Назад

Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Последний выбор


Илья Деревянко Последний выбор

   Все имена, фамилии, прозвища действующих лиц, равно как и названия городов, улиц, площадей, общественных организаций, кладбищ, увеселительных заведений и т. д., – вымышлены. Любые совпадения случайны.

Пролог

   31 декабря 2007 г. Утро
   В просторном, отделанном белым кафелем помещении без окон едко пахло человеческим потом. Слепящие лампы дневного света под потолком освещали двух обнаженных мокрых людей, растянутых на специальных станках. А также стоящих неподалеку трех типов в белых халатах.
   Двое – бритоголовые, с дегенеративными физиономиями, держали в руках электрошоковые дубинки. Третий – интеллигентного вида, с аккуратно подстриженной бородкой и пронзительным взглядом – кожаную папку. Кроме того, в одном углу помещения находился письменный стол с лежащей на нем авторучкой, а в другом – гильотина.
   – Ну-с, продолжим, – взглянув на часы, произнес бородач.
   Дегенераты коснулись электродами тел «растянутых». Послышался страшный двухголосый рев.
   – Пройдитесь по всем точкам, – напомнил «главный» палачам.
   – Ыгы! Ыгы! – тупо лыбясь, закивали те, прилежно выполняя приказ начальника.
   Прошло минуты три. Крики истязуемых зашкалили за наивысшую отметку. Запах пота резко усилился, сделавшись совершенно невыносимым. Не обращая на него ни малейшего внимания, начальственный бородач с интересом наблюдал за своими жертвами.
   Те, надо сказать, являли друг другу полную противоположность. Один – далеко за пятьдесят, с невыразительным лицом, с большими залысинами на лбу, с «кабинетным» брюшком и с опавшими, давно не тренированными мышцами на руках и ногах.
   Второй – спортивный здоровяк (не старше сорока): геркулесовского телосложения, с гладкой загорелой кожей и с гордым, красивым профилем, в настоящий момент, правда, искаженным гримасой страдания.
   «Первый точно сломается! – добродушно улыбаясь, подумал „бородач“. – Силенки-то давно не те. Однозначно – слабое звено. И прекрасно! Именно он представляет собой наибольшую ценность. А второй… Гм! С ним, пожалуй, облом получится. Уж больно здоровый бык!.. Ну да ладно. Применительно к данной ситуации он – фигура не столь значительная. На худой конец, обойдемся без него»…
   – Достаточно, – «главный» вновь покосился на часы. – Болевой порог у обоих пройдет. Настал момент истины. Освежите их!
   Отложив дубинки, исполнители взяли резиновые шланги и окатили «растянутых» тугими струями холодной воды. Постепенно те пришли в чувство. Судороги измочаленных тел прекратились. Вылезшие из орбит глаза вернули на место, приобрели осмысленное выражение.
   – Дайте им попить, – распорядился начальник и, дождавшись выполнения отданного приказа, приблизился к пятидесятилетнему.
   – Итак, вы, полагаю, опомнились, отказались от прежних заблуждений и готовы принять наши условия, – благожелательно произнес он. – Дело за малым. Надо лишь подписать известный вам документ, а потом…
   – Да ты с ума сошел!!! – Собрав во рту сколько возможно слюны, «первый» плюнул ему в лицо и, пока «бородач» ошалело хлопал ресницами, прохрипел: – Я в здравом уме в отличие от всех вас… – Он хотел было охарактеризовать своих мучителей крепкими словами, но в последний миг удержался, устало улыбнулся и уставился куда-то вдаль сияющими глазами.
   – С-с-с-сука! – выйдя из ступора, прошипел «главный», вытер кружевным платочком щеку и злобно скомандовал дегенератам: – К финишу его!!!
   Подручные грубо сорвали крепления, подтащили человека к гильотине и закрепили его шею в разъемном ошейнике, с продольным разрезом для прохода лезвия. «Бородач» махнул рукой. Тяжелый, весом более полутора центнеров нож легко скользнул по хорошо смазанным пазам, и голова казненного упала в заранее подставленную корзину.
   – Освобождайте место. На очереди следующий клиент, – сквозь зубы процедил руководитель.
   – Не-е-ет!!! – вдруг отчаянно завопил спортивный здоровяк, по-прежнему растянутый на станке. – Не надо освобождать!!! Я… я… я согласен!!!
   «Главный» недоуменно посмотрел на него. «Сильное звено», в отличие от «слабого», выглядело жалко и униженно. Некогда красивое, гордое лицо по-обезьяньи сморщилось. Резко очерченный подбородок дрожал. Из глаз катились крупные слезы. Да и весь он как-то одряб, уменьшился в размерах, словно проколотая надувная игрушка.
   – Стало быть, согласен, – задумчиво повторил руководитель.
   – Да! Да! Да! Только не убивайте! – звучный, хорошо поставленный голос «второго» сорвался на дребезжащий фальцет. – Дайте… ваш документ! По-о-о-жа-луйста!!!
   – Давно бы так. – Справившись с удивлением, «бородач» достал из папки лист бумаги и положил на стол, одновременно сделав знак подручным. Дегенераты сняли сломленного здоровяка со станка, и тот сам, не дожидаясь понуканий, на полусогнутых устремился к столу.
   – Где… где… подписывать?! – схватив упомянутую ранее авторучку, затряс губами он. – Где-е-е-е-е-?!!!
   – Внизу. Прямо под текстом.
   – Ага, ага! Понял!!!
   – Может, хочешь перечитать?
   – Нет, нет! И так все ясно!!! – высунув от напряжения язык, «второй» старательно, как первоклашка, вывел на бумаге свои имя, отчество, фамилию, общественный статус. Поставил рядом роспись-закорючку и подобострастно воззрился на «главного».
   – Теперь остались сущие пустяки. Идем со мной, – руководитель жестом указал на дверь и бросил через плечо испытателям: – Туловище трупа уничтожьте, а голову отнесите профессору. Он знает, ЧТО с ней делать…

Глава I

   Полковник ФСБ Корсаков Дмитрий Олегович,
   1976 года рождения, трижды Герой России,
   русский, беспартийный, неженатый
   Три тела с забинтованными черепами неподвижно лежали на постеленных на пол матрасах. Выглядели они скверно: землистые лица, ввалившиеся глаза, заляпанная кровью одежда… Вместе с тем я точно знал – тела отнюдь небезобидны, изо всех сил пытался объяснить это Рябову, однако шеф меня не слышал и в упор не замечал.
   Неразборчиво бормоча себе под нос, он прохаживался вдоль матрасов, дожидаясь прибытия лейтенанта Казанцева, посланного им за неким приборчиком в ближайший супермаркет. КАК он сумел отдать подобный приказ, я понять не мог, поскольку лично участвовал в похоронах Казанцева три с половиной года назад. Все вокруг казалось хоть и очень знакомым, но каким-то диким, фантастическим, не укладывающимся в привычные рамки. Так что же делить?!! Что-о-о-о?!!
   Неожиданно меня осенило.
   – Максим не придет! Он погиб в мае 2005-го[1]! – закричал я в ухо Рябову. – А мы с вами непонятным образом перенеслись в начало лета 2004-го[2]. Через пару минут вы получите в челюсть, я в глаз, а эти «полуживые» сотворят ТАКОЕ, не приведи Господи!!! – я попытался встряхнуть Анатольича за плечо, но рука моя ухватила воздух.
   – Где тебя носит, лейтенант?! – недовольно возвысил голос шеф.
   – Тут я, – глухо донеслось от двери.
   Казанцев держал под мышкой собственную, оторванную взрывом голову… (См. «Похититель душ».) Из разорванных шейных артерий били алые фонтанчики крови.
   – Прибор принес? – спросил Рябов, ничуть не смущенный видом подчиненного.
   – Так точно.
   – Отлично! Давай его сюда, и мы…
   Закончить фразу шеф не сумел. Три тела взмыли с матрасов в едином страшном порыве и рванулись к выходу, легко сметя с дороги и Рябова, и безголового Казанцева. А я внезапно очутился в пустынном коридоре – у выбитой кувалдами двери мини-крематория конторского морга. Противно воняло горелым человеческим мясом.
   – Они… они самостоятельно залезли в печь! – донесся изнутри дрожащий, испуганный голос моего начальника.
   «И даже заслонку задвинуть ухитрились», – хотел добавить я. Совсем как тогда, в 2004-м, но… не успел. В уши врезался настырный, требовательный писк. Все вокруг заколебалось, развалилось на куски. Затем вовсе пропало, и я открыл глаза.
   В незашторенное окно светило утреннее солнце. Электронный календарь на стенных часах показывал 2 января 2008 года. А на тумбочке, рядом с кроватью, пищал по нарастающей прибор связи.
   – На приеме, – взяв его в руки, сипло отозвался я.
   – Вставайте, Дмитрий Олегович. С огромным сожалением вынужден прервать ваш недельный отпуск, – прозвучал в мембране вежливый голос Нелюбина. – Вместе с генерал-майором Рябовым мы ждем вас в моем кабинете на Лукьянке. Машину за вами прислать?
   – Не надо, В Н-ске, как обычно, пробки, – покосившись на часы, просипел я. – На метро быстрее доберусь.
   – Дело ваше. – Борис Иванович дал отбой.
   – Ох-хо-хо-о-о-о-о, – с кряхтением вылез из постели я и поплелся в ванную. Голова разламывалась по швам, а тело было ватным, непослушным, будто с тяжелого похмелья. Хотя с лета 2006-го я ни капли в рот не брал! Так я просыпался уже третий день подряд – с самого начала отпуска. Кроме того, постоянно ныли старые раны, раньше почти не напоминавшие о себе.
   «Живой труп. Вылитый! Разве что не воняет. Пока, – глядя на землистую физиономию в зеркале, угрюмо подумал я. – Однако бог не дает мне смерти. Бросить же работу я не могу. Не потому что негде устроиться на гражданке, а просто… лишний я там! Не приспособлен для мирной жизни! Значит, придется идти до конца, втихую принимая лимонник. Стимуляторы (не те, что продаются в аптеках, а наши, специальные), конечно, эффективнее. Но тогда информация просочится наверх. И все, приплыли! Подвергнут всестороннему медицинскому обследованию, выявят тысячу болячек и без разговоров засунут „в чулан“. В смысле – на тихую кабинетную должность. А это для меня неприемлемо! Ладно, продержимся пока на лимоннике, а там… возможно, „финиш“ наступит?!»…
   Вот с такими «веселыми» мыслями я и отправился в то утро на встречу с начальством…
   В кабинете Нелюбина на Лукьянской площади помимо Рябова присутствовали полковники Логачев и Ерохин. (Как выяснилось позже, последние двое пришли за три минуты до моего появления.) Оба генерала выглядели встревоженными, усталыми. Очевидно, провели бессонную ночь. В воздухе ощущалось гнетущее напряжение, как перед грозой.
   – Итак, все в сборе, – пожав мне руку, констатировал Борис Иванович. – Приступим к делу. Полюбуйтесь! – он ткнул указкой в точку на стенной карте, жирно обведенную черным фломастером. – Город Белоярск, население свыше полутора миллионов человек, два крупнейших оборонных предприятия, три закрытых НИИ, часть РВСН[3] и бригада Внутренних войск, – генерал тяжело вздохнул, выдержал короткую паузу и продолжил: – Так вот, последние две недели там творятся, мягко говоря, странные вещи:
   1. Наряд милиции ни с того ни с сего открывает огонь из автоматов по толпе прохожих. (Десять человек убиты наповал, пятнадцать ранены.) После чего скрывается в неизвестном направлении.
   2. Командир бригады В.В. полковник Снежков вдруг поднимает часть «в ружье» и приказывает атаковать одно из оборонных предприятий. – Нелюбин налил в стакан воды из графина и залпом выпил.
   – Атаковали? – лаконично осведомился Логачев.
   – По счастью, нет! Снежкова остановила пуля замполита бригады подполковника Анохина. Обезвредив безумца, тот сразу принял командование частью и отменил сумасшедший приказ. Однако бывший комбриг не успокоился. Будучи смертельно раненым, он на последнем издыхании активировал на себе пояс шахида. В результате самого Снежкова разнесло на молекулы, погибли три находившихся поблизости офицера, а Анохин с тяжелейшими ранениями доставлен в реанимацию. В настоящий момент за его жизнь борются лучшие врачи города. И наконец, третье – под Новый год бесследно исчезают начальник местного УФСБ и два старших офицера РВСН. А теперь нам хотелось бы выслушать ваши соображения на сей счет. – Генерал откинулся на спинку стула и обвел нас троих пронзительным взглядом.
   – Происки зарубежных «друзей», – проворчал Ерохин.
   – При содействии «пятой колонны» в городе, – добавил Логачев.
   – А мне это напоминает события давно минувших дней, – задумчиво молвил я.
   – Конкретизируйте!!! – впился в меня Нелюбин горящими глазами.
   – Декабрь 2004-го – дело «Унесенных ветром»[4] и май 2005-го – дело «Кукловодов»[5]. Естественно, не «один в один», но определенное сходство прослеживается. Кстати, организовали те события как раз зарубежные «друзья» при активном участии «пятой колонны».
   – И мы с Владимиром Анатольевичем пришли к аналогичному мнению, – одобрительно кивнул Нелюбин. – Правда, в данном случае, как нам представляется, все гораздо сложнее, запутаннее и… чревато глобальной катастрофой в недалеком будущем!!! А посему слушайте приказ: сегодня же вечером полковники Корсаков и Логачев вылетают в командировку в Белоярск военно-транспортным самолетом. По прибытии на место вам обоим надлежит быстро разобраться в ситуации, выявить ключевых злодеев и… Впрочем, вас учить – только портить! Одновременно с вами в город тайно придет отряд спецназа под руководством полковника Ерохина и ваша, Петр Васильевич, спецкоманда. Как, кого и когда использовать – продумайте самостоятельно. Вопросы? Пожелания? Дополнения?
   Вопросов не было. Зато пожеланий и дополнений оказалось множество. Так, Ерохин, не спеша, подробно перечислил, какое именно нужно его отряду материально-техническое обеспечение (сверх табельного), и попросил предоставить базу, неизвестную властям Белоярска, где временно разместятся спецназовцы. Затем выступил Логачев с похожими требованиями в области материально-технического обеспечения.
   – Толково… правильно… очень разумно! – согласно кивал Борис Иванович, делая пометки в блокноте.
   В свою очередь Рябов предложил несколько дополнительных технических новинок, о которых и не заикались мои товарищи. За что удостоился от них сдержанной, но сердечной благодарности.
   Один я не принимал участия в беседе и, откинувшись на спинку стула, отрешенно смотрел в окно. Так продолжалось около сорока минут.
   – Почему ты молчишь, Дмитрий? – обратился ко мне начальник Управления. – Тебе действительно ничего не надо?
   – А-а-а?! – встрепенулся я.
   Рябов терпеливо повторил вторую часть вопроса.
   – Да вроде нет, – пожал плечами я, – все мое при мне, хотя… Вообще-то есть одна просьба. Лично к вам, Владимир Анатольевич.
   – Я весь внимание! – благосклонно улыбнулся генерал.
   – Издайте приказ о назначении майора Филимонова и. о. начальника моего отдела.
   – Зачем?! Он же и так твой заместитель?! – не на шутку удивился Рябов (Василия Филимонова утвердили в этой должности месяц назад. – Д.К.). – Или… или помирать собрался?!!
   – С чего вы взяли? – изобразил обиду я. – Исхожу из чисто практических соображений. Перечислю по пунктам:
   1. Я уже давно только и делаю, что мотаюсь по командировкам или отлеживаюсь в госпиталях. Отделом фактически руководит Василий.
   2. Официальный статус придаст ему б́ольший вес в глазах сотрудников и, соответственно, облегчит работу.
   3. Поездка в Белоярск, чую, надолго затянется и…
   – На выполнение поставленной задачи вам отводится ровно неделя, – вмешался Нелюбин.
   – Ага, неделя там, неделя сям. Плюс пара месяцев на лечение и реабилитацию… Шучу! Но так или иначе… – Я замолчал, не найдя больше слов.
   Генералы переглянулись. В глазах Нелюбина читались мучительные сомнения. Зато Рябов, кажется, принял мои виляния за чистую монету.
   – Хорошо, будь по-твоему, – после минутной паузы вздохнул он. – Что-нибудь еще?!
   – Нет, спасибо. У меня все.
   – Дополнительное оборудование доставят туда, куда вы и вы просили, – Нелюбин поочередно глянул на Ерохина с Логачевым. – А теперь идите. Обсуд́ите между собой план совместных действий. К вашим услугам комната номер пять на первом подземном уровне. Там вы будете чувствовать себя абсолютно свободно. – Борис Иванович коснулся пальцами ушей. Щелкнув каблуками, мы один за другим покинули генеральский кабинет и молча направились к лифту…
   Комната номер пять представляла собой средних размеров помещение с мягкой мебелью, с полированным столом посредине и с небольшим баром, заставленным прохладительными напитками. Под потолком уютно, по-домашнему светила лампа со стеклянным абажуром. Бесшумно работал новейший кондиционер. Едва мы вошли, захлопнув дверь с кодовым замком, послышался тихий, монотонный гул, а стены едва заметно завибрировали. (Автоматически включилась специальная система, напрочь исключавшая прослушку и запись происходящего внутри.)
   – Круто! Очевидно, начальство придает огромное значение нашему заданию, – заметил Логачев и вдруг резко развернулся ко мне, вперившись в лицо изучающим, светло-стальным взглядом.
   – Чего уставился? – буркнул я, опускаясь в одно из кресел. – На мне узоров нет и цветы не растут.
   – Не говори киношными штампами[6]. Чай, не телепридурок, – поморщился Васильич. – А скажи-ка лучше – опять за старое взялся?!
   – В смысле? – фальшиво зевнул я.
   – В смысле – смерти ищешь! – жестко отрубил Логачев. – Как тогда, в сентябре 2005-го[7]
   – Не ищу, а жду, – поняв, что лукавить с ним бесполезно, сознался я. – У каждого своя судьба, свой срок на этом свете. И мой, похоже, близится к концу. Но не волнуйся! Остаток его я отмотаю честно. «В побег» не сорвусь!
   – Придется доложить генералу, – глухо произнес Петр Васильевич.
   – А ты думаешь, Нелюбин ничего не понял?! – неожиданно вмешался Ерохин. – Да он Дмитрия словно рентгеном просветил! И тем не менее не отстранил от операции! Стало быть, не посчитал целесообразным… Борис Иванович превосходный психолог. Знаешь, Петр, по-моему, тебе не стоит лезть с медвежьими услугами!
   – Отличная мысль!!! – поддержал я Виталия Федоровича.
   Задетый за живое, Василий запыхтел, как закипающий самовар. Широкое лицо побелело. В глазах мелькнули отблески пожара.
   – Успокойся, Петя, – примирительно сказал Ерохин. – Работает Дмитрий всегда добросовестно, и, главное, он «в побег» не собирается. А там… там как бог даст! Нам же, полагаю, стоит заняться тем, для чего мы сюда пришли. Времени-то в обрез!
   – Действительно, – остыл Логачев. – Займемся делом. Давай, Дмитрий, подключайся…
   Спустя час с небольшим, наметив в общих чертах план действий в Белоярске, мы покинули здание на Лукьянской площади и разъехались кто куда. Логачев с Ерохиным инструктировать своих головорезов и получать дополнительное маттехобеспечение, а я к себе домой – собирать чемодан и отлеживаться на диване. Действие лимонника уже закончилось, и я вновь ощущал себя полной развалиной. Не лучше, чем утром…

Глава 2

   «…Нет у нас сил достойно нести завет Бога. Страшно будет перед Богом стоять, если нет надежды. Спросит Он, зачем я дал тебе таланты, а ты не использовал их, не защитил слабых и сирых, когда хищники их обижали?..
   Наша надежда на Страшном Суде сказать Богу: Господи, грешен я и слаб. Но свои таланты тратил не только на себя. Когда я видел, что народ мой и Отечество убивают, не стоял в стороне, а делал, что в моих силах. Насколько успешно делал, не мне судить, а Тебе. Я делал все честно в меру своего разумения.
   Возможность произнести такие слова даст надежду на милость Бога и на спасение души. Другой надежды у нас нет…»
   Проект Россия, кн. 2. М., 2007, с. 316—317.

   Белоярск встретил нас колючей метелью и нелетной погодой. Но в отличие от гражданских самолетов, бесцеремонно заворачиваемых авиадиспетчерами, наш малокомфортный военнотранспортник благополучно приземлился на небольшом закрытом аэродроме. Кстати, его (аэродром) охраняли солдаты той самой бригады внутренних войск спятившего командира, которого своевременно пристрелил замполит…
   Поеживаясь на порывистом холодном ветру, мы с Логачевым спустились по трапу и увидели встречающих: группу крепких мужчин в дубленках. За их спинами ярко светили фарами четыре импортных внедорожника.
   – Так вас всего двое?! – удивился старший из встречающих. – А где же остальные?
   – Какие остальные? – сощурился Васильич.
   – Я полагал… Впрочем, не важно! Полковник Ротанов Артур Петрович, заместитель начальника Белоярского УФСБ, – представился он и, тискообразно пожав нам ладони, добавил: – Для вас – просто Артур. Можно на «ты»… Если не возражаете.
   – Не возражаем, – царственно кивнул Логачев и, направляясь к машине, изрек нравоучительно: – Запомни, Артур, воюют не числом, а умением. Задание не слишком сложное, и на Лукьянке решили: нас двоих вполне достаточно…
   Здесь, как вы понимаете, Васильич изрядно покривил душой. В этот самый момент спецназовцы и команда Логачева, под общим руководством Ерохина, высаживались с «верхушек» на заснеженном поле в сорока километрах от Белоярска. Оттуда пешим порядком им предстояло добраться до секретной базы на окраине города (на которую уже было доставлено все необходимое оборудование). И там, на базе, ожидать сигнала от нас с Петром.
   – Достаточно так достаточно, – не стал спорить Артур и широким жестом указал на один из внедорожников: – Прошу, господа! Номера в гостинице для вас приготовлены!
   Спустя пару минут маленький кортеж понесся по шоссе сквозь заснеженный лес. Причем наша машина оказалась в середине колонны. Мы с Васильичем расположились на заднем сиденье, а замначальника УФСБ на переднем, рядом с водителем.
   – У вас с собой только табельное оружие? – спустя некоторое время, спросил он.
   – Да, а что?! – приподнял брови Логачев.
   – На сердце почему-то тревожно! – Полковник Ротанов казался заметно обеспокоенным. – Возьмите, пожалуйста, два «вала» за сиденьем… На всякий случай! В наших краях чем черт не шутит!!!
   Переглянувшись, мы с Логачевым быстро достали и проверили автоматы. «Интересное местечко! – усилием воли прогоняя слабость в теле, подумал я. – Ох, не зря Рябов с Нелюбиным присвоили заданию гриф „Особо важное“. Тут явно не соскучишься!»
   Я искоса посмотрел на Логачева и по его закаменевшему лицу понял – полковник целиком разделяет мои мысли.
   В небе взошла полная луна, залившая окрестности зыбким, призрачным светом.
   – Чую недоброе, – пробормотал Артур и передал по рации в головную машину: – Снизить скорость. Приготовиться к сюрпризам!
   – Есть! – хрипло гавкнуло в ответ.
   Ротанов впился глазами в боковое стекло, вернее, в проносящиеся за ним деревья. Одновременно он пристегнул ремень безопасности. То же самое проделал водитель.
   – Выпрыгиваем, Дима, – вдруг сказал Логачев.
   Открыв боковую дверцу, я привычно кувыркнулся из машины и приземлился в небольшую канавку, до половины засыпанную снегом.
   «Бу-бух!» – секунду спустя рвануло на дороге.
   Идущий впереди внедорожник сильно подбросило и перевернуло набок. Остальные три машины резко затормозили, стукаясь друг о друга.
   Тра-та-та-та-та… тра-та-та-та-та… тра-та-та-та-та… тра-та-та-та-та – по колонне с двух сторон затрещали автоматные очереди.
   «По звуку похоже на „АК-74-У“[8]. – Я повел оптическим прицелом по кромке леса, выискивая нападавших. – Уж не те ли это менты, расстрелявшие толпу прохожих в городе и скрывшиеся в неизвестном направлении? В партизаны подались, блин! Однако все происходящее как-то очень… Ага! Вот ты где!!!»
   В перекрестье попала облепленная снегом фигура, и я тут же срезал ее короткой очередью.
   Т-р-р… т-р-р – донеслось с противоположной стороны шоссе, куда десантировался Логачев.
   «АК-74-У» разом умолкли.
   – Засада уничтожена. Хватит палить попусту. Лучше окажите помощь пострадавшим! – крикнул Васильич уцелевшим подчиненным Ротанова, которые с изрядным запозданием открыли яростную стрельбу по лесу. «Пуканье» «ПСС» и стрекотание «валов» прекратились.
   Две фигуры, прихрамывая, устремились к головной машине. На дороге возник замначальника УФСБ. Левая рука у него висела плетью, а в правой полковник держал рацию и что-то неразборчиво кричал в нее.
   «Всего ментов-убийц было трое. Офицер и два сержанта патрульно-постовой службы, – поднимаясь и отряхиваясь, вспомнил я ориентировку на преступников. – Одного уложил я, двоих – Логачев. Пойду-ка взгляну на убиенного».
   Подстреленный мною «партизан» оказался капитаном, старшим взбесившегося наряда. Одетый в распахнутый дубленый полушубок с пробитым в трех местах бронежилетом[9] под ним, он лежал на спине, обильно оплывая кровью из ран. Рядом валялся осиротевший автомат. Шапка на голове покойника отсутствовала, короткие волосы покрывала ледяная корка. Запрокинутое назад мертвое лицо было сильно обморожено.
   «Ишь ты! Как они себя не любили! – подивился я. – Ночевали явно под открытым небом. Капитан где-то посеял шапку, но не удосужился хоть чем-то прикрыть черепушку. Допустим, шарфом, болтающимся у него на шее! Так поступают либо умалишенные, либо…»
   Развить мысль помешала внезапно нахлынувшая слабость. Меня шатнуло, как тростник на ветру. Голова закружилась, колени подогнулись. Вялой, «чужой» рукой я нащупал в кармане баночку с лимонником, кое-как засунул в рот три ягоды, медленно разжевал и проглотил.
   – Дми-итрий! – донесся с дороги зычный голос Логачева.
   – Иду, иду, не ори, – переведя дыхание, проворчал я и направился на зов. С каждым шагом в тело возвращалась энергия и, добравшись до шоссе, я почти вернулся в нормальное состояние. Васильич стоял возле нашего внедорожника, «помеченного» несколькими пулями. Рядом лежали два безголовых трупа в коротких милицейских полушубках. Очевидно, седой богатырь не поленился приволочь на всеобщее обозрение убитых им злоумышленников. Ну прямо как кот задушенных мышей!
   – А твой где? – спросил он.
   – Там, – махнул я рукой в сторону деревьев, – извини, не догадался с собой прихватить…
   Не слова не говоря, полковник двинулся в указанном направлении. Ко мне подошел Ротанов с набухшим кровью левым рукавом дубленки.
   – В предплечье зацепило, – перехватив мой взгляд, виновато признался он. – Но ничего! Зато основная проблема устранена. Мы с ног сбились, разыскивая этих уро…
   – Перевяжи руку. Кровью изойдешь, – перебил я.
   – Ах да! – спохватился замначальника УФСБ и, возвысив голос, позвал «кого-нибудь с аптечкой». Спустя секунды три словно из-под земли появился водитель нашей машины – с кровоточащей царапиной на лбу, с двумя ИПП[10] и с пузырьком зеленки в руках. Он деловито вспорол ножом рукав дубленки Артура (вместе с пиджаком и рубашкой) и бормоча «Слава богу, по касательной прошла», начал обрабатывать рану. Ротанов переносил процедуру стоически. На красивом, породистом лице не дрогнул ни единый мускул. Послышался звук волочения по снегу, и на дорогу вышел Васильич, держащий за ногу останки обмороженного капитана. Присоединив его тело к безголовым сержантам, Логачев отступил на пару шагов, скрестил руки на груди и замер, о чем-то напряженно размышляя.
   Надрывно завыли приближающиеся сирены.
   – Потери? – лаконично осведомился я.
   – Четверо «трехсотых»[11], – сообщил водитель, завершая перевязку. – Двое тяжелых, один средний.
   – А четвертый?
   – Четвертый – Артур Петрович.
   – Я «легкий», – безапелляционно заявил полковник. – В госпитализации не нуждаюсь!..
   Неподалеку от нас затормозили две кареты «Скорой помощи» и труповозка. Из них проворно выскочили молодые люди с носилками.
   – Раненых, кроме меня, в госпиталь, падаль – в морг, – властно распорядился замначальника УФСБ.
   – В общий? – неожиданно уточнил Логачев.
   – Нет, зачем же?! У нас есть собственный, от Управления, – вежливо пояснил Артур, оправляя разрезанный рукав. – А я все-таки лично сопровожу вас в гостиницу. В нашем распоряжении, по счастью, осталась одна неповрежденная машина, – с любезным видом присовокупил он…
* * *
   Вышеозначенная гостиница находилась в центре города, в трех кварталах от здания Белоярского УФСБ. Массивное, многоэтажное строение с белыми колоннами у парадного входа, с лепными украшениями на фасаде и с декоративными башенками на крыше (типичный образчик сталинской архитектуры) было старательно отреставрировано и выкрашено в приятный бежевый цвет. «Дом туриста» – гласила неоновая вывеска над дверями.
   – Какие, на фиг, туристы в Белоярске! – сварливо заметил я. – Кроме секретных объектов, достопримечательностей здесь нет!
   – Кто знает, кто знает, – задумчиво произнес Васильич. – В наши дни всякое случается…
   – И впрямь! – с готовностью поддержал его Ротанов. – Нельзя ни на минуту терять бдительность! Завтра же… Вернее, сегодня издам приказ об усилении работы по выявлению агентов иностранных спецслужб!
   – А чем вы занимались до сей поры? – ехидно осведомился Логачев. – Карманных воришек ловили?!
   – Ошибаетесь, – ничуть не обиделся Артур. – Мы работали как положено, по профилю. Только прошу учесть – я возглавляю Управление всего неделю с небольшим. С тех пор как пропал генерал-майор Тихонов. Да будет земля ему пухом!
   – Вы нашли труп?! – встрепенулся я. – Так почему не сообщили в Центр?!
   – Трупа пока нет, – стушевался Ротанов. – Но интуиция, знаете ли, подсказывает… – он замолчал, опустив глаза.
   – Да-а-а. Интуиция у тебя отменная, – ровным тоном произнес Васильич. – Недавно на шоссе будто нюхом засаду почуял.
   – А теперь позвольте откланяться, – широко улыбнулся Артур. – Дел, извините, по горло! Встретимся днем в Управлении. А к номерам вас проводит вот он, – полковник кивнул на громадного роста швейцара, вышедшего на улицу.
   – Ваш сотрудник? – покидая салон автомобиля, как бы невзначай спросил Логачев.
   – Всего доброго и… приятного отдыха! – пропустив вопрос мимо ушей, вновь улыбнулся замначальника УФСБ и бросил шоферу: – В Управление!
   – Скользкий тип, – заметил Петр Васильевич.
   – Разве?! – усомнился я. – А по-моему…
   – Потом поговорим, – полковник указал глазами на движущуюся к нам могучую фигуру.
   – Добро пожаловать! – оглушительно громыхнул швейцар, при ближайшем рассмотрении похожий на бритую гориллу. – Мне приказано о вас позаботиться. Ваши номера на третьем этаже. Прошу за мной! – с этими словами он сгреб в одну лапищу оба наших чемодана и, приглашающе махнув второй, затопал к гостинице…
   

notes

Примечания

1

   См. повесть «Похититель душ» в третьем сборнике в твердом переплете или в пятом в мягком.

2

   Корсакову снятся обрывки событий (с определенными изменениями, разумеется), описанные в повести «Технология зла». См. 2-й сборник с твердым переплетом или 3-й с мягким.

3

   РВСН – ракетные войска стратегического назначения.

4

   См. повесть «Карта смерти» во втором сборнике с твердым переплетом или в четвертом с мягким.

5

   См. повесть «Похититель душ».

6

   Произнесенная Корсаковым фраза про «узоры» и «цветы» позаимствована им из фильма «Иван Васильевич меняет профессию».

7

   См. повесть «Бросок кобры» в 3-м сборнике с твердым переплетом или в 6-м с мягким.

8

   Милицейский укороченный автомат.

9

   Пули АС «вала» на расстоянии до ста метров спокойно пробивают бронежилеты четвертого класса защиты.

10

   Индивидуальный перевязочный пакет.

11

   «Трехсотый», или «груз триста», – на армейском жаргоне означает раненый.
Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать