Назад

Купить и читать книгу за 139 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Логика и практика единого. Интеллектуальная авантюра I-II

   Игорь Калинаускас
   Психолог и доктор наук, философ и автор книг, человек известный открытиями в психологии и уникальными работами в режиссуре.
   Направление жизни: путь в себя!
   XXI век. Третье тысячелетие. Назрела острая необходимость осознать взаимоотношения между знанием конкретного человека и его бытием, его способом пребывания в мире. Мы попробуем подойти к этой задаче с интеллектуальной точки зрения. В этом и будет заключаться приключение – авантюра. Интеллектуальная авантюра в поисках человека. Для мыслящего существа очень важно осознавать, что все начинается внутри, а не снаружи. Это психология и философия деятельности – активной позиции нашего Я в том мире, в котором мы пребываем – и их технологические основы.
   Впервые «Интеллектуальная авантюра I. Истоки бытия» и «Интеллектуальная авантюра II. Революция сознания» в одной книге!


Игорь Калинаускас Логика и практика единого. Интеллектуальная авантюра I–II

Интеллектуальная авантюра I
Истоки бытия

Интеграл: Надо быть живым и умным

   Интеллект не обслуживает потребности,
   он создает интеллектуальный продукт.
   Движение целого в целом в точке координатора посредством нуль-перехода – интеграл всего, что я могу сказать про человека. Отсюда можно извлечь любую информацию. Это предельно сложный объем в очень простой упаковке, потому что интеграл – это упаковка. Процесс познания – процесс распаковки энергии и информации. В этом суть данного текста.

   Я буду писать о способе познания как о жизни, о пребывании в мире. Это такая специфическая жизнь. Иногда ее называют путь, иногда профессионализм, иногда просто молча завидуют чьей-то необъяснимо вкусной жизнедеятельности. Есть у некоторых людей такая будто бы природная способность делать все лучше других, а главное – «вкуснее». При современной открытости источников информации такую жизнь связывают с эзотерическими знаниями. Мы же попробуем подойти к ней с технологической, интеллектуальной точки зрения. Собственно, в этом и будет заключаться приключение – авантюра. Интеллектуальная авантюра в поисках человека.

   В конечном счете для наблюдателя и для самого человека все сводится к тому, что он делает в итоге всех своих поисков. Упрощенная схема того, что каждый из нас ищет в жизни, такова. Вся внешняя активность человека связана с тем, что он обладает набором потребностей, он потребитель, ибо то, что удовлетворяет потребности, находится вне его. Так устроена природа, что организмы в ней потребляют окружающую среду и за счет этого существуют, размножаются и т. д. В случае с человеком мы имеем ситуацию, когда ресурс, который нужен для удовлетворения потребностей, чаще всего принадлежит Мы в лице социума. «Мы» – это договор о распределении ресурсов в общем виде. «Я хочу», «мне надо» не то же самое, что «я – владелец». Для того чтобы получить ресурс, я должен адаптироваться к требованиям, ожиданиям и соответствовать представлению хозяев ресурса о том, кто чего заслуживает. Если есть шанс заслужить, я работаю так или иначе, чтобы заработать доступ к ресурсу. Эта деятельность и ее условия (системы требований, ожиданий, соответствий) по обратной связи управляют моим поведением через плюс-минус-подкрепления (более-менее свободный доступ к ресурсу для удовлетворения потребностей). Я либо получаю ресурс для удовлетворения потребностей, либо не получаю. Хорошо – получаю, если я «хороший», или плохо – не получаю, если я «плохой». Таким образом, я удовлетворяю свои потребности.

   Для того чтобы наиболее эффективно совершать деятельность, которая будет получать положительное подкрепление в виде необходимого для удовлетворения моих потребностей ресурса, я строю системы отношений. Я их строю! Это ресурс, которому я хозяин, – мое отношение к… Это мои отношения. Социум-Мы может мне говорить, что я неправильно отношусь, правильно отношусь, но не может сказать, что это его отношения.
   Я строю систему отношений с собой. Создаю некое целое под названием яДругой, «я как Другой», для себя. Телесность, душа, сознание или любое другое, более подробное дифференцированное описание.
   Я создаю систему отношений с миром. Инструментальное описание себя, отношения, совокупность отношений на базе телесность – индивидуальность, совокупность отношений на базе сознание – личность и сущность (то есть совокупность отношений целого с целым). Эта система отношений с миром – мой инструмент, то, чем я действую во вне, по отношению к миру, в том числе и социальному.
   В каждый мой инструмент в процессе биологического взросления и социального воспитания заложены стремления, можно назвать их базовыми желаниями той сферы жизни, которую представляет данный инструмент. Под базовые желания отведены немалые ресурсы, то есть, следуя базовым желаниям индивидуальности, личности, сущности, мы можем наиболее легко получить доступ к ресурсу в той сфере, за которую каждая из них отвечает.
   Так базовые желания индивидуальности являются продолжением базовых потребностей: самосохранение, продолжение рода, эмоциональный контакт.
   Базовое желание личности закладывается в ядро личности до 7 лет и связано с символом социального успеха. Базовым желанием личности может быть один из четырех символов: деньги, слава, власть или здоровье.
   Базовое желание сущности зарождается в ядре сущности до 3 лет и связано с тотальными переживаниями конкретного человека. Выяснить желание сущности в большинстве случаев очень трудно, однако можно определить сферу, в которой оно находится, проанализировав свою жизнь и выяснив, какого рода информацию мы собираем и ищем постоянно и с интересом, и часто без реального применения. То есть чем мы интересуемся «просто так». Это может быть одна из областей: мироздание, природа, человек.
   Соответственно, желания индивидуальности связаны с сохранением человека как представителя человеческого вида и рода. Желание личности – с социальной эффективностью. Желание сущности – с жизнью внутреннего человека. Мы вспомним об этом, когда будем говорить о возможном индивидуальном источнике ресурса и о взаимодействии человека с реальностью и социумом.
   Далее я создаю систему отношений с Мы. Раз я подписал договор с каким-либо Мы, значит, у меня есть система требований к этому Мы, система отношений к этому Мы и система ожиданий и соответствий к этому Мы. И навстречу со стороны Мы есть ко мне требования, ожидания, система предлагаемых соответствий. Я выстраиваю к этому свое отношение, строю с этим отношения: мне это нравится или не нравится, я это принимаю или не принимаю, я это критикую или я это одобряю. Но это есть, и я есть.
   Мне нужно что-то с этим делать – манипулировать отношениями, чтобы действовать. На чем будет строиться моя деятельность? На выборах. А выборы? Выборы я буду делать такие, которые не понижают мою самооценку, потому что главное – это мое отношение к себе: я хороший или плохой. Все остальное может вообще погибнуть, но я должен быть хорошим в своих собственных глазах.
   Я делаю такие выборы. Для этого у меня есть автоматизированная система управления – это тип информационного метаболизма и иерархия ценностей. Автоматизированную систему управления я могу осознавать или не осознавать – это мое личное дело, но она работает сама по себе, поэтому я выбираю, совершаю поступки и при этом понятия не имею, что я делаю. Главное – сохранить положительную самооценку. Я ориентируюсь по этому принципу: плюс – минус. И только если автоматические выборы не дают достаточно положительной самооценки, то подключаю интеллект, начинаю использовать базовые структуры интеллекта, резонанс плоти, переживание – все это как целое.
   Я говорю о том, что для увеличения эффективности жизни есть дополнительные возможности. Возможности связаны с тем, что мне, как человеку, как представителю вида и рода человек, дано. А что дано? В первую очередь тело (плоть плюс организм), психика и сознание. Они выданы мне по факту природой и вместе с ними даны встроенные структуры, через которые я способен добывать из окружающей среды энергию и информацию. Дополнительная возможность состоит в том, что моя плоть резонирует с окружающим миром. Она резонирует всегда и со всем, как ни назовите мир: социальный, несоциальный, духовный, какой угодно, – она резонирует и таким образом поставляет мне – совершенно бесплатно – информацию и энергию. Информация и энергия поступают в специальное чувствилище-вместилище под названием «душа».
   Эта информация отличается от той, что мне достается от Мы. Потому что у этой информации нет хозяина. Чтобы у нее появился хозяин и чтобы этим хозяином стал я, я начинаю разрабатывать внутренние структуры, работать с ней. Накапливать, перерабатывать и использовать уже не только для удовлетворение потребностей, но и для чего-то другого. Так я начинаю работать на себя, а не на Мы, потому что информация – это мой личный ресурс. Запас карман не тянет, знания не бывают ненужными.
   Решая непотребительские задачи (а перерабатывая информацию, идущую от плоти, я ее, по сути, потребляю, вопрос в том, для чего?), я начинаю разрабатывать такой инструмент, как интеллект. С помощью интеллекта создаю интеллектуальный продукт под названием субъект. Субъект является системой управления, которая в состоянии извлечь из хранилища под названием «душа» энергию и информацию. Таким образом, я становлюсь хозяином своего личного источника ресурса (рис. 1).
Рис. 1. Ключевые системы отношений
   Дальше установки мои определяют для меня пространство возможного либо автоматически, либо осознанно. В этом пространстве возможного (невозможного я не вижу, оно невозможно) я совершаю выборы и поступки. Это моя система принятия решений. Здесь опять либо действует автомат: тип информационного метаболизма и ценностная структура, либо выборы делает субъект через резонанс с реальностью.
   Деятельность, с помощью которой я добываю ресурс: либо я торгую интеллектом (это познавательная деятельность); либо я торгую руками, своими и чужими (это производственная деятельность); либо я торгую смыслами (это сакральная деятельность). За это мне дают ресурс для удовлетворения моих потребностей.
   Самый интегральный способ пребывания в мире: реальность – субъект, резонанс – импульс – поступок – и будь что будет. Все.
   А теперь целый том о том, что я только что вкратце рассказал.

Ключевые моменты внутренней жизни. Отношения с собой

Ключ: МКС – как думать, если думать

   Первый ключевой момент, безусловно, метод качественных структур. Прежде всего нужно хорошо осознать, пережить разницу между количеством и качеством. Должно быть абсолютно ясное повседневное видение принципиального различия между целым и одним.
   В жизни повседневной мы не пользуемся целым, постоянно находясь в рамках одного. Единственный способ выйти в промежуточную фазу между одним и целым – попытаться создать или осознать какую-то систему. Система может предстать целостной, если мы в состоянии установить все связи между ее блоками. То есть система – это некоторый набор блоков и связи между ними. Но каждый блок системы – это что-то одно. Блок, изъятый из системы, не теряет своей определенности, теряет только набор связей, который задан системой.
   Таким образом, мы можем говорить о мышлении объектами, если мысли в рамках одного, и о следующей ступени – добавлении к объектам систем связей между ними – связности, то есть мышлении в рамках целостности.
   Итак, есть объект, группа объектов, а есть связи между объектами и системы связей между энным количеством объектов.
   Например, вы видите двух людей и говорите: они дружат. Что такое «дружат»? Это значит, между ними существуют какие-то связи. Но поскольку мы мыслим категорией одно – нам видна одна связь: они дружат. Все, что мы узнаем из этого сообщения. А как именно они дружат, каково качество этой дружбы, чем их дружба отличается от других дружб? В быту мы делаем выводы путем сравнения: вот эти двое – хорошие друзья, а вот эти двое – плохие друзья. То есть переходим сразу на язык оценочных категорий, категорий сравнения – вместо анализа связей, тем более системы связей – связности.
   Связи существуют в реальности прежде всего как системы связей. Если многозначной системы связей не видно, вместо системы связей появляются сравнение, оценка. Даже когда человек думает о себе одном, казалось бы, любимом, он мыслит о себе, либо фиксируя себя как объект или множество объектов, либо устанавливая одну связь с собой: я – такой; либо переходит к сравнению и оценке. Нам так важно, что о нас думают, что о нас говорят, потому что это способ узнать о себе что-то большее, чем одно.
   Целостность. Для оценки и сравнения интеллект не нужен. Здесь прекрасно работает тип информационного метаболизма, автоматически фиксируя, отсеивая и перерабатывая информацию. Необходимость задействовать интеллект возникает, когда мы пытаемся увидеть систему связей в рассматриваемой ситуации, будь то человек или теоретическая задача со множеством объектов. В этом случае автоматически не получается. То есть мы можем сказать, что интеллект начинает себя проявлять с момента появления в поле нашего внимания целостности. С попытки увидеть нечто как целостность.
   Личность, сущность, индивидуальность – это тоже система связей. Значит, даже для того, чтобы практически пользоваться информацией о том, что каждый человек содержит в своей психической реальности сущность, индивидуальность и личность, необходимо воспринимать это как целостность, как некую систему связей.
   Из понятия целостности выросло понятие системы, появился системный анализ, то есть анализ совокупности связей, и человечество в лице его мыслящей части получило гораздо более широкие интеллектуальные возможности, в том числе и в создании технологий. Появление системного мышления было революцией интеллектуальной, плоды которой мы пожинаем до сих пор.
   Можно сказать, что интеллектуальный человек от псевдоинтеллектуального отличается тем, что он помнит о системе связей. Поэтому в строгом смысле слова сказать: «Я думаю» – можно только с того момента, когда мы начинаем анализировать систему связей между различными частями некой целостности или создаем новую целостность, вводя систему связей в некоторое множество объектов.

   Целое. Известно, что целое не равно сумме частей, его составляющих. Почему? Потому что сущностной определенностью части целого является самое целое.
   Человек как организм и как психическое образование также есть некое целое. Ни одна из частей, изъятая из этого целого-человек, не является тем, чем она является внутри целого. Отсюда такая сложность познания человека. Мы можем системным языком создать его описание, описание пространства сознания, но не можем с помощью системного языка описать человека как целое. Потому что в целом части теряют самостоятельность сущностную. В целом сущностью части, сущностным ее определением является самое целое. Будучи изъятой из целого, часть превращается в нечто другое.
   Есть практика, опыт, эксперимент работы с целым. Обобщить подобную эмпирику очень сложно, ибо не было-и до сих пор нет – развитого языка для этого. Поэтому единственным способом описания целого издревле был симультанный образ, картинка. Так называемые эзотерические тексты, религиозные, религиозно-мифологические и просто мифологические – это попытка обобщить эмпирический опыт на языке образов. Ведь образ, как и целое, расчленить нельзя. Поэтому количественных, рациональных знаний в области «человек как целое» практически нет, а есть образы.
   Понятно, что, пытаясь думать о целом, мы попадаем в мир субъективного – у нас нет рационального языка, который мог бы быть конвенционально содержателен, для описания целого. Образный язык для однозначной интерпретации не годится. Он обращается к субъектному в человеке, и, соответственно, все интерпретации абсолютно субъективны. Так возникает вера: я присоединяюсь к какой-то интерпретации какого-то образа и верю, что это так. Что именно «так», я не знаю и знать не могу по определению, но это так. Есть знаменитая полушутка о преимуществе художника перед ученым: ученый должен доказать, а художник говорит: «Я так вижу» – все его доказательство. «Я так вижу», и все, не нравится – отойди. Так за отсутствием рациональных систем описания большинство знаний о человеке, в том числе и человека о самом себе, образовалось на социальном наследовании различных мифологических образов, образных систем описания.
   Есть такое разделение: научное описание выигрывает в точности, но проигрывает в глубине; художественное описание проигрывает в точности, но выигрывает в глубине. Глубина в данном случае – возможность субъективных интерпретаций. Все мы знаем, что, чтобы описать содержание какой-нибудь картины, нужно испортить большое количество бумаги.
   А что если все-таки существует возможность превратить картинку в нечто рациональное с сохранением всей емкости информационной и создать систему оперирования? Когда эта идея посетила, а это было в
   1950-е годы, тогда вспомнили про целое. Стали искать способы описания целого с соблюдением необходимых требований: что в целом все части взаимосвязаны, но и в системе они взаимосвязаны, но в целом они взаимообусловлены, то есть вне целого часть теряет свою определенность.
   Для того чтобы работать с целым, нам понадобятся дополнительные структуры в пространстве сознания. Ведь как мы в автоматическом режиме структурируем информацию? С помощью каких инструментов?
   1. СКО (система конденсированного опыта – притяжение) – однородная по некоторым признакам информация собирается вокруг запускающего переживания. СКО – как клубок ниток или как «принцип жемчужины» – в середине песчинка, на ней слой за слоем – слой за слоем, получается жемчужина. Мы можем этот клубок размотать посредством ассоциаций.
   2. Базовые структуры.
   – Базовая система ориентации: «верх – низ», «право – лево», «впереди – позади». В эту базовую систему ориентации мы укладываем все на свете: небо вверху, земля внизу, направо пойдешь – это найдешь, налево пойдешь – это найдешь, впереди будущее, позади прошлое, настоящего не существует, потому что это ноль, центр системы координат. Есть в этом один психологический сбой – большинство людей живут прошлым, а не будущим по причине, что будущее всегда содержит в себе потенциальную неизвестность, а прошлое всегда известно. Но все держится на том, что настоящего нет, это нулевая точка в системе осей гиперструктуры.
   Это естественная система для человека. Можно назвать низом небо, а верхом землю – ничего принципиально от этого не изменится. У подавляющего числа людей базовая система ориентирования одна и та же, и мы не только можем как-то понимать друг друга на одном языке, мы еще можем переводить с языка на язык. То есть в основе структурирования очень простая вещь, но эта простая вещь – высшая форма третьего голоса, то есть она одинаково объективна для всех.
   – Вторая структура, которая у подавляющего большинства людей одинакова и может служить универсальным третьим голосом, – это принцип иерархии, или принцип пирамиды: наверху одно, а дальше это одно дифференцируется, дифференцируется, дифференцируется. Благодаря этому мы можем всегда интегрировать все в одно. И иерархия, опять же, по принципу «верх – низ»: внизу много, и это малозначимое, а чем выше, тем меньше, значит, более значимое. Поэтому сравнение происходит либо по горизонтали: я сравниваю с теми, кто находится на том же уровне, что и я; либо по вертикали: с теми, кто ниже меня, с теми, кто выше меня.
   Благодаря этим двум системам мы между собой и договариваемся.

   Вводим в пространство сознания новую систему – «структурное мышление», систему связей. Вводим определение, что существуют некоторые целостные объекты, для описания которых нужно не только описание множества объектов, из которых они состоят, но и полное описание системы связей между этими объектами, то есть описание их целостности.
   Если вы дополнительно к обычному способу мышления еще и структурируете любую информацию по системам связей, то ваши возможности управления значительно возрастают. Вы получаете грандиозные возможности управления собой, своей жизнью, жизнью других людей, технологическими цепочками, учреждениями, фирмами и так далее и тому подобное.
   Но даже при введении системы связей целое по-прежнему доступно только как образ.
   Тогда мы вспоминаем, что автомат, который есть у нас у всех, то есть информационный метаболизм, базируется на четырех элементах. Во всех психологических системах, то есть в системах, описывающих нечто имеющее отношение к психике человека, доминирует число 4 (в отличие от всех описаний интеллектуальных, мыслительных возможностей человека, где доминирует число 3). Мы можем вспомнить, что в восточной философии существует понятие мандалы, которая построена на принципе четырех ворот, и на плоскости мы пользуемся этим: четыре стороны света. Это опять вписывается в базовую систему структурирования. Что мы делаем? Мы развиваем мандалу следующим образом: мы превращаем ее в открытую систему (рис. 2).
Рис. 2. Получение структуры целостности
   Представляем базовую структуру ориентации: верх – низ, право – лево, впереди – позади. Перед нами развернутая система координат для трехмерного пространства. Вводим понятие «связь», ибо из системного анализа мы помним, что целостность не существует вне связности, то есть системы связей. Обращаясь к структурному анализу науки о знаковых системах семиотики, выделяем конструкцию системы – синтагму (синтагма – от греч. syntagma, буквально – вместе построенное, соединенное) и функционирование системы – парадигму (парадигма – от греч. paradeigma – пример, образец).

   Остается последнее – ноль, центр системы координат. Центр системы координат – это настоящее, которое как бы есть и которого как бы нет, потому что каждый следующий момент – это уже будущее или прошлое. То есть в плюсовом значении это будущее, в минусовом значении это прошлое… Настоящее в ракурсе описания целого как нулевая позиция может скрываться под маской многого: пространственно-нулевое, временно-нулевое, психологически-нулевое, интеллектуально-нулевое. Таким образом, статус целого может быть придан любой живой системе, при условии что будет найдено нулевое значение, откуда эта система берет импульс для развития.

   Итак, «плоская» схема для описания целого, состоящая из четырех аспектов, построена, но пользоваться ей пока нельзя, так как любой аспект можно изъять и рассмотреть отдельно, если воспринимать его как часть.
   Теперь вспомним о том, что философия – наука интеллектуальных игр – доигралась до предположения, что у любого объекта есть некая качественная определенность, отграничивающая его самостоятельную сущность. То есть кроме меры как количества (три килограмма, два метра, на три градуса, высота, длина, ширина) существует понятие качества, качественной определенности. Единицы качества нет, числом выразить качество мы не можем. В повседневной жизни качество мы определяем сравнением: это более качественно, это менее… Это, естественно, всегда очень субъективно. Но оно есть. И качественная определенность есть.

   Мы делаем следующий ход, мы объявляем качественную определенность всех аспектов. То есть мы строим мандалу (структуру целостности) не по сторонам света, а как квадрат, с полной системой взаимных связей, и получаем:
   • такое качество, как связь;
   • такое качество, как функционирование;
   • такое качество, как организация;
   • и такое качество, как координация, воспользовавшись тем, что в сложных целостных системах всегда существует элемент, функция которого – координация (рис. 3). Некий задающий генератор, который синхронизирует работу всех частей системы в одном ритме, с одной частотой, на одной волне и так далее, создавая эффект целостности.
   Что же мы тут получили принципиально нового? Структуру, с введенной в нее системой связей, то есть качеств, которые взаимообусловлены, то есть системой позиций. Строго говоря, это функции: функция координации, функция организации, функция связи, функция функционирования, действия. Все они между собой связаны. Стоит нам заполнить вот этот квадрат аспектов, мы получим качественную структуру данного целого.
Рис. 3. Квадрат аспектов
   Мы можем ввести сюда только один количественный показатель, по принципу сравнения, – это мощность того или иного аспекта. Для чего? Для того чтобы показать, что, как только мы вводим даже такую, казалось бы, обобщенную количественную характеристику, мы разрушаем целое. Если мощность, условная мощность аспекта координации превышает мощность каждого отдельно взятого аспекта, то все целое сворачивается в одно – точку. Если мощность аспекта связей превышает остальные по мощности, то целое распадается, потому что целое – это взаимосвязанная, качественно связанная, закрытая, законченная система, это мегаобъект. Если аспект организации по мощности превышает другие, целое начинает консервироваться, опять же превращаясь в одно. И так далее.
   Поэтому структура представляет собой квадрат – как символ баланса. А в центре, если вывести эту структуру из плоскости, у нас здесь появляется виртуально вершина пирамиды на пересечении связей. Это и есть настоящее – ноль. Вот тут возвращаемся к философии. Не знаю, нашел ли кто-нибудь подобное раньше, но точно знаю, что Николай Кузанский, средневековый философ, сделал рациональное описание целого: «Точка, объемлющая бесконечность».
   Качественная определенность ноля состоит в том, что, с одной стороны, это точка пересечения всех возможных осей координат, с другой стороны, это точка, объемлющая бесконечность. Тогда нам становятся понятны все древние системы, в которых человек описывался следующим образом: плюс-бесконечность и минус-бесконечность. Тоже попытка описания человека как целого.
   Таким образом, метод качественных структур рождается не на пустом месте. Он является интеллектуальным инструментом, созданным на основе базовых структур сознания и базовых понятий онтологического описания, и имеет свою историю, и прежде всего это история попыток качественно определить, что есть ноль. От простого, условно говоря: ноль есть настоящее – до Кузанского: «Точка, объемлющая бесконечность», дальше: центр везде (принцип голограммы: центр везде)… Мы можем использовать математический аппарат, мы можем говорить о нечетком множестве объектов. Здесь нет первого, второго, третьего и четвертого, нет иерархии, здесь нет верха, низа, вперед – назад, направо – налево. Это ноль, и в то же время ноль, внутри себя содержащий качественную бесконечность, некое бесконечное качество.

   Следующий ход – это заполнить квадрат аспектов, обозначить систему связей объектов по отношению к описанию мира (рис. 4). Дать качественное определение бесконечности, энергии, вечности, бытию.
   А) Это наша базовая структура для производства интерпретаций получаемого знания и создания технологий.
   Бесконечность – качество, которым обладает реальность, – любые пространства, любые территории.
   Энергия – качество, которым обладает реальность, – все виды энергии. Это качество реальности, связывающее неявленное с явленным.
   Вечность – качество, которым обладает реальность, – совокупность всех времен, длительностей и симультанностей, из этого качества возможен переход в любое качество времен.
Рис. 4. Описание реальности, человека в целом, конкретного человека
   Бытие – качество, которым обладает реальность, – факт присутствия того, кто мыслит, в том, о чем он мыслит.
   Будучи согласным с Гегелем, я считаю: бытие есть неотъемлемое качество реальности, ибо даже абстрактный дух воплощается, то есть бытийствует.
   Но нам нужно нечто такое же по отношению к человеку, некое описание человека как целого.
   Б) Для человека бесконечность существует как чувственная данность, это пространство. Энергия как чувственная данность так и существует как энергия – это аспект связи. Вечность как чувственная данность существует как время. Какое время? Человеческое время. Что такое «человеческое»? Событие. Не астрономическое, не конвенциональное синхронизирующее, а именно событие. События связаны с переживаниями, но об этом дальше.
   Бытие для человека есть что? Для человека чувственно это его жизнь. Жизнь прожить – не поле перейти. По-русски очень хорошо: переживание.
   В) И осталось заполнить структуру для внутреннего человека, для субъекта, то есть для каждого из нас конкретно. Мы описываем внутреннюю реальность конкретного человека – выясняем, как данную структуру каждый может использовать по поводу себя лично конкретно. Какая качественная определенность меня самого?
   Когда мы говорим о внутреннем человеке, то бесконечность, чувственно представленная каждому пространством, которое он занимает, то есть его телесностью (организм + + плоть = индивидуальность), энергия, в ее чувственной представленности, конкретно для меня – это моя душа (и ее представленность для внешнего человека – сущность). Вечность для конкретного человека предстает в событиях, которые отражаются в его сознании, формируют его (внешне формируя личность). И координирует, управляет всем этим Я. Именно в Я человеку представлена его жизнь и его бытие (или МЫ).

   Мы создаем некое описание реальности человека, конкретного человека, внутреннего человека как целого. Мы не можем говорить, что он действительно существует как целое, но мы можем придать ему статус существующего с помощью своего интеллекта. За счет чего? За счет того, что у нас есть базовая структура, квадрат аспектов. Квадрат аспектов – принципиально новая базовая структура сознания.
   Таким образом, мы получаем рациональное обоснование для создания описания целого, построенного не на количестве, а на качестве, на принципе качественной определенности. Это и есть «быть здесь и теперь», только уже интеллектуально обозначенное. Это и есть точка, объемлющая бесконечность. Мы ноль из разряда чисел переводим в разряд категорий, мыслительных, интеллектуальных категорий.
   Это дает нам качественную определенность двух важных понятий: что такое «я думаю» в рамках этого контекста и что такое в рамках этого контекста «я есть» (какова качественная определенность того, что я есть). «Я мыслю, следовательно, я существую» («Cogito ergo sum») корректно тогда, когда я мыслю в таком контексте. Это дает возможность рационально определить разницу между интеллектом и работой информационного метаболизма, той автоматизированной части нашего мышления, которая обслуживает наши потребности.
   Разница в том, что, будучи психическим образованием, не предназначенным для обслуживания потребностей, интеллект не может работать автоматически. Он включается в жизнь человека в тот момент, когда человек решает использовать избыток информации (получаемый благодаря ненасыщаемости потребности в новой информации) для чего-то не имеющего отношения к удовлетворению потребностей, то есть для своей внутренней жизни, для жизни внутреннего человека. Обычно это выглядит как процесс творчества – решения творческих задач. С развитием интеллекта, с расширением сферы жизни внутреннего человека, умножением деятельности, не направленной на удовлетворение потребностей, интеллект может стать основой для того, чтобы внутренняя жизнь человека, его задачи, а не его потребности начали управлять его жизнью. То есть интеллект формирует управляющую систему, которую мы с вами называем субъект. Кроме этого, интеллектуальная продукция, которую производит интеллект, может быть использована внешним человеком для более эффективного удовлетворения потребностей. А более эффективное их удовлетворение оставляет, грубо говоря, время и силы для чего-то иного.
   Итак, у нас есть ключ для нового отношения к себе, нового способа познания себя. Ключ этот в ином способе думания. Думать о себе – занятие крайне невыгодное, если думать о себе по частям. Тогда все попытки размышлений приведут в итоге к одному моменту – к моменту самооценки как ключевому в мире Мы. Самооценка всегда завязана на то, насколько хорошо нам дают удовлетворять свои потребности, то есть свободен и достаточен доступ к ресурсу или нет. Так в человеке живет и существует Мы. Это жизнь Мы-человека. Иной способ думания, то есть «я думаю» в нашем контексте, – это возможность помыслить о себе как о целом. Это возможность нулевой позиции по отношению к Мы-человеку, к жизни, которую мы живем, и к реальности в целом в пределе. Такой способ предлагает метод качественных структур. Чтобы им воспользоваться, надо ввести в пространство сознания новую базовую структуру под названием «квадрат аспектов». Что дает нам этот иной способ познания? Он дает ответ на вопрос: может ли человек принципиально измениться, если захочет?

Может ли человек измениться?

   Может ли человек измениться? Качественно измениться. Количественно мы все меняемся: возраст наш меняется, количество функциональных возможностей меняется, материальное состояние меняется – количественные показатели, безусловно, меняются. А меняется ли человек качественно? И может ли вообще он в принципе измениться? Трансформироваться?
   Фундаментальные факты, связанные с биологией, биопсихологией, зоопсихологией, порождают сомнения. В человеке слишком много данности…
   Но на сегодняшний день доказано, что качественно измениться, не разрушая данное, а опираясь на него и используя сделанное, все-таки можно. Благодаря идеальным потребностям, а именно потребности в новой информации – принципиально ненасыщаемой, которая дает основу для развития интеллекта.
   Чтобы увидеть качественные изменения, необходимо выяснить качественную определенность человека. И пока что у нас есть только одна версия качественной определенности человека как явления реальности – это его возможность делать работу с реальными результатами в пространстве своего сознания.
   Человек может качественно измениться, если качественно изменится его отношение с самим собой внутренним. Человек может трансформироваться, если базовая структура его внутреннего Я, а значит, и пространства сознания будет иной, чем исходная. А исходная у нас, как известно, пирамида, а пирамида – это иерархия, социальная структура. Базовой структурой качественного сознания можно сделать квадрат аспектов. В определенном смысле это может стать задающим генератором индивидуальной жизни.
   Новая базовая структура пространства сознания дает возможность построить новую управляющую систему внутренней жизни человека. Эту управляющую систему мы называем субъект. Появление субъекта начинается с того момента, как вы пытаетесь себя самого воспринять как тотальность, как целое. То, что в вас пытается быть целым, – это и есть субъект.
   Думая о реальности как о целом, как о нерасчлененном и думая о себе как о целом, как о нерасчлененном, мы можем видеть, что наша жизнь – это движение целого в целом в точке координатора посредством нуль-перехода.
   Что такое нуль-переход? Кажется, полная абстракция. Но вспомним, что каждую одну десятитысячную секунды наш мозг тратит на самого себя, полностью отключается от внешнего мира, – это ноль, о котором говорят эзотерические тексты. С точки зрения пребывания в мире, а не с точки зрения социального устройства мы существуем как некий пульсар. Мы сворачиваемся в эту нулевую точку и разворачиваемся. Это и есть нуль-переход. Про это и говорили: я рождаюсь каждое мгновение. Меня нет – и в то же время есть. Как квантовые частицы: они вроде бы есть, а вроде бы их и нет, они возникают и исчезают, возникают и исчезают, но в результате мы имеем вполне осязаемые вещи.

Структура данности как целое

   Условно поделим данность на три классические части: тело, психика, сознание. Так принято делить, имея в виду психику как психоэмоциональную сферу, а сознание как ментально-интеллектуальную сферу (рис. 5). С помощью метода качественных структур определяем аспекты: тело – это аспект организации, сознание – это аспект функционирования, психоэмоциональная сфера – аспект связи, аспект координации – Я, либо самосознание, либо Я-концепция, либо нулевое Я.
Рис. 5. Инструментальная концепция человека как целое
   0. Я, либо самосознание, либо Я-концепция, либо нулевое Я
   1. Сознание (С)
   2. Психоэнергетика (ПЭ)
   3. Тело (Т)
   Три компонента аспектов могут менять свои позиции, и мы получаем шесть основных способов организации себя как целого. Организация своего внутреннего, или субъективного, мира как целого – это и есть существенное и необходимое действие для появления субъекта. Это то, что человек может сделать только сам. Что значит сам? Из внутреннего побуждения. Ничто внешнее не принуждает. Невозможно организовать систему управления процессом построения субъекта.
   Невозможно создать систему поощрений и наказаний на эту тему. Все попытки, которые известны в культуре человечества на протяжении всех лет его развития, создать внешний принуждающий механизм ни к чему не привели. По-прежнему с одними это случается, а с другими – не случается. Какую бы информацию, используя потребность в новой информации, ни вводили, все равно с одними это случается, а с другими…
   Что же такое это внутреннее побуждение? Как оно может зародиться, как к нему прийти?
   Один путь – это вера. Человек воспринимает некоторую систему знаний как сакральную. Принято считать, что сакральная деятельность – это деятельность по поддержанию психологического равновесия между Я и Мы, деятельность по созданию смыслов.
   Другой путь – рациональный, путь осознавания. Осознавание – это всегда предельное напряжение, предельный конфликт внутреннего и внешнего. Почему люди к сакральному или к осознаванию чаще всего обращаются в моменты житейских катастроф? Потому что напряжение между внутренней привычкой жить именно так, именно с этим человеком, именно в этом социальном статусе, именно в этом государстве, именно в этом социально-психологическом мире и потеря этого – это есть катастрофа, предельное напряжение. Внешнее предельно не соответствует внутреннему – это то, что принято называть кризисом. Но это не кризис, это катастрофа.
   Кризис – логическое событие: кризис картины мира, кризис системы ценностей, кризис карьерного роста. А катастрофа – это всегда потеря, разрыв между инерцией внутренней привычки или комплекса привычек и внешними событиями, которые не дают возможности никакой продолжать жить так, как жил.
   Осознавание приводит нас к тому, что все-таки есть возможность качественного изменения, если мы займемся проникновением в проблему целого.

Как мыслить о целом?

   Целое не существует. Но мы можем мыслить о чем-то как о целом, а значит, единственное место, где целое обретает статус существующего, – это наш интеллект. Если мы это осознали, то мы можем получить новое качество самих себя – субъект – за счет того, что в пространстве своего сознания мы формируем реально существующее целое. Тогда целое приобретает статус существующего, а если оно приобретает статус существующего, то наша внутренняя, или субъективная, реальность, структурируясь этим целым, приобретает новое качество за счет эффекта целого.
   Что такое эффект целого?Эффект целого состоит в том, что сумма частей целого не равна целому. Целое – всегда иное по отношению к сумме элементов, его составляющих, – вот и основа для качественного изменения.
   Так что же такое целое?Целое, тотальное – нечто, что нельзя расчленить без потери качеств. В детской психологии известно, что реакции младенца тотальные. Если он испытывает переживание, то он весь в этом – уж рыдает, так рыдает, хохочет, так хохочет. Однако время младенца проходит и с ним тотальность.
   Но можем ли мы, оставаясь осознанными людьми, вернуть себе сначала целостность, а затем в реальность целого?Можно приобрести такое принципиально новое качество, как священное безумие, не став безумным клинически? В сакральном мире ответы на этот вопрос простые: откровение, вера, фанатизм, одержимость, амок, священное безумие. Нам это не подходит. Тогда что необходимо для качественного изменения и обретения тотальности? Для того чтобы случилась трансформация, кроме знаний необходима активизация желания обрести новое качество.
   Отсюда: «Научились ли вы радоваться препятствиям?» Не страданиям! Если вы будете страдать, ничего не измените ни в себе, ни вокруг себя. Речь идет о том, что, столкнувшись с каким-то препятствием, с предельным конфликтом между внутренним и внешним, мы можем пойти рациональным путем осознавания и прийти к идее целого. Целое – это идея чисто человеческая. Но оно может стать существующим в пространстве нашего сознания, и тогда воображаемое объективизируется.
   Для того чтобы думать о целом, нужно придумать некий способ, в котором исключены такие моменты, как последовательность, иерархия, нужен какой-то подход, в котором равнозначность частей не будет нарушена за счет линейности описания. Ничто в целом не первое, не второе, не третье, не четвертое. Ничто не выше, не ниже, не главнее, не менее главное. Это принцип тотальности. Значит, в первую очередь, если вы хотите обрести себя в тотальном ощущении, логически необходимо перестать расчленять себя. Ни на одном из трех основных уровней:
   • ни на телесном, называя какую-то часть тела более важной, более главной;
   • ни на психоэмоциональном, называя какие-то чувства значимыми, а какие-то незначимыми;
   • ни на интеллектуальном мире, считая одну мысль важнее другой.
   Кроме того, сами эти части, если мы пытаемся себя осознать как некую тотальность – тело, сознание, психоэмоциональная сфера, – не являются ни первым, ни вторым, ни третьим, ни одна не важнее другой.
   Безумно трудно осознавать себя целым, потому что расчлененное наше сознание, которое мы называем нормальным состоянием сознания, просто не имеет привычки так думать. Причина в том, что сознание теснейшим образом связано с речью (мы думаем словами), а в речи невозможно ни сказать, ни написать, не соблюдая дискретную последовательность: это первое слово, это второе, это третье, четвертое, пятое, шестое… Мы расчленяем то, о чем рассказываем или думаем. Не зря инверсия является специальным приемом. «Я сказал» – это привычно. «Сказал я» – это уже требует усилия.

Человека формируют потребности и способы их удовлетворения

   Большую часть жизни, времени жизни, внешнего времени мы тратим на удовлетворение наших потребностей. Поэтому жизнь может протекать совершенно без осознавания, без участия интеллекта. Потребность возникла, мы выделяем из фона что-то, что становится для нас ценностью, потому что оно может удовлетворить потребность. Дальше личность проверяет, социально одобряем или не одобряем способ удовлетворения потребности через эту ценность. Если одобряем, идет, берет и кушает, если – нет, придумывает, как замаскировать и сделать вид, что нечаянно скушала. У нас очень много потребностей. И нас всячески суггестируют на их постоянное увеличение. Потребностей становится все больше, удовлетворять их все сложнее. Вот она, сложная, трудная, полная драматизма потребительская человеческая жизнь.
   Существует такое выражение: что бы человек ни делал, он делает это ради удовлетворения какой-то своей потребности. На уровне личности (системы отношений с социальной реальностью), а соответственно, и на уровне персоны (социальных кукол, которых играет человек) движущей силой жизни являются именно потребности. Их необходимо каким-то образом удовлетворять. То, что может удовлетворить потребность, обретает ценность для человека. Что делает наше отношение к миру ценностным. Мы бессознательно не можем нейтрально относиться ни к чему, потому что окружающий нас мир – это источник пищи для наших потребностей.
   Есть три основные их группы: биологические, социальные и идеальные. Биологические потребности удовлетворяются материальными ценностями, социальные – социальными ценностями, идеальные – идеальными, то есть виртуальными, ценностями.
   Проблема состоит в том, что если человек все время занят удовлетворением потребностей, то это и будет единственное содержание его реальной жизни. Звучит пессимистично. Поэтому возникла идея повысить эффективность нелегкого дела удовлетворения потребностей и освободить место для чего-то еще. Немного другой подход, ввести какую-то осмысленность в это занятие – обслуживание потребностей.

   Потребность в самосохранении. Она окончательно формируется в период гормонального созревания, когда заканчивается детство. За детские годы мы получаем необходимую информацию, вооруженность в процессе социализации, дальше уже самостоятельно этим занимаемся.
   Осознав, в чем корень наших представлений о самосохранении, мы можем попытаться разобраться в том, какой букет вырос на этом корне и все ли там действительно нам необходимо для самосохранения. Это и вопросы питания, и вопросы температурного режима, и вопросы свежего воздуха, и вопросы безопасности среды: агрессивная среда, экологически чистая среда или, наоборот, загрязненная среда – целый букет всевозможных требований. Хорошо бы однажды сесть и разобраться в своих притязаниях, в своих претензиях, запросах и понять: а все ли то, что вы воспринимаете как нужду, как необходимость, действительно ею является? И есть ли у вас отношения со своим организмом, который собственно и охраняет потребность в самосохранении, осознанны ли вы по отношению к своему организму? Если у вас этих отношений нет, если вы не общаетесь со своим организмом, то тогда это кто-то делает за вас и, естественно, этот кто-то навязывает вам свое представление о вашем организме. Это представление, с одной стороны, усредненное, построенное на статистической информации, а с другой стороны, носит индивидуальную окраску того, кто занимается вашим организмом. А ведь организм как изделие является сугубо штучным, ибо при всем внешнем и других сходствах между собой все организмы уникальны. Если вы имеете отношения с ним, если вы вступили в диалог со своим организмом, то тогда вы эту штучность можете осознать и корректировать внешнее давление, внушение по поводу потребностей самосохранения в ту сторону, которая соответствует вашему восприятию себя.
   Возможности человеческого сознания в этой области практически безграничны, потому что ни в чем человечество так не экспериментировало, как в отношениях с организмом.
   В силу разрушения социального наследования, в силу культа рациональной интерпретации всего на свете, как выясняется, не столько рациональной, сколько мифологической, но оформленной в знакомые слова, мы с вами совершенно бездарны в этом вопросе. Бездарны в своих отношениях с телом. Здесь непочатый край работы по самосохранению своего организма, действительно самосохранению. Главное – вступить в отношения со своим телом, помнить о нем, общаться с ним на своем внутреннем языке. Это дело сугубо субъективное. Но мы воспитаны так, что доверяем свое тело кому угодно, по любому поводу и без оного, и поэтому относимся к нему, как правило, свысока, пока оно не ломается, пока что-нибудь в нем не перестает привычно функционировать. И тогда мы спохватываемся, начинаем пристраиваться к нему снизу, в результате ничего по существу дела не меняя.
   Такая проблема существует в современной цивилизации, к сожалению, непонятно, как это изменить… Сейчас рекламируют здоровый образ жизни, но опять есть вопросы: этот здоровый образ жизни для кого? Как? Почему он так дорого стоит, что доступен только немногим?
   Но никто не предлагает заняться этим, опираясь на свои отношения со своим конкретным, единственным, штучным организмом.
   Потребность самосохранения обеспечивается навыками и знаниями, которые мы получаем в процессе социального наследования. Есть целая группа биологических потребностей: потребность в пище, потребность в определенном температурном режиме… Они врожденные и чисто биологические. А вот потребность в самосохранении неврожденная, хотя и базовая.
   Вторая базовая потребность – это потребность в продолжении рода. У современных людей ее уже наполовину как бы и нет. Дело в том, что потребность в продолжении рода обеспечена биологически огромным количеством плюс-подкреплений. И прежде всего это так называемый центр рая вмозгу, центр наслаждения, центр тотального удовольствия. Известны опыты, что можно туда вживить электрод и крыса будет замыкать цепь, чтобы раздражать эту зону, не будет ни есть, ни пить, так и умрет возле этой педальки.
   Поэтому на этой потребности вырос огромнейший куст всевозможных потребностей – так называемые сублимированные потребности. Поскольку биологически, если человек здоров, все предназначенное для продолжения рода в нем обеспечено огромным количеством энергии и всевозможных устройств телесных органов, то за ослаблением этой потребности в современном мире куда-то неиспользуемое надо девать.
   Блокировать, как это повелось со времен Средневековья? Блокировка приводит, естественно, к перегрузке тела, застой энергии вызывает разные застойные процессы, кроме того, блокирование обязательно отражается на деятельности сознания, невротизируя человека. Например, так называемый синдром старой девы. Вокруг этого огромное количество всевозможных мистификаций, тумана, табу, манипуляций. То социум говорит: «Давай-давай-давай, рожай-рожай-рожай», то социум говорит: «Не надо, не надо, не надо».
   С другой стороны, проблема сублимации. В разных странах по-разному решают этот вопрос, но везде эта проблема существует – проблема привлечения женщины на рынок труда и при этом невозможности создать нормальные условия для продолжения рода. Тут каждая женщина сама решает. Жизнь человека – это его единственная собственность, и он вправе распорядиться ею как угодно, даже если нам кажется это абсолютно неразумным. Но чтобы осознавать, нужно понимать, что масса проблем рождается из того, что на этом единственном корне потребности в продолжении рода вырос целый огромный букет потребительских потребностей и проблем с их удовлетворением. И вокруг этого букета масса тумана, непонятностей и прочего.

   Следующая группа потребностей – это социальные потребности. Здесь не просто букет, а букетище. Найти корень, на котором он держится, многим представляется невозможным, потому что мы социализированы насквозь, до такой степени, что можем умереть рядом с пищей только потому, что в том социально-психологическом мире, в котором нас штамповали, это не считалось пищей.
   Так в чем же корень социальных потребностей? Как всегда, смотрим на младенца. У него только одна потребность коммуникативного, то есть социального, свойства – это потребность в эмоциональном контакте с матерью. За огромным букетом, который вырастает на этом месте, люди забыли про корень. Поэтому ничто так не ущемлено у современного человека, как потребность в эмоциональном контакте. И поэтому букет хоть и огромный, но очень чахлый. Отсюда всеобщая невротизация.
   По данным Всемирной организации здравоохранения, шестьдесят процентов населения Земли – невротики. И все по простой причине: потребность в эмоциональном контакте не учитывается в системах социального обеспечения. Во-первых, ребенка лишают матери раньше времени, уже ущемление базовой потребности. Во-вторых, человеческие отношения все более формализуются, становятся все более конвенциальными, вербальными, а в удовлетворении потребности в эмоциональном контакте слова не помогают, главное – прижаться и ощутить себя в полной эмоциональной, психологической безопасности. Безопасных мест, в которых можно как-то там прижаться, все меньше. От недостатка этих простых и незатратных вещей у людей высокая тревожность, скрытая и явная невротизация.
   Казалось бы, семья идеальное место для удовлетворения этой потребности. Но нет! Две консервные банки, которые стучатся друг о друга, закрытые, не доверяющие друг другу, занимающиеся взаимным перевоспитанием… Какой там эмоциональный контакт! Люди впадают в детское Я, надеясь таким образом как-то решить эту задачку, но не получается, потому что тут же слышат: «Я что тебя гладить по головке должен (должна)?» Да! Погладьте друг друга по головке. Без всяких притязаний – и вам хорошо, и человеку хорошо, которого вы гладите.
   Надо иметь в виду, что, если потребность в эмоциональном контакте удовлетворена в достаточной мере, тут же начинается эффективная социальная реализация, и, как следствие, это полезно для карьеры, для социального общения. А нужно всего-навсего по головке друг друга погладить. Прижаться друг к другу и помолчать. Ведь эта потребность обеспечена таким биологическим механизмом, как клеточный резонанс. Живые клетки общаются между собой, взаимодействуют, точнее говоря, резонируют. Знаменитый опыт А. Г. Гурвича, когда колонию живых клеток поделили пополам, кварцевое стекло поставили, одну половину убили ядовитым газом – вторая тоже погибла. Пример межклеточного резонанса.
   Потребность в эмоциональном контакте является корнем, на котором вырастает весь букет социальных потребностей. Так что, с какой бы социальной проблемой вы ни столкнулись, особенно если она связана с коммуникациями, с общением, вы столкнетесь с потребностью в эмоциональном контакте.
   Но поскольку социум, социальная жизнь – это система мест и функциональных взаимосвязей между ними, иерархическое соотношение этих мест, в строгом смысле слова в социуме нет отношений. В социуме есть интересы: «интересы отдельных людей», «интересы группы людей», «борьба интересов», «кооперация интересов», «совпадение интересов», «противостояние интересов». На уровне персоны (социальной роли) важно разобраться в своем интересе, в интересе партнеров и конкурентов и исходя из этого принимать решения, составлять планы и так далее. Но поскольку потребность в эмоциональном контакте не удовлетворена, мы пытаемся социальную машину использовать как машину, удовлетворяющую потребность в эмоциональном контакте, – все превратить в отношения. А потом кричим: какой ужасно несправедливый мир! Как можно предъявлять претензии к машине, что она машина, а не человек?
   Удовлетворять потребность в эмоциональном контакте необходимо в частной жизни, а не в социальной. Сложность в том, что на частную жизнь у нас времени все меньше, а социальное функционирование занимает времени все больше. Из этого появился трудоголизм как заболевание, тоже своеобразный невроз. Человек настолько боится личной, частной жизни, что предпочитает быть персоной как можно дольше, тем более социально это одобряется.
   Идеальные потребности. Где ж там корень-то? Опять смотрим на младенца. Корень – потребность в новой информации. Неутолимая, ненасыщаемая, потому что это пища нашего главного органа – мозга.
   Человеческая память (базовая память, а не оперативная) характеризуется безграничностью, границы ее определить не удалось пока и вряд ли удастся. Человек помнит все, что коснулось его главного органа восприятия – мозга. Все, что человек когда-либо видел, слышал, обонял, ощущал, подумал, почувствовал и так далее, – все четыреста миллионов бит в секунду. Это загадка. Это загадка мистифицирована как ни одно другое свойство человека. Тут и хроники Акаши, и вселенский разум, и книги бога Ра, а все это «просто» базовая память. Это принадлежит человеку, это наше благодаря ненасыщаемости потребности в новой информации. Действительно, позади нас океан знаний (рис. 6). А код доступа к базовой памяти – это и есть реальная технологическая задача, которую на протяжении всего времени и пытаются решить люди.
   Одно из таких решений – Интернет. Попытка сделать нечто снаружи, подобное тому, что внутри (Интернет как общая базовая память человечества). Но есть и естественное решение – это реальность. Снаружи – то же самое – безграничность реальности. Господи, зачем такая большая реальность снаружи! Господи, зачем такая большая реальность внутри!
Рис. 6. От удовлетворения потребностей к решению задач
   На этом корне – потребности в новой информации – вырастают эстетическая потребность, потребность в смысле жизни, познавательные все потребности… И целое море всяких потребностей в виртуальных ценностях.

Я отдельно от не-Я

   Что выделило нас из реальности? Само сознание: «вот я, а вот все остальное, что не я. Это не я – огромное, а я – только я», и дальше надо было строить, строить и строить защиту от этого огромного, делая его, вычленяя из него те части, которые я в состоянии освоить. На этом построена жизнь внешнего человека и жизнь цивилизации, которую построило человечество. Это жизнь Мы-человека. Существуют разные формы. Личность, персона, таковость – тоже определенные, социальные формы человека.
   Но субъект (внутренний человек, Я) не живет на территории, субъект живет в пространстве. А в пространстве все границы условны. Пространство одно и энергия тоже одна. Формы разные.
   Человек, в отличие от любого другого живого существа, имеет возможность управлять пространством своего сознания. А управляя качеством пространства сознания, он управляет своей реализацией, то есть судьбой, жизнью, кармой. При одном условии: что он это делает. Потому что, когда он это делает, он есть – Я есть. Вот единственное мне известное реальное качественное изменение, которое доступно отдельно взятому человеку.
   Качество пространства сознания зависит от его структурированности, то есть от структур, которые в него заложены.
   Что такое базовые структуры сознания?
   1. Система координат: верх, низ, право, лево, вперед, назад.
   2. Система социальной ориентации – пирамида и выраженный через нее принцип иерархии.
   На информационный поток реальности накладывается базовая структура сознания. Реальность расшифровывается нами как послание, как текст. С помощью базовых структур создается система знаний, система действий, внешних и внутренних. Помните всевидящее око – в треугольнике глаз? Это мы так смотрим, в рамках треугольника. Все, что мы видим, мы видим через базовую структуру сознания – пирамиду. Все, что связано с сознанием, идет на счет: раз, два, три. И все наши интеллектуальные действия – на раз-два-три, и все периоды, циклы, связанные с сознанием. И если бы у нас не было еще кое-чего в изделии, мы так бы и жили в мире раз-два-три. Энтузиазм длится три часа (это экспериментально установлено), три дня, три недели, три месяца, предел – три года. Как ни мотивируй – энтузиазм закончится.
   Принцип иерархии как действие базовой структуры сознания – пирамиды – это принцип «да», «нет», «или». Основополагающие посылки нашего сознания: теза, антитеза, синтез. И реальность без специальных усилий наша личность воспринимает в виде пирамиды. А поскольку на глубинном уровне есть ощущение, что все-таки как-то не так, реальность все-таки что-то большее, возникают всякие способы достройки, но все они тоже пирамидальные.
   И вернемся к утверждению, что возможность качественного изменения заложена в нас ненасыщаемостью потребности в новой информации. То есть свяжем данность потребности с возможностью трансформации. Что же за ценность пытается найти потребность в новой информации? Она пытается найти структуры, которые хаос базовой памяти превратят в нечто организованное, структурированное и, таким образом, более пригодное для использования нашим разумом. Человек разумен настолько, насколько он может пользоваться материалами своей базовой памяти. Разумность человека определяется базовыми структурами сознания. О данных структурах – система координат и пирамида – мы уже говорили. А в качестве новой базовой структуры предлагается квадрат аспектов метода качественных структур, который позволяет человеку видеть себя и реальность как целое.

Подход к качественной стороне сознания

   Для думания о целом обратимся к методу качественных структур. Предположим, что существуют четыре равноправных качества, которые описывают все содержимое целого: организация, функционирование, связь, координация. Они равнозначимы, взаимосвязаны и взамообусловлены.
   Как только мы пытаемся придать чему-то в нашем внутреннем пространстве статус целого, появляется тот, кто пытается это сделать. Это субъект.
   Чтобы нечто стало целым, должно появиться еще что-то, кроме четырех аспектов, это «еще что-то» – тот, кто об этом думает. Это и есть субъект.
   Попробуем дать предельно возможное описание свойств целого.
   1. Целое состоит из некоторого количества разного. Это разное называется части целого.
   2. Сумма частей целого не равна самому целому. Это называется эффект целого. Простое сложение этих частей не дает целое. Целое обладает эффектом тотальности.
   3. Любая часть целого вне целого становится другим, чем-то другим, не тем же, чем она была, будучи частью целого. Если мы вынем печень из организма, то это уже другая печень. Поэтому, изучая части, изучить целое невозможно. Это еще один важный закон.
   4. Всякий живой организм – это целое.
   Все части целого равнозначны и взаимообусловлены, не просто, как в системе, взаимосвязаны, а именно взаимообусловлены. (Это отличает целое от системы, которая тоже состоит из некоего множества объектов.) Линейное описание целого разрушает целое. Потому что как только появляется первое слово, второе слово, третье слово – целое теряет эффект целого. Долгое время человечество знало только один способ назвать целое – симультанный образ: либо картинка, либо инсталляция, либо какая-то композиция, то, что можно воспринять сразу, симультанно, одномоментно, а не последовательно. Говоря современным языком, объемно, как единый объем.
   В отличие от системы мы не можем изучить целое последовательно. Это огромная проблема для нашего мышления. Потому что оно построено на ряде чисел: первое, второе, третье и так далее, минус первое, минус второе, минус третье и так далее… Но есть ноль.
   Первая попытка найти словесное описание целого (лично я нашел только это, может быть, есть другие, но я не знаю) – это Николай Кузанский, средневековый философ, который ввел такое обозначение целого, как «точка, объемлющая бесконечность». То есть целое как бы одно, но при этом бесконечно. Точка, объемлющая бесконечность. Возможность описания целого появилась с открытием уникальных свойств ноля и понятия качества.
   И на языке качеств, а не количеств возникло такое понятие, как качественная определенность целого. Это не давало возможности показать объем в его содержании, но это давало возможность описывать свойства целого по отношению к окружающей его реальности.
   Понятие качественной определенности дало возможность выделить такое понятие, как качественная сторона сознания, работающая с качествами, а не с количествами.

Качественное и количественное мышление

   Преимущества количественного мышления очевидны, на нем выстроена вся цивилизация. Люди легко обучаются ему, оно легко иллюстрируется, обеспечено огромным математическим аппаратом. Для кого-то в жизни достаточно таблицы умножения и правил сложения-вычитания-деления, а для других необходимы уже логарифмы, интегралы, функции. А для некоторых – нечеткие множества. Возможность упрощать и усложнять системы, просчитывать их – это безусловные преимущества. Безусловный минус: невозможно работать – ни мыслить, ни действовать – с целым. А значит, человек не может эффективно думать о себе, видеть себя, познать себя и изменять себя при желании и необходимости.
   Наук о человеке (а мы помним, что человек – живой организм, а всякий живой организм – целое) огромное количество, но все это науки о частях, которые вне целого, как известно, тем же самым не являются, это уже другое. Печень отдельно от организма – это одна печень, даже если мы ее не жарим, а просто думаем о ней. А печень как часть целого – это совсем другое, о чем мы ничего не знаем, и у нас нет инструмента, чтобы узнать.
   У нас даже нет инструмента, чтобы снять какие-нибудь показания не с отдельных органов, а с тела как целого. Единственный целостный показатель, который пришел нам от древних, – это так называемая аура. Сегодня есть прибор, установка, которая в режиме онлайн на мониторе показывает ауру – некое свечение, возникающее в сверхвысоких частотах вокруг человеческого организма. Дешифровать показания абсолютно достоверно пока не удается. И мы начинаем сочинять, интерпретировать…
   Так, благодаря тому, что некоторые из древних развили в себе способность видеть ауру мозгом, без приборов, они обнаружили все приборы, которые потом были сделаны, в самом человеке.
   Мы не просто мало знаем о человеке, мы почти ничего не знаем о человеке, мы много знаем о его частях. Если мы корректные исследователи, мы понимаем, что исследуем не человека, а изъятые из него мысленно или немысленно части, которые теряют свою качественную определенность, будучи изъяты из целого.

   Теперь посмотрим на другую сторону – качественное мышление.
   Минус – огромная сложность передачи информации от одного сознания к другому. Огромная сложность создания адекватного языка описания и языка оперирования. Полное отсутствие математических инструментов, а значит, бесконечное подозрение в субъективности понимаемой как недостоверность. Еще один минус – непривычность. Поскольку весь опыт человечества в этой области мифологизирован, мистифицирован и зашифрован.
   Именно поэтому, когда мы читаем эзотерические тексты, мы читаем что-то другое, чем то, о чем авторы писали. Каждый симультанный образ – это символ какого-то конкретного целого в его качественной определенности. Но поскольку нам неизвестен реальный контекст, что же они обозначали этими обозначающими, то мы сочиняем свою интерпретацию их описания. Так постепенно мы многое насочиняли…
   Плюсы качественного мышления: возможность оперировать целыми объектами – и в сознании, в пространстве сознания, и в пространстве реальности. В перспективе получить ответ на самый главный вопрос: что же такое человек как целое? Сейчас ученые, занимающиеся электричеством, постепенно приходят к мнению, что единственный человек в истории науки и техники, который знал, что такое электричество, – это Никола Тесла. Но он не мог этого рассказать, даже если бы захотел. Он мог какой-нибудь симультанный образ выдать, но кому это помогает? Создал свою мифологическую систему симультанных образов, а техническую документацию всю уничтожил, понимая, какое это оружие. Он в дневнике написал: «Я мог бы расколоть земной шар пополам, но никогда не сделаю этого».
   Качественная сторона сознания дает возможность распоряжаться гораздо большим энергетическим ресурсом реальности, чем количественная сторона. Самое большое преимущество качественной стороны сознания, оперирования качественного – это возможность создать мечту всех кибернетиков – металогику. Логику логик.
   Кто будет знать хотя бы три слова из металогики – будет владеть миром.

Что я знаю обо мне

   Велик человек во всем – и в прекрасном, и в безобразном. Потому что человек – это интеграл человечества. Все, что мы знаем про людей и еще узнаем, все, что зафиксировано в Интернете, – все это есть в каждом из нас. В виде потенциальных возможностей. Благодаря чему? Благодаря базовой памяти, а также устройству нашей телесности.
   Ни одно живое существо на этой планете не имеет такого адаптационного ресурса, как человек. Мы говорим: о, вчера еще был атеист, а сегодня уже в церкви со свечкой стоит! Он, что, притворяется? Нет, он адаптировался. Притворщика сразу видно, а адаптировавшийся искренне стал другим, он срочно искренне стал верующим, иначе не выжить. Учителя, воспитатели, гуру живут в иллюзии, что они меняют что-то во имя какого-то светлого или не очень светлого будущего. И не замечают, что люди в силу своих, неизвестных гуру-воспитателю-учителю потребностей адаптируются к их системе требований, и все. И все!
   Как можно было верить в коммунизм? Или фашизм? Очень просто – адаптироваться. Как можно верить вообще во что-либо, чего ты не видел? И не пережил, не прикасался? Адаптация. Но эта адаптация вся заглавными буквами. Величайшее достижение природы. Природа, как известно, безнравственна именно потому, что адаптационна. Безнравственна не в том плане, что она никакая, а в том плане, что она неуправляема. И мораль, и нравственность, и принципиальность – это все остается только в механизмах – либо самоуправления, либо внешнего управления. Если внешнего, тогда человек адаптируется к внешней системе требований, если внутреннего – человек адаптирует себя к желательному образу самого себя. Формируются определенные установки, и дальше все происходит автоматически.
   В мире, в реальности все время что-то происходит. Нет такого момента, чтобы ничего не происходило. Все движется. Все изменяется. И это есть действие реальности. В общем виде все действия – это изменения. А с человеком что-нибудь происходит? Конечно. С точки зрения одного наблюдателя, одно происходит, с точки зрения другого наблюдателя – другое. Психолог смотрит на человека – рассказывает одно, социолог смотрит – рассказывает другое, управляющий смотрит – рассказывает третье, власть имущий смотрит – рассказывает четвертое, статистика – пятое, медицина – шестое. Многие рассказывают нам о нас. А что мы рассказываем сами себе? Мы что-нибудь сами про себя? Что с нами происходит? В чем мы изменяемся?
   Чтобы ответить на эти вопросы, надо наметить фон, на котором мы себя будем рассматривать и осмысливать. Как известно, фон важнее фигуры и голый король на фоне своей спальни совсем не то, что голый король на площади среди толпы.

Целое под названием человек

   Что же мы имеем в истоке наших попыток осмысления себя и мира?
   Вначале мы имеем мир, в данном контексте называемый реальность. На основании того, что мы в чем-то находимся, мы куда-то заложены, мы полагаем, что есть нечто под названием мироздание, или реальность, или, на бытовом языке, мир. Что такое реальность более конкретно? Это пространство – пространство возможного. Мы без всяких доказательств полагаем, что реальность содержит в себе самой все возможное. В пространстве все вибрирует. Всё. Пока не обнаружено ничего, никакого артефакта, который бы так или иначе не вибрировал, то есть не резонировал бы с пространством. Эта вибрация соединяет слабыми взаимодействиями (а иногда и сильными) все сущее, все, что существует, – и то, о чем мы знаем, и то, о чем мы не знаем. Вследствие этого, а также того, что это пространство обладает таким качеством, как энергия, возникает резонанс между всем тем, что находится в реальности в качестве выделенного, и самим пространством реальности.
   Далее, конечно, природа. Из всего резонирующего мы выделяем живое, плоть. Плоть оформляется в виды, роды, то есть в формы телесности. Базовая форма плоти – это живая клетка. Совокупность живых клеток, структурируемая природой в биологический объект, функциональную совокупность органов и систем, есть организм. А плоть есть структурируемая субъектом совокупность живых клеток тела как выделенная интеллектом целостность. То есть телесность – это организм плюс плоть. Самая сложно структурированная часть плоти – мозг человека.
   Как показал Тейяр де Шарден, в процессе эволюции человека происходит постоянная цефализация, то есть количество мозга (всех мозгов, вместе взятых) по отношению к общему количеству плоти все время растет. Отсюда фантазии на темы, что когда-нибудь, как в «Солярисе», вся плоть станет одним мозгом.
   Это дало возможность представителям вида homo sapiens обрести то, что мы обозначаем понятием индивидуальность. Индивидуальность человека осуществляет себя через механизм потребностей, которые порождают желания в виде мотивов деятельности.
   Далее вид homo sapiens, используя дешифратор под названием сознание, создает новое, доселе не существовавшее образование – социум, социальную природу. Основной инструмент социальной природы – речь, поскольку социальная природа – это прежде всего коммуникации, договоры, конвенции, то бишь библиотеки. Поэтому слово в человеческом обществе так мистифицируется: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…» (Ин. 1:1). Слово – это то, что нам позволило быть в качестве людей. Вид homo sapiens получил потрясающий, не сравнимый ни с одним организмом ресурс адаптации – возможность подменять обозначаемое обозначающим. Как связано слово и адаптация? Опять вводим объяснение: как в притче об Адаме, который называл, давал имя всему, что сотворил Бог. Адам называл, и оно становилось таким, каково было дано ему имя, обозначаемое принимало признаки обозначающего – адаптировалось.
   Живое обязательно взаимодействует с окружающей его средой, с той частью реальности, которая ему доступна. Эта доступная человеку часть реальности называется территорией. Существует так называемый территориальный императив: все живое стремится занимать максимально возможную для него территорию. В этом смысле и вид homo sapiens ничем не отличается от других. После создания социальной природы – социума человек нуждается еще и в территории социальной. Так появилась внутри одного вида борьба за социальную территорию. Но все это было хаотично, пока человечество в лице своих продвинутых представителей не пришло к идее пирамиды и не зафиксировало понятие иерархии. Принцип иерархии есть и в дикой природе, несоциализированной, – иерархия существует у всех стайных и стадных организмов. А человек – существо стайное. И только человек смог на том принципе выделить себе из реальности отдельную социальную реальность – реальную только для человека.
   Совокупность отношений между человеком и социальной реальностью оформилась как личность. А поскольку личность и индивидуальность соединяет тип информационного метаболизма (ТИМ), то личность также связана с индивидуальностью, как и индивидуальность с личностью. Благодаря этой связке все потребности организма (качественной определенности индивидуальности) социализированы, а все потребности личности имеют и организменный оттенок. И даже идеальные потребности имеют организменный оттенок, поскольку все проходит через мозг.
   Благодаря наличию мозга, а также базовой памяти, не имеющей границ, а также нервной системы, связанной с мозгом, мы способны улавливать самые слабые сигналы, которые идут из пространства реальности, и собирать их в отдельный объем, который называется лик, или дух. Совокупность духовных отношений с реальностью формирует сущность. Сущность – целостная процессуальная СКО (система конденсированного опыта, термин введен С. Грофом), существование которой обеспечивается постоянным резонансом: плоть – душа (психоэмоциональная СКО резонанса плоти и реальности).
   Таким образом, мы можем говорить о том, что личность обеспечена рациональностью человека, то есть речью.
   Индивидуальность обеспечена тем, что существует инстинктивная часть, связанная с потребностями. Информационный метаболизм, если его мысленно представить вне языка, – это дешифратор того, что происходит в этом постоянно работающем устройстве – «телесность», которое является исходным для образования индивидуальности.
   Сложнейшая вещь организм становится доступной нашему осознаванию, поскольку мы его воспринимаем через индивидуальность. Сложнейшая вещь социум доступна нашему осознаванию, потому что мы его воспринимаем через личность. Социум как таковой для нас инфернален, это что-то огромное, сложное, непонятное, как и организм, – тоже что-то сложное, непонятное, инфернальное, непознаваемое. Поэтому социум для нас представлен в виде личности, то есть совокупности взаимосвязей, социальных отношений, интересов, целей, задач, способов думания, инструментальной вооруженности личности и так далее. А организм представлен через индивидуальность.
   Что касается сущности, она нам доступна только благодаря рефлексии. А рефлексия нам доступна, потому что существует нулевое Я, обеспеченное той одной десятитысячной секунды, на которую мозг отключается от внешнего восприятия и занимается только собой. Это есть мгновение самотождественности – нулевой взгляд на себя, который дает возможность рефлексии. А рефлексия – источник самосознания. Самосознание – это развитое осознавание самотождественности. Так из самотождественности вырастает то, что нам так важно, – сознание как целое, пространство сознания.
   Личность, сущность, индивидуальность, сознание – это целое под названием «человек». А так как качественная определенность человека – это его сознательность, обладание сознанием, то человек определяется тем, какое у него сознание. Что значит «какое сознание»? Это значит, как оно структурировано. Чем? Какая структура заложена или какие структуры заложены? Ибо сознание – это инструмент, предназначенный для структурирования хаоса. Чем снабжено наше сознание, какими инструментами?
   • Тип информационного метаболизма – структура обслуживания потребностей в основном фокусе внимания держит индивидуальность, иначе можно умереть; ТИМ обеспечивает самосохранение данного индивидуума. В быту это называется здравым смыслом.
   • Автоматическое мышление в основном нацелено на потребности, проблемы и задачи личности, то есть содержит в себе индивидуальное, штучное и коллективное. Это, можно сказать, единство коллективного и индивидуального разума. Если у нас слаборазвитое, неадекватно структурированное мышление, то и наша деятельность такая же.
   • ТИМ плюс автоматическое мышление образуют то, что мы называем разум.
   • Для взаимоотношений с реальностью как таковой, для непосредственного контакта нашего сознания с реальностью и существует качественная сторона сознания, тоже укорененная в мозгу, в механизме резонанса плоти с пространством.
   Качественная сторона сознания получает информацию от сущности, а сущность есть воплощенная реальность, в ее энергоинформационном качестве. Желания сущности обеспечены собственным ресурсом. Потребность для своего удовлетворения нуждается в получении ресурса извне, и поэтому надо заработать, заслужить, выцыганить, выпросить, по блату и так далее. Кто здесь хозяин ресурса? Не мы, не сам человек. Хозяин ресурса – это либо природа, либо социум. А вот сущность не нуждается во внешнем ресурсе. Она обладает теоретически неисчерпаемым источником, и ее возможности ограничены только возможностями энергоемкости и энергопроводимости телесности.
   Вот почему для реализации сущностного, или базового, желания крайне необходима плоть. И в крайнем случае можно обойтись без личности. Так появляются священные безумцы, для которых в некоторых социумах есть ниша, а в некоторых этой нишей является психиатрическая лечебница. Потому что, если человек дикий в социальном смысле слова (нет СКО отношений с социальной реальностью), он реализовать свое желание социально приемлемым путем не может. Он может его только свидетельствовать, он попадает в хаос, в информационно-энергетический потоп, и ему ничего не остается, как свести все сознание к точке под названием «метка на потоке реальности». Это и есть «с ума сошедший», или священный безумец.
   Если же качественная сторона сознания не задействована, нет включенности, то человек полностью зависим от внешнего ресурса. Полностью! Тут иллюзий – утешающих, умаляющих эту зависимость, тешащих самооценку, которая на гордыне замешана, – очень много. И не может человек никак признать очевидного, и называет очевидное невероятным… Мы нуждаемся во всем. Прежде всего в энергетическом и информационном ресурсах, которые принадлежат не нам. И если бы не сущность, то мы не смогли бы оформлять свою субъектность и растворились бы в очереди стоящих за долей ресурса, без осадка.
   Но сущность, обладая собственным ресурсом, перерабатывает огромное, непредставимо огромное количество информации, правда, большую часть отправляет в базовую память. Благодаря сущности – самостоятельной в энергетическом и информационном плане части нас самих – мы есть как самотождественность, имеем индивидуальное бытие, а не просто являемся одной из клеточек социума, которая безымянна, не осознает сама себя, не выделяет себя из этого множества в качестве отдельно существующего.
   Например, человек, который по каким-то причинам потерял память. Он ничего не помнит, кроме того что это он ничего не помнит. Почему он страдает? Тут здравый смысл не срабатывает. Потому что в глубине его активизируется зависимость от внешнего ресурса. Если я про себя ничего не помню, как я буду зарабатывать? Как я заслужу? Как я получу подаяние? И так далее. Мне никто ничего не даст, если меня нельзя опознать.
   Такая сложная и интересная, потрясающе интересная штуковина – человек, даже в схематическом виде. Только качественная сторона сознания дает нам возможность описать человека и реальность как целое. Придать ему статус «в самом себе для себя бытия».

Объемная структура самосознания человека

   Мы уже неоднократно фиксировали тот факт, что человек – существо двойственное.
   Есть внешний человек, который обнаруживает себя через деятельность с помощью такого инструмента, как личность. Урезанный вариант личности – это таковость (сформированная социально-психологическим миром, где человек воспитывался) и еще более урезанный вариант в соответствии с социальным местом – это персона.
   И есть человек внутренний. У большинства людей это слаборазвитое «существо», такой зародыш. Но каждый имеет все шансы его развить, вырастить, сделать. Внутренний человек – это тоже частично Мы, но уже может в полной мере сказать: «Я субъект!» Внутренний человек обусловлен изнутри… Общая форма человека создается двумя видами сил: сил, действующих изнутри, и сил, действующих снаружи.
   Внутренний человек – это в себе самом, для себя бытие, в той степени, в какой это Я, субъект. И в себе самом для других бытие в той степени, в которой это Мы. Я-концепция включает в себя «Я как Я»,«Я как Он»и «Я как Мы». Как структура сознания, она опять строится на принципе тройки. В определенных пределах человека уже есть возможность мыслить о себе в трех аспектах: Я как Я, Я как Другой, или Он, и Я как Мы.
   Из детской психологии мы знаем, что ребенок поначалу, говоря о себе, говорит в третьем лице. Он называет себя «он» или «она» и только потом начинает говорить о себе «я». Последовательность внутренних событий начинается с того, что ребенок обнаруживает себя как Другого, поскольку о нем так и говорят как о Другом, он обнаруживает себя благодаря общению с другими людьми. И копируя принцип общения, называет себя в третьем лице. В таком простом мире он растождествлен. Собственно говоря, мечта о растождествлении – это воспоминание о первом восприятии самого себя: «он», «она». Потом он отождествляется с собой, так появляется у него «я». Говоря о себе, он начинает говорить «я». Потом он узнает о том, что он сделан из людей, и так появляется Я как Мы – личность. И тогда человеку сообщают, что он состоялся. Изделие завершено. «Ты состоялся, ты уже личность, работай».
   Внутреннего человека – Я как в себе самом для себя бытие – закрыл процесс социализации. Если бы не эффект сущности, то вообще можно было бы и без него прекрасно обойтись. Личность – это замечательная, сложная, многофункциональная, работающая самостоятельно в автономном режиме штуковина, которая нуждается в теле, в организме для того, чтобы удовлетворять потребности. Но у организма тоже есть потребности, получается, чем больше строителей – тем больше надо квартир, чем больше надо квартир – тем больше нужно строителей. Получается бесконечность потребления.
   Выйти из этого кольца личность не может. Нечем. Некому выходить. Из самой себя она не выйдет. Однако существует возможность вступить в контакт с внутренним собой, с внутренним человеком в себе. Эта возможность (и тут мы переходим на язык качеств) коренится в таком качестве реальности, как пустота, психологически представленное нам как нулевое Я – нулевое качество себя. В физике это вакуум, из которого выскакивают каким-то образом элементарные частицы и каким-то образом в нем же исчезают, но почему-то получается, например, стол. Это загадка пока. Психологически это пустота. То есть первое Я – это пустое Я, ноль.
   Но начать обнаруживать внутреннего человека не дает нам смещение с ноля на единицу (Я есть)в системе координат («монитор отклонения», термин введен А. Менегетти). А внутренний человек начинается с пустого Я, начинается с ноля. Ноль – выражение в конкретном человеке такого свойства реальности, как пустота, такого ее качества. Пустота, как известно, неизмерима. Чистый человек (внутренне) – это пустота. Там ничего не должно болтаться. Вот то содержание, которое обозначено текстом «избавиться от (как у нас переводят. – И. К.)эго». Избавиться от точки, от Я точечного, которое центр, пуп Вселенной. Итак, Я – пустота.
   Субъектная часть реальности – в самом себе для себя бытие:
   Я-нулевое (пустота) – чистая потенциальность.
   Я-точка, метка на потоке реальности – рефлексирующее Я – невключенный наблюдатель.
   Я-субъект появляется из необходимости управлять воплощенностью изнутри.
   Я-сущность – Я как представленность в реальности.
   Такая вот коллекция «Я».
   Сама реальность обнаруживает себя как некий процесс, который принято называть потоком реальности. Он описывается Большим целым с помощью метода качественных структур. Так появляется Я – метка на потоке. Допустим, течет река, а по ней плывет щепочка. Метка такая – Я. Чего она плывет – неизвестно, но плывет. Куда плывет? Куда река, туда и она. Это состояние называется нирваной в эзотерической литературе, когда человек ощущает только это – себя как метку на потоке реальности. Я есть, а вокруг ничего нет – я плыву. Откуда-то куда-то. Все. А там уже есть движение, ощущение движения, соответственно, силы, энергии, потому что это все могучая река, могучий поток реальности.
   Следующая представленность – это воплощение. Когда есть реальность, поток реальности и есть нечто внутри реальности и одновременно как бы вне ее, потому что это нечто существует как самостоятельное. Это называется воплощением. Так появляется Я-субъект. В скобочках пишу: «хозяин». Я-субъект – это уже не совсем в себе самом для себя бытие, это уже скорее в себе самом для других бытие. В мифологических текстах это Будда. Некая сущность, сознательно или предназначением поток реальности занес, выпадает из нирваны для того, чтобы жить, быть среди людей. Это напряженный момент, как роды. Поймав кайф слияния с пустотой, потом слияния с потоком реальности, человек теряет это слияние, выделяя себя как воплощенность.
   Это еще пока в себе самом для других бытие. Чтобы началась деятельность, нужно построить систему управления воплощенностью. Вот это и будет субъект в законченном своем варианте – взрослый внутренний человек, который управляет своей воплощенностью, включая и ее внешнюю часть, – в той степени, в которой он может предъявить права собственности, забрав у Мы то, что ему принадлежит. Ему не все принадлежит в личности, и это не так просто, как кажется, и поэтому нужно четко отделить принадлежащее Мы от того, что принадлежит тебе, на что ты можешь предъявить права собственности.
   Вот жизнь и деятельность внутреннего Я – его история и эволюция.
   Внешнее Я мы уже описали: Я-личность, Я-таковость, Я-персона.

   Важно понять, что все советы по растождествлению – это не советы отрезать левую руку. Это совет различать внешнего человека, внешнего себя (это и будет Он – Я как Другой. Он – это личность, таковость, персона) от внутреннего человека, который Я как Я. Внутренний человек может совершить такую дифференциацию – отделить внешнее от внутреннего. Отделить не в смысле «отбросить», а в смысле «начать этим управлять». Ведь чтобы чем-то управлять, надо это видеть, а чтобы видеть, нужно быть вне того, чем управляешь.
   С внутренним собой никак нельзя растождествиться, потому что он опять превратится в зародыша. А раз нельзя растождествиться, значит, нельзя избавиться от выбора, от ответственности за выбор, от личной подписи под всей своей деятельностью. Поэтому внутренний человек становится взрослым тогда, когда под любым действием стоит его подпись.
   Есть ли у внутреннего человека потребности? Есть одна: быть. Быть. А чтобы быть ему, нам надо потрудиться. Сам по себе он – пустота. То есть чистая потенциальность.
   Итак, мы осознаем, что у нас два базовых Я: Я как Я и Я как Он. Он – это я внешний, Я как Я – это я внутренний. Внутренний хочет быть, а внешний хочет действовать, продолжать воплощаться… в пароходы, строчки и другие долгие дела. Не только обслуживать потребности своих материальных носителей, в смысле организма и личности, но еще с помощью материального и ментального инструментария что-то делать – самореализовываться. А когда он начинает делать, появляется уже не просто информационный метаболизм, предназначенный для обслуживания потребностей, появляется интеллект. Человек начинает мыслить.

   И теперь такой важный момент, очень важный. Существует ли существующее? Вам в голову не приходил такой вопрос, а некоторым давно уже пришло это в голову, и они дали такой ответ: нет. Все это покрывало майи. Покрывало майи – это не иллюзия, это констатация того факта, что мы видим, слышим, обоняем только то, чему в нашем сознании и в его отделении под названием «подсознание» мы придали статус существующего. Народным языком говоря, человек видит только то, о чем знает.
   Каждый из нас устроен так же, это наше сознание придает реальности статус существования.
   Чему придадим статус существующего, то и существует – для нас, в нашем конкретном сознании. Если по поводу чего-то не удалось нам договориться с другими, они говорят, что этого не существует, а мы думаем, что существует, – ничего страшного: реальность от этого не пострадает. Статус существующего мы можем придать, но отменить его не можем. Если однажды мы увидели корабли, не видеть их мы уже не имеем возможности. Тогда вступает в силу З. Фрейд и говорит: вытеснение, замещение, описки, опечатки, рационализация… то есть мы уже делаем вид, что не видим. Если мы придали статус существующего своему внутреннему человеку, он уже существует. Если я увидел себя как целое однажды, мне от себя не избавиться, я уже существую в потенциале как целый и знаю об этом.
   Но как мы выяснили, внутреннее надо вырастить. А систему управления, центр управления деятельностью, нужно создать – внутри. И естественно, внутренняя система управления сможет взять на себя максимум управленческих функций, если она будет структурирована более качественно, чем система внешнего управления. Мощность – это отдельно, энергообеспечение мы изучим с точки зрения целого, которому мы придали статус существующего с помощью нашего сознания. Ведь целое как существующее возникло в поисках адекватного описания как раз организмов. Живое знание по-прежнему только в форме людей.
   Изобразим описание структуры самосознания, позволяющей человеку встать в активную позицию по отношению к миру, то есть действовать как во внутренней, так и во внешней реальности (рис. 7).
   Я, которое субъект, начинается с объема, пространство Я. Так появляется пространство сознания. Пространство Я, как мы уже говорили, это конкретное отражение пустоты как свойства, качества реальности.
Рис. 7. Структура самосознания
   Давайте попробуем помыслить о пространстве Я как о целом с помощью квадрата аспектов.
   Рассмотрим пространство Я отражающее само в себе для других бытие, то есть Я, которое стремится воплощаться, – Я-субъект.
   В аспекте координации будет осознавание, в основе своей имеющее рефлексию, способность к рефлексии. Именно осознавание инициирует появление управленческих задач, координирующих нашу жизнь, если, конечно, это наша жизнь.
   В аспекте организации будет воплощенность, в которую входят индивидуальность, личность, но и сущность. Вся деятельность субъекта организована воплощенностью, которой он управляет. Без нее управлять нечем, нет конструкции для управления. Воплощенность – это отражение в сознании такого качества реальности, как бесконечность. Из этого факта родились различные попытки найти технологию личного бессмертия, не коллективного, а личного. Потому что там, в базисе, качество реальности – бесконечность. Отсюда понимание того, что человек – это событие во Вселенной и, как событие, его протяженность в бесконечности пространства (для нас бесконечность представлена пространственностью) распространяется в этом пространстве и не имеет границ. Есть такой образ симультанный, что человек как воплощенность – это голограмма Вселенной.
   В аспекте функционированая – переживание. Переживание – это действенная часть пространства сознания. Субъект, для того чтобы управлять воплощенностью, не может опираться на линейную информацию, он опирается на информацию, получаемую от переживания как иного способа познания мира. Переживание – это качество, которое принадлежит пустому Я, пространству Я и в то же время отражает такое качество реальности, как вечность. Отсюда рассказы о том, как, пока падал кувшин, Магомет был взят на небеса, получил Коран, вернулся и поймал кувшин, и всякие другие рассказы такого рода. И последнее для пространства объемного Я – это аспект связи – деятельность (в данном контексте действие без интерпретации, на основе импульса). Я хочет быть. Чтобы быть, надо что-то делать, ощутить себя как бытие, бытие должно наполняться какими-то событиями, иначе это не бытие, это пустота. Эта действенность очень хорошо описана у Гегеля, он говорит, что вселенский дух стремится воплотиться. И это действие в данном случае совпадает с главным действием всего человечества – структурирование хаоса, превращение хаоса в структурированное явленное. Это миссия человеческого сознания. Фирма под названием Я вкачестве миссии имеет преодоление хаоса – деятельность, структурирующую хаос. Это миссия внутреннего человека, его мотивация, базовая, врожденная. Как только он появляется, он сразу хочет структурировать хаос. Всё. Поскольку у него одна потребность – быть.
   Быть – это превращать неявленное, хаос, в нечто явленное. Структурировать внутри, потому что внутренняя реальность, внутренний мир человека – это огромное пространство, которое тоже надо структурировать, превратить хаотическое нагромождение всего на свете во что-то человеческое. А поскольку деятельность – аспект связи (связь целого с большим целым), значит, мы обнаруживаем это объемное Я, которому мы придали статус целого, через деятельность. Чем структурированнее внутренний мир человека, тем больше мы можем убедиться в том, что у него есть Я, как раньше говорили.
   Теперь рассмотрим Я-метку на потоке, Я, пребывающее в потоке реальности.
   В аспекте функционирования событие – переживание себя как события в реальности и восприятие процессуальности себя как сцепления событий. В аспекте связи желание. В аспекте координации базовая структура – структура субъективного мира, на основании которой создаются связи нашего Я: переживания связаны с событиями, деятельность связана с желаниями, воплощенность связана с резонансом. В аспекте организации пространство, наше энергообеспечение и «база». Этот источник ресурса, энергии, который мы получаем за счет резонанса с пространством.
   Такова структура объемного Я человека. Структура работает в импульсном режиме, режим задается резонансными свойствами воплощенности, такими как энергоемкость и энергопроводимость, а также способность структур нашего сознания к распаковке информации из модулированной энергии, поступающей в нас посредством резонанса плоти с реальностью. Таким образом, мы видим не только пространство Я как целое, но и ощущаем целостность человека, его телесности (плоть плюс организм), психоэмоциональной сферы (душа плюс сущность) и сознания (включающего также и базовую память).
   Энергия как качество реальности присутствует на любом уровне рассмотрения реальности, в том числе и на любом уровне рассмотрения человека как воплощенности, и в его внешней, и в его внутренней ипостасях. Эту энергию, этот автономный, персональный источник энергии мы получаем тогда и только тогда, когда наше истинное объемное Я создает орган своего действия – субъект, с помощью которого управляет внутренней и внешней деятельностью. Так происходит внутренняя работа. (Важно помнить, что все проблемы, которые есть во внешнем мире, есть и во внутреннем.)
   Естественно, существует обратная связь между Я-меткой на потоке и Я-субъектом. На качественной стороне сознания эту обратную связь мы называем импульсом, поскольку Я и субъект находятся в состоянии резонанса между собой через резонанс с реальностью как таковой.
   Поэтому действие субъекта мгновенно и абсолютно эффективно. Импульс есть импульс, он тем и отличается от излучения, что он длится очень короткий промежуток нашего конвенционального времени. В импульсе можно закодировать гораздо больший объем информации, чем в таком же отрезке, скажем, обычной радиопередачи или телепередачи.
   Импульс между Я и субъектом содержит в себе огромное количество информации. Самое интересное, что поскольку дешифратор в данном случае – субъект, а не личность, то распаковка импульса происходит на языке субъекта. А язык субъекта у нас что? События. А события симультанно схватываются чем? Переживанием. А переживание имеет огромную мощность – объем и скорость переработки информации в переживании до десяти тысяч раз больше, чем в обычном умозрительном режиме. Это известно эмпирически очень давно. Существует множество, не одно во всяком случае, предложений, как войти в такой режим, обрести включенность и увеличить время проживания. Чтобы нагляднее было, за один год человек внутри себя может прожить десять тысяч лет. Это предел, это Будда.
   Так решают (одно из возможных решений) проблему личного бессмертия. Внутри. Но нас же внутреннее мало интересует, поскольку в процессе социализации наше внимание не было обращено на это и на фабрике на этом сэкономили очень сильно. И сказали: это личное дело каждого.

Ключ: Переживание дает бессмертие проживания

   Второй ключевой момент – это загадочная штука под названием «переживание».
   Начнем с того, что в нас встроено. Кроме переработки информации методом информационного метаболизма у нас еще есть информационные реакции. Реакции – это комплесные функциональные структуры, которые срабатывают от внешнего сигнала сразу, комплексно. Мы не можем ими управлять, мы не можем их почти никогда контролировать. Все, что мы можем, – это иногда скрыть, если они не слишком сильные. Они настолько комплексны, что их физиологическое, нейрофизиологическое, биохимическое описание занимает большие тома. Но они есть.
   Первый тип таких реакций – эмоции. Опираясь на работы Павла Васильевича Симонова, вспомним, что эмоции рождаются от информационных столкновений. У нас есть прогнозируемая информация, прогноз как часть системы автоматически действующего желаемого будущего, и реальная информация, ответ на прогноз. Классический пример. Человек идет по пустыне, имея информацию, что через километр будет колодец с водой. Если реальная информация превышает прогноз, то есть колодец оказался через семьсот метров, то мы получаем положительную эмоцию, если реальная информация со знаком «минус», то есть мы прошли этот километр, а колодца все еще нет, мы получаем отрицательную эмоцию.
   Следующий тип информационных реакций. Вспомним «Психологию установки» Дмитрия Николаевича Узнадзе. Установка тоже комплексная функциональная система по расходу ресурса. У нас есть установка, которую мы не осознаем, и есть ситуация. Столкновение установки и ситуации дает или плюс-ресурс или минус-ресурс. Установки играют большую роль в нашей жизни, потому что по ним мы делаем вывод, что мы можем, а что не можем. Мы не решаем, а мы уже заранее «знаем»: вот этого я не могу никогда, а вот это я могу всегда.
   Максимум усилий зависит не от того, что мы подумали и решили, а от того, как сработала установка. От этого мы ощущаем как бы прибавку энергии или, наоборот, нехватку энергии: ну все, устал я, больше не могу (я же установил себе, что больше этого не могу). А ради славы, ради денег… Достаточно сильный стимул может преодолеть установку, и тогда человек вдруг видит, что способен больше или по-другому. Можно изучать встроенные установки человека, предлагая ему совершить некую работу в некоторой ситуации. В жизни это очень важно понимать и помнить, самое главное – помнить, что мы не знаем своих возможностей, потому что мы не знаем своих установок. Мы придумываем объяснения: «Мне это не было важно», «Да мне на фига», «Да наплевать» – и наоборот: «Да это же очень важно», – а по существу, это все происходит автоматически…
   Дальше мы вспоминаем Федора Ефимовича Василюка. И его работу «Психология переживания». Переживание – это тоже информационная реакция, которую Василюк предложил описывать через столкновение внутреннего и внешнего. Внутренний мир человека и внешний мир, с которым он имеет в данный момент дело. Варианты столкновений внутренних и внешних миров по Василюку:
   • сложный внутренний сталкивается с простым внешним – возникает переживание, которое в быту мы называем скукой;
   • простой внутренний мир сталкивается со сложным внешним – возникает переживание, которое мы называем «страх жизни». Он рождает либо пассивно-оборонительную, либо активно-приспособительную позицию в зависимости от адаптационного ресурса по отношению к данной ситуации;
   • сложный внутренний сталкивается со сложным внешним, и это рождает творчество в активном варианте, а в пассивном – суицид или суицидальные намерения;
   • простой внутренний мир сталкивается с простым внешним и порождает Удовлетворение. Говоря языком эзотерическим, сон.
   И опять же это не зависит от того, что мы в это думаем, чувствуем, потому что чувства, то, что мы называем чувствами, вообще к этому никакого отношения не имеют. Чувства – это биохимическая реакция и стойкий очаг возбуждения в мозгу. Как ни странно, это самое биологическое, что есть в человеке. Переживания в этом ракурсе – это опять реакции информационной природы.
   Что же нас интересует в этих всех исходных информационных реакциях? Нас интересует, каким образом переживание может являться способом познания. Ибо познание через переживание – это все то, что в древних эзотерических и недревних эзотерических текстах называется живым знанием.
   Каким образом переживание является работой с информацией? Для того чтобы выяснить это, необходимо вспомнить еще один факт: человек для человека является сверхраздражителем. Так у нас закрепилось со времени столкновения нашего очень простого младенческого мира внутреннего с очень сложным внешним миром, который представлен был прежде всего взрослыми: мать, отец и другие члены семьи, люди, допущенные к младенцу.
   Младенец усваивает информацию в безумных объемах, и первые три года жизни равны по информационной насыщенности тридцати годам жизни взрослого человека. За отсутствием навыка речи он не может применять количественные способы обработки информации и использует как раз то, что мы сегодня называем качественной стороной сознания, он работает с переживанием. След этой работы, неосознанный навык к ней остается в каждом из нас на всю жизнь. И взрослый человек, увидев впервые другого человека, мгновенно имеет энное количество знаний о нем. Когда мы начинаем создавать описание этого человека, мы теряем очень многое. Но непосредственное столкновение моего внутреннего человека с внешним другим через переживание дает огромное количество информации. Это так не только по отношению к людям, но наиболее наглядно проявляется именно в восприятии других людей.
   Если мы ввели в пространство сознания структуру, качественную структуру обработки информации, такую как целое, то мы не можем заниматься анализом, потому что анализ – это последовательность, а у нас симультанность. Но мы можем воспользоваться переживанием, и тогда качественная структура извлечет из переживания, структурирует информацию в огромном количестве. Это и будет то, что в эзотерических источниках называется непосредственным знанием. Знание как бы возникает. Мы ничего не читали, не изучали по этому поводу, а знание возникло. Это знание возникло за счет переживания, а переживание – это использование качественной стороны сознания, самой первоначальной, если брать человека в его развитии. И когда говорится: будьте, как дети, имеется в виду не инфантильная психология современного человека, а – «используйте переживание как источник знаний».
   Вопрос: можно ли включить переживание как способ познания? Что для этого надо? Для этого надо активировать свой внутренний мир, а он должен быть достаточно сложный, снабженный структурами для качественной переработки информации, и ввести его в состояние столкновения с миром внешним, тоже воспринимаемым во всей сложности. Данное состояние в данном контексте мы называем включенность. Итак, под состоянием включенности подразумеваем именно активацию переживания, тотального, то есть переживания целого, себя как целого и того, что мы хотим познать как целого, столкновение двух целых – внутреннего и внешнего. Столкновение даст нам в десять тысяч раз больше и быстрее информации, чем обычные установки. Это очень редкое состояние для необученных людей, оно обычно связано с какой-нибудь экстремальной ситуацией.
   Значит, наша задача состоит в том, чтобы сформировать новую установку: научиться радоваться препятствиям? Людей не призывают быть мазохистами, нет, «радоваться» в данном случае означает «включиться». Включиться, включить механизм переживания. Не эмоций, потому что эмоции неуправляемы принципиально, эмоции – это простая реакция на избыток или недостаток реальной информации по отношению к прогнозу. Не переживания в том аспекте, о котором говорит Ф. Е. Василюк, так как он говорит о том, что реально случается. Он тоже берет реакцию, но реакцию более объемную: мир – мир. И не просто установки, которые мы не знаем в большинстве случаев, которые могут быть жесткие, гибкие, меняться с течением жизни или не меняться. Речь идет о сознательной включенности, то есть «будьте, как дети, но не будьте детьми».
   Итак, что необходимо иметь в виду, чтобы использовать переживание как способ познания.
   Переживание – это столкновение двух миров: внутреннего мира человека и внешнего по отношению к нему миру наличной ситуации.
   Расход ресурса ограничивается не нашими желаниями и не нашим выбором, а нашими неосознаваемыми установками, что мы можем, а что не можем.
   Эмоции никакого отношения к переживанию не имеют. Поэтому при переживании человек может выглядеть очень бесстрастно.
   Переживание дает нам возможность получать и обрабатывать огромное количество информации в единицу времени – принято считать со времен еще эмпирических исследований в пределе десять тысяч раз по отношению к нашему так называемому нормальному состоянию. И все призывы в эзотерических текстах проснуться относятся к использованию возможностей качественной стороны сознания, к такому способу восприятия и обработки информации, который связан с переживанием.
   Переживание – это воспоминание, только уже взрослого человека, интеллектуальное осмысление того состояния, в котором он находился, когда был младенцем. Но это не «назад в детство», а это «вперед, к переживанию».
   Таким образом, любовь в понятии духовном (в отличие от влечения, которое лежит в основе обычной человеческой любви) – это взаимоотношение, которое возникает в результате того, что люди восприняли друг друга через переживание. Не зря во всех учебниках, во всех рекомендациях по поддержанию отношений написано: любые переживания сближают, независимо от того, положительные это так называемые переживания или отрицательные так называемые переживания, они сближают.
   А с точки зрения энергетической переживание порождает то, что мы называем резонансом. Как принципиально иное отношение между человеком в его субъективности и всем остальным миром.

Переживи свое событие

   Примером такого иного отношения может служить разница во времени проживания. Сколько человек живет «на самом деле»? И как это измерить? Понятно, что конвенциональное время здесь не подходит. То, что показывают часы, – это нулевая функция социума, то есть аспект координации, для того чтобы синхронизировать деятельность большого количества людей, производств и так далее. Индивидуальное время, единица индивидуального времени… Я предлагаю в качестве такой индивидуальной единицы событие.
   Красивое русское слово «со-бытие», с бытием. Почему я предлагаю именно это? Психологически это и есть единица времени. Не зря иногда нам кажется, что время тянется, тянется, тянется и ничего не происходит, а иногда – что время мчится, мчится, мчится и много-много чего случается.
   Определим, что такое событие. На режиссерском языке при анализе пьесы как некоторого отрезка жизни некоторых людей событием считается факт, который изменяет поведение людей, присутствовавших при этом факте. Не всякий факт есть событие. Событие обязательно влечет за собой изменение. И это изменение поведения меняет ситуацию. Ситуация – это единица субъективного пространства. Есть длинные, долговременные, длящиеся ситуации, кратковременные ситуации и ситуации, так сказать возникающие и исчезающие почти сразу. Это зависит от силы события. А чем измеряется сила события? Тем, на сколько, условно говоря, градусов изменилась линия вашего поведения.

   Таким образом, когда мы говорим об индивидуальной жизни, мы говорим о ситуациях, которые являются пространством в жизни, и о событиях, которые являются единицей времени жизни.
   События и ситуации могут быть внешние и внутренние. Два параллельных потока:
   • ваша внутренняя жизнь (иногда, или часто, или полностью совпадающая с внешней);
   • внешняя жизнь, внешние события, внешние ситуации.
   Не всякий даже грандиозный факт является событием. Внешняя жизнь может быть бурная, кто-то у кого-то выиграл в футбол, кто-то кому-то проиграл, один курс валюты падает, другой поднимается, политик проиграл, политик выиграл, кого-то арестовали, а кого-то наоборот, кто-то дал взятку, кто-то взял взятку – это все факты. Благодаря средствам массовой информации количество внешних фактов, достигающих нашего внимания, растет не по дням, а по часам. И даже те, кто принципиально не смотрит телевизор, не читает газет и журналов, все равно слышат – и слышат и видят очень много.
   Но индивидуальное время не зависит от обилия фактов. Индивидуальное время зависит только от таких фактов, которые меняют линию поведения и порождают, соответственно, новую ситуацию, – от количества событий.
   Есть люди, которые думают, что есть первичное событие: я родился, и есть конечное событие: я умер. Они полагают, что жизнь – это ситуация, ограниченная двумя такими событиями. И многим почти удается прожить в этой единственной ситуации, игнорируя все факты, которые могли бы изменить линию их поведения. А поскольку нас приучают думать и оценивать не на языке пространства-времени, а на языке целей и их достижения, возникает такой знаменитый фантом, которого ни в объективной, ни в психологической реальности нет, но как фантом существует – он называется линия жизни.
   Представьте реальную нашу жизнь. У нас есть линия поведения, связанная с одними, другими, третьими обстоятельствами нашей жизни. На этих линиях возникают события, которые чаще всего мы рассматриваем как катастрофу, линии изменяют свое направление, перепутываются. Ведь события происходят параллельно: в личной жизни одно, на службе другое, в дружбе третье… Что получается? Броуновское движение. Даже линию поведения как таковую можно вычертить только условно, проанализировав и усреднив общее направление. А общее направление одно: от рождения к смерти. Поэтому появляется некий такой подсознательный фатализм, потому что больше общего направления нет.
   Возникла цель, жажда обладать чем-то – поведение более или менее выпрямилось, подчинилось, сгруппировалось по отношению к этой цели, цель достигнута – и все сначала. Так постепенно нас дрессируют не видеть хаоса своей собственной жизни, прячась за шоры целей. Но, к сожалению, и здесь не очень получается, потому что целей тоже некоторое количество. Тогда нам говорят: есть иерархия – сначала вот это, потом вот это, потом вот это… Это уже получается технология: цель превращается в средство, в ступеньку к достижению основной так называемой цели.
   Описать это как целое можно только между двумя событиями – между рождением и смертью. Между ними жизнь распадается на фрагменты. А если жизнь распадается на фрагменты, то линия жизни – это такая огромная иллюзия, фантом, который нам позволяет думать: «Я все-таки куда-то двигаюсь».
   Что это дает социуму, социальной жизни? Это дает возможность провоцировать человека присоединиться к линии какой-нибудь общественной силы: партии ли, движения ли, что там у нас еще есть? Там есть линия, простая как правда: мы победим, мы заработаем больше всех, наш товар самый лучший… Имеет это отношение к индивидуальной жизни? Нет. Это очень эффективный способ отождествления с Мы, при котором индивидуальное нивелируется.
   Тогда остается что? Частная жизнь. Частная жизнь при ближайшем рассмотрении состоит из хаоса желаний: и этого хочется, и этого…
   Интимная жизнь. Никто не знает, что это такое, почти. Пикаперы говорят: главное – закадрить, а там посмотрим. Девушки говорят: главное, чтобы то же самое – закадрить, а там посмотрим. Интимные контакты делятся всего на две категории: бесплатные и за деньги… Здесь тоже как-то с линией жизни не получается.
   Однако мы хотим как-то ориентироваться в этом пространстве своей жизни, в этой большой ситуации. Разумно это – ориентироваться, и хочется ориентироваться не только в социальной среде, но и в собственном своем внутреннем и внешнем.
   Отказываемся от понятия линия жизни. Какое понятие можно предложить? Сцепление событий. У В. Шкловского есть такая замечательная работа «Теория прозы», где он вводит определение: «роман как сцепление событий». Потрясающий способ анализа жизни внутри пространства художественного произведения. Художественное произведение от жизненного отличается только одним – большей концентрацией событий. Поэтому там так интересно. Смотришь кино – интересно! Потому что события происходят часто и все меняется… Динамика! В жизни то же самое, только растянуто не на одну серию и даже не на десять, а на всю жизнь. Разведите фильм на сорок лет, и вы поймете, чем отличается художественное произведение от нашей обычной, так называемой обычной, так называемой повседневной жизни.
   Если ретроспективно взять какой-то отрезок конвенционального времени: год, пару лет – и посмотреть на него с точки зрения сцепления событий, что мы увидим? Посмотрим, сколько было событий, сколько раз происходило нечто, что меняло мою линию поведения.
   Например, внешние. Были ли события внешние, которые изменили линию моего поведения? Ну если никого не арестовывали, не заключали под стражу и не приговаривали к тюремному заключению, то смена места работы еще, может быть, изменила линию поведения, а может, и нет. Выясняется, что внешних событий с этой точки зрения очень мало. А если событий мало, то ситуации длятся очень долго. А человеку кажется, что он меняется, все вокруг меняется, новая жизнь началась, – а это все одна и та же ситуация. Вот почему все плачут – скучно, событий нет.
   Но это же естественно. Одна из основных целей социального управления поведением людей – стабильность, предсказуемость, отождествление с конкретной системой ценностей. Какие события? Где-то там какое-то светлое будущее впереди, но это ж впереди, а сегодня-то у нас все по-прежнему.
   Поэтому событие реальное внешнее, как правило, мы воспринимаем как вынужденную катастрофу: я вынужден изменить свою линию поведения. Но если мы относимся к жизни своей хотя бы как к некоторому тексту, пытаемся не просто жить, а иметь какую-то обратную связь о своей деятельности: сделал – получил обратную связь, – то тогда мы можем даже это небольшое количество событий рассмотреть как некую систему.
   Отфиксировав изменения в своей жизни, человек может оглянуться и понять, какое событие изменило его поведение. Хаотичность жизни проистекает из того, что человек не знает, в какой ситуации находится, какое событие ее породило, это его ситуация или он в чужой участвует. Очень часто человек принимает за свое – чужое. Чье-то событие вовлекло его в какую-то ситуацию, она чужая, это не его событие. Он просто участник. И хорошо, и участвуй на здоровье, если не нравится – выйди. Но человек не осознает, где он. Начинает в чужой ситуации пытаться вести себя как в своей, возникает конфронтация, борьба автора ситуации за свое… Мой мастер, он на своем народном языке учил так, он говорил: «Всегда нужно знать, кто причина». Чья ситуация, в которой ты находишься? Кто причина? В чужой ситуации – это одно, а в своей – это совсем другое. Из своей выйти невозможно, пока она не исчерпается и не возникнет новое событие, а из чужой-то всегда можно выйти. Даже если зашел случайно, можно сказать: «Извини, я ошибся», – и выйти.
   Очень часто человек в своих ситуациях не проявляет такой бурной активности, как в чужих. Потому что подсознательно знает, что ни за что в итоге здесь не отвечает.
   Если вы выбираете событие как единицу времени, у вас строится схема: исходное событие, ситуация, новое событие. Если вы выбираете конвенциональное время, то у вас получается столько-то часов, столько-то дней, столько-то месяцев.
   Жизнь – это ситуации, порожденные сцеплением событий. Траектория жизни описывается сцеплением событий. Но в каждый отдельный момент мы здесь и сейчас, в данной ситуации. Чтобы реализовать красивый лозунг: быть здесь и сейчас, – практически необходимо мыслить ситуационно, иначе интерпретации возможны всякие, в основном неадекватные.

Настоящее, прошлое, будущее

   Чем жестче социальное структурирование, тем меньше событий в индивидуальной жизни. Чем организованнее социум, чем он стабильнее, чем он жестче по требованиям, по плюс– и минус-подкреплениям, тем меньше событий индивидуальной жизни, а значит, время исчезает, остаются только часы. Поскольку конвенциональное время, как мы выяснили, – это нулевое, аспект координации, синхронизация наших действий, то время индивидуальной жизни исчезает.
   Чем меньше событий, тем труднее проследить их сцепление и понять, что вот это событие связано с предыдущим событием вот такой-то вот связью. Но еще труднее понять, что произошло цунами в Индонезии и в результате этого мой партнер кинул меня на пятьдесят тысяч. Слишком обширное сцепление событий надо увидеть как целое.
   Нам трудно в это поверить. Выслушать мы можем, сделать вид, что согласны, тоже можем, но поверить в то, что сказанная мною в прошлом месяце в конкретной ситуации фраза через месяц привела к тому, что у меня случилась такая (с моей субъективной точки зрения) большая неприятность… В это поверить, пока не проведут и не покажут, почти невозможно. И даже когда показывают, первое, что забывается, – это сцепление событий.
   Почему? Потому что никто не сознается, что это он раздавил бабочку и из-за этого вместо демократии наступил фашизм через пять тысяч лет. А как самому себе сознаться, что ты полтора месяца тому назад сказал, а сейчас это тебе обернулось? И даже если человек, который не находится в твоей ситуации, то есть может видеть ее, тебе показывает, как это произошло, то сначала это большая неожиданность, потом отрицание, потом вытеснение… Есть же линия жизни – это судьба! Это судьба! Как удобно: это судьба!
   Настоящее, прошлое, будущее – существуют ли они? Разные люди ответят по-разному. При нашем подходе мы можем выделить три категории людей по тому, как они относятся к неизвестному, то есть к будущему.
   Есть люди, которые отмечают в мире высоковероятные события и, соответственно, живут среди них. У них время выстроено циклами: прошлое и будущее повторяются, меняясь местами в течение цикла.
   Есть люди, которые воспринимают время как некий самоорганизующийся хаос.
   И есть предложение от технологического подхода, который приняли мы с вами, – воспринимать будущее как пространство выборов, которое отграничено нашими отношениями с реальностью, то есть данностью, человеком как таковым. При таком способе познания будущего человек ориентирован на самореализацию. Он накладывает свои цели на пространство выборов будущего каждый момент времени настоящего с помощью создания систем требований, соответствий, ожиданий, для неизвестного.
   Получается, когда мы не раскидываем сеть наших целей в неизвестном, будущего не существует. А что такое цели, поставленные в неизвестном, – это стратегия внешней и внутренней жизни, которая диктуется намерением. Это стратегия формирования событий собственной жизни. Событий, переживаний и, соответственно, проживания.
   Мы предлагаем сидеть за рулем своей машины жизни, тогда все время что-то идет навстречу. Жизнь дает все новые возможности. И не сажать за руль судьбу, карму и т. д., и, сидя в комфорте на заднем сиденье, смотреть назад, наблюдать, как все уходит – жизнь забирает, забирает…

Проживание как сцепление событий

   Мы читаем замечательные призывы и пожелания жить сознательной жизнью, проснуться, вспомнить, но ничего не происходит, это не становится событием нашей индивидуальной жизни. По одной простой причине, если принять эту концепцию, то уже ничего нельзя ляпнуть, если ляпнул, то придется принять последствия. Так встает с другой стороны все тот же вопрос: а хочет ли человек быть собою, а не прятаться в Мы?Выясняется, что не очень хочет, потому что личная ответственность воспринимается как система наказания, не как личная, а как требуемая извне.
   Посыл в том, чтобы быть ответственным потому, что это личное намерение, а не потому, что так велели, рекомендовали, или там шеф так сказал, господь бог так распорядился, – нет, просто потому что личное! Он может возникнуть только в связи с иным видением своей собственной жизни.
   Границы любой ситуации – это два события: исходное событие, которое породило эту ситуацию, и конечное событие, которое изменило эту ситуацию на другую. Вы родились – это породило ситуацию вашей жизни, вы умерли – закрылась ситуация. Дальше новая ситуация – мир без вас.

   Также можно отнестись к внутренним ситуациям и к внутренним событиям. Возьмем знаменитый призыв: человек должен развиваться, совершенствоваться, самосовершенствоваться… Что это означает? Что такое «развиваться»? Это значит изменяться. А что означает измениться? Это значит изменить одну ситуацию на другую. А как изменить одну ситуацию на другую? Должно произойти определенное событие.
   Теперь посмотрим на так называемый внутренний мир. У большинства цивилизованных людей внутри джунгли. Где там исходное событие? Теоретически исходное событие внутренней жизни – это ваше первое воспоминание о себе. Когда вы первый раз вспомнили себя, то есть «я – это не то, что другие; то, что во мне, – это не то, что снаружи», – когда вы это первый раз пережили, если это уже случилось, то это исходное событие внутренней жизни.
   Но если это случилось один-единственный раз и пока больше вас не тревожило, то никакого развития за это время не произошло, ситуация все та же. Если вы за это время забыли про себя внутреннего, то это второе событие. Вы как внутренний человек уже умерли. Сейчас пока у вас фаза отсутствия, или, красиво говоря, вы заснули. В следующий раз, когда вы проснетесь, это будет следующее воплощение. А теперь представьте, что ваша внутренняя жизнь настолько незабываемая для вас, что каждое утро – это новое воплощение в мире внутренней жизни.
   Внутренний мир гораздо пластичнее внешнего. Он менее достижим для давления внешних, особенно социальных обстоятельств. Внутренний мир подчинен вам гораздо больше, чем внешняя жизнь. Изменения, в нем происходящие, совсем не обязательно заметны для окружающих. А это означает, что время внутренней жизни и пространство внутренней жизни может быть действительно вашим временем бытия, индивидуальным временем проживания.
   Мы имеем возможность заполнить свою внутреннюю жизнь таким количеством событий, которое наше внутреннее время может довести в пределе, сегодня известном, до десяти тысяч единиц по отношению к конвенциональному времени. Теоретически на базе сегодняшних знаний о деятельности мозга и на базе того, что мы можем прочитать в экспериментальной психологии древних и не совсем древних, десять тысяч событий с секунду – это наш ресурс времени проживания.
   Повседневная жизнь настолько проста, что никаких таких особых способностей от человека не требует, поэтому время от времени всплывает эта тема в средствах массовой информации: «Что делать людям с выдающимися способностями?» Не нужны они. Ни человек, который умеет считать со скоростью компьютера, ни человек, который приклеивает себе на грудь двести килограммов, как живой магнит, – не нужны. В цирке и то уже вакансий нет на эту тему, так уже конкурс…
   А для внутренней жизни все это нужно, чтобы жить максимально интересно и содержательно внутри себя.
   Внешний и внутренний хронотопы могут принципиально не совпадать. И при этом адекватность не препятствует реализации, а реализация не препятствует адекватности. Это основа эффектологии, от слова «эффективность» а не «эффектно». Работая над пространством-временем своей внутренней, субъективной реальности, мы увеличиваем объем проживания, что, естественно, повышает мотивацию самореализации. Потому что внутри много, хочется это объективизировать, вынести наружу… Переполненность внутренняя совершенно не мешает адекватности самореализации, то есть ее внятности, членораздельности, дикции поведения и так далее.
   Если правильно выбрать, правильно, в смысле технологически удобно, единицу времени персональной жизни, то у вас появляется не фантом линии жизни, а динамика: событие порождает ситуацию, событие закрывает ситуацию, порождает новую ситуацию – сцепление событий. Воспринимая так пространство-время своей индивидуальной жизни, вы для себя самого становитесь провидцем и прорицателем. Вы не придумываете – вы видите, куда движется ваша жизнь, еще раньше, чем это произойдет, и поэтому можете влиять, изменив сцепление событий, изменив ситуацию, породить событие, которое изменит ситуацию, если она вас не устраивает. Научившись видеть ситуации и сцепления событий, вы получаете возможность видеть структуру своего пребывания в мире и влиять на нее.

Баланс внешнего и внутреннего

   Ключевые моменты: ситуация, проживание переживанием и реализация, эффективность. При таком подходе мы можем позволить большему количество фактов стать событиями. Раз мы исчерпали ситуацию в проживании, значит, можно позволить произойти новому событию, которое породит новую ситуацию.
   Поскольку реализация во внешней реальности займет несколько больше времени, во внутренней реальности накапливаются нереализованные ситуации, пережитые, но не реализованные вовне. А обязательно ли все внутренние ситуации реализовывать? Если у вас есть такая ценность по отношению к жизни: нечто нужное для себя самого и только, – то необязательно. Проживание переживанием внутренней ситуации – достаточный уровень реализации для себя: в себе самом для себя бытие. Так появляется возможность иметь факт своего пребывания в мире как самоценный.
   Какая в этом опасность с точки зрения социума? Опасность в том, что человек уйдет во внутреннюю эмиграцию, а внешнюю жизнь сведет к минимально необходимому для поддержания штанов уровню. Но чтобы ситуация была, нужно как минимум исходное событие, нужен некий факт, изменяющий линию поведения. Если баланс внешнего и внутреннего значительно нарушается в сторону внутреннего, то количество фактов, имеющих шанс стать событиями, тоже резко уменьшается.
   Опыты сенсорной депривации показали, что для подавляющего большинства людей минимизированное до предела количество внешних раздражителей (фактов реальности, которые он может психологически зафиксировать) приводит к деструкции внутреннего мира. В нем начинается хаос. Все останавливается, время исчезает, ситуации нет – хаос.
   Поэтому баланс внешнего и внутреннего – вещь совершенно необходимая и для эффективности, и для развитой внутренней жизни, и для внешней реализации. Красиво говоря, человек – как птица в полете: одно крыло в субъективном мире, другое в объективном – а он сам есть то, что их соединяет.
   Почему произведения искусства влияют, но не учат? Почему волшебная сила искусства, изменяющая жизнь людей, скорее выдумка, чем реальность? Представьте себе, что некое событие искусства: спектакль, симфония, картина, поэма – стали бы событием для вас. Какую бы ситуацию это породило? Ситуацию конфликта между идеальным и реальным. Потому что хронотоп произведения искусства искусствен по определению, искусно сделан. Он насыщен событиями, насыщен возникающими и реализующими себя ситуациями, поэтому за короткий промежуток времени контакта с этим произведением искусства вы проживаете на эстетическом уровне огромную жизнь. Огромную по отношению к обычному уровню проживания. И если это событие, вы хотите его же, но уже вне искусства. А вне искусства не получается.
   Поэтому искусство не учит. Оно дает возможность попробовать переживание как таковое. Если вы относитесь к искусству не как к наставнику, а как к подсказке, то оно может помочь включиться той части вашего сознания, которая непосредственно связана с душой, чувствилищем, вместилищем и которая работает на языке переживания. А переживание очень эффективная вещь и во внутреннем, и, как следствие, во внешнем мире.
   Внешняя ситуация может быть вами осознана как ситуация, дальше прожита, пережита, реализована внутри, дальше у вас может возникнуть потребность реализовать ее и снаружи, что займет больше времени конвенционального, но гораздо меньше, чем у других. На ту же самую ситуацию вам потребуется в три, в четыре как минимум раза меньше времени, энергии, сил, чем человеку, который не прожил ее внутри как ситуацию.
   И есть внутренние ситуации, которые не требуют реализации и от этого не теряют своей ценности, потому что это ситуации внутренней интимной жизни, то есть жизни, не предназначенной ни для кого, кроме себя. В себе самом для себя бытие. Оно тоже имеет ценность, но ценность единичную. Потом внутренние ситуации, прожитые, могут быть выражены в произведении искусства, реализованы в сублимированной форме.
   Важная деталь здесь одна: является ли ваша внутренняя жизнь для вас самоценной? Не как прилагательное к внешней жизни. Вы сами для себя ценность? И в то же время не нарушаете ли вы баланс во взаимоотношениях с другими, есть ли в вас благодарность другим, потому что без них вы не могли бы существовать. Внешняя жизнь – это благодарность за самоценность внутренней жизни. Баланс позволяет существовать параллельности этих двух потоков: потока внешней жизни и потока внутренней жизни.

Ключ: Резонанс и включение

Включение в пространство

   Тайна реального действия состоит в том, что оно совершается реальностью. Человек здесь вообще, строго говоря, при реальности. Значит, от того, какие у него отношения с реальностью, такие и совершаются реальностью действия.
   Мы живем в таком человеческом, социальном мире, в котором непосредственная реальность как бы отсутствует. В котором все сделано, придумано, согласовано, оговорено, в котором все ясно, понятно, с детства обучают, что хорошо, что плохо, что выгодно, что невыгодно, как надо, как не надо и даже что такое приятно и что такое неприятно. Поэтому мы не в состоянии определить, чего хочет наш организм, хотя у организма есть потрясающий критерий: приятно – неприятно. Если приятно – это то, что надо, если неприятно – это не то. А нам сразу говорят: неприятно, но силу воли надо проявить. Мы на силу воли опираемся, то есть на насилие. И само слово «реальность», оно как бы потеряло свой объем. Но иногда случаются катастрофы, которые заставляют нас, людей, вспомнить о реальности как таковой.
   Так где же мы с вами живем? Конечно же, не в реальности. Человек не в состоянии без спецподготовки жить в реальности. Он живет в сделанном и выдуманном, и это сделанное и выдуманное – очень маленькое. Мало того, в сознании у человека поставлены сложные ограничители, охранные системы, чтобы даже в сознании человек вдруг случайно не оказался в реальности.
   С одной стороны, время от времени случаются проблески, связанные с пониманием, что наше делание – иллюзия, поскольку логически корректно мы сами – часть реальности, наше сознание – часть реальности, а с другой стороны, жить-то надо. И мы как-то живем.

Энергия того, во что включен

   Энергия жизненная, ее количество и качество зависят от того, во что человек включен, что он пережил – не познал рационально, а пережил как большее целое, частью которого он является. Это целое и есть источник энергии для человека.
   Мы живем в мире все более индивидуалистическом, с одной стороны, а с другой стороны, все более жестко социально организованном. Все больше социальных структур, в которые человек вписан и которые обладают очень жесткими системами требований, ожиданий и соответствий. И мы давно не ощущаем себя частью чего-либо. Многие из нас. Как переживание.
   Но у человека всегда есть возможность обрести веру, но в данном случае я говорю о вере не в религиозном смысле, я говорю о вере как переживании себя частью чего-то большего. Нельзя пережить «мы – часть Вселенной!». Мы – это уже… мы. Нет, ситуация должна быть иная: вот я, и вот это большее, во что я включен, – только так можно пережить. Включение и дает человеку индивидуальный источник энергии.
   Но если человек никогда не попадал в ситуацию переживания, то есть эта часть сознания у него не задействована, он не может обрести включенность. Как же активизировать свою способность к переживанию?
   Есть целая область человеческой деятельности на протяжении всей почти истории существования человечества как рода, которая посвящена и базируется именно на переживании, – это искусство. Как же этим воспользоваться? Для этого нужно воспитать в себе способность впускать в себя, в свое внутреннее пространство или самому входить в пространство произведения искусства, построенного как свидетельство мира через переживание. Наиболее доступна в этом смысле классическая музыка: Ф. Бетховен, И. С. Бах, А. Моцарт – примеры такого искусства, где еще рациональное не стало подменять переживание.
   В определенном смысле в нашем контексте мы можем сказать, что искусство для того и существует на протяжении всей истории человечества, чтобы сохранился шанс однажды войти в пространство переживания и ощутить другие отношения с реальностью. Не на основе привычного псевдодумания или даже истинного думания, без сравнения и оценок, а на основе непосредственного восприятия. Непосредственного субъективного, единичного переживания, видения, слышания и так далее, не переводимого впрямую на язык для других.
   В этом переживании человек обретает смысл своей единичности, своей штучности. Он переживает себя как событие. Тогда возможно и переживание своей включенности в то, с чем со-бытийствуешь. Это не обязательно космос, абсолют, реальность как таковая, это может быть включенность в то, что сейчас называют эгрегор, некую идею, можно пережить себя частью человечества как рода, можно пережить себя как часть поколения определенного. Есть люди, которые ощущали себя частью всех, кто был репрессирован, кто был замучен, а они выжили, и они пережили себя частью этого огромного множества. Вся энергия, которая за ними, она реализовывалась, несмотря ни на какие препятствия.
   Когда мы говорим о включенности, что мешает больше всего? Страх перед самим собой. Не перед бесконечностью – перед самим собой. Почему? Потому что после этого невозможно вытеснить, что ты такой – один и что ты не сможешь никогда полностью перевести свое субъективное в объективное. Абсолютное взаимопонимание – тоже иллюзия, мотивирующая, но иллюзия. Так и получается, что, с одной стороны, прекрасно подключиться к источнику энергии, а с другой – это же одиночество, это же мой источник. Да, я могу делиться, я могу построить мотивацию, делиться этой энергией с людьми, служить людям во имя чего-то там, но они не могут присоединиться.
   И здесь мы логически возвращаемся к вопросу: Я и Мы. Пытаясь претендовать на все более и более значимое положение в мире (не в социуме, а в мире), человек все более обостряет в себе самом противоречие между Я и Мы.

Резонанс – способность плоти

   Есть в изделии homo sapiens совершенно ненужная вещь. Но невозможно ее выкинуть, потому что изделие не получится, живым во всяком случае. И так ее по привычке вставляют. Эта вещь, свойство – межклеточный резонанс, – это свойство живого. Если мы хотим иметь живого человека, а не робота, нужно, чтобы были живые клетки, а живые клетки взаимодействуют между собой по принципу межклеточного резонанса. Эта штуковина – человек как изделие, воплощенность, поскольку она живая, резонирует с потоком реальности. Энергоинформационные модуляции поступают в мозг и в базовую память, которая ничего не отменяет и не выбрасывает, а только накапливает слой за слоем. И есть какой-то начальный момент, когда вокруг этого факта резонирования по принципу подобия собирается некий объем информационный. Станислав Гроф это назвал СКО – системой конденсированного опыта. Память существует не в виде мусора во Вселенной, а в виде объемов…
   Вся энергия вокруг нас, внутри нас – модулирована. Независимо от того, какой частоты эта модуляция, она модулирована, она информационно содержательна. Если у нас есть дешифратор, мы можем перевести эту информацию на любой другой язык: визуальный, аудиальный, тактильный и т. д.
   СКО, связанную с информацией, поступающей через плоть (клетки, межклеточный резонанс), древние называли «душа» и говорили, что она от Бога. Действительно, так оно и есть. Потому что это система взаимодействия человека и реальности, потому что вся реальность пронизана вибрациями, и в этом смысле и свет далеких звезд тоже на нас действует. Строго говоря, не действует, а взаимодействует с нами. И колебания электронных облачков – тоже, и солнечная активность, и все остальное, что есть. Внешняя и внутренняя реальность соразмерны благодаря наличию такой штуковины, которую пока не знают, как назвать научно, но лучше всего ее называли на старорусском языке: «чувствилище», «вместилище».
   Проблема только в одном: как дешифровать эту модулированную энергию, как извлечь из нее информацию?
   Что у нас получается? Есть энергия. Энергия – это качество реальности – это энергия реальности. Дальше – энергия живого, которая конкретно, непосредственно наша, пока мы живы. Дальше – это энергия внутреннего человека. И дальше – это энергия личности.
   Вот мы и нашли в этом изделии лишнюю деталь, не имеющую отношения к личности. Она входит в состав изделия, но поскольку личность ограничена возможностями конвенциального языка, пришлось для этого найти другое обозначение, отдельное. Это отдельное обозначение – сущность. Но сущность, чтобы она стала частью нашего самосознания, чтобы это было мое, требует другого Я, объемного Я, потому что центр сущности нигде, то бишь везде. Потому что сущность – это пространство. И в этом смысле сущность наиболее адекватна для работы с базовой памятью. Базовая память – это тоже пространство, и, соответственно, у нас есть возможность восприятия сознания как пространства через сущность, как представленности души в пространстве сознания.
   Кроме мышления, разума, интеллекта, базовой памяти, появляется то, в чем это все находится. В пространстве сознания. Вот мы и вышли на ключевую потерю, чем мы заплатили за цивилизацию. Тем, что нам осталось количество, а качество ушло. Все, что имеет связь непосредственно с реальностью, а есть единственный способ этих непосредственных отношений – через резонанс, то есть через плоть и ее представленность в психоэмоциональной сфере – душу, все, что непосредственно связано с реальностью, не может существовать на территории. Для жизни этому требуется пространство, нечто объемное. Так, интеллект, субъект, сущность развиваются именно в пространстве – в пространстве сознания. Просто потому, что только в пространстве возможно увидеть и использовать такое средство описания реальности, как качество.
   Личность мыслить качеством не может, ее инструмент – слова, то есть точки на территории. Точка – символ единицы, и мы опять теряем такое качество реальности, как пустота (ноль), и сбиваемся на монитор отклонения, ставя себя в центр мира и оценивая мир, реальность относительно себя. А дальше арифметика, высшая математика – все это количество. Формальная логика оперирования количеством и так далее. Мы живем, мыслим количеством. Но есть граница количественного сознания – это понятие о нечетких множествах. Я-точка за эти границы видеть не может, не может помыслить за них.
   А качество – это пространство сознания с пространственным Я. Объем. Объем – не число. Тем более что это объем с невыраженными границами. Только резонанс с объемом пространства позволяет выявить качественную определенность данного объема. Резонанс дает возможность оперировать объемами реальности. Резонанс – это и есть путь к включению качественной стороны сознания.

Что такое быть включенным?

   Изначально, априори мы выключены из пространства, выключены в смысле самоосознавания, конечно, не фактически; фактически куда мы из него денемся! Вся Вселенная в пространстве. А уж мы тем более. Но мы этого не осознаем. Мы осознаем себя на плоскости, на поверхности. Но в силу того, что рефлексия становится все более развитой и с развитием цивилизации становится все более массово доступной по производственной необходимости, мы можем рационализировать настолько, насколько это доступно, сам путь к этому объемному восприятию, объемному мышлению и к этому самому понятию включенности в объем.
   Для этого нам нужно утвердиться в том, что я как объект для самого себя являюсь пространственным объектом – не только пространство сознания, но и все остальное, вся данность, сделанность, явленность, воплощенность – это тоже пространственный объект. Делается это через такую способность человека, как рефлексия. Поскольку рефлексия возможна для нас только потому, что мы можем отделить рефлексирующее Я от всей остальной своей содержательности, то рефлексия – это невключенный наблюдатель, он как бы и не является частью нас, это нечто, с помощью чего мы можем на себя посмотреть.
   Когда мы смотрим на себя как на объект, что мы фиксируем? Мы фиксируем некоторую вещь, ограниченную поверхностью опять же. Образно это всегда называлось куклой.
   Мы пространственно соприкасаемся друг с другом и с другими объектами в этом мире гораздо чаще, чем отмечаем, но в силу того, что наша приемно-передающая аппаратура не настроена на эти «внетелесные» восприятия, то отсекаем все слабые сигналы о взаимодействии. Как вы знаете, человек может отсечь даже сильные взаимодействия, допустим, не ощутить прикосновение к себе, к телу непосредственно, к поверхности кожи, а уж слабые в большинстве случаев просто не существуют. Потому что нам это неинтересно.
   Мы инстинктивно, социально инстинктивно, ни во что не включаемся. Это редчайший случай, когда в силу каких-то причин мы во что-то входим, а так все время за заборчиком. Потому что включение человек воспринимает как покушение на целостность вещи под названием Я-такой. Ведь если расширить границы восприятия, то мы сразу лишаемся образа себя, привычного как для себя, так и для других. Кажется, если кто-то вдруг не только услышит, что я говорю, или увидит мое лицо, но еще и почувствует, ощутит, как изменяется мое энергетическое состояние, то я потеряю внушаемый собой образ. Лишусь защиты. Лишусь собственной индивидуальности, которую создает мой образ себя для других и себя для себя тоже.
   Страх включенности, страх раствориться передается по наследству с тех еще времен, когда человек пережил ужас своей отделенности. Когда-то возникло это осознание: вот я, а все остальное – не я. Представляете, какой ужас, сколько наших предков сошло с ума, первых-то мыслящих, не выдержав этого, пока люди научились строить защиты, вытеснение, замещение, чтобы об этом актуально не помнить.
   Но есть прогрессивный способ снятия этого напряжения, этот прогрессивный способ и называется «я как пространство в пространстве». Все остальное – не я, но поскольку у пространственных объектов четко очерченных границ нет, в пространстве существуют такие связи, которые на уровне вещь – вещь не фиксируются. Если вы формируете восприятие самого себя как пространства в пространстве, то в значительной степени блокируете страх, связанный с ужасом отделенности. При этом вы ощущаете внезапный приступ свободы. Оказывается, несвобода связана с огромным количеством механизмов изоляции первичного переживания своей отделенности.

   Самый прогрессивный способ в этом случае – это, используя рефлексию, перестроить восприятие самого себя. Перестроить и привыкнуть к этому, так чтобы это стало таким же само собой разумеющимся, как сейчас само собой разумеется, что Я-кукла.
   Как полюбить по заданию? Очень просто. Я, пространство в пространстве, я другого человека воспринимаю как пространство в пространстве, я его впускаю в себя. Все, вот и любовь – снятие дистанции. И когда мы читаем во всяких экзотических текстах о вселенской любви, о божеской любви, мы читаем о том, как человек, воспринимая себя пространством в пространстве, в свое пространство впускает все остальное. Так возникает резонанс между субъективным и объективным – снимается противопоставление субъекта и объекта. «Когда из двух вы станете одним…»
   Есть всеобщее одно на свете, во всяком случае, в нашей культуре нет другого такого, всеобщее одно – это пространство. Во всех языках мира, у всего человечества пространство – одно, а все остальное – это его объемы, вычлененные мысленно, воображением. Но само пространство как таковое – одно, это не целое, состоящее из множества частей, это простое одно.
   Нет ничего проще в человеческой культуре, чем понятие «пространство». Оно одно. Все, вся Вселенная, как внутренняя, так и внешняя, находится где? В пространстве.
   Парадокс состоит в том, что вся система социализации, обучения абсолютно не акцентирует внимание на этом. Потому что из этого ничего нельзя сделать. Социальная реальность – сделанная вещь. Что можно сделать из пространства? Только выгородить некоторый объем, и все.
   Но рефлексия позволяет нам оперировать в пространстве и быть включенным в тот или иной объем пространства, что дает безграничные в буквальном смысле этого слова возможности для самореализации.
   Вы заинтересовались искусством, формируете объем, входите в него, оглядываетесь и понимаете, что во всем этом пространстве вас привлекает живопись. Вы формируете меньший объем – живопись, включаетесь в него, входите, сливаетесь своим объемом с этим объемом, в результате при соответствующем намерении, то есть мотивации, вы можете стать художником и реализовывать себя в этом качестве. Помните дзенское понятие «мастерство без мастерства»?
   При строительстве субъекта завершающим этапом является включение в индивидуальный источник энергии, независимый от Мы. Как видите, включать и выключать – это навык, который нам всем нужен. Почему нас всех этому не учат?

Напоминание о Большом целом

   С помощью качественной стороны сознания и метода квадрата аспектов мы можем создать объемное описание реальности. Чтобы представлять себе, помыслить предельный объем, в который можно включиться.
   Эта структура сама по себе не существует, мы ей придаем статус существования. Она называется структура целого – базовая гиперструктура описания мира – «Большое целое». Так выглядит целое, если его изобразить на плоскости. Все части целого равнозначны, одномоментны и взаимообусловлены.
   Начинаем заполнять эту структуру. Берем четыре качества: вечность, бесконечность, бытие, энергия. Здесь слова обозначают некие качества, а не измерения, не количества.
   Что здесь важно? Вы читаете или произносите слово «вечность». Количественное мышление сразу заполняет: вечность – это очень-очень много времени, много-много лет. Однако в данном контексте вечность – это качество, одно из качеств реальности. А внутри этого качества мы можем поместить все времена: и время проживания, и конвенциональное время, и астрономическое время, и физическое время, и так далее… А потом мы из вечности время извлекаем – своеобразный процесс масштабирования нашего взгляда на реальность.

   Содержанием всех четырех качеств является реальность. Сущность части целого есть само целое. Значит, сущность вечности – реальность. Сущность энергии – реальность. Сущность бесконечности – реальность. Сущность бытия – реальность. Для линейного количественного мышления это самое сложное. Нам хочется выстроить линеечку и разрушить целое. Внутри целого нет вечности без энергии, бесконечности, бытия. Нет бытия без вечности, бесконечности, энергии. Нет энергии без вечности, бесконечности, бытия. Все взаимообусловлено в целом. Невозможно рассматривать части отдельно от целого – это называется одномоментность, или симультанность.
   Целому в нашем понятийном аппарате предшествует целостность. Это высшая, строго говоря, форма работы количественного сознания – способность удерживать целостность в сознании (рис. 8).
Рис. 8. Большое целое – способ описания реальности как таковой
   Когда мы о чем-то хотим помыслить как о целом, мы должны использовать этот принцип симультанности. Части как бы есть, и в то же время их как бы нет. У каждой части как бы есть собственное содержание, и в то же время его как бы нет. Симультанность – это и есть задача. Прийти к ней мы можем через образное видение.
   Перед нами реальность, представленная с помощью квадрата аспектов. Чего нам здесь не хватает? Не хватает ключа. Как это увидеть как целое? Увидеть это можно только в пустом пространстве.
   Если вы действительно помыслили о реальности как о целом с помощью ключа «пустоты», у вас сразу образуется поток. Ничего другого не может образоваться. Любой квадрат аспектов, то есть о чем бы вы ни мыслили как о целом, мгновенно, если вы реально сделали это в пространстве сознания, превращается в поток. Отсюда и знание некоторых, передаваемое в словах: мир процессуален и проницаем при этом. Процессуален – потому что все это поток реальности, а проницаем – потому что это все из пустоты. «Всякая форма пуста, всякая пустота оформлена». Данная пустота оформлена в виде потока реальности.
   
Купить и читать книгу за 139 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать