Назад

Купить и читать книгу за 29 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Случайная невеста

   Сандра Карлей вполне успешна как профессионал, но вот в личной жизни, как это часто бывает, ей, увы, не повезло. То есть она-то поначалу об этом даже не догадывалась и искренне считала, что вытянула счастливый лотерейный билет. Неизвестно, как долго ждала бы Сандра предложения руки и сердца от своего ненаглядного Генри, если бы совершенно случайно не оказалась невестой собственного босса. Поначалу это была просто игра, спектакль, а потом актеры увлеклись и поверили в предлагаемые обстоятельства. Забыв, что жизнь имеет мало общего с театральным представлением…


Ирэн Бург Случайная невеста

Пролог

   Сандра перевернулась на бок, и ее рука опустилась на грудь лежащего рядом мужчины. Сандра прижалась к нему плотнее и услышала гулкий мерный стук его сердца. Как она любила эти тихие утренние часы, когда вот так, бок о бок, можно лежать рядом с любимым и, нежась в легкой дреме, мечтать о будущем, о разделенной любви и крепкой дружной семье…
   Всем нужна любовь. Без любви все на свете лишается смысла. Встретить любовь всей своей жизни – то же самое, что разгадать тайну или найти сокровище.
   Сандре казалось, что, когда Генри появился с ней рядом, солнце засветило ярче, дождей стало меньше, а ветер – осенний промозглый ветер – превратился в теплый легкий бриз, несущий свежий запах моря.

   Она познакомилась с Генри в начале ноября, когда листья кленов сверкали золотом под еще теплыми лучами осеннего солнца. Она долго гуляла, любуясь на стройную шеренгу деревьев на бульваре, и, чтобы согреться, зашла в кофейню неподалеку от университета, в котором училась.
   Как только Сандра оторвала глаза от страницы меню, ее взгляд невольно остановился на молодом мужчине, который сидел за соседним столиком и держал перед собой журнал. Сандра до деталей рассмотрела глянцевую обложку с изображением лошади, преодолевающей барьер, и опустила взгляд до того места, где начиналась бежевая в тонкую полоску рубашка, дорогой кожаный ремень и темные брюки, прежде чем незнакомец наконец поднял голову. Сандра набралась смелости и посмотрела молодому человеку в лицо. Его четко очерченные брови сошлись на переносице, выражение глаз – озабоченное, рот прорезан одной упрямой прямой линией. Ей показалось, что мужчина чем-то расстроен. Она дружелюбно улыбнулась ему, он ответил кивком головы и тоже улыбнулся. Как будто яркий солнечный лучик выскользнул из-за тяжелых туч.
   – Разреши угостить тебя кофе, – предложил незнакомец и сделал широкий жест рукой, указывая на свободный стул рядом с собой. – Присаживайся ко мне. Меня зовут Генри, а тебя как?
   – Сандра, – робко ответила она и пересела к нему за столик.
   Она выпила чашку кофе, не почувствовав вкуса – настолько была взволнованна. О чем они тогда говорили? Разве можно вспомнить! Осталось воспоминание только о бумажной салфетке, что она мяла в руках, да о желтом абажуре свисающего над столиком светильника. В приглушенном лимонно-желтом свете искусственного освещения Генри показался ей необыкновенно красивым, а его голос в аккомпанементе шелестящей листвы за открытым окном да шуршании шин проезжающих машин звучал по-особенному, обволакивающе-интимно.
   Пока Сандра сидела рядом с ним, время для нее будто остановилось. Но вот Генри, отогнув манжет, взглянул на запястье – этот его жест она восприняла как окончание разговора.
   Сандра заторопилась.
   – Ой, уже без четверти! Мне надо бежать, а то опоздаю. Занятие сегодня начинается в четыре. Я прохожу обучение в университете по специальности «Пиар и реклама»! – выпалила она и бросилась к выходу.
   У порога она помедлила, надеясь, что он нагонит ее, и даже оглянулась. Увы, Генри сидел на прежнем месте, заслонившись от ее взгляда глянцевым журналом.
   Как же она обрадовалась, когда после занятий Генри ждал ее у входа с белой хризантемой в руке.
   – Как ты меня нашел? – удивилась она.
   – Я сам когда-то слушал здесь лекции, – ответил он и протянул цветок. – Я не мог тебя просто так потерять. Ты замечательная девушка, Сандра. Позволь мне тебя проводить до дома.
   Она не смела поднять глаз – от счастья они наполнились слезами – и только кивнула в ответ. На следующий день они обедали в китайском ресторанчике, а субботний день провели, гуляя по парку.
   Утро воскресного дня она встретила с улыбкой, предвкушая новую встречу. Увы, ни самого Генри, ни белой хризантемы, ни ужина, ни прогулки она в тот день не дождалась. Сандра досадовала на себя, что не дала Генри номера телефона и не позволила проводить до квартиры.
   Встретились они только спустя почти месяц. Как ни в чем не бывало он снова ждал ее после окончания занятий с цветком в руке.
   – Генри, – пролепетала Сандра, отступая на шаг назад.
   Сердце медузой трепыхалось у нее в груди, но в то же время страх сковал ее лютым морозом от макушки до пяток. Знал бы этот каре-глазый красавчик, как ждала она его в течение этих долгих, бесконечно долгих дней, как не могла уснуть, ворочаясь с боку на бок на вдруг ставшей жесткой кровати. И вот она уже почти свыклась с мыслью, что больше не увидит его, как вот он – собственной персоной с цветком в руке.
   – Привет, – весело сказал Генри, его веерообразные ресницы дрогнули, и из-под них мелькнул огонек.
   Их взгляды встретились, и… Сандра вмиг рас-таяла. Его улыбка показалась ей искренней, глаза так и сияли, а его изумительно красивый нос с капризно вырезанными ноздрями даже чуть порозовел от волнения.
   – Меня некоторое время не было в Нью-Йорке. Как вернулся – сразу к тебе. Я ужасно соскучился. А ты? Может, пообедаем вместе? Я голодный, как сто чертей… угощаю.
   Она стояла, будто набитая ватой кукла, и даже «мама» не могла произнести, а ее загнутые кверху, покрытые в три слоя тушью объемные ресницы опахалом сновали туда-сюда.
   – Какая ты милая… – развел он руками. – И ножки у тебя что надо. – Генри взглянул в разрез ее юбки. – И вообще, – его взгляд скользнул вверх и застрял где-то на уровне ее груди, – ты очень хорошенькая, Сандра. – Он опять медленно, с головы до ног оглядел ее, будто воскрешая воспоминания. – Я только сейчас понял, как скучал по тебе.
   Холодный сквозняк пробежал по ее позвоночнику вниз и снова вверх, точно в соответствии с направлением его взгляда, и Сандра почувствовала себя экспонатом на аукционе.
   Он протянул ей цветок, и она, еле живая от волнения, спрятала лицо за хризантемой.

   Так начался новый виток их отношений. Теперь они если не встречались каждый день, то, по крайней мере, перезванивались – по инициативе Сандры они обменялись номерами телефонов. Накануне Рождества уже парой они пошли на вечеринку к подруге Сандры Кейт. Был фуршет с тарталетками, канапе, шампанским и вином. Сандра выпила всего два бокала шампанского, но и этого ей хватило, чтобы потерять над собой контроль. Она поцеловала Генри, он ответил на ее поцелуй. Опьянение сделало легким то, что произошло в их первую ночь. Все было замечательно, потрясающе, волшебно. По крайней мере, так выразился Генри, когда проснулся после вечеринки утром в ее постели.
   Он остался с ней. Как Сандра надеялась, навсегда. Генри был хорош собой – блондин с длинными, до плеч, волосами, высокий, метр восемьдесят пять, с мускулистым, тренированным телом. Подчас, когда она пристально смотрела в его лицо, оно напоминало ей древнегреческую маску – слегка навыкате глаза, рельефные дуги густых бровей, застывшие тонкой полосой губы. И в этой неподвижности – некая отстраненность. Он был здесь, рядом, и в то же время как будто отсутствовал, блуждая мыслями в неизвестных ей далях. Генри не отличался многословностью, улыбка редко играла на его тонких губах, и она ни разу не слышала его смеха.
   Несмотря на излишнюю серьезность, Генри ей нравился. Нет, не просто нравился. Она была влюблена в него, как выражалась ее подруга Кейт – «по самое некуда», сама же Сандра определила бы свое состояние как «в омут с головой». Чувства ее захлестнули, и она ничуть не сопротивлялась ранее ей неизвестному ощущению несказанного блаженства от жгучих поцелуев и крепких объятий Генри.

   Сандра уткнулась носом в теплое от сна плечо любимого, и в ту же секунду остатки дремы слетели с нее. От его кожи исходил новый, неизвестный ей запах, совсем не похожий на привычный «Валентино», флакон которого она подарила ему на Рождество.
   Генри сменил парфюм, и это ее насторожило. Но тут сквозь занавеси пробился робкий свет, шум начинающегося утра весенним бризом залетел в комнату, обдавая свежестью: хлопали двери, чирикнула птаха, радостно затявкала вырвавшаяся на волю собака.
   – Который час? – не открывая глаз, спросил Генри.
   – Без четверти восемь, – ответила она. – Ты спешишь? Тебе когда на работу?
   – Мм… в девять… в полдесятого… Пять минут я еще подремлю.
   – Спи, пока я заварю тебе чай.
   – Я хочу кофе.
   – Не волнуйся, будет тебе кофе.
   Сандра накинула шелковый, в алых маках по белому полю халат, шлепая подошвами тапочек по полу, прошла на кухню. Раскинув в стороны руки, Генри вытянулся на ставшей просторной кровати. Из кухни доносились звуки выдвигаемых ящиков, бьющейся о стенки чайника воды, хлопанье дверцами. Вздохнув, он открыл глаза, но, как только услышал звук шагов Сандры, вновь притворился спящим.
   – Вставай, соня. – Она бесшумно опустила дымящуюся кружку на прикроватную тумбочку.
   Генри сел на постели. Нахмурившись, воззрился на полосатого котенка, зеленым глазом косящего с керамической поверхности кружки. На Генри вдруг нахлынуло раздражение.
   – Ради бога, Сандра, ну почему ты всегда выбираешь самую уродливую посуду?
   – Разве? – растерялась она. – Это моя любимая. Смотри, какой милый котик, а с другой стороны, – она крутанула кружку, – кошечка с бантиком. Киска спешит к своему котику. Ты мой любимый котеночек. – Она наклонилась, чтобы поцеловать его, но Генри отклонился.
   – Не надоело слюни пускать?! Ты же взрослая женщина, Сандра, – проворчал он, хмурясь.
   Она сконфуженно пожала плечами. Ну и пусть ей уже двадцать четыре, но когда Генри вот такой: теплый от сна, с вздыбленными, торчащими во все стороны волосами – ей хочется свернуться клубочком, подставить ушко и замурлыкать. Но какое мурлыканье, когда он смотрит на нее, как на носительницу блох! Под его осуждающе-ветеринарным взглядом Сандра невольно втянула голову в плечи.
   – Сейчас другую принесу, – поспешно сказала она и потянулась к кружке.
   – Ладно уж. Не суетись. – Отстранив ее руку, Генри взял с тумбочки кружку, посмотрел внутрь, принюхался. – Растворимый?
   – У меня кофеварка сломалась, – невольно оправдываясь, ответила Сандра. – Я знаю, что ты не любишь в гранулах. Я больше и не покупаю. Это из старых запасов. Ведь лучше плохой кофе, чем никакой? – В ее голосе прозвучали заискивающие нотки. Никогда и ни с кем она таким голосом не разговаривала. Только с Генри.
   – Лучше никакой. – Генри со стуком поставил кружку на тумбочку, поднялся с кровати.
   Чувство вины тяжестью навалилось ей на плечи.
   – Не сутулься.
   – Ага, не буду. – Она поспешно выпрямилась и даже постаралась улыбнуться. – А хочешь, я тебе быстренько какао сварю? – преувеличенно бодро спросила она. – Тебе, наверное, мама в детстве какао по утрам варила. Или горячий шоколад?
   – Давай какао. Сто лет не пил.
   Генри благосклонно кивнул и, поднявшись с кровати, очутился в полушаге от нее. Воспользовавшись моментом, Сандра подставила щеку для поцелуя. Словно не замечая ее движения, он отвернулся. Она вспыхнула. Как он мог отказать ей в такой простой ласке, повернуться спиной в тот самый миг, когда ей так хочется почувствовать его губы на своем лице, его руки на своих плечах, вдохнуть его запах… странный, новый запах его тела…
   Не оглядываясь на нее Генри, вышел из спальни. Сандра вздохнула.
   Все же как он хорош, подумала она, провожая его взглядом – рельефная спина, крепкие ягодицы, стройные, длинные ноги. Как мне повезло, что я его встретила. Пусть он немного мрачноват и немного лентяй… но все равно я его люблю.

   Звонкая телефонная трель прервала ее мысли. Она схватила трубку. Приятный женский голос спросил:
   – Сандра Карлей?
   – Ага. Да-да, она самая.
   – Вы подавали резюме в агентство «Мэйсон Пирс»?
   – Да-да, подавала. На собеседование меня приглашали. Сказали, что перезвонят. Недели три назад. До сих пор не перезвонили. Я уж и ждать перестала, – зачастила она. – Вы по какому поводу звоните? Неужели?.. Так вы из «Мэйсон Пирс»?
   – Вы хотите работать в нашем рекламном агентстве или у вас другие планы?
   – Нет. Вернее, да. Совсем запуталась. Нет, потому что планов у меня других нет. Да, я хочу работать в самом замечательном рекламном агентстве, еще как хочу! – Она почти кричала в трубку.
   – Хм… Иногда наши желания осуществляются. Можете приступать к работе. Вас взяли на испытательный срок.
   – Что?.. Меня… – Сандра растерялась. На место претендовали не меньше десятка соискателей. Неужели она получила эту работу? – Вот здорово! – выдохнула она. – Когда приступать?
   – Сегодня можете?
   – Конечно!
   – Ждем. Адрес знаете?
   Она кивнула трубке и тут же опомнилась.
   – Да-да, конечно. Я была у вас, когда проходила собеседование. Офис пятьсот тринадцать, пятый этаж.
   – На этот раз поднимитесь на шестой. Для вас готов пропуск. Не забудьте удостоверение личности.
   – Обязательно. Кого спросить?
   – Первое время вы будете работать под началом Шарлоттты Милейн.
   – Шарлоттты Милейн, – эхом повторила Сандра и, услышав «до встречи», осторожно, как самую драгоценную вещь, положила трубку на рычаг. – Ура-ура, – прошептала она и тут же закричала в голос: – Ура! Я это сделала! Я сделала это!
   – Что случилось? Чего кричишь, как ненормальная? – В проеме двери показался Генри – на бедрах полотенце, бисеринки капель украшали его волосатую грудь.
   – Меня выбрали! Я получила работу! «Мэйсон Пирс» нуждается во мне! – громко возвестила Сандра.
   – «Мэйсон Пирс»? – понизив голос, переспросил Генри. – То самое рекламное агентство?
   – Да-да, именно то самое.
   – «Мэйсон Пирс», которое раскрутило новую линию здорового питания? По их знаменитой акции «Все пьют молоко» на курсах мы изучали тактику продвижения товара. – Генри подошел к ней. От него пахло свежестью моря – гелем для душа на основе экстракта водорослей. – Поздравляю, – выдохнул он и осторожно коснулся губами ее губ.
   Закрыв глаза, Сандра напряглась в ожидании. Не прерывая поцелуя, он обнял ее и прижал к себе. Его дыхание слилось с ее дыханием, теплая влага их ртов стала общей. Его ладонь опустилась ей на грудь, от игры прохладных подушечек его пальцев ее сосок напрягся – Сандра почувствовала, что готова растаять. Ее ноги стали ватными, еще немного – и она рухнула бы прямо ему под ноги. Генри не дал ей упасть. Он подхватил ее на руки, Санра обвила руками его шею.
   – Я люблю тебя, – только и успела прошептать она, как Генри повалил ее на кровать.
   – Я тоже без ума от тебя, котенок, – промурлыкал он.

1
Сандра

   Пенные кружева, струящийся шелк, тонкие, едва заметные полоски бретелек. Сандра держала перед собой восхитительное вечернее платье, которое ей приглянулось в бутике, когда они вместе с Кейт выбирали ей пеньюар. Сандра хоть и неплохо зарабатывала, но потратить почти тысячу долларов на вечернее платье не могла себе позволить, аренда квартиры съедала чуть ли не треть ее зарплаты, и за свой «шевроле» она ежемесячно перечисляла значительную сумму в счет погашения кредита. Но Кейт, ее преданная подруга Кейт, с которой они были близки еще со школьной скамьи, запомнила, как она восхищалась мягкими переливами ткани, изящным кроем, легкими как дым кружевами. Кейт всегда была до педантизма внимательна к деталям.
   – Какой замечательный подарок. – Большие фиалковые глаза Сандры увлажнились. – Спасибо тебе, подружка, спасибо… – Она порывисто обняла Кейт, поцеловала в упругую, бархатную, как персик, щеку.
   – Надеюсь, угодила? – Кейт снисходительно улыбнулась.
   – Еще как! – Сандра провела ладонью по легкой шелковой ткани. – Просто шедевр модельного искусства. Кружева – чудо, на ощупь – пена…
   – Ты сама не хуже Афродиты. Когда ты, Сандра, поймешь, что ты настоящая красавица?
   – Плечи, спина открыты. Не слишком ли смело? – с опаской Сандра вертела перед собой платье.
   – Верно заметила, не монашеская сутана, – хмыкнула Кейт.
   – Да такого роскошного наряда у меня никогда не было!
   – Генри будет в восторге.
   Склонившись над золоченой коробкой, некоторое время Сандра смотрела на подарок невидящим, обращенным внутрь себя взглядом. Затем осторожно положила платье в коробку, укутала шуршащей бумагой и, вздохнув, одернула свой деловой пиджак. Вряд ли она когда-нибудь наденет этот наряд. Генри не балует ее выходом в свет. Ужинают они обычно дома, в театре он скучает, а в кафе, где они изредка обедают по выходным, для нее лучше было бы появляться в парандже – публика там простая, а мужчины не скупятся на крепкое словцо. Может, ради ее дня рождения он и сводил бы ее в ресторан, но где сейчас ее Генри?..
   – Все же не каждый день бывает двадцать пять лет, – не замечая ее грусти, бодро заметила Кейт. – Извини, что не могу прийти к тебе на вечеринку. Ты же знаешь, мы готовимся к отъезду. Столько дел, столько дел – прямо голова кружится… Сама знаешь, моего Джеральда с повышением переводят в Вашингтон, – с нажимом добавила она, и на ее лице появилось выражение гордости.
   – В Вашингтон… Да-да, ты говорила. Жаль…
   – Почему жаль? Мой муж много сделал, чтобы получить место заведующего отделом. – Кейт обиженно надула и без того пухленькие губки.
   – Нет-нет, я не то хотела сказать. Я очень рада за Джеральда. Он у тебя замечательный, самый лучший муж для моей подруги. Это здорово, что он получил повышение. – Сандра словно очнулась. – Просто… – Трясущимися руками она вынула из кармана пиджака носовой платок. Отвернувшись, осторожно промокнула глаза, провела под носом и только потом смогла посмотреть подруге в лицо. – Просто мне так не хочется с тобой расставаться… Как же я без тебя? Я совсем одна… – Она судорожно вздохнула и снова отвернулась.
   Кейт заметила, как задрожали ее плечи.
   – Ну что ты… Не надо плакать. – Она осторожно дотронулась до руки Сандры. – Не расстраивайся так. Не на Луну улетаю, будем звонить друг другу, переписываться по Интернету. И вообще, нечего реветь белугой. Вовсе ты не одна, у тебя есть Генри.
   Спина Сандры вмиг напряглась. Сделав несколько глубоких вдохов, она повернулась к подруге. Глаза покраснели, но на лице – улыбка. Среднестатистическая улыбка, какими улыбаются модели с рекламных проспектов.
   – Конечно, у меня есть Генри. Как только он найдет достойную работу, мы, может быть, тоже поженимся. А то эти вечные командировки… Вот и снова его нет в Нью-Йорке.
   Кейт отвела взгляд. Она знала, что Генри изменяет Сандре, но ведь у всех пар бывают кризисы. Вот и ей пришлось воспользоваться помощью своего отца, чтобы тот помог карьерному росту ее мужа. Джеральд, правда, немного покапризничал, но все же вернулся в лоно семьи, прекратив все отношения с длинноногой и плоскогрудой девицей, работавшей специалистом по связям с общественностью. Но Генри – не Джеральд, он Сандре не муж, и у них нет двух близняшек двух лет от роду. Вспомнив о детях, Кейт заторопилась:
   – Еще раз с днем рождения, подружка. – Она обняла Сандру и почмокала у нее сначала над правым, а потом над левым ухом. – Я побежала. Няня сегодня у меня только до шести.
   – Привет Никки и Ханне. И Джеральду, – стараясь выглядеть веселой, сказала Сандра. – Желаю вам всем удачи на новом месте.
   – Не сомневайся! – Взмах ладони – и поджарая фигура Кейт скрылась из виду, оставив резковатый запах духов.

   Сандра вернулась к столу, где высилась золоченая коробка с подарком. Из ее атласных недр она снова вынула платье из мягкой, струящейся ткани и, взяв за бретельки, приложила к себе.
   – Неплохо, неплохо, если, конечно, сначала снять все лишнее.
   Вздрогнув, Сандра оглянулась. Подперев косяк широкой спиной, перед ней предстал Стив Малкерн, шеф отдела рекламы продуктов питания. Сандра в смущении скомкала платье.
   – Поосторожнее с такой красотой, – сказал он, и его глаза вспыхнули задорными искорками.
   С обаянием всепрощающего кюре Стив Малкерн окинул ее взглядом, отметив заколотые в пучок темные волосы, еле заметную россыпь веснушек на чуть вздернутом носе и приятной формы мягкие губы.
   – Ой, я не видела, как вы вошли.
   Сандра кинула платье в коробку, захлопнув крышку, сунула под стол. Плюхнувшись на стул, дотронулась до компьютерной мыши. Медленно расходящиеся круги на экране монитора мгновенно сменились голубым фоном с выстроившимися в ряд желтыми папками. Сандра открыла текстовый документ.
   – Я приготовила отчет по эскизам новой упаковки готовых фитнес-завтраков. Посмотрите?
   – Обязательно посмотрю, только в другой раз. Упаковка подождет. Сейчас у меня к вам другое задание. – Стив сел на свободное кресло, взявшись за спинку стула, на котором сидела Сандра, крутанул так, что она оказалась к нему лицом.
   – Я вся внимание. – Сандра напряглась.
   – Сегодня в восемнадцать часов благотворительный вечер защитников окружающей среды. – Он протянул руку, расправил загнувшийся уголок воротничка ее блузки, выставлявшийся из горловины ее однобортного пиджака, и снова откинулся на спинку кресла, продолжая беззастенчиво разглядывать Сандру. – Нам с вами поручено представлять «Мэйсон Пирс». На вечере будут влиятельные люди, наши заказчики, журналисты. – Его взгляд чуть дольше, чем считается приличным, остановился на ее вздымающейся от волнения груди, зажатой между полами однобортного пиджака из тонкой вискозы цвета шоколада.
   – Что-то не так? – Ее пальцы как бы сами собой проверили все ли пуговицы на месте.
   – Попробуйте расстегнуть пиджак, а то вам трудно дышать.
   – Что?.. Я не понимаю.
   Она почувствовала, как запылали щеки. Стив Малкерн протянул руку, быстрыми движениями твердых пальцев вынул пуговицы из петель.
   – Н-да… Слезы афроамериканца.
   – Что такое? – Сандра опустила подбородок – на белой в тонкую синюю полоску блузке виднелось бурое пятно. – Ой, простите, я не заметила… кофе…
   – Без кофеина, как я догадываюсь.
   – И без сахара.
   Он хохотнул.
   – Реакция у вас неплохая. Если хорошо себя проявите, у вас будет реальный шанс подняться на ступеньку выше по карьерной лестнице.
   – Вы хотите сказать, что Шарлотта Милейн уходит от нас?
   Шарлотта Милейн была звездой в их агентстве, и ее репутация в сфере рекламы была высока. Когда Сандра только начинала свою работу в «Мэйсон Пирс», до нее дошли слухи, что суперспециалиста бросил муж. Тихие вечера в компании с шоколадом, кексами и сандвичами заставили Шарлотту чуть ли не ежемесячно менять гардероб. Когда Сандра в последний раз ее видела, Шарлотта в белой навыпуск блузке и юбке до колен была похожа на милую свинку из «Маппет-шоу».
   – Шарлотта Милейн, я думаю, вскоре покинет свой пост.
   – Ей предложили повышение?
   – Думаю, в ближайшее время она должна оставить наше рекламное агентство. Это не моя прихоть, веление времени…
   – Шарлотта Милейн – прекрасный работник! – с запальчивостью начала говорить Сандра. – Вы лучше меня знаете, что она сделала для «Мэйсон Пирс». Именно при ней об агентстве стали говорить, как о самом успешном. Даже в учебниках по рекламе описывается акция «Все пьют молоко». Нам на лекциях говорили, что автором идеи была Шарлотта.
   – Вы прекрасно подготовлены, Сандра. Но сейчас Шарлотта не в той весовой категории, чтобы быть достойным рекламоносителем здорового образа жизни и качественного питания. Отдел рекламы продуктов для фитнеса и спорта должен возглавить другой человек.
   – И только за то, что Шарлотта набрала лишние килограммы, ее могут уволить? Это несправедливо! Неужели ничего нельзя сделать?! – воскликнула Сандра, с мольбой глядя на него, как будто увольнение грозило ей, а не ее непосредственной начальнице.
   – Принятие решений по кадровым вопросам – вне моей компетенции. – В голосе Стива не было ни капли тепла.
   – Шарлотте нет еще и пятидесяти, – обреченно выдохнула Сандра.
   – Я думаю, у нее была возможность сделать хорошие взносы в пенсионный фонд.
   – Похлопочите за нее, пожалуйста. – В голосе Сандры появились просительные нотки.
   Ей очень нравилась Шарлотта – мудрая женщина и умелый руководитель. Под ее началом Сандра быстро освоилась на новом месте и уже после месяца стажировки в компании была принята в штат.
   – Я уверена, Шарлотта, как опомнится от развода, обязательно похудеет. Вы же в курсе, что расставание с мужем стало для нее страшным ударом. Мужчина, с которым она прожила душа в душу почти двадцать лет, разбил ей сердце.
   – Калеки нам не нужны, – отрезал Стив, но, чтобы сгладить впечатление, улыбнулся.
   – Вы всегда легко расстаетесь с теми, кто был вам предан?
   Стив Малкерн вдруг побледнел, но продолжал кривить в улыбке рот.
   – А у вас острые зубки, Сандра Карлей. Но, если хотите знать, Шарлотта сама порекомендовала присмотреться к вам повнимательнее. Она считает, что у вас есть все необходимые качества, чтобы добиться успеха. Шарлотта прочит вам большое будущее.
   – Вы ничего не путаете?
   – Нет. Она дала вам весьма лестную характеристику.
   От смущения Сандра опустила глаза, но все же спросила:
   – Можно узнать подробности?
   – Пожалуйста. – Он пожал плечами. – По мнению Шарлотты, вы компетентны, хорошо понимаете стратегию нашей компании, работоспособны, умеете принимать нестандартные решения, к тому же… – Легкая улыбка тронула его губы. – Вы довольно привлекательная женщина и… – его улыбка стала еще шире, – очаровательно умеете хмурить брови.
   Сандра провела рукой по лбу. Легкие бороздки, пролегшие между ее бровями, разгладились. Она вскинула подбородок и заставила себя посмотреть в серо-голубые глаза Стива.
   – Спасибо за доверие, – с трудом проговорила она.
   – А еще вы просто молоды, находитесь в прекрасной физической форме, не замужем и готовы работать в сверхурочное время, – добавил он. Из его голоса исчезли теплые нотки. Тон Стива стал сух, сдержан и идеально подходил к его безупречной короткой стрижке, дорогому светлому костюму и ухоженным ногтям. – Так что ровно через… – Он слегка отодвинул край рукава и взглянул на циферблат часов. – Повторюсь, мы с вами будем представлять «Мэйсон Пирс» в очень значимых для нашего рекламного агентства деловых кругах. Ровно через тридцать три минуты вы должны быть готовы к выходу.
   – Через тридцать три?..
   – Тридцать две. – Он опустил руку.
   – Я не одета для вечера. Блузка… пятно… Нет, я не могу… – Сандра завертела головой, лихорадочно перебирая в уме причины, по которым шеф отклонил бы ее кандидатуру. Ее взгляд упал на угол золоченой коробки, выглядывающей из-под стола. – И вообще, у меня сегодня день рождения, – нашлась она.
   Иллюстрацией ее слов послужила бравурная мелодия ее мобильного телефона, возвещающая, что пришло SMS. Генри! – вспыхнуло у нее в мозгу. Он все же вспомнил, что у меня день рождения, и прислал поздравление, догадалась Сандра.
   – Извините, это срочно. Одну секунду, – сказала она и, крутанувшись на стуле, повернулась к шефу спиной и торопливо нажала на кнопку.
   На экране мобильного телефона проявился текст: «Дела. Задерживаюсь в Голливуде. Буду не раньше понедельника. Генри». И ни одного теплого слова!
   Хотя Генри просил не звонить, она выбрала его номер из записной книжки телефона и нажала кнопку. Стандартно-безликий голос возвестил, что абонент не может принять вызов.
   Сандра бросила телефон в висящую на спинке стула сумку, развернулась лицом к Стиву и с решимостью обреченного на публичную казнь произнесла:
   – Благодарю вас за доверие, мистер Малкерн. Если вы мне позволите заехать домой, чтобы я смогла переодеться, я с удовольствием выполню поручение фирмы.
   Стив поднялся с кресла. Сандра тоже встала. В своих туфлях-лодочках с каблуками высотой в два дюйма она доставала ему до подбородка.
   – У вас нет времени на смену гардероба, – сказал он, не спуская с нее своего пронзительно-стального взгляда. – Распустите волосы, сделайте поярче макияж и… – Он улыбнулся, и его глаза снова поголубели. – У вас есть шикарное платье. – Он указал под стол, где предательски виднелся угол коробки.
   – Я не могу, нет-нет, оно слишком открытое.
   – Красивая ровная кожа – лучшее украшение молодой женщины.
   – Но… как же так… не слишком ли смело? – Ее пальцы забегали по пуговицам пиджака.
   Не обращая внимания на ее замешательство, Стив Малкерн направился к выходу и скрылся за дверью.
   – Может, вообще раздеться догола?! – в сердцах бросила она в сторону закрытой двери.
   Некоторое время Сандра сидела неподвижно, затем подняла согнутые в локтях руки, вынула заколку из волос и тряхнула головой. Потоки темных волос водопадом хлынули вниз.
   Сандра схватила сумочку и вывалила все содержимое на стол. Покопавшись, нашла то, что нужно: карандаш для век, тушь, пудреницу и тюбик губной помады.

   Разглядывая свои блестящие, как брусничный сироп, губы в миниатюрное зеркальце на крышке пудреницы, Сандра различила робкий стук в дверь.
   – Войдите! – ободряюще крикнула она, поправляя бретельку. Она все же рискнула сменить рабочий костюм на вечернее платье.
   Дверь осторожно приоткрылась, впуская сладковатый аромат распустившихся роз.
   – О-о-о, – выдохнула Сандра, всем корпусом потянувшись к вплывающему в дверь огромному букету.
   Улыбающаяся физиономия, похожая на тыкву, выглянула из-за шуршащего целлофана.
   – Сандра Карлей?
   – Генри! – выдохнула Сандра, и в ее темно-синих глазах вспыхнуло по огоньку, на щеках заиграл румянец.
   – Вообще-то я Джек, – пояснил рассыльный.
   – Да-да-да, конечно, Джек. Спасибо, Джек. – Засуетившись, она вынула из портмоне купюру и сунула в привычно протянутую ладонь посыльного.
   Купюра тут же исчезла в его крепко сжатом кулаке, и улыбка на его лице-тыкве стала еще шире. Джек осторожно положил букет на стол и профессионально бесшумно исчез за дверью.
   Какой все же Генри милый! – думала Сандра, с умилением разглядывая нежно-персиковые розы. Мало того что красивый, он такой внимательный. Она взяла в руки букет и, закрыв глаза, втянула ноздрями воздух. От дурманящего аромата цветов у Сандры закружилась голова. Она прикоснулась губами к нежному лепестку бутона и почувствовала, как возбуждение охватывает ее: как будто целует она не тугой бутон цветка, а плотно сжатые губы любимого мужчины.
   Заставив ее вздрогнуть, рывком отворилась офисная дверь. Перед ней очутился Стив Малкерн. Как всегда свеж, и ни следа усталости. А ведь пятница, конец рабочей недели…
   – Ну как? – коротко спросил он.
   – Мне прислали розы… прекрасные розы… я счастлива! – не сдержала своих чувств Сандра.
   – Да вы выглядите гораздо лучше, чем полчаса назад. Я рад, что цветы вам понравились.
   – Я очень люблю розы, – выдохнула она. – Особенно когда так неожиданно.
   – Неожиданно… Вы ж сами сказали, что сегодня у вас день рождения. Двадцать пять лет. Я заглянул в ваше личное дело.
   Сандра вопрошающе посмотрела на него. Стив подошел к столу и, сделав еле заметный жест, как фокусник вынул из букета поздравительную карточку и протянул ей.
   – «В двадцать пять все дороги открыты. С пожеланием успехов в работе», – прочла она и недоуменно воззрилась на букет.
   «Успехов в работе»? Никаких «люблю» и «целую». Она перевернула карточку, на обороте – размашистым почерком только одно слово: «Стив».
   – Получается, этот букет от вас? – Она не могла скрыть разочарования.
   – Получается так. Вы не рады?
   – Нет-нет…
   – Нет?
   – О, извините, да. Конечно, я рада, очень рада. Спасибо… – не поднимая головы, произнесла она с усилием.
   К горлу подкатил тугой ком. Сандра была страшно раздосадована на саму себя, на свои глупые ожидания. Генри так и не вспомнил о ее дне рождения, не поздравил, не послал цветов. И даже не позвонил ни вчера, ни сегодня. Хорошо, что присылает SMS, а то она могла бы подумать самое худшее. Как уже однажды было. Месяц назад он уехал на две недели в Бостон. Сначала звонил по нескольку раз в день, а потом – тишина. Номер его мобильного телефона не отвечал. Она ждала день, два, на третий день, когда ожидание стало нестерпимым, она попыталась разыскать его, обзванивая бостонские гостиницы. И когда, издерганная напрасными поисками, Сандра готова была заявить в полицию, он вернулся – с красивым ровным загаром. На ее упреки ответил, что у него украли телефон. Поездка была неудачной, и денег хватило лишь на обратную дорогу.
   Она приняла эти объяснения, но чувствовала – Генри изменился к ней, как будто между ними выросла не пропускающая тепло прозрачная стена.
   Сандра всеми силами пыталась разбить эту преграду, была нежна с ним, как могла поддерживала, когда небольшое рекламное агент-ство, в котором работал Генри, обанкротилось. Сандра даже нашла ему временную работу в крупном издательстве и обещала замолвить за него словечко в «Мэйсон Пирс». Может, из-за того, что он не прошел собеседование в «Мэйсон Пирс», в то время как у нее дела шли неплохо в престижном агентстве, он и охладел к ней? Надо наконец-то признаться самой себе: любовная лодка, на которой они с Генри плыли медленно и верно, как она считала, к семейному пристанищу, свернула куда-то в сторону.
   – Вам не нравятся розы? У вас аллергия на цветочный запах? – услышала она как будто издалека.
   Проглотив ком в горле, Сандра подняла голову и как можно бодрее произнесла:
   – Все хорошо. Я вам очень признательна. Я безумно люблю розы. Цветы просто прекрасны! Вы так внимательны. – Она взяла в руки букет и спрятала лицо за бутонами. Ей хотелось плакать, рыдать, выть, вопить в голос…
   Сандра бросилась вон из кабинета. Когда она вернулась, ее лицо было бледным, но глаза уже сухими. Розы в вазе с водой стояли на подоконнике. Сандра наклонилась над цветами. Стив медленно подошел к ней сзади и прикоснулся к ее оголенным плечам. Развернувшись к нему всем корпусом, она нашла в себе силы улыбнуться. Отступив на шаг назад, он с видом оценщика оглядел ее, по достоинству оценив ее стройную фигуру, подчеркнутую изящным силуэтом вечернего платья. Сандра выдержала его взгляд.
   – Мистер Малкерн, на этот раз вы довольны? – с вызовом спросила она, мимоходом проверяя рукой, не спустилась ли бретелька.
   – Стив, просто Стив, – мягко заметил он и улыбнулся. – Сандра, не надо так волноваться.
   – И что скажете… Стив? – Она опустила руку, сжав пальцы в кулак. – Достойна моя персона представлять компанию «Мэйсон Пирс»?
   Продолжая улыбаться, он кивнул.
   – В чем будут заключаться мои служебные обязанности? Разъясните, пожалуйста.
   – У тебя одна обязанность – сопровождать меня. И еще… Очень хочется, чтоб ты чувствовала себя раскованно. Этим вечером ты не моя подчиненная, а моя прекрасная спутница. Запомнила?
   – И все? Что я должна говорить? С кем? О чем?
   На этот раз он рассмеялся. В его смехе не было издевки, только мягкое добродушие.
   – Милая Сандра… Я тоже буду называть тебя по имени. Ты только не волнуйся. – Он мягко взял ее за кисть, разжал ее собранные в кулак пальцы, ободряюще погладил по руке.
   Сандра глубоко вздохнула и с благодарностью посмотрела на него, вмиг запутавшись взглядом в его глазах цвета предгрозового океана. Она ощутила опасность утонуть в его взгляде, и ей пришлось на какое-то мгновение смежить веки, чтобы прийти в себя. Что-то странное ей показалось в его глазах, чего она не понимала, но что-то очень опасное, как пучина океанских вод.
   – Сандра, ты красивая девушка, – уверенно сказал он и протянул ей свою руку, согнутую в локте. – У меня будет самая очаровательная спутница. И пусть все лопнут от зависти. – Его голос заметно повеселел.
   Сандра смутилась, но все же взяла Стива под руку. Независимо от ее воли по всему ее телу прокатилась волна удовольствия.
   Ничего особенного. Любой женщине приятно слышать лестные слова, думала она. Тем более комплимент из уст Стива Малкерна так же редок, как подснежник в декабре. А то, что ей вполне комфортно идти под руку с элегантным мужчиной, тоже нормально. Не куковать же ей одной в свой день рождения.

2
Дороти

   Автомобиль остановился у кромки тротуара. Одетый в ливрею швейцар открыл дверь и профессионально услужливо улыбнулся. Сандра вышла из машины и, чуть запрокинув голову, оглядела высотное здание с громадными зеркальными окнами. Звонкий смех заставил ее оторваться от созерцания плывущих облаков в отражении стекол верхних этажей. Парочка поднималась по ступеням, он – в темном костюме, похожем на смокинг, она – в светлом длинном платье. Мужчина обвил своей рукой тонкую талию спутницы. Им явно хорошо было вместе.
   Сандра вдруг пожалела, что позволила Стиву себя уговорить. Одета она была тоже элегантно, но все же чувствовала себя не совсем комфортно в новом слишком откровенно подчеркивающем ее формы платье. Тем более рядом с ней был не ее любимый или хотя бы близкий человек, а ее босс. К тому же она никогда не была на подобных мероприятиях. Что, если она что-нибудь не то ляпнет или нарушит какое-нибудь совершенно ей неизвестное правило? Сначала ей влепят выговор или сразу уволят? – думала она, сжимая локоть шефа.
   – Что случилось? Ты снова, как черепашка, спрятала голову под панцирь. – Стив осторожно провел по ее лопаткам, она выпрямила спину. – Вот так-то лучше. И улыбнись. Смотри на меня, – внезапно подмигнул он ей. – Представь себе, что мы только что выскочили из постели. У нас была потрясающая ночь!
   Прежде чем она как-то успела отреагировать, он взял ее лицо в свои руки и дотронулся своими губами до ее губ. Поцелуй был коротким, но нежным. Сандра отступила на шаг и недоуменно взглянула ему в лицо. Настороженность читалась в его глазах. Ее взгляд скользнул через его плечо. Стив тоже оглянулся.
   Около остановившегося на обочине белого лимузина, опершись на капот, стояла женщина. Поправив на плече ремешок сумочки наиновейшей модели, она вскинула подбородок и с нескрываемой заинтересованностью посмотрела в их сторону. Золотистые кудри обрамляли овал ее лица с невероятно правильными, как после пластической операции, чертами. Ее идеальная фигура была плотно упакована в нечто черно-ажурное и явно супердорогое. Работая в рекламном бизнесе, Сандра видела немало красивых женщин. Но та, что стояла около лимузина и не сводила с них своих изумрудно-зеленых, как у кошки, глаз, была немыслимо, неправдоподобно красива.
   – Неужто сам Стив Малкерн? Привет! – Красавица вскинула руку, и браслет на ее запястье засверкал в лучах заходящего солнца.
   Одну руку засунув в карман брюк, другой обхватив Сандру за плечо, Стив кивнул блондинке. Не свойственная ему небрежность сквозила в его движениях. Внешне Стив выглядел более чем спокойным, но из глубины его серых глаз рвались наружу страх и растерянность. Еще раз коротко кивнув, он отвернулся. Сандра заметила, как побелело его лицо.
   – Кто эта женщина? – Сандра дернула головой в сторону лимузина. – Невероятно красивая, не правда ли?
   Стив не ответил. Зажав в своей руке ее пальцы, он потянул ее за собой, увлекая вверх по лестнице. На мгновение они остановились перед медленно расходящимися створками автоматической стеклянной двери. Продолжая крепко держать ее за руку, Стив ринулся в узкое пространство между створками.
   – Почему мы убегаем? – спросила Сандра, когда они оказались в тесном пространстве лифта. – Я где-то видела эту женщину из лимузина, только где? Она модель? Не вспомню, что она рекламировала. Диетические завтраки?
   – Яды.
   – Если бы эта красавица рекламировала отравляющие вещества, Америка лишилась бы половины населения.
   – Я бы точно остался жив, – буркнул Стив, но его побледневшее лицо напоминало посмерт-ную маску.

   Лифт остановился. Холл, куда они вышли, был довольно просторный, с высокими потолками, ярко освещенный и полный людей. Хотя Сандра абсолютно отчетливо воспринимала в этот момент только одно: ее нервы вот-вот расплавятся. Это было одно из тех мест, где ощущаешь себя как на сцене перед многолюдной толпой. Причем толпа состояла из сильных мира сего: банкиров, политиков, бизнесменов и, несомненно, их супермодно одетых спутниц. Правда, и Сандра в платье, подаренном Кейт, среди них не выглядела белой вороной, наоборот, она заметила, что мужчины провожают ее заинтересованными взглядами.
   Они остановились напротив монитора: демонстрировался фильм о какой-то экзотической стране, где растут папоротники, лианы и необычно-яркие цветы. К ним устремился официант, который держал на согнутой в локте руке поднос с бокалами, на треть наполненными вином. Стив взял обеими руками по бокалу, один протянул Сандре, второй тут же опустошил.
   – Как хорошо освежиться! – сказал он, улыбаясь. – Вино, несомненно, самый приятный напиток! Лекарство от разочарований… Не такое надежное, как яд, но тоже иногда выручает, – добавил он чуть слышно.
   Поставив опустевший бокал на поднос, он взял другой, и, лавируя между людьми, они отошли к низкому дивану, стоящему в самом углу, за широколистым растением.
   – Присядем. – Не дожидаясь ее согласия, он опустился на мягкое сиденье, Сандра пристроилась рядом.
   Потягивая вино, некоторое время они молчали.
   – Ты хотела узнать о блондинке из лимузина? – после продолжительной паузы спросил Стив.
   Сандра осторожно кивнула.
   – Это Дороти Блэнд, – отрывисто, будто выплевывая слова, произнес он.
   – Дороти Блэнд! Та самая?! – Сандра аж подпрыгнула на месте. Совсем недавно ее подруга Кейт все уши ей прожужжала, передавая последние сплетни о миссис Блэнд.
   Муж Дороти Блэнд, мультимиллионер, владел сетью супермаркетов по всей стране. Мартину Блэнду принадлежали бизнес-центр, транспортная компания и, как поговаривали досужие языки, тысячи гектаров плантаций где-то в Малайзии. Дороти была его третьей женой, с которой удачливый бизнесмен сочетался браком в день своего семидесятипятилетия. В семьдесят восемь магната сразил инсульт, и с тех пор он руководил своим бизнесом сидя в инвалидной коляске, а его жена стала появляться в свете в компании спутников помоложе.
   – Та самая Дороти Блэнд? – повторила Сандра, стараясь поймать его взгляд.
   Стив продолжал сидеть неподвижно, уставившись в свой бокал. Наконец, так и не допив, он поставил бокал прямо на пол и откинулся на спинку дивана. Глаза его были закрыты, губы превратились в тонкую полосу.
   – Она еще красивее, чем на фотографиях, – не унималась Сандра.
   – В детстве она была совсем другой. Мой друг Рик называл ее велосипедом – настолько она была худенькой, – произнес Стив без всякого выражения и открыл глаза. – Мы жили по соседству, ходили в одну школу. Ее мать дружила с моей, отцы вместе рыбачили. Потом оказалось, что только мой отец был заядлым рыбаком, ее же насаживал на крючок совсем иную рыбу. Отец Дороти оказался любителем дешевых красоток с цветной кожей. Одна креолочка даже забеременела от него. Когда все это раскрылось, родители Дороти развелись. Дороти с матерью уехали в другой штат, наши дороги разошлись. Снова мы встретились только в университете, вместе посещали лекции по психологии.
   Он замолчал, и несколько секунд были слышны только неясные звуки, доносившиеся из зала. Сандра поднесла бокал к губам, сделала глоток. От ее рук вино согрелось и стало невкусным. Сандра поставила бокал на пол и откинулась на мягкую спинку. Ей отчаянно хотелось узнать продолжение истории Стива и Дороти. Похоже, у них был роман.
   – В университете, как я догадываюсь, Дороти уже никто не называл велосипедом? – осмелилась на вопрос Сандра.
   – Нет, конечно нет. – Тень пробежала по лицу Стива. – В нее влюблялись все, с кем пересекалась ее дорога.
   – Значит, и ты был влюблен в нее.
   – Было такое. – Его глаза, казалось, превратились в озера, подернутые тонким льдом.
   – А она? – выдохнула Сандра.
   Стив часто заморгал, его взгляд стал ясным, но холод так и не ушел из его глаз.
   – Когда мы говорили о Шарлотте Милейн, ты спросила, легко ли мне расставаться… кому предан всей душой. – Он вздохнул. – Трудно, очень трудно. С Дороти нас многое связывало… в прошлом.
   – А почему вы расстались? Можно узнать?
   Он ответил не сразу. Сначала пристально посмотрел на Сандру своим ледяным взглядом так, что сквозняк пробежал между ее лопаток. Сандра наклонилась и положила руки, согнутые в локтях, себе на колени. Его взгляд скользнул в ложбинку между ее грудей, и улыбка удовольствия мелькнула на губах Стива.
   – Сандра, ты очень милая девушка, – сказал он и, не отводя глаз от ее груди, обнял ее за плечи. Прикосновение к ее гладкой теплой коже было очень приятным. Напряженное выражение исчезло с его лица, ледок в глазах рас-таял. – Я рад, очень рад, что сегодня мы вместе. И я прошу твоей помощи.
   Заметив, куда обращен его взгляд, Сандра выпрямилась, и рука Стива соскользнула с ее плеча.
   – Что я могу сделать для вас, мистер Малкерн? – как можно строже спросила она, поправляя бретели платья.
   – Мы уже перешли на «ты». Забыла? И перестань теребить бретели, платье на тебе сидит идеально.
   Сандра послушно опустила руку.
   – Так в чем будет заключаться моя помощь? – перефразировала она свой вопрос.
   – Будь моей невестой, – вдруг сказал он.
   – Что? – Сандра недоуменно воззрилась на него. – Не поняла… Кем-кем? Не… Неве…
   – Невестой, – повторил он чуть громче.
   – Ерунда какая-то.
   – Вовсе не ерунда. – На лице Стива появилась озорная, дразнящая, почти мальчишеская улыбка.
   – Я не могу. У меня есть Генри, мой жених… ну почти жених.
   – Он здесь?
   – Нет, Генри в Голливуде.
   Стив хмыкнул.
   – Пока твой Генри так далеко, побудь временно в амплуа моей невесты. Генри ничего никогда не узнает. Я не ожидал, что Дороти будет на приеме. Но это хороший повод поставить ее на место. Очень надеюсь на твою помощь.
   Он поднялся и, снова скользнув взглядом по ее обнаженным плечам, предложил ей руку. Как только они вышли в зал, по тому, как напряглась рука Стива, Сандра поняла, что Дороти где-то поблизости.

   Дороти стояла в компании мужчин, как примадонна среди мужского кордебалета. Но вот окружавшие жену мультимиллионера мужчины расступились, и Дороти направилась в сторону Стива и Сандры.
   – Рада снова тебя видеть, Стиви. – Ее коралловые губы раздвинула широкая улыбка, продемонстрировав два ровных ряда идеально белых, как только что выпавший снег, зубов.
   – Сандра, это Дороти Блэнд, – не замечая, ее улыбки, сухо сказал Стив. – Дороти, Это Сандра Карлей… моя невеста.
   Зеленые глаза устремились на девушку, и у Сандры возникло опасение, что она может воспламениться от горящего ненавистью взгляда Дороти.
   – Мы… я тут… по работе. Мы представляем рекламное агентство «Мэйсон Пирс», – залепетала она.
   Стив крепко стиснул ее запястье.
   – Сандра все никак не привыкнет, что скоро станет замужней женщиной, – снисходительно заметил он, потрепав ее по щеке.
   Губы цвета коралла изогнулись в презрительной усмешке. Дороти с тщательностью ревизора оглядела Сандру, зацепилась взглядом на ее руке. Удовлетворившись ревизией ее пальцев, украшенных разве что маникюром, она повернулась к Сандре спиной, демонстрируя свое полное пренебрежение.
   – Стиви, когда ты научился врать? – Ее темные брови взлетели вверх.
   – Нет, отчего ж… – На секунду замешкавшись, он отпустил руку Сандры. – Дороти, почему ты считаешь, что я обманываю тебя?
   – Стиви, я ж знаю тебя как облупленного. Ты поклонник традиционных жестов. Ко дню рождения даришь розы, в Новый год – шампанское, а на помолвку – естественно, кольцо. Помнишь, когда ты делал мне предложение, что ты мне подарил? Ну вспомни. Тонюсенькое колечко с синим камушком.
   Стив некоторое время молчал, и только желваки играли на его побелевшем лице.
   – И где же мой бесценный подарок? – Его голос слегка дрогнул. – Ты отдала его на хранение в банк, как самую большую драгоценность?
   Сандра с удовольствием заметила, как вспыхнуло лицо Дороти, руки сжались в кулаки. Ее пальцы плотно сомкнулись, и нанизанные на них многочисленные кольца превратились в подобие кастета. Тоненького, с синим камушком колечка среди них не было.
   – Ты хочешь удостовериться, что твой подарок до сих пор у меня? – наконец произнесла Дороти.
   – Нет, Дороти, не хочу. Столько лет прошло. Не стоит ворошить старое. Как говорится, пусть прошлое остается в прошлом.
   – Я не в прошлом, Стиви. Я здесь. Еще немного терпения, и у нас будет будущее. – В ее голосе появились интригующие нотки.
   – У нас?! – Он усмехнулся и покачал головой. – Нет, дорогая Дороти… – Обвив рукой талию Сандры, Стив притянул ее к себе. Чтобы досадить Дороти, Сандра положила свою голову ему на плечо. – Нет, Дороти, будущее у нас с Сандрой, – с нажимом сказал Стив, и Сандра почувствовала, как его ладонь скользнула по ее волосам, а его поцелуй взорвался воздушным пузырьком где-то между ее виском и ухом.
   Сандра выпрямилась, одарив его самой обаятельной из своих улыбок.
   – И все же я тебе не верю, Стив. – Губы Дороти изогнулись в улыбке. – Все, что между нами было, ты не мог забыть.
   Легким движением она опустила свою руку. Взгляд Стива скользнул вслед ее руке – от тонкой осиной талии к покатым, плавным бедрам. Затем ее кажущаяся особенно белой на фоне платья рука пошла вверх, от бедра к талии, чуть затормозив на уровне груди остановилась, согнувшись в локте. Унизанные кольцами пальцы окунулись в каскад золотых волос. Стив не мог отвести взгляда. Им овладело какое-то странное чувство, будто время растворилось, исчезло… Он готов был содрать с Дороти это подобное змеиной коже черное кружево, опрокинуть ее на спину и…
   Дороти словно прочитала его мысли.
   – Ты помнишь, как мы с тобой развлекались, будучи студентами, а?
   Ее чуть хрипловатый голос привел Стива в чувство.
   – Конечно, помню, мы любили играть в пинг-понг, – сказал он и, как в спасительный канат, вцепился в руку Сандры.
   – Ты это так называешь? – Подмигнув, Дороти рассмеялась. – Я пробуду в Нью-Йорке еще пару дней. Если захочешь меня найти, я в «Ритц Карлтон», – понизив голос, добавила она.
   – Полагаю, миссис Блэнд занимает пентхаус?
   – Правильно, мой Стиви. И все готово для романтического ужина. – Голос Дороти зазвучал мягко, взгляд стал туманным, обволакивающим. – Я не просто так пришла сюда, я знала, что здесь будешь ты. Я надеялась, что этот вечер… – Она взмахнула своими веероподобными ресницами, пряча на миг вспыхнувший вожделением взгляд. – Я очень хочу, чтобы этот вечер мы провели в обществе друг друга.
   – И все же тебе придется довольствоваться только собственным обществом, – грубо оборвал ее Стив.
   – Ты уверен, что я буду одна?! – фыркнула Дороти.
   Она похожа на породистую лошадь. На фаворита, который приходит к финишу первым, мелькнуло в голове у Сандры.
   – Я не люблю повторяться, Стив, ты знаешь… – с нажимом сказала Дороти. – Но все же я повторюсь. После торжественной части я буду свободна. Я обязательно должна присутствовать на церемонии награждения… кстати, «Мэйсон Пирс» тоже удостоено награды, после всех церемоний мы можем продолжить вечер у меня в номере. – Она сузила свои кошачьи глаза. – Вспомни, как хорошо нам было вместе… играть в пинг-понг. – Ее юркий язычок пробежался по коралловым губам.
   Рука Стива разжалась, выпустив пальцы Сандры.
   Она сделала шаг назад. Больше всего Сандре хотелось провалиться на месте, исчезнуть, испариться, чтобы только не видеть, как старые любовники выясняют отношения. Зря она все же согласилась сопровождать Стива. Тьфу, вовсе он ей не Стив, а ее шеф. К тому же ее согласия на присутствие на этом вечере никто и не спрашивал.
   – Я пойду, мистер Малкерн, – сказала она, дотронувшись до его плеча.
   – Мистер Малкерн?.. Ха-ха! – Запрокинув голову, Дороти рассмеялась. – Она называет тебя мистером Малкерном?! И ты будешь утверждать, что ты ее жених? Милый, не пытайся меня обмануть. Ах, Стиви, Стиви. – Она погрозила ему пальцем, и бриллиант размером с горошину сверкнул перед его глазами. – Стиви, ты так и не научился врать, как, впрочем, не научилась притворяться, я полагаю, и твоя практикантка. Ведь так, милая девушка? В «Мэйсон Пирс» вы еще без году неделя?
   Сандра с трудом сдержала себя, чтоб не нагрубить.
   – Как ты изволила верно отметить, милая девушка действительно совсем недавно работает в нашем рекламном агентстве, – пришел Сандре на помощь Стив.
   – Уже почти пять месяцев, как я принята в штат, – с вызовом сказала Сандра. – Пять плюс месяц испытательного срока будет шесть. Полугода вполне достаточно, чтобы познакомиться, понравиться и получить предложение от мисте… от милого Стива. – Сандра привстала на цыпочки и шумно чмокнула его в щеку.
   – Есть такое правило на скачках. Выигрывает тот, кто ставит на фаворита, – сквозь зубы процедила Дороти.
   – Полагаю, вы говорите о себе. Вы считаете себя фаворитом?
   Дороти не удостоила ее ответом, только изогнула в усмешке свои коралловые губы.
   Тогда, подперев кулачками бока, Сандра сказала:
   – Зато тот, кто может угадать в невидной лошадке со ставкой один к десяти победителя, берет самый большой куш.
   – Но пока неопытная кобылка выходит на последний круг, я уже пересекла финиш и обсыпана розами, – приняла вызов Дороти.
   – И получила свою пайку овса в позолоченной кормушке, – не сдавалась Сандра. – Вы продешевили, миссис Блэнд. Вы продали себя за миллионы, но ни за какие деньги нельзя купить любовь.
   – Ты уверена? – Глаза Дороти совсем превратились в щелочки.
   – Да! – хором ответили Стив и Сандра.
   – Мой лимузин в девять будет у входа, – после небольшой паузы произнесла Дороти сухо. – В девять пятнадцать, Стив, можешь меня не искать. – Развернувшись на каблуках, она прошествовала мимо них.
   В посадке головы, в плечах, в походке сквозила уверенность Дороти в своей неотразимости. Ее обтянутая тонким черным кружевом прямая спина вскоре скрылась из виду.

   – Уф, – выдохнул Стив.
   – Ну как? Помогла я тебе выдержать экзамен? – настороженно спросила Сандра, глядя в его потемневшее лицо. За несколько минут, пока продолжался разговор, Стив, казалось, постарел на десять лет.
   – Экзамен я сдал… на жалкую троечку. – Он рассеянно провел ладонью по лбу, словно хотел смахнуть ставшие как будто четче морщины.
   – Привет, Стив, – произнес бодрый голос у Сандры за спиной.
   Сандра оглянулась. Перед ней стоял невысокий, с напоминающим баскетбольный мяч кругленьким брюшком мужчина. – Сколько лет сколько зим!
   – Майкл, дружище! С каких это пор фермеры посещают светские рауты?
   – С тех пор как мы не виделись, Стив, я сумел кое-чего достичь. Или ты не в курсе, что у меня контракт на поставки моего собственного вина по всей Америке? Это мероприятие я тоже снабдил своим вином. Так сказать, мой вклад в благое дело охраны природы. Как тебе мое вино? Ты пробовал?
   – Вполне на уровне. Молодое, игривое, как его производитель. Ты, Майкл, молоток! Никогда не сомневался в твоих способностях.
   Мужчины с видимым удовольствием протянули друг другу руки, но этого им явно показалось мало, и они тут же радостно обнялись.
   – Майкл, это Сандра. Сандра, это Майкл, – отступив на шаг, сказал Стив. – Мы с Майклом знакомы еще со студенчества, вместе снимали квартиру.
   Мужчины некоторое время обменивались новостями. Сандра узнала, что Майкл, его любимая жена и трое их замечательных ребятишек живут в Калифорнии. У них собственный дом, Майкл владеет несколькими сотнями гектаров виноградников и заводом по изготовлению столовых вин.
   – Надеюсь, в скором времени ты, Стив, поселишься рядом. И не один… – Майкл многозначительно посмотрел на Сандру.
   – Почему бы и нет? И не такие чудеса на земле случаются, – улыбнулся Стив. – Я уверен, ты одобряешь мой выбор. Согласись, она совершенство. – Он обнял Сандру за плечи, как бы демонстрируя их близость.
   – Я обыкновенная девушка, как все, – вспыхнув, возразила Сандра и выскользнула из-под руки Стива.
   Майкл внимательно оглядел Сандру с головы до ног, чем поверг ее в еще большее смятение. Она почувствовала, что краснеет.
   – Такая замечательная девушка и обратила внимание на такого хронического холостяка! Чем наш старина Стив тебя, Силия, очаровал?
   – Сандра, – поправила она его.
   Его оговорка мгновенно смыла все следы ее смущения. Майкл, как и сама Сандра, отнюдь не был совершенством, но от этого, наверное, только выигрывал. Глядя на его живое лицо с круглыми, упругими, как у пупса, щеками, хотелось улыбнуться. Что она и сделала.
   – Сандра, милая Сандра, – повторил он, – постараюсь больше не путать, – ничуть не смущаясь, поправился Майкл. – Позволь, милая девушка Сандра, сделать тебе комплимент. Ты очаровательна. И это милое платье тебе чрезвычайно к лицу.
   – Правда нравится? – благодарно улыбнулась она. – Я, наверное, не рискнула бы себе такое купить. Это подруга подарила.
   – У Сандры сегодня день рождения, двадцать пять лет, – вставил Стив.
   – Так именно по этому поводу здесь все это… – Майкл развел руки и задрал голову к потолку, откуда свисала гирлянда разноцветных надувных шаров. – Замечательный повод, чтобы выпить все мое вино, которое я приготовил. Пойдемте, у меня кое-что припасено. Выдержанное, для особо почетных господ.
   – Обязательно, Майкл, мы попробуем твое самое лучшее вино. Только, извини, в другой раз. Будь добр, возьми на себя труд познакомить Сандру с нашими общими знакомыми, мне надо ненадолго отлучиться, – сказал Стив.
   Майкл кивнул, Сандра доверчиво положила свою ладонь на его согнутую в локте руку.

   Она оказалась в толпе смеющихся гостей. Все оживленно переговаривались, улыбались. Ей протянули фужер. Вино выгодно отличалось от того, что они со Стивом пили раньше. Сандра вступила в общий разговор. Когда прозвучал сигнал, приглашающий в конференц-зал, Сандра поискала глазами Стива – тот словно растворился в пространстве. Пошел просить прощения у старой подружки, предположила она. Внезапно ей стало обидно. Сам же хотел, чтобы они были вместе, а как встретил старую любовницу, так сразу и бросил, как Белоснежку в глухом лесу. Она вздохнула.
   – Что грустишь, Сандра? – мячиком подкатился к ней Майкл. Его и без того широкое, как бигмак, лицо расплылось в улыбке. – Не печалься, Стив вернется. Он просил, если задержится, сопроводить тебя до места в зале. – Майкл подставил ей свой локоть.
   Сандра уцепилась за него и, приклеив на лицо улыбку, бодро зацокала каблуками по паркету.
   Майкл усадил ее в кресло, справа – проход, слева – незанятый стул. Церемония началась. Назывались имена, солидные дамы и господа выходили на сцену, говорили речи. Сандра невнимательно слушала – рядом с ней укором зиял незанятый стул. Снова одна, с грустью думала она. В день своего рождения, в битком набитом людьми зале я страдаю от одиночества. Ну ладно, Стив бросил меня ради своей любовницы, пусть. Он всего лишь мой шеф. Но почему Генри не смог прилететь ко мне хотя бы на несколько часов? Ведь все же не каждый день его девушка отмечает двадцатипятилетие! – Сандра вздохнула. – Что поделать, для Генри важнее карьера… Хотя что я сержусь, я тоже здесь на работе…
   – Подвинься.
   Сандра послушно пересела. Стив взял ее руку в свои ладони. Секунда, и… золотое кольцо с матовым глазком жемчужины оказалось на безымянном пальце Сандры.
   – Это мне?
   Она не успела услышать ответ, как со сцены назвали ее имя:
   – Сандра Карлей. Молодая, но подающая большие надежды сотрудница «Мэйсон Пирс» приглашается на сцену для вручения премии «Лучшая рекламная компания, пропагандирующая экологически чистые продукты питания».
   – Кто? Что? Почему я? – испуганно залепетала Сандра.
   – У меня сломалась «молния» на брюках. Выручай.
   – Серьезно?
   – Иди, иди, – подтолкнул ее Стив.
   Сандра поднялась на сцену. Не успела она опомниться, как в ее руке оказалась статуэтка, а рядом с ее ртом микрофон.
   – Я… мы… «Мэйсон Пирс» и дальше будет работать в направлении популяризации продуктов питания, выращенных в экологически чистых условиях. Девиз нашей компании: «Здоровое питание для здоровой нации».
   Зал разразился аплодисментами, дав тем самым Сандре драгоценную минуту, чтобы прийти в себя.
   – Пользуясь случаем, я хочу поблагодарить моего первого учителя, который дал мне столь необходимые знания для работы… Спасибо Шарлотте Милейн – прекрасному человеку, высококвалифицированному специалисту и просто милой женщине. Я думаю, в том, что работа нашей рекламной компании отмечена такой престижной наградой, – она потрясла над головой статуэткой, – большая заслуга Шарлотты Милейн… и многих других работников «Мэйсон Пирс» – борцов за экологически чистую среду обитания.
   Зал снова зааплодировал, а на сцену вбежал, неся перед собой огромный букет, Майкл. Подскочив к микрофону, он начал:
   – Все мы живем на нашей маленькой голубой планете Земля, и все мы братья и сестры. В большую семью нас объединяет наше неравнодушие к будущему планеты. Мир спасет только наша любовь. Любовь к цветам, – он потряс букетом, – к воздуху, которым мы дышим, – он шумно вздохнул, – к молодости и красоте. – Протянув руку, Майкл крепко обнял Сандру за плечи. – От имени всех собравшихся в зале я хочу поздравить милую Сандру с днем рождения.
   Зал благодушно зашумел, раздались хлопки, кто-то запел: «С днем рожденья, тебя…» Сандра потянулась за букетом, но Майкл перехватил ее руку.
   – А это что такое?.. – Схватив за кисть, он приблизил руку Сандры к своим театрально выпученным глазам. – Еще совсем недавно на пальчике не было колечка. – Он отпустил ее руку. – Позволь угадать? Ты получила предложение выйти замуж, и я даже догадываюсь от кого… От моего друга Стива Малкерна. Поздравляю!
   Он отпустил ее руку, и огромный букет очутился перед лицом Сандры. Шквал аплодисментов обрушился на ее барабанные перепонки. Зардевшись, она спрятала лицо за цветами и поспешила за кулисы – ей надо было опомниться, прежде чем вернуться на свое место. Она была растеряна.
   Если бы она только знала, к чему приведет ее мягкотелость! Сначала она согласилась сопровождать шефа на этот вечер, потом надела это откровенно смелое платье и в конце концов стала соучастницей обмана. И еще хорошо, если Генри ничего не узнает. А если он включит телевизор (Сандра заметила видеокамеры в фойе, вполне вероятно, телекорреспонденты продолжали свою работу и в зале)? Включит и увидит, как Сандра принимает поздравления с помолвкой, которая вовсе и не помолвка, а так, сплошной обман. И все только для того, чтобы бывшая подружка Стива ломала пальцы в бессилии. Она-то думала, что с ее миллионами любого уложит к себе в постель. Нетушки, фиг вам, не любого, вдруг злорадно подумала Сандра, наблюдая, как Дороти с застывшим, как у манекена, лицом приближается к ней.
   – Примите мои поздравления, – без тени улыбки сказала она. – Надеюсь, Стив будет счастлив в браке. Он заслужил свой кусок счастья.
   – Вы же счастливы? Почему бы и нам не насладиться радостями супружества?! – Сандра не могла удержаться, чтобы не съязвить. – Говорят, браки свершаются на небесах. Или в нотариальной конторе?
   – Не стоит нам ссориться, – примирительно сказала Дороти. – У меня к вам есть интересное предложение.
   – Столько предложений за один вечер! – нервно хихикнула Сандра.
   – У меня к вам будет деловое предложение, связанное с вашей профессиональной деятельностью. Мы с мужем давно подыскиваем хорошую рекламную компанию, которая займется продвижением наших услуг на рынке Нью-Йорка. «Мэйсон Пирс», как мне кажется, не будет против расширения рынка.
   – Не будет… против… – растерянно произнесла Сандра.
   – Давайте обменяемся визитками. – Дороти протянула ей плоский кусочек дорогого картона.
   Сандра развела руками.
   – К этому платью я не успела подобрать сумку. Визитки у меня, конечно, есть. Только они остались у Стива в машине, в сумке, с которой я хожу в офис. Давайте я вам просто продиктую свой телефон. У вас есть возможность записать?
   Из миниатюрного лакового клатча появилась ручка, украшенная россыпью стразов. Под гипнотическим взглядом Дороти Сандра назвала номер, а Дороти записала его на обороте своей визитной карточки.
   
Купить и читать книгу за 29 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать