Назад

Купить и читать книгу за 14 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

За гранью разума

   В элитном коттеджном поселке объявился жуткий маньяк, по своей жестокости затмевающий самого Чикатило. Он охотится только на маленьких мальчиков и девочек. Сам Президент дал указание как можно скорее изловить и покарать изверга. Дело серьезное, и занялись им лучшие из лучших – полковники ФСБ Корсаков и Середа. Вскоре эксперты вынесли вердикт: гнусными преступлениями против детей промышляет кто-то из местных жителей поселка. Офицеры устроили засаду в одном из коттеджей. Казалось бы, развязка близка и негодяй вот-вот будет пойман. Но то, что неожиданно открылось операм, начисто перевернуло их первоначальное мнение о маньяке…


Илья Деревянко За гранью разума

   Все имена, фамилии, отчества действующих лиц, равно как и названия шоссе, городов, поселков и т. д., – вымышлены. Любые совпадения случайны.

Пролог

   Платиновый город
   28 июня 2008 года. Вечер
   – Как вы сюда попали? – оторвавшись от компьютера, спросила двенадцатилетняя Юля.
   – Дверь оказалась не заперта, – зыркнул по сторонам незваный гость, к чему-то прислушался и удовлетворенно проворчал. – А у горничной выходной… вечный. Нам никто не помешает!
   – Нам?! – опешила девочка! – А разве вы…
   – Молча-а-а-ать!!! – голос «дяди» вдруг трансформировался в собачий рык. Одновременно он достал из-за спины окровавленный туристический топорик с налипшими на лезвии прядями седоватых волос. – Иди сюда-а-а-а, маленькая шлюха! Иди-и-и-и! Живо!!!
   Поднявшись на ноги, девочка заторможенно, как сомнамбула, двинулась к нему.
   – Бли-и-и-же! Еще ближе! – В «дядиных» глазах мелькали красноватые отблески. Губы ощерились, обнажив ровные керамические зубы. На лбу поблескивали капли пота. – Шевели ногами! Вот та-а-а-ак!!! – Крепкие руки в резиновых перчатках вцепились Юле в горло. Девочка задохнулась, захрипела и лишилась чувств (не столько от удушья, сколько от ужаса).
   Очнулась она раздетая догола, крепко связанная, с заклеенным скотчем ртом. «Дядя» (без штанов и без трусов) деловито вынимал из черного дипломата: нож, плоскогубцы, щипцы, презервативы, баночку с вазелином… В уголках его рта пенилась грязноватая слюна…
   «Страшный сон! – дрожа в ознобе, подумала Юля. – Или… глюки! От компьютерных игр-страшилок башню снесло! В действительности со мной не может произойти ТАКОЕ!!!»
   Тем временем незваный гость завершил приготовления, торжествующе взрыкивая, навалился на ребенка и… начался кошмар!!! К сожалению, вполне реальный…
Выдержки из «бумаги», спущенной директору ФСБ с Самого Верха.
   Цитируется дословно. – Авт.
   «…Серия чудовищных убийств (мальчиков и девочек), совершенных в элитном коттеджном поселке «Платиновый город» с марта по начало июля сего года, вызывает самую серьезную озабоченность руководства страны… Учитывая общественный статус проживающих там людей, преступника необходимо обезвредить в кратчайшие сроки и без какой-либо огласки… Работа особой следственной бригады ГУВД РФ чересчур затянулась и до сих пор не принесла ни малейших результатов… Аналитический отдел Администрации Президента России с большой долей вероятности допускает возможность того, что под видом сексуального маньяка в «Платиновом городе» действует специально подобранный и подготовленный агент иностранных спецслужб, имеющий целью посеять панику в определенной части российской элиты и спровоцировать у нее (у элиты) острое недовольство нашими правоохранительными органами в частности и правящей верхушкой в целом, чтобы… (далее – подробные объяснения зачем. – Авт.)… В связи с вышеизложенным предлагаем вам провести секретное расследование силами лучших оперативников ФСБ и как можно скорее вычислить и арестовать эту нелюдь… Особая следственная бригада ГУВД РФ будет продолжать свою деятельность в прежнем порядке, но в контакт с ней (с бригадой) вашим сотрудникам вступать запрещено. Им следует… (длинный перечень указаний, наставлений и рекомендаций. – Авт.)…
Из личной беседы генерал-майора ФСБ Рябова В.А. и генерал-лейтенанта ФСБ Нелюбина Б.И.
   – Как вам версия насчет агента-маньяка? По-моему, абсолютный бред! – Рябов отхлебнул остывшего чая, хотел было закурить, но передумал и вставил сигарету обратно в пачку.
   – Не знаю, не знаю, – покачал головой Нелюбин. – Они там на Западе совершенно спятили! Создают «скульптурные экспозиции» из препарированных трупов людей и называют сие непотребство «свободой самовыражения продвинутых художников». Душатся в очередях в публичные дома с кунсткамерными уродками и уродцами. В открытую поговаривают о признании «прав» некрофилов, скотоложцев и тому подобных выродков. Практически не таясь пропагандируют педофилию… Так что с них станется!
   – Действительно! Я как-то упустил из вида. – Владимир Анатольевич поставил на стол опустевшую чашку. Поколебавшись, все-таки достал сигарету и щелкнул металлической зажигалкой. К потолку потянулись призрачные, сизоватые кольца дыма.
   Некоторое время оба генерала молчали.
   – Так или иначе, вернемся к делу, – затвердел лицом Нелюбин. – Сверху давят со сроками поимки этой твари и требуют лучших оперативников. Придется подчиниться. Корсаков сейчас не слишком загружен?
   – Как обычно, – пожал плечами начальник «…» Управления. – Воз и маленькая тележка! Но если надо – пусть отправляется. Ничего экстраординарного у нас пока нет.
   – Слава Богу! – облегченно вздохнул Нелюбин! – А я, со своей стороны, подключу для нашей совместной операции полковника Середý.
   – Того самого?! – удивился Рябов. – Но разве он…
   – Нет! – улыбнулся Борис Иванович. – Слухи о смерти Игоря оказались сильно преувеличены. Их группа в Чечне и впрямь погибла почти полностью. Из четырнадцати человек выжили только двое. Майор Громов получил пулю в живот, лежит в госпитале. А Середа отделался легкой контузией и на днях вернулся в строй без каких-либо ограничений. Путаница же произошла из-за ошибки в рапорте начальника дежурного отдела по ОГВС.[1] Неправильно понял телефонограмму.
   – Небось нажрался, паразит? – хмуро спросил Рябов.
   Нелюбин утвердительно кивнул. В воздухе вновь повисла напряженная пауза.
   – Как будем производить внедрение? – нарушил тишину Борис Иванович. – Ведь, как я понимаю, Корсаков с Середой должны жить в «Платиновом городе» постоянно, не привлекая к себе внимания. Давайте устроим их туда на работу. Допустим, сторожами, садовниками, дворниками…
   – Плохая идея, – поморщился начальник «…» Управления. – Большинство тамошних аборигенов погрязли в спеси и прислугу за людей не считают. На их вопросы просто не станут отвечать… в лучшем случае! К тому же ни Игорь, ни Дмитрий не выдержат долго вельможного хамства. Последствия же… Гм!.. Представить несложно!
   – Однако они могут общаться с другой прислугой, черпать у нее необходимую информацию, – не сдавался Нелюбин.
   – Вы не знаете порядки в «Платиновом городе», – грустно усмехнулся Рябов. – Прислуга там зашуганная, забитая, большей частью из гастарбайтеров. Опасаясь потерять место, в дела хозяев соваться не рискует. Более того – этим современным рабам разрешено покидать пределы усадеб лишь в исключительных случаях, по особому разрешению. О какой «информации» вы говорите!
   – Неужели все так скверно?! – генерал-лейтенант нервно закурил крепкую сигарету.
   – К счастью, не совсем, – по губам его собеседника скользнула тень улыбки. – Есть у меня в тех краях один стукачок. Некто Гóмолов Сергей Вадимович. В прошлом неплохой художник, а ныне – спекулянт антиквариатом. В январе 2008-го он попался на перепродаже украденной из церкви иконы и в итоге сел на прочный крючок. Теперь стучит как дятел на коллег по бизнесу и, разумеется, согласится поселить наших сотрудников в своем особняке под видом дальних родственников. Благо дом уже месяц пустует. Жена после дикого скандала сбежала в неизвестном направлении, прихватив с собой сына и крупную сумму наличными. Правда, живет он не в самом «Платиновом городе», а неподалеку – в поселке Халявниково.
   – Да уж, хорошенькое «внедрение», – рассерженно фыркнул Нелюбин. – И зачем, спрашивается, нам сдался этот ваш Гóмосов.
   – Гóмолов, – вежливо поправил Владимир Анатольевич.
   – Ну да, Гó…молов. Какой с него прок?!
   – У него масса знакомых в «Платиновом городе», – спокойно пояснил начальник «…» Управления. – Он ездит туда практически каждый день. Либо что-то перепродает, либо консультирует тамошних снобов. Среди них в настоящее время наблюдается повальное увлечение антиквариатом, а Гóмолов слывет хорошим специалистом в данной области. Его услугами охотно пользуются, часто оставляют ночевать… Кстати, машину он водит безобразно, и молодой родственник за рулем не вызовет подозрений.
   – Ну-у-у, тогда другое дело! – просветлел Борис Иванович. – Сегодня же проконсультируем ребят, ознакомим их с заключением наших экспертов по личности маньяка, с материалами, собранными ГУВД. Дадим почитать досье Гомóсова… то есть Гóмолова… Интересно, почему я постоянно путаю «л» с «с» и ударение неправильно ставлю? Неужто из ума выжил?
   – Ни в коем случае, – криво усмехнулся Рябов. – Скорее наоборот! Видите ли, Борис Иванович, вы (уж не знаю каким образом) угадали настоящую фамилию «дражайшего» Сергея Вадимовича.
   – ?!!
   – Да-да! Фамилия его папаши, мелкого партийного чиновника, была изначально Го-мó-сов! А буковку в паспорте и ударение он изменил из понятных соображений. В советские времена даже намек на педерастию не приветствовался…
   – Занятно, занятно, – протянул генерал Нелюбин и о чем-то глубоко задумался…
Выдержки из заключения консилиума фээсбэшных медиков и психоаналитиков о личности маньяка, составленного на основании материалов, собранных особой оперативно-следственной бригадой ГУВД РФ.
   Стилистика полностью сохранена. – Авт.
   «…На трупах всех восьми жертв присутствуют одни и те же характерные признаки: у мальчиков ампутированы половые члены с мошонками, а у девочек вырваны щипцами молочные железы и ножом прорезаны влагалища до анального отверстия. Это свидетельствует о том, что особое внимание убийца уделяет половым органам и тем частям тела, которые имеют отношение к сексуальной жизни. Подобные действия можно объяснить следующим образом: преступник уничтожает те части тела, которые причиняют ему наибольшие страдания. Но, разумеется, эти части функционируют в его психике на символическом уровне. Ампутация, например, половых членов и яичек у мальчиков может интерпретироваться как символическое наказание своего члена за сниженную потенцию, а вырывание молочных желез и прорезание влагалищ у девочек как наказание тех женщин, которые в свое время не выражали восторга его (убийцы) «мужскими достоинствами»… Все жертвы изнасилованы извращенным способом уже после смерти, предваренной жестокими пытками, как то… (подробное описание. – Авт.) Это свидетельствует о том, что выраженная эрекция наступает у убийцы только в процессе истязаний и при виде крови ребенка, а достигает своего апогея в момент агонии жертвы… Ни на одном из трупов не обнаружено следов спермы убийцы, что свидетельствует об использовании им презервативов… Все дети сперва придушены, затем раздеты догола и связаны, то есть лишены возможности сопротивляться. На каждом трупе убийца оставляет свой «автограф» – длинный ряд ровных продольных разрезов на лбу, внешне (как две капли воды) напоминающих штрихкод… Целый ряд факторов, таких как… (подробное описание. – Авт.), указывает на то, что убийца хоть и склонен к шизофрении, но вменяем и полностью отдает себе отчет в совершаемых им действиях. Кроме того, он хитер, изобретателен, осторожен, внешне не вызывает ни у кого подозрений, легко втирается к людям в доверие, хорошо знаком с родителями жертв, является частым гостем в их домах и, скорее всего, постоянно проживает в «Платиновом городе»…
   …Убийца физически силен, весит около ста килограммов, в прошлом, возможно, занимался борьбой… Образование высшее или незаконченное высшее, интеллект средний. По характеру самонадеян, самовлюблен, горделив, тщеславен, крайне злопамятен и в глубине души отъявленный трус…
   …Имеет личный автотранспорт повышенной проходимости и с большим багажником… (Еще ряд незначительных подробностей. – Авт.)

Глава 1

   Полковник ФСБ Корсаков Дмитрий Олегович,
   1976 года рождения, трижды Герой России,
   русский, беспартийный, неженатый.
   Я находился в бескрайнем сыром подземелье, тускло освещенном то там, то здесь черными свечами в заляпанных стеарином подсвечниках. Под ногами противно хлюпала несвернувшаяся кровь. В воздухе пахло едким пóтом и какой-то тухлятиной. Я был одет в спецназовский камуфляж и берцовки. А из орудия имел при себе нож в правой руке и ПСС[2] в левой. Окружающая сырость свободно проникала сквозь плотную ткань и обволакивала тело могильным холодом. Однако я не обращал внимания на подобную мелочь. Где-то поблизости притаилось чудовище в человеческом обличье, которое я хотел уничтожить как можно скорее.
   Кстати, я откуда-то знал, что вышеупомянутые запахи исходят именно от него, от чудовища. Вот только где оно?.. Где?!!
   Неподалеку, в полутора метрах от пола, вдруг появилось восемь призрачных, искаженных страданием детских лиц.
   – Дяденька офицер! Поймайте его! Он сделал нам так больно!!! – жалобно застонало в ушах. – Он рядом с вами! Остановите его!!!
   – Тише, пожалуйста, – шепнул я. – Не отвлекайте!
   Голоса тут же умолкли.
   Гнусные «ароматы» резко усилились. За спиной (в шаге от меня) послышался легкий шорох. Молниеносно развернувшись, я полоснул ножом, но… острое как бритва лезвие пропороло пустоту.
   – Хе-хе, – гадко хихикнуло за спиной.
   – На! – врезал я пяткой назад.
   – Хе-хе-хе, – захихикало где-то сбоку.
   П-ф-ф… П-ф-ф… П-ф-ф! – Выпустил я туда три пули подряд.
   – Хе-хе-хе! – прозвучало над головой, и по макушке тяжело ударил сгусток окаменевшей крови.
   Я скрипнул зубами с досады.
   – Вы не там ищете, дяденька офицер! – вновь заплакали призраки растерзанных детей. – Он…
   Мощный раскат грома заглушил продолжение. В подземелье заметались шаровые молнии. Под ногами разверзся пол.
   – Господи, помоги! – проваливаясь в зловонную бездну, успел взмолиться я и… проснулся.
   За незашторенным окном брезжил мутный рассвет. Я лежал на кровати резного дерева в просторной, со вкусом обставленной комнате для гостей. У противоположной стены на широком диване беспокойно ворочался во сне полковник Середá. Вообще-то гостевых комнат в доме было три. Но примерно с месяц назад Гомолов затеял в особняке ремонт, который проводили три молдаванина под присмотром узбека Бахтияра – постоянного слуги Сергея Вадимовича. Гастарбайтеры жили на чердаке и, невзирая на надсмотрщика, работали вяло, с прохладцей. В результате – бóльшая часть дома оставалась нежилой. Судя по всему, надолго…
   Вчера вечером Гомолов встретил нас в воняющем краской холле на первом этаже. Коротконогий, грузный, с вывернутыми губами – он весь лучился угодливым гостеприимством и чуть ли не пританцовывал на месте.
   – Милости прошу в мою скромную обитель! – бархатисто пропел Сергей Вадимович. – Очень рад оказанному мне доверию и прошу прощения за бардак. – Короткопалая, мохнатая рука указала на заляпанные побелкой стены.
   – Филонят работяги?! – усмехнулся я.
   – Вы невероятно… потрясающе правы! – оживился Гомолов. – Пользуются, негодяи, моей душевной мягкостью… Увы, увы! И так всегда! Постоянно делаю людям добро, а они мне дерьмом отплачивают. Вот, например… – Тут антиквар пустился в пространные рассуждения на тему: он, дескать, «белый и пушистый», а вокруг сплошные подлецы и твари неблагодарные. Сергей Вадимович сильно разгорячился: брызгал слюной, размахивал руками…
   Случайно взглянув на Середу, я отметил откровенную ненависть, промелькнувшую в глазах полковника. И немало удивился: «Ненавидеть?! Этого ничтожного стукачишку?! За что?!! За его самовлюбленность, подленький характер и грязный язык?! Да подобных типов в наше время пруд пруди! Презирать – понятно, но ненависть слишком сильное чувство для столь жалких тварей! Сердца на всех не хватит!!!» Лично мне Сергей Вадимович показался хоть и противным, но довольно безвредным существом. Чем-то вроде вздорной собачонки, облаивающей прохожих из-за высокого забора…
   – Хватит трендеть, чмо! – примерно на четвертой минуте общения грубо прервал его Игорь. – Покажи нам какое-нибудь жилое помещение с двумя кроватями и санузлом. Доставь туда новое, неиспользованное белье и электроплитку. Готовить себе будем сами!
   – Конечно, конечно, – покорно кивнул Сергей Вадимович. – Бахтияр… э-э-э… проводи дорогих гостей и распорядись там…
   Узбек отвел нас в известную читателю комнату, ненадолго отлучился и вскоре вернулся с молдаванами, притащившими: диван, набитый продуктами холодильник, кастрюли, сковородки, чайник, кофейник и обеденный сервиз на две персоны.
   – Ванная и туалет за портьерой, – с восточной сладостью улыбнулся он. – Может, господа желают…
   – Пшел! – рыкнул Середа, и Бахтияр мгновенно исчез.
   – Хозяин со слугой не по душе пришлись? – лениво осведомился я.
   – Не то слово, – проворчал полковник. – С удовольствием порвал бы их на куски!
   – Но откуда столько эмоций?!
   – Пока объяснить не могу, – сознался он. – Чувствую лишь… Впрочем, неважно. Попьем лучше чаю перед сном.
   Игорь сходил в ванную, наполнил водой чайник, поставил его на электроплитку, присел на стул и закурил сигарету. Тридцатичетырехлетний, широкоплечий, круглолицый, зеленоглазый, он внешне чем-то напоминал покойного Вадима Мазаева,[3] но в отличие от последнего алкоголем не злоупотреблял. С Середой я был знаком уже полтора года, но в совместных операциях мы раньше участия не принимали.
   В нелюбинском ведомстве Игорь пользовался репутацией хорошего психолога и аналитика, в совершенстве владел боевым самбо, холодным и огнестрельным оружием, а также являлся высококлассным специалистом в области компьютерных технологий. Кроме того, он отличался хладнокровием, бесстрашием и умением быстро ориентироваться в экстремальных ситуациях. Борис Иванович высоко ценил его способности и регулярно поручал Середé особо сложные задания… (Какие именно, я не знаю. У нас не принято распространяться о подобных вещах. – Д.К.)
   Так или иначе, Игорь с ними блестяще справлялся, о чем свидетельствовали две звезды Героя России, множество боевых орденов и стремительный карьерный рост. (Полковничье звание Середа получил в 2004-м, на два года раньше, чем ваш покорный слуга.) Зато личная жизнь у Игоря не сложилась… Весной 2007-го он развелся с женой-ведьмой и в настоящее время воспитывал один двенадцатилетнего сына…
   – Как Андрюша? – сменил я тему разговора.
   – Растет. – Мой напарник задумчиво глядел куда-то вдаль. В зеленых глазах вспыхивали золотистые искры.
   – А твои родители помогают? – не отставал я.
   – Разумеется! – Встряхнув головой, Середа «вернулся на землю». – Бабушка с успехом заменила ему родную мать, дед тоже старается, пока я по командировкам мотаюсь… Этим летом отправил сына в православный военно-спортивный лагерь. Держится молодцом, на трудности не жалуется… В общем – нормально!.. Кстати, чайник закипел. Будешь?
   – Гхе… гм, – замялся я.
   – У меня тоже со сном проблемы, – понимающе улыбнулся Игорь. – Без снотворного не ложусь. Но мы заварим не черный, а особый, успокаивающий…
   – Другое дело, – облегченно вздохнул я.
   Напившись душистого травяного чая, мы сполоснули чашки в умывальнике. По очереди приняли душ, коротко обсудили план действий на завтра, выкурили еще по сигарете и улеглись спать. Дальнейшее читателю известно…
   …Поворочавшись в постели, я понял – заснуть по новой не удастся, но вставать поленился. И от нечего делать стал мысленно перелистывать досье Гомолова: «…родился в 1958 году в городе «…» Н-ской области. Отец, Гóмолов Вадим Авдеевич (он же Гомóсов), – секретарь парткома на крупном предприятии по производству сельскохозяйственных удобрений. Мать, Гомолова Эмма Артуровна (урожденная Манукян), – домохозяйка… С юных лет проявлял незаурядные способности к живописи, обучался в различных изостудиях… Сразу после средней школы поступил в Н-ский университет (при помощи отцовских покровителей)…
   …Потом работал на радио… Одновременно много и успешно играл на бегах…
   …В 1983 году (при поддержке тех же покровителей) стал членом Союза художников СССР…
   …С началом перестройки принялся активно спекулировать антиквариатом. В первую очередь иконами и церковной утварью. Быстро разбогател…
   …Всегда комплексовал по поводу собственного происхождения, так как предки его по отцовской линии представляли собой целую династию золотарей.[4] В связи с этим он подкупил одного из сотрудников ЦГАДА,[5] который состряпал ему фальшивую дворянскую родословную, дескать, «Род сей ведет начало от опричника Гомолы́, отличившегося воинской доблестью»… Армянское происхождение матери почему-то тщательно скрывает и утверждает, будто Эмма Артуровна – потомственная русская интеллигентка с немецкой примесью. (На самом же деле ее предки пасли овец.) Крайне невоздержан в еде, в питье и в других плотских удовольствиях. Неоднократно заявлял, что «гению» (каковым несомненно себя считает) «дозволено все!»… Любит порассуждать о высоких материях и с жаром поспорить на любую сложную тему, хотя образован поверхностно, начитанностью и эрудированностью не отличается… В университете с трудом «тянул» на тройки и не был отчислен за неуспеваемость лишь благодаря вышеуказанной протекции…
   …Постоянно навязывается к знакомым с мелкими подарками и услугами, за которые потом неустанно попрекает. (Если перед ним не лебезят и не величают «благодетелем».) Причем людей небогатых (или, по его мнению, неопасных) попрекает в глаза, а прочих – заочно и без лишних свидетелей… Склонен к вспышкам бешенства по пустякам, но только с теми, кого не боится. Возможно, это и послужило причиной бегства жены «Ляли» (по паспорту Ольги Гомоловой)… В глубине души отъявленный трус. В процессе вербовки рыдал как женщина и несколько раз обмочился. Ползал на коленях перед вербовщиком, целовал ему ботинки и умолял: «Не погубите!!!» Обладает непомерной гордыней и буйной фантазией. Чрезвычайно кичится своей поддельной родословной и, похоже, уже сам считает ее настоящей…
   …Законченный лицемер. Перед теми, кого опасается (по каким-либо причинам), способен притвориться милейшим человеком. Но при первой же возможности подстроит им крупную пакость…
   …Как художник достаточно одарен. Но, к сожалению, «зарыл талант в землю» в погоне за наживой… Последние известные работы С.В. Гомолова (двенадцать акварелей, посвященных временам года) созданы им в 2000 году. Работы хорошие, оригинальные, написаны в манере экспрессионизма, однако (по заключению экспертов) они же свидетельствуют о том, что автор страдает легкой формой шизофрении…»
   – Давно не спишь? – послышался хриплый спросонья голос Игоря.
   – Минут десять-пятнадцать. Досье Гомолова припоминаю, – отозвался я.
   – Ну и?!
   – Типчик еще тот! Но твоей ненависти он не стоит. Обыкновенный кусок гуано!
   – Судя по досье, да, – согласился полковник. – Но… хотя пес с ним! Интуицию к делу не подошьешь!
   

notes

Примечания

1

   Объединенная Группировка Вооруженных Сил. (Здесь и далее примечания автора.)

2

   Пистолет самозарядный, специальный, под патрон «СП-4» для бесшумной, беспламенной стрельбы.

3

   См. повесть «Тени прошлого».

4

   Проще говоря – говночистов. (Извините за грубое выражение. – Авт.)

5

   Центральный Государственный Архив Древних Актов.
Купить и читать книгу за 14 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать