Назад

Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Остров Красного Солнца и холодных теней

   Корабль «Святая Мария», плывущий из Англии в Австралию, терпит крушение в Тасмановом море у островов Новой Зеландии. Спасаются несколько молодых людей и старый корабельный кок. Их шлюпку прибивает к одному из островов на котором живут дикари-людоеды.
   Им нужен огонь, чтобы подать сигнал бедствия проходившим мимо кораблям, но огонь можно достать только у дикарей. Один из молодых людей, рискуя жизнью, идет на сближение с этим племенем и в него влюбляется дочь вождя, которая сохраняет ему жизнь…


Геннадий Эсса Остров Красного Солнца и холодных теней

   www.napisanoperom.ru
   Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.
   © Г. Эсса 2013
   © ООО «Написано пером», 2013

Часть первая

   Сэр Генри уже довольно пожилой человек, родственник по линии моей жены, старый моряк, ушедший на покой от всех дел около десяти лет назад, считался в нашем роду интереснейшим собеседником, особенно когда рассказывал о своих морских приключениях.
   Он много говорил о море и путешествиях, в которых когда-то сам принимал непосредственное участие. Но я мечтал услышать от него один, на мой взгляд, очень интересный рассказ, о котором он долгое время умалчивал.
   – Это самая поразительная история, происшедшая со мной когда-либо, – признавался он. – Она перевернула всю мою жизнь. Я встретил тогда замечательных людей, преданных этому трудному ремеслу – морскому делу. Да-да, я не оговорился, именно ремеслу, потому что в те давние времена любое путешествие представляло собой определенный статус тогдашней жизни и являлось чем-то особенным. Чтобы попасть на корабль, уходивший в дальнее плавание, надо было приложить максимум усилий, и мне повезло: я оказался именно на таком корабле.
   На этом он прекращал свой рассказ, погружаясь в воспоминания. По его выражению лица я определял, что те события когда-то принесли ему массу волнений и переживаний.
   Он изменялся в лице. Его жизнерадостная натура погружалась в раздумья, и он тут же замолкал, переводя разговор на другие темы.
   Даже его жена Марта не в силах была уговорить старика рассказать свою историю, о которой и сама никогда не слышала.
   – Это было еще до нашей женитьбы, – говорила Марта. – Тогда Генри был совсем молодым. Помню, он говорил мне, что ходил к берегам Австралии и что это было удивительное время. Я знаю, что он таит самую суть этого похода, но не в силах была от него чего-либо добиться. Может, вы, дорогой племянник, повлияете на него, и он раскроется перед вами? – обратилась как-то она ко мне.
   Любопытный по своей натуре, я решился добиться от старого Генри сути этого рассказа, разузнать все подробности, но и у меня это не сразу получилось.
   Хотя сэр Генри и питал ко мне самые добрые чувства, но постоянно откладывал свою исповедь, ссылаясь на всевозможные причины.
   На этот раз я решил уже не отступать, тем более что старик был в хорошем настроении.
   Он сидел на большой веранде своего загородного дома и пил чай, дымя толстой сигарой.
   Марта хлопотала по хозяйству, а я придвинулся к нему поближе и мы вдвоем болтали о всякой всячине.
   Я любил к ним приезжать в этот тихий загородный дом, чтобы отдохнуть от городской суеты и подышать свежим воздухом.
   Однажды, гуляя по лесной тропинке, я встретил сэра Генри, одиноко бродившего по опушке. Он увидел меня, широко улыбнулся и спросил:
   – И что же ты в такую рань поднялся? Еще трава от росы мокрая, а ты в одних ботинках… Сапоги надо надевать, молодой человек, как я.
   – Вот, решил погулять поутру, – сказал я. – Скоро мне придется покинуть вас и уехать по делам в город. Хочу напоследок побродить по этим замечательным местам.
   Он посмотрел на меня, взял за плечо и тихо сказал:
   – Идем домой. Марта сейчас завтрак сготовит, а мы с тобой поболтаем. Когда я тебя еще увижу, неизвестно, поэтому пойдем. Я же знаю, чего ты от меня ждешь.
   У меня загорелись глаза. Я начинал понимать, что старик все же решился рассказать мне о самом интригующем в своей жизни приключении.
   – Когда думаешь навестить меня в следующий раз? – спросил он.
   – Наверное, уже только через год. Раньше я никак не смогу. Скопилось много дел, и без меня там обойтись не смогут.
   – Стар я стал, – вздохнул сэр. – Здоровье подводит… доживу ли, чтобы снова увидеть тебя?
   – Конечно, сэр. Вы закаленный старый моряк.
   – Был моряк… Годы берут свое, и вряд ли той закалки хватит теперь надолго. У каждого человека где-то есть свой предел. Пойдем, я тебе расскажу то, о чем ты так давно хочешь узнать.
   Я взглянул на него, и сердце мое тревожно застучало.
   «Надо же, сам предложил, – подумал я. – Значит, я сегодня узнаю то, о чем он никогда и никому не рассказывал раньше…».
   Дальше шли мы медленно и молча. Он, вероятнее всего, снова погрузился в воспоминания, напрягая память, чтобы не упустить всех подробностей своего повествования, а я шел, не мешая ему своими вопросами, изредка поглядывая на его сосредоточенное лицо.
   Дома нас ждала Марта.
   Сэр Генри устало опустился в плетеное кресло и, закурив сигару, пустил густое облако дыма.
   – Давно хотел тебе рассказать одну историю. Конечно, со временем она стала забавной, но тогда было все по-другому.
   – И когда же это было, сэр?
   – О, это было давно. На престоле был тогда Генрих Третий, король Великобритании. По-моему, год был, дай памяти, 1817-й. Король был уже болен, и, по сути, правил страной не он. Но он имел большое влияние как инициатор множества реформ, к тому же переживший большое количество военных событий. В те времена я был еще мальчишкой и мало что соображал. Родители мои умерли рано, а дом забрали за долги. Я оказался на улице, и мне ничего не оставалось делать, как бродяжничать. Я тогда целыми днями болтался в порту и там подрабатывал, чтобы получить немного еды. Мне было всего шестнадцать лет. Я был высокого роста и славно сложенным парнем. На хорошую работу меня никто не брал, поэтому я целыми днями болтался в порту, встречая корабли, и помогал их разгружать, за что платили гроши. Однако мне хватало. Жил тогда я в сыром подвале вместе с крысами и собаками. Таких, как я, бездомных было много: мы все дружили и помогали друг другу. Мы прятались от солдат, которые ловили нас и отправляли на принудительные работы. У меня это получалось лучше всех, поэтому я и не попался в их лапы.
   Марта поставила на стол чашки и села рядом.
   – Только прошу, не волнуйся, – сказала она. – У тебя опять начнутся головные боли. Он и мне об этом никогда не рассказывал, – обратилась она ко мне. – Я сама все слышу в первый раз.
   Я перевел взгляд на дядюшку и приготовился слушать дальше его рассказ.
   Сэр Генри отпил немного горячего чая и взглянул на жену, улыбнулся, снова пустил облако дыма…
   – Курить я начал давно, как раз тогда, когда ввязался в эту историю. Какие были тогда рядом со мной люди! Я их до сих пор помню всех. Мужественные, молодые…
   Он перевел дух, уселся поудобнее в кресле и на мгновение замолчал.
   – Сэр, а что потом? – уже не выдержал я.
   – Потом?.. Однажды в порт пришел огромный корабль, и я решил во что бы то ни стало проникнуть на него. Здесь было где спрятаться, чтобы оказаться незамеченным. Я мечтал уйти в море и стать настоящим моряком, но меня никто не брал и, хуже того, просто гнали за мой возраст. Я стоял у причала и изучал обстановку. На корабль, как оказалось, незамеченным пройти было невозможно – трап усиленно охранялся моряками, и только некоторые люди могли на него подняться. Кто-то тогда мне сказал, что этот корабль будет стоять здесь еще несколько дней, и у меня было время обдумать в подробностях мой план действий. Я также узнал, что он уходит в большое плавание, до берегов Австралии, и меня это еще больше воодушевило. Я непременно решил пробраться на его палубу и уплыть в далекую и неизвестную до сих пор мне страну. Я понимал, что путь дальний и мне когда-то придется себя раскрыть, но это должно было произойти только тогда, когда мы будем уже далеко в море. Я был готов на любую работу, что могли там мне предложить, только чтобы испытать свою судьбу в этом увлекательном путешествии. Каждое утро я приходил на причал и бродил вдоль пришвартованного корабля, с надеждой поглядывая на огромные мачты и спущенные паруса…

Глава 1

   Вильгельм Уайтинг – капитан, немного старше средних лет, был требовательным к своему экипажу, но ничего не мог поделать со своей восемнадцатилетней дочерью Софией, которая настаивала на том, чтобы отправиться с ним в море. Он категорически запретил ей думать об этом, поэтому сразу отказал, ссылаясь на трудности данного предприятия.
   – Ты понимаешь, о чем говоришь? – воскликнул он, усадив ее перед собой. – Это совершенно неизвестные края… Нет, ты меня прости, но это просто неисполнимо. Ты прекрасно знаешь, что я ни в чем тебе не отказываю, но здесь… Другое дело в Португалию или во Францию… А тут совершенно другой край света… Я и сам там ни разу не был. Неизвестная страна, слабо развитый морской путь… По сути дела мы будем плыть по непонятным картам Кука.
   – Это которого аборигены съели?
   – Вот именно, взяли и съели.
   – И все же я хочу с тобой плыть, – взмолилась София. – Я не стану тебе обузой, тем более что твой помощник, Карл, – мой хороший друг.
   – В этом я не сомневаюсь, – согласился отец. – Вот вернемся, тебя и сосватаю. Я так понимаю, у вас какие-то отношения? Он действительно очень хороший человек, не зря ходит у меня в помощниках капитана. Я на него всегда рассчитываю, и он оправдывает мое доверие.
   – Он просто очень милый молодой человек, – призналась София и покраснела.
   – И, конечно, ты его любишь?
   София пожала плечами.
   – Не знаю, отец, но мне очень хотелось бы отправиться в это путешествие с вами. Вот там мы лучше друг друга и узнаем.
   – Ох и лисица ты… Я еще подумаю, но мне не хотелось подвергать свою дочь опасностям, которые могут возникнуть в плавании. Что еще скажет на это мать?
   – Я сама с ней поговорю. Ты когда собираешься пригласить к нам Карла на обед? – спросила София.
   – Столько у меня еще дел не сделано, – вздохнул отец. – Думаю, дня через два, не раньше. Мне многое надо будет с ним обсудить, а сейчас он занимается подбором команды. У нас не хватает около десятка матросов и боцмана.
   – А Сэм?
   – Сэма я уважаю, так как ходил с ним много раз в море, но он уже стар и больше в море не пойдет, тем более в такую даль.
   – Хороший он человек, – заметила София.
   – Да, я с ним полмира прошел… Таких, как он, еще надо поискать, но время берет свое, и приходится искать другого. Вот этим сейчас и занимается Карл.
   На этом разговор Софии со своим отцом закончился, и она с нетерпением ждала, когда, наконец, он пригласит Карла, который скажет за нее свое слово.
   Карл ходил в помощниках капитана уже два года и зарекомендовал себя как деловой и знающий человек.
   Однажды он появился в доме Уайтингов, где встретил молодую Софию, которая тут же влюбилась в него. Они быстро нашли общий язык, и Вильгельм с женой были очень довольны их отношениями.
   Он был на пять лет старше Софии, и родители видели в них прекрасную пару.
   Несколько походов на корабле, которые он совершил вместе с ее отцом, гарантировали их длительное сотрудничество. С тех пор как он стал помощником капитана, Вильгельм пророчил ему хорошую карьеру.
   Настал день, когда был назначен званый обед, и София с нетерпением ждала своего избранника. Он, как говорится, одетый с иголочки, как всегда аккуратный и точный, явился ровно в назначенное время.
   Встретила его мать и проводила в дом. София в это время с тревогой ждала, когда позовут ее родители, но разговор отца с Карлом продолжался очень долго. Они обсуждали предстоящее путешествие и, когда было все решено, сели к столу. Но и тут Вильгельма интересовала только работа. Он не унимался и задавал все новые вопросы своему помощнику.
   – Меня больше всего интересует боцман, – сказал Вильгельм.
   – Сэр, у меня на данный момент две кандидатуры, – ответил Карл, поглядывая на Софию. – Но первая сразу отпала ввиду длительного путешествия и возраста. Вторая – это Боб. Он плавал на многих кораблях, и опыта у него не отнять.
   – Выбираете вы, Карл, – сказал Вильгельм. – Это ваши будущие подчиненные, и вам с ними работать. А что с моряками?
   – Ну, что касается моряков, здесь дело обстоит намного проще. Сейчас на длительный ремонт становится много судов, поэтому я не вижу в этом проблемы.
   – Значит, дела у нас продвигаются?
   Вильгельм встал и прошелся по комнате, замечая, как все присутствующие следят за ним. Вдруг он спохватился:
   – Что же это я совсем разошелся? У нас же обед стынет. – Он сел за стол и снова обратился к Карлу. – Дорогой мой, я пригласил вас не только чтобы обсудить наши дела, но и решить одну проблему, – он взглянул на Софию. – Дело в том, что моя дочь напрашивается плыть с нами.
   Карл встал, и лицо его засияло.
   – Это же здорово! – воскликнул он.
   – Ничего хорошего я в этом не вижу, – Вильгельм усадил Карла обратно в кресло. – Ни вы ни я не знаем, что нас ожидает в дальнейшем, поэтому я считаю лишним брать с собой свою дочь и вашу невесту в такое опасное путешествие. Эта страна нам неизвестна, да еще надо до нее добраться. Что там впереди нас ждет, бог только знает. Я думаю, что это лишнее…
   – Но, сэр, она будет в надежных руках, тем более, что вы знаете, что мы друг друга любим! – Карл взглянул на Софию. – Дорогая, ты с этим согласна?
   София улыбнулась. Ей было приятно слышать, как Карл настаивает на ее участии в плавании. Он поднялся, подошел к девушке и поцеловал ей руку.
   – В таком случае я просто не знаю, – начал сдаваться отец. – А ты что скажешь? – обратился он к жене.
   – Ну, что я могу сказать… Если Карл берет на себя такую ответственность, то быть тому…
   – Я так и знал, что вы дадите согласие, – обрадовалась София. – Давайте лучше обедать.
   – Ты на себя посмотри, – обратилась к Вильгельму жена, – ты полжизни провел в море, и я удивляюсь, как ты нашел время сотворить нам дочь. Вот теперь и она сходит с ума по этим морям. Бери ее и следи за ней в оба. А ты, София, смотри, там одно мужичье, как ты будешь чувствовать себя среди такой компании?
   – Я буду с отцом и Карлом. Они не дадут меня в обиду, – радостно вздохнула София и прижалась к молодому человеку.
   – Это правда, – подтвердил Карл. – Я буду следить за Софией. У нее будет отдельная каюта, а я приставлю к ней своего человека. Я думаю, мы обойдем все проблемы, которые могут обрушиться на нас.
   – Давайте, в таком случае, выпьем вина, – предложил Вильгельм. – За наш успех и благополучное плавание!
   Радостная София подбежала к матери, поцеловала ее и закружилась по комнате.
   – Дочь, – сказал отец, – чему ты радуешься? Я же еще согласие не дал.
   София теперь подбежала к отцу и обняла его за шею.
   – Я же знаю, что ты самый лучший на свете из отцов. Можно, я возьму с собой свою любимую собаку Бэби?
   – Бери, что хочешь, – сдался Вильгельм. – С тобой разве поспоришь?

Глава 2

   Ранним утром Карл снова направился в порт, чтобы подстраховаться: набрать еще человек пять моряков и сделать окончательный выбор.
   В первую очередь он появился у причала, где швартовались корабли на длительный ремонт. Он понимал, что сейчас много свободных людей ищет работу и ему повезет еще подобрать несколько толковых моряков, тем более что многие из них просто рвутся в море.
   Теперь Карл желал из всех набранных оставить самых достойных и верных людей.
   Вильгельм полностью положился на своего помощника и не лез в его дела, потому что сам был сильно занят оформлением разных бумаг.
   Вечером того же дня у Карла состоялся разговор с новым боцманом. Они встретились в небольшом баре, куда он был приглашен Бобом, который, в свою очередь, пришел не один, а с каким-то верзилой двухметрового роста.
   Завидев Карла, Боб расплылся в улыбке и пригласил к столику.
   – Я не привык, чтобы меня ждали, – сказал Карл, – и требую как от себя, так и от подчиненных четкого выполнения своих обязательств. Так что если у нас с вами решится вопрос, то требования с моей стороны остаются, прежде всего, в соблюдении дисциплины.
   – Я согласен, капитан, – произнес хриплым голосом Боб. – Но у меня одно условие…
   – При первой же встрече и уже условия? – удивился Карл.
   – Нет, это не условие, а просьба. Я знаю, что вы ищете матросов, так вот могу порекомендовать лучшего моего друга Джимми. Он опытный моряк и знает много того, что не знает никто.
   – Да? – удивился Карл. – Это становится уже интересно. И что же знает ваш друг?
   – Хотя бы хорошо свою работу. Он в последнее время плавал старшим матросом и командовал людьми не хуже кого-либо. Я думаю, что лучшего моряка вам просто не найти.
   Карл оглядел сидящего рядом верзилу.
   – И где же вы, сэр, плавали? На каких кораблях?
   – В последний раз на «Бригантине». Это хорошее было путешествие.
   – Да, но она затонула, насколько мне это известно, у берегов Испании.
   – Это было ужасно! Спаслось несколько человек, в том числе и я. Все произошло из-за ошибки капитана.
   – А я слышал другую версию, – возразил Карл.
   – Много чего говорят люди, но Джимми живой тому свидетель, – сказал раздраженно Боб. – Земля полнится слухами, но никто вам не расскажет настоящей правды, как он.
   – Конечно, на море всякое случается, – снова забасил Джимми, – и вы это прекрасно знаете. А «Бригантина» ходила тогда к испанским берегам впервые. Из-за неопытности капитана нарвались на рифы, и посудина просто пошла на дно.
   – И все добро, что было на борту, внезапно исчезло, – добавил Карл.
   – Вот что касается груза и прочего добра, как вы говорите, об этом мне абсолютно ничего не известно.
   – Да, это темная история, – согласился Карл. – Хорошо, я согласен насчет вашего друга.
   Карл поднялся, еще раз окинул боцмана и Джимми строгим взглядом.
   – Когда вы намечаете отплытие, сэр? – спросил Боб.
   – Через неделю. Надо решить еще много вопросов.
   – Замечательно! Мы к вашим услугам. Я думаю, что вы не пожалеете, – сказал Боб. – По первому сигналу мы будем на палубе вашего корабля. Это тот самый корабль под названием «Святая Мария»?
   – Верно. Вам заранее дадут знать, – сказал Карл.
   – Сэр, вот Джимми хотел уточнить, мы действительно плывем в Австралию?
   – Именно так.

   Уже поздним вечером Карл навестил капитана и сообщил ему о разговоре с боцманом, о том, что подобрал еще несколько надежных моряков и завтра намечает произвести окончательный отбор команды.
   София сидела в стороне и наблюдала за своим возлюбленным.
   – Ну, хорошо, – сказал капитан, выслушав доклад своего помощника. – Нам с ними плыть, и я на вас надеюсь. Завтра пойдем вместе и посмотрим команду. Непригодных оставим на берегу. Да, а как обстоят дела с коком?
   – Дэвид – это надежный и проверенный человек, – сказал Карл.
   – А, это тот пухленький колобок? Он же ходил в последний раз с нами в море.
   – Именно он, – кивнул головой Карл. – Лучшего и подобрать нельзя.
   – Молодец, что ты его взял в нашу команду. Насколько мне помнится, он очень хорошо готовит. С таким коком мы никогда не пропадем.
   Карл взглянул на Софию.
   – Мне пора, – сказал он.
   – Папочка, можно, я провожу Карла? – попросила София.
   – Проводи, но не долго. На улице уже совсем темно, а фонари почему-то до сих пор не зажигают.
   София подбежала к отцу, чмокнула его в щеку и, взяв Карла за руку, повела к выходу.
   – До завтра, сэр, – успел сказать он и исчез за дверями.
   София сразу повисла у него на шее, как только они вышли на улицу.
   – Ты представляешь, я с отцом и с тобой пойду в море! – Она радовалась, как дитя.
   – Нет, не могу этого представить, – ответил Карл. – Может, ты все же подумаешь о своем поступке? Мы сами идем так далеко впервые, и я просто за тебя боюсь.
   – Почему? – обиделась София. – Я же буду с вами. С тобой рядом. Ты что, не хочешь, чтобы мы были вместе? А вернемся – и сыграем свадьбу, вот будет здорово!
   Карл усмехнулся.
   – И все же, милая, ты хорошо подумай.
   – Я уже все решила, еще без тебя, так что можешь на меня рассчитывать.
   Он обнял Софию и, целуя ее в нежные губы, сказал:
   – Я буду рад видеть тебя на корабле, только уговор – слушаться и повиноваться мне обязательно.
   – Я так и сделаю, – снова засияла София.

Глава 3

   На следующий день капитан пригласил Карла, боцмана и старшего матроса на совещание, которое должно было положить начало их будущему сотрудничеству.
   Он подробно рассказывал о предстоящем маршруте, который тщательно сам разработал:
   – Мы пойдем вдоль берегов Европы, а затем отправимся к Африке. Иной путь намного длиннее, а нам дорого время, – сказал Вильгельм.
   – Да, сэр, но, проплывая вдоль берегов Африки, мы рискуем попасть в руки пиратов, а то и хуже, к людоедам, – возразил боцман. – Я предлагаю идти другим путем.
   – Нет, Боб, – возразил капитан. – Об этом я тоже много думал, но решил остановиться именно на этом курсе. Проходя африканский материк, мы сделаем там остановку. Возможно, возьмем попутный груз и возместим кое-какие расходы, заправимся водой, продуктами и вдоль берегов Африки уйдем дальше. – Капитан взглянул на угрюмое лицо старшего матроса.
   Его огромная фигура располагалась за небольшим столиком и казалась еще больше.
   – Что вы скажете, Джимми? – обратился к нему капитан. – Я хочу услышать мнение каждого присутствующего.
   Джимми взглянул на боцмана и пожал плечами.
   – Мое дело маленькое, – ответил он. – Мне предстоит командовать матросами, а не сочинять маршрут. Но хотел предупредить, что в столь опасное путешествие, кроме достаточного количества питания, необходимо еще брать и достаточное количество оружия. Сами понимаете, что сейчас времена очень неспокойные. Кругом так и ерзают те зануды, которые выпрашивают пулю в лоб. Ну, вы меня понимаете…
   – Мы и об этом позаботились, – сказал Карл, поглядывая на капитана.
   – Оружие – это хорошо, – вздохнул Джимми и искоса посмотрел на боцмана. – Оно нам может пригодиться для защиты от дикарей, а они, как известно, народ воинственный и обязательно захотят урвать себе большой кусок вашего, то есть нашего груза или, того хуже, завладеть кораблем полностью.
   – Господа, – сказал капитан, стараясь сменить тему разговора, – мы плывем не искать сокровища. У нас другая миссия. Мы везем товары, которые сейчас загружаются докерами в наши трюмы, и они особой ценности не представляют. Хотите вы или нет, но мы будем вынуждены делать остановки в портах, чтобы сдать их и загрузить новые, и везти их дальше. Иначе наше плавание приведет нас к полному банкротству. Для этого наш владелец организовал все так, что нам скучать не придется, а вот за сохранность грузов в ответе мы.
   – И что мы везем в первую очередь? – поинтересовался Джимми.
   – Короче, купи – продай, – догадался Боб.
   – Вы догадливы, сэр. За это нам и платят, а также и вам.
   – А что, до африканских берегов у нас остановок не намечается? – не успокаивался любопытный Джимми.
   – Почему же, – возразил капитан. – Но это я буду обсуждать со своим помощником.
   Боб и Джимми устремили свои взгляды на молодого Карла.
   – Вы простите меня, сэр, – обратился Боб к Карлу, – вы давно ходите в море?
   – У него достаточно опыта, чтобы быть моим помощником, – ответил капитан. – Итак, господа, я считаю, что наш разговор подошел к концу. Вы, Джимми, займитесь командой, а вы, Боб, своими непосредственными обязанностями, и не забывайте, что скоро нам уходить в море.
   Когда боцман и старший матрос ушли на корабль, Вильгельм подсел поближе к Карлу и спросил:
   – Где вы нашли этого боцмана? Он очень любопытная личность и мне не очень пришелся по душе. А эта обезьяна, старший матрос? Он разве в состоянии руководить нашей командой? Он же поубивает их всех.
   – Этого Джимми мне порекомендовал боцман, а его, в свою очередь, один из моих знакомых.
   – Не нравятся что-то мне их рожи.
   – Но, сэр, сейчас такое время, что боцмана найти будет трудно. С моряками – это другое дело.
   – Я назначу одного из моих людей, чтобы тайно присматривали за ними, – сказал капитан. – Это будет верное решение. Теперь для вас: если уж вы, сэр, берете на борт мою дочь и, как хочу заметить, без особого моего желания, то будьте так любезны уделять ей больше внимания. Сами видите, какой контингент на нашем корабле.
   – Я люблю ее, сэр.
   – Я не про любовь, уважаемый. Вам надо будет просто не сводить с нее глаз. Вы прекрасно знаете ее строптивый характер, поэтому я на вас надеюсь.
   – У нее будет отдельная каюта, – еще раз напомнил Карл. – Я уже присмотрел неплохое местечко на корабле. С одной стороны ее каюты будет находиться наш уважаемый кок Дэвид, а с другой – моя каюта, так что она будет в полной безопасности. Мы не дадим ее в обиду.
   – Я думаю, что до этого не дойдет, но все же попробуйте ее еще раз отговорить. Она вас послушает.
   – Это бесполезно, капитан. Если она решила совершить свое первое путешествие, то вряд ли теперь можно будет получить от нее другой ответ.
   Вильгельм покачал головой.
   – И еще. Когда вы будете на корабле, найдите мне этого красавчика Тома. Он мне очень нужен. Пусть сегодня же найдет время и встретится со мной.
   – Это тот самый моряк, что ходил с нами в прошлый раз?
   – Да, он самый.

   Карл оставил капитана и, выйдя на улицу, сразу направился на корабль.
   У причала он встретил боцмана и верзилу Джимми.
   – Молодой капитан, – обратился к нему Боб, – мы с вами нигде раньше не встречались?
   – Займитесь делом, Боб, – сказал строго Карл, – и вы, Джимми, тоже. Соберите команду, для начала, познакомьтесь…
   – Я все сделаю, когда мы двинемся в путь, – ответил Джимми. – Они не барышни, чтобы с ними знакомиться.
   – Они – наша команда.
   – Теперь я тоже ваша команда, – с усмешкой заметил старший матрос.
   – Сэр, он сделает так, как вы скажете, – влез в разговор Боб и толкнул Джимми в бок. – Слушать надо, когда капитан тебе приказывает, болван.
   – Именно так, боцман, – согласился Карл. – Привыкайте к порядку и дисциплине. Бардака на корабле я не потерплю.

Глава 4

   Боб и Джимми шагнули на трап, и дежурный матрос пропустил их на борт корабля.
   – Наконец-то я снова чувствую свободу, – радостно произнес Боб. – Нас море зовет на большие дела!
   – И меня тоже, боцман, – в свою очередь пробасил Джимми, оглядываясь по сторонам. – Ничего посудина… Для такого плавания сгодится…
   – И, возможно, нам тоже, – добавил Боб. – Только я тебя прошу, не болтай много лишнего. Для начала нам надо ознакомиться с кораблем. Так, кажется, нам приказал этот недоносок Карл.
   Они обошли всю палубу, заглянули в трюмы, куда уже заканчивали загружать мешки с сахаром и тюки с табаком.
   – Нам бы хватило этого добра на всю оставшуюся жизнь, – зашептал Джимми.
   Моряки суетились на палубе, занимаясь каждый своим делом.
   Боцман смотрел на них прищурив глаза и сказал:
   – Примечай, тебе с ними работать, а самое главное, надо будет подобрать себе с десяток этих работяг, и тогда все наши планы свершатся. Только не торопись. Я знаю, что ты в людях совсем не разбираешься, поэтому будь осторожным. А эти какие-то тощие.
   – Нормальные. Оружие, если что, удержат.
   – Да тощие, смотри, какие, – не успокаивался Боб. – Нам бы с десяток твоих дружков.
   – Так кто ж их на корабль пустит?
   – Это точно. Твои уголовники тут бы наделали дел, прямо здесь, еще в порту.
   – Старший матрос, – неожиданно проявился Карл и позвал к себе Джимми. – Вы ознакомились с кораблем?
   – Нет еще, сэр. Мы не можем найти камбуз. Хотелось бы посмотреть сразу все.
   – Он внизу, рядом с моей каютой, – ответил Карл.
   – Тебе сейчас он нужен? – прошипел Боб.
   – Ты же знаешь, что он для меня важнее всего.
   – Идиот, ты не за этим здесь.
   Они спустились вниз и нашли камбуз.
   Кок Дэвид громко гремел кастрюлями, наводя порядок и расставляя запасы продовольствия.
   – Сэр, если я не ошибаюсь, вы будете наш кок? – спросил Джимми, заглядывая в помещение.
   Дэвид оглянулся на посетителей.
   – Я боцман, – представился Боб, – а это старший матрос Джимми. Я думаю, мы поладим.
   – Сюда заходить капитан запретил любому человеку, – недовольно буркнул Дэвид.
   – Но мы не любые, и мы одна команда, – возразил Джимми.
   – Это не имеет значения. Прошу покинуть помещение камбуза.
   Боб и Джимми не стали спорить и поднялись наверх.
   – Толстая свинья, – недовольно шипел Боб. – Я его с удовольствием кинул бы за борт.
   – Ты опять торопишься. У тебя будет еще для этого время. А сейчас ты снова болтаешь всякую чушь.
   – Он меня уже начинает бесить.
   – Да заткнешься ты или нет? По-моему, нам этот щенок, помощник капитана, и так не доверяет, а еще ты тут…

   – Как наш боцман и старший матрос? – спросил Карл молодого человека, лет двадцати пяти, по имени Том.
   – А лучших вариантов не было? – спросил в свою очередь моряк. – Не нравятся они мне.
   – Тебя капитан искал, будь так любезен – сходи к нему. Он хочет что-то тебе сказать.
   – Я только что от него, – ответил Том. – Он сказал, чтобы я не спускал с них глаз и докладывал обо всем, что узнаю.
   – Да, и меня тоже ставь в известность, – добавил Карл.
   – Хорошо, сэр, но хочу вам признаться, что где-то я уже видел этого боцмана, – сказал Том.
   – Если вспомнишь, расскажешь мне и капитану. Будет, думаю, очень интересно.
   Карл прошел в капитанскую каюту и увидел усталое лицо Вильгельма.
   – Есть проблемы, сэр? – спросил Карл.
   – Устал я что-то. Уже так хочется выйти в море, и я там немного отдохну.
   – Вы можете это сделать и сейчас. Погрузка завершена, экипаж на борту.
   – Карл, вы подготовили каюту для Софии? – спросил Вильгельм.
   – Конечно, сэр. Она в полном порядке и ждет свою замечательную хозяйку. Когда она появится?
   – Завтра утром перед отходом корабля.
   – Я ее встречу и провожу до каюты, – вызвался Карл.
   – Уж будьте так любезны. Вы надежный человек, Карл. А сейчас дайте команду, чтобы боцман собрал экипаж на палубе. Я хочу с ними со всеми встретиться и поговорить перед дальней дорогой.

   Капитан появился через десять минут.
   Вся команда была в сборе и стояла на палубе вместе с коком Дэвидом, во главе с Джимми и боцманом.
   Вильгельм окинул всех взглядом и произнес небольшую речь:
   – Господа, – сказал он, – я рад видеть вас на борту нашего корабля и хотел бы, чтобы в вашем лице это была сильная и сплоченная команда. Нам предстоит дальний и нелегкий путь к берегам Австралии. Мы пройдем много стран и много морей, но основное путешествие будет проходить через океан. Поэтому от каждого из вас будет зависеть наш успех. Мой помощник будет руководить кораблем в мое отсутствие, вместе с боцманом Бобом. Наш боцман – бывалый моряк, и прошу ему подчиняться. Старший матрос Джимми будет во главе всего младшего состава, и его тоже всем слушать. Ну, а наш уважаемый кок Дэвид, я полагаю, не даст нам умереть с голоду. Утром мы отплываем от берегов Англии, поэтому выход на берег запрещается. Команда должна хорошо отдохнуть, чтобы завтра с новыми силами двинуться в море. Вопросы ко мне есть?
   – В честь нашего путешествия мы сегодня получим свой виски? – спросил заботливый боцман, заметив при этом, как на него с надеждой смотрят моряки.
   – Виски будет, как полагается, на ужин, но в меру. Завтра мы все должны быть бодрые и без всяких последствий, – ответил Карл.
   – Да, и еще, – добавил капитан. – С нами поплывет моя дочь София. Она у нас будет что-то вроде лекаря. Поэтому прошу ее уважать. Я не потерплю в отношении ее каких-либо хамских выходок.
   – Женщина на корабле к несчастью, – зашептал Джимми боцману на ухо.
   – Дурак, молчи и слушай. Это понятно, сэр. Все будет как надо.
   – Ну, вот и хорошо, – улыбнулся капитан и, окинув еще раз всех взглядом, удалился в каюту.
   – Если кто передумал плыть с нами, – предупредил Карл, – я отпущу того на берег. У вас еще есть время подумать.

Глава 5

   Ранним утром мальчишка по имени Генри, который был завсегдатаем в порту, появился у трапа «Святой Марии». Он немного повертелся на причале и исчез.
   Генри здесь знали многие, но команде этого корабля он известен не был.
   Шестнадцатилетний паренек давно мечтал уйти в море, но из-за молодости его никто не брал, хотя он и был высокого роста. А тут подворачивался исключительный случай, и он любыми путями тайно решил проникнуть на корабль, который сегодня должен был покинуть берега Англии и взять курс на Австралию.
   Генри тщательно изучил подходы к трапу со стороны, чтобы не быть замеченным, и еще раз убедился, что проникнуть туда постороннему практически невозможно. Ему думать долго не приходилось: трап мог подняться в любую минуту, и тогда все его мечты в один миг рухнут.
   Неожиданно к кораблю подъехали две повозки. На трапе появился сам капитан с помощником и несколько моряков. Они спустились на берег и тут же были окружены провожающими. Капитан долго разговаривал со своими родными, пока Карл любезничал с Софией, а моряки, подхватив многочисленные вещи, стали поднимать их на борт. Генри смешался с толпой и, подхватив две большие коробки, потащил их на корабль.
   – Дочь моя, – сказал капитан, – такое впечатление, что мы уплываем, как минимум, на полжизни. Тебе не кажется, что вещей у тебя слишком много?
   – Но она же женщина, – возразила мать.
   – Нет, папочка, здесь только все необходимое, – сказала София.
   Рядом бегала неугомонная собака Бэби. Она радовалась, наверное, больше всех, и когда Генри стал подниматься по трапу с коробками, помчалась за ним.
   Дежурный у трапа так и понял, что этот парень тоже родственник капитана, раз собака так дружелюбна к нему, и без лишних вопросов пропустил парня на борт.
   Генри тащил коробки следом за моряками в каюту Софии.
   Он поставил вещи, огляделся и, убедившись, что остался на некоторое время один, шмыгнул в соседнюю каюту. Это оказался камбуз и он забился за мешками с продовольствием и огромными коробками, чтобы дождаться отплытия «Святой Марии».
   Когда хлопнула дверь и вошел кок, сердце Генри чуть не оборвалось от страха. Он даже перестал дышать, чтобы не выдать свое присутствие. Толстый Дэвид, прекрасно зная свои владения, сразу заприметил незнакомца. Он сел за стол, окинул камбуз взглядом и сказал:
   – Ты, я так понимаю, искатель приключений, молодой человек.
   Генри понял, что это обращение к нему, и стал выбираться из своего укрытия.
   – Сэр, вы меня извините, что я вторгся в ваше хозяйство, но у меня на это есть причина, – сказал Генри тихим голосом.
   – Как ты сказал, хозяйство? Это уже интересно, – взглянул с удивлением на молодого человека Дэвид. – Мне такое впервые говорят – хозяйство. Ты мне начинаешь нравиться.
   Кок внимательно смотрел на молодого человека, изучая его с ног до головы.
   – И что же это за причина, что закинула тебя на наш корабль, а тем более сразу на камбуз?
   – Я очень хочу побывать в море, – сказал волнующим голосом Генри.
   – Судя по твоему росту, тебе лет двадцать, не более, – попытался определить Дэвид.
   – Нет, сэр, вы не правы. Мне только шестнадцать, и меня никто и никогда не брал в море из-за того, что мне мало лет.
   – Что ты все заладил, сэр да сэр… Какой я тебе сэр? Те, к кому надо так обращаться, находятся наверху, на капитанском мостике. Я – Дэвид и все тут.
   – В таком случае, сэр, я – Генри.
   – Если еще раз ты меня так назовешь, то следующая остановка нашего корабля – твоя.
   – Я исправлюсь, сэр Дэвид. Так пойдет?
   – Вот это другое дело. Ну, чего стоишь, как истукан, иди сюда.
   Генри подсел рядом с Дэвидом.
   – С какой целью здесь? Наш капитан наверняка не знает о твоем присутствии.
   – Конечно. Я думаю, что смогу быть вам полезен и буду помогать здесь, на кухне, чтобы остаться на корабле.
   – Меня можешь называть на «ты». Я не привык к такому обращению, которое вылетает из твоей глотки. Значит, говоришь, что тебе еще шестнадцать?
   – Да. Это я просто вымахал в длину, а ума у меня почти нет.
   – Это и заметно, – согласился Дэвид. – Какой же дурак пойдет в такое длительное, а, возможно, и опасное путешествие?
   – Но ты же пошел.
   – Я – это другое дело. Я кок, а без меня они просто подохнут с голоду.
   За дверями послышались шаги, и Генри замер.
   – Иди на свое место, – приказал Дэвид, указывая за коробки. – Это идут сюда.
   Шаги стали удаляться. Хлопнула дверь в соседнюю каюту, и послышалась какая-то возня за стеной.
   – Это моя соседка, София, дочь капитана, – гордо сказал Дэвид.
   Он поднялся и закрыл дверь камбуза на засов.
   – Теперь ты в безопасности, можешь выходить. Сюда редко кто заходит, но могут. Поэтому прошу тебя пока не высовываться несколько часов. Уйдем далеко в море – тогда делай, что хочешь.
   – А что мне делать? Может, позволишь мне остаться с тобой? Я буду помогать тебе на этом камбузе.
   – И что я скажу капитану? На палубе нашел? Ты вообще куда собрался?
   – Мне тут недалеко, – сказал Генри. – Я скоро сойду на берег.
   – И куда же тебе, Генри?
   – До Австралии.
   – Как? До Австралии? Ты сума сошел! Ты, вообще, знаешь, где эта Австралия? На краю света она. Это забытая богом земля с одними папуасами и кенгуру.
   – И вы плывете именно туда?
   – Мы – да, а ты – я не знаю.
   – Быстрее всего, нам по пути, – улыбнулся Генри.
   – Вот чем ты мне нравишься, так это тем, что не умеешь врать. Наверное, я тебя оставлю у себя.
   – А капитан?
   – Ну, не выбросит же он тебя за борт посередине океана. Живи пока… К вечеру мы будем уже далеко от берега, и ты сможешь выйти на палубу. Я поговорю с капитаном, чтобы он тебя оставил.
   – Спасибо. Я отбатрачу.
   – Это точно, отбатрачишь. Позволь узнать, ты в Австралии останешься или будешь возвращаться назад в Англию?
   Генри растерялся и пожал плечами.
   – Я не знаю.
   – А я знаю, – твердо сказал Дэвид. – Так что батрачить тебе придется в два конца.
   Генри улыбнулся.
   – Спасибо, Дэвид. Я отбатрачу в два конца.
   – Ну, вот видишь, как мы нашли общий язык. Сейчас садись и чисть картошку. Скоро будет обед, а я с тобой тут заболтался.

   Вечером Генри осторожно, стараясь быть незамеченным, вышел на палубу. Он проскользнул мимо моряков, которые вообще не обратили на него внимания, и оказался на корме. Неожиданно чья-то крепкая рука схватила его за плечо. Генри обернулся и в страхе увидел огромного Джимми.
   – Это еще кто? – проревел он. – Откуда взялся? Я сейчас тебя, как щенка, за борт выброшу. Пусть тебя жрут акулы…
   Он подвел парня к борту, но голос кока его остановил.
   – Можешь не волноваться, Джимми, – сказал кок, протирая огромный черпак. – Это мой помощник, отпусти его.
   – Что-то я такого не знаю, – возразил Джимми.
   – Ты многое еще чего не знаешь. Отпусти его, иначе я тебе вот этим черпаком проломлю голову, и на одного едока у меня станет меньше.
   Джимми оставил Генри в покое и зло взглянул на Дэвида.
   – Да-да, ты не ослышался, – повторил кок, – на одного едока меньше….
   – Спасибо, Дэвид, – подбежал к нему Генри.
   – Иди на камбуз, и чтобы тебя никто сегодня не видел, – сказал кок.
   Генри шмыгнул вниз по трапу и затаился на камбузе.
   Вскоре здесь появился помощник капитана.
   Карл приоткрыл дверь и просунул голову.
   – Да здесь я, сэр, – крикнул Дэвид. – Я был наверху. Хотелось посмотреть на морские просторы.
   – Послушай, Дэвид, – сказал Карл. – Рядом с твоим камбузом будет находиться дочь капитана. Присматривай, пожалуйста, пока я буду на службе.
   – Сэр, мне будет некогда смотреть за девицей. За ней будет присматривать мой помощник. Так пойдет?
   – Какой еще помощник? – удивился Карл.
   – Разве я не говорил? Со мной плывет мой помощник, Генри. Вы сами подумайте, в силах ли мне прокормить такую ораву проглотов? А это чудовище, Джимми? Он наверняка жрет, как лошадь…
   – А почему я никогда не видел этого твоего помощника?
   – Я говорил, а вы, вероятно, пропустили мимо ушей, сэр.
   – Да?
   – Да. Я клянусь.
   – Ну, и где же он?
   – Он где-то здесь, за коробками и мешками с продуктами. Наверное, ищет то, что мне надо приготовить на ужин.
   – Ох, и хитрец же ты, Дэвид. Если бы я тебя не знал раньше, то высадил бы на первой же нашей остановке. Но ты человек верный и, думаю, твой помощник тоже порядочный человек. Покажи мне его.
   Дэвид свистнул, и из-за коробок появился Генри.
   – Это и есть твой помощник?
   – Чем же он плох? Смотрите, какой симпатичный малый…
   – И он может готовить?
   – Так точно, сэр, – выпалил Генри.
   – Ну и ну… Хорошо, раз у тебя, как ты говоришь, такой хороший помощник, то вот вам задание на двоих. Присматривайте за соседней каютой. Там находится дочь капитана София, и я за нее беспокоюсь.
   – Присмотрим, сэр, – выкрикнул Генри, пытаясь войти к Карлу в доверие.
   – Я доложу капитану, что она под надежным присмотром.
   Карл еще раз взглянул на равнодушное лицо кока и усмехнулся.
   – Ты же меня знаешь, Дэвид. – Я тебе никогда бы не отказал в твоей просьбе. Мог бы и на берегу мне сказать об этом мальчишке.
   – А что говорить, когда рано или поздно все равно вы бы узнали.

Глава 6

   София осмотрела свое скудное жилище, уселась на кровать, накрепко привинченную к полу, и задумалась. Вспомнив, что корабль уже отчалил от берега и уходит в море, поспешила взглянуть в иллюминатор, за которым, кроме воды, ничего не было видно. Она огорчилась, что расположение этого круглого окошка такое неудачное, и взглянула на свои упакованные вещи. Надо было постепенно обживать это жилище, в котором ей предстояло прожить много дней.
   Она стала распаковывать свою поклажу, в надежде побыстрее справиться со своими делами и выйти на палубу.
   София аккуратно развешивала свои платья и шляпки, повесила два зонтика и взглянула на свою собаку. Бэби сидела в углу и внимательно следила за хозяйкой.
   – Скучно тебе здесь будет, – сказала София, – но ничего, сейчас управлюсь, и мы с тобой поднимемся наверх.
   Бэби весело завиляла хвостом и заскулила.
   София взглянула на себя в маленькое зеркальце на стене и уже пожалела, что не взяла с собой свое большое. Отец ее заверил, что на корабле есть для нее все необходимое, но ее это сейчас не устраивало. В этом она просто не могла разглядеть себя как надо и уже пожалела, что послушалась отца.
   – Черт побери, какая же я дура, – вслух произнесла она, ругая себя за такую промашку. – Вот хотела же взять и не взяла….
   Она подошла к двери и прислушалась: не услышал ли кто ее негодования.
   За дверями кто-то кашлял.
   Любопытная София тихо приоткрыла дверь и увидела толстого кока Дэвида. Она мило улыбнулась и хотела закрыть дверь, но Дэвид сказал:
   – Госпожа, вы, я так понимаю, и есть то сокровище, которое капитан называет дочерью?
   – Именно так, – улыбнулась растерянная София.
   – А я царь и Бог, без которого эта команда не продержится и суток. Зовут меня Дэвид.
   – Что-то я впервые слышу о таком Боге, – снова улыбнулась она.
   – А это мой ангелочек, – он указал на Генри, который появился из камбуза.
   – Я так полагаю, вы и есть тот самый повар, о котором мне говорил Карл? – догадалась София.
   – Что-то вроде этого, – согласился Дэвид.
   – А вот про ангелочка он мне ничего не говорил.
   Генри опустил голову.
   – Ходят боги всегда в сопровождении таких милых созданий, как ангелы. Вы это должны знать, госпожа.
   Генри смущенно поднял глаза и представился.
   – И еще, я хотел бы внести некоторую ясность, – продолжал Дэвид. – На корабле поваров не бывает, есть кок. Это очень просто.
   – В таком случае, как будет называться ваша столовая?
   – Камбуз, – опередив Дэвида, ответил Генри.
   – Это можно с ума сойти, пока все выучишь. А почему здесь так все называется?
   – Дело в том, госпожа, что на корабле болтать много не приходится и все говорится короткими фразами, – стал объяснять кок.
   Удивленный Генри взглянул на Дэвида.
   – Это правда?
   – Самая что ни на есть правда, госпожа. Я вижу, что вы совсем не подготовлены к плаванию. Что ж ваш папаша не побеспокоился подготовить столь прекрасное создание для морских путешествий?
   – Вы знаете, сэр, у него очень мало времени на мое образование в этом направлении, поэтому я хотела найти достойного учителя уже здесь, на корабле.
   Дэвид взглянул на Генри и сказал:
   – Я с большим удовольствием, но боюсь, что научу вас совсем не тому, чего вы желаете. Извините, но я пойду, у меня там что-то кипит в кастрюлях. Вы порадуете нас своим посещением на ужин?
   – Конечно. Так как насчет обучения?
   – А вот ему делать нечего, пусть вас и учит, – Дэвид подтолкнул локтем Генри вперед и скрылся за дверями камбуза.
   – Интересно, молодой человек, у вас хватит терпения обучить меня этому непонятному корабельному жаргону? Кстати, я тоже могу немного готовить, – призналась София.
   – Немного не пойдет, – сказал Генри и покраснел. – Здесь такие желудки, что запросто самого съедят, если им не понравится.
   – Что вы говорите? Ужас какой! Извините, я не назвала своего имени.
   – Я его знаю, вас зовут София.
   – Откуда же такая осведомленность?
   – Помощник капитана приказал мне и Дэвиду за вами присматривать. А сейчас что могу, так это провести по кораблю и кое-что показать. – Генри спохватился, что и сам-то ничего здесь не знает, но отступать было уже некуда.
   – Да, Карл и это предусмотрел, – вздохнула София. – Он такой заботливый.
   – Я так понимаю, он ваш жених? – догадался Генри.
   – Жених? А впрочем, возможно, но это ничего не меняет, и я буду ждать от вас уроков освоения морской лексики и манер, если они существуют на этом клочке суши.
   – Я вам скажу, что на корабле о ком-либо заботиться не принято, если не Карлу. Я только должен присматривать, чтобы с вами было все в порядке. Тут такие темные личности есть, что лучше от них держаться в стороне. А ваш Карл – молодой и набирается опыта в дальних плаваниях? Если он хочет стать настоящим капитаном, то ему это под силу. А вообще, он хороший человек, – Генри вспомнил, как доброжелательно он с ним обошелся. – У вас правильный выбор.
   – А вы, ангел при коке, чем занимаетесь? – спросила София. – Если бы вы сказали, что уже были в море, я бы не поверила.
   – Я ходил в море совсем мало, но кое-что уже знаю. Вот на камбуз провести могу, правда, смотреть там особенно нечего.
   Генри пригласил Софию пройти в соседнее помещение.
   – Это и есть ваша кухня? – спросила она после некоторого молчания.
   – Это и есть камбуз, – поправил ее Дэвид. – Вы пришли снять пробу с моего изобретения?
   – Нет, сэр, я пришла посмотреть на своих соседей и их камбуз, – сказала София.
   – В таком случае присаживайтесь, – Дэвид подвинул ей табурет. – Кстати, это банка.
   София огляделась по сторонам.
   – Баночка – это то, на чем вы сидите, – пояснил Генри.
   – Нет, вам немедленно надо заняться моим обучением, – заключила София и снова взглянула на Генри.
   – Я согласен приступить хоть сейчас, – сказал он.
   – Вы обещали пройти со мной на палубу.
   – Конечно. Это в первую очередь, – согласился Генри.
   – Мне надо только взять с собой мою собаку Бэби. Она совсем измучилась в этой каюте.
   – Хорошо, возьмем.
   – Может, виски за знакомство? – предложил Дэвид. – У меня что-то в горле совсем пересохло.
   – Давайте в следующий раз, – сказала София. – Мне не терпится пройти наверх и увидеть море. Я его всегда видела только с берега. Это, наверное, очень красиво?
   – Море как море, – немного обиделся Дэвид за то, что она не поддержала его предложение выпить виски. – Чего там можно увидеть, кроме воды? Придется выпить самому.
   – И все же это для меня будет очень интересно.
   София встала и направилась к выходу. Генри подмигнул Дэвиду и пошел за ней.
   София одела Бэби поводок и с удивлением сказала:
   – Она даже на вас не лает. Признала за своего…
   Генри улыбнулся, и они направились наверх.

Глава 7

   Только они поднялись на палубу, как холодный морской ветер сразу ударил в лицо.
   – Главное держать равновесие, – предупредил Генри. – От этой качки можно просто упасть.
   – Можно, я за вас буду держаться? – попросила София.
   – Конечно, – тут же согласился Генри и добавил: – Называйте меня на «ты». Я не привык к такому обращению. Было бы мне хотя бы лет сорок или пятьдесят, тогда другое дело.
   – А сколько тебе, если не секрет?
   – Я молодой, мне шестнадцать, салага, как говорят на флоте.
   – А рост у тебя о твоем возрасте говорит другое.
   – Это всего лишь рост, – согласился Генри. – Хорошо дома поливали, вот и вырос.
   София громко рассмеялась, и на них обратили внимание моряки. Они сразу зашептались, искоса поглядывая в их сторону. Генри это заметил и шепнул Софии:
   – Я же говорил, что здесь народ всякий водится, вот поэтому Карл и приставил меня с Дэвидом за тобой поглядывать.
   – А ты в море давно ходишь? – спросила любопытная София.
   – Давно, – соврал Генри. Ему просто было неудобно перед девушкой, что он в свои шестнадцать лет еще ни разу не был в море. Но потом вдруг спохватился и добавил: – Давно хотел пойти, а вот вышел в первый раз.
   София посмотрела на него с удивлением и снова улыбнулась.
   – А ты забавный малый или, как тебя Дэвид называет, ангелочек.
   – Ерунда какая-то. Не называй меня так больше. Болтает старик что попало, а я потом только и знаю, что краснею.
   Они направились вдоль борта на корму.
   На море поднимался шторм. Бэби качало, и она, расставив широко свои лапы, повизгивала от страха, прижимала хвост.
   – Бедная моя собачка, – сказала София. – Совсем напугалась этого шума волн. А тебе не страшно?
   – Мне – нет. А чего бояться? Такой большой корабль! Что с ним сделается?
   – Нет, там внизу мне было спокойнее, – заметила София.
   – Пройдем до кормы и вернемся, – предложил Генри.
   Мимо пробежало несколько моряков: стали спускать паруса.
   – Интересно, где же мой отец?
   – Он на капитанском мостике вместе с твоим женихом, – сказал Генри. – Ничего, что я с тобой так просто общаюсь?
   – Ничего, но про жениха мог бы и не говорить, – ответила София. – Я тебе прощаю, но только тебе, запомни.
   Они подошли к самому борту и посмотрели вниз.
   – У меня голова кружится, – призналась София, крепко схватившись за руку Генри.
   – Вы чего здесь торчите, – неожиданно раздался грубый голос Джимми. – Хотите попасть акулам на обед? Ну-ка, быстро с палубы в каюты.
   София растерялась, услышав такое обращение в свой адрес, хотела что-то ответить, но тут подошел еще и боцман.
   – Это дочь капитана, – сказал он. – А этого я не знаю.
   – Да, пробрался еще в порту на корабль и болтается, всем мешает, – объяснил Джимми.
   – Сэр, а в чем дело? – спросила София.
   – Я не посмотрю, что ты дочь капитана, – продолжал свирепеть боцман. – Порядок для всех единый.
   София потянула Генри с палубы вниз, в каюту.
   – Бешеные какие-то, – выразила она свое мнение. – Идем, Генри, вниз.

   – Что-то уж быстро вернулись, – заметил Дэвид. – Пейзаж не понравился?
   – Шторм начинается. Опасно стало на верху, – объяснил Генри. – Да еще эти двое, боцман и эта обезьяна Джимми… Совсем прохода не дают.
   – Бойся их, мой мальчик, – предупредил Дэвид. – Ох, как они мне не нравятся… Надо про них как можно больше узнать и доложить капитану. Наверняка кто-то из команды знает их. Тогда следующая остановка по их грешную душу будет. Темные люди они, ты уж мне поверь.
   Генри проводил перепуганную Софию в каюту и вернулся на камбуз.
   – Ты поглядывай за этой девчонкой. Карл просил меня, – сказал Дэвид. – Мне некогда, поэтому справляйся сам да не забывай и мне тут помогать.
   – Я ее в обиду не дам, – твердо заявил Генри.
   – Смотри, сам не нарвись на неприятности. Сейчас они придут на ужин, а ты бери поднос и иди в капитанскую каюту, обслужи нашего Вильгельма.
   Генри аккуратно уложил ужин на поднос и направился к капитану. Он громко постучал в дверь и толкнул ее ногой.
   – Сэр, – сказал Генри, – ужин для вас.
   Вильгельм, увидев нового человека на борту, поднялся и взглянул на сидящего рядом Карла.
   – Это кто еще такой? – строго спросил капитан.
   – Помощник нашего кока Дэвида, – объяснил Карл.
   – И много еще таких помощников на корабле?
   – Один, сэр. Парень очень смышленый, сам проверял.
   – Вот как? Ты как пробрался на корабль? – капитан подошел к Генри.
   – Сэр, вот ужин, – заикаясь, сказал Генри. – Куда поставить?
   – На стол. Я тебя спрашиваю, как ты попал на корабль?
   – По трапу, сэр.
   – Кто позволил? Я тебя высажу на первой же остановке, пусть даже это будет Африка!
   Неожиданно в дверях появилась София, и Карл поспешил к ней на встречу.
   – О, дочь моя! Ты пришла к нам с Карлом составить компанию за ужином, – уже совершенно другим голосом Вильгельм обратился к Софии.
   – Нет, отец. Я буду ужинать там, у себя. Мне необходимо еще привести свои вещи в порядок и прибраться. Может, этот молодой человек поможет мне, помощник нашего кока?
   – А ты откуда знаешь его?
   – Он очень милый человек, и зовут его Генри. Я с ним уже познакомилась, и мы выходили на палубу прогуляться.
   – Черт знает что, – кипел капитан. – Я все узнаю в самый последний момент.
   – К тому же он неплохо еще и готовит. Так мне сказал Дэвид, – София обняла отца.
   – Карл, если это действительно так, то пусть останется, а вообще меня надо предупреждать.
   – Отец, что у тебя на корабле за боцман? – спросила София. – Это просто какой-то ужас! И с ним еще один верзила…
   – Это она про Джимми, – пояснил Карл.
   – Они мне начинают уже надоедать, – разгневался капитан. – Уже и матросы жаловались.
   Капитан сел за стол, достал салфетку, вытер лоб и взглянул на Карла.
   – Хорошо, тебя как зовут? – обратился он к молодому человеку.
   – Его зовут Генри, – ответила за него София.
   – Хорошо, Генри, иди. Пусть будет так, как оно есть, – согласился капитан.

Глава 8

   Вильгельм взглянул на Карла, потом на дочь.
   – Дорогая, я взял тебя с условием, что никаких происшествий в пути у нас не будет, – сказал он. – И что я вижу? Какой-то мальчишка появляется на корабле… Кто еще из посторонних есть? – обратился он к Карлу.
   – Никого, сэр. Но дело в том, что София здесь совсем ни при чем. Этот парень неизвестно каким образом попал на корабль.
   – Это не одна ли компания с боцманом и этим Джимми? – спросил Вильгельм. – Сдается мне, что здесь все не так просто. Если с самого начала все так таинственно и непредсказуемо, то чего ждать дальше? Если бы не груз, который мы взяли на борт, честное слово, я бы развернул корабль в обратную сторону. Не нравится мне все это…
   – Нет, нет, папочка, Генри здесь ни при чем, – взмолилась София. – Он очень хороший человек, и ты в скором времени в этом убедишься. Он еще очень молод, ему только шестнадцать, и с этими отморозками у него нет никаких дел.
   – Сколько ты сказала, шестнадцать? – удивился отец.
   – Да, он совсем мальчишка и может нам пригодиться.
   – В каком смысле пригодиться?
   – Ну, капитан, есть же юнги на кораблях, – заметил Карл.
   – Только не в таком трудном походе, как у нас, – согласился Вильгельм.
   Капитан позвал своего доверенного человека, Тома.
   – Слушай, Том, у тебя еще прибавилось работы. У нас на борту некий молодой человек по имени Генри. Неизвестно, как он попал на корабль, поэтому последи за ним тоже.
   – Не стоит, капитан, – ответил Том. – Этот парень проник на корабль самостоятельно и укрылся у Дэвида на камбузе. А Дэвид, как известно, порядочный человек, и ему вы доверяете. Он вряд ли станет укрывать какого-то бандита. Дэвид видит людей насквозь.
   – Да что это такое, – возмутился капитан. – Все обо всем знают, а я узнаю последним. Том, откуда ты это знаешь?
   – По мальчишке видно, что он серьезный. Я, конечно, за ним прослежу, но думаю, что все опасения будут напрасны, – заверил Том. – К тому же этот Генри сейчас на мачте и помогает морякам крепить паруса.
   – Что, он уже там, наверху? – удивлению Вильгельма не было предела.
   – Да, сэр. Я же говорю, что он толковый парень, – подтвердил Том.
   – Тогда куда вы, Карл, смотрели там, на берегу, набирая этих головорезов? Среди малолеток можно было собрать превосходную команду, – обратился капитан к своему помощнику.
   – Дело в том, что не каждого еще отпустят их родители, а у этого, по всей вероятности, их нет, – объяснил Карл.
   – У вас на все найдется оправдательный ответ.
   – Ну, хватит вам ругаться, – вступилась София. – У вас ужин стынет.

   Генри спустился с мачты и снова столкнулся с боцманом.
   – Чего уставился? – крикнул Боб. – Вали на корму. Сейчас шторм поднимется и тебя, как селедку, смоет в море.
   Генри направился к капитанскому мостику и стал внимательно наблюдать, как работает рулевой. В эти минуты он ему даже позавидовал: как такой отважный человек один справляется с такими большими волнами, управляя огромным кораблем.
   Том получил от капитана последние указания и вышел. Прямо у дверей он столкнулся с Джимми, который стоял у капитанской каюты.
   – Чего ты тут делаешь? – спросил Том.
   – Не твое дело, – пробасил старший матрос. – Мимо проходил, понял?
   – Я-то понял, но куда же ты шел, если дальше прохода нет? Там тупик.
   – Я вижу, ты сильно умный, смотри мне…
   Джимми повернулся и пошел прочь.
   Он нашел на палубе боцмана и отвел его в сторону.
   – Поговорить надо, – сказал Джимми.
   Он огляделся по сторонам.
   – Сейчас стоял у капитанской каюты и услышал интересную вещь. Где-то в трюмах есть тайник, а в нем оружие.
   – Да ладно?
   – Точно. Своими ушами слышал, как капитан этому Тому говорил, чтобы он пошел и проверил этот тайник.
   – Так что же ты здесь торчишь? Иди за этим Томом и проследи, куда он пойдет.
   – Он меня видел у каюты капитана, – признался Джимми.
   – Вот дурак! Не можешь все сделать незаметно, – Боб замахнулся на него кулаком.
   – Иначе бы я не узнал об этом, – старался оправдаться Джимми.
   – Болван! Тебе там нельзя появляться. Пойду я сам и прослежу за этим Томом. Куда он пошел?
   – Кажется, пошел к трюмам.
   Боб осторожно стал спускаться по лестнице вниз и через мгновенье оказался в огромном трюме, заполненном мешками, коробками и тюками. Он притаился, стараясь прислушаться к различным шорохам, которые мог издать Том, но шум волн заглушал все. Тогда он стал тихо пробираться вперед и вдали увидел молодого моряка. Боб затаил дыхание и встал так, чтобы его не было видно.
   Теперь Боб видел все: Том отодвинул несколько ящиков и поднял большую деревянную крышку подвала, о котором никто не знал. Он спустился в этот люк и долго не появлялся.
   Боб незаметно выскользнул из трюма и направился в каюту, где дожидался его Джимми.
   – У меня есть план, – взволнованным голосом сказал Боб. – Для начала нам нужны преданные люди. Есть такие на корабле?
   – Черт их знает, может, кто и решится на авантюру, которую ты придумал, но мне не говоришь, – Джимми взглянул на боцмана. – Неужели ты собрался захватить корабль?
   – Много будешь знать – плохо будешь спать. Нам нужно человек десять. Если с оружием у нас кое-что и получится, значит, мы сможем осуществить мой план, – рассудил Боб.
   – Вот теперь я узнаю своего старого друга, – обрадовался Джимми. – Помнишь, как мы с тобой вершили дела? Я думал, что ты уже успокоился и начал другую жизнь.
   – А что успокаиваться, когда на корабле груза на тысячи фунтов! Надо брать и в любом порту сдать. Возьмут за милую душу, тем более что будем идти через африканский материк, а там, сам знаешь, берут все и сразу.
   – За золото?
   – Конечно. Зачем нам с тобой их железки нужны? Вот тебе задание – ищи на корабле нужных людей, обещай им все, а там разберемся. Я займусь оружием. По всей вероятности, его там много. Нам надо взять часть, а остальное вывести из строя. Пусть тогда против нас воюют. Ха-ха-ха!
   – Умный ты с годами стал, Боб.
   – А ты как был дураком, так им и остался. И еще с этим пацаном, Генри, не связывайся. Не нравится он мне. Я его при первой возможности скину за борт. Он слишком много хочет знать.
   – Я тебе помогу, – сказал Джимми. – Он мне тоже перешел дорогу.
   – Занимайся своим делом, что я тебе сказал?! – снова занервничал Боб.

   Генри сидел на камбузе и мыл посуду. В углу лежал Дэвид и дремал.
   Тишину нарушила хлопнувшая дверь соседней каюты, где расположилась София. Генри прислушался, потом выглянул в коридор. Он тихо прошел к соседней двери, прислушался. Там был Карл.
   – Дорогая, – говорил он, – как я ждал этого мгновения, чтобы, наконец, остаться наедине с тобой.
   – Милый, я сама ждала этого случая, – зашептала София. – Я хочу тебя сегодня. Это будет так романтично, в море…

   На море погода всерьез разбушевалась и Генри, который стоял у двери каюты Софии, еле удерживал равновесие на ногах.
   Неожиданно раздались приближающиеся шаги. Кто-то шел именно сюда. Генри быстро шмыгнул на камбуз и тихо прикрыл за собой дверь.
   Это был Том. Он постучал в каюту Софии и вызвал Карла.
   – Что еще там случилось? – спросил недовольный Карл.
   – Сэр, капитан просит наверх. Поднимается большой шторм, и всей команде надо быть в полной готовности.
   Генри взглянул на спящего кока и толкнул его.
   – Это тебя не касается, – пробурчал Дэвид и повернулся на другой бок.
   Кок спал всегда очень чутко. Это была его привычка, выработанная годами. Он мог спать и одновременно слышать, что вокруг творится. Вот и сейчас он слышал голос Тома, но был спокоен, что шторма и прочие невзгоды, происходящие вокруг, его не касаются. Сегодня он уже выполнил свой долг – накормил команду – и мог спокойно отдыхать.
   – Подай мне лучше немного виски, – попросил Дэвид.
   Генри плеснул виски в кружку и подал коку.
   – Я пойду наверх, – сказал Генри. – Может, нужна будет помощь.
   – Сходи, сходи, может, как раз там ты и сгодишься, для еды акулам. Я уже тебе тогда ничем помочь не смогу.
   – Я должен там быть, – твердо сказал Генри. – Моя помощь обязательно пригодится.
   Дэвид не стал спорить, повернулся к стенке и мгновенно захрапел.

Глава 9

   Шторм разыгрался не на шутку. Корабль бросало на волнах, как щепку.
   Карл сам руководил матросами, и Джимми оказался теперь в его подчинении. Ему это очень не нравилось, но ситуация складывалась таким образом, что ему пришлось наравне со всеми подчиняться и выполнять все указания помощника капитана.
   Держась за поручни вдоль борта, Генри пробирался по палубе к матросам, которые спешно сворачивали паруса. Сильный холодный ветер бил ему в лицо, и от брызг воды вся одежда в один миг стала мокрой.
   – Ты что тут делаешь? – заметив молодого человека, закричал Карл.
   – Ну-ка быстро вниз, если не хочешь, чтобы тебя смыло за борт.
   – Я пришел помочь, – кричал Генри.
   – От тебя помощи здесь не будет, иди вниз, в каюту.
   Но тут рядом оказался боцман и сунул Генри конец каната, приказав изо всех сил тянуть на себя.
   Генри, упираясь ногами в палубу, тянул толстый трос, но он его мотал во все стороны.
   – Что за чертова погода, – ругался Боб. – Тяни сильнее, иначе сорвет малый парус.
   Боцман подбежал к Генри и тоже вцепился в канат.
   – Где этот верзила, Джимми, – кричал Боб, оглядываясь по сторонам, но вокруг никого не было, кроме их двоих.
   Остальные моряки тоже не сидели и боролись со стихией на другой стороне палубы. Теперь уже на помощь подбежал Том, и они вместе стали завязывать узел, чтобы закрепить канат.
   – Где капитан? – кричал кто-то. – Почему корабль не разворачивает по ветру.
   – Капитан и без тебя знает, что ему надо делать, – ответил Карл.
   – Нас сейчас перевернет, и мы устроим пир морским тварям на самом дне океана.
   – Это на нас морской дьявол гневается, – предположил кто-то. – Все это неспроста. Я попадал в такие ситуации.
   – Отставить разговоры и занимайтесь все своим делом, – приказал Карл.
   Перепуганный Генри не отходил от Тома и выполнял все указания, которые он ему давал.
   – Не обращай внимания, – сказал Том. – Наш капитан опытный моряк, и учить его не надо.

   Часа через три разбушевавшаяся стихия стала стихать, и продрогшие до костей моряки немного расслабились.
   Генри понимал, что были предприняты все меры по спасению корабля и большая заслуга в этом была, конечно, капитана, который хладнокровно делал все, чтобы выйти из опасного положения.
   Генри присел у мачты и только сейчас заметил, как у него трясутся руки. Том стоял рядом и всматривался в темное море, которое еще могло представлять опасность.
   – Бывало и хуже, – сказал он, переводя дух. – Однажды попал в такой дикий шторм, еле выбрались живыми, потеряв при этом несколько человек. Их просто снесло за борт…
   Генри смотрел на Тома с восхищением.
   – А у нас без жертв? – спросил Генри.
   – Думаю, что да, позже разберемся, но не расслабляйся. Я так понял, что ты впервые попал в такой переплет.
   – Честно говоря, я не думал, что бывает так страшно, – признался Генри.
   – Ничего, адская полоса прошла. Сейчас море успокоится, и мы ляжем на курс. Ты можешь идти вниз и отдыхать. Молодец! Получится из тебя хороший моряк.
   Генри встал, пошатываясь от сильной качки, и, преодолевая дрожь в ногах, стал пробираться по палубе вниз, в каюту.
   Дэвид ругался, собирая по всему камбузу посуду. Увидев Генри, он недовольно воскликнул:
   – А ты где болтаешься, тысяча чертей! Видишь, у меня тут настоящий аврал, да еще я упал с полки, башкой вниз, и чуть не сломал себе шею…
   – Я был наверху и помогал экипажу.
   Дэвид хмыкнул и больше ничего не говорил, продолжая заниматься наведением порядка.
   – О, да ты совсем промок, – наконец заметил кок. – Раздевайся.
   Генри снял с себя рубашки и присел на табуретку.
   – Не сиди, раздевайся совсем, – командовал Дэвид. – Раздевайся и ложись. Сейчас я буду тебя лечить.
   Он налил ему полстакана виски и заставил выпить, потом взглянул на вытянувшееся стройное голое тело молодого человека и приступил к растиранию.
   Дэвид кряхтел, прилагая усилия, потом остановился, перевел дыхание и взглянул на стол, где стояла бутылка с виски.
   – Лежи и не шевелись, – сказал он. – Мне надо передохнуть. Ну и дал же мне бог заботы. – Он налил себе тоже виски и присел рядом. – Сейчас передохну, еще раз разотру и укрою пледом. До утра лежи и не высовывайся. Не нужен мне помощник, у которого малярия или сопли по колено.
   Генри лежал на животе неподвижно и с ужасом услышал, как скрипнула входная дверь. Он повернул голову, но спина Дэвида закрыла весь обзор, и Генри не мог увидеть, кто вошел на камбуз.
   Его тело вздрогнуло, когда он услышал голос Софии.
   – Там еще шторм не успокоился? – спросила она. – Мне так страшно, и я совсем не могу уснуть.
   – Кто его успокоит, – сказал захмелевший Дэвид, – он что ли? – Он хлопнул Генри по дрожащей голой пояснице.
   – Генри совсем промок? – спросила София, созерцая стройное молодое тело. – Его надо растереть спиртом.
   – И где же я тебе спирт в море найду? Растираю виски. Он тоже неплохо действует. Вот ты бы лучше не советовала, а помогла старому человеку вылечить этого негодника.
   София через плечо Дэвида взглянула на голое тело Генри, который дергался под крепкой рукой кока и не мог что-либо предпринять, чтобы хоть как-то прикрыться от ее взгляда.
   – Я тебе помогу, – к ужасу для Генри предложила София свою услугу.
   – Хоть ты меня понимаешь. Вот тебе этот организм, и сделай так, чтобы он назавтра был как огурчик, а я пойду наверх и посмотрю, что там творится.
   Генри не мог нащупать рукой где-то рядом лежавший плед, чтобы прикрыться. Встать тоже не мог, потому что возбудился и теперь вообще не знал, что делать. Ему было до того неудобно вот так лежать голым перед Софией, что он просто отдался случаю, уткнулся в подушку головой и чувствовал, как она пожирает его своим взглядом.
   София села рядом и положила ему на спину свою нежную ручку. Тело Генри все задрожало.
   – Может, ты меня прикроешь? – тихо сказал Генри.
   – Сейчас тебя разотру и укрою, – решительно сказала София.
   В ее голосе молодой человек почувствовал какое-то волнение. Она стала нежно втирать в его тело вонючий раствор этого гадкого напитка.
   – Тебе так хорошо? – прошептала она.
   – Не очень. Мне еще никогда не приходилось быть в таком положении, – ответил дрожащим голосом Генри.
   Она растерла его спину, коснувшись своими нежными ручками упругих ягодиц, и попросила перевернуться.
   – Дай мне плед, я прикроюсь, – попросил Генри, сгорая от стыда.
   София дала ему плед, и он, прикрыв им свои бедра, повернулся.
   Теперь он видел ее сверкающие глаза и старался спрятать свои.
   – Сейчас разотру твою грудь, и ты немного поспи, – нежным, как показалось Генри, голосом сказала она и принялась за дело.
   Ее руки скользили по его груди. Они нежно растирали ее, а Генри просто не находил себе места, желая, чтобы все это как можно быстрее закончилось.
   – Ну, вот и все, – наконец произнесла София и, прикрыв Генри по самую голову пледом, склонилась над его лицом, нежно поцеловала. – Не болей, – шепнула она перед уходом.
   – С тобой разве заболеешь, – ответил Генри.
   Выпитый виски, который дал еще Дэвид, стал действовать на Генри, и он вдруг, на свое удивление, не захотел, чтобы София его так быстро покинула. Он приподнялся на локтях и попросил ее остаться.
   – Я не могу, – сказала она. – Сейчас может прийти Карл, и я не хочу, чтобы он видел меня здесь. Ты меня понимаешь?
   Генри улыбнулся и опустился на постель.
   – Мы еще встретимся? – спросил он.
   София улыбнулась и молча вышла.
   Появился Дэвид. Он взглянул на дремавшего Генри, подумывая, где же теперь ляжет спать сам.
   – Согрелся? – спросил кок, заметив, что Генри зашевелился. – Может, еще налить? Теперь тебе до утра лежать, пока одежда не высохнет. А с такой погодой, что творится там, наверху, она будет сохнуть всю ночь.
   – Нет, мне хватит, – отказался Генри. – А виски всегда помогает в таких случаях?
   – А ты можешь предложить что-то другое?.. То-то же… Учись, сынок, пока старый Дэвид жив и может кое-что тебе передать в наследство.
   – Дэвид, скажи, ты специально ушел, чтобы оставить Софию одну со мной?
   Кок улыбнулся.
   – Дурачок ты. Мне бы твои года, уж поверь, не сидел бы здесь я на месте. Я же вижу, как она на тебя смотрит.
   – Но не в такой же ситуации, когда я беспомощно лежу перед ней совсем голый…
   – Зато познакомилась с тобой, как положено, – засмеялся кок и закурил свою сигару. – Тебе не понравилось, когда тебя такая молодка, как София, лапала руками?
   Генри промолчал.
   – Понравилось, ты уж мне не говори. Давай, двигай свое тело, старый Дэвид тоже хочет спать. Завтра опять эту свору прожорливую кормить надо. Только, прошу тебя, раз меня с тобой свела судьба, будь послушным юнгой и больше помогай мне, иначе я с тобой расстанусь. Зря, что ли, я тебя выгораживал все это время?

Глава 10

   Ночью Генри не спалось. Рядом храпел Дэвид, и он мучился, ворочаясь, прижатый к стенке. Больше всего ему не давало покоя появление Софии, ее прикосновение к его телу и тот последний поцелуй. Генри приподнял голову и в темноте стал разглядывать, куда Дэвид повесил сушиться его одежду. Он осторожно толкнул его, но тот спал и ни на что не реагировал.
   Генри перелез через толстое тело кока и спрыгнул на холодный пол, нащупал свои еще сырые вещи и стал одеваться. Он еще раз взглянул на Дэвида, который развалился теперь уже на всю кровать, и тихо вышел из каюты. По телу сразу пробежала дрожь от сырой одежды, надетой на голое тело, но Генри взял себя в руки. Он осторожно подошел к двери каюты, где находилась София. Там была тишина. Спотыкаясь о ступеньки, Генри поднялся на палубу. Ему хотелось посмотреть на море, которое часа два назад просто угрожало его жизни.
   Неожиданно где-то в трюме он услышал разговор и прислушался. По голосу он сразу узнал Джимми. Его нельзя было не узнать – бас, которым он обладал, был единственным на корабле. Генри насторожился и прислушался. Второй голос был тоже ему знаком – это был боцман Боб.
   – Дурак, – шептал Боб. – Чего так гремишь? Хочешь, чтобы тебя, как куропатку, застрелили? Делай все осторожнее.
   – А я что делаю?
   – Бери аккуратнее, без лишнего шума.
   Генри насторожился, и его любопытство не заставило долго ждать. Он, осторожно ступая по палубе, двинулся к трапу, который вел в низ трюма, где находился груз.
   Он просунул в люк голову: там было совершенно темно, но где-то далеко внутри горел тусклый огонек свечи.
   Генри снова прислушался и услышал бряканье металлических предметов.
   Он осторожно стал спускаться вниз. Его сердце замирало при каждом скрипе ступенек.
   Генри спустился вниз и, прячась за многочисленными мешками и ящиками, стал двигаться в направлении голосов.
   – Тихо, – вдруг насторожился Боб. – Ты ничего не слышал?
   Он поднял над головой свечу и стал водить ею в воздухе, стараясь обнаружить источник звука.
   – Тебе показалось, – сказал Джимми. – Здесь крыс полно или от старости тебя уже глюки одолевают.
   – Болван! Если нас здесь хоть кто-нибудь увидит, то крышка…
   – Здесь кроме нас и крыс никого нет, успокойся.
   – Ты уже сколько ружей перенес?
   – С десяток будет, – ответил Джимми.
   – Хватит, чтобы было не так заметно. С остальных, что останутся здесь, сними затворы. Пусть стреляют в нас пустыми палками.
   Джимми принялся за дело, выводя ружья из боевого состояния.
   – Порох взял?
   – Два бочонка. Взял пули и дробь…
   Они перенесли оружие, порох и свинец в заранее приготовленное место и старательно завалили его ящиками до лучших времен.
   – Теперь слушай меня внимательно, – шептал Боб. – Налей в их порох масла, чтобы он уже никогда не смог им помочь.
   – Ну ты и умный, Боб, – восхищался Джимми. – Мне б твои мозги.
   – Если бы у тебя были мои мозги, ты бы просто их не унес, – ответил Боб.
   Джимми выполнял все указания боцмана, не забывая поглядывать, на всякий случай, по сторонам.
   – Все, – произнес Боб и тяжело опустился на мешки. – Теперь капитан со своей командой нам не страшен. Что у нас там получается?
   – Десяток ружей, десяток мушкетов. Два бочонка пороха и свинца две коробки.
   – Хорошо. Ты полил их порох маслом достаточно, чтобы он не воспламенялся?
   – Я его залил полностью, – ответил Джимми.
   – Как у тебя с людьми дело обстоит?
   – Тяжеловато. Есть четыре человека, и пока все.
   – Мало. Надо с десяток, не меньше.
   – Дело в том, что капитан им всем хорошо платит и трудно кого-либо уговорить, – стал объяснять Джимми.
   – Я понимаю, – вздохнул Боб. – Но нам нужны люди. Мы получим намного больше, чем платит капитан. Вот это надо им объяснять. Понял?
   – Попробую еще поговорить.
   Боб взял свечу в руку и направился к выходу.
   – Сейчас самое главное – пройти по палубе незамеченным, – шептал Боб.
   Генри дрожал в сырой одежде, но довел свою слежку до конца. Он выждал, когда затихнут удаляющиеся шаги, и, выйдя из своего укрытия, подошел к тому месту, где боцман и Джимми перепрятали оружие.
   «Значит, что-то затевают, – подумал Генри. – А я получился случайный свидетель. Как это все удачно! Надо обо всем доложить капитану».
   Генри вздрогнул от неожиданного толчка в бок. Он оглянулся и увидел Тома.
   – Ты что тут делаешь? – громко спросил Том.
   Генри приложил палец к губам.
   – Не кричи, – спокойно сказал он. – А ты чего не спишь и крутишься по трюмам?
   – Вот уж это не твое дело. Мне капитан приказал всех подозрительных и вольно болтающихся, вроде тебя, высаживать на первой же остановке по курсу.
   Генри заметил в руке Тома оружие.
   – Я случайно сюда попал, – испугался Генри. – Иду, слышу здесь в трюме разговор, думаю, дай посмотрю…
   – И кого же ты тут увидел?
   – Боцмана и Джимми.
   – Не ври мне. Они давно спят. Иди наверх, и если еще раз тебя здесь увижу, то мы с тобой распрощаемся. А утром пусть решают, что с тобой делать, – Том толкнул Генри к выходу. – Давай, шагай наверх. Честно говоря, я бы и тебя вместе с этими бандитами отправил на тот свет.
   – Дурак ты, – ответил Генри, искоса поглядывая на мушкет. – Я сам пойду к капитану и расскажу ему все, что видел этой ночью.
   – Сходи. Только вряд ли ты вернешься потом на свой камбуз. Сидеть тебе под замком до первой остановки в порту. А она будет теперь только на африканском побережье. Представляю, как ты там уживешься с дикими неграми.
   Генри видел издевательскую улыбку Тома, и его всего передернуло от ненависти к этому человеку. Именно сейчас ему захотелось увидеть Софию. Он вспомнил, как ее нежные ручки скользили по его телу и он ощущал такое блаженство, что не мог даже представить, как это приятно. А эти грубияны, которые видят во всех одних предателей и изменников, ему были просто ненавистны.
   – Веди меня к капитану, – решительно потребовал Генри. – Веди прямо сейчас и убери свою пушку. Я никуда не денусь.

   Они вошли в каюту капитана, и Генри сразу обратился к Вильгельму:
   – Сэр, скажите этому придурку, чтобы он убрал свой мушкет.
   – Что случилось, Том? – спросил капитан.
   – Поймал в трюме, – стал докладывать моряк. – Вот так брать посторонних на борт, сэр.
   – Что случилось? Давай по порядку, – повторил сидящий в углу Карл.
   – Сэр, вот этого парня я сейчас обнаружил в трюме. Он мне ничего вразумительного не сообщил о своем проникновении, поэтому я привел его сюда.
   – А сам-то чего по ночам там болтаешься? – спросил раздраженный Генри.
   – Ты как туда попал? – спросил капитан.
   Генри рассказал все, как было. Рассказал и про боцмана и Джимми, и о том, что они делали там, в трюме.
   Вильгельм был раздражен.
   – Том, я для чего тебя просил следить за трюмами и этим боцманом? – сказал он. – Почему посторонний человек знает больше, чем знаешь ты?
   – Ему действительно одному не справиться, – вступился Генри. – Если позволите, то мы будем вместе выполнять это поручение.
   Генри рассказал подробно, что видел и слышал там, в трюме, и капитан задумался:
   – Ну, если это правда, – сказал он, – то я согласен. Том, иди и проверь.
   – Я покажу, куда они перепрятали оружие, – вызвался Генри, и они с Томом направились в трюм.
   – Я схожу с ними, – сказал Карл. – Потом все доложу.

Глава 11

   Под покровом ночи все трое: Генри, Карл и Том – спустились по трапу в трюм.
   Том держал в руке большую свечу, освещая дорогу продвигающимся в темноте Генри и Карлу. Генри обошел Тома и направился в то место, где недавно наблюдал странную картину с участием Боба и Джимми. Карл оглядывался по сторонам, пытаясь заприметить что-то особенное, но все стояло на своих местах.
   – Ты ничего не перепутал? – тихо спросил он Тома.
   – Нет. Вот здесь я обнаружил Генри. Он стоял именно здесь, – сказал Том.
   – И что дальше?
   – Ничего. Здесь я его и задержал.
   – Генри, расскажи лучше ты, – попросил Карл.
   – Вот здесь, – Генри остановился. – Я не знаю, что у вас хранится в ваших тайниках, но они именно отсюда вытаскивали оружие и перекладывали в другое место, – сказал Генри.
   – Ты знаешь, в какое?
   – Конечно. Вот сюда, – Генри отодвинул несколько больших ящиков, под которыми находился другой люк. – Они сложили оружие сюда.
   Карл внимательно осмотрел доски, потом нагнулся и одну из них подцепил своими пальцами. Внизу было достаточно пространства, чтобы спрятать целый арсенал. Он еще приподнял несколько досок, чтобы образовался приличный лаз, в который мог поместиться человек.
   – Сэр, осторожно со свечой, там бочонки с порохом, – предупредил Генри. – Это они его сюда перепрятали.
   – Проверьте, что там внутри, – сказал Карл, и Том спустился вниз.
   Он нащупал несколько ружей и подал их наверх.
   – Чье это оружие? – спросил он.
   – Это наши винтовки, – сказал Карл. – Мы их приготовили на всякий случай, как это обычно делают мореплаватели. Каждый предусмотрительный капитан берет с собой оружие. Но как оно сюда попало? Никто же не мог знать, что оно здесь находится.
   – Мало того, сэр, то, что они сюда переложили, находится в исправном состоянии, а ваше, из тайника, к бою не пригодно, – сказал Генри.
   – Это почему же?
   Генри все выложил по порядку о злодеяниях боцмана со своим подельником. Он рассказал про исчезнувшие затворы и масло в бочках с порохом.
   – Все это произошло сегодня ночью, и я этому свидетель.
   Том стоял в стороне, держал над головой свечу и поглядывал на Генри.
   – А ты мне дуло в бок толкал, – сказал Генри, обращаясь к Тому.
   – Много там ружей? – спросил Карл.
   – Хватит, чтобы совершить переворот на нашем корабле, – сказал откуда-то снизу Том. – Я насчитал одиннадцать, и два бочонка с порохом. Два ящика со свинцом и мушкеты. Все, больше ничего здесь нет. Я хочу заметить, сэр, все в боевом состоянии.
   – Это понятно. Они не дураки, – сказал Карл. – Поднимайся и закрой этот тайник так, как было раньше.
   Карл поднял свечу над головой и направился к выходу.

   Вильгельм с нетерпением ждал появления Карла. Он появился примерно через час в сопровождении Тома и Генри.
   – Что так долго? – спросил капитан. – Ничего не нашли? – он строго посмотрел на Генри.
   – Сэр, все, что говорил Генри, подтвердилось.
   – Господа, – сказал после некоторого молчания капитан, – теперь вы знаете то, что не знает никто на этом корабле. Это оружие – необходимость, на случай нападения или каких-нибудь непредвиденных обстоятельств. О нем не знает никто.
   – Знают, – возразил Генри.
   Капитан взглянул на него уже совсем другим, добродушным взглядом.
   – Знают, капитан, – повторил Генри. – Знают боцман и Джимми.
   – Это точно, поэтому нам надо предпринять какие-то действия. Как же это могло случиться, ума не приложу? Садитесь и давайте обсудим сложившуюся ситуацию, – капитан пригласил всех к столу. – Вы понимаете, о чем вы сегодня узнали – это тайна, а этих бандитов надо вывести на чистую воду. Я в тебе, молодой человек, сомневался, – обратился Вильгельм к Генри. – Но ты, оказывается, хороший человек. Как только тебе это удалось? Можешь считать, что ты предотвратил захват корабля.
   Генри взглянул на Тома и, прищурив глаза, еле заметно, чтобы никто не заметил, высунул язык.
   Том хлопнул Генри по плечу и сказал:
   – Извини, дружище. Я в тебе сомневался, но ты оказался порядочным человеком. Я просто тебя уважаю.
   – Очень приятно слышать такие слова, – заметил Карл, – а теперь ближе к делу… Меня интересует, откуда боцман и Джимми знают про тайники?
   – Значит, они здесь бывали раньше, до того, как мы приняли это судно, – догадался капитан.
   – Сэр, и это еще не все, – сказал Генри и встал. – Дело в том, что оружие, которое они оставили в первом тайнике, то есть вам, стрелять больше не сможет. В ружьях нет затворов, а в порох налито масло.
   – Вот сволочи! – вскипел капитан. – Ты точно это знаешь?
   – Я сам видел, сэр, но можно проверить, если до сих пор нет ко мне доверия.
   – Успокойся, – Вильгельм встал и прошелся по каюте. – Какие есть предложения? Вероятнее всего, у них здесь есть сообщники и они готовятся захватить корабль.
   – Может и так, – согласился Карл, – но кто?
   – Это вопрос интересный, и нам необходимо в ближайшее время дать на него ответ.
   Капитан взглянул на присутствующих.
   – Ничего, надо просто за ними усилить слежку, – предложил Вильгельм.
   – И поменять оружие, – добавил Генри.
   – Как ты сказал, поменять? – переспросил капитан.
   – Да, просто взять и поменять. Им отдать свое, без затворов, а у них взять боевое. Пусть потом стреляют. Бочонки с порохом тоже поменять. С маслом они у них даже шипеть не будут.
   – А боевое оружие перенести в другое место, – поддержал Карл.
   – Ну-ка иди сюда, – капитан взял Генри за плечи. – Сколько, говоришь, тебе лет?
   – Шестнадцать, сэр, – выпалил довольный своим предложением Генри.
   – Молодец! Ты мне начинаешь нравиться складом своего ума и мышления. Я могу с этого момента на тебя рассчитывать?
   – Конечно, сэр!
   – Это надо сделать немедленно, – сказал капитан. – Мы не знаем, что у них на уме и когда они задумывают свою акцию. Как вы думаете, господа?
   – Не стоит спешить, – возразил Карл. – Это надо сделать через пару дней, не раньше. Они обязательно перепроверят свой тайник и, когда убедятся, что все в порядке, успокоятся и станут ждать выгодного момента. Вот тогда мы и поменяем им оружие с порохом. Они и не догадаются. А сейчас надо просто усилить за ними слежку. Я так полагаю, в наших рядах прибыло, – Карл взглянул на Генри.
   – Можете на меня рассчитывать, – сказал молодой человек.
   – А может, просто закрыть люки в трюмы? – спросил капитан. – А ночью ты, Том, вместе с Генри проникните туда и все сделаете, как мы здесь решили. Просто затягивать это дело, мне кажется, опасно.
   – Правильно. На этом и остановимся, – согласился Карл.
   Том и Генри тихо вышли из каюты капитана на палубу и разошлись в разные стороны.

   Генри остановился у каюты Софии и прислушался. За дверями была тишина. Внутри него заиграла кровь. Воодушевленный своей маленькой победой над боцманом и Джимми, доверием, которое завоевал раскрытием их зловещих планов, и пониманием командования, Генри был готов на новые подвиги, но то, что творилось у него внутри, он контролировать был не в силах. Он помнил, как милая девушка своими нежными ладошками ласкала его тело, а он возбуждался, еле сдерживая себя, помнил, как она на него смотрела и поцеловала, пожелав быстрого выздоровления…
   Генри не мог себя удержать. Ноги сами несли его к ней. Несмотря на свой юный возраст, Генри мог, может быть, даже лучше бывалого любовника, принести столько удовольствий своей знакомой, что та вряд ли скоро его забудет. Но такого в его жизни еще не случалось, а сейчас какой-то странный инстинкт толкал его именно на это дело.
   В Софии он просто видел друга, но после того, что случилось, он не мог себя уже сдерживать. Ему было все равно, что о нем скажет девушка, может, даже и пошлет подальше, но его сейчас, в эту тихую ночь, тянуло именно к ней.
   Ночью шторм бушевал с новой силой, и Карл до утра оставался с капитаном – у них начинались настоящие морские будни.

Глава 12

   Утром на море был полный штиль, и «Святая Мария» под потоком легкого ветерка, что наполнял паруса, неслась по водной морской глади.
   Вильгельм с самого раннего утра был уже на капитанском мостике. Вид у него был измученный, после бессонной ночи, но он держался, как полагается настоящему мужчине. Он внимательно смотрел в подзорную трубу, сверяясь по карте и уточняя дальнейший маршрут, и давал указания рулевому.
   Рядом стоял Том, который тоже в эту ночь так и не прилег. Его до сих пор мучила мысль о ночном происшествии и разговоре с капитаном и Генри.
   – Обойди всю палубу и проверь еще раз трюмы, – приказал капитан. – Сообщи обстановку – и тогда можешь идти отдыхать.
   – Хорошо, сэр, – сорвался с места Том, будто ждал этого предложения всю ночь, и исчез за палубными надстройками.
   – Через пятьсот миль достигнем берегов Африки, – сообщил капитан рулевому.
   – У нас там намечается заход в порт? – спросил рулевой.
   – Да. Зайдем в порт Хантау. Это в Южной Африке. Там мы сдадим часть груза, возьмем на борт новый и продолжим путь до Новой Зеландии…
   – Сэр, вы позволите там сойти на берег? – спросил рулевой.
   – Видно будет, – ответил Вильгельм, находясь еще под ночными впечатлениями.
   Он боялся, что при заходе в порт Хантау Боб и его подельники могут что-нибудь предпринять, поэтому не спешил с решениями.
   – Хотелось бы на настоящих негритянок посмотреть, – мечтательно произнес рулевой. – В кабачке их посидеть…
   Вильгельм покосился на рулевого, стараясь определить, не принадлежит ли он к шайке боцмана. Он уже никому из моряков не верил и видел во всех предателей. Но этого и еще двух других рулевых он подбирал сам и возлагал на них большие надежды. А вот четвертый рулевой, которого где-то разыскал Карл, у него доверия не вызывал, и Вильгельм особенно обращал на него внимание еще с самого начала.
   – Можно будет, но не всем, – согласился капитан и снова уставился в подзорную трубу.
   – Это понятно, – вздохнул рулевой. – А стоять долго будем там, в порту?
   – Пока не загрузимся. А времени посидеть в кабачке у тебя будет предостаточно, – сказал капитан, уловив одобрительную улыбку моряка.
   – Значит, берег мне светит, – сделал он заключение.
   – Тебе – да.
   – Спасибо, сэр. Я знал, что вы хороший человек.
   Вильгельм снова взглянул на рулевого.
   – Как тебе наш боцман? – спросил Вильгельм, пытаясь узнать расположение рулевого к Бобу.
   – Боцман как боцман, – ответил матрос.
   – А этот Джимми, старший матрос?
   – Эта дикая обезьяна? Он ничего не может, только орет, да еще пытается рулевыми управлять. Кретин полнейший.
   – С мостика и того и другого гнать, – приказал капитан. – Нечего им тут вообще делать. Запомните, что вы подчиняетесь только мне, а в мое отсутствие – Карлу. Если что, сразу сообщайте мне.
   – Или боцману?
   – Нет, только мне. И здесь никто не должен находиться, кроме меня и моего помощника.
   – Слушаюсь, сэр.

   Том направился в каюту Карла. Он остановился у дверей камбуза и просунул голову, вдыхая запах готовящейся пищи.
   – Чего болтаешься без дела? – сразу заметил его Дэвид.
   – Где ваш Генри? – спросил Том.
   – Спит Генри. Кажется, немного простыл. Он всю ночь, как и ты, болтался по кораблю. У него жар.
   – Его можно видеть?
   – Иди да посмотри. Вон там он лежит.
   Том подошел к спящему Генри и положил на его горячий лоб руку – действительно, у парня был жар.
   – Надо лекаря, – сказал Том.
   – Где я тебе здесь, на корабле, возьму лекаря? – удивился Дэвид. – Вот придем в порт, там и найдем. Не надо в сырой одежде болтаться под ветром. Сам виноват, – сокрушался кок. – А мне помощник во как нужен! Капитан что-то говорил про свою дочь. Она вроде может помочь. Я утром с ней поговорю.
   – Я капитану сообщу, может он что-то придумает.
   – Что придумает твой капитан? Ничего. Я быстрее сам его вылечу. Вот сейчас с делами разберусь и вылечу, только вы не лезьте сюда, – Дэвид занервничал.
   – Растирания не помогут, – сказал Том.
   – У меня свой рецепт есть, – кивнул Дэвид в сторону большой бутылки с виски.
   – В таком случае у меня тоже небольшая температура, – улыбнулся Том.
   – Я сейчас тебе жопу надеру, и она пройдет, – сорвался Дэвид.
   – Дай немного святого лекарства, и я пойду спать. Всю ночь работал.
   – Знаю, как ты работал. Наверное, вместе с Генри. Тот тоже где-то работал, вот и наработал. Садись, так и быть, налью.
   Том выпил полкружки виски, закусил куском мяса и взглянул на Дэвида.
   – Что еще у тебя болит? – спросил Дэвид.
   – Я еще бессонницей мучаюсь, а если засыпаю – кошмары достают.
   – Вот для этого у меня другой рецепт есть, – Дэвид встал и взял огромный половник. – Иди, в следующий раз зайдешь…
   Генри открыл глаза и, увидев Тома, поднялся.
   – Лежи и не вставай, – сказал Том. – Меня тут Дэвид немного подлечил. Скоро за тебя возьмется. Ты же у нас самый маленький на корабле.
   – Какого черта, – вскипел Дэвид. – Нашел маленького. Он на целую голову выше тебя. Смотри, какой здоровый пареняка! Да и то, что между ног, тоже дай бог каждому. А ты говоришь – маленький. Иди отсюда и не беси меня. Вот сегодня вылечу, а завтра – на работу. Понял, Генри?
   – Я готов хоть сейчас, – ответил Генри.
   – Сейчас лежи, буду тебя лечить, но если опять сорвешься наверх, то я больше с тобой связываться не стану – нет у меня столько виски, чтобы расходовать на тебя. Тут и так глоток хватает.
   Генри сидел на кровати и молчал, выслушивая речи кока.
   – К вечеру поднимись на палубу, если полегчает, – сказал Том. – Сам знаешь, зачем, а я пойду и немного вздремну. Целую ночь на ногах, умираю, спать хочу.
   Генри встал, чтобы проводить Тома до двери, прошел мимо стола, где Дэвид нарезал куски мяса для обеда, прихватил кусочек и пихнул себе в рот.
   – Да еще зайди к Карлу, – сказал напоследок Том. – Он хотел тебя видеть.
   Генри проводил Тома до коридора и снова остановился у каюты Софии. Его так и тянуло к ней… Он прислушался – там была тишина. Тогда он прошел дальше и постучал в каюту Карла.
   – Войди, – раздался голос.
   Генри вошел и увидел Карла в длинной ночной рубашке.
   – Вы хотели меня видеть, сэр.
   – Да. Ты разговаривал с Томом?
   – Только что он от меня ушел отдохнуть.
   – Раз уж так получается, и ты знаешь больше, чем положено, я на тебя надеюсь, – сказал Карл. – Том – наше доверенное лицо, и я бы хотел видеть в тебе надежного друга и верить тебе так, как ему.
   – Во мне можете не сомневаться, – ответил Генри.
   – Вот это я и хотел от тебя услышать. Иди отдыхай.
   – Мне надо будет чуть позже выйти на палубу и проверить люки в трюмах, – сообщил Генри.
   – Хорошо, но не забывай, что ты нужен нам здоровый, поэтому попроси Дэвида, чтобы он тебя подлечил. У него это очень неплохо получается.
   – Хорошо, сэр.
   Генри направился на камбуз и снова замедлил шаг, проходя мимо каюты Софии. Рука сама потянулась к двери и толкнула ее. Каково было его удивление, когда она приоткрылась. У Генри замерло сердце. Он обернулся на каюту Карла и тихо просунул голову в ее каюту.
   София сидела на кровати и не сводила глаз с двери. Увидев Генри, она быстро встала, взяла его за руку и просто втащила к себе в каюту, закрыв при этом двери на засов.
   Неожиданно раздались торопливые шаги за дверью, и кто-то постучал к Карлу.
   – Сэр, вас просит к себе капитан, – сказал чей-то голос.
   Карл стал выходить из каюты, а Генри, прижавшись к стене, замер. София вытянула к нему свои руки и обняла за шею.
   – Я тебя ждала, – прошептала она. – Я знала, что ты придешь.
   Она стала целовать молодого человека, соблазняя ароматом духов и ласками.
   – Сейчас меня будут искать, – прошептал Генри, и точно, через минуту раздался голос Дэвида.
   – Что ему надо? – спросила София.
   Генри обнял девушку, подарил ей затяжной поцелуй и сказал:
   – Прости меня. Я к тебе еще обязательно приду, но сейчас, чтобы не было подозрений, я должен уйти.
   – Ты меня оставишь?
   – Сейчас я не могу здесь находиться, но обещаю, если уж у нас возникла такая привязанность друг к другу, я подарю тебе счастливые минуты твоей и, наверное, моей жизни.
   – Ты это обещаешь?
   – Я тебе обещаю. Прости.
   Генри поспешил покинуть каюту Софии.
   – О, явился! Когда же я тебя лечить буду? – спросил Дэвид.
   – Опять раздеваться надо?
   – Зачем? Понравилось? Я тебе не та красотка, от которой ты только что выскользнул.
   У Генри оборвалось сердце. Дэвид все приметил и уже наверняка знал, откуда сейчас появился молодой человек.
   – Не боись, я и сам молодой был и похаживал по девицам, чтобы разгрузиться. Я никому не скажу, будь уверен, тем более я видел ее глаза, когда она тебя тут на кровати лелеяла.
   Генри покраснел и не находил себе места.
   – Да успокойся ты, на вот, выпей настойки. Для тебе приготовил. К утру будешь здоров и беги к своей ненаглядной. Что, нравится она тебе?
   – Кто, София? Ничего особенного, дочь капитана и только, – возразил Генри.
   – Ну, ладно-ладно, нравится, так и скажи, – Дэвид широко улыбнулся и протянул ему кружку с какой-то вонючей жидкостью. – Выпей все до дна.

Глава 13

   Генри поднялся на палубу и, увидев капитана, направился прямо к нему.
   – Чего ходишь без дела? – услышал он за спиной снова грубый голос боцмана. – Бери тряпки и мой палубу, видишь, какая грязь кругом.
   – Пусть твои моряки ее лижут, – так же грубо ответил Генри, и не успел он закрыть рот, как боцман схватил его за куртку и начал трясти.
   – Кишки выпущу, щенок, – зашипел боцман. Его глаза от ярости наполнились кровью.
   – Не тряси, дядя, – спокойным голосом сказал Генри, освобождаясь от его руки, – мозги себе вытрясешь.
   – Смотри мне, напрыгаешься, – рычал боцман, но тут появился Карл.
   – В чем дело, господа? – спросил он.
   – Боб хочет найти своего друга Джимми и попросить его помыть палубу. Смотрите, какая грязь. Не правда ли, боцман? – издевательски сказал Генри.
   Боб чуть не взорвался от злости.
   – Правильно делает боцман, – одобрил Карл. – Он для этого здесь и находится, чтобы был порядок.
   Боб молча повертелся на месте и ушел прочь.
   Генри видел, что разжег гнев в этом человеке и что его могут ждать в дальнейшем большие проблемы. Но Генри это не пугало. Он мог постоять за себя, хотя и был намного младше боцмана.
   – Ты смотри, с ним поосторожнее, – предупредил Карл. – Сам знаешь, что за человек.
   Генри взглянул на корму и увидел, что там появилась София. Она шла, медленно поглядывая по сторонам. Рядом бегала ее любимая собака Бэби.
   – Кажется, к вам гости, – сказал Генри.
   Карл обернулся и увидел Софию.
   – Дорогая, прости, что уделяю тебе так мало времени, сама видишь, то шторм, то другие проблемы, которые необходимо срочно решать…
   – Ничего, я все понимаю, – сказала София, через плечо Карла поглядывая на Генри. – Я знала, куда попала, поэтому не обращай на меня особого внимания.
   – Я бы хотел в свое отсутствие поручить тебя вот этому молодому человеку, – неожиданно предложил Карл. – Он храбрый парень, как я в этом уже убедился, и не даст тебя в обиду.
   Генри от такого предложения даже закусил губы, чтобы не рассмеяться.
   – Я согласна, дорогой, но, думаю, ты надолго пропадать не будешь.
   – Конечно нет. Сегодня отстою ночную вахту, а завтра буду с тобой целых полдня. Ты, Генри, пожалуйста, не отходи от леди, сам видишь, какой вокруг народ.
   – Я немного погуляю и пойду к себе, – сказала София. – Моя собачка совсем засиделась в каюте.
   Бэби с удовольствием носилась по палубе, прыгала на моряков и звонко лаяла.
   – Бэби, Бэби, – позвала собаку София. – Иди сюда, моя девочка. Веди себя прилично. – Она присела и стала гладить разгулявшуюся собаку.
   Генри присел рядом.
   – Я хочу с тобой сегодня вечером встретиться, – прошептал Генри.
   – Я тебе сообщу о нашей встрече, – прошептала София, поднялась и пошла вдоль борта корабля.
   – Тебе говорил Карл, что ты красивая? – тихо сказал Генри.
   – Говорил, – засмущалась София.
   – Я тоже тебе это говорю.
   – Спасибо. От тебя очень приятно это слышать. Так что там Карл говорил об обстановке на корабле?
   – Сущая мелочь. Он имел в виду, что скоро мы сделаем остановку в одном из африканских портов, перегрузимся и отправимся дальше к Новой Зеландии. Не жалеешь, что поплыла с Карлом? Здесь свои трудности, и девушке их сложно будет перенести.
   – Я не жалею только потому, что встретила тебя, – сказала София. – К тому же у меня здесь еще и отец.
   – О, да! Я и забыл… Совсем потерял голову.
   – Смотри, смотри, какая птица, – вдруг закричала София, задирая голову к небу.
   – Это альбатрос. Морская птица. Значит, скоро будет земля.
   На палубе суетились моряки и постоянно отвлекали Софию. Она хотела еще что-то сказать, но терялась, обращая на них внимание.
   – Что это они?
   – Ничего, работают. Сейчас поднимется снова ветер – и надо устанавливать дополнительный паруса, чтобы прибавить ход, – объяснил Генри.
   – Ты настоящий моряк, – удивлялась София. – Ты так много уже знаешь.
   – Какой я моряк, – возразил Генри. – До настоящего моряка мне еще очень далеко.
   – А Том давно плавает? – спросила она.
   – Том… Том давно, наверное, я не знаю… Он хороший человек.
   – Очень. Он мне нравится. Весь такой уверенный и, наверное, храбрый.
   «Влюбилась в Тома, – подумал Генри. – А что, нормальный парень. Я-то что, салага перед ней. Что с меня взять? Пусть я и ростом выше, и немного пошире в плечах, а толку от меня… Все мечтаю о каких-то грезах… В моем возрасте не о девушках думать надо, а о маме с папой. Вот дурак, размечтался. Все ее слова – это просто отговорки. Кто захочет с таким, как я, что-то иметь… Хотя нет… Она же меня час назад затащила к себе в каюту и целовала. Я ничего не понимаю».
   Они подошли к капитанскому мостику, и Генри уставился на рулевого. Как он ему завидовал в эти минуты – один управляет таким огромным кораблем! Рядом стоял Вильгельм и, заметив внизу Софию, помахал ей рукой.
   Они поднялись на мостик. Капитан обнял дочь и улыбнулся.
   – Ой, отец, как здесь хорошо! Все видно. Весь океан как на ладони.
   Генри стоял рядом и тоже поражался увиденному. Он сам здесь был впервые.
   Перед ними открывались огромные просторы океана. Создавалось такое впечатление, что корабль не плывет, а летит по воздуху. Громкий скрип мачты и шум ветра в парусах даже немного пугали. Генри поднял вверх голову, и она у него закружилась: такая была высота мачты…
   – Вот это да! – вырвалось у него из груди.
   Он подошел поближе к рулевому и, не отрывая глаз, следил за его работой.
   – Это и есть морской компас? – спросил он, указывая на большой круглый предмет.
   – Да, компас, – ответил рулевой. – Это единственная штука на корабле, которая может вывести в любую часть света. Ее надо беречь, иначе…
   – Понятное дело, – согласился Генри. – Без нее никуда.
   – Ну ладно, отец, мы пойдем. У меня уже голова стала кружиться, – сказала София.
   Генри подал ей руку, и они стали спускаться вниз.
   – Очень приятно было с тобой провести время, – улыбнулась София.
   Генри проводил ее до каюты, и она, поцеловав молодого человека в щеку, скользнула за дверь.

Глава 14

   Боб сидел в матросской каюте и зашивал разорванную рубашку, которую порвал там, в трюме, ночью, когда с Джимми перепрятывал оружие.
   Джимми вытянулся на нарах во весь свой огромный рост и храпел, раздражая Боба.
   Боб поглядывал на него, и у него уже кончалось терпение. Ему просто хотелось встать и заткнуть чем-нибудь эту храпящую глотку.
   Длинные и резко пахнущие ноги старшего матроса извергали такой запах, что моряки, которые иногда заходили в их каюту, просто морщились от него и старались быстрее покинуть это вонючее место.
   У Боба с шитьем не ладилось, и он нервничал.
   – Ты когда-нибудь свои ноги будешь мыть? – не выдержал боцман и обрушился на спящего Джимми. – Я просто скоро задохнусь от этого запаха.
   Джимми открыл глаза и, повернувшись на бок, дико улыбнулся.
   – Иногда мою, – прохрипел старший матрос.
   – Незаметно. От твоей вони у меня голова начинает трещать.
   – Можно подумать, трещит… А ноги воняют, потому что они из задницы растут.
   – Ты знаешь, как я тебя иногда ненавижу, – признался Боб. – Вот провернем свое дельце, и я расстанусь с тобой, – сказал он. – Надоело мне все это. Хочется спокойной жизни, бабу завести и жить по-человечески, а не скитаться вот так по морям и не выискивать свои жертвы.
   – У тебя не получится, Боб. Ты прирожденный пират, и о другой жизни мечтать тебе не дозволено. Ты и на берегу найдешь дело себе по душе, мало чем отличающееся от этого. У тебя на роду написано, что тебе надо грабить и убивать, – ответил Джимми.
   – Много ты знаешь про меня, чтобы так говорить, – возразил Боб. – Вся беда в том, что когда-то я встретился с такими подонками, как ты, и вся моя жизнь пошла наперекосяк.
   – Мне казалось, что никогда ты об этом не жалел. Я видел твои глаза, как они горели, когда ты сгребал то добро, которое отнимал у других, и как потом все пропивал и тратил на проституток. Тебе тогда такая жизнь нравилась, и ты гордился, что такой тщеславный и сильный. Значит, ты начинаешь просто стареть. Мозги твои стали подсыхать, и ты решил искать в своей судьбе то чистое место, куда можно воткнуть кусочек незапятнанной жизни. Не получится уже ничего у тебя, Боб. Ты родился для того, чтобы отнимать, а не подавать.
   – Умный ты слишком. Смотри, как разговорился… А вот возьму и переверну свою жизнь с головы на ноги – и все тут.
   – Хорошо, можешь переворачивать, – согласился Джимми, – только давай доведем начатое дело до конца. Я так полагаю, ты далеко не дурак – бросать его посередине.
   – Ты сегодня спускался вниз? – спросил боцман. – Что там в трюмах?
   – Их закрыли по приказу капитана, – сообщил Джимми.
   – Это потому, что был шторм и вода могла попасть внутрь. Все равно их будут открывать, чтобы проветривать и не испортить груз. Этим и надо будет пользоваться. Меня беспокоит перепрятанное оружие.
   – Не беспокойся, оно спрятано в надежном месте, – заверил Джимми.
   – В таком случае, как у тебя обстоит дело с людьми? – Боб отложил недошитую рубашку и прошелся по каюте. – Что с людьми? – повторил он.
   – Есть у меня на данный момент шесть человек, – сказал Джимми.
   – Этого мало. Обещай им все что угодно и уговаривай. Нам надо не меньше десятка, иначе будет не справиться с капитаном и этим Карлом. – Боб подсел на нары к Джимми. – Значит, так: Том – это человек капитана, а один из рулевых, ты говоришь, подписался?
   – Да. Этот сразу пошел на сделку. Он и сам когда-то промышлял этим, – ответил Джимми.
   – А остальные?
   – Те – нет. Я с ними один раз, так, намеками, поговорил, чтобы не было подозрений, и понял, что бесполезно.
   – Хорошо. Значит, там один человек у нас есть. Я постараюсь, чтобы во время нашей операции он находился у штурвала. Кто еще?
   – Ну и пятеро палубных моряков.
   – Надежные люди? – спросил боцман.
   – Откуда я знаю, но очень желают разжиться добром.
   – Меня с некоторых пор стал беспокоить этот мальчишка, Генри, – вздохнул Боб. – Он всюду сует свой нос и, честно тебе говоря, он просто мне надоел.
   – Так избавься от него, – предложил Джимми.
   – Как избавься? Просто возьми и выбрось его за борт? Ты что, совсем ополоумел? Хочешь, чтобы меня при первой же остановке сдали в руки властям?
   – Здесь дикие края и никто тобой заниматься не станет, – сказал Джимми.
   – В таком случае меня просто высадят на берег. Это самое легкое, что могут сделать.
   – Или повесят прямо на мачте, – добавил Джимми.
   – Я знаю, ты так и ждешь, где бы я промахнулся, чтобы избавиться от меня. Но я этого делать не стану. Я еще с ним встречусь на узкой дорожке. Вот тогда пусть и боится меня, – рассудил боцман. – Пусть пока путается под ногами. Он мне не особо мешает. Главное, чтобы этот проныра не наделал глупостей и мы не остались в дураках. Я замечаю, он в последнее время частенько стал захаживать к капитану.
   – Это он флиртует с его дочкой, – догадался Джимми. – Вот и бегает туда.
   – Кстати о дочке, – спохватился Боб. – Это прекрасная идея! Если что-то у нас не сложится, мы же можем взять ее в заложницы. Представляешь? Капитан в таком случае пойдет на все, чтобы ее освободить.
   – Я же говорил, у тебя врожденный пиратский инстинкт. Тебе без этого никак нельзя, – воодушевился Джимми.
   
Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать