Назад

Купить и читать книгу за 29 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Унылая соблазнительница

   Неподражаемому частному детективу Дэнни Бойду достаются все более сложные дела. Его нанимают найти пропавшую девушку из приличной семьи, а в результате обнаруживается целая преступная организация.


Картер Браун Унылая соблазнительница

Глава 1

   Лицо блондинки, открывшей дверь, выражало крайнее негодование.
   – Джонни! Ты забыл свой ключ?
   Тут она взглянула на меня, и ее рот от удивления образовал букву О. Но даже с широко открытым ртом она выглядела довольно мило, как будто ее только что кто-то неожиданно поцеловал и она не могла сообразить, понравилось ей это или нет.
   Шелковистые светлые волосы коротко подстрижены, легкая пушистая челка едва касается левой брови. На ней был кремовый костюм из легкого шелка, весьма выгодно подчеркивающий грудь, узкая юбка тесно облегала округлые бедра. По кремовому шелковому полю шел изящный голубой абстрактный рисунок.
   – Вы что-нибудь потеряли? – спросила она холодно. – Или проводите какой-то статистический опрос для ваших заумных бумажных отчетов?
   – Я Дэнни Бойд, – сказал я. – «Сыскное бюро Бойда», Нью-Йорк.
   Я чуть повернул голову, чтобы поразить ее безупречным совершенством моего левого профиля, который с первого взгляда сводит с ума любое нормальное существо женского пола. Но, увы, зачастую мне не везет, большей частью я встречаю каких-то ненормальных особ. Взгляд блондинки выражал ледяную скуку, и я быстро вернул голову в прежнее положение.
   – Дэнни… Бойд, – повторила она медленно, и эти слова прозвучали как новое грязное ругательство из свежего бестселлера. – Что бы это могло значить?
   – Многое, моя дорогая, – сказал я доверительно. – Твой дядя и опекун соскучился по тебе с тех пор, как ты уехала. Он хочет, чтобы ты вернулась домой, и поэтому нанял меня, чтобы я доставил тебя живой и невредимой в его нежные объятия. – Я немного подумал и решил, что выразился не лучшим образом. – Ну, нежные объятия – это, так сказать, фигура речи, я имел в виду просто привязанность дяди к тебе и ничего больше, ясно?
   Она пристально смотрела пару секунд куда-то поверх моего плеча, потом медленно покачала головой.
   – Смешно, – сказала она рассеянно. – Я его что-то не вижу.
   – Кого?
   – Маленького человечка с большой сетью, – отрезала она. – И не пытайся убеждать меня, будто ты не спятил. Ты форменный псих!
   – Не пора ли прекратить ломать комедию? – спросил я обиженно. – Ты Линда Морган, правильно?
   – Ясное дело, нет! – огрызнулась она, отступая на шаг и продолжая удерживать дверь.
   – Хорошо, – со вздохом сказал я. – Значит, Джоан Мортон – вымышленное имя, под которым тебя знают здесь, на Западном побережье, так?
   – Как, вы сказали, вас зовут? – снова спросила она.
   – Дэнни Бойд. – Про себя я отметил, что терпение дается мне теперь, когда я нашел ее, гораздо легче. – Твой дядя Тайлер Морган нанял меня, чтобы тебя отыскать, как я уже сказал.
   Тут она попыталась захлопнуть дверь, но в последний момент я подставил ногу и слегка подтолкнул дверь плечом, чтобы она вновь открылась. Блондинка отступила в глубь комнаты.
   – У меня это рефлекторно, – объяснил я ей, входя в комнату. – Я всегда точно знаю момент, когда женщина готова сказать «нет». Она выражает это всем своим видом, а кто может себе позволить в наше время, когда налоги растут не по дням, а по часам, тратить вечер впустую?
   Верхняя часть блузона натянулась, еще лучше очерчивая высоко вздымающуюся грудь.
   – Проваливай отсюда немедленно, – почти прошептала она. – А то я заору сейчас на всю округу!
   – Перестань дурачиться, Линда, – оборвал я нетерпеливо, прикрывая за собой дверь. – Твой дядя заплатил мне, чтобы я проводил тебя в Нью-Йорк. И что бы ни заставило тебя бежать из дома, он сделает все, чтобы это больше не повторилось. Так он пообещал.
   На ее лице был написан неподдельный испуг, никак не подходящий к характеру девушки, рожденной на Саттон-Плейс, как говорится, с серебряной ложкой во рту. Тайлер Морган – ведущее колесо транспортного бизнеса; я даже вздрогнул при мысли, что позволил себе пошутить на его счет, хоть и не вслух.
   – Хорошо, – произнесла она тихо, и туго натянутый верх блузона немного ослабился. – Прежде чем продолжать разговор, мистер Бойд, я налью нам что-нибудь выпить, если вы не возражаете.
   – Прекрасно! – сказал я, искренне надеясь, что мой голос звучит убедительно. – Ведь никаких причин ссориться у нас нет, правда, Линда?
   – Я… думаю, нет. – Это было сказано не очень уверенно.
   Наблюдая, как она, плавно покачивая бедрами, направляется к мини-бару, я очередной раз убедился, что лучший материал, подчеркивающий каждый изгиб движущегося женского тела, – это шелк. Вдруг она метнулась к открытой двери спальни. Я дернулся было за ней, опасаясь, что она собирается удрать, но она просто закрыла дверь и продолжила путь к бару.
   Я все же успел заглянуть поверх ее плеча до того, как она закрыла дверь, и этого оказалось достаточно, чтобы возбудить мое любопытство. Странная дамочка с четырьмя ногами, две из которых оставлены в спальне? Может, она права и я законченный псих, но, успев мельком заглянуть в спальню, я заметил там пару ног от колен и ниже. Одна аккуратно одета в прозрачный нейлоновый чулок и туфлю на высоком каблуке, вторая – голая и босая.
   – Виски с содовой, – сказала блондинка, возвращаясь ко мне со стаканом в каждой руке. – Надеюсь, такое сойдет? Я не люблю замысловатые коктейли.
   Я оказался ближе, чем она ожидала; нервно дернувшись, она пролила добрую порцию виски на ковер.
   – Что с тобой, милая? – спросил я ласково. – Судя по поведению, ты явно нервничаешь.
   – Что мне скрывать? – ответила она с дрожью в голосе. – Ты меня нашел, ну так вези к дядюшке.
   – Да, но только в том случае, если ты Линда Морган…
   – Я уже сказала, что это я, – оборвала меня она. – Ты хочешь увидеть родимое пятно в доказательство?
   – Наоборот, ты утверждала, что ты не Линда Морган, – возразил я. – И заставляешь меня все более волноваться. Может, те две ноги в спальне принадлежат Линде Морган? А?
   Я толкнул дверь в спальню, она открылась, а блондинка в тот же момент бросилась к входной двери. Я поймал ее, но она вцепилась ногтями мне в лицо. Я взвыл от боли, когда ногти оставили многочисленные царапины на щеках, затем схватил ее за рукава и немного отстранил от себя. Она дико рванулась из моих рук, тонкий шелк порвался, и в моих руках остались две длинные полоски ткани, а она отшатнулась, пытаясь сохранить равновесие.
   До меня вдруг дошло, что она не носит бюстгальтера, так как взору моему предстал острый кораллово-розовый сосок округлой груди. В любое другое время я бы замер, чтобы насладиться таким зрелищем, поскольку был самым прилежным учеником матери-природы, какого только можно найти. Но сейчас меня больше интересовало то, что находилось в спальне.
   Ее ногти снова нацелились на мое лицо, когда я попытался приблизиться. Я схватил ее за запястье, скрутил руки за спиной и потащил к ванной комнате. Один толчок – и она оказалась в душевой кабинке. В двери ванной изнутри торчал прекрасный старомодный ключ. Я вытащил его из скважины и вышел.
   – Рекомендую принять душ и немного охладиться, милая, – почти прорычал я, затем прикрыл дверь и запер ее снаружи.
   Через пять секунд я был уже в спальне, разглядывая обладательницу второй пары ног, которые так внезапно привлекли мое внимание. Ею оказалась еще одна блондинка, одетая в летнее хлопковое платье с ярким пестрым рисунком; она лежала ничком на кровати. Приглядевшись внимательнее, я понял, почему одна нога у нее голая, – кто-то затянул снятый нейлоновый чулок вокруг ее шеи, и блондинка была мертва. Я выпрямился и закурил сигарету, наблюдая, как солнечные лучи, косо падая сквозь жалюзи, полосами ложатся на пестрый рисунок платья. Я стал просчитывать варианты и припомнил что-то похожее: девушка, задушенная нейлоновым чулком… За последние две недели было совершено еще три убийства по точно такой же схеме – и все в радиусе двадцати миль от городка. Если это будет продолжаться, Санта-Байя потеряет свою репутацию первоклассного морского курорта.
   Телефон находился в гостиной, и я нехотя двинулся туда. Вся эта история теперь переходит в ведение полицейских, и я знал, что она им понравится не больше, чем мне. На их языке понятие «частный детектив» равнозначно последней дешевке, и когда я сообщу им еще об одном убийстве, совершенном, бесспорно, каким-то психопатом, вряд ли они отнесутся ко мне с любовью, как к родному брату.
   Я уже потянулся за телефонной трубкой, но тут резкий голос позади меня скомандовал:
   – Замри!
   Я медленно повернулся и первым делом увидел нацеленный на меня короткоствольный полицейский револьвер, лишь затем – того, кто его держал. Это был приземистый малый со смуглым лицом, выглядевшим так, будто его потерли несколько раз наждачной бумагой. Одет он был довольно небрежно – мятый поношенный костюм, отсвечивающий радужным блеском, создает эффект, обратный маскараду хамелеона: всегда обращает на себя внимание. Лицо его выражало полнейшее спокойствие, а рука, державшая револьвер, нисколько не напрягалась, выдавая в нем профессионала.
   – Ты, наверное, Джонни? – догадался я. – Парень, у которого есть свой ключ?
   – Я тебя не понимаю, приятель, – сказал он холодно. – У тебя тоже свой ключ?
   – Меня зовут Дэнни Бойд, – ответил я вежливо. – Я просто прогуливался по Западному побережью, но, видимо, кто-то решил подшутить надо мной и дать мне ложное представление о Диком Западе.
   – Очень забавно. Но не хочешь ли рассказать мне, где Джери, пока я не испортил твою смазливую физиономию?
   – Не знаю, кто такая Джери, дружок, – честно признался я, – но тут есть две блондинки: мертвая в спальне и живая в ванной. Выбирай любую.
   Тут, как по команде, живая блондинка забарабанила в дверь ванной комнаты, производя шума больше, чем если бы по коридору несся кавалерийский полк.
   Коренастый парень посмотрел на меня так, будто я пообещал привести ему симпатичную девчонку на ночь, а привел его собственную сестрицу.
   – Открой ее, – выдохнул он. – Быстро!
   Вообще-то я не из тех, кто лезет на рожон, особенно под дулом револьвера. Поэтому без разговоров открыл дверь ванной, и растрепанная блондинка выскочила в гостиную. Она грозно поглядела на коренастого.
   – Ты вовремя появился, Джонни, – набросилась она на него. – Этот гад позвонил в дверь, и я подумала, что ты забыл ключ…
   – Кто он такой, черт побери? – оборвал ее Джонни. – Что ему здесь нужно?
   – Частный детектив, – со злобой ответила она. – Он думал, что нашел тут Линду Морган. Послушай, почему бы не…
   – Заткнись! У нас и без того достаточно неприятностей.
   Он бросил на меня такой взгляд, будто я был первым номером в списке его неприятностей, и я почувствовал весьма неприятные ощущения чуть ниже пряжки ремня – там, куда смотрело дуло револьвера.
   – Машина внизу? – обеспокоенно спросила блондинка.
   – Само собой, – проворчал Джонни. – Но я теперь не уверен, что ею стоит воспользоваться. Пожалуй, нам придется изменить план – этот гад может все испортить!
   И тут я его чуть было не опередил. Он уже собирался выйти из положения наипростейшим образом – всадить пулю из своего револьвера в мое полное жизни тело, что оказалось бы весьма плохо для Бойда и его прекрасного профиля! Он все еще смотрел на блондинку, его лицо выражало нерешительность, я подумал, что лучшего момента не представится, и прыгнул на него. Мои рефлексы помогли мне сделать это почти молниеносно, и все же я оказался не так скор, как хотелось бы. Джонни без излишней торопливости отпрянул чуть в сторону и, пока я, проскочив мимо него, пытался затормозить, двинул рукояткой револьвера мне по затылку. Даже не успев осознать всей своей глупости, что стало бы, конечно, слабым утешением, я провалился в черную пустоту.

   Первые три ощущения, проникшие в мое возвращающееся сознание: шипящий звук, мерзкий сладковатый вкус на губах и всепоглощающее чувство боязни замкнутого пространства. Я открыл глаза и приподнял голову, больно ударившись обо что-то твердое и неподатливое, – с этого момента клаустрофобия овладела мной полностью. Мои руки уперлись в какую-то жесткую поверхность и принялись неистово толкать ее, стараясь дотянуться до головы. Внутренний голос подсказал: если руки не могут добраться до головы, так, может, голова пойдет к Магомету и дотянется до рук? Это мне удалось лучше, и клаустрофобия моментально исчезла, как только моя голова появилась из духового шкафа газовой плиты. Я выключил газ, поспешил в гостиную к ближайшему окну и широко распахнул его. Следующие две минуты меня не интересовало ничто, кроме свежего воздуха, но по мере того как он наполнял мои легкие, я принялся размышлять о блондинке Джери и ее партнере Джонни. Эта парочка, видно, работала в одной упряжке, но было ясно, что каждый исполнял свою роль. Чем дольше я о них думал, тем большим уважением проникался: задушенная девушка в спальне, самоубийство в кухне – полиция запросто проглотила бы это и быстренько свернула все дело.
   Когда я удостоверился, что, во-первых, буду жить и, во-вторых, меня не стошнит, я отправился в спальню взглянуть на труп. С ним было все в порядке, но он выглядел совсем не так, как в прошлый раз. Тогда на девушке было пестрое хлопковое платье, а сейчас она была одета в порванный шелковый костюм кремового цвета с абстрактным голубым рисунком. Даже моя одурманенная газом голова могла сообразить, что Джери поменялась с мертвой блондинкой одеждой, но зачем? Конечно, ей нужно было прилично выглядеть, чтобы не привлекать лишнего внимания до того, как они с Джонни скроются, но в гардеробе наверняка полно платьев. Возможно, это было частью их плана подставить меня в качестве убийцы, тем более что на моих щеках красовались следы ногтей Джери. Я снова вспомнил, что сразу же оценил в Джонни профессионала, и вновь с раздражением поймал себя на том, что испытываю к нему невольное уважение.
   Я вернулся в гостиную и вызвал полицию – на этот раз меня никто не прервал. Парень на том конце провода ни капельки не удивился, когда я рассказал ему о трупе. Когда-нибудь в дождливый день, когда мне нечего будет делать, я позвоню в местный полицейский участок и скажу тому парню, который отвечает на звонки, что он выиграл первый приз в радиовикторине. Ручаюсь, он точно так же не выскажет удивления, когда я стану уверять его, что он проведет целых две недели в обществе какой-нибудь восходящей голливудской звезды, что все расходы оплачены и единственное, что от него требуется, – уточнить кое-какие детали: к примеру, желаемый размер ее бюста или что-то в этом роде.
   Ожидая полицию, я вернулся в спальню и еще раз взглянул на труп в кровати. Отлично сшитый шелковый костюм стоил довольно дорого, и когда женщина платит такие деньги за одежду, то обычно получает что-либо в придачу бесплатно, например этикетку изготовителя. К сожалению, костюм был изорван так, что этикетка потерялась. Но ее стоило поискать.
   В гостиной все еще присутствовали следы нашей с Джери баталии – перевернутый маленький столик, разбитая ваза и разбросанные по коврику сломанные цветы, а возле входной двери валялись несколько кусочков кремового шелка. На втором обрывке, который я подобрал, оказалась вышитая метка фирмы «Мэзон д’Аннет, Санта-Байя». Я сунул бирку в карман, закурил и принялся беззаботно разглядывать обстановку. Десять минут спустя прибыли полицейские.
   Лейтенант Шелл был терпелив, умен и недоверчив. Я надеялся увидеть человека, получившего работу по протекции, но мне почему-то опять не повезло. Высокий, с коротко остриженными седыми волосами и глубоко запавшими глазами, он, похоже, видел все насквозь и ничего не одобрял.
   Лейтенант сел в кресло, долго прикуривал сигарету, затем холодно посмотрел на меня.
   – Второй раз слушаю вашу историю, Бойд, – сказал он сурово, – и она мне по-прежнему не нравится.
   – Что тут может нравиться? – с горечью заметил я. – Я полагал, что вам нужна голая правда, но, если хотите, могу ее несколько приукрасить.
   – Сделайте одолжение, – попросил он вежливо, – не стройте из себя умника, а? Это меня всегда бесит и вынуждает показывать худшие стороны моей натуры – думаю, вы поняли, о чем я?
   – Догадываюсь, – уверил я его. – Хотя я тоже не обязан вас любить. В мои обязанности входит говорить правду и сотрудничать, что я и делаю.
   – Но улики против вас, – проворчал он. – На лице у вас безобразные царапины, Бойд. Очевидно, дамочка пыталась отчаянно сопротивляться убийце, судя по ее изорванной одежде. Очевидно также и то, что она проиграла это сражение и оказалась задушена своим же собственным чулком.
   – Я вам уже рассказывал, как это произошло, – сказал я, теряя терпение. – Вторая блондинка, Джери, и этот бандит Джонни, ее дружок, у которого был собственный ключ от квартиры…
   – Необходимость – мать изобретательности, образно выражаясь, – промычал Шелл. – Вам следует признаться, что это просто дикая выдумка.
   – Все правдивые истории кажутся дикими, – ответил я. – Помнится…
   – Оставьте воспоминания для мемуаров, если вам когда-нибудь доведется их написать, – прервал он меня. – Я вижу, вы парень с богатым воображением. А уж история с пробуждением в газовой духовке вообще потрясающа!
   – Я уже говорил вам, что этот Джонни – настоящий профессионал, – осторожно произнес я. – И довольно умный тип, раз понимает, в каком направлении работают мозги у полицейского, и действует соответственно этому.
   – А может, он просто продукт вашего больного воображения? – предположил Шелл. – И мне лучше арестовать вас как подозреваемого в убийстве первой степени?
   – Я слышал о ваших проблемах, лейтенант, – сказал я. – Три женщины задушены в последние две недели. Могу вам даже посочувствовать – на вас ответственность за поимку убийцы. Но не пытайтесь сделать из меня козла отпущения. Я прибыл в Санта-Байю вчера вечером семичасовым рейсом и могу без всякого труда доказать, что находился в Нью-Йорке все то время, когда были совершены три предыдущих убийства.
   Он ловким привычным движением потушил окурок в медной пепельнице.
   – Успокойтесь, Бойд, – негромко сказал он. – Я понимаю, что не могу обвинять вас в трех других убийствах, но, возможно, вы оказались находчивым парнем и замаскировались под ту же схему.
   – Вы имеете в виду, что Джонни и его подруга оказались находчивыми?
   – Может, и так, – пожал он плечами. – Если они действительно существуют, то должны были оставить отпечатки в квартире, и мои парни найдут их. Есть и одно существенное отличие этого убийства от трех предыдущих – те были совершены в парках или зонах отдыха.
   – У меня есть подозрение, что этому трупу тоже суждено было оказаться в парке. Но мой незапланированный приход спутал им все карты.
   – С чего вы это взяли?
   – Джонни был здесь и вышел перед самым моим приходом. Когда он вернулся, Джери спросила его, ждет ли внизу машина.
   – Вы думаете, они собирались отнести тело в машину?
   – Они могли сделать это без всяких проблем через пожарную лестницу – она ведет на темную аллею позади дома. Но когда я им все испортил, они изменили свои планы.
   – Вполне возможно. – Шелл встал на ноги легким гибким движением. – Мертвая девушка – это Линда Морган? Вы способны опознать ее?
   – Нет. – Я печально покачал головой. – Я думаю, что это Линда Морган, но не могу с точностью опознать ее.
   Он посмотрел на меня с выражением крайнего удивления.
   – Что же вы за детектив такой? – спросил он, высоко подняв брови. – Вас наняли, чтобы найти девушку, а вы даже не знаете, как она выглядит, и не можете ее уверенно опознать!
   – Да, это звучит несколько странно, – согласился я поспешно. – Но виновата в этом семья Морган, а не я. Как сказал ее дядя Тайлер Морган, у всей семьи просто патологическое отвращение к фотографии. Может, кто-то из незамужних тетушек был напуган в девичестве скрытой камерой, кто его знает, но не существует ни одной фотографии ни Линды, ни самого Тайлера Моргана. Все, что он мог мне предложить, – это подробный словесный портрет. По нему я могу судить, что это труп Линды Морган, но опознать его в юридическом смысле, как вы того хотите, я не могу.
   – Значит, единственный человек, способный это сделать, сам Тайлер Морган, – пробормотал Шелл. – У меня неприятное предчувствие, что он окажется таким же сумасбродным чудаком, как и вы.
   – Это все от скверного нью-йоркского воздуха, – объяснил я. – И если бы не жара…
   – Да знаю! – оборвал он. – Я как-то провел там целое лето – чуть не свихнулся. – Он нахлобучил шляпу и взглянул на меня с безмерной неприязнью. – Оставайтесь вместе со мной, Бойд, пока не явится Морган. Я не хочу терять вас из виду – по крайней мере до тех пор, пока мы не побываем в морге.

Глава 2

   В аэропорт мы приехали вечером, за десять минут до прибытия местного рейса из Сан-Франциско, которым должен был прилететь Морган. Я заполнял ожидание тем, что рассказывал лейтенанту Шеллу во всех подробностях, как проследил движение Линды Морган из Нью-Йорка на Западное побережье – от Саттон-Плейс до Санта-Байи, – имевшее место почти неделю назад, и как мне повезло с ее лучшей подругой, которая по достоинству оценила профиль Бойда, разглядывая его в полумраке своей гостиной. Понадобился всего один вечер, чтобы узнать, что Линда отправилась в путь через всю страну под вымышленным именем Джоан Мортон.
   Шелл воспринимал все это безучастно. Я и не ожидал от него какой-то реакции, но, по крайней мере, моя болтовня заполнила десять минут ожидания, и вот уже самолет коснулся посадочной полосы. Я разглядел высокую худую фигуру Тайлера Моргана, хорошо заметную в веренице пассажиров, шагающих к зданию аэропорта, и в сопровождении Шелла направился к стеклянным дверям, чтобы встретить его.
   Но какой-то малый опередил нас, небрежно оттеснив меня локтем с наглой бесцеремонностью официанта из Манхэттена, только что получившего положенные ему пятнадцать процентов чаевых. Высокий рост, широкие массивные плечи и мускулистая шея делали этого человека похожим на преуспевающего администратора, который уверен не только в своих собственных силах, но имеет за спиной солидную компанию с пятидесятимиллионным оборотом. У него были темно-каштановые волосы и ухоженные усы. Словом, дар божий в ответ на молитвы как молодой, так и старой девы. Едва Морган вошел в зал ожидания, типичный администратор шагнул к нему и стал трясти ему руку.
   – Рад вас видеть, Тайлер! – сказал он громко. – Я получил вашу телеграмму. Почему такая срочность?
   Лысая голова Моргана отблескивала в свете верхних огней зала, когда он крутил ею; я заметил, что холодные серые глаза скользят по залу в поисках кого-то.
   – Я тоже рад тебя видеть, Джордж, – сказал он рассеянно. – Это все из-за моей племянницы Линды – и кажется, дела совсем плохи.
   Я протиснулся между ними, по-прежнему сопровождаемый Шеллом.
   – Привет, Бойд, – сказал Морган без малейшей теплоты в голосе.
   – Мистер Морган, – сказал я, – это лейтенант Шелл из местной полиции.
   – Лейтенант… – Морган на секунду прикрыл глаза, затем медленно открыл их. – Вы думаете, что девушка, которую… убили, и есть моя племянница?
   – Я не знаю, – сухо сказал Шелл. – Бойд думает, что это она, но не может с точностью опознать ее. Мне очень жаль, что пришлось вызывать вас в связи с этим, но…
   – Что поделать. – Морган пожал плечами. – У вас не было выхода.
   – Убийство? – вдруг рявкнуло должностное лицо с темно-каштановыми волосами. – Ваша племянница, мистер Морган? Это просто смешно!
   – С каких это пор шоферы у нас стали экспертами? – Я был сама вежливость.
   – Шоферы!.. – Его лицо мгновенно покраснело. – Какого черта вы оскорбляете меня…
   – Это мистер Джордж Обистер, – прервал его Морган. – Мой личный представитель на Западном побережье.
   – Что он, черт возьми, о себе воображает, чтобы так со мной разговаривать! – кипятился Обистер. – С какой стати я буду…
   – Замолчи! – холодно отрезал Морган. – У меня и без тебя, Джордж, полно забот. – Он повернул голову и посмотрел на Шелла: – У нас впереди не совсем приятная процедура. Я предлагаю покончить с этим как можно скорее.
   – Да, конечно, – кивнул Шелл. – Езжайте со мной. Вам лучше следовать за нами, Бойд.
   – Мистер Морган! – растерянно обратился к хозяину Обистер. – А что делать мне?
   – Думаю, тебе лучше сопровождать меня, Джордж, – ответил Морган безразлично. – Если у лейтенанта нет возражений.
   – Никаких, – заверил Шелл. – Пойдемте.
   Мы вчетвером вышли к ожидающей нас машине и следующие четверть часа провели в натянутом молчании, пока не доехали до морга. Шелл указывал путь шагающему за ним Моргану, а мы с Обистером следовали чуть позади них. Как сказала бы моя рыжеволосая секретарша Фрэн Джордан, я не из тех парней, которые слишком чувствительны к окружающей обстановке, но в атмосфере морга есть что-то такое, от чего меня всегда пробирает дрожь. Это не сами трупы, а скорее монотонный звук капающей воды, когда подтаивает лед. Может быть, поэтому я не питаю любви к холодному душу, разве что в том виде, когда очередная дама сердца обрызгивает меня мартини со льдом.
   Служащий морга выглядел гармонично со своим окружением и даже не пытался казаться приветливым. Когда он выкатил из морозильного шкафа носилки и откинул простыню, одного взгляда на Моргана было достаточно, чтобы понять, что это его племянница.
   Шелл махнул служащему, тот снова накрыл тело и медленно задвинул носилки обратно в шкаф. Тайлер Морган стоял с закрытыми глазами, лицо его сразу осунулось, – казалось, он постарел лет на десять.
   – Это моя племянница Линда, – произнес он едва слышным голосом. – Господи боже мой, кому понадобилось ее убивать?
   – В наших краях орудует какой-то маньяк, Тайлер, – сказал Обистер, понизив голос. – Ваша племянница – уже четвертая девушка, задушенная за последние недели, и мне удивительно, что полиция все еще бездействует. Примите мои соболезнования.
   Лейтенант окинул Обистера убийственным взглядом и повернулся к Моргану.
   – Мне очень жаль, мистер Морган, – сказал он. – Вы, наверное, понимаете, что я должен задать вам несколько вопросов, – но не здесь, разумеется.
   – Конечно, лейтенант, – мрачно согласился Морган. – Я к вашим услугам.
   – Я заказал для вас номер в отеле «Бэй», Тайлер, – суетливо заговорил Обистер. – Это, должно быть, самое подходящее место.
   Еще одна поездка на машине, еще двадцать минут молчания – и мы оказались в роскошном номере отеля «Бэй». Обистер заказал выпивку, и это было самым разумным из всего, что он делал до сих пор. Будучи при исполнении, Шелл отказался, а я со злорадством отметил еще одну причину, по которой не собирался становиться полицейским. Когда принесли напитки, Морган уселся в глубокое кресло, одним длинным глотком осушил порцию бурбона, затем посмотрел на лейтенанта.
   – Как это случилось? – спросил он совершенно бесстрастным голосом.
   Шелл рассказал ему всю историю со своей точки зрения, а я время от времени вставлял слово-другое, чтобы дать Моргану представление о том, что думаю по этому поводу.
   – Сработано по той же схеме, что и другие убийства, лейтенант, – уверенно заключил Обистер. – До каких пор этому маньяку-убийце будет позволено разгуливать по улицам и убивать кого захочет?
   – Вы выдвинули свою кандидатуру на пост прокурора округа? – спросил Шелл с ледяной вежливостью.
   – Конечно нет, – снова вспыхнул Обистер. – Я задал вопрос как простой гражданин, вот и все.
   – Только не надо произносить речей. Я сплю по три часа в сутки со дня первого убийства и уже устал от напыщенных и чертовски глупых вопросов!
   – От тебя сейчас мало проку, Джордж, – отрезал Морган. – Помолчи, пожалуйста.
   – Хорошо, – пробормотал Обистер. – Но я ничего не могу поделать со своими чувствами.
   – Существует много такого, с чем ты не можешь ничего поделать, Джордж, – уже мягче заметил Морган. – Это касается и твоего недостатка учтивости, и неумения рассчитывать время, и недопонимания. – Он посмотрел на Шелла. – Итак, лейтенант?
   – Ваша племянница внезапно уехала из дому около недели тому назад, – терпеливо начал Шелл. – Спустя пару дней вы забеспокоились и наняли Бойда, чтобы он разыскал ее, так?
   Морган кивнул:
   – Именно так. Сначала я не придавал этому значения. Линда никогда не теряла голову, она частенько проводила денек-другой в компании одного из своих приятелей на Лонг-Айленде или, например, в Уэстпорте. Но, обнаружив, что не могу найти ее следов и через друзей, я начал волноваться и нанял Бойда.
   – Были у нее причины сбежать из дома? – спросил Шелл.
   Морган медленно покачал головой.
   – Насколько мне известно, никаких серьезных причин. Я был ее дядей и в то же время опекуном, как вы уже знаете. Ее родители погибли в авиакатастрофе, когда ей было двенадцать. Я холостяк, но оказался единственным ее родственником, поэтому взял девочку к себе, и с тех пор она жила у меня. Я делал для нее все, что мог, – у Линды никогда не было проблем с карманными деньгами, и я предоставлял ей максимум личной свободы. В свой двадцать первый день рождения она унаследовала бы огромное состояние, но не дожила до него всего семь месяцев.
   – И кто теперь будет наследником? – спросил Шелл немного поспешно.
   Выражение сдержанной иронии было в глазах Моргана, когда он отвечал на этот вопрос.
   – Думаю, какой-то медицинский фонд и заведение для несовершеннолетних преступниц поделят наследство поровну, – сказал он. – Вы можете проверить и, несомненно, сделаете это, но могу вас заверить, что мне не достанется ни гроша из денег Линды.
   Шелл почувствовал себя неуютно.
   – Я имел в виду не это…
   Морган отклонил полуизвинение Шелла:
   – Я понимаю, лейтенант. Вам нужно проверить все возможные мотивы в каждом случае. Мне очень жаль, но я не могу вам сказать, почему Линда так неожиданно уехала. У меня ужасное чувство, что я каким-то образом это проглядел. Но не могу понять, где и когда. У нее все было самое лучшее – происхождение, воспитание, образование, ей во всем шли навстречу. – Он посмотрел на свои подрагивающие руки и стиснул пальцы. – Я ее проглядел, – прошептал он. – А теперь она мертва, убита диким, зверским способом – и в этом моя вина!
   Изо всех сил стараясь сдержать себя, он опять прикрыл глаза и стиснул челюсти так, что мышцы лица, казалось, окаменели.
   Воцарилось неловкое молчание, длившееся несколько секунд, пока Шелл наконец осторожно не кашлянул.
   – Вы на время останетесь в Санта-Байе?
   – Конечно, я пробуду здесь по меньшей мере до тех пор, пока не отдам последний долг племяннице.
   – В таком случае я позже найду вас, – сказал лейтенант. Он встал и направился к двери. – Я с вами свяжусь, сэр. Если что-нибудь выяснится, сразу дам вам знать.
   – Буду вам очень признателен, лейтенант. – Морган попытался улыбнуться в знак благодарности, но не смог. – Вы были очень добры.
   Шелл уже открыл дверь, когда вспомнил обо мне. Я с точностью мог определить тот момент, когда он обо мне подумал, по тому, как неприязненно передернулось его лицо.
   – Вам тоже лучше пока не уезжать, Бойд, – отчеканил он. – Вы важный свидетель.
   – Как скажете, лейтенант, – учтиво согласился я. Когда дверь за ним закрылась, я почувствовал, что наступила моя очередь отчаливать в ночь.
   Я допил виски, отодвинул стакан, затем встал, пытаясь придумать, как бы мне потактичнее раскланяться, чтобы это не выглядело ни сентиментально, ни дерзко.
   – Присядьте, – решительно предложил Морган. Мне хотелось, чтобы он заговорил первый, но ожидал я вовсе не этого. – Я нанял вас, Бойд, чтобы вы нашли мою племянницу, – сдержанно начал он. – И вы это сделали. И конечно, не ваша вина, что вы нашли ее мертвой, Бойд.
   Мне сказать на это было нечего, поэтому я промолчал.
   Морган проглотил остатки своего бурбона и вдруг в приступе ярости швырнул стакан через всю комнату.
   – Она мертва, – глухо произнес он. – И ничто не может это изменить. Но, видит бог, убийца дорого заплатит за это. Я нанимаю теперь вас, Бойд, для того, чтобы вы нашли убийцу. Мне наплевать, сколько это будет стоить, какие способы вы будете использовать, – только найдите его!
   – Хорошо, сэр, – тихо ответил я.
   – Тайлер! – запротестовал Обистер. – Разве это разумно? Я имею в виду, эти парни из полиции достаточно компетентные профессионалы. Насколько хорошо вы знаете Бойда? Вы не можете позволить себе пятнать свою репутацию какой-нибудь его выходкой, ваше имя связано…
   – Джордж… – Морган глубоко вздохнул. – Пойми ты своей бестолковой головой, что чихал я на свою репутацию, так же как и на твою, да и на все остальное! Все, чего я хочу, – чтобы убийца Линды получил по заслугам.
   – Я, конечно, понимаю, что вы сейчас чувствуете, – со слезами в голосе произнес Обистер. – Я сам чувствую то же самое. Линда была очаровательной девушкой. Но, рассудив здраво…
   – Пошел отсюда прочь! – прошипел Морган свирепо. – Мне до тошноты опротивела твоя физиономия, Джордж. Может, утром будет полегче, но сейчас меня просто выворачивает!
   – Вы сами не понимаете, что говорите! – Обистер шагнул к двери, голос его дрожал от обиды. – У вас, должно быть, умопомрачение, Тайлер!
   Дверь за ним закрылась, и на несколько секунд в комнате воцарилось молчание.
   – Обистер – славный малый, но не в таких ситуациях, – мимоходом заметил Морган. – Насколько понимаю, я должен вам пятьсот долларов за поиски Линды плюс расходы?
   – Да, всего около тысячи.
   Он кивнул, затем вынул чековую книжку и ручку и что-то быстро и небрежно строчил некоторое время. Через минуту он протянул мне чек.
   – На две тысячи. Еще одну я заплачу вам за поимку убийцы. Когда сделаете это, получите еще пять тысяч. Устраивают вас такие условия?
   – Меня – да, мистер Морган.
   – Вы будете меня информировать о своих успехах?
   – Разумеется.
   – Ну тогда на сегодня все, Бойд.
   Я спустился на лифте в холл отеля и подошел к конторке. Безупречно одетый портье, от которого исходил нежный аромат розовых лепестков, наклонился ко мне, грациозно приподняв бровь.
   – Да, сэр? – спросил он, слегка шепелявя. – Чем могу быть полезен?
   – Мне нужна комната. Номер на двоих, с ванной.
   – Да, сэр. – Он с любопытством глянул мне через плечо и, не увидев там миссис Бойд, вопросительно выгнул бровь.
   – Сейчас я один, – пояснил я. – Но кто знает, что произойдет в этом обманчивом климате Западного побережья, да еще с вашими сводящими с ума винами…
   – О да, сэр, – понимающе улыбнулся он. – Я догадываюсь, что вы имеете в виду.
   – Нет, не догадываетесь, Кларенс, – сказал я, прочитав имя на табличке. – Вы не из тех, кто догадывается, но у всех у нас свои проблемы, а мне не надо ваших, ведь так?
   Улыбка застыла на его лице. Он выпрямился во весь рост и бешено затряс колокольчиком. Через две секунды примчался запыхавшийся коридорный.
   – Проводите этого султана в шестьсот третий номер, – с достоинством произнес портье, брякнув ключи на стойку, и с гордым видом отвернулся.
   Коридорный взял ключи и проворно направился к лифту.
   – Следуйте за мной, мистер Султан, – вежливо сказал он.
   Вечер был безнадежно потерян, фортуна окончательно отвернулась от меня.
   На следующее утро я позвонил в свою контору в Нью-Йорке и застал мою верную Пятницу собирающейся на ленч – я всегда забываю о разнице во времени.
   – Вы нашли Линду Морган? – поинтересовалась она.
   – Да, конечно, – ответил я. – Правда, мертвую.
   После минутного молчания Фрэн задала естественный в таких случаях вопрос: когда я собираюсь вернуться?
   – Не знаю, – ответил я, – потому что теперь мне нужно найти убийцу, а это значит, что я немного задержусь здесь. Это новое задание наверняка будет увлекательным. Будьте умной девочкой, загляните ко мне домой и соберите для меня чемоданчик, хорошо?
   – Чего не сделаешь для человека, который всегда умеет по-домашнему ласково подойти к девушке, – съязвила она. – Вам понадобятся пестрые шорты? Мне всегда казалось, что они подчеркивают вашу индивидуальность…
   – Я не способен оценить ваш юмор с такого расстояния, – прервал я ее. – Наверное, это потому, что вы комплексуете из-за своей плоской груди. Бесполезно выставлять ее передо мной все время.
   – Я делаю глубокие вдохи, – самодовольно проговорила она. – Желаете послушать?
   – В верхнем ящике моего бюро, – сказал я, подавляя искушение сказать очередную колкость, – лежит мой любимый «кольт» и все снаряжение к нему, и там же коробка с патронами. Добавьте это к прочим вещам, дорогая, и пошлите авиаэкспрессом, чтобы я мог побыстрее сменить белье. Хорошо? Я в отеле «Бэй».
   – У вас там могут возникнуть затруднения, Дэнни? – тихо спросила она.
   – Это вас беспокоит? – счастливым голосом спросил я.
   – Конечно. Я еще не получила жалованье за текущий месяц.
   – Мне иногда бывает любопытно, – сказал я сурово, – снизойдете ли вы до того, чтобы прийти на мои похороны?
   – Приду обязательно, – пообещала она. – Кто-то же должен будет рассчитаться с теми, кто понесет гроб.
   – Вы хотите сказать, что на мои похороны никто не явится? – рассмеялся я. – Может, посчитаем? Ну, во-первых…
   – Во-первых, у меня нет времени болтать – пора ловить такси и мчаться к вам домой, – сказала она ласково. – Пока, Бойд. И если уж вам не удастся повеселиться, то хотя бы заработайте побольше денег, чтобы я не опасалась за свое рабочее место.
   Она повесила трубку, а я позвонил в местное агентство аренды автомобилей, и они пообещали доставить машину с откидным верхом прямо к дверям отеля ровно через час. Пока я брился, горничная принесла мне завтрак. Всегда ждешь, что откроешь крышку, а там что-нибудь сверхъестественное, но, как обычно, подают стандартный набор. Это было начало нового дня, и если удача улыбнется мне, я поймаю этого смышленого малого – Джонни; он сделал меня как какого-то молокососа, и я не собирался это прощать.
   Около половины одиннадцатого я уже катил по главной улице Санта-Байи в медленном потоке автомобилей, выискивая нужный мне салон одежды. Попутно я размышлял о том, что, возможно, у того клерка за стойкой и у меня одни и те же проблемы.
   Ателье «Мэзон д’Аннет» находилось на одной из боковых улочек, что отходят в обе стороны от главной, и многие назвали бы его прелестным и шикарным, но оно было всего лишь чертовски дорогим. Мне удалось припарковаться между «Кадиллаком» с четырьмя торчащими по бокам и нервно мигающими красными глазками и симпатичной французской малолитражкой, которую можно запросто взять и унести под мышкой, если некуда будет поставить. Может быть, когда-нибудь какой-то гений и сконструирует по-настоящему функциональный автомобиль, но ведь его тут же засадят в ближайший сумасшедший дом, а машина все равно не дойдет до потребителя.
   Внутри салон выглядел в высшей степени элегантно. Цены, как я и ожидал, были грабительские, если называть вещи своими именами, – такие же, как в пиратских берлогах на Пятой авеню. И летучая мышь средних лет, облаченная в блестящее черное платье, вполне гармонировала с этим уровнем цен.
   – Чем могу быть полезна? – спросила она высоким трепетным голосом.
   – Я хочу навести справки насчет одного костюма, который купил здесь мой друг.
   – Да? – Она сощурилась и несколько секунд смотрела на меня с сомнением. – Вы, наверное, хотели бы видеть мадемуазель Аннет?
   – Она требует платы за общение? – полюбопытствовал я.
   Мышь отшатнулась от меня, как от чумного.
   – Я передам ей, что вы здесь, – пролепетала она, скрываясь за тяжелой драпировкой быстрее, чем грязное пятно в телевизионной рекламе чистящих средств.
   Несколько минут ожидания показались мне вечностью, и я закурил от нетерпения, но вот наконец появилась хозяйка. Такую даму можно было ждать всю жизнь! Ею оказалась высокая брюнетка с изумительными ногами и стройным телом, которое она несла с поистине королевской грацией. Умное лицо с большими серыми глазами обладало потрясающим совершенством. Я медленно повернул к ней свой левый профиль, чтобы и для нее день не прошел зря.
   – Вы хотели меня видеть? – спросила она, и нотки теплоты и участия в ее голосе окончательно стряхнули с меня остатки утренней вялости и медлительности.
   – О да, – признался я. – Кто, кроме близорукого восьмидесятилетнего старца, не захотел бы этого?
   Она улыбнулась.
   – Подарок для вашей жены или что-то еще?
   – У меня нет жены, – поспешил доложить я. – Если тебе от бога дан такой профиль, как у меня, ведь неразумно тратить его только на одну женщину, не так ли?
   – Значит, предпочитаете распространять его по всему свету? – спросила она, наивно округляя глаза. – Как производитель?
   – Но как раз с производителем вы предпочли бы не иметь дела, – с откровенным сожалением произнес я. – Но меня привело к вам всего лишь дело. Как я уже сказал вашей младшей сестренке…
   Она легко рассмеялась.
   – Прекрасно, мы квиты. Так что же привело вас сюда?
   Я назвал ей свое имя, сказал, что я частный детектив и мне поручено найти девушку, совершенно загадочную, почти призрак, и единственная зацепка, которая у меня есть, – метка с ее костюма. Эта метка и привела меня в салон.
   – Можно мне взглянуть на этикетку?
   Я протянул ей обрывок ткани.
   – Да, это моя метка, – сказала она, внимательно рассмотрев его. – У вас есть еще какая-нибудь информация об этой вещи? Например, когда был куплен костюм?
   – Как вы сами можете догадаться по клочку материи, это шелковый костюм кремового цвета с голубым абстрактным рисунком.
   Она медленно кивнула.
   – Это будет нелегко, но я попробую. Если вы не возражаете, мистер Бойд, я проверю записи и посмотрю, смогу ли я что-нибудь найти.
   – Я нисколько не возражаю, – заверил я. – А зовут меня Дэнни.
   Брюнетка скрылась за тяжелой портьерой и отсутствовала минут десять. Я докурил до середины вторую сигарету, когда она вошла, сдвинув занавес в одну сторону.
   – Извините, что заставила вас ждать, мистер Бойд, – сказала она, виновато улыбаясь. – Очередной раз убедилась, что записи нужно вести более систематически.
   – Ожидание – не проблема. Что-нибудь нашли?
   – Это настоящее произведение искусства. У меня был только один такой костюм. Как вы понимаете, вещи такого качества и цены не продаются в количествах, чтобы не получилось так, что две моих покупательницы встретятся на какой-нибудь вечеринке в одинаковых платьях. Это ведь будет ужасно!
   – Конечно. – Я уже начал терять терпение. – Кто же купил тот единственный экземпляр?
   – Как ни странно, но, едва увидев имя, я тут же вспомнила ее. Восхитительная рыжеволосая красавица мисс Деймон. Доун Деймон.
   – Вы уверены?
   – Абсолютно. – Она чуть приподняла брови. – Похоже, вы не вполне довольны?
   – Я думал, что покупательницей окажется блондинка по имени Джери, – пробормотал я. – Может, она назвала вам вымышленное имя и выкрасила волосы в тот день, когда покупала у вас этот костюм?
   Аннет решительно покачала головой.
   – Сожалею, но это невозможно. Как только я увидела имя Доун Деймон, то сразу представила ее себе – не только потому, что она купила этот костюм, но и потому, что видела ее на вечеринке недели две назад.
   – Она живет в Санта-Байе?
   Она элегантно пожала плечами, и по белому шелку ее блузки пробежала восхитительная волна.
   – Не знаю – мы обменялись лишь парой фраз. Она телеактриса или что-то в этом роде. Так она говорила, но я не могу припомнить, чтобы видела ее в какой-нибудь программе. – Аннет снова улыбнулась. – Правда, я редко смотрю телевизор.
   – Итак, вы отослали костюм ей?
   – Нет, она была настолько очарована им и он ей так подошел, что она сразу забрала его с собой. Заплатила наличными – по одному этому я запомнила бы ее обязательно: клиенты, которые рассчитываются наличными, редки в нашем салоне.
   Лицо ее приняло задумчивое выражение, когда она произнесла эти слова.
   – Кто устраивал вечеринку, на которой вы встретились?
   – Гас Терри, – ответила она.
   – Гас Терри? – спросил я без тени иронии. – Разве он еще жив?
   Ее серые глаза вспыхнули негодованием.
   – Уверяю вас, ему еще далеко до смерти, мистер Бойд. Раз он был крупнейшей кинозвездой в тридцатые годы, все думают, что сейчас он должен быть древним стариком, но он стал знаменитым в двадцать пять лет.
   – Вы имеете в виду, он молодеет с каждым годом? – спросил я благоговейно.
   – Я нисколько не нахожу это смешным. Гадкий юмор малолеток.
   – Извините, – пробормотал я с покаянным видом, – вы не могли бы рассказать мне немного о Гасе Терри?
   – Что тут рассказывать? Он богат, у него безумно дорогая вилла, там, на вершине уступа, где он и устраивает приемы, в основном для людей из шоу-бизнеса.
   – Он ведь был замешан в каком-то крупном скандале сразу после войны? – Я смутно припомнил газетные передовицы тех лет. – Кажется, поэтому он и перестал сниматься: никто не хотел иметь с ним дела.
   – Да, был скандал, но Гас оказался в нем жертвой – ему даже не дали возможности защищать себя. Было бы неудивительно, если бы он озлобился, но он всех простил.
   – Поеду посмотрю на него, – пообещал я. – Может, он поможет мне найти эту Доун Деймон.
   – Мне показалось, вы ищете блондинку по имени Джери. – Ее серые глаза были полны подозрительности. – Во всяком случае, не думаю, что вы рассказали мне всю правду об этом, мистер Бойд.
   – Дэнни, – с надеждой повторил я. – Абсолютная правда отнимет уйму времени, дорогая. Почему бы нам не обсудить подробности вечером за ужином?
   – Это было бы прекрасно, мистер Бойд. – В ее голосе послышалось сожаление. – Но сегодняшний вечер у меня занят.
   – Может, как-нибудь в другое время? – предложил я.
   – Может быть. – Она разгладила блузку на мягко подчеркнутой шелком груди своеобразным жестом, который можно было расценить и как поддразнивающий, и как отвергающий. – Но у меня есть сомнения.
   Я дал ей на прощание возможность полюбоваться моим профилем с обеих сторон и переменить свое решение, но ее это ничуть не тронуло.
   – Надеюсь, вы извините меня за легкое замечание? – вежливо поинтересовалась она. – Вы никогда не думали, что ваши нервные подергивания головой – это нечто психосоматическое?

Глава 3

   Минут через тридцать после того, как я покинул «Мэзон д’Аннет», моему взору предстала роскошная вилла Гаса Терри. Его владения располагались на естественном скалистом выступе, возвышающемся на пять сотен футов над Тихим океаном, и занимали два акра ухоженной земли с прекраснейшим видом на окрестности.
   Я въехал через распахнутые ворота в стиле настоящих западных ранчо на длинную подъездную дорожку, по обе стороны которой выстроились величественные сосны, и наконец остановил автомобиль на широком, безупречно выровненном полукруге, засыпанном красным гравием. Сам дом представлял столь же восхитительное, как и чудовищное смешение испанского стиля с марокканским плюс стиль вульгарный – бесконечное количество арок и парочка шпилей-близнецов, возвышающихся над всем этим. Парадная дверь, когда я наконец до нее добрался, поразила меня своей основательностью – мореный дуб, отделанный позеленевшей медью. Огромная бронзовая кнопка звонка была вставлена в бронзовую же оправу; когда я нажал на нее, изнутри послышался громкий причудливый перезвон.
   Дверь распахнулась, и я оказался перед внимательным взглядом горничной. Ее красивые светлые волосы были коротко острижены и собраны под форменную шапочку. У нее было привлекательное, почти мальчишечье лицо с откровенно нахальными глазами, которые сразу оценили как мой профиль, так и великолепную мускулатуру. Опрятная черная униформа двумя размерами меньше, чем надо, туго обтягивала ее, чересчур выделяя все прелести, и круто обрывалась на дюйм выше колен.
   – Да? – произнесла она томным голосом.
   – Всегда дожидайся вопроса, милая, – предостерег я. – Вдруг ты передумаешь, а будет уже слишком поздно.
   Она ухмыльнулась, показав прекрасные белые зубы.
   – А если мне наплевать, какой именно вопрос может задать тип вроде вас?
   – Буду это иметь в виду, – искренне ответил я. – И пока я не забыл, зачем пришел, скажи мне: мистер Терри дома?
   – С вами, красавчик, буду откровенна: все зависит от того, кто его спрашивает.
   – Бойд, Дэнни Бойд. Я надеюсь, что он поможет мне найти девушку по имени Доун Деймон.
   Она слегка наклонила голову, окинув еще одним взглядом мою мускулатуру, и убедилась, что первое впечатление ее не обмануло.
   – Девушку по имени Доун Деймон? – спросила она. – Может, я вместо нее подойду?
   – Во всех отношениях, куколка, кроме одного: никто не заплатит мне за то, что я нашел тебя, как это ни обидно!
   Ее глаза немного округлились.
   – Так вы частный детектив или что-то в этом роде?
   – Угадала.
   – Должно быть, увлекательная работа. Держу пари, вам все время встречаются красивые девушки, – задумчиво произнесла она.
   – Только с того момента, как ты открыла дверь. Будь добра, доложи мистеру Терри, что я здесь.
   – О да, конечно, – сказала она с явной неохотной. – Вы никуда не испаритесь, пока я не вернусь?
   – Клянусь.
   – Вы не представляете, насколько это для меня важно!
   Она хихикнула и исчезла в глубине дома, закрыв дверь так быстро, что моя рука, вместо того чтобы шлепнуть по симпатичной попке, больно ударилась об античные бляшки двери.
   Она вернулась необыкновенно скоро.
   – Мистер Терри просит вас к себе прямо сейчас, – просияла она. – Мне кажется, он в прекрасном настроении.
   Я вошел в широкий коридор, следуя за плавными покачиваниями ее бедер, пока мы не добрались до какой-то комнаты – хотя таким обыденным словом вряд ли можно определить то, что предо мной предстало! Это было безмерное открытое пространство, выложенное паркетом, с альковами, расположенными вдоль каждой стены. В дальнем конце возвышался огромный мраморный бар со множеством стульев, которых хватило бы для многолюдной пирушки. Куполообразный свод из цветного стекла пропускал рассеянный солнечный свет, создавая внизу полные загадочности переливы.
   Человек, сидящий в одиночестве среди этого великолепия на конце мраморного бара, и был Гас Терри. В моей памяти вдруг всплыли годы детства, я смутно припомнил, как это мужественное лицо красовалось в каждом втором посмотренном мною фильме. Но когда я подошел поближе и мои глаза привыкли к полутьме, иллюзия чуть развеялась, а потом и вовсе исчезла. Волосы его поредели, потеряли свой блеск и были густо тронуты сединой. Челюсть с течением времени отвисла, кожа оказалась покрыта густой сетью мелких морщинок. Да, выглядел он много старше своих лет, как будто время отомстило ему за точеный профиль, сводивший когда-то с ума миллионы зрительниц, для которых он был кумиром. Что ж, зрелище хотя и печальное, но весьма поучительное, над ним стоит задуматься.
   

notes

Примечания

Купить и читать книгу за 29 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать