Назад

Купить и читать книгу за 33 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Татуировки уголовного мира. История и современность

   Татуировка принадлежит к числу наиболее древних обычаев. Она не является исключительно меткой "преступности", поскольку, как свидетельствует история, татуировку наносили на свое тело не только преступники. Однако именно в преступном мире она имеет наиболее обширное распространение.
   В этой книге вы можете познакомиться с историей происхождения «преступной» татуировки, как она развивается в нашей стране, что заставляет нам делать себе нательный рисунок, и как от него избавится, если он вам надоел.


Илья Мельников Татуировки уголовного мира. История и современность

ИСТОРИЯ

   С какого времени татуировка имеет хождение в среде преступников, сегодня не знает никто. На эту тему остается только строить предположения, основываясь на факте, что ею как опознавательным знаком уже в средние века не пренебрегали бродяги, моряки, ремесленники, среди которых водилось немало личностей с антиобщественной репутацией.
   Распространение татуировки в средние века можно связывать с деятельностью странствующих монахов, которые позаимствовали умение выполнять татуировку из культуры стран Востока. От них технику татуировки перенимали также люди странствующие. Период позднего средневековья, отмечает один из исследователей, принес особо активное распространение преступных групп. Возрастало число людей, ищущих хоть какой-то заработок. Эти несчастные с трудом обретали свое место в обществе и куда легче – оказывались вне его.
   История татуировки преступников известна очень слабо. Отсутствуют какие-либо данные, относящиеся ко временам до ХIХ века. Нельзя проследить развивающиеся в ней тенденции и иные процессы. Начиная со времен великих экспедиций Кука, татуировка "среды", видимо, получала все большее распространение прежде всего среди представителей преступного мира, населявших большие портовые города, позже распространилась на территории других густонаселенных регионов, в которых были благоприятные условия для преступной деятельности. С середины ХIХ века, когда татуировка стала более популярной в Европе благодаря описаниям экзотических путешествий и жизни среди "дикарей", ее воспринимали не как европейскую, а как таитянскую. Как водится, внимание исследователей и обывателей направлено прежде всего на все чужое и экзотическое. Хотя европейская татуировка неустанно распространялась, ее экзотические образцы все еще оставались неизвестными широкой публике.
   В середине ХIХ века возрастает интерес к европейской татуировке, которая выросла до масштабов опасного для общества явления. Один из противников татуировки того времени откровенно писал: "Тот, кто подвергает себя татуировке, является преступником либо деградировавшим дворянином".
   Вскоре подоспела теория итальянского ученого Ч. Ломброзо. Он писал об обусловленности татуировки специфическими склонностями личности, которые якобы идут в ногу с "моральными дефектами" и "преступными склонностями". Эта доктрина при всей своей абсурдности сумела-таки проникнуть в литературу, оставила отпечаток на всех исследованиях татуировки, которые велись многими учеными и в более поздние времена.
   Последователем теории Ломброзо оказался и А. Лакассаж, который в 1882 году утверждал, что "размеры черепа убийцы весьма близки к соответствующим размерам черепа дикого, а не цивилизованного человека". Отсюда делался вывод, что поэтому татуировка и распространена среди представителей тюремных и племенных сообществ. Эти ученые наблюдали за татуировкой исключительно преступников, игнорировали возникшую моду на художественную татуировку, которая выполнялась специалистами, причем не на телах преступников.
   Удивительно, но эта наивная теория продержалась в профессиональной литературе до середины прошлого века. Процитируем французских криминалистов Ж. Деларю и Р. Жиро, написавших в 1950 году следующее: "Ломброзо основывает свою теорию, касающуюся татуировки, недалеко отходя от истины. Он сравнил преступника с диким человеком и указал, что психика диких людей идентична психике определенных преступников. Но в то время как для Ломброзо принципиальной чертой этих личностей остается их предрасположенность к совершению преступления, для нас татуировка и преступление являются двумя проявлениями внешней стороны, имеющей общий источник в примитивизме".
   Более трезвые исследователи видели, что даже среди преступников татуируются лишь определенные типы, прежде всего решительные и энергичные, такие, как убийцы, взломщики, а также личности с буйной чувственностью, к числу которых относят сутенеров и насильников.
   Немецкий ученый Э. Рицке отмечает, что склонность к приобретению татуировки существует среди людей, наделенных сильной волей, отважных и предприимчивых. Подтверждением этого тезиса является распространенный обычай татуировки среди моряков, которые в ХVIII веке стали своеобразными соучастниками возрождения татуировки на европейском континенте, "импортируя" ее из просторов Южных морей. (В то время большинство моряков набиралось из представителей преступного мира.)
   Специалисты называет следующие мотивы и обстоятельства, благоприятствующие татуированию: слабая психологическая сопротивляемость татуированного; пассивность и тоска, характерные для пребывания в уединении (нахождение в тюрьме, на корабле, в армии, на фронте); эстетические чувства; подражательство; давление окружения; религиозные причины.
   Свои наблюдения относительно причин и мотивов татуирования собственного тела изложил известный шведский татуировщик Ове Ског на входных дверях в свою мастерскую: "Татуируются только слабые". В таком случае татуировка становится элементом, возвышающим качества личности "слабого" человека и самоутверждающим.
   Можно выделить наиболее актуальные причины выполнения татуировки в преступной среде. Это:
   – желание приобрести татуировку, которая нравится и которая может понравиться окружению как на свободе, так и в исправительном учреждении;
   – потребность определить себя знаком, являющимся формой коммуникации в преступной среде;
   – влияние окружения, а также в периоды подъема моды на татуировку;
   – отражение своего положения как в исправительном учреждении, так и на свободе в преступной среде. Некоторые знаки наносятся добровольно, другие насильственно;
   – бунт против ситуации, в которой оказался заключенный. Накалываются сюжеты и лозунги, символизирующие протест, борьбу, обещание мщения;
   – удовлетворение эротических потребностей посредством выполнения татуировок непристойного характера, символизирующих секс;
   – удовлетворение эстетических потребностей; наносятся модные татуировки;
   – биографические данные и важные события в жизни.
   Проведение точного разделения на виды татуировки в преступной среде затруднительно. Причины этого таятся в разнородности символов, их непостоянстве, приобретении новых значений в зависимости от места и времени. Точно так же они зависят от того, на каком месте тела они выполнены.
   Исследователи предпринимали попытки создать классификацию татуировок преступного мира. В частности, Ломброзо поделил татуировки на знаки любовной, религиозной и военной тематики, знаки, касающиеся ремесла их обладателя или профессии. А. Ленц различал следующие группы татуировки: связанные с алкогольными напитками, авантюрной жизнью данной личности, с жизненными амбициями, касающимися жизни и сексуального облика татуированного, а также анархистские. Специалисты выделяют также татуировки сознательные и добровольные, продиктованные намерением выполнить на собственном теле украшения, являющиеся символом выделения на общем фоне или чертой принадлежности к данной группе.
   Вниманию читателя предложим наиболее исчерпывающий вариант классификации видов татуировки.
   А. Общие символы:
   – характерные для всех преступников;
   – употребляемые на свободе;
   – употребляемые в условиях лишения свободы.
   Б. Знаки, учитывающие желание татуированного:
   – добровольные;
   – обязательные;
   – вынужденные.
   В. Символы иерархии:
   – знаки, которые не зависят от "специальности";
   – знаки, которые могут татуировать только избранные.
   Г. Символы преступной деятельности:
   – знаки принадлежности к конкретной шайке;
   – знаки преступной специализаци;
   – знаки, отражающие способности.
   Д. Знаки об отбывании наказания:
   – общие символы об отбывании наказания;
   – знаки, отражающие количество отбытых наказаний;
   – символы учреждений, в которых отбывалось наказание.
   Е. Символы протеста:
   – политические лозунги антигосударственного содержания;
   – лозунги против законности;
   – лозунги против превратностей судьбы.
   Ж. Символы, характеризующие сексуальный облик:
   – символы извращений и половых перевоплощений;
   – символы, связанные с деятельностью, позволяющей облегчить сексуальные контакты других;
   – символы эротического содержания.
   З. Символы, связанные с событиями из жизни преступника, религиозные и т.д.
   Для людей непосвященных татуировки уголовной среды являются случайно подобранной мозаикой рисунков в виде точек, молний, змей, сердец, стилетов, пальм, бабочек и т.д. Для людей посвященных – вполне читаемой и определенной. Даже самый простой орнамент, несколько разбросанных "в беспорядке" наколок является частью общей концепции, известной преступникам и обитателям исправительного учреждения. Татуировка – что-то вроде визитной карточки. В каждом случае она выполняет функции идентификации, здесь не остается места для вольностей и случайностей в компоновке. При этом информационная составляющая не мешает татуировке быть в преступном сообществе элементом украшения тела.
   Татуировку преступного мира можно считать системой коммуникации. Позиция, престиж, специальность, принадлежность к преступной группе, характер и индивидуальность личности – все это выражается в форме определенных татуировок. Эта татуировка как система коммуникации подвержена изменениям. Некоторые элементы имеют международный характер и встречаются в среде преступников всего мира.
   В исправительных учреждениях, как правило, к татуировке не прибегают мошенники и фальшивомонетчики. Чаще всего украшают свое тело мужчины, а не женщины.
   Знание "кодов" татуировки преступной среды помогает следственным органам идентифицировать преступников, раскрывать характер татуированного и признаки преступной среды, из которой он вышел.
   Выполнение татуировки в исправительных учреждениях некоторых стран запрещено и грозит дисциплинарными наказаниями. Тем не менее именно в исправительных учреждениях татуирование успешно процветает.

ТАТУИРОВКА УГОЛОВНОГО МИРА В НАШЕЙ СТРАНЕ

   Конкретная, строго значимая символика уголовной татуировки в нашей стране сложилась и окончательно оформилась в 60-80-х годах прошлого столетия. Ее изучением занимались органы правопорядка, следственные органы, прокуратура. Правда, поначалу и достаточно длительно время татуировки использовались главным образом для идентификации. В первые годы советской власти для этой цели была введена даже обязательная регистрация татуировок у преступников. И только позже было обращено внимание на то, что татуировка уголовной среды несет более широкий спектр информации – о "специализации" преступника, его месте в "табели о рангах", принадлежности к конкретной банде, количестве полученных сроков и месте отсидки, биографические данные, о характере и сексуальных наклонностях, вкусах и т.д. Достаточно "прочесть" эту нательную живопись, раскодировать знаки и символы и в руках следователя окажутся сведения, которые в иных случаях могут серьезно продвинуть следствие.
   Выработка символики, наносимой на тело, в преступном мире происходила постепенно. Какие-то образцы канонизировались и принимались всеми, другие пересматривались. Легко предположить, что критерий выработки и отбора символов заключался в следующем принципе: непосвященные должны принимать ту или иную татуировку за "чистую монету". Скажем, звезда на плече она и есть звезда. Человеку понравилась – он ее выколол. Между тем "свой", прошедший колонию, лагерь или тюрьму, знает об этой звезде больше. Шести– или восьмиконечная звезда означает, что в местах лишения свободы обладатель этой татуировки не признает правила внутреннего распорядка, отказывается работать, т.е. "отказник".
   Каждый вовлекаемый в "отрицаловку", по оценке воровских авторитетов, имеет особый дух. Для проверки духа проводятся особые испытания, называемые пропиской. Выдержал испытания – получай право в среде заключенных занимать определенное престижное место, нет – теряешь право на ношение звезд.
   При кажущейся простоте символики, значение татуировок не всегда постоянно, точнее – непостоянен рисунок. Трафареты по которым делаются татуировки, постоянно изменяются, что усложняет их расшифровку. Надо изучить сотни трафаретов, чтобы вычленить общие для сходных случаев признаки.
   По понятным причинам осужденные не очень-то стремятся объяснять каждому встречному истинное значение своих татуировок. В литературе на эту тему в качестве примера приводят татуировку профиля В.И. Ленина. Казалось бы, какой тайный смысл можно вложить в этот профиль, который совсем недавно украшал все, что только можно было украсить? Между тем – это символ воров. С какой стати? Очень просто: Ленин – Вождь Октябрьской Революции, начальные буквы образуют аббревиатуру "ВОР". Другой хрестоматийный пример. Женское имя ИРА, будучи вытатуированым, расшифровывается так: "Иду Резать Актив". На груди рецидивиста можно увидеть добропорядочную картинку: мадонна с младенцем на руках. Можно подумать, что осужденный сделал эту татуировку, тоскуя по дому, семье и детям. Как бы не так. Истинный смысл "иконы" совсем из другой оперы: "Тюрьма – дом родной", "Дитя тюрьмы".
   Побудительные мотивы нанесения татуировок: принятие в свою среду лиц, отбывающих срок лишения свободы; самоутверждение среди уголовников; тщеславие, желание показать свою значимость и превосходство над другими; подражание "авторитетам" преступного мира; памятка о местах заключения; романтика тюрьмы.
   
Купить и читать книгу за 33 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать