Назад

Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Белые ночи на черные дни

   «Живым из жизни не уйти». «Любовь – это падение вверх». Присмотритесь, прислушайтесь к этим словосочетаниям. Ни одного лишнего слова! Ни одного лишнего звука! Ни одного лишнего мазка! Это все написано кистью Геннадия Малкина, прекрасного художника афористической мысли, члена Союза писателей Москвы, лауреата «Золотого теленка» Клуба «12 стульев» «Литературной газеты» и вообще хорошего человека. Разве в этих перлах меньше философии, публицистики, ума, мастерства и даже поэзии, чем в самых объемных произведениях? Нет, не меньше! И все – в одном флаконе!
   Павел Хмара,
   Главный администратор Клуба «12 стульев» «Литературной газеты»


Геннадий Ефимович Малкин Белые ночи на черные дни

Афоризмы на светлый день

   Афористы – удивительный народ!
   В то время как многие писатели на протяжении всей истории литературы ищут (и порой небезуспешно) признания человечества в создании огромных романов, эпопей и поэм, афористы пытаются достигнуть той же цели посредством малюсеньких предложений, которые они называют то афоризмами, то фразами, то лаконизмами, полагая (и тоже небезосновательно), что сквозная идея иных пухлых произведений вполне может уместиться в размер такого предложения. Забавно то, что афористы, может быть, и правы.
   Действительно, в скольких фолиантах, жизненных историях, а то и в самих жизнях людским спросом пользовались именно такие предложения: «После нас – хоть потоп!», «Государство – это я!», «Деньги не пахнут!», «Человек – это звучит гордо», «Если нельзя, но очень хочется, то можно!», «Если хотите дольше жить, то умирайте со смеху!». Это все (или почти все), что остается от императоров, бродяг, романов, песен и стихов!
   Но если из огромного количества создаваемой людьми пустой породы востребуются только попадающиеся в ней золотые крупицы афористической мысли, то зачем тратить ум, честь, совесть и, главное, время на создание самой породы? Насколько продуктивнее будет протекать творческий процесс, если человек будет создавать только золотые крупицы, настолько всем необходимые!
   Правда, поскольку «краткость сестра таланта, но мачеха гонорара», творец афоризмов может спокойно идти в кассу без большого мешка для денег, но зато в признании он явно выигрывает: благодарный читатель, которому не нужно осваивать многопудовые тома для того, чтобы испытать, говоря красиво, катарсис, любит афориста, ценит его и помнит лаконичные, легко запоминающиеся произведения.
   Для того чтобы достигнуть совершенства в творчестве, «нужно отсекать все лишнее». Эту общедоступную истину афористы усвоили лучше других творцов, – лучше прозаиков, художников, даже лучше поэтов, традиционно тяготеющих к афористичности.
   «В моей смерти прошу винить мою жизнь». «Живым из жизни не уйти». «Окружение пешек рождает иллюзию, что ты – король». «В честной борьбе побеждает жулик». «Любовь – это падение вверх». Присмотритесь, прислушайтесь к этим словосочетаниям. Ни одного лишнего слова! Ни одного лишнего звука! Ни одного лишнего мазка! Это все написано кистью Геннадия Малки-на, прекрасного художника афористической мысли, члена Союза писателей Москвы, лауреата «Золотого теленка» «Клуба «12 стульев»» «Литературной газеты» и вообще хорошего человека.
   Разве в этих перлах меньше философии, публицистики, ума, мастерства и даже поэзии, чем в самых объемных произведениях? Нет, не меньше! И все – в одном флаконе!
   Предваряя очередную книгу Геннадия Малкина этими досужими, но не лишними, как мне кажется, рассуждениями, я предвижу удовольствие, которое испытает читатель, путешествуя по ее мудрым, веселым и саркастическим страницам.
   Такое путешествие – из числа запоминающихся!
   В путь, читатель! Равнодушным из этой книги тебе не уйти!
   Павел Хмара,
   «Главный администратор»
   «Клуба «12 стульев»»
   «Литературной газеты»

Свобода нам дает возможность выбора зависимости

   Моим сыновьям посвящаю
   Одна черта придает особенную прелесть человеческой мысли: беспокойство. Ум, чуждый тревоги, вызывает во мне гнев или досаду.
Анатоль Франс
   Свобода нам дает возможность выбора зависимости
   Свобода – это неосознанная закабаленность.
   Иногда мы имеем свободу, но чаще всего – она нас.
   Свобода обходится дорого, если берешь в кредит.
   Свобода выбора борща намного выше выбора между свободой и борщом.
   Глоток свободы можно и не закусывать.
   Свобода дает возможность ограничить себя законом.
   Быть изнасилованным свободой еще противнее.
   Свобода слова предполагает свободу совести у говорящего.
   Свободой мысли крайне редко пользуются, втянувшись в борьбу за другие свободы.
   Прутик свободнее веника – и это его ломает.
   Потомственный раб чтит традиции дольше хозяина.
   Свободы не так уж мало, мало свободных людей.
   Даже эхо при демократии претендует на личное мнение.
   Судя по эпидемиям, среди вирусов тоже бывают трибуны, вожди и мечтатели…
   Рожденное революцией рождается недоношенным.
   Экспорт революции – это импорт всего остального.
   Возможность продавать себя на рынке жизни самому – мечта современных рабов.
   Проще выдавить из тебя хозяина, чем из себя раба.
   Классовые чувства не чужды сексуальных порывов.
   И знамя может превратиться в тряпку, и тряпка может превратиться в знамя.
   Деревья тянутся к небу, а цветы, по наивности, – к вазам.
   Кроты находят выход чаще, чем те, кто видит свет в конце тоннеля.
   Для производства веревки тоже нужны свободные руки.
   Привязанность оставляет следы от веревки при внезапном освобождении.
   Лес поднятых рук растет без корней.
   Невольное вольнодумство – предвестник свободомыслия.
   На выборах незаменимым бывает мастер на все руки.
   Произвол равноправия толкает ослабленных жизнью к законности рабства.
   Мотивы наших поступков – отголоски знакомых напевов.
   Стремление к свободе расширяет клетку.
   Молчание – знак согласия несогласных.
   Вопли в пустыне не транслируются в оазисах.
   Излишне полная свобода худеет от переедания.
   При наступлении свободы все тюрьмы плачут по освободителям.
   Дав вместо рыбы удочку, предлагают петлю в виде лески.
   Рабы свободы не всегда умеют стать хозяевами положения.
   Революции зайцев кормят волков и лисиц.
   Легче выдавить из себя «Да здравствует!», чем раба.
   Свободой обладают первыми насильники.
   Диетические свободы определяют полноту идей.
   Быть равными поможет кнут и пряник.
   Благо народа – наказание для обычных людей.
   Наши победы самые легендарные.
   Как демократия пахнула на народ!
   Выдавливая из себя раба, протри следы, пока не явился хозяин.
   Чем больше свободы слова, тем меньше свободы дела.
   Да, всякое бывает, но не с каждым.
   Как много жертв на алтаре борьбы с идеей жертвоприношений!
   Вкус свободы приятнее после хорошей трапезы.
   Обычно независимость подчеркивают, когда она мелким шрифтом.
   При высшей мере наказания дают условное освобождение народу.
   Вера в конечную справедливость ищет хотя бы ее начало.
   В свободном падении легче парить над моралью.
   Грех жаловаться – веревка ограничивает только шею.
   Народ без царя в голове живет революцией.
   Под солнцем все равны, но ночью…
   Вождям становится не по себе, когда народу не до них.
   Выдавливая из себя раба, овладеваешь методом мумификации.
   Платя за свободу, не надейтесь на мелочь в домашней копилке.
   Глушили голос совести, как «голоса» радиостанций…
   Значенье внутренней свободы наглядней проступает в зоопарке.
   Из всех возможных прав всего доступней право на ошибку.
   Обшарпанность ступеней власти подчеркивает новизну перил..
   Погоду делают, когда циклон проходит.
   Приют для брошенных на ветер слов содержится на средства верящих словам.
   Свободный дух и испустить никто не запретит.
   Электорат и электричество зависят от предохранительных систем.
   Хороший политик, как хороший карманник, не носит с собой ножа.
   Народ обычно прав – и это утешает его в своем бесправии.
   Отброшенные цепи еще послужат в роли якорей.
   Свобода отнимает столько времени.
   Дай нам волю – и мы обнесем ее проволокой.
   Свободу слова проще воплощать на совмещенных с туалетом кухнях.
   Переливание из пустого в порожнее переполняет чаши терпения.
   Борцы за свободу забирают призы себе.
   Чаши терпения перед бунтом собираются в целый сервиз.
   Война дворцам приводит к хижинам.
   На время перекура власти – все свободны.
   Свобода любит заглянуть на огонек души…
   Рабами идей становятся из-за оков событий.
   Рабская преданность делу расширяет границы свободы.
   Держать себя в границах сложно без сопряженной стороны.
   Выбрав свободу, заставьте ее работать на совесть.
   Стол бюрократа надежней любой баррикады.
   Народ бывает прав, пока не начинает править сам.
   С набитым ртом свободу слова больше ценят.
   Где взять силу, если нет воли?
   Вентилятор еще не веянье времени.
   Вечерние зори свободы кажутся все еще утренними.

Полцарства – за демократию!


   Демократия кормит всех, кто способен дойти до стола.
   Любые баррикады делят улицы на тупики.
   Выбор из множества зол – торжество демократии.
   Любая демократия есть выбор большинства по воле меньшинства.
   Ничто не портит цели так, как выстрелы.
   Окружение пешек рождает иллюзию, что ты – настоящий король.
   Молчащий хор лишь декорация ко многим трагедиям.
   Все мы мечтаем о хозяине, который бы нас слушался.
   Окружение крыс – признак плавучести власти.
   Вечными бывают не столько двигатели, сколько тормоза.
   Нечистая сила в чистых руках непобедима!
   Достигнув цели, замечаешь, что ты – средство.
   Имеющие одну цель стреляют друг в друга.
   Как часто знаменосцы запоминаются по барабанщикам!
   Тем, кому истина дороже, дешевле покупать ее сторонников.
   Все люди равны перед всякой несправедливостью.
   Гражданин без царя в голове – не совсем демократ.
   Гражданскую позицию не встретишь даже в Камасутре.
   Стадному чувству пастбищ хватает даже зимой.
   Коммунизм есть советская власть плюс электрификация стульев.
   Идеология – это налог на отсутствие собственности.
   Голос народа озвучен маршами.
   Портреты добрых пастырей рисуют с пряником и без второй руки.
   Как редко действующие лица бывают исполнителями!
   Воплощать нереальное предпочтительно поэтапно.
   Любовь к народу выливается в сожительство на самом низком уровне.
   Высокие материи – для драпировок.
   Получается, что и погоду выбирали мы сами…
   Жить будущим невыгодно из-за инфляции.
   Лица политиков менялись, как вставные челюсти.
   На вопросы «Что делать?» традиционно отвечают те, кто виноват.
   На торжества добра и справедливости у многих уже нечего надеть…
   В смирительной рубашке любая мысль становится стройней и элегантней.
   Цена за демократию зависит от количества посредников.
   Всякий смотрит на мир со своей колокольни, чтобы громче звонить о себе.
   Держать большую паузу без действия способны лишь покойники, хорошие актеры и руководители.
   Стадо овец напоминало собрание…
   Стране нужна свободно конвертируемая национальная идея.
   Болеющие за народ чихают прямо на людей.
   Нет смысла восстанавливать остатки справедливости – дешевле обещать построить новую.
   Прежде чем делать погоду, надо решить, кому загорать.
   Перед потомками стыдно: им не останется, что разворовывать.
   Слуга народа и ведет себя как челядь.
   Депутат – представитель себя от других.
   Идеологии кому-то облегчают жизнь… как легкое слабительное.
   Каннибализм политиков достиг демократических вершин.
   Дерьмо отлично плавает любыми стилями.
   Идеи, пошедшие по рукам, в порядочных домах не принимают.
   Поиски жертв тоже бывают творческими.
   Кто был ничем, тот станет чем угодно.
   Неправые сильны последователями.
   Борьба за членство в органах полна эротики.
   Пожертвованья нищих на благо процветающих зовутся выборами.
   Когда нет выбора, приходится идти на выборы.
   Людей объединяет стремление обособиться.
   Ломать комедию намного проще, чем латать трагедию.
   Человек познается в беде – и мы проверяем свое население.
   Что только ни разрушили во имя созидания!
   Когда преследуется цель, она становится мишенью.
   Увы, но коллективные улыбки рождают социальные гримасы.
   Единство прутьев означает веник.
   Овладевая массами, идеи не стыдятся взглядов публики.
   Отличный способ умолчанья – выступления.
   Изучив иностранные языки, мы сумеем скрывать свои мысли надежней.
   Все личные недостатки должны уступать общественным.
   Как часто радугой руководят дальтоники!
   Выдающимся достижением становится все, что осталось от прежнего.
   Провел рукою по харизме – и расстроился…
   Твердую руку диктатора – на мягкие органы!
   Нельзя нести святое знамя по ветру.
   Горизонт есть конкретное воплощение наших замыслов.
   Обещанного ждут три года, четвертый – выборы из новых обещаний.
   Впередсмотрящими нередко становятся по недосмотру.
   Вся власть – советам, данным кем попало.
   Голос толпы невозможно забрасывать яйцами.
   Цель оправдается любыми средствами.
   Идущий к цели стреляет без упора.
   Если к темному прошлому прибавится светлое будущее, получится серое настоящее.
   Чаши терпения за ручки не удержишь.
   Диагноз: перенес тяжелый полный суверенитет.
   Ведущая роль суфлера признавалась публикой молча.
   Идущие под белым флагом, возможно, тоже знаменосцы.
   Руководящие круги страны напоминали нефтяные пятна.
   До января бывают декабристами, а после – каторжниками.
   Дальтоники умеют рисовать картинки будущего красочнее прочих.
   Где наше все-таки не пропадало?
   Партийные членисторукие отряда пресмыкающихся.
   Раздетых догола утешит близость к раю.
   Уж если звезды снова зажигают, значит, опять нужны серпы и молоты.
   Отсутствие взглядов не портит их выражения.
   Собак с хорошим политическим чутьем натаскивают на людей.
   С позиций вечной правоты не очень хочется идти вперед.
   Когда народ безмолвствует, зал аплодирует суфлерам.
   У восклицательного знака призывы все такие разные…
   Приятно посидеть с удилищем на бережку подводного течения!
   Переворот – это желание поджарить и другую сторону яичницы событий.
   У политической платформы без колес гораздо большая устойчивость.
   Сопротивленье было общим, но друг другу.
   Не все Харибды любят, когда их называют Сциллами.
   Чтобы не слишком наследить, практичней бегать в будущее.
   Нередко пятые колонны оказываются несущими.
   Голубая мечта сквозь розовые очки привлекает, как светлая даль.
   Довольно вредная привычка сосания пальцев нередко переходит в занятия политикой.
   Глядя на партийные движения, хочется взять и проверить права на вождение.
   С шатких убеждений легко свалиться в преданность.
   Без хорошего аппетита не стоит садиться за столы переговоров.
   В знакомом с детства тридевятом царстве и деньги – один к тридцати.
   О политическом убежище уместней попросить еще в чистилище.
   Кашу из топора дольше расхлебывать.
   И коммунизм способен побеждать в отдельно взятых головах.
   Любая власть – от Бога, которого пытаются переизбрать.
   Консерватор видит будущее через зеркало заднего вида.
   Мешающие жить охотно помогают в остальном.
   Народ и партии – едины!
   Параллельные линии не общаются, если нижняя – черта бедности.
   Легче быть патриотом, живя заграницей на доходы от Родины.
   Хороший патриот уводит деньги за рубеж, дабы не осквернять своей земли нечистыми доходами.
   Первый пиар появился при апробации яблока.
   Надо сказать, что и светлое будущее может пойти далеко не всем.
   Пятясь назад, можно шире охватывать будущее.
   Сев в кресло, не спешите ерзать убеждениями!
   Сколько же взятых нами высот защищалось однополчанами!
   Таблица умножения – пример договоренностей на высшем уровне.
   Хорошие рекомендации от прошлого препятствуют устройству в будущем.
   Желая осчастливить всех, приходится забыть про большинство.
   Серийный политик – жертва идеологии.
   Глубокие заблуждения ищут в пустынях воду.
   Как часто ясновидящих подлечивают окулисты!
   Ум, честь и совесть – словно Лебедь, Рак и Щука.
   Вождь – это человек, который ничего не может сделать без других.
   Одной подмоченною репутацией не утолить всей жажды власти.
   В лабиринте платят за выход.
   Голгофы остаются, но римляне меняются.
   Из партии в народ вступают редко.
   Любовь к березам – крик патриотизма лесорубов.
   Кощеи бессмертны, пока Иванушки – дурачки.
   Когда стремятся выдать черное за белое, гуляет серость.
   Не можешь превратить в оазис землю, старайся превратить ее в мираж.
   Сила единиц – в поддержке нолей.
   Российские дороги еще не признак самобытности пути.
   Варфоломеевские ночи сменяли праздничные дни…
   Бывают выборы из разных зол во имя одного добра.
   Гражданская позиция всегда военная.