вопросу о «методе «Капитала»» нет единства мнений. Причина, вероятно, кроется во многих фактах. Одним из них является обособленность исследований метода от исследований общих закономерностей научного отражения мира. Другим фактом сложившегося положения можно считать то, что диалектический метод многие авторы не рассматривают в качестве общенаучного. Это касается особенно технических наук. Причиной следует считать непонимание многими учеными общенаучного характера диалектического метода. В свою очередь, это вытекает из дидактической неверности одного из принятых методов его изучения. Говоря о судьбе диалектического метода Гегеля, Г. Волков отмечал: «Что же отсюда следовало? Казалось, стоило только этот метод усвоить, взять на вооружение, чтобы получить могучий инструмент познания, с помощью которого можно решать сложнейшие теоретические проблемы в ее конкретных областях. Не так ли?
Но странным образом величайшее достижение гегелевской философии – диалектика – оставалось втуне, без всякого применения, как при жизни философа, так и долгие годы после его смерти.
В чем же тут было дело? Причина крылась, очевидно, прежде всего, в несовершенстве самого метода. Он не был жизнеспособен в том виде, в каком был завещан потомству» [57.250].
Не отрицая в целом приведенного положения, следует иметь в виду неполную адекватность оценки положений с гегелевским методом. Гегелевский метод, т.е. диалектика, находился на высоком уровне развития, хотя у него были негативные моменты.
Марксова трактовка диалектического метода не есть абсолютный уровень его развития. Диалектический метод Маркса имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Исходя из него, была разработана политическая экономия. Учитывая значимость метода Маркса, важнейшей задачей стало его познание с целью практического использования в качестве общенаучного метода. Как известно, метод Маркса им не изложен. Он намеревался изложить его в материале "Диалектика" после окончания экономических работ, т.е. работы над «Капиталом». Однако, работа над "Капиталом" заняла всю его жизнь. Ф. Энгельс, после смерти Маркса, специально искал в рукописном наследии Маркса этот материал о диалектике, но так и не нашел его. Поэтому единственный способ познания метода Маркса состоит в том, чтобы самим извлечь его из "Капитала". Что именно так стоит проблема, писал В.И. Ленин: "Если Маркс не оставил "Логики" (с большой буквы), то он оставил логику "Капитала" [161.29.301].
Г. Волков писал: «... В "Капитале" воплощается диалектический метод – сердцевина марксистской философии. Диалектико-материалистический метод не описывается в специальных терминах, он дается в действии, в практическом приложении к анализу экономики капиталистического общества. Мы имеем возможность наблюдать его в движении, в развитии. Анализируя «Капитал», мы видим, как Маркс пользуется этим методом, как он его понимает. Следовательно, и читателя "Капитал" учит тому, как можно и нужно применять диалектико-материалистический метод в исследовании общества, как можно овладеть этим могучим орудием теоретической мысли» [57.247]. Анализируя данное положение, нельзя согласиться с рядом его моментов. В последнем предложении метод называется неодинаково: сначала как метод исследования общества, а второй раз ( как всеобщий метод теоретической мысли. Именно последний вариант трактовки метода Маркса является правильным, на наш взгляд, и не следует допускать положений, которые исходят из другого варианта трактовки. Но не это главное, а то, что советская дидактика исходила из такого понимания способов распространения диалектического метода. М. Зимянин исходил из того, что «в трудах Маркса, Энгельса, Ленина студент найдет и постигнет (подчеркнуто мной ( ВАГ) глубину гениальных теоретических поисков и решений, революционную убежденность и страсть, неотразимую научную логику, силу исторического предвидения» [181. 21. 44].
Во всех вузах изучали «Капитал» для того, чтобы приобщить специалистов к диалектическому методу Маркса. Однако можно утверждать, что этого не произошло.
А. Шептулин писал: «Если с тем, что диалектика является единственным научным общим методом познания, соответствующим современному уровню развития науки и общественной практики, согласны все, то далеко не все понимают, как она (диалектика) должна выполнять эту свою методологическую функцию» [317.1]. Точнее сказать, никто не понимал методологической функции диалектики и не мог обучить ей других.
В чем же дело? Не повторяется ли история, не аналогично ли складывается ситуация с диалектическим методом Гегеля и Маркса? Более 100 лет существует метод Маркса, а как остро стоит вопрос об отсутствии его повторимости в других работах?
Большой объем «Капитала», сложность политэкономии как науки, относительная молодость ее по сравнению с другими науками и т.д. препятствуют познанию метода Маркса, воплощенного в «Капитале», не только всеми читающими «Капитал», но даже специалистами политической экономии. Наиболее весомым аргументом на этот счет можно считать полемику экономистов о применимости метода Маркса к политэкономии.
Что же надо сделать, чтобы решить задачу, поставленную Г. Волковым относительно гегелевской диалектики и во многом применимую к диалектическому методу Маркса: «...задача вытащить меч диалектики из ножен системы, очистить его от ржавчины (идеализма – это не относится к сути дела, по моему мнению – ВАГ), перековать таким образом, чтобы он мог повергать не только бесплодные тени понятий, но и стать боевым оружием» [57. 283].
Методисты уже дают ответ, как надо изучать объекты вообще, в том числе и такие сложные аспекты мира, как диалектическое мышление. Эффективное овладение наукой зависит не только от состояния познаваемой теории, но и от уровня разработки способов ее познания. В соответствии с таким принципом дидактики необходимо 1) уточнить саму диалектику как познаваемую теорию и 2) разработать методику (алгоритм) сознательного овладения ею и сознательного использования (Н. Талызина). Именно это – путь к тому, чтобы диалектический метод стал общепризнанным, общенаучным, практическим. Для решения этой проблемы необходимо выполнить намерение К. Маркса о разработке «Диалектики», исходя из того, что все последующие ее исследования много (но не все) дали, а поэтому сами философы и ставят так остро вопрос о философии, в том числе о диалектике. На этой основе должна быть разработана специальная дидактическая система, которая показала бы наиболее эффективные пути обучения масс людей практическому использованию диалектического метода мышления.
Разрыв логических и "содержательных" исследований является также причиной неудовлетворенности наукой. Логики исследуют свой аспект научного отражения мира. При этом они обычно не исходят из теории Маркса, в лучшем случае привлекают ее или исследуют на ее основе. Все это оказывается недостаточным для того, чтобы увидеть проблемы объяснения капитала. В свою очередь, экономические исследования отошли от логических (философских), особенно ввиду все большего преобладания символических элементов логики.
Для логиков содержание всегда вторично, а для экономистов – логическое выступает внешним, шаблонным привнесением (догмой). Проблема же может быть решена только одновременно. Кто может ее решить – логик или экономист? Может ли логик дойти до глубин содержательной теории, оставаясь только логиком? Соответственно, может ли экономист дойти до уровня логического творчества, только оставаясь экономистом? Вряд ли. Практика показывает, что этого не происходит. Конечно, представители каждой из этих наук могут дойти до такого уровня, чтобы стать творцом одновременно и в логике, и в экономике. Именно творчество на уровне логического и содержательного составляет основу для развития каждой на них. Не может быть обособленного творчества, отдельно в каждой из них, необходимо совместное творчество.
Выделим в исследовании два элемента – содержание и логику. Трудность состоит в том, что нельзя творить содержательно вне творчества логического и наоборот. Современная логика недостаточна. Она сковывает развитие содержательного. Но происходит это потому, что содержательное недостаточно и не ставит проблем для развитии логического. Развитие логического вытекает из потребностей содержательного элемента, а развитие содержательного может быть только при развитии логического. Сейчас нет требующейся логики для раскрытия содержательного, но нет и содержательного ее воплощения, из которого могло бы быть оформлено соответствующим образом логическое.
Логика создается из трудностей развития содержательного аспекта действительности. До сих пор наиболее развитым фактом содержательного представляется общая теория экономики. Поэтому логическое может быть развито на основе экономического, через отыскание возможностей решения сегодняшних проблем изложения, понимания экономического элемента общественного прогресса. Для этого надо придать большее значение относительному в науке, а не догматизировать «Капитал». Только исходя из относительности «Капитала» – его метода и теории, можно увидеть направление развития содержания и формы теории. Это и составит одновременное решение и содержательного, и логического в научном отражении мира.
«Уже неоднократно отмечалась необходимость ускорить создание капитальных трудов по марксистско-ленинской диалектике, теории познания, диалектической логике» [103.26]. Далее автор отмечал необходимость повышения культуры философской работы, преодоление до конца отрыва философских исследований от развития всего остального комплекса научных знаний [там же, с. 27]. В то же время использованные при этом методы решения данной задачи базировались на отрыве философских и других исследований. Легче всего это можно показать на примере попыток решения задач создания новых учебников по философии и политической экономии.
Для решения задач написания обобщающего труда в теории материалистической диалектики были созданы два авторских коллектива, «но их деятельность не увенчалась успехом» [137]. Эти коллективы были созданы отдельно от коллективов, решавших задачи создания фундаментального учебника политической экономии. В свое время было сказано, что в Институте Философии «уже несколько лет обсуждается вопрос о создании капитального труда по теории материалистической диалектике. Но пока в этом направлении сделано еще очень мало» [287.106].
Написание новой диалектики и общеэкономической науки это одна проблема. Трудно сказать, кто должен больше в нее вложить – философы или экономисты. Диалектика наиболее развита в «Капитале» и далее она может быть развита только из проблем научного его объяснения. Диалектика может быть, следовательно, создана экономистами. В то же время, экономисты по причине их специализации и уклонения от философии, не способны увидеть диалектических проблем в экономике, а старая диалектика их не устраивает. Они ждут нового от философов, так как диалектика есть сфера философии, и именно на ее основе можно только и объяснить и изложить экономический строй общества.
Препятствием решению проблем науки можно считать непопулярность попыток пойти далее авторитетов в вопросе мышления, превзойти их мышление. Последнее предполагает уточнение метода и теории Маркса. Формальная верность ему привела на практике к невоспроизводимости его метода в работах его последователей, к забвению его метода, к его устранению даже в той сфере, где он был утвержден им самим – в рамках общеэкономической науки. Последнее проявляется в современных курсах экономикс, где модернизация курса привела к устранению его метода как основы объяснения экономии. Развитие метода Маркса есть единственное условие его сохранения и превращения в общенаучный метод – практический инструмент исследователей. Путь к дальнейшим научным вершинам во всех науках лежит через его метод, дальнейшее его развитие, осознание и обучение его использованию в практической деятельности.
Необходимость специального исследования оснований науки можно показать с помощью следующей аналогии. Известно, что вид здания зависит от использованного строителями инструмента. С помощью топора можно построить простой деревянный дом. Если использовать еще и столярный инструмент, то легко представить как измениться этот дом. Современный дом можно построить только с помощью современных строительных механизмов. Постройка более совершенных зданий требует опережающего изготовления соответствующих приспособлений. То же самое необходимо делать и исследователям – «строителям» научных моделей мира и научной практики. И здесь решающее значение (даже если оно и не осознанно ввиду ненаблюдаемости) имеет то, как соотносится результат и использованные средства – теория и метод науки. Более завершенные и системные модели научного отражения мира предполагают глубокое понимание закономерностей их построения, сущности и функций в общественной деятельности, навыков сознательного использования диалектического мышления.
В соотносительном развитии практики и науки, вероятно, можно выделить два периода. В первом периоде практика в целом обгоняла науку, и наука исследовала объекты в обратной последовательности по соотнесению с их возникновением. На втором этапе наука все более творит мир по-своему. Именно в той мере, в какой ноосфера оказывается все более решающим элементом жизни общества, наука опережающе создает действительность, ведет практику. В таком случае наука исследует объекты до их превращения в практику, наука все более начинает обгонять практику и перестраивать ее по-своему. Для этого наука должна адекватно отражать не только настоящее, но и одновременно прошлое и будущее. На этой основе возникает творчество при материализации научных идей в общественном развитии.
Метанаука призвана обеспечить теоретичность научного отражения мира. Основой для этого выступает обособление науки от других форм общественного сознания и специальное рассмотрение науки как одной из сфер общественного сознании. Метанаука повышает значимость диалектики в общественном производстве. Она представляет мир как развивающееся явление. Наилучшим образом теория может реализовать данную функцию при систематизации всех сфер идеального отражения мира.
В подходах к метанауке возможно или раскрыть только современное представление о науке, или дать ей такую трактовку, которая послужила бы программой последующего развития науки. Первый подход ценен, и на его основе написан ряд работ. Второй подход, хотя и труднее, но предпочтительней. Главное не только отразить адекватно то, что представляет наука, важнее показать то, что наука может и должна представлять для более эффективного выполнения ею функций в общественном развитии. Такая трактовка метанауки позволит не только познать достигнутое, но и увидеть его относительность, направления дальнейшего исследования проблем (т.е. знания и незнания) науки, ее строения и использования.
Наука о науке
+-------+------+
существующей ( предлагаемой
+-------+------+
изложенной ( изложенной
традиционно теоретично
+-------+------+
частично ( полностью
(факт) (идеал)
Разработка метанауки лежит в основе решения многих задач повышения научного обоснования труда: метанаука ( наука ( способ обучения ( мышление ( способ обмена мнениями ( стиль деятельности ( научность практики ( соответствие последней идеалу.
Метанаука позволит теоретизировать науки и тем самым усовершенствовать научное отражение действительности. Метанаука и теоретизированные науки позволят усовершенствовать обучение им, утвердят мышление и способы обмена мнениями. На этой основе повысится уровень научного обоснования труда, его качество и эффективность. Все это ставит на первое место разработку метанауки как усовершенствованного представления о науке и ее поднятие на уровень теории.
Объясняя науку, следует обратить основное внимание на ее более развитое состояние в виде теоретических моделей мира. Рассматривая диалектическое мышление, необходимо не вырывать его из всех остальных, а показать его место в общей системе. Тем самым станет ясным сложность проблем – не разрывать науку и ее основание, а сделать это на общем фоне науки как наиболее развитый вид науки.
Картину технологии мышления можно создать после показа общего и особенного всех элементов научных моделей мира: знание, принцип, методы, приемы, способы, доказательства, объяснения, обоснование, описание, аксиомы, аналогия, верификация, вывод, следствие, причина, индукция, дедукция, гипотеза, закон, категория, интерпретация, истина, обозначение, обобщение, факт, понятие, наука, теория, представление и т.д. В настоящее время им дают обособленные определения, что ведет к значительному разногласию в их определении и, в конечном счете, к непониманию.
Представление – подсознательное
Постижение – факты
Познание – учения
Понимание – теории.
Идея (представление (образ ( понятие ( учение ( теория( НКМ ( меганаука ( мегатеории.
При изучении науки надо учитывать следующее. «В отличие от других архитекторов, наука не только рисует воздушные замки, но и возводит отдельные жилые этажи здания, прежде чем заложить его фундамент» [181.13.43]. При этом главные условия – стремление к истине, трудолюбие и т.п. [см. 181.13.9].
Теоретизация науки


 Ее плодотворность, практичность
«Наука и технология – первые производительные силы общества». Этим лозунгом руководствуются в Китае.
Основные формы науки представлены схемой:
+-- теоретическая наука
+-+-- доктринальная наука
-+---- народная наука
«Таким образом, мой успех как человека науки … явился результатом, насколько я могу судить, сложных и разнообразных умственных качеств и условий. Самыми важными из них были: любовь к науке, безграничное терпение при долгом обдумывании любого вопроса, усердие в наблюдении и собирание фактов и порядочная доля изобретательности и здравого смысла» [Чарльз Дарвин].
Манифест прагматической науки дан Марксом при объяснении процесса производства капитала [См.181.47.553–559, 578]. «Освобождение рабочего класса требует, чтобы он полностью овладел наукой нашего века» [Дицген, см. 161. 29.379]. Наука – "всеобщая общественная производительная сила" [181.26.1.400]. "Развитие науки  ... является ... одной из сторон, одной из форм, в которых выступает  развитие производительных сил человека  ..." [181.46.2.33].
Файерабенд писал: «Маркс и Энгельс были убеждены в том, что наука сможет помочь рабочим в их борьбе за умственное и социальное освобождение. Обманулись ли в этом
все эти люди? Ошиблись ли все они при оценке роли науки?» Далее он правильно констатирует отсутствие сегодня научного метода в господствующих парадигмах науки и т.п. [328.137].
Прагматизм
+-------+------+
эмпиризм ( интеллектуализм
+-------+------+
собирание ( эксперимент
+-------+------+
созерцание ( наблюдение
Прагматизм теоретической науки предполагает учет всех возможных ее оснований – индуктивных и дедуктивных.
Измизм, обскурантизм и деградация науки. Измизм – признак господства второй формы науки – учений (доктрин) или плюрализма. Его анализировали с древности. В частности, это проявлялось в мизологии у древних греков. Сократ вынужден был констатировать возможность ошибочности слов и необходимости специального анализа их истинности. Примечателен его рефрен, взятый из стихотворения – «Не верно было слово это…».
Ф. Бэкон анализировал измы. Приведем некоторые цитаты из предисловия Ф. Бэкона. «Ибо, после того как люди стали послушными учениками и объединились вокруг мнения какого-либо одного …, они не заботятся более о развитии самих наук, а занимаются, как прислужники, тем, что превозносят и сопровождают того или иного автора. … Но справедливее и вернее, что это пленение наук порождено не чем иным, как самонадеянностью немногих людей и нерадивостью и косностью остальных. …А наибольшую силу у народа имеют учения, или вызывающие и драчливые, или краснобайские и пустые, то есть такие, которые приобретают сторонников, или запутывая их в сети, или заманивая. Поэтому, несомненно, наиболее одаренные во все времена подвергались насилию: люди, обладавшие незаурядными дарованиями и разумом, все же подчинялись суждению современности и толпы, желая возвыситься в ее мнении. Поэтому, если где-либо и появлялись проблески более возвышенных мыслей, их сразу же изгонял и гасил ветер ходячих мнений; так что время, подобно реке, донесло до нас то, что легко и надуто, и поглотило то, что полновесно и твердо. … И вот их старания направлены к тому, чтобы освободить невежество от бесславия. … Едва ли возможно одновременно и преклоняться перед авторами и превзойти их. … Но лекарство оказывается слабее болезни, да и само не свободно от болезни» [40.1.60-68].
По Декарту плющ – аналог последователей измов [87.291].
Искажения науки ведут к ее дискредитации. Возникающее на такой основе общество становится врагом науки – обскурантом. Для понимания этой закономерности следует различать в судьбе науки не только восходящие, но нисходящие процессы. Это частный случай регрессивных процессов вообще. Особенно существенны они сейчас в связи с тем, что являются результатом целеустремленных действий определенных слоев общества. Для их понимания следует исходить из оценки Марксом перспектив буржуазных общественных наук. Он считал, что наступил смертный час буржуазной науки ввиду ее партийности. Прошедшее с тех пор время подтвердило данную оценку науки. Главным проявлением природы науки стал плюрализм. И речь идет не об относительности любых истин и не о монополизме на истину. Плюрализм проявляется в господстве разных измов (слово имеется у Плеханова), которые сознательно порождаются для того, чтобы манипулировать общественным сознанием. Плюрализм – это измизм как идеал и норма обскурантизма. С древности известен обскурантизм, который в настоящее время приобрел существенное значение.
Относительность науки – закон. Он является методологической основой борьбы с наукой тех слоев общества, которым наука мешает жить в соответствии с принятыми ими принципами.
Имеет значение и тот факт, что научные истины всегда парадоксальны, если судить на основании повседневного опыта, который улавливает лишь обманчивую видимость вещей [см. 181.16.131]. В связи с этим многим людям трудно усвоить научные истины и их значимость для жизни общества.
«Вместо того чтобы ... углубиться в изучение новой науки, каждый старался так или иначе подогнать ее к своим извне принесенным воззрениям, наскоро сколачивал себе свою собственную приватную науку и тотчас же выступал с претензией обучать этой науке других. Поэтому у этих господ почти столько же точек зрения, сколько голов» [181.34.321].
«Наука представляет собой один из возможных способов познания мира, причем далеко не единственный. … Мы часто опираемся на обыденное познание, базирующееся на здравом смысле. Вместе с тем необходимо в то же время отметить, что прогресс современной цивилизации связан, прежде всего, с достижением именно научного познания мира…
Цивилизованность теоретичность

 Рациональность монизм
… Сила научного знания заключена именно в методах, точнее методологии его получения, обоснования, проверки. Методология является тем стержнем, который отличает науку от других способов познания действительности …, обеспечивает ее действенность, практическую значимость и доверие к получаемым данным» [74].
Приведенный выше факт представляет собой хорошо написанный текст, в котором рациональное уживается с ошибочным. Познание обеспечивается только наукой, но существуют и представление, и постижение как донаучные методы освоения действительности. Обыденное познание – первая форма науки.
Эксплуататорская экономика базируется на мизантропии – человеконенавистничестве, что порождает мизологию – ненависть к разуму и, в конечном счете, к науке как высшей форме разума:
мизантропия ( мизология ( обскурантизм
Сосуществование различных воззрений, концепций, парадигм науки ведет к борьбе их представителей. В результате возникают научные школы, которые на первое место ставят не истину, а приверженность своим классикам. Так возникают собственно измы.
Не рассматривая специально эту проблему, укажем на следующие факты (ступени):
Платонизм и Аристотелевизм имели негативные последствия ввиду превращения их в основание теологии. В связи с этим и решение парижского парламента об отмене смертной казни за преподавание иной философии, кроме Аристотеля [69.49]. Важны и рассуждения Герцена об аристотелевизне в «Письмах о природе»;
Картезианство как начало новой философии. Картезианцы и их критика Лейбницем;
Идеи Маркса – их достоинства и недостатки.
Конкретнее данный аспект можно показать с помощью отношения Лейбница к Декарту. Лейбницу было 4 года в год смерти Декарта. Когда Лейбниц возмужал, то картезианство было модным и нанесло вред философии. В связи с этим Лейбниц всю жизнь не только признавал начало новой философии, связанной с Декартом (“Необходимость обновления философии” [161.3.116]), но и критиковал идеи Декарта и его последователей. Эти его идеи имеют значение и сейчас.
Амбиции Декарта были завышены (что ему можно простить, как и любому автору, см. Фонтенель). Главное – картезианская ортодоксальность его последователей дискредитировала замыслы Декарта [161.3.144 и далее, с. 154-155, с. 162].
Очень актуально звучит эта критика Лейбница с учетом того, что страна пережила в ХХ веке по отношению к идеям Маркса, Энгельса и Ленина. Кто притворно, а кто искренне были и остаются их последователями. При том “притворщики” были святее всех в “приходе классиков пролетарской идеологии”. Сколько исследователей они загубили в прямом смысле слова. Считали покушением любую попытку изменить букву апологетизируемого ими учения. Но даже искренним их последователям трудно было согласиться с признанием ошибок в трудах признаваемых ими классиков. В связи с этим актуальны следующие слова Лейбница: “Мне бы также хотелось, чтобы выдающиеся мужи оставили пустую надежду захватить тираническую власть в Философской державе и отказались от честолюбивых претензий на основании собственной секты, постоянно порождающих (к великому вреду для науки и в ущерб драгоценному времени) глупую пристрастность и совершенно бесплодные литературные побоища” [161.3.161]. Именно такой подход Лейбница к идеям Декарта: он воспринял их, но подверг критике их ограниченность. Аналогично надо относиться и к его собственным идеям – акцентировать не на его ошибках, а на его достижениях.
В целом, существует много явлений, которые противодействуют развитию науки. Гипотеза их соотнесений может быть следующей (смотри схему на следующей странице. Более содержательно смотри в 334).

Идеи
+----+----+
наука ( ненаука
+----+----+
просто ( псевдонаука
+----+----+
паранаука ( лженаука
+----+----+
просто( антинаука
Ненаукой является искусство, литература. И ничего плохого в этом нет. Они нужны обществу и, порой, лучше объясняют, чем наука, действительность, особенно в сфере общественной жизни.
Псевдонаука дает альтернативное видение объекта и может быть простым заблуждением, когда выдвигают какие-то идеи, которые не могут быть обоснованы.
Лженаука (фальсификация) – специально разработанные идеи, авторы которых сами понимают их ошибочность, но используют для того, чтобы добиться для себя какой-либо выгоды, например, защитить диссертации и т.п. «Слишком много откровенного бреда прикрывается авторитетом науки» [147]. «От имени науки высказывается кто угодно и о чем угодно» [там же, №41, с.1].
Антинаука – эзотерика, паранаука, мистика, астрология, теология, хиромантия, оккультизм, алхимия.
«…C критикой науки, развернувшейся в странах Европы и США в конце 60-х годов, где неприятие сциентизма и манипулятивной социальной технологии было направлено против науки как таковой» [А.П. Огурцов. См. 166.9].
Журнал «Компьютерра» 2001 года выбрал главной темой на год проблему науки. В журнале хорошо показана также проблема псевдонауки [см. также: Вопросы философии 2001, №6. Псевдонаучные знания в современной культуре. Материалы «Круглого стола»]. Создана комиссия РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований [148].
 Теоретичность наука

 Антинаучность антинаука
Механизм господства обскурантизма следует специально исследовать. Отметим здесь только некоторые его аспекты:
политики, зная о могуществе красоты, подбирают себе красивых помощников. Но с древнего Китая известно - надо боятся красивых и красиво говорящих;
не будучи способным разбираться в науке, они вводят рецензирование, которое убивает научные инновации;
такую же функцию имеет и редактирование;
спецхраны для особых книг, ЛИТ, господство в СМИ некомпетентных людей;
монополизм на истину и война с «прожектерами»;
Средства аттестации кадров и информации в стране и т.п.
С середины ХIХ века известны идеи и практика создания ассоциации исследователей как главной формы их организации в противовес академии. В.И. Вернадский пересказывал эту историю и говорил о попытках придания большего значения такой ассоциации на основе разработанного им устава и т.п. в 1902 году [45.153]. Это очень важный аспект науки в виду того, что работники академии становятся все меньшей долей исследователей. Тем не менее, они стремятся монополизировать науку и тем самым оказываются все более реакционной силой в науке. На эту тему имеется ряд специальных книг. И в развитых странах давно уже пошли по пути создания ассоциаций исследователей. Имеются такие попытки и в нашей стране по некоторым наукам. Тем не менее, пока нет адекватной практики – организации исследователей по интересам в масштабе страны.
«Несколько академиков, объединившись, могут, при желании, изгнать из науки даже гения, перекрыть дорогу в Академию явному таланту или протащить туда «своего» бездарного администратора от науки.
Большая бюрократическая прослойка в науке является полным хозяином в раздаче денег, должностей, вакансий в РАН, и это открывает ей путь по своему усмотрению делить блага, независимо от реальных заслуг» [85].
«Двери Российской Академии наук остались закрытыми для Сеченова, как закрыты они были для самых передовых русских ученых – Менделеева, Лебедева, Столетова, Мечникова, Тимирязева. Слава богу, не одни академики делали русскую науку» [325. 32].
Академик В.Н. Страхов создал общественное движение по защите науки. Он написал вариацию на тему песни «Варшавянки» песню «Страховянка», в которой показывает, что «темные силы науку гнетут», а поэтому он поднял «знамя борьбы за научное дело»…
Роль науки показана практически всеми великими ее представителями. «…Применение научных принципов было движущей силой прогресса …» [181.1. 612].
«…Наука дает людям не только счастье, но и мастерство в любом приобретении и деле» [Платон:227.1.169].
«Теория есть высшее благо и высшее добро» [Аристотель, Метафизика, См. Гегель, 65.1.428].
«Научные силы» [181.12.3] давно уже стали главными. «…Только ясный теоретический анализ может указать правильный путь в лабиринте фактов» [181. 37. 243].
Созидание действительного богатства зависит не от количества затраченного труда, а «скорее от общего уровня науки и от прогресса техники, или от применения этой науки к производству» [181.46.2.213].
Гениальный шаг Маркса и Энгельса в истории мысли – диалектическая обработка науки [см. 161. 24. 264].
«…Науки приблизились к своему завершению, т.е. сомкнулись, с одной стороны, с философией, с другой – с производством» [181. 1. 599].
«Любите науку как жизнь». Многие исследователи указывали на то, что наука была их «главной любовью». Имеются такие положения у древних греков. В новое время, например, Бэкон отмечал свою «слишком пылкую любовь к науке» [40.1.147]. Наука была сильным и постоянным наслаждением Дж. Локка [169.1.81]. Это осознаю только сейчас, перерабатывая очередной раз первоисточники науки. В детстве этого не знал, и моя любовь к науке возникла под воздействием отца.
Предлагаемая гипотеза метанауки – результат не только моего поиска, но и отца – Георгия Кирилловича, брата Ивана Георгиевича, как и членов моей семьи – супруги Иры, детей – Сергея и Наташи. Исключая отца, мы с высшим образованием и среди нас три кандидата наук.
Отец с детства полюбил науку и, будучи шахтером, всю жизнь жил наукой. В конце жизни он так написал об этом: «Я рвался к науке в молодость свою, и меня держали клещи, то партработа, то судьба роковая. Наука – величайшее счастье жизни, а я не вкусил его. Не всякой жизни это дано. А надо бы. Пусть бы каждый человек нашей земли жил этим величайшим духом знания и познания мира».
Результаты научного поиска он резюмировал в автобиографии (см. 49) – «Тернистый путь познания» и «Дух – орудие жизни». Он закончил словами:
«В мире разум стал громаднейшим скоплением. Он также велик, его стало также много, как в Галактике звезд. И его, разум, стали валить на свалку, как в египетских городах вывозили мусор на свалку. Разум стал и силой в мире и тормозом, его продают как вещь, его творят как товар, его швыряют как нечисть, им убивают людей. Он стал добром и злом. Все это потому, что он, разум, – орудие жизни. Через разум добывают жизнь точно как за деньги.
Все, что разумно, то – необходимо.
Все, что необходимо, то – разумно.
Разум - Венец жизни,
Идея - её лучи».
Нам, своим сынам, он в детстве привил любовь к науке. Не помню его конкретных слов того периода, но могу привести его слова малолетней его внучке, написанные на подаренной им книге:
«Тане от дедушки в день посещения Ворошиловграда – Петровки. Мои мысли Вам – любите науку как жизнь. Пятница, 27-Х-1972» (выделено мной – ВАГ).

В течение всей своей жизни он поддерживал наш интерес к науке, нашу направленность на получение научных профессий, а затем и ученых степеней. Все это можно видеть в его книгах [см. 49;50;51]. В этом же ряду книги о его родине «Крутинка. ХХ век», 2-е изд., «Головка и головцы», подготовленные и изданные нами.
Он привлекал нас к своей научной работе. В начале 1950-х он разрабатывал экономические модели общественного воспроизводства. И нужно было много математических расчетов. В них участвовали и мы в меру возможности (мы тогда уже жили отдельно, так как учились в техникумах).
Отец поощрял наш самостоятельный научный поиск, поддерживал его справедливой критикой, участвовал в наших исследованиях. И сейчас хранится его критика моей кандидатской диссертации 1960-х – «Первоначальное накопление капитала». Когда я стал непосредственно работать над проблемой метанауки, то он также принял участие. Бандероль с рукописью «Метанаука» он получил 25.08.1973 года, а возвратил 19.3. 1974 г. Он читал и постепенно писал свои замечания в письмах [см. 50]. Затем он дал развернутую ее рецензию, в том числе постраничные замечания.
По отношению к науке у него был иной настрой: «Лучше писать науку, чем о том, как пишут науку. Мы критикуем того, кто пишет науку, а сами ее не пишем» [там же, с. 240-242]. «Я предпочел бы больше исследовать науку, при том одну, хотя бы маленькую, но грызть ее подобно мыши, и гляди, чего-нибудь бы, да и выгрыз. … Да, может быть, науки стали так велики, и их стало так много, что их надо приводить в порядок. Но что же, тогда следуйте своей дорогой, и пусть люди говорят, что угодно» [там же, с. 229].
Помню многие его идеи о научном поиске: «Наука… Как ее трудно выращивать» [там же, с. 67]. «Современная наука прочна как тот двестидвадцатитонный гранит, который ставят на площади Свердлова. Но она также застывшая, как он. Она также окаменевшая как некогда этот гранит» [там же, с. 71]. «Но экономист вне философии ничто» [там же, с. 108]. «Дайте … научно организовать жизнь» [там же, с. 115]. «Стремление к науке не определяется почестями, и если думать, что тяга к науке определяется почестями, а не желанием проникнуть в тайны мира, то это было бы пошлостью и даже шарлатанством» [49.203]. Данное его благословение движет 30 годами моей работы над метанаукой.
В начале «Метанаука» включала в себя много аспектов поиска по данному вопросу. В конце 1970-х годов вычленил из неё проблему технологии мышления. Её завершил депонированием рукописи «Диалектическое мышление» в 1990 году в ИНИОНе Академии наук, а еще через 10 лет изданием книги «Самоучитель мышления». Одновременно с этим продолжал работу и над тем, что осталось в «Метанауке». Затем вычленил из неё содержание книги «Философское основание теоретической науки» (ФОТН) и издал за свой счет ко Второму РФК 1999 года. Тогда же решил закончить «остаток метанауки» к Третьему РФК.
Названные три книги – элементы единого целого. И между ними нужно перераспределить некоторые идеи, что сейчас невозможно. Приходиться включать в «Метанауку» часть того, что должно быть содержанием ФОТН. Имеются и противоречия в трактовке некоторых идей в виду разновременности издания этих книг.
Перифраз мысли Р. Декарта [см. 87.156]:


Любознательность

ученость



5. ФИЛОСОФИЯ

Философия является основанием науки и может быть
понята только с позиции науки. В связи с этим рассмотрим сначала проблему философии, ее функцию в научном отражении мира. Затем объектами станут
философствование, становление философствования, и, наконец, проблема диалектической логики как высшей
формы философствования в ее осмыслении Лейбницем.

5.1. Философия и филодоксия

Всеобщее недовольство современной философией обосновано ее состоянием. Фактически оно проявляет критику филодоксии в виду закона:
Коммерциализация


 Дефилософизация
«Утверждение о катастрофическом для философии кризисе в ХХ веке стали вполне заурядными. Нередко речь идет об отсутствии предмета философии как академической дисциплины и, следовательно, об избыточности и даже бессмысленности философии как рода человеческой деятельности» [166. 73].
Критика философии – исходный фактор адекватной постановки проблемы для восстановления функции философии в общественном развитии. «Иного не дано»: если не восстановить эвристического могущества философии, то общество погибнет. Поэтому не следует жалеть усилий на это дело. Тем более все необходимое обществу уже создано великими мыслителями. Обществу надо только выявить накопленное по данному вопросу, синтезировать его и внедрить в жизнь. С этой задачей вполне по силам справиться истинным философам.

Главной причиной недостаточности науки для выполнения функции идеологии является то, что она не стала теорией. В свою очередь, причиной «научного застоя» следует считать неадекватность ее основания, прежде всего философии.

философия ( основание науки ( наука (идеология.
Способы объяснения оснований науки многообразны:
А). Вводные темы учебных дисциплин, в которых излагают предмет и метод науки или что и как они объясняют. Иногда эти темы имеют большой объем, с помощью чего пытаются раскрыть содержание этих вопросов;
Б). Особые книги об основаниях конкретных наук, обычно это частные вопросы оснований, например, математика для экономистов, экономическая эпистемология, логика и т.п. При том естественно, что собственно математику не раскрывают в таких книгах;
В). Книги по универсальным основаниям всех наук:
по отдельным их элементам;
совокупности книг о разных аспектах оснований;
система наук об универсальных основаниях всех наук. Эти науки должны быть изложены пропедевтично для разного уровня подготовки, по примеру математики. Особое значение имеет наиболее развитое их состояние, которое может мыслиться как постоянно уточняемый их идеал. К ним относятся когнитология, идеология, эпистемология, гносеология, методология, математика, логика, диалектика, науковедение, наукометрия, метанаука и т.п.
Содержание оснований науки. Прогресс науки зависит от ее оснований, главной из которых является философия. Первейшее условие представителя любой науки – усвоение оснований своей науки, в том числе и философского (смотри схему на следующей странице).
Случайные (произвольные) основания наук ( исходная их форма. О них писал Гегель [см. 65.1.101]. В таком случае некоторые исследователи основанием считают и теологические требования.
Основания наук
+---+----+
случайные ( неслучайные
+---+---+
обзоры мнений ( позитивные
+--+--+
факты ( рациональные
+--+--+
математическое (философские
+---+----+
общие теории ( интеллектуальные
(онтология) +---+----+
гносеология ( методология (интеллектика)
На определенном этапе мыслители осознают необходимость специального исследования оснований науки. Естественно, что начальные рассуждения по данному вопросу примитивны и требуют развития.
Обзоры мнений. Люди обычно интересуются мнениями других. Наука включает обзоры мнений и их критику при осмыслении проблемы.
Позитивные основания наук. Основанием простых действий и лежащих в их основе знаний была эмпирия:
факты ( опыт ( практика.
Эмпирия (фактология или феноменология) может стать синтетическим описанием фактов в каждой конкретной сфере жизни. Её успех зависит от развития науки вообще.
Метод «проб и ошибок» не только первый, но и самый трудный, кровопролитный. И нет возможности его преодолеть, но можно и нужно его минимизировать переходом к другим основаниям науки.
Позитивное (индуктивное) основание науки известно с древности. Великим фактом индукции можно считать систематику Аристотелем животных. И пусть последующие философы дискредитировали данный аспект аристотелевизма, тем не менее, Аристотель не игнорировал фактологического основания науки.
Во втором тысячелетия нашей эры фактам придано большее значение. Становление этого процесса хорошо показано Минто. Особое значение в этом деле Ф. Бэкона. С тех пор индукция является содержанием частных наук. Факты ( «собственное достояние» частных наук.
Фактологическое основание науки возможно и на основе здравого смысла. Гегель называл его рассудочной ступенью всеобщего развития науки [см. 65.1.58].
Эмпирики порой отрицают иные основания науки, но это пагубная крайность.
Рациональное основание известно давно. Первым его элементом является математика, ставшая фактически универсальным методологическим основанием науки.
Философское основание. «Первая философия» Аристотеля мыслилась им в качестве основания научного знания. Затем она была названа метафизикой, которая расширилась включением в нее теологии. Затем расчленили ее на логику, онтологию и теологию. В таком случае онтология становилась главным элементом метафизики. И против ее высшей формы – онтологии Вольфа была направлена идея Канта в «Критике чистого разума». Когда же некоторые кантианцы просто отбросили данную совокупность знаний, то это было движением назад. На самом же деле, Кант указывал направление вперед – разработать более содержательную науку о познании в качестве основания науки. Последователи Маркса разработали диамат как иную форму метафизики. И она была движением вперед и достаточной на своем уровне развития, но затем устарела, а поэтому, как и метафизика, потерпела поражение. В связи с этим возникла идея метанауки. Прочат на место метанауки и синергетику как универсальное основание.
философия ( «первая философия» ( метафизика ( онтология ( (диамат ( метанаука (эпистемология).
Потребность теоретизации наук породила необходимость в философии как факторе качественного скачка науки.
Можно привести множество высказываний представителей нефилософской науки об их вере в эвристическую роль философии как фактора развития их науки. В частности, В.Ф. Гершанский в книге «Философские основания теории субатомных и субъядерных взаимодействий» пишет: «В рамках указанной проблемы решающую роль приобретает вопрос об эвристических основаниях в виде основополагающих принципов в процессе формирования данной теории» 72.3]. Одновременно он указывает позицию А. Эйнштейна по этому вопросу: «В наше время физик вынужден заниматься философскими проблемами в гораздо большей степени, чем это приходилось делать физикам предыдущих поколений. К этому физиков вынуждают трудности их собственной науки» [там же, с. 4].
Авторы большинства учебников по философии не отвергают методологической ее функции.
Сведем философское основание науки к двум элементам ( интеллектуальному и онтологическому основанию науки.
Методологическое основание науки часто сводят к онтологическому основанию – учету общих идей при рассмотрении частных проблем. Это можно считать главной парадигмой экономической науки. Надо развести эти два основания науки и не подменять их друг другом.
Онтология мыслилась общим рациональным основанием всех наук. К новому времени она устарела и была не адекватна потребностям. Поэтому правомерно ее отрицание. Необходимость же такого основания науки заставила Гегеля предпринять попытку написания энциклопедии философских наук, оцененной Энгельсом в качестве последней попытки создания натурфилософии. Гегель разрабатывал не натурфилософию, а адекватную современным потребностям систему общих наук в качестве онтологического детерминатора содержания частных наук. И в этом он был прав. Гегель не претендовал на решение проблемы, а только на ее постановку. Об этом четко сказано у него самого и его комментатора Ситковского [см. 65.1.50, где есть ссылки на параграфы 16 («начало») и 90 («суммарно»)].
Ученые должны разработать общие науки в качестве основания для решения частных проблем своих наук. Как представителю общей теории экономики (политэкономии, фундаментальной экономики и т.п.), очевидна необходимость общей теории экономики для систематики всех экономических наук, поддержания их интегративности, плодотворности и т.п. Аналогично осознание онтологического значения общих теорий денег и техники для систематики наук о деньгах и технике.
Общие теории каждого комплекса наук должны разрабатывать не философы (как это пытался сделать Гегель), а представители этих наук.
Интеллектуальное основание науки состоит в системе гносеологии и методологии.
Гносеология (теория знания) должна давать представление о структуре всех знаний, об их делении на науки и учебные дисциплины.
Методология (теория познания) призвана обеспечить умение мыслить и тем самым упорядочивать наиболее развитым способом ( системно (теоретически) знания.
Интеллектуальное основание науки имеет определяющее для нее значение, а поэтому важно осмыслить его следующие аспекты:
А). Потребность науки в философии;
Б). Эволюцию философии и систему ее форм;
В). Прагматизм философии.
В целом, при развитии науки нужно не игнорировать философию, а осмыслить ее в качестве исторической попытки создания средства для перехода науки с уровня доктрин на уровень теорий. А поэтому необходимо дать ей оценку в целом. Следует осознать ее как эволюционную философию или универсальную эпистемологию.
“Что такое философия?” Философы обычно исследуют феномен «науки». Представители науки должны также исследовать феномен «науки». В связи с этим им следует понять сущность философии и дать анализ тенденций ее превращения в науку о науке, в теорию науки, интеллекта. Данный вопрос о философии задавали всю ее историю. В частности, Ж Руссо: «Что такое философия? Что содержит писания наиболее известных философов? Каковы уроки этих друзей мудрости? Если их послушать, разве нельзя их принять за толпу шарлатанов, что кричат каждый свое на общественной площади: идите ко мне, только я один никогда не ошибаюсь» [см. 97.17].
В.Н. Кирсанов писал о нищете философии – «много философов – мало философии» [см. 130.4]. «Никогда прежде ни одно государство не имело столько ученых и при этом так остро не испытывало дефицита философской мысли» [там же, с. 22]. Данную его идею покажем графиком:
Число философов


 Значимость философии
«Вопрос «Что такое философия?» до сих пор является открытым» [296.5]. Для ответа на него следует строго различать такие понятия, как:
мудрость ( софия ( философия.
Мудрость возникает стихийно в меру накопления опыта, что происходит обычно с возрастом. Отсюда ее понимание в качестве «мудрости седеющей бороды». В частности, это имеется у Алкуина (730-804 гг.) [см. 1.1.312].
Возраст

 Мудрость
«… Нам отчаянно не хватает мудрости. … Ее так высоко ценят все великие религии. И иудеи, и христиане заявляют, что «мудрость – это величайшее благо», а Коран провозглашает: «Те, кому дана мудрость, воистину обрели изобилие благ». В Индуизме развитие мудрости – это один из основных духовных путей Йоги, тогда как в Буддизме мудрость иногда считается выдающейся духовной способностью. Что же такое мудрость и как ее воспитывать» [285.220]. «Интеллект – это способность учиться, понимать и мыслить ясно и логично». «...Мудрость происходит от применения интеллекта к пониманию главных вопросов жизни» [там же].
София – обучаемая мудрость. Ее существование в качестве софистики не было бесплодным, хотя она не достигла поставленной цели.
Философия выросла из софии в меру разработки правил мышления и т.п. И с тех пор философия господствует над исследователями, знают они это или нет, хотят этого или нет [см.: 181.20.525]. «И ... мир полон ее системами...» [169.3.588].
Приобщение к философии происходит по-разному. Можно образно выделить две формы философов ( профессионалов и любителей. Философы по образованию вынуждены ассимилировать все содержание современной философии. Это рационально для педагогов философии, но противопоказано исследователям философии. На этот счет высказано множество справедливых оценок известными людьми.
По Декарту: «… Всего меньше учившиеся тому, что до сей поры обыкновенно обозначали именем философии, наиболее способны постичь подлинную философию» [87. 306]. А. Шопенгауэр писал «Ничто не вредит философии в такой мере, как профессора философии на содержании …» [319.6.28]. Интересно и мнение Дицгена: «Характерная особенность профессора философии в том, что он не философ, и наоборот, характерная черта философа в том, что он не профессор» [см. 161.29.378].
Философы-самоучки являются «самозванцами». Они выбирают из существующей философии только то, что им нужно. У каждого из них «свое рациональное зерно», и не всегда оно рационально. Для исследователя таковым является все то, что помогает овладеть могуществом теоретической науки. В частности, такую функцию имеет философия как метанаука.
Данная гипотеза метанауки относительна, и ее следует творчески развивать ее сторонникам. Её основанием было множество философских направлений ХХ века, в том числе акмеология, “живое мышление”, экософия, дианетика. И многое из них не воспринято здесь. У оппонентов данной гипотезы имеются рациональные зерна и их очень трудно выделить. Тем не менее, это следует делать для того, чтобы осмыслить философию как важнейшее основание экономической науки. Этот вопрос затронут в ряде работ. Не повторяя их здесь и не раскрывая всей проблемы, отмечу возможности теоретизации философии.
В литературе высказаны мнения о необходимости отказа от термина “философия” ввиду его неопределенности и разноречивости. С этим можно согласиться. Термин «философия» можно и сохранить, называя им основание науки. Именно это чаще всего и называют философией. В то же время, необходимо иметь в виду, что не сам термин "философия" создает основные затруднения в философском подходе к действительности, а содержание философии.
Проблема философии. Философы прошлого были исследователями различных объектов и тем самым внесли свой вклад во многие конкретные науки. Обособление этих наук от философии предполагало уменьшение объекта философии. Ограничение объекта философии достигло предела, требующего принятия особого решения. Сохраняется ли философия сама по себе или она превращается в науку, имеющую свою нишу или объект? Сохраняющаяся в чистом виде философия оказывается филодоксией, а одновременно происходит становление научной дисциплины, имеющей строго определенное значение – метанауки (эпистемологии), как философии третьего тысячелетия.
Современная философия содержательна и рациональна. Поэтому и речи не может быть об отрицании её содержания. Необходимо далее развить философию, исходя из ее критики многими философами. Особенно остро это высказано М. Алексеевым: "... в отрицательном отношении некоторых представителей конкретных наук к философии, в неуважении их к издаваемой философской литературе большая доля вины падает все же на нас самих, на философов. Видимо, не все ладно и правильно в нашей философской литературе, раз она не всегда пользуется уважением и не вызывает должного интереса у потребителя, раз на наших ученых оказывает влияние неопозитивизм” [4.7]. "Мы, философы, нередко теряем свой "кредит'' в глазах представителей наук. Эту истину следует признать безоговорочно, сколько бы горька она для нас не была” [там же, с. 8]. "... Системность (или систематичность) наличных курсов теорий познания оставляет желать лучшего" [39.29].
«Какофоничность нашей сегодняшней философской жизни следует интерпретировать как отсутствие центра интеллектуального внимания и общего, захватывающего всех спора. Вырваться из этой ситуации можно, только обретя такой центр. Где же его искать.
Для нас – философов – таким центром может стать сама философия. ... Очевидно также, что ничего похожего на консенсус в философии не существует …» [247]. Далее Н.С. Розов дает структуру «пестрого разнообразия философских голосов, звучащих в современной России».
«Философская мысль оказалась бессильной возместить связующее человечество духовное единство. Духовное единство религии оказалось утопией… Религиозная мысль распалась на множество течений. Бессильной оказалась и государственная мысль создать это жизненно необходимое единство человечества» (45.51). «…Эту миссию берет на себя наука» (там же).
Можно считать фактом недостаточную философскую культуру не только общества, но и философов. В их адрес можно бросить тот же упрек, который Ф. Энгельс адресовал прежним материалистам – непонимание относительности всех научных теории, незнание диалектики, преувеличение механической точки зрения.
Мир философии представлен множеством ее парадигм, концепций и т.п. Их оценка – основа для выбора наиболее развитой из них, которая только и может быть началом последующего ее прогресса.
Прогресс философии во многом связан с определением её высшей на сегодня формы и выявления того, что можно считать «высшим достижением мировой философии». Сейчас таковой называют порой современную западную философию [см. 247]. В противоположность, можно утверждать, что ею была советская философия при всех ее недостатках или ее предтеча – философия Маркса. При таком подходе к философии ее прогресс упирается в оценку философии «Капитала» Маркса. Обилие мнений о «Капитале» как высшей форме практической философии сменилось обилием альтернативных мнений. Обратим внимание на ряд аспектов философствования Маркса в «Капитале».
«Но не все в работе философов удовлетворяет советских экономистов. Они в большинстве случаев не могут оторваться от такой исходной позиции, как "Капитал" Карла Маркса. Конечно, "Капитал" является непревзойдённым образцом приложения диалектического метода к экономическому исследованию. Гораздо проще пользоваться "Капиталом", чем разбираться в сложных, а иногда еще и до конца не ясных деталях экономики. От этого выигрывает философская сторона публикуемых работ, но одновременно проигрывает возможность использования их результатов в экономических исследованиях, ведущихся на современном материале.
Очевидно, что в деле практического применения диалектической логики на помощь философии могут прийти только те, кто лучше владеет материалом современности и, в первую очередь, сами экономисты. Но для этого нужны определенные исходные знания» [225.4]. Данное положение В.А. Первушина примечательно и справедливо во многих отношениях.
«Современный ученый хотел бы от философа не просто получить совет: «Читай «Капитал» К. Маркса и там найдешь систему диалектических категорий». В дополнение к этому весьма полезному совету он хотел бы иметь систему категорий диалектического мышления в чистом, логическом, виде, причем уже такой, которая бы учитывала уровень развития современного научного знания, происшедшие в последнее время изменения в его структуре, в формах получения теоретических построений и способах доказательства. Не учитывая этих изменений в характере и устремлениях современного научно-теоретического мышления нельзя, иначе построенная система категорий, логика, не будут работать в науке, способствовать достижению новых результатов» [см. 14.113].
Философия как единственная основа работ над методой Маркса не дает той базы, которая необходима для развития диалектического метода. Более того, она приводит к определенному "вырождению" самого метода и иногда к темной гегельянщине. Уразумев многое у Гегеля и в трактовке работ классиков, авторы склонны схоластизировать и догматизировать все это. Помимо прочего, у них не оказывается ни сил, ни времени для того, чтобы столкнуться с проблемами фундаментальной трактовки современной экономики и увидеть основания наук с этой точки зрения. С другой стороны, экономисты все еще ждут от философов решения проблемы метода исследований, а не берут в качестве примера классиков, которые были и экономистами, и философами, и тем самым могли решить вставшие тогда задачи. Тем самым экономисты устраняются обычно от исследований проблем основания науки. И тем самым истиной оказывается “горькое” признание В.А. Первушина: "К сожалению, многие экономисты, даже специально занятые научно-исследовательской работой, не очень ясно представляют себе диалектическую логику" [225.5].
Оценка причины создавшейся ситуации вряд ли укажет на один какой-либо фактор в качестве главного. В определенной мере это вытекает из современной роли науки в общественном производстве и характера исследований. Понуждение обществом, с одной стороны, и желание самих исследователей воспользоваться плодами своей научной деятельности, с другой стороны, приводят к сокращению творческого периода по созданию творческих работ. Результатом оказывается недостаточное "философское" обоснование трудов и малая новизна принимаемых решений. Следует учитывать и идеологический напор и т.д. Из всех возможных факторов здесь обратим внимание на собственное состояние философии и, прежде всего, диалектики.
Э.В. Ильенков писал о необходимости создания "капитального” труда, который с полным правой будет носить одно из трех названий: "Логика", "Диалектика", "Теория познания

  • [106.269]. Правомернее будет назвать такой труд метанаукой, протонаукой или еще как-то иначе.
    А.М. Миносян призывал к "коренному изменению структуры диалектического материализма" [193.48]. Одновременно, он считал, что проблема еще не решена. Данную проблему решают тем, что ведут многообразные философские исследования по всем ее вопросам. Многочисленные исследования не всегда адекватны ( сначала надо показать систему наук, исходя из нее определить предмет философии, а затем только рассматривать внутреннюю структуру философии ( субординацию ее категории. Нельзя написать диалектику, не учитывая строго определенную систематику наук и место в ней диалектики.
    Своей специализацией философы часто осознанно или неосознанно устраняют представителей других наук от исследования феномена «науки». Складывается ситуация, которая уже имела место в истории науки. Философия существует сама по себе, а развитие наук идет помимо философии. Эта замкнутость философии, потеря ею практической значимости отмечалась многими философами.
    Основное направление развития философии совпадает с развитием всех других наук ( ростом систематизации на основе интеграции и дифференциации ее элементов. “Философствование без системы не может иметь в себе ничего научного; ... Под системой ошибочно понимают философское учение, основывающееся на ограниченном, от других принципов, на самом деле принцип истинной философии состоит именно в том, что он содержит в себе все особенные принципы" [65. I.100].
    Ядро философии – диалектика. Поскольку диалектика трактуется в качестве науки, отражающей всеобщие законы развития мира, то соответственно диалектический метод также имеет всеобщее значение. Степень общности диалектического метода равна степени общности диалектики. Что же касается степени универсальности диалектики, то можно ее характеризовать двумя разными способами. Можно трактовать диалектику в качестве науки о всеобщих законах состояния, и в таком случае вполне естественным и обоснованным будет мнение тех, кто считает, что закон отрицания отрицания не является диалектическим, всеобщим. И другие диалектические законы не в полной мере можно считать тогда диалектическими. Второй вариант трактовки диалектики состоит в том, что ее рассматривают в качестве науки о развитии. Диалектика есть "учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, учение об относительности человеческого знания, дающего нам отражение вечно развивающейся материи" [161.23.43-44]. При этом нетрудно выяснить, что развитие составляет довольно маленькую часть всех видов состояний, хотя и самую развитую, сложную. Узкая трактовка диалектики имеет определенные преимущества, более понята, хотя также ставит ряд проблем.
    Проблема систематизации категорий диалектики остается нерешенной. По этому вопросу написан ряд работ: "... Разработка объективных оснований систематизации категорий материалистической диалектики является важным и перспективным направлением исследования. Однако в этой области сделаны лишь первые шаги, позволяющие наметить основные направления и выделить основные проблемы" [311.113]. Систематизация категорий может быть только следствием теоретизации философии.
    Теоретизация философии – частный случай теоретизации науки. Она принесет определенную пользу и должна происходить одновременно с перестройкой системы наук.
    Теоретизация философии
    
     Плодотворность обучения философии
    Самое главное в том, чтобы уточнить диалектику тем или иным образом, сделать диалектику элементом, постоянно используемым в научной и повседневной жизни. Диалектика выступает чаще всего пассивным знанием, и ее приверженцы не знают, как ее использовать в практической деятельности. Возникает вопрос, возможно ли диалектику в современном ее состоянии не только довести до людей с высшим образованием, но и сделать так, чтобы они ее постоянно использовали в своей деятельности? При ответе на этот вопрос следует обратить внимание, прежде всего, на практику, которая показывает, что обучение этой науке не давало эффекта. Вероятно, для настоящего овладения диалектикой нужно ее сначала усовершенствовать. Практика показывает, что не удастся диалектику в современном ее состоянии сделать общим достоянием. Теоретизация наук, в том числе и диалектики, дает основания для превращения ее в плодотворный метод мышления.
    Диалектика должна послужить методом для соответствующего диалектического преобразования основных форм идеального воспроизведения действительности. "Продолжение дела Гегеля и Маркса должно состоять в диалектической обработке истории человеческой мысли, науки и техники” [161.29.131]. Это завещание актуально и сегодня, когда налицо не только успехи в данном направлении, но и факты отказа от диалектики.
    "Диалектическая обработка” идеального предполагает соответствующее распространение диалектики, осознание исследователями ее практической значимости. Недостаточность этого свидетельствует об отсутствии соответствующего представления самой диалектики, философии вообще. Именно здесь следует искать основную причину, и именно так ставили вопрос многие философы, в том числе Б. Кедров, М. Алексеев и другие.
    Философия ( позитивизм ( прагматизм (утилитаризм).
    Борьба философов нашей страны в ХХ веке с позитивизмом и прагматизмом ошибочна. Для представителей науки философия интересна только в меру ее позитивизма, прагматизма, утилитаризма как основания теоретического понимания мира. Конечно, необходимо иметь в виду и другую крайность ( чистых позитивистов и прагматистов, т.е. тех, кто отрицает необходимость использования накопленных философией идей о науке, интеллекте и т.п.
    Плюрализм ( Монизм
    Философы России ХХ века отринули позитивизм и прагматизм. На самом же деле, философия может быть только позитивной, прагматичной, популярной. И не убедительны ссылки на исследователей, за кем следовали философы. Позитивизм и прагматизм философии отрицают только филодоксы.
    Должен восторжествовать девиз Х. Вольфа «Ad usum vitae». Его придерживались практически все великие философы. Например, Кант, Гегель, Энгельс были философами-позитивистами. Они выступали за теоретическую философию. Они внесли свой вклад в этот процесс, который не завершен и вообще никогда не будет завершен.
    Для позитивистов характерно также и то, что они сводили философию к науке о мышлении. Такие положения имеются у многих названных и других исследователей.
    О. Конт – основоположник позитивизма. Но не только Конт является автором этого подхода. Позитивизм – проявление главной тенденции развития философии с древнегреческих философов. Аналогична и прагматическая сущность философии. Ведь уже древние греки разрабатывали философию как инструмент познания. И с тех пор философия, так или иначе, трактовалась большинством ее исследователей как канон или органон и т.п.
    Основные типы философии. Как и все сущее, философия развивается. Этот ее факт осознан в должной мере многими современными философами. Многие философы исходили из необходимости создания новой философии. В частности, это позиция Ф. Бэкона при разработке им “Нового органона”. Писали об этом Р. Декарт, Г.В. Лейбниц. И. Кант вообще считал, что философию надо еще создать, а поэтому писал только введение в нее ( пролегомены. Многие современные философы разделяют эту идею. В частности, «Следовательно, задача создания новой формы философии, предполагающей разработку современной картины мира, новых обобщающих понятий и теорий, существенное обновление философской методологии во многом еще не решена и ждет «своего часа»» [245].
    Конкретизация функций философии позволяет уточнить содержание программы по восстановлению прагматизма философии. Исходная функция философии ( совершенствовать технологию мышления и ее основание – теорию интеллекта (интеллектику). Она призвана также совершенствовать объяснение самой науки, обобщая имеющиеся в обществе идеи по данному вопросу. Философия обеспечивает также универсальную онтологию. И философия ответственна за разработку дидактики обучения философствованию, т.е. умению применять философию в качестве практического инструмента жизни. Философы должны учить философствовать представителей наук и критически оценивать достигнутый ими уровень философствования, как высшей формы исследования.
    Главная историческая тенденция развития науки и философии, как и современная ее структура, и перспектива, может быть кратко показана ретроспективно [см. 47]. Исходя из замысла И. Канта, можно выделить следующие основные формы философии:
    +- метанаука = будущая, теоретическая философия
    +-+- метафизика= «первая философия»
    +-+--- натурфилософия = наука
    Системная трактовка форм философии учитывает историю их становления. Она предполагает упорядочение всех существующих форм философии на основе историзма. Иными словами необходимо использовать принцип единства исторического и логического. Такую возможность дает ретроспектива ( восстановление прошлого на основе настоящего. Как писал историк ХIХ века Болтин: «Современность ( музей прошлого». На основе современности можно представить прошлое, что и отличает ретроспективу от истории. История ( продукт «копания» в ее пыли, а ретроспектива ( взгляд на прошлое на основе современности.
    «Философия»
    +--------------+----------------+
    наука ( общая наука ( основание науки
    (натурфилософия) (метафизика) (метанаука)
    Можно предложить две гипотезы:
    Первая:
    «Философия»
    +----------+-------------+
    Натурфилософия ( филодоксия (философия
    +------------+---------------+
    «первая философия» ( метафизика ( метанаука
    +----------+-----------+
    логика + онтология + теология
    Вторая:
    философия
    +-----+-------+
    филодоксия ( натурфилософия (наука о науке
    +-----+---+
    просто( «первая» ( метафизика
    +-----+---+
    просто( Вольфа (метанаука
    +-----+------+
    диамат( эпистемология( теоретическая
    +-----+----+
    1 ( 2 ( 3
    Филодоксия не наука. Ее можно назвать и диалектикой, как порой делал Аристотель [12.1.123]. Затем философией назвали науку, поскольку ее считали мудростью, разумом и т.п. [там же, с. 102 136 и др.]. Впоследствии философией стали называть не любую науку, а только науку об основаниях науки [там же, с. 125]. У Сократа и Платона она свелась к методологии познания – науке о мышлении, диалектическом методе. В форме «первой философии» Аристотеля она уже включала все рациональные основания науки, в том числе и математику, и логику (диалектику) и онтологию. Но все это было в единстве (синкретически). «Мудрость есть наука о началах» [там же, с. 272]. Начала математики должна исследовать первая философия [там же, с. 278]. Так как наука философа исследует сущее как таковое [там же, с. 276]. В последующем ее стали называть метафизикой в широком смысле слова и относили к ней логику, онтологию, психологию и др. Высшей формы такая метафизика достигла у Вольфа. Ее неадекватность потребностям науки привела к ее отрицанию Кантом и требованию разработки новой ее формы, которую назовем метанаукой. На этой основе возник диамат как форма метанауки, а сейчас такую функцию отчасти выполняет эпистемология (синергетика). И общепринятое мнение – нужно нечто новое, что назовем теоретической философией или метанаукой. Она также не может не быть динамичной и многообразной. Уже существуют ее гипотезы и данная работа – одна из них.
    Натурфилософия фактически не была философией. Так называли науку с древних греков до ХIХ века [330.389]. Она представляла собой множество конкретных наук в форме учений. Это была совокупность частных, разнохарактерных наук [181.21.316]. Образно это можно показать так:
    
    
    Эта концепция исходит из отождествления философии и науки. Науку считали философией, и философия была наукой. Затем обособилась философия как особая наука. И философия все более становилась основанием науки. И хотя этому процессу 2500 лет, но он не завершен.
    Пережитки натурфилософии сохраняются по настоящее время в форме частных форм философии: философия истории, философия техники, философия хозяйства, философия экономики, философия денег и т.п. Специальные исследования философии техники, философии экономики убедили в том, что нет ничего специфичного в этих формах философии. Их рациональные зерна составляют содержание общих теорий данных объектов.
    Название философией какого-либо конкретного исследования представляет собой простую подмену понятий.
    Филодоксия. Данное понятие известно с древних греков. Имеются категоричные суждения по ее поводу у Канта, но современные философы не «наступают на эту свою мозоль».
    Любомудрие первоначально сводилось к умению говорить, чему учила риторика. Овладев приемами красноречия, риторы (ораторы) не становились философами. Они оказывались филодоксами – любителями мнений. Филодоксия состоит в высказывании необоснованных положений, т.е. мнений. Философия – поиск путей к истине. Философия спрашивает: «Что есть истина?» [181.1.101].
    И. Кант отмечал фактическое превращение философии в филодоксию [123.3.35]. «Виртуоз ума или, как его называет Сократ, – филодокс …» [123.8.279]. Об этом пишут и современные философы: «Платон нашел и имя для любителя «Мнения»: философу он противопоставляет филодокса» [305.181].
    Перефразируя Канта, философы остаются «виртуозами ума» [там же, с. 298] или «болтунами» [там же, с. 292] вместо того, чтобы быть законодателями теоретической науки при познании объектов. Для этого они сами должны осмыслить «достоинство философии» или «ее абсолютную ценность» [там же, с. 291].
    Филодоксы стремятся, по И. Канту, только к тому, чтобы вообще сбросить оковы науки и превратить труд в игру, достоверность – в мнение, а философию – в филодоксию [см. 123.3.35].
    С древности филодоксия является спутницей философии, и в наше время она стала главным ее врагом.
     философия
    филодоксия
    
    Филодоксы не способны философствовать, не читают книг философов. Они возводят в абсолют свою неспособность применять диалектику, философию вообще. Они обычно используют свои философские степени и звания для того, чтобы с их помощью обеспечить себе любую карьеру вне философии. Филодоксия мафиозна – держится на личных связях в противоположность принципу – «Платон мне друг, но истина дороже».
    Голословные утверждения филодоксов убедительны только некомпетентным людям, а поэтому их труды не вызывают интереса общественности, не привлекают к себе внимания. Поскольку филодоксия рядится в одежду философии, то философия и теряет престиж.
    Филодоксия отражает также тот факт, что диалектика не стала нормой мышления, средством понимания всех объектов, а также, что не решены замыслы классиков философии по этому вопросу.
    Филодоксичность философии была причиной трех форм ее вырождения:
    +-- схоластика
    +-+-- эклектика
    +-+---- софистика
    Софистика – филодоксия, ориентированная на обучение мышлению. Софисты использовали приемы риторики, а также разрабатывали и свои приемы речи. Такие приемы рассуждения называют с тех пор софизмами. В целом, софистика просуществовала около половины тысячи лет. Не следует отрицать положительного вклада софистики в философию. Тем не менее, практика подтвердила недостаточность софизмов, в результате произошло вырождение этой формы философии. С тех пор софистика – факт вырождения попытки превратить философию в средство развития ума людей, их способности говорить, мыслить и т.п. И хотя ранее ее бичевали в качестве негативного философского явления, тем не менее, полтысячи лет ее существования свидетельствуют не просто о заблуждении, а о рациональном ее зерне.
    В борьбе с софистикой происходило становление настоящей философии по мере ее разработки как основания научного познания. Решающий вклад в этот процесс внес Аристотель разработкой приемов мышления как содержания философствования, и принципов научного познания. Данные его труды назвали впоследствии логикой, метафизикой. Начальное состояние логики и метафизики не могло быть монистичным. Многообразие мнений свидетельствует о недостаточности существующих подходов в метафизике. Признавая рациональное у них, следовало выявить его и свести воедино в качестве более продуктивной философии. Так возникла эклектика.
    Эклектика – попытки синтеза новой формы философии объединением достоинств разных философских школ. В начале нашей эры не получилось создания новой формы философии, а поэтому слово «эклектика» приобрело негативное значение. И сейчас порой данное слово используют плодотворно и не без основания в исходном значении слова, т.е. «объединение» рациональных идей противостоящих концепций. Такой факт имеется в учебнике менеджмента США.
    Метафизическая философия, несомненно, была рациональной. Особенно ее элементы – логика и диалектика, воспринимавшиеся обычно как содержание философствования. И многие мыслители отстаивали необходимость обучения людей в школах умению философствовать, т.е. применять эти науки при познании ее объектов. В результате возникла школьная практика обучения молодых людей философии, метафизике, логике, диалектике. При этом многообразны соотнесения содержания этих слов.
    Схоластика – третье вырождение филодоксии. Она существовала тысячу лет с V века новой эры. Ее суть – обучение в школах философствованию, т.е. умению мыслить. Но это было всего лишь средством для теологии (смотри лекции по философии Гегеля). Главным ее содержанием считали логику или диалектику. Тогда обычно эти слова были синонимами. Дискредитация данной функции философии произошла потому, что она не стала теорией, а поэтому обучение ей было малопродуктивным процессом. В связи с этим в средние века отринули (отбросили) данную практику обучения философии. Одновременно начался поиск новой ее формы. Последнему процессу примерно полтысячи лет. Многие выдающиеся мыслители внесли свой вклад в решение этой проблемы. Тем не менее, философия не стала нормой обыденной жизни, как, скажем, произошло с математикой. И историю этого поиска рассмотрим далее. Ограниченность достигнутых результатов усиливало негативное отношение к философии и укрепляло позиции филодоксов
    Ограниченность современной филодоксии. Филодоксия – предшественница философии, сосуществующая с ней всю ее историю. И сегодня она «правит бал». Видимо, к ней можно применить в полной мере выражение «философское шарлатанство» [181.3.16]. К ней можно отнести и положение ХIХ века о том, что «чистые теоретики встречаются обычно в стане реакции». А поэтому надо специально остановиться на ее специфике. Большинство современных философских идей следует считать филодоксией.
    Специфика филодоксии:
    рвет преемственность с классической философией;
    не понимает служебного значения философии для науки;
    отказывается от функции быть основанием науки;
    отстаивает ненужность философии обществу;
    не считает философию наукой;
    филодоксы сами изобретают себе проблемы, а не работают над общепризнанными проблемами [перифраз, см. 204, с. 185];
    отрицает положение о том, что «философия – наука наук».
    Филодоксия отрицает существующий с древности принцип «философия – наука наук». Тем не менее, в этом суть философии. Следует восстановить эту терминологию, сведя ее содержание к тому, что философия – основание науки, которое определяет науку, или меганауку. Отказ от такой оценки философии как науки наук рвет преемственность, нарушает кумулятивность, эволюционность подхода, а без них не может быть и ее истинности. Философия – наука, и ее специфика состоит в том, что она служит средством или основанием для других наук. В этом смысле она является наукой наук. Другой вопрос, что философия не стала наукой наук и тем более не стала теоретической философией. Давно популярны лозунги:
    «Обойдемся без…
    +------+-------+
    философии ( философов (филодоксии»
    А.И. Герцен аргументировал присказкой о роли друзей: «Генрих IV говаривал: «Лишь бы провидение меня защитило от друзей, а с врагами я сам справлюсь»…» [71.1.85]. Присказка как нельзя лучше подходит к осознанию главной болезни философии – многие ее профессионалы стали ее «друзьями», которые фактически убили ее, превратив в филодоксию. И проблема не в том, что они не могут, а в том, что они считают себя носителями истины в последней инстанции и препятствуют развитию философии. Главная болезнь некоторых профессиональных философов – полузнание, что опаснее незнания. Не понимая истинной сути философии, они не могут быть экспертами философии, на что они претендуют.
    Признаком филодоксов является то, что они не читают трудов даже друг друга, не считая неизвестных им исследователей. И это свидетельствует об истинности следующей идеи Дж. Локка: «Отвергать заранее мнения других людей, не ознакомившись с ними, – это значит не доказывать темноту последних, а только самому впадать в слепоту» [169.2.207].
    Филодоксия стала средством жизни полузнаек, хотя и добившихся взаимного признания. Филодоксы самодостаточны и не обременены грузом преемственности с великими людьми прошлого и наукой. Они хотят быть авторитарным лидером общества, не давая взамен ему ничего. Им не нужны правила обработки сведений, общее понимание действительности и т.п. Они считают, что они никому ничем не обязаны (а общество им обязано) и свободны в своих мнениях. Высказываемые ими мысли имеют негативное значение хотя бы тем, что отнимают время на знакомство с их идеями. И чем авторитетнее они, тем обоснованнее принцип многих ученых «Обойдемся без философии».
    Если оценивать в целом современную философию страны, то главное в ней не то, что она дает, а то, чего она не дает. Многие философы рвут преемственность с собственно философией. Они присоединяются к ретроградной форме псевдофилософии – филодоксии, считая ее «высшим достижением мировой философии». И если конкретных философов это устраивает, то общество нет. В таком случае наука остается без адекватного основания, т.е. без философской методологии, гносеологии, онтологии. Вне этого не построить системы науки – меганауки и не превратить ее в идеологию.
    Вероятно, следует написать системно о филодоксии. Ограничимся только приведением некоторых идей ее представителей с тем, чтобы осмыслить ее суть.
    «Конечно, у каждого человека свой способ мышления». [326.6]. Если признать данное положение, то философия не нужна вообще. Аналогично и следующее положение: «… И только лишь в ХIХ веке начинают становиться все более и более популярными мнения о том, что подлинная наука и философия не имеют между собой ничего общего» [160.38].
    Конкретизируем важнейшие направления филодоксии в новейшее время:
    +-- российская
    +-+-- советская
    +-+---- русская
    +-+------ западная
    Западная филодоксия формируется в ХIХ веке как антипод диалектической философии. В связи с этим она вынуждена отвергать практически всю классическую философию, начиная с Аристотеля. Показательны в этом плане многие мнения признанного её представителя – Б. Рассела. Он заложил главные признаки западной философии, прежде всего идеологический нарратив, как средство монопольной претензии на истину в последней инстанции. Не являясь философом, т.е. не разрабатывая ее как систему или теорию, он раскрывает ее историю как основание претензии на абсолютную истину. Его история написана по законам «чтива» и проявляет надменность почти ко всем великим философам, которым естественно «ничто человеческое не чуждо». Акцент на черных пятнах великих философов – идеологическое средство увести от главного вклада их в интеллектуальный прогресс общества. Его не интересует эвристическое могущество философии, а она для него – средство самоутверждения. Например, он считал логику Аристотеля «тупиком в развитии логики, за которым последовало более двух тысяч лет застоя» [242.216]. Тем самым, он отбросил самое главное в философии. Или когда он не понимал сути категорий (а это норма для филодоксов) или считал ложным почти все учение Гегеля [там же, с. 667], а систему Маркса эклектикой [там же, с. 588], то все это фактически 100% филодоксии, с которой бессмысленно спорить. Филодоксы не слушают других, а «свинец разуму» по Бэкону им ни к чему.
    Разработка главных проблем философствования как высшей формы исследований во всех науках, философского основания науки вообще все более отталкивала многих авторов от философии, превращая их в филодоксов. Особенно проявилась эта ее тенденция по отношению к идеям Гегеля. Шопенгауэр [319.39] полагал, что в гегелевской философии 3/4 чистейшей бессмыслицы и 1/4 нелепых выдумок. Тем самым он отбросил ее. И западная наука именно так оценивает философию Гегеля. Об этом хорошо сказано у Р. Рорти.
    А.И. Герцен писал: «Философия Гегеля – алгебра революции …» [71.2.195]. Именно этот факт стал главной причиной отрицания Западом диалектики и Гегеля вообще. И неудивительны следствия такой науки – вместо движения вперед, она топчется на месте, и стала камнем преткновения для науки всего мира.
    Филодоксизация философии ускорилась после Маркса. И причиной было то, что Маркс указал на конец буржуазной науки ввиду отрицания ею диалектики: «В своем рациональном виде диалектика внушает буржуазии и ее доктринерам - идеологам лишь злобу и ужас, так как в позитивное понимание существующего она включает в то же время понимание его отрицания, его необходимой гибели …» [181.23.22]. В результате произошла смерть буржуазной общественной науки, которая превратилась в апологетику. Апологетический характер буржуазной науки [см. 181.23.552] нагляднее всего проявляется в экономической науке. Против такой оценки выступили много именитостей, но, тем не менее, она истинна, что, в частности, проявляется в росте антинауки и т.п.
    Боясь диалектики как идеологии преодоления капитализма, его апологеты развивают многообразные течения философии, которые сменяются калейдоскопично в результате взаимной борьбы. Часто они принимают благозвучные названия, содержание которых не соответствует им.
    Р. Рорти – ведущий философ США ХХ века. Он раскрыл истину западной философии, дав нелицеприятную, но истинную оценку ее главного идеологического оружия – нарратива (дословно – повествование).
    Среди современных философов США Р. Рорти занимает особое место. Его книга переведена на русский язык, как и ряд его статей. Институт философии РАН записал в свой отчет за 1998 год исследование философии Р. Рорти. Его позиция не выражает всего содержания философии США, а только ту ее ветвь, которая все более становится идеологией западнизма, американизма.
    Мнение Р. Рорти важно как свидетельство господствующей парадигмы в философии. Используем его идеи для того, чтобы показать истинное состояние, проблемы и тенденции развития философии. Р. Рорти прав во многих оценках, прежде всего в том, что:
    Платон мечтал о совершенном знании [250.37];
    известной Рорти философии «пришел конец» [249.291];
    возможна новая форма философии, которая будет прагматичной [там же, с. 291];
    философия фактически сводится к эпистемологии – философия как эпистемология [см. там же, с.101], «эпистемология, или ее наследник, представляют собой центр философии...» [там же, с. 289], «сердцем» философии служит «теория познания»» [там же, с. 97];
    нет «философского метода» или «философской техники» [там же, с. 291];
    эпистемология как первая философия [там же, с. 98, 102, 125 и др.].
    Интересен и ряд называемых им аспектов американской философии:
    ориентация философов США на «успех любой ценой»;
    философия в США не пользуется признанием [там же, с.111];
    философов США не учат иностранным языкам и это залог их бесполезности [250.110];
    запрещение («непоощрение») изучать труды Гегеля, а поэтому он остается «невидимым» в США [там же, с.112];
    изоляционизм англоязычной философии:
    «... Современная англоязычная философия представляет собой самодостаточный остров, который не поддерживает связей с внешним миром, на нем обитает много умных людей, но с другими культурами он никаких отношений не поддерживает» [там же, с. 132].
    Позиция Р. Рорти в последнем абзаце его книги изложена метафорически и требует «перевода» на язык здравомыслия. Ее можно представить следующим образом: «Философия нас не интересует сама по себе. Но мы понимаем, что ее нельзя игнорировать, поскольку в ней кроется то, что убьет монополию Запада на грабеж мирового сообщества. Поэтому мы и «повествуем» – пишем работы по философии с тем, чтобы обеспечить нам идеологическое господство в мире. Безразлично как называть наши разглагольствования, назовем их «повествованием» (выражение Рорти, а в философской литературе неоднократно встречал без перевода это английское слово русскими буквами – нарратив), главное, чтобы Запад имел право диктовать свои условия миру, так как он это делает сейчас».
    Воспринимая философию как практическое орудие борьбы за лучшее состояние всего общества, следует ее теоретизировать. Для этого общество должно сделать философию инструментом спасения мира, а для этого освоить диалектику как «острейшее оружие и лучшее орудие труда», сделать науку объединяющей общество идеологией прогресса. Именно в этом – достоинство философии.
    Интересно его положение о будущей замене эпистемологии герменевтикой.
    Рорти провозглашает смерть философии ввиду того, что она, по его мнению, не состоялась. И он во многом прав в оценке современной философии. Тем не менее, он ошибается в оценке действительной философии. Философия не сводится полностью к филодоксии и плодотворна даже в таком виде.
    Западный уклон по Хакену. «…Существует ярко выраженный уклон Восток – Запад в распределении научного внимания. В таких случаях, как Россия и Япония, замечаются и используются не только собственные результаты, но также и все те, которые получены западнее этих стран, т.е. в Европе и в США. В Европе воспринимаются и используются, надо сказать, к сожалению, только те результаты, которые достигнуты в США, частично также в Европе. И, наконец, ученые в США принимают во внимание только свои собственные результаты. Можно встретить и в США обвинение в адрес ученых, живущих на Западном побережье, разумеется, это делается cum grano sais, что они используют только свои результаты. Это, возможно, несколько преувеличенная картина» «… В США сложилось особая культура науки и поведения ученого, когда каждый, грубо говоря, набивает себе цену. Каждый отдельный ученый постоянно должен рекламировать свои достижения с тем, чтобы бороться за финансовую поддержку» [262.53].
    Итак, «авторы Востока» читают труды авторов, расположенных западнее, а западные не читают трудов восточных по отношению к ним авторов. Поэтому «восточным авторам» не следует надеяться на признании западниками их подхода: «западники» просто не компетентны в данном вопросе по причине идеологической зашоренности, снобизма.
    В целом, можно утверждать, что западные философы:
    не знают прошлых идей ввиду рыночного отказа
    от преемственности;
    не читают работ других исследователей (отсутствует эрудиция);
    не овладели логикой и диалектикой из-за страха перед ними;
    подвержены мистике;
    стремятся не к истине, а к выгоде;
    не отдают всех сил исследованиям, а предпочитают
    удовольствие досуга;
    не работают на пределе человеческих возможностей…
    «Русская филодоксия». Все что называют «русской философией» на рубеже ХIХ и ХХ веков не было философией. В начале ХХ века А.Ф. Лосев указал на ее мистичность. Теология была довлеющим элементом русской философии. Благозвучие ее призывов было бесплодным из-за расхождения с интересами противоборствующих общественных сил. Её идеи сейчас стали аргументами самоутверждения филодоксии.
    «Все ошибки революции – царство разума – и ее последователей … в философском невежестве» [117]. Однако суть философского невежества в понимании А.А. Фета является всего лишь филодоксией, что можно проиллюстрировать следующими его мнениями. «Необходимость философии при известном развитии народной жизни. Опыт указывает, что большинство людей и целые народы и государства живут и процветают в полном неведении философской и всякой иной науки…. Итак, отсутствие философской науки в большинстве случаев совершенно безвредно. На что философия пахарю, кузнецу и вообще профессору, пока он не берется за отвлеченные выводы из изучаемых фактов» [там же].
    Нужна ли философия (диалектика) на кухне? Эта и ряд аналогичных постановок проблемы является всего лишь излюбленной филодоксами попыткой эмоциональной дискредитации философии. Ранее отрицательный ответ на такой вопрос был истинным, а сейчас – ложен. И пахарю, и кузнецу и повару (см. Похлебкин) диалектика (философия) нужна как средство профессионализма в третьем тысячелетии. Но не это главное. Жизнь в третьем тысячелетии возможна только в меру использования философии как средства овладения теоретической наукой. Каждый простой человек может выжить только на основе адекватного знания рынка и жизни вообще, что невозможно без философии и, тем самым, без теоретической науки.
    Советская филодоксия возникла в результате иных причин и в качестве средства «добрых намерений, мостивших дорогу в ад».
    С Древнего Египта известно положение Пта Готеп - «слово – самая трудная работа». Но слова субъективны и могут быть ошибочными. И тогда они теряют свое идеологическое значение для общества. И сейчас порой пишут: «Слово имеется, надо чтобы его услышали …». В противовес последнему мнению можно утверждать, что слово, которое не слышит народ, – абракадабра. Всему этому противостоит подход Сократа, выраженный им рефреном строки стихотворения: «Не верно было слово это …» [227.1.151]. Его смысл такой же как и последнего наставления Сократа в «Федоне» – меньше думайте о Сократе и т.п., а стремитесь к истине. И может оказаться, что ваши слова ошибочны…
    В советской философии, остающейся вершиной философской мысли, было много неверных слов. Одним из них было отношение к диалектике.
    «Научное жульничество». Советская философия придерживалась ряда философских аксиом, филодоксичных по существу. Некоторые факты приведены ниже. Они были написаны тогда, когда диалектика провозглашалась ядром официальной идеологии государства.
    «Разве не издевательством над диалектикой является стремление превратить ее в некую универсальную отмычку, наличие которой (в виде одного-двух общих положений) дает возможность открывать любые тайники и двери любых областей знаний.
    … Одно дело – применение диалектического метода в политической экономии, другое дело – его применение в математике, физике …
    Показать беспартийным, как вести доменный процесс на основе марксизма-ленинизма или как писать картины или строить дома на основе материалистической диалектики, мы не можем. И тот, кто берется за это, тот шарлатан» [270, выделено мной – ВАГ].
    «Натуралисты разочаровываются в философии и бранят ее именно потому, что рассчитывают получить от нее совсем не то, что она может дать.
    В этом повинна и сама философия – больше всего гегелевская, которая провозглашала себя повелительницей других наук, а свои предписания – обязательными руководствами. Однако следовать заранее приготовленным диалектическим схемам – значит поступать догматически, а вовсе не диалектически, совершать насилие над действительностью, которое независимо от личных побуждений всегда оборачивается научным жульничеством» [58.134-135, выделено мной – ВАГ].
    «Диалектика как методология не является простой системой общих формальных правил познания, применимых в неизменном виде к любой области науки» [289.26].
    «Можно, по-видимому, утверждать, что развитие частных форм и приемов познавательной деятельности не подчиняется никаким общим и необходимым предписаниям и что поэтому бессмысленно говорить о законах развития одних частных форм знания в другие» [91.223].
    «Диалектика (да и философия вообще) не предписывает ученому каких-либо конкретных решений» [там же, с.96].
    «Однако было бы неправильно полагать, что диалектико-материалистический метод состоит из стандартных приемов, одинаково применимых к исследованию всех явлений действительности» [8.162-163]. Далее: «Однако диалектику как метод научного познания нельзя рассматривать в виде какой-то универсальной отмычки, такого ключа, с помощью которого и без особого труда, без усилий можно определить путь к любому конкретному научному открытию. Между тем в нашей философской литературе встречались попытки рассматривать диалектический материализм именно как всеобщий способ решения любого конкретного познавательного процесса».
    Российская философия. Филодоксный задел советского периода расцвел пышным букетом в постсоветский период. В журнале «Вопросы философии» нет практически философии. Аналогично на РФК практически нет философии. Только несколько докладов можно считать философскими по проблематике. И все это происходит потому, что сохраняется традиция отказа от поиска истины.
    Из множества некомпетентных оценок Маркса в постсоветский период приведу только одну: «Но роль Маркса в развитии политической экономии как науки, оказалась роковой. … Его единственной целью было доказательство эксплуататорской сущности капитализма и обоснования необходимости и неизбежности замены капиталистического строя социалистическим» [35.3].
    Рост антинаучности на рубеже тысячелетий. Антинаука на рубеже второго и третьего тысячелетий стала ударной силой зла. Главная причина – не сила антинауки, а слабость науки.
    В конце ХХ века антинаука сводится к пережевыванию «великих успехов» всех предшествующих филодоксов. В ней нет практически ничего оригинального. И она не делится дихотомно на восток-запад или по странам. Порой, философия и филодоксия уживаются мирно в воззрениях одного и того же исследователя, чему хорошим примером может быть судьба аналитической философии.
    «Аналитическая философия» приобрела авторитет. Ее историю уже писали неоднократно, но это не повышает значимости ее идей. Превосходное ее обозначение (имя) не подтверждается содержанием ее идей – «король гол». Приходит на память самооценка философских усилий Сороса – по его мнению, в его труде самое лучшее было название («Бремя сознания»). В. В. Целищев [308.177] призывает к переводу большого числа работ данной школы для того, чтобы приобщиться к ней. В связи с этим следует иметь в виду, что на русский язык больше всего переведено трудов прошлых и современных философских школ. И не следует этим ограничиваться. Но и не нужна другая крайность – провозглашать необходимость перевода всех трудов западных философов. Оценки же этой философской школы современности Р. Рорти и особенно Патнэма более рациональны. Х. Патнэм писал: «Я вижу проблему аналитической философии в том, что она пуста» [221].
    Современные философемы. Современные филодоксы пытаются присвоить себе право изрекать «истины в последней инстанции», а поэтому их идеологический монополизм опасен. Нужно выработать адекватный иммунитет против их безосновательных притязаний.
    Считая себя носителями абсолютных истин, будучи некомпетентными в идеях других – не читая их из «принципиальных» соображений и т.п., они «изрекают идеи», которые не имеют никакого отношения к истине. Их, в принципе, лучше не знать. Другой вопрос, что исследователям следует знать работы всех «писателей».
    Перестав стремиться к истине, западные исследователи, главным образом гуманитарии, переняли древнее теократическое отношение к идеям. Они дискредитировали предшествовавшие идеи, вне зависимости от их рациональности. «Настрой западного менталитета» хорошо показан А. А. Зиновьевым. Западные исследователи не признают научных истин, если они высказываются представителями трудящихся. Последовательные представители данной идеологии умалчивают обо всех идеях прошлого, которые ведут к научному обоснованию общественной жизни. Они препятствуют изучению философии Канта и Гегеля и т.п. Нечто аналогичное, но с иным подходом, было в советской науке, что и привело к ее гибели. Обскурантизм остается нормой, при том более жесткой. Обскуранты отказываются от любого диалога. Только интенсивное развитие науки породит опасность для них отстать, и только тогда обстоятельства вынудят их принять интеллектуальные инновации.
    Истинность, теоретичность идей
    
    Западный уклон
     Закон сохранения указывает на то, что существуют все имевшие ранее формы философии. И философия нашей страны не отличается от состояния философии в других странах: безбрежный плюрализм, бесплодность, непрагматизм и т.п. В ней существуют и островки настоящей философии, и истинные высказывания у самых больших ее «друзей» и т.п. У нее имеются и достоинства, и недостатки.
    Актуальные проблемы современной философии:
    синергетика;
    кладизм;
    эпистемология;
    обучения философствованию.
    Философия – развивающееся явление. При этом сохраняются и исторически исходные ее формы. Общим для многих, если не для всех форм философии, считалось то, что она служит средством (каноном, органоном, инструментом и т.п.) повышения качества науки. Уяснив эту тенденцию философии, надо пойти далее и превратить ее в оружие борьбы за выживание общества.
    Философия общества, философия истории, философия техники и т. п. не являются философией вообще. Нет частных форм философии, а имеется единая универсальная наука о науке как основание развития всех остальных наук.
    Важен принцип исследователей всех наук – «Не ждать милостыни от философов», а решать философские проблемы своих исследований, развивать, прежде всего, свой интеллект. «Однако в настоящее время единого понимания данного термина (интеллекта – ВАГ) не существует» [238.484]. Вне философского наследия данной проблемы не решить.
    Могущество или ценность истины определяются тем, что она есть кристаллизованный социально-трудовой опыт; чем большая сумма этого опыта в ней сконцентрирована и чем стройнее сведена к единству, организована, тем больше практическая сила истины [см. 34.105].
    «Революция в способах мышления» [И. Кант: 123.1.15] или интеллектуальная революция только и может быть исходным общественного прогресса.
    Первоочередная проблема – овладеть могуществом мышления с помощью философии. И это может быть только частичным. Вторая задача – понять науку о науке. Иначе надо понять науку как феномен общественной жизни и ее роль в качестве идеологии. Но это лишь разные аспекты метанауки как основания научного познания.
    Синергетика приобрела популярность, стала модным методологическим подходом. Ее считают версией метанауки. В то же время сохраняются противоположные ее оценки. На Третьем РФК звучала такая идея: «Итак, на сегодняшний день синергетический подход – это не научный метода, а методологическая религия» [С.И. Гришунин: 335.1.113].
    Пока нет общепризнанного ее содержания. Распространенные ее трактовки вряд ли станут нормой. Но имеется потребность в том, чтобы придать ей специфическое значение – найти ей ее собственную значимость и включить в меганауку.
    Общая оценка синергетики предполагает альтернативный выбор – это профанация или давно ожидаемое явление? Сейчас ее часто оценивают как профанацию. Синергетику считают примером лженауки [см. 35.28].
    Синергетика возникла в результате игнорирования западными философами диалектики. И феномен западного уклона по Хакену, и мысль Рорти об отказе от Гегеля, и другие свидетельствуют о том, что западные ученые некомпетентны в теории развития. Они движутся к диалектике, как теории развития. Ведь и существующая диалектика (как теория развития) недостаточна для объяснения объектов. В синергетике имеются некоторые аспекты, которые упущены в диалектике. В частности, проблема неустойчивых процессов, в которых процесс может идти и назад, вырождаться, происходит дегенерация, деградация и т.п.
    Западные ученые не разделяют в целом диалектики и метафизики. Взамен они вынуждены создавать свои версии аналогичных оснований наук. На это и претендует синергетика. Во многом она сводиться к замене слов диалектики, скажем словом «бифуркация» называют скачок и т.п. Тем самым ее позитивное значение во многом состоит в том, что является диалектикой. Но рациональнее не заменять, а дополнить диалектику, осмыслив ее недостаточность.
    Трактовка диалектики была всегда относительной. Таковой она была и у основоположников ее. Еще более она стала относительной у последователей. Тем не менее, в этой ее версии были положения, которые затем стали основой синергетики. Диалектика объясняет развитие, обособляя его от других форм изменений. Законы диалектики дают главные характеристики развития вообще. Сосредоточив внимание на этом аспекте развития, диалектика недостаточно акцентировала другие его аспекты.
    В трудах авторов по диалектике многообразны положения, которые стали основой синергетического подхода, например, «…Представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперед, без гигантских иногда скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно» [161.30.6].
    Диалектики не считали процесс общественного развития устойчивым, стабильным, стационарным, линейным и необратимым. Об этом можно судить по множеству их положений о «зигзагах истории» [181. 13. 497]. В частности, следующие: «Доделывать, переделывать, начинать с начала придется нам еще не раз» [161.44.224].
    Теория революции предполагает особое значение определенных этапов развития, когда вчера было рано, а завтра будет поздно. Она предполагает не только движение вперед, но и движение назад. В связи с этим важно умение выбрать эти этапы и адекватность деятельности в них и т.п. Диалектика учитывала также и особое значение творческой деятельности людей, проявляющееся в адекватном познании обстоятельств, в значении субъективных и объективных процессов, ставших содержанием рефлексивных процессов по Соросу.
    Накопленные элементы, принципы, приемы и т.п. диалектического мышления следует представить в качестве универсального метода познания всех наук.
     Диалектика
     Синергетика
    Синергетика – акцент на роль случайности, нестабильности (нестационарности) процессов и т.п. что очень важно при анализе конкретных процессов.
    «Эффект бабочки» – в условиях неустойчивого состояния объекта небольшое усилие становится началом больших процессов. В обществе это происходит в виду рефлексивности его процессов.
    Попытка создания такой синергетики имеет значение, но она требует особого объяснения.
    Кладизм – норма современной биологии, факт практического применения диалектики. «... Теория развития, которая в систематическом виде впервые была разработана и обоснована Дарвином» [181.20.512]. Особое значение имеет наглядный способ представления систем. С ними следует знакомиться на основе специальных работ [см.154]. Подробнее смотри далее.
    Эпистемология. С ХIХ века западная идеология стремится победить своих конкурентов. Особенно это проявилось на Бостонском конгрессе философии. Монополия на истину – нонсенс, и только обскуранты на ее основе убивают иные подходы к науке и тем самым препятствуют ее прогрессу.
    Западная идеология усиленно навязывает остальному миру свое мнение (идеологию) по всем вопросам. Не вовлекаясь в такой спор, осмыслим следующее. Они занялись словотворчеством, подменой слов, соответственно понятий. В противоположность названию теории познания гносеологией или методологией они назвали ее эпистемологией.
    “Слухи о смерти эпистемологии” – так названа статья в словаре по эпистемологии Данси и Соса [329]. Эти слухи связывают, прежде всего, с деятельностью Рорти. Они не безосновательны. Эпистемология не прагматична. Имеется много фактов, которые аргументируют эту ее оценку. Она не учит познанию. В частности, это можно осознать с помощью статьи турецкого философа в журнале «Вопросы философии» 1999 года [113]. Об этом можно почитать и у Рорти [249].
    Критика эпистемологии не отрицает ее важности. Исходя из важности системы наук о познании, не следует ее отбрасывать. Стандартная ее проблематика важна на определенной стадии овладения познанием. Ее место в системе наук о познании может быть определено как специализированное, фундаментальное объяснение некоторых вопросов для специалистов.
    “Эра эпистемологически ориентированной философии” (выражение из словаря Данси и Соса) возникла вместе с философией, была главным ее содержанием в течение всей ее истории и является единственным оправданием философии вообще.
    Недостатки эпистемологии:
    - отрицание преемственности, некумулятивный
    характер ее содержания;
    игнорирование «Востока» в соответствии с эффектом
    западного уклона Хакена и т.д.
    Господствующая парадигма эпистемологии России представлена работами В.С. Степина и В.А. Лекторского [160; 268], которые:
    отрицают универсальный характер
    эпистемологии в пользу частных ее форм;
    объясняют ее применительно к физике.
    Их парадигма не может быть предметом изучения даже аспирантами всех наук (не говоря уже о студентах). Она предполагает обширные знания науки, чего нет у аспирантов. В их трудах имеются и рациональные зерна, например следующее положение: «Проблематика знания и познания, таким образом, не только не снимается с повестки дня, но становится центральной для понимания современного общества и человека» [160.6].
    Проблемы обучения философствованию. В печати высказано много идей о практике обучения философии. В частности, декан философского факультета МГУ В.В. Миронов оптимистически оценивает ее, называя такие факты, которые свидетельствуют о не достижении цели. Например, «Сами по себе эти знания не учат людей философии, а лишь тому, что понимали под философией другие люди. В результате обучения человек не научается философствовать, а лишь приобретает положительные знания о ней». При обучении философии нефилософов «нет ничего зазорного в том, что философия вообще может преподаваться как некая популярная история» [297]. Оценивая данную идею, следует иметь в виду то, что И. Кант выступил против отождествления философии и ее истории [123.4.6], аналогично Гегель писал о том, что в таком случае предмет философии «захирел и исчез» [65.1.81], а Виндельбанд считал слабостью и упадком подмену философии ее историей и т.д. [см. 47.339].
    Н.Н. Пахомов и В.М. Розин дали истинный, но убийственный обзор существующей практики философского образования. Они адекватно поставили проблему:
    «… необходим переход к иной, современной, учитывающей проблемы и перспективы российского общества культуре преподавания философии.
    … задача состоит в реинтеграции философии в интеллектуальную жизнь страны на принципиально новой основе …
    … как способствовать тому, чтобы студент … учился мыслить (возможно, это главное чему должна учить философия)…» [231. 214].
    Философия призвана обеспечить развитие интеллекта с детства и в течение всей жизни. Для этого надо обеспечить овладение:
    - категориями на основе словаря и СУБД;
    технологией понимания качества объекта, т.е. умением строить сориты, кладограммы и т.п.;
    уверовать в могущество диалектического мышления с помощью знакомства с тем, как она работает при изучении наук;
    осмыслить теорию как высшую форму науки;
    осмыслить науку как идеологию прогресса общества.
    Начальная стадия развития философии завершается в начале третьего тысячелетия. Начинается эра философии как прагматичной силы общества. На ее основе возникнет новая форма науки, которая только и станет идеологией прогресса.
    «Идеология философии». Такое выражение может быть рациональным в смысле парадигмы, концепции и т.п. В конечном счете, все великие философы разрабатывали свою идеологию философии. Они внесли свой вклад в это дело. Философия становится мирской, а мир философским. Иначе, мир не выживет и, тем более, не будет его прогресса.
    Философия – это не то, что пишется в современных учебниках, а все духовное наследие за всю ее историю. При оценке философии все это надо учесть для определения сущности философии, и ее места в жизни общества. Важно учесть тот факт, что многие современные философы порвали преемственность со своими предшественниками. И дело вкуса, кому верить – им или их предшественникам.
    Различные лозунги о необходимости нового мышления следует понимать как свидетельства того, что общество осознает недостаточность существующей философии. Но фактически речь идет не о новом мышлении, а об овладении диалектическим мышлением. Технология диалектической логики создана великими философами, но обществом не осмыслена.
    Потребности – фундаментальное свойство любой формы жизни. Они – мотив всех форм поведения людей. Они определяют и то, что называют филодоксией. Если можно без философии решать проблемы, то она не нужна для жизни. И фактически без нее обходятся многие люди сейчас. Ею занято много людей по необходимости. И только мизерная доля людей питает к ней пристрастие как к «таинственной незнакомке».
    Духовное наследие великих философов – единственная надежда на выживание общества. Философия внесла существенный вклад в общественный прогресс, но главная ее миссия впереди – обеспечить выживание общества в третьем тысячелетии. Без философии Россия не выживет в качестве суверенного государства, и тогда возникнет угроза гибели всему обществу. ХХ век заложил основы для решения проблемы россиянами. Удастся ли это – другой вопрос.
    Бесплодность филодоксующей философии для общества оправдывает ее игнорирование прагматиками.
    Теоретичность
    
     истинность
    Господство филодоксии требует спасения философии, а поэтому необходимо использовать все ее духовное богатство. Это не по силам одиночке. Индивиды могут только указать направления решения проблемы.
    Преодоление филодоксии началось одновременно с ее появлением. И здесь истинен подход А. Герцена – невозможность провести четких граней между формами объекта. Порой трудно определить к чему относится конкретное высказывание автора – к философии или к филодоксии.
    Признаки философии:
    прагматизм;
    признание ее наукой;
    преемственность с ее классиками;
    динамизм, развитие, кумулятивизм;
    относительность;
    творческий характер ее представителей;
    философия – орудие истины.
    Началом собственно философии можно считать становление сократизма – «любовь к истине более чем к себе». «Первой основой философского исследования является смелый свободный дух» [181.40.92]. Другим проявлением философизма Сократа и Платона было то, что они разрабатывали азы технологии мышления.
    Аристотель в большей мере философ в виду не только создания интеллектуального исчисления рассудочности, названной впоследствии логикой, но и разработки проблем знания (гносеологии), идеи «первой философии» как универсальной онтологии.
    Метафизика начала формироваться во времена древних греков и представляла учение, стоящее над частными науками. Это был зачаток общих (фундаментальных) наук, а также тех наук, которые составляли основание частных наук (прежде всего, учение о диалектике и логике).
    Разработка фундаментальных (общих) знаний ( фактор (средство) синтеза обыденного знания об объекте. В результате возникла метафизика как всеобщее знание о действительности. Метафизика выполняла мировоззренческую функцию в науке, служила средством интеграции частных наук; была единством многих учений, значение которых было разным. В ее рамках была не только логика как важный элемент методологических оснований науки, но и универсальная онтология ( самое общее понимание действительности. Такое учение весьма важно и сейчас, оно должно быть элементом философии или особой науки. Ее элементом была теология.
    В средние века значительно усовершенствовались частные науки на основе эмпирического, прежде всего экспериментального, подхода в познании. Они стали главным средством накопления («собирания») фактов. Философы осознали проблему создания «упорядочивающих» наук, которые не могли не быть общими учениями о разных аспектах природы. Такую науку и попытался создать Гегель. Эта попытка решить проблему на основе натурфилософского подхода. Энгельс адекватно оценил ее [181.21.303] и показал невозможность решить проблему на основе такого подхода. Не может один ученый решить этой проблемы, и философия не может быть средством ее решения. Последующее развитие подтвердило обоснованность этой критики Гегеля. И сегодня сохраняются такие попытки в виде разработки философии техники, философии любви, философии экономики и т.п.
    Наука пошла иным путем. Каждая прежняя наука (физика, химия, биология и т.п.) фактически превратилась в систему соответствующих наук, среди которых выделяются общие теории, разрабатываемые представителями этих наук. Скажем, экономика уже давно не является единственной наукой. И уже давно обособляется среди экономических наук общая теория экономики (политэкономия), которая призвана интегрировать все экономические науки. В меру выполнения общей теорией экономики этой функции комплекс экономических наук превращается в систему экономических наук. Аналогично должны быть общие теории во всех науках.
    Отвергнув диалектику и не упоминая о ней, представители «экономикс» порой диалектически объясняют экономические явления. Особенно это проявляется при трактовке организационных форм хозяйствования. Обычно их располагают эволюционно и показывают достоинства и недостатки каждой из них. Такое объяснение легко доработать для дидактически выдержанного диалектического объяснения.
    Имеется много фактов теоретического объяснения объектов на основе диалектики. Самыми последовательными из них являются систематика животных и химических элементов. Поучительны и частные случаи такого объяснения объектов, например, в книге “Экономика каменного века” [257]. Любопытной из них можно считать общую теорию питания В.В. Похлебкина «Поваренное искусство» [230]. Считая необходимым новый научный подход к проблемам приготовления пищи, он иллюстрирует его возможности на основе древних принципов диалектического мышления – от простого к сложному или ступенчатого анализа:
    харчи – еда – кушанье – яства.
    С Аристотеля метафизика была основанием науки, которое следует считать плодотворным для своего времени. Ко времени Вольфа метафизика стала единством ряда наук. И против такой метафизики выступил Кант. Такая метафизика стала недостаточным основанием науки. Но ее прямое отбрасывание было движением вспять – привело к превращению философии в филодоксию.
    Философия в собственном смысле слова может быть только теоретической наукой, понимаемой монистично, и прагматичным (практичным) средством развития умения мыслить, адекватного объяснения науки.
    Теперь философия не «должна стоять над прочими науками» [181.20. 25]. Данное положение Ф. Энгельса ошибочно. Философия как наука о науке должна детерминировать высшую форму науки – теоретическую науку.
    Философия
    +----------+-----------+
    не наука ( учение ( теория науки
    (филодоксия)
    Давно осознана проблема необходимости превращения философии в науку и, более того, в теорию науки (метанауку) или в метатеорию (теорию теорий).
    Метанаука – теоретическая философия. Неадекватность метафизики новому времени привела к ее отрицанию. Основной удар метафизике нанес Кант, который не отрицал позитивного значения этих элементов философии, а ставил проблему качественного их развития. Гегель попытался пойти далее по всем этим направлениям. Его интеллектуальное основание науки ( диалектика, а онтологическое ( энциклопедия философских наук.
    Наукоучение порой (например, Гуссерль) считают логикой. Наукоучение ( наука о науке, или, по-другому, это наука об эрудиции, а логика – наука о мышлении. Она «параллельна» математике. Нужна более общая наука по сравнению с логикой и математикой – интеллектика как наука об интеллекте. А для того, чтобы охватить науку об эрудиции, нужно наукоучение и ее высшая форма – метанаука:
    наукоучение ( науковедение ( метанаука.
    Философы «приватизировали философию» и в результате возникло ее современное состояние – сколько философов, столько и философий, что означает ее убийство как науки или превращение в филодоксию. Такая философия не нужна науке, и представителям последней надо побеспокоиться о спасении философии ее теоретизацией. При этом надо опираться на все предшествующие поиски в данном направлении. В таком случае следует осознать необходимость перехода к метанауке как третьей, теоретической форме философии.
    Метанауку следует считать современной, новой, истинной формой теоретической философии. Она относительна и всегда останется таковой. Постановка ее проблемы имеется уже у древних греков и прослеживается в течение всей истории общества. На ее основе происходит становление системы наук (меганауки) в отличие от НКМ.
    Метанаука призвана объяснить науку ( ее сущность, эволюцию, формы и т.п. Она должна обеспечить качественный скачок науки, назревший в Древней Греции – ее переход к теории. В связи с этим главной становится проблема разработки оснований теоретизации науки.
    Для становления системы наук необходимо адекватное основание науки. Таким основанием должна быть гносеология ( теория знаний, которая указывает строение знаний. Основанием последней может быть только методология, которая детерминирует и свою собственную трактовку, и трактовку гносеологии, а также всех прикладных наук. Философия становится наукой об основаниях теоретической науки.
    Метанаука может быть разной. В простом случае она не только дает общее понимание науки, но и включает и методологию, и гносеологию. Но уже сейчас следует попытаться представить основание науки как систему конкретных наук, субординированных между собой тем или иным образом.
    Закон развития ( сохранение исходных форм бытия объектов. В соответствии с ним в третьем тысячелетии будет многообразие форм философии. Будут существовать все ранее возникшие философские школы. Они сохранятся как в исходных, так и в превращенных их формах. Следует исходить из этого факта и действовать соответственно. Бессмысленно бороться против тех ее форм, которые потеряли свое значение. Рациональнее отстаивать ту ее форму, которой придерживаешься. Главная же форма философии будет такая, которая возникла вместе с ней в качестве одного из ее элементов (ядра) и была все время. Ее можно называть по-разному. Более того, она будет представлена не одной учебной дисциплиной, а системой. Ее объектом будет наука, закономерности ее развития и т.п. как основание науки. Основание науки должно стать средством восхождения ее на высший уровень развития ( теории и превращения ее в идеологию общества. Философия ( основа реформирования науки, превращения ее в доступное орудие жизни людей. Она должна сделать науку легкой, доступной людям.
    Знание
    +---+----+
    мира ( знаний (философия)
    +---+----+
    онтология ( эпистемология
    +---+----+
    их структуры ( их метода
    (гносеология) (методология)
    Действительность, мир, природу и т.п. познают науки. Исходной и сегодня базовой формой знания мира являются знания природы, в том числе и живой природы ( жизни вообще, общественной в частности. Становление общественной жизни привело к возникновению сознания, знаний. Знание возникло вместе с обществом, и все более является идеологией общественной жизни. В связи с этим все большее значение приобретает изучение самих знаний. Оно существовало уже в античном мире, более или менее известном сейчас по письменным источникам. Знания как объект познания сложнее знаний природы. Знания познают на основе рефлексии ( мышления о мышлении. Однако до настоящего времени само мышление оказывается “темным пятном действительности”, а поэтому и нет адекватной науки о знаниях (идеологии). И эта трудность была осознана в древности и привела к осознанию проблемы методов познания и роли собственно интеллекта в отличие от эрудиции. И сейчас это – важная проблема. Если общество не овладеет могуществом мышления, интеллекта в собственном смысле слова, то оно не выживет. Поэтому главная проблема современной науки в обществе ( выяснение сути интеллекта и путей овладения могуществом мышления. Только это позволит преодолеть камень преткновения ( господство тех, у кого “амуниция” максимально не соответствует амбициям.
    Амбиция
    
    Амуниция
    Модные философские подходы не являются заблуждением, а всего лишь гипертрофированием определенных аспектов познания и знания. Это относится к системности, проблемности и т.п. Поэтому их нельзя просто отбросить. Но каждый из них сам по себе не продуктивен или даже имеет отрицательное значение – искажает процесс познания.
    «Краеугольные камни теоретической философии»:
    «Власть философии» [181.20. 525] есть «власть мышления» [65.1.111].
    Философствование предполагает постижение природы мышления [см. 227.1.180]. И только это делает человека философом.
    Философия призвана постигать то, «как приобретается способность мышления» [227.1.16].
    Лжефилософы как убийцы философии [см. Платон. Государство, 495с].
    «Наука наук» [227.1.370] «ведает делами других наук» и именно такая наука должна дать прочное основание наукам. Эта наука о рассудительности [там же, с. 369] «Рассудительность – это наука о науке» [там же, с. 362]. Рассудительность достигает разумения, [там же, с. 21]. Рассудительность, разумение и т.п. средство постижения истины [там же]
    Диалектика выступает как «метод для отыскания новых результатов» [181. 20 138].
    «…Самую главную и главенствующую науку, которой все другие науки, словно рабыни, не смеют прекословить, следовало бы называть мудростью» [12.1.102].
    «… Должна быть наука, исследующая первые начала и причины …» [там же, с. 69 и 70].
    «Таким образом, все другие науки более необходимы, нежели она, но лучше – нет ни одной» [Аристотель, Метаф. 1, 2, 983а, 10-11].
    «Эта наука не тождественна ни одной из так называемых частных наук» [Аристотель, Метаф. VI. 1, 1003а, 22-23 с. 119].
    «Есть некоторая наука, исследующая сущее как таковое, а также то, что ему присуще само по себе …» [12.1. 119-120].
    «Так как диалектика направляется к познанию и исследованию, то она-то указывает метод для познания принципов всех наук» [Аристотель, Топика, кн. 1, гл. 3 10b].
    «… Мы пришли к познанию этого лицемерия благодаря развитию философии и так как мы ведем борьбу на научной основе, то сущность этого лицемерия не является для нас столь загадочной и непонятой…» [181.1.591].
    «…Возвращение к диалектике как высшей форме мышления» [181.20.19].
    Предметом первой философии мы назвали общие для всех наук аксиомы [40.1.209]. Для него логика – наука наук [там же, с. 144]. «…Науки, изучающие мышление, безусловно, являются ключом ко всем остальным» [там же, с. 279] …Эти науки являются науками наук.
    «…Необходимо допустить одну всеобщую науку, которая была бы как бы матерью остальных наук … Эту науку мы назовем «первой философией», или же «мудростью»…» [там же, с. 210]
    «…Философия, которая есть не что иное, как истинное познание вещей, стала считаться непригодной или неспособной вращаться в благовоспитанном обществе и принимать участие в приличном разговоре. Пустые и бессмысленные формы выражения и злоупотребления языком так долго сходили за таинства науки и трудные или неуместные слова, мало или вообще ничего не значащие, за давностью употребления имеют ошибочно столько права считаться глубокой ученостью или вершиной мышления, что нелегко будет убедить говорящих эти слова или слушающих их, что они только прикрывают невежество и являются помехой истинному знанию» [169.1. 85-86].
    «Споры неуместны там, где мы расходимся в началах, в самых понятиях и даже в формах доказательства» [40.2.17].
    Без философского обоснования общественная наука погибнет [см. 161. 45. 29-30].
    Фактически революционная диалектика стала побрякушкой [161. 33, 45-46] или диалектической фантасмагорией [181.27.403].
    «…Диалектике нередко приходится довольно долго дожидаться истории» [180.20.430].
    По Гегелю философия есть наука о мышлении [см. 161.29.250].
    Культура мысли [65.1.72].
    Могущество разума (мышления) [там же, с. 83].
    Мизология = ненависть к науке [см. там же, с.429].
    Следует познакомиться с инструментом раньше, чем предпринимать работу, которая должна быть выполнена посредством него [65.1.94].
    Метод наук заранее определен [65.1.84].
    «Философы были или просто зарабатывающими на жизнь школьными учителями, или же шутами на жалованье у богатых кутил. Многие были даже рабами» [181.19.311].
    Диалектика философии в ее исторически данных формах [181. 20.369].
    «По Э. Гуссерлю именно философы должны взять на себя ответственность за весь проект человеческого познания» [168.76].

    5.2. Философствование
    Вообще нельзя называть
    философом того, кто не может
    философствовать [Кант, 123.8.281]

    «Крушение философии». Крушение философии – факт. Его причина состоит в том, что философия уступила место филодоксии и не обеспечила овладение обществом могуществом философствования. Если ранее можно было жить без философствования, то лозунг третьего тысячелетия – «мысли или умирай». Поэтому не только и, видимо, не столько философы должны быть обеспокоены решением проблемы философствования.
    Если философы любят самих себя, то должны стать настоящими философами и быть полезны обществу. Можно ли философам стать полезными ему? Да! Если философы станут преемниками своих великих предшественников, будут учить общество философствовать. Для этого они сами должны не только стать преемниками своих великих предшественников, но и пойти далее их, решить поставленные ими проблемы. На этой основе философы обеспечат качественный скачок науки – переход ее к теории.
    Если можно выжить без философии, то она не нужна. Но общество не выживет без философии в третьем тысячелетии. Философия обеспечивает общественный прогресс в меру разработки философии и того, как следует практически ее применять.
    Наука породила потребность в философии и философствовании, как высшей формы исследования. Философия призвана поднять уровень науки, став наукой о науке. Сама философия развивается, как и все сущее. И ей присуще многообразие ее форм на основе закона сохранения исходных форм объектов. В связи с этим возникает проблема выбора той формы философии, сознательное преобразование которой станет фактором выживания общества в текущем тысячелетии.

    Интеллектуальное основание
    науки
    +------------+-------------+
    филодоксия ( философия( философствование
    +------------+-------------+
    сущность ( становление ( высшая форма
    Кто и когда ввел термин «философствование»? В Вестнике РФО [2000, №3] появилось утверждение о том, что понятие «философствование» ввели в ХХ веке. Возражение этой мысли опубликовано в №4. Факты однозначно свидетельствуют о появлении философствования одновременно с философией.
    Статья П.А. Рачкова «Философия и философствование: синонимы или омонимы» [245] интересна, но недостаточна.
    Кто философствует? Общепринятым может быть ответ – философы. Точнее ответ – исследователи, в том числе и философы. Но не любое исследование является философствованием. Философствуют только те исследователи, которые специально обучены, прежде всего, мышлению, т.е. умению применять логику и диалектику в качестве прямого, непосредственного, общенаучного, сознательного, практического, наблюдаемого метода. Но и этого недостаточно. Философствование предполагает овладение системностью теоретической науки и то, как с ее помощью отражать объекты. Для этого исследователь должен овладеть гносеологией. Но и это не все, следует уметь использовать общее представление о мире на основе универсальной (философской) онтологии как исходном факторе построения всех теорий.
    Что значит «философствование»? Оно не может не быть историческим, динамичным и многообразным феноменом.
    При ответе на этот вопрос надо построить сорит и кладограмму способов отображения мира людьми. Гипотеза такого сорита:
    Рассудительность( мудрствование( мышление( исследование ( философствование
    Философствованием была и простая рассудительность и применение интеллектуальных приемов и оснований в качестве аргументов и т.п. И такие формы философствования сохраняются, а поэтому следует уяснить их ограниченность и вести поиск наиболее плодотворного философствования.
    Осмыслите единство и различие таких понятий: отражать, чувствовать, постигать, представлять, познавать, мнить, мыслить, понимать, исследовать, философствовать, теоретизировать. Эти слова можно считать синонимами. Вероятно, они (в названной последовательности) отражают усложняющиеся процессы отражения мира людьми. Не просто закрепить собственное значение каждого из них в их системе по законам кумулятивного процесса (сорита).
    Если считать их в целом соритом, то все предшествующие имеют самостоятельное значение – собственные ниши жизнеобеспечения людей. «Не стрелять из пушек по воробьям». Определенные события можно отразить на основе чувствования, постижения и т.п. Но есть такие события, для познания которых требуется только философствование или теоретизация. Последние – универсальный метод отражения мира людьми. И проблема в том, чтобы показать содержание, условия и процесс научения философствованию.
    Сокращенную гипотезу трактовки философствования покажем горизонтальным и вертикальным соритом:
    Представлять ( постигать( познавать ( исследовать( философствовать
    Интуитивно открывать сознательно специально теоретически

    Представление – интуитивное, чувственное отображение ( мира, в том числе открытие нового;
    Постижение – стихийное восприятие мира;
    (
    Познание – сознательный, обыденный поиск нового в мире;
    (
    Исследование – специальное, эмпирическое познание на
     основе интеллектуальной обработки
    данных наблюдения;
    Философствование – исследование, ориентированное
    на разработку теории с помощью
    методологии, гносеологии, онтологии.
    Дж. Локк видел в философствовании «истинное познание вещей» [169.1.85], что возможно только на основе использования в исследовании адекватной философии учеными всех наук.
    Выделенный выше ряд гипотетичен, и его можно конкретизировать или предложить в несколько иной терминологии. Схематично степень конкретизации покажем так:
     +-
     +-+- и т.д.
     +-+---

    Для осмысления его обособим ряд понятий. Прежде всего:
    Инстинкт ( интуиция ( интеллект
    Абстрагируемся от инстинкта, интуиции и рассмотрим только сознательную интеллектуальную деятельность. Не трудно выявить главные слова, которыми общепринято называть данное явление: рассуждение, разумение, постижение, представление, познание, соображение, мышление, философствование, исчисление, вычисление и т.п. Все это – конкретные формы интеллекта. Что же касается построения из них эволюционного ряда или сорита, то вероятнее всего сейчас нельзя утвердить хотя бы условный такой ряд их – слишком многообразно значение этих терминов. Некоторые из них, скорее всего, синонимы. Следует ограничить задачу несколькими уровнями.
    Соображение ( представление ( рассуждение.
    Первое – простейший способ, второе – сложнее, а третье можно считать сознательной деятельностью. У древних греков рассудительность – достоинство и ему учили. Его следует конкретизировать, в частности:
    разумение ( исследование (мышление
    Рассудок – результат стихийного перенятия интеллектуальных правил. Он развивается вместе с опытом жизни. Разумению же специально учат. И в ряде философских школ разумом называют способность мыслить. Можно придать не только количественное, но и качественное отличие разумению по сравнению с рассуждением. Скажем, это рассуждение творческого человека, знающего практику и ввиду этого являющегося мудрецом. Если это так, то мышление более сложное явление по сравнению с разумением и предполагает освоение правил, алгоритмов интеллектуальной деятельности по типу математики. И все это – процесс становления философствования.
    Если исходить из идей древнегреческих философов, то следует выделить такие феномены:
    Пустословие ( софистика ( философствование
    Начальное философствование было практически пустословием, против чего выступил Аристотель. Пустословие – удел филодокса. Филодоксов учить не нужно – они от рождения «болтуны» по Канту. Софисты же детерминируют мышление софизмами, т.е. особыми приемами, которым они учили. В качестве средства борьбы с пустословием и софистикой Аристотель разработал книги «Аналитика», «Топика», «О софистических опровержениях» [см.12, том 2]. Все это вело к становлению собственно философствования, которое не может быть одинаковым у всех и во все времена. Уровень развития философии детерминирует степень философствования. Идеалом философии следует считать – теоретическую философию, а соответственно и идеал философствования. Становление философии предполагает обособление различных элементов философии, различающихся своими функциями. Несколько иначе все эти рассуждения можно построить на основе следующей вербальной модели:
    Философствование
    +--------------+-----------+
    рассуждение ( мышление ( исследование
    +--------------+-----------+
    поисковое ( эмпирическое ( теоретическое с помощью
    +--------------+-----------+
    методологии( гносеологии ( онтологии
    Рассуждение – стихийно возникающий разум на основе перенятия его образцов. Это было началом философствования и древнегреческие философы уделили ему много внимания. И сегодня с него начинают люди со здравым рассудком. В меру обучения специальным приемам, начиная с математических, люди овладевают мышлением как более развитой формой философствования. И здесь зарыта «собака» [см. 42] современной философии. Поэтому и приходится уделять внимание именно этому аспекту философствования. Но при этом надо осмыслить тот факт, что теоретическое исследование реально только на основе мышления, но не сводится к нему. Философствование предполагает учет многих оснований, в том числе и гносеологии и онтологии.
    Уровни исследования различны в зависимости от базиса. Превращение обычного исследования в философствование предполагает выделение, по крайней мере, следующих ступеней и форм его становления:
    Простое исследование является эмпирическим и обычно происходит с помощью математики.
    Исследование на основе практического диалектического метода, позволяющего синтезировать восприятие объекта.
    Исследование на основе диалектической логики
    Исследование с учетом гносеологии
    Исследование с помощью философской онтологии.
    Первое является нормой современных исследований. В таком случае фактически нет философствования. Часты случаи второго типа, когда можно говорить о простейшей форме философствования. Диалектический метод мышления базируется на отдельных приемах. Например, использовать в исследовании следующий принцип: «… Смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь» [161.39.67]. Для думающего человека это положение вполне достаточно с тем, чтобы так проанализировать объект. Что же касается третьей ступени, то она еще только предстоит обществу. А поэтому необходимо уделить ей особое внимание. Диалектическая логика не возникает стихийно, а является результатом сознательного исследования мышления.
    Аристотель ставил проблему исследования отличительных свойств мышления и его технологии – «как именно происходит мышление» [12.1.433]. Он отмечал – ум «способен мыслить сам себя» [там же, с. 434]. «И он мыслим также, как все другое мыслимое» [там же, с. 435].
    Путь к мышлению – через разработку метода мышления. «При хорошем методе и не очень талантливый человек может сделать много. А при плохом методе и гениальный человек будет работать впустую» [219.5.26].
    Использование интеллектуальных приемов
    +----------+-----------+
    освоенных ( не освоенных ( созидаемых
    Человек, овладевший математикой, не может считаться профессионалом других наук, скажем, социологом или физиком. Для этого он должен знать данные предметы и уметь применять в них математику. При этом ясно, что освоенные приемы мышления всегда менее их множества и по ходу философствования следует специально дополнять свою способность новыми методами. Но и их может быть недостаточно и тогда надо их творить. Все это и можно назвать философствованием, т.е. умением применять мышление к конкретным исследованиям, развивать сами методы и т.п.
    Названная концепция философствования показывает многие его трудности и необходимость специального обучения ему. И здесь важно подойти к признанию того, что философствования нет вне мышления, а поэтому надо уяснить, прежде всего, суть мышления как интеллектуального процесса, его формы и т.п.
    «Интеллект – способность мышления, рационального познания» [278.47].
    Современные парадигмы философии фактически считают философствование скорее интуитивным и легким процессом. На самом же деле это сложная форма интеллектуального труда, что можно осознать с помощью многих положений авторитетных философов.
    По Гегелю, гений «должен подчиниться строгой дисциплине логического мышления; только через это подчинение гений здесь достигает своей полной свободы» [65.3.75].
    Особенно важны следующие философские метафоры классиков о «свинце» Ф. Бэкона и «голубе» И. Канта. Вдумайтесь в них. (Слова выделены мной – ВАГ).
    «Поэтому человеческому разуму надо придать не крылья, а, скорее, свинец и тяжести, чтобы они сдерживали всякий его прыжок и полет. Но этого, однако, до сих пор не сделано. Когда же это будет сделано, то можно будет ожидать от наук лучшего» [40.2.61].
    «Рассекая в свободном полете воздух и чувствуя его противодействие, легкий голубь мог бы вообразить, что в безвоздушном пространстве ему было бы гораздо удобнее летать» [122.3.100].
    Гегель отмечал «… только метод в состоянии обуздать мысль, вести ее к предмету и удерживать в нем» [65.1.57] И только это превращает душу в дух [там же, с. 66].
    Данте в «Божественной комедии» понимал недостаточность мышления народа – «О стадо смертных, мыслящее вяло» [86.396] и исходил из необходимости «взнуздывания ума сильней былого, чтоб он без добрых правил не блуждал» [там же, с. 123].
    По Локку «сила мышления называется разумом» [169.1.177]. Аристотель разработал технологию мышления, названную впоследствии логикой. Он мыслил ее как операциональное исчисление. Но логика не охватывает всех приемов, а поэтому нужно учесть и то, что относят к диалектике и использовать их в единстве. Это и есть содержание ДЛ, которой надо учить одновременно с математикой как канону, органону, инструменту и т.п. исследований представителей всех наук. В конечном счете, важно не строгое определение термина, а то, что следует им называть. Не подлежит сомнению, что всем наукам нужно использовать всю совокупность частных, особых и всеобщих методов познания, в том числе математику и ДЛ. Овладение ими позволяет философствовать представителям всех наук при решении их проблем.
    Не представляется возможным дать содержательную историю становления философствования. В связи с этим уделим внимание главному «камню преткновения» современной философии – ее ядру – диалектике.
    Диалектический интеллект. Мыслительные технологии диалектического интеллекта – исходная проблема философии. Главная задача – на основе выявленных идей классиков науки показать филогенез ТДМ или историческое формирование «мыслительных технологий» для понимания качества объектов.
    Диалектическое мышление (ДМ)
    +---+----+
    стихийное ( сознательное
    +---+----+
    рутинное ( творческое
    +---+----+
    шаблонное (алгоритмизированное
    Стихийному ДМ учит жизнь. Сознательное ДМ предполагает опережающее знание о том, что и как делать. Рутинное ДМ – пользование правилами, которые могут быть образцами (примерами, шаблонами). Шаблонному ДМ надо учить с помощью первой части самоучителя мышления. ДЛ – это алгоритмизированное ДМ. Творческое ДМ дано в последнем разделе самоучителя мышления.
    Интеллектуальное чудо. Чудом является все то, что непривычно людям. Пишут о лингвистическом чуде, когда говорят о методиках овладения иностранным языком и т.п. В этом плане можно говорить и об интеллектуальном чуде.
    Анализ интеллекта предполагает обособление способностей качественного и количественного понимания объекта или логики (диалектики) и математики. Многие философы сопоставляли их при таком анализе. Математика внешне сложнее, вторична, но развита больше, чем логика.
    Парадигмы мышления. Для осмысления истоков технологии философствования главным следует считать опережающий выбор того, что следует называть мышлением. Если мышление – врожденное свойство, то оно возникает вместе с рождением. Здесь называем мышлением только обработку сведений по типу умножения. Мышление не возникает стихийно, оно – результат специального обучения ему. Успешность обучения ему зависит от опережающей разработки обществом технологии мышления. Математическое мышление обеспечило такую технологию понимания количественного аспекта действительности, а поэтому его не рассматриваем здесь. Что же касается технологии мышления для понимания качества объектов, то над ней общество бьется 2500 лет и многое сделано, прежде всего, в форме науки «Логика». Но этого недостаточно, а поэтому и нужно скрупулезно выявлять найденные великими философами приемы такого мышления вообще. Суть философствования состоит в технологии понимания качества объектов. «Качественный аспект исследований мира – это по большей части компетенция философского познания» [11.3].
    В любом случае математика – факт чудодейственного значения интеллекта или мыслительных технологий. Она показывает возможность мыслить одинаково – разные во всем люди проявляют способность одинаково понимать количественный аспект объекта. 12х12=144. Для всех! Разве это не чудо! И оно свидетельствует об аналогичной возможности логического мышления – одинаковом его применении всеми людьми. Математика позволяет осознать и иное интеллектуальное чудо – возможность быстро овладеть могуществом мышления на основе адекватной разработки его технологии. 1000 лет назад переход к десятичной системе исчисления позволил сделать умножение доступным детям. Разработка ТДМ позволяет осуществить такое интеллектуальное чудо применительно к пониманию качества объектов. Это позволит поднять и значение математики для общества.
    Познание количественного аспекта мира
    

     Познание качественного аспекта мира
    Многие проблемы математического понимания действительности вытекают из недостатка опережающего качественного ее восприятия. «...Различные вещи становятся количественно сравнимыми лишь после того, как они сведены к одному и тому же единству. Только как выражения одного и того же единства они являются одноименными, а, следовательно, соизмеримыми величинами» [181.23.58-59].
    Кумуляция диалектической технологии. Диалектика – наиболее важнейшая форма мышления [см. 181.20.367]. В конце ХХ века она вновь дискредитирована. Большинство исследователей относится к ней уничижительно. Другие просто забыли о ней. Непродуктивно изложение ее теми, кто просто продолжает пересказывать идеи недавнего прошлого. Особенно достается «диалектической логике». В связи с этим важно выявить факт – существует или нет диалектическое мышление вообще, в том числе ДЛ.
    ДЛ
    +----------+-----------+
    замыслы ( приемы ( факты их применения
    Философствование предполагает постижение природы мышления [см. Платон: 227.1.180]. И только это делает субъекта философом. Говоря современным языком, только овладев диалектикой мышления, можно превратиться в философа. И не единодушие ученых советов, ни степени и звания не меняют сути дела.
    Древние обычно учили притчами. На этом построены религии (христианство, буддизм). Многие диалоги Платона также являются образцами для подражания, особенно диалог «Пир». Все, кто хотят освоить могущество мышления, могут использовать «Пир» в качестве образца анализа любого объекта. Но уже Платон формулирует многие правила истинного понимания объекта с помощью мышления. Особенно в диалоге “Федр”. Аристотель разработал специально науку о мышлении для того, чтобы учить мыслить. Д. Локк попытался систематично раскрыть многообразие познания. Декарт разработал Правила для руководства ума. Особенно важно учесть идеи Лейбница (см. далее). Кант осмыслил проблему разработки такой науки, а Гегель пытался ее дать.
    «... Исследование форм мышления, логических категорий, очень благодарная и необходимая задача, и за систематическое разрешение этой задачи взялся после Аристотеля только Гегель» [181.20.555].
    Многие исследователи ставили данную проблему, предлагали те или иные приемы мышления и т.п. И первоочередная задача – выявить вклад мыслителей в решение этой проблемы. Приводимые факты не исчерпывают вклада всех исследователей. Поэтому надо продолжить этот поиск и выявить идеи тех, кто причастен к решению проблемы. И только на данной основе можно обобщить накопленное обществом духовное наследие по технологии диалектического мышления.
    Эту проблему акцентировал Маркс, указывая на необходимость анализа того, как феномены группируются, образуют ряды и затем обобщаются системами: «Как из диалектического движения простых категорий рождается группа, так из диалектического движения групп возникает ряд, а диалектическое движение рядов порождает всю систему в целом» [181.4.132]. Графически это покажем так:
     категории( группы( ряды( система
    Эволюционный ряд интеллекта. Интеллект можно представить многими формами, в частности:
    мудрость ( риторика ( топика ( софистика ( диалектика ( логика(ДЛ.
    Роль мудрости в жизни осмыслена в Древнем Египте. Для греков она уже факт, как и ее содержание – рассудительность, разумность. На ее основе разрабатывали риторику и в связи с этим вышли на формирование приемов топики и затем софизмов софистики. И софизмы важны по настоящее время – их надо знать хотя бы для того, чтобы не подвергнуться обману. Недостаток софистики привел к выдвижению на первый план диалектики, которую трактовали по-разному. Аристотель специально разрабатывал приемы (топы) такого мышления (топику, аналитику), что затем назвали логикой. Диалектика старше логики. В последующем логика и диалектика шли рядом, меняясь относительно друг друга местами и субординацией. В действительности, это два элемента ТДМ, в том числе ДЛ. Вне логики нет диалектики, но и логика не практична без диалектики.
    Недостаточность логики Аристотеля указала проблему разработки новой формы логики. Эту проблему осмысливали многие, в том числе, и Кант и Гегель. Термин «диалектическая логика» использовал Ф. Энгельс [181.20.538]. «...Диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его развитии, «самодвижении» (как говорит иногда Гегель), изменении» [161.42.290]. Главная проблема – определить содержание ДЛ как единство логики и диалектики. Диалектическая логика решает проблему, указанную Кантом [см. 123.8.299-300].
    «Ведь целью диалектики является раскрытие формы доказательств, необходимой для защиты интеллекта, а не для обмана его» [40.1.335].
    «Итог и резюме, последнее слово и суть логики Гегеля есть диалектический метод…» [161. 29. 215].
    Важнейшая задача цивилизации – научить человека мыслить [Томас Эдисон].
    Если принять такую версию понятия «философствование», то тогда легко присоединиться к идее Канта о том, что философии учить нельзя, а можно только учить философствованию. Философствование всегда является творческим процессом, в том числе поиском ранее неизведанных оснований теоретической науки.
    Главная проблема – не запутаться в четырех словах: познание, исследование, мышление, философствование. И терминологически можно поступить любым способом. Если же пытаться разобраться на уровне понятий, то приведенная их последовательность является генетической. Познание – повседневный элемент жизни, происходящий в том числе стихийно, интуитивно. Исследование – специальная деятельность по поиску новых решений, идей и т.п. Оно также возникло давно и элемент жизни людей и с обыденным сознанием. Обученные люди исследуют на основе усвоенных приемов, в том числе и математики. Скажем, математически обрабатывают результаты наблюдений, экспериментов и т.п. Математика – форма мышления. Математическое мышление сегодня – элемент практически любого исследования. И это норма современной науки. Известны и более сложные формы исследований, когда ученые используют логику и диалектику для систематики феноменов. Это норма биологической (систематика животных) и частично химической науки (систематика химических элементов Менделеевым). Известны и другие, менее развитые формы использования логики и диалектики в качестве инструмента научного познания. Но если судить не по этим отдельным фактам, а в целом, то наука пока не освоила еще логико-диалектического мышления и поэтому не стала теоретической. Поэтому и утверждаем – наука не освоила еще философствования как высшей формы исследований на основе всех возможностей философии.
    Познание
    +----+-----+
    просто (исследование
    +--+---+
    просто ( мышление
    +--+---+
    просто ( философствование
    Исследователи попытались выйти за рамки опытных наук разработкой учений с помощью мудрствования. И это было началом философствования представителей науки. Их назвали натурфилософами. В таком случае философии не было как таковой. Попытки философствования естествоиспытателей и обществоведов указали на необходимость разработки оснований такого подхода, что и стало называться философией. И философия не могла не быть динамичной, многообразной. В связи с этим важно выявить ее суть и тенденцию ее развития.
    Наука создала потребность в философствовании и тем самым привела к созданию философии как основания (средства и т.п.) теоретического познания или философствования. Содержание философии динамично и соответственно содержание философствования.
    Философствование известно с древности. Первоначально оно сводилось к рассудку мудрых, затем тех, кто освоил некоторые приемы математики, логики и диалектики, кто использует главные свойства действительности в качестве основополагающих принципов ее познания (онтология) и т.п.
    Философствование не сводится к мышлению. Оно должно давать также умение определять границы научных предметов, пользоваться мировоззрением для оценки явлений и т.п.
    Философию признают представители всех идеологий – мистических, религиозных и научных. И философствование у них будет разным. Можно в идеале убедить представителей всех этих идеологий в необходимости логического и диалектического, как и математического мышления. Но, тем не менее, конкретные факты их философствования будут различаться в виду разной природы их идеологий. Представителей науки надо учить гносеологии и онтологии как фактору анализа конкретных дисциплин.
    На завершающей стадии работы над метанаукой мной подготовлена и издана общая теория «Деньги». Это элемент моей профессии, бывший несколько лет объектом исследования. Размышляя постфактум о работе над этой книгой, могу раскрыть ее как частный случай философствования. Его элементами были не только обычные учебники о деньгах, информационный и нумизматический поиск. Его основой была опережающе разработанная концепция фундаментальной теории экономики, которая имела онтологическую ценность при объяснении денег. ТДМ, представленная в моем самоучителе мышления, требовала построения вербальных моделей – соритов и кладограмм. Использовал я и гносеологию – представление о системе экономических наук, в том числе наук о деньгах. С этой точки зрения специально должен был посмотреть на содержание работы и не включать в нее все известное о деньгах, а ограничиться только самым важным. Все это и может быть названо философствованием экономиста при разработке общей теории денег. В тезисах «Философия деньги» на 3РФК не увидел ничего философичного.
    Оценивая исторические формы философии, следует строго различать такие ее формы (ступени):
    философия ( «первая» философия ( метафизика
    Философия вышла из филодоксии у Сократа и Платона. Они разрабатывали технологию философствования, которая была фактически началом ТДМ. Они заложили основы современной методологической функции теоретической философии. «Первая философия» Аристотеля пошла дальше. Она требовала уже не только использования технологии мышления, разработанной им в качестве того, что назвали впоследствии логикой, но и определенного понимания самого феномена «знания» и его форм – практического и отвлеченного и т.п. Иначе это начало гносеологической функции современной теоретической философии. Одновременно философия Аристотеля – основа онтологической функции. И пусть у него эти функции философии изложены синкретически, т.е. не обособленно, но все это у него имеется. И философия Аристотеля, которая не сводиться только к его метафизике, стала основой «метафизики» его последователей вплоть до Вольфа.
    Проблема обучения философствованию. Практика подготовки профессионалов философии не может не превращать их в филодоксов. Сократизм не для них, тем более прагматизм 11 тезиса Маркса о Фейербахе. В полной мере все это раскрылось в истории нашей страны. То, что произошло с коммунистической идеологией в нашей стране следует считать закономерным процессом, вполне предсказуемым. И данное следствие предсказывали многие и по-разному. Скажем, Лао Шэ саркастически раскрыл этот процесс в начале 1930-х. Научно этот процесс был высказан МЭЛами и их последователями.
    Крах советского социализма был предопределен начальным этапом социализации общества, что не отрицает его исторического значения, его вклада в общественный прогресс. При этом важен не только положительный, но и отрицательный опыт жизни, в том числе и сам крах.
    Разве не писал Ленин о том, что придется еще много раз начинать сначала? Не трудно все это осмыслить с помощью многих мыслей мэлов в свете синергетики.
    К сожалению, и сейчас нет адекватной теории развития на основе единства диалектики и синергетики, которая бы раскрыла все это. В начале каждого процесса не известна его траектория. Случайностные события могут «повернуть его вспять», т.е. происходит срыв, падение и все повторяется сначала. Объяснить это можно различно, но какая гипотеза ближе к истине – покажет время.
    Анализ предполагает опережающею гипотезу. В качестве таковой следует признавать различия процессов по уровню – обычных (простых), общественных (рефлексивных) и творческих (рекурсивных по Соросу).
    Процессы
    +----+----+
    Просто ( рефлексивные
    +----+----+
    Просто ( рекурсивные
    Рефлексивные процессы учитывают роль мыслящего субъекта. А рекурсивные процессы возникают в результате творчества людей по принципу 11 тезиса Маркса о Фейербахе, когда надо творить действительность. Они проявляют подход – «Сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его… Мир не удовлетворяет человека и человек своим действием решает изменить его» [161.29.194 и 195]. При этом происходит по Сент-Экзюпери (Письмо к заложнику): «Завтрашние истины питаются вчерашними ошибками». И только переход к школе способностей может обеспечить адекватное развитие людей с тем, чтобы они могли решать встающие перед ними проблемы. И философия – ключ к новой педагогике.

    5.3. Становление философствования

    Философствование – применение философии в качестве универсального метода познания объектов. Познание философствования предполагает осмысление динамики философии, её многообразия с тем, чтобы проявить накопление (кумуляцию) свойств её содержания. Основная тенденция развития философии – ее теоретизация посредством решения многих великих «философских проектов».
    Бесчисленны пересказы история философии. И не надо думать, что чем современнее автор, тем истиннее его мнения. До разработки теории философии любой пересказ прошлого субъективен. Не надо рвать преемственности новейшей философии с предшествующей, оценивая её негативно. Борьба идей была содержательнее, чем это отражено в самых толстых историях философии. Внесли в нее вклад множество неизвестных философов. Как бы ни казались нам наивными их тексты, в них много крупиц истины, ставших исходными теоретизации философии. Значительны усилия философов, направивших этот процесс по пути создания диалектической, а затем и прагматической, позитивной философии.
    Философией нельзя считать только то, что написано в современных книгах. Ею следует считать все духовное наследие общества по данному вопросу.
    Теоретическое объяснение любого объекта, в том числе и философии, характеризуется историзмом. Соответственно следует трактовать современные формы философии в последовательности их возникновения.
    Наброски. Подготовительные заметки исследователей полезны, например Ф. Энгельса к «Диалектике природы», «Анти-Дюрингу», а также философские тетради В. И. Ленина. В частности, элементы диалектики – фотокопия листка Ленина показала «лабораторию его поиска». Его написание «скелета «Капитала»»: Т-Д-К [см. 161.29.299 и 300]. В рукописи к букве «К» дана конкретизация двух форм прибыли, а в напечатанном тексте произошел сдвиг фактически к букве Д, и тем самым были искажены уточняющие формы прибыли. Невооруженным глазом все это видно. Сантиметровый сдвиг на схеме проявил непрофессиональную работу всего идеологического актива, который превратил Ленина в икону и так сильно его исказил.
    Основанием данной гипотезы теоретической философии послужили многие мысли предшественников. Пока не возможно систематически пересказать историю ее становления. Ограничиваемся здесь только основными фрагментами идей классиков философии, которые выделяют главную тенденцию развития философии – ее теоретизацию, кумуляцию ее содержания.
    Пока нет адекватной хрестоматии высказываний классиков науки о науке, диалектике, диалектической логике. В связи с этим полезно пользоваться предметными указателями к изданиям их трудов для того, чтобы изучить эти идеи.
    Формы философии обычно объясняют в учебных курсах по философии. И поскольку часто философию низводят до ее истории, и фактически каждый философ пишет свое ее понимание, то имеется громадное многообразие курсов истории. Многие философы обучение философии сводят к изучению ее истории. Против такого низведения философии выступали многие великие философы, например, И. Кант.
    Нет ничего более пагубного широко распространенных сейчас курсов истории философии. Они ценны в меру понимания авторами сути философии. Обычные же пересказы всего и вся из работ прежних философов фактически усугубляют кризис философии.
    Многообразие критериев упорядочения древних философов дал Диоген Лаэртский: «Некоторые философы получили наименование по городам, например элейцы, мегарики, эритрейцы и киренаики; некоторые – по местам занятий, например академики и стоики; некоторые по особенностям занятий, например перипатетики-гуляющие; некоторые – в насмешку, например киники-собаки; некоторые – по предрасположению, например евдомоники – искатели счастья; некоторые – по образу мыслей, например филалеты-правдолюбцы, элентики-опровергатели, аналогеты-сопоставители; некоторые – по именам своих наставников, например сократики, эпикурейцы и прочие».
    Философов нового времени также различают многообразно:
    по наставникам: картезианство, кантианство и т.п.
    по странам: немецкая, французская, индийская и т.п.
    по континентам: европейская, азиатская и т.п.
    по классам: предпринимательская, пролетарская и т.п.
    по времени: античная, средневековая и т.п.
    по методам: сенсуалистская, рациональная…
    спекулятивная и практическая [по Канту,123.8.279].
    Все они рациональны в качестве частных случаев. Тем не менее, важно выделить формы философии по уровню развития с тем, чтобы обеспечить их систематику. Накопленный материал вполне позволяет это осуществить. В философии как науке существует три формы:
    +- теоретическая (монистичная)
    +-+- доктринальная (плюралистичная)
    +-+--- синкретическая
    Синкретическая философия была первой, и новички начинают с нее овладевать философией. В таком случае она не строго определенная, не расчлененная на элементы. На этой основе возникают многообразные плюралистичные, доктринальные философские учения, порой не имеющие ничего общего между собой. Из них главной была схоластика в той трактовке, которую дал ей Гегель. И только затем возникла идея о возможности единой, универсальной, монистичной ее теории, которая остается будущим идеалом.
    Философия дает общую теорию познания как элемент своего содержания. В связи с этим философы обычно ограничивают приводимые интеллектуальные приемы прошлых исследователей. Нас же интересует ТДМ, а поэтому весьма важно попытаться выявить его приемы у предшественников, процесс накопления (наращивания, кумуляцию) этих приемов, их интеграцию, синтез в диалектическую логику. Следует осознать тот факт, что у предшественников имеется все, что нам нужно для диалектического мышления. Иными словами, надо осознать тот факт, что существует практика диалектического мышления. И речь идет только о том, чтобы адекватно выявить его элементы у предшественников и представить дидактически так, чтобы его можно было легко и быстро воспринимать как инструмент познания.
    Для обозначения теории познания используют два слова – «гносеология» и «методология». Даже исследователи не строго используют их, что не облегчает, а затрудняет познание. Предпочтительнее использовать слово «технология» для названия детального, конкретного отображения процедуры (алгоритма) мышления и философствования:
    методология ( гносеология ( технология
    А. МУДРОСТЬ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА
    Имеется мало прямых документов того периода. Тем не менее, в Древнем Египте – истоки МУДРОСТИ, НАУКИ, ПРОСВЕЩЕНИЯ. В этом убеждает и книга Оппеля ХIХ века о Египте, и книга о «посвященных» (глава о Египте).
    Б. СОФИЯ И ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНИХ ГРЕКОВ
    Древние Греки – ученики Египта. Многие из них жили в Египте, служили в египетской армии и т.п. У них была возможность освоить мудрость Египта, а поэтому они продолжили ее развитие. Мудрецы Древней Греции внесли существенный вклад в современную цивилизацию. Как жаль, что обыденное сознание обходится без них. Греческая философия – не только исходное современного мира, но и фактор его выживания в третьем тысячелетии.
    Обилие работ древнегреческих мудрецов затрудняет выбор цитат. Вероятно, следует отобрать принципиальные из них. Но это задача будущего. Ограничимся указанием только главных работ Платона, которые следует прочитать: «Пир», «Федр», «Федон». Конечно, надо знать и работы Аристотеля. Мои предпочтения по данному вопросу включены в соответствующий раздел самоучителя мышления.
    Беседа
    +----+----+
    пустословие ( плодотворная
    (софистика) ( диалектика)
    Пустословие порой выдавали за диалектику. В связи с этим неудивительны выпады Платона против диалектики, поскольку она была, видимо, часто пустословием. Платон создал плодотворную диалектику.
    разговор (беседа) ( диалог.
    Разговор обычно касается многих предметов, а беседа – одной темы. Диалог происходит по правилам. В простом случае диалектикой называли беседу двух лиц. Чаще же всего так называли беседу многих лиц об определенном явлении – совместный поиск истины. Затем диалектикой стали называть диалоги со строго определенной процедурой, когда один вопрошает, а другой отвечает только утвердительно или отрицательно. Это породило катехизисный тип текстов. Это диалоги, а не диалектика:  
    разговор( беседа ( диалог.
    «Принципиальной» диалектикой можно назвать пособия с призывами к диалектическому мышлению с указанием тех или иных ее приемов, называемых принципами. Таких фактов много у  древних греков.
    Приведение к противоположности – обычный софизм того периода. Он отражал тот факт, что определенные явления перерождаются и становятся другими. В результате одна и та же оценка может быть и правильной (истинной), и неправильной. Когда таким приемом злоупотребляют, то это не диалектика, а софистика. Такую диалектику Сократ и Платон критикуют, но сами порой приходят к ней. Так «поменялись местами» Сократ и Протагор при понимании добродетели [см. диалог «Протагор»]. В таком случае начинают с одного утверждения, а приходят к противоположному.      
    Парменидова диалектика изложена в диалоге Платона «Парменид». В литературе (Философском словаре) отмечали тот факт, что диалог «Парменид» имеет, вероятно, учебный характер, то есть иллюстрирует технологию диалектического мышления. С ее помощью развивают гибкость ума, объяснение на основе единства противоположностей. Такая диалектика предполагает, что один и тот же предмет в одних условиях – одно, в других же условиях меняет свое значение на противоположное.
    Парменид требовал сначала доказать одну оценку объекта, а затем противоположную. Образно говоря, сначала критиковать, а затем хвалить (или наоборот). В древних учебных заведениях часто упражнения сводились к такому объяснению объектов – сначала дать одну, а затем противоположную оценку одному и тому же явлению.
    Парменидова диалектика явно алогична – нарушает первый закон логики. Ее использовал и Аристотель [см. 12.2.529]. Последовательное доказательство противоположных положений, из которых выбирают то, которое более обоснованно, как правило, весьма важно. Именно так Парменид учил молодого Сократа. Такое приведение доводов за и против, порой, становится негативным явлением.  Платон отмечал такие способы рассуждений – «отыскивание доводов и за и против чего бы то ни было» [«Федон», 90с].  В «Евтидеме» софисты именно так вели диалог «и подобно искусным плясунам, обращают к нему один и тот же вопрос то одной его, то другой стороной» [227.1.163].      
    Диоген Лаэртский писал: «О всяком предмете можно сказать двояко и противоположным образом».    У Бэкона такая диалектика выступала посредством «антитезы вещей» [40.1.355], и им разработано 47 антитез в отношении конкретных положений, в которых приводятся «за» и «против». Имеются эвристичные мысли по вопросу pro и con[tra] у Дж. Локка [169.2.142-143]. У Канта такая диалектика проявилась в антиномичности, в том числе   антиномий чистого разума [122.3.268 и далее; см. также с.389]. Такой подход привел Гегеля к процедуре тезиса, антитезиса, синтеза. В конечном счете, это лежит в основе современного плюрализма идей.
    Аналогично трактовал диалектику Прудон, чем вызвал критику Маркса. В то же время Маркс, таким образом, объяснил противоречие всеобщей формулы капитала, утверждая два противоположных тезиса об одном и том же в качестве постановки проблемы.   
    Д.С. Миль полагал, что истина может заключаться в противоположности мнений.
    В педагогической практике прибегают к такому приему при постановке проблем – в этом заключается проблемный способ обучения. Рациональность такого педагогического приема состоит в специальном объяснении его как одной из форм диалектического мышления.
    В частности, в новое время этот подход используют на основе противопоставления слов “про и контра”.
    Во времена Сократа и Платона, можно утверждать, сформировались главные понятия технологии диалектического мышления. Они не всегда ассоциировались в качестве единства, но были таковыми. Это понятия единства и многообразия, начала, категорий, рядов, соритов, дедукции и т.п. Все это – разные аспекты объяснения объектов на основе их развития. И это было осознано и объяснено тогда, существовали многочисленные факты такого объяснения объектов.
    Диалектика Сократа состоит в поиске предельных определений каждого обсуждаемого явления. Это своеобразный индуктивный поиск наиболее общего определения явления. Рассматривая частные случаи определенного явления, пытаются найти общее – «предел» или «начало начал». «Свести многообразие к одному общему виду» [227.2.234]. Сократ в одном поиске отмечал – искали одно (предел или начало начал), а нашли многое. Это технология индукции, обобщения, систематики явлений. Лосев свел диалектику Сократа к такой технологии «пределов». Но у Сократа имеется и обратное движение мысли – дедукция. Такой ход мысли превращается в лесенку – движение от простой к сложной форме объекта.
    Сократ в «Федре» говорил о том, что диалектика состоит в умении возводить частное к общему и из общего выводить частное [«Федр», 266 бс]. Это значит, что имеются в виду два хода (направления движения) мысли – «вертикальные». Так возникает дихотомное деление в диалоге «Софист» [82.83].
    Борьба      
    +----+----+
    состязание ( сражение
    +----+----+
    применение силы ( спор
    +--+---+
    судебные прения ( частный спор
    +--+---+
    в обыденных делах ( по отвлеченным вопросам
    +--+---+
    болтовня ( ради денег (софист)
    Ход рассуждения не сводится только к одностороннему движению мысли, он состоит из единства противоположных ходов. Так, в «Федре» утверждается необходимость этого [Федр: 266 б; 277 б].      Движение мысли образно представляют в качестве вертикальных, а если их повернуть на 90 градусов, то – горизонтальных ходов.  Все это дало основание А.И. Герцену заявить, что у Сократа нет системы, а есть метода [71.1.286].      
    Философия призвана постигать то, «как приобретается способность мышления» [227.1.16]. И эту ее функцию она должна выполнять, как бы не изменялась ее форма. Без этой функции нет философии. Тогда эту функцию называли скорее рассудительством, позже – разумом, а затем просто мышлением, или интеллектом.
    Допустим существование «науки наук» [227.1.370], которая «ведает делами других наук», и именно такая наука должна дать «прочное основание наукам». Это и есть наука о рассудительстве [там же, с. 369] или философия.
    Сократ ради утверждения практического могущества мудрости науки пошел сознательно на смерть. Стремясь к нравственному образу жизни, Сократ искал ему основания в могуществе науки, интеллекта.
    Диалектика Платона. Её А. Герцен назвал «изумительной и всепокоряющей» [71.1.290]. Это – объяснение с помощью системы иерархических лесенок, как это имеет место в «Пире», «Федре», «Софисте». Такая диалектика состоит в поступательном объяснении явления от простого к сложному. Она фактически оказывается иерархической системой макро- и микропоследовательностей.      Платон выделял два хода мысли. Первый он называл восхождением к началу [«Государство», 511а] или «восходя к началу» [там же, с. 294]. Платон рассматривал единство двустороннего, «вертикального» движения мысли (индукции и дедукции). Использовал он и «переход к противоположностям» [«Федр», 262а]. Только в таком случае возможно «в правильном порядке созерцать прекрасное» [«Пир», 21-е-211b].
    Высшей формой диалектического мышления Платона можно считать намеченную им технологию в произведении «Законы», в котором имеется двустороннее движение мысли. Сначала отыскивается исходная категория, а затем на её основе объясняют жизнь общества. Эта технология мышления предполагает синтез индукции и дедукции в качестве единства познания объекта. Нельзя «брать быка за рога», пока его не вырастил. Сначала надо найти «начало» с помощью индукции, а затем уже дедуктивно объяснять объект.
    Произведение «Законы» считают незаконченным и, видимо, это так, но в нем просматриваются два хода мысли по Декарту. В первом – поиск исходного (начальные три главы) или постановка проблемы воспитания, а затем объяснение на основе воспитания всех аспектов общественной жизни. Нечто аналогичное имеется у Платона и в «Государстве». Сожалею о том, что комментаторы ложно трактуют последнее произведение Платона, воспринимая его как утопию. На  мой взгляд, это наставление, руководство [см. 227.3.540] по созданию новых поселений греков – колоний. Следует иметь в виду такой факт жизни древних греков. Рост численности населения требовал его расселения за пределами страны. Возникали группы таких поселенцев, которые выбирали места и отправлялись туда строить города. Остатки таких городов можно видеть в Крыму. Юмор гласил, что греки как «лягушки по берегам озера жили по берегам Средиземного моря».  Платон пытался наставлять таких переселенцев, обращая их внимание на разные аспекты жизни таких колоний. Он давал вербальные модели организации колоний («...займемся мысленно построением государства с самого начала...» [«Государство», 369е]), которые те или иные группы греков практически осуществляли при образовании колоний. Государством тогда были часто отдельные города, поселения (колонии). Естественно, что он рассматривал все это с точки зрения тогдашнего образа жизни, представляя идеал такого поселения с точки зрения выбора территории, численности города и т.п. Именно эта форма диалектической технологии привлекла внимание комментаторов, в частности Альбина, и стала предтечей пятого правила руководства для ума Декарта.     
    У древних греков имеются в зародыше все главные приемы диалектической логики. На их основе многие мыслители высказали свои идеи по данному вопросу.
    Апории Зенона – факт диалектической трактовки процессов. Особенно «куча» или сорит. Сориты демонстрировали затруднения познания при рассмотрении изменения объекта, его превращения из одного в другое. В частности, как некуча становится кучей, когда к одному зерну прибавляют постепенно другие. И проблема состоит в том, чтобы определить, когда некуча становится кучей. С точки зрения разных наблюдателей, этот предел может быть различным, что не меняет проблемы объяснения развития.
    Современные определения соритов корректны, но не продуктивны. На их основе нельзя научиться строить сориты любых понятий. Доступное их определение вытекает из идей Лейбница, в частности у его последователя Баумейстера, логика которого издана на русском языке в 1761 году.
    Аристотель – автор главного философского проекта: разработка силлогистики как интеллектуального исчисления или доказательства. Он не только провозгласил эту идею, но и многое сделал для ее достижения. Он последовательно разработал операциональность, формализованность хода мысли. Особенно важно учесть его учение о категориях как началах объяснения. Для этого их надо выявить и затем использовать при объяснении, что содержит представление о двух ходах мысли [см. «Никомахова этика», 1098b].
    Аристотель – первый методолог, интеллектуал, т.е. философ, сделавший мышление объектом своих исследований и обобщивший накопленные знания по данному вопросу. Сознательная постановка им проблемы «мыслить о мышлении» с тем, чтобы сделать его более рациональным, плодотворным средством жизни – исходная для качественного скачка в превращении философии в науку об интеллекте. По Аристотелю надо ответить для этого на вопрос «что такое мыслить…» [12.1.401] или «что такое мыслительная способность…» (там же). «…Необходимо рассмотреть … и как именно происходит мышление…» [там же, с. 433]. Все это вело к постановке проблемы: «Может ли ум мыслить сам себя?» [там же, с. 435]. Он рассматривал мышление как способность, приобретаемую на основе обучения [там же, с. 239-240].
    Ставя вопрос о диалектике, диалектическом мышлении, особенно в Топике, Аристотель указывал на необходимость первоначального ответа на вопрос о сущности мышления вообще. Осознавая же мышление, в свою очередь, в качестве особой формы деятельности, Аристотель показывал по настоящему диалектический подход к объяснению самой диалектики.
    
    Деятельность( мышление( диалектика
    
    "Начали философствовать, чтобы избавиться от незнания" [12. 1.69].
    «Ибо, будучи  способом исследования, она (т.е. диалектика) прокладывает путь к началу всех учений». [Аристотель. Топика. 101 Б,3-4].
    Аристотель писал о том, что философия помогает человеку «избавиться от незнания».
    Аристотель написал первое учение о развитии, т.е. диалектику в современном понимании слова, «О возникновении и уничтожении». Особое значение имеет следующее его положение, заложившее основы диалектической логики: «…незнание движения необходимо влечет за собой незнание природы» [Физика, III 1, 200в]
    Движение – свойство действительности. Задача же состояла в том, чтобы разработать диалектику, как теорию развития, и технологию диалектического мышления, вытекающую из данного онтологического свойства действительности. В разработку диалектики и технологии диалектического мышления внесли вклад многие исследователи.
    «…Все другие науки более необходимы, нежели она, но лучше – нет ни одной» [12.1.70].
    «… Имя (мудрости) необходимо отнести к одной и той же науке: это должна быть наука, исследующая первые начала и принципы…» [там же, с. 69]
    Порфирий, Боэций более конкретно указали на единство вербального и визуального объяснения, в т.ч. графиков лесенки и дихотомной модели.
    Функция философии по К. Лукрецию (О природе вещей) – «взращивание разума». Композиция произведения Лукреция «О природе» построена диалектично.
    Эвклид. У Платона уже достаточно ясно представлена ТДМ. Проницательные люди могли использовать ТДМ в качестве канона познания. В частности, Аристотель разработал систему животных, а Евклид – «Начала геометрии». Начала Евклида – факт плодотворности ТДМ в третьем веке до новой эры. Отсюда стабильность его парадигмы геометрии в течение 2000 лет.
    В. ЕВРОПЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
    Европейская философия выросла из древнегреческой, а тем самым и из египетской мудрости. Без преемственности нет развития.

    +- В 3. новейшая
    +-+- В 2. новая
    +-+--- В 1. теологическая

    В 1. Теологическая философия
    Она была первой формой европейской философии. Не следует ее сводить только к негативу. Духовенство было первым просветителем нашей эры, развивало науки, в том числе и философию. Ее представители высказали множество позитивных идей по многим наукам. Все это требует специального познания [см. 1].
    «Наука наук, которую называют диалектикой. Она учит учить, она знает знать. Она … не только хочет, но и может делать знающими» [31.2.210]. В то время диалектикой называли философию.
    В 2. Новая философия
    Важность науки была известна с древности. Древние греки ей придавали адекватное значение и считали философию основанием науки. Последующий период известен подчинением науки религии, в результате наука потеряла должное значение. В средние века произошла эмансипация (освобождение) науки от религии.
    С древности философию сводят к основанию научного познания – разработке понимания науки и лежащего в основе теории диалектического мышления. Философия как основание науки стала главной для средневековой философии. В связи с этим началось становление теоретической философии.
    В средние века началось восстановление ведущей роли науки в обществе. Взамен религии наука становилась ведущей идеологией общества. В то же время вскоре стало ясно, что нужен качественный скачок науки. Разработка Бэконом индуктивного подхода как средства «Восстановления наук» привела к широкому распространению индуктивного познания действительности – наблюдениям, испытаниям, экспериментированию, изобретениям. Развитие подхода Ф. Бэкона привело к накоплению большого фактического материала. После Бэкона начался переход от собирающей к упорядочивающей науке [см. 181. 20. 366].
    Исходя из мифа «Орфей, или Философия», Бэкон выделил базовые формы философии [40.2.260]. На их основе можно идеализировано представить следующие ее формы:
    +- методология
    +-+- гносеология
    +- теоретическая -+--- онтология
    +-+- рациональная
    +- истинная ---+--- опытная
    +-+- теологическая (доктринальная)
    +- универсальная -+--- синкретическая
    +-+- нравственная
    +-+--- естественная (натуральная)
    Естественная (натуральная) философия – наука, вторая – этика, главным образом Сократа. Третья у Бэкона – гражданская, но мыслиться им как универсальная. Нравственная и гражданская формы философии стали основой осмысления проблемы философствования как универсального метода познания всех объектов. Первоначально она была синкретической, т.е. нерасчлененной. Все это – содержание греческой философии. На ее основе возникла схоластика: философия как средство теологии (по Гегелю) или «философия, поглощенная теологией» (по Расселу). И только затем началось становление истинной философии в меру преодоления схоластики, что не завершилось и по сей день. В то же время, начиная с Бэконов (сначала Роджера, затем Фрэнсиса) происходило становление истинной философии. Первоначально опытная, затем – рациональная и, наконец, – теоретическая, выполняющая три главные функции.
    Роджер Бэкон (1214-1292) фактически начал движение к опытной философии: «…без опыта ничего нельзя познать в достаточной мере» [2.1.872]. При этом он придавал значение и рациональным аспектам, в частности математике: «Врата и ключ этих наук – математика…» [там же, с. 865]. Опередив своего однофамильца, Роджер остался в его тени, и ему не уделяют должного внимания.
    Фрэнсис Бэкон – второй философский проект: воссоздать «истинную философию» [40.2.37 и 38 и 215], «универсальную философию» [там же, с. 165] «сызнова» [там же, с. 8 (см. афоризм ХХI на с. 15)], «стремился к тому, чтобы разуму открылся совершенно новый путь» [там же, с. 9]. Им поставлена задача сделать философию прагматичной [там же, с. 37 и 38] и содержательной. А поэтому и нужно было разработать указания (наставление, руководство и т.п.) с тем, чтобы «не голыми руками» и «не голым разумом» познавать мир. При этом Бэкон отмечал «Мы вовсе не пытаемся ниспровергнуть ту философию, которая ныне процветает» [там же, с. 9]. Грандиозность философского проекта Ф. Бэкона предполагала осторожность, а поэтому он претендовал всего лишь на то, чтобы «бросить потомству семена более беспристрастной истины» [там же, с. 68].
    Сказанное обосновывает последующее содержание данной главы – показ главных признаков теоретической философии.
    Формы философии и функции теоретической философии. Обособим гипотетически три главные формы философии:
    +- теоретическая
    +-+- доктринальные
    +-+--- синкретическая
    Синкретическая философия – исторически исходная и сегодня базовая. В таком случае в ней не выделяют особых ее функций. Доктринальные философии характерны чрезвычайным многообразием признаков, в том числе объектов отражения и т.п. На схеме это показано разнообразием геометрических фигур. Этот тип философии сейчас господствует в мире. На его основе происходит становление теоретической философии, которая выполняет три функции для науки.
    
     онтология
     гносеология
     методология

    Синкретическая ( доктринальные( теоретическая
    Становление теоретической философии происходило не сразу, а постепенно. Исходной ее функцией была методологическая, а затем – гносеологическая и, наконец, онтологическая. На самом же деле это идеализация и в действительности они присутствовали все время, но имели разное значение. Со временем происходило их обособление.
    Методологическая функция философии состоит в том, что она обеспечивает интеллектуальную технологию науки тем, что учит общество мыслить. И все это было собственно содержанием философствования.
    Гносеологическая функция философии призвана показать науку как систему обособленных научных дисциплин в качестве средства определения предмета исследования.
    Онтологическая функция философии показывает значение более общих сведений о действительности (бытии) для менее общих сведений. С её помощью определяют начало (категорию по Аристотелю) изложения теории.
    Основные принципы (признаки) теоретической философии – прагматичность, позитивность, популярность, индуктивность, рационализм, диалектичность, системность. Раскрытие каждого из них предполагает показ всей истории философии. Они гипертрофированы у некоторых философов. Самая сложная проблема отобразить системно соответствующие им формы (их часто называли «системами») философии. Выделим следующие ступени «лестницы самопознания» [А. Герцен, 71.1.85] философии:
    +- системность
    +-+- прагматичность
    +-+--- диалектичность
    +-+----- рациональность
    +-+------- индуктивность
    Индуктивная философия. Переход от собирающей к упорядочивающей науке зависел от философии. В связи с этим была осознана недостаточность доктринальной философии - схоластики и необходимость новой ее формы. Это первым понял Ф. Бэкон и начал создавать индуктивную логику. Но это не решало проблем, а поэтому почти одновременно с ним Декарт работал над рационализмом. Идя в этом направлении, необходимо было осознать необходимость качественного развития самой философии как основания науки. И все последующие философы пытались осмыслить суть новой философии.
    Ф. Бэкон адекватно ставил проблему технологии мышления, акцентировал внимание на многих ее аспектах. У него много рационального, что должно стать нормой исследований и что таковым не стало. Нет смысла пересказывать его идеи по данному вопросу – лучше читать его собственные произведения.
    Поразительно, но и сейчас авторитетные мужи превратно толкуют его вклад в философию. Нет смысла полемизировать с комментаторами, а поэтому замечу следующее. Некоторые из них противопоставляют Бэкона Аристотелю [208]. Это – заблуждение. У Бэкона имеются «сильные слова» против Аристотеля, как «монарха науки» или «счастливого грабителя науки» [там же, с. 208] и т.п. Тем не менее, он не противник Аристотеля. Он развивает идеи Аристотеля, четко указывая свою сферу исследования.
    Цель Бэкона состоит в «восстановлении наук», а средством для этого он считает философию. Поскольку же последняя недостаточна, то он ее и критикует, указывая, прежде всего, самое слабое место – недостаток индуктивного (опытного) метода философствования. Исходя из единства дедукции и индукции, он показывает главным образом пути развития последней [40.1.70-71].
    Тезисно приведем главные его идеи:
    Бесплодность филодоксии, т.е. высказывание необоснованных мнений: «Человеческий разум, предоставленный самому себе, не заслуживает доверия» [40.1.44]
    Нужно основание, в том числе метод или «компас» по Бэкону («мореходная игла») [там же, с. 65].
    «Мы говорим об этом не для того, чтобы умалить знание интеллекта или чтобы объявить тщетными все его попытки; наша цель состоит в том, чтобы найти и представить интеллекту необходимую помощь, благодаря которой он сможет преодолеть все трудности и раскрыть тайны природы» [там же, с. 285].
    Таким методом является диалектика [там же, с. 64].
    Он считает диалектику недостаточной для исследования природы [там же, с. 64].
    Но не только диалектика, но и логика нужна для этого. Ее он считал наукой наук, и считал необходимым ее изучение взрослыми людьми с тем, чтобы не происходила дискредитация и вырождение логики [там же, с. 144-145].
    При этом он полагал, что «науки, изучающие мышление, безусловно, являются ключом ко всем остальным» [там же, с. 279].
    Но не только методология является основанием науки, а и «первая философия» Аристотеля или онтология мира. Именно ее он назвал «смотровой башней науки» [там же, с. 113-114]. Очень ценны его мысли о роли фундаментальных наук как способов «сокращения длинного и извилистого пути опыта» [там же, с. 227] с тем, чтобы сократить усилия на познание наук…
    Считал первую философию общей матерью всех наук [там же, с. 199]. В то же время он истинно оценивал состояние этой философии в то время – «мешанина» [там же, с. 200] и ставил проблему разработки адекватной «первой философии»
    «Поскольку все эти вопросы, собственно, не относятся к области физики, а диалектика изучает их скорее с точки зрения развития искусства доказательства, чем познания сущности явлений, то во всяком случае целесообразно, чтобы исследование такого рода, само по себе весьма важное и полезное не было совершенно забыто, а нашло себе по меньшей мере хоть какое-то место в нашем разделении наук. Конечно, мы прекрасно понимаем, что это исследование должно вестись совершенно иначе, чем оно обычно велось до сих пор» [там же, с. 203].
    Относительность собственного вклада: «Поэтому мы отнесли этот метод к числу предметов требующих исследования и разработки, и будем называть его «передача факела», или «метод, обращенный к потомству»» [там же, с. 328].
    «… Совершенствование науки нужно ждать не от способностей или проворства какого-нибудь одного человека, а от последовательной деятельности многих поколений, сменяющих друг друга» [40.2.289].
    С Бэкона метод стал главным элементом (фактором) философии [см. 34.119].
    «Споры неуместны там, где мы расходимся в началах, в самых понятиях и даже в формах доказательства» [40.2.17].
    Слово «машина» переведена словом «механизм». На самом же деле Бэкон этим словом образно назвал «интеллектуальную технологию». В связи с этим его предложение можно перевести так: «Здесь нам приходит на ум, что в математике при наличии «интеллектуальной технологии» доказательство получается легким и наглядным; без этого удобства, напротив, все представляется запутанным и более сложным, чем оно есть на самом деле» [40.1.78].
    Философский проект Бэкона заложен им с самого начала формирования его позиции в частях своей работы. Он остался замыслом. Наиболее полно он выражен следующим абзацев: «Наконец, шестая часть нашего сочинения (которой остальные служили и ради которой существуют) раскрывает и предлагает ту философию, которая выводится и создается из такого рода правильного, чистого и строгого исследования (каковое мы выше показали и наметили). Завершить эту последнюю часть и довести ее до конца – дело, превышающее и наши силы, и наши надежды. Мы дадим ей лишь начало, заслуживающее (как мы надеемся) некоторого внимания, а завершение даст судьба человеческого рода, притом такое, какое, пожалуй, людям, при нынешнем положении вещей и умов, нелегко постигнуть и измерить умом. Ведь речь идет не только о созерцательном благе, но поистине о достоянии и счастье человеческом и о всяческом могуществе в практике. Ибо человек, слуга и истолкователь природы, столько совершает и понимает, сколько охватил в порядке природы делом или размышлением; и свыше этого он не знает и не может. Никакие силы не могут разорвать или раздробить цепь причин; и природа побеждается только подчинением ей. Итак, два человеческих стремления – к знанию и могуществу – поистине совпадают в одном и том же; и неудача в практике более всего совпадает в одном и том же; и неудача в практике более всего происходит от незнания причин» [40.1. 79].
    «Нельзя требовать, чтобы суд совершался тем, что само должно быть судимо» [40.1.68].
    Рациональная философия – не антипод индуктивной философии. Она начинается фактически с Дж. Локка.
    Дж. Локк. Его философский проект весьма содержателен и требует пояснения. Как и другие философы нового времени, он видел бесплодность господствовавшей философии, в том числе логики, силлогизмов. В связи с этим он высказал множество идей по данному вопросу в ряде работ. Особое значение из них имеет «О разуме» (глава 17 четвертой книги «Опытов»). Дж. Локк существенно дополнил главу при третьем издании книги. А также произведение «Об управлении разумом», которое должно было стать элементом «Опытов», но осталось незавершенной (как и главное произведение Декарта по данному вопросу «Правила для руководства ума»). Основные элементы его философского проекта:
    «Измена разума» в виду нехватки идей [169.2.162].
    «Нужно искать другие средства» [там же, с. 160].
    Отсутствие «верных средств» разума, что позволило бы качественно его поднять по аналогии Гукера [там же].
    Критика Дж. Локком «теперешней формы силлогизмов» [там же, с. 161].
    Предложенная им модификация формализации силлогических суждений, превращающих их в ряды традукции [там же, с. 161-162]. Соответствующие мысли Р. Декарта в пятом правиле, Лейбница о соритах и их определении Баумейстера.
    Его надежды на решение этой проблемы другими, пожелание им найти «верные средства» с тем, чтобы сделать «немыслящих людей мыслящими» [там же, с. 252]. Его уверенность в большой услуге обществу тем, кто «Тот, кто предложит такое средство…» [там же].
    Его последний интеллектуальный порыв – написать такую работу, оставшуюся незавершенной «Об управлении разумом». В его подходе задача состоит в том, чтобы выявить свойства объектов, сопоставить их у разных форм с тем, чтобы осмыслить всеобщее, общее и специфическое [там же, с. 161]. Для этого надо найти новый подход к «силлогическим очкам» [там же, с.158] с тем, чтобы силлогизмы не следовали за познанием, а вели его [там же, с. 159].
    К сожалению, труды Дж. Локка все еще не адекватно переведены на русский язык, несмотря на длительные усилия его издателей. В частности, перевод слов «understanding» словом «разум» вместо «понимания» или «demonstration» [там же, с. 218] словом «доказательство» вместо иллюстрация (демонстрация).
    Р. Декарт. Его философский проект – является содержанием произведения «Правила для руководства ума». Он также заложил основы концепции «универсальной математики». «Декарт не столько искал непосредственного применения математического метода к философии, сколько видел в научном характере математики идеал, к которому должны стремиться все остальные науки и прежде всего философия: ясность и точность математического знания, неоспоримость доказательств должны служить образцом для всякого мышления» [47. 87]. Его позицию можно резюмировать так:
    вера в науку с детства;
    нет пока настоящей науки – «такой науки, какой меня вначале обнадеживали, в мире нет» [87.1.252];
    наука заимствует свои принципы и начала из философии [там же, с. 254 и 262];
    философия остается слабым основанием науки в виду плюрализма, в ней надо установить начала – «ЭТО ВАЖНЕЕ ВСЕГО НА СВЕТЕ» [там же, с. 262];
    нужна новая философия как метод (хвалите методу, а не открытие), а поэтому важно обдумать основание новой философии [там же, с. 267]. Он акцентировал значение метода поиска как «непоколебимое основание достижения истины» [87.1.250-296];
    разработаны и апробированы основы новой философии [см. там же, с. 631].
    «Уже лучше совсем не помышлять об отыскании каких-либо истин, чем делать это без всякого метода, ибо совершенно несомненно то, что подобные беспорядочные знания и темные мудрствования помрачняют естественный свет и ослепляют ум» [Р. Декарт, см. 2.2.276].
    Цивилизованность [87.1.302]
    
     Философствование
    Декарт показал пятым правилом единство «горизонтальных» (в противоположность «вертикальным» при индукции и дедукции) направлений движения мысли. Он исходил из необходимости использования прошлого для объяснения настоящего.
    Т. Гоббс указывал на прагматизм философии – она нужна «для улучшения жизненных благ» [194.1.21]. «… Необходим метод, соответствующий порядку творения самих вещей» [77.1.71].
    Паскаль [1623-1662]. «Все наше достоинство заключено в мысли. Не пространство и не время, которых мы не можем запомнить, возвышают нас, а именно, наша мысль. Будем же учиться хорошо мыслить: вот основной принцип морали». «Величие человека – в его способности мыслить».
    Данте. Заложил поэтические основы интеллектуального могущества – «света разума». Наука должна обеспечить «взнуздывание ума сильней былого, чтоб он без добрых правил не блуждал» [86.123].
    «О стадо смертных, мыслящее вяло» [86.396]
    «Там, где Христос вседневным стал товаром» [86.386]
    «Все до того рассудком стали слабы,
    Что люди верят всякому вранью,
    И на любой посул толпа пришла бы» [86.442]
    «Но если слово прорастет, как семя» [86.149]
    «Идти к власти через насилие или софизм» [86.358]
    «Где многий смысл в немногих строчках вложен» [86.397]
    «Духовным созерцанием счастливый» [86.406]
    «О, если бы слово мысль мою вмещало …» [86.460].
    Б. Фонтенель приписывает Аристотелю идею: « ... И все-таки человек может считаться человеком только благодаря интеллекту, и на свете нет ничего прекраснее, чем поучать других, каким образом они должны им пользоваться для изучения природы и раскрытия всех тех тайн, что она нам предлагает» [298.28].
    Диалектическая философия заложена Аристотелем в признании развития в качестве основания познания природы. Главные проблемы диалектической философии:
    замыслы ее классиков поднять эвристичность, значение философии для решения проблем науки;
    образцы (примеры) практического применения философии, главным образом диалектики, диалектической логики;
    проблема «метода «Капитала» Маркса. Оценка его Марксом («триумф немецкой науки») и Энгельсом;
    замысел Маркса сделать диалектику доступной для людей со здравым рассудком и отношение Энгельса;
    - В. И. Ленин по этому вопросу: вычленить диалектический метод мышления из «Капитала» Маркса, на основе последнего диалектически обработать все науки;
    - «работает» или нет метод Маркса;
    в чем суть «метода Маркса»? Есть ли что Марксово в методе Маркса? Только ли превращенные формы?
    Г.В. Лейбниц. Идеи его философского проекта имеют особое значение. Им посвящена следующая глава.
    Х. Вольф. Метафизика Вольфа была тем «чистым разумом», против которого выступил Кант. Знакомство с собственными работами Вольфа показывает его существенный вклад в философский прогресс. Прежде всего, практическая направленность его философии, популяризация ее. Гегель писал о том, что Вольф «… превратил философию во всеобщую науку, являющуюся достоянием немецкого народа…» [том ХI, с. 362]. Без этого не было бы классической немецкой философии. А то, что метафизика устарела, не вина Вольфа. Так же как нельзя считать только достижением Канта то, что он «убил метафизику Вольфа», не заменив ее ничем. В результате, философия остановилась в развитии для определенных философских школ…
    И. Кант. Его философский проект требует пояснения [см. 123.4.6-8]. С Ф. Бэкона быстро рос объем фактов ввиду господства «собирающей науки». Переход к «упорядочивающей науке» был настоятелен и предполагал «революцию в способе мышления» [123.3.20]. Но господствовавшая философия не обеспечивала этого. И. Кант выступил против господствовавшей парадигмы философии, но не для отбрасывания, а для качественного ее скачка. После Канта многие просто отбросили метафизику и поэтому «пошли назад». Отталкиваясь от Аристотеля, Кант требовал «начать сначала» решение проблемы. «В метафизике приходится бесчисленное множество раз возвращаться назад, так как оказывается, что (избранный прежде) путь не ведет туда, куда мы хотели. Что касается единодушия во взглядах сторонников метафизики, то она еще настолько далеко от него, что скорее напоминает арену, как будто приспособленную только для упражнений в борьбе, арену, на которой ни один боец еще никогда не завоевал себе места и не мог обеспечить себе своей победой прочного пристанища. Нет поэтому сомнения в том, что метафизика до сих пор действовала только ощупью и что хуже всего, оперировала одними только понятиями» [123.3.22]. Он отмечал и пагубное влияние монополии школ [там же, с. 32]. Он постоянно обращался к математике как к образцу, которому надо подражать при решении проблем превращения философии в науку. Он констатировал факт того, что «… ни одна из предложенных до сих пор систем, если речь идет об их основной цели, не заслуживает того, чтобы ее признали действительно существующей» [там же, с. 53]. Не заблуждался он и в том, что может стать продуктом его труда – всего лишь критика, а не само учение как органон. Все его учение – пропедевтика. «Поэтому такая критика есть по возможности подготовка к органону или, если бы это не удалось, по крайней мере к канону …» [там же, с. 57] (канон + логика, а органон – диалектика]. «Под системой же я разумею единство многообразных знаний, объединенных одной идеей» [там же, с. 606].
    «Все спекулятивные философии дошли до такого положения, что вот-вот совсем исчезнут» [122.4.1. 207].
    Философия Канта «провозгласила себя такой философией, до которой еще вообще не существовало никакой философии» [122. 4.2.114].
    Кант сосредоточил внимание на исследовании самого разума, т.е. способности познания, необходимости его качественного роста;
    Выступил против господства отжившей формы философии – метафизики;
    Осознал проблему разработки метанауки;
    Учение о причинности и ее проявление во времени как основания диалектического анализа действительности;
    Обособил предмет и метод (основание) науки;
    Утвердил необходимость специального исследования оснований науки, т.е. науки о науке.
    Основатель философского критицизма.
    Ступенчатость познания мира людьми:
    чувственность ( рассудочность ( разумность
    Обособление им опытных (эмпирических) и до опытных (теоретических) знаний.
    И. Кант дал анализ рядов динамики и дополнил положение пятого правила Декарта необходимостью при анализе идти не только назад к предшествующему, но и вперед к последующему [123.3.326].
    И.Г. Фихте исходил из непонимания философии обществом. «…Даже между настоящими философскими писателями вряд ли найдется и полдюжины таких, которые знали бы, что такое собственно философия…». Вклад Фихте в философию состоит в том, что он указал суть новой философии – она должна быть наукой о науке или наукоучением.
    «Но если не хотят ни в коем случае отказаться от излюбленного выражения – философия – и от славы быть философской головой, или философом-юристом, философом-историком, философом-журналистом и т.д., – то пусть согласятся с тем уже раньше сделанным предложением, чтобы научная философия не называлась больше философией, а хотя бы наукоучением. Обеспечив за собой это имя, наукоучение откажется от другого названия – философии...» [298.1.569].
    Фихте поддержал идею И. Канта о необходимости новой философии и свел ее к науке о науке (наукоучении). Он отстаивал возможность монистического понимания мира (см. Ильенков). Его замысловатые рассуждения трудны для восприятия. Главная ошибка И. Фихте – не делить я и не я. Вместо этого надо бы показать ступени духовного прогресса индивидов (лесенкой Аристотеля) по мере развития их духовного мира, просвещения, развития интеллекта и т.п. По мере воспитания, Я становится Я более гуманного, цивилизованного типа в целом. Иными словами, каждый из нас эволюционирует от одного Я к другому Я... Некоторым людям удается пройти путь к личности, специфика которой – способность мыслить.
    Идя вперед от И. Канта, Фихте взял за основу две идеи: превращение философии в науку, а для этого необходимо разработать наукоучение как новую форму философии и обеспечить «познание себя». Он ее пытался свести к яйности. Здесь он пошел ошибочным, по моему мнению, путем.
    Шеллинг. "... Подлинно всеобщей философии до сих пор не существует. Подлинно всеобщая философия не может быть достоянием одной нации, и до тех пор, пока какая-либо философия не выходит за границы отдельного народа, можно с уверенностью сказать, что эта философия еще неистинна, даже если она находится на пути к этому" [315.2.559].
    Фурье указал единство трех ступеней – восхождение, апогей, нисхождение. Фурье мастерски владел диалектикой, как и его современник Гегель [см. 180.19.197]. «Главное тут то, что каждый прогресс в органическом развитии является вместе с тем и регрессом, ибо он закрепляет одностороннее развитие и исключает возможность развития во многих других направлениях» [181.20.621].
    Конечно, не следует забывать, что уже Платон дал и нисходящую трактовку объекта [«Федр», 248de]. И другие исследователи, например Вейль, писали о необходимости учитывать и нисходящие процессы.
    Метод серий Фурье [см. 181.42.484] фактически является эволюционным рядом, отображающим не только становление, но и вырождение объекта. Это метод стихийного проявления диалектики [там же]. Он – хорошая иллюстрация этого метода на примере систематики банкротств [см. 181.42.314-321]. У него система иерархических триад, охватывающих 36 форм.
    «Фурье не был философом, он питал сильную ненависть к философии, жестоко ее высмеивал в своих произведениях» [181.42.338]. Тем не менее, его метод серий был фактом диалектической логики. Он использовал не только принцип Декарта, но и Канта [см. 123.3.326]. Он пошел далее их, делая акцент не только на восхождении, но и на нисходящие тенденции в их единстве. Этот аспект его метода весьма актуален в качестве универсального приема.
    Диалектическое мышление
    +----------+-----------+
    Декарта Канта Фурье
    
    
    
    Гегель Его философский проект – разработка руководства по философствованию. Он писал о том, что философия резюмируется в методе.
    «Наибольшим попечением та наука, которая образует центр всей духовной культуры, всех наук и всякой истины, т.е. философия» [65.1.79-83].
    Философия ( универсальная рефлексия над сознанием, наукой [65.1.86]. Поэтому Гегель считал необходимым «подвергнуть исследованию саму способность познания» [65.1.94 –95].
    Философия обеспечивает инструмент познания исследователей, а поэтому ее развитие – дело исследователей, т.е. тех, кто трудится с ее помощью [см.: 65.1.94].
    «…Диалектика составляет природу самого мышления» [65.1.96]. Не точно, так как и математика есть мышление.
    Философия своим развитием обязана опыту [см. 65.1.98]. От эмпирии или опытных или эмпирических наук см. [65.1.96 и 98] (опыта, здравого смысла или рассудка) «двигаться навстречу» [там же, с. 98] философии, которая идет вниз. Все это можно показать на схеме. Опыт – непосредственное восприятие действительности, а философия обеспечивает опосредованное [там же, с. 97] восприятие действительности.
    «Формообразование сознания» (феноменология духа) возможно только на основе специального обучения людей, что не отвергает использования возможностей и образования и воспитания вообще. Только «формообразование сознания» способно освободить или освоить «энергию мышления». Но для этого надо возведение философии в науку и перейти от любви к знаниям к действительному знанию.
    «Какой же смертный отважится вообще решать, что такое истина» [Гегель].
    «Как бы упорен ни был рассудок в своем сопротивлении диалектике, ее все же отнюдь нельзя рассматривать как исключительную принадлежность философского сознания, ибо то, о чем в ней идет речь, мы уже находим также и в каждом обыденном сознании, и во всеобщем опыте. … Мы … видим в диалектике всеобщую непреодолимую власть, перед которой ничто не может устоять, сколь бы обеспеченным и прочным оно себя не мнило» [65.1.208].
    "Философию можно предварительно определить вообще как  мыслящее рассмотрение  предметов" [65.1.85].
    "... Философия есть познание посредством понятий..." [65.1.341].
    "... Нужно прежде знать инструменты, чем предпринимать труд, который должен быть исполнен с его помощью: если инструмент недостаточен, весь труд будет потрачен даром" [Гегель. Энциклопедия, параграф 10].
    «Государственные устройства падали жертвою мысли…» потому, что имеет место «власть мышления» [65.1.111].
    «…Разве философия есть что-либо иное, чем исследование истины…» [там же, с. 58].
    «Дерзновение в поисках истины, вера и могущество разума есть первое условие философских занятий» [там же, с. 83].
    «…Философия должна сделать предметом мышления само мышление» [там же, с. 102].
    «…Исследование природы мышления и его правомерности привлекает в новейшее время значительную часть философского интереса» [там же, с. 112].
    «Критическая философия, напротив, ставила себе задачу исследовать, в какой степени формы мышления способны вообще доставлять нам познание истины. Точнее, критическая философия требовала, чтобы, ранее, чем приступить к познанию, мы подвергли исследованию способность познания. Здесь, несомненно, заложена верная мысль, что мы должны сделать предметом познания сами же формы мышления. Но здесь же прокрадывается ошибочная мысль, что мы не должны войти в воду раньше, чем научимся плавать. Нет сомнения, что не надо пользоваться формами мышления, не подвергнув их исследованию, но само это исследование есть уже познание» [там же, с. 154]
    «Отличительной чертой философии Канта является, следовательно, требование, чтобы мышление само подвергло себя исследованию и установило, в какой степени оно способно к познанию» [там же, с. 155]
    «Диалектическое движение мышления» [там же, с. 167]
    «Диалектика же есть, напротив, имманентный переход от одного определения в другое, в котором обнаруживается, что эти определения рассудка односторонни и ограничены …» [там же, с. 206].
    «Диалектика есть, следовательно, движущая душа всякого научного развертывания мысли…» [там же, с. 206].
    Виндельбанд. Его философское наследство весьма важно. Отметим следующие его положения о философии как средстве самопознания науки, центральной дисциплине, в которой все остальные науки находят свое обоснование [см. 47.34].
    «Составляя первоначально саму науку и всю науку, философия позднее представляет собой либо результат всех отдельных наук, либо учение о том, на что нужна наука, либо, наконец, теорию самой науки» [там же, с. 35].
    «В борьбе народов интеллигентность, т.е. способность к правильному мышлению, также является существенным фактором национального могущества» [там же, с. 196]. По Канту «…задача философии – довести до сознания людей эти высшие нормы мышления, стремящегося к истине» [там же, с. 115].
    Прагматическая философия. Прагматизм, позитивизм и популизм философии – ее атрибуты с древности.
    Философия – наука, а поэтому с самого начала она может быть только позитивной, прагматичной, популярной. Эти ее признаки отмечали почти всю её историю, но особенно в новое время. Последнее не значит возникновение этих ее признаков только в новое время. На основе этих признаков философии в новое время возникали различные формы аналитической философии.
    В осмысление этого ее признака внес вклад, в частности, Х. Вольф. Отметим здесь также факт, отмеченный Расселом – прагматизм Маркса в 11 тезисе о Фейербахе [242.362]. Средством современного прагматизма стал эволюционизм.
    В начале ХIХ века общепризнанным стал эволюционный подход в науке. Ч. Лайель (Англия) в 1830-1833 годы опубликовал книгу об эволюции геологической поверхности. Ее использовал Дарвин как подход для своей концепции эволюции жизни. Это факт стихийного, прагматического диалектического мышления. На этой основе развивался и эволюционизм общественных наук. Поэтому не следует считать представителей одной школы носителями идеи, например, немецкой классической философии. Она была во всех странах. Другой вопрос, что Кант и, особенно, Гегель наиболее полно разработали эту проблему в форме диалектики. Нельзя приписывать только Гегелю идею использования развития объектов при их познании.
    Прудон – первая попытка практического применения диалектики для объяснения общества [см. 181.4.128-147]. Об этом, в частности, написано у Б. Гильдебранда. Прудон не в полной мере ее усвоил, но был гениальным и сумел плодотворно применить диалектику. Но негативную роль сыграло личное знакомство Прудона с Марксом. Будучи моложе, Маркс не только пытался учить Прудона диалектике Гегеля, но и представлял себя экспертом. Когда Прудон разработал «Философию нищеты» с иным видением диалектики по сравнению с Марксом, то последний обрушился на Прудона «Нищетой философии». Сработал принцип: «бей своих, чужие боятся будут». Ведь Прудон отстаивал на уровне своего времени интересы пролетариата (наемного труда). И он первым прибегнул к практическому применению диалектики с этой целью. Он воспользовался диалектикой не только Гегеля, но и Канта (особенно антиномии).
    Маркс переоценил свое философское воздействие на Прудона. Диалектика присуща не только Германии и «диалектикам». Она существовала с древности и была известна предшественникам Прудона во Франции [см. Плеханов]. Поэтому Прудон ученик не Гегеля, а французских диалектиков, эволюционистов.
    Желание Маркса быть носителем истины в последней инстанции («быть дерзким парнем» по Энгельсу) привело к критике того, чем он не владел тогда. Более того, он так и не преодолел негативный (мистический) налет гегельянщины в трактовке диалектики. Он так и не выполнил свой замысел написать руководство по диалектическому мышлению. В связи с этим огульная критика им идей Прудона навредила развитию ТДМ. «Ортодоксальные» его последователи не критически восприняли его критику диалектики Прудона и основанную на этом парадигму общеэкономической теории. (Она, кстати, в некоторой мере предтеча композиции «Капитала» и даже истиннее при оценке места монополий в композиции системного объяснения экономки, чего у Маркса нет в «Капитале»). Прудон применил диалектику к объяснению экономики, что можно уяснить, в частности, с помощью книг Гильдебранда, Кропоткина.
    Главный труд Прудона не переведен на русский язык. Даже французского издания его книги нет в Музее книги РГБ (имеется только вторая ее часть).
    Критика Марксом диалектики Прудона проявляет его не достаточное знание истории диалектики, прежде всего, диалектики Парменида. «От Парменида до Прудона» существовала диалектика, когда об одном и том же говорили противоположное, что не считалось как минус (в формальной логике это не допустимо вообще). К этому призывали и антиномии Канта. И у Прудона так использована диалектика. Конечно, речь не идет о «святой простоте», т.е. о простом утверждении противоположных оценок одного и того же.
    С древности было дидактическим требованием противопоставление оценок одного и того же явления. А затем попытаться определить, что адекватнее действительности или синтетически оценить его деятельность. На основе такого подхода не следует «мазать одной краской» оцениваемые явления, например, не следует только хвалить или ругать человека, а попытаться определить его достоинства и недостатки, что он сделал, а что нет. И в результате получается противоположная во времени оценка одного и того же человека – то он герой, то злодей.
    Прудон выделил 10 последовательных ступеней объяснения современной ему экономики. И затем рассматривал достоинства и недостатки каждого из них. Так и надо анализировать любой объект. И напрасно Маркс отверг такой подход. Это рациональнее, чем апеллировать к противоречию объекта. Можно утверждать, что это два разных имени одного и того же. Но каждый из них имеет свои преимущества и при определенных условиях предпочтительнее. У этих терминов разные ассоциации.
    Если знать об оценке Марксом Прудона только из специальной его статьи, то складывается впечатление о том, что Прудон «недоучился» гегелевской диалектике у Маркса и поэтому не так применил диалектику при объяснении ступеней экономического развития. Прудон, безусловно, интересовался теорией развития Гегеля. Но у Гегеля она имела мистический характер. Поэтому он и не все воспринял от Гегеля по данному вопросу, что следует считать достоинством его исследования. Он отбросил мистику Гегеля, что в меньшей мере сделал Маркс. Осмыслите противоречие всеобщей формулы капитала Маркса [181.23.176-177]. Противоречие истинно, но в его литературной форме имеется нечто мистичное. Оно афористично, но не вполне точно. Проще диалектическое объяснение Прудона. Оно популярнее – утверждается о присущности каждому явлению противоположных свойств, а поэтому необходимо показывать и достоинства, и недостатки каждого из них. Ведь это – идущая от Парменида форма диалектики. Она подробно отображена и у Канта. И исследователи того периода времени более или менее однозначно ее применяли. Поэтому Прудон следовал не только Гегелю в его использовании диалектики, что было ранее Маркса, но и другим образцам такого объяснения объекта. Можно утверждать, что ступени экономического развития Прудон вывел не просто из «чистого диалектического разума» (не на основе диалектического анализа), а посредством подражания произведению Кондорса (1743-1794) «Очерк исторической картины прогресса человеческого разума» [см. об этом у Плеханова Очерки по истории материализма, с. 162]. В связи с этим, можно признать обоснованным упрек Марксу, высказанный Туган-Барановским [см. 236.332].
    В целом, композиция «Капитала» Маркса, которую он оценивал триумфом немецкой науки, вышла не только из недр немецкой диалектической философии, но и из подражания композиции Прудона и через последнего – композиции произведения Кондорса. Не следует думать, что фактически только к этому сводилось основание композиции «Капитала». Основанием ее был и эволюционизм Дарвина (которому Маркс хотел посвятить свой труд), и другие факты духовного мира Маркса.
    «Самое важное в книге Прудона «О создании порядка в человечестве», это – его сериальная диалектика, попытка дать метод мышления, который на место самостоятельных мыслей поставил бы процесс мышления. Прудон, исходя из французской точки зрения, ищет диалектику, подобную той, которую действительно дал Гегель. Родство с Гегелем имеется здесь, таким образом, реально, а не по фантастической аналогии» [181.3.533].
    Системная философия. Традиция деления философии на практическую и теоретическую уходит в глубь веков. Ее можно видеть уже в начале новой эры. Менялась трактовка содержания этих форм философии. Отстаиваемое здесь значение этого понятия – философия из любомудрия превратилась в науку и, как все науки, должна стать теорией, т.е. системой. Такое понимание теоретической философии появилось у Канта, о чем можно прочитать в трудах Виндельбанда. Главный вклад в нее внес Гегель разработкой диалектики. Это ее движение продолжили Маркс и его последователи. Системная философия – практическое осуществление теоретической философии.
    К. Маркс, Ф. Энгельс. Их философский проект включает много идей:
    оценка ими философии как фактора научного прогресса, высказанная, в частности, такими словами: «Таким образом, в результате получается, что в той мере, в какой мир становится философским, философия становится мирской»… [181.40.210].
    придание ими особого значения диалектике – превращение ее в доступный метод мышления всем людям со здравым рассудком, иными словами – в диалектическую логику.
    Они не только призывали к изменению функции философии в обществе, но и фактически осуществляли все это, практически применяли ее.
    Маркс указывал два направления – развитие мысли об объекте в направлении первого хода мысли по Декарту навстречу развитию объекта [181.23.85]. «С чего начинает история, с того же должен начинаться и ход мыслей ...» [181.13.497]. Из такой процедуры исходил он и при постановке проблемы своих исследований вообще в очерке о методе политической экономии [см. 181.12.726-735, особенно с. 732]. В частности, он абсолютно прав в показе первого хода мысли (по Декарту) – население, классы, собственность, наемный труд и затем «отсюда пришлось бы пуститься в обратный путь» к населению. Здесь однозначно просматриваются два хода мысли. У Маркса практически использован этот прием при объяснении эволюции форм стоимости [см. 181.23.57 и 69]. В целом, композиция «Капитала» является также фактом ДЛ.
    “…Более низкая форма выступает в качестве носителя более высокой формы, доминирующей над ней” [181.46.1.198].
    Понятие «превращенные формы объектов» ввел Маркс. В советское время многие философы критически относились к данному понятию Маркса. В любом случае оно не стало нормой мышления. В то же время без его использования невозможно осуществить диалектического мышления. Мешает и тот факт, что это понятие порой путают с понятием «превратных форм», т.е. таких, которые извращенно отображают сущность объекта. У Маркса имеются оба эти понятия. И они важны, но они далеки друг от друга.
    Превращенные формы объектов преемственны в сущностных, а превратные – несущностных свойств с предшественником. Скажем, человек – превращенная форма обезьяны (они имели общего предка). В таком случае отображается не только преемственность, но и качественный скачок нового объекта по сравнению с исходной формой объекта. В эволюционном ряду (соответственно в сорите) последующие формы объекта являются превращенными формами предшествующих форм объекта. Иначе, эволюционный ряд есть последовательность превращенных форм объекта. Он показывает преемственность и отличие каждой последующей формы объекта от предыдущей.
    Понятие “превращенные формы” [181.23.547] свидетельствует о развитии, ими являются более развитые формы по сравнению с предшествующими формами. Что же касается превратных форм, то это факт вырождения объекта. Например, лезвие безопасной бритвы как украшение.
     Превращенная форма
    
    Превратная форма
    «Маркс был и остается единственным человеком, который мог взять на себя труд высвободить из гегелевской логики то ядро, которое заключает в себе действительные открытия Гегеля в этой области, и восстановить диалектический метод, освобожденный от его идеалистических оболочек, в том простом виде, в котором он и становится единственно правильной формой развития мысли. Выработку метода, который лежит в основе марксовой критики политической экономии, мы считаем результатом, который по своему значению едва ли уступает основному материалистическому воззрению» [181.13.496-497].
    "... Диалектика понятий сама становится лишь сознательным отражением диалектического движения действительного мира" [181.21.302].
    «... Задача науки заключается в том, чтобы видимое, лишь выступающее в явлении движение свести к действительному внутреннему движению...» [181.25.1.343].
    Диалектику следует рассматривать как "единственно правильную форму развития мысли" [181.13.497].
    "...Именно диалектика является для современного естествознания наиболее важной формой мышления, ибо только она представляет аналог и тем самым метод объяснения для происходящих в природе процессов развития, для всеобщих связей природы, для переходов от одной области исследования к другой" [181.20.367].
    Последовательность экономических категорий «определяется тем отношением, в котором они находятся друг к другу в современном обществе, причем это отношение «прямо противоположно тому, которое представляется естественным или соответствует последовательности исторического развития» [181.12. 734; см. 181.25.1. 393].
    "Ты понимаешь, дорогой мой, что в таком труде, как мой, неизбежны недостатки в деталях. Но  композиция, внутренняя связь целого представляют триумф немецкой науки..." [181.31.154].
    "Так называемая  объективная  диалектика царит во всей природе, а так называемая субъективная диалектика, диалектическое мышление, есть только отражение господствующего во всей природе движения путем противоположностей ..." [181.20.526]. (Это положение включает ошибочное понятие об объективной диалектики. Природа развивается, а диалектика – в умах людей).
    "Диалектика ... является единственным, в высшей инстанции, методом мышления, соответствующим теперешней стадии развития естествознания" [181.20.527-528].
    "Диалектическая логика, в противоположность старой, чисто формальной логике, не довольствуется тем, чтобы перечислить и без всякой связи поставить рядом друг возле друга формы движения мышления, т.е. различные формы суждений и умозаключений. Она, наоборот, выводит эти формы одну из другой, устанавливает между ними отношения субординации, а не координации, она развивает более высокие формы из нижестоящих" [181.20.538].
    Стихийная диалектика является фактом научного объяснения действительности [см. 181.20.19].
    Гегелевская "диалектика есть, безусловно, последнее слово всей философии" [181.29.457].
    "... Это "свободное движение в материале" есть не что иное, как парафраз определенного  метода  изучения материала – именно диалектического метода" [181.32.572].
    Эта архитектоника выражает научную недостаточность самого этого способа исследования [см. 181.26.II.181].
    «… Трудности только тогда и начинаются, когда приступают к рассмотрению и упорядочению материала…» [181.3.26].
    Сознательное диалектическое мышление призвано обеспечить истинность исследования, а не только его результата (перефразировка) [см.181.1.7].
    Они – плохие экономисты, и только потому, что они – плохие естествоиспытатели и философы [см. 181.34.137].
    "... Мы должны исследовать, что такое человеческое мышление" [181.20.87].
    "Диалектику в собственном смысле слова г-н Дюринг объявляет чистой бессмыслицей..." [181.20.91]. Все современные философы практикой доказали истинность мнения Дюринга. И подвергаемая сомнению диалектика действительно бессмысленна, но это псевдодиалектика.
    "…Истинность, т.е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления" [181.3.1].
    Исследователи "без мышления не могут двинуться ни на шаг" [181.20.524].
    Маркс снял с диалектики Гегеля покров мистицизма [181.50.34].
    Мышление – не природная способность [181.20.366].
    На основе диалектического мышления необходимо представить науку диалектически (перефразировка слов Энгельса [181.29.224]).
    «Развитие мозга и подчиненных ему чувств, все более и более проясняющегося сознания, способности к абстракции и к умозаключению оказало обратное воздействие на труд и на язык, давая обоим все новые и новые толчки к дальнейшему развитию» [181.20.490].
    Диалектическая философия "разрушает все представления об окончательной абсолютной истине ... Для диалектической философии нет ничего раз навсегда установленного, безусловного, святого. На всем и во всем видит она печать неизбежного падения, и ничто не может устоять перед ней, кроме непрерывного процесса возникновения и уничтожения, бесконечного восхождения от низшего к высшему" [181.21.276].
    «... Там, где дело идет о понятиях, диалектическое мышление приводит по меньшей мере к столь же плодотворным результатам, как и математические выкладки» [181.20.408].
    Согласно Гегелю "только диалектическое мышление разумно, имеет известный смысл" [181.20.537].
    "...Самые запутанные экономические проблемы ты делаешь простыми и осязательно ясными благодаря только тому, что они ставятся на надлежащее место и в правильную взаимосвязь..." [181.31.275-276].
    «Люди мыслили диалектически задолго до того, как узнали, что такое диалектика, точно так же, как они говорили прозой задолго до того, как появилось слово "проза"» [181.20. 146]. Надо быть осторожным с этим положением: его можно трактовать различно. Это так и не так. Отдельные факты диалектического мышления, но не норма.
    «Само собой разумеется, что изучение природы движения должно было исходить от низших, простейших форм его и должно было научиться понимать их прежде, чем могло дать что-нибудь для объяснения высших и более сложных форм его» [181.20.391].
    «Точное представление о вселенной, о ее развитии и о развитии человечества, равно как и об отражении этого развития в головах людей, может быть получено только диалектическим путем...»[181.20.22].
    «... Последняя по времени форма рассматривает предыдущие формы как ступени к самой себе...» [181.46.1.43].
    «Если наши предпосылки верны и если мы правильно применяем к ним законы мышления, то результат должен соответствовать действительности»[181.20.629].
    «Естественные науки развернули колоссальную деятельность и накопили непрерывно растущий материал. Но философия осталась для них столь же чуждой, как и они оставались чужды философии» [181.42.123-124].
    «Над нашим теоретическим мышлением господствует с абсолютной силой тот факт, что наше субъективное мышление и объективный мир подчинены одним и тем же законам и что поэтому они и не могут противоречить друг другу в своих результатах, а должны согласовываться между собой» [181.20.581].
    «К. Маркс и Ф. Энгельс жили философией, ею обусловливалась вся их сознательная жизнь, под её влиянием строился их духовный облик. Почти никто в их время не мог предвидеть, что они современники … небывалого расцвета … германской философии, … жили в действительности в эпоху её глубокого заката и зарождения нового мирового течения, гораздо более глубокого по своим корням и по своей мощности – расцвета точных наук и естествознания ХIХ в.» [45.67].
    В.И. Ленин. Многочисленны его идеи о важности философии, диалектики, диалектической логики для науки. Особенно следует использовать его рассуждения о диалектической логике [см. 161.42.289-290] и «Элементы диалектики» [см. 161.29.202-203]. Последний набросок остается наиболее сжатым и важным руководством по диалектической логике. Но Ленин не только призывал к диалектическому мышлению, но и сам его так использовал, например, таким образом, он рассмотрел формы рынка [см. 161.1.67-122].
    «Нельзя вполне понять «Капитал» Маркса и особенно его 1 главы, не проштудировав и не поняв всей Логики Гегеля» [161.29.162].
    Продолжение Гегеля и Маркса должно состоять в диалектической обработке истории человеческой мысли, науки и техники [см. 161.29.131].
    «... Не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь» [161.39.67].
    «…Диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его развитии, «самодвижении» (как говорит иногда Гегель), изменении» [161.42.290].
    Капитал – «образец научного анализа» [161.1.140].
    Логика = теория познания [161.29.163].
    «Они все называют себя марксистами, но понимают марксизм до невозможной степени педантски. Решающего в марксизме они совершенно не поняли: именно его революционной диалектики» [161.45.378].
    Диалектика( эклектика [161.26.376].
    Вопрос не о том, есть ли движение, а о том, как его выразить в логике понятий [161.29.230].
    "Применение материалистической диалектики к переработке всей политической экономии, с основания ее, – к истории, к естествознанию, к философии, к политике и тактике рабочего класса... вот в чем их гениальный шаг вперед в истории революционной мысли" [161.24.264].
    "... Ко всякому такому вопросу можно солидно, с уверенностью подойти, лишь бросив исторический взгляд на все развитие в целом" [161.39.68].
    "... Без солидного философского обоснования никакие естественные науки, никакой материализм не может выдержать борьбы против натиска буржуазных идей и восстановления буржуазного миросозерцания. Чтобы выдержать эту борьбу и провести ее до конца с полным успехом естественник должен быть современным материалистом, сознательным сторонником того материализма, который представлен Марксом, т.е. должен быть диалектическим материалистом ... Без этого крупные естествоиспытатели также часто, как до сих пор, будут беспомощны в своих философских выводах и обобщениях. Ибо естествознание прогрессирует так быстро, переживает период такой глубокой революционной ломки во всех областях, что без философских выводов естествознанию не обойтись ни в коем случае" [161.45.29-30 и 31].
    "... Если все развивается, то относится ли сие к самым общим понятиям и категориям  мышления? Если нет, значит мышление не связано с бытием. Если да, значит, есть диалектика понятий и диалектика познания, имеющая объективное значение" [161.29.229].
    "Чтобы понять, нужно эмпирически начать понимание, изучение, от эмпирии поднимается к общему" [161.29.187].
    «Весь дух марксизма, вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривалось лишь (а) исторически; (в) лишь в связи с другими; (в) лишь в связи с конкретным опытом истории» [161.49.329].
    "... В любом предложении можно (и должно) как в ячейке ("клеточке") вскрыть зачатки всех элементов диалектики, показав таким образом, что всему познанию человека вообще свойственна диалектика" [161.29.321].
    "Познание есть  процесс  погружения (ума) в неорганическую природу ради подчинения ее власти субъекта и обобщения (познания общего в ее явлениях) ... Совпадение мысли с объектом есть  процесс: мысль (=человек) не должна представлять себе истину в виде мертвого покоя, в виде простой картины (образа), бледного (тусклого), без стремления, без движения, точно гения, точно число, точно абстрактную мысль" [161.29.176-177].
    "От живого созерцания к абстрактному мышлению  и от него к практике – таков диалектический путь познания  истины, познания объективной реальности" [161.29. 152-153].
    Идеи данного положения "расчленим" следующим образом:
    1. Органическое развитие = прогресс;
    2. Прогрессу характерна история;
    3. История объекта – это его предыдущее;
    4. Объекты – результат предыдущего;
    5. Объекты объясняют предыдущим.
    Эклектицизм и диалектика [см. 161.33.21]. При определенных условиях диалектика оказывается эклектикой [см. 161 .48.149].
    «Наша теория – это теория развития, а не догма, которую надо выучить наизусть и механически повторять» [181.36.504; 161.20.84].
    «А диалектика, в понимании Маркса и согласно также Гегелю, включает в себя то, что ныне зовут теорией познания, гносеологией...» [161.26.54-55; 181.14.372].
    Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и "опосредования" [161.42.290].
    "…Порядок звеньев, их форма, их сцепление, их отличие друг от друга в исторической цепи событий не так просты, и не так глупы, как в обыкновенной, кузнецом сделанной цепи" [161.36.205].
    Бесконечная сумма общих понятий, законов etc дает конкретное в его полноте. [161.29.252].
    Опошление марксизма, насмешка над диалектикой [см. 161.3.14].
    Диалектика составляет "коренное теоретическое основание" общественной науки [161.20.84].
    Умение думать как условие понимания [см. 161.48.242-243].
    "Проверка фактами respective практикой есть здесь в  каждом  шаге анализа" [161.29.302].
    Диалектика и есть теория познания [см. 161.38.360].
    "... Диалектика, по Марксу, есть "наука об общих законах движения как внешнего мира, так и человеческого мышления" [161.26.54].
    "Раздвоение единого и познание противоречивых частей его ... есть суть ... диалектики" [161.29.316].
    «…Разыскать, на чем свихнулись люди, преподносящие под видом марксизма нечто невероятно сбивчивое, путанное и реакционное» [161. 18. 11].
    «Чтобы понять, нужно эмпирически начать понимание» [161.29.231].
    «Понять значит выразить в форме понятий» [161.29.231]. Отсюда понимание – высшая форма (а не универсальность) умственного отражения мира людьми.
    «…Диалектический материализм настаивает ... на превращении движущейся материи из одного состояния в другое…» [161.18.276].
    «…Единственного научного метода общественной науки, именно – материалистического метода» [161.1.218].
    «…"Капитал"… – образец научного анализа одной – и самой сложной – общественной формации по материалистическому методу, образец всеми признанный и никем не превзойденный» [161.1.140].
    «…Ничего не стоит никакая школа, никакой университет, если нет практического умения» [161.42.77].
    «Вся теория Маркса есть применение теории развития – в ее наиболее последовательной, полной, продуманной и богатой содержанием форме – к современному капитализму... к  предстоящему  краху капитализма и к  будущему  развитию  будущего  коммунизма» [161.33.84].
    «Марксизм, то  есть  диалектическая логика» [161.42.291]. (Это ошибочное положение, которое может быть только афористическим).
    «Марксова диалектика требует конкретного анализа каждой особой исторической ситуации» [161.30.13].
    «Обычное представление схватывает различие и противоречие, но не переход  от одного к другому, а  это самое важное» [161.29.128].
    «... Они учились и других учили марксовой диалектике... Но они в применении  этой диалектики сделали такую ошибку или оказались на практике  не  диалектиками ...» [161.41.87-88].
    Переодевание марксистами его врагов [см. 161.23.3].
    Гераклит был одним из основоположников диалектики [см. 159.29. 309].
    В. Новейшая философия
    Важным элементом философии следует считать труды российских ее представителей. Выделим следующие ступени:
    +-- Советская
    +-+-- ХIХ века
    Российская философия ХIХ века
    К.Д. Кавелин. «Что мы русские до сих пор не имели философии и очень мало о ней заботились, хотя когда-то много о ней толковали, доказывает только, что нас еще ничто не заставляло глубоко задуматься; а когда раз такая необходимость явится, будут и у нас философские учения и сильно отзовутся в умах и сердцах потому, что вместо более или менее остроумного повторения того, что думали другие, они займутся анализом наших настоятельных, насущных вопросов и, следовательно, будут ответом на живые народные потребности» [118.279].
    М Бакунин. [20.17 и 37]. «Философия! Сколько различных ощущений и мыслей возбуждает одно это слово; кто не воображает себя нынче философом… Да, шум, пустая болтовня – вот единственный результат этой ужасной, бессмысленной анархии умов, которая составляет главную болезнь нашего нового поколения, отвлеченного, призрачного, чуждого всякой действительности; и весь этот шум, и вся эта болтовня – все это происходит во имя философии. И мудрено ли, что умный, действительный русский народ не позволяет ослеплять себя этим фейерверочным огнем слов без содержания и мыслей без смысла; мудрено ли, что он не доверяет философии, представленной ему с такой невыгодной, призрачной стороны. … Нигде так сильно не является разноголосица, составляющая существенный характер нашей современной литературы, как в вопросе о философии». И далее у автора кладезь мыслей о науке и ее роли в жизни общества, что весьма важно для людей третьего тысячелетия. Особенно его положение «А что составляет ныне главную силу государства? Наука» [там же, с. 354 и далее].
    А.И. Герцен. Его произведения содержат богатый материал по данной проблеме. Ограничусь некоторыми его мыслями.
    «За будущее науки нечего бояться» [71.1.85]. Мысль стала мощью [71.2.223]. «На неразумье и невежестве зиждется вся прочность существующего порядка» [71.2.539].
    «…Действительное признание истины требует новых мозгов, не увлеченных предыдущими» [Огарев, см. 71.2.541].
    «Знания и понимание не возьмешь никаким coup d’Etat (государственным переворотом) и никаким coup de tete (безрассудным, смелым поступком)» [71.2.53].
    «Они пренебрегают формою, методою потому, что знают их по схоластическим определениям» [71.1.224].
    «…Метода в науке вовсе не есть дело личного вкуса или какого-нибудь внешнего удобства, что она, сверх своих формальных значений, есть самое развитие содержания, эмбриология истины, если хотите» [там же, с. 226].
    «Восстание против Аристотеля было началом самобытности нового мышления. Не надо забывать, что Аристотель средних веков не был настоящий Аристотель, а переложенный на католические нравы…» [там же, с. 226].
    «Генрих 1У говаривал: «Лишь бы провидение меня защитило от друзей, а с врагами я сам справлюсь…» [там же, с. 85]. Это теперь полностью применимо к философии, где ее друзья стали филодоксами.
    «Массами философия теперь принять быть не может. Философия как наука предполагает известную степень развития самомышления, без которого нельзя подняться в ее сферу» [там же, с. 85].
    «Натуралисты готовы делать опыты, трудиться, путешествовать, подвергать жизнь свою опасностям, но не хотят дать себе труда подумать, порассуждать о своей науке. Мы уже видели причину этой мыслебоязни: отвлеченность философии и всегдашняя готовность перейти в схоластический мистицизм или в пустую метафизику, её мнимая замкнутость в себе, её довольство, не нуждающееся ни природой, ни опытом, ни историей, должно было оттолкнуть людей, посвятивших себя естествознанию. Но так как всякая односторонность вместе с плодами производит и плевелы, то и естественные науки должны были поплатиться за узкость своего воззрения, несмотря на то, что оно было вытеснено узкостию противоположной стороны. Боязнь ввериться мышлению и невозможность знать без мышления отразилась в их теориях; они личны, шатки, неудовлетворительны; каждое новое открытие грозит разрушить их; они не могут развиваться, а заменяются новыми» [там же, с. 235].
    «Воззрения Аристотеля не достигло такой наукообразной формы, которая бы, находя все в себе и в методе, поставила бы его независимо от самого Аристотеля; оно не достигло той зрелой самобытности, чтобы совсем оторваться от лица, и, следовательно, не могло перейти во всей полноте к его преемникам, – перейти как такое наследие, которое стоило бы только развивать и вести стройно вперед. В науке Аристотеля, как в царстве ученика его, Александра Македонского, единство животворящее, средоточие, к которому все относилось, не было полной принадлежностью ни науки, ни царства; им недоставало всего того, что в них привносила гениальность мысли и исполина воли. Возможность империи Александра лежала в современных ему обстоятельствах, но действительность ее была в нем; со смертию его она распалась; последствия ее были верны и обстоятельствам и лицу, но царство как органическое целое, как социальная индивидуальность не могло удержаться. Так же точно учение Платона и его предшественников представляло Аристотелю возможность подняться на ту высоту, на которую его взвел его гений; но гениальность – дело личное; нельзя требовать, чтобы каждый перипатетик, например, имел бы такой талант, который поднял его на тот пьедестал, на котором стоял Аристотель, потому что он был гений. Следствием всего этого было формальное, подавторитетное изучение самого Аристотеля вместо усвоения духа, животворящего его науку. Ученики его тогда только могли бы понять, усвоить себе воззрение Аристотеля, когда бы они так стали на его почве, чтоб вовсе не заботились о его словах, а вели бы далее самое дело; но для этого надобно было, чтобы доля, принадлежавшая гениальной личности, перешла в безличность методы, т.е. людям надобно было прожить еще две тысячи лет. В наше время подвиг Гегеля состоит именно в том, что он науку так воплотил в методу, что стоит понять его метод, чтобы почти вовсе забыть его личность, которая часто без всякой нужды высказывает свою германскую физиономию и профессорский мундир Берлинского университета, не замечая противоречия такого рода личных выходок с средою, в которой это делается. Но это появление личных мнений у Гегеля до такой степени неважно и неуместно, что никто (из порядочных людей) не останавливается перед ними, а его же методою бьют наголову те выводы, в которых он является не органом науки, а человеком, не умеющим освободиться от паутины ничтожных и временных отношений; из его начал смело идут против его непоследовательности с твердым сознанием, что идут за него, а не против него. Чем более влияние лица, тем более вырезается печать индивидуальности частной, тем труднее разобрать в ней черты родовой индивидуальности, а наука-то и есть родовое мышление; потому она и принадлежит каждому, что она не принадлежит никому.
    Эфирное начало, тонкое влияние духа, глубокого и полного живым пониманием, носившееся над творениями Аристотеля, тотчас низверглось, попавшись в холодильник рассудочного понимания его последователей. Слова его повторялись с грамматической верностью, но это была маска, снятая с мертвого, представившая каждую черту, каждую морщину трупа и утратившая теплые, колеблющиеся формы жизни. Аристотель не мог привить свою философию так в кровь своих современников, чтоб сделать ее их плотью и кровью; ни его последователи не были готовы на это, ни его метода: он из простой эмпирии поднимает предмет свой до многосторонней спекуляции и, истощив его, идет за другим; он, как рыболов, беспрестанно погружает голову в воду, чтобы исторгнуть оттуда что-нибудь, вывести на свежий воздух и усвоить себе; совокупность этих усвоений дает тело его науке, но средство этого претворения – опять его личность, добавляющая своей мощью недостаток методы, ибо открытая метода его – просто формальная логика, скрытое начало, связующее все творения Аристотеля, если и просвечивает, то, наверное, можно сказать, нигде не выражено в наукообразной форме; оттого-то ближайшие последователи, усвоив себе то, что передавалось наукообразно, утратили все, что принадлежало орлиному взгляду гения. Неполнота или недостаток великого мыслителя обличаются не в нем, а в последователях, потому что они держатся в неотступной и строгой верности буквальному смыслу слова, тогда как гениальная натура, по внутреннему устройству души своей, переходит во все стороны за формальные пределы, хотя бы они были поставлены ее собственной рукой; это перехватывание за пределы односторонности, даже современности, и составляет яркое величие гения. Аристотель, так же как и Платон, потускнели в философских школах, следовавших за ними; они остаются какими-то осеняющими свыше тенями, недосягаемыми, высокими, от которых все ведут свое начало, к которым все хотят прикрепиться, но которых никто не понимает в самом деле» [там же, с. 305-307].
    По Герцену «Метода важнее всякой суммы познаний».
    «В действительности вообще нет никаких строго проведенных межей и граней, к великой горести всех систематиков…» [71.1.251]
    «…Метода в науке вовсе не есть дело вкуса или какого-нибудь внешнего удобства, что она, сверх своих формальных значений, есть самое развитие содержания, – эмбриология истины, – если хотите» [71.1.225].
    Ушинский К.Л. Только система дает полную власть над нашими знаниями. Голова, наполненная бессвязными знаниями, похожа на кладовую, в которой сам хозяин ничего не отыщет [см. 286.355].
    Д.И. Менделеев. «Начиная с Декарта, Галилея и Ньютона, дело в высших, если можно сказать, областях понимания изменилось и привело к тому заключению, которое можно формулировать словами: то «теоретическое» представление, которое не равно и не соответствует действительности, опыту и наблюдению – есть или простое умственное упражнение, или даже простой вздор и права на знание никакого не имеет. Знанием в строгом смысле должно назвать в настоящее время только то, что представляет согласие теории с «практикой» …» [185.94].
    «Древние и даже средние века были сильны воинством и его завоеваниями, а наступившие времена черпают свою силу от науки и промышленности и от их завоеваний …» [185.174].
    «Идеалы наши не сзади, а впереди ...» …» [там же, с. 361].
    «… Логичность же мышления и выражения мыслей должны входить во все и всякие предметы школьного преподавания. Правильность мысленного построения вот уже целые века – со времен бэконовских – проверяются не тем одним, что дает разум, но, сверх того, наблюдением и опытом, к которым и должен приучать реализм. Диалектические рассуждения – без опытной проверки – всегда приводили к самообману или иллюзии, к высокомерию или самомнению, к розни между словом и делом, а поэтому и к карьерному эгоизму …» [там же, с. 384].
    «Дело развития и роста народного просвещения немыслимо без широкого развития науки вообще» …» [там же, с. 403].
    Д.И. Менделеев давно (еще в 1882 году) высказывал идеи о необходимости реформирования академии наук.
    «Одно собрание фактов, даже и очень обширное, одно накопление их, даже и бескорыстное, даже и знание общепринятых начал не дадут еще метода обладания наукою, и они не дают еще ни ручательства за дальнейшие успехи, ни даже права на имя науки в высшем смысле слова» …» [там же, с. 461].
    В. А. Сухомлинский. Будьте воспитателями ума своего ребенка, учите его мыслить [см. 274.3.432].
    В.Г. Белинский. "Всякое органическое развитие совершается через прогресс, развивается же органически только то, что имеет свою историю, а имеет свою историю только то, в чем каждое явление есть необходимый результат предыдущего и им объясняется".
    Г.В. Плеханов "По образному выражению Г В Плеханова, революционная идея является своего рода динамитом, который не заменят никакие взрывчатые вещества в мире" [228.95].
    Н.А. Бердяев (1874-1948). «Поистине трагично положение философа. Его почти никто не любит. На протяжении всей истории культуры обнаруживается вражда к философии, и притом с самых разнообразных сторон».
    К.А. Тимирязев. «В настоящем веке успех будет обеспечен не за нацией атлетов и классиков, но за страной тех людей, кто, получив воспитание в строгих методах науки, будет обладать знанием и, что еще важнее, живостью ума, необходимой для того, чтобы черпать из всем доступной неистощимой сокровищницы природы» [277.165]. Наука определяет «за какой из наций останется первенство …» [там же, с.172].
    «Наукой победишь» – был последний завет родной стране престарелого ученого, покидавшего пост президента так горячо любимого им общества [там же].
    В.И. Вернадский (1863-1945). «Научная мысль как планетарное явление» В. И. Вернадского является фактом метанаучного исследования. В ней сказано, что он впервые выступил с ней в 1902 году и потом всю жизнь работал над ней, но она так и осталась в форме заметок и т.п. Она отражает тот уровень науки. У него много идей, которые надо преемственно сохранить в метанауке.
    «Не вошла еще в жизнь научная мысль; (мир живет) под разным влиянием еще неизжитых философских и религиозных навыков, не отвечающих реальности современного знания» [45.19].
    «История научного знания еще не написана …» [там же, с. 31].
    «Взрыв» научной мысли в ХХ столетии подготовлен всем прошлым биосферы и имеет глубочайшие корни в ее строении [там же].
    «Впервые ставится задача проникновения научного знания во все человечество» [там же, с.36].
    «Примат научной мысли в своей области – в научной работе – всегда существует, признается ли он или нет, безразлично» [там же, с. 37].
    «Наука есть создание жизни» [там же, с. 38].
    «Познать научную истину нельзя логикой, можно лишь жизнью. Действие – характерная черта научной мысли. Научная мысль – научное творчество – научное знание идут в гуще жизни, с которой они неразрывно связаны …» [там же, с. 39].
    «Мы можем говорить о науке, научной мысли, их появлении в человечестве – только с того времени, когда отдельный человек сам стал раздумывать над точностью знания и стал искать научную истину для истины, как дело своей жизни, когда научные искания явились самоцелью» [там же, с. 49].
    «Философская мысль оказалась бессильной возместить связующее человечество духовное единство. Духовное единство религии оказалось утопией … И как раз в это время, к началу ХХ в., появилась в ясной реальной форме возможность для создания единства человеческая сила – научная мысль, пережившая небывалый взрыв творчества» [там же, с. 51].
    Научная методика – логика и математика [там же, с. 51]. «Математика и логика суть только главные способы построения науки» [там же, с. 57]. «Тысячелетним процессом своего существования философия создала могучий человеческий разум… создала отрасли знания, такие, как логика и математика, - основы нашего научного знания» [там же, с. 61].
    Советская философия
    В советский период существовали разные течения философской мысли. Официозная философия была на словах мэловской, а фактически – антимэловской. В ее истории было много рационального. В целом, ее следует считать высшим уровнем достижением философии. Особенно важно следующее положение Самойлова: «Все марксисты, которые воодушевлены верою в силу диалектического метода в познании природы, если они при этом специалисты-естественники в какой-нибудь определенной области естествознания, должны на деле доказать, что они, применяя диалектическое мышление, диалектический метод, в состоянии пойти дальше, скорее, с меньшей затратой труда, чем те, которые идут иным путем! Если они это докажут, то этим без всякой борьбы, без лишней бесплодной оскорбительной полемики, диалектический метод завоюет себе свое место в естествознании. Естествоиспытатель прежде всего не упрям. Он пользуется своим теперешним методом только и единственно потому, что его метод есть метод единственный. Такого естествоиспытателя, который желал бы пользоваться худшим методом, а не лучшим, нет на свете. Докажите на деле, что диалектический метод ведет скорее к цели, – завтра же вы не найдете ни одного естествоиспытателя не диалектика» [А.Ф. Самойлов, см. 327].
    «Научная мысль могущественным образом меняет природу… Созданная в течение всего геологического времени, установившаяся в своих равновесиях биосфера начинает все сильнее и глубже меняться под давлением научной мысли человека… Очевидно, эта сторона хода научной мысли человека является природным явлением» [44.1989].
    Пролеткульт (1917-1932 гг.) не был простой вульгаризацией, но не избежал ее, а поэтому закономерно имел не только начало, но и конец. И не следует бояться идти далее в провозглашенных тогда направлениях перехода к науке как идеологии народа. Особое значение имеет идея С.К. Минина «Философию за борт» [см. 198], вызвавшая критику филодоксов. В 1920-е годы активно обсуждалась бесплодность обычной философии и необходимость ее замены наукой [см. 192].
    Традиционным содержанием диалектического мышления считали приемы:
    единство исторического и логического;
    движение от абстрактного к конкретному;
    индукцию и дедукцию или движение от единичного к всеобщему и обратно;
    движение от простого к сложному.
    Все это – разные аспекты ТДМ и их можно показать на основе книги А. Шептулина. К сожалению, их не всегда адекватно объясняли как приемы ДЛ. Даже у А. Шептулина путаница по этому вопросу.
    Рассказ И. Ефремова «Сердце змеи» – «возникла диалектическая логика как высшая стадия развития мышления» [99].
    Потребность в философии возрастает [См. 291]:
    (Когда): в периоды общественных смут;
    (У кого): у мизерной доли общества;
    (Зачем): как орудие разработки новой идеологии.

    5.4. Философское исчисление ЛЕЙБНИЦА

    В предшествующей главе было показано то, что ТДМ
    осмысливали многие. Следует выявлять и изучать такие факты. Особое значение имеет не осознанный в должной мере вклад Лейбница в ТДМ. Остановимся на нем подробнее.

    Проблему философского основания теоретической науки можно осмыслить на примере многих фактов духовного наследия. Одним из таковых является эвристическое могущество философского исчисления Лейбница. Осмысление его требует учета многих аспектов. (Смотри главу «Кибернетическое мышление» в «Самоучителе мышления»).
    Лейбницианство
    Прежняя идеологическая зашоренность исследователей привела страну к поражению в мировой идеологической войне. Надо учитывать этот факт в деятельности. Прежде всего, необходимо по возможности максимально изучать науку, вести свободный творческий поиск с максимальной опорой на духовное наследство великих мыслителей прошлого.
    Духовное наследие общества – сокровищница идей как база для выживания общества. Осмысление идей не просто. Его фактором оказываются и идеи оппонентов. Своей утрированной оценкой идей прошлых мыслителей они искажают их идеи. В таком случае они, порой, служат средством истинного осмысления идей великих философов.
    Прежде чем говорить о философском исчислении Лейбница, замечу следующее. В трудах философов имеются не только достижения, но и ошибки. Присуще это и Лейбницу. Его монадологию не воспринимаю. Монада Лейбница – это реальный субстрат природы, из которого возникло все последующее. Этот субстрат сохраняется в виде реликтовых элементов природы в соответствии с гипотезой «большого взрыва».
    И как важно, чтобы такие идеи великих мыслителей не сыграли роковую роль – не погасили идейный факел их достоинств, как это произошло с идеями Лейбница. Обратим внимание на позитивное содержание его духовного наследия. Не забудем и его вклада в прогресс математики (дифференциальное исчисление). Присмотримся к тому, что сейчас считают у него утопией.
    Интересующая нас идея возникла задолго до Лейбница. Она была господствующей в его эпоху, и называли ее рационализмом. Декарт, Локк, Гоббс и другие внесли в нее вклад. И эта идея – главная. Они по-разному ее трактовали. В чем специфика ее у Лейбница?
    Главное философское достижение Лейбница – “философское исчисление”, которое посвящено «выяснению доказательной силы рассуждения на основании законов логики» [158.2.495] или разработке «всеобщей математики» [158.1. 232] как более общей науки по сравнению с обычной математикой, логикой.
    По Г.В. Лейбницу, на свете есть вещи, поважнее самых прекрасных открытий – это знание метода, которым они были сделаны.
    В «философском исчислении» Лейбница надо выделить два элемента: диалектическую логику и универсальную математику.
    Философское исчисление
    +-------+------+
    диалектическая логика ( универсальная математика
    К сожалению, на русский язык не переведены все его произведения, особенно те, в которых собраны составленные им сориты [158.3.701]. И не так просто выявить главные его идеи при проработке его произведений.
    Технология диалектического мышления (ТДМ)
    Поучительна мысль К. Маркса о том, что не пробиться в жизни без философии. Идя таким путем, нашел у великих философов и синтезировал ТДМ, которая превращает логику и диалектику в прямой, непосредственный, общенаучный, практический, наблюдаемый метод мышления, исследования, творчества. Для этого скрупулезно собирал факты по данному вопросу. Великие философы, так или иначе, внесли свой вклад в ТДМ. Собираю сведения о замыслах по данному вопросу, найденных приемах ТДМ, фактах такого мышления. Уже выстроена достаточно полная картина создания ТДМ великими философами. С начальной ее версией можно познакомиться в книге «Самоучитель мышления». Выявленное духовное наследие предшествующих мыслителей – всего лишь малая доля сделанного ими. Такое значение имеют и не познанные ранее идеи Лейбница. Это и стало теми обстоятельствами, которые вывели на идею “философского исчисления” Лейбница. Одновременно, его идеи подтверждают обоснованность данного поиска – нахождение всего того, что является главным духовным наследством Лейбница по данному вопросу.
    Лейбница считали основоположником диалектического мышления [158.4.48], что соответствует действительности.
    Тезисы о Лейбнице :
    осознание Лейбницем важности интеллекта для общественной жизни
    и его недостаточности;
    относительность любого познания по Лейбницу, в том числе и его;
    господство споров вместо сотрудничества исследователей;
    спор как не адекватный способ выяснения истины;
    вражда исследователей, господство недалеких людей в обществе и науке;
    выявление стремления всех предшествующих великих людей к решению этой проблемы и их вклад в ее решение, в том числе диалектика Прудона и Аристотеля [158.3.449];
    Декарт заложил основы новой философии [158.3.691]. Ее достоинства и недостатки;
    осмысление особой роли математики как факта возможности и образца того, как надо понимать объекты;
    осмысление логики Аристотеля как начала решения проблемы, своего рода универсальной математики [158.2.502];
    исследования Лейбница, возникновение его замысла арифметизированной логики и многообразных попыток ее решения;
    постановка проблемы – найти нечто аналогичное математике [158.2.449 и др.], создание им основ математической логики;
    формирование им основ диалектической логики (хотя у него нет этого термина);
    практическое использование им диалектической логики – соритов, дихотомных моделей (кладограмм, говоря языком ХХ века);
    восприятие этого им в качестве всего лишь как начала длительного, трудоемкого пути по овладению могуществом теоретической науки на основе адекватного ей интеллекта;
    “универсальная характеристика”;
    системность как высшая форма упорядочения;
    духовное завещание [158.3.443];
    новый органон через сотни лет [158.3.396], “Полярная звезда” при обобщении опыта исследователями [158.3.416] или “некая ариаднина нить” [158.3.449].
    Постановка проблемы Г.Ф. Лейбницем
    До Г.Ф. Лейбница уже была отвергнута схоластика, и наметились многообразные подходы к новой философии. Подключился к этой проблеме и он. И, прежде всего, старался спасти духовное наследие прежней философии, главным образом философию Аристотеля как интеллектуальное основание науки. Для него философом является тот, кто видит «очами разума» [158.3.70]. Поучительны его различия эвристических способностей «кочегаров-алхимиков» и псевдофилософов. Он многообразно писал о полезности философии. В частности, это можно видеть даже в названиях его работ, например, «Предисловие к изданию сочинения Мария Низолия «Об истинных принципах и истинном методе философствования против псевдофилософов». В этой работе он, в частности, обсуждал ясность, истинность и изящество речи ( центральной проблемы науки. При этом речь идет не только о ясности слов, но и ясности конструкции сообщения (текста).
    Лейбниц оценивал негативно тип научных сообщений того времени. Особенно интересны в этом отношении его «Некоторые соображения о развитии наук и искусстве открытия». В этом его произведении не только осознается опасность роста информации, но и указывается его причина – коммерциализация жизни. В результате, вместо совместной работы – конкуренция и «никто не желает браться за то, что трудно и за что еще никто до него не принимался, а все толпой устремляются к тому, что уже сделали раньше другие, или повторяют друг друга и вечно ссорятся между собой. То, что построил один, с ходу опрокидывает другой, стремящийся основать свою репутацию на обломках чужой, но и его царство ни лучше устроено, ни более долговечно. Все дело в том, что они ищут славу, а не истину ...» [там же, с. 462]. В результате, «хотя книг написано много, лучшее из того, что знают или без труда могли бы знать люди, в них упущено. А то, что есть хорошего у авторов, до такой степени запрятано и затемнено из-за беспорядка, повторений и тьмы ненужных потребностей ... бездна книг и путаница всего, что в них говорится, ужасают нас и отнимают надежду извлечь из них какое-либо твердое знание». Из этого вытекают «ожесточения одних против других», «практика не пользуется светом теории», «нищета духа» и т.п. И во всем этом «виновниками являемся мы сами. Боюсь даже, что, истощив без толку нашу любознательность и не сумев почерпнуть из своих поисков никакой существенной пользы, мы почувствуем отвращение к наукам, а тогда, повергнутые в роковое отчаяние, люди впадут в варварство, чему немало будет содействовать эта ужасная масса книг, которая непрерывно растет. Ибо, в конце концов, их нагромождение станет почти непреодолимым ...» [там же, с. 463-465].
    Разве не свидетельствует современная практика о реальности всех этих опасностей, в том числе о растущей антинауке. И разве не являются варварством антинаучные следствия ( процессы идеологической, политической, технологической дезинтеграции? И конечную причину всего этого указал Г.В. Лейбниц – падение уровня качества научных сообщений, в том числе и книг.
    Критика Г.Ф. Лейбницем этой негативной тенденции развития науки стала основой его присоединения к тем, кто пытался разработать новую философию. Это был общий подход великих людей его времени. Также общим было направление поиска – найти нечто аналогичное математике для роста качества информации научного отражения действительности.
    Мышление, как диалектическое, операционное выведение знаний, использовали Сократ, Платон. Аристотель разработал специальную науку о мышлении, названную впоследствии логикой. С тех пор существовал научный подход, который рассматривал мышление, философствование, рассуждение и т.п. как определенное исчисление. И средством этого были силлогизмы Аристотеля (Б. Рассел считал этот элемент духовного наследия Аристотеля не «имеющим большого значения» [242.223]).
    Лейбниц развивал идею «логического исчисления», высказанную ранее его Т. Гоббсом. Исчислением тогда называли рассуждение, и логика мыслилась тогда как исчисление. Гоббс назвал раздел своего произведения «Исчисление или Логика». Он специально писал о том, что «не следует поэтому думать, будто операция исчисления в собственном смысле слова производиться только над числами… Прибавляя или отнимая, т.е. производя вычисления, мы обозначаем это глаголом мыслить, что означает также исчислять, или умозаключать». И по Гоббсу философствование состоит в мышлении, рассуждении, исчислении и т.п.
    Лейбниц назвал это зачатками интеллектуального (математического) исчисления понятий и предлагал идти далее. Говоря современным языком, все великие философы разрабатывали приемы технологии мышления. Все выдающиеся философы внесли вклад в разработку технологии мышления. Из них наиболее адекватно осознал проблему Лейбниц. Это его интеллектуальное наследство не воспринято наукой, более того, считается утопией ввиду того, что не реализована «арифметическая логика». Тем не менее, Лейбниц не только высказал замысел, указал некоторые его приемы, но практически применил технологию диалектического мышления.
    На основе современной ему логики, Лейбниц указал направление теоретизации наук – повышение определенности понятий их систематикой (комбинаторикой) с помощью соритов в тогдашней их трактовке в качестве эволюционных рядов (система предложений, в которой сказуемое предыдущего предложения является подлежащим последующего предложения). Он разработал много эволюционных рядов, указывал на их важность в качестве “философского исчисления”. Это преемственно со всеми его предшественниками. И все великие последующие философы шли в этом направлении, разрабатывая науку о мышлении ( технологию применения в единстве логики и диалектики, что в ХIХ веке назвали диалектической логикой.
    Философское основание науки
    Лейбниц верил в науку как в идеологию прогресса. “Среди этого спокойствия, осененного славой, его благородное величие вознесет науки настолько высоко, насколько в наше время это в силах человеческих, – науки, которые составляют главное украшение мира, величайшее орудие войны и драгоценнейшее сокровище человечества” [158.3.468].
    В то же время, он осознавал недостаточность современной ему науки по сравнению с потребностями общества: растет объем научной информации, который не позволяет всю ее охватить; растет в нем доля макулатуры, которая не имеет значения для науки; сохраняется такой стиль изложения, который делает неясными выражения и т.п. Споры (или борьба школ [158.3.496]) не решают проблем. Назрела необходимость найти новые возможности повышения эвристичности науки, что связано, прежде всего, с разработкой ее основания. Последнее ( функция философии, а поэтому необходимо разрабатывать философское основание науки. Все великие мыслители прошлого исходили из этого, и Лейбниц пошел по этому пути. Его идеал можно увидеть в следующем вступлении к статье “Рассуждения о методе определения достоверности и об искусстве открытия, дабы положить конец спорам и в короткое время достигнуть большого прогресса”: “Это небольшое сочинение посвящено одному из самых важных предметов, от коего в наибольшей степени зависит благополучие человечества, ибо можно смело сказать, что прочные и полезные знания суть величайшее сокровище человеческого рода и истинное наследство, завещанное нам нашими прадедами, наследство, которое мы обязаны употребить с толком и приумножить не только для того, чтобы передать его потомкам в лучшем виде, нежели оно нам досталось, но и, конечно же, для того, чтобы извлечь из него, насколько возможно, выгоду для самих себя во имя усовершенствования духа, ради здоровья тела и удобств жизни” [158.3.480].
    Основа основ науки
    Принципы научного познания мира сводятся к признанию его определенности, необходимости, причинности (каузальности), детерминизма, закономерности. Определенность мира, многообразие, взаимопревращение его элементов – основа его понимания. Все это и является содержанием философской онтологии мира, являющейся исходным для его теоретического объяснения. Это исходная парадигма восприятия мира. Следует развести эти понятия, но что должно быть основанием этому? Все это существует в природе вообще и детерминирует понимание мира. Вера в них – основа последующего. Эти же феномены определяют и сферу жизни вообще, в том числе и людей, их общественную организацию. И хотелось бы на этом конкретном материале развести эти понятия, но это особая проблема. Названные характеристики мира являются законами развития и сознания людей. Конкретными формами их идеального существования можно признать:
    интеллект SYMBOL 174 f "Symbo" s 12®методологияSYMBOL 174 f "Symbo" s 12® технология.
    Детерминизм технологии познания
    Идейный детерминизм
    +-------+------+
    эрудицией( интеллектом
    Идейный детерминизм проявляется в существовании двух типов идей – эрудиции и интеллекта. Идейный детерминизм эрудиции состоит в том, что более общая идея определяет менее общую (частную). Это проявляется частично в дедукции. Данную роль идей называют теоретической, фундаментальной ... Например, идея “огонь опасен для жизни” истинна и для конкретного костра, а поэтому к нему должно быть соответствующее отношение людей. Фундаментальные теории детерминируют прикладные теории. Например, теория диалектики отражает главные законы всех состояний, в том числе и развития. И знание этого важно для людей в качестве регулятива их поведения.
    Интеллект представляет иную форму идей. Он состоит в том, что некоторые идеи определяют непосредственно действия людей, являются их моделью. Например, инструкция или знание алгоритма сложения – нормативные идеи интеллекта, детерминирующие операции деятельности людей. Значение таких идей исследуют в теории познания, гносеологии, методологии.
    Основания познания:
    +- Гносеологические
    +-+- Методологические
    +-+--- Онтологические
    Исследователи часто не различают этих форм идей и их разную роль в познании. Обычно они называют методологией значение общих идей эрудиции в жизни людей. Не отрицая важности эрудиции в жизни людей (т.е. ее онтологическую функцию), сосредоточим внимание на идеях технологии интеллекта. Технология представляет систему идей (алгоритм), определяющую процесс плодотворной деятельности людей, их поведение.
    Интеллект – воспринятые алгоритмы деятельности людей по определенным правилам. Он возникает порой стихийно, но обычно в результате обучения. Методология – учение об интеллектуальных методах, используемое для сознательного развития этой способности людей. К сожалению, господствует разброд в трактовке этого понятия. В экономических и вообще гуманитарных науках обычно подменяют понятия – методологией называют значение более общих идей для менее общих, т.е. онтологию.
    Полемичность слова “методология” требует ухода от него – нет возможности перебороть господствующий застой по данному вопросу. Взамен него следует использовать слово «технология», которое давно уже обладает достаточной определенностью. Поэтому и следует попытаться превратить в общенаучный термин (категорию) слово “технология” в том его значении, которое существует в индустрии: строго детерминированный, операциональный процесс деятельности людей, который позволяет получать одни и те же результаты всем людям, овладевшим технологией вне зависимости от их субъективных (личностных) свойств.
    Эрудиция и интеллект важны для жизни людей. Имея общее представление об объекте (эрудицию), люди находят продуктивные варианты процедуры действий. Фундаментальные идеи являются исходными для технологических идей интеллекта. Последние можно разработать только на основе первых. Воспользуемся тем же примером теории диалектики как онтологии или эрудиции. Диалектика не указывает, как конкретно ее законы проявляются в познании. В связи с этим возникает необходимость в иной науке, которая строит алгоритм познания на основе законов диалектики. Такой наукой может быть только диалектическая логика, которая учитывает свойства не только статики, но и динамики объекта.

    Что такое понимание?
    Понять можно только те идеи, которые разработаны на основе определенной технологии. Технологические идеи лежат в основе понимания объектов и проявляются в доказательствах:
    технология SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® понимание SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® доказательство
    Технология понимания является частной, наиболее сложной и менее всего разработанной формой технологии вообще. И эта задача – самая актуальная в настоящее время. Для ее решения следует обособить ее как высшую форму познания, постижения мира. Гипотезой может быть ряд:
    постижение SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® познание SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® понимание.
    Первое – интуитивный процесс, второе – сознательный, но обыденный, не строгий. Третье возникает только на основе практического овладения интеллектом, способностью мыслить. Соответственно, по-разному проявляется и процесс отражения мира:
    демонстрация SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® аргументация SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® доказательство.
    Чувственное постижение довольствуется доводами демонстрации (индукции), которые иллюстрируют идеи. Познание базируется на аргументации, которая может быть многообразной, но не обязательно доказательной. И это норма современной науки. Давно уже стремятся превратить его в доказательство, как такой процесс, который позволяет однозначно объяснить один и тот же объект всем людям. Доказательство – сознательная аргументация по определенным правилам. Обилие работ о доказательстве не решило главной проблемы, не превратило его в основание теории. В частности, не была понята сама суть доказательства, хотя она уже указана в “Определениях Платона” (их считают “псевдоплатоном”, но для нас это факт более чем 2000-летней идеи) ( доказательство является проявлением полисиллогизма.
    Соответственно следует уяснить и критерии истинности:
    Истинность
    +----------+-----------+
    отчетливостьSYMBOL 174 f "Symbo" s 12® ясность SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® понятность
    Очевидность [158.3.64 - 65]
    +-------+------+
    точность фактов SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® ясность мысли
    +-------+------+
    слов SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® понятность
    конструкции
    Чувственное постижение мира, его зрительное восприятие дает факты, которые являются самоочевидными, очевидными, точными. Это и так, и не так. Очевидность опытного знания – факт [158.3.51]. С древности указывают ограниченность чувств как источника знаний. Особенно полно показал их недостаточность Мальбранш.
    Очевидность опытного знания исключает необходимость доказательства. Аргументация состоит в использовании различных доводов для обеспечения ясности идеи. Она всегда не полна. Ее качество зависит от определенности используемых идей. И только теория – последовательное доказательство на основе строго детерминированных понятий. И главная проблема науки заключается в том, что доказательство не стало ее нормой.
    Что такое доказательство?
    Основой понимания доказательства может быть последовательность: аналитика SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® комбинаторика SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® систематика.
    Доказательство – специфика процесса интеллектуального понимания объектов. Надо соотнести его и с такими понятиями, как аналитика [158.3.396] и комбинаторика. Это не синонимы. В чем их различие? Надо думать. При конкретизации этого понятия выделим две формы доказательства – математическое исчисление и логическое выведение. У Лейбница имеется и противопоставление исчисления доказательству [158.3.418] как логическому обоснованию.
    Термин “исчисление” этимологически вытекает из природы математического доказательства. Тем самым трудно придать ему более общее значение. Тем не менее, Лейбниц идет этим путем. Для него исчисление есть оперирование понятиями [158.3.503]. Силлогистика Аристотеля – логическое исчисление по Лейбницу [см.158.3.503 и 702]. Логика, по его мнению, «своего рода универсальная математика» [158.2.502].
    Вклад Лейбница
    Для того чтобы не запутаться в идеях Лейбница, выделим следующие формы познания вообще:
    Аналитика познания
    +-------+------+
    количества SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® качества
    (исчисление) (комбинаторика)
    +-------+------+
    логика АристотеляSYMBOL 174 f "Symbo" s 12® иные логики
    +-------+------+
    диалектическая SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® математическая
    +-------+------+
    символическая SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® «арифметизированная»
    Математика – исходная форма исчисления при познании количественного аспекта мира. Математическое исчисление возникло в древности. Для математического мышления характерны четкость, краткость, расчлененность, точность и логичность мысли, умение пользоваться символикой. Применительно к школьной математике ее ядро отражает сорит логарифма. Для понимания его надо осознать ритмы (ритмику) как определенное явление, лежащее в основе временного упорядочения форм объекта. На их основе возникли считалки, которые сохраняются как факты менее развитой ритмики в качестве вербального детерминатора действий людей. Затем возник счет, числа, нумерация (алфавитная, римская, десятичная). Они стали средством исчисления в качестве интеллектуального доказательства определенных идей. Исчисления – вычислительные операции над числами для получения определенных истинных идей. Они происходят по определенным формам, предполагающим вычисление конкретных величин. Все это – норма математики. Давно назрела необходимость более ясного, точного, теоретического представления математики, средством для этого может быть только диалектическая логика. Следовало бы сократить учебное время, выделяемое на развитие математической способности обучаемых, в пользу развития интеллектуальных способностей, прежде всего диалектической. В таком случае возрастет усвоение математики, как и практическая ее польза для людей.
    Комбинаторика – попытка перенесения математики в познание качества объектов. Комбинаторика – скорее, синтез, чем анализ [158.3.121-122]. По Лейбницу она не может не иметь большего значения, чем математика.
    Логику Аристотеля Лейбниц считал как определенную попытку математического исчисления понятий. И взяв ее за основу, он попытался пойти далее. Следует выделить три направления его дальнейшего движения – диалектическую, символическую и арифметизированную (математическую) логики.
    Логическое выведение – философское исчисление по Лейбницу. Его необходимость осознана в древнем мире. Для древнегреческих философов ее необходимость общепризнанна. И они искали пути решения этой проблемы. И называли все это по-разному ( дедукция (выведение), индукция (наведение) и т.п. Затем была разработана специальная наука - логика. Конечно, следует уяснить содержание слова “выведение”. Его этимология: веды – ведать – выведать – вывести – выведение, наведение, сведение и т.п. – вывод. Выведение предполагает сопоставление понятий для выяснения общих и специфических их свойств с тем, чтобы заключить об их соотнесении.
    Диалектическая логика. Этого термина тогда не было. Но замысел Лейбница состоял в ее разработке. И фактически он указал путь к истинной диалектической логике, как и практически применил ее. Если конкретизировать логический вывод как противоположность исчислению, то можно выделить “арифметизированный математический вывод” (математическую логику) и диалектическую логику как собственно философствование [158.3.63]. Далее специально рассмотрим это направление поиска Лейбница.
    Символическая логика. Сейчас не обособляют символической и математической логики. Символическая логика отличается от формальной логики только символами. Ничего математического в ней нет. Символическая логика нужна в том виде, как она сложилась на основе замысла Лейбница.
    Овладение голосом как средством коммуникации произошло на уровне животного мира. Голосовые сигналы породили вербализацию. И сегодня слова являются главной формой звуковых сигналов в жизни людей. Скажем, при счете человек называет “второй” и т.п. Потом использовали разные знаки для обозначения этого слова и, наконец, изобрели – математические символы – “2” и т.п.:
    жестыSYMBOL 174 f "Symbo" s 12® голосовые сигналы SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® вербализация SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® категоризация SYMBOL 174 f "Symbo" s 12®символизация.
    Арифметизированная логика. Лейбниц исследовал проблему разработки интеллектуального аппарата, наподобие математического, который позволял бы проверить истинность идей [см. 158.3.523 и др.] Именно ее считают утопией некоторые современные философы. Возможно, арифметизированная логика и должна стать содержанием собственно математической логики. Данный замысел Лейбница ясен, хотя и неизвестно, как его осуществить. Практически решать эту проблему можно только при теоретическом уровне науки, обеспечивающем строгость категорийного аппарата. Возможности компьютеров делают реальным этот подход.
    Эта идея возникла задолго до Лейбница. Она была господствующей в его эпоху, и называли ее рационализмом. Скажем, «Антибарбарус» Низолия [158.1.18] ставил эту проблему. Декарт, Локк и другие также внесли в ее решение вклад. И эта идея – главная. Они по-разному ее трактовали. В чем специфика ее у Лейбница?
    Математическая логика (кибернетика)
    
     современная диалектическая
     математика логика
     Декарт Лейбниц
    
    

    арифметика геометрия логика диалектика
    До Декарта арифметика и геометрия развивались как самостоятельные математические дисциплины. Координатная плоскость Декарта позволила создать современную математику с взаимными переходами от алгебры к геометрии и обратно. Аналогично до Лейбница существовали логика и диалектика. Но они не были такими реальными технологиями, как арифметика и геометрия. Лейбниц указал направление интеграции этих наук диалектической логикой. Средством для этого были названы сориты, и он разработал много соритов, которые изданы в оригинале, но не переведены на русский язык. В то время еще не было термина «диалектическая логика», но именно она осуществляется посредством соритов. Это важный вклад Лейбница в понимание качества объектов (в отличие от количественного их аспекта).
    Другая идея Лейбница состояла в том, чтобы интегрировать математику и диалектическую логику в математическую логику (или кибернетику, говоря современным языком) как средство познания. В результате возникла символическая и математическая логики. И их содержание позитивно для определенных направлений науки. Однако они не стали нормой всех наук. Более того, они не решают поставленной Лейбницем проблемы. Эту идею Лейбница можно назвать и утопией. Не следует этого делать с тем, чтобы не дискредитировать данную постановку проблемы. Может быть, общество когда-либо и решит эту проблему. Но для этого нужно опережающе решить много проблем научного познания. В частности, диалектическая логика должна стать нормой обыденного сознания. «Самоучитель мышления» решает в определенной мере эту проблему, что не отрицает его относительности и необходимости развивать ТДМ по всем возможным направлениям. Но проблемы теоретической философии не ограничиваются только методологической ее функцией.
    Интеллектика решает проблему начала реформы философии, «к которой стремился Декарт: «… превратить философию в универсальную математику» [47.87]. «Декарт не столько искал непосредственного применения математического метода к философии, сколько видел в научном характере математики идеал, к которому должны стремиться все остальные науки и, прежде всего, философия …» [там же]
    Р. Луллий (1235-1315) предпринял попытку разработать логическую машину, моделировавшую логические операции. Ее подвергли критике многие авторитеты, а у Лейбница она вызвала воодушевление.
    У Платона математика – высшая форма мудрости [см. 227.4. 442 и далее].
    Математика стала обыденным инструментом. Ее критика минимальна, хотя Гегель в «Феноменологии духа» подверг сомнению математику. Математика остается во многом неопределенной наукой. Сейчас никто из ее профессионалов не знает ее всю. Н. Бурбаки отмечал: «даже сами математики не могут постичь ее во всей полноте» [306.58].
    Давно назрела необходимость качественного скачка математики, который возможен на основе использования диалектической логики и теоретизации математики. В таком случае математика станет системной, более обозримой, более доступной не только профессионалам, но и остальным ученым.
    Главный же скачок математики зависит от опережающего освоения диалектической логики, которая объясняет качество объектов. «Что является предпосылкой всего лишь количественного различия вещей? Одинаковость их качества» [181.46.1.117].
    Для теоретизации математики надо поставить проблему «Что такое математика?» и построить кладограмму – систему мега-, макро-, микросоритов. Р. Курант, Г. Роббинс [153] ставили эту проблему в 1939 году. С тех пор математика шагнула вперед, а поэтому следует систематизировать современную математику. Математики могут воспользоваться диалектической логикой для решения этой проблемы.
    Анализ идей Лейбница
    По Лейбницу философствование представляет собой ничто иное, как применение логики, обучение логическому (и диалектическому) мышлению. “... Истинная логика не только является инструментом, но и в какой-то мере содержит в себе принципы и истинный метод философствования ...” [158.3.63].
    Все великие философы того исторического периода (Бэкон, Локк и др.) указывали на неопределенность терминологии, которая препятствует пониманию действительности. “... В строгом философствовании следует пользоваться только конкретными терминами” [158.3.76]. Он далее указывал на негативную страсть к неопределенным, неконкретным терминам при философствовании: “определенно известно, что именно эта страсть к выдумыванию абстрактных слов затемнила нам чуть ли не всю философию, хотя философское рассуждение прекрасно может обойтись без них” (там же). “Итак, говоря по правде, я никогда не видел какой-нибудь серьезной пользы от абстрактных терминов для строгого философского стиля, злоупотреблений же ими, и притом больших и весьма опасных, великое множество” [158.3.77].
    1000-летнее господство логики и диалектики завершилось в ХVI веке. В результате модной стала их критика как схоластики, которая обернулась против Аристотеля. Лейбниц исходил из признания исторического вклада Аристотеля в развитие философии, логики, интеллектуальной технологии, философского исчисления [158.3.87]. Для него вклад Аристотеля в философское исчисление непререкаем. Иными словами, Лейбниц признает логику как науку об уме [158.3.91]. Идеи Лейбница базируются на таком отношении к логике Аристотеля. По Лейбницу, Платон и Аристотель заложили начало философского исчисления: “Аристотель, опираясь на мысли своих предшественников, первым, насколько известно, придал логике форму некоего математического знания, так что она стала доказательной” [158.3. 449].
    Обратите внимание на то, как в приведенном положении, Лейбниц соотносит понятия “доказательства”, “логики”, “математики”! Логика – это и есть форма математики (математического исчисления). И только в силу этого она доказательна.
    Аристотель действительно дал образец большого таланта, способного к открытию сокровенных истин и доказательств. Он совершил великое деяние, заложив первоначальные основы той науки, которая некоторым образом оживляет и делает достоверным все остальные науки [см. 158.1.194-195]. «Нельзя поэтому удивляться, что та основная наука, которая величается названием первая философия, о необходимости создания которой говорил уже Аристотель, до сих пор остается в области чаемого» [158.1.244].
    Некоторые современные философы уничижительно относятся к логике Аристотеля. Например, философ США Р.А. Уилсон говорил: «Большая часть людей все еще думает в этих категориях, включая даже некоторых ученых, которые, казалось бы, должны быть в курсе, что аристотелевская логика окончательно устарела. Мне кажется, что это трагично и опасно» [282].
    Лейбниц продолжил линию Декарта по разработке “Правил для руководства ума”. Его собственные правила напоминают правила Декарта. Следует выделить три уровня его идеи “философского исчисления”:
    Идея Лейбница
    +----------+-----------+
    замысел SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® приемы SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® факт применения
    Замысел.
    Лейбниц отмечал возникновение главной его идеи в детстве и ее поиск всю жизнь. В этой связи приведу только одну его фразу – “Боже милостивый, сколько бумаги я перевел ...” [158.3.413]. Людям, далеким от писанины, кажется, что главная трудность – процесс писания, а не поиск идей, которые следует написать. Можно вспомнить выражение Маяковского – о “тысячах тонн словесной руды, единого слова ради”. И это так. И как тяжело было ранее без компьютеров…
    Лейбниц исходил из нищеты духа [158.3.464] и решал проблему упорядочивания идей духа [158.3.415]. Возможную находку он называл по-разному. “Но для того, чтобы создать эту письменность, или, иначе, характеристику, заключающую в себе столь удивительное исчисление, нужно искать точные определения понятий” [158.3.492].
    “Но пока не найден метод, посредством которого можно было бы в естественных науках получить из имеющихся данных все выводы, какие могут быть сделаны, подобно тому как это происходит по определенному порядку в арифметике и в геометрии. ... Если люди научатся действовать так же и в натуральной философии – а они этому научатся, когда захотят поразмыслить, – то, вероятно, удивятся, что так долго оставалось неизвестным то, незнание чего следует вменить в вину не лености или слепоте предшественников, а отсутствию правильного метода, который один только может пролить необходимый свет” [158.3.230]. В связи с этим он и вел поиск интеллектуальных приемов, которые позволили бы понять объект. Эти приемы названы им по-разному, в том числе производным словом от слова “знак”, число, язык [158.3.412]. Эти методы должны быть универсальными, и они должны позволять упорядочивать понятия, объекты. Они должны быть одинаковыми для всех народов. “Очень важно, чтобы выводы человеческой мысли были упорядочены какими-то, похожими на математические, правилами” [158.3.186]. Эти методы должны обеспечить переход от смутных представлений к понятиям [158.3.402]. “Свести все человеческие рассуждения к некоторому виду исчисления, которое служило бы для установления истины” [158.3.491]. Это должно быть нечто вроде нового органона [158.3. 416]. «Я бы желал, чтобы наши беседы послужили поводом кому-нибудь найти эти истинные пособия для искусства рассуждения...» [158.2.498].
    Приемы
    Обыденному уму вряд ли покажутся эвристичными идеи Лейбница – слова о них он может посчитать пустыми. Особенно это касается соритов. О них написано в самоучителе мышления и здесь не пересказываю то, что может быть основанием для понимания их значения.
    В современной литературе идет разный перевод с греческого одного и того же слова. Один раз его заменяют русским, а другой раз пишут его греческое звучание русскими словами (транслитеризация). В результате у непосвященного читателя не возникает целостной картины по данному вопросу. Более того, сам феномен называют порой софизмом, т.е. приемом для сознательного обмана других, а не эвристичным приемом, который показывает процесс превращения одного в другое и возникающие в связи с этим трудности.
    Звучание этого греческого термина близко к определенному русскому слову, которого люди часто стесняются. Аналогично, звучание этого греческого термина ассоциируется (по крайней мере, у студентов) с таким же названием непопулярного явления. В результате, часто все это ведет к смеху и пожеланиям заменить эти слова чем-либо другим. Иногда, это приходится делать, но не следует идти на поводу у некомпетентных людей.
    Древнегреческие мыслители иллюстрировали процесс превращения одного явления в другое тем, что клали зерно (или камушек) на стол и спрашивали “Куча?”. Затем добавляли постепенно по зерну до тех пор, пока человек не приходил к мнению о том, что данное множество зерна является кучей. Тем самым они показывали процесс превращения одного феномена (не кучи) в другой (кучу) и необходимость отображения этого превращения понятиями. Как писал Ленин – проблема не в том, что есть развитие, а в том, как его выразить в логике понятий. И такой прием иллюстрации был назван словом “сорит” от древнегреческого “сорос” (куча). Сорит и является приемом, который служит объяснению объекта на основе его развития. Иными словами, сориты показывают процесс превращения количественных изменений объекта в качественные.
    В материалах Лейбница имеется слово “сорит”. Но переводчик использовал и слово “куча” [158.3.238], а в сноске указано, что это софизм [158.3.676]. Лейбниц использовал понятие «куча» как определенный род рассуждения древних. Для них сорит ( непрерывный силлогизм, что сейчас называют полисиллогизмом.
    Лейбниц использовал понятие “сорит” в качестве беспрерывной цепи слов [158.3.66] или «особой цепи силлогизмов» [158.2.493]. У Дж. Локка возникла идея превращения записи силлогизмов в ряд, который становился эволюционным рядом. Именно такая трактовка соритов дана в “Логике” Баумейстера ХVIII века (последователя Лейбница). Такую их трактовку ведут от Цицерона. В конце эпохи схоластики соритом называли систему предложений, в которой сказуемое предыдущего является подлежащим последующего предложения. С тех пор в науке укрепился способ показывать развитие объекта названием его промежуточных форм цепочкой слов через стрелку. Сориты показывают переход количественных в качественные изменения. Тем самым отражение развития объекта последовательностью его состояний позволяет адекватно определить содержание каждого из них, построить системное их объяснение или их теорию. Это и есть главный прием аналитики, комбинаторики, диалектики и т.п.
    Силлогизмы «это своего рода универсальная математика, все значение которой еще недостаточно понято. Можно сказать, что в ней содержится искусство непогрешимости, если умеют правильно пользоваться им ...» [158.2.492-493].
    Тогда соритами фактически называли полисиллогизмы. Современная логика ушла от этого значения слова “сорит” и пользуется термином “полисиллогизмы”. Соритом же называют то, как в живой (устной) речи люди пользуются этим приемом мышления ( сокращенно, опуская многие промежуточные формы данного рассуждения. Сегодня соритом называют сокращенный полисиллогизм.
    Факт
    Технология открытия Лейбница аналогична руководству для ума Декарта и «Об управлении разумом» Локка. Она соответствует ТДМ в целом [158.3.98 и далее].
    Фактом ДЛ Лейбница являются его “Размышления о познании, истине и идеях”. Он дал постановку проблемы одним абзацем, затем показал в целом все формы, а затем конкретное их объяснение. Все это легко представляется в форме дихотомной модели [158.3.101]. Фактом сорита является и объяснение понятия “справедливость” [156.3.493].
    Лейбниц разработал много соритов. И многие из них собраны и опубликованы [см.158.3.701], но на русский язык эти работы не переведены.
    Проблема “всеобщего исчисления” [158.3.474]
    Замысел Лейбница состоит в том, чтобы разработать общую (всеобщую) науку как искусство открытия [158.3.443 и 479, 487], “усовершенствовать искусство открытия в целом” [158.3.491]. “... В искусстве мыслить, как и во всех других искусствах, есть свои секреты. И в этом состоит предмет всеобщей науки, которую я намерен изложить” [158.3.490]. Метод решения проблем – свести рассуждение к некоторому виду исчисления. Тем самым сделать метод доступным всем. Предмет этой всеобщей науки ( мышление [158.3.490]. Она должна обеспечить анализ понятий [158.3.572], искать способы точного определения понятий [158.3.492]. Задача исследователя – вывести значение слова через беспрерывную цепь, так сказать, через сориты [158.3.66]. Сориты обеспечивают не только ясность слов, но ясность конструкции речи, текста [158.3.65].
    Ядро диалектической логики можно свести к следующему ряду проблем:
    сориты SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® полисиллогизмы SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® теория.
    В повседневной жизни речь людей неполна, содержит много пропусков в рассуждениях и т.п. Люди говорят и соритами, даже не подозревая об этом. В связи с этим надо кратко пояснить ядро логики.
    1. Энтимемы SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® эпихейремы SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® сориты
    
    2. Суждения SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® силлогизмы SYMBOL 174 f "Symbo" s 12® полисиллогизмы.
    Первый ряд – сокращенные формы разговорной, обыденной речи, а второй ряд указывает полную форму соответствующей мысли. Сориты разворачивают в полисиллогизмы, но это можно сделать, только восприняв диалектическую логику. И сегодня это не стало нормой не только устной речи, но и письменного объяснения. И идущая с древности идея состоит в том, что доказательство – это и есть полисиллогизм или теория в строгом смысле слова. И только теория позволяет одинаково понимать объект, выявлять (по примеру математики) ошибочные элементы доказательства и т.п. Для этого следует обеспечить разработку понятия как такого феномена, который строго отражает свойства объекта. Содержание понятия однозначно. Оно существует в голове человека, и проблема в том, как его вывести на бумагу таким образом, чтобы все его свойства были отражены, осознаны в качестве признаков объекта.
    Лейбниц, как и до него Декарт, не верил в чудо. Он полагал, что только указывает направление решения проблемы. Результат его поисков приведет к нужному “через много столетий” [158.3.396]. Но решение проблемы состоит в исчислении или оперировании [158.3.503], в логическом или философском исчислении понятий. И продвинуться в этом замысле можно разработкой соритов [158.3.493], которые являются скелетом рассуждений – длинной цепью доказательств [158.3.450]. Только в таком случае “цепь рассуждений развертывается так, что дает нам полную уверенность в выводах и указывает безошибочный путь в дальнейшем” [158.3. 446]. «Дай Бог, чтобы удалось сделать из нее (логики – ВАГ) нечто большее, чем то, что она представляет собой теперь, и найти в ней те истинные пособия для разума, о которых говорил Гукер и которые подняли бы людей высоко над их теперешним состоянием» [158.2.502].
    “Правила для руководства ума” Декарта дали наставление по использованию развития в качестве основы понимания объекта, особенно в пятом правиле (и третьем правиле работы о методе). На этой основе Лейбниц разрабатывал сориты как способ интеллектуального исчисления свойств объектов. Это является диалектической логикой.
    Построение эволюционных рядов (соритов) требует адекватного понимания самого развития. Поэтому последователи Лейбница все более переходили от шаблонного руководства к объяснению главного свойства объекта ( его развития как основы его понимания. И. Кант сформулировал наставление по этому вопросу, когда указал на необходимость идти не только «назад» в объяснении, но и «вперед», по сравнению с конкретной формой объекта ( искать не только предшественников, но и последователей. Но такое наставление недостаточно. Надо найти более адекватную основу, а поэтому продолжить построение нового органона или новой философии. Прежняя форма философии господствовала, а поэтому Кант направил все свои усилия на утверждение необходимости новой философии, написав к ней вступление (пролегомены). Эту же мысль выразил Фихте утверждением – новую философию следует назвать наукоучением. На его основе Гегель разработал диалектическую философию, что и привело в последующем к диалектической логике. История ДЛ полна превратностей, и здесь нет необходимости ее отражения.
    Философия возникла как учение о мудрости и постоянно уточняет свой объект, все более приближаясь к истине. Философия третьего тысячелетия не может не быть основанием науки – теорией интеллекта (интеллектикой) и наукой о науке вообще (метанаукой). Философия и наука идут в этом направлении, даже если не используют данной терминологии. Особенно укажем на биологию как наиболее теоретичную науку, которая строится на основе систематики как современной формы комбинаторики. Системный бум с 1960-х оказался простой модой и “холостым выстрелом” тех, кто руководствуется принципом “обойдемся без философии”. Практическая систематика биологии – кладистика (кладизм). Она является фактом ДЛ и имеет универсальное значение.
    И пятое правило Декарта, и сориты, и кладограммы (я убежден и многое другое из духовного наследства науки) – разные аспекты одного и того же, что и следует считать содержанием ДЛ. В связи с этим надо переформулировать слова Лейбница. Он писал “... Вместо того чтобы спорить, можно будет сказать: посчитаем!” [158.3.492]. А сейчас надо сказать ( “вместо спора построим сорит, кладограмму любого понятия”!
    «В заключение я готов признать, что схоластическая форма аргументации обычно неудобна, недостаточна, громоздка, но одновременно с этим я утверждаю, что нет ничего более важного, чем искусство аргументировать по логике, т.е. полно с точки зрения содержания и ясно с точки зрения порядка и формы выводов как самоочевидных, так и доказанных раньше» [158.2.498].
    В произведении «О приумножении наук» [158.1.164 и далее] Лейбниц надеялся на восстановление наук будущими поколениями исследователей. И основанием для этого он полагал философию.
    Современные исследования проблемы философского исчисления существуют в форме исследований операций. Их оценка дана Акоффом: «Будущее исследования операций уже в прошлом» [330.398]. Эти исследования не опираются на диалектическую логику Лейбница, а поэтому оказалась бесплодными.
    Интересны тезисы В.П. Кохановского на 3РФК – «Универсальный метод Готфрида Лейбница» см. [335.1.53]. В частности, следующее: «Из сказанного следует, что универсальный метод Лейбница, его «Новый органон» есть единство формальной логики и диалектического метода, о котором зачастую просто забывают, говоря о методе немецкого мыслителя».

    5.5. ТРЕТИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС РОССИИ

    Динамизм философии проявляется не только в восходящих, но и в нисходящих процессах – ветвях упадка. В связи с этим всегда актуальна проблема выбора философии. Ее наиболее ярко показал Лукиан в произведении «Гермотим, или О выборе философии». Нужно игнорировать ненаучные формы философии, теоретизировать саму философию, педагогически ее проработать на уровне последних достижений науки и техники с тем, чтобы сделать ее нормой обыденного рассудка, прагматичной.
    Имеется десятки инновационных философских поисков, в том числе представленных на 3РФК. Имеется и десяток версий метанауки, не всегда по названию, а по существу. Они написаны представителями разных наук и подходов к ним. Используя их, нужно идти далее так как они не решают главной проблемы философии. Поэтому и приходится упорствовать в своем поиске версии метанауки, которая нужна обществу. Основанием этому считаю и почти всеобщее мнение о недостатке современной философии.
    Очень многие современники и не только профессиональные философы адекватно обращают свои взоры к философии как к тому ключу, который только и откроет дверь в светлое будущее общества. И пусть они порой противоположны в тех или иных философских идеях, но многие из них верят в силу, могущество, эвристичность духовного наследия философии. Обществу, особенно нашей стране, практически больше не на что надеяться. Как сделать философию прагматичной?
    Важно учесть следующее положение издателя В. Анашвили: «То есть иллюзия начала 90-х – что мы издадим, всё, что было хорошего на Западе, и у нас философия расцветет – себя не оправдала». По его мнению «Довольно скучно сейчас в философии», «Наверное, просто неясна роль философии сейчас – то есть зачем здесь у нас, философствовать» [336].
    Большинство философов заменили философию ее историей. Бесплодны истории безобъектного феномена. Эта истина видна и на примере философии. История ценна тогда, когда излагается на основе определенной концепции объекта. Если же результат исторического развития равен нулю (как это получается у некоторых философов – есть история философии, но нет самой философии), то как писать историю. Исходя из концепции теоретической философии можно ставить проблему написания ее истории.
    Обилие историй философии поразительно и показательно. Их пишут без души и эмоций. И их ценность скорее отрицательная. И только лекции Гегеля по истории философии воодушевляют в этом плане.
    трактовки ( первоисточники ( теоретическая
    истории по философии философия
    философии
    Если ограничиться только сферой философии, то проблема трактовки истории философии зависит от адекватного знания оригинальных работ главных философов прошлого и современности и разработки гипотезы теоретической философии. И все это происходит одновременно.
    Для понимания судеб философии важны материалы 3РФК. Он состоялся на рубеже второго и третьего тысячелетия (сентябрь 2002 года). На нем присутствовало немного менее тысячи человек, примерно 1/3 членов РФО. Изданные к нему три тома материалов включили тысячи тезисов. Но они составляют часть – ожидается еще 2 тома, а также публикация пленарных докладов, которые не были изданы к 3РФК.
    В приветствии ректор РГУ А.В. Белоконь призвал к такой модернизации высшего образования, в которой философия имела бы ключевую роль. Развернул эту идею руководитель региональной секции РФО В.Е. Давидович. Его доклад: «Судьбы философии на рубеже тысячелетия» полностью подтверждает истинность представленной здесь метанауки.
    Месяц спустя 3РФК можно высказать только начальные оценки полученных его материалов. Но они вполне аргументируют предлагаемую здесь парадигму философии.
    По сравнению с предшествующим философским конгрессом России, 3РФК в большей мере содержит собственно философские идеи. Не считая философскими по природе большинство тезисов, не отрицаю их значимости вообще, в том числе и для себя лично. Просто они не имеют отношения к философии как науке наук.
    Нет возможности отразить содержание первых трех томов материалов 3РФК здесь, ограничимся только некоторыми положениями главным образом первого тома. Дадим их в форме собственных идей авторов тезисов. Некоторые из них приведены для иллюстрации противоположных идей по сравнению с отстаиваемыми здесь положениями. Умный оппонент полезнее безликого адепта. Не трудно найти и собственное место каждой из этих идей при их интеграции в единую концепцию метанауки.
    «Любые попытки заменить философию синергетикой являются столь же иллюзорными, как и предпринимавшиеся в свое время подобные усилия в отношении кибернетики и теории систем. Синергетика не является никакой новой философией и ничего качественно нового в общие фундаментальные философские положения не вносит» [А.С. Борщов: 335.1.17].
    «Вопрос о регулятивной роли философских идей в научном познании является одним из наиболее важных вопросов в метанаучной рефлексии нашего времени». [Ю.Б. Дмитриев:335.1.32].
    «Наше время отмечено небывалыми успехами науки, возросшим престижем научной рациональности. Однако, противоречие современной культуры состоит в том, что одновременно происходит резкий рост антисциентизма, ценность научного знания искусственно занижается» [В.В. Казютинский: 335.1. 41].
    «Дух коллективизма не мыслим без понимания людьми друг друга, а значит прямо или косвенно взывает к сознанию каждого человека искать основания этого единства» [В.Л. Киссель: 335.1.44].
    «В западной философской мысли уже давно, а в отечественной с некоторых пор, получило распространение мнение о том, что диалектическая логика как философская дисциплина существовать не может …» [В.М. Левин: 335. 1. 59].
    «Критика рационализма прочно была обозначено не только в науке, но и в духовной истории Европы 19 и 20 столетий. Её сущностная составляющая и должна стать предметом тщательного анализа. Ибо логика развития науки и ее методологические проблемы должна стать предметом тщательного анализа. Ибо логика развития науки и её методологические проблемы должны быть поняты по существу. И прежде всего в отношении Логики как теории развития знания. Именно к ней отношение было неоднозначным, а иногда и просто превратным.
    Эти обстоятельства лишь укрепляют истинность общеизвестного положения о том, что для философа исследование философских и методологических проблем естествознания есть занятие несомненно могущее приносить пользу лишь при условии философской малограмотности самих естественников, и становится ненужным и даже вредным как только естественники получают себе на вооружение подлинную логику как методологию познания. Уроки классической философии здесь имеют абсолютный характер. С ней можно спорить (и даже нужно!), но нельзя не принимать в расчет. На то она и классика». [А.Г. Новохатько: 335. 1.69].
    «В современном научном познании высвечивается противопоставление двух проектов науки – античного и современного (западноевропейского). Такое противопоставление находит отражение в концепциях различения типов цивилизационного развития (традиционного и техногенного; «Восток» - «Запад»); типов социального устройства (коллективисткого и индивидуального); бинарности ценностных установок в науке (наука может быть ориентирована на познание мира с целью приспособления человека к гармонии или с целью овладения этим миром) и т.д.». Автор тезисов отстаивает первый проект. [С.Ю. Пискорская: 335.1.75].
    «Общее, что роднит научное знание и философское, как мировоззренческое, это их теоретичность. Философия по своей сути есть теоретическое знание, и научное знание в своей высшей форме представлено теорией… Системность как научного, так и философского знания не вызывает сомнения» [А.Н. Соколов: 335.1. 86].
    «В связи с проблемой осмысления роли и места комплексного подхода в познавательной и практической деятельности, нельзя не отметить, что многие авторы считают понятие комплексности синонимом системности, зачастую подменяя комплексный подход системным и наоборот. Но даже, когда они не смешиваются друг с другом, то все равно остается неясным – как они соотносятся друг с другом» [В.Н. Фомин: 335.1.94].
    «Философия науки это не только ретроспективный анализ методов научного познания, но и выявление перспективных направлений развития науки с учетом современной реальности. Не отказ от науки, как это делают сторонники постмодернизма, а расширение научной рациональности, эпистемологического горизонта, поиск новых форм научности» [И. В. Черникова: 335.1.100].
    «Одной из наиболее значительных и остро дискутируемых проблем современной философии является проблема поиска новой эпистемологической парадигмы… Складывается впечатление, что философские исследования познания постепенно утрачивают свое значение, и на этот раз оправдаются прогнозы тех философов, которые говорили о неизбежной гибели эпистемологии….Станет ли философия ХХI века только «назиданием» (Р. Рорти), или обретет иной статус, во многом будет зависеть от решения эпистемологиеских проблем» [Е.Н. Ищенко: 335.1.125]
    «Известно, что философия издавна пыталась помочь человеку понять существо вопроса средствами знания и еще глубже проникнуть в непознанное. Однако, постепенно, философия потеряла свое лидерство а познавательном процессе… Сегодня ученый, берясь решать какую-либо проблему оказался без тыловой поддержки философской методологии ввиду того, что сама философия по той же причине дифференцированности и нецелостности знания не смогла вырасти до состояния самодостаточной науки, а значит не смогла сформулировать общетеоретические принципы развивающегося знания. Несмотря на многосторонний философский охват опыта челоческой деятельности продолжают оставаться непознанными основы этого опыта – исходные принципы знания. Есть ли выход из философского кризиса? Какова должна быть теория познания? Автор тезисов считает… необходимо масштабно иициировать разработку общего метода развития (ОМР) … К сожалению, современный философский кризис мышления, отчужденность философии от естественных наук и не желание ее многих представителей разрабатывать философию как методологическую науку в русле ОМР не дает шансов философам создать теорию познания как таковую». [Б.П. Козадаев 335.1. 128].
    Ю. Ротенфельд. Возродить философию! [335.1.150].
    «Большинство авторов философско-исторических текстов (от античных до современных) об эволюции, антропогенезе, ноогенезе сходятся, в целом, что суть этих сфер познания «схоронена» в труднодостпных «горах» (варианты: на «дне морском» или в»болоте»?) под общим шифром РАЗВИТИЕ. На «вершине» (в «пещере»?) ПРОТИВОРЕЧИЙ. Как назвать ту «заоблачную скалу» («Замок» - «башню»?) со «шкатулкой»? Тут мнения расходятся по мере возвышения (углубления) поиска. Хотя все стремятся к самым важным «яйцу» с «иголкой»». [Ю.В. Сафрошкин. 355.1.154].
    «За последнее столетие наиболее значимые философские идеи были выдвинуты не философами, а специалистами разных научных направлений…» [И.Г. Зенец.355.1.207]
    «Искушение философствованием… Философствование как феномен не сводимо к технологии воспроизведения мысли в форму всеобщности, оно скорее является специфическим усилием … Иначе говоря, философствование вовсе не требует профессионализма, владения философскими технологиями мышления - знаний профессиональной «кухни философствования»… Таким образом, современную ситуацию в философии можно назвать философствованием вне философии …» [И.Г. Зенец.355.1.207].
    «Понимание – это главная проблема современной науки» [Т.Г. Кислицына: 355.1. 212].
    Суркова Л.В. Философия в современном мире: поиск собственных оснований. [335.1.249].
    Дюбенок Ю.Л. О реформе философского образования для подготовки строителей человеческого общества. [335.1.371]
    «В рационализированной среде все меньше находится места благородству, милосердию, состраданию, любви, служению отчизне. И все же альтернативы Разуму нет. Ни одна проблема современного мира не может быть решена вне Разума» [В.М. Таланов: 335.1. 410].
    «Философское образование как важнейшая составная часть высшего образования призвано формировать самостоятельное мышление студентов развивать их способность к рефлексии… Однако заметное преобладание в философском образовании филосоведения над философствованием не позволяет эффективно решать этих задачи». [Е. В. Романенко.335.2.262].
    На съезде была презентация и продажа книги В.П. Кохановский, Е.В. Золотухина, Т.Г. Лешкевич, Т.Б. Фатхи. Философия для аспирантов. (Ростов н/Д, 2002). Она фактически является версией предлагаемого здесь подхода. В связи с этим моя её оценка:
    Достоинства книги:
    Ограничили объект философии только наукой;
    Обобщили современные идеи по вопросу, сохраняя преемственность и с диалектикой;
    Написали как учебное пособие для тех, кто специализируется по науке.
    Недостатки книги:
    Книга максимально противоречива, скажем соотнесение философии и науки. Можно встретить у них разные положения: философия – наука и философия не наука;
    Не показывают необходимости философствовать и, тем более, не дают технологии философствования;
    Не говорят о проблеме мышления и не дают его технологии;
    Это частно научный опыт в виду обобщения опыта прежде всего физики, а не всех наук;
    Они приняли искренне произошедшую смену идеологических парадигм, и перешли на восхваление новых «богов» гуманитарных наук как мэйнстрим философии [см. например, антиподов 355.1. 93 и 125].
    Мой подход отличается следующим:
    Надо решить множество проблем, поставленных предшествующими исследователями
    Нужна научная, интеллектуальная, педагогическая революции, нужны перевороты некоторых догм по Б.М. Кедрову (скажем, философия порождает науки или наука порождает философию).
    Авторы ограничивают объект философии без специального обсуждения такой возможности. На мой взгляд, нужно это делать и т.д.
    На 3РФК господствовал плюрализм, что свидетельствует о том, что пора жить своим умом, толерантно относясь к тем, кто высказывает иные мнения по вопросу. Тем не менее, сейчас много тех, кто верит в философию, надеется на неё. Особенно много таких среди не профессиональных философов, которые дают свои видения её проблем и т.п. Хотелось бы верить, что все философы действительности объединяться для решения проблемы философствования и обеспечат обществу ее идеал, поэтически представленный философом-поэтом Ростова-на-Дону - Сушковым Иваном Митрофановичем ( в последней строке я бы опустил слово «будет»).

    Сушков Иван Митрофанович. 2002 г.

    ФИЛОСОФИЯ ПРАКТИЧНА

    Наука в истинах дана,
    И в философском рассуждении.
    Страна будь ими спасена,
    От тьмы невежд предубеждений.
    Философия практична?
    Да! Но если вся этична!
    Кант был прав, сказав об этом.
    Владей, Мораль, всем белым Светом!
    Философия практична?
    Да! Но если эстетична!
    Гегель прав, сказав об этом.
    Красота, владей всем Светом!
    Знают все, знай и ты,
    Человек мир свой строит
    «И по законам красоты» (К. Маркс)
    Бытие людей практично.
    Познай его философично!
    Придёт духовное прозрение –
    Всегда практичное мировоззрение.
    Известно – истина не лжет.
    Следуй ей! – Быть достижениям!
    Тот лишь с Будущим живет,
    Кто из «партии движения» (А.И. Герцен)
    Будь с наукой! Двигайся! Стремись!
    Всегда вперед! И только ввысь!
    Свет философии бесценен!
    Живой стратегией богат.
    Ты в жизни будешь самоценен,
    Делам разумным только рад!
    Свет философии извечен,
    Благими мыслями объят.
    Твори мир истин! Бесконечен!
    Им кто привержен! Тот в народе будет свят!

    Часть 2. ПРИЗНАКИ НАУКИ

    СВОЙСТВА НАУКИ

    Наука представляет один из элементов современного мира (действительности, бытия, реальности). Возрастание значения науки в общественном развитии ведет ко все большему ее познанию. Понимание науки служит основой предвидения ее развития и научно более обоснованного развития общества. Исходным пунктом для такого подхода к науке выступает познание самой науки, т.е. ее функций и свойств как объекта общественного развития.
    Наука ( один из наиболее развитых объектов общественного прогресса. Глубокое познание науки предполагает использование принципиально новых решений данного вопроса. «Еще Джон Бернал обратил внимание на то, что научные исследования проводятся самым хаотическим образом: по его оценке, коэффициент полезного действия ученых составляет примерно 2%. Бернал считал, что повысить эту величину можно, только создав что-то радикально новое в самой науке» [301].
    Поиск общего подхода к науке как наиболее развитого идеального отражения мира, представляет весьма сложное дело, особенно, если учитывать желательность избрания его на основе отстаиваемых положений о науке.
    «Главная проблема, которая сейчас стоит перед наукой, – это проблема создания фундаментальных теорий, с помощью которых можно увидеть целостную картину существования предметов. В конечном итоге, эта проблема сводится к образованию единой науки о мире» [11. 4].
    Науку определяют по-разному. Номенклатура современных ее определений насчитывает полторы сотни дефиниций [см. 201]. Их все можно считать адекватными действительности и в комплексе дающими достаточно полное понимание науки. В то же время их набор оказывается недостаточным для исследователей, и поэтому творчество новых дефиниций продолжается. В общем, такой подход малоэффективен. Поэтому здесь принят другой подход.
    Наука характеризуется многими свойствами. Из них в настоящий момент наиболее важен ряд. Именно эти свойства и рассматриваем в данной работе.
    Свойства – признаки – параметры.
    Научное отражение любого объекта предполагает построение идеальных моделей (систем), которые никогда не адекватны отраженным объектам. Построение идеальных систем предполагает выявление совокупности свойств рассматриваемых явлений
    Свойства
    +-------+------+
    неизвестные ( известные
    +-------+------+
    некаталогизированные ( каталогизированные
    +-------+------+
    неклассифицированные ( классифицированные
    +-------+------+
    несистематизированные ( систематизированные
    Свойства любого объекта обнаруживают при его соотнесении с другими объектами. В зависимости от наличия общих свойств совокупность объектов образует ряд. Из всей совокупности объектов выделяют в виде родовой совокупности те объекты, которые имеют общее свойство. Одновременно каждый объект может быть отнесен к различным множествам.
    Свойства науки многообразны, и их невозможно четко все перечислить. Поэтому предварительная группировка поможет исследовать их в целом с тем, чтобы в последующем полнее раскрыть. При объяснении следует изложить те свойства, которые достаточны для принятия данной концепции. Затем данного изложения может оказаться недостаточно вообще, либо оно покажется недостаточным некоторым исследователям, и в зависимости от этого следует показать и другие моменты объясняемого.
    При объяснении не рассматривают более общих свойств явления также как и всех свойств явления, а только те из них, которые считают достаточными для понимания рассматриваемого явления. Множество объясняемых свойств объекта не может быть одинаковым для всех людей и во все времена. Разные исследователи ранжируют свойства объекта по-разному. Одновременно, изменение объекта ведет к изменению значимости их свойств для общества.
    Первоначальное познание свойств науки предполагает ознакомление с основными ее свойствами. Свойства научного элемента действительности должны быть познаны в порядке уменьшения их общности и одновременно возрастания их значимости для понимания науки как элемента мира.
    Общность свойств
    

     Значимость свойств
    Субстанциональность. В соответствии с принятой здесь философской онтологией исходной категорией научного отражения всей действительности выступает субстанция. Термином «субстанция» обозначаем только лишь один момент всей действительности (в том числе и науки) ( факт ее существования в нашем мозгу. Действительность может быть любой, в том числе вымышленной (виртуальной, вроде понятия демона и т.д.). Двумя основными формами субстанции выступают материя и идея, из них материя первична, идея ( вторична. Последняя представляет свойство только для более развитой формы материи и не
    есть абсолютный дух какого-либо вида. Ничего более конкретного о субстанциональности идеи (науки в частности, как и любого иного объекта мира) нельзя сказать. Тем самым, субстанциональность представляет самую «тощую» категорию всего научного понимания действительности и в то же время имеющую громадное значение в качестве исходного интегрирующего элемента всей науки о мире. Наука фактически существует, хотя и в качестве вторичного, идеального вида субстанции. Это ее свойство и служит основой ее познания.
    Отражательность науки делает ее наиболее развитым видом многообразнейших явлений отражения в природе. Сущность этого свойства науки можно познать также только при системном подходе ко всем другим свойствам и, прежде всего, при ознакомлении с систематикой форм отражения и местом их в науке. Теория отражения дает достаточно основания для понимания этого свойства науки. Не представляется возможным кратко раскрыть данное свойство науки, в связи с этим, обращая на него внимание, следует помнить об этом его свойстве при изучении всего последующего и постоянно обращать на него внимание в самых различных планах.
    Сигнальность науки также представляет одно из важнейших свойств общего плана. Не только наука и даже идея, но и многие другие менее развитые явления современного мира характеризуются этим свойством. Сигнальный характер отражения представляет атрибутивное свойство живой материи. Наука выступает наиболее развитым видом сигналов. Сущность данного свойства науки также не может быть понята обособленно и предполагает обращение внимания на эту сторону явлений.
    Знаковость науки представляет еще более узкое свойство ее. Знаковость сигнальных систем выступает, вероятно, только свойством сигнальных систем на надорганизменном уровне жизни.
    Идеальность науки представляет одно из атрибутивных ее свойств. Место этого свойства среди других свойств науки не вполне еще определено, что зависит от исходной гипотезы.
    Эволюционность науки – ее динамизм, как и всего сущего.
    Информационность науки – еще более узкое ее свойство, присущее ей только как виду идеального компонента общественного развития. Познание этого свойства в настоящий момент представляет злободневную проблему, обсуждаемую во всех видах печати, на конференциях и т.д.
    Обоснованность науки вытекает из ее прагматической функции – быть основой принимаемых решений как фактора сознательной деятельности.
    Системность представляет свойство высшей формы науки и в зависимости от исходной гипотезы может рассматриваться в разных местах метанауки. Если считать системность атрибутом материи (как это утверждают некоторые авторы), то тогда данное свойство должно быть рассмотрено после субстанциональности и диалектичности. Здесь исходим из того, что системность есть результат диалектического мышления. Наука достигает ее только переходом к теории. Теоретическая наука (теория) – системная трактовка объектов.
    Формализованность науки. Наука ( модель особого типа. Наиболее развитый тип моделирования может быть предложен на основе обобщения существующих способов схематизации, особенно кладограмм.
    Количественность НКМ и меганауки приобретает все большее значение и без него далее наука не может успешно развиваться. Ее раскрывают наукометрией.
    Интегративность науки сводится к тому, что каждый элемент действительности объясняется всей меганаукой, а поэтому весьма важно исследовать, когда и как обеспечивается ее единство.
    Прагматизм, онтологизм, методологичность науки. Наука прагматична – служит средством обоснования деятельности людей. Происходит это различно. Онтология – позитивные знания объектов, которые важно учитывать в жизни людей. Методология – те знания, которые представляют собой отражение технологии деятельности людей.
    Сложным моментом в изложении свойств науки выступает то, что каждое из них раскрывается на основе выводов не только предыдущих, но и последующих.
    Рассматривая свойства науки, располагаем их в последовательности общности – от общих к частным. Каждый из них рассматриваем с учетом всех остальных.


    РЕАЛЬНОСТЬ НАУКИ
    Свойство "реальности" условно в том плане, что с этой точки зрения рассматривается несколько нетождественных подходов к науке. Проблема этих различных подходов к науке проявляется в частом использовании в качестве синонимов таких терминов, как «субстанциональность», «реальность», «действительность», «бытие». Конечно, вполне возможно их употреблять в качестве только синонимов, но желательно придать им собственное значение вообще, в том числе применительно к науке. Гипотезу такого подхода и постараемся показать здесь.
    Различие собственного содержания указанных терминов лежит в степени конкретности подхода к науке:
    субстанциональность ( реальность ( действительность ( бытие.
    Намеченный подход различной конкретности к науке нуждается в специальной проработке на основе учета различных мнений и т.д. Такой подход может быть отражен и иной схемой.
    Субстанциональность
    +---+----+
    просто ( реальность
    +----+----+
    просто ( действительность
    +---+----+
    просто ( бытие
    Каждое последующее есть более частный подход к науке, более содержательный и т.д.
    В соответствии с таким подходом исходным выступает признание субстанциональности науки. О субстанциональности любого объекта, в том числе и науки, ничего нельзя сказать более конкретного, кроме признания факта его существования. Науку можно рассматривать, только подходя к ней, как к нечто существующему.
    Реальность науки представляет более конкретный подход к ней и должен учитывать тот факт, что наука по природе идеальна. Исследование науки как реальности утвердилось в общественном сознании. Б.С. Дынин показал некоторые аспекты философского исследования науки под общим названием "Реальность теоретического мира" [79.135-239].
    Подход к науке как к реальности, вероятно, предполагает уточнение соотнесения таких явлений, как субъективное, объективное и общественное сознание. Это и является собственным содержанием рассмотрения реальности науки.
    Субъективное сознание представляет все то, что каждый человек "знает" об окружающей его действительности и о самом себе. Объем и содержание субъективного сознания различны у отдельных людей. Оно возникает в детстве и постоянно развивается: на первоначальном этапе возрастает, а на завершающем уменьшается и отрицается вместе со смертью человека.

     Общественное сознание
     Субъективное сознание

    
    Каждое субъективное сознание возникает на основе восприятия общественного сознания. Общество учит индивидов. Субъективное сознание всегда меньше общественного. Причиной частичности отражения субъективным сознанием общественного можно считать недостаточную емкость субъективного сознания и недостаточную скорость восприятия людьми информации.
     Объективное Творческое
     Субъективное Объективное

    
    «... Сознание с самого начала есть общественный продукт, и остается им, пока вообще существуют люди» [181.3.29].
    Общественное сознание не представляет нечто существующее вне субъективного сознания. Оно проявляется в субъективном сознании. В то же время объективное сознание есть нечто особенное по сравнению с субъективным сознанием.
    В жизни людей общественное сознание – объективное условие, определяющее их индивидуальное сознание. Человек воспринимает в той или иной мере общественное сознание. При этом общественное сознание неодинаково во всех частях мира, а различно в той или иной мере. Воспринимаемое людьми общественное сознание неодинаково, а отсюда неодинаковы сознания людей.
    Субъективное сознание людей вторично по сравнению с общественным сознанием. Тем не менее, оно развивает общественное сознание. Общественное сознание более полно по сравнению с субъективным сознанием.
    Общественное сознание с развитием различных материальных носителей информации обособилось от субъективного сознания и хранится частично в виде информационных систем. Это увеличивает объем общественного сознания. Специфика хранимого таким образом общественного сознания несомненна. Информационное бытие общественного сознания, обособленное от индивидов, требует специального рассмотрения.
    Ранее субъективное сознание обогащалось, непосредственно контактируя с другим субъективным сознанием. С развитием информационного хранения идей обогащение субъективного сознания происходит, прежде всего, не от непосредственного соприкосновения с другим индивидуальным сознанием, а с субъективным сознанием, информационно выраженным на каком-то носителе информации и хранимом различными способами.
    Субъективное сознание обычно гораздо меньше соответствует действительности, чем общественное сознание. Эти две формы сознания изоморфны структурами, хотя и имеют различия.
    Объективное идеальное различно в каждый данный период времени. Субъективное сознание различно у разных людей и изменяется от полного нуля до высокого уровня на основе научного отражения действительности у гениев, опережающих общественное сознание по частной проблеме.
    Субъективное идеальное у каждого человека возникает заново и вместе с ним исчезает. Объективное идеальное не зависит от познания его конкретными индивидами. Объективное идеальное пассивно и получает свою активность только через субъективное идеальное. Объективное идеальное прогрессирует на основе субъективного и существует в виде более или менее завершенной идеальной системы. Субъективное идеальное может обгонять объективное, в таком случае оно «аутсайдер» своего времени.
    «Общество не обладает какой-либо особой психической деятельностью, отличной от психической деятельности отдельных людей. С этой точки зрения, общественное сознание неотделимо от индивидуального сознания. Оно связано с индивидуальным сознанием как общее и отдельное, не существует без индивидуального сознания, но и не охватывает его полностью, не включает в свое содержание результат отражения в сознании индивида личных условий его жизни, его индивидуального бытия, или, например, своеобразие индивидуальных чувств и переживаний. Общественное сознание – сущность индивидуального сознания. Одновременно общественное сознание связано с индивидуальным сознанием как целое и часть. Поэтому индивидуальное сознание не может охватить собой всего богатства содержания общественного сознания. Общественное же сознание, в свою очередь, нельзя свести к сознанию отдельного индивида. Носителем общественного сознания выступает не человек, а человечество» [115.42].
    Степень овладения людьми идеальным зависит от способа бытия общественного сознания и степени его развития. Например, до выработки позиционной системы счисления овладение счетом требовало значительных усилий, и было уделом немногих. Внедрение позиционного счета облегчило овладение счетом, позволило обучать счету всех нормальных людей. В свою очередь, это стало основой качественного роста степени овладения научным отражением действительности индивидами. Общество стоит перед необходимостью такого же качественного роста степени овладения научным отражением действительности каждым человеком. Все это может произойти на основе распространения диалектического мышления, перестройки систем обучения и информации. Основой такому переходу может быть теоретизация науки, что нельзя обеспечить без разработки науки о науке. Наука о науке должна послужить основой для перестройки всей системы науки, выработке диалектического способа представления знаний, в т.ч. теории.
    Развитие общественного сознания, придание ему новой формы послужит более эффективному и полному познанию им людьми, т.е. позволит сделать качественный скачок субъективного сознания к общественному, объективному, сознанию. При этом речь не идет о возможности их выравнивания.
    Действительность науки представляет более конкретный подход к ней по сравнению с субстанциональностью и реальностью. Собственным содержанием такого подхода к науке, вероятно, выступает вычленение науки из других форм сознания. В таком случае сужается сфера рассмотрения и в большей мере ограничивается только научным элементом мира. Реализация этого подхода затруднена рядом обстоятельств. С одной стороны, необходимые для этого знания выступают содержанием скорее психологии, а с другой, последняя не дает достаточно оснований для диалектического их рассмотрения.
    Говоря о структуре сознании, его составными элементами называют такие явления идеального как эмоции, мысли, воля, наука, искусство, мораль. Неоднозначность этих подходов и трудности единого рассмотрения свойств и составляет сложную проблему в познании действительности науки.
    Науку невозможно познать адекватно без осознания субординации свойств форм сознания, т.е. выявления общих и особенных свойств их всех. Это дело специальных исследований. Здесь выскажем только гипотезу.

    Психика
    +----+----+
    подсознательная (сознание
    +----+---+
    инстинкты( интуиция
    Сознание – главный элемент жизни людей. Его строение можно представить в целом на основе схемы:
    Сознание
    +----+---+
    нравственность( менталитет
    +----+---+
    искусство ( наука
    +----+---+
    эрудиция ( интеллект
    Все названные явления характеризуют личность человека. В то же время они показывают различные свойства личности. Эмоции скорее представляют физиологическое явление. Они рефлекторны, бессознательны. Сопоставление искусства и науки показывает меньшую сложность первого, т.е. его меньшую развитость. Наука возникнет после искусства и более сложна. В целом, сопоставляя науку, искусство и мораль, высказывают следующее мнение. «Проблема истины в прямом, узком смысле слова – центральная в научном познании; проблема художественного образа – в искусстве; проблема нормы с ее оценочным и императивными аспектами – в развитой морали» [195].
    Основная трудность в субординации этих явлений и в определении места эмоций среди них. Решение этой проблемы, вероятно, может быть только сложным и предполагает выделение в эмоциях нескольких видов состояния.
    Чувства
    +-------+------+
    индивидуальные ( общественные (мораль)
    +-------+------+
    эмоции ( нравственность
    Чувство – не социальное, а биологическое явление. Чувства представляют врожденные явления, функционируют на основе врожденных механизмов. Мораль представляет более сложное явление; она сложнее чувств и приобретается в процессе жизни. Чувства менее развиты по сравнению с мыслями (идеями) и предшествуют им. Они могут быть поняты вне зависимости от идей. Что касается морали, то она вторична по сравнению с идеями. Чувства поддаются регулированию человеком в меньшей мере, чем мораль. Нравственность есть более развитое явление, чем мораль. Нравственность есть общественная мораль. Развитая нравственность возникает на основе науки, она есть вторичное отражение.
    Мораль и нравственность есть отражение отражения. Если идеи представляют просто отражение, то мораль и нравственность есть отражение отражения, т.е. вторичное отражение.
    Бытие науки представляет более конкретный подход к ней. Наука не только идеальное явление в современный период. Наука во все большей мере становится идеологией – исходным фактором для преобразования природных явлений в ноосферные, и тем самым во многом наука материализуется в разнообразнейших материальных явлениях. Это материализованное состояние науки своеобразно, специфично. Поэтому наука выступает не только непосредственно в качестве развитого феномена, но и опосредовано в качестве материальных, в том числе вещных объектов общества.


    8. ОТРАЖАТЕЛЬНОСТЬ, СИГНАЛЬНОСТЬ,
    ЗНАКОВОСТЬ НАУКИ
    8.1. Отражение, сигналы, знаки
    Многообразные явления представляют отражения. Отражение есть фундаментальное свойство материи и повсеместно в ней. Отражение не ограничено только природными явлениями. Не обходится без него и жизнь, которая базируется на отражении мира. Оно имеет место в биологических и социальных, в том числе идеальных явлениях. Отражение ( запечатление свойств одного объекта другим объектом. С его помощью можно узнать свойства первого объекта. Наука есть также определенное, наиболее развитое отражение действительности:
    отражение ( сигнал ( знак (звук( голос( слова ( (язык(мышление(исчисление(методология( технология
    Специфика биологического отражения состоит в том, что оно служит основой для сигналов. Сигналы есть биологическая форма отражения. Вне жизни нет сигналов и жизни нет без сигналов.
    Сигналы
    +-------+------+
    просто ( звуковые
    +-------+------+
    негортанные( голосовые
    +-------+------+
    нечленораздельные (речи (вербальные)
    +-------+------+
    слова ( термины
    +-------+------+
    просто(категории
    Сигнал есть один из видов отражения, используемый живыми существами. Только в таком случае имеет место то, что определено в следующей дефиниции сигнала. «Вкратце сигнал можно определить как физический процесс, распространяющийся в пространстве и во времени, находящийся в изоморфном отношении к структуре предметов и процессов, от которых он исходит, несущий информацию от них и используемый для управления ими» [251.115].
    Отражение выступает в форме сигналов не только в обществе людей. Сигналы ( атрибут (неотъемлемый признак) жизни в любой форме. Они существуют на доорганизменном и надорганизменном уровнях жизни и во всех видах сообществ последнего (например, в муравейниках, улье).
    Изучение сигнальных систем может быть сведено к познанию основных их свойств: материальной основы сигналов, структуры физических процессов сигналов и их жизненного значения.
    Материальная основа сигналов многообразна. Жизнь использует все основные свойства материи для сигнализации: свет, запах, электричество и т.д. Соответственно развиты и чувства (рецепторы). Материальная основа сигналов людей уже всех видов сигналов жизни и определяется органами чувств людей. В то же время, люди научились использовать в качестве сигналов и такие процессы, которые непосредственно не воспринимают их органы чувств (например, использование людьми чувств других форм живых существ). Сигнальные системы в жизни людей многообразны. Их особенности определяются многими факторами. В частности, важно учитывать следующее. Жизнь людей зависит от адекватности отражения мира, имеющего различное значение для людей.
    Визуальные и звуковые сигналы – главные для людей. Из них исходными являются позы, жесты и т.п. На их основе создаются и специальные формы такого выражения идей, например, пляски, танцы [см. 171.685], а в новое время – балет, пантомима. И все такие жестовые системы сигналов имеют самостоятельное значение в жизни людей. Их надо специально системно объяснять. Наука также представляет сигналы, к сожалению, все более напоминающие вавилонское столпотворение ввиду неоднозначного использования терминов.
    Люди отражают соотнесения элементов действительности многообразно. Особое значение для них имеют неиндифферентные последовательности (имеющие для них значение), которые непосредственно определяют их жизнедеятельность. При этом учет их необходим для того, чтобы избежать или минимизировать воздействие вредных последовательностей и оптимизировать полезных.
    Соотнесение элементов
    действительности
    +-------+------+
    непоследовательности ( последовательности
    +-------+------+
    неустойчивые ( устойчивые
    +-------+------+
    индифферентные( неиндифферентные
    +-------+------+
    вредные ( полезные
    Люди отражают действительность посредством следующих сигнальных систем:
    сигнальные системы
    людей
    +-------+------+
    врожденные ( приобретаемые
    (безусловные рефлексы) +-------+------+
    жесткие ( мягкие
    (рефлексы) (психика)
     I сигнальная система II сигнальная система
    Наиболее важные в начальный период жизни устойчивые типы соотнесений элементов мира организм человека учитывает на основе врожденных безусловных рефлексов. Последние представляют жесткую систему организма, позволяющую учитывать ограниченное число необходимых для жизни соотнесений действительности. Вся предшествующая история человечества привела к тому, что каждый нормальный человек обеспечен этим врожденным элементом отражения действительности.
    Для овладения другими важными (особенно в первый период жизни) соотнесениями элементов мира люди располагают таким элементом системы отражения, как условные рефлексы. С помощью условных рефлексов организм человека быстро приучается фиксировать определенные соотнесения мира, накапливать этот опыт и исходить из него в последующей деятельности. Этот элемент отражения позволяет быстро усваивать, а если надо, то и изменять набор соотнесений действительности, из которых должен исходить человек в жизни. Условные рефлексы частично не зависят от воли человека, частично возникают в результате целесообразной деятельности по овладению ими. Условные рефлексы позволяют отражать больший объем соотнесений действительности по сравнению с безусловными рефлексами.
    Число соотнесений среды, на основе которых человек действует, значительно превосходит возможности рефлексов. К тому же, последние не всегда пригодны ( не способны адекватно отразить всех аспектов действительности. Поэтому в дополнение к ним возник и третий элемент системы учета действительности ( сознательное отражение действительности. По мере становления человека сознание выходит на первый план в жизнеобеспечении человека, становится специфической формой отражения людьми действительности. В рамках этого элемента отражения человек осваивает основную массу соотнесений действительности, которые необходимы ему в повседневной жизни. Этот элемент "мягче" по сравнению с условными рефлексами и его возможности больше. Он позволяет учитывать постоянно изменяющиеся соотнесения действительности. Тем самым он позволяет человеку более гибко приспосабливаться к быстро меняющейся ситуации.
    Знаки. Осознанное психическое отражение – идеальное представление о действительности ( является наиболее развитым элементом человеческого отражения действительности. Формой данного отражения действительности, т.е. сигнала, служит знак.
    Знак ( частная форма сигнала. Знаки ( сигналы в общество людей. “Знак есть сигнал, но лишь функционирующий в обществе, связанный с системой социально выработанных значений” [143.45].
    Знаковая форма сигнальных систем имеет ряд особенностей по сравнению с другими видами сигнальных систем. Научное овладение знаковыми системами предполагает познание их свойств ( общих и особенных.
    Многообразие знаковых систем не получило полного раскрытия. Наиболее развитым видом знаков можно считать слова, а также символы и их системы. Они ( особые типы знаковых систем. Их развитие породило языки. “Язык ( форма существования знаний в виде системы знаков” [142.192].
    8.2. Язык в жизни людей
    Прежде всего, следует выявить сущность языка вообще. Ранее и сейчас данным словом называют разные явления. Обособим:
    языки( мышление ( моделирование.
    У этих трех уровней систем знаков отражения свои правила. Предшествующее может существовать без последующего, а последующее не может существовать без предшествующего.
    Языки возникают стихийно и являются средством рассудка. Это – разные формы национальных языков. Их средство – слова. Мышление – не язык, но оно происходит с помощью языка. Средством мышления являются понятия, а не слова. Ранее математику называли обычно языком. На самом же деле это не язык, а форма мышления. Моделирование, обычно называемое искусственными языками, следует считать более сложным явлением. Моделирование является превращенной формой языка и мышления, но не сводится к ним. Средством каждого из них являются различные приемы, способы выражения идей.
    Основой языковых систем служат названия, слова. «Что же такое название? Отличительный знак, какой-нибудь бросающийся в глаза признак, который я делаю представителем предмета ...» [см.: 161. 38. 28]. «Название какой-либо вещи не имеет ничего общего с ее природой. Я решительно ничего не знаю о данном человеке, если знаю только, что его зовут Яковом» [181.23.110].
    "На "духе" с самого начала лежит проклятие ( быть "отягощенным" материей, которая выступает здесь в виде движущихся слоев воздуха, звуков ( словом в виде языка. Язык есть практическое, существующее ... действительное сознание" [181.3.29]. Идеи не существуют оторвано от языка.
    Язык имеет важное значение в жизни людей. В то же время, он не единственный вид используемых людьми сигнальных систем. «Язык является материальной оболочкой мысли, формой его реального существования» [3.26].
    «Язык ( это звуковая материальная оболочка мысли» [135.4]. Назначение языка состоит в том, чтобы опосредовать психическое отражение человеком основных соотнесений мира и тем самым обеспечить адекватный действительности учет основных соотнесений окружающей среды. Особое значение язык имеет для наиболее важного вида идеального отражения действительности ( научного. «Вообще невозможна какая бы то ни была наука, если она не является системой ... определенных научных понятий, относящихся к исследуемым ею вещам и явлениям» [220.59].
    И.М. Бахтин считал философию метаязыком всех наук и всех видов познания и сознания [см. 21.384].
    Средством научного отражения действительности выступают различные языки. Язык или языковые системы моделируют явления природы и их соотнесения. Тем самым они обеспечивают учет человеком среды и эффективную в ней деятельность. Языковая форма идеального вообще, в том числе его наивысшей формы ( науки, представляет одну из особенностей данного отражения по сравнению с более простыми элементами отражения человеком действительности.
    Языковая форма идеального ( продукт не биологического, а социального развитая людей. «В свете данных генетики сейчас видно, что конкретные языковые формы биологического не обусловлены. Все люди обладают общей генетической детерминацией мозга к общению символами ( речью, однако какова будет конкретная речь, это целиком определяется воспитанием. Сколько бы тысячелетий предки данного человека ни говорили на определенном языке, например, на китайском, это никак не записывается в генах. Рождающиеся дети не обладают никакими генетически закрепленными способностями к конкретным словам. Язык неразрывно связан с мышлением» [162.3.73].
    Язык ( средство отражения действительности в голове человека. Свойства действительности и мозга определяют закономерности отражения. Познание языковой формы сознания и закономерностей выражения языком действительности в сознании людей предполагает познание закономерностей возникновения и развития языка.
    Языком называют естественные и искусственные, первичные и вторичные сигнальные системы. Язык представляет определенную знаковую систему, в которой и посредством которой человек отражает действительность. Знаковая система является средством идеального отражения. С ее помощью люди не только фиксируют идеальное, но и определенным образом оперируют им, передают друг другу.
    Сущность языковой формы идеального состоит в знаковой, символической определенности данного вида идеального отражения. «Языковой системой обычно называют знаковую систему, предназначенную для выполнения функции обозначения (сигнификативной) и сообщения (коммуникативной)» [223.10]. «Метод знакового моделирования ( построение некоторой языковой системы (модели), отображающей огрубленно, упрощенно, идеализированно» [201.15].
    Язык есть средство сигнально-знаковой формы отражения. Язык ( знаковая система, предназначенная для идеального обозначения действительности и сигнализации.
    Интеллектуальное развитие людей предполагает последовательное прохождение ими ряда стадий: овладение языком, познание мира на основе языка, обучение применению данных знаний в поведении, конструировании новой техники, технологии, организации и в отношениях к другим людям. Данная последовательность показывает очередность решения задач, при одной оговорке ( все предыдущие стадии не проходят единовременно, а имеют место всю жизнь. Иными словами, надо всю жизнь совершенствовать знание родного языка, развивать свою эрудицию и т.п.
    Знаковые системы есть форма выражения мысли. «Знаковая система ( материальная отражательная система, предназначенная для активного использования этой системой информации» [176]. Язык обеспечивает мышление. Уровень интеллекта соответствует степени овладения языком *. Человек учится мыслить с помощью различного рода знаков, внешне выступающих в качестве символов. Чем сложнее объект, тем более сложным типом знаковой системы он может быть адекватно отражен. Соответственно, для понимания соответствующей действительности следует овладеть более сложным языком. “Язык, применяемый для описания анализа объекта, должен соответствовать реальной сложности объекта” [222.5].
    «Зависимость научной теории от ранее выбранного языка (математического аппарата и другого интеллектуального инструментария) является неоспоримым фактом» [141.29]. «Строгость в науке прямо зависит от применяемого языка» [30.7].
    Язык есть форма и средство выражения сознания. Мышление не может быть вне языка. Языковое существование любого идеального, в том числе науки, приводит к тому, что развитие идеального предполагает совершенствование языковой формы. Познание идеального происходит по мере познания людьми языковой формы.

    *) "Лингвисты подсчитали, что люди низкой культуры обходятся словарем, едва превышающим тысячу слов. Образованный человек пользуется в своей речи словарем от трех до пяти тысяч слов. Поясним: речь идет не о том, сколько слов пассивно знает и понимает каждый, а о количестве слов, при помощи которых люди выражают свои знания, страсти, переживания, потребности. Ораторы и мыслители, стремящиеся к точности выражения, имеют в запасе до десяти тысяч слов» [9.339].

    По Аристотелю - «Если же у слов нет определенных значений, тогда утрачена всякая возможность рассуждать друг с
    другом, а в действительности ( и с самим собой, ибо невозможно ничего мыслить, если не мыслить каждый раз что-нибудь одно …».
    Познание идеального происходит по мере познания людьми языковой формы, соответственно, познание науки происходит по мере познания языка науки. Без овладения им невозможно изучить идеальное. Познание языка людьми далеко от совершенства и потребностей развития общественного производства. По оценке социологов, большинство людей (70%) знает точное значение только 30% используемых ими слов. Особенно сложное положение в гуманитарных науках, в которых, как утверждают, 50% слов являются метафорами.
    Первоначальное познание языка происходит не в связи с наукой. «Повседневный язык существует до того, как он изучен, ( в форме языковых навыков» [46.178]. Люди первоначально познают язык без понимания того, что такое язык и что такое наука. И исторически общество возникло с эмпирического формирования и пользования языком, и каждый человек повторяет историю развития человечества.
    На определенном этапе развития языка были сформированы специальные науки о нем. Наука объясняет не только содержание отражаемых предметов, но и одновременно показывает языковую форму. Для отдельных индивидов на определенном этапе их развития также необходимо изучать науки о языке и на этой основе совершенствовать языковую форму своего сознания. Первоначально неосознанное овладение языком служит его последующему осознанию, и на этой основе люди познают науку о науке и саму науку. Прогресс овладения наукой предопределен прогрессом познания языка науки.
    В научном подходе к идеальному необходимо уяснить закономерности идеального отражения действительности и закономерности функционирования самой языковой формы идеального.
    «Язык есть непосредственная действительность мысли. Так же, как философы обособили мышление в самостоятельную силу, так должны были они обособить и язык в некое самостоятельное, особое царство» [181.3. 448-449].
    Изучением состава и закономерностей отражения действительности языковыми системами занято несколько наук. Прогресс осознания всей системы наук и развития их на этой основе во многом зависит от развития новых наук о языке, таких как: семиотика, синтактика, семантика, прагматика. В них отражен фундаментальный уровень языков, рассматривают языки как знаковые системы вообще, абстрагируясь от их специфики. Семиотика ( наука о знаковых системах вообще, синтактика ( наука о передаче знаковых систем (принять сведения), семантика ( наука о содержании знаковых систем (понять принятое), прагматика ( наука о практической ценности знаковых систем (оценить принятое).
    Имеет значение познание языка как символической знаковой сигнализации людей. В таком случае исследуют форму языка. «Характерной чертой формально-логического анализа научных знаний является подход к ним, как существующим реально в виде "внешних структур", т.е. знаковых форм. В литературе обычно выделяют два аспекта анализа знаковых систем, фиксирующих научное значение: 1) со стороны структуры и 2) со стороны значения» [179.23].
    Знаковые системы бывают разных типов. Два основных их типа вытекают из различий глубины отражения действительности. Простейшим типом было вербальное (словесное) отражение действительности, показывающее качественную сторону действительности, т.е. наиболее существенные различия элементов действительности. Соответственно возник и способ такого знакового отражения. В последующем на этой основе зародился более адекватный способ отражения действительности на основе учета менее существенных различий между элементами действительности или, иными словами, количественного аспекта действительности. Основой этому стал вторичный тип знаковых систем – первая форма мышления. Первый, в общем, существует в качестве лингвистического, вербального языка, второй – в качестве математики как формы мышления.
    Систематика языков требует адекватного изучения учебных пособий по филологии, стилистике и т.п. Ее основы заложил Гегель в «Философии духа». Проблема – представить систему языков формализовано кладограммой. Опираясь на его мысли и другую информацию, гипотезу представим так:
    Языки
    +--+---+
    Первичные вторичные
    +--+---+
    Мнемоника музыка
    Конкретизируем первичные (естественные) языки:
    Языки
    +--+---+
    зрительные – звуковые
    +--+---+
    речь письменные
    +--+---+
    Графические знаковые
    +--+---+
    Буквенные цифровые
    Звуковые языки (речь) может быть разговорной, в том числе просторечием и литературной… Зрительные языки - позы, жесты, для глухих… Графические языки следует конкретизировать на пиктографические (сегодня широко их используют в спортивном деле), иероглифические (Китай), знаки химической науки и минералогии…
    Графические языки
    +--------+--------+
    образы ( схемы ( модели
    (рисунки) (обычные) (кладограммы)

    8.3. Лингвистика (наука о языке)
    Простейшей формой языка можно считать повседневный, национальный (естественный) язык. Познание национальных языков происходит в детстве и совершенствуется в юности на основе изучения лингвистических дисциплин.
    Традиционные науки о родном развитом языке включают:
    орфографию ( науку о написании слов,
    морфологию ( науку о строении слов,
    синтаксис ( науку о строении предложений,
    пунктуацию ( науку о знаках препинания,
    стилистику ( науку о строе (стиле) изложения,
    графику ( науку об образовании слов,
    риторику ( науку о красноречии,
    этимологию ( науку о происхождении слов,
    фонологию ( науку о соединении фонем друг с другом,
    лексикологию ( науку о словах.
    Эти науки конкретизируют разные разделы грамматики, которая выступает в качестве общей тории, служит введением в их систему.
    Родной язык в отдельных случаях служит основой для познания других национальных языков. В таком случае наука может быть познана не на родном языке, а на ином, как это было в средние века с латынью*. Родной язык выполняет функцию вводного, без чего невозможно в последующем познание другого языка и науки. Значение родного языка при изучении науки на неродном языке несколько иное. Однако данный факт не существенен для рассматриваемого вопроса. Родной язык и в подобном случае необходим как исходное для познания науки. Человек, не владеющий родным повседневным языком или одновременно и иным языком, не может познать науки. Познание науки предполагает опережающее изучение языков для познания науки и осознание ее важности.
    Система национальных языков чрезвычайно многообразна – насчитывает до 3000 (6000) национальных языков. По степени развития они неравноценны, и их возможности научного отражения действительности неравнозначны. Научное

    *) Латынь считается мертвым языком. На нем не говорят. Таких языков ученые насчитывают больше, чем живых. В средневековье он был международным языком науки. На нем читались лекции в университетах. Для врачей и фармацевтов всех стран латинский язык - поныне язык международный [см. 200].
    отражение действительности, несомненно, предполагает родной язык, и, вероятно, не все родные языки могут справиться в равной мере с этим. Поэтому представителям этих языков надо или развивать родной язык, или использовать один из общепринятых языков для овладения наукой. Последний ( единственно рациональный способ для отдельного индивида.
    Познание закономерностей выражения языком научного отражения действительности предполагает сравнительное изучение всех языков в виде единой системы. Всю систему национальных (живых и мертвых) языков, вероятно, можно субординировать в зависимости от их развитости, сложности, способности отражения и т.п. Такой анализ всех национальных языков чрезвычайно важен для познания языка науки.
    Вся совокупность современных языков отражает в определенной мере генезис наиболее развитых национальных языков. Для отражения этого надо построить их систему.
    На первый взгляд, каждый национальный язык выглядит однородным и несложным явлением. В действительности в структуре развитого языка, например русского, содержится в снятом виде вся история развития всех современных языков. Поэтому для адекватного познания национальных языков следует выделить все эти могущие быть обособленными элементы языка и соотнести их с историей данной языковой формы.
    Анализ структуры знаковых систем любой нации показывает сохранение в них элементов, отражающих все основные стадии их генезиса. Люди используют незнаковые раздражители, которые определяют поведение людей, т.е. дознаковые детерминанты жизни (укол об иголку). Люди используют и неязыковые знаки окружающей природы и собственного бытия (закат солнца, симптомы болезни). В жизни людей имеет значение первая сигнальная система. Основным следует считать вторую сигнальную систему, которая также структурна. Простейшим элементом языковой системы выступают междометия, пережитки неинтенциональной стадии развития языка людей. Нерасчленимые монемы типа "ням-ням", «цеце» (муха), “табу” ( свидетели той стадии языка, когда определенные знаковые сочетания выражали ситуацию в целом.
    Простые слова типа «мама» показывают о фонемной и монемной стадиях его развития. Если брать сформировавшийся язык, то разные поколения людей фактически "говорят на разных языках", разных типах языков. Неоднороден и установившийся язык взрослых. Раскрытие его элементов предполагает показ естественных и искусственных языков, языка и речи, внутреннего и внешнего языка, речи и письма, их составных элементов. Изучение постоянно уточняемой схемы языков и выступает в виде осознания языка вообще, языка науки, в частности.
    В языке следует выделять его фонетическую и письменную формы. При этом фонетический язык является исходным по сравнению с письменным. “Исходным материалом языка, его элементами являются звуки. Минимальными единицами языка, его звукового ... строя являются фонемы” [25.13]. В общем же фонетический строй системно выражается следующей последовательностью:
    звуки ( фонемы( слова ( предложения ( высказывания ( монологи ( диалоги (разговор).
    Каждое последующее состоит из предыдущих, не отрицая и самостоятельного значения их в определенных условиях. Под «высказыванием» понимается совокупность нескольких взаимосвязанных предложений. «Монолог» есть совокупность многих высказываний, а «диалог» состоит из многих монологов разговаривающих лиц.
    Обособленное изучение устного языка имеет важное значение. В то же время, язык стал основой для возникновения письменного языка и развивается с учетом последнего. Генетическая последовательность структуры письменного языка состоит из следующих элементов:
    Знаки( буквы( морфемы ( слова ( предложения ( тексты ( буклеты( брошюры ( книги ( энциклопедии.
    Каждое последующее более сложно и построено на основе предыдущего посредством определенных правил. Овладение этими правилами, несомненно, повышает эффективность пользования языком. Основой этому должно быть системное раскрытие всех правил языка. Выполнение всего этого может быть задачей только специалистов языка. Перечисление номенклатуры используемых знаков ( точки, запятые, вопросы, кавычки; восклицательные, знаки тире, дефис и т.д. При этом речь идет о том, что надо системно отразить буквы всех языков, а затем их наборы (алфавиты), показывая общее и специфическое разных языков. Соответственно необходимо составить систематику и более развитых элементов языка.
    Буквы
    +----+----+
    произносимые ( непроизносимые
    +----+----+ (Ъ, Ь)
    гласные ( согласные
    Построение идеальной (вербальной) модели на основе соотнесения конструктов языка призвано показать способ соотнесения соответствующих аспектов действительности. Построение таких моделей для отражения качественного аспекта действительности имеет исходное значение. Родные языки первоначально могли отразить именно этот качественный аспект действительности. Степень отражения качественного аспекта действительности зависит от словарного запаса каждого языка и его грамматических возможностей и позволяет более точно, глубоко отразить действительность. Языковое отражение действительности характерно обобщенностью.
    Научное образование предполагает скачок в овладении родным языком. И этого нельзя достигнуть упрощением языка, что иногда предлагают в печати, а только его систематикой ( теоретизацией. Этого не может обеспечить один исследователь. Более того, это задача филологов.
    Построение вербальных моделей действительности предполагает углубление освоения всех элементов языка, начиная со слов. Поэтому нужна, прежде всего, систематика слов. Надо указать главные типы слов ( синонимы, антонимы, паронимы (антология, онтология), акронимы, омонимы, агнонимы, аббревиатуру и т.п. Имеют значение тропы (метафоры, метонимы, оксюмороны). В частности, можно указать такой ряд основных из них:
    слова ( тропы ( метонимы ( синекдохи.
    При познании языка следует определиться по поводу смысла, содержания и значения слов. Могут быть пустые слова, не имеющие значения. Обычно слова имеют значение, т.е. называют объект реальности, они многозначны и каждое конкретное их значение является смыслом… Поэтому уже Пифагор требовал: «Прежде всего, научись каждую вещь называть своим именем» с тем, чтобы слова не превращались в шелуху [«Шелуха слов» по Локку, 169.2.270].
    Специальное изучение языков покажет множество тривиальных истин, которые важны при понимании их в качестве средства общения.
    Слова
    +----+----+
    пустые (осмысленные
    +----+------+
    о несуществующем ( содержательные
    Разные национальные языки в разной мере развили способность обобщенного отражения действительности. Язык должен удовлетворять потребности теории логического типа, которая, по Расселу, строится на предусмотрении четких различий «между классами понятий по степени сложности их общности». «Важнейшее в этой теории, ( писал Рассел о теории описаний, ( это открытие того, что при анализе осмысленного предложения не надо думать, будто каждое отдельное слово или выражение имеет смысл само по себе» [134.9].
    8.4. Мышление
    Проблема состоит в том, чтобы соотнести понятия: язык, мышление, математика.
    В научной литературе обычно пишут о том, что мышление ( это язык. Можно считать мышление формой языка. Однако, мышление не есть язык, а технология осуществления определенной формы языка. Для уяснения этого следует, прежде всего, выделить следующие формы языков:
    Язык
    +-----------+--------------+
    жестов( вербальный ( искусственный
    +-----------+--------------+
    примитивный( повседневный( научный
    Абстрагируемся от языка жестов и искусственного языков. Рассмотрим собственно национальный язык, существующий в качестве вербального (словесного). Следует различать, по крайней мере, три формы вербального языка: примитивный, повседневный, научный.
    Примитивная форма вербального языка – язык детей. В таком случае он имеет скорее назывную природу. В нем минимальна технология соотнесения слов. Повседневная форма языка характеризуется более сложной технологией существования, перенимаемой стихийно. В этом суть рассудочности. И она достаточна для повседневной жизни.
    Повседневный язык недостаточен для научного отражения действительности. Поэтому на его основе возник язык науки, который существует на основе разума или мышления. Язык науки вырастает из повседневного языка таким образом, что между ними невозможно провести четкой грани. Наука основана не только на специально научном, но и на повседневном языке. Повседневный язык входит в научное отражение действительности обычно в виде вспомогательных элементов.
    Мышление как технология языка науки ведет к новому значению лексики, т.е. единиц языка. Мышление предполагает превращение представлений в понятия.
    «Способ образования понятий в науке отличается от применяемого в повседневной жизни не своими принципами, а лишь более точным определением понятий и следствий, более тщательным и систематическим отбором экспериментального материала и большей экономией мысли» [322.67]. «В связи с этим возникает необходимость в организации более углубленной разработки теоретических проблем терминологии, языка наука, объединения усилий коллективов, занимающихся этими проблемами» [283.62].
    Научный язык призван фиксировать действительность в виде определенной модели. Для обеспечения этого он должен закрепить терминологически соотнесение различных элементов действительности. Это происходит с помощью терминов. «Слово представляет собой самый универсальный символ, хотя и не единственный» [170.12].
    Слово ( специальный человеческий сигнал, средство отражения объективного мира в сознании людей.
    Термин ( специальный научный сигнал, средство отражения действительности.
    Знак ( символ ( слово ( термин ( категория
    Термины есть слова с более строгим значением. Термины ( специальные слова науки. Обычные слова также используют в научном отражении действительности. Тем самым следует различать язык науки, включающий и слова обыденного языка, и научный язык, состоящий из терминов и категорий.
    Категории – термины теорий. Они имеют строго определенное значение. При этом их имена являются омонимами и в других сферах жизни ими обозначают различные понятия. В то же время в конкретной теории они однозначны. И хотя такое их значение идет от Аристотеля, многие выдающиеся исследователи не уяснили этой их природы. В частности, Б. Рассел писал об этом [см. 242.220].
    Язык науки представляет интеллектуальную технологию построения знаковой системы, отображающей определенную действительность. Элементами языка науки служат идеальные конструкты, обладающие специфичностью в идеальном отображении действительности. Термины и категории ( собственно научные идеальные конструкты науки. Поэтому изучение терминологического аспекта научного отражения действительности входит в состав всех наук.
    На первой стадии овладения наукой терминологический аспект приобретает почти абсолютное значение. Исходя из этого, наука, образно говоря, становится "этимологией" и большинство полемик ведется вокруг употребления терминов ввиду того, что оппоненты "говорят на разных языках". При этом большинство начинающих ученых не осознают приверженности к такому уровню научного мировоззрения.
    Истинная наука начинается тогда, когда на первое место выдвигается "раскрытие логики реального объекта" [63.23], которая может происходить в любой естественной (различные национальные языки) или искусственной (в том числе специализированные языки) системе. В таком случае не терминология признается главным объектом науки (о словах не спорят), а различные свойства действительности, которым соответствуют определенные понятия. А содержание понятий зависит от использования мышления.
    Между группами ученых идет постоянная полемика. Одни ведут к схоластике, к этимологии. Для научного отражения действительности имеет значения терминологический аспект. Без него не может быть науки, но не следует его превращать в главный аспект науки. Следует выступать и против терминологического фетишизма и терминологического нигилизма, против преувеличения и преуменьшения значения терминов в научном отражении действительности. Адекватной основой для этого может стать более строгое закрепление значения основных терминов каждой науки с помощью теорий, разрабатываемых на основе диалектической логики.
    Категория ( такое слово, содержание которого детерминировано теорией. Так как диалектическая логика не стала нормой, нет и теорий, а поэтому нет и категорий. Категории ( будущее теоретической науки. Они должны однозначно восприниматься всеми людьми, по крайней мере, овладевшими диалектической логикой как формой мышления при понимания качества объектов.
    8.5. Математика
    Первоначально люди научились воспринимать существенные различия объектов действительности. Для этого они обозначали символами определенные объекты. Символичность языка состоит в том, что объекты и их соотнесения отражены в уме людей определенными знаками. Символы в уме обозначают соотнесение объектов. Человек воспринимает одни и те же элементы действительности однокачественно, а различные элементы разнокачественно.
    Различая объекты, люди выявляют особенности объектов. Основные особенности объектов предстают их качественными признаками. Этот уровень отражения действительности происходит на основе повседневного языка и возможностей его символических знаковых структур.
    Родной язык передает также количественные различия объектов, что можно понять с помощью такого факта:
    человек ( люди ( народ
    (Один) (много) (все)
    Более адекватное отражение действительности сталкивается с рядом затруднений на основе лингвистических технологий языков. Возникает математика посредством формирования понятия величины, количества, как средства для более адекватного отражения действительности.
    На определенном уровне рассмотрения действительности различия ее объектов отступают из сферы особой важности, и объекты воспринимают как однокачественные. При этом однокачественных объектов оказывается много. При более глубоком сравнении таких множеств однокачественных объектов действительности на первый план выступает различие их множества. Чтобы учесть этот аспект различия мира, необходимо отражать качество с учетом количества, и для этого необходимо особое (скажем, кибернетическое) мышление.
    Язык может быть без мышления, а мышления не может быть без языка. Математику обычно называют языком. И имеются некоторые для этого основания – у нее имеются свои знаки идей = символы. Но главное в математике процедуры или алгоритмы действий с символами (числами).
    На определенной стадии развития сознания не существовало различий восприятия качественного и количественного аспектов действительности. В детстве данный этап развития истории человечества повторяет каждый человек. Затем значения этих аспектов действительности были выяснены и осознаны. Подход к действительности на основе одновременного качественного и количественного ее аспектов обеспечивает более эффективное поведение людей.
    Общим качественного и количественного аспектов действительности можно считать выявление соотнесений ее элементов. Смысл соотнесений действительности может быть или интуитивно осознан, или раскрыт на основе философского ее понимания. При определении общего смысла соотнесений выясняют качественный аспект, при более конкретном отражении необходимо понятие количества на основе соответствующего языка.
    Качественный аспект действительности показывают на основе национальных языков, способных давать ее общую оценку. На этой основе происходит возникновение математической формы мышления для измерения количественного аспекта действительности. Тем самым дают более адекватную оценку качества действительности.
    Способности родных языков отражать качественный аспект действительности на основе количественного подхода к нему возникли в более поздний период исторического развития. Эти способности надстроились над родными языками, приобрели интернациональный характер. Способность отражать количественный аспект действительности приняла форму развития математики.
    Математика как технология мышления построена на основе символов. Математические символы и их системы отражают явления, как и слова обычного языка. В то же время, существенны и особенности математических символов.
    В математических формулах следует различать предметную действительность и форму ее выражения. В этом плане говорят, например, о математических формулах в физике. Они отражают законы физики и, следовательно, имеют физическое содержание. В любой формуле следует видеть ее предметное содержание и математическую форму, т.е. определенную символическую форму ее выражения.
    Одно и то же предметное содержание может быть выражено различными языками, в том числе математическим.
    Математика как символическая знаковая модель действительности развивается по определенным законам, имеет определенную специфику по сравнению с другими символическими знаковыми моделями действительности. Изучение математики ( познание не объективной действительности, а науки об особенностях определенной формы мышления.
    Математические формулы есть копии, снимки, идеальные образы, модели разных процессов действительности. Легко впасть в заблуждение о сущности собственно математики, которая есть наука о специфичности данного способа отражения действительности, вид интеллектуального ее отражения. Математик (как и лингвист) ( специалист по определенному способу отражения действительности, а не по содержанию отражаемого. Несомненно, что первоначально надо изучить данный языковый способ отражения действительности с тем, чтобы затем его использовать для ее отражения.
    Развитие способности к отражению одновременно и качественного, и количественного аспектов действительности произошло в виде математической формы научного отражения. Математическая форма количественного отражения является более эффективной и вне этой формы не может успешно проходить развитие научного идеального.
    Математизация знаний ведет ко все более точному учету действительности и состоит в том, что степень отражения действительности достигла такого уровня точности, когда необходимо ее изложение с привлечением средств количественного выражения. Математизация выражает прогресс научного отражения действительности.
    Математика ( элемент действительности. Ее сущность состоит в определенной особенности идеального отражения действительности людьми. Иными словами, математика есть особенность определенной интеллектуальной системы.
    Математика служит интеллектуальной формой для отражения действительности. «Математика является своеобразным языком наук, приспособленным для краткого и точного описания изучаемых явлений ...» [261.162]. «Математика не наука, а способ мышления» [109.152].
    «Математика ( есть язык науки» [116.162 и 604]. Математика ( наиболее развитый вид символического языка. «В таких системах взаимоотношения между различными видами высказываний, множеств, аксиом и выводов из них и т.д. выражаются на языке формул» [70].
    Математика ( определенный вид символических моделей действительности, которые наиболее приспособлены для отражения количественных аспектов соотнесений. Математика ( наука об определенном способе символического отражения действительности. « ...Математическая теория есть лишь знаковая модель для тех или иных отношений, устанавливаемых опытными (содержательными) науками» [26.8].
    "Таким образом, математика ( это искусственный язык по отношению к определенной содержательной области, который ввиду характера своей внутренней организации позволяет получить достаточно далекие и строгие следствия из соответствующей системы содержательных утверждений. В настоящее время характеристика математики как языка науки является общепризнанной” [там же, с. 13]. «Математика в современной физике ( это наиболее адекватный язык для формулирования основных законов, которые вне этого языка не могут быть обнаружены» [198.64-65].
    Наиболее общие соотнесения выражают качественным языком, что достигают с помощью формулировки законов действительности. Более конкретные соотнесения многочисленны, и их труднее достаточно полно выразить на обычном языке. Поэтому их выражение более адекватно на языке математики, в виде математических формул.
    Математики обучают не материальной действительности, а определенному методу мышления о ней.
    Особенность математической сигнальной системы состоит в том, что более строго определяют системы аксиом, основных (используемых) понятий и правил их соотнесения, оперирования ими. В символических системах отражение связано с решением трех основных проблем: «а) каким логическим требованиям должны удовлетворять системы аксиом или постулатов, исходя из которых строятся те или иные символические системы, б) каким требованиям должны удовлетворять правила логического оперирования знаками в рамках таких систем, в) каким логическим требованиям должно удовлетворять построение выводов и доказательства в этих системах» [70].
    Математика познается на основе изучения математических дисциплин, последовательность которых состоит в следующем: арифметика, алгебра, геометрия, тригонометрия, высшая математика, математическая логика.
    Математика ( постоянно развивающийся элемент действительности. Овладение им и эффективное использование его в деятельности предполагает научное его познание. Для этого следует определить множество идеального, называемого математикой, ее элементы и их специфику. В настоящий период таких работ недостаточно. Поэтому должна быть решена задача обобщающего раскрытия математики.
    При осознании математики важно ее представить как и все сущее системно или теоретически. Построить такую систему могут только сами математики. Обратим внимание на некоторые ее фрагменты, которые показывают ее диалектичность как особой знаковой системы.
    Основой осознания математики, вероятно, является познание таких элементов величины, как:
    эталон (мера) ( цифра ( число ( исчисление.
    Это системообразующая последовательность элементов математического мышления.
    Сущность явлений в первоначальном варианте познается только на основе качественного анализа. Затем эта идеальная картина уточняется с учетом ее величины на основе количественного подхода. Сущность явления выступает исходным для количественного измерения, для которого важно сначала определить эталон, меру.
    Эталон меры представляет исходный момент математического подхода к действительности. По существу речь идет о том, что считать единицей и что такое единица. Многообразие единиц меры вытекает из многообразия форм действительности. Система мер постоянно развивается, усложняется и все более унифицируется, превращаясь в единую, универсальную мировую систему. В то же время сохраняются в качестве пережитков почти все существовавшие исторически виды мер. Познание эталонов меры зависит от построения их системности. Такой системности пока нет, но она может быть быстро разработана.
    Цифры. Измерение величины предполагает фиксирование результатов этого процесса. Этот результат может быть выражен словесно. Адекватной формой для фиксации результатов измерений служат математические символы, имеющие по сравнению с символами родного языка определенную специфику. Эта определенность имеет преимущества перед символами родного языка: большая однозначность, лаконичность, краткость и т.п. Развитие основных математических символов прошло ряд стадий: буквенные, римские, арабские. Их используют в современной математике. Цифры ( наиболее адекватные математические символы, их объединяют в определенные системы, представляющие числа.
    Число ( есть комбинация цифр по определенным правилам для отражения более сложного количественного аспекта действительности.
    Любой языковый элемент есть способ отражения соотнесения действительности. Числа фиксируют соотнесения элементов действительности более строго, чем слова. Число ( строго фиксированное соотнесение величин действительности. Числами обозначают соотнесения между элементами действительности, воспринимаемые нами в качестве величин.
    Число ( способ измерения количественных свойств действительности. Исходной основой для измерения служит установление свойств в виде определенных сущностей, терминологически закрепляемых в виде категорий. Затем необходимо определить величину сущности посредством эталона меры ( единицы. На этой основе используют цифры и получают числа. Закономерности образования чисел из цифр зависят от используемого типа счисления.
    Исчисление представляет определенные правила действия над цифрами и числами. Имеется ряд видов исчислений. Основными их видами являются символические и позиционные. Переход от символической к позиционной системе исчисления представлял прогресс математического мышления.
    Конкретные способы оперирования числами (действия над числами) многообразны. Их основные группы: арифметические, алгебраические, статистические. Более конкретное их рассмотрение предполагает специальное изучение для построения их в виде системы. Умножение есть более сложный и экономный вид сложения, такое же соотношение деления и вычитания.
    Способы использования математики различны и постоянно развиваются. Люди все более последовательно количественно отражают действительность ( на основе количественной обработки фактического материала (в форме различных вычислений, составления таблиц, графиков и т.п.); математического оформления теорий, математического моделирования действий.
    Основой систематики школьной математики является сорит логарифма. Его версия дана в самоучителе мышления.
    8.6. Проблема кибернетического мышления
    В самоучителе мышления поставлена проблема кибернетического мышления на основе интегрирования возможностей математики и диалектической логики [см. 52]. В изданной версии самоучителя мышления не отражен вклад Лейбница ( идея «универсальной математики», проблема “характеристики”, т.е. некие новые типы знаков для единовременного отображения не только количества, но и качества объектов. Для многих исследователей данная идея Лейбница является утопией, но ее следует иметь в виду как гипотезу. Все это проявляется в проблеме искусственного интеллекта и интеллектуальных технологий вообще.
    Информационная емкость чисел меньше [110], чем букв алфавита [133]. Может быть, разработают еще информационно более емкие знаки (типа иероглифов). И с их помощью может быть удастся арифметизировать логику, что замышлял Лейбниц, предлагая найти особый тип знаков для исчисления истины. Современная математическая логика является математикой, а не универсальным исчислением по Лейбницу.
    Национальные языки и универсальные методы мышления – база научного познания. В то же время, их недостаточно. Многообразны попытки разработки более сложных сигнальных, знаковых систем. Их, конечно, можно называть языками (что не преодолено в данной работе). Рациональнее их выделить в особую группу или форму средств идеального отражения действительности, для которого характерно множество признаков. Первым из них можно считать графическое выражение идей – визуализация информации.
    Компьютерные науки используют следующий подход:
    Моделирование ( алгоритмизация ( программирование.
    Пока не встречал монистичного объяснения сути и содержания данных элементов интеллекта. И здесь не проработана эта проблема, поэтому возможно разное терминологическое их объяснение.
    Компьютерное программирование происходит с помощью различных специально созданных языков. Вероятно, рациональнее обособить эти типы правил искусственных языков и не называть их языками.
    Средства идеального выражения действительности постоянно развиваются и не могут быть представлены в застывшем виде. Овладение ими, несомненно, требует постоянного изучения многих наук – лингвистики, интеллектики, математики, диалектической логики, книг по компьютерному программированию и т.п.

    10. ЭВОЛЮЦИОННОСТЬ ИДЕАЛЬНОГО

    Научное отражение любого объекта мира предполагает показ того, как оно возникло, его становление, современное состояние и вероятное ближайшее будущее.
    Наука о науке предполагает систематизацию всех форм идеального с учетом всей предыстории человеческого духа. В живом мире «... дана основа для предыстории человеческого духа, для прослеживания различных ступеней его развития, начиная с простой, бесструктурной, но ощущающей раздражения протоплазмы низших организмов и кончая мыслящим мозгом человека. А без этой предыстории существование мыслящего человеческого мозга остается чудом» [181.20.512].
    Идеальное отражает действительность. Восприятие идеально выраженной действительности зависит от способа ее построения и способностей людей. Построение идеального во многом зависит от осознания способов идеального воспроизведения действительности и наиболее рационального способа идеального ее выражения.
    В современном понимании способов идеального воспроизведения действительности важно выделить два момента, являющихся недостаточными: описательное определение способов идеального отражения и представление теории в качестве наиболее развитой формы идеального.
    Описательное определение идеального указывает на теорию как на наиболее развитую его форму. Перечисление свойств теории, как формы отражения действительности, не исчерпывает всех ее свойств. Дав описание теории, Б.С. Дынин отмечал: "Приведенное определение теории скорее является не определением, а описанием некоторых представлений о ней. Но это описание оказалось тем итогом логики науки, который только и мог быть извлечен из работ ее представителей ... таким образом, чтобы он по возможности был общим для них. Конечно, "общность" не есть еще критерий «теоретичности». Вместе с тем (что следует здесь подчеркнуть) ничего лучшего по определению теории лично мы предлагать не собираемся" [79.167-168].
    По существу верную, но несколько неточную постановку определения теории дал Е.А. Мамчур: "Что представляет собой теория? Вопрос этот далеко не тривиален. Ответом на него может быть лишь развернутое воспроизведение структуры теории на метауровне" [177].
    Высшей формой научности является теория. В то же время и теория, вероятно, не может считаться завершенной стадией развития идеального. Следующая стадия развития идеального выступает в виде единой системы теорий или меганауки.
    Идеальное отражение людьми действительности, как предметное идеальное, представляет исторически развивающееся явление. Его прогресс состоит из ряда этапов, каждый из которых отображен определенными формами в современной структуре форм идеального
    Современное идеальное высоко развито. В последующем оно также перейдет на более развитые уровни. Меганаука представляет последующую стадию идеального ( идеал, к которому человечество идет. При анализе науки следует исходить не из современного ее состояния, а из обозримого ее будущего идеала, когда она будет единой научной картиной мира ( меганаукой.
    Идеальная картина мира как единая система возникает в форме меганауки. До настоящего времени идеальная картина мира представляет скорее сумму разрозненных представлений, внутренне несогласованных в форме НКМ.
    Современная идеальная картина мира состоит из различных по развитости элементов. Наиболее развитым ее элементом следует считать научную форму идеального. Если бы науки исчерпали все идеальное (это недостижимый идеал), тогда идеальная и научная картины мира совпали бы. Научная картина мира составляет часть идеальной.
    
    идеальная картина мира научная картина мира меганаука

    Познавая идеальное на стадии научной картины мира, его следует сопоставлять с предшествующими формами идеального, выявляя особенности и многообразную общность с предшественниками. Это возможно реализовать построением системы форм идеального.
    Различные формы идеального отражают обычно без выделения их видов, т.е. их не обособляют и не объясняют их одновременно с раскрытием их особенностей, способов их получения, формулирования.
    Основными видами идеального следует считать:
    отражения( идеи ( образы (представления( мнения(знания( учения( теории( научную картину мира( меганауку.
    Их считают часто одним и тем же, т.е. термины употребляют часто в качестве синонимов. В определенной мере эта проблема терминологическая – какой смысл вложить в тот или иной термин. Содержательная проблема – обособить различные формы (уровни) идеального отражения действительности. Необходимо осознать их соотнесения как элементов системы. При этом следует специально показать их функцию в общей модели научного понимания действительности.
    Идеальное есть широкий круг явлений, противопоставляемый материальному. Корни идеального лежат в атрибутивном свойстве материального отражения. Поэтому для того, чтобы понять науку, надо последовательно рассмотреть генетических предшественников идеального, начиная с отражения вообще и заканчивая научной картиной мира.
    Генезис идеального можно подразделить на два главных периода: возникновение и развитие. Эволюционный их ряд дан в самоучителе мышления.
    Наука достаточно подробно объясняет соответствующие свойства действительности. Поэтому здесь их не рассматриваем специально, а показываем только названным образом их соотнесения. Каждое последующее существует самостоятельно и проявляется в более развитых видах. Более развитые виды имплицитно включают свойства предыдущих, имея в то же время специфические свойства.
    Психическое отражение ( более развитый вид отражения. Виды психического отражения обычно неоднозначно обособляемы и субординированы. Их следует рассмотреть подробнее.
    Психическое есть собственно идеальное отражение действительности. Идея ( есть основной человеческий развитый вид отражения по сравнению с биологическими формами отражения. Психическое отражение ( не единственный способ отражения человеком действительности. Идеальное есть лишь самый развитый вид отражения. Идеальное отражение людьми не застывшее, а развивающееся явление. Сохранение менее развитых форм при проявлении более развитых форм идеального привело к тому, что структура всего идеального стала сложной. В процессе развития форм общественного сознания на основе развития трудовой деятельности происходило образование различных форм идеального.
    Каждое последующее есть более развитый вид как непосредственно предыдущего, так и всего предшествующего. Появление более развитых форм не отрицает форм менее развитого идеального, а включает их в общую систему.
    Идеальное научного типа следует объяснить посредством его сопоставления с другими, менее развитыми видами идеального. Для этого надо сначала выяснить самое общее у идеального вообще, затем выявить то, что добавляет каждая последующая форма идеального, вплоть до специфики меганауки. Это и будет логическим воспроизведением генезиса идеального для объяснения его современной структуры и для понимания того, что представляет наука.
    Сейчас не получило широкого признания различие форм идеального. Без этого невозможно эффективно их использовать. Употребление этих терминов в качестве синонимов означает сведение высшего к низшему и имеет историческое обоснование. Оно не точно и должно быть преодолено.
    Выявление различия форм идеального составляет исходный момент их исследования. Определение их последовательности должно привести к тому, чтобы каждое последующее было более развитым видом и включало имплицитно основные свойства предыдущего и в то же время имело специфику по сравнению с ним.
    Мало, достаточно или много названных уровней рассмотрения ступеней для отражения генезиса науки? Любой вариант ответа можно считать истинным. Не следует предопределять решение этого вопроса мнением, а достаточно поставить задачу и показать один из вариантов ее возможного решения и ряд оговорок. В качестве последних имеем в виду следующее.
    Во-первых, на основе родовидового подхода вполне возможно определить место каждой формы идеального во всем их многообразии. Это субординирование их системы можно достигнуть на основе терминологического закрепления родовых свойств каждого из них. На сколько же уровней делить эту «цепочку», зависит от многих факторов. Такое деление всегда будет относительным.
    Во-вторых. Объяснение этой цепочки свойств идеального можно достигнуть посредством соподчинения каждого из них с родственными идеальными явлениями в систему.
    Научный вид идеального может быть объяснен посредством показа всех его свойств ( от самых общих до самых конкретных. Это можно достигнуть системой наук о науке.
    Осознание идеального должно происходить на основе движения от простых форм к сложным. Для этого всю их совокупность следует так расположить, чтобы каждый раз выявлять только особенности непосредственно более развитых, особенности каждого последующего по сравнению с непосредственно предыдущими. Особенность каждой формы объекта есть родовая сущность по сравнению с более конкретным последующим и видовое свойство по отношению к предыдущему.

    видовой особенность родовой
    признак каждого признак
    предыдущего уровня последующего
    К каждому последующему может быть отнесено все предыдущее как его фундаментальные свойства. Поэтому и нужно, идя от простого (менее развитого) к сложному (более развитому), последовательно выявлять их родовые сущности. Такой порядок раскрытия свойств наиболее сложного позволяет выявить примечательную последовательность. Последняя показывает, во-первых, генезис научного элемента общественного сознания, во-вторых, развитие индивидуального сознания научно подготовленных людей, в-третьих, элементы структуры общественного сознания, в-четвертых, соотношение свойств наиболее развитого научного элемента общественного сознания.
    Итак, идеи, образы, представление, мнение, знание, учение, теория, научная картина мира, меганаука проявляют одновременно основу различных подходов к современному идеальному.
    1. Идеи. Воспринимая идею как исходную категорию для раскрытия в виде системы свойств идеального следует абстрагироваться от сложности ее самой, от той генетической последовательности, которая объясняет саму идею.
    Идея выступает в действительности в многочисленных конкретных формах, соотнесения между которыми не полностью осознаны и с равным основанием могут быть представлены разнообразно. Существует ли идея в чистом виде, предшествующем образам?
    2. Образы есть более сложная, комплексная форма идей, характерная отражению и высших животных и людей. Как обособить образы от более развитых представлений. Представлением можно считать наиболее развитый вид образов, отличающихся от последних чем-либо, а понятия ( наиболее развитое представление (элемент теории). Представления ( основа повседневного сознания, понятия ( основа теоретического сознания.
    Одной из проблем изложения данного вопроса выступает определение понятий. Понятиями можно считать различные явления мира и по-разному их субординировать с другими идеальными явлениями. Одним из вариантов трактовки можно считать следующий. Психические явления представим на основе последовательности:
    образы ( представления ( понятия.
    Пиаже выделял четыре основных стадии интеллектуального (умственного) развития ребенка [25.16]:
    1) сенсо-моторный период (до 2 лет),
    2) дооперациональный интеллект (с 2 до 7 лет);
    3) конкретно перациональное мышление (с 7 до 12 лет);
    понятийное мышление (с 12 лет).
    Первые три вида представляют предтечи мышления и только последнее ( мышление (при условии обучения ребенка математике). В литературе критикуют положение о наличии «непонятийного мышления»: «... Неверными оказываются суждения о каком-то "непонятийном мышлении". Никакого мыслительного образования не может быть без сознательного акта, т.е. без определенных данных фактов, соответствующих обобщающим понятиям сознания» [256.56]. В то же время, не оставляет сомнения факт различия стилей отображения действительности у людей разного возраста, о становлении мышления, его возникновении на определенной стадии становления, также как и сохранения у взрослых людей "допонятийного" способа отражения мира. Мышление может происходить только на основе понятий.
    Другим вариантом трактовки понятия является представление понятия в качестве общего названия обособленных идей по сравнению с более развитыми их комплексами, построенными на их же основе. Исходя из такого понимания понятия, тремя главными видами идеального можно считать понятия, идеальные модели и идеальные системы. Понятия представляют сравнительно небольшие элементы идеального. Идеальные модели есть комплексные знания. Идеальные системы есть комплексы идеальных моделей. Каждое последующее более развито по сравнению с предыдущим и состоит из предыдущих, не отрицая самостоятельного их существования.
    3. Представление. Действительность в чувственном восприятии людей выступает в качестве конкретного, преимущественно внешнего явления. В виде такого конкретного явления действительность есть исходная основа ее изучения посредством созерцания. В виде созерцательного явления действительность ( неизвестная совокупность. Многообразное рассмотрение внешнего аспекта этой действительности позволяет создать идеальную модель ее свойств.
    Люди воспринимают объективную действительность в форме представлений*. Последние есть первоначальная форма проявлений человеческого сознания. Представления есть отраженные идеально в голове людей различные аспекты действительности в виде образов. Все более развитые формы идеального есть представления людей, это самая общая категория для названия любого идеального. Представление ( исходное в развитии науки и исторически и сейчас при изучении нового. Оно также исходное в восприятии каждым человеком неизвестных объектов. Каждый человек осознает новое, начиная с представлений о соответствующем аспекте действительности.
    Не осознавая своего знания действительности, человек тем не менее ее уже отражает и учитывает ее в деятельности. Такое неосознанное отражение действительности есть представление о ней.
    Существование представлений как неосознанного отражения действительности следует считать фактом. В частности, на этой основе рекламировали товары посредством неосознаваемых (невидимых) рекламных кадров в фильмах (когда

    *) «Хотя представления возникают под воздействием услышанного слова, человек может в принципе оперировать с уже возникшими (правда под воздействием слова) представлениями, не используя в самом процессе оперирования обозначающие их (т.е. данное представление) слова" [213. 61-62].
    вставляют рекламные кадры через определенное число основных кадров, так чтобы люди их не видели, не замечали). Не воспринимая рекламные кадры осознанно, они, тем не менее, воспринимали их подсознательно и затем исходили из них при покупке товаров. На этом, кстати, построена одна из методик изучения иностранного языка.
    4. Мнения. Осознанное идеальное отражение действительности есть мнение. Мнение – такое представление, которое осознается человеком. Мнение – то, что известно человеку о действительности, но еще только в качестве собственного видения или перенятого чужого мнения. Оно не обязательно имеет общепринятое значение, хотя и может быть таковым (мнение древних о том, что земля держится на трех китах, или о том, что подсолнухи «крутят головой»). Оно не обосновано опытом.
    5. Знание. Знание есть более развитая форма идеального, представления, мнения. Знание есть устоявшееся мнение, получившее широкое или общее признание, что зависит от прагматизма, т.е. практической полезности идеи. Это первая форма науки. Знание терминологически закрепляется, обозначается знаком, термином. Знание есть проявление мнений определенного вида, и определенные мнения проявляются посредством знаний. Знания обязательно соответствуют (адекватны) действительности, хотя степень их адекватности действительности выше, чем у мнений.
    Существует ряд проявлений знаний. Некоторые из них употребляют в близком значении, а иногда в качестве синонимов. Отдельные из них лежат в разной плоскости: законы, принципы, аксиомы, идеи, постулаты, факты, данные, прогнозы, планы, правила, гипотезы, категории, программы и т.д. Содержание каждого из них трактуют многообразно, что обычно зависит от общего подхода к действительности.
    Познание науки предполагает изучение особенностей всех основных идеальных конструктов, посредством которых строится научная модель отображаемой действительности. При этом в настоящий момент это довольно трудная задача и практически невозможно дать на основе общепризнанных требований определение их всех.
    Гносеологическая ценность неопределенности трактовки научных положений состоит в создании некоторой определенности там, где ее невозможно достигнуть иным образом. В этом есть достоинства и недостатки, особенно когда последними злоупотребляют.
    "Установить значение термина означает каким-то образом указать предметную область этого термина и те свойства, которыми необходимо должны обладать «предметы», чтобы быть правильно обозначенными данными терминами" [59].
    Законы выражают соотнесение явлений, обозначенных категориями. Они показывают различные типы соотнесения элементов действительности. Соотнесение категорий и законов неоднозначно:
    категории + законы; категории, в т.ч. законы.
    Различное отражение идеями действительности находит отражение в дополнительных их характеристиках. Они могут быть:
    гипотезами ( аксиомами ( научными фактами.
    Эта их последовательность отражает рост степени адекватности отражения ими действительности. Гипотезы (постулаты) показывают такие явления, которые еще точно не установлены. Гипотезы ( это вероятностные элементы модели действительности. Аксиомы ( установленные элементы идеальной модели действительности, которые при данных условиях не могут быть доказаны традиционными способами, но, в то же время, и практика, и научная интуиция показывают их адекватность действительности. "Под аксиоматическим методом построения научной теории понимается такое ее построение, когда ряд предложений данной области науки принимается без доказательства (входящие в них понятия являются неопределяемыми), а все остальное знание выводится из этих предложений по заранее фиксированным логическим правилам или законам» [260.98]. Факты ( достоверно установленные на данном этапе элементы отражения действительности, знания.
    Соотнесение разных идеальных конструктов языка призвано показать способ соотнесения соответствующих аспектов действительности. Элементы действительности могут совсем не соотноситься между собой непосредственно и опосредованно. Соотносимые элементы могут быть субординированными и координированными. Два идеальных конструкта могут соотноситься как субординированные (вертикальные соотнесения) или как координированные (горизонтальные соотнесения) элементы наук.
    Вертикальные и горизонтальные соотнесения идеальных конструктов осознаны в качестве родовидовых соотнесений. Если определенный идеальный конструкт выражает более общее свойство действительности, то он выступает в виде родового по сравнению с другим ( видовым свойством. Видовые свойства соотносятся как одноуровневые, равноправные, координируемые.
    В определенных случаях имеет место совпадение родового и видового свойства определенных явлений. Родовое простого явления есть одновременно и само простое ( его видовое свойство по сравнению с более развитыми.
    Широкое хождение имеют такие категории, как:
    Знания, нормы, лозунг, правила, принцип, метод.
    Несомненно, что данные термины не синонимы. Их обычно наделяют собственным значением. Однако до настоящего времени нет однозначной их субординации.
    При обособленном рассмотрении знаний, принципов, методов не трудно определить содержание каждого из них. При одновременном их определении возникает ряд затруднений в наделении спецификой каждого из них. Субординация этих категорий может быть дана на основе последовательности:
    знание( норма( правило( принцип( лозунг( метод.
    Все они представляют отражение действительности. При этом следует допустить, что все они адекватно отражают действительность и в этом отношении между ними нет различий. Их различия идут в иной плоскости.
    Знание ( научное отражение действительности. Говоря знание, мы констатируем существование этого апробированного практикой отражения без рассмотрения его использования. Все последующие категории показывают разные направления использования знаний. Все они представляют знания, применяемые тем или иным способом.
    Норма ( использование знаний в повседневной жизни (нормы морали, поведения).
    Правило ( применение знания в практической, производственной деятельности. При этом имеют в виду сам факт необходимости применения этого знания или констатируют необходимость этого. Можно считать, что правило, это то знание, которое необходимо использовать (например, правила техники безопасности).
    Принципы представляют родственное явление с правилами. Это также те знания, которые надо использовать. Отличие принципов от правил состоит, вероятно, в том, что этим подчеркивают специфику использования знаний не в производственной деятельности и бытовой жизни, а в исследовательской, творческой деятельности. Называя знания “принципом”, подчеркивают необходимость использования знаний в исследовательской, в творческой деятельности (принципы исследования, управления). Естественно, принцип - знание более фундаментальных наук при их использовании в обосновании знаний прикладных наук. Принцип - закономерности использования знаний в деятельности.
    Принципами обозначают не только законы наук, но и все остальные ее элементы, в том числе знания. При этом является заблуждением утверждение о том, что принципы есть нечто значительно более фундаментальное и постоянное в науке, чем законы. Ничего более фундаментального законов нет. Различие принципов и законов идет в ином отношении: закон просто констатирует определенное соотнесение в действительности, связи действительности, а принципом они становятся в деятельности, т.е. когда их рассматривают в качестве инструментов деятельности.
    Принципами являются все истины (адекватные и не адекватные действительности), обособленные на том или ином уровне их общности при осознанном их использовании в качестве основы принимаемых решений, действий. Принципами выступают и гипотезы, и категории, и законы, и просто обособленные положения, представления идеального и их комплексы.
    Лозунг ( то же самое, но в общественной и политической жизни. Притом лозунги обозначают узловые моменты общественной жизни, которые необходимо реализовать на практике.
    Метод есть вид использования знаний. В таком случае подчеркивают процедуру (алгоритм) использования знания. Метод есть правило, принцип в процессе использования этих знаний. Метод есть используемый принцип. Другое их различие состоит в том, что метод имеет в виду использование комплексов науки, а принцип ( небольших фрагментов, элементов науки.
    Идеальная модель. В головах людей модель строится посредством закрепления отдельных терминов за определенными свойствами отражаемого явления. Соотнесение отдельных свойств действительности обозначают посредством соотнесений соответствующих терминов идеальной модели. Соотнесение терминов идеальной модели изображают словами согласно принципам родного языка (текстом, схемами и т.д.).
    6. Учения (доктрины) есть более или менее завершенный взгляд на тот или иной объект. При этом подразумевают, что объект достаточно велик. Это начальная форма комплексного знания и исторически, и для отдельных лиц, и для отдельных идей при их превращении в последующие формы идеального. Элементами учений выступают отдельные знания. Учение не обязательно адекватно действительности. Существует множество учений, противоречиво объясняющих одно и то же явление. Учения ( это комплексные мнения отдельных лиц об определенных явлениях. Учение выступает также первоначально формой теоретического идеального. Учения могут быть и конкретными, и абстрактными, адекватными действительности и ложными. Видом учений можно считать доктрину. Доктрина ( это такое учение, которое взято в качестве основы деятельности определенной группы людей. Учения обычно целостны и могут быть различных видов.
    7. Теория. Характер сознательного отражения людьми действительности зависит от множества факторов. Одним из таких факторов следует считать чрезвычайное многообразие материального и идеального. Это многообразие настолько велико, что каждый человек не в состоянии отразить конкретными формами идеального всех объектов окружающей среды. При этом в развитии мира существуют две тенденции: усложнение среды и рост степени ее отражения людьми. Это выработало (скорее стихийно, чем сознательно) определенный способ такого отражения, который преодолевает недостаточность отражения среды конкретными видами идеального.
    Ввиду разнообразия объектов действительности и невозможности их полного познания (афоризмы Козьмы Пруткова выразительно это подчеркивают) целостность мировоззрений индивидов достигается посредством все большего развития теоретического идеального или теоретичности идеального.
    Эмпирические знания ( общая основа повседневной деятельности людей и выполняемых ими простых действий. Степень овладения человеком теоретической наукой показывает уровень его умственного развития.
    Теоретическая наука есть систематизированное отражение свойств объектов на основе не только фактического знания, но и большого значения абстрактных элементов идеальной модели. Теория есть основа систематики соответствующих форм действительности.
    «Теорию можно определять так: это ( система научного знания, описывающая и объясняющая некоторую совокупность явлений, дающая знание реальных оснований, выдвинутых положений и сводящая открытые в данной области закономерные связи к единому объединяющему началу» [140.217].
    «Существенными признаками теории являются следующие: а) внутреннее единство знаний, систематизируемых на основе единой мысли, целостностью, т.е. логическая связь ее элементов; б) не только наиболее полное и глубокое описание, но и объяснение, вскрытие закономерностей всех сторон диалектического развития материального объекта или однородной совокупности их; в) система обоснованных наиболее зрелых и достоверных знаний» [139.209].
    Важным признаком теории является ее системность. Саму теорию можно представить как иерархическую систему «начал» разного уровня общности, упорядоченных на основе родовидовых соотнесений свойств в виде единой модели.
    «... Теорией является не всякое знание, а только такое, которое представляет собой совокупность понятий и суждений, относящихся к той или иной предметной области и объединенных в единое целое с помощью логических принципов» [320.16 и 195].
    «Научная теория – это не конгломерат отдельных терминов и предложений, но – система, в которой каждый термин и каждое предложение связаны с каждым другим термином или предложением посредством более или менее длинной цепи связей» [79.88, здесь надо было бы использовать термин “теоретическая наука” вместо “научная теория”].
    Степень овладения каждым человеком и всем обществом теориями характеризует прогресс индивидуального и общественного развития. Сознательное увеличение объема теоретического выступает в качестве одной из целевых установок людей и общества в целом.
    Теоретичность и абстрактность идеального не тождественны. Теоретическое есть систематизированное. Теоретическое может быть абстрактным. Абстрактное может быть и несистематизированным, а отрывочным. Теоретичность возникает на основе абстрактности, в свою очередь, абстрактность возникает на основе теоретичности знаний.
    8. Научная картина мира – современная стадия интеграции наук. Она является совокупностью, комплексом наук.
    9. Меганаука и мегатеория. Развитие теоретичности, абстрактности и системности идеального ведет к формированию меганауки. Меганаука состоит из многих теорий, объединенных какой-либо идеей – "началом"
    Меганаука далеко не исчерпывает всего идеального, и не все науки являются теориями. В то же время, их доля постоянно растет. Науки все больше превращают элементы идеальной картины мира в свои составные элементы, находя для них место в своих рамках; превращая их в свою базу. "Нередко понятие "наука" и "теория" используют как синонимы" [16.10]. На самом деле, теория ( высшая форма науки. Меганаука состоит из теорий.
    Во-первых, теория при ее превращении в элемент меганауки обычно получает собственное название, без специального упоминания о том, что это теория. Например, дидактику мы воспринимаем как науку ( название идеальной модели, а не вид деятельности по обучению или производству предметов и т.п., которые она отражает. Получение названия представляет обычно последний скачок в превращении науки в теорию. Название теории образуют на основе ряда общепринятых способов (с помощью таких частей слова как "логия", "ведение", "метрия", “ика” и т.д.).
    Во-вторых, теория выступает обычно как самодовлеющая, обособленная часть идеального. Теория становится элементом меганауки тогда, когда она становится элементом системного понимания действительности.
    «Наука – это система, то есть приведенная в порядок на основании определенных принципов совокупность знаний» [122.6.56]. «Общее знание здесь всегда идет впереди локального знания, если первое систематизировано и направлено философией; без этого всякое приобретенное знание есть не более как разрозненные сведения и не дает науки» [122.6.353].
    Развитие научного отражения действительности идет посредством образования локальных комплексов идеальных моделей, сливающихся по мере прогресса в единую научную картину мира ( меганауку.
    В-третьих, научный уровень идеального предполагает также использование развитого языка.
    В-четвертых, меганаука шире по сравнению с теорией. Она ( системы теорий.
    Люди отображают и осознают общность существующего в виде отнесения к единому роду соответствующего круга объектов действительности. Родовой признак представляет собой общее свойство соответствующей совокупности явлений. Следовательно, для каждой совокупности, единство которой необходимо показать, следует найти родовой признак. Поскольку надо отобразить единство мира, то всю объективную действительность необходимо отобразить единой системой родовидовых соотнесений, единой наукой. Науки развиваются в единую систему, отражающую действительность. Меганаука ( общественная память.
    Идеальная модель отражает соответствующие общие свойства действительности. Поскольку единство мира существует на основе общности свойств действительности, в конечном счете, вся идеальная модель в определенной мере должна быть единой системой. Эта единая система состоит из множества подсистем различной степени общности. Все более общие свойства действительности относятся к каждому конкретному явлению. Иными словами, каждое конкретное явление отражено всей системой научной картины мира.
    Меганаука есть отражение, образ действительности идеального типа. Она есть идеально осознанная действительность, устоявшаяся (хотя и относительная), высоко достоверная, системная, адекватная в общем идеальная модель действительности, терминологически закрепленная (обозначенная).
    Научную картину мира и меганауку рассматривают как определенное "сущностное" явление объективного, но не материального вида. Это идеальный тип действительности. Логические законы мышления служат основными принципами построения данного вида существующего. Это основные характеристики данного вида существования. В модели данной сущности должны быть использованы одинаковые понятия, сохраняющие свою однозначность во всех элементах этой модели (закон тождества). Соответственно противоречия и законы (исключенного третьего, достаточных оснований) показывают другие аспекты этой сущностной модели. Они вместе лежат в основе интеграции единой научной картины мира.
    "Как высшая форма познания наука представляет собой систему теоретически обоснованных знаний об окружающем мире. Эти знания являются продуктом такого отражения действительности, когда люди за единичными фактами и явлениями находят общее, за случайными – необходимое, когда они выявляют наиболее существенные связи и отношения, т.е. закономерности" [284.199].
    Итак, рассматривая формы идеального, следует иметь в виду, что каждая последующая форма шире по сравнению с предшествующей, на порядок выше (математики называют такое различие в 10 раз или на один ноль в числе, здесь этим подчеркивается то, что последующее состоит из многих ранее названных).
    Теория есть теоретическое учение, т.е. более развитый вид учений. Научная картина мира есть совокупность наук, а меганаука ( система теорий. Когда Н.К. Вахтомин говорил, что «знания становятся одной из центральных проблем философии» [41.5], то явно имел в виду “науку”, а не знания, и что они не "становятся", а всегда были таковыми.
    Представление ( неосознанное идеальнее отражение, мнения ( это осознанные идеальные представлении. Мнения могут стать знаниями. Сумма более или менее стройно развитых знаний есть учение. Учение ( обособленные комплексы знаний, отражающие какой-либо аспект действительности. Систематизированное учение, более обоснованное и т.п., возводится в ранг теории. Меганаука состоит из теорий.
    Воспринимая сущности предшествующих форм идеального, меганаука (научная картина мира) сохраняет их, к тому же, в качество своих элементов. Она состоит из теорий, теории состоят из отдельных учений, учения ( из знаний, а знания – из мнений, которые, в свою очередь, являются формой идеальных представлений о действительности.
     число сосуществующих нетождественных трактовок одного и того же


    
    идеи -представления- мнения - знания - учения - теории - НКМ- меганаука

    Обособленное объяснение разных явлений часто не вызывает труда. Трудности возникают в том случае, когда их надо объяснить единой идеальной моделью. Поэтому переход от обособленного объяснения явлений к их одновременному объяснению единой идеальной моделью представляет возрастание интеграции идеальных моделей, требует упорядочения всей этой модели. Это одно из основных направлений развития науки в научной картине мира.
    Менее развитые виды идеального в сопоставлении с более развитыми выступают элементами всей системы идеального на новой стадии развития. Когда идеальное стало знанием, и знания были осознаны силой, тогда мнения стали элементами науки. Знание ( не просто терминологическая закрепленность осознанного идеального, а некоторая их сумма. То же самое и относительно всех форм идеального. Учения есть система некоторых знаний. Теория есть некоторая система учений. Научная картина мира или меганаука – система теорий. Меганаука ( система абстрактных и конкретных, терминологически закрепленных осознанных, общепризнанных идеальных отражений людьми действительности.

    11. ИНФОРМАЦИОННОСТЬ НАУКИ
    «Non muta, sed mutum»
    «Не много, но многое»
    [см. Кант, 123.8.296 и 682].

    Давно общепризнанно, что только «общее решение» обеспечивает эффективность решения частных проблем. Таким общим решением проблемы информации является сама ее суть. Многочисленны дискуссии прошлых лет по данному вопросу, но их результаты недостаточны. Поэтому не уйти от поиска ответа на вопрос «что такое информация?» Особенно это важно в связи с оценкой роста объема информации. Что растет экспоненциально? Растет объем информации или сведений? А если знаний, то в чем их суть? Как бы ни казались наивными эти вопросы, тем не менее, они отражают исторические проблемы науки и сегодня являются главными при развитии, реформировании информационных систем. Но их решение зависит от качественного скачка науки, от решения проблем науки, поставленных в древности. И только междисциплинарный подход может быть плодотворным при решении этих проблем.
    Научная и информационная модель действительности не являются одним и тем же феноменом. Прежде чем стать идеальной моделью действительности в уме человека, наука должна быть сформирована и воспринята им. Исходя из этого, следует рассматривать информационную систему как специфическую форму научного отражения действительности.
    Научное и информационное отражение действительности следует различать. На практике их обычно отождествляют и на этой основе делают необоснованные оценки роста объемов научного отражения действительности.
    Научное и информационное отражение действительности представляют разные аспекты идеального отражения действительности. Каждое из них имеет определенную специфику в отражении действительности.
    Под информацией, чаще всего, понимают сведения. Это не отрицает правомерности и продуктивности вкладывания в этот термин и другого смысла, вытекающего из кибернетического подхода к действительности.
    Основой рассмотрения данного подхода можно считать последовательность:
    сигнал ( сообщение( сведения ( информация.
    Для выявления различий этих форм отражения рассмотрим образно телеграмму.
    Сигнал ( передаваемые идеи тем или иным образом от человека к человеку. Скажем, текст. Он содержит, кроме сообщения, служебные пометки почты и типографии, которая печатала бланк.
    Сообщение ( содержательный смысл полученной телеграммы, т.е. те сигналы, которые передают. Телеграмма есть определенная совокупность символов и знаков, выражающих непосредственно и опосредованно идеи сообщения. Сообщение содержит не только передаваемые, но и разного рода иные сведения, в т.ч. обратный адрес, время отправления и вручения и т.п.
    Сведения ( часть сообщения, которую сознательно передают и воспринимают телеграммой. Сведения могут оказаться ложно воспринятыми сообщениями, т.е. человек не достаточно адекватно понял телеграмму, неполно, ложно и т.д. Сведения человеку могут быть и неизвестными, и известными.
    Информация ( неизвестные идеи сведений. Передаваемые сведения, часть сообщения. Но это еще не информация. Сведениями можно считать только новые идеи. Информация – сведения, снимающие неопределенность при отражении окружающего мира.
    Содержание телеграммы может быть известным и не содержать новой информации тому, кто ее получает, читает. Но ее содержание может быть изложено так, что её истинная информационная ценность окажется не воспринятой, недоступной. Может случиться и такое, что в ней вообще не заложено новых сведений.
    Особенно следует иметь в виду те факты, когда содержание телеграммы является всего лишь условным средством для совершения действия.
    Информационное качество сведений – главная их характеристика. Оно зависит от интеллекта того, кто готовил сообщение, и того, кому оно предназначено. Их интелл