Назад

Купить и читать книгу за 14 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Разоренные земли


Фред Саберхаген Разоренные земли

1. СЛУШАЙ МЕНЯ, ЭКУМЕН

   Когда сатрап Экумена бросил старика в подземелье Замка и попытался приступить к серьезному допросу, оказалось, что трудности только начинаются. Проблема была не в том, как можно было подумать при первом взгляде на старика, что узник был слишком хрупким и немощным, грозящим помереть от первой же доброй порции боли. Вовсе нет. Правда, как ни трудно было в это поверить, заключалась в обратном: старик в действительности оказался слишком крепким, его сила все еще защищала его. В течение всей долгой ночи он не только оборонялся, но и пытался сам нанести ответный удар.
   Двое магов Экумена, Элслуд и Зарф, были самыми искусными из всех, кого сатрапу доводилось встречать западнее Черных гор, слишком сильными, чтобы им мог противостоять какой-то одинокий узник, особенно здесь, на их территории. И тем не менее старик не уступал им – вероятно, из гордости и упрямства, и, несомненно, понимая, что сопротивление может обратить против него силы столь могучие, что неизбежное поражение принесет стремительную и относительно безболезненную смерть.
   В самые темные предутренние часы, когда человеческие силы иссякают, а нечеловеческие достигают своего пика, напряжение молчаливой борьбы нарастало. Экумен и его маги не могли определить, какие именно силы Запада призвал старик, но, безусловно, силы эти были незаурядными. Задолго до развязки Экумену почудилось, будто воздух в подземной темнице начал громко звенеть от столкновения противоборствующих сил, а зрение ввело сатрапа в заблуждение, убеждая, будто древние каменные своды как-то загадочно вытянулись и несколько отдалились. Ручная жаба Зарфа, обычно радостно скачущая во время допросов узников, теперь нашла убежище в подставке для факела у подножия ведущей наверх лестницы, сразу потеряв интерес к темным углам помещения. Там она замерла неподвижно, выпученными глазами провожая своего хозяина, когда тот проходил мимо.
   Элслуд и Зарф суетились на краю ямы трехметровой глубины, на дне которой был прикован старик. Они манипулировали амулетами и чертили знаки на полу и на стенах. Они, конечно, жестикулировать могли вполне свободно – на уровне физических действий борьба проходила почти незаметно, как и можно было ожидать от поединка магов такого ранга.
   Пока один из чародеев Экумена пытался заставить узника заговорить, второй стоял в стороне, перед приподнятым креслом сатрапа, совещаясь с ним. Все трое были уверены, что старик вождь, возможно, один из главных, у тех, кто называл себя Вольным Народом. Это были банды туземцев, получившие подкрепление в лице упрямых беженцев с других земель. Скрываясь в горах и непроходимых болотах, они вели нескончаемую партизанскую войну против Экумена.
   Только благодаря чистому везению обычное прочесывание болот привело к захвату старика. Зарф с отрядом в сорок солдат наткнулся на него, спящего в лачуге. Теперь Экумен начинал понимать, что, если бы старик успел проснуться, они бы не смогли его захватить. Даже несмотря на теперешнее незавидное положение узника, Элслуд и Зарф вместе не смогли выпытать у него даже имени.
   В глубине ямы мерцающий свет факела необычайно ярко отражался от цепей, сделанных из необычного металла. У ног старика темнела лужа крови, но ни одна ее капля не принадлежала ему. Перед ним без признаков жизни лежал один из тюремщиков Экумена. Этот человек неосторожно приблизился к закованному чародею и был неприятно удивлен, когда его собственный пыточный нож сам собой выскользнул из ножен, взлетел в воздух и по самую рукоять вонзился притупленным клинком в горло своего хозяина. После этого Экумен приказал всем своим людям удалиться и оставил в помещении только двух магов.
   Позже, когда узник начал выказывать еле заметные признаки упадка сил, Экумен собрался было снова вызвать тюремщиков, чтобы выяснить, что могут сделать маленькие ножи и пламя. Но маги отсоветовали ему делать это, клянясь, что лучший способ продлить мучения, чтобы извлечь из жертвы полезные сведения, – продолжать начатое с помощью магии. Их гордость была уязвлена.
   Сатрап подумал и предоставил магам делать дело по-своему, а сам в течение всех долгих часов допроса сидел, внимательно следя за всем происходящим. У него был высокий лоб и густая темная борода. Он был одет в простой плащ с черным и бронзовым; его черные сапоги нетерпеливо шаркали по каменному полу.
   Лишь на исходе ночи – впрочем, здесь, в темнице, день и ночь ничем не отличались друг от друга – старик наконец нарушил молчание. Он заговорил, обращаясь к Экумену, и его слова, очевидно, не были заклинанием, ни тайным, ни явным, так как довольно ясно донеслись через заградительное пространство над ямой для пыток. Когда к концу речи силы жертвы начали иссякать, Экумен поднялся с кресла и наклонился вперед, чтобы лучше слышать. Лицо сатрапа в это мгновение выражало почтительность, словно он просто выказывал вежливость по отношению к человеку старше его по возрасту.
   – Слушай меня, Экумен!
   Ручная жаба ниже припала к полу, замерев при первых звуках этих слов.
   – Слушай меня, потому что я – Арднех! Арднех – тот, кто ездит на Слоне, кто повелевает молниями, кто разрушает крепости, словно время, разъедающее истлевшую одежду. Ты убиваешь меня в этом воплощении, но я воскресну в другом человеческом существе. Я – Арднех, и в конце концов я убью тебя, и ты не воскреснешь.
   Учитывая обстоятельства, Экумен понимал, что в угрозах нет никакой опасности. Однако слово «Слон» сразу привлекло его внимание. Когда оно прозвучало, он быстро глянул на своих магов. Зарф и Элслуд, встретившись с его взглядом, потупились, и он все свое внимание обратил на узника.
   Теперь мука проступила на лице узника и звучала в его голосе. Заслоны рушились, силы его иссякали, и он быстро превращался в простого старика, каких тысячи, в обычную умирающую жертву. Напрягаясь, он прохрипел:
   – Слушай меня, Экумен. Ни днем, ни ночью убью я тебя. Ни клинком, ни из лука. Ни пальцами, ни кулаком… Ни сухим, ни мокрым…
   Экумен напрягся, чтобы расслышать еще что-нибудь, но губы старика перестали шевелиться. Теперь только отблески факела создавали иллюзию жизни на лице жертвы, так же, как и на лице палача, стоявшего у ее ног.
   Звенящее противоборство невидимых сил быстро угасло в сыром воздухе. Когда Экумен со вздохом выпрямился, отворачиваясь от ямы, он не удержался и быстро глянул вверх, чтобы убедиться, что своды подземелья обрели привычные очертания.
   Зарф, более молодой из двух магов, пошел открыть дверь и кликнуть тюремщиков, чтобы те позаботились о теле. Когда чародей вернулся, Экумен властно спросил:
   – Вы осмотрите тело старика с особой тщательностью?
   – Да, господин. – Голос Зарфа не выражал оптимизма по поводу результатов подобного вскрытия. Его ручная жаба, однако, теперь снова ожила и была готова приступить к делу. Она пронзительно заквакала, впрыгнув в яму, и начала свои обычные проделки над двумя телами. Экумен устало потянулся и начал подниматься по каменным ступеням. Кое-что было сделано, один из вождей бунтовщиков был убит. Но этого было недостаточно. Экумен не получил сведений, в которых нуждался.
   На середине первого пролета винтовой лестницы он остановился, повернул голову и спросил:
   – Что вы думаете об угрозах старика?
   Элслуд, шедший тремя ступенями позади, склонил свою красивую седую голову, нахмурил четко очерченные брови и задумчиво сжал губы; но в данный момент он не мог придумать никакого ответа.
   Пожав плечами, сатрап продолжил подъем. Ему пришлось преодолеть более ста каменных ступеней, чтобы выйти из темницы на залитый серым утренним светом замкнутый внутренний двор, оттуда – в галерею, а из галереи в башню, где помещались его личные покои. В нескольких местах Экумен, не останавливаясь, ответил на приветствия стражников в бронзовых шлемах.
   Выйдя на поверхность, лестница вилась внутри массивных, недавно укрепленных стен Замка. Выступающая галерея была высотой в три этажа, а башня возвышалась над ее крышей еще на два. Большую часть нижнего этажа башни занимало единственное огромное помещение, Зал Приемов, где Экумен, как правило, вершил государственные дела. С одной стороны этого огромного круглого зала было выделено место для магов – закрытые ниши, в которых они могли хранить свои орудия, лавки и столы, где они могли выполнять свою работу под пристальным взором своего господина.
   Именно в этот конец Зала Приемов направился Элслуд, как только поднялся в башню вместе с Экуменом. Здесь были все колдовские атрибуты: маски, талисманы и амулеты, которые не просто было бы назвать, все выполненные очень искусно, разложенные на подставках и столах, свисающие со стен. На подставке горела единственная толстая коричневая свеча, чье пламя поблекло в холодном утреннем свете, просачивавшемся через высокие узкие окна.
   Задержавшись, чтобы пробормотать тайное слово, лишь из предосторожности, Элслуд потянулся сдвинуть в сторону занавеску, скрывавшую нишу. Здесь сатрап дозволил ему держать некоторые личные книги и приспособления. Отодвинутая занавесь открыла замершего на высокой полке огромного черного сторожевого паука, временно обездвиженного тайным словом. Высокий маг протянул длинную руку мимо паука и снял с полки пыльный том.
   Когда он был извлечен на свет, Экумен увидел, что это была отпечатанная на превосходной бумаге и в отличном переплете книга Старого Мира, которая пережила уже не одно поколение пергаментных копий. Технология, подумал сатрап и невольно вздрогнул, наблюдая за тем, как нетерпеливые пальцы Элслуда уверенно перелистывают удивительные белые страницы. Нелегко было человеку, обитающему в мире, который он считал разумно устроенным, современным и стабильным, принять реальность подобных вещей. Даже Экумену, который видел свидетельства существования техники и имел с ними дело чаще, чем большинство других людей. Эта книга была не единственной реликвией Старого Мира, хранящейся в стенах его Замка.
   А где-то за замковыми стенами ожидал, когда же его обнаружат, Слон. Экумен возбужденно потер руки.
   Поднеся книгу к окну, к свету, Элслуд, по всей видимости, отыскал в ней интересующее его место. Теперь он молча читал, кивая сам себе, словно человек, чьи подозрения подтверждались.
   Наконец маг откашлялся и заговорил.
   – Это была цитата, господин Экумен, почти слово в слово. Отсюда – то ли предания, то ли истории Старого Мира, я не знаю точно. Я переведу. – Элслуд снял свой колпак мага, открыв копну серебристых волос, еще раз откашлялся и начал читать твердым голосом:
   – И сказал великий Дерхан демону Кэмену: «Ни днем, ни ночью убью я тебя. Ни клинком, ни из лука. Ни пальцами, ни кулаком… Ни сухим, ни мокрым».
   – Дерхан?
   – Один из богов, господин. Повелевающий молниями…
   – И Слонами? – В голосе Экумена прозвучал легкий сарказм. «Слоном» звалось некое существо, реальное или мистическое, Старого Мира. Здесь, на Разоренных Землях, изображение этого животного можно было увидеть в нескольких местах: выбитым или нарисованным на металлических изделиях Старого Мира, вышитым на уцелевших клочках одежды Старого Мира, которые доводилось видеть Экумену, и нарисованным, вероятно в еще более древние времена, на скалах в Расколотых горах.
   А теперь непонятным образом Слон оказался символом тех, кто называл себя Вольным Народом. И, что еще важнее, воплощение этого символа продолжало существовать в виде некой реальной силы, скрытой где-то в этих краях, отказывающихся признать Экумена своим покорителем – так уверяли сатрапа маги, и он сам верил в это. По всем признакам эта земля принадлежала ему, а Вольный Народ был всего лишь отребьем, находящимся вне закона; и все же колдовство его магов предостерегало, что без власти над Слоном его правление обречено на гибель.
   Тем не менее, ответ Элслуда прозвучал для Экумена действительно неожиданно:
   – Возможно, господин, очень возможно. По крайней мере, на одном изображении, которое я где-то видел, Дерхан показан восседающим на животном, которое, как я уверен, и есть Слон.
   – Тогда читай дальше.
   В голосе Экумена явственно прозвучала угроза; маг поспешно прочел:
   – «Но убил он его в утренних сумерках, обрызгав морской пеной». Имеется в виду, что Дерхан убил демона Кэмену.
   – Хм. – Экумен только теперь обратил кое на что внимание: Дерхан – Арднех, Кэмену – Экумен. Конечно, магическая сила могла заключаться в словах, но вряд ли – в этой простой перестановке букв. Открытие явной игры слов скорее принесло ему облегчение, чем встревожило. Старик, не в состоянии нанести ответный удар, все же вложил в предсмертную угрозу нечто неуловимое. Неуловимое же представляло собой трудный предмет даже для магии.
   Экумен заставил себя слабо улыбнуться.
   – Довольно хрупкий демон, раз он умер от небольшого морского душа, – прокомментировал он.
   Почувствовав облегчение, Элслуд позволил себе тихо рассмеяться.
   – Насколько я припоминаю, господин, этот демон, Кэмену, хранил свою жизнь, свою душу, скрытой в морской пене. Поэтому он был бессилен перед ней. – Элслуд покачал головой. – А ведь можно было бы подумать, что это весьма разумный выбор укрытия.
   Экумен несогласно что-то проворчал. Услышав звук шагов, он обернулся и увидел входящего в Зал Приемов Зарфа. Зарф был моложе и ниже Элслуда и представлял менее популярное магическое учение. По внешнему облику Зарфа можно было принять за торговца или преуспевающего фермера, – если бы не ручная жаба, которая хала сейчас под полой наброшенного на его плечи плаща, полностью, за исключением выпученных глаз, скрытая от постороннего взора.
   – Ты уже закончил осмотр тела старика? И это ничего тебе не дало?
   – Из осмотра ничего нельзя выяснить, господин. – Зарф попытался стойко выдержать взгляд Экумена, затем отвел глаза. – Я могу позже провести дальнейшие исследования – но это ни к чему.
   С молчаливым, но очевидным неудовольствием Экумен разглядывал обоих магов, которые ждали, что же воспоследует, застыв в неподвижности, в своем страхе довольно сильно напоминая детей. Власть над такими могущественными людьми, как эти, служила сатрапу источником непрерывного наслаждения. Конечно, не благодаря неким врожденным качествам или талантам Экумен мог властвовать над Элслудом и Зарфом. Превосходство над магами было дано ему Востоком, и они хорошо знали, как эффективно он мог распорядиться своей властью. Ручная жаба, не опасаясь наказания, пронзительно заквакала, радуясь чему-то своему.
   Дав магам время оценить возможные последствия своего гнева, Экумен произнес:
   – Поскольку ни один из вас не может мне сказать ничего существенного, вам лучше заняться своими кристаллами и чернильницами и попытаться что-нибудь узнать. Или кто-нибудь из вас может предложить более действенный способ?
   – Нет, господин, – смиренно сказал Элслуд.
   – Нет, господин. – Но затем Зарф отважился на попытку оправдаться. – Поскольку этот Слон, которого мы ищем, несомненно не живое существо, но детище… техники, науки… – Зарф все еще с трудом подбирал слова, звучащие абсурдно. – …найти его, узнать о нем хоть немного сверх того, что мы уже знаем, что-нибудь существенное и важное, это может быть не под силу никакому прорицателю… – Голос Зарфа пресекся от страха, когда его взгляд снова упал на лицо Экумена.
   Экумен устало пересек Зал Приемов, открыл дверь и поставил ногу на лестницу, ведущую в его личные покои.
   – Найдите мне Слона, – приказал он просто и угрожающе, после чего начал подниматься. Когда он скрылся из вида, до магов донесся его голос: – Пришлите ко мне командующего воинами и командующего рептилиями. Я желаю укрепить свою власть на этой земле, и сделать это быстро!
   – Приближается день венчания его дочери, – прошептал Зарф, огорчено кивая. Они с Элслудом хмуро переглянулись друг на друга. Оба они знали, насколько важно для Экумена, чтобы его власть была или по меньшей мере казалась непоколебимой и полной в день, когда господа и госпожи ближайших сатрапий прибудут сюда на венчальные торжества.
   – Пойду вниз, – в конце концов вздохнул Элслуд, – и попытаюсь вызнать что-нибудь по телу старика. И прослежу, чтобы к сатрапу вызвали тех, кто ему нужен. А ты останешься здесь и снова попробуешь добиться какого-нибудь полезного видения. – Зарф, согласно кивая, уже спешил в нишу, где держал собственные приспособления; разлив лужицу чернил, он уставился в нее.
   На первой площадке лестницы ниже Зала Приемов Элслуд посторонился, чтобы освободить проход, и низко склонился перед принцессой Чармианой, поднимающейся наверх. Ее красота осветила темный коридор, словно солнце. Ее одежда была бронзовых, серебряных и черных тонов, на голове был повязан красно-черный шарф. Служанка, которую Чармиана выбрала за ее уродливость, испуганно следовала за ней.
   Чармиана миновала Элслуда, и не подумав удостоить его словом или взглядом. Он же, в свою очередь, как всегда не удержался и провожал ее взглядом, пока она не скрылась из вида.
   Затем он выпрямился и сунул руку в потайной карман своего плаща, касаясь длинной пряди ее золотистых волос, которую хранил там. Эти волосы были добыты со смертельным риском и завязаны под чтение множества могущественных заклинаний в запутанный магический любовный узел. Увы, любовные чары оказались бесполезны для Элслуда – в глубине души он все время знал, что так и должно было быть. Любовные приключения воспрещались ему в уплату за огромную колдовскую силу.
   Сейчас он подумал, что узел золотых волос Чармианы был бы сомнительным трофеем для любого мужчины. Женщину столь зловещую трудно было бы какими бы то ни было чарами склонить к чему-либо, напоминающему любовь.

2. РОЛЬФ

   Когда он дошел до конца борозды, развернул грубый плуг и у него появилась возможность оторвать взор от земли, Рольф заметил признаки одновременно привычные и угрожающие – крылатые рептилии снова вылетали из Замка, чтобы рыскать по окрестностям.
   «Может, какой-нибудь демон сожрет их, если они приблизятся к нашему птичнику!» – подумал он. Но он не был колдуном, чтобы повелевать демонами. Ему не оставалось ничего другого, кроме как беспомощно стоять и смотреть.
   За спиной Рольфа полуденное солнце уже четыре часа как поднялось над Западным морем, отделенным от того места, где стоял Рольф, несколькими километрами низменной и болотистой земли. Впереди, над ближайшими деревьями, виднелась часть зубчатой цепочки Расколотых гор, лежащих в половине дня ходьбы на восток. Сам Замок Рольф не видел, но знал, где тот находится, – Замок возвышался в южной оконечности центрального прохода, прорезавшего горы с востока на запад. Рептилии прилетали из Замка, и там же обитали те, кто привез рептилий на Разоренные Земли, – народ столь зловещий, что и сами они казались нелюдями в человеческом обличье.
   Сейчас со стороны Замка, вытягиваясь к западу, разрушая все очарование весеннего неба, приближалось скопление точек. Рольф слыхал, что хозяева рептилий посылали их не просто на поиски добычи – отвратительные твари искали что-то, что Экумен желал найти больше всего на свете. Так ли, нет ли, но рептилии чаще всего разоряли земли фермеров в поисках пищи и ради развлечения.
   Зрение Рольфа, зрение шестнадцатилетнего, было достаточно острым, чтобы он мог разглядеть взмахи кожистых крыльев. Летающие твари из Замка медленно развернулись у него на виду, узкое вытянутое облако, состоящее из сотен особей, устремилось в его сторону. Он знал, что зрение у них острее, чем у него. Теперь рептилии прилетали почти ежедневно, прочесывая землю, и так уже ограбленную и разоренную новыми хозяевами с Востока; землю, которая теперь оскудела, несмотря на свое богатство; землю, на которой с каждым месяцем убивали, разоряли или сгоняли с угодий все больше фермеров. Землю, чьи поселки были превращены в тюремные лагеря или опустошены ради того, чтобы сатрап Экумен получил рабскую рабочую силу для еще лучшего укрепления своего Замка…
   Действительно ли крылатые зубастые твари умели летать в пять или десять раз быстрее, чем мог бы бежать человек? Ширококостной рукой Рольф откинул назад копну черных волос, запрокинув голову, чтобы следить за авангардом рептилий, который пролетал теперь почти над ним. Сделанный из веревки пояс, обвязанный вокруг его узкой талии, поддерживал штаны из добротного домотканого полотна; рубашка из такого же материала была распахнута из-за жары и работы. Роста Рольф был среднего и жилист, словно узловатый канат. Плечи из-за сухощавости и прямоты казались шире, чем были на самом деле. И только запястья, мускулистые руки и обнаженные ноги казались великоватыми для его тела.
   Издалека можно было подумать, что рептилии летят плотным строем. Но теперь Рольф разглядел, что они шныряют в различных направлениях с различными скоростями. То здесь, то там одинокий летун приостанавливался в воздухе и начинал описывать широкие круги, высматривая что-то на земле внизу. Затем рептилия снова устремлялась вперед, набирая скорость, казалось, без всяких усилий, решив, что замеченное ею не стоит того, чтобы за ним пикировать. Но иногда она бросалась вниз. Сжавшись. Сложив крылья. Словно падающий камень…
   Над домом Рольфа! С замиранием сердца он увидел, как крылатый хищник устремился в атаку. Он еще не скрылся за верхушками деревьев, а Рольф уже бежал к своему дому. Приземистый маленький домик не был виден отсюда – до него было больше километра изрезанной оврагами и поросшей кустарником земли.
   Должно быть, рептилия пикировала на их птичий двор, хотя после последнего нападения мать Рольфа попыталась спрятать его под решеткой из жил, шерстяных веревок и веток, чтобы обеспечить хоть какую-то защиту. Отец Рольфа по-прежнему был прикован к постели из-за ноги, перебитой камнем, когда он батрачил в Замке. Маленькая Лиза могла сейчас выбежать наружу, чтобы напасть на последнюю рептилию, размахивая метлой или мотыгой перед клыкастым, наделенным разумом убийцей, который по размерам почти не уступал ей самой…
   От поля, где он работал, к дому путь Рольфа пролегал по земле, непригодной для земледелия из-за рытвин и обломков скал. Знакомая тропинка вилась вверх-вниз по холмам; теперь она прыгала и дергалась у него под ногами, когда он несся по ней большими скачками. Никогда раньше не бегал Рольф по этой дороге так быстро. Он продолжал смотреть вперед, и его страх нарастал, потому что, как ни странно, спикировавшая рептилия еще не взлетела снова, с добычей или без.
   Кто-то, должно быть, нарушил закон Замка и убил эту тварь – но кто и как? Отец Рольфа едва ли мог встать с постели. Мать? В соответствии с еще одним законом Замка домовладельцы были лишены всякого оружия серьезнее короткого кухонного ножа. Маленькая Лиза – Рольф представил себе ее, сражающуюся против этих зубов и когтей лопатой, граблями или метлой, и припустил еще быстрее.
   Впрочем, в то, что рептилия могла быть убита, верилось с трудом. Как и в то, что она могла бы спокойно сидеть и смотреть на разгуливающих перед ее носом кур. Теперь Рольф был достаточно близко к дому, чтобы услышать звуки борьбы или переполоха, но там царила зловещая тишина.
   Когда Рольф наконец выбежал на открытое место и увидел развалины простого жилища, бывшего его домом, ему показалось, что он все это время знал, что должен там найти, – знал с первого взгляда на пикирующую рептилию.
   В то же время истинное положение вещей начинало казаться непостижимым. Это выходило за рамки здравого смысла.
   Дым и огонь, какие ему доводилось видеть там, где прошли захватчики, могли бы открыть ему правду. Но среди домов, какие Рольф мог припомнить, не было ни одного попросту разнесенного в куски, словно игрушечная избушка, словно нечто, что не стоило даже сжигать. Его дом был маленьким нехитрым строением, и не требовалось слишком большой силы, чтобы развалить его на доски и бревна.
   Рольф едва удержался, чтобы не закричать. Из-за рептилии, тревожно захлопавшей крыльями там, где она склонилась над мертвой птицей – одной из тех, что выбрались из рухнувшего птичника, когда хлипкий домик был развален. Разрушение было произведено до того, как прилетела рептилия. Прочесывающей окрестности группой солдат из Замка – кем же еще? Никто на Разоренных Землях не знал, когда к нему могли пожаловать захватчики или что они с ним могли при этом сделать.
   В отчаянии роясь среди жалких обломков домика, Рольф словно во сне натыкался на предметы, которые, казалось, находились вовсе не там, где следовало. Он натыкался на самые обыденные вещи. Вон котелок, как-то странно висящий на своей ручке. А вот…
   Голос, выкликающий имена, собственный голос Рольфа, пресекся. Он стоял, глядя на нечто неподвижное и лежащее навзничь, на кучу плоти и волос, незнакомую в своей окровавленной наготе. Эти мертвые останки чем-то напоминали его мать. Это и впрямь была она, лежала среди других обломков, такая же неподвижная.
   Рольф должен был продолжать поиски. Вот тело мужчины, одетого, с лицом, очень похожим на лицо отца. Глаза отца, теперь неподвижные и смирившиеся, были открыты и глядели в небо. В них больше не было ни страха, ни тревоги, ни сдерживаемого гнева. Никаких ответов на вопросы сына. Никакого страдания из-за перебитой ноги. Никакой боли, хотя он и был залит кровью, и теперь Рольф заметил, что распахнутая рубаха отца открывала странные багровые раны. Эти раны, подумал про себя Рольф, должно быть, были от меча. Он никогда раньше не видел таких ран.
   Он больше не звал. Он огляделся в поисках рептилии, но она уже улетела. Осмотрев то, что осталось от дома и нескольких наружных построек, он остановился на краю двора. До него смутно дошло, что он стоит как бы в задумчивости, хотя, по сути, его голова была совершенно пуста. Но ему нужно было подумать. Лизы здесь не было. Если бы она пряталась где-то поблизости, шум, поднятый им, уже должен был заставить ее выбраться из своего укрытия.
   От этих мыслей Рольфа отвлекло появление на лужайке рабочего животного, на котором он пахал. Животное научилось освобождаться от привязи, если Рольф по какой-нибудь причине оставлял его одного на поле. До этого оно бежало трусцой к лужайке перед домом, но теперь сразу остановилось, подрагивая и поскуливая при виде непонятной ему картины.
   Рольф не задумываясь заговорил с животным и направился к нему, но оно развернулось и бросилось от него, словно напуганное самой обыденностью его поведения среди вот такого… да, странно, что он мог оставаться таким спокойным.
   Сердце Рольфа снова сжалось, и он опять стал яростно рыться в обломках. Но нет, тела Лизы здесь не было. Он кружил по лужайке, приглядываясь к каждому предмету, словно пытаясь убедиться, что это происходит на самом деле. Затем он начал делать все расширяющиеся круги по прилегающему лесу. В каждом упавшем стволе ему мерещилось неподвижное тело. Он начал снова ласково звать Лизу по имени. Или она убежала слишком далеко, или же солдаты…
   В это невозможно было поверить, невозможно было, чтобы солдаты пришли сюда, сотворили весь этот ужас, а он, Рольф, в это время спокойно пахал в поле. Значит, в действительности ничего подобного не произошло. Потому что это было невозможно. И все же он понимал, что все это – правда.
   …Или же солдаты забрали Лизу с собой. Если уж допускались убийства, то это тем более нельзя было исключить. Рольф опомнился снова во дворе, отводя глаза от нагих останков матери. Он не позволял себе думать о том, как или почему с нее сорвали одежду, хотя и догадывался об этом. Люди из Замка. Солдаты. Захватчики. С Востока.
   – Лиза! – Он снова был в зарослях кустарника, более громко окликал сестру. Полдень стоял жаркий, даже здесь, в тени деревьев. Рольф поднял руку, чтобы вытереть рукавом пот с лица, и заметил, что держит небольшой кухонный нож, который, должно быть, подобрал среди развалин дома.
   Чуть позже, когда мозг Рольфа снова ненадолго очнулся от безумия и шока, юноша осознал, что идет по узкой извилистой дороге, проходившей вблизи от его дома. Мир вокруг него выглядел на удивление нормальным, точно таким, как и в любой другой день. Он брел на восток, выбирая путь, который привел бы его на большую дорогу и, неминуемо, к Замку, нависающему над ней. Куда он направлялся? Что собирался делать?
   И снова чуть позже мир перед его глазами помутнел и стал серым. Рольф почувствовал, что теряет сознание, и быстро перевел взгляд вниз, на придорожную траву. Ноги его не сомлели. И он не стал отдыхать, хотя все его мышцы ныли от перенапряжения. Он заметил, что его одежда разорвана в нескольких местах. Он только что бежал через лес, выкрикивая имя Лизы. Но она исчезла, и он не надеялся, что ему удастся вернуть ее.
   Никого не осталось.
   В момент очередного просветления Рольф с легким удивлением обнаружил, что рядом с ним в желтовато-серой пыли дороги стоит человек. Он увидел ноги, обутые в сандалии, мужские икры с поджарыми мышцами, поросшие грубыми черными волосами. Сперва Рольфу пришло в голову, что человек этот – непременно солдат, и он подумал, успеет ли вытащить свой нож и ударить до того, как солдат убьет его, – он засунул кухонный нож за веревку, служившую ему поясом, и запахнул на нем рубашку, чтобы скрыть.
   Но когда Рольф поднял глаза, он увидел, что мужчина не был солдатом. Он оказался безоружным и вовсе не выглядел угрожающе.
   – Что-то случилось? – голос мужчины был заботливым и ласковым, один из немногих голосов, когда-либо слышанных Рольфом, которые наводили на мысли о дальних краях и странных людях. Ласковые глаза говорящего смотрели на Рольфа сверху вниз с лица, чье слишком удрученное выражение и слишком заурядные черты с крючковатым носом вряд ли позволяли им гордиться.
   Мужчина не был крестьянином. Одет он был не так красиво, как одевались важные персоны, но все же лучше, чем Рольф. Он весь пропылился в дальней дороге, а за спиной у него был дорожный мешок. Простой, до колен, плащ был полураспахнут, и из-под него вытягивалась в вопросительном жесте худая, поросшая темными волосами рука.
   – Случилось что-то очень плохое, да?
   Найти ответ на этот вопрос в данный момент было для Рольфа неразрешимой проблемой. Сделав над собой усилие, он начал рассказывать обо всем.
   Следующим, что ясно дошло до его сознания, было горлышко бутылки с водой, приложенное к его губам. Если его разум и забыл о насущных потребностях, то тело о них помнило, и несколько мгновений он жадно пил воду. Затем наступила реакция, и его едва не вырвало. Свежая чистая вода попала ему в нос, но в конце концов он отдышался. Влага прояснила его сознание, привела в чувство, дала возможность действовать осмысленно. Он обнаружил, что стоит, опираясь на мужчину. Он отстранился и оглядел его.
   Мужчина был повыше Рольфа и не такой смуглый. Его лицо казалось непропорционально вытянутым по сравнению с телом и слегка странным, словно могло выражать только неподдельное сочувствие – «сострадание» не входило в круг понятий, привычных для Рольфа.
   – Что, голубчик, худо? – Ласковые глаза быстро моргнули несколько раз, и продолговатое лицо осветила осторожная улыбка, словно незнакомец надеялся, что, в конце концов, все обстоит не так уж плохо. Но улыбка быстро растаяла. Кисти с крепкими пальцами отобрали бутылку с водой и спрятали ее под плащом, а затем сплелись друг с другом, словно готовясь к самому худшему.
   Рольфу потребовалось не слишком много времени, чтобы в основном изложить свою историю. Прежде, чем рассказ был завершен, он уже шел вместе с мужчиной, удаляясь от главной дороги и Замка, направляясь туда, откуда пришел. Рольф сознавал это как-то отстраненно, с полным безразличием к тому, куда идти. Тени деревьев удлинились, продуваемая ветром дорога казалась холодной и серой.
   – О, это все ужасно, ужасно! – слушая, не переставал бормотать мужчина. Он перестал заламывать руки и шел, сцепив их за спиной. Раз за разом он поправлял и сдвигал дорожный мешок за плечами, словно, несмотря на пройденный путь, так и не привык к его тяжести. Во время пауз в рассказе Рольфа мужчина спросил его имя и сказал, что самого его зовут Мевик. Когда Рольф закончил рассказ, Мевик продолжал заговаривать с ним, задавая праздно звучащие вопросы о дороге и погоде, вопросы, которые не давали Рольфу снова погрузиться в отчаяние. Кроме того, Мевик рассказал, как он прошел вдоль побережья великого моря с севера на юг, предлагая на продажу самый замечательный набор магических принадлежностей, амулетов и талисманов, какой только можно увидеть на рынке. При этом Мевик горько улыбнулся, как человек, не надеющийся, что ему поверят.
   – А у тебя есть… – голос Рольфа пресекся, поэтому он вынужден был начать с начала, но затем его слова зазвучали твердо. – А у тебя в мешке есть что-нибудь, чтобы выслеживать и убивать людей?
   Услышав этот вопрос, торговец только еще сильнее нахмурился и сперва ничего не ответил. Шагая, он продолжал держать голову повернутой к Рольфу и бросать на него явно озабоченные взгляды.
   – Убийства и снова убийства, – наконец произнес торговец, с отвращением покачав головой. – Нет, нет, у меня в мешке нет ничего подобного. Нет – но сегодня неподходящий день, чтобы читать тебе нотации. Нет, нет, как я могу объяснить тебе сейчас?
   Они подошли к развилке. Правое ответвление вело к поляне, где был дом Рольфа. Рольф внезапно остановился.
   – Я должен вернуться, – произнес он с видимым усилием. – Я должен позаботиться о погребении своих родителей.
   Не сказав ни слова, Мевик пошел с ним. На поляне ничего не изменилось – только тени стали длиннее. Вдвоем Рольф и Мевик довольно быстро сделали то, что нужно было сделать, вонзая заступ и лопату в мягкий грунте того, что раньше было садом. Когда обе могилы были засыпаны, Рольф показал на мешок, который Мевик положил в стороне, и спросил:
   – Есть у тебя там что-нибудь?.. Я бы произнес какое-нибудь заклинание для защиты могил. Я мог бы заплатить за это позже. Со временем.
   Слегка нахмурившись, Мевик покачал головой.
   – Нет. Несмотря на то, что я говорил раньше, у меня здесь нет ничего, что бы тебе пригодилось. Разве что немного еды. Смог бы ты теперь поесть?
   Рольф не мог. Он оглядел поляну, как ему подумалось, в последний раз. Лиза не отозвалась, когда он снова несколько раз окликнул ее.
   Мевик медленно копался в своем мешке, очевидно, колеблясь относительно того, что ему говорить или делать теперь.
   – Тогда пойдем со мной, – предложил он наконец. – Мне думается, я знаю, где остановиться на ночь. Не слишком далеко. Хорошее место для отдыха.
   Солнце вскоре должно было зайти.
   – Какое место? – спросил Рольф, хотя на самом деле ему было совершенно безразлично, где провести ночь.
   Мевик стоял, разглядывая простирающиеся перед ними земли, словно мог видеть прямо сквозь окружающие леса. Он посмотрел на юг и задал несколько вопросов о дорогах, огибавших болота с той стороны.
   – Будет быстрее, мне кажется, если не ходить кружным путем, – сказал он наконец.
   У Рольфа не было сил ни спорить, ни даже думать. Мевик помог ему. Благодаря Мевику он обрел какую-то опору в жизни, и он был готов идти с ним куда угодно. Рольф произнес:
   – Да, можно пройти напрямик, если хочешь, и выйти на дорогу у болота.
   Следуя этому решению, они вышли из лесных зарослей на идущую на юг вдоль побережья дорогу как раз тогда, когда солнце готово было скрыться за низкими облаками на морском горизонте. От того места, где они вышли на дорогу, она около километра шла почти прямо на юг, а затем сворачивала налево в глубь материка, чтобы обогнуть начинающиеся болота.
   Леса остались позади слева, а здесь по обеим сторонам дороги простирались поля, все – запущенные и неухоженные. В двух местах Рольф увидел в заброшенных садах дома – опустевшие и полуразрушенные. Он продолжал идти рядом с Мевиком, не ощущая усталости, словно плыл в каком-то нереальном мире. Он не выказал никакого удивления, когда Мевик остановился и повернулся к нему, стягивая со спины мешок:
   – Не понесешь ли ты его немного? Он не тяжелый. Ты будешь подручным продавца магических принадлежностей. Недолго, а?
   – Хорошо. – Он безразлично взял мешок и забросил себе за спину. «Побрякушки для простаков и чепуха», говорил его отец о вещицах, которые сладкоречивые торговцы магией таскали от фермы к ферме.
   – Эй, а это что, а? – резко спросил Мевик. Он заметил очертания рукоятки небольшого кухонного ножа, ставшие заметными, когда лямки мешка натянули рубашку на груди Рольфа. Прежде, чем Рольф успел сделать какое-либо движение или произнести хоть слово в ответ, Мевик вытащил у него нож, издал возглас отвращения и зашвырнул его далеко в высокие заросли у обочины дороги. – Нет, голубчик, нет! Здесь, в Разоренных Землях, слишком многие вне закона, чтобы можно было носить с собой спрятанное оружие.
   – Закон Замка. – Слова вылетели безжизненно, сквозь зубы.
   – Да. Если солдаты Замка увидят у тебя нож – ха! – Очевидно, желая оправдать свой поступок, избавивший Рольфа от его имущества, Мевик попытался озабочено нахмуриться. Но у него это получилось не слишком убедительно.
   Рольф стоял, опустив плечи, тупо уставившись перед собой.
   – Неважно. Что бы я мог сделать с маленьким ножом? Может, убить одного. Я должен найти способ убить многих из них. Многих.
   – Убийство! – недовольно воскликнул Мевик. Он мотнул головой, и они пошли дальше. День клонился к закату, вот-вот должны были наступить сумерки. Мевик что-то бормотал про себя, словно подбирая аргументы в споре. Словно забывшись, он все ускорял шаг, пока не обогнал Рольфа.
   Рольф услышал позади отдаленное цоканье копыт по дороге и обернулся, машинально потянувшись рукой к поясу, за ножом, которого там уже не было. Неторопливой рысью приближались трое солдат, на фоне темнеющего неба вырисовывались торчащие вверх короткие пики. Руки Рольфа непроизвольно метнулись к лямкам мешка; в следующий момент он, должно быть, скинул бы их с плеч и бросился бы с дороги, ища укрытия. Но рука Мевика крепко схватила его сзади за рубашку и держала до тех пор, пока Рольф не расслабился. Голые поля, окаймлявшие здесь дорогу, не могли предоставить никакого укрытия, что, без сомнения, объясняло, почему в сгущавшихся сумерках только трое солдат трусили по дороге столь открыто.
   Патрульные были в форме из черной материи и в бронзовых шлемах, у каждого к седлу был приторочен маленький, круглый бронзовый щит. Кроме того, один из них был наполовину закован в броню, состоявшую из наколенников и кирасы, по цвету подходивших к его шлему. Он ехал на самом большом коне и был, наверное, подумалось Рольфу, сержантом. В эти дни люди Замка редко появлялись в патрулях с какими-либо знаками отличия.
   – Куда, торговец? – скрипучим голосом потребовал ответа сержант; поравнявшись с Мевиком и Рольфом, он придержал коня. Движения этого коренастого человека, когда он спешивался, были медленными и тяжелыми, – словно он слезал с коня только для того, чтобы отдохнуть и размяться. Двое его подчиненных остались в седлах, по одному с каждой стороны дороги, глядя рассеянно, но вместе с тем настороженно, больше внимания уделяя зарослям высокой травы вокруг и дороге впереди, чем двум безоружным путникам, которых они догнали. Через мгновение Рольф понял, что они приняли его за слугу Мевика или за посыльного, так как он шел в двух шагах сзади, нес поклажу и был одет более бедно.
   Но эта и другие мысли только на мгновение мелькнули в голове Рольфа, не вызвав никакого отклика. Все, о чем он мог думать в настоящую минуту, – что эти солдаты, быть может, те самые. Их было трое.
   Склонившись перед спешившимся сержантом, Мевик сразу начал говорить, объясняя, как он, пересекая со своим хлопотным, но важным делом Разоренные Земли с севера на юг, везде находил у доблестных солдат радушный прием, так как они знали, что у него есть для продажи самые сильные талисманы и амулеты, и цены у него более чем разумные.
   Сержант отдыхал, стоя посреди дороги, и теперь крутил головой, словно стараясь размять мышцы шеи.
   – Загляните в мешок, – приказал он через плечо.
   Один из патрульных соскользнул с седла и приблизился к Рольфу, второй не стал спешиваться, продолжая осматривать окрестности. Оба спешившихся солдата оставили свои пики в чехлах, притороченных к седлам, но у каждого из них кроме того было еще по короткому мечу.
   Солдат, подошедший к Рольфу, тоже был молод, у него и самого могла быть маленькая сестренка где-нибудь на Востоке. Он видел в Рольфе всего-навсего обычного носильщика, тащившего мешок. Рольф пошевелил плечами, освобождаясь от мешка, и солдат взял его у него. Когда-то, когда люди Разоренных Земель все еще мирно трудились, кто-то подсыпал и укрепил дорогу в этом низменном месте; босыми ступнями Рольф ощущал под слоем песка и глины булыжники размером с человеческий кулак.
   Сержант стоял, вперив в Мевика непроницаемый взгляд, словно пытался пробуравить его; солдат взял котомку и вывалил ее содержимое на землю. Посыпались колокольчики, браслеты, цепочки вперемешку с приворотными амулетами из чьих-то срезанных волос и амулетами, вырезанными из дерева и кости. Большинство предметов были исписаны или имели при себе таблички с трудно читаемыми надписями и бессмысленными знаками, которые должны были производить впечатление на покупателя.
   Сержант вяло копался в этой куче, в то время, как Мевик, моргая и сложив руки, молча стоял перед ним.
   Молодой солдат пнул ногой груду и отделил от нее испачканный грязью любовный амулет, за которым затем нагнулся. Он счистил грязь с пряди длинных волос, затем поднял перед собой, задумчиво глядя на нее.
   – И почему это, – спросил он, не обращаясь ни к кому конкретно, – нам никогда не попадаются здесь молодые девушки?
   Верховой отвернулся, глядя через плечо в сторону. Рольф, не представляя себе, что он собирается делать дальше, двигаясь почти в беспамятстве, которое внешне напоминало спокойствие, нагнулся, поднял с дороги камень, которым вполне можно было убить, и изо всех сил швырнул его в голову молодого солдата.
   Юноша оказался очень проворен, и ему удалось увернуться от снаряда. Под взглядом ставших круглыми, как у рыбы, удивленных глаз тот шлепнулся на землю, подняв фонтанчик пыли. С чувством глубокого, но спокойного разочарования Рольф наклонился, чтобы поднять еще один камень. Не успев удивиться, боковым зрением он увидел, что коренастый сержант растянулся на земле и что Мевик отвел руку назад, чтобы метнуть маленький блестящий предмет в человека, который все еще сидел на лошади.
   Молодой солдат, увернувшись от первого камня, выхватил короткий меч и бросился на Рольфа. Рольф уже держал следующий камень, и тактика, которую он применил, шла из детства, когда мальчишки швыряли друг в друга комки грязи. Сперва ложный бросок, движение рукой, чтобы заставить противника пригнуться, затем, когда тот снова выпрямится – настоящий бросок. При этом Рольф не мог вложить в бросок полную силу, но тем не менее камень остановил солдата, угодив ему в нижнюю часть лица. Солдат приостановился всего лишь на мгновение, словно в раздумье, подняв одну руку к окровавленной скуле, другой по-прежнему сжимая короткий меч. И в этот миг Мевик напал на него сбоку. Размашистый пинок ногой, невероятное, стремительное горизонтальное движение ноги, угодил в незащищенный пах; и когда воин сложился пополам, уронив с головы шлем, локоть Мевика, подобно топору, опустился ему на спину чуть ниже шеи.
   Две лошади без всадников встали на дыбы и слегка попятились по дороге, и их стало три, когда седло покинул последний из патрульных, который запоздало и как-то плавно свалился на землю, схватившись за рукоятку короткого ножа, пронзившего ему горло. В следующую минуту три лошади без всадников галопом мчались по дороге на северо-восток, туда, откуда они прискакали.
   До Рольфа вдруг донесся пронзительно-тревожный крик рептилии в вышине. И все же он мог только стоять в оцепенении и следить за тем, как Мевик в развевающемся плаще носится взад-вперед по дороге, привычными точными движениями умелого мясника перерезая горло одному за другим. Последним из троих солдат умер тот, что упал первым, коренастый сержант; он, похоже, был вспорот от паха до пупа в первое же мгновение схватки.
   Рольф увидел, как нож Мевика сделал последний необходимый разрез, был вытерт о рукав сержанта и снова исчез в потайных ножнах под плащом торговца. Обретая способность мыслить, Рольф, наблюдая за ним, заметил, что одна черная пика, бесполезная и окровавленная, лежит на обочине дороги, и наконец наклонился, чтобы подобрать короткий меч молодого сержанта.
   С этим оружием в руке Рольф бросился бежать за Мевиком по дороге на юг, а затем прочь с дороги, на запад, через заросшее сорняками заброшенное поле к ближайшему краю болота. Сумерки сгущались, и крики рептилии становились все отчаяннее.
   Уже когда они с Мевиком бежали, шлепая по первым участкам трясины, где-то позади Рольф услышал отдаленный цокот копыт и крики.
   Люди Замка не стали вести долгое преследование – не ночью, не в болотах. И все же путь беглецов был не из легких. Теперь, ночью, бредя в воде, доходящей до бедер, поскальзываясь и продираясь сквозь заросли странных фосфоресцирующих растений, почти засыпая на ходу, Рольф, готовый упасть, если бы не поддерживающая его рука Мевика, неожиданно обратил внимание на огромное крылатое создание, парящее над ним без единого звука, словно тень. Это определенно была не рептилия, но оно было значительно крупнее любой птицы, какую ему когда-либо доводилось видеть. Ему показалось, что оно обратилось к нему с вопросом мягким ухающим голосом и что Мевик прошептал что-то в ответ. Мгновением позже, когда создание пролетело чуть позади него, Рольф смог разглядеть его круглые и необычайно большие глаза, отразившие какой-то яркий маленький огонек.
   Действительно, на кусочке сухой земли впереди виднелся узкий язычок пламени. Грунт под ногами начал подниматься, превращаясь в сушу. Крылатый спутник растворился в ночи, но теперь от костра вперед шагнул огромный белокурый человек, безусловно, какой-то предводитель воинов; он заговорил с Мевиком, как со знакомым, глянул на Рольфа и приветствовал его.
   Здесь было укрытие, лагерь. Наконец Рольф мог сесть, расслабиться. Женский голос спросил его, не хочет ли он есть…

3. ВОЛЬНЫЙ НАРОД

   «Да, мои родители мертвы и лежат в могиле», – так сказал себе Рольф в ту же секунду, как проснулся, еще до того, как открыл глаза, чтобы посмотреть, где он находится. Мои мать и отец мертвы, и их больше нет. А моя сестра… если Лиза жива, быть может, она жалеет об этом.
   Уверив себя, что может смириться с этими мыслями, Рольф открыл глаза. И увидел над собой небольшие щели в наклонном навесе, расположенном на расстоянии вытянутой руки над его лицом. Более высокая сторона низкого навеса опиралась на гладкий ствол какого-то дерева, и похоже было, что его устроили, просто связав вместе зеленые ветви. Небольшие полоски видневшегося сквозь навес неба были полны яркого солнечного света; день был в самом разгаре.
   Он не помнил, как заполз в это укрытие. Возможно, кто-то положил его сюда спать, как ребенка. Но это не имело значения. Он приподнялся на локте, сминая опавшие листья, служившие ему постелью. Движение пробудило дюжину ссадин на его теле. Его одежда вся была изорвана и испачкана грязью. Живот сводило от голода.
   Рядом с ним на листьях, реальный и осязаемый, лежал меч, который он вчера забрал у мертвого солдата. Мысленно он снова увидел, как камень, брошенный его собственной рукой, врезается в челюсть солдата, до крови разбивая ему лицо. Он вытянул руку и на мгновение сжал рукоять захваченного оружия.
   Где-то рядом, довольно близко от навеса, слышалось бормотание нескольких голосов, обсуждавших что-то деловым тоном; Рольф не мог отчетливо разобрать слов. В следующий момент он стал на четвереньки и, оставив меч, выполз из-под навеса. Он появился почти в центре группы из трех человек, которые беседовали вокруг небольшого бездымного костра.
   Одним из них был Мевик; он сидел скрестив ноги и расслабившись, его плащ лежал рядом. У костра также сидел крупный блондин, которого Рольф запомнил с ночи, а рядом с ним – женщина, достаточно похожая на него, чтобы ее можно было принять за его сестру. Когда появился Рольф, все трое замолчали и повернулись к нему.
   Выбравшись из-под навеса, Рольф сразу встал на ноги. Свои первые слова он обратил к Мевику:
   – Я прошу прощения за то, что начал драку вчера. Я мог погубить тебя.
   – Да, – Мевик кивнул. – Это так. Но у тебя была причина, пусть она и не может служить оправданием. Отныне ты будешь более благоразумен, а?
   – Да. – Рольф глубоко вздохнул. – Ты научишь меня драться так, как ты?
   Мевик не стал спешить с ответом, и вопрос повис в воздухе.
   Женщина у костра была одета в мужскую одежду, что было довольно естественно для тех, кто обретался в болотах, а ее белокурые волосы были зачесаны назад и уложены в тугой узел.
   – Итак, тебя зовут Рольфом, – сказала она, поворачиваясь всем телом, чтобы получше разглядеть его. – Меня зовут Мэнка. Я и мой муж Лофорд узнали кое-что о тебе от Мевика.
   Белокурый мужчина сочувственно кивнул, и женщина продолжила:
   – С другой стороны холма, Рольф, есть омут в котором можно безбоязненно вымыться. Затем возвращайся и немного поешь, и тогда поговорим.
   Рольф кивнул и, повернувшись обогнул навес и небольшой островок деревьев, занимавший центральную часть этого небольшого клочка твердой земли, имеющего в поперечнике около пятнадцати шагов. За холмом берег уступами спускался к воде, которая здесь казалась более глубокой и чистой, чем в окружающем болоте.
   Только после того, как Рольф вымылся, выбрался на берег и снова оделся, собираясь присоединиться к остальным, он заметил живое существо, сидевшее на самом большом из деревьев в центре. Почти у самого ствола виднелся ком коричневато-серых перьев размером с согнувшегося невысокого человека. Этот ком был таким тусклым, таким неподвижным, таким бесформенным, что Рольфу пришлось присмотреться к нему повнимательнее, чтобы увериться, что это не часть дерева. Когда он пригляделся к ногам гигантской птицы, то увидел, что на них было по три пальца, более крупных, чем у рептилий, и вооруженных даже еще более мощными когтями. Он по-прежнему не мог разглядеть головы птицы, каким-то странным образом скрытой от взгляда перьями.
   Он продолжал оглядываться на дерево, присоединившись к остальным людям у костра.
   – Страйджиф – наш друг, – сказал Рольфу Лофорд, заметив, к чему было приковано его внимание. – Его вид может мыслить и говорить; они называют себя «молчуны». Как и наш друг Мевик, они были изгнаны с родных земель. Теперь они обосновались здесь с нами, прижатыми к морю.
   Мэнка достала из котла немного тушеного мяса и положила в миску Рольфа. Поблагодарив ее и начав есть, он кивнул в сторону птицы и спросил:
   – Сейчас она спит?
   – Его племя спит в течение всего дня, – ответил Лофорд. – Или, по крайней мере, они прячутся. Солнечный свет слепит их, поэтому днем их естественные враги – рептилии – находят и убивают их, это удается. Ночью наступает очередь птиц охотиться на кожистокрылых.
   – Рад услышать, что кто-то охотится за ними. – Рольф кивнул. – То-то я удивлялся, почему они каждый вечер на закате торопятся в Замок. – После этого он принялся поглощать великолепную еду, прислушиваясь при этом к разговору остальных.
   Мевик принес Вольному Народу в болота известия от других групп сопротивления, которые жили и сражались вдоль побережья на севере Разоренных Земель. Эту часть океанского побережья недавно захватили люди и твари с Востока, и правил ими такой же сатрап, как Экумен, – Чап. Этот Чап, как предполагалось, теперь держал путь на юг, чтобы жениться на дочери Экумена.
   Сатрапов остальных соседних земель тоже ожидали здесь для участия в празднествах. Каждый из них, подобно Экумену и Чапу, властвовал в своей собственной области, правя с помощью солдат и под черным знаменем Востока.
   Когда в разговоре наступила пауза, Рольф спросил:
   – Я не пойму: что это – Восток? Или кто? Существует какой-нибудь правитель над всеми ими?
   – Я слышал разное, – сказал Лофорд, – о том, кто на самом деле стоит над Экуменом; я почти ничего не знаю о них. Здесь у нас глухомань. Я даже почти ничего не знаю о верховных властителях Запада. – Лицо Рольфа выразило еще с дюжину вопросов, готовых сорваться с его губ, поэтому Лофорд улыбнулся ему. – Да, есть еще и Запад, и мы – часть его, мы – те, кто сражается ради возможности жить как подобает людям. Запад потерпел здесь поражение, но он не погиб. Думаю, хозяева Экумена были бы слишком заняты делами в других местах, чтобы прислать какие-нибудь существенные дополнительные силы ему в помощь, – если бы мы смогли найти способ свергнуть его власть.
   Последовало недолгое молчание. Сердце Рольфа буквально подпрыгнуло при мысли о том, чтобы свалить Экумена, но он видел удручающую реальность, свидетельствующую о силе сатрапа, – длинные, внушающие страх колонны солдат на параде – сотни всадников и тысячи пехотинцев; и еще – укрепленные стены огромного Замка.
   Лофорд, додумав до конца какую-то свою мысль, подытожил свои слова.
   – Если Экумен не может надеяться ни на чью помощь, то и нам не приходится на это рассчитывать. Люди Разоренных Земель или разобьют свои цепи, или продолжат носить их. – С досадой тряхнув большой головой, он глянул на Мевика. – Я надеялся, что ты принесешь нам известие о какой-нибудь повстанческой армии, все еще сражающейся на севере. О каком-нибудь западном принце, еще уцелевшем там, – или, по крайней мере, о каком-нибудь правительстве, пытающемся сохранить нейтралитет. Это было бы хорошей моральной поддержкой.
   – Жив принц Дункан в Исландии, – сказал Мевик. – Но, думается мне, сейчас у него нет никакой армии на материке. Возможно, за морем существуют и другие независимые государства. – Уголки его скорбных губ мелко подрагивали. – Я здесь затем, чтобы помочь, если это может подбодрить хоть кого-нибудь.
   – Конечно, может, – сказал Лофорд. Затем, стремительно меняя направление мыслей, бросил пристальный взгляд на Рольфа. – Скажи-ка мне, парень, что ты знаешь о Слоне?
   Рольф был удивлен.
   – О Слоне? Это, по-моему, какой-то колдовской символ. Я не знаю, что он означает. Я видел его – может быть, раз шесть.
   – Где и когда?
   Рольф задумался.
   – Однажды – вышитым на клочке материи, который я видел на магическом представлении в городе. И еще есть одно место в Расколотых горах, где кто-то выбил его на скале… – Он продолжил, как можно более подробно перечисляя места и время, когда ему попадалось странное изображение невероятного животного с вытянутым носом и похожими на сабли клыками.
   Лофорд внимательно его выслушал.
   – Что-нибудь еще? Какие-нибудь разговоры, которые ты мог слышать, особенно в последние несколько дней?
   Рольф беспомощно покачал головой.
   – Я провел эти дни на пахоте в поле. До тех пор, пока…
   – Да, конечно. – Лофорд со стоном вздохнул. – Я хватаюсь за соломинку. Но мы должны использовать любой шанс найти Слона прежде, чем это сделают люди из Замка.
   Рольф решил, что силач говорил о еще одном, имеющем магическое значение изображении Слона.
   – Может, попросить помощи у колдуна? – предложил он.
   У Лофорда отвисла челюсть. Брови Мевика поползли вверх, лицо приняло странное выражение, и он издал серию странных квохтаний – только в следующее мгновение Рольф понял, что он смеется. Глаза Мэнки сперва, казалось, блеснули гневом, но затем улыбнулась и она.
   – Ты когда-нибудь слышал о Великом, дитя? – спросила она Рольфа, наполовину раздраженно, наполовину развлекаясь.
   У него словно произошло просветление. Однажды, очень давно, Рольф сидел на городском рынке, отдыхая после игр, прислушиваясь к разговору взрослых мужчин. Деревенские колдуны-любители собрались обсудить достоинства профессионалов. Великий из южной дельты легко сделал бы то и то, сказал кто-то, употребив это имя, словно общепринятое звание. И слушающие его мужчины серьезно закивали, покачивая фермерскими бородами. Да, Великий. Это имя произвело впечатление на всех, и у маленького мальчика, каким был тогда Рольф, еще некоторое время спустя оно рождало образ огромного и могущественного существа, реющего над фермами, холмами и равнинами.
   – Нет, все в порядке, – и сам теперь улыбаясь, заверил Лофорд Рольфа. – Ты даешь мне хороший совет. Я должен помнить, что я далеко не самый великий колдун в мире. Просто я лучший из тех, кто есть у нас под рукой после того, как Старейшего забрали на смерть в подземелье Замка.
   – После Старейшего ты должен возглавить колдунов, – заметил, обращаясь к нему, Мевик. – Но кто собирается вести за собой в других вопросах теперь, когда его нет? Я буду говорить прямо. Мне кажется, ты обычно не… не слишком практичен.
   – Да, да, я знаю. – Голос Лофорда прозвучал раздраженно. – Быть может, Томас? Надеюсь, он захочет стать во главе. О, он достаточно отважен и настроен против Замка как никто другой. Но повести на самом деле, обладать реальной возможностью для этого – это нечто другое.
   Разговор продолжался. Мэнка подложила Рольфу еще немного мяса, и он, прислушиваясь, занялся едой. Все время мысли и планы остальных вращались вокруг таинственного Слона. Рольф начал в целом понимать, что речь идет не просто об изображении, что это название подразумевало какой-то предмет или существо Старого Мира, все еще сохранившееся где-то здесь, на Разоренных Землях. И это существо или предмет в ближайшем будущем должно было оказаться ужасно важным как для Востока, так и для Запада. Это – но, к сожалению, ничего более – смогло сказать ему о Слоне искусство Лофорда.
   Внезапно Мевик замолк на полуслове, обратив глаза к небу, подняв руку и замерев, призывая всех к тишине. Но было уже слишком поздно, несмотря на заслон из деревьев они были обнаружены с воздуха.
   Над головой раздался скрипучий крик рептилий. Дюжина летающих тварей атаковала их, наклонно пикируя под деревья, выпустив когти и распахнув продолговатые зубастые пасти.
   Рольф нырнул под навес и выскочил оттуда с мечом. Мевик и Мэнка уже схватили луки и колчаны из небольшой кучки снаряжения, сложенного возле костра; в следующее мгновение одна из нападающих рептилий, пронзенная стрелой, была сбита на землю к ногам Рольфа.
   Главной целью нападения, увидел Рольф, была птица, укрывшаяся в ветвях дерева. Птица проснулась, рептилии же, наткнувшись на преграду из ветвей, принялись кружить вокруг нее; но, похоже, птица была ослеплена и сбита с толку светом.
   Прежде, чем первая из чешуйчатых тварей успела прорваться сквозь ветви, их атака была прервана. Одна за другой в их сторону полетели стрелы, чаще попадая в цель, чем пролетая мимо. Рольф тем временем взобрался на нижние ветви, размахивая мечом. Он не был уверен, ранил ли хотя бы одну рептилию, зато в изобилии нарубил ветвей и листьев. Однако, оказавшись между клинком и стрелами, кожистокрылые вынуждены были ретироваться, кружа над головой пронзительно кричащей серо-зеленой стаей. Стрелы сшибли четырех из них, и Рольф имел удовольствие прикончить их мечом. Умирая, они выкрикивали в его адрес полупроклятия, полуугрозы; тем не менее, эта резня значила для него не больше, чем забой скота.
   Поднявшись за пределы досягаемости стрел из лука, уцелевшие рептилии принялись кружить над самым холмом, пронзительно крича.
   – Когда они поступают так, это значит, что приближаются солдаты, – сказала Мэнка. Она уже забросила лук за спину и принялась торопливо собирать остатки лагерной утвари. – Быстрее, юноша, пойди вытащи каноэ.
   Рольф увидел челнок, замаскированный ветками и привязанный к берегу рядом с омутом, в котором он мылся. Он принялся бегом сносить к нему вещи. Мэнка позвала птицу. Ориентируясь по ее голосу, та спустилась с дерева, направляясь к носу каноэ. Одним мощным взмахом крыльев, поразившим Рольфа, она слетела в лодку и уселась, завернувшись в опущенные крылья, словно грубо вытесанная носовая фигура.
   Мевик, не выпуская лука из рук, настороженно ходил вдоль подножия холма, пытаясь установить, откуда приближаются солдаты. Лофорд, стоя возле каноэ в воде, доходившей ему до бедер, наклонялся и вытаскивал массивные пригоршни сероватого болотного ила. Каждый раз он поднимал комок, а затем ронял его обратно в воду. Наконец одна цепочка капель отклонилась от вертикали и веером отлетела в сторону, словно подхваченная сильным порывом ветра.
   Лофорд указал в том же направлении.
   – Они идут оттуда, Мевик, – произнес он тихо.
   – Тогда отправляемся в противоположную сторону, и поскорее! – Мевик бегом бросился к каноэ.
   Но теперь Лофорд что-то забормотал – торопливее, чем прежде, делая руками странные круговые движения, словно человек, пытающийся плыть назад по воздуху. С кончиков его пальцев разлетались капельки ила. Даже тогда, когда Мэнка позвала его занять место в челноке, он продолжал жестикулировать, из-за своей неуклюжести едва не перевернув лодку, так что остальные с трудом смогли удержать равновесие. «А я-то принял его за воина!» – сказал себе Рольф с раскаянием, беспокойно оглядываясь со своего места на переднем сиденье. Затем челюсть Рольфа начала отвисать. Он увидел волны, вырастающие в воде болота; волны, которые появились без какого-либо ветра или течения. Возрастая по амплитуде с каждым движением непрерывно вращающихся рук Великого, волны подчинялись ритму этих рук; и они не расходились в стороны, как обычные волны, а, наоборот, собирались вместе, становясь все выше.
   Мэнка оттолкнулась от берега, а затем начала загребать с заднего сиденья. Полоса потревоженной воды, поднятой магией Великого, плавно следовала за каноэ. Рольф принялся грести, положив меч на дно каноэ, чтобы он был под рукой. Мевик, продолжая держать лук с наложенной на тетиву длинной стрелой, сидел на втором сиденье, шепотом подсказывая Рольфу дорогу между гниющих стволов и маленьких кочек твердой земли. Рольф поминутно оглядывался назад. На третьем сиденье Лофорд продолжал творить свои заклинания. Он резко сдвинул свое грузное тело и еще раз едва не перевернул каноэ. Рольфу показалось, что они переворачиваются, но над поверхностью выросла илистая масса, похожая на обмотанную грязной тряпкой руку, и мимолетно, но сильно ударила в корму. Затем Рольф понял, что он стал сейчас свидетелем управления стихией, и его уважение к Лофорду резко поднялось.
   Рептилии также заметили это, так как одна из них вырвалась из круга, державшегося над каноэ, и устремилась за только что покинутый ими холм, выкрикивая предупреждение.
   Но предупреждение, должно быть, слишком запоздало, чтобы принести какую-нибудь пользу все еще невидимым преследующим их солдатам. Следуя даже самым незначительным выверенным движениям рук Лофорда, волна мутной воды позади каноэ превратилась в медленно движущийся невероятный пузырь, вырастающий все выше и выше, теперь уже расходящийся в обхват большого холма, за которым, должно быть, находился враг.
   Теперь вода вокруг каноэ снова стала довольно спокойной. Словно по команде, и Рольф и Мэнка прекратили грести. Все, кроме ослепленной дневным светом птицы, сидели, глядя назад и выжидая.
   Руки Лофорда по-прежнему были распростерты.
   – Гребите! – приказал он неожиданно резким шепотом. Некоторое время Рольф был не в состоянии подчиниться этому приказу – он увидел вздыбившийся по ту сторону холма и почти мгновенно достигший высоты его центральных деревьев огромный вал грязи, ила и воды. Это проявление стихии было встречено криками стольких пораженных и перепуганных людей, что они могли бы заполнить не одно каноэ. Рольф не мог видеть этих людей, но сквозь деревья разглядел тяжело шагающее среди них нечто из грязи. Это было что-то серо-черное, блестящее, словно лакированное; при движении от него разлетались небольшие куски.
   Раздались крики, исходящие отнюдь не из глоток рептилий, и громкие всплески рассказали о людях, барахтающихся возле перевернутых лодок. Затем последовали еще более растерянные вопли и ритмичные удары весел, загребающих назад.
   – Гребите! – сказал Лофорд. – Оно теперь может повернуть в нашу сторону.
   Рольф налег на весло, по указаниям Мевика правя в канал, который тянулся между топкими берегами.
   – Гребите! – снова потребовал Лофорд, хотя и Рольф и Мэнка и так уже изо всех сил налегали на весла. Торопливый взгляд через плечо сказал Рольфу, что вал, сильно уменьшившийся, но все еще в человеческий рост, обогнул холм и устремился вслед за своим создателем и лодкой, в которой тот сидел. Тело-волна испускало струи воды, издавая бессмысленные звуки с каждым небольшим фонтанчиком; оно еще больше опало, сократив расстояние между собой и каноэ. Лофорд успокаивал то, что вызвал к жизни, успокаивал и разрушал его; его голос снова зашептал что-то, руки совершали уверенные движения, словно прижимая книзу нечто невидимое.
   Жизнь, которой Лофорд наделил стихию, уходила из нее, словно отлив. То, что в конце концов приподняло челнок, было не больше пологой волны, колеблющей ряску, покрывавшую поверхность воды. Когда она прошла, приподняв каноэ, Рольф заметил переворачивающуюся в ней сандалию, сорванную с одного из солдат Замка. Он тщетно приглядывался, не покажется ли еще какой-нибудь обнадеживающий трофей.
   Злобно крича, но по-прежнему держась вне пределов досягаемости луков, рептилии продолжали преследовать каноэ. Вскоре деревья вокруг канала, которым плыло суденышко, стали расти гуще, и листва болотных зарослей над головой сплелась в почти сплошной навес. Теперь несколько рептилий в своей тщетной ярости отважились с криком спикировать вниз, атакуя птицу, которая продолжала неподвижно сидеть на носу челнока.
   Рольф быстро бросил весло и снова схватил меч. Встреченные стрелами Мевика и мечом, свистящим над их головами, кожистокрылые метнулись прочь. Они снова набрали высоту и исчезли над ставшей почти твердой кровлей из зелени.
   Рольф мрачно посмотрел на свой меч, так и не запятнанный во время этой последней схватки.
   – Мевик – ты научишь меня пользоваться оружием?
   – …для самообороны, – пробормотал Мевик, выпрямляясь. Ему пришлось резко припасть ко дну каноэ, чтобы избежать последовавшего за словами Рольфа взмаха меча.
   – О! Прошу прощения. – Уши Рольфа горели. Он взял весло и навалился на него, глядя прямо перед собой.
   Через некоторое время голос Мевика позади него произнес:
   – Ладно, хорошо, я обучу тебя, когда будет такая возможность. Поскольку меч уже у тебя в руке.
   Рольф оглянулся.
   – И другим способам сражаться тоже? Тому, как ты ударил вчера того человека из Замка…
   – Да, да, когда будет время. – Голос Мевика не выражал никакого энтузиазма. – Подобным вещам не выучиться за неделю или месяц.
   Канал, которым они плыли, разделялся, сходился и затем разветвлялся снова. Мэнка, которая теперь управляла челноком со своего места на корме у руля, изредка начинала сомневаться, по какому из рукавов следует плыть. Тогда на помощь снова приходила магия Лофорда; она раздвигала стены нависавших над каноэ растений – или по крайней мере их оказывалось легче раздвинуть руками – а затем снова смыкала их после того, как суденышко проплывало в образовавшийся проход. Рольф греб туда, куда ему указывали, в то же время бросая пристальные взгляды наверх.
   Рольф первым заметил молодую девушку, глядевшую на них со дозорного помоста, устроенного на высоком дереве; он прекратил работать веслом и собирался заговорить, когда Мэнка сказала:
   – Все в порядке. Она – дозорный большого лагеря.
   Сидевшая на дереве девушка с каштановыми волосами, одетая так же, как Мэнка, в мужскую одежду, тоже узнала Великого и его жену. Она оставила свой наблюдательный пункт и побежала по берегу им навстречу. Рольфу и Мевику она была представлена, как Сара; Рольф решил, что ей было лет четырнадцать.
   И она, очевидно, была чем-то озабочена.
   – Думаю, ни у кого из вас нет никаких вестей о Нильсе? – спросила она, переводя взгляд с одного на другому.
   Нильс был приятелем Сары, похоже, одних лет с Рольфом или немного старше. Он отправился на какую-то разведывательную вылазку с другими юношами Вольного Народа, и они пропали. Никто из сидящих в каноэ не мог дать Саре никаких сведений, но все они постарались успокоить ее, и она достаточно приветливо помахала им, когда они поплыли дальше.
   Вскоре после того, как они миновали дозорный пост, впереди показался остров намного больше того, с которого им пришлось бежать утром. Около дюжины каноэ уже стояли у илистого причала, от которого к деревьям тянулись тщательно связанные мостки. Вдоль одного из этих проходов выстроилось человек восемь, чтобы встретить вновь прибывших, когда те высадятся на берег.
   День уже давно перевалил за полдень. Здесь, в густой тени растущих на острове деревьев, Страйджиф очнулся от своей летаргии. Он поднял голову, произнес несколько слов певучим голосом и бесшумно взлетел на могучее дерево. На этот раз он не стал прятать голову, но поглядывал по сторонам сквозь встопорщенные перья. Несколько слов в речи птицы, похоже, были обращены к Рольфу, но он не смог их понять.
   – Птица благодарит тебя за то, что ты сражался с рептилиями, – сказал высокий молодой человек, заметив недоумение Рольфа.
   – Он очень любезен, – ответил Рольф. Затем с горечью добавил: – У меня была возможность убить нескольких, но я сплоховал.
   Человек пожал плечами и произнес что-то ободряющее. Представившись Томасом, он начал расспрашивать Рольфа о событиях последних двух дней. Томас был, должно быть, лет на десять старше Рольфа; он был крепкого сложения и держался серьезно. Остальных вновь прибывших он приветствовал, как старых друзей, и сразу стал расспрашивать их о передвижениях противника. Пока Рольф описывал Томасу и остальным свою исчезнувшую сестру, группа подошла к главному лагерю, в котором под деревьями скрывалось около дюжины больших навесов. История Рольфа была воспринята с сочувствием, но без удивления; большинство слушателей могли сравнить ее с чем-то подобным из своей собственной жизни. Описание Лизы будет разослано повсюду, но – предупредил Рольфа Томас – не стоит питать слишком большие надежды на успех ее поисков.
   Ужин в лагере был только что приготовлен; здесь не было недостатка в рыбе и сочном жарком. Группа, насчитывающая человек пятнадцать – двадцать, собралась вокруг костра.
   Еда почти полностью поглотила внимание Рольфа, но он услышал известие, что приближается еще одно каноэ. В нем находился только один человек, которого вскоре привели к костру. Он привез какие-то кое-какие свежие новости, и после того, как он переговорил с Лофордом, Томасом и несколькими другими, был послан следующий вестник. Очевидно, этот лагерь был своего рода командным пунктом, постоянно поддерживающим связь с остальными группами Вольного Народа. Но пока обсуждались новости, привезенные вестником, Рольф почувствовал какую-то напряженность, возникшую при принятии решения. В обсуждении, похоже, принимало участие довольно много народа, и не все делали это достаточно охотно. Они говорили медленно, с сомнением в голосе, оценивая реакцию остальных на каждое сказанное ими слово. Никто, похоже, не отваживался выставлять на передний план себя или свои идеи.
   – Если бы только Старейший был здесь! – воскликнул один из мужчин, похоже, выведенный из себя затянувшимся спором по поводу того, нужно или не нужно переносить один из складов оружия.
   – Но его нет, – ответила одна из женщин. – И он не вернется.
   – Мне кажется, он был Арднехом, – сказал первый из говоривших. – А теперь никто не может заменить его.
   Рольф никогда раньше не слышал о Арднехе. Поэтому немного позже, когда Лофорд сел рядом с ним, чтобы поесть, он спросил колдуна об упомянутом человеке.
   Сперва Лофорд отвечал осторожно.
   – О, мы привыкли использовать это имя в качестве символа нашего дела. Символа наших надежд на освобождение. Похоже, мы пытаемся сами себе создать бога.
   Что? Рольф молча выразил удивление.
   Медленно пережевывая жареную рыбу, Лофорд вглядывался в языки костра, который теперь, к концу дня, казался ярче. Теперь он заговорил более энергично.
   – Мне Арднех видится вот каким: фигура вооруженного молнией воина, сидящего на верхом на Слоне.
   Это произвело сильное впечатление на Рольфа.
   – Но тогда, значит, Арднех настоящий? Живое существо, демон или сила природы?
   Движение массивных плеч Лофорда могло означать, что ответа на этот вопрос не существует.
   – Он был богом Старого Мира, или, по крайней мере, мы так думаем.
   Любопытство заставило Рольфа обнаружить свое невежество.
   – Что такое бог?
   – О, – ответил Лофорд, – у нас нет богов в наши дни. – Он занялся едой.
   – Но были ли боги похожи на демонов? – без особой надежды спросил Рольф, когда ему показалось, что он не получит больше никакой информации. Раз уж он начал попытки узнать о чем-то, то хотел довести дело до конца.
   – Они были чем-то большим; но я – всего лишь сельский колдун и знаю не слишком много. – В голосе Великого прозвучали легкие нотки раздражения.
   А затем Рольф забыл о таких серьезных вещах, так как, сменившись с поста, к костру пришла Сара. Рольф разговаривал с ней, пока она ужинала. Ее мальчишеская одежда не могла скрыть ни привлекательности ее лица, ни стройности тоненького тела, и он не был настроен искать себе другого собеседника.
   Она заговорила с ним довольно легко, с сочувствием выслушала его историю, внимательно отнесясь к описанию его сестры, – затем почти буднично поведала, как ее собственная семья тоже была уничтожена людьми и тварями из Замка.
   Ее маска спокойствия приподнялась, когда стало известно, что в челноке прибывает новый вестник, и когда этот человек подошел к костру, она стала слушать его с явным проблеском интереса – который вскоре пропал. Новости не имели никакого отношения к Нильсу.
   Солнце скрылось за горизонтом, и в жарких отблесках костра Сара выглядела все более привлекательной. Но размышления Рольфа по этому поводу были прерваны прибытием еще одного гонца.
   Этот прибыл по воздуху. Страйджиф, который быстро проснулся и начал оглядываться по сторонам, едва на небе исчезли последние отблески солнечного света, первым заметил приближающуюся птицу. Но Страйджиф едва успел взлететь в воздух и поприветствовать ее, как вновь прибывший снизился, с удивительной скоростью проскользнув сквозь полог листвы над костром, и оказался на земле, вздрагивая и прерывисто дыша, словно в полном изнеможении. Люди собрались вокруг него, заслоняя его глаза от пламени костра, предлагая попить воды и ожидая новостей, ради которых птица затратила столько сил.
   Первые слова, которые птица смогла вымолвить, в значительной степени смешивались со вздохами и посвистываниями, но были достаточно громкими и ясными, чтобы их смогли разобрать даже непривычные уши Рольфа:
   – Я нашла… Слона.
   Птица – молодая самка, чье имя Рольф расслышал как Фэзертип, – в начале прошлой ночи летала возле Замка. Замок и расположенные высоко гнезда рептилий были защищены от нападения любых птиц натянутыми веревками и сетями, но всегда имелась возможность перехватить после захода солнца какую-нибудь припозднившуюся рептилию.
   Прошлой ночью таких рептилий было несколько, но Фэзертип не удалось догнать их – у нее ушло слишком много времени, чтобы добраться до Замка от того места в лесу, где она укрывалась в дневное время. Последние из кожистокрылых могли добираться домой в темноте в полной безопасности прямо у нее над головой.
   Тогда она решила попытаться найти место для укрытия на день как можно ближе к Замку. С этой мыслью она летела вдоль северной стороны дороги, рядом с которой возвышалась южная стена замка. Дорога прорезала тонкую полоску Расколотых гор. С северной стороны раскола гора была испещрена путаницей расщелин и каньонов, сулящих укрытие. С восходом луны Фэзертип полетела туда в поисках какого-нибудь уступа или расщелины, достаточно хорошо скрытой, чтобы рептилии не заметили ее во время своего дневного патрульного полета, и расположенной достаточно высоко и недоступно, чтобы к ней не мог приблизиться никакой солдатский патруль.
   Огромные глаза птиц лучше всего видели в лунном свете и при густых ночных тенях. И все же Фэзертип дважды пролетела мимо входа, прежде чем при третьем пролете узким каньоном задержалась, чтобы исследовать то, что казалось всего лишь темным пятном на затененной скале.
   Пятно оказалось отверстием, входом в пещеру. Проем был не только скрыт от всех, кроме разве что наиболее рьяных крылатых ищеек, но и настолько узок, что Фэзертип подумала: если бы дошло до этого, то она могла бы оборонять его днем. Итак, она решила остаться здесь на день.
   Обследуя пещеру изнутри в поисках других возможных входов, а также, чтобы спрятаться как можно дальше от солнечных лучей, птица и совершила свое великое открытие. По узкой наклонной шахте – по которой тяжелый, лишенный крыльев человек все же мог бы спуститься, если бы захотел, – Фэзертип проникла в пещеру со стенами гладкими, словно яичная скорлупа, и достаточно просторную, чтобы в ней мог поместиться дом. Птице был знаком символ слона, и этот символ был на каждом боку огромного – создания? предмета? (Фэзертип не могла подобрать подходящее слово) – который один занимал всю пещеру, и этот предмет, по мнению Фэзертип, не мог быть ничем иным, кроме самого Слона.
   У него было четыре ноги? Нет, похоже, у него совсем не было ног. Имел ли он свисающий нос и зубы, напоминающие сабли? Нет – по крайней мере, не совсем так. Но птица никогда не видела ничего подобного тому, что, неподвижное, ожидало в засыпанной пещере.
   К этому времени Фэзертип отдышалась и явно получала удовольствие, рассказывая свою историю тяжелым бескрылым людям, толпящимся вокруг и нетерпеливо забрасывающим ее вопросами. Теперь она устроилась спиной к затененному костру, и люди видели только ее темный, плавных очертаний силуэт и огромные глаза, которые то и дело таинственно вспыхивали, отражая болотные огни.
   Она упрямо настаивала на том, что предмет в пещере не может быть ничем иным, как только Слоном. Нет, он не двигался; но он не казался мертвым или сломанным. На том, что напоминало его голову, имелось несколько выступов, все они казались твердыми, как когти. Нет, Фэзертип не притрагивалась к слону. Но каждая его часть выглядела очень твердой, как что-то, сделанное из металла.
   Сара пояснила Рольфу, что птицы всегда испытывали трудности при описании вещей, изготовленных людьми; некоторые из них не могли отличить топор от меча. Они просто мыслили другими категориями.
   Расспросы начали приводить к повторам. Дух сомнения, отсутствие решимости взять на себя ответственность лидерства, похоже, по-прежнему преобладали в этой группе людей.
   – Ладно, нужно послать кого-нибудь, чтобы он посмотрел, что это за штука, – сказал Томас, окидывая взглядом остальных. – Одного или больше из нас, тяжелых, бескрылых людей. И как можно скорее. Это совершенно ясно.
   Начался спор о том, какая из различных групп Вольного Народа, разбросанных по округе, находится ближе всех к пещере и которой из них было бы проще и безопасней всего добраться до нее.
   Томас вскоре прервал дискуссию.
   – Мы находимся всего лишь километрах в восемнадцати от пещеры – и я думаю, что, в конечном счете, выйдет быстрее, если один или двое из нас отправятся прямо отсюда.
   Лофорд сидел улыбаясь, молча выражая одобрение тому, что Томас начал руководить. Теперь Томас повернулся к птице и сказал:
   
Купить и читать книгу за 14 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать