Назад

Купить и читать книгу за 98 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Пять путей к сердцу подростка

   Еще никогда воспитание подростков не было столь сложным, а влияние родителей – столь значимым. Единственный путь такого влияния – это любовь. Гэри Чепмен, доктор философских наук, автор известной в США серии книг о «пяти языках любви», поможет вам найти путь к сердцу подростка и научит, как проявить свою любовь, чтобы подросток прислушался к вашим советам.
   Книга адресована не только родителям, но и дедушкам и бабушкам, учителям и тем взрослым, которые имеют дело с подростками.


Гэри Чепмен Пять путей к сердцу подростка

   Перевод с английского

   This book was first published in the United States
   by Moody Press with the title of
   THE FIVE LOVE LANGUAGES OF TEENAGERS
   by Gary Chapman

   Copyright © 2000 by the Moody Bible Institute of Chicago
   Translated by permission

   Перевод О. Рыбаковой

Благодарности

   На протяжении многих лет люди спрашивали меня: «Когда вы собираетесь написать книгу о воспитании подростков?» Я обычно отвечал: «Когда закончу воспитывать своих». Теперь, когда младшему из моих детей исполнился тридцать один год, мне кажется, что я могу взглянуть на процесс достаточно отстраненно и писать объективно, как об успехах, так и о неудачах. Мы с Кэролайн не были идеальными родителями. Когда наши дети были подростками, не обходилось без проблемных ситуаций, но, несмотря на все, мы их любим, и это оказалось самым главным. Сегодня бывшие подростки стали зрелыми и заботливыми взрослыми, и мы наслаждаемся общением с ними. Они приносят нам столько радости и утешения. Я пишу эту книгу, веря, что если родителям удастся любить подростков, они состоятся как родители.
   Многому из того, что вы узнаете из этой книги, я научился у Шелли и Дерека. Если бы я не прошел вместе с ними через их подростковые годы, то никогда не смог бы сопереживать другим родителям или писать с чувством. Поэтому я посвящаю эту книгу им. Я пользуюсь случаем, чтобы публично признать, сколь многим я обязан каждому из них; спасибо им, что позволили на себе «попрактиковаться». Они многому научили меня, и я надеюсь, что с внуками будет проще.
   Я также благодарен доктору Дейвису Мак-Гирту, который оказал мне неоценимую помощь как ассистент при работе над проектом. Его уникальные исследования современных и исторических ситуаций, связанных с воспитанием подростков, а также научные методы обработки материала значительно облегчили мою задачу. Спасибо, Дейвис. Надеюсь, что это исследование поможет тебе и Мэри Кэй, когда вы будете растить своих собственных детей.
   Как обычно, я выражаю благодарность тем родителям, которые делились со мной своими успехами и неудачами в воспитании подростков. Сотни родителей, приходивших на консультации, и «случайные встречные» стали моими учителями. Ваши страдания делали меня более чутким. Ваш успех окрылял меня.
   Особая благодарность – Трише Кьюб, моей помощнице на протяжении последних шестнадцати лет, которая обрабатывала на компьютере материал и давала технические советы. Она и ее муж вырастили сына Джо, который стал благополучным молодым человеком и вместе со своей женой Анджелой сделал их дедушкой и бабушкой. Я просто предвижу это, Триша. Через несколько лет, когда твоя внучка достигнет подросткового возраста, ты снова будешь перечитывать эту книгу.

Вступление

   Я думаю, что ни для одного поколения задача воспитания подростков не была такой тяжелой, как в наши дни. Насилие среди подростков уже не ограничено вымышленным миром кино, оно занимает постоянное место в сводках вечерних новостей. Сообщения о подростках, убивающих своих сверстников, родителей или себя, стали привычными для нас. Тот факт, что подобное поведение свойственно уже не только окраинам больших городов, но начинает проникать в семьи среднего класса, сильно беспокоит родителей всех слоев общества.
   Многие родители, с которыми я встречаюсь на проводимых мною семинарах по вопросам брака, просто в панике. Особенно те, которые обнаружили, что их сын в подростковом возрасте заразился венерической болезнью, дочь забеременела или сделала аборт. Некоторые обнаруживают, что их отпрыск не только употребляет наркотики, но и распространяет их в своей школе. Другим звонят из полиции и сообщают, что их ребенок арестован за хранение огнестрельного оружия. Таких родителей не интересуют философские, интеллектуальные, отстраненные рассуждения о проблемах современного общества, они ждут ответа на наболевший вопрос: «Что мы сделали не так?»
   «Мы пытались быть хорошими родителями, мы давали им все, что они хотели. Как они могли так поступить с собой и с нами? Мы просто не понимаем», – говорят они.
   Последние тридцать лет я работаю консультантом по вопросам семьи и брака и очень сочувствую родителям, дети которых еще не попали в губительную ситуацию, вроде перечисленных выше, но уже имеют дурные наклонности. Если подобное произошло с одними подростками, то оно может произойти и с другими.
   Непросто ответить на вопрос, что терзает души современных подростков. Дело в том, что современный подросток живет в мире, незнакомом его предшественникам. Это – глобальный мир, в котором есть спутниковое телевидение, Интернет и многое другое. Современные технологии предоставляют подросткам как лучшее, так и худшее из всех мировых культур. Этические границы обычного подростка остались на бумаге. Плюрализм – принятие множества идей и философий, не выделяя ни одной, – вытеснил распространенные верования и шаблоны поведения. Плюрализм никуда не денется, и в его водах гораздо труднее плавать, чем в водах общепринятого мнения. Неудивительно, что многие подростки не знают, в каком направлении им двигаться.
   Мне кажется, что никогда раньше родители подростков не чувствовали себя такими беспомощными, ивто же время никогда их роль не была так важна. Подростки нуждаются в родителях больше, чем когда-либо. Все исследования показывают, что родители оказывают самое большое влияние на жизнь подростка. Только тогда, когда родители не принимают участия в воспитании, их место занимает компания, сверстники, школьный друг. Я глубоко убежден, что в интересах подростка родители должны играть роль любящих руководителей семьи.
   В этой книге я говорю о краеугольном камне отношений между родителями и детьми – о любви. Я верю, что любовь – это самое важное слово нашего языка, но, к сожалению, его чаще всего понимают неправильно. Я надеюсь, что эта книга поможет родителям справиться с путаницей и удовлетворить потребность своих детей в любви. Я уверен: если потребность в любви удовлетворена, это сильно влияет на поведение подростков. Часто подростки плохо ведут себя только из-за того, что им не хватает любви. Я не говорю, что родители их не любят; я говорю, что тысячи подростков не чувствуют этой любви. Для большинства родителей проблема заключается не в искренности, а в недостатке информации и неумении выразить любовь на эмоциональном уровне.
   Часть проблемы заключается в том, что многие родители сами нуждаются в любви. У них проблемы в супружеских отношениях, поэтому и между мамой и папой не чувствуется свободного потока любви. Именно эта потребность выражения эмоциональной любви в браке побудила меня написать мою первую книгу «Пять языков любви: как выразить сердечную привязанность к своему супругу». Эта книга (сейчас продано около миллиона экземпляров) изменила эмоциональный климат сотен тысяч семей. Пары научились не только выражать свои чувства на «родном языке любви» друг друга, но и делать это понятно и красиво. Для меня, как автора, особенно приятно было слышать истории тех семейных пар, которые вновь обрели любовь, после того как прочли «Пять языков любви» и использовали описанные там принципы.
   Я также очень доволен откликами на мою более позднюю книгу «Пять путей к сердцу ребенка», которую я написал вместе с Россом Кэмпбеллом, психиатром с тридцатилетним стажем, работающим с детьми и их родителями. И доктор Кэмпбелл, и я чрезвычайно рады, что не только родители воспользовались этой книгой для определения «родного языка любви» своих детей, но и ряд учителей использовали ее в своей работе для помощи детям, которым не хватает любви. Многие из этих родителей и учителей уговаривали меня написать книгу о пяти «языках любви» у подростков. Одна мать сказала: «Доктор Чепмен, ваша книга о пяти путях к сердцу ребенка реально помогла мне, когда наши дети были помладше. Но теперь они подросли, и у нас опять возникли проблемы. Мы пытались делать то же, что и раньше, но подростки отличаются от малышей. Пожалуйста, напишите книгу, которая помогла бы нам любить подростков!»
   Подростки действительно отличаются от малышей, и чтобы любить их, надо открыть для себя новые горизонты. Подростки переживают громадные перемены, и родители должны научиться выражать свою любовь иначе. Я надеюсь, что эта книга поможет родителям подростков не меньше, чем первая помогла семьям, а вторая – родителям маленьких детей. Если это произойдет, я почувствую, что все силы, которые я вложил в этот труд, потрачены не зря.
   Я писал в первую очередь для родителей, но и дедушки и бабушки, и учителя, то есть все взрослые, которые имеют дело с подростками, смогут научиться правильно выражать свою любовь к ним, прочтя эту книгу. Подростки нуждаются не только в родительской любви, но и в любви других уважаемых ими взрослых. Если вы – дедушка или бабушка, помните, что подростки отчаянно нуждаются в вашей мудрости. Покажите им, что любите их, и они прислушаются к вашим мудрым советам.
   С помощью этой книги вы сможете войти в мой консультационный кабинет и встретиться с множеством родителей и подростков, которые позволили мне разделить с ними путь к пониманию и любви. Конечно, их имена изменены, но, читая искренние диалоги этих родителей и детей, вы обнаружите, как принципы пяти «языков любви» реально работают в жизни подростков и всей семьи.
   А теперь позвольте мне коротко рассказать, о чем эта книга.
   В 1-й главе я представлю родителям мир, в котором живут подростки. Мы рассмотрим не только возрастные изменения, происходящие в процессе превращения ребенка в молодого человека, но и современный мир, в котором подросток проходит через эти возрастные изменения. Из 2-й главы мы узнаем, как важна любовь для эмоционального, интеллектуального, общественного и духовного развития подростка. Главы с 3-й по 7-ю расскажут о пяти «языках любви» и способах общения с подростками на этих языках. В главе 8-й даны предложения, как обнаружить «родной язык любви» вашего подростка – самый эффективный способ восполнить его потребность в любви.
   В главах с 9-й по 12-ю мы рассмотрим основные проблемы жизни подростков, в том числе гнев и жажду независимости. Мы увидим, как любовь проникает в мироощущение подростка и смягчает гнев; как она питает независимость; каковы отношения между свободой и ответственностью; как любовь устанавливает границы, которые невозможно устранить строгой дисциплиной и наказаниями. В главе 13-й мы исследуем, как трудно порой любить; особенно когда подростку что-то не удается. Последние две главы посвящены уникальному применению наших «языков любви» родителями-одиночками и родителями из полной семьи.
   Если потребность подростка в любви удовлетворена в отрочестве, он или она благополучно пройдут через все перемены. Это мнение разделяют со мной многие родители. Теперь давайте углубимся в суть проблемы, войдем в мир подростков и попытаемся узнать, как можно выразить им свою любовь.

Глава первая
Как понять современных подростков

   Знаете ли вы, что еще шестьдесят лет назад подростков не выделяли в отдельную возрастную группу? Само слово подросток («тинэйджер») стало использоваться примерно во времена второй мировой войны. (См. Приложение 1-е, если хотите узнать увлекательную историю возникновения этого термина и описание жизни подростков того времени.) Хотя с того момента, когда подростки впервые официально вышли на общественную сцену, произошло множество изменений, между подростками 1940-х и теми, кто живет в первом десятилетии XXI века, немало общего.
   С самого начала существования подростковой культуры и до нынешнего времени основными темами оставались: независимость и самоопределение.
   Ни одна из этих тем не была актуальна до того, как подростки были выделены в отдельную возрастную группу. На протяжении многих лет американские подростки активно искали себя, пытаясь обрести независимость от родителей.
   Когда промышленность еще не была так развита, подростки работали на фермах своих родителей, затем вступали в брак и наследовали свой участок. Подростка не волновала проблема самоопределения; он становился фермером с того момента, когда достаточно подрастал, чтобы работать на поле. Мальчики и девочки считались детьми, пока не вступали в брак, после этого они становились взрослыми.

Поиск независимости и самоопределение

   До начала 1940-х гг. никто и не думал о независимости, пока молодой человек не вступал в брак. И даже после этого настоящая независимость была возможна только тогда, когда родители могли оказать финансовую помощь.
   С развитием промышленности у подростка появилось больше возможностей для выбора. Он мог научиться какому-нибудь ремеслу и работать на заводе, или получить профессию машиниста, ткача, сапожника и т. д. Независимость стала более реальной, потому что, найдя работу, подросток мог поменять место жительства и, заработав денег, поселиться отдельно от родителей. Таким образом, подростковая культура возникла на фоне глобальных общественных изменений.
   Подростки задумываются о независимости и самоопределении начиная с 1940-х гг. Окружающий их мир быстро изменяется: электричество, телефоны, автомобили, радио, самолеты, телевизоры и компьютеры расширили возможности подростков и дали им новые способы поиска себя и независимости. Современный подросток живет в воистину глобальном обществе. Однако он продолжает думать прежде всего о себе – своей личности и независимости. Но об этом мы поговорим позже.
   Со временем изменились места, где подросток может проявить свою независимость, но способы выражения остаются теми же: музыка, танцы, мода, прически, язык и отношения. Например, музыкальные жанры за эти годы развивались от биг-бэнда к ритм-энд-блюзу, потом были рок-н-ролл, фольк, кантри, блюграсс, хэви-металл, рэп и т. д., то есть у подростка есть огромный выбор. Но вы можете быть уверены, что его музыкальные вкусы будут отличаться от вкусов родителей. И это – вопрос независимости и поиска себя. Тот же принцип относится и ко всем прочим областям подростковой культуры.
   Так каковы же особенности современной подростковой культуры? Чем современные подростки похожи на подростков других поколений, а чем отличаются?

Сходство с подростками прошлых поколений

Физические и умственные изменения
   Основные изменения, которые происходят с подростками сегодня, очень похожи на те, с которыми сталкивались вы сами в их возрасте. Во-первых, им нужно принять изменения, происходящие в их теле, и привыкнуть к ним. Бывает так, что руки и ноги у подростка растут непропорционально, он становится неуклюжим, порой это его чрезвычайно смущает. Развиваются вторичные сексуальные признаки, что вызывает как радость, так и беспокойство. А какому родителю не приходилось страдать, глядя, как их дитя борется с ужасным врагом – прыщами?
   Эти физиологические изменения вызывают у подростка множество вопросов: Я расту, но каким я буду? Может, слишком высоким или слишком низким? Не слишком ли большие у меня уши? Не слишком ли маленькая грудь? А нос? А ноги не слишком ли велики? Может, я чересчур толстый или худой?
   Эти вопросы снова и снова терзают подростка. То, как он ответит на эти вопросы, окажет положительное или отрицательное влияние на формирование его представления о себе.
   Наряду с физическим ростом происходит также интеллектуальный рост. Подросток начинает мыслить по-другому. Он думает в терминах конкретных действий и событий, начинает осознавать такие абстрактные понятия, как честь, верность и справедливость. С развитием абстрактного мышления ему открывается мир безграничных возможностей. Подросток теперь может вообразить себе, что было бы, если… каким был бы мир без войны, как понимающие родители должны обращаться с ним и т. д. Этот мир полон возможностей, в нем есть множество путей для поиска себя. Подросток понимает: я могу стать нейрохирургом, или пилотом, или мусорщиком. Возможности неограниченны, и подросток может вообразить себя в различных ролях.
Разумный возраст
   Подростковый возраст можно назвать возрастом разума. Ребенок уже способен логически мыслить и видеть логические следствия разных поступков. Он логически осмысливает не только свои собственные рассуждения, но и доводы родителей. Именно по этой причине подросток часто кажется «спорщиком». На самом деле он просто оттачивает свои навыки мышления. Если родители понимают это, они могут вести интересные и полные смысла беседы со своим ребенком. Если они этого не понимают, в отношениях может возникнуть разлад, и подросток пойдет тренировать свои «интеллектуальные мускулы» в другом месте. Часто благодаря быстрому развитию интеллекта и ненасытной тяге к новой информации подросток может считать себя умнее родителей, и, может быть, в чем-то он прав.
   Новый уровень мышления приводит подростка к совершенно новым проблемам в области общественных отношений. Обсуждение «идей» с ровесниками и внимание к их точке зрения, с одной стороны, ведет к возникновению нового уровня близости, с другой же – к возникновению соперничества. Таким образом, формирование так называемых клик (малых и замкнутых общественных групп) подростков скорее связано с идеологическим родством, чем с одеждой и цветом волос. Подростки, как и взрослые, чувствуют себя уютнее с теми, кто соглашается с ними, поэтому стараются как можно больше времени проводить в компании таких людей.
Формирование собственной морали и ценностей
   Интеллектуальная способность к логическому осмыслению идей и поступков и представлению последствий определенных верований приводит подростка к еще одному испытанию: анализу системы верований, в которой он воспитан, и определению ценности этой системы. Правы ли мои родители, верно ли их отношение к Богу, морали и ценностям? – с подобными проблемами сталкивается почти каждый подросток. Если родители не понимают этой борьбы, они часто оказывают отрицательное влияние и отвращают подростка от той самой веры и тех ценностей, которым научили его раньше.
   Когда подросток расспрашивает родителей об их верованиях, мудрые родители приветствуют эти вопросы, стараются честно отвечать на них и поощряют подростка продолжать такие беседы. Иначе говоря, они охотно соглашаются на диалог с подростком о той вере, которой давно уже учат его. Если же родители осуждают подростка, или заставляют почувствовать себя виноватым в том, что он посмел усомниться в истинности их морали, то подросток будет вынужден обратиться со своими вопросами к кому-то другому.
Мысли о половых проблемах и браке
   Еще одно важное испытание для подростка – это осознание своей сексуальности и обучение общественной роли мужчины или женщины. Как полагается вести себя с особами противоположного пола? Как относиться к своим собственным сексуальным желаниям и мыслям? Часто родители не обращают внимания на эти вопросы, но для подростка они важны.
   Растущая сексуальность подростка – это часть его личности, а отношения с лицами противоположного пола – реальность, в которой мы живем. Многие подростки мечтают о том, что вступят в брак, и у них будет семья.
   Недавно среди подростков был проведен опрос. Их попросили перечислить самые важные задачи на будущее. «Восемьдесят шесть процентов ответили, что в будущем для них самое большое значение имеет прочная семья».1 Переход от подросткового возраста к стабильному браку и семье в значительной степени занимает мысли подростков.
   Родители, которые хотят помочь своим детям, воспользуются домашними семейными беседами, чтобы обсудить проблемы сексуальности, свиданий и брака. Они также будут давать подросткам соответствующие книги, содержащие практическую информацию на данную тему на доступном для них уровне. Для тех подростков, которые ходят в церковь, заботливые взрослые и молодежные служители должны проводить встречи, посвященные сексу, свиданиям и браку. Такие занятия создадут общественный контекст, в котором подростки смогут научиться открыто и дружелюбно обсуждать эту важную сторону своего развития.
Планы на будущее
   Есть и еще одна проблема, общая для подростков всех времен. Это вопрос: чем я буду заниматься в жизни? Это не только выбор профессии. Это глубоко духовный вопрос: какое занятие стоит того, чтобы посвятить ему жизнь? Где я найду свое счастье? Во что я могу внести наибольший вклад?
   Эти вопросы могут показаться слишком философскими, но для наших подростков они совершенно реальны. Более конкретно они будут спрашивать: пойду ли я в колледж, и в какой? Идти ли мне на военную службу, и в какие войска? Может быть, мне искать работу, но какую?
   Конечно, подростки понимают, что любой выбор ведет к каким-то последствиям. Потом им придется делать следующий шаг, и каждый из них приближает подростка к конечной цели. Это всегда волнует их.
   Родители, желающие помочь своим детям, поделятся с ними воспоминаниями о своей собственной борьбе, своих собственных радостях и разочарованиях. Вы не должны давать своим детям готовые ответы, но вы можете помочь им в поиске, познакомить, например, своего сына или дочь с представителями разных профессий. Посоветуйте подростку пройти специальное тестирование или воспользоваться услугами специалистов по поиску профессии. Но главное – вы должны советовать подростку следовать примеру пророка Самуила. Древнееврейский пророк прислушался к зову Божьему и ответил: «Говори, Господи, ибо слышит раб Твой» (1 Цар. 3:10). Мужчины и женщины, оказавшие наибольшее влияние на ход истории, прислушивались к божественному зову и жили в соответствии с ним.
   Все вышеописанные испытания свойственны всем поколениям подростков. Но современные подростки живут в очень сложном мире, который отличается от прежнего и, конечно же, от того, в котором жили их родители в подростковом возрасте.

Пять основных отличий

   Несмотря на все сходства, не забывайте о пропасти, отделяющей современного подростка от подростков прошлого, а так же о современной культурной обстановке, в которой подростки претерпевают описанные выше изменения. В чем же заключаются эти отличия?
1. Технология
   Одно из самых заметных отличий заключается в том, что современные подростки выросли в мире с высокоразвитой технологией. Родители в их возрасте уже были знакомы с телефоном, радио и телевидением, но кабельное и спутниковое телевидение создало для современных подростков некий более глобальный мир. Радио и телеканалы делают доступным любое развлечение в рамках нашей собственной культуры. Теперь подросток не ограничен программой. Он может взять напрокат любой фильм, может купить запись любой песни и прослушать ее на своем личном плейере.
   Современный американский подросток вырос, пользуясь компьютером; они развивались вместе. Многие подростки имеют собственный компьютер. Сеть Интернет стала важной частью их жизни и оказывает на них как положительное, так и отрицательное влияние. У наших детей есть доступ к роликам будущих фильмов, к радиопередачам всей страны, к последним музыкальным новинкам, они могут общаться по сети с друзьями и посылать им сообщения в любую точку планеты. Интернетовские «чаты» быстро вытесняют телефонную связь как метод общения подростков между собой и способ обмена идеями. Недавнее исследование показало, что в США подростки пользуются Интернетом для «чатов» и отправки электронной почты в среднем 8,5 часов в неделю, в то время как на приготовление домашних заданий уходит всего 1,8 часа.2 Эта технологическая реальность дает им связь с миром, а миру дает возможность влиять на них. Итак, современный подросток находится под влиянием стольких культурных стимулов, сколько его родители не могли себе и вообразить.
2. Знание о насилии и соприкосновение с ним
   Другое культурное различие заключается в том, что ваш подросток знает о человеческой жестокости гораздо больше, чем знали вы. Отчасти из-за технологических преимуществ, так как в средствах массовой информации много говорится о насилии, отчасти из-за того, что наша культура тяготеет к насилию, иногда просто одержима им. Наши фильмы, песни и романы полны сценами насилия. Недавний опрос молодежи Институтом Гэллапа показал, что 36 процентов подростков хотя бы один раз в месяц смотрят фильм или телевизионное шоу, в котором много насилия.
   Интересно, что в 1999 г. восемь подростков из десяти (то есть 78 процентов) сообщили, что они «без проблем смотрят фильмы или телепередачи с насилием». Однако 53 процента тех же самых подростков согласились с тем, что насилие на телевидении и в кино может отрицательно повлиять на молодежь. В то же время 65 процентов из опрошенных подростков считает, что кино и телевидение оказывают существенное влияние на мировоззрение сегодняшней молодежи.8
   Современные подростки видят насилие не только в кино и средствах массовой информации, многие из них испытали его на личном опыте. Они видели, как их отцы бьют матерей, или их самих обижали отцы, отчимы или другие взрослые. Большая часть подростков признается, что они часто наблюдают сцены насилия в школе.
   Некоторые подростки сами совершают акты насилия, в том числе убийства. В то время как уровень убийств в Соединенных Штатах остается в последние тридцать лет относительно стабильным, среди молодежи он постоянно растет. Самый большой рост молодежного насилия наблюдался в период с середины 1980-х до середины 1990-х гг., когда количество молодежных убийств возросло на 168 процентов. ФБР сообщает, что каждый год в Соединенных Штатах совершается около 28 000 убийств, и в 25 процентах случаев их совершают лица в возрасте 21 года или моложе.4 Насилие всегда было частью нашей культуры, но современный подросток интеллектуально и эмоционально вовлечен в него больше, чем предыдущие поколения.
3. Распад семей
   Третий культурный фактор, влияющий на современного подростка, – это непрочность современной семьи. Согласно недавнему исследованию Института Гэллапа среди молодежи, четверо из десяти американских подростков (39 процентов) живут с одним из родителей. В восьми случаях из десяти отсутствует отец. Тот же самый опрос показал, что 20 процентов американских подростков живут в семье с отчимом или просто взрослым мужчиной, сожительствующим с матерью.5
   Социологи отмечают, что американские семьи сейчас чрезвычайно разнородны: работающие отцы и матери-домохозяйки; отцы и матери, работающие вне дома; родители-одиночки; повторные браки, в которых у каждого из родителей свой ребенок от первого брака; пары с детьми и без; геи и лесбиянки с приемными детьми. Америка живет в период исторических перемен в семейной жизни.6 Другие исследователи замечают: «Еще нет данных о последствиях такого разнообразия, но социологи считают, что оно прямым образом связано со многими общественными проблемами, которые мы наблюдаем каждый день. Некоторые из отношений, стресс, отчуждение… невнимание друг к другу можно считать непосредственно связанными с напряженностью приспособления к новым типам семьи».7
   Помимо распада семейного ядра следует упомянуть о том, что подростки сегодня редко растут в большой семье: с дедушками, бабушками, дядями, тетями и прочими родственниками. Сейчас подвижность людей возросла, поэтому часто семьи живут очень далеко от старших поколений. Раньше соседи могли заменить родителей, присматривая за детьми, но сегодня соседи обычно заняты и не могут этого делать. Школы некогда были более однородными, общество создавало более безопасную среду, в которой подростки могли общаться с другими людьми. Сегодня безопасности больше нет. Все положительные влияния вне дома быстро тают.
   Джеймс Кромер, директор Йельского центра по исследованию ребенка, считает, что этот фактор не менее важен, чем распад семьи как ячейки общества. Кромер вспоминает о своем собственном детстве: «Помимо дома и школы по меньшей мере пять близких друзей моих родителей говорили мне, что я делаю не так. Современные дети лишены такого присмотра».8 В прошлом подростки могли положиться на родственников, здравомыслящих соседей, церковь и общественные группы. Современные подростки часто лишены такой поддержки.
4. Знание о сексуальных отношениях и соприкосновение с ними
   Наши подростки растут сегодня в насыщенной сексуальной атмосфере. «Бэби-бумеры» 1960-х гг. восстали против традиционной сексуальной морали родителей, хотя твердо знали о существовании правил и испытывали некоторое чувство вины, когда нарушали их. Современные подростки живут в мире, в котором нет никаких правил, связанных с сексом. Кино, пресса и музыка отождествляют секс с любовью и изображают его как часть полноценных отношений между людьми. Поэтому значительное число подростков ведет сексуально активный образ жизни. Результаты, конечно, не везде одинаковы, но в среднем мы видим, что 70–80 процентов американских подростков вступали в сексуальную связь до окончания школы.9
   Подростки, не живущие половой жизнью, борются с такими мыслями: «Может быть, я упускаю что-то важное? Может быть, со мной что-то не так?»
   Те же, которые живут половой жизнью, тоже подавлены: они часто чувствуют, что их используют, что ими злоупотребляют, они опустошены морально.
   Современные подростки живут в мире, в котором секс не только считается нормальной частью ухаживания, но и совместная жизнь до вступления в брак становится все более и более естественным делом, а гомосексуализм превращается в альтернативный образ жизни. В самом деле, слова бисексуал и трансвестит стали привычными для современного подростка. Секс стал вполне реальным американским божеством, причем способов поклонения ему существует столько, что трудно даже представить. В этом мире современный подросток должен справляться с проблемами своей развивающейся сексуальности.
5. Размытость моральных и религиозных ценностей
   Наконец, современный подросток живет в мире, который можно было бы назвать постхристианским. В области религии и морали нет ничего несомненного. В прошлом большинство людей могло отличить нравственное от безнравственного. Эти моральные суждения были в первую очередь основаны на иудейско-христианском Писании. Для современного подростка такой морали не существует. Впервые в американской истории целое поколение растет без определенных моральных ценностей. Ценности часто размыты; подростку говорят, что он может делать то, что нравится. Понятие зла относительно.
   Проводя опрос подростков старшего возраста в середине 1990-х гг., социологи обнаружили, что 91 процент подростков соглашается с утверждением: «То, что правильно для одного человека в конкретной ситуации, может не быть правильным для другого человека в сходной ситуации». 80 процентов согласились со следующей идеей: «Мораль и этика – это разные вещи для разных людей; никто не может быть абсолютно уверен в том, что знает истину». В обществе, в котором некогда так ценились честность и искренность, 57 процентов сделали вывод, что лгать иногда необходимо.10
   Современное поколение не представляет себе четко, что такое хорошо, а что такое плохо. Причины этой аморальности психолог Том Рэйнер объясняет следующим образом: «Билдеры, рожденные до 1946 г., принимали (и принимают до сих пор) основные иудейско-христианские принципы различения между добром и злом. Они верили, что Библия – это моральный учебник жизни. Дети билдеров – бумеры – и их дети – бастеры – в значительной степени отошли от церкви и христианской деятельности».
   Рэйнер продолжает:
   Выйдя из-под влияния церкви, они стали делать вещи, которые их родители считали аморальными. Они прекрасно знали о моральных установках своих родителей и дедов, но принимали их скорее теоретически, чем практически. Поколение же бриджеров (рожденное в период между 1977 и 1994) вообще не имеет моральных стандартов, у них нет ни Библии, ни примера родителей. Их представление о добре и зле в лучшем случае запутанно. Вскоре вырастет целое аморальное поколение.11
   Подростки всегда интересуются религиозными верованиями. Они задают вопросы о вере или неверии своих родителей. Они пытаются найти себя в этой области, как и в других областях. Отличие современного мира в том, что из-за его глобальности подросткам доступно множество разнообразных религиозных верований – как через средства современных технологий, так и через друзей, принадлежащих к разным религиозным группам.
   Религия важна для современного подростка. Недавнее исследование Института Гэллапа показало, что четверо подростков из пяти (72 процента) считают, что религиозная вера имеет для них большое значение.12 Большинство подростков (64 процента) ходит в церковь, синагогу или другое религиозное учреждение. Половина подростков (40 процентов) говорит, что их жизнь принадлежит Богу или высшей силе. Треть из них (35 процентов) считает, что религиозная вера для них важнее всего, и одна треть (34 процента) называет себя «рожденными свыше». Четверо подростков из десяти (42 процента) сообщили группе из Института Гэллапа, что на прошлой неделе посещали религиозное богослужение.13 Сегодняшние подростки больше интересуются экспериментальной, связанной с отношениями между людьми стороной религиозных групп, чем абстрактными религиозными верованиями. Если в религиозной организации к подростку относятся приветливо, заботятся о нем и поддерживают его, то он вступает в нее, даже если не согласен с большей частью верований.

Родители могут быть наставниками

   В таком сложном мире живут современные подростки. Но положительно то, что они ждут советов от родителей. Родители оказывают на подростков большее влияние, чем ровесники, в следующих вопросах: ходить ли в колледж, ходить ли на богослужения, делать ли домашнее задание и употреблять ли спиртное. Родители оказывают влияние на планы подростков, связанные с работой и карьерой. Друзья более влияют на непосредственные решения: прогулять ли занятие, с кем встречаться, как подстричься, во что одеться.14
   Кто же все-таки оказывает большее влияние – родители или друзья? Оказывается, что родительское влияние несомненно в тех проблемах, которые наиболее важны и максимально влияют на будущее подростка. Да, в чем-то подросток поддается влиянию друзей, но родительское влияние все равно важнее для его мышления и поведения.
   Следующие главы этой книги призваны помочь вам научиться эффективно удовлетворять потребность подростков в любви и оказывать на них наиболее положительное влияние во всех областях жизни.

Глава вторая
О важности родительской любви

   Бекки, мать двоих детей, была очень встревожена.
   – Доктор Чепмен, я до смерти напугана! – сказала она. – Моему сыну двенадцать; моей дочери одиннадцать. Я прочла много книг о подростках, и мне страшно. Создается впечатление, что они все занимаются сексом, употребляют наркотики и ходят в школу с пистолетом. Все на самом деле так плохо?
   Бекки задала мне этот вопрос во время семинара по проблемам брака в Молине, Иллинойс. Потом она добавила:
   – Я думала, может быть, мне заниматься с детьми дома и не отпускать их в школу, но это меня тоже пугает. Я не знаю, готова ли я воспитывать подростков.
   В последние пять лет я встречал много родителей, подобных Бекки. Многие родители изучают литературу о воспитании подростков, слышат о подростковом насилии по телевидению, читают газеты… и совершенно напуганы. Если вы – один из этих встревоженных родителей, или спрашиваете себя: «Есть ли у меня повод для беспокойства?», я надеюсь, что эта глава поможет вам справиться с частью страхов. Беспокойство ничем вам не поможет в воспитании подростков. Надеюсь, что эта глава принесет некоторым из вас облегчение и убедит в том, что вы можете сыграть положительную роль в жизни своего ребенка.

Хорошие новости по поводу семьи и школы

   Позвольте начать с того, что не все так плохо. Недавние исследования Института Гэллапа показали, что хотя только 57 процентов американских подростков живут с обоими родителями, 87 процентов подростков постоянно общаются со своими отцами, живущими отдельно.15 Значительное большинство подростков (70 процентов) говорят, что чувствуют «большую» или даже «очень большую» близость со своими отцами.16
   Еще одно исследование выявило, что большинство подростков в возрасте от тринадцати до семнадцати лет считают себя счастливыми (85 процентов) и чувствуют поддержку в школе (82 процента). Почти столько же подростков считает, что их ценят (78 процентов), чувствуют интерес к себе (77 процентов), одобрение (76 процентов) и поощрение (72 процента).17 Две статистических цифры согреют сердца родителей, которых волнует проблема образования: 97 процентов подростков собирается заканчивать школу, а 83 процента считает, что обучение в колледже или институте «сегодня очень важно».18
   Анализируя эти цифры, исследователь Джордж Гэллап-младший характеризует современную молодежь как идеалистов и оптимистов, реагирующих на мир спонтанно и энергично. Молодые люди говорят, что им нравится помогать другим, они готовы работать ради мира на земле и более здорового мира, они позитивно настроены по отношению к школе, и еще более – к учителям. Большая часть американской молодежи утверждает, что счастлива и радостно смотрит в будущее, поддерживает близкие отношения с родственниками, готова вступить в брак, хочет иметь детей, довольна своей жизнью и хочет достичь высот в избранной карьере.19
   Лоренс Стейнберг, старший сотрудник Исследовательского центра по развитию и обучению человека, является признанным во всей стране специалистом по подростковым проблемам. Он заметил: «Подростковый возраст не обязательно должен быть трудным периодом. Физиологические проблемы, проблемное поведение и семейные конфликты свойственны подростковому периоду не больше, чем любому другому этапу жизненного пути. Некоторые подростки испытывают проблемы, некоторые попадают в беду. Но подавляющее большинство (почти 9 из 10) проходит через этот этап благополучно».
   Стейнберг, профессор психологии в Университете Темпл, добавляет: «Проблемы, которые мы рассматриваем как «естественную» часть подросткового поведения: наркотики, преступность, безответственный секс, неуважение к авторитетам, – вовсе не являются нормальными. Их можно избежать, с ними можно бороться. Хорошие дети не могут автоматически становиться плохими подростками».20
   На самом деле, большая часть того, что мы читаем в газетах и слышим из средств массовой информации, касается 10 процентов трудных подростков, которые были трудными детьми. У вас и вашего подростка могут быть нормальные отношения. Именно это нужно и ему, и вам. В этой главе мы собираемся рассмотреть наиболее важные, по моему мнению, стороны этих отношений, а именно удовлетворение потребности вашего ребенка в любви. Если вы удовлетворите эту потребность, подросток благополучно преодолеет ту «бездну» современной культуры, о которой мы говорили в первой главе.
   Когда подростки уверены в любви родителей к себе, они уверенно противостоят негативным влияниям нашей культуры, которые могут помешать им стать самодостаточными взрослыми. Без родительской любви подросток гораздо скорее поддастся вредному влиянию наркотиков, сексуальных извращений и насилия. По моему мнению, нет ничего важнее, чем умение родителя удовлетворить эмоциональную потребность подростка в любви.
   Что я понимаю здесь под «любовью»? В глубине души подросток хочет ощущать свою связь с родителями: что они принимают его и заботятся о нем. Когда он ощущает это, то чувствует себя любимым. Если подросток не чувствует, что его принимают и о нем заботятся, его потребность остается неудовлетворенной, и это в значительной степени влияет на его поведение. Позвольте мне описать подробнее каждый из аспектов.

Желание подростка чувствовать свою связь с родителями

Присутствие родителей
   Много написано о том, как важно ребенку чувствовать свою связь с родителями. Большинство детских психологов соглашается с тем, что, если такой эмоциональной связи не установлено, ребенок будет испытывать неуверенность, чувствовать себя заброшенным. Если у ребенка нет родителей – они умерли, развелись, бросили его, – то и эмоциональной связи не может быть. Для того чтобы она существовала, необходимо присутствие родителей. Для этого нужно проводить время вместе.
   То же самое относится и к подросткам. Если родителей почти не бывает рядом по причине развода, рабочего расписания и т. д., они ставят под угрозу ощущение подростком связи с ними. Это очень просто: чтобы подросток чувствовал свою связь с родителями и их любовь, они должны проводить вместе какое-то время. Подросток, чувствующий себя покинутым, часто будет задавать вопрос: что во мне не так, почему родители не заботятся обо мне? Если родители хотят, чтобы подросток чувствовал себя любимым, они должны выделять время для общения с ним.
Связующая сила общения
   Очевидно, пространственная близость родителей и подростков не обязательно ведет к ощущению связи. Для эмоционального контакта необходимо общение. Вы можете сидеть дома с ребенком в течение двух недель, но при этом не чувствовать никакого контакта с ним.
   Недавно меня воодушевили результаты опроса, по которому оказалось, что 71 процент американских подростков по крайней мере один раз в день едят дома. Но воодушевление это длилось недолго, когда я обнаружил, что добрая половина опрошенных во время последнего обеда с родителями смотрела телевизор. Кроме того, один из четырех сказал, что слушает радио, а 15 процентов читает книгу, журнал или газету во время обеда.21 Получается, что большинство родителей не используют совместные обеды для установления контакта с подростками.
   По моему мнению, обеденный стол – лучшее место для установления эмоционального контакта с подростками. Если ваша семья не относится к тем, кто по крайней мере один раз в день питается вместе, то позвольте мне призвать вас последовать этому образцу. Тем же, кто обедает вместе и не общается, я посоветую разработать новый план семейной трапезы. Объявите подросткам и младшим детям, что вы устанавливаете новый порядок обеда: «Сначала мы поговорим с Богом (да, учите своих детей благодарить Его за пищу), потом друг с другом; а после этого, если хотите, можно обратиться к телевизору, газетам и радио».
   После того как кто-либо по доброй воле поблагодарит Бога за пищу и людей, приготовивших ее, пусть каждый член семьи во время обеда поделится с остальными тремя событиями, которые произошли сегодня в его жизни, и расскажет, что он при этом чувствовал. Пока кто-то говорит, остальные должны слушать его с сочувствием и не давать советов, если рассказчик их не просит.
   Возможно, этой новой традиции будет достаточно, чтобы установить контакт с вашим ребенком.

Подростки хотят, чтобы их приняли

Сила принятия… и отвержения
   Второй аспект любви таков: подросток должен чувствовать, что его принимают. Один четырнадцатилетний мальчик сказал: «Больше всего мне нравится в моих родителях то, что они принимают меня таким, какой я есть. Они не пытаются сравнивать меня со старшей сестрой». Этот подросток чувствует себя любимым, потому что родители принимают его.
   «Мои родители любят меня. У меня все хорошо» – так думает подросток, которого принимают. Противоположность этому – отвержение. Отвергнутый подросток думает: «Я им не нравлюсь. Я недостаточно хорош для них. Они хотели бы, чтобы я был другим». Ребенок, чувствующий себя отвергнутым, не ощущает любви.
   Антрополог Рональд Ронер исследовал природу отвержения в сотне мировых культур. Его исследования показывают, что хотя внешние выражения отвержения могут быть разными, отвергнутые дети всегда подвержены психологическим проблемам, начиная с низкой самооценки, недостатков морального развития, неумения противостоять агрессии и заканчивая проблемами сексуальной идентичности. Ронер полагает, что последствия отвержения настолько сильны, что называет его «психологической раковой опухолью, которая распространяется по всему эмоциональному строению ребенка, разрушая его».22
   Джеймс Гарбарино, профессор кафедры развития человека в университете Корнелл, много лет изучал внутреннюю жизнь подростков, совершивших насилие. Он пришел к выводу, что отвержение сыграло ведущую роль в их психологическом формировании. Часто чувство отвержения возникало при сравнении себя с другим ребенком. Беседуя с восемнадцатилетним юношей из Нью-Йорка, приговоренным к пожизненному заключению за убийство полицейского, Гарбарино поставил на стол две банки и сказал:
   – Представим себе, что поверхность этого стола залита любовью твоей матери. Эта банка – ты, – он показал на одну из банок, – а вот эта – твой брат. Насколько полна материнской любовью твоя банка? И насколько – его?
   Молодой заключенный показал, что его собственная банка полна где-то на 20 процентов, а банка брата – на 80.
   – Теперь пусть этот стол показывает у нас принятие или отвержение. – Гарбарино указал на один край стола. – Этот край – полное принятие; другой – полное отвержение. Выбери на нем место для обеих банок, чтобы показать, насколько твоя мать принимала тебя и твоего брата.
   Молодой человек поставил свою банку почти у самого края стороны отвержения, а банку брата – на другом краю стола, у отметки полного принятия.
   – 90 процентов отвержения для тебя и 100 процентов принятия для твоего брата? – спросил консультант.
   – Да, – ответил молодой человек.28
   Очевидно, подросток, чувствующий себя отверженным, не ощущает родительской любви.
   Принятие подростка… коррекция поведения
   Многие родители считают, что полное принятие неправильно. Боб, озабоченный отец двух подростков, говорил со мной очень искренне:
   – Доктор Чепмен, я не понимаю, как можно принимать подростка, если его поведение ужасно. Я не хочу, чтобы мои ребята чувствовали себя отверженными, но, честно говоря, мне не нравится их поведение, и мне не нравятся они, когда так себя ведут. Может быть, я их отталкиваю, но я не чувствую этого. Я чувствую к ним любовь и заботу. Я не хочу разрушить их жизнь.
   Боб выступает от имени тысяч родителей, которые еще не научились одновременно и принимать подростков, и корректировать их неправильное поведение. Мы рассмотрим это дальше, когда будем говорить о «пяти языках любви», а также в главе 12-й, когда речь пойдет о дисциплине.
   А сейчас давайте поясним нашу задачу богословским примером. Павел, апостол христианской веры I в., сказал о Боге: «Он облагодетельствовал нас в Возлюбленном» (Еф. 1:6). Он имеет в виду основное христианское учение о том, что Бог, Который свят, принимает нас, нечестивых, потому что считает нас частью Себя, если мы приняли Его Сына – Возлюбленного. Мы приняли Сына Бога, и Бог принял нас. Идея Павла такова: Бог не всегда доволен нами, потому что мы – Его дети. Наша задача как родителей именно в этом: внушить нашим детям, что мы счастливы быть их родителями, независимо от их поведения. Именно это мы и подразумеваем под безусловной любовью.
   Идея безусловной любви такова: я люблю тебя, я забочусь о тебе. Я предан тебе, потому что ты – мое дитя. Мне не всегда нравится то, что ты делаешь, но я всегда люблю тебя и забочусь о твоем благополучии. Ты – мой сын или дочь, и я не оттолкну тебя. Я всегда буду делать то, что, по моему мнению, лучше для тебя. Я буду любить тебя, что бы ни случилось.
   Кен Кэнфилд, президент Национального центра отцовства, сказал: «Никогда не забывайте о великом вопросе юности: „Кто я?“ Ваш подросток сам даст ответ на этот вопрос. От вас же он хочет услышать другое: „Что бы ни случилось, я тебя люблю“». Далее Кэнфилд обращает внимание на страх каждого подростка: «Никогда не забывайте о великом страхе юности: „Нормален ли я?“ Скорее всего, вы ответите „Да“. Но подросток хочет услышать другое: „Даже если бы ты был ненормальным, я все равно любил бы тебя“».24
   Таким образом, Кэнфилд говорит о безусловном принятии, безусловной любви. Я дам вам позже и другие советы, здесь же позвольте привести самые простые, но добрые слова, которые помогут подростку прислушаться к вашим словесным наставлениям. Перед тем как сообщать ребенку, что вы хотите, всегда говорите: «Я очень тебя люблю. Я буду любить тебя, даже если ты не последуешь моему совету, но именно потому, что я люблю тебя, я должен дать тебе этот совет». А потом делитесь своими мудрыми мыслями.
   Вашему подростку нужно услышать, что вы принимаете его даже тогда, когда не одобряете его поведения. Произнесите эти слова в соответствии со своим характером. Если вы склонны к театральным эффектам, вы можете сказать: «Не пожелает ли сын мой, которого я так горячо люблю и буду любить вечно, выслушать мудрый совет своего отца?» или: «Не угодно ли будет моей возлюбленной дочери, которую я всегда буду лелеять, выслушать сокровенные мысли отца, которые могут оказать сильное влияние на ее жизнь?» Найдите способ выражения, естественный для вас, но произносите эти слова, и почаще.

Потребность подростков в заботе

   Третий аспект любви к подростку – это забота о нем. Под заботой мы подразумеваем питание духа подростка. Когда мы выращиваем цветы, то удобряем землю, в которую они посажены. Заботясь о подростках, мы создаем климат, в котором они растут. Подростки, растущие в теплой, нежной, ободряющей, положительной эмоциональной атмосфере, скорее всего, расцветут пышным цветом и принесут плоды, когда достигнут зрелости.
Избегайте злоупотреблений
   Противоположность заботы – злоупотребление. Оно подобно отравлению почвы. Подростки, которые слышат от родителей враждебные, резкие, грубые или оскорбительные слова, вероятно, справятся с этим во взрослом возрасте, но шрамы от словесных злоупотреблений останутся на всю жизнь. Родители, злоупотребляющие своей властью физически, шлепая, толкая, избивая детей, могут причинить вред физическому развитию подростка, но еще более серьезный вред можно причинить его эмоциональному развитию и значительно осложнить этим его взрослую жизнь.
   Злоупотребление чрезвычайно вредно для формирования психики подростка. Подростки делают выводы на основании своих наблюдений и поведения родителей. Исследования показали, что большинство подростков, совершающих насилие, сами страдали от злоупотреблений и жаждали любви. Вот как описываются ребята-преступники в книге Гарбарино «Заблудшие мальчики»: «Они принимают наркотики. Они склонны к насилию. Они воруют. Они предаются разврату. Они вступают в банды и в секты, а когда на них никто не смотрит, они начинают сосать палец и плачут, пока не заснут».25 В прошлом многие подростки-преступники страдали от родительских злоупотреблений. Любовь не злоупотребляет; любовь заботлива.
Как быть заботливым родителем
   Чтобы позаботиться о подростке, сначала надо научиться заботиться о себе. Если родители хотят создать для подростка положительную среду, в которой он сможет пройти через все изменения, связанные с процессом созревания, они должны в первую очередь преодолеть собственные эмоциональные слабости. На самом деле многие родители были лишены заботы в семье, поэтому им трудно проявить заботу о своих детях. Если вы замечаете это в себе, первым делом вы должны справиться со своей собственной проблемой и научиться преодолевать свой собственный гнев.
   Вы можете почитать книжки о преодолении гнева,26 посещать группы поддержки в местной церкви или же обратиться к психотерапевту. Никогда не поздно постараться преодолеть темные стороны своей личности. Ваши дети заслуживают лучшего, а это невозможно, пока вы не справитесь с собственным прошлым.
   Заботливые родители должны выработать позитивное отношение. Я не говорю, что надо закрывать глаза на жизненную реальность, но желательно видеть руку Бога за событиями, которые происходят с людьми. Надо видеть солнце, скрытое за тучами, и воспитывать такое же отношение у подростков. Заботливые родители одобряют хорошие поступки подростков, ищут положительные стороны в том, что они говорят и делают, хвалят их. Заботливые родители нежны, они постоянно ищут способы помочь детям.
   В следующих главах мы рассмотрим пять языков любви и подскажем вам, как определить основной «язык любви» для вашего ребенка. Общаясь на этом языке, вы наилучшим образом позаботитесь о духовном состоянии вашего ребенка.
Забота должна касаться всех сторон жизни подростка
   Одна из причин, по которым чувство любви так важно для подростка, заключается в том, что оно влияет на все аспекты его жизни. Когда подростку не хватает любви, он чувствует, что никому не нужен. Отсутствуют стимулы для обучения: зачем мне заниматься в школе? всем ведь все равно, что со мной будет. Школьные психотерапевты часто выслушивают подобные заявления.
   Нехватка любви влияет также на способность подростка сочувствовать другим. Если подросток не чувствует себя любимым, ему очень трудно понять, что его отрицательные поступки могут ранить чьи-либо чувства. Исследования показали, что подростки, совершившие наиболее тяжкие преступления, практически не способны к состраданию.27 Сопереживание другим – одна из основ того, что Дэвид Гоулмэн называет «эмоциональным интеллектом». Он определяет эмоциональный интеллект как способность понимать чувства окружающих, эффективно общаться неязыковыми способами, справляться со взлетами и падениями каждодневной жизни и соответствующим образом оценивать отношения.28 Таким образом, недостаток эмоционального интеллекта влияет на способность подростка иметь адекватные отношения с другими людьми.
   Неспособность к сочувствию влияет, в свою очередь, на формирование совести и моральных представлений подростка. Именно в подростковые годы формируются собственные нравственные принципы. В детстве эти принципы диктуются родителями. Подросток же борется за свои собственные представления о том, что морально, а что аморально. Если из-за нехватки любви подросток не способен сочувствовать другим, слова о том, что другим нельзя причинять вред, будут для него пустым звуком. Если эмоциональная потребность ребенка в любви не удовлетворена, то все слова о любящем Боге не будут иметь для него никакого значения. Именно поэтому подростки, не получившие эмоциональной любви, не принимают религиозные верования родителей.
   В итоге интеллектуальному, эмоциональному, общественному, моральному и духовному развитию подростка наносится значительный ущерб, если ему не хватает эмоциональной любви. Вот почему я посвятил целую книгу той области отношений родителей и детей, которую считаю самой важной, – а именно удовлетворению подростка в эмоциональной любви.

Самая важная потребность: чувствовать себя любимым

   Социологи, психологи и религиозные руководители соглашаются с тем, что основная потребность подростка – чувствовать любовь тех взрослых, которые играют важную роль в его жизни.
   Дэвид Поупноут, профессор социологии в университете Ратджерса и один из председателей «Американского совета по вопросам семьи», пишет: «Дети лучше развиваются, когда им дается возможность испытывать теплые, близкие, постоянные и длительные отношения с отцами и матерями». Психологи Генри Клауд и Джон Таунсенд добавляют: «Для растущего ребенка нет ничего важнее любви». В своей книге «Заблудшие мальчики»
   Джеймс Гарбарино спрашивает: «Как мальчик может найти смысл своей жизни, если он не видит смысла в любви и уважении?»29
   Когда фарисеи спросили Иисуса из Назарета: «Какая наибольшая заповедь в законе?», – основатель христианской веры ответил: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим». Это – первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей – возлюби ближнего твоего, как самого себя. На этих заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22:35–40). Таким образом, Иисус подвел итог учению ветхозаветных книг закона и писаний иудейских пророков в двух заповедях. Мне хочется, что бы вы поняли, что подросток, живущий в вашем доме, – ваш самый близкий человек.

Как подростки ищут любовь не там

   Реальное положение вещей заключается в том, что если родители и другие уважаемые подростком взрослые не удовлетворяют его потребность в любви, подросток будет искать ее у других людей.
   1 октября 1997 г. шестнадцатилетний Люк Вудхэм убил свою мать и открыл огонь в школе, убив троих и ранив семь человек. Позже он рассказал корреспонденту программы новостей «ABC», что чувствовал себя изолированным и отверженным в своем обществе, поэтому легко согласился вступить в компанию молодых людей, провозглашавших себя сатанистами. Он сказал: «Всю жизнь я чувствовал себя изгоем. Наконец-то я нашел людей, которые захотели быть моими друзьями». Гарбарино делает вывод: «Эмоционально обделенные мальчики, которых отвергли родители и учителя, являются основной мишенью для антиобщественных группировок, молодежных и взрослых. Эти люди, подающие отрицательный пример, завлекают впечатлительных ребят, и те соглашаются служить антиобщественному делу в обмен на самоутверждение. Многие подростки-преступники или трудные подростки рассказывают, как подружились со старшими ребятами, которые приняли их в обмен на участие в преступных замыслах».30
   Исследования показали также, что девочки-подростки часто рожают детей, потому что хотят, чтобы кто-нибудь любил их. Рождение ребенка коренным образом изменяет их жизнь не только потому, что теперь существует кто-то, полностью зависящий от них, но и потому, что появляется существо, которое они могут любить. Любовь к ребенку и любовь ребенка побуждает девушку совершать продуманные шаги, например продолжать образование и/или усердно трудиться, чтобы иметь возможность самой заботиться о ребенке.31
   Гарбарино, долгие годы пытавшийся понять подростков-преступников, делает вывод: «Ничто не кажется человеку страшнее, чем отвержение, жестокость и отсутствие любви».32
   В воспитании подростков нет ничего важнее, чем учиться эффективно удовлетворять потребность подростка в эмоциональной любви. В следующих пяти главах я представлю вам пять основных путей к сердцу подростка – пять наиболее эффективных способов заполнить эмоциональную пустоту. Затем я расскажу о том, как найти родной «язык любви» для вашего подростка, который наиболее успешно удовлетворит его потребность в эмоциональной любви. Многие родители, прослушавшие мои лекции, обнаружили, что применение «языка любви» коренным образом изменило поведение их подростков и дало им самим чувство глубокого удовлетворения от того, что самая важная эмоциональная потребность их детей восполнена.
   Мне хотелось бы, чтобы и вы это почувствовали.

Глава третья
Путь 1: Слова поощрения

   Пятнадцатилетний Брэд пришел в мой кабинет по просьбе родителей. На ногах его были поношенные сандалии землистого цвета. Брюки с множеством карманов свободно болтались на тонкой талии. На футболке красовалась надпись: «Свобода значит иметь все, что ты хочешь». Я вовсе не был уверен, что ему хотелось прийти ко мне, но был приятно удивлен тем, как внимательно Брэд слушал мои вопросы и как свободно делился своими мыслями и чувствами. (Иногда подростки отвечают на все вопросы: «О’кей».)
   Родители Брэда пожаловались, что он стал вести себя очень строптиво, несколько раз впадал в ярость и даже угрожал уйти из дома. Именно эта угроза и заставила их поговорить со мной. Мысль о том, что Брэд может уйти из дома, потрясла их. Отец считал, что он вполне может так поступить. Поскольку он никогда не поддерживал близких отношений с людьми вне семьи, то, по мнению отца, ему следовало бы научиться контактировать с ними. Сама мысль об уходе сына привела его в ужас.
   «Мы попытались поговорить с Брэдом, – продолжала мать, – но мне кажется, что мы всегда спорим, потом кто-то теряет самообладание, и в результате мы говорим друг другу вещи, которых не хотели говорить. Потом мы просим прощения и пытаемся продолжить беседу, но Брэд так неразумно ведет себя каждый раз, когда мы с ним не соглашаемся!»
   После краткого вступительного разговора я убедил Брэда, что не собираюсь учить его, как поступать, но надеюсь помочь ему и его родителям лучше понимать друг друга. Я объяснил, что родители обеспокоены, поэтому попросили меня встретиться с ним. Желая установить контакт с Брэдом, я решил начать с настоящего, а не с прошлого. Я сказал Брэду:
   – Твои родители сказали мне, что ты собираешься уйти из дома. Не можешь ли ты рассказать мне об этом подробнее?
   – Я не собираюсь уходить из дома, – сказал Брэд, покачивая головой. – Я сказал это однажды вечером, когда они меня просто взбесили и не хотели слушать. Иногда я действительно подумываю об уходе из дома, но не уверен, что так сделаю.
   – А почему ты думаешь об уходе из дома? – спросил я. – Как ты представляешь себе свою жизнь без родителей?
   – Я смогу делать то, что хочу, – ответил Брэд. – Мне не придется спорить с ними из-за каждой мелочи, и не будет всех этих ссор.
   Я начал понимать, что возражения родителей воспринимаются Брэдом очень болезненно, так что его родной «язык любви» – это слова поощрения. Обычно, когда подростки отрицательно реагируют на возражения, это значит, что слова поощрения играют очень важную роль в удовлетворении их потребности любви.
   – Ты чувствуешь любовь родителей к тебе? – спросил я.
   Брэд помолчал немного, потом ответил:
   – Я знаю, что они меня любят, но иногда я не чувствую этой любви, в особенности в последние несколько лет.
   – Когда ты был маленьким, как родители выражали свою любовь? – спросил я.
   – Они говорили мне, какой я замечательный, – ответил он со вздохом. – Теперь мне кажется, что они передумали.
   – А ты помнишь, что хорошее они тебе говорили?
   – Помню, однажды, когда я играл в футбольной команде, мой папа сказал, что я – лучший из всех игроков, которых он когда-либо видел. Он сказал, что когда-нибудь я буду играть в профессиональном футболе, если захочу.
   – Ты играешь в футбол в школе? – спросил я.
   Брэд кивнул, но потом сказал, что не собирается идти в профессиональный спорт. Когда я попросил его вспомнить, что хорошее говорила ему в детстве мать, Брэд ответил:
   – Мама всегда говорила: «Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя». Она всегда говорила это трижды, очень быстро. Иногда мне казалось, что она говорит это неискренне, но в большинстве случаев я знал, что она действительно любит меня.
   – Она по-прежнему говорит тебе это? – спросил я.
   – В последнее время нет, – сказал он. – Сейчас она только критикует меня.
   – Что она говорит, когда критикует тебя?
   – Ну, вчера вечером она сказала, что я безответственный и что, если не изменюсь, я никогда не смогу поступить в колледж. Она говорит, что я неповоротливый и невежливый.
   – А ты такой? – поинтересовался я.
   – Наверное, я неповоротливый, – произнес он медленно, – но я не был бы невежливым, если бы они меня все время не шпыняли.
   – А за что еще твои родители критикуют тебя? – спросил я.
   – За все. Они говорят, что я слишком много разговариваю по телефону, слишком много времени провожу с друзьями. Я прихожу домой не тогда, когда они хотят. Я не звоню им, когда задерживаюсь. Я мало времени уделяю выполнению домашних заданий. Они говорят, что я несерьезно отношусь к учебе. Одним словом, они критикуют меня за все.
   – И как ты относишься к своим родителям из-за этой критики?
   – Иногда мне хочется просто убежать от них, – сказал Брэд. – Я устал от этих постоянных придирок. Почему они не могут позволить мне быть собой? Я не думаю, что я такой уж плохой. Мне хотелось бы, чтобы они от меня отстали.
   – И каким бы ты был, если бы они отстали? – спросил я.
   – Не знаю, – ответил Брэд. – Думаю, что обычным парнем. Я не собираюсь делать глупости, например принимать наркотики, или сделать какую-нибудь девчонку беременной, или стрелять в других ребят из пистолета. Мне кажется, мои родители слишком много ужасов смотрят по телевизору. Они смотрят на психов и думают, что все подростки такие. Я не псих. Почему они не могут мне доверять?

Ощущение пустоты

   После еще трех встреч с Брэдом я пришел к выводу, что он был самым обычным подростком, которому не хватало любви, не потому, что родители не любили его, но потому, что они перестали общаться с ним на его родном «языке любви» – говорить слова поощрения. Когда он был ребенком, они часто поддерживали его словесно. У него сохранились яркие воспоминания об этих одобрительных словах, но теперь, как ему казалось, все изменилось. Он слышал от родителей только упреки и чувствовал себя отверженным. В детстве его потребность в любви удовлетворялась, но теперь, подростком, он ощущал пустоту.
   Внимательно выслушав историю Брэда, я поделился с ним своим мнением. Я объяснил ему, что каждый из нас нуждается в любви, и, когда эта потребность удовлетворена, когда мы чувствуем, что люди, которые для нас важны, нас любят, мир вокруг кажется привлекательным, и мы можем спокойно обсуждать спорные вопросы. Но, когда потребность в любви не удовлетворена, когда мы чувствуем себя отвергнутыми, а не любимыми, становится чрезвычайно трудно обсуждать разногласия без ссор и оскорблений. Я сказал также Брэду, что его родители тоже нуждаются в любви и, как мне кажется, тоже ощущают пустоту. В детстве он, вероятно, общался с ними на их «языке любви», и они чувствовали его любовь; теперь же их потребность тоже не удовлетворена.
   – Когда у родителей потребность в любви не удовлетворена, – сказал я, – они часто проецируют свое нездоровое поведение на подростков.
   Я уверил Брэда, что все это можно изменить, что его отношения с родителями могут снова стать полными доверия и поддержки. Я сказал, что следующие три года могут стать лучшими в его жизни, и, когда ему придется ехать в колледж, ему, возможно, будет не хватать родителей. Брэд засмеялся и сказал:
   – Хотелось бы!
   Я уверил Брэда, что попытаюсь объяснить родителям свое мнение о ситуации и призвал его высказывать родителям свою любовь, несмотря на негативные чувства, которые он может испытывать к ним в тот момент. Я объяснил, что его растущая независимость от родителей будет лучше развиваться в условиях любви, чем вражды.
   – Любовь – это один из вариантов, – сказал я, – и я думаю, что если ты постараешься любить своих родителей и общаться с ними на их основных «языках любви», то сможешь отчасти разрешить проблему. Помни, что любовь, а не ненависть, порождает мир.
   Брэд кивнул, улыбнулся и сказал:
   – Да, конечно!
   Услышав это согласие, я понял, что еще способен находить общий язык с подростками.
   – Какое-то время я буду общаться с твоими родителями, а затем, примерно через шесть недель, мне хотелось бы снова встретиться с тобой, – сказал я Брэду.
   – Хорошо, – ответил он, выходя из моего кабинета, и его длинные штанины волочились по полу.
   То, что я пытался объяснить родителям Брэда, я хотел бы рассказать и вам. Я глубоко сочувствовал родителям Брэда, как и тысячам других родителей, которые сталкиваются с похожими испытаниями. Родители Брэда, как и многие читатели этой книги, были вполне сознательными. Они читали книги о воспитании, посещали семинары для родителей и делились своим опытом со сверстниками. Фактически первые двенадцать лет жизни Брэда они были отличными родителями. Но, когда он вступил в подростковый возраст, они перестали контролировать ситуацию. Когда ручей детства вынес их в мутные воды отрочества, родители обнаружили, что их каноэ мчится меж подводных камней, и им приходится бороться за выживание.

Обращайтесь с подростками как с подростками

   Многие родители считают, что с подростками можно продолжать вести себя так же, как с малыми детьми и учениками младших классов. Но это серьезная ошибка, потому что подросток – не ребенок. Он находится на стадии перехода к юности. Основная мелодия, звучащая в сознании подростка, – музыка независимости и самоопределения. Эта мелодия должна находиться в гармонии со всеми физиологическими, эмоциональными, интеллектуальными, духовными и общественными изменениями, происходящими внутри подростка (об этом мы говорили в главе 1-й). Если родители не прислушиваются к этой новой песне, играющей в сознании подростка, возникает конфликт между подростками и родителями.
   Родители, которые обращаются с подростком так же, как обращались с ребенком, перестают получать результаты, которые получали раньше. Если подросток не реагирует так, как реагировал будучи ребенком, родители вынуждены искать что-то новое. Не имеющие специальной подготовки родители обычно пытаются насильно навязать подросткам свои принципы, что приводит к спорам, утрате самообладания, иногда к словесным оскорблениям. Такое поведение становится эмоционально губительным для подростка, родной «язык любви» которого – слова поощрения. Попытки родителей спорить с подростком, чтобы заставить его повиноваться, на самом деле побуждают подростка к бунту. Родители, сами того не осознавая, лишают подростка эмоциональной поддержки и начинают с ним словесную войну. Взгляните на эту перемену отношений глазами своего ребенка. В детстве он чувствовал теплую поддержку родителей, но он становится подростком – и словесные гранаты взрываются в его душе, его «резервуар» любви опустошается. Наши намерения как родителей могут быть благими, но результаты однозначно плохи. Если мы, родители, не изменим своего поведения, мы несомненно окажемся в компании непослушного подростка и, вероятно, отстраненного от нас молодого человека.
   Но это не обязательно должно произойти. Тысячи родителей, которые поступили так, как родители Брэда, поняли, что их курс нуждается в коррекции, и предприняли решительные действия. Первым шагом для родителей Брэда оказалось осознание того, что произошло. Я объяснил им, что путь к сердцу Брэда – это слова поощрения. В детстве его потребность любви была удовлетворена, так как он слышал много таких слов. Однако в сложный подростковый период слова поощрения сменились словами осуждения, слова принятия – словами отвержения, и так родители не только лишили Брэда любви, но и наполнили его эмоциональный «резервуар» горечью.
   Родители все поняли, и отец Брэда сказал: «Теперь я понимаю, что произошло. Это кажется таким ясным. Но как нам с этим справиться?»
   Я был рад, что он это спросил, потому что для родителя, который готов учиться, нет ничего невозможного!

Как перейти к словам поощрения

   Я предложил, чтобы первым шагом было прекращение вражды: прекратите бомбардировать подростка упреками. Во-вторых, они должны были собрать семейное совещание и открыто поделиться с Брэдом своими сожалениями: хотя они искренне желали ему блага и действовали ради него, но обращались с ним неправильно. Затем они могли сказать сыну, что им предстоит еще многому научиться, но они искренне его любят, и, что бы он ни делал, всегда будут любить его.
   Далее я призвал их объяснить Брэду, что прежде всего они заботятся о его благополучии и хотят перестать обращаться к нему с критическими, осуждающими, оскорбительными и грубыми замечаниями.
   «Будьте честны с Брэдом, – продолжал я. – Скажите ему, что, вероятно, не сумеете достигнуть совершенства в ближайшие месяцы, но, если у вас что-то не получится, вы искренне попросите прощения. Может быть, вы решите сказать сыну, что хотите помочь ему в эти годы, когда из подростка он превращается во взрослого человека. Но помните, что советы следует давать только тогда, когда подросток в них нуждается, и не заставлять его следовать им».
   Затем я сказал родителям Брэда: «Пусть подросток знает, что вы хотите сотрудничать с ним на основе доверия. Скажите: «Брэд, мы хотим относиться к тебе как к будущему мужчине; твои мысли и чувства важны для нас. Мы знаем, что для этого потребуется время, что каждый из нас может ошибаться, но нам хотелось бы стать такими родителями, каких ты заслуживаешь».
   Родители Брэда так и поступили. Позже они сказали мне, что семейное совещание стало поворотным моментом в их отношениях с Брэдом. Они почувствовали, что Брэд искренне простил их за все ошибки, хоть и не слишком оптимистично отнесся к их способности измениться. Они поняли это и признали, что им будет нелегко.
   Я знаю, многие из вас думают: «Если мы не будем словесно выражать неудовольствие поведением наших детей, то как же их воспитывать?»
   Одна мать сказала мне:
   – Доктор Чепмен, вы действительно предлагаете, чтобы мы позволили подросткам делать все, что им угодно?
   Я ответил:
   – Нет, конечно.
   Нужно устанавливать границы поведения подростков. Любящие родители проследят за тем, чтобы они не переступали этих границ. Но есть лучшие способы мотивации, чем жестокие, горькие, осуждающие слова, обращенные к подросткам, когда они плохо себя ведут. Мы подробнее обсудим это в главе 12-й, когда речь пойдет о любви и ответственности. В этой же главе мы говорим о том, как удовлетворить эмоциональную потребность подростка в любви. Резкие, осуждающие возражения – это не способ. Осуждение наносит ущерб любому подростку, но просто губительно для того, родным «языком любви» которого являются слова поощрения.
   Многие подростки борются за самоопределение. Они сравнивают себя со сверстниками в физическом, интеллектуальном и общественном плане.
   Многие приходят к выводу, что они хуже других. Многие чувствуют себя неуверенно, у них низкая самооценка, они винят во всем себя. Подростковый возраст – это время, когда человек максимально нуждается в поощрении. Но именно в это время родители часто прибегают к упрекам, пытаясь воспитать подростка как можно лучше. Я не могу переоценить значение родительской поддержки для подростков, даже если родной «язык любви» вашего подростка иной, он обязательно оценит вашу похвалу. Правильно говорится в древнееврейской поговорке: «Смерть и жизнь – во власти языка» (Пр. 18:21).

Как поддержать подростка

   Как же нам сказать подростку слова, которые ему нужны? Позвольте мне предложить вам несколько способов, как поддержать подростка словами поощрения.
Похвала
   Прежде всего, надо хвалить его. Похвала – это признание достижений подростка и одобрение его действий. Все подростки хоть что-то, но делают правильно. Вы должны заметить их благородные поступки и вознаградить их словесной похвалой. Когда вы хвалите подростка, важны два фактора. Первый и самый главный – это искренность. С подростком «на лести вы далеко не уедете». Современные подростки ждут от взрослых искренности. Их тошнит от политиков, которые говорят одно, а делают другое. Они ищут взрослых, которые производят впечатление цельной личности. Может быть, вам сойдет с рук лесть, когда дочке три года, но в тринадцать это не сработает. Если вы говорите ей: «Как ты хорошо прибралась в комнате!», а на самом деле это не так, значит, вы сомневаетесь в ее умственных способностях. На самом деле она далеко не дурочка. Не играйте с ней в подобные игры.
   Второй важный фактор, который надо учитывать, хваля подростков: похвала должна быть конкретной. Общие фразы типа: «Ты молодец, что прибралась в комнате», редко бывают полезны. Искренне звучит нечто более конкретное: «Ты молодец, что пропылесосила ковер», «Спасибо, что сложила грязную одежду в корзину; теперь я смогу отнести ее постирать», «Спасибо, что подмел листья во дворе. Теперь у нас такой красивый дворик!» Конкретная хвала звучит для подростка правдиво. Старайтесь быть поконкретнее.
   Бэрри, сын Боба, играет в школьной команде по бейсболу. Недавно у него был действительно неудачный день. Во время игры все шло не так. Но в одном из таймов Бэрри был просто великолепен. Он был на третьей позиции, на первой был другой парень, а один – снаружи. Когда мяч был выбит на третью позицию, Бэрри перехватил его, сделал прекрасную передачу игроку на второй позиции, а тот в свою очередь – точную передачу на первую, тайм был окончен. Это был единственный тайм во всей игре, когда команда Бэрри выиграла: матч они проиграли. Бэрри возвращался домой на автобусе вместе с командой. Его отец и младший брат приехали домой на машине, но, когда Бэрри пришел домой, младший брат встречал его в дверях со словами:
   – Папа сказал, что это самая замечательная игра из всех, что он видел.
   – О чем это ты? – спросил Бэрри.
   – О твоем двойном проходе.
   Отец Бэрри услышал этот разговор, выключил телевизор и вошел в комнату.
   – Это так, – сказал он. – Я запомню этот матч на всю оставшуюся жизнь. Я знаю, что вы проиграли. Я знаю, что денек у вас был трудный, но я говорю вам: такой зрелищной игры я еще не видел! Это был трудный мяч, но ты играл, как профессионал. Это было здорово. Незабываемо.
   Бэрри пошел на кухню попить воды, а отец вернулся обратно в гостиную. Бэрри в тот момент утолил не только физическую жажду. Его потребность в любви была утолена, когда он услышал слова отца. Отец Бэрри научился искусству конкретной похвалы.
   Это не так-то просто, особенно для родителей, которые склонны негативно относиться к самим себе. И все-таки любой родитель может научиться распознавать конкретные действия, за которые подростка стоит похвалить, и использовать эти возможности, чтобы произнести слова поощрения.
   Есть и еще один, третий аспект похвалы: когда вы не можете похвалить за результаты, хвалите за старание. Например, ваш тринадцатилетний сын вымыл всю посуду после обеда. Результат не так совершенен, как был бы, если бы это сделали вы сами, ведь у вас намного больше опыта. Но посуда вымыта, и подросток потратил на это полчаса. Держите себя в руках, не говорите, что он забрызгал всю кухню. Вы можете сказать об этом на следующей неделе. Но сейчас самое время сказать: «Натан, ты уже научился мыть посуду. Я очень ценю твое старание. Я хочу, чтобы ты знал: ты мне очень помог, и я это ценю». Натан почувствует себя нужным. Его потребность в любви удовлетворена, потому что отец обратил на него внимание и оценил его труды.
   Кто-то спросит: «Но, если не сказать ему, что посуду надо мыть аккуратнее, не будет ли он все время лить воду на пол?» Я отвечу: «Это вопрос времени».
   После того как ты полчаса моешь гору посуды, никому не захочется услышать, что работа выполнена плохо. Если вы скажете подростку об этом, скорее всего, ему вообще никогда больше не захочется этим заниматься. Если вы оцените его старания, он почувствует, что не безразличен вам и снова захочет помочь. Когда на следующей неделе он снова возьмется за это, то будет готов выслушать ваши наставления и выполнит работу лучше.
   (Родителям, которые это читают, я предлагаю придерживаться того же принципа и в отношениях с супругами. Вознаграждайте усилия друг друга, не указывая на несовершенства проделанной работы. Постарайтесь. Это окупается. Обещаю вам. Например, муж три часа моет машину. Жена приходит и показывает на пятно, которое он не заметил. Прогноз ответа: это самая чистая машина, какую ты когда-либо увидишь. Или жена готовит обед для мужа. Он садится за стол и говорит: «А салат из капусты ты забыла?» Прогноз ответа: надеюсь, тебе нравятся столовые, потому что в ближайшие три месяца тебе придется обедать там. Чтобы такого не было, надо хвалить за старание, а не совершенство.)
   Подростки нуждаются в похвале родителей. Они всегда делают что-либо, достойное хвалы. Некоторые родители так зациклены на неудачах подростков в достижении намеченных ими целей, что не замечают их достижений. Это очень узкое и отрицательное видение, в результате которого подростки чувствуют себя лишенными любви. Неважно, что подросток причиняет вам боль, разочарование, сердит вас, продолжайте искать в его жизни поступки, достойные похвалы, и поддерживать его словесно.
Слова любви
   Другой важный вариант поощрения – это словесное выражение любви. В то время как похвала касается только поведения подростка, выражение любви обращено к нему непосредственно. Это словесное выражение положительного отношения к подростку как личности. Самое распространенное выражение положительного отношения – это простые слова: «Я тебя люблю». Эти три слова всегда уместны, хотя на каком-то этапе вам покажется, что подростку не нравится слышать их в присутствии сверстников. Если подросток просит вас не произносить этих слов публично, уважайте его желание. Но в приватной беседе эти три слова всегда кстати, на любой стадии развития подростка.
   Фактически, подростки, которые не слышат от родителей слов: «Я тебя люблю», часто во взрослом возрасте испытывают глубокий эмоциональный дискомфорт.
   За последние несколько лет я часто выступал на конференциях для профессиональных спортсменов по проблемам брака. Одно из самых печальных моих впечатлений связано с тем, что я увидел слезы в глазах профессионального спортсмена, когда он сказал мне:
   – Доктор Чепмен, я никогда не слышал от своего отца слов: «Я люблю тебя». Мне хотелось бы, чтобы он обнял меня и сказал: «Я твой отец. Я люблю тебя».
   Я могу говорить с ним, хлопать его по плечу (хотя футболистов я не могу обнимать), но мои похлопывания и слова не заменят ему слов его отца. В душе мужчины или женщины, никогда не слышавших слов любви от отца или матери, остается пустота.
   Обычно матери свободно говорят эти слова своим сыновьям или дочерям в подростковом возрасте. Отцы обычно более сдержанны. Если отцы сами никогда не слышали этих слов, им трудно произнести их. Они не могут непринужденно произнести эти слова. Если вы – один из таких отцов, я хотел бы призвать вас разорвать цепи традиции, посмотреть вашему сыну или дочери в глаза, положить ему или ей руки на плечи и сказать: «Я собираюсь сказать тебе что-то, что для меня очень важно. Я хочу, чтобы ты выслушал меня внимательно». И, глядя ему в глаза, произнесите: «Я очень люблю тебя», – и обнимите подростка. Что бы ни значил этот опыт для вас, уверяю вас, что в сердце вашего ребенка слова эти сохранятся навсегда. Теперь, когда плотина прорвана, воды любви потекут свободно. Говорите эти слова снова, снова и снова. Ваш подросток никогда не устанет слышать их, и ваши собственные резервуары любви переполнятся, когда вы услышите те же самые слова от него.
   Конечно, есть и другие способы словесного выражения любви. Викки Лэнски, автор книги «101 способ рассказать ребенку о своей любви», говорит о том, как ее тринадцатилетняя дочка Дана грустила, и она хотела подбодрить ее. Миссис Лэнски сказала:
   – Я так восхищаюсь тобой сегодня.
   Почему она сказала «восхищаюсь» вместо «люблю»? Лэнски объясняет:
   – Когда я использовала слово восхищаться вместо слова любить, фраза стала другой.
   И после этого дочка еще несколько раз спрашивала:
   – А сегодня ты мной восхищаешься, мама?33
   Придумайте свой собственный синоним и испытайте его на своем подростке. Вот несколько примеров для начала.
   «Мне так нравится быть с тобой».
   «Я тебя обожаю».
   «Я горжусь тобой».
   «Ты – мое солнышко».
   «Если бы мог выбирать из всех детей мира, я выбрал бы тебя».
   «Ты такой чудесный».
   «Я каждое утро просыпаюсь с мыслью: „Как мне повезло, что я твой отец/мать!“».
   «Я вчера сидел за письменным столом и думал: „Как я скучаю по своей дочурке!“»
   «Я так счастлив, когда ты рядом».
   Если вы поэтичны по натуре, можете искренне сказать: «Ты – источник радости в моей жизни», – и ваша дочка будет счастлива.
   Теперь сами придумайте несколько подобных фраз, запишите их в блокнот и периодически чередуйте их со словами: «Я тебя люблю». Если ваш подросток привык слышать: «Я тебя люблю», одна из предложенных фраз может более эффективно утолить его эмоциональный голод.
   Словесные выражения привязанности могут также относиться к каким-либо качествам личности или внешности подростка. Фраза: «У тебя сегодня волосы, как солнечный свет», – может быть очень ободряющей для шестнадцатилетней девочки, которая гадает, симпатичная ли она.
   «У тебя такие прекрасные глаза!» – эти слова отзовутся благодарностью в сердце семнадцатилетней девушки, только что расставшейся с другом.
   «Ты такой сильный!» – может быть, это изменит настроение пятнадцатилетнего мальчика, который очень беспокоится из-за недостатков внешности. Позитивная оценка физических качеств подростка может быть для него очень важной. Это замечательный способ словесного выражения любви.
   Слова поощрения могут также касаться личных качеств подростка: «Я так рад, что ты у меня такой выдающийся. Я знаю, ты считаешь себя застенчивым, но я видел, как ты разговаривал с кем-то и увлекся. Словно шлюз открылся, и ты свободно заговорил».
   Вот некоторые выражения, которые помогут вам высказать подростку свою любовь.
   «Ты такой упорный. Мне нравится ход твоих мыслей».
   «Ты такой веселый, ты доставляешь людям много радости».
   «Может быть, ты немногословен, но если уж говоришь что-то, это всегда нечто интересное».
   «Я действительно восхищаюсь тем, что ты такой надежный. Если ты даешь мне слово, я могу на тебя рассчитывать».
   «Я рада, что могу тебе доверять. Другие матери мне жалуются, что не доверяют своим дочерям, а я полностью тебе верю».
   «Мне нравится, как ты умеешь помочь людям. Я прошлым вечером видел, как ты говорил с Тимом после соревнования. У тебя настоящий дар утешать».
   Такие проявления любви находят подлинный отклик в душе подростков. Они заставляют вашего сына или дочь почувствовать себя любимыми, нужными, дорогими вам.
   Некоторым родителям словесное выражение любви дается нелегко. Я посоветую вам завести блокнот. Запишите туда приведенные мной примеры и прочтите их для себя несколько раз. Составьте свои собственные фразы и периодически делитесь ими с подростком.
Изъявления поощрения перед семьей
   Пытайтесь говорить подростку слова поощрения в присутствии всей семьи. Пусть слова похвалы и любви звучат в присутствии младших детей и других родственников. (Я не предлагаю делать это в присутствии сверстников подростка.) Часто слова поощрения имеют огромное значение, когда произносятся в присутствии других. Например, семья обедает, и отец Джереми говорит:
   – Я уже говорил это Джереми лично, но сейчас я хочу повторить это перед всей семьей. Я горжусь нашим Джереми. Он вполне мог рассердиться на вчерашний телефонный звонок, но он повел себя как настоящий спортсмен.
   Маленькая Элли говорит:
   – Да, Джереми молодец!
   Джереми чувствует себя окрыленным, а вся семья понимает, как важен каждый из ее членов.
   Или же отец говорит о своей дочери:
   – Вы видели мою Мередит вчера вечером? Она забила оба мяча и выиграла игру. Здорово!
   Мередит не только получила удовлетворение от игры, она чувствует одобрение и эмоциональную поддержку своей семьи. Таким образом эмоциональная потребность Мередит в любви удовлетворяется лучше, чем если бы отец ограничился личным комментарием наедине.
   Слова поощрения – это один из пяти основных «языков любви». Все подростки нуждаются в поощрении. В переходном возрасте они полны неуверенности, и одобряющие слова для них подобны дождю, орошающему сухую почву. Для многих подростков нет ничего важнее, чем поощрение родителей.
Говорят подростки
   Послушайте слова подростков, которые чувствуют себя любимыми, когда родители их хвалят.

   Мэтт, семнадцатилетний член команды по борьбе: «Когда я побеждаю, для меня нет ничего важнее, чем слова моего отца: „Чудесная работа, сынок“. А когда я проигрываю, ничто не помогает лучше его слов: „Ты был для него самым серьезным противником. В следующий раз ты победишь“».

   "Бэтани, тринадцать лет: «Я знаю, что моя мама любит меня. Она все время говорит мне об этом. Я думаю, что папа меня тоже любит, но он об этом не говорит».

   Райан, пятнадцать лет, живет в Чикаго: «У меня нет отца, только эти ребята из центра. Но я знаю, что моя мама любит меня. Она говорит мне, как гордится мной и поощряет меня самостоятельно работать».

   Иоланда, восемнадцать лет: «Через несколько месяцев я поеду в колледж. Я самая счастливая девчонка на свете. Мои родители любят меня. Хоть мне было трудно эти годы, они мне помогали. Мой папа говорил: „Ты самая замечательная“, а мама говорила: „Ты можешь все, что только захочешь“. Я надеюсь, что смогу помогать другим людям так, как родители помогли мне».

   Джудит, четырнадцать лет, учится в восьмом классе: «Моя мама бросила меня, когда мне было четыре года, но потом папа женился на другой женщине. Я считаю ее своей матерью. Иногда, когда мне грустно, она говорит мне, как любит меня, говорит разные хорошие вещи обо мне, и я забываю все горести. Я не смогла бы жить без нее».

   Для этих и тысяч других подростков родной «язык любви» – это слова поощрения, и это очень важно. Когда родители произносят такие слова регулярно, они удовлетворяют потребность подростка в любви.

Глава четвертая
Путь 2: Прикосновение

   В прикосновениях к тем, кого мы любим, есть эмоциональная сила, которую невозможно отрицать. Вот почему родители берут младенцев на руки, качают их, целуют в щеку и гладят по головке. Лаская трехлетнего ребенка или держа его на коленях, во время чтения сказки, вы удовлетворяете его потребность в любви. Физическое прикосновение служит для передачи эмоций и в пожилом возрасте. Кто из посетителей дома престарелых не видел, как сидящие в колясках старики протягивают к вам руки, желая, чтобы вы к ним прикоснулись? И, конечно же, брак предполагает объятья и поцелуи.
   Но как же насчет подростков? Отличаются ли они? Говорят ли им что-либо прикосновения? И да, и нет. Все зависит от того, как вы прикасаетесь к подростку, где и когда.
   Например, если вы обнимаете подростка в присутствии сверстников, это может вызвать у него скорее смущение, чем радость. Подросток может оттолкнуть родителей или сказать: «Прекрати!»
   Но если вы делаете подростку массаж вечером, когда он пришел с тренировки, он ощутит в этом прикосновении вашу любовь. Попытки приласкать подростка, когда он в «необщительном настроении», скорее всего, разозлят его. Но, если вы обнимаете его после трудного дня в школе, он воспримет это как истинную родительскую любовь.
   Подростки отличаются от детей младшего возраста. Вы не можете продолжать ласкать их так же, как ласкали в детстве. Родители должны всегда помнить о стремлении подростков к независимости и самоопределению, поэтому они должны задавать себе вопрос: «Не угрожает ли эта моя ласка независимости подростка? Не повредит ли она его представлению о себе?»
   Помните, подросток отчаянно нуждается в вашей любви. Прикосновение – один из пяти основных «языков любви», но вы должны использовать его в нужное время, в подходящем месте и должным образом. Если в детстве родным «языком любви» вашего ребенка было прикосновение, этот язык не изменится в отрочестве. Но «диалект», на котором теперь общается ваш подросток, может быть иным, и вы должны выучить его, если хотите, чтобы подросток чувствовал себя любимым. Давайте рассмотрим некоторые возможности.

Подходящее время для прикосновений

   В древнееврейской книге мудрости говорится: «Всему свое время… время обнимать и время уклоняться от объятий» (Ек. 3:1,5). Тренеры часто напоминают спортсменам: расписание – это все. Подобным образом родители подростков должны научиться составлять правильное расписание. Хорошие поступки, совершенные не вовремя, часто ведут к дурным последствиям. Это трудная задача, и трудна она по двум причинам. Во-первых, расписание в значительной степени зависит от настроения подростка. Во-вторых, настроение подростка не всегда заметно. Иногда, уже «сделав свой ход» и обняв подростка, родители обнаруживают, что он находится в настроении «не прикасайся ко мне». Но «трудно» – это не невозможно.
   Мудрые родители изучают своего ребенка. Они учатся определять настроение подростка по его поведению. Одна мать рассказала: «Я могу сказать, когда мой сын хочет, чтобы его обняли, по тому, как он закрывает дверь, приходя домой. Если он захлопывает дверь, то он в настроении: „Не трогайте меня“. Если же он закрывает ее медленно и тихо, он словно говорит: „Я готов обнять тебя, мама“».
   Другая мать делится: «Я могу сказать, когда моя дочь не хочет, чтобы ее обнимали, по расстоянию, на котором она стоит от меня, когда мы общаемся. Если она стоит в другом конце комнаты, я знаю, что она не хочет моих объятий. Когда же она подходит поближе, я знаю, что она готова принять мои ласки».
   Подростки сообщают о своем настроении на языке тела – например тем, как они приближаются к вам, как держат руки и т. д. Мудрый родитель, наблюдая эти жесты, может научиться определять подходящее время для объятий. Не всегда нужно понимать, почему подростку не хочется с вами обниматься. Важно понять, что это так, и уважать его выбор.
   Не надо пытаться ласкать подростка, когда он злится. Если, например, ваша дочь сердится на вас или кого-то еще, она явно не хочет, чтобы вы ее обнимали. Она сердится, потому что кто-то, в ее представлении, поступил с ней дурно. Гнев – это эмоция, которая отталкивает людей друг от друга. Если вы попытаетесь притронуться к подростку, когда он сердится, вас почти наверняка оттолкнут. Прикосновение мешает рассерженному подростку овладеть собой. Оно противоречит его потребности в независимости. Поэтому подросток отвергнет вашу ласку. Мы обсудим, как успокоить гнев подростка, в одной из последующих глав. Здесь мы лишь скажем, что «язык прикосновения» лучше не использовать, когда подросток в гневе.
   С другой стороны, существует множество моментов, когда прикасаться к подросткам уместно. Например, когда ваш подросток добился какого-то важного успеха. Это может быть спортивная победа, успешное выступление на конкурсе, прекрасно исполненный танец, пятерка за контрольную в школе, сдача экзамена по алгебре, получение водительских прав и т. д. В такое время подростки обычно открыты для любящих объятий родителей. Возбуждение от победы помогает им почувствовать свою независимость и личность. Ваше одобрение их успехов, выраженное в словесном одобрении и физической ласке, еще больше утверждает их в растущей зрелости.
   Напротив, когда подросток терпит поражение, вы также можете поддержать его с помощью физического прикосновения. Подросток может быть подавлен, потому что он провалил экзамен по математике, потому что его бросила подружка или он порвал любимые джинсы. Ваша дочь может быть расстроена, потому что ее лучшую подругу пригласили на свидание в пятницу вечером, а ее – нет, или, что еще хуже – ее друг начал встречаться с ее лучшей подругой. В таких ситуациях подростки тоже открыты для ласки.
   В повседневной жизни, если подросток в хорошем настроении, он обычно готов принять ласки родителей как проявление любви. Если он не в настроении, то физические ласки будут его раздражать. Умные родители уважают настроение своих детей и стараются обнимать их только в подходящие моменты. Иногда мы учимся только методом проб и ошибок, но даже это бывает полезно.
   Вот признания еще одной матери: «Когда Джули исполнилось тринадцать лет, мне показалось, что она принимает наркотики. Ее поведение совершенно изменилось. В детстве она была ласковым ребенком. Я обнимала ее и целовала все время. Но, когда ей исполнилось тринадцать, мне показалось, что нечто ужасное случилось с нашими отношениями. Она стала бегать от меня и не разрешала мне ласкать ее. Позже я поняла, что это нормально для подростков. Теперь я научилась видеть, когда Джули хочет, чтобы ее обнимали, а когда – нет.
   Бывает, что я не угадываю, и тогда она отталкивает меня. Но в большинстве случаев я получаю отклик, потому что выбираю правильное время. Сейчас Джули пятнадцать с половиной, и я довольна нашими отношениями. Я думаю, что родной „язык любви“ Джули – это прикосновение. Я знаю, что она нуждается в нем. Я просто стараюсь ласкать ее в подходящее время».

Подходящее место для прикосновений

   Как есть время для прикосновений и есть время, когда не надо прикасаться, так же есть и место для прикосновений, и место, где этого лучше не делать. Я имею в виду место в плане географическом, а не сексуальном. О последнем мы еще поговорим. Десятилетнему ребенку нравится, когда мама обнимает его после игры в футбол. Он мчится к матери и жаждет ее похвалы и любящего прикосновения. Но подросток после окончания матча не станет искать маму и надеется, что и она не станет искать его. Ему нравится быть независимым и самостоятельным в глазах товарищей по команде. Они будут хлопать его по плечу, бить по голове, жать руку, но, когда приближается мама, он думает: «Пожалуйста, мама, даже не думай об этом». В большинстве ситуаций подростки не хотят, чтобы родители обнимали их и проявляли свою любовь в общественных местах.
   И особенно в присутствии сверстников. Ощущение себя как личности у подростка связано с отношением к нему друзей. Когда мама или папа входят в этот мир и выражают свою любовь, это ставит под угрозу представление подростка о себе и своей независимости. Как сказал один подросток: «Они заставляют меня чувствовать себя ребенком». Золотое правило – не притрагиваться к подростку в присутствии его друзей, если он сам по собственной инициативе не дотронется до вас.
   Иногда подростки принимают физические ласки в присутствии большой семьи, например бабушки и дедушки. Если вы хвалитесь перед дедушкой достижениями подростка, он, вероятно, позволит вам похлопать себя по спине во время разговора. Однако не принимайте это как непреложное правило. Следите за реакцией подростка и не настаивайте на прикосновениях, если он говорит вам: «Отстань!»
   Так где же уместно общаться с подростками на «языке прикосновений»? Обычно дома или когда вас никто не видит. Когда вы наедине с подростком или в присутствии близких членов семьи, физическое прикосновение может быть эффективным средством сообщения эмоциональной любви. Помните, для некоторых подростков физическое прикосновение – это родной «язык любви». Для этих подростков очень важно, чтобы родители научились вовремя и уместно выражать свою любовь.
   Четырнадцатилетний Джейкоб говорит:
   – Люблю ходить с папой в походы. Тогда я чувствую, что мы с ним близки.
   Я спросил:
   – А что тебе больше всего нравится в походах с папой?
   Джейкоб ответил:
   – Когда мы вечером у костра соревнуемся в армреслинге. Больше всего мне нравится, если я побеждаю его.
   Джейкоб воспринимает эмоциональную любовь через язык прикосновения. Независимость и самоопределение поощряются, особенно когда он побеждает.
   Пятнадцатилетняя Джессика говорит: «Мы с мамой по-настоящему близки. Я не думаю, что смогла бы жить без ее объятий. Мне так трудно было в школе в этом году, но я всегда знала, что когда вернусь домой, мама меня обнимет».
   Мама Джессики открыла основной язык любви своей дочери и общается на нем, когда они наедине. Помните, однако, что общаться на этом языке всегда нужно вовремя и в подходящем месте. Иначе подросток не расценит это как проявление любви.

Подходящая манера прикосновений

Будьте гибкими
   Здесь мы говорим не только о способе прикосновений, но и о том, в какой манере мы их совершаем. Есть разнообразные способы выразить свою привязанность с помощью физической ласки. Объятия, поцелуи, поглаживание по спине, массаж, борьба – все это можно использовать для общения с подростком на языке прикосновений. Но этот процесс не так прост, как кажется. Подросток – это личность. Не всем нравятся одни и те же ласки. Одни любят поглаживания по спине, другие – нет. Одним нравится, когда вы перебираете их волосы, другим – нет. Ваш ребенок уникален, и вы должны научиться не только его «языку любви», но и «диалектам», которые он лучше всего понимает.
   Если вашему подростку не нравится, когда ему гладят плечи, будет ошибкой настаивать на этой ласке только потому, что вам самим это нравится. Вы не должны навязывать подростку свой собственный «язык любви»; вы должны выучить его язык. Задача становится еще сложнее оттого, что прикосновения, которые нравились вашему ребенку в детстве, могут не подойти в подростковом возрасте. Часто родителей это огорчает. Они думают, что обнаружили родной «язык любви» ребенка и научились говорить на нем. Теперь подросток отвергает те самые прикосновения, которые ему раньше доставляли удовольствие. Основная причина этого – стремление к независимости и самоопределению. Когда вы ласкаете подростка так же, как в детстве, он может почувствовать себя зависимым, неуверенным – а это прямая противоположность тех чувств, которые ему хотелось бы испытывать. Таким образом, подросток начинает отталкивать «детские» проявления любви.
   Несколько лет назад я поделился этими соображениями с группой консультируемых родителей. Я увидел, что в глазах Брэда мелькнули огоньки. После занятия он подошел ко мне и сказал: «Теперь я понимаю. Моему сыну Мэтту сейчас пятнадцать. Когда он был маленьким, я обычно гладил его по спине. В последние два или три года он больше не позволяет мне этого делать. Он бежит от меня. Я не понимаю, почему он так изменился. Теперь я вижу, что эта ласка напоминает ему детство. Он стремится к независимости и не хочет возвращаться к детству. Теперь мне все ясно».
   Я предложил Брэду найти новые способы выражения любви к Мэтту посредством физических прикосновений: «Похлопайте его по плечу, по спине, толкните его, когда он проходит мимо. Если он упадет, поборитесь с ним на полу. Вы увидите, что он снова почувствует себя любимым, потому что вы будете обращаться с ним как с молодым человеком, а не с ребенком. Вы будете воспитывать в нем чувство независимости, а не подавлять его».
   Так Брэд получил важный урок о любви к подросткам.
   Если ваш ребенок говорит: «Мне это не нравится», в ответ на ваши попытки приласкать его, не настаивайте, найдите другой метод прикосновения. Не навязывайте подростку никакой конкретной ласки просто потому, что вам кажется: «Ей это понравится». Сама суть теории о пяти «языках любви» заключается в том, что вы должны научиться общаться на языке другого человека, а не своем. Главное понять, что помогает вашим детям почувствовать себя любимыми. Если прикосновение – родной «язык любви» вашего подростка, вы должны найти конкретные способы прикосновений, которые говорят ему о любви. Процесс любви к подростку сложен, потому что родителям нелегко забыть о своих собственных предпочтениях. Некоторые родители никогда не борются с детьми и не представляют, что любовь может выражаться таким способом. Другие никогда не пихают подростков локтями. Я не утверждаю, что подобный «диалект» прикосновений нравится всем подросткам. Я лишь предлагаю вам обнаружить, какого рода прикосновения ценит ваш подросток, и регулярно применять их.
   Очевидно, чрезвычайно важен эмоциональный момент проявления ласки. Если вы толкаете его, когда сами рассержены, это не выражение любви. Если вы хлопаете его по плечу, потому что недовольны его поведением, он не почувствует себя любимым. Мать, которая не обнимает дочь, потому что ей не нравится, как дочь выбирает друзей, рискует потерять ее. Мы, как родители, несем ответственность за свое отношение. Если мы выражаем свою любовь к подросткам только тогда, когда они делают то, что нам нравится, мы забываем о высоком пути безусловной любви и ступаем на предательскую дорогу манипуляции.
Прикосновение как мягкое наставление
   «Язык прикосновений» помогает общаться и тогда, когда поведение подростка вам не нравится. Прикосновением вы можете выразить свое неудовольствие поведением подростка, и в то же время сказать ему о своей любви.
   Марсия берет свою дочь-подростка за руку и говорит: «Мне так жаль, что ты так поздно пришла домой вчера вечером. Я понимаю: ты развлекалась с друзьями и не заметила, сколько времени. Но ты понимаешь, как я волновалась? Мы ведь договорились, чтобы ты звонила мне, если опаздываешь, и я тогда не буду беспокоиться».
   Затем она оборачивается к дочери и смотрит ей в глаза. Она кладет обе руки на плечи дочери: «Дорогая, я так тебя люблю. Я не хочу, чтобы ты страдала из-за меня. Мне просто хочется знать, что с тобой все в порядке».
   Марсия любит свою дочь и очень эффективно показывает ей эту любовь, в то же время сообщая о своих заботах.
   «Язык прикосновения», при уместном и своевременном использовании, многое говорит душе подростка. Прикосновение говорит: «Я признаю тебя как личность. Я с тобой. Я забочусь о тебе. Я люблю тебя». Каждый подросток нуждается в физической ласке. Если он не получает ее от родителей, он пойдет искать это в другом месте.
Обращение к отцам
   Среди большинства отцов нашего поколения существует тенденция не прикасаться к дочерям-подросткам, особенно если дочь достигает половой зрелости. Некоторые не знают, как отреагировать на происходящие с дочерьми физические изменения; другие думают, что дочери не хотят, чтобы их трогали, потому что они уже не маленькие. Некоторые отцы боятся, что их обвинят в сексуальном злоупотреблении. Какой бы ни была причина воздерживаться от ласки – это серьезная ошибка. Девочка-подросток хочет чувствовать, что ее любят. Ей нужно чувствовать себя привлекательной для противоположного пола. Задача отца – дать ей уверенность в себе. Соответствующие физические ласки могут быть средством для достижения этой цели. Если отец не ласкает дочь физически, она, скорее всего, начнет вести половую жизнь в слишком молодом возрасте.
   Отцы, я всерьез призываю вас общаться с дочерьми на языке прикосновения и в подростковые годы. Они нуждаются в ласках, хотя и стараются ощущать себя независимыми и взрослыми.

Злоупотребления прикосновениями

   Мне не нравится писать этот раздел. Мне хотелось бы, чтобы слова физическое насилие и сексуальное насилие не употреблялись так часто в нашем обществе. Конечно, сравнительно мало подростков подвергаются такому обращению со стороны родителей. Наиболее жуткие случаи нам показывают в новостях. Но большая часть таких подростков страдает молча, и иногда даже самые близкие к ним люди не догадываются о злоупотреблениях родителей.
Физическое насилие и гнев
   Под физическим насилием мы понимаем нанесение физического ущерба посредством избиения, ударов, толчков и т. д., которые вызваны гневом, а не желанием поиграть. Ключевое слово здесь – гнев. Некоторые родители подростков так и не сумели научиться справляться со своим гневом. Когда их сердит поведение подростков, то за потоком словесных оскорблений следует физическое насилие. Шлепки, пинки, толчки, удары и т. п. – все это насилие над подростками. Когда такое происходит, мы можем быть уверены, что «резервуар» любви у подростка весь изрешечен. Поэтому проявление чувства или выражение привязанности, следующее за гневными сценами, кажется подростку пустыми словами. Сердце подростка нелегко прощает физические обиды.
   Если родители хотят, чтобы подросток все-таки чувствовал себя любимым даже после всплеска гнева, то они должны искренне и честно извиниться перед ним. Таким родителям следует научиться усмирять свой гнев. Этого можно добиться, читая нужные книги,34 посещая консультационные группы или психотерапевта.
   Взрывы ярости не проходят сами собой со временем. Родитель должен постараться справиться с подобным деструктивным поведением. Эмоциональные страдания подростка тоже не пройдут со временем. Если родитель не извинится искренне и не изменит свое поведение, подросток, скорее всего, не будет чувствовать любви к себе со стороны родителя, который так себя ведет с ним. Забавно, но в такой ситуации подросток часто не верит и в любовь другого родителя. Он рассуждает так: «Если бы они любили меня, то не позволили бы, чтобы это безобразие продолжалось. Они бы меня защитили». Если ваш супруг – человек, не умеющий сдерживать гнев, я призываю вас обратиться к психотерапевту и узнать, как вы можете защитить себя и своего ребенка. Вы вредите делу любви, если позволяете насилию продолжаться. Вам нужна помощь опытного специалиста или священника, чтобы в вашей семье произошли перемены к лучшему.
Сексуальное насилие
   Сексуальное насилие – это злоупотребление родителя своим положением для того, чтобы подросток удовлетворил его собственные сексуальные желания. Чаще всего сексуальное насилие совершают отцы, отчимы или сожители матери. Обычно его жертвами оказываются девочки-подростки. Хотя гомосексуальное насилие тоже случается в кругу семьи, оно распространено гораздо реже, чем насилие гетеросексуальное. Часто злоупотребляющий своей властью отец пытается убедить подростка, что сексуальные отношения – это проявление его любви к подростку. Подросток не верит в это заявление. Что-то внутри говорит: «Это неправда».
   Однако часто подросток боится обсуждать эту проблему с другим родителем или взрослым человеком. Иногда подростки молчат, потому что им стыдно, но чаще всего они боятся. Зачастую родитель-насильник запугивает девочку.
   Одна пятнадцатилетняя дочь говорит: «Мой отец сказал мне, что если я расскажу матери или еще кому-нибудь о том, что происходит между нами, он будет все отрицать, и мать поверит ему, а не мне. Он постарается, чтобы меня наказали за вранье».
   Семнадцатилетняя девушка в ответ на вопрос, почему она не рассказала матери о сексуальном насилии, которому подвергалась со стороны отчима с тринадцатилетнего возраста, сказала: «Если бы я рассказала матери, отчим убил бы меня, я знаю. Он часто говорил мне, что от меня легко было бы избавиться. Я знала, что он говорит серьезно, и не хотела умирать». Только когда отчима посадили в тюрьму за другое преступление, она наконец поделилась с психотерапевтом тем, что происходило между ней и отчимом.
   Конечно, всем понятно, что сексуальная близость взрослого с подростком – это не выражение любви к нему. Это удовлетворение своих желаний, то есть противоположность любви. Подросток чувствует, что его используют, что взрослый злоупотребляет своей властью. Через некоторое время подобное насилие порождает в подростке горечь, ненависть и депрессию. Иногда все заканчивается преступлением. Девочка убивает отчима, и все удивляются, что это случилось с такой хорошей девочкой. Сексуальное насилие наносит ущерб психике подростка и очень сильно влияет на его эмоциональное, социальное и сексуальное развитие.
Как бороться с сексуальным насилием
   Если вы заставляете подростка, живущего в вашей семье, вступать с вами в сексуальные отношения, то первый шаг, который вам нужно сделать, – это признать, что подобное поведение неправильно. Второй шаг – это встреча с профессиональным консультантом. Вы должны поделиться с ним своими проблемами и попытаться исправить отношения с подростком. Да, такой смелый шаг будет многого вам стоить, вы будете смущаться, ваши отношения с супругом могут навсегда испортиться, это может быть очень стрессовой ситуацией для вас. Но если вы не сделаете этого, в конце концов вы потерпите поражение.
   Я полностью убежден, что насильники не последуют моему совету. Однако другой родитель должен постараться решить проблему. Часто он не замечает, что происходит или закрывает глаза на разоблачающие подсказки и не обращает внимания на попытки подростка рассказать обо всем. Такое невнимание к проблемам подростка, какой бы ни была его причина, воспринимается как предательство. Я призываю вас прислушиваться к каждой фразе подростка и каждому его заявлению, которое хоть отдаленно напоминает просьбу о помощи. Я прошу вас держать глаза открытыми и замечать любой намек на неподобающее поведение вашего супруга и подростка.
   Пожалуйста, помните, что подросток, вероятно, будет все отрицать, если вы зададите ему прямой вопрос. Часто это происходит из-за стыда и страха. Не считайте данный подростком ответ последним словом. Если у вас есть причины полагать, что неподобающее сексуальное поведение имеет место между вашим супругом и подростком, я призываю вас обратиться к профессиональному консультанту, поделиться доказательствами, которые у вас есть, и позволить консультанту помочь вам предпринять верные шаги. Сексуальное насилие губительно для подростка. Если вы знаете о таком злоупотреблении и ничего не делаете, ваш подросток будет переживать не только из-за насилия со стороны другого родителя, но и считать вас предателем. Да, справиться с этой проблемой трудно, это стыдно, это может даже разрушить ваши супружеские отношения, но это единственный выход для подростка.
   
Купить и читать книгу за 98 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать