Назад

Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Пойми себя

   Бетти любила и была любима, в ее жизни было все, о чем только можно мечтать, но в одночасье все исчезло, как мираж в пустыне.
   Бетти осталась одна со своими воспоминаниями. Окружающие наперебой советуют ей забыть о прошлом, а она продолжает цепляться за него. Ее мучает вопрос: должна ли она хранить верность человеку, исчезнувшему без следа, или можно, не оглядываясь назад, начать жизнь заново?..


Ирен Беллоу Пойми себя

1

   Бетти открыла дверцу холодильника, вынула помещенный в специальную пластиковую форму торт и поставила на кухонный стол. Сняв с контейнера прозрачную крышку, она несколько мгновений любовалась произведением своих рук.
   Бетти Уинклесс, редактор популярного Нью-Йоркского журнала «Тауни» («Горожанин»), когда выпадало свободное время, очень любила испечь что-нибудь вкусное, сладкое, с избытком калорий. Она обожала разного рода торты и пирожные, тем более что употребление подобных деликатесов никак не отражалось на ее изящном телосложении. В свои двадцать девять лет Бетти была так же стройна, как в юности.
   Почти весь нынешний уикенд она готовила этот торт, рецепт которого некогда изобрела лично и даже название придумала – «Каприз».
   Бетти все сделала сама от начала до конца: испекла бисквитные коржи, один с добавкой молотого кофе, затем пропитала их коньяком, смазала собственноручно взбитым шоколадно-сливочным кремом и посыпала орехами. Верх своего кулинарного произведения Бетти украсила кремовыми завитками и коническими фигурками из подсушенного в печи безе.
   Этот торт очень любил Майкл.
   Вспомнив, с каким восторгом тот встречал ее появление с любимым лакомством на подносе, Бетти прикусила губу, сдерживая подступающие к глазам слезы.
   Сегодня был день рождения Майкла, и Бетти уже третий раз отмечала эту дату без виновника торжества.
   Собственно, она даже не знала, жив ли Майкл. Но, конечно, очень надеялась, что это так. И хотя прошло уже более двух лет со дня его исчезновения, сердце подсказывало Бетти: отчаиваться рано.
   Майкл Эшбрук был единственным, сыном Джорджа Эшбрука, банкира с Уолл-стрит. Когда Джорджа разбил инсульт, Майкл стал фактическим управляющим делами банка. И только он мог понять то немногое, что был в состоянии произнести отец. Поэтому Майкл постоянно советовался с Джорджем, который не потерял ясности рассудка, хотя почти лишился способности самостоятельно передвигаться и говорить.
   Особенно усилилась связь сына с отцом после трагической гибели Аманды Эшбрук – матери Майкла и жены Джорджа. Несчастье произошло в черный для Америки вторник – одиннадцатого сентября две тысячи первого года. У Аманды был собственный бизнес и офис в Центре международной торговли, и на беду, подобно сотням других пострадавших, она находилась в здании, когда в него врезался самолет.
   Случилось это примерно за пять месяцев до того дня, когда загадочно сгинул Майкл.
   Порой Бетти думала, что в каком-то смысле Аманде повезло, потому что ей не суждено было узнать о загадочном происшествии с сыном, и таким образом на ее долю выпало меньше переживаний. Аманда была сильной женщиной, однако в свое время ее потрясла внезапная болезнь любимого супруга. А если бы к этому прибавилась запутанная история, предшествовавшая бесследному исчезновению Майкла… Все вкупе могло сломать и более закаленного человека.
   Грустно вздохнув, Бетти тряхнула головой, чтобы развеять хмурые мысли, затем подхватила торт и понесла в гостиную.
   Там ее ждал Мэт, родной брат и одновременно давний, еще со студенческой скамьи, приятель Майкла. Сегодня Мэт прибыл один, так как его невеста Дженнифер уехала погостить к матери в Бостон.
   Мэт и Майкл были ровесниками, обоим в этом году исполнилось тридцать пять. Только Мэту в марте, а Майклу…
   А Майклу сегодня, подумала Бетти, изо всех сил удерживая на губах улыбку.
   – О-о! – восхищенно протянул Мэт. – Вот это торт! Нынче, сестренка, ты превзошла самое себя. Только не великоват ли он для двоих?
   Бетти поставила торт в центре накрытого для кофе стола и чуть смущенно улыбнулась.
   – Да, есть немного. Понимаешь, подсознательно я рассчитывала на как минимум четверых. То есть на тебя с Дженнифер и на нас… – Слегка запнувшись, она продолжила:
   – И на нас с Майклом. – Бетти взглянула на Мэта. – Только не подумай, что я окончательно повредилась вот здесь. – Она постучала пальцем по своему виску. – Разумеется, я не ждала, что именно сегодня Майкл вдруг примчится из голубой дали. Хотя, согласись, это было бы чертовски здорово, верно? Представь себе, неожиданно открывается дверь и входит Майкл!
   По-видимому, описываемая картина так ярко вспыхнула в мозгу Бетти, что она даже покосилась на ведущую в коридор дверь, будто впрямь ожидая увидеть на пороге Майкла. Впрочем, подобное не представлялось чем-то невероятным, потому что у Майкла был ключ от этой квартиры.
   Но, к сожалению, чуда не произошло. Дверь по-прежнему оставалась закрытой.
   – Ох и задал бы я ему! – проворчал Мэт. – За то, что столько времени не подавал о себе весточки.
   Мэт, пожалуй, был единственным из всех знавших Майкла, кто, как и Бетти, не верил, что тот погиб. И позиция брата придавала ей уверенности. По истечении стольких месяцев одиночества Бетти очень нуждалась в поддержке.
   Потому что ее приятельницы давно уже твердили, что пора забыть былую любовь и начать жить заново.
   – Пойми, жизнь продолжается, – говорила очередная подружка во время периодически возникающего разговора. – Нельзя ставить на себе крест. Ты молода, умна, красива. У тебя хорошая работа. И вообще, есть все для нормальной жизни. Так не лишай себя ее! Не ограничивай круг своего общения. Тебе нужно больше бывать на людях, знакомиться с парнями.
   Авось кто-нибудь и затронет твое сердце.
   На этом месте душеспасительной беседы Бетти обычно уходила в себя, словно устанавливая между собой и приятельницей незримый барьер.
   Иными словами, все увещевания были впустую. Со временем Бетти начала избегать как подобных разговоров, так и тех, кто их заводил.
   Тем приятнее ей было общаться с Мэтом, который ни разу не посоветовал забыть Майкла и окунуться в некое новое существование.
   – Ладно, ты уж не напускайся на него слишком, когда он появится, – улыбнулась Бетти, отрезая большой кусок торта и протягивая его Мэту на тарелочке. – Мы ведь не знаем, почему Майкл не дает о себе знать. Мало ли бывало случаев, когда люди теряли память, или впадали в кому, или… – Ее голос дрогнул, и она умолкла. – И потом, должны быть очень веские причины для того, чтобы человек вдруг все бросил и удалился в неизвестном направлении.
   – К тому же имея банк и зная, что больному отцу очень трудно им управлять, – хмуро добавил Мэт. – Разумеется, у мистера Эшбрука есть менеджеры, но… – Не договорив, он поближе придвинул тарелку и отломил ложечкой первый кусочек торта. – Ммм… на вкус даже лучше, чем на вид. Плесни мне кофе, пожалуйста.
   – Ох, прости, – спохватилась Бетти. – Тебе без сахара, или положить пару кусочков?
   – Не нужно.
   Наполнив чашку горячим ароматным напитком, Бетти поставила ее перед Мэтом.
   – А помнишь, как ты нас познакомил?
   – Еще бы! Мы с Майклом отправились поиграть в теннис, и он увидел тебя на корте.
   Бетти мечтательно улыбнулась.
   – Я тогда поспорила с Лу Спрингфилд, что выиграю у нее два сета кряду. И выиграла!
   – А Майкл заставил меня остановиться и любовался тобой столько, что мне даже надоело ждать. Потом говорит: «Какая девушка! Вот бы разузнать про нее побольше».
   – А ты что? – спросила Бетти, хотя знала всю историю наизусть.
   – Я ответил что-то в том духе, что, мол, не вижу ничего особенного.
   Бетти покачала головой.
   – Брат называется!
   – А что мне было говорить? – пожал Мэт плечами. – Я тебя с пеленок знаю. Кроме того, мне тоже хотелось поиграть. А Майкл, как на грех, стоит будто приклеенный. Насилу я его увел от вашего корта.
   – Зато потом пригласил в свой загородный дом на пикник вместе с Дженнифер, со мной и другими гостями.
   – Ну, это было уже через месяц, – заметил Мэт. – Просто я понял, что Майкл всерьез тобой заинтересовался. Каждый уикенд он тащил меня играть в теннис. Но на самом деле не столько играл, сколько искал тебя. И все повторялось снова. Как ты его тогда не заметила, для меня до сих пор загадка.
   – А кто тебе это сказал? – лукаво усмехнулась Бетти, отбрасывая назад красивые светлые волосы. – Разумеется, заметила. Сначала тебя, а потом и симпатягу, который находился рядом с тобой. Только во время игры мне некогда было даже рукой помахать. Позже, приехав к тебе на пикник, я сразу узнала Майкла среди остальных твоих приятелей. Правда, тогда мне еще неизвестно было его имя.
   – За этим дело не стало. Майкл как тебя увидел, так и вцепился мне в плечо. Первым его вопросом было – как мне удалось тебя разыскать. Без проблем, отвечаю, снял трубку и позвонил. Он стоит и только глазами хлопает. Не выдержал я, рассмеялся. А потом сказал, что ты моя сестра. Видела бы ты выражение его лица! – Мэт коротко хохотнул, затем кивнул на стоящую перед Бетти пустую тарелку. – А почему ты сама не ешь?
   – Что? – не сразу поняла та. Погрузившись в приятные воспоминания, она совсем забыла, что в ее чашке остывает кофе. – А, ты про это…
   Сейчас… – Она отрезала и положила себе кусочек торта. – Наверное, я и сама выглядела полной кретинкой, когда ты знакомил нас с Майклом. Увидев его вблизи, я разинула рот от удивления – таким красивым он мне показался.
   Гораздо лучше, чем на расстоянии. Темные волосы и брови, высокие скулы, прямой римский нос. А когда он заговорил, то произвел еще большее впечатление. – Мэт усмехнулся. – Да, помнится, в Майкле вдруг проснулся дар красноречия. Прежде я даже не подозревал, что он способен так складно изъясняться. И никогда не видел его таким вдохновенным, хотя еще в студенческие годы мы не раз вместе волочились за девчонками.
   Бетти подцепила ложечкой ломтик торта и несколько мгновений задумчиво разглядывала его. Было заметно, что ее мысли витают где-то вдалеке.
   – Знаешь, наверное, это был классический случай любви с первого взгляда, – наконец произнесла она. – Позже Майкл признавался мне, что именно в тот день подумал как о чем-то совершенно естественном, что мы созданы друг для друга. – Бетти взглянула на Мэта. – Самое интересное, что и у меня тогда возникли подобные мысли. Вообще, в тот день мы были настолько увлечены друг другом, что вокруг нас будто возник вакуум. Во всяком случае, у меня были моменты, когда я не замечала никого, кроме Майкла, хотя, если не ошибаюсь, ты пригласил еще человек шесть. Точно помню, что были Боб Салливан и Феликс Закревски…
   Мэт улыбнулся.
   – Верно. И Боб приехал со своей тогдашней подругой. А остальных ты прежде не встречала.
   Бетти наконец отправила в рот кусочек торта и запила его глотком изрядно остывшего кофе.
   – Меня удивляет другое: как это мы не познакомились с Майклом раньше? Ведь до нашей встречи ты знал его несколько лет.
   Мэт встал и наполнил кофе свою опустевшую чашку.
   – Тот же вопрос задавал мне Майкл, – сказал он, усаживаясь на место.
   – И что ты ему ответил?
   – Ну, если бы мы с Майклом, скажем, вместе учились в школе, тогда он наверняка бы тебя знал. Но университет другое дело. Вдали от дома, и все такое… Кстати, я не делал секрета из того, что у меня есть сестра. Просто Майкл не обратил внимания на эту информацию. А вот когда увидел тебя, тут что-то и щелкнуло в его голове.
   – В моей тоже. – Бетти откинулась на спинку стула. – И еще у меня твердо закрепилась ассоциация, что твой загородный дом – это место моего знакомства с Майклом. Поэтому мы так часто напрашивались к тебе в гости. – Она немного помолчала, потом улыбнулась. – Да, хорошее было время… А помнишь, как замечательно Майкл готовил телячьи отбивные? Они получались у него нежными, сочными. Даже в ресторане не всегда такие подадут. А свиные ребрышки на шампуре? Помнишь?
   – О да! – подхватил Мэт. – По части приготовления мяса Майкл был мастер. Не то что мы все. Что мы умели? Поджарить над углями на решетке заранее купленные в супермаркете колбаски для барбекю? Вот и все кулинарные изыски. А Майкл – другое дело. Помнишь его любимую фразу? «Мясо – это по мужской части». До сих пор не пойму, откуда у него взялись подобные навыки? Насколько мне известно, в их семье всегда работал повар.
   – Так в этом-то и заключается весь секрет!
   Майкл рассказывал мне, что у них три года подряд служил повар-итальянец. Сам он тогда еще был мальчишкой, учился в старших классах. И вот как-то раз, когда дома никого не было, он забрел за чем-то на кухню и увидел, как лихо там орудует повар. С тех пор Майкл частенько – туда наведывался. Сначала просто поглядеть, а потом повар ему сказал, мол, что без толку сидишь, давай я тебя готовить научу, в жизни всегда пригодится. С его легкой руки Майкл и освоил несколько блюд.
   – Что ж, похоже на правду. Потому что я не представляю, чтобы Майкла научила кулинарным премудростям его мать, Аманда. Не говоря уже об отце… Ну вот, ты снова хмуришься! Наверное, напрасно я упомянул про родителей Майкла.
   Бетти натужно улыбнулась.
   – Ты здесь ни при чем. Просто мне так жаль их всех – Джорджа, Аманду… Майкла. Их семью будто преследует злой рок.
   Теперь помрачнел Мэт.
   – Думаю, мистика здесь ни при чем.
   Чутко уловив в его голосе интонации, показавшиеся ей странными, Бетти вскинула взгляд.
   Ее сердце сжалось от смешанного чувства тревоги и надежды.
   – Что ты хочешь этим сказать? Тебе что-то известно?
   Однако Мэт лишь рукой махнул.
   – Успокойся, я знаю не больше твоего. Но простая логика подсказывает, что исчезновение Майкла стало следствием череды предыдущих событий.
   – Ты имеешь в виду…
   – Все те странности, которыми была наполнена его жизнь до того дня, когда он исчез из своей больничной палаты. Я почти уверен, что загадка имеет прямое отношение к его бизнесу.
   Бетти вздохнула.
   – У меня тоже проскальзывали подобные мысли. Но… – Она на миг закрыла глаза рукой. – Ох, честно говоря, я не знаю, что и думать!
   Майкл упоминал, что у него какие-то неприятности в банке.
   Мэт кивнул.
   – Он и мне это говорил.
   – Правда?
   – Я заметил, что Майкл как-то переменился. Часто задумывался, умолкал на полуслове, стал тревожным… даже раздражительным. Я не мог тогда толком определить его состояние.
   Поначалу мне казалось, что он слегка нервничает из-за вашего приближающегося бракосочетания. Я-то знал его отношение к свадьбам.
   Бетти отпила глоток кофе.
   – Нет, дело наверняка было в другом. Мы с Майклом заранее договорились, что не будем устраивать пышного торжества. Так, посидим с близкими друзьями в ресторане, а потом отправимся в свадебное путешествие.
   – Да я и сам потом понял, что ошибся. В конце концов, Майкл не желторотый юнец и тебя он любил, с чего ему так волноваться? Однажды я не выдержал и прямо спросил, не случилось ли с ним чего. Майкл долго на меня смотрел, а потом сказал, что, кажется, угодил в грязную историю. Подробностей не сообщил и просил ни о чем не расспрашивать. Мол, лучше мне ничего не знать.
   – Точь-в-точь и у нас был такой разговор! – воскликнула Бетти. – С той разницей, что в конце Майкл извинился передо мной за то, что нам придется отложить свадьбу. Ненадолго, так он сказал.
   Мэт пристально взглянул на нее.
   – А причину назвал?
   – Да. Какие-то сложности в банке. Или с деловыми партнерами – я толком не поняла.
   Майкл лишь объяснил, что хочет закончить все дела, перед тем как мы уладим брачные формальности и уедем отдыхать. – С губ Бетти вновь слетел вздох. – Он действительно стал не похож на себя самого. Однажды мне случилось быть по делам на Мэдисон-сквер, и я ненароком увидела его в ресторане «Харрис» за деловым ланчем с какими-то людьми. Представляешь, он меня даже не заметил! Один только Феликс кивнул мне – тоже довольно рассеянно – и вновь принялся слушать, о чем идет разговор за столом. Я не стала подходить, потому что в подобные моменты лучше не…
   – Постой, – прервал ее Мэт. – Ты сказала – Феликс? Феликс Закревски?
   – Ну да, – немного удивленно кивнула Бетти. – Он самый. А что?
   Мэт встал из-за стола и принялся ходить по комнате.
   – Ничего не понимаю… Феликс работает у меня. Какие дела могли связывать его с Майклом?
   Бетти сморщила лоб, размышляя. Мэт владел радиоэлектронной компанией, а Феликс был там одним из менеджеров. К банковскому бизнесу его занятия не имели никакого отношения.
   – Не знаю, – произнесла она наконец. – Может, Феликс оказался там так же случайно, как и я.
   – Случайно сидел за столом во время делового ланча? – В тоне Мэта сквозила ирония. – Я знаю ресторан «Харрис». Это излюбленное место биржевиков и банкиров с Уолл-стрит.
   Кухня там оставляет желать лучшего, зато атмосфера абсолютно деловая. Кстати, а ты сама зачем туда зашла?
   – Просто перекусить. Пару раз Майкл приводил меня туда, ну я и заглянула по старой памяти. Как раз наступило время ланча, и почти все столики были заняты. Меня устроили в углу, далеко от того места, где находился Майкл.
   Я быстро поела и отправилась дальше по своим делам.
   Мэт вновь уселся за стол.
   – А что за люди беседовали с Майклом?
   Бетти на минутку задумалась, потом пожала плечами.
   – Люди как люди. Точно не помню, но, кажется, их было трое. – Немного помедлив, она добавила:
   – Не знаю, как объяснить, но у меня сложилось впечатление, что они иностранцы.
   – Почему?
   – Говорю же, сама не знаю. Что-то неуловимое. В манере одеваться, жестах… Ничего более определенного сказать не могу.
   – Ладно, все это можно выяснить, – задумчиво произнес Мэт.
   Несколько мгновений Бетти смотрела на него.
   – Думаешь, те люди как-то связаны с покушением на Майкла?
   – Как знать, как знать… – протянул Мэт. – Разумеется, я могу лишь строить предположения. Но если сопоставить факты… Взгляни сама: сначала Майкл говорит, что у него какие-то неприятности, связанные с бизнесом, потом его привлекают в качестве свидетеля по делу о финансовых махинациях неких фирм, среди которых – заметь! – были и иностранные, затем он дает показания в суде, но спустя некоторое время это прекращается, потому что его пытаются убить. – Мэт помолчал. – А сейчас ты говоришь, что видела Майкла за переговорами с какими-то людьми, которые показались тебе иностранцами. Для меня самое интересное то, что там находился Феликс.
   – На днях он звонил мне, – вдруг произнесла Бетти.
   Мэт быстро взглянул на нее.
   – В самом деле? И что сказал?
   – Так, ничего особенного… Обычный звонок вежливости. Спросил, как дела, как здоровье, то да се. Конечно, вспомнили Майкла и что в этом году ему должно было исполниться тридцать пять. – Она нахмурилась. – Это Феликс так выразился: «должно было». Он всегда упоминает о Майкле в прошедшем времени, будто о… покойнике. – Последнее слово Бетти произнесла через силу. – Поэтому мне неприятно с ним говорить, и ту беседу я тоже постаралась сократить.
   Мэт побарабанил пальцами по столу.
   – Какие любопытные новости я сегодня узнаю от тебя. А что значит «всегда упоминает»? Вы с Феликсом уже не впервые ведете подобные разговоры?
   Бетти вновь пожала плечами.
   – Периодически он звонит мне. Если не ошибаюсь, впервые это случилось примерно через месяц после исчезновения Майкла.
   – А до того Феликс тебе звонил?
   – Никогда.
   – Очень, очень занятно… Ну и что он тогда сказал?
   – Точно не помню, разговор был довольно пустой. В конце Феликс выразил мне соболезнование по поводу безвременной кончины Майкла.
   Брови Мэта хмуро сошлись у переносицы.
   – В самом деле? А почему он решил, что Майкла нет в живых?
   – Я спросила его о том же, – подхватила Бетти. – Причем в довольно резкой форме. Он как будто сначала опешил, а потом стал распространяться о том, что тела, как известно, не нашли, однако, как это ни прискорбно, вряд ли есть надежда увидеть Майкла живым. Мол, в противном случае он давно дал бы о себе знать. И если бы его похитили с целью получения выкупа, это тоже стало бы известно.
   Повисла небольшая пауза, затем Мэт произнес со вздохом:
   – В свое время мы с приятелями, как ты понимаешь, не раз обсуждали эту историю. И рассматривали разные варианты. Вначале все думали, что Майкл скоро объявится. Но уже через две недели количество оптимистов поубавилось. – Взглянув на Бетти, Мэт развел руками. – Увы, такова горькая правда. И их можно понять. Человеку трудно все время находиться в состоянии неопределенности, даже если речь идет о друге. – Он снова немного помолчал. Только одного я не пойму: зачем Феликсу понадобилось бередить твои душевные раны?
   – Тогда я подумала, что он черствый или просто толстокожий человек, обругала его про себя кретином и решила не обращать внимания. Но спустя некоторое время Феликс позвонил вновь, потом еще и еще.
   – И ты ничего мне не говорила! – покачал Мэт головой.
   – Я не видела в этом ничего особенного. Мне даже пришло в голову, что таким образом Феликс пытается наладить со мной более тесный контакт. Он ведь давно поглядывал на меня с интересом, даже зная, что я встречаюсь с Майклом. А тут вдруг Майкл исчез…
   – И Феликс поспешил застолбить участок, – усмехнулся Мэт. – Что ж, может быть. Только все равно в его действиях есть что-то странное. И потом, мы почти каждый день видимся в моем офисе, но я не припомню случая, чтобы Феликс расспрашивал о тебе, о твоей жизни и тому подобное. Вот Майкл в свое время просто уши мне прожужжал, рассказывая, какая ты замечательная!
   Бетти улыбнулась.
   – По-моему, я тоже злоупотребляла твоим терпением.
   Мэт расплылся в ответной улыбке.
   – Я не в обиде. Должны же вы были излить на кого-нибудь свои восторги по поводу друг друга.
   – Спасибо тебе! – с чувством произнесла Бетти. – Без твоей моральной поддержки я… – Ее голос пресекся, и она прикусила губу, сдерживая слезы.
   Мэт действительно очень помог ей, особенно в самый трудный период – первые полгода. Сейчас Бетти по-прежнему жила с тяжестью на сердце, но ее нынешнее состояние нельзя было даже сравнить с отчаянием первых месяцев.
   Впрочем, на нее и сейчас еще накатывала порой черная тоска. И чтобы не оставаться с разъедающим душу чувством наедине, Бетти садилась в свой «даймлер» и ехала туда, где они прежде бывали с Майклом. Иногда она даже подъезжала к зданию на Уолл-стрит, где находился его банк. Вечером, в конце рабочего дня, там было очень оживленно. По тротуарам тек людской поток – молодые и не очень молодые бизнесмены спешили после трудов домой. К подъезду то и дело подкатывали лимузины с тонированными стеклами, чтобы принять в салон и тут же увезти очередного вершителя мировых судеб. Дамы и девушки в строгих деловых костюмах постукивали каблуками по асфальту и щурились на вечернее солнышко после многочасового бдения за компьютерным монитором.
   Сидя за баранкой, Бетти пристально вглядывалась в лица прохожих, словно надеясь, что случится чудо и из человеческого ручья вдруг вынырнет тот единственный, из-за кого она лишилась покоя. Но все тщетно, Майкл так ни разу и не появился…
   – Брось, Бетти, – сказал Мэт. – Тебе не за что меня благодарить. Я не сделал ничего особенного. Даже не смог раздобыть никакой информации о Майкле. Странно: был человек и словно сквозь землю провалился.
   – А я сегодня утром разговаривала с отцом Майкла, – тихо произнесла Бетти.
   – С Джорджем? – удивился Мэт. – Его состояние улучшилось?
   Она покачала головой.
   – Сиделка говорит, что пока все остается на прежнем уровне.
   – Как же вы общались?
   – Говорила в основном я, а Джордж больше слушал. Впрочем, он тоже произнес несколько фраз. Я с трудом вникла в их смысл. Все про Майкла, про то, что Джордж его ждет и надеется увидеть живым и невредимым.
   – У старика тоже нет никаких сведений? спросил Мэт.
   – Насколько я поняла, ему известно столько же, сколько и нам.
   – Бедняга Джордж… Ему тяжелее всех.
   Бетти закивала.
   – Я тоже так думаю. Впрочем, тут и думать нечего, все очевидно.
   – А ты никогда не пыталась выспросить у Джорджа подробности дела, по которому Майкл давал свидетельские показания?
   Бетти задумалась.
   – Мне как-то не пришло в голову завести с ним подобный разговор. А сам Джордж однажды сказал, что Майклу следовало быть более щепетильным при совершении некоторых сделок. Во всяком случае, я так поняла его.
   – Ну да, с этим трудно спорить. Разумеется, старик прав. Я лишь надеялся, что Майкл больше делился с ним своими неприятностями, чем с тобой или со мной.
   – Может, так оно и было, но Джордж по каким-то причинам не хочет этого показать.
   – Что ж, ему виднее. Не исключено, что он опасается за свою жизнь. Возможно, ему известно нечто такое, о чем знал Майкл. А в него ведь стреляли.
   Бетти на миг закрыла глаза.
   – Ох, лучше не напоминай. Я стараюсь забыть о том кошмаре. Когда мне сказали, что Майкл ранен, я почему-то решила, что от меня скрывают правду и на самом деле случилось самое плохое. Только когда Майкл смог связаться со мной по своему мобильнику, я немного успокоилась. – Она горько усмехнулась. – Как показали дальнейшие события, напрасно. Потому что через неделю Майкл исчез. Несмотря на то что у двери его палаты круглосуточно дежурили полицейские.
   – И медицинский персонал тоже не смог сообщить ничего определенного, – добавил Мэт.
   – Или не захотел.
   – Думаешь, в этом деле замешан кто-то из больничных работников?
   Бетти провела рукой по лицу.
   – Не знаю. Честно говоря, я сейчас стараюсь вообще ни о чем не думать. Просто живу… будто по инерции, и все.
   Несколько мгновений Мэт пристально смотрел на нее. Потом обвел взглядом стол и спросил:
   – У тебя не найдется минеральной воды?
   – Кажется, есть в холодильнике. Сейчас принесу.
   – Не нужно; я сам схожу.
   Мэт отправился на кухню и вскоре вернулся с бутылкой воды и двумя бокалами. Наполнив их до половины, он придвинул один к Бетти.
   Та механически кивнула.
   – А знаешь что? – сказал Мэт усаживаясь. – У меня есть одна идея. Правда, не уверен, что ты воспримешь ее правильно.
   Бетти усмехнулась.
   – Какое длинное предисловие! Выкладывай, не заставляй меня волноваться, иначе я невесть что подумаю.
   – Да? Ну ладно. Ты, кажется, что-то упоминала о скором отпуске?
   Она кивнула.
   – Через пару недель собираюсь отдохнуть.
   – И уже решила где?
   – Нет. Честно говоря, мне ничего не хочется.
   – Чем же ты будешь заниматься?
   – На диване валяться, книжки читать…
   Мэт отпил несколько глотков воды.
   – Замечательное времяпрепровождение. А не хочешь делать то же самое на моей новой вилле во Флориде?
   В глазах Бетти промелькнуло удивление.
   – Признаться, я как-то не думала об этом. Разве там уже закончен ремонт?
   Мэт хохотнул.
   – Давно! Прошлым летом мы с Дженнифер чудесно там отдохнули. Знаешь, как называется вилла? Гибискус. Дженнифер нашла ее очаровательной. Место спокойное, море, рядом поселок, там есть несколько кафе, где можно неплохо поужинать, если захочется разнообразия. И пляж там тоже хороший. А на вилле есть бассейн. Я велю его почистить к твоему приезду. Весь дом в твоем распоряжении, мешать никто не будет.
   Бетти задумчиво повертела в руке бокал.
   – Я не собиралась никуда ехать…
   – Вот это напрасно, – убежденно произнес Мэт. – Сама посуди, ну будешь ты день-деньской валяться в четырех стенах, которые к тому же знакомы тебе до мелочей. Вновь станешь изводить себя грустными мыслями. Что в этом хорошего? – Он обвел взглядом гостиную. – Здесь все будто пропитано тоской! Если хочешь знать мое мнение, тебе просто необходимо хотя бы на некоторое время сменить обстановку. Не станешь же ты остаток своих дней сидеть взаперти и горевать об утраченных возможностях. Это по меньшей мере неконструктивно. Уверен, сам Майкл не одобрил бы подобного образа жизни.
   Бетти улыбнулась, наблюдая за движением пузырьков воздуха в минеральной воде.
   – Майкл любил жизнь и умел наслаждаться ею.
   – Вот именно. Об этом я и толкую. Ты ничем ему не поможешь и не ускоришь его возвращения, существуя в добровольном заточении.
   – Ты говоришь точь-в-точь как мой психолог, – негромко заметила Бетти.
   – Вот видишь! – воодушевился Мэт. – Значит, я на правильном пути.
   – Наверное. Не знаю… Просто твое предложение так неожиданно…
   – Я не требую от тебя немедленного ответа.
   Обдумай все как следует. По-моему, это неплохой вариант, но решать тебе. Потом скажешь мне по телефону, что надумала. Только очень не тяни, чтобы я успел дать необходимые распоряжения миссис Рэнсом.
   – Кому?
   – Моей экономке. Она местная, живет в поселке, но ежедневно наведывается на виллу. Ты не обязана с ней встречаться, однако на всякий случай я сообщу тебе номер ее домашнего телефона.
   – Хорошо. – Заметив радостный блеск в глазах Мэта, Бетти быстро добавила:
   – Я еще ничего не решила!
   Тот кивнул.
   – Понимаю. И жду.

2

   Странно, но после того, как Мэт уехал домой, Бетти едва ли не впервые за долгие месяцы спокойно провела ночь. Обычно ее мучила бессонница, из-за которой по утрам она вставала разбитой. Даже поездка на работу не способствовала выходу Бетти из этого состояния, и, прибыв в редакцию, она еще долго не могла сосредоточиться на делах.
   Борясь с проблемой, она принимала снотворное. В каком-то смысле таблетки помогали, потому что Бетти засыпала, но тогда ее одолевали кошмары. В результате она пробуждалась в дурном настроении.
   Особенно часто повторялся один болезненный сон. Бетти пешком поднималась по лестницам какого-то здания. Сначала идти было легко и даже приятно, но постепенно ситуация менялась. Бетти начинала уставать. Ей становилось жарко, появлялась жажда. Однако она упрямо продвигалась вверх, облизывая пересохшие губы и освобождаясь по пути от всего лишнего, сбрасывая плащ, шелковый шарф, жакет, туфли.
   Примерно в середине сумасшедшего подъема Бетти понимала, что находится в каком-то бизнес-центре, в одном из офисов которого ее ждет Майкл. После этого ее силы будто удесятерялись и она с новым рвением продолжала путь.
   В конце концов на каком-то этаже, номер которого был помечен двузначной цифрой, Бетти становилось ясно, что пора свернуть с лестницы в коридор. Но, к несчастью, на этом кошмар не кончался, потому что еще предстояло отыскать офис Майкла.
   После долгого хождения по комнатам Бетти наконец обнаруживала своего суженого. Тот был в знакомом ей костюме, распространял вокруг себя легкий аромат лосьона для бритья, который она узнала бы из тысячи. Изнемогая от счастья, Бетти бросалась в объятия Майкла, их губы сливались… и в этот радостный миг она внезапно осознавала, что целует совершенно постороннего человека.
   Тут Бетти обычно просыпалась, а потом до утра лежала в одинокой постели, безмолвно глотая слезы…
   Нынешней же ночью ей не приснилось ни единого кошмара. Напротив, она даже увидела нечто приятное. Во всяком случае, на работу Бетти отправилась если не в чудесном, то в сносном расположении духа.
   А что, может, и впрямь пришло время что-то изменить в своей жизни? – думала она, сидя за баранкой «даймлера» на очередном перекрестке и ожидая, пока зажжется зеленый свет.
   В самом деле, чего я добьюсь, бесконечно пребывая в состоянии тоскливого ожидания? Только одного: настолько подурнею и постарею, что, вернувшись наконец, Майкл не узнает меня. И захочет ли он тогда остаться со мной, вот вопрос! Тем более что вокруг полным-полно молодых и красивых.
   Весь день Бетти размышляла над предложением Мэта, пока оно не стало представляться ей более чем заманчивым.
   Море, солнце, свежий воздух, шум прибоя – что может быть прекраснее? – вертелось в ее голове, пока она редактировала статью для июньского номера журнала «Тауни». – А еще тишина, птичий щебет по утрам, аромат цветов. Наверняка на вилле есть цветы, если она называется «Гибискус»!
   После работы Бетти не поехала, как обычно, домой, а отправилась в салон красоты. Прежде она часто бывала там, пользуясь услугами определенной массажистки и косметолога. Порой те даже приезжали к ней на дом, когда она не могла вырваться в салон.
   Бетти приняли как старую знакомую. Ее сразу окружили заботой и вниманием. Посетовали, что она давно не появлялась, однако никаких вопросов, разумеется, не задавали.
   Сначала Бетти минут сорок лежала на специальном столе, нежась под умелыми руками массажистки Кэрол. Та тщательно разгладила и размяла каждую мышцу ее тела, и они будто наполнились соком, ожили, задышали. В конце процедуры у Бетти возникло чувство, словно она заново родилась.
   Потом ею занялась косметолог Рита. Она очистила лицо Бетти специальным молочком, согрела горячим влажным полотенцем, потом нанесла жирный крем и тоже принялась делать массаж, но более тонкий, деликатный. Покончив с ним, убрала остатки крема и наложила какую-то новомодную маску, о которой Бетти даже не слыхала – настолько отстала от жизни за минувшие два года.
   Когда Рита завершила работу, Бетти взглянула в зеркало и не узнала себя – лицо у нее стало как у юной девушки.
   – Вызвать визажиста? – спросила Рита.
   – Нет, благодарю. Сегодня я больше никуда не собираюсь. Отсюда сразу домой.
   Рита улыбнулась.
   – Заходите почаще. Мы, женщины, не должны себя запускать. В отличие от мужчин нам нельзя расслабляться. Для нас это непозволительная роскошь.
   В ответ Бетти оставалось лишь кивать.
   Расплатившись в кассе, ободренная и словно сбросившая с плеч тяжкую ношу, она выпорхнула из стеклянных дверей салона, сбежала по ступенькам крыльца и бодро направилась к своему автомобилю.
   Даже дорога домой показалась ей сегодня не такой долгой. Кроме того – о чудо! – ни разу не пришлось стоять в пробке, хотя был самый час пик.
   Позже, готовя на кухне незамысловатый ужин, Бетти поймала себя на том, что напевает. Обнаружилось это примерно в середине процесса стряпни. Она вынула из холодильника покрытый инеем шницель-полуфабрикат и положила на разогретую сковородку. Затем поместила замороженное картофельное пюре в микроволновую печь и принялась искать консервный ключ, чтобы с его помощью вскрыть банку с маслинами.
   Тут-то Бетти и сообразила, что фраза из известной песенки «У меня есть ты, детка» не просто вертится в ее мозгу, а она напевает эти слова!
   Открытие настолько удивило ее, что она даже застыла с поднятой над ящичком кухонного стола рукой, на миг позабыв, зачем выдвинула его. Такого хорошего настроения у нее не было с незапамятных времен.
   Ну и замечательно! – подумала Бетти. Уверена, Майкл порадовался бы за меня.
   Задорно тряхнув головой, она продолжила рыться среди мелких кухонных приспособлений.
   Вскоре консервный ключ обнаружился, и Бетти открыла маслины. Потом она перевернула шницель, чтобы поджарилась другая сторона, и вынула из холодильника большой темно-красный салатный перец. Тот показался ей таким красивым, что даже жалко было резать. Но, полюбовавшись немного аппетитным овощем, Бетти все-таки пустила его под нож. Та же участь постигла и несколько веточек петрушки.
   Выложив перец на блюдце, оливки в хрустальную розетку, шницель с пюре на тарелку и посыпав блюдо петрушкой, Бетти принялась за еду.
   Но сначала она сделала еще одну не совсем обычную для нее вещь – включила телевизор.
   Тот находился здесь же, на кухне, однако Бетти почти никогда им не пользовалась, потому что предпочитала за едой просматривать газеты или журналы. Сейчас же у нее вдруг возникло желание посмотреть хороший фильм. Только не слезливую мелодраму – этого и в ее собственной жизни хватало, – а комедию, или боевик, или… что это? А, ну да, триллер тоже сойдет.
   Ела Бетти медленно, потом поставила тарелки в посудомоечную машину и переместилась в гостиную. Там, включив большой телевизор и удобно устроившись на диване, она продолжила наблюдать за тем, как некое рогатое и крылатое чудище гоняет по подземным лабиринтам кучку ополоумевших от ужаса спелеологов.
   Минут через двадцать Бетти вспомнила о своем кулинарном шедевре и вновь ненадолго удалилась на кухню. Обратно вернулась с ломтем торта «Каприз» на тарелочке. До конца фильма, отламывая понемножку ложечкой, она съела его весь до крошки. Чудовищу на экране повезло меньше, последнему спелеологу удалось от него улизнуть. Потом таинственное животное распростерло крылья, взмыло в воздух над ночным лесом и улетело куда-то…
   Лежа в постели, Бетти подвергла анализу нынешний день и пришла к выводу, что в ее душе произошел какой-то сдвиг: слежавшиеся за два долгих года пласты эмоций шевельнулись. Верхние, особо мрачные и заскорузлые, чуть подались в сторону, словно готовя место для чего-то более пластичного и свежего, что поднималось изнутри.
   Бетти долго прислушивалась к себе и в итоге решила, что все эти перемены ей нравятся.
   Ее не покидало чувство, будто она возрождается для чего-то.
   Для чего?
   Этот вопрос оставался без ответа. Сколько Бетти ни искала разгадку свершающихся в ее душе метаморфоз, так ничего и не нашла. Но то, что происходило это неспроста, было для нее очевидно.
   Уснула Бетти не просто легко и спокойно, но даже с улыбкой на губах.
   На следующий день она позвонила Мэту из редакции и сказала, что принимает его предложение.
   – Вот и замечательно, – обрадовался тот. – Молодец! Я позабочусь, чтобы к твоему приезду все подготовили. Потом завезу тебе ключи, и в путь!
   Дня за три до отъезда в квартире Бетти раздался телефонный звонок.
   Дело было поздним вечером, она только что приняла душ, перед тем как лечь в постель, и сейчас промокала полотенцем влажные волосы.
   – Да? – произнесла Бетти в трубку.
   – Здравствуй, дорогая.
   Ах, чего бы только она ни отдала, чтобы эти слова были произнесены другим голосом! – К сожалению, реальность мечтам не соответствовала.
   – Здравствуй, Феликс.
   – Прости, если потревожил тебя.
   – Ничего, я еще не сплю.
   Повисла небольшая пауза, потом Феликс произнес с несколько смущенным смешком:
   – Я тут подумал… Может, сходим куда-нибудь в ближайший уикенд? В театр, ресторан…
   Бетти не ожидала ничего подобного, поэтому слегка растерялась.
   – Я… э-э… – Она не собиралась никуда идти с Феликсом, но соображения вежливости не позволяли просто так отказать. Однако повода уклониться от ненужной встречи быстро не нашлось, поэтому Бетти произнесла первое, что напросилось на язык:
   – Я бы с удовольствием сходила с тобой куда-нибудь, но, боюсь, из этого ничего не получится.
   – Вот как? – В голосе Феликса прозвучало не столько разочарование, сколько досада.
   Всегда чутко улавливавшая оттенки тона собеседника Бетти удивилась данному обстоятельству, но не придала особого значения. В эту минуту ей больше всего хотелось поскорее закончить разговор.
   – Да. Я не смогу составить тебе компанию.
   – Ты… будешь занята?
   – В некотором роде.
   На минутку наступила тишина.
   – А на следующей неделе?
   По-видимому, Феликс не собирался сдаваться.
   – К сожалению, ничего не выйдет. Я уезжаю в отпуск.
   – В самом деле? – Феликс заметно оживился. – И куда, если не секрет?
   На миг Бетти задумалась. Ей вспомнилась беседа с Мэтом, которому показались странными звонки Феликса. Но что особенного в ее предстоящей поездке?
   – Никакого секрета. Отправляюсь взглянуть на новую виллу Мэта.
   – Во Флориде? – быстро произнес Феликс.
   – Да, неподалеку от Уэст-Палм-Бич.
   – Знаю, Мэт рассказывал. Его вилла рядом с прибрежным поселком… забыл его название.
   – Роузвилл, – спокойно подсказала Бетти.
   – Точно! – Выдержав небольшую паузу, Феликс спросил с нарочитой беззаботностью:
   – Одна едешь?
   – Да. Пора сменить обстановку, знаешь ли…
   – Конечно. Тебе не помешает немного развеяться. Что ж, жаль, что ты не можешь куда-нибудь сходить со мной, но не отменять же из-за этого отпуск, верно? – Феликс хохотнул над собственной шуткой, потом сказал:
   – Ладно, желаю приятно провести время. И спокойной ночи.
   – Всего хорошего, Феликс.
   В пятницу Мэт привез Бетти электронные ключи от виллы Гибискус.
   – Вот, взгляни. Этот универсальный – от всех дверей дома, а этот – от пристройки. Миссис Рэнсом покажет тебе твою спальню. Она уведомлена о твоем приезде.
   – Спасибо, Мэт. Должна признаться, теперь твоя идея насчет моего отпуска представляется мне весьма удачной.
   – Вот видишь! Всегда слушайся старшего брата. – Мэт чмокнул Бетти в щеку. – Все, убегаю. Отдохни как следует! – Он направился к двери, но на пороге остановился. – А что, за минувшие дни Феликс не давал о себе знать?
   Бетти всплеснула руками.
   – Как же! Совсем забыла… Я сама хотела тебе рассказать. Во вторник… нет, в среду, он мне позвонил и пригласил куда-нибудь сходить с ним. Поужинать или в театр.
   – А ты что?
   – Вежливо отказалась. Феликса это раздосадовало. Он даже попытался настоять на своем. Пришлось сообщить ему, что я уезжаю.
   Мэт вскинул бровь.
   – Ты сказала, куда именно?
   – Да… – неуверенно произнесла Бетти. – А что, не стоило?
   – Пока не знаю, – дернул Мэт плечом. Но мне все больше не нравится возникший у Феликса интерес к тебе. Впрочем, не исключено, что я напрасно сгущаю краски. Может, парень в самом деле втюрился в тебя и в его звонках нет ничего особенного. – Он махнул рукой. – Ладно, время покажет. Ну, будь здорова!
   Еще издали она увидела зеленые заросли, в которых пламенели крупные алые цветки. Среди них возвышалось белое двухэтажное здание с крытой коричневой черепицей крышей, один участок которой был стеклянным – по-видимому, там находился солярий. Складывалось впечатление, что дом состоит больше из стекла, чем из камня.
   – Приехали, – сказал водитель такси. – Вилла Гибискус. – Затем он вышел, вынул из багажника сумку и поблагодарил Бетти, давшую ему щедрые чаевые. – Благодарю, мисс! – отсалютовал он, с улыбкой поднеся ладонь к воображаемому козырьку фуражки. Затем добавил:
   – О, кажется, вас встречают.
   Проследив за его взглядом, Бетти увидела на пороге виллы женщину лет пятидесяти с гладко причесанными, черными с синеватым отливом – явно крашеными – волосами.
   – Всего хорошего, мэм, – раздалось за спиной Бетти почти одновременно со звуком захлопнувшейся автомобильной дверцы и заработавшего двигателя.
   Обернувшись, она машинально кивнула вслед удаляющемуся такси. Затем взяла сумку и двинулась к дому по асфальтированной дорожке, с обеих сторон которой тянулся аккуратно подстриженный газон.
   – Мисс Бетти Уинклесс? – произнесла ожидавшая на пороге худощавая женщина.
   Сейчас стало заметно, что ее волосы собраны на макушке в крошечный узелок, который удерживает заколка с широкой роговой пластинкой. Уплощенный в области ноздрей и выступающий вперед нос напоминал утиный клюв.
   – Да, это я, – дружелюбно улыбнулась Бетти. – А вы, наверное, миссис Рэнсом?
   – Фейт Рэнсом, экономка. – Если на ее тонких губах и появилась ответная улыбка, то совершенно официальная и лишь на мгновение. – Добро пожаловать. – Она повернулась и направилась в дом.
   – Благодарю, – произнесла Бетти ей в спину.
   – Я покажу вашу комнату и, если с вашей стороны не последует никаких распоряжений, отправлюсь домой, – произнесла экономка на ходу. – Мистер Уинклесс, ваш брат, велел не беспокоить вас.
   – У меня есть номер вашего домашнего телефона, – сказала Бетти, испытывая непонятное смущение. Чопорность миссис Рэнсом слегка озадачила ее. – Если возникнет необходимость, я вам позвоню.
   – Разумеется, мисс. Прошу сюда, – экономка величественным жестом указала на крытую ковром лестницу.
   Они поднялись на второй этаж и прошли несколько ярдов по коридору. Миссис Рэнсом распахнула двустворчатую дверь.
   – Вот ваша спальня. Если не нравится, можно приготовить другую…
   Бетти перешагнула порог комнаты и огляделась.
   – Что вы! Здесь все просто великолепно.
   Спальня оказалась большой и просторной.
   Расположенная напротив входа стена была почти полностью застеклена. Встроенная в нее дверь вела на террасу. Широкая двуспальная кровать была застелена красновато-золотистым покрывалом. На окнах висели шторы из той же ткани и белый тюль. Центр помещения занимал толстый ковер. Вокруг него расположились кресла на гнутых ножках, пара столиков и изящная кушетка. С потолка свешивалась массивная бронзовая люстра с хрустальными подвесками.
   По бокам кровати находились выполненные в том же стиле бра.
   – Большего даже невозможно желать! вновь воскликнула Бетти, придя в полное восхищение.
   В глазах миссис Рэнсом вновь промелькнуло нечто, отдаленно напоминающее улыбку.
   – Рада, что вы довольны. Эту комнату выбрал для вас мистер Уинклесс, – надменно сообщила она. – В холодильнике есть запас продуктов на несколько дней. Кухня на первом этаже. Мистер Уинклесс сказал, что готовить вам не нужно.
   Бетти кивнула, ставя сумку на пол.
   – С этим я прекрасно справлюсь сама.
   – Превосходно. Впрочем, если вам не захочется возиться у плиты, вы можете заказать еду из любого кафе Роузвилла. Ее с удовольствием доставят сюда. Номера телефонов найдете в тетради, которая находится на кухне возле телефонного аппарата. – Выдержав некоторую паузу, миссис Рэнсом добавила:
   – Кажется, все.
   Если вам больше ничего не нужно, я, пожалуй, отправлюсь домой.
   – Да, конечно. А сами вы, если не ошибаюсь, живете в Роузвилле?
   – Да, мисс.
   – Это далеко отсюда?
   – Совсем рядом. Чуть больше мили в сторону Уэст-Палм-Бич. Вполне можно прогуляться пешком, хотя по трассе ходит рейсовый автобус. – Немного помолчав, миссис Рэнсом произнесла с оттенком досады:
   – Совсем забыла…
   В гараже стоит «форд», только вот насчет ключей от него ничего сказать не могу.
   – Спасибо, – сказала Бетти. – Это я выясню у Мэта. То есть у мистера Уинклесса, – поправилась она, подсознательно стремясь соответствовать заданному экономкой официальному тону.
   – Да, мисс.
   – Ну спасибо. Я вас больше не задерживаю.
   Миссис Рэнсом с изрядной долей высокомерия склонила голову.
   – Всего хорошего. – И, не дожидаясь ответа, повернулась и вышла из комнаты.
   – И вам того же… – задумчиво пробормотала Бетти себе под нос. Экономка показалась ей странной. Может, и хорошо, что мне не придется с ней общаться, мелькнуло в ее голове.
   Легко вздохнув, Бетти вновь оглядела шикарную спальню. Потом ее внимание привлекла морская синева за окнами. Она повернула рукоятку ведущей на террасу двери и перешагнула порог.
   Первое, что увидела Бетти и от чего у нее захватило дух, это бескрайняя панорама океана, который начинался ярдах в двухстах от ограды. Вилла находилась на невысоком, поросшем кустиками травы холме, и от калитки полого спускалась к берегу тропинка. Внизу желтел узкий песчаный пляж, на который накатывали медленные волны.
   Вдоволь налюбовавшись завораживающей картиной, Бетти оглядела то, что находилось в непосредственной близости. Терраса, на которой она сейчас стояла, была достаточно просторна, чтобы уместить шезлонг, белый пластиковый стол со стульями и широкие каменные вазоны, в которых буйно цвели разнообразных оттенков петунии.
   Подойдя к балюстраде, Бетти увидела внизу изогнутый в виде скобки бассейн. Один его конец был пошире, другой поуже, и там находились ступеньки. Дно и бортики устилала зеленовато-синяя кафельная плитка, и поэтому казалось, что наполняющая бассейн вода обладает тем же оттенком.
   Вдоль бассейна тоже находилось несколько шезлонгов, рядом с которыми возвышались сложенные пляжные зонты. По периметру всей площадки выстроились вазоны с цветами. Среди них Бетти различила герань, бегонию и колокольчики. За бордюрами тянулись стриженые газоны, а поодаль, возле самой сетчатой ограды, росли какие-то цветущие красным кусты.
   Словом, как Бетти и ожидала, цветов на вилле Гибискус было в избытке.
   Непременно позвоню Мэту и еще раз поблагодарю его за то, что придумал для меня такой чудесный отдых!
   Еще раз окинув взглядом океанскую гладь, Бетти вернулась в комнату. Дверь за собой закрывать не стала, чтобы спальня наполнилась чуть солоноватым, напоенным ароматами моря воздухом.
   Она вынула из сумки и повесила во встроенный шкаф свои немногочисленные вещи.
   Потом сменила джинсы на шорты, а блузку на коротенький трикотажный топ.
   В этом одеянии Бетти почувствовала себя гораздо свободнее и как будто избавилась от дорожной усталости.
   А не оглядеть ли мне остальные владения Мэта? – подумала она.
   Вновь выйдя в коридор и спустившись по лестнице, Бетти отправилась бродить по дому.
   Здесь оказалось несколько гостиных, устроенных в том же стиле, что и спальня наверху. Одна стена в них сплошь состояла из высоких, до потолка, окон, а между ними находилась ведущая к бассейну дверь. Самая большая гостиная располагалась под спальней Бетти, захватывая также пространство под террасой.
   В пристройке на первом этаже Бетти обнаружила спортивный зал с несколькими тренажерами, а на втором был солярий с частично застекленным раздвижным потолком.
   Полное раздолье для приема солнечных ванн, усмехнулась Бетти. Хочешь, здесь загорай, хочешь – возле бассейна. А надоест, ступай на пляж.
   Ей захотелось спуститься к морю, но сначала она решила прогуляться по территории виллы.
   У парадного крыльца тоже было много цветов, среди которых преобладали розы и лилии.
   Сразу за клумбами росли две пышные ели, а дальше зеленели другие деревья, в том числе и плодовые.
   Внимание Бетти привлекла посыпанная гравием дорожка, уходившая от площадки перед домом в глубь сада. Увлекаемая любопытством, она двинулась вперед.
   По бокам дорожки зеленели такие же аккуратно подстриженные газоны, как и на других окружающих виллу пространствах. По-видимому, Мэт пользовался услугами немалого количества людей для содержания своего нового приобретения в порядке. А также позаботился о том, чтобы никто из них не попадался мне на глаза, пронеслось в мозгу Бетти.
   Ее растрогала подобная деликатность. Мэт всегда был внимателен к ней, но лишь сейчас, оказавшись за много миль от дома, она во всей полноте ощутила его братскую заботу.
   Вообще-то отсюда, с виллы Гибискус, многие вещи смотрелись по-другому. И даже само течение мыслей Бетти как будто приобрело иное направление.
   Вскоре она увидела в конце дорожки беседку, стилизованную под бревенчатую лесную хижину с остроконечной крышей, установленную тем не менее на круглой мраморной платформе.
   А что, если все мои друзья и знакомые правы, уговаривая меня начать новую жизнь? – размышляла Бетти, поднимаясь по трем белым ступенькам и усаживаясь на деревянную скамью со спинкой. Наверное, с их точки зрения, я выгляжу человеком, который просто прячется от жестокой реальности в своем маленьком мирке. Затыкает глаза и уши, чтобы не видеть и не слышать горькой правды. Какие чувства может вызвать подобная личность? Сначала сочувствие, а потом, вероятно, лишь жалость.
   Бетти криво усмехнулась. Вот это и пытались мне втолковать окружающие. Только я не желала их понимать.
   Бетти откинулась на спинку скамейки и устремила взгляд на деревья. Здесь было тихо, как в лесу. Птицы перекликались в ветвях, своими мелодичными голосами усиливая ощущение изолированности этого уголка от остального мира.
   Однако Бетти нравилось подобное чувство.
   Тем более что не было здесь только людей, а в остальном все вокруг жило, цвело и дышало.
   Подобное положение вполне устраивало Бетти. Она понимала, что в ее жизни наконец наступил переломный момент. И ей хотелось спокойно все обдумать. Она еще далека от мысли, что нет смысла ждать возвращения Майкла, но вплотную приблизилась к осознанию необходимости внести в свою жизнь некоторые перемены.
   Потому что дальше так продолжаться не может, думала Бетти. Еще немного – и я превращусь в некое подобие деревенской сумасшедшей, которую все жалеют, но стараются избегать. В конце концов, это начнет отражаться на моей работе. И что тогда? Лишиться еще и любимого дела?
   Она проследила взглядом за ловко поднимающимся по стволу старой яблони дятлом.
   Вскоре он скрылся из виду, повернув на другую сторону дерева, но взамен раздался его деловитый стук.
   Нет, этого я не допущу, тем временем продолжала размышлять Бетти. Нельзя склоняться под ударами судьбы. Раскисать. Превращаться в жалкое подобие самой себя. В тряпку, одним словом. Ведь мне всего двадцать девять лет. Но я не живу, а будто доживаю.
   Ей в самом деле стало стыдно. Она подумала о том, что на долю многих людей выпадают еще более тяжкие испытания и все-таки они выходят из них победителями.
   Пока я существую в мною же самой созданном искусственном вакууме, время улетает. Бетти вздохнула. Можно даже сказать, стремительно уносится. И правильнее думать, что мне не всего, а уже двадцать девять лет!
   А если Майкл вообще никогда не появится? – вдруг вспыхнуло в ее мозгу.
   Бетти даже головой замотала, спеша прогнать жуткую мысль.
   Нет, нет и нет! Майкл обязательно вернется.
   Он просто не может не появиться в один прекрасный день, потому что… потому что я жду его!
   Несколько минут Бетти сидела, глядя прямо перед собой, потом мрачно усмехнулась. Она прекрасно понимала, что ее довод никуда не годится. Если бы он действовал, возлюбленные всегда возвращались бы к женщинам, которые ждут. Однако в действительности чаще происходит наоборот.
   Все, довольно! – подумала Бетти, поднимаясь со скамейки. Иначе я вновь увязну в бесплодных спорах с самой собой.
   Она вернулась в свою комнату, где переоделась в купальник, поверх него накинув пестрый шелковый халат. Затем через другую дверь вышла в ту часть двора, которая была видна с террасы.
   Здесь Бетти прогулялась вдоль бассейна, с наслаждением вдыхая до сих пор витающий над газонами запах свежескошенной травы, к которому примешивались ароматы цветов и волнующегося внизу моря.
   Несколько минут она стояла, задумчиво поглядывая на чистую водную гладь, потом направилась к более узкой части бассейна. Здесь Бетти сбросила сандалии и сошла по ступенькам в воду.
   Нагревшаяся за день вода показалась ей теплее воздуха, поэтому оставалась она в бассейне недолго – вскоре вышла, подхватила сандалии и босиком пошлепала к калитке.
   Бетти хотелось прохлады.
   Она стала осторожно спускаться по тропинке, незаметно для себя улыбаясь – так приятно было ощущать землю под босыми ступнями! В зарослях травы стрекотали кузнечики, а потом перед самым носом Бетти вдруг пролетела большущая стрекоза. Она даже отпрянула от неожиданности, но затем сообразила, что за диковинное насекомое пересекло ей путь, и тихонько рассмеялась. Это тебе не город!
   Она выбежала на крупный теплый песок, уронила сандалии и направилась прямиком к воде. Здесь над всеми остальными ароматами преобладал запах некогда вынесенных волнами на берег и сохнущих на солнце водорослей.
   Бетти прогулялась по мокрой кромке песка.
   Затем ее ноги лизнула первая ленивая волна.
   Навстречу следующей она шагнула сама. Вода была чуть прохладнее, чем в бассейне, но все равно очень теплая.
   На мелководье всегда так, подумала Бетти.
   Нужно зайти поглубже.
   Она вернулась на сухой песок, к тому месту, где валялись сандалии, сняла и бросила рядом с ними халат, а затем вновь направилась к воде.
   На этот раз Бетти вбежала в море, разбрасывая брызги в разные стороны. За время своего короткого полета те успевали вспыхнуть на солнце россыпью алмазов и тут же падали, вливаясь в родную стихию.
   Зайдя в воду по грудь, Бетти неожиданно для себя самой окунулась с головой. Как правило, она не делала этого, потому что, подобно многим другим женщинам, не любила мочить волосы в морской воде. Но такой уж нынче был день.
   Вынырнув, она тряхнула головой и с минуту отфыркивалась. Во рту у нее появился солоноватый привкус. Отжимая с волос воду, Бетти почувствовала, что колыхание океана понемногу утаскивает ее в глубину. Она поспешно двинулась обратно, ступая по ребристому песчаному дну, а потом еще долго барахталась у самого берега, нежась в ласковых накатах волн.
   Причина такого детского общения с морем заключалась в том, что Бетти не умела плавать.
   Когда она наконец решила вернуться на виллу, солнце уже спряталось за горизонтом.
   Поднявшись в спальню, Бетти сразу направилась в ванную. Там сбросила халат и мокрый купальник, открыла дверцу прозрачной душевой кабинки и тут краем глаза заметила свое отражение в зеркале.
   Она медленно выпрямилась.
   Нынче явно был какой-то особенный день, потому что Бетти вдруг взглянула на себя будто со стороны. На свое стройное обнаженное тело.
   Несколько мгновений ее взгляд скользил по красивым хрупким плечам, по полной груди, розоватым соскам, плоскому животу с ямкой пупка, по узким бедрам, длинным ногам.
   Бетти подумала о том, что уже больше двух лет ее тела не касался мужчина.
   Когда исчез Майкл, ее душевное состояние было таковым, что она поначалу даже не испытывала физических желаний. Позже они вернулись, но по-прежнему оставались нацеленными лишь на одного конкретного человека. А он отсутствовал. Впрочем, страсть в Бетти тоже не бушевала, как случалось раньше, а тлела, словно угольки прогоревшего костра.
   Сегодня же ею вновь овладело былое томление.
   Покинув свою нью-йоркскую квартиру, где даже стены, казалось, были пропитаны неизбывным отчаянием, Бетти нырнула в другой мир. И здесь неожиданно будто вновь обрела себя, стала такой, как прежде.
   Потому что та грустная меланхоличная молодая женщина с постоянным оттенком скорби во взоре – это была не Бетти, а будто ее ухудшенная копия.
   Сейчас же на нее смотрело ее настоящее отражение. Одного насыщенного событиями дня оказалось достаточно, чтобы осунувшееся за пару минувших лет лицо Бетти разгладилось, щеки окрасились легким румянцем, в глазах возник блеск.
   Бетти провела языком по губам и улыбнулась – они были солеными, как море, в котором она недавно барахталась.
   Не сводя взгляда со своего отражения, Бетти подняла руки над головой, встала на цыпочки и сладко потянулась. И фигура в зеркале – сильная, стройная, гибкая, с дерзко вздернутыми кончиками грудей – повторила ее действие.
   Продолжая улыбаться, Бетти вошла в кабинку душа и закрыла за собой дверцу. Затем повернула оба крана, отрегулировала воду и подставила лицо под тугие струи.

3

   – Привет, сестренка! – услыхала Бетти, схватив телефонную трубку.
   Происходило это на следующий день. Когда в доме раздались телефонные звонки, она загорала в шезлонге у бассейна, прикрыв лицо широкополой шляпой. Бетти так разнежилась на солнышке, что поначалу даже не захотела вставать. Однако потом вспомнила, что единственный человек из ее окружения, которому известен телефонный номер виллы, это Мэт, и помчалась в гостиную.
   – Привет! – задыхаясь ответила Бетти.
   – Я тебя от чего-то оторвал?
   – Нет. Просто я находилась возле бассейна.
   Пока сообразила, что это ты звонишь, пока добежала… Думала, не успею.
   – Понятно. Ну как прошел первый день отпуска?
   – Замечательно! – воскликнула Бетти. – Я так благодарна тебе, ты даже не представляешь. А вилла у тебя просто прелесть. Что же ты раньше не сказал?
   В телефонной трубке прозвучал смешок.
   – Да говорил я. Только ты не воспринимала мои слова. Вернее, не готова была воспринять. Признаться, я даже удивился, что ты согласилась отправиться во Флориду.
   Бетти немного помолчала.
   – Наверное, время подошло.
   – Значит, тебе там нравится?
   – Очень! Только миссис Рэнсом, твоя экономка…
   – Что?
   – В общем ничего, но она показалась мне немного странной.
   – Да, миссис Рэнсом суховата по натуре, однако как работник меня устраивает. Я сказал ей, что она может не появляться на вилле, пока ты сама ее не позовешь.
   – Очень мило с твоей стороны. Кстати, миссис Рэнсом упомянула о стоящем в твоем гараже «форде». Я могу им воспользоваться?
   
Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать