Назад

Купить и читать книгу за 5 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Алая плоть


Картер Браун АЛАЯ ПЛОТЬ

1

   Это заведение казалось обычным дорогим рестораном, где еда приготовлена слишком тщательно, и поэтому невкусна, а официанты скучны и чопорны. В течение полутора месяцев я заходил сюда чуть ли не каждый вечер. Но не для того, чтобы ужинать. И сегодня я быстро подошел к бару, выпил бокал вина, а затем проскользнул в незаметную дверь, спрятанную в глубине алькова. Дальше – по длинному коридору до стальной двери, у которой стоял человек в смокинге.
   – Хи, мистер Фаррел! – Он усмехнулся сквозь желтые зубы. – Чувствуете себя особенно везучим сегодня?
   – Мне везет каждый вечер! – резко ответил я.
   Он пожал плечами, потом нажал скрытую в стене кнопку, стальная дверь открылась, и я вошел в хорошо знакомый мне мир, где царили карты и колесо рулетки. Эта ночь была решающей: либо я выигрываю, либо отдаю последние деньги и дорога к рулетке для меня надолго закрывается.
   Рыжеволосая женщина, сидящая за кассой, посмотрела на меня уставшими глазами и попыталась улыбнуться. Но мой вид остановил ее.
   – Хэлло, мистер Фаррел! – произнесла она безразлично. – Вновь пришли испытать свое счастье?
   – Счастье? Что это такое? – спросил я.
   – Мне не хочется говорить об этом, мистер Фаррел, но…
   – Но мои маркеры недовольны, – закончил я за нее. – Сегодня не беспокойся, детка! – Я открыл бумажник, вытащил толстую пачку банкнот и положил перед ней. – Здесь тысяча долларов. Продай мне ровно двадцать маленьких красных фишек, хорошо?
   Она с профессиональной скоростью пересчитала деньги, потом подтолкнула мне стопку красных фишек.
   – Можно пожелать вам удачи, мистер Фаррел?
   – Почему бы нет? – ответил я. – У меня еще все впереди.
   Я подошел к ближайшей рулетке, держа фишки на раскрытой ладони. Трудно поверить, что это остаток моего банковского счета и выручка от продажи автомобиля. В моем бумажнике пять отделений и все они пусты. Но сегодня я не должен потерять свои фишки. После шести недель невезения, сегодня, когда ставка сделана на все, удача должна повернуться ко мне лицом.
   За столом рядом со мной сидела симпатичная блондинка в коротком платье. Ее лицо казалось отрешенным, но она явно нервничала. Блондинка поставила на «зеро» и выигрыш выпал на ее поле. Крупье быстро собрал остальные ставки и пододвинул к ней.
   – Сумасшествие! – воскликнула она. – Сколько же я выиграла?
   – Тридцать пять к одному, – пояснил я. – Сколько вы ставили?
   – Пару сотен, – ответила она.
   – Вы сейчас заработали семь тысяч, дорогая! – я улыбнулся. – Пользуйтесь ими на здоровье!
   Чудо! Семь тысяч за одну выплату! Я пришел сюда только потому, что это была единственная рулетка, где не ограничивали ставки. За последние шесть недель я на что только не ставил, но почти всегда проигрывал. И проигрался до последней рубашки. А теперь мне на зависть, блондинка с отрешенным лицом выигрывает тридцать пять к одному!
   Я заставил себя взглянуть в другом направлении и увидел, что на меня злобно уставились карие глаза хозяина казино, хотя губы его в этот миг были растянуты в улыбке.
   – Вот это сюрприз, Майк, – нежно произнес он.
   – Хэлло, Вальтер, – я улыбнулся в ответ. – За это уплачено наличными. – Раскрыв ладонь, я показал ему фишки. – Но, думаю, вам это уже известно? Ваша собственность такого рода, что никогда не терпит убытков, не так ли?
   – Я бы заметил, что и мы порой теряем. Вы уже задолжали маркерам десять тысяч. Правда, сегодня вы уплатили тысячу наличными, так что пока все в порядке.
   – Может быть, сегодня ночью все изменится, – заметил я.
   – Будем надеяться. – Его голос оставался мягким, несмотря на злобу в глазах.
   Мой собеседник, Вальтер Арндт, хозяин этого заведения, был настоящим жуликом. Внешне он выглядел весьма солидно: высокий, примерно моего роста, достаточно полный мужчина, с черными, аккуратно зачесанными назад волосами.
   – Теперь вы не будете возражать, если я немного поиграю?
   – Посетитель всегда прав. – Еще секунду он улыбался мне, затем отошел.
   Я повернулся к блондинке.
   – Долго вы ставили на «зеро» до того, как выиграли? – спросил я.
   – Всю ночь, – ответила она. – Я ставила, постоянно повышая ставку, наверное, раз двадцать. Эти двести долларов были моими последними деньгами.
   – Почему бы вам не обменять фишки на наличные, пока вы в выигрыше?
   – Я поставлю одну тысячу долларов в пяти попытках, – кивнула она, – а потом успокоюсь.
   Свою тысячу она потеряла за следующие пять запусков рулетки. Потом она собрала оставшиеся фишки и отошла от стола.
   – Теперь все ваше, красавчик, – радостно сказала она, – я оставляю вам свою удачу. Желаю успеха!
   После того, как она ушла, некоторое время я наблюдал за рулеткой, ничего не ставя. За десять вращений «зеро» не выпал ни разу, и я почувствовал легкий озноб. Эта блондинка, поставившая свои последние две сотни на «зеро», была ключом к моей удаче. «Зеро» сегодня горел. Ее выигрыш был единственным, теперь я должен выиграть на «двойной зеро».
   Это была стандартная американская рулетка: тридцать шесть цифр плюс «зеро» и «двойной зеро». Когда выпадает «зеро» или «двойной зеро», заведение забирает все ставки, кроме поставленных на «зеро». По закону вероятности «зеро» выпадает дважды из тридцати восьми запусков. Блондинка сделала двадцать ставок прежде, чем выпал «зеро». После этого она ставила еще пять раз и ничего не выиграла. И следующие десять запусков рулетки «зеро» или «двойной зеро» не выпадал. Логика подсказывала мне, что мои подсчеты не имеют смысла. Но логика вскоре ушла спать, а я с дрожью в теле и сверкающими глазами остался в ожидании игры. «Двойной зеро» просто обязан выпасть в ближайшие три запуска.
   Я поставил двести долларов на «двойное зеро», но выпало тринадцать. В следующий раз я поставил триста долларов на «двойной зеро». Выпало – двадцать семь. Решив, что так даже лучше, я поставил оставшиеся десять фишек на «двойное зеро». Выпало – тридцать шесть. Я стоял у стола, пытаясь повернуть взглядом на один номер колесо рулетки.
   – Вы будете снова ставить, мистер Фаррел? – вежливо спросил крупье.
   – Нет, вряд ли. – Я закурил сигарету и пошел прочь от стола. Мне хотелось найти ту везучую блондинку и прикончить ее. Но вместо этого я прошел в бар и заказал двойной бурбон, стоивший два доллара. Выпивка обошлась мне в две пятых всего моего оставшегося капитала, что было дороговато, однако я не рискнул спорить с барменом.
   Я сидел перед зеркалом и, рассматривая отражение, испытывал к себе одновременно жалость и отвращение. Неужели прошло всего шесть месяцев с того времени, когда я последний раз видел Джулию Холланд, шесть месяцев с того времени, когда у меня были деньги и любовь?
   Полгода назад я покинул некий синдикат на Западном побережье, что едва не стоило мне жизни. И я чуть не женился на красивой девушке по имени Джулия и положил в банк 20 тысяч долларов, приобретенные в законном бизнесе. Тогда мне казалось, что с игрою покончено навсегда. Так что же случилось?
   Я снова начал играть. И когда, в очередной раз, я уходил в казино. Джулия подняла на меня ясные голубые глаза и заговорила холодным, лишенным эмоций голосом:
   – Для тебя это подобно смерти, Майк. Ты азартный игрок и не можешь жить без игры, как алкоголик не может обходиться без вина. Это будет постоянно жечь тебя и жить в твоем уме, в твоем сердце и даже в твоей душе. Если ты не попытаешься переломить себя, это уничтожит тебя, Майк. Ты должен сделать выбор прямо сейчас. Или – я, или – игра.
   Я ответил, что подумаю, и, возвращаясь после покера, в четыре часа утра, я еще сомневался и выбирал. Но Джулия уже ушла. Таким образом, я получил право быть тем, кем я всегда был – профессиональным игроком. Только шесть недель назад, когда я спрятался в этом городе, что-то случилось со мной. По совершенно необъяснимой причине я забросил покер – единственную игру, где удаче можно помочь, и, подобно некоторым бездельникам, празднующим свой развод в Рено, начал играть на рулетке. Права ли была Джулия? Действительно ли я не могу обойтись без игры?
   – То же самое снова, сэр? – Голос бармена оторвал меня от тягостных размышлений.
   – И на этот раз за счет заведения, Джо, – послышалось рядом.
   Вальтер Арндт усмехнулся, когда я посмотрел в его сторону.
   – Удача отвернулась от тебя сегодня, Майк, – злорадно сказал он. – После того, как ты отошел от стола, «двойной зеро» выпал дважды!
   – Раз вы покупаете мне выпивку, позволяю вам и поплакать за меня.
   Бармен поставил передо мной второй двойной бурбон, потом направился в другой конец бара.
   – Я разговаривал с Гильдой, – заметил Арндт.
   – С рыжеволосой кассиршей?
   – Да, она мой кассир, дружок. – Его взгляд на секунду сверкнул. – Гильда сказала, что у тебя была тысяча наличными…
   – Ну и?..
   – Ты проиграл ее, дружок, и по-прежнему должен нам еще десять. Не могу понять, какой дурак предоставил тебе такой кредит. Я связался с твоим банком. У тебя там тоже «двойной зеро». А нам хотелось бы получить обратно свои десять кусков.
   – Ты получишь их! – взорвался я. – Ты же знаешь, что если я обману хоть одного маркера, то не смогу играть нигде, от Аляски до Флориды!
   – Верно, – согласился он. – Спрошу иначе: когда мы получим их обратно?
   – Мне для этого надо немного времени.
   – Следующие тридцать лет? – Он иронично улыбнулся. – Есть один очень нетерпеливый человек, желающий поговорить об этом прямо сейчас!
   – Можешь передать своему очень нетерпеливому человеку то, что я сказал тебе, – кисло ответил я. – Мне нужно немного времени…
   – Майк, детка! – он чуть не рассмеялся мне в лицо. – Ты еще думаешь, что у тебя есть выбор?
   Я бросил беглый взгляд на стальную дверь, отделяющую казино от внешнего мира и увидел двух здоровенных громил возле нее. Потом я снова взглянул на Арндта и пожал плечами.
   – Полагаю, ты прав, Вальтер, – сказал я ему. – Значит, через тридцать минут где-нибудь в темной аллее я стану кровавым месивом?
   – Ты считаешь, что это удовольствие стоит десяти тысяч? – На этот раз неприятный смех все-таки сорвался с его губ. – Ты сошел с ума, Фаррел.
   – Ладно, – я встал. – Пойдем поговорим с твоим человеком, может быть я заключу долговременный контракт на мытье посуды или еще что-нибудь?
   Мы вошли в дверь, скрытую шторой в дальнем конце комнаты. За нею начинался коридор. Поднявшись по лестнице, мы оказались перед очередной дверью в холле на втором этаже. Арндт резко постучал и, не дождавшись приглашения, открыл ее. Я прошел за ним в элегантно меблированную гостиную.
   – Это Фаррел, – кивнул Вальтер, обращаясь к высокой спинке кресла. Он подождал, пока над креслом не показалась светловолосая голова. – Фаррел, познакомься с моим партнером, Арлиной Грей.
   Женщина поднялась, обошла кресло и долго разглядывала меня широко расставленными голубыми глазами. Она была стройна и высока. Под шелковой блузкой легко угадывались острые небольшие груди. Брюки туго обтягивали длинные красивые ноги. Арлина прекрасно владела мимикой и жестами и, судя по всему, была очень осторожной дамой.
   – Давайте посмотрим профиль, – внезапно сказала она совершенно безразличным тоном.
   – Что? – я на секунду растерялся.
   – Ты слышал, что она сказала! – прорычал Арндт. – Повернись боком, чтобы Арлина могла хорошенько рассмотреть тебя.
   Я повернулся, и прошло немало времени, прежде чем она заговорила.
   – Серый парик не проблема, – произнесла она, ни к кому не обращаясь. – Я полагаю, он подойдет.
   – Мы долго присматривались, – заметил Арндт, – он наиболее подходящий человек. Нужно действовать быстро.
   – Тогда он сделает это! – Она обнажила зубы в белоснежной улыбке, и я подумал, что тигрица перед нападением улыбается именно так.
   – Добро пожаловать, Майк Клюгер! – тепло сказала она.
   – Фаррел, – поправил я ее. – Майк Фаррел.
   Теплота в ее голосе мгновенно исчезла.
   – Это было до того, как ты задолжал нам десять тысяч долларов.
   – Почему бы не присесть и не поговорить спокойно, Майк? – предложил Вальтер Арндт. – Или тебе не терпится стать куском мяса в темной аллее, ха?

2

   Некоторое время я рассматривал фотографию, затем поднял глаза и встретился со взглядом Арлины Грей. Она удобно сидела в высоком кресле и была похожа на самоуверенную президентшу женского клуба.
   – Это настоящий Майк Клюгер? – спросил я.
   – О, парнишка! – сердитым голосом вмешался Арндт. – Этот Фаррел хитер, я же говорил тебе! – Он направился к стулу блондинки. – Может оказать ему милость и вышвырнуть в окно?
   – Помолчи, Вальтер, – попросила Арлина Грей. – Да, Майк, это настоящий Клюгер.
   – Он намного моложе меня, – заметил я.
   – Эта фотография сделана восемь лет назад, Майк. – Она бегло взглянула на Арндта. – Мне хочется выпить. Может, Майк тоже хочет?
   Арндт повернулся ко мне, и я попросил бурбон. Он направился к бару.
   – Вы считаете, что я достаточно похож на этого Клюгера, чтобы заменить его? – спросил я у блондинки.
   – Только седину добавить, – она кивнула. – Но это не проблема. Мой личный парикмахер позаботится об этом.
   – Отлично, – я усмехнулся. – Тогда объясните мне причины, почему я должен стать этим Клюгером?
   Арндт сунул мне в руку бокал, другой передал Арлине, и уставился на меня.
   – Майк Клюгер был железным человеком, – сказал он. – Семь лет назад он украл у одного дельца горсть необработанных алмазов. Поднялся большой шум, но алмазы так и не нашли. Клюгер спрятал их по-настоящему хорошо. Никто не нашел их за эти семь лет.
   – Значит, эти последние семь лет он провел в тюрьме? – спросил я.
   – Сан-Квентин, – сказала блондинка. – Его выпустят через шесть дней.
   – Дальше, – попросил я. – Дело приобретает конкретный смысл.
   – Так что он где-то спрятал алмазы, – продолжала Арлина. – Он знал, что полиция следит за ним. Мы думаем, что он оставил их у кого-то, возможно, у своей жены.
   – Веселенькое дельце! – усмехнулся я. – Вы хотите, чтобы я заменил парня у его собственной жены?
   – Здесь все не так просто, – произнесла Арлина Грей. – Майк Клюгер женился всего за три месяца до того, как попал в тюрьму. А последние полтора месяца перед тюрьмой он торчал на Восточном побережье, в это время его жена была на Западе. В течение последних семи лет она виделась с ним раз в месяц лишь первые три года, потом же совершенно перестала его навещать.
   – Это верно, – хмыкнул Арндт. – Она не видела его четыре года, дружок, а это много, особенно, когда сидишь в тюрьме!
   – Значит, с женой ясно, – хмыкнул я. – Что же относительно остальной его семьи?
   – Он сирота, – улыбнулась Арлина. – Так что родственников у него нет. Парни, подобные Майку, не имеют друзей – только сообщников и о них мы можем рассказать тебе все. Никто из них не видел его семь лет.
   – И что же я должен сделать за шесть дней, до того, как настоящий Клюгер выйдет из Сан-Квентина? – спросил я.
   – Не делай поспешных выводов, Майк, – сказала она. – У тебя есть шесть дней, чтобы стать Майком Клюгером, лишь потом ты начнешь заменять его!
   – Боюсь, что это несколько смутит его любящую жену, – я усмехнулся. – Два мужа одновременно прибывают после семилетней тюремной отсидки? Я буквально слышу ее: «Не отправится ли настоящий Майк Клюгер со мной в постель?» Вы оба в своем уме?
   Она вежливо зевнула.
   – Настоящего Майка Клюгера встретят старые друзья сразу после освобождения и задержат до тех пор, пока ты не найдешь алмазы.
   – Вы с ума сошли! – воскликнул я.
   – У нас много времени, и неприятностей быть не должно, – заявил Арндт. – Все пойдет как по маслу, Фаррел. Мы в этом уверены. Когда Клюгер вернется домой, тот, у кого его алмазы, будет искать контакта с ним. И не услышав о Клюгере, он сам пойдет к нему! Это все, что тебе надо сделать, дружок. Изображаешь Майка Клюгера, вышедшего из камеры, сидишь и ждешь, пока кто-то не принесет тебе драгоценности. Когда ты их получишь, то сбежишь. Ничего сложного.
   – Сколько стоят алмазы? – спросил я.
   – Они застрахованы на семьдесят тысяч долларов, – ответила Арлина, – но, возможно, они стоят намного больше. Необработанные алмазы хороши тем, что после обработки они изменяются и опознать их очень трудно. Главное – не торопиться, и можно получить за них полную стоимость.
   – Что же я получу от этого дела, если возьмусь за него?
   – Избавишься от долга в десять тысяч долларов, вот что! – сердито сказал Арндт. – Ты снова получишь кредит у маркеров, дружок.
   – И? – добавил я.
   – Считай, что тебе чертовски повезло, скажи спасибо, что ты жив! – взорвался Арндт.
   – Помолчи, Вальтер, – улыбнулась ему Арлина. – Если Фаррел был бы глуп, мы бы сейчас не беседовали с ним. – Она повернулась ко мне. – Майк, ты получишь кредит у маркеров, как сказал Вальтер, плюс двадцать тысяч наличными.
   – Ты с ума сошла! – крикнул Арндт.
   – Я практична, – поправила она. – Как насчет этого, Майк?
   – А вдруг нет больше этой горсти необработанных алмазов? – спросил я. – Вдруг их шесть лет назад увезли в Южную Америку и превратили в наличные?
   – Вряд ли это возможно, – возразила Арлина. – Но всякое бывает. Если мы выясним, что это правда, тогда никто из нас ничего не получит.
   – Возможно, мы вернем ему кредит у маркеров, – сказал Арндт. – Как плату за работу.
   – Почему бы и нет? – лениво проговорила Арлина. – Он никогда не заработает эти десять тысяч.
   – Ты читаешь мои мысли, – произнес Арндт. – Ладно. Как относительно этого, Фаррел?
   – Дайте мне подумать, – попросил я.
   На самом деле, я уже знал что соглашусь. Что меня ожидало в случае отказа? Безжалостное избиение было наилучшим вариантом. Возможно – пуля в лоб. Так что выбора у меня не было. Кроме того, все это дело попахивало немалыми деньгами; двадцать тысяч и кредит у маркеров – звучало довольно заманчиво. Но еще привлекательнее была мысль о горсти необработанных алмазов, стоимостью, возможно, в сотню тысяч долларов!
   – Еще одна деталь, – тихо сказал я. – Не только любящая жена ждет возвращения Майка Клюгера. Полиция и детективы страховой компании тоже ждут его, надеясь, что он выведет их прямо на алмазы!
   – Верно, – согласилась Арлина. – Никто не говорит, что это будет легким делом, Майк. Но никто не зарабатывает просто так тридцать тысяч долларов.
   – Если ты откажешься, я буду даже доволен, – мягко сказал Арндт. – Может, я не смогу выбить из тебя десять тысяч, но я получу удовольствие от того, что попытаюсь сделать это!
   – Перестань пугать меня, Вальтер, – сказал я. – Я должен подумать.
   – Думай на здоровье, сколько хочешь, – улыбаясь, сказала Арлина.
   – Я уже подумал, – отозвался я. – Я согласен.
   – Я рада! – Ее голос стал немного теплее, чем прежде. – Ты не мог отказаться, Майк.
   – А я в этом до конца не был уверен, – проговорил Арндт. – Ладно, значит, он в деле.
   Я допил свой бокал, поставил его и встал.
   – Когда же первый урок, как стать Майком Клюгером?
   – Сядь! – прорычал Арндт. – Ты никуда не уйдешь.
   – Ты останешься здесь, Майк, – кивнула Арлина. – Здесь есть комната для гостей, и ты сможешь заниматься не отвлекаясь, до самого отправления на Западное побережье.
   Я снова сел и закурил сигарету. Арндт встал и направился к двери. Затем остановился и, помедлив, повернулся ко мне.
   – И еще, Фаррел, – сказал он зловеще-мягким голосом. – Не пытайся выйти из этой квартиры, ибо ты не сделаешь и десяти шагов, и не пытайся приставать к Арлине. Это чистый бизнес, ты должен усвоить это! Если Арлина мне только шепнет, что ты пытался перейти черту, то пожалеешь об этом! Все ясно?
   – Ясно, как горный хрусталь, Вальтер, – заверил его я. – Скажи только мне одну вещь до того, как уйти, просто так, ради любопытства.
   – Что именно? – нетерпеливо спросил он.
   – Результаты рулетки в твоей власти?
   Он улыбнулся.
   – Ты видел, как мы уплатили семь тысяч блондинке, не так ли? Думаешь, это было подстроено?
   – Да. Именно выигрыш этой блондинки подвел меня. Это был самый крупный выигрыш за последние шесть недель. Находясь в такой дыре, я совершенно потерял осторожность.
   – Я заметил это, – прокомментировал он.
   Это доконало меня.
   – Колесо придерживали. Ты подстроил этот выигрыш, надеясь, что я сделаю из себя обезьяну!
   – Именно так, – сказал он, жестоко улыбаясь, – иногда это помогает поймать рыбку!
   Он вышел и закрыл за собой дверь. Продолжая сидеть неподвижно, я представил, как смеялась бы Джулия, если бы все это услышала. А может, и не смеялась бы вовсе.
   – Приготовь, пожалуйста, мне еще один напиток, – вежливо попросила Арлина.
   Я взял ее бокал, а заодно и свой, и приготовил напитки. Она с холодным интересом снова принялась разглядывать мое лицо.
   – Ты ужасно похож на Майка Клюгера, – пробормотала она, – даже без седины в волосах. Это невероятно! – Она взяла стакан и продолжила:
   – Я знала Майка Клюгера давно и хорошо. Еще до того, как он женился. Тогда я была достаточно наивным ребенком и считала его удивительным человеком. Однако мне потребовалось немного времени, чтобы узнать его истинную цену. Увы, уже было поздно. – Внезапно она отвернулась от меня. – Но девушка никогда не может забыть первого мужчину, который…
   Она направилась к двери, на ходу изменив тему разговора.
   – Сейчас уже довольно поздно, Майк. Я уверена, что ты устал, как, впрочем, и я. – Теперь в ее голосе звучали интонации хозяйки, тактично пытающейся избавиться от последнего гостя. – Уроками мы займемся утром.
   Комната для гостей была меблирована не хуже, чем гостиная. Мое внимание привлекла кровать, застеленная дорогим цветным покрывалом.
   Арлина повернулась ко мне и, улыбнувшись, произнесла:
   – Утром я велю Вальтеру послать одного из парней за твоими вещами. Но этой ночью тебе придется обойтись без них.
   – Я постараюсь, – кивнул я, оглядывая еще раз комнату. – Но в гостиной есть нечто, необходимое мне…
   – Разумеется. Если ты захочешь чего-нибудь из бара. Спокойной ночи. – Она быстро вышла из комнаты.
   – Доброй ночи, – сказал я в закрытую дверь.
   Выкурив пару сигарет, я вернулся к бару и приготовил себе выпить. Затем осторожно перенес бокал в комнату для гостей, и, поставив его на стол, выскользнул из одежды, принял душ и, наконец, нырнул под одеяло.
   Волшебные сказки, детективы, фильмы ужасов, виденные мной когда-либо, вертелись в моем мозгу. Я немного отпил из бокала, закурил и стал размышлять о событиях этого вечера.
   Что сделают с настоящим Майком Клюгером? Будут ли его держать где-нибудь, как заложника, или разрежут на куски и утопят в Тихом океане? И почему жена перестала навещать его последние четыре года? Может, она потеряла к нему интерес и у нее появился кто-то другой? Не ждет ли меня за дверью, когда я войду, любовник с топором?
   «Вот когда ты вынужден немного порассуждать, Фаррел, – сказал я себе. – Арлина была абсолютно права относительно одной вещи. Никто легко не зарабатывает тридцать тысяч!»
   Легкий стук в дверь заставил меня подскочить.
   – Входите, – позвал я дрожащим голосом, ожидая кого-нибудь из головорезов Арндта.
   Дверь резко распахнулась, и вошла Арлина Грей. Она старательно закрыла дверь и подошла к моей кровати. Шелковистые светлые волны ее распущенных волос вздрагивали при каждом шаге. Даже при неярком свете лампы, стоящей, позади кровати, сквозь тонкую ночную рубашку, закрывающую лишь половину ее бедер, было видно стройное и сильное тело.
   – Арлина? – Я поставил на стол бокал и погасил сигарету. – В чем дело?
   Она вплотную подошла ко мне, потом села на кровать, и ее голубые глаза страстно сверкнули.
   – Майк, – прошептала она. – Это продолжалось так долго!
   – Что? – переспросил я.
   – Все эти годы, Майк! – Ее руки прикоснулись к моему лицу. – Я больше не могу ждать. Ты можешь понять это?
   – Что? – снова непонимающе повторил я.
   – Конечно, ты можешь, дорогой!
   Она уже совершенно не контролировала себя. Ее полные губы, дрожащие от возбуждения, коснулись моих! Кончик ее языка проник в мой рот, белые острые зубы кусали мою нижнюю губу. Ее длинные ногти впились в мое голое плечо.
   – Все эти годы, – торопливо говорила она, – это жило во мне, и я не знала об этом до сегодняшнего дня. Понимаешь меня, Майк? Я больше не могу сдержаться. Я не осознаю, что делаю. Ты виноват в этом!
   Замолчав, Арлина поднялась на ноги. Секундой позже, быстрым нетерпеливым движением, она сбросила ночную рубашку. Какое-то время я смотрел на ее красивое тело, на холмики небольших грудей, их нежные соски, на гладкие, стройные ноги и на подобное цветку лоно… Потом она наклонилась и выключила лампу.
   – Хочешь меня хотя бы немного, Майк? – простонала она в темноте перед тем, как нырнуть в постель. – Ты так нужен мне!
   Я оказался вполне способным, но даже, когда все кончилось, и она, всхлипывая, лежала на моих руках, я не знал, почему Арлина пришла ко мне. Да и время было явно неподходящим, чтобы спрашивать ее об этом.

3

   – Думаю, это то, что надо?
   Парикмахерша – пышная рыжеволосая женщина по имени Моника – придвинулась к спинке моего стула, затем взялась за мои волосы. Она приходила каждое утро в течение шести дней.
   – Я ведь говорил, – проворчал я, когда ее ногти впились в мою кожу, – не делай так!
   – Сожалею, малыш!
   Она понизила голос, чтобы ее не услышала Арлина, находящаяся где-то поблизости.
   – Я считала, что теперь ты настолько тренирован, что не застонешь, если девушка ущипнет тебя.
   Причесывая меня, она прижималась ко мне мощным бюстом, торчащим под белым нейлоновым платьем. Я повернул голову и встретил взгляд ее широко открытых глаз.
   – Они настоящие, малыш! Я позволю тебе в этом убедиться. Сиди и будь хорошим мальчиком, каким ты всегда бываешь для мисс Грей.
   – Что с тобой? – спросил я дрожащим голосом. – Какими бы они не были, зачем, черт возьми, взваливать их на меня все время?
   – Я вынуждена всю жизнь работать, – сердито прошипела она, – с утра до вечера, в то время как ты бездельничаешь! Каждый раз, когда я смотрю на тебя, у меня все кипит внутри! Я готова отдать недельный заработок за возможность хорошенько двинуть ремнем по твоей морде… – Вдруг, с невероятной скоростью, выражение ее лица изменилось и приобрело обычный вид. – Полагаю, лучше не сделать, как вы считаете, мисс Грей?
   Я оглянулся и увидел Арлину, с порога комнаты рассматривающую нас. На ней было очень элегантное белое платье, словно она только что сошла с обложки модного журнала.
   – Я думаю, это славно, Моника, – беззаботно сказала она. – Вы проделали замечательную работу.
   – Спасибо, мисс Грей! Мне кажется, что такая прическа делает мистера Фаррела даже более стройным… – Ее ногти еще раз вонзились в мою кожу. – Я даже сама не ожидала, что будет так хорошо.
   – Можете собрать свои вещи и идти, Моника, – кивнула Арлина.
   – Спасибо, мисс Грей. – Моника стала собираться.
   – Я приготовлю тебе напиток, Майк, – сказала Арлина. – Тебе лучше поторопиться. – Она повернулась и ушла обратно в гостиную.
   – Может быть на следующей неделе, – прошептала Моника. – Она же не будет до бесконечности командовать тобой? А может она купит тебе небольшой золотой ошейник и хлыст с бриллиантами? Тогда ей потребуется только дергать за поводок, и ты будешь делать все, что она захочет, верно я говорю?
   Встав со стула, я увидел, что она отвернулась от меня и склонилась над небольшим столиком, где были разложены ее инструменты. Я не удержался и сильно ущипнул ее за грудь.
   Последовала мгновенная реакция. Она выронила саквояж, куда складывала инструменты, еще больше согнулась и уставилась на меня ненавидящим взглядом.
   Когда я вошел в гостиную, Арлина спросила:
   – Что там за шум?
   – Небольшой инцидент с Моникой. По-моему, ничего страшного, – ответил я, забирая свой бокал.
   – Садись сюда, Майк, – она показала на кушетку рядом с собой. – Ты знаешь, она права. Седая прядь делает тебя моложе!
   – Черт с ней! – возразил я. – Все, что мне нужно, это выглядеть, как парень по имени Майк Клюгер!
   – Вы похожи, – тихо сказала она. – Даже больше, чем можно было ожидать. Просто невероятно… – Увидев, что Моника проходит через комнату, она резко замолчала и, пока входная дверь не закрылась за парикмахершей, не произнесла ни слова.
   – Ты все упаковал?
   – Готов ехать, – ответил я.
   Она посмотрела на часы.
   – У тебя есть полчаса до того, как я отвезу тебя в аэропорт. Вальтер будет ждать уже в Лос-Анджелесе. Может, используем последние тридцать минут для быстрой проверки, хорошо?
   Я пожал плечами.
   – Если ты хочешь…
   Украдкой взглянув на ее лицо, я невольно подумал, возможно ли, чтобы столь хорошо владеющая собой дама, могла целиком поддаться порыву страсти. После неожиданного визита в первую ночь, проведенную мной в этом доме, Арлина вела себя так, словно этого никогда не было. Со следующего утра наши отношения стали сугубо деловыми. Ни разу – ни словом, ни действием – она не упоминала о событиях той ночи. Я даже начал сомневаться, было ли это вообще.
   – Какое вам дали имя, мистер Клюгер? – спросила она.
   – Михаэль Гейвин Клюгер, – быстро ответил я.
   – Как зовут вашу жену?
   – Диана.
   – До того, как вы поженились?
   – Диана Мертон.
   – Где вы женились?
   – В Лас-Вегасе, двадцать четвертого июля тысяча девятьсот пятьдесят шестого года, в небольшом доме, называемом…
   – Опишите вашу жену, мистер Клюгер, как вы ее помните.
   – Блондинка. Когда я ее видел в последний раз, у нее были длинные волосы, – ответил я автоматически, – довольно приятная, хорошая фигура…
   – Когда вы вернетесь домой, мистер Клюгер, вероятно, вам придется встретиться со своими деловыми друзьями. Кто они?
   – Крис Эдвардс, – ответил я. – Лон Стерн, Сонни Вест.
   – Что относительно Георга Трента? – резко спросила она. – Вы меня слышали!
   Секунду я колебался, потом покачал головой.
   – Я не знаю никакого Георга Трента.
   – Верно, – она улыбнулась. – Как фамилия офицера, который вас арестовал?
   – Кромби, лейтенант Кромби.
   – Номер вашего дома?
   – У него нет номера, лишь название, – ответил я. – Нечто оригинальное. «Морской бриз». Ты считаешь, что это делает настоящего Клюгера поэтом, Арлина?
   Она успокоилась и откинулась назад.
   – Думаю, ты сможешь быть Майком Клюгером. Ты хороший ученик, Майк.
   – Приятно слышать, – пробормотал я. – Надеюсь остаться таким же, когда занавес будет поднят.
   – Надо быть таким, – улыбнулась она.
   – Вальтер будет поблизости? – спросил я. – Я не хотел бы, чтобы алмазы прожгли дыру в моем кармане, пока я дожидаюсь контакта с вами.
   – Не беспокойся, – холодно сказала она. – Вальтер все время будет достаточно близко от тебя, Майк. Думай об этом, когда алмазы будут прожигать дыру в твоем кармане. Пусть у тебя не возникнет глупых идей о попытке обмануть нас!
   – Арлина, дорогая! Ты хочешь сказать, что вы мне не доверяете?
   – Мы доверяем тебе на десять тысяч долларов, дальше – время покажет. – Она снова посмотрела на часы. – Можем отправляться в аэропорт. Твой билет и сотня долларов на расходы лежат на столе. Проверь свою сумку, пока я крашу губы.


   В Лос-Анджелес самолет прилетел в пять часов дня. С Арндтом мы встретились в аэропорту. Он сразу схватил меня за руку и потащил к стоящему возле здания автомобилю.
   – Куда мы едем? – спросил я, когда мы уже мчались по автостраде в сплошном потоке машин.
   – У нас есть пара часов, – ответил он. – Потом я отвезу тебя за десять километров от города, и ты сядешь в автобус. Может быть, кто-нибудь ждет, когда Майк Клюгер вернется домой, так, что лучше все сделать правильно.
   – Конечно, – согласился я. – А что относительно настоящего Майка Клюгера? Я надеюсь, что он сейчас не находится на пути к дому?
   – Не беспокойся, дружок, – улыбнулся он. – Клюгер задержан, и основательно! Дай-ка мне свой бумажник.
   – Что?
   – Не спорь!
   – Ладно. – Я вытащил бумажник и протянул ему. Арндт сунул его в карман. Потом он вынул другой бумажник и положил его мне на колени.
   – Теперь ты настоящий Майк Клюгер, – легко сказал он, – и у тебя все документы, чтобы доказать это!
   Это был бумажник Клюгера. Я посмотрел его содержимое. Кроме документов, там ничего не было. Положив в него деньги, выданные мне Арлиной, я опустил бумажник во внутренний карман.
   – Как там Арлина? – внезапно спросил Вальтер.
   – Полагаю, – зевнул я, – как обычно. Да, последний раз она была в шикарном платье, которого я раньше никогда не видел.
   Он усмехнулся.
   – Может, было бы лучше сорвать его с этой дамы?
   – Кто знает! – ответил я, и на этом наш разговор закончился.
   Когда я уже почти забыл, что Арндт может говорить, он снова нарушил молчание:
   – Остановка автобуса в паре миль отсюда, я навещу тебя утром и узнаю, как дела.
   – Конечно, – я согласился. – Что делать, если понадобится срочно вступить с вами в контакт?
   – Не понадобится, – заметил он. – Но не беспокойся, я буду звонить дважды в день, утром и вечером.
   – Не вызовет ли это любопытства у моей жены?
   – Скажешь, что ты встречался со мной в Сан-Квентине, – предложил он. – Я вышел оттуда на две недели раньше. А теперь тебе пора.
   – Хорошо. – Я пожал плечами.
   Он остановил автомобиль в пятидесяти ярдах от автобусной остановки.
   – Вы предоставлены самому себе, мистер Клюгер, – вежливо сказал он. – И я хочу дать вам один добрый совет. Не дурите, если хотите дожить до преклонного возраста.
   Я вышел из автомобиля, он резко развернулся в ту сторону, откуда мы приехали. Когда он совсем скрылся из вида, я взял сумку и направился к станции. Купив билет, я обнаружил, что осталось всего десять минут до отправления. Это меня обрадовало, так как мои нервы были на пределе, и каждая минута ожидания превращалась в невыносимую пытку. Теперь я ощущал себя настоящим Майком Клюгером, первый день находящимся на воле после семи долгих лет тюрьмы. Многое изменилось за это время. Люди стали одеваться свободнее, юбки девушек укоротились, как, впрочем, и их волосы.
   Автобус тронулся. Путь занял пару часов, и, когда я прибыл, было уже темно. Я пошел по дорожке к дому, мое сердце колотилось так, словно я сделал пять затяжных прыжков.
   Я нажал кнопку звонка. Через несколько секунд дверь открылась, и я вошел в холл. Там никого не было, и это еще больше испугало меня. Лишь потом, закрывая дверь, я понял, что она работает автоматически, по сигналу из дальних комнат.
   Провода от замка привели меня в большую темную гостиную. Чувствуя дрожь во всем, теле, я невольно представил стоящего в темноте с топором любовника жены Клюгера и замер в нерешительности на пороге.
   – Майк? – спросил тихий голос из глубины гостиной.
   – Кто же еще, – проворчал я.
   – Ты же знаешь, где выключатель!
   Я водил рукой по стене, пока не наткнулся на него. Мягкий свет заполнил комнату, и я увидел ее у окна, спиной ко мне.
   – Я не ожидала тебя так рано, – сказала она.
   – Мне повезло с расписанием, – я направился к ней.
   Когда я подошел совсем близко, она сделала предостерегающий жест рукой.
   – Не надо страстных объятий, Майк, Не надо любовных излияний. Все умерло давным-давно, сто лет назад…
   Я тотчас остановился.
   – Очевидно, Диана, ты права.
   – Зачем ты пришел сюда? – помедлив, спросила она.
   – А ты не знаешь? – хмыкнул я.
   Она пожала плечами.
   – Что бы ни привело тебя, меня это не интересует. Ты пробудешь здесь долго?
   – Зависит от обстоятельств, – ответил я.
   – Ты, наверное, проголодался? В холодильнике…
   – Я поел, – отмахнулся я, – но не прочь выпить.
   – Да, мы можем выпить, хотя бы в честь твоего возвращения, – пробормотала она.
   И мое сердце ушло в пятки. Она медленно повернулась. Это было величайшее испытание: если его жена не заметит подмены, наверняка и остальные признают во мне Майка Клюгера.
   Внешность Дианы совсем не отвечала моим представлениям об облике жены грабителя. Она была грациозна и женственна: коротко стриженные соломенные волосы, голубые глаза за стеклами венецианских очков гармонично сочетались с серой шерстяной блузкой и голубой, под цвет глаз, юбкой, прикрывавшей сильные ноги.
   – Что, Майк, я сильно изменилась за эти семь лет? – мягко спросила она.
   – К лучшему, – осторожно сказал я. – Ты стала еще красивее.
   – А ты, по-прежнему, неисправимый врун. – Она улыбнулась.
   – А как я? Сильно изменился?
   – Говоришь немного иначе, – ответила она. – Словно нервничаешь. Я не помню, чтобы ты нервничал, Майк. Но с тех пор прошло много времени.
   – Конечно. – Я кивнул, чувствуя, как по моей спине течет пот.
   – Некоторые твои старые друзья не забыли тебя. – В ее голосе звучала ирония. – Уверена, что сегодня тебе будут звонить и Крис Эдвардс, и Лон Стерн, и Сонни Вест. Они уже спрашивали. Не могут дождаться встречи с тобой. Надеюсь, это не связано с драгоценностями. Ты ведь хорошо спрятал. Два года после твоего ареста меня терзали из-за них. И не только твои дружки, вроде Веста, но и полиция, и страховая компания. Первые два года мне житья от них не было, Майк!
   – Да, это тяжело, – согласился я.
   – Я даже не сказала, что до самого ареста думала, ты – бизнесмен. Это только рассмешило бы их. Ты уехал по делам в Нью-Йорк, а потом я прочитала в газетах о твоем аресте и лишь тогда поняла, что это за дела.
   «Действительно смешно, – подумал я, – когда жена считает мужа благородным дельцом до самого его ареста».
   – Ну, как, отпразднуем твое возвращение? – спросила Диана Клюгер.
   – О, конечно. Что ты будешь пить?
   
Купить и читать книгу за 5 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать