Назад

Купить и читать книгу за 44 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Божественный брильянт

   «БОЖЕСТВЕННЫЙ БРИЛЬЯНТ» – сборник стихотворений, плод глубоких раздумий автора о судьбах России, о нашей современной непростой жизни, о мире Божьем во всем его неповторимости и многоцветии. Творчество поэтессы захватывает читателя своим лиризмом, ясностью гражданской позиции, отсутствием ложного пафоса в стихах о Родине, за которую автор искренне болеет душой. Проникновенно и задушевно звучит голос автора, обращенный к родной земле, к дорогим сердцу картинам русской природы, русскому духовному богатству – вере православной, духовным истокам народа. Автор прозорливо назвал свою книгу «Божественный брильянт», тем самым сконцентрировав мысль читателя на предназначении поэта – служить своим талантом истине, неся ответственность перед Богом за посланный ему свыше дар.


Клара Горячева Божественный брильянт

«В сердцах пробуждаю любовь»

   Новая книга стихов Клары Горячевой – плод глубоких раздумий автора о судьбах России, о нашей современной непростой жизни, о мире Божьем во всем его неповторимости и многоцветип. Творчество поэтессы захватывает читателя своим лиризмом, ясностью гражданской позиции, отсутствием ложного пафоса в стихах о Родине, за которую автор искренне болеет душой: «И лиры чистое звучанье / Я посвящу, народ тебе! / К спасительному поканью / Зову в изменчивой судьбе».
   Проникновенно и задушевно звучит голос автора, обращенный к родной земле, к дорогим сердцу картинам русской природы, русскому духовному богатству – вере православной, духовным истокам народа:
Воссияло солнце раннее
Над простором Родины моей.
Светит церковь,
Богом осиянная ярче солнечных лучей.

   Взволнованно, почти благовейно, с настоящим русским размахом вырываются из души поэта строки:
Даль далекая и безбрежная
Ветры белые в декабре.
Мне б такое сказать нежное,
Слышишь, Родина, о тебе.

   Многие стихи Клары Горячевой просятся на музыку, в них дышит истинно русская песенная стихия, с ее раздольностью, широтой душевного порыва. Таковы, например, стихотворения: «Русская песня раздольная», «Бубенцы, бубенцы золоченые», «Мой снежный и ласковый день» и др.
   Автор прозорливо назвал свою книгу «Божественный брильянт», тем самым сконцентрировав мысль читателя на предназначении поэта – служить своим талантом истине, неся ответственность перед Богом за посланный ему свыше дар (см. одноименное стихотворение).
   Глубина живого чувства – вот, пожалуй, главное, чем покоряет поэзия Клары Горячевой, самобытная, яркая, афористичная, философски и содержательно очень насыщенная, расцвеченная своеобразным ритмическим рисунком, искренностью и задушевностью лирических интонаций. Автор ощущает в себе целую Вселенную и раскрывает это чувство читателю – через свое живое русское Слово – открыто, смело, на высокой энергетичной ноте:
Я женщина!
Я человек! Ваш современник.
И я частица бытия!
Во мне звучит моя вселенная!
И воплощаю ее тоже я!

   Поистине пророчески звучат заключительные строки книги: «Такое предназначенье – / Мне видно судил Бог! Я колокол, колокол, колокол! / В сердцах пробуждаю любовь». В них – квинтэссенция творчества поэта.

   Татьяна Скорикова,
   поэт, член Союза писателей России

«Нежнейшей лирики стихотворенья…»

Нежнейшей лирики стихотворенья
Я посвящу, Господь, тебе!
Все лучшие души своей движенья
Я посвящу, Господь, тебе!
Вложу эти слова в свою молитву.
За всё, за всё тебя, Господь, благодарю!
За этой жизни яркую палитру!
За то, что мыслю, чувствую, люблю!
За то, что я тебе стихи пишу!
Прости, Господь, моё несовершенство!
Прости, Господь, мне все мои грехи!
Сподобь меня ты райского блаженства!
Как скромный дар, прими мои стихи!

«Я в кладовых родного языка…»

   Я в кладовых родного языка,
   Я в золотых запасах русской речи,
   Ищу ответы на вопросы вечные,
   Ещё не ясные пока.

   Пока сияют в небе облака,
   И Божия ведёт меня рука,
   Своею сутью человечьей,
   Иду куда влечёт меня душа.

   И только, только с верой в Бога,
   Чрез все преграды я пройду,
   Пройду свою тернистую дорогу,
   И своё слово принесу Христу.

Давным – давно

Давным – давно,
Из дальней полу-дали,
В каком-то позабытом полусне
Мне бубенцы серебряно звучали
В заснежено – белеющей зиме.
Куда неслись так быстро сани
Через бескрайние поля,
Через леса с большими деревами,
Через деревни с огоньками,
Теперь совсем о том не знаю я.
И только ощущение движенья.
И вот уж церковь белая стоит.
И сам Христос с иконы надворотной
С безмерной лаской на меня глядит.
И прерывался сон и в пробужденье
Сияло, улыбалося… дитя,
И умилялась вся моя родня,
Как будто бы при Божьем приближенье.

Мой снежный и ласковый день!

Мой снежный и ласковый день!
Мой добрый, огромный мир!
Спасибо тебе, Господь,
Что Ты меня сотворил!

За то, что я вижу и слышу,
Рукою снежинку ловлю.
За то, что дышу и люблю,
За всё Тебя благодарю!

Мой снежный и ласковый день!
Мой добрый, огромный мир!
Спасибо тебе, Господь,
Что Ты меня сотворил!

Как Гагарин говорим: Поехали!

Заметелило совсем дорогу,
Кажется, застило белый свет!
Но помолимся мы снова Христу Богу,
И преграды для России больше нет!

Не страшны нам лютые морозы,
Любим мы пушистый белый снег.
Вместо тройки уж гудят моторы.
В космос первым вышел русский человек!

Как Гагарин говорим: Поехали!
И никто не остановит быстрый бег.
Если будем в Христа Бога верить,
Счастья хватит нам тогда для всех!

Воссияло солнце раннее

Воссияло солнце раннее
Над простором Родины моей.
Светит церковь, Богом осиянная,
Ярче солнечных лучей.

И зовёт под каменные своды,
Где всегда нас ждёт Иисус Христос.
Он один дарует нам свободу
Истинную – от грехов.

Пробудись, Россия православная,
И к Христу дорогу проложи!
Подвигом святых своих прославленная,
Ты дорогу миру укажи!

Будь надежда миру и оплот!
И Господь тебя убережёт!

Русская песня раздольная

Русская песня раздольная
Льётся из сердца рекой!
Песня народная, вольная —
Делится доброй душой!

В ней слышится песнь соловья,
Весенней воды разливы,
В день зимний поёт пурга,
И колокольчик счастливый!

Поёт на весь мир звонко,
Чтоб не терялась тройка —
Русская наша судьба,
Чтоб с верой в Христа жила!

Бубенцы, бубенцы золочённые!

Бубенцы, бубенцы золоченные!
И хотя на машине мчусь,
Слышу те же песни раздольные,
Вижу тоже пространство Русь!

Даль далёкая и безбрежная,
Ветры белые в декабре,
Мне б такое сказать нежное,
Слышишь, Родина, о тебе!

И поведать такую радость,
И такую поведать грусть,
Бубенцы, бубенцы золоченные…
Всей душою люблю тебя, Русь!

К Родине

О любви к тебе писали много.
Я же знаю – просто мне не жить,
Если у просёлочной дороги
Рожь вдруг перестанет колосить.

Божественный брильянт

Понять поэту надо так немного —
Поэзия стоит не выше Бога!

Поэт стоит у Божьего порога
С своею страстною и грешною душой.

И также ждёт прощения у Бога,
Как человек совсем обычный и простой!

И коль от Бога дан ему талант,
За это спросится с него вдвойне:

Зачем посмел Божественный брильянт,
Испортить в дьявольском огне?!

России быть!

1

И лиры чистое звучанье
Я посвящу, народ, тебе!
К спасительному покаянию
Зову в изменчивой судьбе!
Завесы ложные срывая,
Стремлюсь я правду говорить.
Среди сомнений и страданий
Я говорю: России быть!
Я слышу звон колоколов,
Молюсь на Храм восстановлённый.
В который раз прощает нас Христос,
Нас, гордецов самовлюблённых,
В который раз зовёт к любви,
И ты призыву Божьему внемли!

2

Смирись до Божьего раба.
Люби других, как любишь ты себя.
Люби и друга, и врага,
Учись душить в зачатке злобу,
И будешь этим ты угоден Богу!

Кто «против»? Вроде бы все «за»!
Зал ожиданий – он огромен.
Что ж опускаешь ты глаза,
Души своей кузнец и воин?!
Иль мало веры, чтоб начать с себя?
Раскаяться и повиниться,
Любовью Божьей причаститься,
И за тобой – Россия вся!

«Благодарю Тебя, Господи…»

Благодарю Тебя, Господи,
За эти брильянтов россыпи
На небе сверкающих звёзд!
И в каждой – Иисус Христос!

Журавли-журавушки

Журавли-журавушки
летят за дельтапланом!
Вместе с ними полетим
Мы за нашим Главным!
Куда там крикунам с Болотной
Догнать его,
подняться в небо, ввысь.
Ведь зависть не основа
для полёта,
Она влечет и тянет
только вниз.

Наш Президент умён и образован,
По всем статьям он
хорошо подкован.

К тому же он ещё
Душой поэт,
Наш Русский
Православный Президент!

Мы свято верим,
что счастливый план
Народу приготовил
дельтаплан!

Журавли-журавушки
летят за дельтапланом!
Вместе с ними полетим
Мы за нашим Главным!

Снежинка – это маленькая сказка

Нас зимние картины радуют!
Они белым-белы – приятны глазу!
Как будто вышли мы из черноты.
Ведь сердцу хочется так чистоты!

Что ж может быть белее, чище снега?
Что может быть нежнее, мягче снега?
Снежинки падают нам тихой лаской,
Снежинка – это маленькая сказка!

Пленителен её кристалл-узор.
Снежинка вроде Божьего подарка,
Как мини-звёздочка, она сияет ярко
На Новый год, и значит Рождество!

Национальная идея

Когда над историей русской
Подумаешь, станет грустно.
Наполнишься страхом и болью.
Не надо нам больше крови!

Не надо нам больше водки,
Чтоб душу свою излить!
А станем мы лучше трезвые
В церковь святую ходить!

И Богу Христу помолимся
За наш Православный народ,
И будем трудиться на совесть,
И Бог нас убережёт!

И дети будут рождаться,
Продлится наш русский род.
Опорою станем мы всем народам,
Кто с нами в России живёт.

Эх, сторонка древняя, русская деревня!

Эх, сторонка древняя,
Русская деревня!
Эх, душа христианская!
Эх, страна крестьянская!

Что с тобою только не делали!
Разоряли устои твои.
Ну, а ты всё в стихах Есенина,
Как живая в глазах стоишь!

Ну, а песню не уничтожишь ведь,
И народную память и боль.
Бесполезны усилья ничтожеств.
Душу русскую лучше не тронь!

Ведь она у народа особая,
Рождена под крестом Христа.
И судьба у ней благородная —
С Христом Богом стоять до конца!

Жаркое лето 2010 г

Эта осень после жары
Нам явилась, как Божья милость,
Наступила прохлада, пошли дожди,
И надежда на жизнь появилась.

Что же было? Что с нами было?!
Вспоминать о том нет больше силы,
Что сгореть мы могли до тла.
Забывать нам об этом – нельзя!

И буравит мой мозг мысль одна,
Не даёт мне покоя и сна:

Будут выстроены дома
Вместо выгоревших поселений,
И о русской деревни Есенина
Вспоминать лишь мы будем тогда.

Коль по Западному лекалу
Начинает провинция жить,
Об особенностях национальных
Нам выходит пора забыть?

Коль равнение держим на Запад,
Надо радоваться или плакать?!

   (2010)

Когда смотрю я в небо на зарю

Ещё могу найти слова,
Чтобы душа затрепетала,
И чтобы кисть рябины алой
В моём стихотворенье ожила.

Ещё могу найти слова,
И моё сердце не устало
Любовь свою дарить в стихах,
Хотя судьба меня не баловала.

Пока дышу, пока живу,
Пока ласкает взгляд природа
За всё благодарю я Бога,
И воздаю Ему хвалу!

За то, что я стихами говорю
О том, что вижу, чувствую, люблю.
За ощущенье с Ним единства,
Когда смотрю я в небо на зарю

Мол, поэтесса

Как прозвище звучит, мол, поэтесса!
Обозначенье придури лирической.
Вот мужики поэты – это личности!
А женщины? Иль из другого теста?!

Я – женщина!
Я – человек! Ваш современник!
И я – частица бытия!
Во мне звучит моя вселенная!
И воплощаю её тоже я!

Делюсь и радостью, и грустью.
Дарю я ощущения свои.
Без нас впадёте вы в бесчувствии
Как сироты, лишенные любви.

Ведь глубину живого чувства
Несёт вам женщина: сестра, невеста, мать.
Зачем её вам принижать искусство?
Иль больше не на ком себя вам утверждать?!

Я владычица

Я владычица рыб морских,
Я владычица птиц небесных.
Потому и летит мой стих
К Богу радостною песней.

Он, Всеблагий, вдохнул в меня жизнь,
И для нас Он создал вселенную,
Чтоб ценили мы Божий мир
И старались быть совершенными.

Чтоб, как Бог, мы могли любить —
Созданы по Его мы подобию.
Носим в сердце Его мы образ,
Чтоб добро на земле творить.

Я владычица рыб морских,
Я владычица птиц небесных,
Потому что я – человек,
И о Боге пою свою песню!

Кукла

   (Посвящается моему деду Степану Михайловичу Хлестову).
Я родилась в избе сибирской.
Казалось, память детских лет
Оставила лишь хвост лисицы
И сказку, что читал мне дед.

Мы с ним на сундуке сидели,
Я в книжку пялила глаза.
Вначале зайцев тех жалели,
Которых после спас Мазай.

Потом мы дружно рассмеялись,
Мне – три, ему плюс сорок лет.
Тогда ещё и знать не знали,
Что был к разлуке этот смех.

Не понимали, расставаясь,
Дед подсадил меня в вагон.
И куклу новую, прощаясь,
Неловко внучке отдал он.

Мой милый дедушка! Голубчик!
Ту куклу я не сберегла.
Как видно в этом мире лучшем
Ещё не обойтись без зла.

Унёс тогда её попутчик.
Не ведая, какой ценой.
Когда б узнал, до смерти мучился
Моей слезой, своей виной.

Да, не была я суеверной.
Но только кажется порой —
Останься кукла та, наверное,
И был бы дедушка живой!

Лев

Я помню детства старый парк.
Там листья липы шелестят.
Средь ног огромнейших дерев
Гулял в воображенье лев.
Он с постамента вдруг сошёл
С облупленной извёсткой носа,
И оттого казался мне
Таким домашним и курносым.
Вообще-то, он стоял, не шёл
Над прудиком дворянским под откосом.
Зачем он здесь? Когда сюда пришёл?
Не иссякают детские вопросы.
Теперь я с сожаленьем вспоминаю
Тот светлый, незабвенный край,
Где по алее я бегу, и улетаю
Душою чистой прямо в рай!

Синеглазый гений златокудрый

Синеглазый гений златокудрый,
Звонкий певчий юности моей.
У тебя любовь к России почерпнула,
В твоей песне русских деревень.

Ведь с такой лирическою силой
Ни один поэт открыться не сумел.
Образ старой матери любимой
До тебя никто так не воспел!

И какая жаль пронзает сердце,
Вспоминая жизнь Есенина и смерть.
Просто он и есть ДУША НАРОДА,
Нежность, доброта его и песнь.

«сосна, калина красная, берёза…»

Сосна, калина красная, берёза!
И много неба, много воздуха
В знакомом с детства мне саду.
Нигде такого больше не найду,

Такой неписанной картины,
Которую в награду дарит Бог!
И это всё – моя Россия!
И это всё – моя сердечная любовь!

А моя мама тоже из Рязани

«Низкий дом с голубыми ставнями,
Не забыть мне тебя никогда…»

(С. Есенин)
А моя мама тоже из Рязани,
Там где-то есть Ерахтурский район.
Один стоит с забитыми гвоздями,
Её давно осиротелый дом.

И, видно, вспоминает её детство,
Глазёнки десяти ребят.
За стол один садятся – и не тесно.
Проголодавшись, ложками стучат.

Там мать и бабушка кормили всю ораву.
Отец там первым начинал.
Ну, а который нахалёнок – на расправу!
Он по лбу ложкой получал.

Там в поле с измальства потели,
С утра до вечера порой.
Отец усталый еле-еле
С работы приходил домой.

Придёт и сядет, смежит веки.
Усталый, быстро засыпал.
Кормить пытались человека —
Степан всё спал, и спал, и спал.

– Ах ты, опять уснул голодным…
Огромный – он же ей дитя!
Прабабушка вздыхала молча,
Дитя заснувшее крестя.

И внуков на ночь всех крестила.
…А утром молоком поила,
Твердила что-то им при том…
Они не слушали: потом!

Бежали в травяную волю.
Туда! Туда! Опять к реке,
Зовущей на другую долю
Гудком протяжным вдалеке.

И постепенно вырастая,
Все покидали отчий дом.
Потом дослушаем, до любим!
Ах, это русское «потом»!

Чтобы потом опять ночами
В квартирах городских не спать,
Чтобы опять будила память
Отца и старенькую мать!

«Сирень на ветке за окном…»

Сирень на ветке за окном.
Как неожиданна природа!
Заглянет в душу словно в дом,
И память всполошит о многом.

И птицы в душу полетят
Осколками ассоциаций.
И чей-то лик, и может взгляд
В сирени чистой растворятся!

Разве русская поэтесса

Разве русская поэтесса
Станет матом в стихах ругаться?
И писать открыто о сексе?
Ни за что, никогда, братцы!

Целомудрие и стыдливость
У неё заложены с детства.
Будет песни она петь любимому,
Будет в церкви стоять невестой!

Скажут: время сейчас другое!
Посмотри, сколько их у дороги!
Это горе России, горе
И упрёк наступившей свободе!

А задача поэзии в чём?
Чтобы души людские спасать,
А не втаптывать их в грязь,
И на грех их не искушать!

А то пишите очень красиво
Про «гламур» и про всякий разврат.
Ну, а кто тогда для России
Будет дальше детей рожать?!

Презрение в груди до немоты

Презрение в груди до немоты
В бессилии расправиться с ничтожеством.
Сдержи себя, и вспомни про цветы,
Про чистый мир без мата и без пошлости.

О, как хочу я в этот мир попасть,
Где нежной девочкой бегу я к маме,
Обнять своими детскими руками,
И больше никогда не отпускать!

Как были её помыслы чисты!
И люди были, кажется, другие,
После беды, кровавой той войны,
После тяжелых лет моей России.

Теперь, когда постмодернисткий сноб,
Который жизни ни черта не знает,
Хамит поэтам пожилым взахлёб,
Все идеалы напрочь отвергает.

Он поощряет и цинизм, и мат.
Я внутренне до слёз вся содрогаюсь.
Но кто-то должен их остановить!
И остановит их, я точно знаю!

Горит ещё тот огонёк свечи

Как поживаешь, русская изба?
Тебя ещё коттеджи не сместили?
Ещё встречаешься пока в России?
И кое-как ещё хранит тебя судьба.

Живёт одна в ней мать старуха.



notes

Примечания

Купить и читать книгу за 44 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать