Назад

Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Проданные души

   «… Огромного роста мужчина с резкими чертами темного лица возник прямо из воздуха и, не дожидаясь приглашения, уселся в кресло.
   – Ты ждал меня, – скорее утвердительно, нежели вопросительно, произнес он. Голос загадочного пришельца, вибрировавший на невероятно низких частотах, болью отдавался в барабанных перепонках. По комнате распространилось зловещее красноватое свечение. Едко запахло серой.
   «Галлюцинация!» – убежденно подумал кооператор, с силой ущипнул себя за руку, но странный гость вопреки ожиданиям не исчез.
   – Я вполне реален! – стиснув кулаки, громыхнул он.
   От страшного, нечеловеческого баса содрогнулись оконные стекла …»


Илья Деревянко Проданные души

Пролог

   Все имена и фамилии главных действующих лиц, а также названия улиц, фирм и т. д. вымышлены. Любые совпадения случайны.

Весна 1990-го года. Г. Н-ск. Квартира одного мелкого кооператора. 2 часа ночи. Полусон – полуявь

   Огромного роста мужчина с резкими чертами темного лица возник прямо из воздуха и, не дожидаясь приглашения, уселся в кресло.
   – Ты ждал меня, – скорее утвердительно, нежели вопросительно, произнес он. Голос загадочного пришельца, вибрировавший на невероятно низких частотах, болью отдавался в барабанных перепонках. По комнате распространилось зловещее красноватое свечение. Едко запахло серой.
   «Галлюцинация!» – убежденно подумал кооператор, с силой ущипнул себя за руку, но странный гость вопреки ожиданиям не исчез.
   – Я вполне реален! – стиснув кулаки, громыхнул он.
   От страшного, нечеловеческого баса содрогнулись оконные стекла и начинающий коммерсант едва не оглох, однако спавшая рядом жена даже не шелохнулась. По телу кооператора хлынул ледяной пот, конечности затряслись, зубы застучали, в глазах помутилось. «Я сошел с ума!.. Рехнулся!.. Однозначно!.. Теперь психушка, смирительная рубашка… О нет!!!» – перепуганными мышами заметались в голове панические мысли.
   – Не беспокойся. Ты здоров… психически! – снисходительно усмехнулся «темный». – А меня ты действительно ждал, пусть не совсем осознанно. Вспомни, как накануне вечером, посмотрев по видео американский фильм про миллионеров, ты воскликнул: «Да чтоб так жить! Я бы душу дьяволу продал! Клянусь!» Причем ты был абсолютно искренен. Уж я-то знаю! Ну, вспомнил?!
   Кооператор судорожно кивнул, затем проглотил слюни и, набравшись храбрости, спросил:
   – Значит, вы сам сатана?
   – Нет, – чуть помедлив, неохотно ответило исчадие ада. – «Сам» подобной рутиной не занимается. Он осуществляет общее руководство… стратегическое! Но я один из его приближенных и наделен всеми полномочиями! Доволен, смертный?!
   – Д-д-да! – жалобно проскулил кооператор.
   – Отлично! – осклабился нечистый дух. – Тогда не станем тянуть резину и перейдем непосредственно к делу. Итак, ты предлагаешь товар, который мы готовы купить. Но сперва… поскольку ты крещен в детстве, – тут физиономия демона отвратительно перекосилась. – Короче, сперва… как, кхе, гм… честный бизнесмен… Гм! Кхе!.. Я должен показать тебе то, чем ты заплатишь. Твою загробную участь.[1] Смотри! – «темный» прочертил пальцем в воздухе таинственный огненный знак, и… взору кооператора открылась кошмарная картина! Столь ужасающая, что он непроизвольно обмочился, нагадил под себя в постель и дико, пронзительно завизжал. Спустя некоторое время видение исчезло, но начинающий коммерсант не унимался: верещал, икал, рыдал, дергался в конвульсиях…
   – Ну, перестань! Перестань! Не расстраивайся! – принялся вкрадчиво увещевать человека нечистый дух. – Ведь это будет не скоро… черт знает когда еще! Зато сейчас, на Земле… Ты только глянь сюда!!!
   Экран неподключенного к розетке телевизора внезапно зажегся, и на нем замелькали яркие картинки роскошной жизни богача – куда более впечатляющие, чем в том голливудском фильме. Завороженный разворачивающимся перед ним зрелищем кооператор постепенно утих, осушил слезы, утер сопли.
   – Заманчиво, конечно, – пробормотал он. – На редкость привлекательно! И главное – здесь, сейчас!!! Правда, имеется одно большое «но». Как я смогу спокойно наслаждаться жизнью, зная, что меня ожидает впоследствии? И кусок в горло не полезет, и к сексу не потянет, и вообще… – кооператор уныло шмыгнул носом.
   – Ах, вот в чем проблема?! – зычно расхохотался «темный». – Не беспокойся!!! Фирма веников не вяжет! После заключения договора ты сразу обо всем забудешь и вспомнишь лишь перед смертью. А до тех пор (долгие, долгие годы!) мы станем активно помогать тебе, проталкивать наверх к богатству, могуществу, власти – которых, прошу учесть, без нашей помощи ты вовек не добьешься. Естественно, ты будешь работать на нас, но сам того не замечая. Не дрейфь, не перетрудишься, работенка не пыльная… Ну, так как? Согласен?! – бес замолчал и выжидательно уставился на свою жертву.
   Человек долго размышлял, потом робко поинтересовался:
   – Договор… э-э-э… нужно кровью подписывать?
   – Не-е-е! Не нужно! – заметно развеселился инфернальный[2] вербовщик. – Мы нынче обходимся без средневековой бюрократии. Достаточно просто сказать «Да!». Теперь спрашиваю в последний раз – ТЫ СОГЛАСЕН?!!
   – Да!!! – выпалил кооператор.
   Торжествующе загоготав, демон пропал в облаке серного дыма, а человек опрокинулся на подушку и уснул мертвым сном…

Примерно в это же время. Где-то в Соединенных Штатах Америки

   Когда мелкому советскому чиновнику, нежданно-негаданно отправленному в престижную загранкомандировку, предложили вступить в масонскую ложу – «элитарный клуб влиятельных людей, обеспечивающий стремительный карьерный рост в будущем», он несказанно обрадовался. Тем паче, данное предложение сделал не абы кто, а высокопоставленный сотрудник советского консульства! Однако ночью, перед вступлением в ложу, чиновнику спалось плохо. Грезилось кандидату в «элитарный клуб», будто на него воздействуют две мощные, нечеловеческие, диаметрально противоположные силы. Красивый, никогда прежде не виденный (но почему-то очень знакомый) юноша[3] уговаривал отказаться, не поддаваться дьявольскому искушению, не губить навеки бессмертную душу. Одновременно некто другой – с уродливой кривой рожей, в черной одежде, попахивающий сероводородом – неустанно твердил о блестящей карьере, материальных благах, власти, могуществе, славе… Между собой они не общались и непосредственно к человеку не притрагивались. Только убеждали. Каждый по-своему. В конечном счете чиновник решительно шагнул к «черному», а от юноши досадливо отмахнулся. Печально покачав головой, тот растаял в воздухе.
   Спустя секунды после пробуждения сон начисто забылся. Осталось лишь ощущение глубокого душевного дискомфорта…
   Церемония посвящения затянулась надолго. Две ритуальные колонны… Комната с черными стенами (так называемая «камера размышления».) Перед входом в нее посвящаемому настойчиво предложили снять с себя все металлические предметы и, в первую очередь, нательный крест,[4] который он стал носить после прекращения открытых гонений на Церковь. Немного поколебавшись, чиновник снял. Ощущение душевного дискомфорта мгновенно исчезло. Сердце словно окаменело. В черной комнате находились три сосуда, наполненных серой, ртутью и солью, а также череп и кости. Там, по приказу руководителей церемонии, он написал три завещания: близким, родине и человечеству. Затем ему надели веревку на шею, черную повязку на глаза и куда-то повели. Были: загадочные шорохи, какие-то странные качели под ногами, грохот, лязг, тошнотворная горечь поднесенного напитка… Наконец наступила кульминация – повязку сняли, и посвящаемый увидел просторный зал, заполненный предводителями ложи. Среди них находились такие знаменитые личности – аж дух захватывало!!! В центре зала стоял гроб с человеческими костями. «Личности» велели новичку лечь в гроб и на глазах у всех проделать мастурбацию, при этом громко рассказывая о собственном юношеском сексуальном опыте[5] чиновник безропотно повиновался.
   Потом состоялся торжественный банкет с большим количеством гамбургеров и горячительных напитков…

10 часов спустя. Территория СССР

   С раннего утра двадцатидвухлетний лейтенант советской армии мучился зубной болью. Идти на прием к армейскому стоматологу он не решался, поскольку тот, во-первых, не отличался, мягко говоря, врачебной квалификацией (или, скорее, не имел таковой вовсе), а во-вторых, постоянно пребывал в изрядном подпитии. У него то двоилось, то троилось в глазах, и в большинстве случаев сей эскулап выдирал вместо больных зубов здоровые. Покинуть же сегодня расположение части и посетить городскую поликлинику лейтенант не мог. Служебное расписание не позволяло…
   К полудню боль достигла апогея. Челюсть, да и всю голову стало буквально рвать на части. В данный момент лейтенант как раз проходил мимо здания штаба. Не в силах больше терпеть, молодой офицер прислонился лбом к кирпичной стене и глухо, протяжно застонал. «Все бы на свете отдал, лишь бы прекратить эти мучения!!!» – в отчаянии подумал он.
   В следующее мгновение на плечо ему опустилась чья-то тяжелая рука.
   – Точно все?! – послышался низкий, гнусавый голос замполита полка майора Барченко. Лейтенант медленно повернул залитое слезами лицо и невольно содрогнулся. Пылающий темным пламенем взгляд замполита, казалось, пронизывал его насквозь. Погода была более чем теплая, в безоблачном небе ярко светило весеннее солнце, однако тело лейтенанта почему-то сквозило холодом, как на сильном морозе. Неожиданно он вспомнил упорно ходившие среди сослуживцев слухи, будто бы Барченко потомственный колдун и обладает странными, нечеловеческими возможностями: умеет читать чужие мысли, может сглазить, напустить порчу, но и лечить болезни вроде бы тоже способен.
   – Ну чо вылупился?! – надменно усмехнулся майор. – Боишься? Ха-ха! Па-а-анятно!.. Ладно, прекращай мандражировать и отвечай на поставленный вопрос: ты действительно все бы отдал?!!
   Лейтенант несмело кивнул.
   – Тогда идем!!
   В своем кабинете замполит усадил молодого офицера на стул, крепко запер дверь, достал из ящика письменного стола замусоленную книжицу в черном переплете (явно не устав КПСС!!!) и, неторопливо перелистав страницы, раскрыл где-то на середине.
   – П-простите, т-товарищ майор, а правда, что вы колдун? – рискнул спросить лейтенант.
   – Да хоть бы и так! – прищурился Барченко. – Ведь для тебя, насколько я понял, главное исцелиться,[6] а уж откуда исходит помощь – от Бога ли, от дьявола, не имеет значения. За избавление от страданий ты обещал отдать все!.. Впрочем, сейчас ты вправе отказаться и продолжать маяться зубами вплоть до завтрашнего дня. Выбирай: либо соглашаешься на мое лечение, либо уходишь прочь и забываешь о нашем разговоре… Итак?!!
   – Я согласен на ваше лечение, – промямлил лейтенант.
   – Хорошо! – плотоядно потер ладони замполит. Затем, глядя в книжицу, пробормотал заклинание и проделал несколько пассов руками. Зубная боль бесследно исчезла…
* * *
   Подобные события (в тех или иных вариантах) происходили и до и после. В различных уголках земного шара.

Глава 1

   И не раскаются они в убийствах своих, ни в чародействах своих, ни в блудодеянии своем, ни в воровстве своем.
Откровение Святого Иоанна Богослова, 9:21.

Наши дни. Г. Москва

   Сегодня высокопоставленный государственный чиновник Проклов Игорь Степанович пребывал в наипаршивейшем расположении духа и постоянно срывал зло на окружающих: ударил по лицу персонального шофера Гену (дескать, плохо водит машину), обматерил в пять этажей секретаршу Катю (на минуту позже кофе принесла), в пух и прах «разнес» подчиненных (толком даже не зная за что) и т. д. и т. п. В общем, бесновался аки черт при виде православной святыни. Причем объяснялось это отнюдь не неприятностями на работе. (Там все обстояло благополучно.) Настроение сорокавосьмилетнему Игорю Степановичу отравила его молодая любовница Инга Лапшина – известная фотомодель тысяча девятьсот восьмидесятого года рождения. На редкость красивая внешне, фотомодель была по характеру законченным барахлом – капризной, непредсказуемой и ненадежной, как газовая колонка фирмы «Протон». Накануне вечером она преподнесла Проклову сразу два «сюрприза». Во-первых, недвусмысленно намекнула на более чем слабую потенцию, а во-вторых (вот уж женская логика!), объявила, что забеременела от Игоря Степановича, а потому пускай он незамедлительно разводится с законной супругой и женится на ней, на Инге, иначе, мол, последуют крупные неприятности.
   «Гребаная стерва!!! – сидя за столом в служебном кабинете, со звериной ненавистью думал господин Проклов. – Ультиматумы мне выдвигать посмела!!! Угрожает, гнида!!! Ну, вконец обнаглела!.. А ведь и вправду напакостит, сучка! В суд подаст, перед прессой опозорит, шум на всю страну поднимет… Нет, так дело не пойдет! Придется решать вопрос кардинальным способом!!! Пожалуй, стоит…» Тут размышления чиновника прервала трель мобильного телефона. Его номер знали лишь избранные, о-о-очень большие люди. Поэтому Игорь Степанович подавил клокочущую в груди ярость, невероятным усилием воли взял себя в руки, поднес к уху трубку и вежливо сказал:
   – Я слушаю вас.
   – Подъезжай ко мне. В темпе! – командно зазвучал в мембране голос олигарха Борисова. – За сорок минут доберешься?!
   – Да, – покосившись на часы, ответил Проклов.
   – Смотри не опаздывай!!! – трубка запищала короткими гудками.
   Тяжко вздохнув, высокопоставленный чиновник поднялся из-за стола и направился к дверям кабинета. С проблемой злокозненной любовницы можно разобраться и чуть позже. Зато пренебрегать приказом «известного предпринимателя» ни в коем случае не следовало. Виктор Семенович Борисов чрезвычайно не любил ждать, и именно он, а вовсе не глава правительства, являлся подлинным начальством Игоря Степановича!..
* * *
   – Садись! – повелительным жестом указал на кресло олигарх. – Захлопни варежку, разуй уши и запоминай, – Виктор Семенович никогда не отличался избытком вежливости. – Короче, так: с повальным насаждением штрих-кода ИНН[7] фокус не удался. Вернее, удался не полностью – значительная часть православных фанатиков уперлась, и ни в какую! Хоть режь их!!! – Лицо Борисова исказила гримаса злобы. – Пришлось на время дать задний ход. – Виктор Семенович замысловато выругался. – Ну ничего, – слегка успокоившись, подытожил он. – Еще не вечер. Попробуем взять «не мытьем, так катаньем». Твоя задача: всеми правдами и неправдами добейся, чтобы правительство резко увеличило налогообложение Православной Церкви. Раз эдак в восемь! Надо набросить на попов финансовую удавку. А то зажрались, понимаешь! Храмы новые строят, сиротские приюты открывают, малоимущим помогают, с дедовщиной в армии борются,[8] стараются воспитать подрастающее поколение в своих традициях, мешают развитию выгодного наркобизнеса и многое, многое другое… Уразумел?!
   Чиновник утвердительно кивнул.
   – Молодец! – покровительственно улыбнулся «денежный мешок». – Теперь второе: крутись как хочешь, но не допусти сколько-нибудь серьезного преследования скинхедов и прочих «национал-патриотов». Это очень полезные субъекты. Захлебываясь соплями, орут о «русской идее», а сами различными скандальными выходками ее же дискредитируют. Превосходное пугало для интеллигентов-неврастеников. – Борисов гаденько, дребезжаще хихикнул: – И главное, не подозревают, придурки, кем в действительности финансируются,[9] в чьих интересах работают!.. В общем – власти должны создать видимость борьбы с «бритоголовыми», но по-настоящему наших мальчиков не трогать! На худой конец можно упрятать за решетку несколько «козлов отпущения» из числа наименее ценных. Успокоить общественное мнение, – Виктор Семенович нервически дернул левой щекой. – В-третьих, – после короткой паузы продолжил он…
   Инструктаж длился не менее часа. Изложив все требования к «государственному мужу» и не встретив ни единого возражения, олигарх заметно подобрел.
   – Чего рожа-то кислая? – глянув на усталое, понурое лицо чиновника, с неким оттенком дружелюбия поинтересовался Виктор Семенович. – Пережрал небось вчера?!
   Волнуясь, запинаясь и потея, Проклов подробно поведал шефу об ультиматуме злодейки Лапшиной, поделился собственными соображениями о предполагаемых кознях любовницы. Выслушав жалобы Игоря Степановича, Борисов зашелся в неистовом приступе веселья: сипло хохотал, брызгал слюной, размахивал короткопалыми руками, икал, рыгал, постанывал и даже шумно испортил воздух. Так продолжалось минуты три.
   – Н-да, достала тебя нахальная бабенка! – успокоившись, наконец, изрек он. – Конкретно, блин, прищучила. Прям в угол загнала! А послать шалаву на хрен чревато… Ты только представь радость папарацци, получивших возможность покопаться в грязном белье столь знаменитой личности! Они тебя с дерьмом смешают! Гы-гы-гы!!!
   Проклов, не удержавшись, всхлипнул.
   – Ну-ну, не тушуйся, – снисходительно утешил его олигарх. – Безвыходных положений не бывает. И я, по доброте душевной, готов помочь отвести беду!
   – Правда?! – встрепенулся государственный деятель.
   – Угу, – важно подтвердил «денежный мешок». – От девки придется избавиться. Аккуратно, по-тихому. Наверняка и ты думал о подобном варианте. Или нет?!
   – Думал, – еле слышно прошептал Игорь Степанович.
   – Однако жар удобнее загребать чужими руками, в данном случае моими! – цинично усмехнулся Борисов. – Ладно, черт с тобой. Сочтемся!.. Кстати, она живет одна? Великолепно! Меньше хлопот! Продиктуй адрес, дай ключи, если есть, ответь на пару-тройку вопросов и можешь выбросить эту дуру из головы!!!
* * *
   На дворе стояла глухая ночь. Плотно зашторенные окна не пропускали в комнату настырный свет полной луны, а хорошо заизолированные стены добротного, элитного дома скрадывали уличные шумы большого города. Уютно тикали антикварные настенные часы… Тем не менее Инге Лапшиной не спалось. Известную фотомодель буквально распирало от радости. Недавно (за сутки до предъявления ультиматума господину Проклову) она прочитала в журнале «Семь дней» рекламное объявление некоего «наследственного мастера высшей любовной магии», обещавшее, в частности, «отворот соперницы от мужа (полный разрыв отношений раз и навсегда). Мощнейший приворот. Помощь в безнадежных запущенных ситуациях. Гарантия положительного результата – 100 %. И, созвонившись, не мешкая, отправилась к колдуну в офис.
   Хоть Игорь Степанович и увешал Лапшину драгоценностями с головы до пят, хоть и одевал как картинку, хоть и не скупился на деньги, но… самолюбивую девицу давно перестала устраивать роль любовницы. Правда, не по причине беременности (к двадцати двум годам Инга успела сделать целых пять абортов и ничуть не тяготилась содеянным.[10]) Просто любовницу не пригласят на великосветский прием, не возьмут на торжественный банкет с участием высших должностных лиц государства, не попозируют с ней перед объективами фото– и телекамер… Это прерогативы законной супруги. Значит, таковой и надлежит стать! Ах, «друг сердца» уже женат?! Ха! Чушь собачья! Жена не стенка, отодвинем!.. Именно так рассуждала Лапшина, обращаясь за подмогой к «наследственному мастеру». Тот содрал с клиентки кругленькую сумму, произвел какие-то колдовские манипуляции и твердо заверил: «В течение ближайшей недели ваша проблема благополучно разрешится». С той поры фотомодель пребывала в состоянии телячьего восторга и ни на йоту не сомневалась в успехе. Проклова же она пугала «крупными неприятностями», исходя из принципа «кашу маслом не испортишь», а упрекнула в низкой потенции исключительно по причине врожденной стервозности.
   «Куда он, на фиг, денется! – посмеивалась Инга. – Я молода, красива, не чета его сорокалетней кляче Людке! Тоже мне „соперница“! Не смешите! Тем более отворот-приворот мощнейшие! Считай, дело в шляпе!» Денно и нощно грезилась Лапшиной блистательная будущность супруги члена правительства. Она не подозревала, что подписала себе смертный приговор, а о загубленной душе[11] приземленная, меркантильная красотка вовсе не помышляла…
   Часы мерно отсчитывали время: тик-так, тик-так, тик-так… Сладко пахло розами, огромный букет которых прислал накануне вечером Игорь Степанович. К букету прилагались золотые серьги с бриллиантами. «Ишь засуетился, старый дурень! Заискивает, умасливает! Попался ты, голубчик, капитально!» – втянув носом ароматный воздух, горделиво усмехнулась Инга, лениво переворачиваясь с боку на бок, и вдруг услышала тихий подозрительный шорох в прихожей. Потом мягкие приближающиеся шаги. Девушка мгновенно взмокла от страха.
   – К-к-кто з-здесь?! – заикаясь пролепетала она, дрожащей рукой включила ночник и… в зыбком, голубоватом свете увидела среднего роста, крепко сложенного мужчину, молча направляющегося к ее постели. В левой руке незнакомец держал небольшой черный чемоданчик.
   «Грабитель!!! Или сексуальный маньяк!!! – панически подумала фотомодель. – Но как он проник в подъезд, защищенный железной дверью с домофоном?! Как отпер хитрый импортный замок квартиры?!» Между тем незваный гость подошел вплотную к кровати и поставил чемоданчик на пол. Застывшее, гипсовое лицо не выражало абсолютно ничего. Пустые, неопределенного цвета глаза напоминали осколки мутного стекла.
   «Точно! Маньяк!» – решила Лапшина и взмолилась осевшим голосом:
   – Прошу вас! Не убивайте!!! Я готова удовлетворить любую вашу эротическую фантазию! Самую извращенную! Клянусь! Только оставьте в живых!!!
   Не ответив ни слова, незнакомец проворно наклонился и большими пальцами одетых в резиновые перчатки рук перекрыл Инге сонные артерии. Девушка потеряла сознание. Мужчина раскрыл чемоданчик, достал оттуда шприц, наполненный розоватой жидкостью, сделал укол в вену фотомодели, вложил опустевший шприц в безвольную ладонь жертвы, сдавил ее пальцы, немного подержал и отпустил. Затем он распахнул окно, поднес к нему бесчувственное тело, опустил грудью на подоконник (головой вперед) и, перехватив за ноги, резко толкнул вниз, с девятого этажа. Завершив свою грязную «работу», убийца подобрал чемоданчик, сунул в первый попавшийся ящик бельевого шкафа два распечатанных целлофановых пакетика (один с белым порошком, другой – с измельченной, высушенной травой) и с чувством выполненного долга убрался восвояси, не забыв перед уходом аккуратно запереть входную дверь собственным ключом…
   ИЗ ТЕЛЕВИЗИОННОЙ ПЕРЕДАЧИ.
   Вчера ночью (число-месяц-год) выпала из окна и разбилась насмерть известная фотомодель Лапшина Инга Валентиновна, 1980-го года рождения. При вскрытии выяснилось, что на момент гибели девушка находилась в состоянии сильного наркотического опьянения. У нее дома найдено двести граммов героина, четыреста граммов марихуаны и использованный шприц с отпечатками пальцев покойной. Какие-либо следы борьбы в квартире, а также признаки взлома на дверном замке отсутствуют. По заявлению представителей следственных органов, единственная версия случившегося – самоубийство на почве наркомании и связанным с ней расстройством психики.
* * *
   Сообщения о «самоубийстве» Лапшиной появились и в прочих средствах массовой информации: об Инге говорили по радио, писали в прессе. Модный журнал, претендующий на роль великосветской хроники, поместил на обложке ее широкоформатную цветную фотографию в мини-купальнике. На некоторое время несчастная девчонка оказалась в центре всеобщего внимания. (Почти как несколькими годами раньше английская принцесса Диана.) Еще бы! Такая сенсация!!! Молодая, богатая, знаменитая, вызывающая жгучую зависть у многих сверстниц красавица обожралась наркоты и сиганула на асфальт с девятого этажа. Ну, как тут не посокрушаться лицемерно и не позлорадствовать втихомолку?! Справедливости ради надо отметить, что «демократические» СМИ не забыли и о вещах более существенных: раскаленной до предела международной обстановке, экономических проблемах России, вылазках недобитых мятежников в Чечне, яростных думских баталиях и т. д. и т. п. В общем, трудились наши доблестные журналисты и телекомментаторы не покладая рук, не закрывая ртов. Однако они почему-то не обмолвились ни словечком о визите в Москву крупнейшего представителя мировой закулисы, масона высшего градуса посвящения, гражданина Соединенных Штатов (и Израиля одновременно) Ариэля Ледбитера, хотя именно его визит…
   Но не будем забегать вперед!!!

Глава 2

   В частной, снабженной новейшим оборудованием, безумно дорогой московской клинике умирал в страшных мучениях владелец этой самой клиники, профессор медицины, глава благотворительного фонда «Гуманизм», потомственный колдун Андрей Викторович Барченко. За годы ельцинского правления бывший армейский замполит добился умопомрачительных успехов: при помощи заокеанских коллег-масонов стал профессором (хотя не имел необходимого образования), получил несколько государственных и международных премий, прославился как авторитетный пропагандист «нетрадиционных методов лечения», выпустил (огромными тиражами) ряд соответствующих «научных» трудов, сколотил колоссальное состояние на торговле человеческими трансплантатами… И вот пришла пора расплачиваться по счетам! У пятидесятичетырехлетнего Андрея Викторовича нежданно-негаданно обнаружился запущенный рак крови, который колдун-профессор, невзирая на всю свою экстрасенсорную «прозорливость», изначально не мог даже заподозрить.[12] Диагноз поставили лишь когда у него начались ужасающие боли в костях и в области живота. Благодаря могущественным связям в верхах у Барченко была возможность лечь в Кремлевскую больницу, но он предпочел собственную клинику, поскольку только здесь мог безнаказанно проводить отвратительные черномагические обряды (персонал клиники подбирался колдуном лично), а также регулярно переливать себе кровь малолетних детей, специально похищаемых подручными «профессора» для данной цели. Будучи сатанистом очень высокого ранга, Андрей Викторович прекрасно знал, что ожидает его на Том Свете, а потому хватался за любую «соломинку» в отчаянной попытке продлить земное существование. Помимо колдовских манипуляций не брезговал господин Барченко и традиционной медициной: через катетер[13] ему постоянно вводили импортный лидоксин, ежедневно вкалывали суперсовременные противоопухолевые препараты и предельно допустимые дозы морфина. Но ничего не помогало. Лейкемия[14] стремительно развивалась, а дикая, рвущая на части боль не отступала ни на секунду. Помимо телесных страданий, колдун испытывал неописуемый страх перед грядущими адскими муками (по сравнению с которыми земные всего-навсего щекотка), однако ни в чем не каялся, а лишь пылал неукротимой завистливой злобой к тем людям, кому предстояло жить дальше (в особенности к тем, кто мог надеяться на спасение души, т. е. к православным).
   – Су-у-уки!!! – извиваясь, корчась и гримасничая, хрипел Барченко. – Не-на-ви-жу-у-у!!! Я, значит, в озеро огненное, а вы… Ну не-е-ет!!! Погубить!!! Все-е-ех!!! За собой утащи-и-и-ить!!! У-у-у, мать-перемать!!!
   – Андрей Викторович, с проходной позвонили, к вам посетитель. Господин Ледбитер из США, – приоткрыв дверь, осторожно доложил главврач Левушкин. – Как прикажете распорядиться?
   – Запускай! Немедленно!!! – обрадованно взвыл колдун.
   Главврач опрометью бросился к телефону.
   – А ты, шалава, брысь отселя! – рыкнул хозяин клиники на дежурившую в палате медсестру. – Беседа предстоит конфиденциальная!!!
   Девушку словно ветром сдуло.
   Профессору сатанинских наук было о чем потолковать с высокопоставленным зарубежным масоном. На протяжении многих лет их связывали тесные, деловые отношения. Оба они (в числе прочих подобных мерзавцев) немало потрудились для полного разрушения основ российской государственности (в первую очередь Православия), но… невзирая на определенные успехи в девяностых годах двадцатого столетия, так и не добились поставленной цели. Сейчас, на пороге смерти, Барченко надеялся подтолкнуть коллегу к более активным действиям, подбросить несколько собственных «гениальных» идей. Неделю назад он позвонил в Нью-Йорк, настоял на личной встрече и с тех пор с нетерпением дожидался прибытия Ариэля. Хотя персонал клиники состоял исключительно из дьяволопоклонников, колдун предпочитал разговаривать без свидетелей. Уж больно глобальные намечались темы! Потому-то и прогнал медсестру…
   – Здравствуй, старый друг. Рад тебя видеть! – прокартавил бесшумно вошедший Ледбитер. По-русски Ариэль изъяснялся практически без акцента (недаром большую часть жизни проработал в ЦРУ), а внешность имел поистине мефистофельскую: высокая, сухопарая фигура; длинный, хищный, загнутый вниз нос; зигзагообразные черные брови; темные, пронзительные, обжигающие глаза. Он был одет в элегантный, индивидуального пошива костюм (правда, с обсыпанным перхотью воротником) и источал ароматы французской парфюмерии. В руке заокеанский гость держал изящную трость с серебряным набалдашником…
   – Здравствуй, – приподнявшись на подушках, просипел Барченко. – Присаживайся.
   Масонский «генерал» с достоинством опустился на стул возле кровати.
   – Я умираю! – без обиняков объявил бывший замполит. – Придется вам добивать эту проклятую страну без меня, но напоследок я желаю оказать посильную помощь нашему общему делу!.. Не перебивай, пожалуйста! – досадливо остановил он вознамерившегося что-то сказать Ледбитера. – Сперва, на правах умирающего, выскажусь я – потом ты!
   – Ладно, – немного подумав, согласился Ариэль.
   – За последний месяц меня осенило пять блестящих идей! – злобно ухмыльнулся колдун. – Итак, начнем по порядку. И ты, и я хорошо знаем, насколько полезна нам и губительна для России мумия Ленина, как много от нее зависит!!![15] Не так ли, брат?!
   

notes

Примечания

1

   Конечно, демон действует так не по собственной инициативе и не по указанию адского начальства. А ни о какой «честности», в данном случае, не может быть и речи! Ведь демоны – зло в чистом виде, без примесей. Просто Бог, которому вынужден подчиняться даже властитель тьмы – сатана, постоянно ограничивает свободу действий нечистой силы и всегда предоставляет человеку возможность выбора. А уж дальше каждый волен сам решать – с кем он.

2

   Адский, дьявольский.

3

   Несомненно, это был Ангел-Хранитель.

4

   В эзотерической традиции данный акт символизирует отречение от Христа. Кстати, во время первой чеченской войны русский солдат Евгений Родионов, находясь в плену у чеченцев и невзирая на избиения, издевательства и зверские пытки, наотрез отказался снять крест. Девятнадцатилетний юноша прекрасно понимал, что это означает. В конце концов разъяренные выродки заживо отрезали парню голову. В настоящее время Евгений Родионов причислен Православной Церковью к Лику Святых (см. Новый мученик за Христа воин Евгений. М., 2000).

5

   Подобная мерзопакостная церемония действительно происходит при приеме в масонскую ложу Йельского университета США. (См. Юрий Воробьевский, Елена Соболева. Пятый ангел вострубил. М., 2002. С.165.) Между прочим, членом этой самой ложи является бывший президент Соединенных Штатов Джордж Буш-старший (см. там же, с. 24), а также многие другие знаковые фигуры американской политики.

6

   Конечно, не сам он понял, а бесы подсказали. От них, кстати, и все сверхъестественные способности колдунов, которые сами по себе никакой силой не обладают и обладать не могут. Правда, за бесовскую «помощь» чародеям приходится жестоко расплачиваться в загробном мире. О том, куда попадают после смерти служители сатаны, см.: Откровение Святого Иоанна Богослова, 21:8; Юрий Воробьевский. Шаг змеи. М., 1999. С. 311.

7

   О том, чем в действительности является этот пресловутый штрих-код, см.: ИНН и печать антихриста. М., 2000; Монахиня Нина. Солнце правды. Современный взгляд на Апокалипсис св. Иоанна Богослова. М., 2002. С. 96–97; а также мою повесть «Рукопашник» в сборнике с твердым переплетом под общим названием «Предъява» (М., 2001) или в сборнике с твердым переплетом под общим названием «Фартовая бригада» (М., 2002).

8

   Согласно статистическим данным, в тех воинских частях, где сильно влияние Православной Церкви, дедовщина постепенно исчезает. В результате в армии значительно улучшается моральный климат и соответственно повышается ее боеспособность, что, естественно, приводит в бешенство западных «агентов влияния».

9

   На самом деле все неонацистские организации в нашей стране созданы и финансируются богатыми масонами-сионистами. А о подлинном предназначении этих псевдопатриотов уже достаточно ясно сказал олигарх Борисов.

10

   А зря!!! Согласно учению Православной Церкви – аборт попросту детоубийство, душегубство! Ведь зародыш наделяется душой с самого момента зачатия и понимает, при аборте, что его убивают. Только сделать ничего не может! Вот результат ультразвукового эксперимента японских ученых: «При приближении инструмента для проведения аборта плод раскрывает рот в беззвучном крике». (Ю. Воробьевский. Падут знамена ада. М., 2002. С. 157.) Тем, кто не верит, рекомендую посмотреть документальную видеокассету «Стук в золотые ворота», которую можно приобрести в редакции «Русский дом».

11

   После добровольного обращения за «помощью» к слугам дьявола – колдунам (они же маги, они же экстрасенсы, они же биоэнергетики, они же «народные целители» и т. д. и т. п.) человек навеки губит свою бессмертную душу (да и тело тоже), если, конечно, вовремя не покается. Подробнее см. мою повесть «Бег к смерти» в сборниках с твердым переплетом «Пресс-хата» (М., 2000) и «Пальцы веером» (М., 2001), а также в сборнике повестей с мягким переплетом под общим названием «Отморозки» (М., 2002).

12

   От дьявола (квинтэссенции зла) просто глупо ждать какой-либо благодарности за верное служение. Напротив – над собственными слугами нечистый дух измывается с особой изощренностью. Как правило, страдания их начинаются уже здесь, на Земле (см. Юрий Воробьевский. Точка Омега. М., 1999. С. 227–228). У колдунов появляются страшные заболевания – рак, СПИД и т. д., которые сами они не способны у себя распознать (см. Иеромонах Анатолий (Берестов), Алевтина Печерская. «Православные колдуны» – кто они? М., 1998. С. 15, 124).

13

   Катетер – специальная эластичная трубочка маленького диаметра, которая вставляется в спинномозговой канал для регулярного введения обезболивающих препаратов (того же лидоксина.) Эта процедура трудоемкая, дорогостоящая и в нашей стране простым смертным не доступна.

14

   Лейкемия – рак крови.

15

   Вот что пишут по данному поводу специалисты: «…Лысый, сифилитический, картавый, маниакальный, не имеющий ни капли русской крови пигмей, потративший всю свою жизнь на уничтожение России… лежит в самом центре Москвы и символизирует собой бессмертное слияние с народом, кровь которого он пытается пить и после смерти. Мумия Ленина – это энергетический вампир… Почестями, восхвалениями, а более всего посещением усыпальницы с большевистскими мощами, русский народ поддерживает своими жизненными силами бальзамированный труп… Миф о бессмертии Ленина и культивируемая память о нем означают телегонию, т. е. передачу во времени и на расстоянии на весь народ признаков вождя… Но самое главное, что мумия лежит в мавзолее без мозга. Этот последний фактор проявляется в жизни нации, пожалуй, сильнее остальных» (цит. по: Юрий Воробьевский. Шаг змеи. – М., 1999. С. 249). Кроме того – святой преподобный Серафим Саровский (1760–1833) предсказал, что после невероятных невзгод и лишений Россия возродится, когда будут отбиты три масонские нашествия (два уже отражены, третье идет сейчас), прославлен в Лике Святых последний русский царь (Николай II слава Богу уже канонизирован) и преданы земле сатанинские «мощи» (т. е. та самая мумия Ленина) – см. Юрий Воробьевский. Елена Соболева. Пятый ангел вострубил. – М., 2002. С. 325.
Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать