Назад

Психологам и психотерапевтам России посвящается


РАМИЛЬ ГАРИФУЛЛИН

КОДИРОВАНИЕ
ЛИЧНОСТИ ОТ АЛКОГОЛЬНОЙ И НАРКОТИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ


© Р.Р. Гарифуллин, 1997

Гарифуллин Рамиль Рамзиевич

Аннотация.

В книге известного российского психолога Рамиля Гарифуллина впервые представлены методы и алгоритмы кодирования от алкоголизма и наркомании, а также психотехнологии манипуляций в психотерапии различных заболеваний (в т.ч. алкогольной и наркотической зависимости). По сути своей, перед вами книга в которой впервые даётся фундаментально-психологическое обоснование методов кодирования и психотерапии. Приводится новый метод пограничного кодирования от алкоголизма и наркомании, разработанный автором. Представлены теоретические основы психологии и психотерапии наркозависимой личности. Весьма полезен и интересен раздел, посвящённый скрытым методам профилактики наркомании и алкоголизма. Книга может быть рекомендована психотерапевтам, психологам и всем тем, кто интересуется новейшими достижениями психологии и психотерапии. Кроме того, она будет весьма полезной и для тех, кого не оставляет равнодушным проблема пьянства и наркомании.

Гарифуллин Рамиль Рамзиевич - групповой психотерапевт, кандидат психологических наук, директор Казанского психологического центра (с 1990 года), один из основоположников отечественной манипуляционной психологии. Разработал концепцию иллюзионизма личности, Российской психологической безопасности, а также концепцию скрытой профилактики наркомании и алкоголизма. Он автор метода пограничного анализа и кодирования. Созданная им геронтоколлапсическая теория наркозависимости уже в достаточной мере применяется в практике. Гарифуллин Р.Р. читал лекции в крупнейших университетах мира. Диссертацию защитил по теме “Психокоррекция смысловых структур наркозависимой личности”. Автор первых книг в России по психологии манипуляции “Энциклопедия блефа” (1995), “Манипуляционная психология и психотерапия” (1995), “Иллюзионизм личности” (1997), “Иллюзионизм и фокусы психотерапии” (1997). Кроме того, его перу принадлежат книги “Психотерапевтические этюды в стихах” (1998), “Скрытая профилактика наркомании” (2002), “Психологические основы профилактики наркомании” (2002) и др.
Гарифуллин Р.Р. - основатель жанра психотерапевтических расследований и историй в кино и литературе. Он автор короткометражных художественных фильмов (“Личина”, 2002) и рассказов (“Мордалы”, 2003)


ВВЕДЕНИЕ
Мир иллюзий и манипуляций. (Введение в мир иллюзий и манипуляций из “Иллюзионизма личности” т.е. слово введение при вёрстке убрать)
Иллюзионизм личности - философско-психологическая
концепция. (Глава 1 из “Иллюзионизма личности”)

Глава 1. Иллюзионизм в психотерапии или оздоровление заблуждением. ( Глава 4 из “Иллюзионизма личности”).

Глава 2. Иллюзионизм и манипуляционная психология алко
голизма и кодирования. (Часть 1 и часть 2 из главы 2
“Иллюзионизма личности”)


Глава 3. Теоретические основы психологии и психотерапии наркозависимой личности

3.1. Психология наркозависимой личности.
3.2.Смыслообразующие ценности наркозависимой личности.
3.3.Особенности наркозависимой личности.
3.4.Недостатки методов формирования целевой антинаркотической установки и кодирования


Глава 4. Психология наркозависимости- психология старения. (Геронтоколлапсическая теория наркозависимости)

4.1. Старение и коллапс в организме.
4.2. Психология старения.
4.3.Геронтоколлапсическая теория наркозависимости.
4.4. Перспективы реабилитации наркозависимых личностей.


Глава 5. Пограничный анализ - новый метод психотерапии наркозависимых личностей.

5.1. Метод пограничного анализа
5.2. Эффективность пограничного анализа.


Глава 6. Психологические основы открытой и скрытой профилактики алкоголизма и наркомании. Психотерапевтический подход

6.1. Популярно о физиологии наркомании
6.2. Как возникает наркотическая виртуальность или феномен опьянения?
6.3. Наркотические “ловушки”
6.4. Любопытство к наркотикам
6.5. Пиво – алкоголь - наркотик
6.6. Мода и ценности жизни
6.7.Недостатки традиционных подходов
6.8. Учитель как психотерапевт
6.9. Профилактика наркомании в процессе обучения
6.10. Понятие о манипуляции
6.11. Психология иллюзионизма
6.12.Можем ли мы манипулировать сами собою?
6.13.Субъект и объект в манипуляции
6.14.Самоманипуляции и иллюзии личности
6.15.О виртуальных мирах: реальность или иллюзии?
6.16. О феномене деструктивной зависимости
6.17.Ценности наркозависимой личности
6.18.Психология обмана наркозависимой личности
6.19.По каким психологическим признакам определять наркозависимую личность?
6.20.Сигналы опасности: личностные изменения
6.21.Сигналы опасности: изменения в привычках и образе жизни


ГЛАВА 7. Концепция Российской психологической безопасности как концепция разрешения проблемы алкоголизма и наркомании.

Психологическая национальная безопасность
Наркотизация и алкоголизация общества
Социальная шизофренизация
Виртуализация общества
Бездуховность и социопатия
Дебильность и проблема психической нормы
Проблема психогенетики
Фанатизм и экстремизм
Патриотизм общества и армии
Идеология
Престиж науки и система образования


ВВЕДЕНИЕ

Впервые с понятием “код” я столкнулся ещё в раннем детстве. Тогда, находясь в зале автоматических камер хранения, я был очень удивлён тому, что дверь камеры может открыть любой, но только в случае, если он знает код замка. Больше всего меня удивило то, что эта дверь была “понятливой” и понимала только хозяина своей камеры хранения. Я никогда не забуду эти “волшебные” мгновения, когда в одну секунду раздавался щелчок и дверь открывалась. Немного позднее у нас в доме появился телефон, и я вновь удивлялся тому, как всего лишь набрав код или номер, в трубке раздавался знакомый мне голос. Тогда, будучи ребёнком, я для себя уяснил, что код - это нечто главное в механике “волшебства”.
И сегодня я не перестаю удивляться работе компьютера, хотя и владею общими знаниями по информатике и программированию. Не говоря уже о более сложном компьютере - мозге человека. Я беру энциклопедию и читаю “код - понятие, которое позволяет раскрыть механизм порождения смысла сообщения.” Всего лишь... Вроде бы удивляться нечему... Но как вспомнишь Гуссерля, который показал, что “между сознанием и реальностью поистине зияет пропасть смысла”, вновь начинаешь удивляться. В моей практике были случаи, когда люди буквально благодаря одному слову, либо убивали других людей, либо оживляли. Часто мои пациенты говорят мне, что исцелились, благодаря одному предложению, сказанному мною. Увы! Они не знают того, как я долго шёл к этому предложению, которое по сути своей и явилось кодом - кодом жизни, кодом бытия моего пациента. Как психотерапевт, при работе с больными алкоголизмом и наркоманией, я больше всего работаю с кодом жизни. Это сложная и утомительная работа. На конвейер его не поставишь. Поэтому многие психотерапевты начинают отдавать предпочтение коду смерти. Это вполне оправданно, так как не до всех пациентов можно “дозвониться” посредством кода жизни. Пожалуй, поэтому А.Р. Довженко (1918-1995) разработал метод кодирования, сущность которого заключается в том, что путём психологического манипулирования и воздействия “вводится программа” возникновения смертельных для жизни расстройств здоровья при действии “кода”. При этом код смерти должен срабатывать при потреблении алкоголя. В своё время такое использование кода смерти оказалось достаточно эффективным при лечении алкоголизма. Увы... Этот метод в последнее время становится всё менее и менее популярным. К счастью (а может к несчастью) многих - код на смерть не срабатывает. Люди перестают верить в кодирование. Такое кодирование в тупике. Причин этому множество (см. ниже). И всё таки, одна из главных из них, связана с тем, что до сих пор нет фундаментально-психологического обоснования феномена кодирования сознания, который позволил бы раскрыть новые горизонты в освоении психологических кодов жизни и смерти. В данной своей работе я предпринял попытку в разрешении этой проблемы.


ВВЕДЕНИЕ В МИР ИЛЛЮЗИЙ И МАНИПУЛЯЦИЙ

Человечество может очиститься только через познание собственного обмана и самообмана. Когда-нибудь оно научится не видеть ложь не потому, что будет, защищаясь от нее закрывать глаза, а потому, что будет смотреть на ложь, не видя ее, в силу глубокого знания структуры обмана. Это единственный путь к истинному религиозному мышлению.
Автор

ИЛЛЮЗИОНИЗМ ВОКРУГ НАС


Мы живем в мире иллюзий и манипуляций. Именно этот мир, пожалуй, отличает нас от животных.
ИЛЛЮЗИИ — ЭТО ИСКАЖЕННОЕ ВОСПРИЯТИЕ ОБЪЕКТА [1]. В качестве объекта может выступать все возможное (начиная от мыслей человека и кончая историей человечества). Поэтому было бы некорректно сводить иллюзии лишь к восприятию материальных предметов.
МАНИПУЛЯЦИИ, С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ АВТОРА, ЯВЛЯЮТСЯ СОЗНАТЕЛЬНЫМ ПРОЦЕССОМ СОЗДАНИЯ СУБЪЕКТОМ ИЛЛЮЗИЙ О СЕБЕ И ОКРУЖАЮЩЕМ. ТАКИМ ОБРАЗОМ, МАНИПУЛЯЦИИ ЯВЛЯЮТСЯ ПРОИЗВОДНЫМИ ОТ ИЛЛЮЗИЙ. МАНИПУЛЯЦИИ НЕОТДЕЛИМЫ ОТ ИЛЛЮЗИЙ. И тем не менее рассмотрим их в отдельности.


МИР ИЛЛЮЗИЙ

Иллюзия представляет искаженное восприятие, являясь многоемким понятием в силу того, что связано с миром восприятия.
В настоящее время проблема иллюзий в связи с развитием мира виртуальных реальностей (компьютерные, телевизионные, алкоголь ные, наркотические иллюзии и т.д.) стала еще более актуальной. Это проблема духовного выживания человечества.
Все иллюзии можно разделить на две части. Одни вызываются необычными внешними условиями и действиями субъектов (манипуляцией: заблуждением, обманом, играми и т.д.), при этом физиологические механизмы восприятия функционируют нормально. Другие обусловлены особым (например, патологическим и др.) функционированием физиологических механизмов, а также в силу сложности и, как следствие, незнания объекта восприятия. Первые из них являются манипуляционными иллюзиями, вторые -неманипуляционными (название введено автором).
Мир иллюзий разнообразен настолько, что в нем можно "заблудиться". В последние годы все чаще можно прочесть со страниц печати и увидеть на телевизионном экране людей, видящих ауру человека.
Можно ли воспринимать таких людей всерьез и как к ним относиться?
Психология подобное "видение" называет РЕФЛЕКТОРНЫМИ ИЛЛЮЗИЯМИ, или СИНЕСТЕЗИЕЙ. Синестезией обладали Леонардо да Винчи, Гуно, Крамской, Гете и дp. Это явление состоит в том, что какой-либо раздражитель, действуя на соответствующий орган чувств, помимо воли субъекта вызывает не только ощущение, специфичное для данного органа чувств, но одновременно еще и ДОБАВОЧНОЕ ОЩУЩЕНИЕ или представление, характерное для другого органа чувств. ВИДЕНИЕ ауры, по-видимому, и является добавочным видением, которое появляется у СИНЕСТЕЗОВ (ЛЮДИ, ОБЛАДАЮЩИЕ СИНЕСТЕЗИЕЙ) при восприятии других людей. Аура для синестеза — это НЕКАЯ ОБОЛОЧКА, ОБРАМЛЯЮЩАЯ ЧЕЛОВЕКА. Таким обpазом, синестезия в данной работе рассматривается шире, чем в традиционном понимании.
В настоящее время многие синестезы занимаются врачеванием, применяя свое видение при диагностике заболеваний. Насколько их видения соответствуют истинной картине состояния больного? И вообще, о чем говорят эти видения и содержится ли в этих иллюзиях полезная информация с точки зрения диагностики и лечения?

МИР МАНИПУЛЯЦИЙ

Человек вводит себя и окружающих в заблуждение, являясь тем самым МАНИПУЛЯТОРОМ себя и других, в силу следующих пяти причин.
1. Существует вечный конфликт человека с самим собой, поскольку в повседневной жизни он вынужден опираться как на себя, так и на внешнюю среду.
2. Люди больше не любят друг друга, чем любят, так как большинство людей при всем желании не могут любить ближнего потому, что не любят самих себя.
3. Риск и неопределенность окружают нас со всех сторон, и мы беспомощны перед смертью.
4. Люди начинают обманывать, играть в игры для того, чтобы лучше управлять своими эмоциями и избегать интимности, боясь затруднительного положения.
5. Человек всю жизнь учится, сверяет свои действия с другими, ищет одобрения всех и каждого, вводя в заблуждение себя и других. Эти, другие, часто оказываются манипуляторами.

ОСНОВНЫМИ СОСТАВЛЯЮЩИМИ МАНИПУЛЯЦИЙ являются:

1. Приемы обмана, маневры, игры людей в различные роли, произведение впечатления на других, уход от истинных чувств к чувствам в зависимости от обстоятельств.
2. Неосознанность значения жизни. Видят и слышат то, что хотят видеть и слышать.
3. Контроль (закрытость, намеренность).
4. Цинизм (безверие), не доверяют никому — ни себе, ни другим.
(Очевидно, что главной составляющей манипуляций является первое. Остальные три являются лишь следствием первой. Именно поэтому в дальнейшем мы будем рассматривать манипуляции, подразумевая первую приведенную выше составляющую манипуляций).
ОБМАН, КАК ГЛАВНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ МАНИПУЛЯЦИЙ, представляет собой ложное, неверное сообщение, способное ввести в заблуждение того, кому оно адресовано. Однако следует различать обман как действие субъекта, преследующего определенные интересы, и обман как результат.
Зоопсихология располагает многочисленными данными об элементах намеренного обмана в поведении животных, особенно у приматов. Дезинформационное поведение животных является эволюционными корнями обмана.
Манипуляция может быть непреднамеренным заблуждением, хитроумной фальсификацией, утонченным лицемерием, ханжеством окультуренного обывателя и "правдой" предыдущего исторического этапа. Она является эгоистическим обособлением, разрывом, нарушением общности, недоверием, враждебным отношением к другим, не подлинным общением.
А.Маслоу рассматривает манипуляции и обман как результат подавления мета потребностей — предельных бытийных "ценностей, несводимых и не компенсируемых другими. Такое поведение ведет к метапатологии. Это -заболевание души, которое происходит, например, от постоянного проживания среди лжецов и потери доверия к людям".
В качественной теории информации обман называют ДЕЗИНФОР МАЦИЕЙ. Антиподом обмана (правдой) является ТРАНСИНФОР МАЦИЯ, представляющая собой адекватность оригинала и образа на входе и выходе информационного процесса.
В связи с этим различают дезинформационную и трансинформа ционную интенции (намеренный или ненамеренный обман). Например, Яго, обманывая Отелло, руководствовался дезинформацион ной интенцией, в то время как Бобчинский и Добчинский, сообщая о приезде ревизора, выражали трансиформационную интенцию. В первом случае субъект обладает истинным знанием, но руководствуется злой волей, во втором — находится во власти заблужде ния, но являет доброжелательное намерение. Однако оба случая представляют "передачу лжи, облеченной в форму чести".
Учет интенции субъекта затрудняет, а иногда и вовсе исключает убедительное определение дезинформации, приводит к парадоксам .
Например, субъект, желая обмануть другого, сообщает ему истинные сведения, рассчитывая на то, что последний знает о дезинформационной интенции и поэтому не поверит этим сведениям. Или другой пример: стремясь обмануть, субъект сообщает истинную информацию, будучи убежденным, что она ложна, ибо его самого обманули, но контрагент не верит ей и потому оказывается введенным в заблуждение.
Анализ структуры манипуляций обмана предполагает выделение и описание трех качеств:
1) обманывающего
2) обманываемого
3) обманутого.

Субъекты могут одновременно иметь все эти качества. Эти качества могут носить следующие субъекты:
1) индивидуальный субъект (отдельный человек, личность)
2) коллективный субъект (любой коллектив, мафия, и т.д.)
3) массовый субъект (определенные слои общества, социальные группы, народы и т.д.)
МАНИПУЛЯЦИЯ ЧАСТО ЯВЛЯЕТСЯ ДВУХСЛОЙНОЙ : она несет и ложное, неверное по своему содержанию сообщение и ложную, превратную, часто противоположную по своему действитель ному ценностному знаку форму действия. (Например, искусное, изысканно-утонченное, творческое лицемерие — как высшая форма манипуляции).
Стабилизирующая функция манипуляции широко используется государственными органами, средствами массовой информации, причем в самых разнообразных формах — от тщательно продуманной дезинформации (хорошо застрахованной от разоблачения) до МАНИПУЛЯТИВНЫХ ДЕЙСТВИЙ над общественным сознанием, формирующих выгодное общественное мнение, поддерживающих нужные правительству символы веры.
Особое место в мире манипуляций занимает феномен САМООБМАНА ИЛИ САМОЗАБЛУЖДЕНИЯ. Особенность самообмана состоит в том, что тут обманывающий, обманываемый и обманутый совмещаются в одном и том же лице и в одной и той же плоскости. Это относится и к отдельной личности, и к социальному инстинкту, к группе, народу и человечеству.
Автор в данной работе выдвигает новую философско-психоло гическую парадигму, в основе которой рассматривает ЧЕЛОВЕКА КАК СУБЪЕКТА САМОЗАБЛУЖДЕНИЯ . К такому выводу автор пришел, исследуя больных алкоголизмом. Только рассматривая человека как субъекта самозаблуждения, возможно более эффективное лечение алкоголизма. Не учитывать этого нельзя. Человек хотел бы закрыть глаза, чтобы не видеть крайне тяжкие для него вещи, хотел бы обмануть себя, но не выходит. У него сохраняются своего рода двойственность сознания, желание верить в желаемое не переходит в подлинную веру, критически осмысливается.
Явление самообмана четко зафиксировано уже в диалогах Платона как заблуждение в оценке собственного значения. Особенность этого заблуждения в том, что оно вызвано ограниченностью разума, природными склонностями человека. В диалоге "Кратил" Сократ говорит, что он и сам дивится своей мудрости и одновременно не доверяет ей. "Видимо, мне еще самому нужно разобраться в том, что я собственно говорю. Ибо тяжелее всего быть обманутым самим собой. Ведь тогда обманщик неотступно следует за тобой и всегда находится рядом, разве это не ужасно?".
Обманывая себя, люди нуждаются в поддержке друг друга, они и на этом поприще плохо переносят одиночество. Типичные для данного времени самообманы носят коллективный характер, что способствует взаимоиндуцированию и упрочению в общественном сознании соответствующих иллюзий и мифов. Человек, подчиненный общности, усвоивший ее ценности, по словам Ницше, "непремен но становится лжецом".
Самообман по Фрейду. Есть явление психической самодетерминации, включающее уровень бессознательного. Этот защитный механизм, приводящий к освобождению от болезненных чувств и воспоминаний, является специфическим "маневром", способом мышления, к которому прибегает мозг, чтобы избавиться от болезненного эмоционального материала.
Субъекты (люди, группы, общества и т.д.) охотно становятся приверженцами "учений", социальных мифов, ибо это есть единственный (безальтернативный) смысл существования. Разоблачение смыслов показывает субъектам, что это была иллюзия. Таким образом, люди создают себе иллюзии и сами разоблачают их. ИЛЛЮЗИИ ЯВЛЯЮТСЯ СМЫСЛОМ СУЩЕСТВОВАНИЯ . В данной работе впервые рассмотрен человек как субъект самозаблуждения, находящийся в поисках иллюзий. Таким образом, смысла нет, есть квазисмыслы. Смыслы, как фундаментальные сущности, могут существо вать теоретически у идеальных (святых) личностей, лишенных манипулятивности.
К сожалению, согласно автору люди манипулятивны и для них существуют только КВАЗИСМЫСЛЫ. Именно такой подход отработан в данной работе при исследовании больных алкоголизмом.
Необходимо отметить, что мир манипуляций состоит не только из негативных элементов. Есть позитивные манипуляции, ложь во благо, добродетельный обман. Главными добродетельными манипуляциями являются манипуляции в медицине как приемы и способы оздоровления больных методом заблуждения. Именно их автор коснется в своих исследованиях подробнее.
Быть психологом значит быть манипулятором. Общения без манипуляций практически не существует. Поэтому вся литература по психологии — это приемы манипуляций. Любой совет по психологии — это манипуляция, или во всяком случае он всегда содержит манипуляцию, так как в природе язык сверхчувственного общения (любовь и т.п.) бывает фрагментарно и реже, чем язык манипуля ционного общения. В связи с этим, если говорить о межличностных манипуляциях, надо говорить о практической психологии вообще, так как ее задача, зная "винтики" личности, решать проблемы личности.
НО ТАКИМ ОБРАЗОМ, КАК БЫ ИСЧЕЗАЕТ ПОТРЕБНОСТЬ ВООБЩЕ ОТДЕЛЬНО ПОДНИМАТЬ ВОПРОС О МЕЖЛИЧНОСТНЫХ МАНИПУЛЯЦИЯХ. КСТАТИ, ИМЕННО ПОЭТОМУ АВТОР БОЛЬШЕЕ ВНИМАНИЕ УДЕЛИЛ МАНИПУЛЯЦИЯМ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
И тем не менее попытаемся вновь взглянуть на феномен межличностных манипуляций.
Некоторые авторы сужают феномен манипуляции лишь до проявления его в межличностном общении. Автор данной книги считает, что манипуляции необходимо расссматривать в следующих направлениях:
1. ВИТАЛЬНЫЕ МАНИПУЛЯЦИИ. Манипуляции, направленные на выживание личности как физически, так и психологически. Сюда входят знания о защитных реакциях и сопротивлениях, а также теория пограничного анализа, разработанная автором. Теория пограничного анализа основана на принципе манипулятивного самозаблуждения, выдвигаемого автором.
2. МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ МАНИПУЛЯЦИИ.
3. МАНИПУЛЯЦИИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Впервые изучены автором психология и приемы обмана и манипуляций в различных сферах деятельности.
4. МАНИПУЛЯЦИИ ПРИ САМОСОЗНАНИИ. (Внутриличностные манипуляции). Работа по иллюзорному восприятию личности о себе выполнены автором (см.гл.1,2). Самообман личности является особой формой манипуляции при самосознании. Он появляется как следствие нецелостности личности, отсутствия внутренней опоры в себе. Человек играет разные роли, проявляя разное "Я" в различных ситуациях. (см.также Э.Берн).
Термин "манипуляция" происходит от латинского MANIРULUS, MANUS -"рука", РLЕ — "наполнять"). Часто слово "манипуляция" используется фокусниками, которые мастерски проводят отвлекаю щие приемы, а также скрывают истинные намерения и действия.
В целом речь идет о манипуляциях, когда имеет место создание каких-либо иллюзий и мастерское выполнение приемов введения в заблуждение.
Феномены манипуляций обсуждались Бессоновым (1971), Шиллером (1980), Розенбергом (1987). Искусство манипуляции изучено Ri Рer (1986), Goodin R.E.(1980). О человеке-манипуляторе пишет Шостром (1992). Не в одной из приведенных работ нет четкого определения понятия "манипуляция" [30-34].
Все приведенные выше исследования под манипуляцией понимают психологическое воздействие, при котором:
1. Скрытое (косвенное) воздействие на манипулируемого, о котором последний даже не догадывается.
2. Достижение манипулятором результата (цели):
а)изменение поведения манипулируемого;
а)изменение намерений и цели манипулируемого;
3. Намерения манипулируемого после такого воздействия не совпадают с его желаниями.
Автором дается более общее определение манипуляции (см.выше).

МАНИПУЛЯЦИЯ — ЭТО ИСКУССТВЕННЫЙ ПРОЦЕСС СОЗДАНИЯ СУБЪЕКТОМ ИЛЛЮЗИЙ ОБ ОКРУЖАЮЩЕЙ ДЕЙСТВИ ТЕЛЬНОСТИ (ИЛИ О СЕБЕ), ВОСПРИНИМАЕМЫХ КАК ДРУГИМИ СУБЪЕКТАМИ, ТАК И САМИМ ПРОИЗВОДИТЕЛЕМ ИЛЛЮЗИЙ.

Это определение более исчерпывающее, так как все приведен ные выше определения вытекают из него (см.пункты). Действитель но, иллюзии
перестают быть иллюзиями, как только исчезает скрытость воздействия. Манипулируемый является им до тех пор, пока находится в состоянии искаженного восприятия окружающей действительности. Разоблачение манипулятора ведет к исчезновению феномена манипулируемости.
Именно в мир манипуляций в силу рыночной реформы все глубже погружается наше общество. В застойное время манипуляции носили скрытый характер и были сосредоточены преимущественно на руководящих уровнях.
Манипуляции у людей, которые являются "винтиками общепролетарского движения", были невозможны. В настоящее время имеет место другая крайность — в силу масштабной безработицы и "особенностей переходного периода" люди часто предоставлены самим себе. Манипуляции выходят на передний план как единственный способ выживания. От того, каким манипуляциям отдаст предпочтение наше общество, будет зависеть духовное и физическое его выживание.
S СОГЛАСНО СОЦИОЛОГИЧЕСКИМ ИССЛЕДОВАНИЯМ АВТОРА 81% ОПРОШЕННЫХ РЕСПОНДЕНТОВ ЗАЯВИЛО, ЧТО ОСНОВНЫМ ЗАНЯТИЕМ ЖИЗНИ ЯВЛЯЕТСЯ ВЫЖИВАНИЕ, Т.Е. СПОСОБЫ ЗАРАБАТЫВАНИЯ ДЕНЕГ НА ХЛЕБ НАСУЩНЫЙ.
Автор считает, что причинами нервных заболеваний, наркома нии и алкоголизма и, как следствие, уменьшения продолжительно сти жизни, является "резкое погружение" общества в МИР МАНИПУЛЯЦИЙ.
Мир манипуляций плохо приживается в обществе бывших "винтиков общепролетарского движения". Одной из причин этого является НЕЗНАНИЕ ЛЮДЬМИ МИРА МАНИПУЛЯЦИЙ , его законов и т.п. Несмотря на это в научно-психологической литературе ощущается большой недостаток работ, посвященных сугубо отечественным рыночным феноменам и манипуляциям, присущим нашему обществу. Социально-психологические феномены манипуляций в нашей стране специфичны. Именно поэтому не всегда полезны нашим читателям работы в области манипуляций, выполненные западными исследователями. К сожалению, в настоящее время вообще отсутствуют работы, посвященные анализу манипуляций в различных сферах деятельности нашего общества. Поэтому в настоящее время является актуальным исследование негативных и позитивных манипуляций.

ГЛАВА 1


ИЛЛЮЗИОНИЗМ В ПСИХОТЕРАПИИ ИЛИ ОЗДОРОВЛЕНИЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕМ

(МАНИПУЛЯЦИИ В ПСИХОТЕРАПИИ)


"В юности я прочитал рассказ О`Генри "Последний лист" о больной, умирающей девочке, которая смотрела в окно и наблюдала за тем, как с дерева падают листья. Она загадала себе, что умрет тогда, когда с дерева упадет последний листочек. Шло время, но последний листочек, к счастью, не падал и ... благодаря этому она выздоровела!..
Позднее девочка узнала, что это дерево не настоящее, а нарисованное на холсте, который был натянут на оконную раму."


ТИПЫ ДОБРОДЕТЕЛЬНОГО ОБМАНА

В этой главе речь пойдет об обмане, который совершается из благих побуждений. Добродетельный блеф выражает такие интересы человека, которые совместимы с общечеловеческими ценностями.
Добродетельный блеф организуется тогда, когда он в интересах самого обманываемого.
Можно выделить несколько основных типов добродетельного обмана:
1. Ложное сообщение врача, которое укрепляет веру больного в свое выздоровление.Этот блеф организуется в рамках психотерапии. (см.ниже "Оздоровление заблуждением".)
2. Обман врага во время боевых действий и т.п.
3. Обман как показатель культуры и положительного в личности (например, человек совершил благородный поступок и предпочита ет остаться неузнанным).
4. Умолчание — как добродетельный обман (сообщение о горе, смерти и т.п.).
5. Обман как метод воспитания или решения семейных проблем.
6. Другие.

ВВЕДЕНИЕ В МАНИПУЛЯЦИОННУЮ ПСИХОТЕРАПИЮ (МП)
ИЛЛЮЗИОНИЗМ В ПСИХОТЕРАПИИ

Основателем манипуляционной психотерапии является автор книги Рамиль Гарифуллин. Некоторые психотерапевты могут упрекнуть автора в том, что разглашаются врачебные тайны святой лжи, и это может нанести якобы вред здоровью многим больным и вообще лишит врачей одного из орудий труда. Практика показывает, что это не так.
Во-первых, пациент, который нуждается в лечении методом психотерапии и вообще в лечении "обманываться рад". Иными словами, у него существует внутренняя подсознательная установка на некритичное восприятие иллюзий и заблуждений, формируемых психоте рапевтом. Он сам подсознательно тешит себя иллюзиями. Это защитная реакция.
Во-вторых, психотерапевт, проводящий манипуляционную психотерапию, не должен ее проводить в примитивной форме. Заблуждение должно быть убедительным и даже логически построенным, так что пациент ни в коем случае не поймет, что его вводят в заблуждение.
В-третьих, очень сложно пациенту знать, где и когда его вводят в заблуждение, так как психотерапевт больше времени уделяет истинной картине, в которой нет элементов заблуждения. Иными словами, трудно на фоне истины обнаружить элементы заблуждения. К тому же, этому способствует подсознательное желание пациента заблуждаться.
В-четвертых, в некоторых случаях одним из этапов манипуляци онной психотерапии (МП) может стать этап разоблачения заблужде ний и иллюзий. Но это ни в коем случае не лишает пациента результатов терапии, так как проблема уже разрешена (только в этом случае возможно разоблачение). Во всяком случае, в этом нас убедила практика.
Таким образом, умение оздоравливать пациента под действием искусственного введения его в заблуждение — это мудрость и искусство психотерапевта. А сам факт заблуждения, даже если о нем догадывается больной, в силу четырех вышеприведенных причин не может уменьшить лечебного эффекта. Поэтому методом манипуляционной психотерапии необходимо пользоваться аккурат но и с учетом того, что изложено в данной работе.
Перед тем как применять методы манипуляционной психотера пии, терапевт должен провести анализ пациента и убедиться в том, что для него эффективным будет именно этот метод. Анализ идет без применения методов заблуждения.
Убедившись в том, что пациент подсознательно склонен к некритичному восприятию иллюзий и заблуждений, можно приступить к организации иллюзий: психологических (методы психотера пии с элементами МП) или физиологических (шанжировки). Этот этап идет относительно дольше в силу того, что психотерапевт должен почувствовать эффект привязки и убедиться в том, что иллюзии начали давать лечебный эффект. Психотерапевт должен достичь максимального положительного результата и лишь затем приступить к этапу постепенного снятия иллюзий, убеждаясь при этом, что положительный эффект не уменьшается. Если эффект по мере снятия иллюзий быстро падает, необходимо прекратить процесс уменьше ния иллюзий и продолжить ранний этап. Снятие иллюзий протекает только в том случае, если достигнут положительный эффект, и процесс снятия иллюзий не лишает пациента результатов лечения.
В некоторых случаях заключительным этапом является этап разоблачения заблуждений и иллюзий. К нему необходимо подходить осторожно. Лучше всего, если пациент сам разоблачает себя перед психотерапевтом. Показателем того, что разоблачение прошло эффективно, является ироничное восприятие разоблачения. Если имеет место разоблачение шанжировок (физиологических иллюзий), то этот этап может завершиться обучением саморегуляции. Иными словами, пациент сам может организовать себе различные ощущения дальнейшего оздоровления. Разоблачение не рекомендуется в тех случаях, когда пациент может рассказать о манипуляциях психотера певта другому пациенту, лишив его надежды на выздоровление.
Таким образом, процесс проведения манипуляционной психоте рапии включает в себя следующие этапы и схематично это можно представить следующим образом:


ЭЛЕМЕНТЫ МАНИПУЛЯЦИОННОЙ ПСИХОТЕРАПИИ И БЛЕФА В ТРАДИЦИОННОЙ МЕДИЦИНЕ


Наиболее распространенным приемом МП в традиционных методах медицины является отвлекающий и располагающий к лечению разговор на посторонние темы.

ХИРУРГИЯ

Часто во время операции хирурги говорят о завершении ее, хотя операция только начинается или проходит самый болевой и ответственный момент. Установки, что все позади и операция завершена, успокаивают пациента. Но пациент убеждается, что завершение по чему-то идет долго и болезненно. В любом случае при организации этого заблуждения операция протекает более спокойно и эффективно.


* Шанжировка — это подмена и скрытие истинных причин оздоровления.

По мере увеличения эффекта от иллюзий, роль последних (иллюзий) уменьшается, и в конце концов наступает момент, когда иллюзии
можно вообще убрать.

Важно убедить пациента, что операция безопасна. Для этого могут быть применены многие элементы МП (например, психохирур гия и др. Кроме того, применяется специальное шанжировочное зеркало.

СТОМАТОЛОГИЯ

Приемы применяются те же, что и в хирургии. Некоторые пациенты начинают сильно беспокоиться при виде инструментов стоматолога (напр., клещей для удаления зубов). Поэтому мастерством манипуляции является умение стоматолога не показывать своих инструментов пациенту. Для этого голова пациента располагается таким образом, чтобы ему трудно было увидеть содержимое рук стоматолога. В некоторых случаях врач просто просит закрыть глаза и подменяет маленькие щипцы на большие или "менее страшный " инструмент на "более". Это есть один из элементов МП — шанжиров ка предметом.

ФИЗИОТЕРАПИЯ

Многие внушаемые пациенты ходят на прогревание (УВЧ), хотя тоже самое прогревание может создать сам организм этих больных. Для этого врач для начала в течении нескольких сеансов включает прибор, как положено. Но на определенном этапе включается тумблер прибора, в то время как сам прибор должен быть отключенным от сети. Если пациент внушаем, то он будет чувствовать то же самое, что и при включенном приборе.

ФАРМТЕРАПИЯ

Основным элементом МП в фармтерапии является плацеботера пия, то есть применение "лекарств ", которые никак не воздействуя, имеют внушительный вид и соответствующие формы.
Автор приводит элементы МП лишь в некоторых областях медицины.
Очевидно, что вышеизложенные приемы являются лишь маленькой частью из того, что действительно применяется врачами для искусственного заблуждения пациентов в различных областях медицинской практики.

В ПРОЦЕДУРНОМ КАБИНЕТЕ

Шанжировка маленького шприца на большой.

МАНИПУЛЯЦИОННАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ИЛИ

ОЗДОРОВЛЕНИЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕМ


Развитие психотерапии происходит благодаря противоборству рациональных и иррациональных ее направлений. Среди теоретиков психологии всегда было стремление к абсолютизации психотерапии, ее универсализации с целью создания единой системы. Это хорошее стремление, но бесперспективное. Так же как процесс познания человека бесконечен, так и в психотерапии будут обнаруживаться все новые направления, которые по мере их развития будут переходить из ряда иррациональных в рациональные методы психотерапии. Кроме того, своя психотерапия требуется каждому месту и времени.
На наш взгляд, в современной психотерапии можно выделить несколько общих направлений. Первое направление — личностно -ориентированная терапия . Это направление основное внимание уделяет таким личностным особенностям, как система ощущений, самооценка и тенденция к самоактуализации. Это объясняющая терапия. Пациент в процессе терапии осознает причины своих конфликтов, ретроспективно оценивает свои реакции и реконструирует свою деятельность. Сюда входят психоанализ, гештальттерапия, нейро-лингвистическое программирование и другие.
Второе направление — это методики поведенческой (бихейвио ральной) психотерапии . Они базируются на представлении о неадекватных поведенческих стереотипах, возникающих вслед за психотрав мирующей ситуацией, которые и предлагается изменить с помощью психологического тренинга. Одним из основных разделов этого направления являются методики групповой психотерапии: групповая дискуссия, психодрама, проективные методики и другие.
Третье направление — это суггестия, косвенная и прямая, которая может иметь разную форму — от гипнотического внушения до внушения в бодрственном состоянии и самовнушения. Сюда входят гипнотерапия, внушение и самовнушение, аутогенная тренировка, метод обратной биологической связи. В этом случае пациенту объясняют или не объясняют истинное действие такой психотерапии, и он здесь занимает пассивную позицию, в отличие от вышеприве денных направлений.
Существуют методики, такие как позитивная психотерапия и другие, которые, видимо, больше относятся к первому или второму из вышеприведенных направлений, но ни коем образом не претендуют
на то, чтобы их можно было выделить в отдельное (общее) направление психотерапии.
Необходимо отметить, что все вышеприведенные направления где-то пересекаются и дополняют друг друга, и тем не менее это позволяет выделить их в отдельные направления психотерапии.
И наконец, четвертое выдвигаемое в данной работе направление — это манипуляционная психотерапия , которая, образно выражаясь, является цементирующим звеном между вышеприведенными направлениями. Поэтому ее приемы используются другими направлениями психотерапии. Базой этого направления выступает мистическая, иллюзорная, мифическая интерпретация действительности, осознан ное и неосознанное введение в заблуждение пациента, которое основано на глубоких знаниях из различных наук. Нами установлено, что часто невротики нуждаются именно в таком иррациональном подходе. Это объясяется тем, что часто причиной заболевания является иррациональный и неосознаваемый фактор (психотравма), являющийся, образно говоря, "клином ", который можно выбить только таким же "клином ". Если причина заболевания, по словам пациента, имеет мистическую окраску, иногда полезно бывает надеть мистическую маску самому психотерапевту. Целесообразность такого подхода оправдывается и тем, что больному необходима срочная помощь, когда на рассуждения нет времени. Хотя после такой срочной помощи возможно дополнительное применение рациональных и традиционных методов. Психотерапевт в этом случае как бы начинает играть ту же мелодию, что и больной, но завершают они эту мелодию вместе под дирижированием психотерапевта. Но это лишь одна из сторон этого направления. Таким образом, психотерапевт, используя приемы манипуляционной психотерапии, осознанно вводит в заблуждение пациента.
Основной предпосылкой для создания манипуляционной психотерапии явилось длительное исследование деятельности колдунов, магов, знахарей, экстрасенсов и т.п., которые, как показали наблюдения, в некоторых случаях вводили в заблуждение своих клиентов как неосознанно, веря в свои сверхвозможности, так и осознанно.
Так, например, встречались экстрасенсы-импровизаторы, которые делали все что угодно, достигая при этом эффекта.
В данной работе впервые систематизированы манипуляционные приемы психотерапии, и таким образом выдвигается новое направление — манипуляционная психотерапия. Особое место в манипуляционной психотерапии занимают иллюзии как способ осознанного введения в заблуждение пациента (психотерапевта). В связи с этим в работе впервые приведена классификация иллюзии с точки зрения применения их в психотерапии.
Существуют возражения против того, что манипуляционная психотерапия не новое направление, а лишь разновидность условно -рефлекторной терапии (УРТ). В действительности УРТ есть часть манипуляционной психотерапии. Иными словами, манипуляционная психотерапия шире УРТ. Манипуляционная терапия (МП) содержит в себе различные приемы заблуждения пациента, в том числе и УРТ. В системе МП УРТ является лишь разновидностью шанжировки (см. ниже терапию шанжировок).
В настоящее время в научно-психологической литературе хорошо представлены работы, посвященные играм в психотерапии. Манипуляционная психотерапия — это тоже психотерапия игр. Однако главное отличие этой игры в том, что она односторонняя и ведется только психотерапевтом. Пациент не должен знать, что с ним идет игра (манипуляция).
По меткому выражению одного из психологов, в настоящее время существуют десятки, а то и сотни методик, которые не столько отличаются оригинальностью, сколько являются "мечтой каждого честолюбивого психотерапевта внести свой вклад в историю психоте рапии". С другой стороны, нет ни одной психологической теории и соответствующего направления и метода психотерапии, однозначно бы говоривших о психологии человека. Анализ показывает, что всегда одной хорошей теории противостоит другая хорошая антитеория. Все взгляды на мир хороши, если они хотя бы в некоторых случаях описывают, прогнозируют события, не говоря уже о разрешении проблем человека. Автор уверен, что манипуляционная психотера пия — это направление, которое необходимо выделить в общей психотерапии, и надеется, что оно получит дальнейшее развитие и будет хорошо воспринято психотерапевтами.
Современная психотерапия базируется на трех принципах: принципе удовольствия, принципе могущества и принципе смысла. Иными словами, человеком движет удовольствие, познание и смысл. Внедряясь в эти структуры личности, психотерапевт в большей или меньшей мере достигает лечебного эффекта. На наш взгляд, можно выделить еще один принцип и соответственно ему метод психотерапии. Это принцип иллюзий и заблуждений. Нас могут упрекнуть в том, что здесь особой новизны нет, так как анализом защиты (иллюзиями и т.п.) занимается психоанализ. В действительности речь идет об иллюзиях, заблуждениях, обмане и самообмане не только как системе защиты пациента, но и как искусственном методе воздействия психотерапевта на пациента. В этом случае иллюзии и заблуждения искусственно создаются психотерапевтом. Использование этого метода эффективно потому, что в человеке заложена жажда обманываться. Поэтому корни этого метода в конце концов упираются в систему защиты: иллюзии, самообман и т.п. Умелое использование этой реакции человека на внешнюю среду с применением искусственных методов заблуждения, а впоследствии их разоблачение, и составляет суть метода психотерапии, основанной на принципах искусственно -созданных иллюзий. Это направление в данной книге получило название манипуляционной психотерапии. Она основана на принципах манипуляционной психологии.


Иллюзионизм психотерапевта.

Быть психотерапевтом значит быть манипулятором, даже несмотря на применение стратегии целостного подхода. Целостный подход всегда условен в силу того ,что всегда существует тайна личности о себе, не говоря уже о непознанных механизмах и тайне психологического взаимодействия в системе личность - психолог . Благодаря этому существовали и будут существовать религиозные и нетрадиционные психологи. В конце концов очевидно, что при общении психотерапевта с личностью происходит создание неких ( может незначительных) иллюзий, которые уже являются манипуляцией . Очевидно, что в большинстве случаев взаимодействие психотерапевта с личностью всегда содержит элемент воздействия и внушения.


Пальмировка .

Пальмировка представляет собой подготовительный этап перед началом воздействия психолога на личность . На основании анализа различных работ и деятельности различных психологов автор пришёл к тому , что в большинстве случаев пальмировка включает в себя :
1 . Создание соответствующего контекста для более эффективного воздействия психолога на личность .
2. Психодиагностика , проводимая для более правильного выбора мишеней , методов и алгоритмов воздействия .
Выбор мишеней воздействия .
Выбор методов и алгоритмов воздействия .
Сокрытие воздействия .
Рассмотрим вышеприведённые этапы подробнее .
1 . Физические условия от которых зависит более эффективное манипулятивное общение психотерапевта с личностью включает в себя : место общения ( в кабинете , у постели , в аудитории , на природе и т. д. ) , специальное освещение , противошумовые шлюзы, акустика, воздействующие запахи, температура , интерьер для создания определённых иллюзий ( см. ниже ) и т. п.
Психологу - манипулятору нельзя не учитывать культурный фон на котором разговаривают люди : язык , национальные традиции, культурные нормы , стереотипы восприятия , предрассудки и т. п .
И наконец , важен групповой контекст – совокупность переменных общения , задаваемых со стороны членов группы под руководством психотерапевта . ( Если психотерапевт работает в группе. )
Очевидно , что личность, подвергаемая манипулятивному воздействию , не должна знать о вышеприведённых секретах и элементах контекстуального оформления . Например, о замаскированных секретах психологического кабинета , о том ,что некоторые члены группы являются подсадками ( подставными лицами ) т.е. помогают психотерапевту, играя роль по заранее заданному сценарию и т. п.
2 . Психодиагностика , проводимая для более правильного выбора мишеней , алгоритмов и методов воздействия , необходима для того, чтобы найти такие структуры ( мишени ), “нажав” на которые можно получить запланированный результат . Данная диагностика может протекать как в явной , так и в скрытой ( замаскированной ) формах. Если такие структуры не обнаружены в процессе диагностики , то психолог обычно сам начинает формировать мишени у манипулируемой им личности и только потом воздействует на них .
3 . Основными мишенями обычно являются :
а ) Регуляторы и побудители активности : смысловые , целевые, самооценка , мировоззрение , убеждения , верования , интересы , идеалы, склонности и др.
б ) Когнитивные( информационные ) структуры: знания о мире, людях и др.
в ) Психические состояния : подсознание , внушаемость , эмоциональность и др.
г) Психофизиологические структуры (мозг, организм). Воздействие на эти мишени производятся психохимическим ( релаксанты и др.), психофизическим (электросон и др. ) , физическим ( теплота и др.) способами ( подробнее см. ниже ).
В зависимости от выбранных мишеней выбираются соответствующие методы и алгоритмы воздействия . Так например , если личность внушаема то психолог может ограничиться лишь прямыми (директивными) установками не требующими логического обоснования .
В противном случае, выбираются когнитивные методы , создающие эффективные, логически построенные , информационные иллюзии .
5 . Сокрытие манипулятивного воздействия включает в себя : маскировку цели и факта воздействия . Так например , могут маскироваться устройства подпорогового воздействия. Психолог может играть в “непринуждённую беседу” и т. п.


Пассировка .

Пассировка представляет собой :
1. Установление контакта (формирование доверия к деятельности психотерапевта) . В психотерапии этот этап называется привязкой или фазой альянса.
2 . Скрытое воздействие на мишени ( см. выше )
Во время пассировки манипулируемая личность убеждается в эффективности взаимодействия с психотерапевтом на себе или на других (напр. реклама ) . Особое место на этом этапе занимает целенаправленное преобразование информации (игра в “истину” , формирование положительных информационных и психофизических иллюзий и др. ) . Очевидно , что об истинных причинах эффекта манипулируемая личность не должна догадываться .
Установление контакта необходимо рассматривать в следующих направлениях :
а) Телесный ( прикасание ) и сенсорный( зрительный и слуховой ) контакты ( нейро - лингвистическое программирование и др . )
б) Эмоциональный контакт ( сопереживание и др. )
в ) Личностный контакт ( понимание индивидуальных смыслов ) .
г) Духовный контакт ( общность высоких смыслов и ценностей ) .

Шанжировка .

На этом заключительном этапе психотерапевт-манипулятор обычно произносит простые установки, которые оказываются эффективными. Очевидно ,что причина эффекта в скрытом воздействии ,а не в тех причинах и установках, которые называются самим манипулятором . Психолог в этом случае как бы подменяет истинную причину эффекта на ложную . Этот этап называется шанжировкой и представляет собой закономерный итог пальмировки и пассировки. Во время шанжировки манипулируемый ощущает результат воздействия .

ВНЕШНЯЯ ШАНЖИРОВКА

ИЛЛЮЗИОНИЗМ И ВНЕШНЯЯ ВИЗУАЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА
ПРИ КОРРЕКЦИИ ЗРЕНИЯ

Внешней эта шанжировка названа условно, так как она связана с работой не внутренних органов (см. ниже), а внешних, в данном случае глаз. Следовательно, этот манипуляционный прием применим при коррекции глаз.
Для этого метода необходим зрительный объект, характеристики которого (яркость, четкость, контрастность, размеры, цвет и др.) могут регулироваться психотерапевтом. Пациенту создается иллюзия того, что зрительный объект после лечебного сеанса стал четче, ярче и т.п. О том, что характеристики зрительного объекта регулируются психотерапевтом и истинного улучшения возможно нет, пациент знать не должен. Все "улучшения " в зрительном восприятии объекта пациент должен приписывать своим глазам, что поможет ему в дальнейшем достичь истинного улучшения зрения.
В качестве зрительного объекта с "плавающими " характеристика ми может быть использована традиционная таблица для определе ния остроты зрения, отснятая на слайд и показанная через диапроектор. Четкость, размеры, яркость, цвет букв регулируются изменением положения диапроектора и его объектива, напряжения, подаваемого на лампу накаливания и светофильтрами. Пациент не должен догадываться о существовании диапроектора и необыкновенно сти таблицы.
Очевидно, что изменение характеристик зрительного объекта должно проводиться в разумных пределах, таких, чтобы пациент не мог обнаружить шанжировку (подмену). Так, например, часто приходит ся в целях создания иллюзии улучшения зрения (яркости) предмета увеличивать лишь общее освещение. В этом случае в качестве зрительного объекта может выступать любой предмет. Организация этой методики во многом зависит от изобретательности психотерапевта.
Перед сеансом пациенту дают возможность почувствовать исходную остроту зрения. Далее проводится сеанс лечебного внушения (в бодрственном или гипнотическом состоянии) с установкой на улучшение зрения. В это время глаза пациента должны быть закрытыми. После этого по команде психотерапевта пациент открывает глаза и смотрит на зрительный объект. Психотерапевт дает почувствовать пациенту как его зрение постепенно "улучшается " — увеличивается четкость, яркость зрительного объекта. Так например, если перед
сеансом пациент видел одну строчку, психотерапевт, немного увеличивая размеры и яркость букв, позволяет ему увидеть две строчки. Таким образом, проводя эту процедуру сеанс за сеансом, создается психологический сдвиг и закрепляется установка на улучшение зрения. Психотерапевт не должен забывать о возвращении к исходному состоянию диапроектора, проверяя истинное улучшение зрения. Эта методика аналогична процессу постепенного раскачивания от исходного состояния до нового с лучшим зрительным восприятием. Варьируя все возможные характеристики зрительного объекта, психотерапевт ведет поиск лучшего зрительного восприятия.
Приведем некоторые визуальные характеристики, которые можно изменять: яркость, размер, цвет, насыщенность, контраст, плотность, перспектива, передний фон, задний фон, живость, контекст, оттенок или цветовой баланс, формы, расщепленность экрана, локализованность, симметрия. В связи с этим необходимо отметить, что в качестве зрительного объекта могут выступать не только буквы, но и другие объекты (картины, предметы и т.д.), отснятые на слайд. Такая необходимость возникает при лечении детей, не знающих букв.
Во многом успех этого метода, который можно назвать игрой психотерапевта с пациентом, зависит от таланта целителя и суггестивности пациента. Желательно, чтобы пульт управления диапроек тором был дистанционным и находился в кармане психотерапевта.

ИЛЛЮЗИОНИЗМ И ВНЕШНЯЯ ВИЗУАЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА ПРИ ОЗДОРОВЛЕНИИ ДРУГИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Внешнюю визуальную шанжировку можно проводить не только при лечении зрения, но и парезов, параличей и других нервных заболеваний. При этом применяется оптическая система зеркал, получившая название зеркал Гарифуллина.
Внешний эффект.Больной с левой парализованной рукой помещается в специальный шкаф, который имеет лишь одну боковую стенку и отверстие для головы на верхней стенке так, что он свободно может двигать своими руками, но при этом не видя рук, так как верхняя стенка закрывает поле зрения. Больной может видеть свои руки лишь в зеркале, которое находится рядом с ним. Руки больной может поднимать лишь до уровне плеч, так как выше мешает верхняя стенка шкафа.
Психотерапевт в начале сеанса просит пациента, чтобы тот начал симметрично поднимать руки. К своему удивлению пациент обнаруживает, что обе руки поднимаются симметрично друг другу, хотя левая рука была только что парализованной. Это вселяет в него уверенность. Происходит психологический сдвиг, который может разрушить информационную доминанту, вызвавшую паралич руки.
В действительности с помощью системы специальных зеркал пациент видит в зеркале вместо левой парализованной правую здоровую, но отраженную руку, так что она кажется пациенту левой, и создается иллюзия здоровой руки.
Такую шанжировку необходимо проводить постепенно, не давая пациенту поднимать руки сразу высоко. При постепенном проведении сеанса вероятность уменьшения информационной доминанты увеличивается.
По мере того, как левая рука пациента в действительности начинает подниматься, положение зеркал изменяется так, что пациент начинает видеть истинное положение рук, то есть происходит шанжировка (подмена). Например, если психотерапевт обнаружил, что левая рука пациента поднимается на два сантиметра, то он просит больного, чтобы тот поднял обе руки также на два сантиметра,пред варительно убрав систему зеркал, так что пациент видит истинный эффект лечения.
Внешняя визуальная шанжировка может применяться при лечении нервных и психических заболеваний. Так например, с целью уменьшения галлюциноидных симптомов применяется голлографи ческий проектор.
Внешний эффект.Пациент видит объемное голлографическое изображение, хотя психотерапевт говорит, что это галлюцинация. Для большего доказательства психотерапевт проводит рукой в том месте, где больной видит объект. Суть лечения заключается в выработке условного рефлекса, позволяющего пациенту самому избавляться от галлюцинаций. В начале лечения пациенту вселяют уверенность, что это возможно, проводя манипуляцию с голлографическим диапроектором, уменьшая яркость, контрастность изображения вплоть до его исчезновения. Постепенно пациент обучается сам ликвидировать свои галлюцинации.


ИЛЛЮЗИОНИЗМ И ВНЕШНЯЯ АУДИАЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА
ПРИ КОРРЕКЦИИ СЛУХОВОГО ВОСПРИЯТИЯ.

Этот прием аналогичен вышеприведенному и применяется при коррекции слабого (плохого) слухового восприятия. После проведе
ния лечебного внушения с установкой на улучшение слышимости проводится слуховая шанжировка. В этом случае регулируются все возможные параметры звука, исходящего из динамика. Пациенту создается иллюзия того, что его слуховое восприятие улучшилось. Параметры звука изменяются после соответствующих психотерапев тических манипуляций. Как и в случае коррекции зрения пациент не должен знать об изменении звука психотерапевтом (усилении громкости), думая и веря, что произошло улучшение слухового восприятия. По мере истинного улучшения параметры звука постепенно возвращаются к исходному уровню. В частности, громкость постепенно убавляется. "Раскачка " слухового восприятия идет аналогично коррекции зрения.
В начале сеансов пациенту дают возможность почувствовать исходное состояние слухового восприятия. Создавая иллюзию улучшения восприятия звуков, психотерапевт в каждом сеансе возвращает ся к исходному уровню (громкости), проверяя истинное изменение в слуховом восприятии. Особое внимание следует уделять следующим характеристикам звуков: амплитуде, частоте, модуляции, расстоянию, темпу, контрасту, ясности, непрерывности, моноаудиаль ности, стерео, локализованности. Эти параметры должны быть легко регулируемыми. Должен вестись амплитудный и частотный поиск наилучшего восприятия звуков. Часто приходится увеличивать амплитуду лишь некоторых частот из всего звукового спектра. В связи с этим для этой методики необходима соответствующая аппаратура. Желательно, чтобы пульт управления был дистанционным и незаметным.

ИЛЛЮЗИОНИЗМ И ВНЕШНЯЯ АУДИАЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА
ПРИ ОЗДОРОВЛЕНИИ ВНУТРЕННИХ ОРГАНОВ

Особое место в практике манипуляционной психотерапии занимает аудиальная шанжировка при лечении внутренних органов. Например, при наличии солевых камней в почках, аудиальная шанжировка в некоторых случаях помогает разломить эти камни и выдавить их из почек. Для этого психотерапевт держит левую руку над поверхностью тела в области почек, а кулаком правой руки бьет по ладони левой руки, вызывая звуковые щелчки. Эта процедура длится до тех пор, пока приступ, вызванный движением солевых камней, не прекратится. Такие манипуляции приходится проводить в течении месяца, и результаты бывают впечатляющими, так как идет измельчение
и удаление этих камней. Пациент как бы подстраивает свою почку под эти щелчки, и почка как бы в резонанс начинает колебаться, динамируя и принимая ударную звуковую волну. Щелчки рукой вызывают у пациента психологический сдвиг. Этим способом можно лечить и другие внутренние органы. В случае заболевания других внутренних органов необходимо проявлять изобретательность, и тут могут быть полезными другие звуки: шелест, журчание, воздушный поток и т.д. Эти звуки могут исходить не только из рук, но и губ, ног и т.д. Для того, чтобы эти звуки было достаточно слышимы, можно применить усилитель.
Такие сеансы лучше проводить в темноте, чтобы пациент не разобрался в секретах и в то же время видел, что с ним делают.
Звуки, имитирующие процессы движения во внутренних органах, можно записать на магнитофон и в определенный момент сеанса воспроизводить, так что будет создаваться иллюзия того, что этот звук исходит из организма больного. Звуки эти должны быть необычными. Пациенту должно казаться, что этот звук исходит от него. Поэтому динамик магнитофона должен быть рядом с пациентом и в то же время невидимым.

ИЛЛЮЗИОНИЗМ И АУДИАЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА ПРИ ЛЕЧЕНИИ ОТ ШУМА В ГОЛОВЕ

В этом случае сначала проводится совместно с пациентом поиск звуков, которые бы в точности были похожи на те, которые он "слышит " в голове. Затем больному воспроизводится этот звук, т.е. идет имитация шума в голове. Об этой имитации в начале процедуры пациент знает. На определенном этапе сеансов этот звук должен появиться, так что больному должно показаться, что этот звук в его голове. Далее, используя принципы условного рефлекса, создается иллюзия того, что по мере прохождения курса лечения громкость звука уменьшается. Таким образом, происходит психологический сдвиг, уменьшающий информационную доминанту, связанную с шумом в голове. Этот курс имеет, на наш взгляд, следующи е пять этапов:

1. Этап поиска звука, имитирующего шум в голове.

2. Этап увеличения громкости этого шума.

3. Этап модуляции (громкости) этого шума.

4. Этап сложения (интерференции) шума, идущего извне, и шума из головы. Вариация амплитуды и фазы этих колебаний.

5. Постепенное убавление внешнего шума, по мере убавления внутреннего.


ИЛЛЮЗИОНИЗМ ЗВУКА И ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ ЗОНЫ НА ТЕЛЕ

Внешний эффект.Психотерапевт прикладывает клеммы своего прибора к различным участкам тела, рукам, ногам. Прибор излучает звук. Чем дольше и громче звучит этот звук, тем патологичнее зона, к которой прикасается клемма. Шанжировка будет заключаться в том, что звук, идущий из динамика прибора, будет регулироваться самим психотерапевтом и больному как бы в качестве "вещественного доказательства " его выздоровления будет слышится уменьшение громкости, а затем вообще исчезновение звука. Этот метод мы назвали методом озвученной обратной биологической связи. Следовательно, эту методику хорошо проводить в комплексе с биокоррекцией.

ИЛЛЮЗИОНИЗМ И ВНЕШНЯЯ АУДИАЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА ПРИ ЗАИКАНИИ

В этом случае используются специальные наушники, обладающие одним замечательным свойством — благодаря им больной не слышит того, что он говорит в данный момент, а слышит лишь то, что уже сказал, но в откорректированном виде. В данном случае аудиальная шанжировка заключается в том, что пациенту создают слуховую иллюзию того, что он говорит без заикания.
Внешний эффект.Пациенту дают прочесть какой-либо текст в наушниках, работающих в обычном режиме, так что пациент слышит свою речь с заиканием. В это время его речь записывается на магнитную ленту. Во время перерыва на сеансе речь пациента корректируется, т.е. стираются те места, где было заикание. При продолжении сеанса пациенту вновь надевают наушники и дают повторить тот же текст. Больной вместо своей речи слышит откорректирован ную речь, но идущую в фазе с движением его губ. Мастерство психотерапевта заключается в умении регулировать воспроизведением записи так, чтобы не было рассогласования. Он слушает одновременно пациента и запись и старается, чтобы между ними была полная корреляция. Если есть возможность, то этот процесс можно автоматизи ровать. Обычно во время сеанса наблюдается феномен опережающе го восприятия, который заключается в том, что заиканию не дают родиться за счет иллюзии того, что слово уже произнесено и опережает заикание. Пациент лишь успевает почувствовать начало заикания, и развития заикания не происходит, так как оно как бы "проглатывается ".


ИЛЛЮЗИОНИЗМ И ВНЕШНЯЯ АУДИАЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА ПРИ ПРОВЕДЕНИИ СЕАНСОВ ВНУШЕНИЯ В МАССОВОЙ АУДИТОРИИ

Известно, что сеансы в массовых аудиториях имеют одно преимущество над индивидуальным внушением — в них имеет место психологическая индукция или эффект заражения. Так например, во время установок психотерапевта на смех, плач и другие эмоциональ ные проявления больных часто происходит цепная реакция. Достаточно порой одному пациенту или небольшой группе очень выразительно и сильно засмеяться, как его подхватывает вся аудитория, и смех растет лавинообразно.
А как поступать, если нет таких инициаторов? В этом случае может помочь аудиальная шанжировка. Для этого в нужное время включается магнитофонная запись очень выразительного смеха. При этом психотерапевт идет в аудиторию к больным и подносит выключен ный микрофон к слабо смеющимся. Аудитории кажется, что виновником такого смеха является она сама. Для подобной шанжировки можно использовать различные эмоциональные проявления.
Помните, что разные звуки вызывают разные ощущения. Поищите эти звуки: скрежет, журчание, свист, булькание, сердцебиение.


АУДИАЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА И ПСИХОДЕЛИКИ

При проведении аудиальной шанжировки возможно применение психоделических фармпрепаратов, вызывающих слуховые иллюзии и сверхчувствительность к звукам. Этот прием может применяться при лечении глухоты методом шанжировки.

ВНЕШНЯЯ КИНЕСТЕТИЧЕСКАЯ ШАНЖИРОВКА

Кинестетическая шанжировка более универсальна, так как кинестетические ощущения включают в себя тактильные ощущения кожи, мускульные ощущения, внутренние чувствования в груди, желудке и других органах. Поэтому эта шанжировка применима при лечении нервных заболеваний, болезней внутренних органов, кожных заболеваний, облысения, головных болей и др., а также может быть использована при обучении самоуправляемой психорегуляции. (Установка : "Руки,ноги,тело,спина теплые или холодные ").
Во время сеансов лечебного внушения и аутотренинга, значительная часть пациентов не способна вызывать в себе ощущения теплоты, тяжести или легкости и т.д. и не чувствуют установок так необходимых для лечения. Кинестетическая шанжировка может дать толчок для того, чтобы почувствовать эти ощущения. В начале этому способствует шанжировка, но в дальнейшем пациент начинает испытывать кинестетические ощущения и без нее, при этом не подозревая, что именно шанжировка помогла ему в этом. О последнем пациент не должен знать.
Данный подраздел посвящен внешней кинестетической шанжировке. Внешней эта шанжировка названа условно, так как она связана с внешними или поверхностными кожными ощущениями: теплотой, холодом, зудом, щекоткой и другими. Вызывание этих ощущений очень важно. Так например, ощущение теплоты на поверхности кожи необходимо для последующего за ним более глубинного ощущения теплоты в руках, ногах, в организме, так как часто во время лечения ощущение боли заменяется ощущением теплоты или холода. Вызывание ощущения щекотки и зуда на коже головы применяется при лечении облысения. О важности кинестет ических ощущений на поверхности кожи можно привести много примеров.
Для проведения шанжировки на вызывание теплоты или холода необходимо специально оборудованное кресло, которое с помощью труб соединяется с воздушной системой нагревания и охлаждения. Иными словами происходит внутренний продув всего кресла (ложа, подлокотников, спинки). Скорость подачи и температура воздуха регулируется единым пультом управления. Обо всем этом пациент не должен даже догадываться. В связи с этим система охлаждения должна располагаться в другой комнате, подача воздуха должна осуществлять ся тихо и без звуков. Кресло должно быть смонтировано таким образом, чтобы в нем можно было избирательно нагревать его спинку, ложе или подлокотники, открывая с помощью дистанционного пульта управления соответствующую заслонку внутри кресла. Успех организации такого кресла зависит от изобретательности не только его производителя, но и психотерапевта. Так, для вызывания "эффекта тепловых волн", разливающихся по спине, рукам, ногам пациента, необходима специальная электрическая система. Пульт управления должен быть дистанционным, а размеры его таковыми, чтобы он мог поместиться в кармане. Система должна быть гибкой и динамичной, так как должна успевать за установками психотерапевта и быть максимально приближена к естественным ощущениям тепла и холода.
Может возникнуть вопрос о том, как вызвать подобные ощущения на голове, лице, на лбу. Так например, часто приходится давать установку: "Лоб приятно холодеет ". Конечно, если спинка кресла достаточно высокая, то затылочная часть головы обдуваема. Сложнее обстоит дело с лицевой и лобовой частями головы. Но и в этом случае некоторым психотерапевтам удавалось такое обдувание либо за счет карманного вентилятора, либо обыкновенного обдувания с применением собственного дыхания. Конечно, это требует особого искусства. Кроме этого, вызывать теплоту можно с помощью бесконтактного массажа руками. Но об этом поговорим ниже.
Особое место в кинестетической шанжировке занимают приемы на вызывание ощущений зуда и щекотки на поверхности кожи головы, рук, ног, всего тела, которые часто применяются при различных заболеваниях. Так например, при лечении облысения (алопеции) вызывают зуд на голове, с установкой "Ваши волосы чешутся так, как будто вы их давно не мыли". Зуд на ногах, руках вызывают при различных ревматических, сосудистых заболеваниях, болезнях суставов и т.п.
Техническое исполнение этого приема намного проще, но требует большей аккуратности и внимательности при его исполнении. Зуд и щекотание на голове вызывается обыкновенным опусканием на голову больного механического раздражителя: нитку, пушок, перо, насекомого и т.д. Этот механический раздражитель удобнее расположить над пациентом, например, на люстре, бра или другом, ничем не вызывающим подозрения предмете интерьера. В нужное время с помощью системы блоков и невидимых нитей механический раздражитель опускается на раздражаемую часть тела.
Часто этот прием выполняется с помощью подсадки (во время групповых сеансов). Иными словами, раздражение вызывает "больной " сосед по креслу, держа в своих руках раздражитель. Но об этом читайте ниже.
Кроме того, возможно применение специальных мазей, которыми перед сеансом смазывается кожа рук, ног, головы, тела в зависимости от заболевания. Действие этих мазей имеет одну особенность — они вызывают различные ощущения (теплоту, зуд, холод и т.д.) лишь через определенное время, которое зависит либо от состава мази, либо от внешнего воздействия, которое приводит к тому, что мазь начинает взаимодействовать с кожей. В первом случае психоте рапевт должен знать, через какое время давать установку на те или иные ощущения, что и будет способствовать психологическому сдвигу. По мере усиления эффекта (теплоты, холода, зуда и т.п.) концент рация мази должна уменьшаться, так что в конечном итоге сеанс должен проводиться без мази, а пациент при этом будет чувствовать те же ощущения, которые были при смазывании. Во втором случае используются мази, действие которых начинается только при определенном физическом воздействии (температуры, влажности, ветра, электромагнитного излучения и т.д.). Эффективность этой мази регулируется ее концентрацией, а также величиной физического воздействия.
Приведенные шанжировки эффективны при лечении глазных заболеваний (для вызывания во время сеанса ощущения холода, теплоты, зуда в веках при установке: "Ваши глаза чешутся .").
Для вызывания зуда, ощущения щекотки в ногах, руках, теле, голове можно использовать спецодежду. (Такая практика возможна при амбулаторном лечении). Ткань этой одежды устроена таким образом, что под действием электромагнитных сил шерстинки ее поверхности из горизонтального положения переходят в вертикальное, так что вызывают щекотку или зуд. Так например, при лечении от облысения (алопеции) надевается алопеционная шапка. Принцип работы такой спецодежды несложен. Спецодежда может быть устроена таким образом, что по мере необходимости возможна избирательная подача напряжения на те или иные участки тела, что, в свою очередь, будет зависеть от подаваемой психотерапевтом установки на зуд.
Значительно сложнее в техническом исполнении обстоят дела с внешней кинестетической шанжировкой на вызывание ощущений тяжести и легкости. В этом случае применяется иллюзионная и манипуляционная система, которую многие могли испытать в парках отдыха в развлекательных целях. При этой шанжировке создается иллюзия вращения окружающей обстановки. Это вращение может быть в различных плоскостях: вертикальной, горизонтальной и других. Кроме этого, возможна иллюзия поступательного движения вверх, вниз, в горизонтальной плоскости и комбинация этих движений. Такая иллюзионная киноустановка чем-то напоминает систему, применяемую в планетариях, и требует специально оборудованного кабинета. В зависимости от типа и скорости движения возникают ощущения тяжести и легкости различной величины. Так например, вращение в вертикальной плоскости вызывает тяжесть в теле, руках, ногах, и пациент сильнее прижимается к ложу кресла. В случае вращения в горизонтальной плоскости пациент прижимается к спинке кресла.
По мере обучения больного на вызывание тяжести скорость движения постепенно уменьшается до тех пор, пока больной эту тяжесть не научится чувствовать сам.
Создавать иллюзию тяжести и легкости можно с помощью электрических и магнитных полей. Так, если пол, на котором находится пациент, оборудовать электромагнитной системой и перед сеансом пациенту выдать специальные тапочки с металлической подкладкой, то эффект "прилипания " ног к полу или отталкивания вполне может создать иллюзию тяжести и легкости ног. "Тяжесть " и "легкость " будет зависеть от состояния полюсов магнита. Сила тяжести и легкости регулируется напряжением, подаваемым на электромагнит.

ИЛЛЮЗИОНИЗМ И ВНЕШНЯЯ ВСПОМОГАТЕЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА, СОЗДАВАЕМАЯ ПОДСАДКОЙ. ЭФФЕКТ ЗАТРАВКИ

Шанжировки, описанные выше, проводятся только психотера певтом. В некоторых случаях шанжировка проходит эффективнее при участии помощника — котерапевта и, говоря в терминах манипуля ционной психотерапии, подсадки, т.е. человека, имитирующего больного и сидящего в группе с больными. Группа, очевидно, не должна даже догадываться, что среди присутствующих есть помощник психотерапевта.
С наибольшим эффектом шанжировка с применением подсадки протекает при лечении алкоголизма. Если подсадка при установке: "Водка, вам противен ее запах, вас тошнит " начинает имитировать тошноту, то через некоторое время ощущение действительной тошноты появляется у других членов группы. Алкоголиков начинает тошнить. Происходит процесс психологической индукции или заражения, что в дальнейшем может способствовать отвращению к выпивке алкоголя. Подсадка выступает в роли затравки или инициатора.
При лечении других заболеваний методом психотерапии подсадка в убедительной форме сообщает группе больных о положительных результатах лечения. Все это выслушивают другие члены группы, и это вселяет в них уверенность и надежду на выздоровление.
Подсадка может быть использована при внешней кинестетичес кой шанжировке. В этом случае подсадка может помочь своему соседу по креслу ощутить зуд, теплоту и т.п. При лечении алкоголизма при установке "Вам противен запах водки" подсадка подносит водку к носу пациента. Все это делается аккуратно, так, чтобы у пациентов не было даже малейшего подозрения. Так например, подсадка может
провести бесконтактный массаж больному для вызывания теплоты в теле, руках, ногах.
Эти манипуляционные приемы во многом заимствованы из сеансов спиритизма, где всегда присутствуют "свои люди", которые для клиентов кажутся обыкновенными. Во время сеанса спиритизма выключается свет, и подсадка начинает проводить различные чудеса. Но самое интересное то, что в дальнейшем его помощь уже не нужна, клиенты сами начинают видеть и чувствовать сверхестественное: кто-то прикасается к их рукам. голове, и т.п.
Учитывая это, сеанс данной манипуляционной шанжировки лучше проводить в плохо освещенном помещении.
"Чудеса ", создаваемые подсадкой, зависят не только от установок, которые дает психотерапевт во время сеанса, но и от самой подсадки.
Прием подсадки также применяется при установках психотера певта, направленных на эмоциональную разрядку: смехотерапию и т.п. Подсадка начинает "смеяться ", что приводит к тому, что начинает смеяться вся группа. "Кашляет ", "чихает ", "зевает ", "мечется от зуда" подсадка — то же самое повторяют остальные члены группы.
При проведении сеансов внушения на больших аудиториях возможно применение большого числа подсадок, равномерно распределенных в аудитории, но руководимых одним: из наиболее видимой и слышимой точки. Этот способ ранее использовался для создания оваций при проведении партийных собраний. Подсадки тогда назывались квакерами.
Так, больная Н. после массового сеанса чихания почувствовала значительное улучшение слухового восприятия.
Значительных эффектов с помощью этой методики можно добиться при использовании такого физиологического акта, как зевание. Благодаря продолжительному зеванию нормализуется дыхание, работа сердца и другие функции.


ВНУТРЕННЯЯ ШАНЖИРОВКА

ИЛЛЮЗИОНИЗМ И ВНУТРЕННЯЯ ВИЗУАЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА. ОБРАТНАЯ ВИЗУАЛЬНО-БИОЛОГИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ

Представьте себе кабинет, в котором оборудован сверхчувстви тельный телевизор (или УЗИ). С помощью экрана этого прибора можно наблюдать не только за распределением тепловых полей в организ ме, но и за динамикой тепловых процессов, происходящих внутри него: ритмикой сердца, работой желудка, дыханием и другими процессами.Больному предоставлена возможность увидеть тепловое распределение в своем организме, проследить за динамикой процессов, происходящих в нем. Он видит себя как бы в особом "зеркале ". Известно, что традиционное зеркало является предметом, благодаря которому человек оценивает себя, общается сам с собой, видит изменения в себе. Каковы же свойства данного "зеркала "? Некоторые, увидев динамику процессов, протекающих в организме, начинают переживать. У них повышается пульс, изменяется дыхание и т.д. Они в визуальной форме видят свое волнение и состояние, и это никак не скроешь. Затем пациент пытается за счет самовнушения самосто ятельно изменить эту динамику. Обычно это ему не удается. Он понимает, что организмом управлять не просто. Но если на определенном этапе такого общения пациента с самим собой произвести шанжировку, т.е. подменить изображение на экране на другое (например, на такое, где наблюдается постепенное уменьшение сердцебиения, спокойное дыхание и т.п.), то большинство пациентов, видя это, успокаиваются так, что динамика процессов, протекающих в их организме, начинает подстраиваться под динамику, которая изображена на экране телевизора. О том, что это изображение не соответствует его организму, он не подозревает. С помощью такой шанжировки постепенно развивается восприимчивость пациента к установкам психотерапевта, а в дальнейшем способность к саморегуляции.
Вначале инициатива при проведении сеанса должна быть в руках психотерапевта. "Ваше сердце бьется спокойно, ритмично. Дыхание глубокое, ровное" — дает установку психотерапевт. Пациент смотрит на экран и старается выполнить данную установку. Если ему это не удается, психотерапевт производит шанжировку. Пациент видит, что "его сердце" стало биться спокойнее. Это вселяет в него уверенность в своих силах, так что через некоторое время пациент действительно успокаивается.
Если в лечебном учреждении нет приборов для проведения этой шанжировки, возможно применение термоиндикаторных пленок или жидкокристаллических мазей. Известно, что термоиндикаторные пленки или жидкокристаллические мази обладают уникальным свойством — они чувствительны к малейшим перепадам (градиенту) температуры на поверхности тела. Изменение на десятые или сотые доли градуса достаточны, чтобы изменился цвет жидкокристаллического вещества на данном участке тела. Пациенту перед сеансом накладывается эта пленка или мазь на тело. Для того, чтобы увидеть тепловое распределение на поверхности своего тела, достаточно обыкновен
ного зеркала. Шанжировка в этом случае будет проводиться с применением элементов внешней кинестетической шанжировки .
Внутренняя визуальная шанжировка названа внутренней в связи с тем, что она проводится на внутренние органы пациента. Эту шанжировку можно проводить не только в тепловом диапазоне, но и в ультразвуковом радиодиапазоне (ЯМР-томография). В ультразвуко вом диапазоне эффективно проходит шанжировка по удалению солевых камней из почек. В этом случае имеет место совмещение двух шанжировок: внешней аудиальной и внутренней визуальной. Психотерапевт проводит над почкой больного серию щелчков и наблюдает за восприимчивостью организма по удалению желчекаменных образований. Пациент также видит, что протекает в его почках, и старается повлиять на этот процесс со своей стороны.
Приведем другой пример внешней визуальной шанжировки.
ЗРИТЕЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ. Пациента укладывают на кушетку, попросив раздеться по пояс. "Сейчас я сделаю вам хирургическую операцию на ваш кишечник и попробую извлечь иголку, которая у вас вызывает сильные колики и боли". С этими словами иллюзиотера певт начинает манипуляции на животе пациента. Пациент смотрит в это время наверх в зеркало-отражатель или в телевизор, которые горизонтально висят над ним, и видит свои внутренние органы а также процесс удаления иглы из кишечника, наблюдая за операцией. После операции пациент убеждается в эффективности лечения.
В действительности хирургической операции не было, а произошла шанжировка. В зеркале-отражателе пациент видел внутренности не свои, а другого больного, которому действительно делалась операция по удалению. С помощью системы зеркал врачам удалось создать иллюзию операции. Проще эту "операцию " организовать, если есть видеоплейер и телевизор. Больному сообщается, что он видит на экране свои внутренности и операцию над ними. В действительности воспроизводится видеозапись настоящей операции, но проходившей с другим больным.


ИЛЛЮЗИОНИЗМ И ВНУТРЕННЯЯ АУДИАЛЬНАЯ ШАНЖИРОВКА. ОБРАТНАЯ АУДИАЛЬНО-БИОЛОГИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ

То, что внешние звуки (щелчки, удары и т.п.) могут оказывать влияние на работу внутренних органов, не вызывает сомнения. Звуки и шумы, возникающие в организме, также могут влиять на его состояние. Так например, если во время сеанса внушения (гипноза) дать установку: "Ваше сердце бьется спокойно..." и при этом включить магнитофон с записью медленно бьющегося сердца, то у пациентов может наблюдаться постепенное замедление пульса, так что через определенное время сердце пациента начнет биться в унисон с теми ударами сердца,которые воспроизводит магнитофон. Читатель, вероятно, уже догадался, в чем будет заключаться внутренняя аудиальная шанжировка. В начале сеанса пациенту дают послушать биение своего сердца, поднеся магнитофон так близко, чтобы он услышал эти звуки в динамике. Усиление должно быть таким, чтобы эти звуки заполнили весь лечебный кабинет. Чувствительность микрофона и приемника должны быть такими, чтобы в этих звуках пациент мог услышать даже некоторые особенности биения своего сердца. Шанжировка будет заключаться в том, что на определенном этапе сеансов произойдет подмена звуков сердца больного на другие биения, которые соответствуют сердцу здорового человека.
Подобную шанжировку можно проводить не только при коррекции работы сердца, но и в других случаях. Например, при заболева ниях легких (звуки дыхания), желудка (звуки процесса пищеваре ния) и др. При этом приходится прибегать к первоначальному внешнему воздействию (глоток воды) и лишь затем наблюдать отклик процессов, которые будут протекать в желудке, следить за динамикой звуков.
В арсенале иллюзиотерапевта должны быть магнитофонные записи с различными звуками внутренних органов во время их функцио нирования, как здоровых, так и больных пациентов. Возможно применение искусственных звуков, природа которых никакого отношения к организму не имеет. Так психотерапевт может сообщить больному: "Вот так работают ваши почки, слышите?". Пациент слышит необычной природы звук. Затем начинается сеанс. Во время сеанса психотерапевт изменяет параметры этого звука: периодичность, ритмику, громкость, частоту и т.п. Это может повлиять на состояние больного и, как следствие, привести к изменению работы почек. Такую шанжировку также можно проводить и в других случаях.
Шанжировку можно организовать и без применения приемника (магнитофона). В этом случае она будет более естественной. Для этого звуковой излучатель маскируют таким образом, чтобы с одной стороны, он находился близко к обследуемому органу, а с другой, чтобы он не был виден. Часто психотерапевты помещают динамик в кушетку, на которой лежит пациент, при этом кладут больного в зависимости от того, с каким внутренним органом придется иметь
дело. Следовательно, в этом случае пациент может так и не услышать истинного звучания работы своего органа.
Эффективнее всего проводить вышеописанные шанжировки в комплексе с манипуляционными приемами. В этом случае психотерапевт должен стремиться к тому, чтобы его манипуляции были связаны со звуками, которые излучаются внутренними органами, хотя на определенном этапе (этап снятия шанжировки) возможна истинная связь.

ВНУТРЕННЯЯ КИНЕСТЕТИЧЕСКАЯ ШАНЖИРОВКА

Научить пациента вызывать в себе теплоту, холод, тяжесть, легкость и другие кинестетические ощущения можно не только с помощью внешней кинестетической шанжировки, но и внутренней. Так например, внутреннюю кинестетическую шанжировку можно организовать с применением фармакологических препаратов. Перед началом сеанса пациенту дают принять фармпрепарат, особенности действия которого больной знать не должен. Действие этого средства начинается через определенное время. Кинестетические ощущения, вызываемые этим препаратом, пациент должен почувствовать через определенное время. Поэтому психотерапевт внимательно наблюдает за пациентом и стремится опередить появление этих ощущений, давая на них установку. Таким образом, у пациента создается иллюзия того, что кинестетические ощущения связаны исключительно с установками психотерапевта. При проведении этой шанжировки чаще всего используются фармпрепараты, вызывающие тяжесть, легкость, теплоту, холод в различных точках организма; рвоту (при лечении алкоголизма), сексуальную возбудимость (при лечении сексуальных расстройств) и других ощущений. Часто иллюзиотерапевту необходимо знать, через какое время начнется действие препарата, поэтому он посматривает на часы. В зависимости от того, какое кинестети ческое ощущение нужно вызвать в организме больного, подбирается тот или иной препарат. Так например, при лечении язвы желудка применяется средство, которое через определенное время вызывает приятную теплоту в животе больного. В этом случае психотерапевт дает установку: "Вы чувствуете приятную теплоту в животе...". Другой пример: "Вы утверждаете, что стали безразличны к женщинам, сейчас мы это проверим. Взгляните на этот эротический журнал", — говорит психотерапевт пациенту. Очевидно, что психотерапевт предлагает этот журнал именно тогда, когда начинается действие фармпрепарата, вызывающего сексуальное возбуждение. Таким образом, у пациента может появиться уверенность в себе как в мужчине.
Приведем еще пример. Психотерапевт сообщает пациенту-алко голику, что тот будет испытывать отвращение к алкоголю и в случае его потребления или ощущения даже его запаха у него появится сильная рвота. Действие препарата начинается только при смешении алкоголя с фармпрепаратом.
В качестве фармпрепаратов, применяемых при вышеописанных шанжировках, особое место занимают психоделики. С помощью них можно вызвать следующие физические ощущения: слезоточивость (при лечении глаз), тошноту (алкоголизм и др.), озноб, галлюцинации в виде вспышек света, геометрических фигур, трансформаций окружающего, сверхчувствительность к звукам (коррекция слуха, акустические иллюзии, изменения в ощущениях собственного тела, временные и пространственные искажения, неправильную оценку размеров объекта, ощущение растворения в пространстве и другие.
Кроме этого эффективны различные транквилизаторы, седатив ные средства, антидепрессанты, о действии которых пациент не должен знать. Эффект исчезновения страхов (в случае лечения фобии) приписывается каким-то внешним вещам, т.е. идет привязка к внешнему раздражителю. По мере проведения сеансов концентрацию фармпрепарата уменьшают, так что в конце концов он избавляется от фобии без лекарств, а с помощью внешнего раздражителя (талисма на), т.е. срабатывает условно-рефлекторная терапия (УРТ). О введении в организм этих препаратов пациент знать не должен (чаепитие, пары воздуха — основные способы введения).
Лечение этими методами требует осторожности и хорошего соматического обследования больных. n

ШАНЖИРОВКА С ЛИЦОМ

Автором в процессе длительных наблюдений показано, что больные, которые под действием косметической операции меняют форму элементов лица (носа, рта, губ и т.д.), существенным образом меняются психологически. Это происходит в послеоперационный период в течении 3 — 12 месяцев. Так например, больная которая имела страшно большой нос и поэтому страдала комплексом неполноценности, и не пользовалась успехом у мужчин, после космети ческой операции существенно изменилась психологически. Ощущение себя как женщины поднялось на новый качественный уровень благодаря оценки ее мужчинами. Эта женщина сразу вышла замуж и превратилась в совершенно другого человека.
Можно ли такой процедурой изменения облика (лица) заниматься искусственно?
Автором показано, что некоторым субъектам полезно длительное время побыть несимпатичными. Для этого с их лицом проводят шанжировку: приклеивается страшный искусственный нос, брови и т.п.
Или наоборот, несимпатичному человеку косметолог может подобрать косметику, прическу, скрывающие его недостатки. Это может способствовать психологическому изменению субъекта и познанию себя. n

СОВМЕЩЕНИЕ ШАНЖИРОВОК. (КОМБИНАЦИИ)

Выше отмечалось, что совмещение шанжировок в некоторых случаях может оказаться более эффективным, чем применение только одной шанжировки. Так например, при удалении солевых образова ний (желчекаменная болезнь) эффективней проводить совмещение внешней аудиальной с внутренней визуальной шанжировкой. В этом случае пациент, с одной стороны, видит, как над его телом проводятся манипуляции, а с другой, наблюдает через телевизор, что происходит с его внутренним состоянием. Приведем второй пример. Эффективно проходят сеансы, когда аудиальные иллюзии сочетаются с кинестетическими. Например, звук прибоя (аудиальная иллюзия) совмещается с ощущением прохлады, бокового ветра (кинестети ческая шанжировка). Таких примеров можно привести множество. В них создается двойная иллюзия.
Если обозначить визуальную шанжировку буквой V, аудиальную буквой A, кинестетическую буквой K, то, следовательно, возможны следующие комбинации (совмещения):
Vext — Vint , Vext — Aint , Vext — Kint

Aext — Vint , Aext — Aint , Aext — Kint

Kext — Vint , Kext — Aint , Kext — Kint

ext — внешняя шанжировка, int — внутренняя.

Первые три комбинации эффективны при коррекции зрения, вторые три совмещения — при коррекции слухового восприятия.

Подробнее рассмотрим оставшиеся три комбинации.

Kext — Vint. В этом случае психотерапевт, с одной стороны, проводит манипуляции руками или дает установки в словесной форме, тем самым вызывая в организме те или иные ощущения, а с другой, пациент видит этот эффект наглядно через телевизор или другой индикаторный прибор. Эта комбинация применяется при лечении практически любых соматических заболеваний: сердечно-сосудистых, желудочных, почечных и др.
Аext — Kint. При этой комбинации пациент ощущает процессы, происходящие в организме под действием психотерапевта. Кроме того, в эффективности лечения он убеждается по звукам, излучаемым прибором. Также эффективна эта комбинация при лечении различных соматических заболеваний.
Kext — Аint. Пациент во время сеанса чувствует изменения в организме и слышит звуки, которые вызываются этими изменениями. Область применения аналогична вышеизложенным комбинациям.

Kext — Кint. Пациент чувствует различные ощущения как на поверхности организма (на коже), так и во внутренних органах.
Сокращенные обозначения шанжировок, принятые в работе, произвольны. Они бывают удобными, когда врачи в письменной форме излагают о своих манипуляциях друг другу. Пациенту эти буквы расшифровать труднее, нежели чем понятия, и поэтому он не догадывается о той игре, которой подвергнут. n

МАНИПУЛЯЦИИ

МАНИПУЛЯЦИИ РУКАМИ

То, что манипуляции руками могут оказывать психотерапевти ческий эффект, говорилось выше, посвященном внешней аудиальной шанжировке. Известно, что психотерапевтическую информа цию пациенту можно передавать не только вербальным (словесным) образом, но и невербальным (бессловесным): методом жестов, мимики и т.п. Особое место в процессе бессловесного внушения занимают манипуляции руками. Доказано, что движение рук над телом человека приводит к изменению его биоэнергетического состояния. При этом манипулятору не обязательно иметь особые, с сильным тепловым излучением руки. Показано, что разные движения вызывают разные реакции в организме. В связи с этим у пациента может сложиться иллюзия того, что тепловые волны, ощущаемые в организме, или какие-либо специфические чувства вызываются непосредственно биоэнергетическим излучением рук манипулятора. Так например, круговые движения рук вызывают соответствующее сверлильное движение в организме.
Автором была проведена серия экспериментов с пациентами, восприимчивыми к манипуляциям руками. Перед экспериментом им завязывались глаза, и они должны были угадывать, где над телом на ходится рука, и какое движение в данный момент она совершает. В процессе исследований оказалось, что число угадываний ниже 50%. Это подтверждает, что при таких манипуляциях больше суггестивно го фактора, нежели внешнего биоэнергетического воздействия. Манипуляция руками — это невербальная суггестия, вызывающая внутренние биоэнергетические процессы. Внешняя энергетика при биокоррекции практически отсутствует, хотя если подносить руки поближе, то тепловые волны будут ощущаться, но это не та большая биоэнергетика, которая может привести к чудесам биокоррекции. Все чудеса имеют место благодаря суггетивному фактору и биоэнергети ки организма пациента.
Приведем основные манипуляции руками, которые приводят к изменению биоэнергетического состояния организма: сведение и разведение рук в горизонтальной плоскости, движений кистей рук перпендикулярно определенному участку тела, круговые движения, спиралеобразные движения, забирающие и другие формы движений.
Необходимо отметить, что во время манипуляций параллельно применяются другие формы невербального внушения: мимика, дыхание, поза и т.п. Но если во время сеанса психотерапевт поддержи вает свои манипуляции словесными установками, — это во много раз усиливает биоэнергетический эффект. Например, манипуляции можно начать с предварительной установки: "Сейчас вы почувству ете приятные тепловые волны, разливающиеся от головы до пят...". Словесные установки, как правило, должны опережать манипуля ции. Или: "А сейчас я посылаю свои биоимпульсы на расстоянии", —и пациент действительно начинает чувствовать эти биоимпульсы. Такие эксперименты можно продолжать, увеличивая расстояние между пациентом и иллюзотерапевтом. В конце концов можно научить пациента чувствовать эти биотоки на значительных расстояни ях. Психотерапевт может сообщить пациенту, что будет посылать свои биоимпульсы ежедневно перед сном в 22 часа, когда он будет находиться дома. "Для того, чтобы вы почувствовали эти биоимпульсы, вы в 22 ложитесь, выключите свет, постарайтесь, чтобы вас ничто не отвлекало...", — с такими словами психотерапевт начинает свое лечение. Очевидно, что на последней стадии происходит разоблачение, что будет свидетельствовать о высокой психосаморегуляции пациента.
Отметим, что главным преимуществом манипуляционной психотерапии над традиционной, где основное внимание уделяется слову, является возможность более тонкого, селективного, структурирован ного внушения. Словесным внушением трудно заставить согреться левой почке, а правую наоборот охладить. Как говорится, нет таких словесных форм. Ведь не все чувства можно передать словами. Видимо поэтому существует музыка, живопись и т.п. Здесь все аналогич но: то, что невозможно передать речью, передается руками. "Его величество жест" излечивает. Автором доказано, что манипуляции руками вблизи лица, головы, тела имеет не только тепловое воздействие. Оказывается, эффект воздействия зависит от интенсивности, формы, амплитуды, пластики и других характеристик движения рук. Идет сложное психологическое взаимодействие, при котором пациент видит не только руки целителя, но и его лицо. Имеет место сложное взаимодействие динамики форм. Движения в балете меняют состояние зрителя. При манипуляциях руками идет аналогичный процесс, но он более целенаправлен и имеет свои специфические задачи.
Манипуляции можно проводить не только методом движений. Некоторые психотерапевты практикуют метод нажиманий. "Сейчас я одной рукой возьму ваш указательный палец, а другой прикоснусь к вашему лбу, и после нажатия на эти места вы почувствуете, как от головы через шею к рукам потечет приятная теплота" — таким образом психотерапевт может начать свою манипуляцию. Так для создания биоэнергетического потенциала в определенной зоне могут разогреваться или охлаждаться различные участки тела.
Пример. Больной Н. обратился с жалобами на слабую эрекцию. Была безуспешно проведена манипуляция руками (движение). Затем методом нажатий пациент убедился, что психотерапевт может согревать у него паховую область. На определенной стадии лечения психотерапевт дал установку пациенту, что если тот будет сжимать у себя большой и указательный пальцы левой руки, то теплота от рук будет опускаться в паховую зону, а в случае разжатия пальцев, эта теплота будет уходить. Такую манипуляцию руками психотерапевт посовето вал пациенту совершать во время полового акта (сжатие указатель ного и большого пальцев). После такого обучения жалобы пациента на слабую эрекцию прекратились.

ИЛЛЮЗИОНИЗМ ПСИХОХИРУРГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ ШАНЖИРОВКА И МАНИПУЛЯЦИЯ С "ВНУТРЕННИМИ ОРГАНАМИ"

Необходимо отметить, что существует настоящая хирургия без скальпеля — хилерство. Автор книги проводил такие операции и видел их собственными глазами. В тоже время существует псевдохилер ство, о котором пойдет речь в данном параграфе.
Многие пациенты обращаются к врачам с весьма экзотическими жалобами и требуют удалить несуществующие в организме образова ния, жидкости, предметы, червяков и т.п., якобы после удаления которых будет намного легче. Например, один из моих пациентов просил меня сделать ему надрез на левой ноге и слить всю больную и старую кровь с нее, считая, что именно она во всем виновата. Были пациенты, просившие удалить шар, который якобы находится в груди и мешает дыханию, вызывая ощущение "кома в горле". Распрост ранены случаи с требованием удалить острый предмет из различных внутренних органов. Кроме того, встречаются пациенты, которые требуют традиционного хирургического вмешательства по удалению желчекаменных образований, кисты и различных образований.
Такое "удаление " хорошо практикуется у филиппинских хилеров, а процесс этот называют филипинской лагурдией . Мы в данной работе эту процедуру в дальнейшем будем называть психохирургией . Она является составной частью манипуляционной психотерапии. Эту манипуляцию иногда называют операцией без скальпеля . Для того, чтобы проводить ее успешно необходимо обладать приемами и навыками иллюзиониста манипулятора: шанжировкой, пальмировкой и пассировкой.
Пациенту необходимо создать видимость удаления, чтобы он увидел, каким образом происходит удаление. Терапия основана на зрительном эффекте, хотя определенные специфические ощущения тоже могут быть.
Зрительный эффект.Пациента укладывают на кушетку и просят раздеться по пояс. "Сейчас я без скальпеля попробую проникнуть в ваш кишечник и извлечь иголку, которая у вас вызывает сильные боли и колики", — с этими словами иллюзотерапевт начинает манипуляции на животе пациента. Психохирург сильно надавливает пальцами на живот, как бы разрывая кожу, и проникает пальцами внутрь организма. Брызжет кровь. Пациент в это время смотрит в зеркало (отражатель), которое горизонтально висит над ним, видит свои внутренние органы и процесс удаления иглы из кишечника. Он волнуется. Иллюзотерапевт находит иглу, которая так сильно раздражала больного. Затем он заправляет составляющие кишечника обратно вовнутрь и, зажав рану, заклеивает ее лейкопластырем, который через неделю снимается. Пациент убеждается в том, что от этой операции не осталось даже шрама.
Для того, чтобы создать эту иллюзию, необходимо обладать приемом пальмировки т.е. умением прятать и фиксировать специально заранее подготовленные предметы (в данном случае элементы кишечника и иглу) в ладони так, чтобы пациент этого не видел и не мог заметить. Этими приемами обладают профессиональные иллюзионисты-манипуляторы. Манипулятор даже перед сеансом может показать свои руки, убедив клиента в том, что ничего в них нет. Хотя в действительности это не так. Предмет, как говорят манипуляторы, запальмирован, т.е. зафиксирован мышцами ладони и кистей так, что в процессе показа рук на контроль, он мигрирует из наружной части ладони во внутреннюю. При этом манипулятор совершает очень естественно повороты корпусом и пользуется услугами ассистента, который помогает ему в его манипуляциях.
Если психотерапевт не может освоить искусство пальмировки, то в этом случае рекомендуется применение специального пальца-на перстка, который надевается на большой палец. Этот наперсток должен быть по диаметру больше пальца и окрашенным под цвет кожи рук, чтобы его не было заметно. Необходимо отметить, что размер этого пальца должен быть таким, чтобы туда можно было поместить необходимые предметы: резиновые элементы "кишечника ", печени, органических образований и т.п. Работа с этим наперстком так же требует определенного навыка. Во время операции содержимое пальца извлекается, а после окончания заталкивается обратно.
Приведем основные этапы психохирургической операции :
1. Этап подготовки. Психохирург помещает (пальмирует и фиксирует) элементы внутренних органов, кровяную плазму (красную жидкость, закапсулированную или зажатую в резиновый сосуд) и другие предметы.
2. Этап появления психохирурга перед пациентом. Пациент убеждается, что его целитель ничего с собой не принес.
3. Этап внедрения в кожу пациента.
4. Этап выдавливания кровяной плазмы из резинового сосуда.
5. Этап появления внутренностей.
6. Этап поиска и хирургических манипуляций.
7. Этап демонстрации найденного предмета или удаления органического образования.
8. Этап пальмировки внутренностей.
9. Этап завершения и заклеивания лейкопластырем.

Манипуляции во много раз упрощаются, если шанжировка (подмена) и появление предметов и внутренностей происходит благодаря помощи ассистента. Так ассистент может под видом подачи ваты дать в руки психохирурга необходимый элемент психохирургической операции.
Как было сказано выше, психохирургией занимаются хиллеры из Филиппин. Вот как протекает лечебный процесс у них. Сначала пациент становится между двумя простынями. После "простынно-рен геновского " осмотра психохирург решает, где сидит болезнь. Затем пациента укладывают на стол, и почти мгновенно лекарь втыкает ему в живот пальцы. Брызгает темная, странно пахнущая кровь. Пальцы на одну, две фаланги уходят в заполненное углубление, и вот "хирург " уже вытаскивает оттуда темный сгусток, похожий на червяка. "Опухоль ", — говорит "хирург ". На всю процедуру уходит пара минут, после чего ассистент проводит по месту операции мокрой тряпкой, смывая кровь. Следов на коже никаких, лишь иногда белая полоска. Таким образом, можно вытаскивать гной из опухоли. Эта процедура может быть применена для больных раком. Такая манипуля ция приводит к большому психосоматическому сдвигу и, как следствие, к постепенному выздоровлению.
Психохирург таким образом может внедряться в пупок, подмышку, горло, шею, пазухи носа, в глаза (из-под глаз сгустки). Другим психохирург вводить пальцы в полость не дает.
Такие манипуляции применимы при удалении желчекаменных образований, параличах, лечении искривления позвоночника и др.
При лечении этим методом алкоголизма возможно извлечение не только последствий заболевания, но и особых чужеродных "магических " предметов (камней и т.п.), якобы явившихся первопричи ной заболевания.

ИЛЛЮЗИОНИЗМ И МАНИПУЛЯЦИИ С "ДИАГНОСТИРУЮЩИМИ" ПРЕДМЕТАМИ.
ПРЕДМЕТНАЯ ШАНЖИРОВКА И ПАССИРОВКА

Этот тип манипуляций относится к косвенному внушению (опосредованно-объективное или опосредованно-предметное внушение).
В предыдущем разделе. иллюзотерапевтический эффект заключался в демонстрации пациенту его "внутренних органов " и причин заболевания. Кроме этого существует целая система косвенного или опосредованного внушения через предметы и соответствующий показ состояния организма, и воздействие на него с целью психосоматического эффекта. Таким предметом, например, может быть обыкновенная Г-образная рамка, которая устроена так, что центр ее тяжести находится на конце. Эта рамка берется иллюзотерапевтом за другой конец. Если такую рамку немного наклонить, она начинает
вращаться. Пациент не замечает этого наклона, а на то, как она вращается в ладони лекаря, сразу обратит внимание. Иллюзотерапевт подносит эту рамку к различным частям тела, и рамка, как индикатор, начинает реагировать вращением в ту или другую сторону. Пациент в явной, предметной форме видит состояние "биоэнергетичес ких потенциалов " своего организма. "Видите", — говорит лекарь — "Здесь у вас сильное положительное поле, поэтому рамка вращается сильно по часовой стрелке. А здесь вообще нет энергии. Тут она отрицательная. Сейчас я проведу сеанс и равномерно распределю ваш энергетический потенциал по всему организму, и ваше состояние значительно улучшится." С такими словами целитель начинает свои манипуляции. Идет в первую очередь информационная закачка пациента наглядными формами, что в итоге в действительности приводит к глубоким биоэнергетическим изменениям. Заранее зная заболевание пациента, манипулятор как бы подгоняет движение рамки под его заболевание. Но по мере прохождения лечения движение рамки изменяется, и пациент видит это благодаря изменению в ее движении. У пациента появляется уверенность в себя и своего целителя.
Аналогичные манипуляции можно проводить с другими предметами. Очевидно, что эти предметы должны обладать одним свойством — менять свое состояние при воздействии на него психотерапевта так, чтобы это влияние не замечал пациент.

Такие предметы могут изменять свою форму, цвет, температуру и другие внешние характеристики. Аналогичные манипуляции можно проводить с лозой, блестящим шаром, магическим кубом, "волшебным " жезлом, драгоценными камнями, бусами, свечой и т.д. Например, психотерапевт держит в руках блестящие зеленые шары, перебирая их в ладони и беседуя с больным, и смотрит на его реакцию. Движение шаров расслабляет пациента. Идет особое информа ционное взаимодействие.
Магические предметы всегда в истории целительства занимали особое место.
Г-образная рамка в руках самовнушаемого психотерапевта может оказать влияние на него самого, и в этом случае взаимодействие терапевт-пациент поднимается на новый качественный уровень.
Особое место в системе манипуляционной психотерапии занимает работа с горящей свечой. Целитель зажигает свечи и водит их вдоль тела, "сжигая " черную энергию. Если биополе сильное, то пламя свечи отклоняется сильно. Отклонение в одну сторону — биополе положительное, в другую — биополе отрицательное. Пламя свечи
независимо от тела пациента может изменяться (воздушный поток, и др. влияния), хотя психотерапевт сам может незаметно поддувать на свечу. Пламя свечи и без манипуляций оказывает успокаивающий эффект.

ПЛАЦЕБОАППАРАТУРА. МАНИПУЛЯЦИЯ С ПРЕДМЕТАМИ ВОЗДЕЙСТВИЯ

Необходимо отметить, что существуют настоящие приборы, которые помогают при лечении алкоголизма и других заболеваний. В этом параграфе речь пойдет о псевдоприборах — это особый метод.
Этот метод иногда называют приборной терапией. Выше мы рассмотрели "диагностируемые " предметы. В данном случае речь идет о предметах воздействия.
Особое место среди таких предметов занимают магические предметы, которые можно назвать бутафорией на ультрасовременные медицинские приборы. Эти "приборы " системы "черный ящик" представляют собой внушительного вида "установки" с выходами и входами, с мигающими лампочками, с множеством индикаторных стрелок, специфическим звуком, исходящим из него и т.п.
Некоторые врачи, работающие в физиотерапевтическом кабинете обнаруживали, что эффект воздействия от прибора (например, УВЧ) был у некоторых пациентов и без его включения. Так что с некоторыми пациентами можно экономить электроэнергию. Ну, это шутка!
И тем не менее плацебоаппаратура занимает особое место в системе психотерапии.
От такого прибора обычно отходят провода с электродами, которые терапевт прикладывает на различные участки тела. При этом психотерапевт дает установку: "Сейчас вы почувствуете внутреннюю теплоту в области живота", — и прикладываете электрод или клеммы прибора к животу. "А сейчас у вас появится тошнота," — в этом случае терапевт прикладывает клеммы ко лбу пациента. "После такого сеанса вы почувствуете отвращение и безразличие к алкоголю", — читатель догадался, что это происходит при лечении алкоголизма. В случае кодирования от алкоголизма (стрессотерапия) можно дать установку: "После такого электромагнитного воздействия на мозг, вам просто опасна выпивка, могут быть страшные последствия".
Плацебоприборы часто используют в системе внутренних дел как детектор лжи. Это психологическое воздействие. При лечении алкоголизма методом стрессотерапии важно убедить пациента, что он смертельно болен.
Плацебоприбор — "электрокардиограф " может нарисовать такие кривые, что пациент действительно начнет переживать за работу своего сердца.
Во время кодирования от алкоголизма методом плацебоаппара туры важно показать эффективность воздействия на других пациентах. Для этого среди больных выбирается наиболее внушаемый пациент, и действительно другие пациенты убеждаются, как у него после подключения к прибору появилось чувство тошноты и другие неприятные ощущения только при мысли об алкоголе.
В качестве прибора — воздействия могут выступать не только "приборы ", но и различные магические объекты и предметы, которые якобы "излучают" невидимую целительную энергию: свечи, деревья, участки земли, небесные светила, магические шары, кубы, драгметаллы и т.п. n


ПЛАЦЕБОТЕРАПИЯ

Любое фармакологическое средство должно пройти проверку на плацебоэффект. Известно, что значительное число лекарств, которые казалось бы, должны оказывать влияние через достаточно широкий интервал времени, почему-то начинают действовать во много раз быстрее. Это связано с самовнушением пациента. В связи с этим в психотерапевтических целях имеет смысл проводить плацеботерапию. Создаются специальные таблетки, ампулы, микстуры и т.п., форма и внешний вид которых ничем не отличается от действительных фармпрепаратов, придумывается внушительное название, и плацеболе карство готово. Лучше всего, если это лекарство пациент покупает в аптеке. Поэтому с работниками аптек должна быть определенная договоренность.
Такое плацеболекарство в действительности в традиционном фармакологическом плане никакого воздействия не оказывает. У пациента создается иллюзия того, что эти лекарства оказывают на него оздоровительное воздействие. Хотя корни этого воздействия далеко не эти.
В свое время в нашей стране было модным заряжать мази, крема, воду, что, очевидно, также является плацеботерапией. После такой зарядки крема, мази, становились "чудодейственными ". Автор считает, что фантазировать здесь не нужно, так как, пожалуй, нет ни одного лекарства, которое бы действовало само по себе — необходи мо участие организма, и самовнушение здесь играет особую роль.


Плацеболечение можно проводить не только с "лекарственны ми" формами, но и целительными предметами: браслетами, камнями, металлами.
Так например, весьма эффективны микродозы различных металлов, которые добавляют в еду; они не могут оказать особого вреда, но в то же время, если пациент самовнушаем, плацебоэффект хорошо срабатывает. Так что гомеопатия порой бывает основана только на внушении. n


ОРЕОЛОТЕРАПИЯ

Некоторые "экстраординарные " личности, занимающиеся лечением, способны исцелять одним прикосновением. Они имеют такую способность и возможность благодаря ореолоэффекту. Ореолоэффект — это такой малоизученный психологический процесс, когда целителю приписываются такие способности, которыми тот не обладает. Это трансферная реакция организма (перенос), вызванная с одной стороны большим желанием выздороветь, а с другой, той рекламной кампанией, которую организовал целитель о себе. В этой рекламе часто содержатся настоящие лечебные эффекты, но они единичны. А благодаря телевидению складывается впечатление, что этот эффект универсален, и поэтому появляется вера в сверхвозможнос ти целителя.
Так, если целитель проводит свое воздействие на стомиллион ную аудиторию, то даже одна сотая процента со случайными положительными исходами, может вызвать большое количество писем на телевидение, и как следствие — ореолоэффект возрастает во много раз. n


ИЛЛЮЗИОНИЗМ И МАНИПУЛЯЦИИ В БОЛЬШИХ ГРУППАХ

Психотерапию, проводимую с большими группами, иногда называют массовой психотерапией. Под массовой психотерапией понимают лечебный сеанс с числом больных, превышающим 50 человек. В России массовые сеансы психотерапии, пожалуй, как нигде более, получили свою популярность в конце 80-х начале 90-х годов. Массовые сеансы в это время проводились в самых крупных столичных залах вмещаемостью 10-50 тысяч человек, а также на стадионах. Это, с одной стороны, курьезный момент в истории психотерапии, а с другой, благодаря анализу этих сеансов, нам удалось сделать полезные для науки и практики выводы. Возникает вопрос: неужто в этих массовых сеансах можно найти что-то полезное для развития психотерапии, ведь подобные сеансы уже имели место за рубежом? В действительности подобного за рубежом практически не было. Во-первых, массовые сеансы психотерапии стали популярными в нашей стране благодаря сеансам по телевидению (по основному каналу). Эти передачи смотрели практически все граждане нашей страны. Во-вторых, подобные сеансы на стадионах за рубежом не проводились. Поэтому наша страна в этом эксперименте уникальна. Это был гигантский по масштабам психологический эксперимент. Именно после него профессия психотерапевта из самой скромной преврати лась в самую престижную среди медицинских специальностей.

Мне как автору также приходилось проводить сеансы психотера пии на больших аудиториях. В связи с этим вкратце изложу некоторы е практические и научные выводы, касающиеся проведенной работы.
Сразу отмечу, что никакой хорошо оборудованный гипнотарий или психотерапевтический кабинет не сравнимы с магией большой аудитории. Эту магию можно создать только в массовой аудитории и нигде более. Массовая психологическая индукция по своей силе во много раз превышает ту, которая может быть создана в небольшой группе. На массовой аудитории хорошо могут быть применены все элементы психотерапии, а также те, которые используются при индивидуальной психотерапии, но ни в коем случае не наоборот.
Начинать массовый сеанс (если ореолоэффект слабый) надо с тестов на внушаемость: склеиваемость пальцев, поднятие рук от колен и т.д. Если психотерапевт работает в терминах биополя, во время этого теста он может давать установку: "Я посылаю свое биополе, и ваши пальцы склеиваются все крепче и крепче!.." Если в аудитории 1000 человек, то приблизительно у 7-10% аудитории руки склеятся — это 70-100 человек. Эти "склеенные " зрители поднимаются на сцену. Можно себе представить, как на небольшую сцену поднимутся 100 человек. Это вызовет психологический сдвиг не только у "склеен ных", но и у оставшихся в зале зрителях. Таким образом, в зале создается психологический сдвиг или иными словами магия, в основе которой лежит иллюзия того, что руки склеились благодаря прямому внешнему воздействию психотерапевта. Мастерством психотерапевта является способность поддерживать эту магию на протяжении всего сеанса. Психотерапевт во время сеанса должен быть хорошим артистом. Далее психотерапевт "посылает биополе " так, что пальцы расклеиваются. У некоторых пациентов пальцы склеиваются настолько
сильно, что они не могут их "расклеить " самостоятельно. В этом случае психотерапевт или его ассистент помогают пациентам.
Можно от ручной коталепсии перейти к другим формам каталептического состояния. "Вы столб", — с такой установкой психотера певт укладывает одного из пациентов на спинки двух стульев, расположенных на значительном расстоянии друг от друга, так что тело этого пациента провисает в воздухе. Ведущий садится на грудь этого пациента (именно на грудь, а не на пояс, т.к. в этом весь секрет). Психотерапевт таким образом распределяет свой центр тяжести, что из зала кажется, что ведущий сидит прямо по центру лежащего пациента. Магия зала после такого эксперимента еще больше возрастает.
Затем пациентов сцены выстраивают в одну шеренгу лицом к зрителям. Шеренгу формируют внахлест, т.е. так, чтобы в случае, если один из членов шеренги начнет падать назад, то зацепит соседа, так что может повалиться вся шеренга. Ассистент психотерапевта в этом эксперименте выполняет роль "инженера по магии", т.к. именно он формирует шеренгу. После этого ассистент шепотом (негромко) сообщает членам шеренги, что если вас потянет назад, не сопротивляйтесь. Зрители из зала этого не слышат. Психотерапевт заявляет всему залу, что сейчас он встанет сзади этой шеренги и ничего не будет говорить, а просто будет действовать своим биополем. Ведущий встает сзади этой шеренги, и шеренга враз падает назад. Это очень эффектное зрелище. Некоторые из членов шеренги падают благодаря своей внушаемости и косвенной установки, данной ассистентом. А другие (среди них могут быть и произвольные, не внушаемые) зрители падают благодаря устройству шеренги т.е. соседям. Среди падающих есть и такие, которые, видя что все падают, начинают чувствовать, что их тянет назад, и падают благодаря эффекту психологической индукции. "Видите, какое у меня сильное биополе, вот это свое воздействие я и буду оказывать на вас в течении сеанса, и вы будете чувствовать различные ощущения", — сообщает психотерапевт всей аудитории и начинает массовый сеанс психотерапии.
Во время такого массового сеанса возможно применение всех вышеизложенных приемов манипуляционной психотерапии. Эффективно на массовой аудитории проходит смехотерапия.
Очень важно на определенном этапе сеансов, чтобы на сцену поднимались пациенты с положительными отзывами о лечении, т.к. это лучший раз вселяет уверенность пациентов в курсе лечения.
Массовые сеансы хороши еще и потому, что есть значительная часть пациентов, которые намного комфортнее чувствуют себя именно там, где много людей и нет подозрения, что психотерапевт может что-то предпринять, злоупотребив своим служебным положением.
Очень важно перед началом сеанса оговорить, кому такой сеанс не рекомендуется. n

ПРИВЯЗКА В ПСИХОТЕРАПИИ — ВЫПОЛНЕНИЕ ПРИНЦИПА ПАССИРОВКИ

Для того, чтобы установки психотерапевта были не просто словами, а оказывали бы психотерапевическое (гипнотическое, магическое) воздействие, необходимо, чтобы пациент почувствовал, что психотерапевт не простой человек, а обладает нечто большим, чем обыкновенные люди. Психотерапевт должен доказать это своему больному в течение непродолжительного времени. Поэтому врачу необходимо знать все способы привязки, т.е. методы заблуждения с целью достижения наибольшего внушения. Например, во время гипнотизации психотерапевт подготавливает больного таким образом, чтобы он при глубоком вдохе почувствовал, как его тянет назад. Во время сеанса пациент по команде психотерапевта глубоко вздыхает и чувствует, как его тянет назад (гипнотизация из положения стоя), но он не догадывается об истинных причинах падения назад, приписывая это гипнотическому влиянию психотерапевта. Это искусственно созданное заблуждение заставляет пациента поверить в особые силы целителя. В действительности при вздохе центр тяжести пациента смещается так, что его начинает тянуть назад.
Далее во время сеанса гипнотизер пытается улавливать малейшие движения и всевозможные реакции пациента (движение рук, подергивание, вздохи и т.п.), которые очевидно не связаны с ведущим сеанс, но гипнотизер это приписывает своему влиянию. Таким образом, идет постоянный процесс интерпретации всех ощущений, которые чувствует гипнотизируемый, так что он оказывается в "сетях" ведущего. Поиск бессознательных реакций их предугадываний и своевременное сообщение (интерпретация) о них пациенту —это основные элементы, которые позволяют ввести пациента в заблужде ние с целью достижения эффекта внушения. Это и есть привязка. Сначала установка психотерапевта не оказывает непосредственного действия, но пациент чувствует это действие благодаря манипуля ции и введению в заблуждение. Далее, после того как осуществляется привязка, установки психотерапевта действительно начинают оказывать влияние, причина которых исключительно в установке, а не в искусственных манипуляциях. Поэтому привязка здесь выступает в качестве затравки, которая затем снимается, и эффекты уже происходят без нее.
Выше приведен пример с привязкой, проводимой в процессе гипнотизации. На практике психотерапевту приходится давать более сложные установки, содержание и действие которых может быть растянуто на дни, недели, месяцы и годы. Поэтому не надо упрощать психотерапию и ее приемы внушения, сводя ее к обыкновенному успокоению. Это не так.
Для того, чтобы психотерапевту заслужить право давать установ ки типа: "На третий день у вас будет то-то, на 4-й будет еще лучше, на пятый вы увидите сон, в котором вы ходите своими ногами, и проснетесь здоровым непарализованным человеком...", необходимо убедить пациента для начала, хотя бы в малых пророчествах. Для этого необходимы обширные знания. В то же время полагаться только на одни знания мы бы не советовали. Есть еще интуиция. Мозг психоте рапевта из большого количества информации и благодаря большому труду сам подсознательно иногда может выдавать информацию о том, что с пациентом будет происходить. Природа как бы благодарит человека таким озарением. Поэтому сбываются пророчества. Это не случайность.
К сожалению, начинающему психотерапевту такая интуиция приходит очень редко, а привязку надо создавать. Поэтому приходится прибегать к искусственным приемам "пророчества ".
Врач перед началом лечения узнает об особенностях биографии пациента из дополнительных источников так, чтобы пациент не догадался об этом. Таким образом, во время сеанса психотерапевт, не зная пациента, начинает рассказывать о его жизни, удивляя больного и таким способом обеспечивая привязку. n

ПРИНЦИП НАИМЕНЬЩЕГО ДЕЙСТВИЯ В ПСИХОТЕРАПИИ

Существуют такие состояния (заболевания) пациентов, когда результат лечения всегда будет положительным независимо от способа и пути по которому пойдет психотерапевт в своем лечении. В этом случае имеет место предрасположенность к выздоровлению, и со стороны психотерапевта не требуется особого таланта и знаний. Порой просто достаточно махнуть рукой, и пациент здоров, или дать установку на мгновенное выздоровление.
Любое действие при этом приводит к выздоровлению. Это и есть принцип наименьшего действия. Тем не менее знахари, народные целители и экстрасенсы часто для большего внушения усложняют свое магическое действо, называя причины заболевания (например, сглаз от того, что в подушке, на которой спит пациент, есть игла, или в углу двора зарыт камешек, которые являются причиной заболевания), хотя они никакого отношения к заболеванию не имеют, а срабатывает лишь принцип наименьшего действия. Автор также за то, чтобы установки были не простыми, а имели определенную причинно-следственную, логическую и диалектическую структуру заблуждения, так как это может застраховать выполнение принципа наименьшего действия.

ПРИНЦИП ПОТРЕБНОСТИ ИЛЛЮЗИЙ

В человеке заложена защита как подсознательная реакция на внешние воздействия, которые могут привести к психической травме. Основными формами защиты являются: вытеснение, отрицание, формирование реакции, перемещение, обратное чувство, подавление, идентификация с агрессором, аскетизм, интеллектуализация, изоляция аффекта, регрессия и сублимация. Все эти формы защиты являются подсознательным самозаблуждением, причем некоторые из них связаны с конструированием иллюзий. О самозаблуждении как защитной реакции отмечает в своих работах В.Франкл. Будучи узником концлагеря, он обратил внимание на то, что практически все узники перед тем, как их должны были поместить в газовые камеры, не вели разговоры о том, что это произойдет, а были уверены в обратном, тешили себя иллюзиями. Эти иллюзии формировались у них подсознательно. Таким образом, в человеке заложена способность к конструированию иллюзий, как защитная реакция на внешние воздействия. Более того, человек — это субъект, сознательно и подсознательно вводящий себя в заблуждение и строящий иллюзии, а впоследствии разоблачающий их.
Психотерапевт в процессе своей практической деятельности должен учитывать принцип потребности пациента в иллюзиях и конструировать свои манипуляции, которые в свою очередь не должны входить в конфликт с иллюзиями, порожденными самим пациентом.

ЭЛЕМЕНТЫ МАНИПУЛЯЦИОННОЙ ПСИХОТЕРАПИИ В ТРАДИЦИОННЫХ МЕТОДАХ ПСИХОТЕРАПИИ. МАНИПУЛЯЦИИ В ГИПНОТЕРАПИИ

Известно, что в основе наиболее эффективных способов гипнотизации лежит элемент заблуждения. О привязке в гипнотерапии мы уже говорили выше. Для того, чтобы эта привязка была более эффективной психотерапевту приходится внимательнейшим образом наблюдать за ощущениями, движением и другими проявлениями пациента и давать опережающую их интерпретацию. Поэтому пациенту может показаться, что его ощущения связаны исключительно с гипнотическим влиянием психотерапевта. Это и есть элемент заблужде ния. Например, если гипнотизер заметил, что у пациента появляется слезинка, то тут же идет интерпретация: "Сейчас у вас появится слеза". Или другой пример. Гипнотизер расслабляет пациента, просит поставить ноги вместе и начинает считать до трех, предупредив пациента, что на три он должен резко вздохнуть. В результате на счет три пациента резко тянет назад, он падает и засыпает гипнотичес ким сном. В действительности во время резкого вздоха происходит смещение центра тяжести так, что пациента тянет назад (ноги у него расположены так, что он не может поддержать себя ими).
Приведем еще пример. Известно, что если пациента попросить на несколько минут хорошенько растопырить свои пальцы (изо всех сил), выгнувши их назад в тыльную сторону, а затем попросить сжать их, то он не сможет этого сделать сразу. "Ваши пальцы, как гвозди". Таким образом, привязка и дальнейшая гипнотизация обеспечены.
Таких приемов привязки и заблуждения можно привести множество. Это зависит от наблюдательности и изобретательности психотерапевта.
Отметим что, основные приемы привязки можно взять из техники йоги.

МАНИПУЛЯЦИИ В РАЦИОНАЛЬНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Стержнем рациональной психотерапии являются правильная, доступная пониманию больного трактовка характера, причин возникновения и прогноза заболевания, что в свою очередь способствует выздоровлению. Некоторые называют этот метод лечением беседой. Сам же автор рациональной психотерапии Дюбуа назвал ее методом воздействия на мир представлений пациента непосредственно, а именно путем убедительной диалектики. Таким образом, в основе лежит способность психотерапевта убеждать. А убеждение, на наш взгляд, с применением манипуляций должно быть еще более эффективным.
В действительности при индивидуальной беседе очень часто психотерапевту приходится прибегать ко всевозможным ухищрениям и говорить о том, чего нет, это порой приносит больше успеха, чем искренняя беседа. В рациональной психотерапии элемент искусст венного (искусственных иллюзий, созданных психотерапевтом) может основательно изменить отношение больного к своей болезни. Для того, чтобы ложь стала святой, мало, чтобы она была логично доказана пациенту, необходимо, чтобы она принесла выздоровление.
Автору в своей психотерапевтической деятельности приходилось заниматься с больными раком. Этот диагноз у больных вызывал сильную депрессию и соответствующие невротические симптомы. Наблюдения показали, что некоторые из этих больных умирали не из-за метастазы, а из-за нервного истощения, вызванного хроническим страхом смерти. В то же время больные, которым была создана искусственная иллюзия и проводилась в терминах манипуляционной психотерапии рациональная терапия с установкой, что диагноз поставлен неверно, жили вместо предполагаемых двух месяцев два года. Согласитесь, несколько лет жизни — это большое время. Читателю было бы приятно услышать от прорицателя, что в ближайшие два года он точно не умрет. Таких искусственных приемов множество. Некоторые врачи прибегают к этим приемам самостоятельно.
Мало больному сказать, что все будет хорошо, необходимо логично убедить или в течение продолжительного времени убеждать его в этом.
Приведем пример. Если больного в течение короткого времени убедить, чтобы он не переедал, не выпивал алкоголь и т.п., то иногда можно и немного напугать пациента опасностью его состояния. В этом случае логично и убедительно доказывается критичность положения, анализируется в его присутствии кардиограмма, анализ крови и т.п. Чаще
всего пациент медицински безграмотен, и это позволяет врачу убедить его в опасности положения. Завершается манипуляционно-рациональ ная терапия с установкой: "Вам надо срочно бросить переедать (или выпивать алкоголь), иначе...!"
Приведем еще пример. Искусственная иллюзия и соответствую щее лечебное убеждение пациента может быть организовано косвенно. Например, врач может разыграть, как актер театра, определен ную беседу по телефону, хотя на другом конце провода никого нет или вообще телефон бутафорский. Эта "беседа " может быть с коллегой, который проводил исследования и брал анализы. Пациент все это слышит. Во всяком случае психотерапевт может сделать вид, что не заметил присутствия пациента или специально в его присутствии позвонил коллеге с вопросом о состоянии пациента. Таким образом, пациент может услышать об опасности (например, в случае лечения алкоголизма) или положительности своего состояния. Психотерапевт в процессе этой манипуляции выдерживает длинные паузы, чтобы во время них больной все обдумал, изменил свои взгляды.
В некоторых случаях такой манипуляционной терапии если положительный результат и лечебный эффект достигнуты, возможно разоблачение иллюзий с целью снятия зависимости состояния пациента от врача. Для этого, безусловно требуется постепенность и аккуратность, чтобы не было побочных отрицательных явлений.


МАНИПУЛЯЦИИ В ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Особое место элементы искусственного занимают в групповой психотерапии. Автор под групповой психотерапией понимает метод, при котором с лечебной целью используется групповая динамика т.е. отношения и взаимодействия членов группы как с психотерапев том, так и между собой.
Выше нами уже рассматривались приемы внешней шанжировки — подсадки при проведении психотерапевтического лечения в группе больных, страдающих алкоголизмом и другими заболеваниями. Это и есть манипуляции в группе. Прием подсадки весьма эффекти вен при проведении групповой психотерапии. Подсадка — это специально подготовленный пациент или коллега психотерапевта, играющий роль обыкновенного пациента по программе, заданной психотерапевтом. Подсадок в группе может быть несколько. Если они начинают играть в присутствии больного или больных по определен ному сценарию, это называется манипуляционной психодрамой.
Так например, манипуляционная психодрама эффективна тогда, когда требуется убедить пациента, что причина "порчи" в нем самом. Подсадка убеждает пациента, что он тоже страдал от порчи и ее не существует, а есть самовнушение. Подсадка помогает больному вырваться из своего состояния, рассказывая о себе. Больной на примере другого "больного " убеждается, что причина сглаза в конце концов в нем самом.
Манипуляционная психодрама может быть направлена на создание как отрицательных эмоций пациента, так и положительных (при лечении различных неврозов).
Этот метод может использовать те же принципы, что и традиционные приемы групповой психотерапии. Главное, чтобы больной поверил в себя и в свои силы.
Манипуляционная психодрама может оказаться дополнением к традиционной психодраме.
Как и во всех приемах манипуляционной психотерапии, этап разоблачения обязателен и в манипуляционной групповой психотера пии. Пациенту во-время сообщается, что это был розыгрыш. Это происходит тогда, когда пациенту удалось благодаря этой манипуляции взглянуть на себя по-другому, познать себя с другой стороны и ему уже безразлично, было ли это розыгрышем или действительностью. Разоблачение может вызвать временное недоумение, а затем положительные эмоции. Необходимо, чтобы пациент после этого ушел с положительными эмоциями и оптимистично настроенным.
Возможно применение манипуляций при групповой дискуссии. Для этого на видеомагнитофон записываются ответы членов группы на вопрос психотерапевта: "Как ты думаешь, какой он?" Психотера певт интересуется оценкой членами группы каждого из группы. Пациент, которого вводят в заблуждение не участвует в этом. Затем психотерапевт с установкой: "Послушай, что о тебе говорят другие", дает возможность просмотреть видеоленту этому пациенту. Элемент заблуждения заключается в том, что оценки, соответствующие другим пациентам, преподносятся так, как будто они принадлежат данному пациенту. Это позволяет ему задуматься о себе. Затем идет разоблачение. После этого пациент должен сам найти оценки, соответствующие ему самому.
Манипуляционная групповая психотерапия эффективна при лечении неврозов навязчивого состояния. Для того, чтобы убедить пациентов, что они во многом заблуждаются, проводится групповой сеанс с элементами спиритизма. Так например, организуется спиритический сеанс общения с духами умерших. Берется наиболее распрострненный способ общения с духами — движение чашки по столу, на котором разложены ответы "да", "нет", "не знаю". Члены группы накладывают свои ладони на эту чашку. Через некоторое время начинается подсознательное движение рук, что вызывает суммарное движение чашки. Задаются вопросы одному и тому же духу. Для того, чтобы убедительно доказать пациентам, что эти ответы не идут от духа, группа разделяется на две части. Часто оказывается, что один и тот же дух по-разному дает ответы на одни и те же вопросы. Иными словами дух лжет. По мере появления элементов абсурда пациенты становятся более критичными.
То же самое проделывается с процессом видения духа в зеркале при включенном свете. Пациенты убеждаются, что их видения разные и поэтому субъективны.
На основании наших наблюдений спиритический сеанс полезен тем, что он несет информацию о подсознании членов группы. Суммарная ее составляющая в свою очередь может нести полезную информацию о динамике и структуре взаимодействия членов группы между собой. Поэтому эти исследования необходимо проводить.
Индивидуальный спиритический сеанс несет информацию о подсознании пациента. Поэтому эту манипуляцию эффективнее проводить во время психоанализа. n


ИЛЛЮЗИОНИЗМ И МАНИПУЛЯЦИИ В ПСИХОАНАЛИЗЕ

Эффективно во время психоанализа применение элементов спиритического сеанса. Для этого пациента усаживают за стол, на котором лежит листок с таблицей ответов "да", "нет", "не знаю". Берется обыкновенный стакан, переворачивается и кладется на этот листок. Пациент, закрыв свои глаза, накладывает обе руки на основание стакана. Психотерапевт задает вопрос, и если после него начинается подсознательное движение рук и соответствующее движение стакана по таблице, то эффект достигнут. На вопросы психотерапевта отвечает не сознание, а подсознание пациента. Если же чашка не движется или пациент сам ее начинает двигать в соответствии со своим сознательным ответом на вопрос, то сеанс продолжается в традиционном стиле. Необходимо пациента научить, чтобы его подсознание "выходило в руки".
"Сейчас я прикоснусь своей ладонью к вашему лбу, и вы еще ярче вспомните ..." — с такой установкой психоаналитик часто проводит сеанс психоанализа. Это также манипуляция, так как в этом приеме есть элемент заблуждения и искусственного. К сожалению, сопротивление пациента бывает настолько сильным, что сеанс свободного ассоциирования вообще не протекает. Поэтому психоанали тику приходится вновь прибегать к элементам манипуляционной психотерапии.
Так например, применяется манипуляция "детектор лжи"! В качестве "детектора лжи" может быть любой "прибор ", имеющий внушительный вид сложной аппаратуры. На голову пациенту надевается шлем с электропроводами и клеммами, которые в свою очередь подключаются к детектору. Пациента убеждают, что если он будет не искренен, то "прибор " это зафиксирует. В действительности "прибор " бутафорский. При этом применяются следующие установки :

"Сними свой стыд как одежду", "Что!! Что!! Что было!! Что еще!! Вспомни!!!" (громко) и другие.

Эффективность психоанализа во многом зависит от анализа сновидений. К сожалению, не все свои сны пациент может вспомнить, хотя известно, что ночью человек видит большое количество снов. В связи с этим прибегают к манипуляции с пробуждениями во время сна. После каждого пробуждения сновидения записываются. Эту манипуляцию может проводить как терапевт, так и родственники, и близкие пациента. За ночь возможно от пяти до десяти пробуждений. Эта манипуляция эффективна, если сон неглубокий. Таким образом, возможен анализ не только существенных, ярких, оставивших глубокое впечатление снов, но и большого потока других сновидений.

Автор полагает, что в некоторых случаях, возможно искусствен ное введение пациента в состояние алкогольного опьянения, что может лишь способствовать снятию психологического барьера и уменьшению сопротивления. В этом случае психоаналитик должен уметь отличать существенное подсознательное от несущественного, которое вызвано опьяненным сознанием. Этот сеанс записывается на магнитофонную пленку, а затем в нормальном состоянии анализи руется. n

ДИАГНОСТИКА И ПСИХОИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗЛУЧЕНИЕ

Приведенная ниже схема излучения психоинформации показывает, что только на основании ее, без всякого рода парапсихологи ческих феноменов (телепатов и т.п.), можно безошибочно диагнос тировать и психологически воздействовать на субъект. Эта схема может служить как руководство для врачей и психологов. В то же время необходимо отметить, что эта информация подсознательно восприни мается и считывается мозгом экстрасенса. Некоторые из них, не зная этой схемы, объясняют свои феномены интуицией, озарением и т.п. Они правы. За большую работу природа благодарит их этими феноменами. Мы уже идем немножко с обратной стороны, изучая природных психологов, хотим хоть немного приблизиться к их таланту. И все же многие врачи, по нашим наблюдениям, в процессе длительной практики, сами того не замечая, обучаются этому. В этом случае работают сложные механизмы подсознательного накопления информации о больных, что в дальнейшем позволяет врачу лишь взглянуть на больного, чтобы определить диагноз и многое рассказать о человеке. Мозг считывает излучение психоинформации, затем синтезирует ее и выдает результат, который мы обычно связываем с интуицией.

Приведенная выше схема применяется в системе манипуляцион ной психотерапии как способ привязки к пациенту, что позволяет пациенту поверить в психотерапевта, как в необычного человека, обладающего нечто большим, чем обыкновенный человек.

Мы привели только один канал, из которого субъект может получить скрытую информацию о другом субъекте. Эта информация исходит от самого объекта восприятия. В некоторых случаях данные о субъекте можно узнать из других источников (о чем диагностируе мый не должен догадываться). Например, иногда достаточно узнать профессию пациента (профессиональные заболевания) или, зная об этом заболевании, предположить о множестве последствий этого заболевания, что, безусловно, убедит пациента. Существует множество дополнительных источников информации. Их открытие во многом зависит от внимательности субъекта.

Анализ психоинформационного излучения позволяет хорошо определять прошлое и настоящее субъекта. Некоторым экстрасенсам удается прогнозировать будущее и профессионально заниматься пророчеством. Они угадывают будущие реакции организма на те или иные ситуации, будущее субъекта вообще. Для этого необходимы не только интуиция, но и знания. Приведем некоторые источники информации, позволяющие предугадывать события , связанные с субъектом.

Психологические знания. Знания о психологических типах субъектов (например, темперамента), позволяет прогнозировать не только каков субъект, но и то, как он будет себя вести в различных ситуаци ях. Кроме того, это позволяет говорить о том, что ожидает субъекта через многие годы, чего он достигнет.

Медицинские знания. (Знания физиологии др. медицинских наук) Знание процессов в организме благодаря практике и чтению медицинской литературы позволяет подробно рассказать пациенту о протекании его заболевания с точностью до нескольких дней. Так например, знания о биоритмах индивида позволяют врачу быть хорошим прорицателем.

Метереологические, географические и астрономические знания. (активность солнца, луны и др.)

Например информация о магнитных бурях позволяет врачу прогнозировать состояние пациента с точностью в один день.

Знания о возрастных, половых и национальных особеннос тях субъекта.

Знания о будущих событиях в обществе могут позволить экстрасенсу дать прогноз о своем клиенте и его реакциях на эти события. Эту информацию он может получить из неофициальных источников или официальных (в случае, если его клиент их не читает). Экстрасенс должен быть Шерлоком Холмсом своего дела.

Приведенный выше перечень и анализ элементов психоинфор мационного излучения — это азбука или необходимый минималь ный объем знаний, который должен знать начинающий психотера певт. Во всяком случае он должен попытаться видеть эти элементы и


использовать их в своей работе. Для того, чтобы знания об элементах психоинформации дали эффект, необходимо не просто их знание, а умение их синтезировать и отличать существенное от несуществен ного. Необходимо умение ими варьировать, наблюдать за их корреляцией, строить между ними логическую связь, что в свою очередь не позволит психотерапевту заблудиться в этой сложной области знания.

С другой стороны есть вещи, благодаря которым психотерапевт может продемонстрировать свою экстраординарность, не используя сложные знания.

Назовем их:

1. Число пациентов. Чем больше их число, тем больше положительных угадываний при диагностике.

2. Случайность. Иногда психотерапевт может наугад отгадать диагноз.

3. Традиционные знания.

4. Интуиция. Хоть какая, но она все равно есть.

5. Сильная внушаемость пациента. В этом случае часто любые действия психотерапевта могут быть благотворными.

ПРИМЕНЕНИЕ ЭЛЕМЕНТОВ МАНИПУЛЯЦИОННОЙ ПСИХОТЕРАПИИ ПРИ ЛЕЧЕНИИ РАЗЛИЧНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ *

НЕВРОЗЫ

ИСТЕРИЧЕСКИЙ НЕВРОЗ

В случае этого заболевания возможно применение всех методов и приемов МП. Эффективно применение приемов шанжировок при параличах, парезах (в том числе астазии-абазии), судорожных припадках, гиперкинезах, контрактуре, афонии и мутизме. Так например, в случае паралича, парезе, контрактуре применяется внешняя визуальная шанжировка (оптическая система зеркал). При блефоспазме можно применять не только внешнюю визуальную шанжировку, но и внутреннюю кинестетическую, визуальную и аудиальную шанжировки. При истерической форме ухудшения зрения (истерической слепоте и др.) применяется визуальная внешняя шанжировка.

* необходимо отметить, что применение приемов МП наиболее эффективно

при психосоматических заболеваниях. В дальнейшем при рассмотрении

того или иного метода мы об этом упоминать не будем, хотя эти

приемы МП могут быть использованы в случаях других заболеваний.

Традиционно при лечении истерического невроза используют гипнотерапию, групповую психотерапию, психоанализ. Эти методы могут оказать большой эффект, если в них будут элементы МП.

При психосоматических заболеваниях внутренних органов, имеющих истерическую природу, возможно применение психохирургии.

НЕВРАСТЕНИЯ

Для клинической картины неврастении характерны общеневро логические нарушения, бессонница и головная боль и т.п. В связи с этим могут быть применены все приемы шанжировок.

НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВЫХ СОСТОЯНИЙ

Эффективно применение кинестетической внутренней шанжировки. при лечении различных форм фобии. Мастерство манипуля ционного терапевта в этом случае заключается в умении показать исчезновение приступа страха при "магическом " действии терапевта, что в начале вселяет веру в лечение, а в перспективе дает основания для повышения самообладания (саморегуляции) больного. Кроме того, возможно применение гипнотерапии, групповой психотерапии и психоанализа с элементами МП.

СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ

С целью улучшения работы сердца для снятия его возбуждения при аритмии, повышенном или пониженном артериальном давлении применяется внутренняя аудиальная, внешняя аудиальная шанжировка и визуальная внутренняя шанжировка.

При общих сердечно-сосудистых заболеваниях применяется внешняя и внутренняя шанжировки.

ЗАИКАНИЕ

Применяется аудиальная внешняя шанжировка.

АЛКОГОЛИЗМ

При лечении алкоголизма методом гипнотерапии применяется внешняя (вспомогательная) шанжировка, создаваемая подсадкой, который имитирует рвоту (подсадок может быть несколько). Часто это "заряжает " пациента, и его тоже начинает тошнить. Таким образом, по мере лечения появляется отвращение к алкоголю.

Возможно применение элементов плацебоаппаратуры, которые могут проходить под маской кодирования (метода Довженко или стрессотерапии). В этом случае основной задачей является создание стресса и страха по отношению к алкоголю. Пациент в форме косвенного внушения получает информацию о том, что если после воздействия прибора на мозг он выпьет глоток алкоголя, может произойти что-то страшное, так что выпивка смертельно опасна. Об этом могут подтвердить в группе пациенты-подсадки, (рассказывая о летальных исходах, параличах и т.п.). Здесь можно продемонстрировать это живым примером, т.е. разыграть искусственную психодраму, где будет идти речь о пациенте, который не послушался и выпил после кодирова ния, так что его парализовало. Иногда больных алкоголизмом действительно парализует, но это не связано с кодированием, хотя психотерапевт этот случай интерпретирует как следствие кодирования.

Возможны другие приемы искусственной психодрамы. Психоте рапевт после кодирования (сеанса стрессотерапии) берет расписку о том, что не отвечает за здоровье больного после кодирования. Это также вселяет страх перед выпивкой.

При лечении алкоголизма возможно применение внутренней кинестетической шанжировки или условно-рефлекторной терапии, вызывающих отвращение к алкоголю. В этом случае рвота вызывается за счет смешивания некоторых фармакологических средств с алкоголем. Алкоголику создается иллюзия того, что его тошнит, благодаря именно водке, хотя причина в другом.

ЗРЕНИЕ

Применение внешней визуальной шанжировки достаточно подробно изложено выше.

ОЗДОРОВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ОРГАНОВ

Для удаления желчекаменных образований применяется внешняя и внутренняя аудиальная и визуальная кинестетическая шанжиров ки, которые подробно описаны

Для оздоровления печени, желудка и других внутренних органов применяется ВВШ и АВШ. Кроме того эффективно применение кинестетических внешних шанжировок.

Наиболее эффективны для оздоровления работы и функций внутренних органов психохирургические манипуляции.

АЛОПЕЦИЯ (ОБЛЫСЕНИЕ)

Применяется внешняя кинестетическая шанжировка.

ОЗДОРОВЛЕНИЕ РУК И НОГ

Внешняя и внутренняя кинестетическая шанжировка.

ОЖИРЕНИЕ И ПЕРЕЕДАНИЕ

Стрессотерапия. Искусственная психодрама. Кодирование. Плацебоаппаратура.

ВРЕДНЫЕ ПРИВЫЧКИ

Внешняя и внутренняя кинестетическая шанжировки, вызывающие неприятные ощущения, если субъект не расстается с привычкой.

АРИТМИЯ СЕРДЦА И ДРУГИЕ СЕРДЕЧНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Внутренняя аудиальная шанжировка.

ЭПИЛЕПСИЯ

Внешняя и внутренняя шанжировка, обучающая больного саморегуляции и сопротивлению надвигающейся эпилептической ауры. Обучение больного предчувствию надвигающегося приступа и ухода от него.

ОБ УСТАНОВКАХ

Успех психотерапевтического воздействия во многом зависит от умения психотерапевта давать установки . Установки следующих видов:

1. Установки типа: "Здесь и теперь". Они действуют непосред ственно в момент их произношения в присутствии психотерапевта. Рапорт — это частный случай этой установки.

2. Установки перспективные. Даются психотерапевтом на будущее.

3. Установки косвенные. Даются косвенно.

4. Установки скрытые. О том, что была дана установка, пациент начинает догадываться позже.

5. Установка — беседа.

6. Установки для эффективного проведения психоанализа.

Эффект от установки во многом зависит от личности, известно сти, опыта и др. характеристик психотерапевта. Для того, чтобы давать установки, необходимо заслужить право на это. Только в этом случае они будут нечто большим, чем обыкновенно произнесенные предложения. Установки должны быть лаконичными. Приведем лишь некоторые :

1. "Вы не больны раком. Диагноз поставлен неверно. Всего вам хорошего" .

2. "Процессы выздоровления уже начались, через час вам будет лучше, через полдня исчезнут боли в груди, а через неделю вы будете полностью здоровы, исчезнут все недомогания. Уже сегодня вы будете хорошо спать, так как я вижу, что оздоровительные процессы уже начались".

3. "Я на вас буду действовать и посылать свои лечебные биоимпульсы каждый день вечером в шесть часов. Поэтому вы не удивляйтесь, если почувствуете приятную теплоту в области живота и груди. При этом ваше дыхание будет постепенно выравниваться. Сердце будет биться спокойно и ритмично. Для того, чтобы почувствовать мои биоимпульсы, надо будет сесть вечером в шесть часов, выключить свет и приготовиться к тому, чтобы чувствовать эти импульсы".

4. "То, что у вас вчера были очень сильные приступы, это все к лучшему. Организм начинает бороться со своей болезнью. Вам с каждым днем будет легче. (Психотерапевт все боли приписывает к выздоровлению). Выздоровление протекает через боли. Так что не огорчайтесь".

5. "Вам только что было очень больно, я вижу это по вашему лицу. Не удивляйтесь, но эту боль создал именно я. Сейчас точно также я создам вам приятное ощущение.

6. "Вы испугаетесь (или почувствуете беспокойство) еще три раза, а на четвертый раз не испугаетесь," или "У вас будут еще три приступа, после этого они кончатся, не возобновятся больше никогда". (Фобии и страхи).

7. "Вы увидите страшный сон, в котором вы переосилите себя, и наяву уже перестанете бояться. После этого сна вы мгновенно выздоровете" .

8. "Тот, кто во время сеанса почувствовал теплоту во рту, зубные боли будет испытывать все реже и реже. У того, кто почувствовал сзади тепловой ветер, восстановится работа сердечно-сосудистой системы".

9. "Вы были только что под гипнозом и поэтому не контролиро вали себя и сильно бредили. Во время этого бреда вы многое рассказали о себе того, что не хотели рассказывать раньше. Теперь мне хотелось бы услышать все это наяву". (Очевидно, что пациент в бреду ничего не рассказывал. От автора.) n


РАБОТА С ФАНТАЗИЯМИ И АССОЦИАЦИЯМИ. ШАНЖИРОВКА ПРИЧИНЫ СГЛАЗА

Лечение неврозов методами традиционной психотерапии иногда бывает малоэффективным. Устойчивые неврозы в народной медицине называют сглазом. Практика показывает, что чаще всего эффективнее снять сглаз, нежели лечить невроз. Снятие сглаза методами народной медицины, магии, экстрасенсорики включает в себя все, что научной психологии еще предстоит объяснить. Эти нетрадици онные методики всегда оказываются впереди традиционных, хотя сами их авторы часто не могут объяснить причин эффекта *. Если бы пациент знал причины своего заболевания, он был бы более здоровым. К сожалению, человеку приходится сталкиваться с неосознава емыми факторами, которые являются главными причинами его нервных и психических заболеваний. Самый прямой путь к такому осознанию — метод психоанализа. Но он трудоемок, и не все целители владеют им. В то же время методы народной и нетрадиционной медицины не требуют особой подготовки. Эти методы в основном основаны на принципе импритинга, который вкратце гласит: "...было бы куда вылить, излить..., а уж организм сам перестроится и выздоровеет". Иными словами, нужен "объект ", который является причиной всех заболеваний, им может стать произвольный объект. Организм сам подстроится под него, снимет свое напряжение. Любое магическое действо основано на этом принципе. Сглаз снимается ликвидацией "объекта ", который вызывает сглаз. Целитель должен организовать этот объект.

Пример . Пациентка М. обратилась с приступами невроза, удушья в области груди. Работа в терминах традиционной психотерапии оказалась малоэффективной. Тогда врач, сказав, что ошибался в диагнозе, посоветовал снять с нее порчу. На следующий день другой врач, работая в терминах народной медицины, начал снимать сглаз. Он уложил пациентку. "Весь ваш сглаз", — сказал врач, — "сосредото чен в области груди. Закройте глаза и представьте его. Что вы видите?" Пациентка сказала, что видит темный круг диаметром 10 см. в области груди. Эту фантазию (ассоциацию) врач попросил описать поподробнее. "Сейчас я буду проводить манипуляции руками, и вы

* Эффективным, при лечении желчнокаменной болезни может

оказаться совместное применение вышеприведенной методики

и внутренней аудиальной шанжировки (постукивание).

увидите как этот круг будет уменьшаться и постепенно из темного превратиться в прозрачный, а затем и вовсе исчезнет". И действи тельно, круг в фантазиях пациентки стал вытягиваться, уменьшать ся и исчез. После этого приступ удушья прекратился и вовсе не появлялся. Таким образом, врачу, работающему в терминах "сглаза ", удалось ликвидировать энерго-информационную связь, которая традиционными методами не исчезала.
Часто при снятии сглаза сжигаются фотографии, листочки с фамилиями людей, совершаются магические действия и ритуалы с различными предметами, идет поиск предмета, который является причинами всех бед. Затем этот предмет ликвидируется. Таким образом, рвется устойчивая энерго-информационная связь, причинившая вред здоровью. В случае, когда нет явной связи вещей с заболеванием, целители искусственно организуют эту связь и соответствующий объект (импритинг) (см.выше). Эта искусственная связь позволяет подключиться к основной энерго-информационной связи. А ликвидация искусственной связи, как это не парадоксально, ведет к исчезновению энерго-информационной связи. "Объект ", который является причиной всех бед, искусственен, здесь он заменяет истинный объект, следовательно, это также является разновидностью шанжировки. n


ПСИХОТЕРАПЕВТ ИЛИ ИЛЛЮЗИОНИСТ-ПСИХОЛОГ?

В иллюзионном искусстве и психотерапии (методах лечебного внушения) много общего в силу того, что они являются частями одного целого, которое называется МАГИЕЙ. Иллюзионизм и психотерапия — это одно целое и неразделимое. Попытаемся обосновать эту мысль.

Фокусник делает все, чтобы удивить зрителя. Зритель знает, что фокусник не волшебник, и поэтому предполагает свою версию секрета. Фокусник, зная об этой возможной версии зрителя, показывает своими манипуляциями, что они не верны. Это еще больше удивляет зрителя. Он еще выдвигает версию секрета, а фокусник вновь разоблачает ее. Зритель удивлен, и тем не менее он не считает фокусника волшебником, но он уже восхищен его мастерством, которое постепенно перерастает в МАГИЮ, т.е. в ту НЕОБЫЧНОСТЬ (неординарность), которая отличает фокусника от простых людей. У фокусника вырастает некий ореол или "аура", которая всегда является критерием присутствия настоящего искусства. С другой стороны, зритель жаждет заблуждения.
Фокусник обладает скрытыми знаниями техники предметов или своих рук (техникой манипуляций), которые не знает зритель. НЕЗНАНИЕ этой информации другими (субъектами восприятия) позволяет создавать для них МАГИЮ. МАГИЯ ИСЧЕЗАЕТ ДЛЯ СУБЪЕКТА ВОСПРИЯТИЯ, КОГДА ОН ПОЗНАЕТ СТРУКТУРУ МАГИИ.

МАГИЯ И ИЛЛЮЗИОНИЗМ — ЭТО ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ МЕДАЛИ, И ИХ РАЗДЕЛИТЬ НЕВОЗМОЖНО. МАГИЯ и психотерапия — тоже неразделимые вещи. Следовательно, иллюзионизм и психотерапия (магическое внушение) -также одно и то же. Магичес кое внушение — более широкий процесс, включающий иллюзиониз м.

В иллюзионизме фокусника, имеют место исчезновение и появление предметов т.е. манипуляция с предметами, основанная на ловкости рук и знании психологии восприятия зрителя. Внушение в психотерапии также включает манипуляции, но эти манипуляции с субъектом восприятия, с его сознанием. (В иллюзионизме фокусника манипуляции сознанием тоже присутствуют, но они не существен ны). В психотерапии манипуляции сознания существенны. n

ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ИЛЛЮЗИОНИЗМА В ПСИХОТЕРАПИИ

Все традиционные направления психотерапии имеют свои исторические предпосылки. Так, например, первыми гипнотерапевтами на нашей планете были, пожалуй, жрецы древности, которые занимались храмовой медициной и говоря современным языком, проводили массовые сеансы гипноза. Первыми профессиональными психоаналитиками были священники, выслушивающие исповедь верующих при отпущении грехов. Эта исповедь во многом исходила от верующего подсознательно, что и приводило к катарсису, т.е. очищению. Многие из них во время исповеди входили в гипнотическое состояние так, что это приводило иногда к еще большему психоте рапевтическому эффекту. Общение со священником могло быть таким глубоким, что этому, пожалуй, позавидовали бы современные психоаналитики.

Истоками современного аутотренинга являются древняя йога и другие восточные культуры. На наш взгляд, аутотренинг — это безкультурная йога, или йога с вычетом индийской философии.

Рациональной психотерапией занимались философы древности. Их мудрость и учения для многих были целительными.

Возникает вопрос: "Где же исторические корни иллюзионизма в психотерапии?"
Возвращаясь к жрецам древности и анализируя то, что они проводили во время лечения, автор пришел к выводу, что в практике древних целителей, кроме гипноза и внушения, было еще нечто большее. Известно, что египетские жрецы, уже владевшие некоторыми научными знаниями, сумели создать довольно сложную аппаратуру для иллюзионных трюков, выдававшихся жрецами за "божествен ные чудеса". Они знали секреты, но умышленно вводили народ в заблуждение, что впоследствии приносило большие целительские успехи. Специальными приемами, трюками жрецы доказывали своим посетителям свою необычность и могущество. Создавалась магия, которая давала возможность более эффективно проводить лечебный процесс. Гипнотические воздействия после таких процедур оказыва лись еще более сильными, а исповедь оказывалась более глубокой и откровенной, что содействовало еще большему лечебному эффекту.
Таким образом, жрецами древности уже в те времена широко практиковалась процедура искусственного заблуждения больного. Эти приемы были весьма разнообразными, в том числе и с применением иллюзионной техники. (Об иллюзионизме жpецов дpевности читайте в книге "От магов дpевности до иллюзионистов наших дней". А.А.Вадимова, М.А.Тpивас).

Вообще, методы искусственных приемов широко распростране ны в различных сферах человеческой деятельности, начиная наукой и кончая политикой. Манипуляцией в математике является искусст венное введение мнимой единицы, числа, которое при умножении на себя дает отрицательное число. В действительности в природе такого числа не существует. Однако эта искусственная процедура упрощает сложные математические процедуры, т.е. является промежуточ ным этапом в решении проблемы. Аналогичные приемы существуют в физике, химии, биологии и других науках. Искусственные приемы существуют также и в психологии. Этому и посвящена данная работа.

ИЛЛЮЗИИ В МАНИПУЛЯЦИОННОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Элементы манипуляционной психотерапии в той или иной мере содержатся во всех направлениях психотерапии. Манипуляционная терапия проникает во все сферы психотерапии и является вспомога тельным методом. Без манипуляций приемы традиционной психоте рапии менее эффективны. Поэтому манипуляционная психотерапии заслуживает того, чтобы ее выделить в отдельное направление со своей системой, методологией и принципами. Только после такого выделения возможно ее развитие как метода и дальнейшее совершенствование. В данной работе впервые систематизированы манипуляционные приемы психотерапии.

Манипуляционная психотерапия (МП) в некоторых своих методиках использует элементы других методов психотерапии. И все же в МП есть свои самостоятельные и независимые методы, которые позволяют МП выделить в отдельное направление.

Как уже было сказано, элементы МП используются в других направлениях психотерапии. З.Фрейд, проводя психоанализ методом свободных ассоциаций, применял магическое прикосновение ко лбу больного для того, чтобы вызвать у пациента свободные ассоциации. Это была манипуляция. Очень часто психотерапевту приходится показывать свою необычность, экстраординарность, чтобы метод психотерапии был более эффективным. Поэтому он прибегает к искусственным иллюзиям и заблуждениям пациента, т.е. манипуляциям. В то же время у самого пациента заложена потребность в таких заблуждениях, тяга к чуду. В последние дни жизни, когда человек обречен на смерть, все равно в нем есть частица надежды на какое-то чудо, на "вдруг". Причем эта надежда не покидает человека независимо от того, кто он: профессор физиологии или безграмотный обыватель. Больной в этом случае сознательно или подсознательно обманывает себя.

Человеку свойственна тяга к иллюзиям. Известно, что при наблюдении за иллюзионистом он знает, что его обманывают, но сознательно идет на этот обман, чтобы испытать духовное удовлетво рение.

Каждый отображенный объект окружающего мира по-разному переживается субъектом. Один и тот же объект воспринимается разными людьми по-разному, находя различную жизнь в их психике. Это удивительное свойство психического воспpиятия трудно определить. Его можно лишь назвать — субъективное переживание. Иллюзии, как предмет исследования, являются, на наш взгляд, наиболее важной частью системы психологического знания. Иллюзия — это перцепция, только в ее основе лежит неадекватное отражение воспринимаемого предмета и его свойств.

В процессе деятельности, общения, научных исследований и т.п. субъект всегда задумывается об адекватности отражения объекта. Образно выражаясь, для того, чтобы человеку проверить объект на адекватность, он должен его "прощупать" и изучить, сдирая иллюзорную с него шелуху. В связи с этим иллюзии делятся на константные и не константные. Последние имеют место независимо от процесса познания, деятельности, общения. Не константные изучают по мере изучения объекта. Константные иллюзии — это вечные иллюзии. Например, несмотря на то, что мы сотни раз линейкой измерим картинку, вызывающую оптико-геометрическую иллюзию, сама иллюзия не исчезает. Мы сотни раз убеждаемся, что видим одно, а измерения показывают другое. Или другой пример, мы узнаем о человеке нечто большее, и те иллюзии, которые мы имели, в отношении его, растворяются.

Допустим, один объект (материальный, социальный и др.) воспринимают три субъекта. Этот объект по-разному переживается субъектами, что в свою очередь зависит от оптических, физиологических, психологических и прочих детерминант. Иными словами, восприятие объекта зависит от особенностей мотивационной и потребностной сфер, влияния эмоциональных факторов, прошлого опыта, уровня интеллектуального развития, что в свою очередь происходит под влиянием установок, смысловых образований, "картины мира". Возникает вопрос: "Что будет адекватным отражением для трех рассмат риваемых субъектов?" В случае, если все трое приблизительно все одинаковы в восприятии, т.е. имеют одинаковый арсенал из того, что мы перечислили выше, влияющих на восприятие факторов, то в процессе взаимодействия с объектом (общения, научной деятельно сти и др.) они убедятся в том, что отражают объект адекватно. Но эта адекватность имеет место только в том смысле, что эти три субъекта смогут взаимодействовать с объектом, воздействовать на него, решать проблемы этого объекта и т.п., и при этом у трех субъектов не будет особых расхождений в восприятии.

То, что сегодня может быть адекватным, завтра может оказаться неадекватным в силу того, что в процессе практики меняются факторы, обуславливающие восприятие. В социальных явлениях часто бывают правы (т.е. адекватны): большинство, кто сильнее, кто богаче, кто умнее и т.д., что позволяет им навязывать и воспитывать определенное коллективное восприятие. В физических явлениях (например, науке) права та теория, которая до настоящего времени меньше всего испытывает противоречия и более адекватно описыва ет и прогнозирует явления.

Если говорить об адекватности восприятия объекта субъектом с точки зрения решения проблем и задач этого объекта, то адекват ность восприятия вообще не обязательна. Так, например, синестезы, проводя сеанс биокоррекции, обладают видением у пациентов некоей ауры с определенными характеристиками: цветом, формой и т.п. Эти видения у различных синестезов, как показывают наши исследования, разные, хотя субъект и форма заболевания могут быть одними и теми же. Но когда начинается биокоррекция и лечение — результаты достигаются одни и те же. Читатель может возразить, сказав, что биокоррекция и видения вещи независимые и, как бы синестез ни видел, природа берет свое и организм выздоравливает. В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ВСЕ СЛОЖНЕЕ. ВИДЕНИЯ СИНЕСТЕЗА — ЭТО ОСОБЫЙ ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ПРИЕМ, БЛАГОДАРЯ КОТОРОМУ ДОСТИГАЕТСЯ БОЛЕЕ ТОНКАЯ КОРРЕЛЯЦИЯ МЕЖДУ биоинформационными полями целителя и пациента. Поэтому, с точки зрения достижения результатов и разрешения проблем пациента, неважно, насколько адекватно отражает целитель пациента. В то же время, если синестез разрешил проблему пациента, можно говорить о том, что отражение было адекватным. При этом другой синестез видел ауру совершенно другой, а достиг тех же результатов.

Таким образом, два синестеза видели ауру по-разному, но отражали объект адекватно — противоречие. Следовательно, адекватность восприятия при решении проблем пациента оказалась необязатель ной. Важен процесс, при котором была достигнута хорошая корреляция между субъективным переживанием пациента и целителя.

Деление иллюзий на манипуляционные и неманипуляционные связано с тем, что существуют иллюзии, обусловленные в конечном итоге внешними условиями объекта т.е. если бы не было внешней среды с определенной ее организацией, не было бы иллюзии (например, искусство — театр). С другой стороны, существует большой круг явлений, обусловленных исключительно внутренними условиями субъекта (например, патологическим функционированием физиологических механизмов).

В данной работе впервые предложено деление иллюзий на манипуляционные и неманипуляционные. Образно выражаясь, существу ют иллюзии, которые не спрашивают нашего разрешения и приходят к нам, вводя нас в заблуждение, и они исчезают лишь в процессе практики: жизнедеятельности, научной деятельности, познания и т.п. В данном случае тот, кто является причиной этих иллюзий (природа, человек и др.), не знает о том, что организовал их. С другой стороны, существует большая группа иллюзий, ИСКУССТВЕННО ОРГАНИЗУЕМЫХ субъектами (артисты, художники и т.п.). В этом случае воспринимающие эти иллюзии (субъекты) знают, что иллюзии организованы. Однако существуют такие взаимодействия между субъектами, когда один из них искусственно организует для другого иллюзию, хотя тот об этом даже не догадывается. Такие субъекты занимаются манипуляциями, т.е. искусственно вводят другого субъекта в заблуждение с целью разрешения своих проблем и задач другого субъекта. Так, например, манипуляциями занимаются политики (игра со средствами массовой информации, организация политических "козлов отпущения" и т.д.), бизнесмены (лживая реклама, фальсификация договора).

Особое место в таких субъект-субъектных отношениях занимает взаимодействие между психотерапевтом и пациентом. В связи с этим глава посвящена искусственным иллюзиям и манипуляциям, в отличие от главы, посвященной неманипуляционным (естественным) иллюзиям. n

О СЕМИОТИКЕ В ПСИХОТЕРАПИИ

Многочисленные исследования натолкнули автора на следующие рассуждения.

Очевидно, что физиологические и психологические процессы в организме, вызываемые различными информационными воздействиями (йога, АТ, гипноз, биоэнерготерапия и различные приемы психотерапии) — по сути своей одинаковы. Перечисленные выше способы воздействия имеют определенные преимущества друг перед другом. Эти преимущества характеризуются следующими характеристиками: глубиной, избирательностью, интенсивностью, приемлемостью, оперативностью и др. Следовательно, универсального психотерапевтического подхода к больному нет. Так, например, если ваш пациент — профессор физики, то установки типа "Сейчас я своим биополем заштопаю разрыв в вашей ауре" будут просто нелепыми. Семиотические особенности (слова, предложения) при передаче информации играют важную роль, что в свою очередь зависит не только от внушаемости, но и от прошлого опыта и уровня интеллекта больного.
Йоготерапия является совершенством в области информацион но-энергетического воздействия. В ней органически взаимосвязаны искусственные приемы, влияющие на биоэнергетику (физические упражнения), и семиотические формы передачи информации (индийская философия и т.п.). Так, например, если с помощью АТ больной может согреть себе живот, т.е. охватить относительно большую площадь, то с помощью йоги он может селективно воздействовать на правую почку, согревая ее, при этом не касаясь левой. Таким образом, с помощью йоги, за счет разницы температур, можно создавать внутренние биоэнергетические потенциалы, которые могут способствовать лечению. То же самое может делать биоэнерготера певт. Манипуляции (пассы) биотерапевта не связаны с внешней передачей биоэнергии, а являются особой сверхчувственной невербаль ной передачей информации, которая определяет внутренние биоэнергетические процессы в организме. Перспективы развития в этом направлении большие. Необходим поиск качественно новых семиотических форм информационного воздействия.

Выше говорилось, что одной из семиотических проблем является вопрос о связи структуры информационного воздействия со структурой процессов, которые вызваны этим воздействием. Насколько коррелируют процессы, протекающие в организме, с символами, которые описывают, как эти процессы протекают. Традиционно считается, что максимально приближена (адекватна) научная интерпретация этих процессов. Но, как показывает опыт, такую интерпре тацию используют только хирурги.

Больные же строгие научные предложения с целью влияния этих информационных форм воздействия использовать не могут в силу их сложности.

Поэтому, с одной стороны, нужны более простые символы и знаки, а с другой нужно, чтобы связь между ними учитывала и содержала в себе сложность процессов, происходящих в организме.

Существуют две точки зрения:

1. Этой связи нет. Иными словами, психотерапевт может давать любые установки, структура которых произвольна, и они будут эффективны. Этот вариант больше подходит к больным, предрасполо женным к выздоровлению.

2. Существует связь. Нужно учитывать то, как даются установки и какова связь между элементами информационного воздействия.

В ДАННОЙ РАБОТЕ АВТОРОМ РАЗРАБОТАН НОВЫЙ ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ МАНИПУЛЯЦИОННОЙ ПСИХОТЕРАПИИ.

ИСКУССТВЕННЫЕ И ЕСТЕСТВЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ В МАНИПУЛЯЦИОННОЙ ПСИХОТЕРАПИИ.

Исследования, проведенные в группах, позволили автору по-новому взглянуть на иллюзионизм в психотерапии.

В групповой психотерапии (психодраме) имеет место искусст венная иллюзия (как в театре). Психотерапевт и пациент играют роли и знают об этом. Но существуют в психотерапии естественные иллюзии, которые возникают спонтанно (игры по Э.Берну), и связаны они обычно с недостатком знаний о себе и окружающих или с какими-либо подсознательными желаниями.

Следовательно, возможны следующие варианты:

1. Если иллюзии искусственны для психотерапевта и пациента — это психодрама.

2. Если иллюзии искусственны для психотерапевта и естественны для пациента (т.е. для пациента это не иллюзии, он не знает, что заблуждается или его заблуждают) — это розыгрыш или элемент манипуляционной психотерапии в системе групповой психотерапии.

3. Если иллюзии естественны для психотерапевта и пациента — это психотерапия без заблуждений, и она является естественным начальным этапом взаимоотношения психотерапевта и пациента (игра по Берну).

4. Если иллюзии естественны для психотерапевта и искусствен ны для пациента. В этом случае пациент вводит в заблуждение психотерапевта.

ИЛЛЮЗИОНИЗМ ФЕНОМЕНА ИСКУССТВЕННО ВЫЗВАННОЙ ЯТРОГЕНИИ

Если больной приходит к врачу с "несерьезными" жалобами, на которые не следует обращать внимание, то обычно в таких случаях проводится разъяснительная беседа.

Бывают случаи, когда "клин клином вышибают". Но клин выдумывается врачом искусственно. Так, к основному заболеванию, беспокоящему больного, врач прибавляет более серьезное, и через некоторое время больной забывает о первом, так как все его внимание уходит на более серьезное заболевание.

Но через некоторое время врач сообщает, что диагноз поставлен неверно. О первом заболевании больной уже забыл, и поэтому оно его не беспокоит, а второго нет. Таким образом, пациент испытыва ет двойное облегчение.

К таким манипуляциям нужно подходить аккуратно. Иногда эта манипуляция может только навредить. Поэтому надо сделать предварительную оценку.


ГЛАВА 2

ПОГРАНИЧНОЕ КОДИРОВАНИЕ —НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ В МИР ПОГРАНИЧНЫХ ЯВЛЕНИЙ

(Философско-психологический анализ)

"Истинное состояние вещей можно познать, только находясь на границе между ними" (Эпиграф от автора)

ПОЗНАТЬ МИР БЕЗ ИЗУЧЕНИЯ ПОГРАНИЧНЫХ ЯВЛЕНИЙ НЕЛЬЗЯ, ТАК КАК В МИРЕ ПОГРАНИЧНЫХ ЯВЛЕНИЙ СОДЕРЖИТСЯ МЕНЬШЕ ИЛЛЮЗИЙ И ПОЭТОМУ В НЕМ МЫ БЛИЖЕ К ИСТИНЕ. ИМЕННО ЭТО ПОЗВОЛЯЕТ ОЦЕНИТЬ "ВЕС И ОБЪЕМ" ИЛЛЮЗИЙ.
Самое интересное в окружающем нас мире творится на границе между соприкасающимися объективными или субъективными образованиями. Этот пограничный слой, который принимает ОПРЕДЕЛЯЮЩЕЕ участие во взаимодействии и в конечном счете развитии двух соприкасающихся систем, до сих пор мало изучен в физике, химии, биологии, психологии и философии. Вначале рассмотрим пограничные явления в объективных образованиях. В физике, например, постулируется, что между заряженной частицей и электростатическим полем, исходящим от нее, нет пограничных явлений. Иными словами, есть положительно заряженная частица и есть поле, а что находится между полем и поверхностью частицы, не принимается во внимание. Можно, конечно, предположить, что такое рассмотрение бессмысленно, так как частица "порождает" поле и это все является одной системой, и поэтому говорить о пограничной фазе искусственно. Контраргументом сказанному выше является очевидное существование двух фаз: заряженной частицы (плотной фазы) и поля (менее плотной фазы). Разрешению этой проблемы, видимо, будут способствовать исследования структуры электростатического поля и пограничной фазы между пространством и временем.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Сейчас не вызывают удивления пограничные явления, связанные с течением вязкой жидкости (газа) у поверхности обтекаемого ею твердого тела или на границе раздела двух потоков жидкости С РАЗЛИЧНЫМИ СКОРОСТЯМИ, ТЕМПЕРАТУРАМИ ИЛИ ХИМИЧЕСКИМ СОСТАВОМ . В пограничном слое творится нечто необычное. Так, например, там температура резко изменяется. В этой системе имеют место две, хотя обычно говорят об одной температуре системы "жидкость — твердое тело". Есть практические задачи, в которых не учитывать этой пограничной температуры нельзя (в химии высокомолекулярных соединений и др.).
Очень интересные пограничные явления происходят между биологическими системами, такими как клетки. Биологические мембраны, находясь на поверхности клеток, обладая избирательной проницаемостью, регулируют в клетках концентрацию продуктов обмена веществ. Жизнь клетки полностью определяется тем, что происходит на ее границе.
Таким образом, важность пограничных явлений в физических, химических и биологических образованиях очевидна. Анализ исследований, проведенных в этих направлениях, позволяет сделать вывод, что развитие и состояние двух соприкасающихся образований существенным образом зависит от развития структуры и состояния пограничной фазы, находящейся между ними.
Не менее интересные феномены имеют место в пограничной фазе между психологическими образованиями (личностью, группами и др.). Состояние и развитие межличностных коммуникаций порой полностью зависит не от характеристик субъектов общения, а от промежуточного звена между ними, т.е. пограничной фазы информационного поля. Так, например, лица, выполняющие посреднические функции, находясь на границе межличностных взаимодействий, порой преднамеренно (или непреднамеренно) вводят в заблуждение или дезинформируют одну или обе стороны.
Межличностное общение в чистом виде (без посредников) также имеет свой пограничный слой. Так, например, такой фактор, как общие интересы сторон, существенным образом определяют развитие межличностных коммуникаций. Чем больше общих интересов, тем "толще" пограничный слой и тем больше он влияет на состояние сторон. Сказанное выше имеет место как для положительного, так и отрицательного (конфликтного) общения.
Таким образом, в качестве пограничной фазы между психологическими образованиями могут выступать не только вспомогательные субъекты общения, т.е. посредники (медиумы, проводники общения, курьеры, дипломаты, дети между супругами, посредники межгруппового общения, посреднические организации), но и некоторые составляющие общего информационного поля субъектов общения (общие интересы и др.). От состояния и "прозрачности" пограничной фазы зависит состояние и развитие
взаимодействующих психологических образований. Если пограничная фаза субъект — субъектных отношений прозрачна (посредник не искажает информацию), то в качестве пограничной фазы останутся только некоторые составляющие информационного поля. Очевидно, что дезинформационная пограничная фаза будет тормозить общение.
В социально-психологических образованиях (личность — общество, группа — государство, группа — личность, личность — государство и др.) в качестве пограничной фазы необходимо рассматривать посреднические группы (организации) в зависимости от их географического (пространственного) положения. Именно последний фактор порой является критерием того, является ли социально -психологическая группа пограничной фазой.
Например, социально-психологические образования, агрессивно настроенные против правительства, есть во всех регионах страны, но в пограничной фазе находятся только те, которые располагаются в городе, где заседает правительство. Эта пограничная фаза порой решает судьбу государства. Она может быть небольшой, но совершить государственный переворот. Находиться Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

в этой пограничной фазе опасно для жизни. В ней в концентрированной форме сосредоточены все напряжения общества. Именно она входит в контакт с правительством.
Другой пример. Известно, что "короля делает свита". Благодаря этому личности, в руках которой сосредоточена власть, сложно найти общий язык с народом. Свита выступает в качестве пограничного слоя между властелином и народом. От состояния этой пограничной фазы порой зависит судьба народа. Именно поэтому в настоящее время наше государство "пробуксовывает" в своих реформах благодаря мафиозно-посредническим социальным группам, находящимся в пограничной фазе между правительством и производителями.
В социальных образованиях (государство — государство, этнос -государство, этнос — этнос, регион — государство и др.) пограничная фаза по своим характеристикам аналогична приведенным выше. Ею могут быть личности, группы (организации) и т.п. Линия пограничного слоя между социальными образованиями проходит не только чисто географически, но и там, где пересекаются экономические, политические, культурные и другие интересы.
Так, например, наиболее существенные процессы в межнациональных отношениях протекают на географической границе между ними. Судьба государств порой зависит от судьбы их границ и прилегающих к ним территорий. От того, как взаимодействуют между
собой социальные образования на границе государств, зависят процессы, протекающие в нем. Истинное лицо государства определяется процессами, протекающими на его границе (географической, политической, экономической и т.п.).
До сих пор мы рассматривали пограничные явления между объективными образованиями. Не менее интересные пограничные явления протекают в пограничных фазах между субъективными образованиями в процессе восприятия, мышления, переживания, творчества и т.п. (Отметим, что разделение на объективные и субъективные образования условно в силу того, что они между собой взаимозависимы).

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

На границе, на первый взгляд, несовместимых наук возникали такие новые науки, как химическая кибернетика, психофизика, психолингвистика, бионика, соционика и другие. Развитие наук в целом существенным образом зависит от процессов, протекающих на границе между ними.
То же самое происходит и в искусстве. Благодаря контакту изобразительного искусства и кино образовалось отдельное направление -мультипликация. Таких примеров можно привести множество. С точки зрения автора, все пограничные явления можно представить в виде блок-схемы 2.
В данной работе впервые исследованы пограничные явления между субъективными образованиями в процессе восприятии мышления. Исследования пограничных фаз проводились методом СЖ-анализа, разработанного автором. Сущность метода заключается в том, что все психологические образования, с точки зрения автора, сводятся к сложной комбинации элементов думы о жизни и смерти. Процессы человеческой души — это сложное развитие и взаимодействие С-элементов и Ж-элементов.
С-элемент — это субъективная (условная) категория, которая представляет собой чистую думу о смерти. Ж-элемент — это дума о жизни. В чистом виде эти элементы не существуют. Складываясь по сложному механизму, они образуют нечто, что не похоже на чистую думу о смерти или о жизни, образуя тем самым мысли, ассоциации, фантазии, образы, сновидения и т.д. Любая мысль — сложная комбинация С- и Ж-элементов, сложение думы о смерти и жизни. Например, мысль о страхе состоит преимущественно из С-элементов. Хотя человек иногда думает о смерти, тем не менее в это время в эту думу "вкраплены" думы о жизни.


ПОГРАНИЧНОЕ КОДИРОВАНИЕ — ПЛАВНОЕ КОДИРОВАНИЕ

Этот метод, ТАК ЖЕ, КАК И МЕТОД БЫСТРОГО КОДИРОВАНИЯ, ЯВЛЯЕТСЯ ПОГРАНИЧНОЙ ПСИХОТЕРАПИЕЙ, Т.Е. СВЯЗАН С ПОГРАНИЧНОЙ ФАЗОЙ (бытие -небытие, жизнь — смерть).
Напомним, что методы БЫСТРОГО кодирования названы так благодаря сравнительно быстрому погружению больного в "пограничную фазу". Иными словами, пограничная фаза или ее иллюзия создаются психотерапевтом в течение относительно небольшого (по сравнению с плавным кодированием) промежутка времени 7-10 дней, а установка дается в течение 1 минуты.
Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Благодаря этой быстроте у больного сохраняется стресс на многие годы. Человек сознательно или подсознательно размышляет о жизни и смерти, если у него после кодирования порой появляется желание выпить. Страх отгоняет это желание. Таким образом, метод быстрого кодирования, благодаря страху (стрессу), заставляет человека думать о жизни и смерти. Это является одним из недостатков метода. Стресс, заложенный в подсознании в процессе кодирования, отрицательно влияет на психоэмоциональное здоровье больного.
ПЛАВНОЕ КОДИРОВАНИЕ, РАЗРАБОТАННОЕ АВТОРОМ, ПОГРУЖАЕТ БОЛЬНОГО В ПОГРАНИЧНУЮ ФАЗУ ПОСТЕПЕННО И БЕЗ СТРЕССОВ. После плавного кодирования больной также думает о жизни и смерти, но эта дума без стресса. В процессе этой ПОГРАНИЧНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ СНИМАЕТСЯ ГЛУБИННАЯ ПРИЧИНА, ВЫЗЫВАЮЩАЯ ЖЕЛАНИЕ ОПЬЯНЕТЬ. Больной постепенно осознает свою сущность (экзистенцию), очищаясь от иллюзий, вызывавших потребление алкоголя. Благодаря этому положительным образом меняется мироощущение, и больному возвращается ранее потерянная способность радоваться (получать кайф) естественным (безалкогольным) способом.
Человек видит структуру того, благодаря чему он разучился, как в детстве, радоваться жизни. Подсознательный "джин" страха смерти, который вызывал беспричинные депрессии и, как следствие, желание опьянеть (снять депрессию), постепенно "выходит" из больного в процессе плавной пограничной психотерапии.
Это происходит благодаря тому, что больной начинает осознавать эти страхи и думы о смерти, их структуру и глубинную сущность. Благодаря этому исчезают беспричинные депрессии, приводившие ранее к потреблению алкоголя. Курс лечения длится 3-4 недели.

На первом этапе анализируется приемлемость данного метода для больного. Затем идет сам пограничный анализ (см.ниже). На третьем этапе больной обучается объяснению всех своих внутренних психологических процессов в категориях пограничного анализа (СЖ-анализ). На последнем этапе идет формирование кода (шифра) бытия личности больного, способствующего пониманию себя. В дальнейшем это способствует новой интерпретации себя. Знание шифра бытия — это знание механизма "психологической пружины", приводящей личность к движению, к активности, к желанию жить и радоваться без алкогольных иллюзий. Это поиск положительных иллюзий. Знание шифра позволяет больному вовремя "починить и смазать" эту "пружинку". Благодаря этому больной может находить иллюзии по радости и кайфу, не уступающие тем, которые вызывались алкогольным опьянением. Этот метод автор иногда называет методом раскодирования, т.к. имеет место поиск и снятие кода бытия.

ПОГРАНИЧНЫЙ АНАЛИЗ (СЖ-АНАЛИЗ)

СУЩНОСТЬ МЕТОДА АНАЛИЗА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО ВСЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ СВОДЯТСЯ К СЛОЖНОЙ КОМБИНАЦИИ ЭЛЕМЕНТОВ ДУМЫ О ЖИЗНИ И СМЕРТИ. Процессы человеческой души, согласно предлагаемой модели, это сложное развитие и взаимодействие С-элементов и Ж-элементов. С-элемент является субъективной (условной) категорией, которая представляет собой чистую думу о смерти. Ж-элемент представляет чистую думу о жизни. В чистом виде эти элементы не существуют. СКЛАДЫВАЯСЬ ПО СЛОЖНОМУ МЕХАНИЗМУ, ОНИ ОБРАЗУЮТ НЕЧТО, НЕ ПОХОЖЕЕ НА ЧИСТУЮ ДУМУ О СМЕРТИ ИЛИ О
ЖИЗНИ, ОБРАЗУЯ ТЕМ САМЫМ МЫСЛИ, АССОЦИАЦИИ, ФАНТАЗИИ, ОБРАЗЫ, СНОВИДЕНИЯ И Т.Д.
Этот взгляд в чем-то аналогичен древнекитайской философии — науке об ИНЬ и ЯНЬ, которые символизировали взаимодействие крайних противоположностей [3].
Любая мысль, согласно пограничному анализу, разработанному автором, есть сложная комбинация С- и Ж-элементов, сложение думы о смерти и жизни. У каждого человека эти думы свои и различны. ЛЮБОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН ЕСТЬ ФУНКЦИЯ ЭТИХ ДВУХ АРГУМЕНТОВ С И Ж. ЗНАЯ ЭТУ ФУНКЦИЮ (В ПОГРАНИЧНОМ АНАЛИЗЕ ОНА НАЗЫВАЕТСЯ ШИФРОМ ИЛИ КОДОМ БЫТИЯ), А ТАКЖЕ ВЕЛИЧИНЫ С И Ж, МОЖНО ОПИСАТЬ ЛЮБОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА . (Например, спрогнозировать поведение, реакции, психологические характеристики Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

личности). Так, например, согласно такому подходу, мысль о страхе состоит преимущественно из С-элементов. Несмотря на то, что человек иногда думает о смерти, тем не менее в это время в эту думу "вкраплены" думы о жизни.
Даже когда человек погибает, он до последних секунд своей жизни сохраняет надежду (может быть, даже "микроскопическую") на жизнь. Это защитная мыслительная реакция человека. То, что физиологическая жизнь человека — это борьба биологических процессов жизни и смерти, не вызывает сомнения. Человек родился, и в нем родилась смерть. Психологическая жизнь — это также борьба между жизнью и смертью, только на психологическом уровне. Грудной ребенок не понимает после рождения, что есть смерть, так же как что есть жизнь. Но все, что он делает психологически: плачет, смеется и т.д. — во всем этом растворены элементы С и Ж. Дума о смерти и жизни в ребенке существует, но на подсознательном уровне. Повзрослев, он когда-нибудь спросит родителей: "Умру ли я когда-нибудь?", полностью осознавая страх смерти. С этого момента все его мысли, поступки будут определяться думой о жизни и думой о смерти, хотя в чистом виде эти мысли существовать не будут, так как будет сложная комбинация С- и Ж-элементов.
Рассмотрим через призму СЖ-анализа некоторые психологические феномены.
Общение с Богом (при полном здравии) — это общение со смертью. Общаясь с Богом, человек понимает свое место в окружающем мире, свой путь и конец (итог). ВЕРА позволяет человеку каждый день напоминать ему о смерти, "УСМИРЯЯ" человека, делая
его более спокойным, менее заблудившимся в мелких ценностях. ВЕРА позволяет человеку не быть психологически близоруким при восприятии окружающего мира, способствуя целостному восприятию МИРА. Благодаря ВЕРЕ мысли человека разбавляются мыслями о смерти, и это позволяет ему по-другому относиться к себе и окружающим.
Дума о смерти и жизни постоянно присутствует в человеке, даже если он не находится в пограничной ситуации, связанной со смертью, страданием, страхом, виной, борьбой. Когда он молод, С- и Ж-элементы сложены так, что образуется соединение, ничем не похожее на чистую думу о жизни и смерти. По Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

мере взросления число С-элементов начинает преобладать, так что дума о смерти (о жизни) стает более чистой и истинной. В конце концов, когда человек находится на границе бытия и небытия, он познает чистую думу о смерти и о жизни, которая была в нем заложена генетически, но в силу зашифрованности (сложного смешения С- и Ж-элементов) была недоступна при жизни. (Задача СЖ-анализа -распознать этот шифр). Вкратце проанализируем, как распределены С- и Ж-элементы в психологических процессах.
Когда человек молод, процесс познания в нем преобладает над другими процессами. Поэтому ПОЗНАНИЕ — это процесс с преобладанием Ж-элементов.
Депрессивное состояние — состояние с преобладанием С-элементов.
Состояние ВЕРЫ во ВСЕВЫШНЕГО — преобладание С-элементов.
Сексуальные чувства — преобладание Ж-элементов.
Любая болезнь — это преобладание С-элементов.
В дальнейшем, если в психологическом процессе будут преобладать С-элементы, будем обозначать его С-процессом. Соответственно, процессы с преобладанием Ж-элементов — Ж-процессы.
Известно, что в процессе физиологической жизни идет борьба элементов жизни и смерти. Биологи уже расшифровали эти элементы на клеточном и биохимическом уровнях. Очевидно, что в молодом организме элементов жизни больше, чем смерти. Биохимическое равновесие смещено в сторону образования элементов жизни, нежели смерти. По мере старения человека в его организме начинаются процессы с преобладанием С-элементов. Это происходит после физиологической середины жизни организма.
Аналогично физиологической жизни, психологическая жизнь также имеет свою середину и периоды с преобладанием С- или Ж-элементов. Не всегда физиологическая и психологическая середины

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

совпадают. Например, юноша может быть со взглядами старца и, наоборот, старец — со взглядами молодого человека. Таким образом, у молодого человека могут происходить психологические процессы с преобладанием С-элементов и он может состариться душой раньше времени. Показателем тому, например, может быть нежелание познавать окружающий мир. (Познание — это Ж-процесс).
До психологической середины жизни Ж-элементы преобладают над С-элементами. И наоборот, после психологической середины С-элементы (элементы думы о смерти) преобладают над Ж-элементами.
Дума о смерти и жизни может быть в явной форме (относительно чистой). Нами были ПРОВЕДЕНЫ СТАТИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 600 ЧЕЛОВЕК[4] РАЗЛИЧНОГО ВОЗРАСТА (МОЛОДОГО, ВЗРОСЛОГО, ПЕНСИОННОГО) ПО ПОВОДУ ИМЕННО ТАКОЙ ДУМЫ О СМЕРТИ. ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ЧЕЛОВЕК В ВОЗРАСТЕ ОТ 20 ДО 30 ЛЕТ РАЗМЫШЛЯЕТ ОБ ЭТОМ ЧЕРЕЗ ДЕНЬ. ЧЕРЕЗ ПОЛТОРА ДНЯ ПОСЕЩАЮТ ЭТИ МЫСЛИ ЛИЦ В ВОЗРАСТЕ ОТ 30 ДО 40 ЛЕТ. А ТЕ, КОМУ ОТ 40 ДО 50, ДУМАЮТ О БРЕННОСТИ ЖИЗНИ ДВА РАЗА В ДЕНЬ. ЧЕМ СТАРШЕ И МУДРЕЕ ЛЮДИ, ТЕМ ЧАЩЕ ПОСЕЩАЮТ ИХ МЫСЛИ О НЕОТВРА ТИМОСТИ БУДУЩЕГО. ПОСЛЕ 50 ЛЕТ ЧЕЛОВЕК РАЗМЫШЛЯЕТ О СМЕРТИ УЖЕ ПО 3-4 РАЗА В ДЕНЬ. ПОСЛЕ 60 ЛЕТ ОПРАШИВАЕМЫЕ ДУМАЛИ О СМЕРТИ ПОЧТИ ЕЖЕЧАСНО!
Активность(Ж), Влечение(Ж), Воображение(Ж), Запоминание(Ж), Воля(Ж), Интерес(Ж), Любовь(Ж), Самоактуализация(Ж), Совесть(Ж), Гуманность(Ж), Стремление(Ж), Темперамент(Ж), Эйфория(Ж), Игра(Ж), Творчество(Ж), Юмор(Ж), Ответственность(Ж),
Воспоминание(С), Забывание(С), Иллюзии(С, смотря какие), Обобщение(С), Рефлексия(С), Самовнушение(С), Аффект(С), Боль(С), Возбуждение(С), Галлюцинации(С), Гипноз(С), Комплексы(С), Меланхолия(С), Напряженность(С), Отчужденность(С), Предрассудок(С), Рассеянность(С), Ригидность(С), Страсть(С), Страх(С), Стресс(С), Стыд(С), Тревожность(С), Упрямство(С), Усталость(С), Утомление(С), Фобии(С), Флегматичность(С), Фрустрация(С), Эгоцентризм(С), Авторитетность(С), Гениальность(С), Фанатизм(С), Депрессия(С), Честолюбие(С), Конфликт(С), Ненависть(С), Психическая защита(С), Жажда жизни(С), Суицидные желания(С), Неврозы(С), Психозы(С).
Техника СЖ-анализа, разработанная автором, аналогична психоанализу (анализу свободных ассоциаций, мыслей, сновидений). Разница лишь в том, что анализанд познает не первопричинный конфликт сознания и подсознания, а С- и Ж-элементы во всем том, что с ним происходит. Это другая сторона мотивационной сферы личности. Все психологические процессы переводятся на язык С- и Ж-элементов. В результате строятся объективная (строит аналитик) и субъективная диаграммы (строит анализанд) числа С- и Ж-элементов по часам, дням, месяцам, годам. По мере осознания С- и Ж-элементов у анализанда (кого анализируют) изменяется отношение к окружающему миру, возможны положительные сдвиги в психоэмоциональном здоровье. Главная задача, снять маскировку с думы о смерти и о жизни. СЖ-анализ позволяет снять этот "шифр бытия". ПАЦИЕНТ В ПРОЦЕССЕ СЕАНСА ПРИХОДИТ К ВЫВОДУ, ЧТО ЛЮБАЯ ЕГО КАРТИНА МИРА ЕСТЬ НЕЧТО ИНОСКАЗАТЕЛЬНОЕ. ЭТО ИНОСКАЗАНИЕ И РАСШИФРОВЫВАЕТ
Активность(Ж), Влечение(Ж), Воображение(Ж), Запоминание(Ж), Воля(Ж), Интерес(Ж), Любовь(Ж), Самоактуализация(Ж), Совесть(Ж), Гуманность(Ж), Стремление(Ж), Темперамент(Ж), Эйфория(Ж), Игра(Ж), Творчество(Ж), Юмор(Ж), Ответственность(Ж), Воспоминание(С), Забывание(С), Иллюзии(С, смотря какие), Обобщение(С), Рефлексия(С), Самовнушение(С), Аффект(С), Боль(С), Возбуждение(С), Галлюцинации(С), Гипноз(С), Комплексы(С), Меланхолия(С), Напряженность(С), Отчужденность(С), Предрассудок(С), Рассеянность(С), Ригидность(С), Страсть(С), Страх(С), Стресс(С), Стыд(С), Тревожность(С), Упрямство(С), Усталость(С), Утомление(С), Фобии(С), Флегматичность(С), Фрустрация(С), Эгоцентризм(С), Авторитетность(С), Гениальность(С), Фанатизм(С), Депрессия(С), Честолюбие(С), Конфликт(С), Ненависть(С), Психическая защита(С), Жажда жизни(С), Суицидные желания(С), Неврозы(С), Психозы(С).
АНАЛИЗАНД СОВМЕСТНО С АНАЛИТИКОМ, С КАЖДЫМ РАЗОМ ВСЕ ПРИБЛИЖАЯСЬ К БОЛЕЕ ИСТИННОМУ ПОЗНАНИЮ СОБСТВЕННОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ И ПОДЛИННОГО СМЫСЛА СВОЕГО БЫТИЯ. ТАКИМ ОБРАЗОМ, СЖ-АНАЛИЗ ПОЗВОЛЯЕТ ОРГАНИЗОВАТЬ ПОГРАНИЧНУЮ СИТУАЦИЮ МЕЖДУ БЫТИЕМ И НЕБЫТИЕМ БЕЗ ВСЯКОГО РОДА ГЛУБОЧАЙШИХ ПОТРЯСЕНИЙ . (Смерть, болезнь, страдание, вина, риск и т.п.) Таким образом, шифром бытия является сложная комбинация С и Ж-элементов (элементарные акты чистой думы о смерти и жизни).
Согласно экзистенциональной философии [1] в моменты пограничной ситуации (между жизнью и смертью) человек познает подлинный смысл бытия, именно тогда происходит "крушение шифра": человек освобождается от груза своих повседневных забот (от наличного бытия в мире) и от своих идеальных интересов и научных представлений о действительности (от трансцедентного бытия в себе). Перед ним открывается мир его глубоко истинного существования ("озарение экзистенций") и его подлинного переживания БОГА (трансцедентного). Все то, чем прежде жил человек, предстает перед ним как иллюзорное бытие, как мир видимостей; в этой пограничной фазе он начинает понимать, что этот мир отделял его от реального бытия, трансцедентного по отношению к этому миру. Человек действительно соприкасается с БОГОМ.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Многие талантливые священники частично владеют СЖ-анализом, сами об этом не догадываясь. Если у священника развит само-СЖ-анализ, он является глубоковерующим. Само-СЖ-анализ у некоторых людей развивается как защитная реакция на внешнюю действительность. Священник, не расшифровавший шифра своего бытия — лжесвященник. Расшифровыванию смысла бытия способствует аскетический образ жизни, познание не только священнописаний, но и самой ЖИЗНИ.
Если СЖ-анализ проходит правильно, то у анализанда развивается истинная ОТВЕТСТВЕННОСТЬ и ГУМАНИЗМ ко всему ОКРУЖАЮЩЕМУ, он обретает истинный смысл своего существования. Неправильное проведение сеанса даже может способствовать суициду. Поэтому СЖ-анализ должен быть в руках людей, специально подготовленных.
Приведем пример. Пожилой больной К. обратился с жалобами на апатию, депрессию, потерю интереса ко всему окружающему. В процессе анализа выяснилось, что к нему часто приходят мысли о его квартире и наследнике, так как он одинокий. Квартира является его главной ценностью, которую он нажил за всю свою жизнь. Возник вопрос, к чему приписать эту думу — к С или Ж. В процессе анализа выяснилось, что он неоднократно повторял словосочетание "МОЯ квартира", делая акцент на слово "МОЯ". В этом больше было беспокойства анализанда за себя, нежели за других (троюродная десятилетняя племянница, которая является инвалидом и может быть наследницей!) Таким образом, эту думу мы отнесли к думе о смерти (С-элемент). Благодаря СЖ-анализу пациент научился осознавать, где С и Ж-элементы, что позволило ему стать по-настоящему ответственным и избавиться от прежних жалоб. Очевидно, что за беспокойством о квартире была скрыта дума о СМЕРТИ, хотя в чистом виде эта дума пациенту практически не приходила.
В процессе СЖ-анализа с помощью рассуждений и убеждений постоянно должна происходить экстраполяция любых психологических процессов к СЖ-элементам. Впоследствии анализанд сам обучается этому (этап интерпретации).

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Особое место в этом методе занимает анализ прошлого. Человек начинает осознавать по-другому все, что с ним происходило. В процессе наших исследований показано, что если такого осознания не происходит в течение жизни, оно приходит в пограничной фазе между жизнью и смертью. ЭТИ СЖ-ЭЛЕМЕНТЫ, "ЗАГНАННЫЕ" В ПОДСОЗНАНИЕ, ПРИ ЖИЗНИ НАЧИНАЮТ ВИЗУАЛИЗИРОВАТЬСЯ В ВИДЕ ИЛЛЮЗИЙ, ГАЛЛЮЦИНАЦИЙ, НЕВРОЗОВ И ПСИХОЗОВ В ПОГРАНИЧНОЙ СИТУАЦИИ (МЕЖДУ БЫТИЕМ И НЕБЫТИЕМ). ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ВОСПРИНИМАЕТ ИХ С УДОВОЛЬСТВИЕМ (ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ И ГАЛЛЮЦИНАЦИИ), ОН ПОПАДАЕТ В "ПОГРАНИЧНЫЙ РАЙ". В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ ОН ПОПАДАЕТ В "ПОГРАНИЧНЫЙ АД", УХОДЯ ИЗ ЖИЗНИ В СОПРОВОЖДЕНИИ СТРАШНЫХ ИЛЛЮЗИЙ, ГАЛЛЮЦИНАЦИЙ И ВИДЕНИЙ.
Этот процесс пограничной визуализации С- и Ж-элементов. Таким образом, человек попадает в рай или ад уже при жизни (пограничной фазе).
Человек, подвергшийся СЖ-анализу в пограничной фазе своего бытия, уходит из жизни намного спокойнее, не испытывая на себе "адских иллюзий".

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

БЛАГОДАРЯ СЖ-АНАЛИЗУ, ЧЕЛОВЕК ОЩУЩАЕТ СВОЮ НЕРАСЧЛЕНЕННУЮ ЦЕЛОСТНОСТЬ С ОБЪЕКТИВНЫМ МИРОМ, КОТОРАЯ В ОБЫДЕННОЙ ЖИЗНИ НЕДОСТУПНА НИ РАССУДОЧНОМУ, НИ СПЕКУЛЯТИВНОМУ МЫШЛЕНИЮ, КОТОРОЕ ЧАСТО ИМЕЕТ МЕСТО "ПРИ ОБЩЕНИИ" С БОГОМ. Тот Бог, с которым человек общается в обыденной жизни, не трансцедентный Бог, это иллюзия и заблуждение. Ощущая себя в истинном единстве с Миром, человек обретает СВОБОДУ. СВЯЩЕННИК, ОБЛАДАЮЩИЙ ЭЛЕМЕНТАМИ СЖ-АНАЛИЗА, НИКОГДА НЕ ЗАВЕДЕТ В ТУПИК СВОИХ ПРИХОЖАН ВО ВРЕМЯ ИСПОВЕДАНИЯ. СЖ-АНАЛИЗ В ЭТОМ СЛУЧАЕ ПРЕПОДНОСИТСЯ В ИНОЙ КАЧЕСТВЕННОЙ ФОРМЕ - ФОРМЕ РЕЛИГИОЗНОГО ОБЩЕНИЯ. СЖ-АНАЛИЗ И РЕЛИГИОЗНЫЙ ПРОЦЕСС ИДУТ К ПОНИМАНИЮ БОГА С РАЗНЫХ СТОРОН. В первом случае (СЖ-анализ) мы от осмысления жизни и смерти приходим к Богу. Во втором - наоборот. (На рисунке 1 приведены различные СЖ-диаграммы).


СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМА МЕТОДОМ БЫСТРОГО И ПОГРАНИЧНОГО (ПЛАВНОГО) КОДИРОВАНИЯ

Перед началом кодирования большинство больных прекратило пьянство в предшествующий началу лечения день, часть — за день до него. У всех больных было выражено в различной степени патологическое влечение к алкоголю.
Применение методов кодирования привело к результатам, показанным в таблице.
Видно, что эффективней оказалась вторая методика (пограничного кодирования ). При проведении плавного кодирования уже через 7-8 дней больные отмечали улучшение настроения (становилось "спокойно на душе", значительно уменьшились или полностью исчезли беспокойство, тревога, напряженность, злость).
Большинство больных (82%), которые ранее кодировались по методу быстрого кодирования (стрессотерапии), а затем прошли пограничное кодирование, Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

отметили, что не пьют не потому, что есть страх выпивать (как в таблице), а потому, что нет желания выпивать.
Некоторые критики пограничного кодирования против того, что идет создание ИЛЛЮЗИЙ, которые якобы наоборот могут ввергнуть человека в депрессию. Они утверждают, что если жизнь — иллюзия, в чем тогда смысл жизни? Нет смысла? Это не так и вот почему:
1. Иллюзии могут быть как ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМИ, так и ОТРИЦАТЕЛЬНЫМИ. Положительные иллюзии — это то, что порождает активность жизни.
2. Осознание того, что некоторые вещи являются иллюзиями, не уменьшает действия этих вещей. Так, например, кино — главная из всех изобретенных иллюзий XX века. Мы знаем, что это иллюзия, и тем не менее смотрим и наслаждаемся.
3. В человеке заложена потребность самозаблуждения. n

ЧТО ПЕРВИЧНО — ПЬЯНСТВО ИЛИ ПОТЕРЯ СМЫСЛА ЖИЗНИ?

Истина — все то, что имеет свою противоположность. То, что находится между противоположностями, часто воспринимается как заблуждение или иллюзия. Главной истиной жизни является смерть. Сама жизнь является меньше истиной, так как она разбавлена смертью в силу того, что с рождением жизни рождается смерть (но не наоборот!). В жизни растворены элементы смерти как на психологическом (дума о смерти см.ниже), так и на физиологическом (биологические процессы старения) уровне.
Таким образом, жизнь и смерть не являются противоположностями. Смерть — это истина, а жизнь — иллюзия. Что же тогда является противоположностью смерти? Противоположностью является акт рождения жизни, а не сама жизнь. Жизнь — иллюзорна, а рождение жизни — истина.
Небытие бывает двух видов:

1. Небытие до рождения жизни (небытие 1-го порядка)
2. Небытие после смерти (небытие 2-го порядка).
Чем отличается небытие 1-го порядка от небытия 2-го порядка? В небытие 2-го порядка больше заложено субъективной формы существования в виде ПАМЯТИ о жизни того, что находится в небытие (Менее "размытая" форма).
В небытие 1-го порядка больше субъективной формы существования в виде будущего о жизни того, что находится в небытие (Более "размытая" форма).
Правильное понимание небытия развивает истинно-философское чувство ответственности, которого очень не хватает алкоголикам.
ДЛЯ ЛЮДЕЙ, СОГЛАСНО СОЦИОЛОГИЧЕСКИМ ИССЛЕДОВАНИЯМ АВТОРА, СУЩЕСТВОВАНИЕ СМЕРТИ ЯВЛЯЕТСЯ БОЛЬШЕЙ ИСТИНОЙ, ЧЕМ СУЩЕСТВОВАНИЕ БОГА. ПОЭТОМУ АВТОР СЧИТАЕТ, ЧТО ЕСЛИ В ЧЕЛОВЕКЕ НЕТ СПОСОБНОСТИ ВЕРОВАТЬ, ПСИХОТЕРАПЕВТ ИМЕЕТ ПРАВО РАБОТАТЬ С КАТЕГОРИЕЙ "СМЕРТЬ ". Для людей в смерти больше истины, чем в БОГЕ. Если психотерапевту удается изменить личность так, что тот поменяет свою точку зрения по этому вопросу на противоположную, то можно считать, что он помог человеку в обретении главной ИЛЛЮЗИИ (поиска смысла см.ниже и выше). Для того, чтобы работа в этом направлении была успешной, необходимо провести пограничный анализ (СЖ-анализ, см. ниже).
СОГЛАСНО СОЦИОЛОГИЧЕСКИМ ИССЛЕДОВАНИЯМ АВТОРА, 7% ОПРОШЕННЫХ СЧИТАЮТ, ЧТО ОТКРЫТЬ ОЩУЩЕНИЕ БОГА МОЖНО ТОЛЬКО В СОСТОЯНИИ НАРКОТИЧЕСКОГО ОПЬЯНЕНИЯ. МНОГИЕ ЗАПАДНЫЕ КОМПОЗИТОРЫ УБЕЖДЕНЫ, ЧТО РАСКРЫТИЮ СВОЕГО ТАЛАНТА ОНИ ОБЯЗАНЫ НАРКОТИЧЕС КОМУ ОПЬЯНЕНИЮ. АЛКОГОЛЬ И НАРКОТИК ЯВЛЯЮТСЯ ГЛАВНЫМИ ИЛЛЮЗИЯМИ ЖИЗНИ ДАННЫХ ЛЮДЕЙ.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Хорошо выпивали Шаляпин, Рахманинов, Мусоргский, Алехин и т.д. и т.п. Этот список можно продолжить многими выдающимися личностями, для которых пьянство было существенной иллюзией их жизни. Во всяком случае эта "оперативная" иллюзия их выручала в трудные минуты. Пьянство и творчество на начальном этапе являются совместимыми. На этом этапе пьянство даже может способствовать творчеству, но этот этап короткий. Этот выигрыш не перекрывает проигрыша, который занимает больший период, чем подъем творчества благодаря пьянству.
ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ БЕЗВРЕДНО ПОЗНАТЬ ИЛЛЮЗИЮ ОЩУЩЕНИЯ БОГА БЛАГОДАРЯ НАРКОТИЧЕСКОМУ ОПЬЯНЕНИЮ, НО ТОЛЬКО ОДИН РАЗ!!! ТАКОЙ ОПЫТ МОЖЕТ ЛИШЬ ОБОГАТИТЬ ТВОРЧЕСТВО . Человек может пронести эту иллюзию через всю жизнь, создавая свои творения. Наркотик выступает здесь как катализатор РАЗОВОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ.
Великий король рок-н-ролла Элвис Пресли благодаря наркотическому опьянению создал лучшие свои произведения и в то же время благодаря этому не создал того, что мог бы создать, если бы не скончался. Э.Пресли потерял смысл жизни благодаря тому, что достиг всего и не мог найти более высоких ориентиров. Не нашел напряжения, которое заставило бы его двигаться выше. У него была ноль-плюсовая потеря смысла, т.е. от того, что всего достиг (существует ноль-минусовая потеря смысла, когда человек вообще ничего не может достигнуть, т.к. лишается необходимых средств существования). Э.Пресли оказался в сложной ситуации и нашел ГЛАВНУЮ ИЛЛЮЗИЮ (смысл) в наркотическом опьянении. Он открыл Бога благодаря наркотикам, поэтому "Бог его забрал в мир иной".
В состоянии творческой депрессии для многих артистов палочкой -выручалочкой является алкоголь. Многие из них считают, что пережили творческую депрессию легко благодаря алкоголю. Затем их вновь захватывает творчество, и они не пьют и т.д. Автор считает, что творческой депрессией для многих из них является алкогольная депрессия, которая приходит с определенной периодичностью.
Что первично для алкоголика — пьянство или потеря смысла жизни?
Пьянство может привести к потери смысла жизни. И наоборот, потеря смысла жизни может привести к пьянству.
Согласно исследованиям автора между пьянством и потерей смысла жизни (потерей иллюзий) существует взаимозависимая связь, которая смещается в ту или другую сторону:
Необходимо отметить, что для некоторых периодическое похмельный синдром и выздоровление, являются периодическим "рождени ем и смертью", что способствует творческой активности.
С каждым витком увеличивается потеря иллюзий жизни, которая компенсируется алкогольными иллюзиями.
СОГЛАСНО СОЦИОЛОГИЧЕСКИМ ИССЛЕДОВАНИЯМ АВТОРА, У 41% ОПРОШЕННЫХ БОЛЬНЫХ АЛКОГОЛИЗМОМ ПЬЯНСТВО, КАК ОНИ ЗАЯВИЛИ, ЯВЛЯЕТСЯ РЕЗУЛЬТАТОМ ПОТЕРИ СМЫСЛА. У 39%, НАОБОРОТ, ПОТЕРЯ СМЫСЛА ПОЯВИЛАСЬ ПОСЛЕ ПЬЯНСТВА. 9% ЗАЯВИЛИ, ЧТО ПЬЯНСТВО И ПОТЕРЯ СМЫСЛА -ВЗАИМООБУСЛОВЛЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ . n


ПОГРАНИЧНЫЙ АНАЛИЗ (СЖ-АНАЛИЗ) БОЛЬНОГО АЛКОГОЛИЗМОМ

(Необходимо отметить, что пограничный анализ весьма эффективен при лечении различных депрессий. Благодаря пограничному анализу, который позволяет осознать пациенту ранее вытесненную в подсознание думу о смерти, удается достичь высоких результатов).
Пограничный анализ — это один из этапов в формировании положительных иллюзий для больного алкоголизмом. Это этап снятия отрицательной иллюзии о жизни, которая является причиной страхов, неврозов, депрессии. Человеку расшифровывают (и он сам это делает) то, как зашифрована смерть в духовной жизни человека (дума о смерти). Таким образом, он избавляется от причины, вызывавшей заболевания.
Больной обучается интерпретировать все свои психологические процессы через категорию жизни и смерти. Постепенно этот процесс переходит в подсознание и депрессии исчезают.
К БОЛЬНОМУ АЛКОГОЛИЗМОМ, РАСШИФРОВАВШЕМУ КОД (ШИФР) СОБСТВЕННОГО БЫТИЯ (ПЬЯНСТВУЮЩЕГО БЫТИЯ, В ЧАСТНОСТИ), ПОСЛЕ ПОГРАНИЧНОГО АНАЛИЗА ПРИХОДИТ ОЗАРЕНИЕ, БЕЗРАЗЛИЧИЕ, А ПОРОЙ ДАЖЕ ОТВРАЩЕНИЕ К АЛКОГОЛЮ . Он начинает радоваться жизни без алкоголя. Обретает положительные иллюзии и, как следствие, смысл жизни.
Во всем остальном пограничный анализ алкоголизма аналогичен анализу, проводящемуся больным депрессией, ноогенными неврозами и т.д.
КАК ОТКРЫТЬ БОЛЬНОМУ АЛКОГОЛИЗМОМ НОВЫЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ ИЛИ ВОССТАНОВИТЬ ЗАБЫТЫЕ СТАРЫЕ?
ДЛЯ ЭТОГО НЕОБХОДИМО СОЗДАТЬ ИЛЛЮЗИЮ "НОВОГО РОЖДЕНИЯ". ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ПЕРЕЖИЛИ КЛИНИЧЕСКУЮ

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________


СМЕРТЬ, ЗНАЮТ, ЧТО ЭТО ТАКОЕ. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ПРОИСХОДИТ ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ. ТО, ЧТО БЫЛО УТЕРЯНО: ИЛЛЮЗИИ, ЦЕЛИ, ПЕРЕЖИВАНИЯ, МИРООЩУЩЕНИЕ — ВСЕ ОБНОВЛЯЕТСЯ.
Может ли психотерапевт организовать больному второе рождение? Стрессотерапия (быстрое кодирование) в какой-то мере делает это. Это зависит от таланта психотерапевта реализовать пословицу: "Вольному воля, а спасенному рай".
Плавное СЖ-кодирование это делает с большей эффективностью. Пограничный анализ позволяет человеку "родиться заново". Благодаря ему больной "докапывается" до глубинных механизмов причин своей депрессии. Аналогично психоанализу, пограничный анализ позволяет осознать думы о смерти, которые были в глубоком детстве (1-2 года). Чем глубже в детство опускаются психотерапевт вместе с больным, тем больше вероятность восстановления потерянных иллюзий детства. Именно подсознательные и сознательные думы о смерти являются причинами утери иллюзий детства, молодости жизни.
В процессе пограничного анализа идет анализ всего, что было и что происходило с человеком через призму С и Ж (жизни и смерти). Перебираются все возможные версии главной думы о смерти, которая "запала" в душу и определила развитие личности в душевно -психологическом направлении.
ОДНОЙ ИЗ ГЛАВНЫХ ЗАДАЧ ПОГРАНИЧНОГО АНАЛИЗА ЯВЛЯЕТСЯ ТАКЖЕ ОСОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКОМ ТОГО, КАК ОН СОЗДАЕТ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ (ОБМАНЫВАЕТ, МАНИПУЛИРУЕТ, ЗАБЛУЖДАЕТ СЕБЯ, ЗАПУТЫВАЕТ СЕБЯ И Т.Д.), ЭГОЦЕНТРИЧЕСКИЕ ИЛЛЮЗИИ, КОТОРЫЕ ЕГО ВГОНЯЮТ В "БОЛОТО" ДЕПРЕССИИ . Этому посвящен следующий параграф.
КАК МЫ СОЗДАЕМ ИЛЛЮЗИИ О СЕБЕ. ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ КАК ПРИЧИНА АЛКОГОЛИЗМА
Современный человек имеет большие трудности с безвредными иллюзиями. Он может иметь надежное положение в работе и обществе, но не иметь иллюзий, которые бы его радовали. Именно поэтому часто он приходит к алкоголю. Он скучает. Единственное, что ему снимает скуку, это алкогольная иллюзия или иллюзии, которые он создает для окружающих. Он вводит людей в заблуждение и сам является жертвой заблуждения. Как помочь человеку в обретении безвредных иллюзий, которые бы приносили ИСТИННУЮ РАДОСТЬ и творчество?
Все мы в той или иной мере вводим в заблуждение себя и других, применяя различные фальшивые приемы с тем, чтобы добиться для себя выгоды.
Очевидно, что не всякое введение в заблуждение или иллюзия, нами создаваемая — это ПЛОХО. Автор ниже покажет, какие иллюзии и манипуляции полезны для здоровья и необходимы человеку в его борьбе за существование. Но есть ИЛЛЮЗИИ, которые мы создаем о себе для других, которые вредны, т.к. они могут загнать человека в тупик (потеря смысла жизни, различные неврозы и т.д.).
Человек — субъект, вечно конструирующий иллюзии, и хотелось бы, чтобы в его жизни были только такие иллюзии, которые бы развивали личность в положительном направлении (радости, самоактуализации, творчества и т.п.). К сожалению, мы создаем такие иллюзии о себе или других, что впоследствии начинаем болеть неврозами и депрессиями. Это в свою очередь приводит людей к потреблению алкоголя.
Когда у нас появляется способность вводить в заблуждение других? С рождения. Так, ребенок может вводить в заблуждение родителей своим искусственным плачем, чтобы достичь желаемого.
Мы всю жизнь вводим себя и других в заблуждение, принимая участие в этом ИЛЛЮЗИОНЕ, называемом жизнью.
ЧЕЛОВЕК — ИЛЛЮЗИОНИСТ, ПРОДЕЛЫВАЮЩИЙ ФОКУСЫ НЕ ТОЛЬКО С ОКРУЖАЮЩИМИ, НО И С САМИМ СОБОЙ.
Человек — это иллюзионист, играющий с жизнью и стремящийся создать себе спасительную иллюзию.
Человек с большим желанием купается в иллюзиях, нежели в реалиях жизни, которая без иллюзий ничто, т.е. имеет место замкнутый круг, приводящий к иллюзиям. Для того, чтобы человеку искренне обрадоваться за другого человека, необходимо вырваться из собственных эгоцентрических иллюзий и создать положительные иллюзии об окружающем мире.
Есть люди, которые всю жизнь создают о себе иллюзию, что они умны и эрудированны. Они это делают среди людей, которые не могут раскусить их истинной эрудиции. Но самое интересное то, что, создавая такой имидж о себе, человек к концу дня изматывается от этого самозаблуждения и впадает в депрессию.
Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Есть женщины, которые демонстрируют свою женственность, конструируя ее. Истинно женственная женщина об этом вообще не задумывается, но ее женственность почему-то видят все. По статистике, самыми большими обманщицами своих мужей являются российские
женщины. Они симулируют оргазм, не испытывая его. Это делается для того, чтобы муж не ушел к более темпераментной. Часто мужья, узнав об истине, начинают пьянствовать. Обман в семье в большинстве случаев является причиной алкоголизма супругов.
Отрицательные иллюзии (вредные заблуждения) приводят к созданию алкогольных иллюзий.
От отрицательных иллюзий, от самозаблуждения человек начинает страдать.
Человеку необходимо творчески создавать положительные иллюзии.
ПРИВЕДЕМ ОСНОВНЫЕ ИЛЛЮЗИИ, КОТОРЫЕ МЫ СОЗДАЕМ О СЕБЕ ДЛЯ ОКРУЖАЮЩИХ:
1. Иллюзия всего во всем. Лжет везде.
2. Иллюзия превосходства (приведена выше). Человек вводит в заблуждение других, "демонстрируя" свои превосходства: в силе, знании, власти и т.д.
3. Иллюзия уступчивости. Благодаря ей человек приспосабливается под всех.
4. Иллюзия беспомощности. Заставляет делать за себя.
5. Иллюзия агрессии. Часто угрожает.
6. Иллюзия доброты. В конечном счете это расчетливая доброта.
7. Иллюзии эмоций. (Например, делает вид, что ему радостно, но это не так).

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Отметим, что мы перечислили лишь основные иллюзии, которые мы создаем о себе для других.
Иллюзии, которые создаются в игре, в которую мы играем всю жизнь (Э.Берн).


ПОЧЕМУ МЫ СОЗДАЕМ ИЛЛЮЗИИ О СЕБЕ?

1. Человек — существо, которое находит смысл жизни в иллюзиях, какие бы они ни были. Если их не будет — не будет напряжения, которая приводит к активности (см.ниже).
2. Есть другая причина создания иллюзий — каждодневное выживание под тяжестью трудностей бытия (конфликта между собой и окружающей средой).
3. Иллюзия — ответная реакция на иллюзии (заблуждения), создаваемые окружающими. Человек не доверяет окружающим.
4. Человек испытывает страх, когда оголяют его душу перед другими. Поэтому он создает иллюзорную оболочку вокруг своей души, так же как люди надевают одежду, чтобы скрыть свое тело. n


ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ ДЕЛАЮТ ЛЮДЕЙ СЛЕПЫМИ

Человек, вводящий в заблуждение других людей, видит только свои иллюзии. Он слеп и бездушен, купаясь в собственных эгоцентрических иллюзиях. Он видит то, что хочет видеть. Не доверяет никому, контролируя всех и вся. Это заканчивается депрессией, часто приводящей к пьянству.
Человек загоняет себя в НЕСВОБОДУ и делает это добровольно, потому что не знает этого конечного результата. Поэтому у некоторых остается один выбор — бегство от несвободы путем алкогольного опьянения. n


ЧЕЛОВЕК В ПОИСКАХ ИЛЛЮЗИЙ

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Человек всегда находится в поисках иллюзий. ИЛЛЮЗИЯ ДЛЯ ЛЮДЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ, БЕЗ КОТОРОГО ЧЕЛОВЕК ТЕРЯЕТ ЖИЗНЕННУЮ АКТИВНОСТЬ. ЧЕЛОВЕК, ИМЕЮЩИЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ, НЕ ЗАДУМЫВАЕТСЯ ОБ ЭТОМ, ОН ПРОСТО ЖИВЕТ. ЖИВЕТ БЛАГОДАРЯ ИЛЛЮЗИИ, КОТОРУЮ СОЗДАЛ НА ДАННОМ ЭТАПЕ СВОЕЙ ЖИЗНИ. ЧАСТО ЭТА ИЛЛЮЗИЯ СОЗДАЕТСЯ ЧЕЛОВЕКОМ ПОДСОЗНАТЕЛЬНО, КАК ЗАЩИТНАЯ РЕАКЦИЯ. БОЛЕЕ ТОГО, ЧАСТО СУБЪЕКТ НЕ ПОНИМАЕТ, ЧТО ЭТО ИЛЛЮЗИЯ. ДОСТИГНУВ ЦЕЛИ И ПОНЯВ, ЧТО ОНА ИМЕЕТ МАЛО ОБЩЕГО С ТЕМ, ЧТО БЫЛО В ЕГО ИЛЛЮЗИЯХ, ЛЮДИ ОБЫЧНО НЕ ОГОРЧАЮТСЯ И СРАЗУ СТРОЯТ НОВЫЕ ИЛЛЮЗИИ. Во всяком случае так поступает нормальный, с психоэмоциональной точки зрения, человек. МНОГИЕ ТОЛЬКО К КОНЦУ СВОЕЙ ЖИЗНИ НАЧИНАЮТ ПОНИМАТЬ, ЧТО ВСЮ ЖИЗНЬ СТРОИЛИ ИЛЛЮЗИИ И ПЫТАЛИСЬ ДОСТИЧЬ ИХ. ДОСТИГАЛИ ТОГО, ЧТО ХОТЕЛИ ПОСТРОИТЬ, НО ПО ОЩУЩЕНИЯМ ЭТО ВСЕГДА ОКАЗЫВАЛОСЬ НЕ ТО, ЧТО БЫЛО В ИЛЛЮЗОРНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ, КОТОРЫЕ ИМЕЛИ МЕСТО ДО ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ.
Почему то, что человек старается достигнуть в жизни, мы называем иллюзиями? Потому, что всегда, достигая этой цели, он понимает, что это не то, что хотелось бы получить. Во всяком случае она вызывает ощущения, отличные от тех, которые были в мечтах. В этот момент человек понимает, что вводил себя в заблуждение. "Два раза в одну реку войти нельзя" — так говорит народная пословица. Если бы человек изначально знал, что строит иллюзии, он бы не шел к этой цели. Поэтому понимание того, что нечто было иллюзией, происходит после достижения цели. Это и есть один из парадоксов феномена иллюзий.
Известно, что узники концлагерей [1] перед тем, как их должны были поместить в газовые камеры, не вели разговоры о том, что это произойдет, а были уверены в обратном, тешили себя иллюзиями. Эти иллюзии формировались у них подсознательно. Таким образом, в человеке заложена способность к конструированию иллюзий как защитная реакция на внешние воздействия. Более того, ЧЕЛОВЕК — ЭТО СУБЪЕКТ, СОЗНАТЕЛЬНО И ПОДСОЗНАТЕЛЬНО ВВОДЯЩИЙ СЕБЯ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ И СТРОЯЩИЙ ИЛЛЮЗИИ, А ВПОСЛЕДСТВИИ РАЗОБЛАЧАЮЩИЙ ИХ. Схематично это можно представить следующим образом:
Таким образом, иллюзии могут выступать, с одной стороны, как цели, с другой стороны, как результат восприятия.
ЧЕЛОВЕК ВСЕГДА НАХОДИТСЯ В ПОИСКАХ СМЫСЛА [1], СОДЕРЖАНИЕМ КОТОРОГО ЯВЛЯЮТСЯ ИЛЛЮЗИИ. ТАКИМ ОБРАЗОМ, ЧЕЛОВЕК НАХОДИТСЯ В ПОИСКАХ ИЛЛЮЗИЙ. СТРУКТУРА СМЫСЛА СОСТОИТ ИЗ ЭЛЕМЕНТОВ, КОТОРЫЕ ЯВЛЯЮТСЯ ИЛЛЮЗИЯМИ. КОНЕЧНЫМ ПУНКТОМ СМЫСЛА ЯВЛЯЮТСЯ ИЛЛЮЗИИ. ИМЕННО ИЛЛЮЗИИ ВОСПРИНИМАЮТСЯ СУБЪЕКТОМ, А НЕ СМЫСЛ. СМЫСЛ — БОЛЕЕ СЛОЖНОЕ СУБЪЕКТИВНОЕ И АБСТРАКТНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ, КОТОРОЕ МНОГИЕ ЛЮДИ ТАК И НЕ ОСОЗНАЮТ В ТЕЧЕНИЕ ЖИЗНИ. А ИЛЛЮЗИИ, ЯВЛЯЯСЬ БОЛЕЕ ЭЛЕМЕНТАРНЫМИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ ОБРАЗОВАНИЯМИ, ПОЗНАЮТСЯ ЛЮДЬМИ. И ИМЕННО С НИМИ ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ ПСИХОТЕРАПЕВТ ВО ВРЕМЯ ОКАЗАНИЯ ПОМОЩИ ЧЕЛОВЕКУ, ПОТЕРЯВШЕМУ СМЫСЛ ЖИЗНИ. ПСИХОТЕРАПЕВТ ДОЛЖЕН УЧИТЫВАТЬ ПРИНЦИП ПОТРЕБНОСТИ ПАЦИЕНТА В ИЛЛЮЗИЯХ И КОНСТРУИРОВАТЬ СВОИ МАНИПУЛЯЦИИ, КОТОРЫЕ, В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ, НЕ ДОЛЖНЫ ВХОДИТЬ В КОНФЛИКТ С ИЛЛЮЗИЯМИ, ПОРОЖДЕННЫМИ САМИМ ПАЦИЕНТОМ.
Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

ВСЯ МИРОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ, НА ВЗГЛЯД АВТОРА, ЕСТЬ СИСТЕМА СОЗДАНИЯ ИЛЛЮЗИЙ КАК СПОСОБОВ ПЕРЕХОДА ПСИХИЧЕСКИХ ОБРАЗОВАНИЙ ИЗ ОДНОГО СОСТОЯНИЯ В ДРУГОЕ. ТАК, НАПРИМЕР, ПСИХОАНАЛИЗ [5] ЕСТЬ СПОСОБ СОЗДАНИЯ ИЛЛЮЗИИ ГЛУБИННОЙ ПРИЧИНЫ ЗАБОЛЕВАНИЯ. ЧЕМ СИЛЬНЕЕ И ВНУШИТЕЛЬНЕЕ ЭТА
ИЛЛЮЗИЯ, ТЕМ ЛУЧШЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ (НАПРИМЕР, НЕВРОЗ) ПЕРЕХОДИТ В ДРУГОЕ КАЧЕСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ДОЛЬШЕ ЗАДЕРЖИВАЕТСЯ В НЕМ.
В РЕЗУЛЬТАТЕ ЭТОГО ПРИСТУПЫ ДЛИТЕЛЬНОЕ ВРЕМЯ НЕ ПОСЕЩАЮТ БОЛЬНОГО. ПОЭТОМУ НЕ НАДО РАЗОЧАРОВЫВАТЬСЯ В ПСИХОАНАЛИЗЕ, ВЕДЬ ЗАДАЧУ ОЗДОРОВЛЕНИЯ ОН РЕШАЕТ.
Методы внушения целиком основаны на создании различных иллюзий восприятия. ощущения и т.д.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Рациональная психотерапия [6,7] также базируется на конструировании избирательной информации (о больном, внешней среде и т.д.), которая является заблуждением больного. Идет процесс создания "Истины", полезной для здоровья больного, которая является информационной иллюзией (заблуждением).
Позитивная психотерапия [8] по содержанию в ней элементов иллюзий "на порядок" превышает рациональную психотерапию. Ее автор учит вводить в заблуждение больных методом интерпретации отрицательных процессов психики как положительных.
Отметим, что когда психотерапевт помогает в конструировании иллюзий больному, он иногда может называть их иллюзиями. Для пациента же они порой являются: целями, задачами, установками, биополем, энергией, сеансом психоанализа и т.д. После этапа разоблачения можно говорить о том, что это были иллюзии, т.к. человек сам будет формировать их в дальнейшем.
Люди в течение своей жизни воспринимают различные иллюзии. Они живут и тешат себя иллюзиями. Некоторые из них являются ГЛАВНЫМИ ИЛЛЮЗИЯМИ ЖИЗНИ, некоторые второстепенными. ДЛЯ БОЛЬНОГО АЛКОГОЛИЗМОМ ГЛАВНОЙ ИЛЛЮЗИЕЙ ЖИЗНИ ЯВЛЯЕТСЯ ИЛЛЮЗИЯ ВОСПРИЯТИЯ, ВЫЗВАННАЯ ПОТРЕБЛЕНИЕМ АЛКОГОЛЯ . Эта иллюзия — самая яркая и радостная из всех иллюзий, которые он конструировал ранее. И все же согласно "социологическим исследованиям автора, у большинства людей алкогольная иллюзия по яркости своей уступает не иллюзорным картинкам детства. Человек хочет попасть в детство и создает себе иллюзию детства благодаря потреблению алкоголя. Во всяком случае подсознательно именно это хотят ощутить люди при потреблении алкоголя. Пьянство — это добровольное конструирование иллюзий (ощущений детства) методом алкоголя. (Отметим, что в дальнейшем понятие иллюзии и самозаблуждения будут синонимами).
Хороша та иллюзия, которая способствует развитию личности, его движению (положительная иллюзия). А также та, которая максимально приближает к истине и удовлетворяет человека.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

СТРЕМЛЕНИЕ К ПОИСКУ, КОНСТРУИРОВАНИЮ, РЕАЛИЗАЦИИ И РАЗОБЛАЧЕНИЮ ИЛЛЮЗИЙ (СМ.ВЫШЕ СХЕМУ), СОГЛАСНО АВТОРУ, ЯВЛЯЕТСЯ ВРОЖДЕННОЙ МОТИВАЦИОННОЙ ТЕНДЕНЦИЕЙ ВСЕХ ЛЮДЕЙ.
Отсутствие иллюзий порождает у человека состояние душевной пустоты.
Жизнь человека-трезвенника, как и пьяницы, имеет свое пьянство, которое наполнено неалкогольными иллюзиями, созданными другими способами. Если он эти иллюзии создать не может, возникает состояние душевной пустоты. Если это состояние длится долго, то это может кончиться самоубийством. Именно поэтому люди создают "оперативно" алкогольные иллюзии, дабы застраховаться от самоубийства.
ПЬЯНИЦА ПОНИМАЕТ, ЧТО ДОБРОВОЛЬНО ЗАНИМАЕТСЯ КОНСТРУИРОВАНИЕМ ИЛЛЮЗИЙ, И ЕГО ЭТО УСТРАИВАЕТ. ТАКЖЕ ТРЕЗВЕННИК ПОДСОЗНАТЕЛЬНО ИЛИ СОЗНАТЕЛЬНО ПОНИМАЕТ, ЧТО ВСЕ, ЧЕМ ОН ЖИВЕТ — ЭТО САМОЗАБЛУЖ ДЕНИЕ (ИЛЛЮЗИИ), ИДУЩИЕ ВО БЛАГО ДУХОВНОГО САМОВЫЖИВАНИЯ .
Отметим, что отнесение иллюзий к положительным и отрицательным зависит от того, насколько они способствуют развитию, движению и духовному выживанию личности. Так, например, алкогольные иллюзии могут быть отрицательными у одних, в то время как у других — положительными. Также определенные иллюзии трезвенников могут быть положительными для одних и отрицательными для других.
Потенциал, обусловленный жаждой иллюзий, всегда присутствует в человеке, и если он его не разряжает вовремя, это чревато большими душевными напряжениями. Именно поэтому многие этот потенциал разряжают алкогольными иллюзиями.
Понимание того, что это иллюзии, позволяет не останавливаться после их разоблачения, а создавать новые. В этом преимущество взгляда на душу по сравнению с другими направлениями и теориями.
ТАКИМ ОБРАЗОМ, МАНИПУЛЯЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ (АЛКОГОЛИКА, В ЧАСТНОСТИ) БАЗИРУЕТСЯ НА ПРИНЦИПЕ ПОТРЕБНОСТИ ИЛЛЮЗИЙ (САМОМАНИПУЛИ РОВАНИЯ). ЧЕЛОВЕК СТРЕМИТСЯ К СОЗДАНИЮ ИЛЛЮЗИЙ, И ЕСЛИ ЭТО СТРЕМЛЕНИЕ ОСТАЕТСЯ НЕРЕАЛИЗОВАННЫМ, ОН ОЩУЩАЕТ ФРУСТРАЦИЮ ИЛИ ВАКУУМ, СПОСОБСТВУЮЩИЙ АЛКОГОЛИЗАЦИИ ИЛИ НАРКОМАНИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ.
Нахождение положительных иллюзий — это вопрос призвания. Иллюзии субъективны, человек изобретает их, "находя в мире", в реальной действительности. Поэтому иллюзии можно назвать главными субъективными элементами смысла жизни. Сложная структура элементов (иллюзий) образует нечто, что мы называем смыслом жизни.
Отметим, что иллюзии, о которых здесь идет речь, являются грубым приближением иллюзий теории познания (науки об истине), теории об относительной истине и т.д. Мы не говорим об иллюзиях как относительности истины в познании окружающей действи тельности. Иллюзии, рассматриваемые в работе, больше психологического плана, чем философского, т.е. наше рассмотрение менее общее.
Субъект в своей душе создает нечто, что позволяет ему находить смысл. Этим нечто являются иллюзии.
Человек всю жизнь отгоняет мысли и думу о смерти, строя иллюзии (заблуждения). Если он умеет это делать, значит, он имеет смысл жизни. Таким образом, смыслом жизни являются иллюзии, заслоняющие и уничтожающие мысли о смерти. Рассмотрим их.
1. Это иллюзии творчества, творческий труд. Человек в труде видит нечто большее, чем связано с зарабатыванием денег, создавая вокруг работы "иллюзорную оболочку", из которой черпает энергию для новых творческих открытий. Спросите у любого творческого человека (художника, писателя, артиста, токаря и т.д.), смог бы он творить, если бы у него не было развито иллюзорное восприятие действительности. Конечно, нет.
2. Иллюзии переживания. Одним из главных из них является любовь. Любовь — королева королев всех иллюзий переживаний. То, что это была иллюзия, человек начинает понимать после того, как любовь уходит. Человек, самозаблуждаясь, сам создает себе эту прекрасную иллюзию.
На определенном этапе жизни субъект переносит всю красоту заложенных и вырывающихся наружу чувств (если они есть) любви на другого субъекта, который не соглашается с иллюзией о себе, созданной влюбленным в него человеком. В иллюзиях восприятия влюбленного человека есть нечто, что позволяет другому влюбленному изменяться в направлении иллюзий, созданных о нем. Этот взаимно заблуждаемый процесс между влюбленными усиливает любовь. Если в конструировании этих иллюзий начинаются сбои, Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

любовь начинает гаснуть. "Слепые" влюбленные вновь становятся "зрячими", и самая главная иллюзия (любовь) — исчезает.
Поэтому любовь является мгновением. Вечной любви нет, так как не существует вечных иллюзий, благодаря генетической способности человека создавать и разоблачать их (см.блок-схему). Вечными могут быть воспоминания об ушедшей любви. Хотя теоретически можно предположить, что если влюбленный не разоблачит иллюзии, он может пронести чувство любви через всю жизнь.
ИЛЛЮЗИИ НЕ НАДО ИСКАТЬ И НАХОДИТЬ В ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ, ОНИ СОЗДАЮТСЯ САМИМ ИНДИВИДОМ КАК ЗАЩИТНАЯ РЕАКЦИЯ, ВЕЛИЧИНА КОТОРОЙ ЗАВИСИТ ОТ ПРИЗВАНИЯ . Психотерапевт должен воздействовать на пациента так, чтобы эта способность усиливалась. Психотерапевт не может дать главную иллюзию обретения смысла жизни. Манипуляционная психотерапия ставит целью расширение возможностей пациентов видеть весь спектр потенциальных иллюзий, которые могут возникать в любой жизненной ситуации. Человек должен быть открытым для иллюзий, сознательно стараться увидеть все возможные иллюзии (положительные и отрицательные) и выбрать необходимую.
НАЙДЯ ИЛЛЮЗИЮ, СУБЪЕКТ ДОЛЖЕН ЕЕ РЕАЛИЗОВАТЬ И ОСУЩЕСТВЛЯТЬ, НЕ БОЯСЬ ЕЕ ДАЛЬНЕЙШЕГО САМОРАЗОБЛАЧЕНИЯ . Взгляд на смысл жизни как на иллюзию позволяет человеку не унывать и конструировать новые иллюзии -находить новые смыслы после разоблачения и реализации старых.
Философский взгляд на жизнь через категорию "смысл жизни" останавливает ход жизни, в то время как через категорию "иллюзии жизни" позволяет двигаться по жизни. Причина движения в вечном самозаблуждении. Если человек его организует удачно, он обретает настоящий смысл своего существования.
Человек никогда не знает до самого последнего мгновения, осуществил ли он смысл своей жизни, УМИРАЯ С ИЛЛЮЗИЯМИ.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Благодаря хорошо развитому иллюзорному восприятию человек реже задумывается о бессмысленности или абсурдности бытия, он легче смиряется с этим. Для этого он должен создать СУПЕРИЛЛЮЗИЮ. Обидно, что для многих людей СУПЕРИЛЛЮЗИЕЙ являются иллюзии, вызванные алкогольным опьянением.
СУПЕРИЛЛЮЗИЕЙ для человека является ощущение и общение с БОГОМ. Человек его никогда не видел, он его создает в меру своих знаний, таланта, совести. Бог является главным иллюзорным объектом. От того, как сконструирует человек эту СУПЕРИЛЛЮЗИЮ, зависят все остальные иллюзии. Формирование различных иллюзий жизни должно идти через призму супериллюзии о Боге. Идет взаимозависимое
влияние супериллюзии на иллюзии более низкого уровня и наоборот. Эти комбинации и сложение иллюзий аналогично телескопу или микроскопу, создающему увеличение (двойную иллюзию) благодаря наложению иллюзий от двух увеличительных линз. В дальнейшем эту комбинацию ("прибор") будем называть СУПЕРСКОПОМ.
ЧЕЛОВЕК, УМЕЮЩИЙ ФОРМИРОВАТЬ ИЛЛЮЗИИ ЖИЗНИ ЧЕРЕЗ СУПЕРИЛЛЮЗИЮ (БОГА), ОБЛАДАЕТ СУПЕРСКОПИ ЧЕСКИМ ВОСПРИЯТИЕМ . Когда к человеку приходит вдохновение, интуиция, "связь с космосом", "связь с Богом" — все это суперскопическое восприятие. Истинные творения искусства возникают только при таком восприятии.
Открытие микроскопа и телескопа для человечества было полезным. Не менее полезным является для человека открытие СУПЕРСКОПА, "прибора" для целостного и философского восприятия БЫТИЯ. Каждый человек в течение своей жизни должен открыть свой СУПЕРСКОП.
Иллюзии, созданные потреблением алкоголя, в отличии от суперскопических иллюзий, аналогичны восприятию через грязное, мутное стеклышко. Иными словами, иллюзии от алкоголя можно отождествить с иллюзией от мутного стеклышка, в то время как иллюзии от суперскопического восприятия — с телескопом, имеющим большую разрешающую способность.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Человек не может лишиться иллюзий ни при каких обстоятельствах. Иллюзии всегда можно найти.
Метод плавного кодирования, разработанный автором для лечения алкоголизма, направлен на снятие отрицательных иллюзий и поиск положительных.
Иллюзиями человека о себе самом занимается манипуляционная психология личности. n


РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ ИЛЛЮЗОРНОГО МИРА

ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ АЛКОГОЛЬНЫХ ИЛЛЮЗИЙ

Феномен пьянства и алкоголизма достаточно хорошо изучен с медицинской точки зрения [9]. Психология алкоголизма практически не изучена [10,11]. В данной работе представлен взгляд на алкоголизм с точки зрения манипуляционной психологии, а это значит, что в ней изучены все основные манипуляции (заблуждения, иллюзии),
которые проводит психотерапевт при лечении алкоголизма, а также манипуляции (иллюзии и заблуждения), приводящие личность к пьянству и алкоголизму. Особое внимание уделено заблуждениям больных алкоголизмом.
Феномен пьянства в данной работе рассмотрен как разновидность МИРА ИЛЛЮЗИЙ, окружающего человека. В работе впервые описаны возможности применения манипуляционной психологии к алкоголизму .
Сложность лечения алкоголизма состоит в том, что:
1. Трудно определить, что болит у больного. Анализы ничего отрицательного не показывают. У человека болит душа. Сам больной не может указать на больное место.
2. Человек не может определить ту грань, когда он болен. Когда приходит болезнь, она уже бывает запущенной. Она приходит незаметно.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

В данной работе впервые вскрыты причины того, почему у больного алкоголизмом "болит душа".
Гигантское количество литературы (см. ссылки в кн.[9]) посвящено последствиям алкоголизма. Это пропагандистская машина работала, к сожалению, не эффективно. В данной работе вскрыты процессы, приводящие к пьянству, а впоследствии, к алкоголизму [9].
НА ОСНОВАНИИ МНОГОЧИСЛЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ОПРОСОВ АВТОР ПРИШЕЛ К СЛЕДУЮЩИМ ВЫВОДАМ:
1. МИР ИЛЛЮЗИЙ (ИЛЛЮЗОРНЫЙ МИР) СУЩЕСТВУЕТ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ МИР СО СВОИМИ ВНУТРЕННИМИ ЗАКОНАМИ. ХОТЯ ОН ПОРОЖДЕН РЕАЛЬНОСТЬЮ И ПОЭТОМУ ЯВЛЯЕТСЯ ИЛЛЮЗИЕЙ.
2. МИР ИЛЛЮЗИЙ И РЕАЛЬНОСТЕЙ "ПОДПИТЫВАЮТСЯ" ДРУГ У ДРУГА. СУЩЕСТВОВАНИЕ ОДНОГО ОПРЕДЕЛЯЕТ СУЩЕСТВОВА НИЕ ДРУГОГО. БЕЗ ИЛЛЮЗИЙ РЕАЛЬНОСТЬ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА МОЖЕТ ИСЧЕЗНУТЬ, И ОН ТЕРЯЕТ СМЫСЛ ЖИЗНИ. И НАОБОРОТ, БЕЗ РЕАЛЬНОСТИ И ЕЕ АКТИВНОСТИ НЕ МОГУТ ВОЗНИКНУТЬ ИЛЛЮЗОРНЫЕ МИРЫ.
3. СУЩЕСТВУЮТ РАЗЛИЧНЫЕ ИЛЛЮЗОРНЫЕ МИРЫ, КОТОРЫЕ МОГУТ ВЗАИМОДЕЙСТВОВАТЬ МЕЖДУ СОБОЙ И РАСПОЛАГАТЬСЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ДРУГ ДРУГА:
а) По принципу многослойного наложения ("многослойного пирога"), т.е. раскрывая один мир иллюзий и развивая его, человек попадает на другой, более сложный и организованный, слой иллюзий. Это вечный творческий процесс, открывающий талант человека. Этот процесс может идти также в обратном направлении.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

б) Хаотическое независимое расположение иллюзий на одном уровне (иллюзии одного слоя). Человек может задержаться на одном слое и "путешествовать" по нему в горизонтальном направлении.
в) Взаимодействие идет (слоев) как по вертикали, так и по горизонтали.
4. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИЛЛЮЗОРНЫХ МИРОВ ДРУГ С ДРУГОМ ПОРОЖДАЕТ НОВЫЕ ИЛЛЮЗОРНЫЕ МИРЫ, КОТОРЫЕ РАСПОЛОЖЕНЫ ПО ПРИНЦИПУ "МНОГОСЛОЙНОГО ПИРОГА" (см.пункт 3).
5. СЛОЖЕНИЕ ИЛЛЮЗИЙ, ОБУСЛОВЛЕННЫХ РАЗЛИЧНЫМИ ФОРМАМИ ВОСПРИЯТИЯ, ПОРОЖДАЕТ КАЧЕСТВЕННО НОВЫЕ ФОРМЫ ИЛЛЮЗИЙ.
6. МИР ИЛЛЮЗИЙ ИМЕЕТ СВОЮ ИЕРАРХИЮ ВОСПРИЯТИЯ (см. выше таблицу иллюзионизма), НЕ НАДО ПУТАТЬ С ПРИВЕДЕННОЙ ВЫШЕ МНОГОСЛОЙНОСТЬЮ.
Необходимо отметить, что иллюзии для человека часто воспринимаются как объективная реальность, а не как порождения его собственного мозга. Поэтому иллюзорные образы вызывают те же самые психологические процессы, что и реальный мир.
Как видно из таблицы иллюзионизма (см. выше), психологические иллюзии являются только частью мира иллюзий.
Мир иллюзий условно можно разделить на:
1. мир позитивных (положительных) иллюзий;
2. мир негативных (отрицательных) иллюзий.
Позитивность и негативность в данном случае определяется критерием полезности и развития личности, а не привлекательностью. (Так, например, наркотические иллюзии могут быть привлекательными, но не положительными. И наоборот, возможны МУКИ ТВОРЧЕСТВА, содержанием которых могут быть положительные, но непривлекательные иллюзии).
Иллюзии для многих творческих людей объективны, т.к. благодаря им они творят, чувствуют, их охватывают мысли, действия и т.д.
Иллюзии захватывают только часть личности, т.е. человек как бы одной ногой стоит в реальном мире, другой — в иллюзорном.
Если иллюзии полностью захватывают личность, они переходят в нечто другое, порой опасное для самой личности и окружающего общества .
В свою очередь позитивные и негативные иллюзии могут быть привлекательными и непривлекательными.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

В мире привлекательных иллюзий (например, алкогольного опьянения, творческого вдохновения) человек иначе оценивает себя и свои возможности. Появляется чувство могущества, окрыленности, жизнерадостности. Аналогичные чувства возникают у людей искусства.
В мире непривлекательных иллюзий, наоборот, ощущается полный упадок сил, дискомфорт, подавленность.
Иллюзорный образ по своей активности и влиянию на поведение человека может превышать другие образы. n

МИР АЛКОГОЛЬНЫХ ИЛЛЮЗИЙ

Эффективность лечения алкоголизма, на взгляд автора, низкая, падает, если идет противопоставление трезвого образа жизни с алкогольным, т.е. тогда, когда делаются попытки объединить, смешать, а впоследствии свести мир алкогольных иллюзий к миру трезвых иллюзий (трезвому образу жизни). Это противопоставление, как показывает длительный опыт на примере пьянствующей России, ничего положительного не дает.
МИР АЛКОГОЛЬНЫХ ИЛЛЮЗИЙ — это мир со своими внутренними и самостоятельными законами. Этот мир необходимо изучать ОТДЕЛЬНО, в отрыве от трезвого образа жизни. Только тогда по-настоящему можно понять алкоголика и помочь ему. Именно поэтому автор считает, что наиболее сильными психотерапевтами являются те, которые познали этот мир и оставили его.
В психологии и философии пьяного человека есть свои внутренние законы. Это особая наука. Только познав ее, психотерапевт может помочь больному алкоголизмом.
МИР АЛКОГОЛЬНЫХ ИЛЛЮЗИЙ ИМЕЕТ СВОЮ САМОДОС ТАТОЧНОСТЬ И САМОЦЕННОСТЬ, ИБО ОН ЧАСТО ЯВЛЯЕТСЯ ЕДИНСТВЕННЫМ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Психотерапевт должен понимать, что иногда, излечивая от алкоголизма, он отбирает у человека смысл жизни — алкогольную иллюзию. Поэтому прежде чем отбирать, необходимо подумать о замене этой иллюзии на достойную. Чем более достойная эта иллюзия, тем более эффективнее лечение.
На алкогольные иллюзии необходимо смотреть с точки зрения самих же алкогольных иллюзий, т.е. изнутри. Это может продвинуть познание глубинных причин пьянства.
Алкоголизм часто является иллюзорной компенсацией личностью своих комплексов, душевных конфликтов, потери смысла. Саму потерю смысла человек не осознает.
АЛКОГОЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ — ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ. ВОТ ИХ ХАРАКТЕРИСТИКИ (ПО ДАННЫМ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ АВТОРА):
1. МИР СТАНОВИТСЯ БОЛЕЕ ЖИВЫМ И ОСМЫСЛЕННЫМ (81%)
2. БОЛЕЕ ЯРКИМ (60%)
3. ВСЕ ЗАКРУГЛЯЕТСЯ, Т.Е. ИСЧЕЗАЮТ ВСЕ ШЕРОХОВА ТОСТИ ВОСПРИЯТИЯ (57%)
4. ЗАПОЛНЯЮТСЯ ПУСТОТЫ. ПОЯВЛЯЕТСЯ ОЩУЩЕНИЕ ПОЛНОТЫ ЖИЗНИ (41%)
Этот алкогольный мир может состоять, как из элементов только трезвой жизни, так и дополнительных образов, которые появляются только после опьянения.
Беда всей науки об алкоголизме в том, что она не понимала, что человек, познавший кайф и мир алкогольных иллюзий, уже не способен возвратиться в тот реальный мир, откуда пришел, потому что:

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

1. Срабатывает эффект контраста, т.е. на фоне алкогольных иллюзий реальный мир становится более блеклым. Человек уже возвращается в другой мир. Реальный мир по восприятию становится другим (не привлекательным).
2. "В одну и ту же реку два раза войти нельзя". Пока человек лечится от алкоголизма, мир изменяется. Человек пускается в путешествие в поисках ностальгических чувств, но это уже другой мир.
Многие творческие люди, познавшие творческий кайф и иллюзии, опускаясь в реальный мир, видят его непривлекательным и начинают компенсировать эту потерю алкоголем. Поэтому одной из причин пьянства людей искусства является само искусство, точнее, невозможность ощутить творческий кайф в больших дозах.
Существуют 2 пути возвращения человека в реальный мир (при этом чтобы не было тяги в мир алкогольных иллюзий):
1. Найти достойную по привлекательности иллюзию, сравнимую и превосходящую алкогольную иллюзию. Так, например, это возможно путем создания или попадания человека в пограничную ситуацию и выхода из нее (между бытием и небытием).
2. Из алкогольных иллюзий сделать нечто похожее на "реальный мир", т.е. чтобы алкогольные иллюзии не были привлекательными. Алкогольные образы превратить в обычные. Кстати, многие больные алкоголизмом приходят лечиться именно благодаря этому.
3. Уничтожить иллюзорную реальность методом психотерапевтического воздействия (см.ниже).
АВТОРОМ БЫЛИ ПРОВЕДЕНЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ БОЛЬНЫХ АЛКОГОЛИЗМОМ И ЗАДАН ВОПРОС: "ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ СЧАСТЛИВОГО ТРЕЗВЕННИКА?"
- 51% — ОТВЕТИЛИ, ЧТО ЗНАЮТ
- 10% — ЗАТРУДНИЛИСЬ, Т.К. НЕ МОГУТ ЗАГЛЯНУТЬ В ДУШУ ЛЮДЕЙ
- 39% — ОТВЕТИЛИ, ЧТО ТАКИХ ЛЮДЕЙ НЕТ
Возникает вопрос, сколько нужно находиться в МИРЕ АЛКОГОЛЬНЫХ ИЛЛЮЗИЙ, чтобы потерять способность возвратиться в реальный мир (не блеклый)? Это вопрос индивидуальный. Согласно исследованиям автора, женщинам для этого достаточно меньшего времени пребывания в мире алкогольных иллюзий.
На начальной стадии алкоголизма прием алкоголя необходим лишь для облегчения, снятия комплексов, увеличения творческой активности и т.д. Создаются короткие иллюзии, облегчающие те или иные психологические процессы.
На поздней стадии эти иллюзии уже не являются короткими, а превращаются в жизнь, т.е. человек полностью живет в этих иллюзиях. Жизнь в алкогольных иллюзиях становится целью жизни. В этом случае мир иллюзий упрощается и содержит небольшое число элементов: процессы и ситуации выпивки, бутылка с вином и т.д.
Есть позитивные иллюзии, которые развивают человека. Это творческие иллюзии. Человек, который создает их во время своего творчества, постепенно начинает ощущать, что они начинают распространяться на всю жизнь, на другие сферы его деятельности.
Больной алкоголизмом уже при мысли об алкоголе начинает воспринимать алкогольные иллюзии: у него повышается настроение, появляется временная целеустремленность и т.д.
СОГЛАСНО СОЦИОЛОГИЧЕСКИМ ИССЛЕДОВАНИЯМ АВТОРА, ОКОЛО 75% АЛКОГОЛИКОВ ИМЕЮТ РОДИТЕЛЕЙ, СТРАДАЮЩИХ АЛКОГОЛИЗМОМ . n

ПСИХОЛОГИЯ ПЕРВОЙ СТАДИИ АЛКОГОЛИЗМА

У человека-трезвенника есть иллюзии как привлекательные, так и непривлекательные. Если он даже и выпьет, то другие ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ (ТВОРЧЕСКИЕ, РАЗВЛЕКА ТЕЛЬНЫЕ, ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ, СПОРТИВНЫЕ И ДР.) могут перекрывать алкогольные иллюзии. Так что это до каких-то пор не вредит личности, т.к. эти алкогольные иллюзии имеют кратковременный характер и после них человек возвращается в реальность без последствий (т.е. отрезвляется). Болезнь наступает в тот момент, когда переживание алкогольных иллюзий становится самоценностью и человек продлевает эту иллюзию принятием дополнительных доз алкоголя [9]. Если у здорового человека опьянение носит кратковременный характер, то алкогольно зависимый человек, почувствовав понижение своего уровня опьянения, принимает еще алкоголь, восстанавливая потерянные иллюзии.
В мире иллюзий человек находится по собственному желанию, так что в нем он может проигрывать одну и ту же привлекательную (или наоборот) сцену, т.е. он может "включать ее как пластинку на проигрывателе" тысячу раз. В то время как в реальности он этого сделать не может. Он может смеяться подозрительно много и также плакать и т.д. и т.п.
Таким образом, в иллюзорной реальности нет привыкания. Эту "шарманку" алкогольных иллюзий трудно остановить. Поэтому человек еще принимает дополнительную дозу. ЭТО ЯВЛЯЕТСЯ ЗАПОЕМ.
ЗАПОЙ — ЭТО ПРОДЛЕНИЕ АЛКОГОЛЬНЫХ ИЛЛЮЗИЙ, В КОТОРЫХ ЧЕЛОВЕК РЕШАЕТ И ПРОИГРЫВАЕТ ТЕ ИЛИ ИНЫЕ ПРИЯТНОСТИ ИЛИ НЕПРИЯТНОСТИ ЖИЗНИ.
Когда человек-трезвенник создает себе творческие иллюзии, он активно участвует в них благодаря своим внешним действиям. В то время как алкогольно зависимый человек участвует только в своих воображениях.
По мере увеличения стажа потребления алкоголя человек начинает все свои жизненные цели рассматривать через призму алкогольных иллюзий, подгоняться под них. Идет подмена всех целей под одну — потребить алкоголь и окунуться в мир иллюзий, им порожденных.
На первой стадии заболевания все неалкогольные события воспринимаются еще адекватно: что значит ответственность на работе, рождение ребенка, зарплата и т.д.
Алкогольно зависимый человек на первой стадии просто увлекается и начинает испытывать радость при мысли о выпивке. Есть интерес, но есть интерес и к другим вещам. Человек пока не существует в алкогольных иллюзиях, а просто их редко видит.

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________


ВТОРАЯ СТАДИЯ

На этой стадии заболевания алкоголизмом ИЛЛЮЗОРНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ начинает существовать как самостоятельная реальность. Мир алкогольных иллюзий становится значимой и составляющей жизни человека. Без этого мира жизнь — не жизнь. Мир алкогольных иллюзий все больше расширяется, а неалкогольный мир — сужается.
К концу второй стадии человек переходит к СУЩЕСТВОВАНИЮ в мире алкогольных иллюзий. Неалкогольный мир становится условием для погружения в мир алкогольных иллюзий. Человек хорошо понимает все отрицательные стороны, но все равно напивается. Он ведет двойную жизнь и переживает эту двойственность.
Человек открывает себе МИР АЛКОГОЛЬНОЙ ИЛЛЮЗОРНОЙ РЕАЛЬНОСТИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ. Человек как бы живет в двух мирах. Эта алкогольная иллюзорная реальность аналогична неалкогольной реальности и поэтому имеет СВОИ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫЕ И НЕПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ, СВОИ ВНУТРЕННИЕ ЗАКОНЫ И ХАРАКТЕРИСТИКИ. Для того, чтобы понять человека в этой "реальности", необходимо погрузиться в нее. Именно поэтому пьяный пьяного всегда понимает, а пьяный трезвого (или наоборот) не понимает. Трезвый человек в пьяной компании становится лишним.
Алкогольные иллюзии во 2-й стадии алкоголизма становятся нормой, именно поэтому в определенном смысле они являются реальностью. n
ТРЕТЬЯ СТАДИЯ
На третьей стадии алкоголизма периоды без наличия алкогольных иллюзий крайне тяжело переживаются больным. Мир алкогольных иллюзий в этом случае уже не состоит из привлекательных или непривлекательных иллюзий. У человека нет сил на восприятие привлекательных и непривлекательных иллюзий. Человек потребляет часто, но понемногу. Человек в этой стадии деградирует как личность. У него остаются лишь примитивные действия и переживания.
Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

На основании всего вышеизложенного можно сделать вывод, что необходимы такие системы воздействия, которые:
1. Снимали бы образы (фантазии, размышления, представления, ассоциации) об алкоголе, содержанием которых являются алкогольные иллюзии, испытанные ранее.
2. Уменьшали бы привлекательность алкогольных иллюзий т.е. уменьшали привлекательные элементы из мира алкогольных иллюзий.
3. "Не хватали" бы быстро больного алкоголизмом и "тащили" его в трезвость. Это "хватание" ранее было внешним т.е. без внутреннего психологического понимания феномена алкоголизма. Ранее имело место просто противопоставление алкоголизма трезвости (авторитарно навязанная норма). ормы нет.


ИЛЛЮЗОРНЫЙ САЛОН ЛЕЧЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМА

Проект иллюзиона впервые разработан автором.
В нем иллюзии алкогольного опьянения создаются по качественно новому принципу, т.е. не изнутри, как это было ранее, когда мозг воспринимает окружающую действительность "через алкогольную призму", которая сидит в мозгу благодаря опьяненному состоянию.
В данном случае окружающая действительность ведет себя так, что мозг, будучи не опьяненным, воспринимает иллюзию пьяного состояния. Человек находится в иллюзорном мире не благодаря алкоголю, а благодаря внешнему воздействию, создающему пьяные иллюзии .
Человек как бы видит кино своих пьяных иллюзий, и это кино по окраске и ощущениям идентично с традиционным опьянением (см. раздел "Манипуляционная психотерапия" гл.4).

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Очевидно, что в таком салоне создается комбинация визуальных, аудиальных и кинестетических иллюзий, т.е. этот мир иллюзий не сводится лишь к визуальному восприятию иллюзий. Больной ощущает приятные телесные ощущения, аналогичные тем, которые он испытывал после потребления алкоголя.
Иными словами, имеет место весь комплекс ощущений алкогольного опьянения: радость, легкость, комфорт, желание общаться, эйфория и т.д. и т.п. Это не просто мир интересных изображений, из звуков, это мир особых внутренних ощущений, создаваемых специально разработанной системой точечного биоинформационного и гипнотического воздействия. Главным его преимуществом являются:
1. Универсальность (независимо от особенностей психики иллюзии создаются на достаточно эффективном уровне).
2. Возможность регулировать мир иллюзий (например, возможность мгновенного выключения).
Этот салон больной алкоголизмом должен посещать в момент своих алкогольных депрессий, т.е. сильной тяги к алкоголю. Салон
компенсирует потребности больного в алкоголе, выводя больного из депрессии, не отравляя организм алкоголем.
Регулярное посещение салона в течение получаса полностью излечивает алкоголизм. Во всяком случае больной может его посещать без вреда, "хоть всю жизнь".
Только тогда будет возможен эффективный диалог между больным и психотерапевтом. Поэтому в качестве НОВОГО ПРИНЦИПА ЛЕЧЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМА АВТОР ВЫДВИГАЕТ ПРИНЦИП ПРИБЛИЖЕНИЯ АЛКОГОЛЬНЫХ ИЛЛЮЗИЙ К РЕАЛЬНОСТИ, А НЕ НАОБОРОТ (как было ранее). Этот принцип гласит:

"ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛЕЧЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМА БЫЛА ВЫСОКОЙ, НЕОБХОДИМЫ ИЛЛЮЗИИ РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ, ПО ЯРКОСТИ НЕ УСТУПАЮЩИЕ ИЛЛЮЗИЯМ АЛКОГОЛЬНОГО ОПЬЯНЕНИЯ".
В дальнейшем мир виртуальной реальности будем называть МИРОМ ИЛЛЮЗИЙ. Корректнее называть именно так, в силу того, что, с философской точки зрения, иллюзии не являются реальностью, даже если к слову "реальность" добавить слово "виртуальная". Это все тот же малоизученный мир иллюзий. Видимо, люди устали от старого понятия "иллюзия" и придумали такое понятие, как виртуальность. Виртуальность в науке является искусственным упрощением и заблуждением, созданным для более простого решения задачи, т.е. решается упрощенный виртуальный вариант задачи (который в мире не существует), а потом добавляются реальные условия. Другая причина в том, что понятие иллюзия "отпугивает" многих, ассоциируясь с обманом.
В настоящее время открываются САЛОНЫ ВИРТУАЛЬНЫХ РЕАЛЬНОСТЕЙ, которые в действительности являются ИЛЛЮЗИОНАМИ с применением сложной КОМПЬЮТЕРНОЙ ТЕХНИКИ.
Таким образом, мир виртуальных реальностей это не новое открытие, это продолжение МИРА ИЛЛЮЗИЙ на более высоком философском, научном, компьютерном уровнях. n


ЛЕЧЕНИЕ ЗАБОЛЕВАНИЙ И РИТУАЛ

Различные методики и приемы медицины имеют свою узкую область применения. К сожалению, часто из нового метода медицины начинают делать универсальный метод лечения от всех заболеваний. Поэтому автор считает, что если вновь разработанная методика начинает претендовать на универсальность, значит, глубинные причины выздоровления не в самой методике. Сам метод является в этом случае лишь ритуальным действом, который каким-то образом иногда дает положительный результат. n

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________


АЛКОГОЛИК — МАНИПУЛЯТОР

До сих пор мы говорили о том, как психотерапевт вводит в заблуждение, манипулирует с больным алкоголизмом, чтобы помочь в его проблеме.
В действительности диалог между психотерапевтом и алкоголиком — это диалог двух манипуляторов. Иными словами, идет сложная "борьба и игра умов". Кто выиграет эту партию? Хотелось бы, чтобы чаще выигрывал психотерапевт.
В связи с вышесказанным постараемся ознакомить читателя с причинами манипуляций и обмана, которые предпринимают больные алкоголизмом при общении с психотерапевтом. Автором был проведен анализ интервью трехсот больных алкоголизмом.
Приведем основные приемы заблуждения, мифы и манипуляции, которые применяют алкоголики при общении с психотерапевтом.
1. ОКОЛО 32% БОЛЬНЫХ АЛКОГОЛИЗМОМ НЕ ПРИЗНАЮТ СЕБЯ АЛКОГОЛИКАМИ, УТВЕРЖДАЯ, ЧТО ПРИШЛИ ЛЕЧИТЬСЯ ПОД ДАВЛЕНИЕМ РОДСТВЕННИКОВ. НО ПРИ ЭТОМ ГОВОРЯТ, ЧТО СТОИТ ИМ ТОЛЬКО ВЫПИТЬ, КАК "НЕЛЬЗЯ ОСТАНОВИТЬСЯ".
2. "Я НЕ АЛКОГОЛИК. МОГУ ПИТЬ — МОГУ НЕ ПИТЬ. ВОТ НЕДАВНО НЕ ПИЛ ОДИН МЕСЯЦ" и т.д. и т.п. (11%). В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЖЕ ОНИ НЕ ОСОЗНАЮТ ТОГО, ЧТО ПЬЮТ В КОНЦЕ КОНЦОВ ПЕРИОДИЧЕСКИ.
3. "Я НЕ АЛКОГОЛИК, ТАК КАК У МЕНЯ НЕТ ЗАПОЕВ, НО ПЬЮ КАЖДЫЙ ДЕНЬ" (6%).
4. "НЕУЖЕЛИ Я НЕ МОГУ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ ВЫПИТЬ РАЗ В ДЕНЬ ПОСЛЕ РАБОТЫ?! МОЙ ОТЕЦ ВСЕГДА ЭТО ДЕЛАЛ, И В СЕМЬЕ ВСЕ БЫЛО ПРЕКРАСНО" (32%).
5. "РОССИЯ ПИЛА И БУДЕТ ПИТЬ, ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ ВЫПИВАЕТ" (4%).
6. "ВЫПИВАТЬ ПОЛЕЗНО. СПИРТ ОЧИЩАЕТ ОРГАНИЗМ. ЧИТАЛ, ЧТО ВРАЧИ РЕКОМЕНДУЮТ" и т.д. и т.п. (9%).
7. "МОЙ ПАПА ВСЮ ЖИЗНЬ ПИЛ И ДОЖИЛ ДО 80 ЛЕТ... И НИЧЕГО" (5%).
8. "Я НЕ ХОЧУ ПИТЬ, НО МЕНЯ ЧАСТО ПРИНУЖДАЮТ. ОТКАЖЕШЬСЯ — ОБИДЯТСЯ" (22%).


-----------------------------------
Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

9. "НАЛИВАЮТ ЗА ПРОДЕЛАННУЮ РАБОТУ, А ДЕНЕГ У НИХ НЕТ" (9%).

10. " ВОДКА ХОРОШО СНИМАЕТ СТРЕСС" (19%).

11. "УЛУЧШАЕТ АППЕТИТ" (5%).

12. "СЕКСУАЛЬНАЯ СИЛА ПОВЫШАЕТСЯ" (3%).

13. "ЧТО Я, НЕ МУЖИК, ЧТО ЛИ, НЕ МОГУ ВЫПИТЬ?!" (16%).

14. "Я ЕЩЕ НЕ ТАКОЙ АЛКОГОЛИК, КАК НЕКОТОРЫЕ, КОТОРЫЕ ВАЛЯЮТСЯ НА УЛИЦЕ, СООБРАЖАЮТ НА ТРОИХ В ПОДВОРОТНЯХ" и т.д. (9%).

15. "Я НЕ АЛКОГОЛИК, ТАК КАК В МЕДВЫТРЕЗВИТЕЛЯХ НЕ БЫВАЛ" (2%).

16. "Я НЕ АЛКОГОЛИК..." (А ЗАТЕМ НАЧИНАЮТ ПЕРЕЧИСЛЯТЬ ВСЕ ПРИЗНАКИ АЛКОГОЛИЗМА — 10%)

17. "Я ПЬЮ ВСЕГО ОДИН РАЗ В НЕДЕЛЮ, НЕУЖЕЛИ Я АЛКОГОЛИК?!" (7%)

18. "ПЬЯНСТВОВАЛИ ВЕЛИКИЕ ЛЮДИ (И НАЧИНАЕТСЯ ПЕРЕЧИСЛЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ ЛИЧНОСТЕЙ, КОТОРЫЕ ХОРОШО ПОТРЕБЛЯЛИ АЛКОГОЛЬ — 4%)

19. НЕКОТОРЫЕ БОЛЬНЫЕ АЛКОГОЛИЗМОМ (8%) ЖЕЛАЮТ ТОГО, ЧТОБЫ ИХ ПРИВЕЛИ НА ЛЕЧЕНИЕ, ЧТОБЫ ПОТОМ ОПРАВДАТЬСЯ, ЧТО ОНИ ДОБРОВОЛЬНО ПРИШЛИ НА ЛЕЧЕНИЕ, СЧИТАЯ СЕБЯ НЕ АЛКОГОЛИКАМИ. В СЛУЧАЕ НЕУДАЧНОГО ЛЕЧЕНИЯ ВСЕ СВАЛИВАЮТ НА ТЕХ, КТО ПРИВЕЛ НА ЛЕЧЕНИЕ.

20. "ПОТЕРЯЛ СМЫСЛ ЖИЗНИ — ПОЭТОМУ СТАЛ ПИТЬ". В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЧАЩЕ БЫВАЕТ НАОБОРОТ: ПОТЕРЯ СМЫСЛА — КАК РЕЗУЛЬТАТ АЛКОГОЛИЗМА (6%)

21. "Я НЕ АЛКОГОЛИК, ПОТОМУ ЧТО НИКОГДА НЕ ОПОХМЕЛЯЮСЬ". ВОЗНИКАЕТ ВОПРОС: "КАК ОПРЕДЕЛИТЬ, АЛКОГОЛИК ОН ИЛИ НЕТ, ЕСЛИ ВЫПИВКА ИМЕЕТ МЕСТО КАЖДЫЙ ДЕНЬ?!" (10%)

22. "Я СНАБЖЕНЕЦ (ИЛИ ДРУГАЯ ПРОФЕССИЯ), ВЫПИВАТЬ — ЭТО НЕОБХОДИМО ДЛЯ ДЕЛА" (4%)

23. "Я НЕ АЛКОГОЛИК, У МЕНЯ ПРОСТО БОЛЬНАЯ НЕРВНАЯ СИСТЕМА" (11%)

24. ДРУГИЕ ПРИЕМЫ ОПРАВДАНИЯ ПОВОДА ВЫПИТЬ (3%)

25. Страх за свое здоровье приводит в наркологические кабинеты 52% любителей "зеленого змия", желающих покончить с болезнью. На втором месте — боязнь потерять работу (21%). Давление со стороны жен, детей, родственников побуждает лечиться 9% опрошенных. И лишь десятая часть пришла к такому решению вполне рациональным путем.("Вечерняя Казань", 1996)

26. В чем корни алкоголизма? На этот глобальный вопрос попытался найти ответ психологический центр под руководством Р.Гарифуллина, опросив большую группу пьющих мужчин и женщин. 21,3% опрошенных считают, что истоки пьянства кроются в потере смысла
жизни и духовной пустоте, 26,1% убеждены, что употребление алкоголя есть ни что иное, как защитная реакция на трудности и разочарования определенного этапа жизни. 41,6% полагают, что все начинается с беспричинного пьянства в молодые годы, которое затем перерастает в страшную болезнь.

27. "Самые пьющие в мире" — к такому выводу о наших предпринимателях пришел автор после опроса на эту щекотливую тему. Оказалось, что 65% представителей этой современной профессии регулярно выпивают при различных сделках, на "деловых" банкетах и фуршетах. Так что их и пожалеть можно. n

НЕКОТОРЫЕ СОВЕТЫ БОЛЬНЫМ — АЛКОГОЛИКАМ

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

Научитесь различать плохое настроение от приступов алкогольной депрессии. Алкогольная депрессия не имеет причины (возникает беспричинное беспокойство. Плохое настроение зависит от ситуации и имеет причину).

* * *

После прохождения курса лечения от алкоголизма не забывайте, что необходимо следить за настроением и в случае появления неврозов, депрессий и беспричинных беспокойств обращаться к психотерапевту. Отслеживайте свои приступы. Научите этому близких. Так, например, жена со стороны может увидеть надвигающийся приступ алкогольной депрессии. СНИМАЙТЕ ПРИСТУП БЕЗАЛКОГОЛЬНЫМ СПОСОБОМ. АЛКОГОЛЬ НЕВРОЗ НЕ СНИМАЕТ.

* * *

Не забывайте, что большинство людей, кончающих свою жизнь самоубийством, — алкоголики, находящиеся в состоянии похмельного синдрома. Ни в коем случае не идите на этот крайний шаг. Вам можно помочь безалкогольным способом. Вызывайте врача. Родственники, предполагающие такой исход должны, срочно оказать помощь.

* * *

Бог, Аллах, Природа создали человека таким, что он не может вечно получать КАЙФ, не зарабатывая его через страдания и напряжения. Поэтому начинаются болезни. Природа не дает человеку БЕЗОТВЕТСТВЕННО БАЛДЕТЬ. И ПОСЫЛАЕТ БОЛЕЗНИ.

Если вы пришли к радости и кайфу через работу, напряжения, страдания, то от такого наслаждения вы никогда не будете болеть.

* * *

Гарифуллин Р.Р.Иллюзионизм личности________________________________________

НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ОБ ЭКСПЕРИМЕНТЕ С МЫШКОЙ, КОТОРАЯ ПОГИБЛА ОТ ОРГАЗМА, НЕ ОТКУСИВ НИ КУСОЧКА СЫРА. ВЕЧНЫЙ ОРГАЗМ — ЭТО СМЕРТЬ.

* * *

Если психотерапевт при лечении алкоголизма вас унижает, обзывает, немедленно покиньте этот кабинет. Это может повредить.

* * *

Алкоголик — ДУШЕВНЫЙ ТРУП, потерявший способность жить, радоваться просто жизни. Он гаснет с каждым днем. Это игра в СМЕРТЬ. Ускорение ухода в МИР ИНОЙ. ЭТОТ ТРУП МОЖНО ОЖИВИТЬ. Не верьте тем, кто утверждает, что лечиться бесполезно.

* * *

После выпивки посмотрите на себя в зеркало внимательно в течение 15 минут. Это трудно сделать, т.к. вы в отражении неестественны. Смотрите на себя через слезы. Выдержите 15 минут! Это хороший прием для очищения души.

* * *

Водка не снимает стресс, т.к. в результате стресс усиливается (на следующий день).

* * *

Не забывайте прием "Весы". Перед предложением выпить на одну чашу весов ставьте "положительное" от выпивки, на другую — отрицательное. Поверьте, отрицательное ВСЕГДА ПЕРЕВЕСИТ.

* * *

Главный смысл жизни — это ответственность и нужность другим. Наполняйте смысл жизни содержанием.

* * *

Поверьте автору. Вы еще не до конца заблудшие люди. Структура Вашей личности еще имеет стержень. Структура личности разлагается окончательно после страшных греховных деяний: убийства, мошенничества и т.д. Как тяжело солдатам, воевавшим, в Чечне и Афганистане! Многие из них, страдая сильными приступами нервных заболеваний, сильно пьянствуют. Но даже им мы помогаем.

* * *

Алкоголизм — это САМОПОРЧА, вызванная:

а) потерей смысла жизни;

б) отсутствием защиты от внешнего психического нападения;

в) болезненным детским эгоизмом (получить удовольствие любыми способами). На втором месте стоит порча от внешнего мира: горе, межличностное общение и т.д.

* * *

В большинстве случаев лечению алкоголизма способствует взаимопонимание супругов. Но часто жены по-прежнему видят мужа алкоголиком, хотя он уже давно не пьет. Это плохо.

* * *

Задайте себе вопрос: "Является ли Россия страной алкогольных дебилов?"

* * *

Больному алкоголизмом, прошедшему курс лечения, ОПАСНО находиться без дела. Необходимо всегда быть в ПУТИ, в напряжении.

Ставить задачи, идти к цели, находить временные смыслы, иллюзии. Не зря говорят в народе: "Счастлив тот, кто умирает в пути".

* * *

Женский алкоголизм излечивается труднее. Эта зараза к женщинам пристает быстрее, чем к мужчинам. Среди фригидных и одиноких женщин процент алкоголичек выше.

* * *

Водка, как цемент, закругляет все шероховатости жизни, но на время. Этот цемент не крепкий. После разрушения шероховатостей станет еще больше. И цемента надо еще больше. Это цепная реакция.

* * *

Алкоголизм к одним пристает, к другим нет. Если вы росли скучным, депрессивным ребенком, то знакомство с алкоголем для вас опасно, т.к. вы можете открыть для себя "РОЗОВЫЙ МИР РАДОСТЕЙ" и Вас всегда будет тянуть в него. Это и есть алкоголизм. Именно поэтому дети алкоголиков становятся часто алкоголиками .

КОНТЕНТ-АНАЛИЗ ПИСЕМ РОДНЫХ И БЛИЗКИХ

БОЛЬНЫХ АЛКОГОЛИЗМОМ

Автор в течение нескольких лет публиковался по проблемам алкоголизма в крупнейшей республиканской газете "Татарстан яшьляре". В ответ на публикации приходило множество писем. Таким образом, был проведен контент-анализ 500 писем родных и близких больных алкоголизмом.
Практически во всех письмах формулировалась проблема пьянства и его последствий в семье, безысходность, мучения, горе и т.д. и т.п.
Контент-анализ выявил следующие проблемы и жалобы авторов:
НА ПЕРВОМ МЕСТЕ (62%) СТОИТ ПРОБЛЕМА ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНОГО БЕЗ ЕГО ВЕДОМА, Т.Е. ВОПРОС О ВОЗМОЖНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМА БЕЗ ВИЗИТА К ПСИХОТЕРАПЕВТУ. ЭТО СВЯЗАНО С ТЕМ, ЧТО МНОГИЕ АЛКОГОЛИКИ НЕ ЖЕЛАЮТ ЛЕЧИТЬСЯ. 62% АВТОРОВ ВЫСЛАЛИ ФОТОГРАФИИ БОЛЬНЫХ АЛКОГОЛИЗМОМ С ЦЕЛЬЮ ЦЕЛИТЕЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ЧЕРЕЗ СНИМОК.
34% АВТОРОВ ОТМЕТИЛИ, ЧТО НЕ МОГУТ БЫТЬ СВИДЕТЕЛЯМИ "ПОСТЕПЕННОГО УМИРАНИЯ БОЛЬНОГО".
28% ИСПЫТЫВАЮТ ПОЛНЕЙШЕЕ ОТЧУЖДЕНИЕ К РОДСТВЕННИКУ-АЛКОГОЛИКУ И НЕ ЖЕЛАЮТ С НИМ ЖИТЬ ДАЖЕ ПОСЛЕ ЛЕЧЕНИЯ.
КАЖДОЕ ПЯТОЕ ПИСЬМО (20%) НАПИСАНО ДЕТЬМИ АЛКОГОЛИКОВ (10-16 ЛЕТ). ПРАКТИЧЕСКИ ВО ВСЕХ ПИСЬМАХ ДЕТЕЙ ВЫРАЖАЕТСЯ БЕЗЫСХОДНОСТЬ И ЖАЛОСТЬ К МАТЕРИ.
19% АВТОРОВ ПЕРЕЖИВАЮТ ЗА ТО, ЧТО ИХ СТРАДАНИЯ МОГУТ ПРИВЕСТИ К УБИЙСТВУ РОДСТВЕННИКА — АЛКОГОЛИКА (91% ИЗ НИХ ЖЕНЫ И ДЕТИ).
И ВСЕ ЖЕ В 80% ПИСЕМ ОЩУЩАЕТСЯ ЖАЛОСТЬ К БОЛЬНОМУ АЛКОГОЛИЗМОМ.
31% ЖЕН НЕ ПОНИМАЮТ, "ЧТО ЕЩЕ НУЖНО ЕМУ, ВЕДЬ ВСЕ ЕСТЬ... ДЕНЬГИ, ДЕТИ, ДОМ И Т.Д." n
ПОЧЕМУ ПЬЕМ?
Согласно социологическим исследованиям автора (было опрошено 310 человек), респонденты, злоупотребляющие алкоголем, назвали следующие причины своей выпивки (по местам):
1. "Пью, потому что пил всегда". Такая группа опрашиваемых стала алкоголиками постепенно с молодости.
2. "Снимаю стрессы (работа тяжелая)".
3. "Не пить нельзя, заставляют друзья и компания".
4. "А что еще делать? Я не знаю, чего я хочу в жизни. Но есть одна вещь, которую я хочу определенно — это водка..."
5. "Потерял смысл жизни и стал выпивать".
6. "Все пьют, и я пью..."
7. "Потому что хочется..."
8. Другие ответы.


ПОЧЕМУ ЛЕЧИМСЯ ОТ АЛКОГОЛИЗМА?

(Также по местам)

1. "Здоровье шалит. Чуть не умер..."

2. "Надоело, устал, все равно ничего хорошего не вижу. Только болею".

3. "С работы увольняют. Заставили лечиться".

4. "Семья распадается. Надо что-то делать".

5. "Есть жизненные планы".

6. "Хочу попробовать пожить без алкоголя".

7. Другие причины. n

ЕСТЬ ЛИ ТАКИЕ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ЖИВУТ СЧАСТЛИВО И РАДОСТНО БЕЗ АЛКОГОЛЯ?

Результаты опроса больных алкоголизмом оказались следующими:

есть — заявило 22%

нет — 59%

Остальные затруднились ответить. n

ДОБРОВОЛЬНОСТЬ ЛЕЧЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМА

84% больных алкоголизмом приходят на лечение добровольно.

11% — под давлением родственников.

ВЕРА В ЭФФЕКТИВНОСТЬ КОДИРОВАНИЯ

Социологический опрос, проведенный в г.Казани в 1996 году, показал, что лишь 32% респондентов верят в кодирование. Процент больных алкоголизмом, которые не верят в кодирование, увеличивается с каждым годом. Это связано с дискредитацией метода кодирования "проходимцами от медицины". n

ОНАНИЗМ И АЛКОГОЛИЗМ

79% больных алкоголизмом злоупотребляли в молодом возрасте онанизмом. n

ГЛАВА 3. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИИ И ПСИХОТЕРАПИИ НАРКОЗАВИСМОЙ ЛИЧНОСТИ.


3.1. Психология наркозависимой личности.

Количество наркозависимых личностей, к которым, как правило, относят алкоголиков и наркоманов, в современном мире катастрофически увеличивается. В России наркотики потребляют 3,5—4 процента граждан, причем каждый четвертый из них — несовершеннолетний.
Примерно сорок процентов населения являются алкоголиками. Это те, кто систематически сильно и умеренно потребляет алкоголь, причем среди них 90 процентов мужчин и 10 процентов женщин. В связи с этим проблема лечения наркозависимых личностей сейчас стоит как никогда остро.
В то же время, необходимо отметить, что, с одной стороны, бюджетные средства, отпускаемые на разрешение этой проблемы, постоянно уменьшаются. С другой стороны, лечение, несмотря на его дороговизну, дает не слишком хорошие результаты, то есть оказывается малоэффективным. Это приводит к тому, что со стороны больных и их родственников поступает много жалоб.
Одной из причин этого является отсутствие четкой научно-психологической концепции наркозависимой личности. Следствием этого является то, что, как врачи, так и больные не обладают достаточными знаниями о психологии наркозависимости. В результате врачам удается создавать лишь недолговременные ремиссии заболевания и снимать лишь физическую зависимость от наркотического средства, а существенно уменьшить и окончательно ликвидировать психологическую зависимость не удается.
В свете этого сегодня проблема разработки новых эффективных методов психокоррекции и психотерапии наркозависимых личностей становится как никогда актуальной. Тем не менее, те способы, которыми она решается, представляются недостаточными. Дело в том, что и в научной, и в публицистической литературе до сих пор считается, что наркозависимость является либо следствием применения самого наркотического средства в качестве химического агента воздействия на нервную систему (дофаминовая, ацетальдегидная, эндорфиновая теории), либо следствием изъянов в социальной морали (в случае алкоголя). В результате проблема в одном случае усматривается в физиологии, в другом — в социальных условиях, а сама личность как бы выпадает из поля зрения тех, кто пытается заниматься этой важной проблемой.
В настоящее время психологи не слишком много внимания уделяют исследованию установок, мотивов, ценностей наркозависимых личностей. Отдельные работы таких авторов, как, например, Б.С. Братусь, К.Г. Сурнов [ 1 ] и некоторых других, преимущественно строятся на традиционном деятельностном подходе. Согласно этой концепции задача психологической реабилитации заключается в перевоспитании наркозависимых больных, в изменении их личностных установок.
К сожалению, практика показывает, что такой подход является скорее теоретическим, нежели практическим, и сводится порой к тривиальным выводам о том, что личность нужно воспитывать и перевоспитывать. С его подачи психотерапия и психокоррекция превращаются в малоэффективную педагогическую дисциплину, результат от которой можно получить лишь через весьма долгое время, если вообще можно. В лучшем случае с помощью этих методов удается создать непродолжительную смысловую установку против потребления наркотических средств, в худшем же — непродолжительную целевую установку.
Мы предположили, что психологическая зависимость от наркотических средств возникает в результате утраты наркозависимой личностью смыслообразующих ценностей жизни [2]. У больного возникает деформация смысловой сферы, которая заключается в подмене реальных смыслообразующих ценностей искусственными.
Психокоррекция наркозависимости может оказаться эффективной только в том случае, если она сможет обеспечить преобразование смыслообразующих ценностей больного и повысить привлекательность его жизни. Этого можно достигнуть с помощью метода, позволяющего выработать у пациента установку оценивать свои действия и окружающий мир с позиций полярных высокозначимых ценностей — жизни и смерти, но с акцентом на первое. Если психотерапевт или психолог опирается на эту концепция, он может помочь наркозависимой личности сформировать такие смыслообразующие ценности, которые превосходят по значимости наркотические ценности. Тем самым появляется возможность создать такие внутренние условия, благодаря которым больной сможет избавиться от наркотической зависимости.
В данной главе показана ценностно-смысловая обусловленность психологической зависимости личности от наркотических средств. Автор проанализировал особенности и деструктивные изменения ценностно-смысловых структур наркозависимой личности. Это позволило концептуально определить новый подход к решению проблемы повышения эффективности психокоррекции наркозависимой личности.
Главной причиной наркотизации личности является утрата ею смыслообразующих ценностей жизни, которые начинают реализовываться искусственным образом. Это приводит к существенным изменениям исходных (реальных) ценностей.
Выявлено, что в процессе потребления больным наркотических средств, исходные ценности в его сознании превращаются лишь в понимаемые, но не переживаемые. Смыслообразующие ценности и мотивы наркозависимой личности сосредотачиваются преимущественно на внедеятельностных ценностях наркоопьянения.
Раскрыты особенности смысловых образований, способствующих избавлению личности от психологической зависимости, в которую она попадает благодаря употреблению наркотических средств.
Кроме того, автору удалось систематизировать методы формирования целевой установки против потребления наркотических средств. Им также проведена классификация методов кодирования [3] и выявлен общий алгоритм психотехнологии кодирования (см. главу 2).
На основании ряда исследований разработан более эффективный метод психокоррекции — пограничный анализ, позволяющий создавать состояние постпограничной ситуации, благодаря которому у нарколичности происходит переоценка ценностей и формируется новая смысловая установка. Она помогает противостоять деструктивным установкам и избавляет личность от наркотической зависимости.
Вместе с тем в этой главе показано, что необходимо не только противостояние, но и замещение наркозависимых установок новыми, позитивными смысловыми установками.


3.2. Смыслообразующие ценности наркозависимой личности

Наркозависимость, имеющая в качестве смыслообразующей ценности наркотическое средство, в ходе своего развития неизбежно навязывает субъекту систему специфических личностных смыслов. Они задаются благодаря характерным особенностям наркотического средства, которое выступает в качестве мотива различных актуальных потребностей. По мере закрепления наркоманизации в качестве способа удовлетворения актуальных потребностей система личностных смыслов, порождаемых наркосредством, приобретает стабильность, ригидность, устойчивость и постепенно превращается в систему специфических установок личности.
Некоторые авторы, например, К.Г. Сурнов, считают, что порожденные наркотической зависимостью установки личности оказывают существенное влияние на процессы смыслообразования не только внутри наркотической зависимости, но и внутри другого рода деятельности, подчиненной другим мотивам или ценностям.
По нашим наблюдениям, проблема лечения наркозависимых больных осложняется еще и тем, что психотерапевту приходится сталкиваться с феноменом селекции смыслообразующих ценностей в сознании наркозависимой личности. Это является одним из главных препятствий на пути психологической реабилитации наркозависимых личностей.
Дело в том, что ценности, соответствующие смысловым установкам наркозависимой личности, принимаются ею в качестве замещающих наркотическое средство, другие же ценности, которые не соответствуют смысловым установкам — отвергаются. При этом в число отвергаемых попадает подавляющее большинство социально одобряемых ценностей.
Из ответов наркозависимых больных видно, что они либо драматизируют обстоятельства, либо упрощают проблему, объясняя все потребностью в “снятии стресса” и т. д.
Возможно, причина таких ответов кроется в том, что больные все меньше и меньше осознают то, что с ними происходит и не могут адекватно проанализировать причины своего поведения.
Зачастую наркозависимые больные убеждены, что с помощью наркотического средства они удовлетворяют не просто чисто физиологические потребности, но и духовные, и личностные.
По сути дела, в основе приобщения человека к употреблению наркотических средств лежит некая потребность (например, в общении) и ценность, с помощью которой эта потребность удовлетворяется (в данном случае, наркотическое средство). В процессе периодического потребления наркотиков или алкоголя у больного формируются иные ценности, смыслы и установки, все больше и больше вытесняя прежние, социально одобряемые ценности, смыслы и установки.
Обычно считается, что нормальная, с точки зрения наркологии, личность, имеет ценности, лежащие в области объективных изменений объективного мира. Для обычного человека социума, ведущего нормальный образ жизни это является источником положительных психических переживаний, всегда вторичных по отношению к объективным результатам деятельности.
Что же касается наркозависимой личности, то она, по нашим наблюдениям, довольствуется лишь более или менее развернутым изображением реальной деятельности, сосредотачивая главное внимание на субъективных эмоциональных переживаниях, обычно сопровождающих предметную деятельность.
В процессе исследований мы убедились, что эти развернутые изображения никогда не надоедают наркозависимой личности и всегда являются для нее привлекательными, что, собственно, и приводит к периодическому потреблению наркотических средств. Таким образом, в процессе потребления наркотика или алкоголя человек получает нечто такое, чего он не в состоянии получить в других сферах.
Наркозависимость, в отличие от других сфер, где действует личность, имеет свои особенности. Именно поэтому, с нашей точки зрения, некорректно “механически” переносить ценности, присущие личности трезвенника, в виртуальный мир наркозависимой личности.
Дело в том, что, в соответствии с нашими наблюдениям, ценности здоровой и наркозависимой личности не тождественны. О тождестве здесь можно говорить лишь в том случае, когда наркозависимая личность, возвращаясь в трезвое состояние, вновь попадает в исходный константный-реальный мир, тот самый, в котором живет здоровая личность. Однако такое имеет место только в том случае, когда наркотическая зависимость как заболевание еще практически отсутствует, то есть когда имеет место стадия бытового пьянства.
Сторонники деятельностного подхода в психокоррекции наркозависимости не учли этих особенностей измененного психического состояния наркозависимой личности. В результате они пришли к противоречивому и парадоксальному выводу о том, что наибольший шанс для успешного лечения и реабилитации открывается не на первой, а на второй стадии болезни. Эта стадия, по их мнению, характеризуется тем, что отрицательные и положительные ценности и смыслы, формируемые в результате приема наркотического средства, примерно уравниваются в своей значимости для наркозависимого больного.
Наши наблюдения за наркозависимыми личностями показывают, что это далеко не так и дело здесь вовсе не в диалектике развития наркозависимости, о которой говорят сторонники деятельностного подхода. На наш взгляд, неверно отождествлять наркозависимость с другими психическими заболеваниями, которые имеют тенденции к “самозалечиванию” в силу самокомпенсаторных механизмов.
В действительности, согласно нашим наблюдениям, дело заключается в том, что зрелая наркозависимая личность, отрезвев, не возвращается в константный-реальный мир, а попадает в виртуальный мир. Сторонники деятельностного подхода непременно должны учитывать этот существенный момент.
Если принять во внимание эту особенность психики наркозависимых больных, то весьма сомнительной представляется рассчет сторонников деятельностного подхода на воспитание пациентов. Едва ли с помощью воспитания можно сформировать у них такие ценности (образы), которые по своей яркости и полноте будут стоять выше привлекательности наркотического опьянения. Хотя такое теоретически возможно в результате духовно-творческой деятельности, но опять-таки, как часто сегодня говорят: “не в этой жизни”. Можно, конечно, предположить, что с помощью такого подхода психотерапевту удастся каким-то образом “стереть” из памяти больного информацию о виртуальном восприятии, так как теоретически это возможно. Но практически, в рамках оперативной психотерапии и психокоррекции такая задача представляется практически неосуществимой.
В целом можно только отметить, что действительно, способность личности не потреблять наркотическое средство зависит от того, какие смыслообразующие ценности становятся для нее главными — ценности, связанные с достижением определенного результата или ценности, связанные с переживанием (здесь имеется в виду, что в качестве объекта, вызывающего положительное эмоционально-оценочное отношение, выступает само переживание).
Исследования показали, что личности, для которых главными ценностями жизни являлись преимущественно ценности переживания, имели меньшую склонность к наркозависимости. Им удавалось получать положительные переживания там, где их, казалось бы, не могло быть. Такие личности преимущественно реализовывали деятельностные ценности переживания и внедеятельностные ценности переживания.
В качестве деятельностных ценностей переживания для них выступали не только переживания конечных целей и продуктов деятельности, но и процессы достижения цели. По сути своей в этом случае та или иная деятельность для них представляет собой не что иное, как трудоманию, без которой они начинают испытывать настоящее беспокойство. (“Мания” — в данном случае этимологически связывается с русским словом “манить”, то есть притягивать к себе).
В то же время, необходимо отметить, что существуют личности, для которых деятельностные ценности переживания являются второстепенными, уступая место внедеятельностным ценностям переживания (отдых на природе, слушание музыки, любовные переживания и различные внедеятельностные мании: богомания, гурмания, телевизоромания и т. д.)
Наши исследования показали, что после потребления наркотических средств личность открывает те ценности, которых она ранее не замечала. После того, как это происходит, исходные ценности переживания теряют для больного свою привлекательность и превращаются лишь в понимаемые, но уже не переживаемые ценности.
Все ценности и мотивы наркозависимой деятельности сосредотачиваются исключительно на внедеятельностных ценностях переживания (наркоопьянения). Личности, которым удавалось компенсировать внедеятельностные ценности переживания деятельностными, были менее склонны к наркотизации (первая подгруппа). Для них действия в системе деятельности являлись самостоятельными ценностями переживания, т. е. цель деятельности заключалась в ее процессе.
Такие личности, скорее, способны были наслаждаться процессами деятельности, нежели ее результатами. Поэтому, по-видимому, для успешной психокоррекции наркозависимости, необходимо создавать такие условия, чтобы личность в процессе деятельности ощущала цели действия и сами действия как самостоятельные ценности переживания. Причем желательно, чтобы это происходило естественным образом, то есть благодаря безвредным для здоровья средствам. Разрешению этой проблемы, на наш взгляд, может способствовать пограничный анализ, предлагаемый читателям в этой книге.
Как происходит привыкание человека к наркотикам или алкоголю? Прежде всего, у него возникает стремление искусственным образом компенсировать дефицит ценностей переживания, минуя действия и волевые усилия. В результате этого человек постепенно прекращает конструирование новых целей и останавливается в своем развитии. Впоследствии он просто находится в динамическом покое, представляющем собой постоянную прокрутку одних и тех же целей, то есть образов наркоопьянения. Вот каков механизм, в конечном счете приводящий человека к потреблению наркотических средств.
Характерно, что понимаемые ценности в отличие от переживаемых ценностей оказывают разное воздействие на психику человека. Так, наркозависимые личности, для которых после психокоррекции главными смыслообразующими ценностями жизни становились преимущественно понимаемые ценности, достигали относительно меньших успехов в избавлении от наркозависимости. В целом эту группу можно разделить на две подгруппы: на тех, кто преимущественно реализовал деятельностные понимаемые ценности и тех, кто ориентировался на внедеятельностные понимаемые ценности.
Нарколичности, реализующие деятельностные понимаемые ценности, умели успешнее достигать того или иного конечного результата. Таким образом, эти ценности выступали в основном как понимаемые ценности для других.
Большинство наркозависимых личностей из второй группы, согласно нашим исследованиям, имели семью, детей, финансовый достаток, машину, работу, коттедж и другие атрибуты успеха, и, тем не менее, испытывали экзистенциальную пустоту.
Такое ощущение пустоты и бессмысленности собственной жизни порой приводило их к суицидным желаниям или же к потреблению наркотических средств. И это, несомненно, было связано с тем, что все вышеприведенные ценности были лишь понимаемыми ценностями, которые навязало больных обществом. В них отсутствовала положительно-переживаемая основа, в результате чего эти ценности были мнимыми, чисто формальными. Именно поэтому у больных постоянно имело место несовпадение ценностей как результатов с ценностями как предвосхищаемыми образами.
Такой разрыв неизменно приводил к тому, что смыслы жизни большинства личностей, в основе которых лежали понимаемые ценности, рисковали оказаться квазисмыслами. Человек постоянно разочаровывался в достигнутых ценностях и вновь начинал реализовывать новые. Квазисмыслы постоянно создавались и разрушались. К сожалению, большинство нарколичностей уставало от такого поиска смыслов и начинало искать настоящие, переживаемые ценности иными способами, приходя к наркотическому потреблению.
Что же касается другой подгруппы наркозависимых больных, для которых после психокоррекции главными смыслообразующими ценностями жизни становились преимущественно внедеятельностные понимаемые ценности, то следует отметить, что они имели самый меньший успех в оздоровлении. Их ценности выступали в основном как ценности для себя, то есть они определялись позицией или отношением, которое эти больные имели к своим обстоятельствам, ситуации, к своей судьбе.
Ценностью становилось в этом случае понимание и оценка больным себя как волевой, состоявшейся личности, способной не потреблять наркотические средства. Это понимание и оценка преимущественно формировалась с подачи окружающей среды (семьи, детей, родственников, коллег по работе и т. д.). Вот почему эта ценность была преимущественно понимаемой. Она ориентировала человека на достижение цели — жить (выживать) трезвым, ответственным, нужным и т. п.
Все это приводило к тому, что у человека на какое-то время вырабатывалась антинаркотическая ориентация, которая противостояла деструктивным установкам наркозависимой личности. Человек в этом случае, хотя и испытывает время от времени негативные переживания, тем не менее, может придерживаться в течение какого-то периода установки на трезвость. Часто в основе этого лежала боязнь умереть после потребления наркотического средства, чувство ответственности перед родственниками, оплатившими дорогое лечение, а также по причине осознания нужности самому себе и другим вопреки своему горькому прошлому и т. п.
Однако такой больной не мог жить долгое время внедеятельностными понимаемыми ценностями. В конечном счете, они приводили его к тому, что он утрачивал ощущение привлекательности жизни и как следствие — возвращался к потреблению наркотических средств.


3.3. Особенности наркозависимой личности.

Для того, чтобы глубже понять особенности наркозависимой личности, рассмотрим, как изменяются в этой деятельности такие традиционные понятия, как мотив, цель, образ, установка и другие. Необходимость пересмотра этих понятий в рамках наркозависимости заключается в том, что виртуальная реальность здесь, с нашей точки зрения, самостоятельна и никак не сводима к трезвой реальности. В силу этого, на наш взгляд, наркозависимые личности не могут назвать причины своего потребления. Поэтому деятельностный подход при интерпретации мотиваций нарколичностей, разработанный для непатологических личностей, применять в этих случаях было бы некорректно. Не в этом ли низкая эффективность методов основанных на деятельностном подходе? В результате этого подхода наркозависимая личность не может по настоящему заитересоваться ценностями трезвенника. Таким образом, перед психотерапевтами возникают следующие проблемы:
1. Проблема разработки качественно нового понятийного аппарата, соответствующего элементам, объектам и предметам виртуального мира наркозависимой личности.
2. Проблема исследования закономерностей, структуры и механизмов взаимодействия этих элементов между собой и с элементами реального мира.
3. Проблема стыковки законов реального и виртуального миров наркозависимой личности.
Дело в том, что когда наркозависимая личность приходит к психотерапевту, инициатором этого является трезвая часть его психики. Однако в большинстве случаев она уже сделала все, что могла, чтобы поддержать в человеке состояние трезвости, и это означает, что с этой частью врачу уже нечего делать.
Нам же надо получить доступ к той части его личности, которая заставляет потреблять наркотическое средство. Кроме того, необходимо донести результаты взаимодействия с наркозависимой частью психики до ее трезвой части. Но такая задача — практически невыполнимая, так как эти две части настолько диссоциированы, что когда наркозависимая личность находится в одном состоянии, психотерапевт не может общаться с другим состоянием.
Проблему переформирования этого диссоциированного состояния частично разрешает нейро-лингвистическое программирование [7] (Р. Бэндлер, Дж. Гриндер), позволяющее соединить эти два состояния, чтобы они могли существовать одновременно. Согласно этому методу сначала формируется доступ к потребляющей наркотическое вещество части, после чего закрепляется “ключ” (якорь) к этому доступу. Аналогично закрепляется “ключ” для вхождения в трезвость. И, в конце концов, используются эти два ключа одновременно, чтобы одновременно войти в реальный и виртуальный (наркотический) мир.
По сути своей Р. Бэндлер и Дж. Гриндер разработали метод стыковки трезвой и наркотической части личности, в основе которого лежит внушение опъяненного состояния тогда, когда личность находится в трезвом состоянии. Такая стыковка позволяет эффективно “доносить установки до нужной цели”. Нами же был предложен метод стыковки наркотической и трезвой части, в основе которого лежит внушение трезвого состояния тогда, когда личность находится в опъяненном состоянии.
Так разрешается проблема стыковки.
Теперь перейдем к анализу особенностей наркотической, виртуальной реальности.
Анализ показывает, что наркозависимая личность по сути своей не возвращается в прежний мир, а если и возвращается, то испытывает сильный дискомфорт. Восприятие времени и пространства трансформируется.
Начнем с понятия цели. Наркозависимая личность постоянно остается в условном состоянии удовольствия (наркотического опъянения), не достигая мира предметов, который в этом случае мог бы выступать в качестве мира ценностей. Для наркозависимой личности радость является самоцелью. Наркоман преследует радость как цель. Считается, что любая личность с подобными интенциями рискует стать наркозависимой.
К сожалению, согласно нашим исследованиям, большинство людей в той или иной мере имеют такую склонность. Это неотъемлемая деструктивная черта любой личности. Не в этом ли заключена главная причина алкоголизации и наркотизации во всем мире? Может, весь мир обречен на наркотизацию, как некую закономерность развития феномена человека?
Но вернемся к понятию цели. В общей психологии под целью понимается осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлено действие человека. Согласно нашим наблюдениям, наркозависимость — это способ опредмечивания потребностей не в мотивах, а в самих же целях. Иными словами, наркозависимая личность ставит целью получить иллюзорный (виртуальный) образ в отношении реализованных целей и полностью достигает его. Цель (образ реализованных целей) начинает выступать в качестве предмета потребности. Мотив и цель в этом случае совпадают.
У трезвенника в процессе наркозависимости мотивы и цели чаще всего не совпадают.
Вышесказанное позволяет нам предположить, что главной глубинной причиной склонности людей к наркотизации является сравнительно частое несовпадение мотивов и целей.
Механизм “сдвига мотива на цель”, описанный А. Н. Леонтьевым, расширяет круг мотивов личности и создает новые предметы деятельности с позитивными сдвигами в развитии мотивационной сферы. К сожалению, не у многих имеет место этот “сдвиг мотива на цель” и поэтому некоторые из них искусственно создают себе его с помощью наркотических средств. Не в этом ли заключен ответ на вопрос о причинах привлекательности потребления наркотических средств?
Таким образом, для наркозависимой личности понятие цели в традиционном понимании заменяется на понятие самоцели. Оно представляет собой некий “экран”, на котором представлены текущие разворачивающиеся цели. Личность потребляет наркотические средства либо для того, чтобы искусственно создать себе иллюзию реализованных целей, либо для того, чтобы уже достигнутые цели трезвой деятельности поднять до уровня целей как предвосхищаемых образов.
Лица, склонные к наркозависимости, либо вообще не могут достичь своих жизненных целей, либо постоянно разочаровываются оттого, что цели как предвосхищаемые образы всегда ярче достигнутых целей как результатов, то есть имеет место несовпадение целей и результатов. Такое совпадение на некоторое время реализуется лишь на начальном этапе потребления наркотических средств, но в дальнейшем для его сохранения приходится увеличивать дозу потребляемого наркотического средства, что в конечном итоге часто приводит к смертельным исходам.
Таким образом, с одной стороны, личность склонная к потреблению наркотических средств, существует в потоке целей, не соответствующих потребностям, то есть не являющихся мотивами, а с другой, даже если она и выбирает подходящие цели (образы), то при их достижении оказывается, что эти цели (результаты), отличаются от задуманного. Все это свидетельствует о том, что для успешной психокоррекции наркозависимости необходимым условием является “сдвиг мотива на цель”.
В то же время необходимо отметить, что некоторые исследователи рассматривают “сдвиг мотива на цель” как механизм, способствующий образованию патологических черт. Согласно этой точке зрения, личности, способные находить личностные смыслы в простых действиях и операциях, являются патологическими. Рискнем предположить, что это не совсем так. Есть личности, способные чувствовать “многое в малом”, благодаря особому мироощущению, способности к медитации, способности наслаждаться скорее процессом, нежели его результатом и т. д.
Трезвенники, не обладающие таким мироощущением, как уже говорилось выше, постоянно разочаровываются из-за несоответствия первоначальных целей окончательным результатам. Это заставляет их подтягивать результаты до уровня предвосхищаемых образов с помощью потребления наркотических средств, т. е. “сдвигать мотив на цель”.
C другой стороны, именно благодаря постоянному несовпадению первоначальных целей и результатов, у человека возникает необходимость постоянно конструировать новые цели.
Иными словами, личность живет не смыслами жизни, а некими квазисмыслами, которые постоянно создаются и разрушаются.
И, по видимому, именно в этой иллюзорности всех целей и смыслов лежит главная причина развития любой личности. Наркозависимая личность, искусственно сращивая мотив с целью, прекращает конструирование новых целей. В результате она останавливается в своем развитии, переходя в динамический покой, постоянно прокручивая в сознании одни и те же цели (виртуальные или иллюзорные образов), которые, согласно законам виртуальной психологии, не надоедают.
Таким образом, на основании всего сказанного выше, для эффективной психокоррекции нарколичности, необходимо не искусственное сращивание мотива и цели (“сдвиг мотива на цель”), а естественное.
Это возможно тогда, когда личность живет процессами жизни, то есть ценностями переживания, а не результатами, которые являются лишь понимаемыми ценностями.
Можно предположить, что наркозависимая личность находится в преимущественном положении в силу того, что она всегда достигает цели в том виде, в котором она мечтала ее заполучить. Тогда получается, что наркоман или алкоголик обладает большей свободой выбора ценностей по сравнению с трезвенником, который вечно не доволен достигнутым и поэтому пускается в поиск и реализацию новых целей, страдая из-за всего этого беспокойствами и неврозами.
Очевидно, что не каждый выдерживает такое беспокойство, многие сходят с пути и начинают пьянствовать. Наркозависимая личность, если и достигает каких-то целей, то они всегда “спрессованы” в едином образе. Отрезвев, она утрачивает иллюзорные ценности, сталкивается с бессмысленной реальностью и начинает страдать неврозами, как болезнями. Этим наркоман и алкоголик в корне отличаются от трезвенника, чьи беспокойства часто представляют собой жизненно-необходимые стрессы, обеспечивающие развитие личности в позитивном направлении.
Необходимо отметить, что цель деятельности любого человека, в том числе и наркозависимого, всегда включает некий визуально-аудиально-кинестетический образ. Будучи объектом, он вызывает эмоционально-оценочное отношение, являясь для человека ценностью. По нашим наблюдениям, наркозависимость в этом смысле отличается от всех других видов деятельности. Дело в том, что в ней объект, на котором сосредоточена потребность, субъективен и иллюзорен, но при этом он является эмоциональной ценностью, превосходящей все реальные ценности жизни.
Таким образом, наркозависимая личность достигает конечной цели как некоего переживания, не имея в наличии никаких объектов действительности и не оперируя ими. Трезвая же личность достигает цели как переживания при наличии объектов действительности, на которых сосредоточенны ее потребности.
Возникает вопрос: одинаковы ли эти переживания в этих двух ситуациях? Согласно нашим исследованиям, в большинстве случаев положительные переживания во время опьянения превосходят по яркости те переживания, которые испытывает трезвая личность. Несмотря на то, что личность осознает иллюзорность реализации цели (не путать с достижением цели, которую наркозависимая личность все-таки достигает), она с большим удовольствием переживает ее как в действительности и даже сильнее. Таким образом, то, что воспринимается и переживается личностью при наркотическом опьянении, пожалуй, является некой реальностью, которую нам необходимо изучать отдельно и независимо от основной реальности.
Опыт показывает, что наркозависимая личность, даже отрезвев, не возвращается в прежний мир, а оказывается в ином мире, где действуют другие законы. Прежний мир наркозависимая личность уже не чувствует, а в виртуальный она “переселяется” только после потребления наркотического средства. Таким образом, она как бы зависает между двумя мирами. Возвращение наркозависимой личности в прежний мир — главная задача при психотерапии и психокоррекции наркомана или алкоголика.
Теперь рассмотрим изменения, которые накладываются в связи с особенностями наркозависимости на понятия образ и цель.
У наркозависимой личности, по сравнению со здоровой, образов сравнительно меньше, но зато они активны. Деятельностный подход всегда подразумевает развитие образа. В наркозависимости развития образов практически не происходит, так как у больного постоянно “прокручиваются” одни и те же активные образы наркоопьянения. Прежние образы и представления, которые имели место в трезвеннической жизни, затмеваются активными и яркими образами наркотического состояния, так что первые начинают претерпевать существенные изменения во времени. Их число, яркость и другие характеристики сходят на нет по мере продолжения наркозависимости, и, в конце концов, отходят на задний план.
Более того, образ, соответствующий одному объекту, периодически испытывает скачкообразные и резкие изменения, которые возникают при переходе от трезвеннического к наркотическому восприятию. Все вышесказанное позволяет нам говорить о нарушении закона константного восприятия, согласно которому имеет место независимость образа от объекта восприятия во времени. В наркозависимости, наоборот, существует зависимость образа от объекта во времени. Не учитывать этого при использовании деятельностного подхода в психокоррекции наркозависимости было бы некорректным.
Кроме того, наши наблюдения показали, что опьянение позволяет реализовать процесс формирования образа образа (самообраза). Если рассматривать пьянство как деятельность, то она направлена не на формирование образа достижения конкретного результата, а на формирование образа образа достижения того или иного результата, то есть фактически здесь речь идет о самоцели (о самообразе или образе образа).
Самообраз, в отличие от традиционного образа, обладает рефлексивностью и отражает в психике ее же текущие состояния. В самообразе в отличие от образа самого себя, представлено не все содержание психики (мировоззрение, самооценка и т. д.), а только выполняемый акт деятельности, независимо от того, является ли этот акт внешним или чисто психическим. Самообраз — это экран, на котором представлено текущее состояние разворачивающихся целей, это табло, на котором отражено текущее состояние разворачивающихся образов. Если “образ” и близкие ему понятия вводились в психологический оборот для описания свойств психического отражения внешнего мира и психической регуляции деятельности, то понятие самообраза важно, прежде всего, с точки зрения возможности отражения в психике состояний психических же образований, что в какой-то мере позволяет регулировать психические процессы, а также запускать механизм психической саморегуляции.
Таким образом, у наркозависимой личности понятие цели в традиционном деятельностном понимании заменяется на понятие самоцели. Оно представляет собой некий “экран”, на котором представлены текущие разворачивающиеся цели.
Уже это не позволяет применять для лечения наркобольных традиционный деятельностный подход без учета особенностей наркозависимости.
Из всего этого можно сделать вывод, что наркозависимость- это особая, качественно новая форма деятельности. В этой деятельности другие цели и задачи.
По сути дела, речь идет о деятельности, представляющей собой динамическую систему взаимодействия субъекта с реальным и виртуальным миром, в процессе которого происходит возникновение у субъекта и воплощение им не только целей-образов, но и самообраза (образа образа).
Таким образом, если для наркозависимой личности в ходе психокоррекционной работы формируются новые виды деятельности, направленные на удовлетворение актуальных потребностей, то они должны представлять собой деятельность не только в традиционном понимании, но и в новом понимании, то есть с учетом особенностей наркозависимости. Только в этом случае мотивы этих видов деятельностей начнут по настоящему актуализировать смысловые установки, противостоящие типичным смысловым установкам наркозависимой личности. В противном случае психокоррекционная работа может свестись до уровня пожизненной воспитательной работы с неизвестным результатом.
Создание новых мотивов благодаря традиционному деятельностному подходу является лишь необходимым условием для успешной психокоррекции нарколичности. Достаточным условием, как будет показано ниже, является создание такой непатологической, циклической установки (недеструктивной мании), которая изменила бы восприятие личности и создала компенсирующую, позитивную виртуальную реальность.
Выше было высказано предположение, что главная причина привлекательности наркотического потребления, связана с совпадением мотива и цели. Эту причину мы ставим первой в ряду других причин, выявленных в процессе наших исследований:
1. Наркоман или алкоголик, согласно нашим наблюдениям, старается вести себя и чувствовать себя так, словно его цели уже достигнуты, словно его потребности уже удовлетворены. Он часто бывает карикатурно похож на свои собственные идеалы (образ отличного семьянина, удачного бизнесмена, супермена, щедрого мудреца и т. д.)
2. Иллюзорное удовлетворение потребности позволяет наркозависимой личности значительно сокращать затраты и количество необходимых моментов реальной предметной деятельности.
3. Наркотическое потребление во много раз увеличивает эмоциональный фон в процессе любой деятельности.
4. В состоянии опьянения затрагивается гораздо меньшее число тем, зато более ярко и обнаженно, менее опосредованно, что позволяет более уверенно, чем в случае со здоровыми, приблизиться к решению вопроса о том, какие потребности субъект при этом удовлетворяет.
Таким образом, одной из главных особенностей наркозависимой личности является то что, она потребляет наркотические средства либо для того, чтобы искусственно создать себе иллюзию реализованных целей, либо для того, чтобы уже достигнутые цели трезвой деятельности поднять до уровня целей как предвосхищаемых образов.
Лица, склонные к наркозависимости, либо вообще не могут достичь своих жизненных целей, либо постоянно разочаровываются от того, что цели как предвосхищаемые образы всегда ярче достигнутых целей как результатов, то есть имеет место несовпадение целей и результатов. Такое совпадение на некоторое время реализуется в момент наркотического опьянения, но в дальнейшем для его сохранения приходится увеличивать дозу потребляемого наркотического средства, что в конечном итоге часто приводит к смертельным исходам.
Теперь перейдем к рассмотрению тех изменений, которые претерпевает понятие установка, с учетом особенностей наркозависимости.
Согласно деятельностному подходу считается, что конечной целью, к которой стремится субъект на этапе злоупотребления наркотическим средством, является не деятельность, направленная объективные изменения бытия, а лишь достижение определенных эмоциональных состояний. Наркотическое средство, которое на начальном этапе злоупотребления включается в деятельность лишь в качестве мотива-стимула, совершает последовательное восхождение по иерархии мотивационной сферы субъекта и становится главным мотивом разнообразной деятельности наркомана или алкоголика. Оно начинает отождествляться с объектом, благодаря которому наркозависимая личность в состоянии удовлетворить практически любую актуальную потребность.
Приобретя смысл универсального мотива, наркотическое средство формирует и более частные смысловые установки, которые, определяя направленность и стиль деятельности, становятся важнейшими личностными характеристиками субъекта. Самый процесс формирования смысловых установок аналогичен процессу формирования установок в сфере познавательных процессов и имеет основной детерминантой устойчивую повторяемость мотивационно значимых, обладающих для субъекта определенным смыслом событий.
Достаточное количество повторений формирует у субъекта относительно устойчивую к случайным изменениям ситуации готовность воспринимать и действовать определенным образом. Она представлена, как различными уровнями сознания /осознанно, неосознанно/, так и различными уровнями построения деятельности /операционными, целевым, смысловым/.
Если, например, в течение 10-15 лет многократно возникающая у ребенка потребность /например, стремление обладать тем или иным предметом/ удовлетворялась заботливыми родителями моментально и безоговорочно при относительной пассивности самого ребенка, то можно с уверенностью сказать, что за этот период у него сформировалась установка к быстрому удовлетворению возникающей потребности, а также установка к пассивности при наличии потребности. Надо отметить, что наряду с этими двумя установками у него в то же время формируется часть установки к алкоголизации, как к быстрому способу удовлетворения потребности. Именно поэтому главный упор при психокоррекции наркозависимости, основанной на деятельностном подходе, делается на изменение установок личности, ее перевоспитания.
В то же время, если встать на такую точку зрения, то получается, что любая деструктивная черта личности представляет собой склонность к наркозависимости и формирует наркозависимость. В результате, само понятие “наркозависимость” как бы теряет смысл. Вместо него в поле зрения попадает более общий предмет — “деструктивность”, изжив которую можно излечить пациента от наркозависимости. Тем не менее, по нашим наблюдениям, это далеко не так.
Для более эффективной психокоррекции необходимо учитывать особенности наркозависимости, которые нельзя упрощать лишь до процессов, основанных на установках. Если для психокоррекции наркозависимости опираться только на деятельностный подход без учета особенностей наркозависимости, то это значит учитывать лишь потребности личности и, как следствие, ее установки. Но все это — лишь одна из составляющих в системе мотиваций личности. В то же время при таком подходе оказываются не учтенными другие составляющие, такие как желания, интересы, стремления, эмоциогенные тенденции и т. д.
Действительно в процессе наркозависимости формируются новые и актуализируются старые деструктивные установки. Но этот процесс было бы некорректно сводить лишь к формированию установок деятельностного подхода, то есть установок, формируемых благодаря повторению какой-то операции.
Конечно, можно предположить, что периодическое потребление наркотических средств сродни процессу формирования установок и иллюзий. И все-таки отождествлять эти установки с иллюзиями наркотического опьянения некорректно, хотя бы потому, что они формируются не в состоянии опьянения, а в состоянии трезвости, то есть в мире негативных виртуальных реальностей.
Попытка с помощью деятельностного подхода, путем простого перенесения провести психокоррекцию нарколичности, компенсируя иллюзии пьянства с помощью традиционных ценностей трезвенника, с нашей точки зрения, оказывается не совсем успешной. Деятельностный подход помогает компенсировать лишь установочную составляющую процесса позитивного (опьяненного) или негативного (постнаркотического) виртуального восприятия. Но контекстуальную визуально-аудио-кинестетическую составляющую, вызванную психофизиологическими механизмами и эффектами наркотического средства, его средствами компенсировать оказывается невозможно.
Если бы наркотические иллюзии были следствием простого перенесения, то такое было бы возможно. Однако, к сожалению, это не так. Мы предполагаем, что наркоиллюзии — это сложная суперпозиция установки и виртуального визуально-аудиально-кинестетического контекста. В результате образуется циклическая установка с определенной частотой и интенсивностью, которая формирует виртуальное восприятие. Дело здесь заключается в том, что этот подход разработан для нормального, константного, непатологического восприятия.
В случае же наркозависимости формирование установок происходит не только благодаря деятельностным, но и другим, малоизученным механизмам виртуального восприятия. Пожалуй, именно поэтому представляется неразрешимой проблема эффективной психокоррекции за счет простого поиска новых видов деятельности (в том числе и творческих) взамен наркотической.
Наркозависимость — это деятельность в другом визуально-аудиально-кинестетико-семантическом пространстве или в другом мире, который мы в дальнейшем будем называть виртуальным. Поэтому простое “ механическое” перенесение мотивов и ценностей реального-константного мира для наркозависимой личности малоэффективно в плане ее реабилитации.
Таким образом, благодаря упрощенным представлениям, возникающим с подачи деятельностного подхода, начинает казаться, что последствия наркозависимости, образно говоря, представляют собой лишь что-то вроде головокружения, вызываемого остановкой “механической карусели”. Сама же психокоррекция в этом случае рассматривается как нечто сходное с пробежкой по траектории карусели, что, пожалуй, тоже неверно.
Если отождествить наркозависимость с образом карусели и представить себе, что пациент сошел с нее или даже бежит со скоростью ее вращения против или по часовой стрелке, то надо понимать, что голова у него кружиться при этом все равно не перестанет.
Дело в том, что, сойдя с карусели, наркозависимая личность встает на некую неустойчивую и опасную почву, которая уже не является землей. Реабилитация здесь, если и возможна, то либо в процессе постепенного уменьшения оборотов карусели, либо в процессе пересадки на такие карусели, которые безвредны и не вызывают головокружения.
Если бы личность испытывала опьянение только за счет чисто психологических механизмов, то деятельностный подход был бы эффективным и без учета особенностей наркозависимости.
Наркозависимость не является лишь следствием психологических факторов, и чтобы убедиться в этом, необходимо взглянуть на природу феномена опьянения и задаться вопросом: существует ли опьянение, обусловленное только психологическими процессами? В настоящее время известные, пожалуй, три точки зрения на эту проблему:
1. Пьянство считается чисто психологическим феноменом, обусловленным деятельностной установкой.
2. Пьянство рассматривается как чисто физиолого-биохимический процесс. Существуют исследования, согласно которым даже у спортсменов во время и после тренировок в организме вырабатываются наркотические вещества. Именно поэтому многие спортсмены начинают испытывать депрессию и беспокойство, если делают большие перерывы между тренировками, и наоборот, после тренировок у них возникает пьянящее чувство блаженства. Такого же рода специфические состояния достигаются за счет аналогичных процессов в различных восточных психотехниках: йога, ушу и др.
3. Пьянство трактуется как смешанный процесс, взаимообусловленный физиолого-биохимическими и психологическими процессами.
В настоящей работе, показано, что перед тем, как алкоголик начинает пьянеть, он дает себе установку на радость и начинает испытывать чувство радостной эйфории еще до потребления (на праздниках). Аналогичным образом он может дать себе установку на переживание горя и начать плакать и рыдать (на поминках), вплоть до суицидных и агрессивных действий.
Следовательно, процесс наркотизации — это суперпозиция трех составляющих: внутренней установочной составляющей (установка на радость или горе), внутренней физиолого-биохимической (выработка организмом наркотических веществ) и, наконец, внешнего наркотического воздействия-потребления (теплота, легкость, кинестетический комфорт-контекст). Неаддитивный синтез этих составляющих образует некое визуально-аудиально-кинестетическое восприятие, которое мы называем виртуальным.
Таким образом, на основании вышеприведенных рассуждений можно заключить, что простое сведение наркозависимости до деятельностной установки некорректно. Это более сложный комплексный процесс, направленный на создание виртуальной реальности, которая не сводима к одним лишь установкам.
Иными словами, наркозависимость не исчерпывается другими ненаркозависимыми видами деятельности. На наш взгляд, деятельностный подход, разработанный для нормального константного восприятия, может быть полезным лишь на предначальных стадиях наркозависимости.
По нашим наблюдениям, внутренние условия, в которых пребывает наркозависимая личность, по сути своей являются виртуальным фоном-экраном, на котором разворачивается деятельность установки. Установка трезвой личности на радость, продолжительное время существовать не может. Наркотическое же опьянение позволяет прокручивать эту установку многократно, причем так, что она не надоедает.
Опьянение — это сложное взаимодействие установки и виртуального восприятия, обусловленного наркотическим средством. Установка выступает лишь как некий эмбрион-затравка, который “разрастается” на почве виртуальной реальности-восприятия, а затем постепенно “вянет”. Установка может создать кратковременный эффект опьянения и без потребления наркотического средства. После потребления, на наш взгляд, установка переходит в автоциклический затухающий режим, формируя таким образом виртуальную реальность.
Таким образом, установка является “стержневым каркасом” на котором “возводится” здание наркозависимости. Сама же установка строится благодаря такому понятию, как “конструкты личности”, о которых более подробно мы расскажем ниже. Следовательно, для эффективной психокоррекции необходимо изменение этих конструктов. Такого рода задача успешно решается, как это будет показано позднее, с помощью пограничного анализа.
По нашим наблюдениям, наркозависимая личность, отрезвев, не возвращается в свое исходное константное восприятие, которое было до потребления, а погружается в некое негативное виртуальное восприятие. В дальнейшем восприятие, создаваемое наркотическим средством, будем называть позитивным виртуальным миром. А восприятие, которое возникает после отрезвления, негативным виртуальным миром.
Очевидно, что негативный виртуальный мир для наркозависимой личности является новой константной реальностью. Именно она и не учитывается в деятельностном подходе, разработанном для психокоррекции наркозависимой личности, в котором предполагается, что константное восприятие трезвой наркозависимой личности не изменяется. В действительности это не так. (Наши исследования по восприятию пространства и времени трезвыми алкоголиками показали, что константное восприятие искажается в зависимости от стадии наркозависимости, личностных и индивидуальных характеристик).
Наблюдения и исследования показали, что есть личности, которые способны :
1. Зацикливаться на продолжительное время на положительных установках (радости и др.)
2. Зацикливаться на продолжительное время на отрицательных установках (горе, ожидание бессонницы или сексуальной неудачи и так далее) надолго.
3. Зацикливаться на продолжительное время, как на отрицательных, так и на положительных установках.
4. Не зацикливаться.
Первые из них обладают, на наш взгляд, меньшей склонностью к наркотизации, по сравнению со вторыми. Воспитать в личности способность зацикливаться на радостях — залог успеха в психокоррекции наркозависимой личности. Поэтому если психолог взялся помочь наркозависимой личности в формировании новых установок и мотивов-ценностей, то ему нужно знать, что они должны также многократно проигрываться, как и в состоянии наркотического опьянения (а не быть фрагментарными и быстро затухающими), формируя феномен виртуальной реальности.
Иными словами, после эффективной психокоррекции нарколичность должна зациклиться на новых установках и ценностях с такой же интенсивностью и частотой, как это бывало в состоянии опьянения. По сути своей, взамен алко- или наркомании должны прийти безвредные мании : любовная мания, книгомания, Богомания, непатологическая мания тщеславия и самоактуализации, а также другие мании, способствующие духовной и творческой деятельности.
Только в этом случае действительно срабатывает смысловая установка “не потреблять”. Если это условие не выполняется, то возможен рецидив. Проблема определения этой минимальной интенсивности и частоты проигрывания-цикличности новых установок и ценностей-мотивов в настоящее время является актуальной.
Жизнь личности, зависимой от всяких патологических и непатологических маний (величия, влюбленности, религии, сексуальных, книжных, наркотических и других целей-образов), является жизнью в активном образе (звезды, любимой, Бога, гениталий, героев, пены шампанского и т. д.), который как бы стоит перед глазами личности, в то время, как все другие образы остаются для нее пассивными и блеклыми. Можно предположить, что если у наркозависимой личности сформируется какая-либо новая ненаркотическая мания, то она сможет более длительное время обходится без потребления наркотического средства.
И действительно есть множество примеров, когда алкоголики, начиная страдать “звездными болезнями”, посещая религиозные организации, влюбляясь и т. д., теряли влечение к наркотическим средствам на долгие годы. Длительность этих периодов во многом зависит от интенсивности и частоты этого активного целе-образа, то есть от того, формируется виртуальная реальность или нет.
Приведем наиболее яркие примеры различных виртуальных реальностей, в которые попадает личность благодаря работе циклической установки.
Пример 1. Студенты “ обмывали” свои дипломы. Те из них, кто выпили, всю дорогу, радовались тому, что закончили институт. В голову постоянно в течении всего вечера многократно приходила образ-мысль об окончании института, диплома и т. д. А те, кто не выпили, уже через час переключились на другие мысли и были увлечены настолько, что, казалось, забыли о том, для чего собрались. Лишь некоторые из них, будучи трезвыми, были способными зациклиться на радости окончания института, каждые десять минут разглядывая свой диплом и поглаживая его в кармане.
Пример 2. Молодой человек мечтал стать известным актером. Он просыпался и ложился с мыслью-образом, что он уже звезда. Как-то раз выпив, он не заметил, как оказался на центральной улице города и начал выступать как великий артист. На экзамене учительница, объясняя ему что-то, обратила внимание на то, что он думает о чем-то ином и глубоко погружен в свои мысли. Он же, как всегда, находился в виртуальных образах своей “ звездности”. Эти образы были для него чем-то большим, чем просто мечты.
Пример 3. Молодая артистка, став популярной, была зациклена на мысли: “узнают меня на улице или нет”. Главным конструктом при восприятии ею новых людей был: звезда — не звезда, известный — не известный.
Пример 4. Пожилой человек не мог избавиться от невроза ожидания бессонницы. Поэтому не спал уже неделю, хотя очень хотел спать. Основная циклическая установка-конструкт: засну — не засну. В молодости аналогичным образом страдал от невроза неудачного секса. В этом случае главной циклической установкой-конструктом были: встанет — не встанет (о фаллосе).
Пример 5. Молодой человек был влюблен настолько, что образ любимой не покидал его в течение года ни на секунду. Он рассказывал, что все это время он жил в другом мире, был в состоянии полета. И действительно он ходил легко, похудел и истощился, но был счастлив. Главный конструкт циклической установки при восприятия окружающего мира: она (любимая) — не она.
Пример 6. После того, как человек попал в авиационную аварию, но с ним ничего не случилось, он ходил счастливым, находясь в другом мире в течение трех месяцев. Главный конструкт при восприятии окружающего мира после аварии: жизнь — смерть.
Пример 7. Одна молодая женщина страдала обжорством, видя перед глазами только мясные блюда. Сама она при потреблении мяса, судя по ее словам, куда-то проваливалась, испытывая чувство эйфории от самого процесса потребления.
По нашим наблюдениям, лучше всего, если психолог при взаимодействии с наркозависимой личностью работает с ее главным, активным, виртуальным образом, который вызывает желание потребления. В терминах гештальт-психологии, он должен сделать из этого образа фон, превратив его в константный индифферентный образ.
Известно, что в других видах деятельности образы не активны, не выпадая из общего числа других образов. В процессе наркозависимости формируются образы, “выпадающие” из общего числа.
В целом, можно сказать, что существует несколько способов, направленных на снижение привлекательности позитивных виртуальных реальностей:
1. Разрушение образа виртуальной реальности (стирание из памяти).
2. Превращение образа виртуальной реальности в тривиальный.
3. Компенсация виртуальной реальности с помощью других виртуальных реальностей, за счет внутренних механизмов психики. Эти способы известны: творчество, восточные психотехники (йога и др.), а также посещение бани, спорт и т. д.
4. Создание внешних визуально-аудиально-кинестетческих иллюзионов, компенсирующих наркотические виртуальные реальности.
Наркозависимость — это пассивная форма деятельности по созданию позитивных и негативных виртуальных реальностей. Проблема определения и создания пассивных безвредных способов создания позитивных виртуальных реальностей — одна из главных задач психокоррекции наркозависимой личности.
В наших исследованиях была впервые выдвинута идея создания визуально-аудиально-кинестетических иллюзионов, полностью компенсирующих наркотическое опьянение. Таким образом, мы можем утверждать, что в некоторых случаях эффективнее работать над девиртуализацией активного образа и превращением его в константный, нежели чем формировать новый. Если в процессе такой девиртуализации наркозависимая личность уже не способна представить этот образ, или, представляя его, она чувствует, что он стал пассивным и не вызывает желания употребить наркотическое средство, то теоретически задачу формирования целевой установки “не употреблять” можно считать сформированной. На это должен ориентироваться психолог при психокоррекции наркозависимой личности.
Приведем основные активные образы наркозависимой личности, полученные в процессе наших исследований:
1. Визуальные образы алкогольного напитка или наркотика и его контекста.
2. Аудиально-визуальный образ общения в компании “единомышленников”.
3. Образ вкуса.
4. Образ запаха.
5. Кинестетический образ комфорта.
6. Комбинации вышеприведенных образов.
В свое время было показано, что теоретически суть проблемы психологической реабилитации больных алкоголизмом может быть сформулирована просто: необходимо дать наркозависимой личности новые мотивы деятельности, удовлетворяющие в отсутствие наркотизации те потребности, которые ранее удовлетворялись с помощью наркотических средств. Согласно нашим исследованиям, такие мотивы-ценности возможны только в рамках условий, сформулированных выше. Простое предъявление и декларирование этих ценностей для наркомана или алкоголика совершенно бесполезно. Необходимо, чтобы у него была выработана позитивная мания, а не просто сильный интерес к определенным ценностям.
Для более эффективной психокоррекции необходимо учитывать особенности наркозависимости, которую нельзя сводить лишь к процессам деятельности, то есть сужать все смыслы и ценности личности лишь до деятельностных, забывая о важной роли внедеятельностных устоявшихся смыслов и ценностей.
При этом известно, что устоявшиеся личностные смыслы, проявляются как установки личности. Таким образом, по видимому, установки нарколичности определяются не только деятельностными, но и внедеятельностными ценностями. В качестве подтверждения этому на многочисленных примерах уже было показано, что для успешной психокоррекции нарколичности необходимо не только противостояние, но и замещение деструктивных наркотических установок альтернативными установками. По сути своей взамен алко- или наркомании должны прийти не только деятельностные мании (трудомания), но и безвредные внедеятельностные мании (музыкомания, гурмания, богомания и т. д.). Простое противостояние установок — это не ликвидация причины наркозависимости, а лишь ее аккумулирование, что, в конце концов, с неизбежностью приводит к рецидивам.
Таким образом, необходим метод, который, с одной стороны, формировал бы позитивную установку, противостоящую наркотической, а с другой, учитывал бы вышеприведенные дополнительные условия, необходимые для успешной психокоррекции наркозависимости.
Опъянение — это процесс-состояние в основе которого лежат действия-операции в системе наркозависимости, то есть по сути дела опъянение не является деятельностью, представляя собой лишь ее составляющую.
Существует традиция рассматривать деятельность как динамическую систему взаимодействия субъекта с миром, в процессе которой происходит возникновение и воплощение в объекте психического образа и реализация опосредствованных им отношений субъекта в предметной деятельности. Такой подход позволяет думать, что восприятие субъекта не изменяется, оставаясь константным, или, если и изменяется, то только в процессе деятельности в целом, а не на первых же этапах действий-операций.
В случае же наркозависимости восприятие субъекта значительно изменяется уже на первых этапах действий-операций. Таким образом, наркозависимость представляет собой нечто иное или качественно новый вид деятельности. Субъект в процессе наркозависимости периодически как бы блуждает между двумя разными восприятиями-реальностями: реальной и виртуальной. Иллюзии восприятия в данном случае возникают не благодаря деятельности, направленной на создание установок, а благодаря действию-операции (опьянению), которое само по себе не является деятельностью, а лишь входит как составляющая в наркотическую деятельность.
Эти иллюзии, по нашим наблюдениям, хотя и определяются установкой, возникающей перед употреблением (на радость или горе), все же являются в некотором смысле спонтанными и не связаны с направленностью сознания. Таким образом, опираясь исключительно на деятельностный подход, по-видимому, невозможно прекратить наркотическую деятельность. Поэтому в дальнейшем мы попытаемся развить и преобразовать деятельностный подход до уровня, учитывающего вскрытые особенности наркозависимости.
В процессе наших исследований выявлены следующие особенности наркозависимости.
Ценностные ориентации здорового человека в реальном мире развиваются прогрессивно: у него возникают все новые и новые потребности, появляются новые цели. Это развитие протекает по диалектической спирали. Ценностные ориентации в виртуальном мире наркозависимой личности развиваются по метафизическим законам, то есть движутся по кругу, создавая иллюзию движения, но в действительности прокручивается один и тот же образ или ценность (ценность наркотического переживания).
Таким образом, ценности виртуального мира отличны от ценностей реального мира, и механическое перенесение этих ценностей из одного мира в другой ничего не дает. Наркозависимая личность как бы останавливает время, она не желает существовать во времени. Одной из причин всего этого является то, что главной целью наркозависимой личности является достижение наркотического опьянения, а главной ценностью — психические переживания, главным образом эмоциональные, достигаемые с помощью наркотического средства и иллюзорно соединенные в сознании с деятельностью этой личности в той или иной сфере.
Благодаря изменению объективного отношения субъекта к реальности в процессе наркозависимости изменяются ценностные ориентации личности. В результате такая деятельность настолько трансформирует субъекта, что главными потребностями остаются лишь те, которые могут быть успешно удовлетворены с помощью наркотического средства.
В качестве важнейших установок личности, порождаемых наркотической деятельностью, мотивом которой является наркотическое средство, в свое время были выделены [1] следующие:
1. Установка на воображаемое удовлетворение потребности;
2. Установка на быстрое удовлетворение потребности при минимальных усилиях;
3. Установка на пассивные способы защиты при встрече с трудностями;
4. Установка на то, чтобы не брать на себя ответственность за совершаемые поступки;
5. Установка на предпочтение эгоцентрических мотиваций альтруистическим;
6. Установка на малую опосредованную деятельность;
7. Установка на то, чтобы довольствоваться временным и не вполне адекватным потребности результатом деятельности.
Как видно, этими установками обладают в той или иной мере многие личности и не обязательно наркозависимые. По сути своей это деструктивные установки, актуализация которых может приводить к потере смысла жизни, ноогенным неврозам, суициду [4] и другим психическим заболеваниям. Таким образом, проблема реабилитации наркозависимых личностей как будто упрощается и сводится лишь к лечению невроза. И тем не менее, одним неврозом дело не исчерпывается, и проблема здесь не только в установках.
Поэтому выбирать смысловую установку в качестве главной психологической единицы наркозависимой личности было бы неверно. Смысловая установка, по своей емкости, понятие соизмеримое характеру личности. А характер слишком широкое психологическое явление, чтобы брать его в качестве психологической единицы.
Мы считаем, что условием успешной психокоррекции наркозависимой личности является реализация ценностной парадигмы смыслообразования. Согласно этому подходу, для человека личностный смысл приобретают все объекты (в том числе деятельность, жизнь в целом), имеющие значение в сохранении и приращении привлекательных для него ценностей. Жизнь и деятельность обретают смысл для личности при условии, если они выступают для нее как источники позитивных ценностей, приносящих радость, удовлетворение, доброе настроение, минимизацию страдания. Следовательно, истоки смысла для человека заключены в ценностях. Если жизнь и деятельность выступают для субъекта как источники привлекательных ценностей, то они обретают для него смысл.
Так, когда психологи рассматривают вопрос о направленности сознания, в частности, об установках, они основываются на понятии потребностей субъекта. И, тем не менее, известно, что личность — это не только субъект потребления, то есть индивид не только потребляет, но и нуждается в том, чтобы “его самого потребляли”. Иными словами, личность находит смысл не только в том, чтобы что-то брать от жизни, но и отдавать. А значит, установки личности формируются не только на основании потребностей.
Некоторые читатели могут возразить, сказав, что у человека просто имеет место потребность отдавать, и она все равно входит в потребности. В действительности это не так. Среди психологов, пожалуй, только Виктор Франкл [4] учел эту особенность. Если не принимать во внимание этот фактор, проблема суицидных депрессий и смысла жизни становится практически не разрешимой. Виктор Франкл выделил в качестве основного источника наполнения смысла жизни ответственность и нужность другим людям.
По нашим наблюдениям, если в личности начинают актуализироваться смысловые установки на ответственность и нужность, которые противостоят вышеприведенным деструктивным установкам наркозависимой личности, эффективность психокоррекции значительно возрастает.
Бездуховно-деятельностно-материалистическое понимание мира, несмотря на то, что оно способствовало развитию науки и техники, привело к беспокойствам и экзистенциальным неврозам людей во всем мире. Это в свою очередь инициировало поиск оперативных иллюзорно-компенсаторных методов снятия этих состояний и развитие наркотизации.
Традиционная теория субъект-объектного восприятия, “замешанная” на теории отражения — это, по сути дела, вульгарно-материалистическое представление о личности и ее месте в мире [5]. Крупнейшим российским психологом, профессором Шакуровым Р.Х. показано, что “не ради отражения окружающего мира действуют люди, а ради преодоления сопротивления среды своим устремлениям” [6]. На наш взгляд, теория отражения привела к деятельностному подходу при решения многих задач, но последний не имеет перспектив с точки зрения эффективной психокоррекции наркозависимой личности, если не учитываются особенности наркозависимости. Именно в этом, пожалуй, одна из причин того, что практически невозможно добиться окончательного выздоровления наркоманов и алкоголиков.
Вместо такого подхода к личности необходимо развивать “соборный” подход, не противопоставляющий субъекту окружающий мир, а соединяющий субъекта и объект воедино. Субъект-объектные отношения, лежащие в основе деятельностного подхода и понимаемые как динамическая система, тем не менее, никогда не приведут к стиранию границы между объектом и субъектом.
“Соборный” же подход, будучи исторически оправдан, на наш взгляд имеет большие перспективы в разрешении проблем наркозависимости. Подтверждением этому служит тот факт, что во многих восточных странах (Япония, Китай и др.) население генетически воспитанное на восточных философиях, успешно противостоит развитию алкоголизма и наркомании, и поэтому процент наркозависимых личностей в этих странах значительно ниже, чем на Западе и в нашей стране. К сожалению, в силу архетипов и других факторов, население нашей страны не может резко изменить свое материалистическое восприятие, но именно в этом заключен один из залогов успеха в избавлении от наркозависимости.
Следует отметить, что рассуждения некоторых авторов, отстаивающих деятельностный подход в психокоррекции алкоголизма выглядят некорректно. Они указывают на бесполезность, с точки зрения психокоррекции наркозависимости, различных религиозных организаций, занимающихся наркозависимыми личностями через вовлечение их в лоно церкви. С их точки зрения, в этих случаях происходит лишь замещение наркотического средства другим мотивом, в данном случае — Богом. Но обращение к Богу вовсе не преодолевает наркоманический дефект личности и установку на воображаемое удовлетворение потребностей, а закрепляет этот дефект и эту установку, как его частное проявление, на новой основе — с помощью нового мотива и новой деятельности.
То что, религия и наркозависимость чем-то схожи в своей иллюзорно-компенсаторной функции, еще не говорит о бесполезности религии в психокоррекции. Религиозный процесс — это более сложный процесс, охватывающий глубинно-смысловые установки личности. Он не сводим лишь к иллюзорно-компенсаторным процессам. Более того, личность в религиозном процессе не пассивна как в наркотическом опьянении. Здесь исключение составляют лишь деструктивные и криминальные секты. Поэтому говорить о том, что религия наркозависимых — это наркотическое средство и разница состоит лишь во внешнем оформлении храмов, некорректно. Если придерживаться такой антирелигиозной точки зрения, то, в конце концов, можно прийти к выводу, что религия воспитывает наркотические установки. Наши наблюдения показывают, что от веры в наркозависимость не приходит практически никто, в то время как от наркозависимости к вере приходят многие.
Несмотря на то, что религия действительно в чем-то замещает наркотическую деятельность, говорить о том, что она актуализирует деструктивные установки и поэтому не может способствовать эффективной психокоррекции, на наш взгляд, неверно.
Если в основе успешно удовлетворяемых актуальных потребностей лежат смысловые установки и ценности, противостоящие смысловым установкам наркозависимой личности, то это является добавочным условием удачной проведенной психокоррекции наркозависимости. Согласно нашим исследованиям, проблема психореабилитации наркозависимой личности сводится в этом случае к созданию новых мотивов-ценностей, которые противостояли бы мотивам-ценностям наркозависимости.
И, тем не менее, на наш взгляд, этого недостаточно, так как наркозависимая личность погружается в мир наркотических иллюзий не только ради того, чтобы удовлетворить свои потребности с помощью реализации каких-то ценностей. Она делает это еще и для того, чтобы реализовать свой смысл жизни, который в большинстве случаев не осознаваем и не может быть выражен в трезвом состоянии. Иллюзия полноты смысла, некий квазисмысл жизни приходит в виде наполненности восприятия, открытия неких неизвестных для трезвого состояния ощущений, когда субъект погружается в виртуальный мир наркотических иллюзий. Наполнить этот смысл жизни в трезвой части существования наркозависимой личности, подняв его до уровня переживания виртуальной жизни, является трудной и часто не досягаемой задачей.
Такой подход может сформировать смысловую установку против наркотических средств в высшем смысле, и личность будет действительно убеждена, что пьянствовать не имеет смысла (уволят с работы, жена и дети, болезни и т. д.) Но мысль о том, что не прибегать к наркотическим средствам не интересно — этого указанный подход без вспомогательных методов, направленных на замещение наркотического опъянения, реализовать не может. Установка “не потреблять” может иметь смысл только в том случае, если для наркозависимого существует какая-то другая, альтернативная, безвредная, позитивная, виртуальная реальность. Если же ее нет, то все остальные смыслы, благодаря которым личность не потребляет наркотических веществ, не являются глубинными и, в конце концов, приводят к рецидивам.
Вот почему необходимым условием эффективной психокоррекции является то, что, нарколичность должна зациклиться на новых установках и ценностях с такой же интенсивностью и частотой, как это бывало в состоянии опьянения. По сути своей, взамен алко или наркомании должны прийти безвредные мании: любовная мания, книгомания, непатологическая мания тщеславия и самоактуализации, а также другие мании, способствующие духовной и творческой деятельности. Иными словами, одним противостоянием установок не обойтись, необходимо их замещение. Простое противостояние установок не уничтожает (не аннигилирует) деструктивные установки, а вот их замещение, по-видимому, делает установку на потребление наркотиков малопривлекательной.
На наш взгляд, возлагать большие надежды только на работу со смысловыми установками личности не всегда полезно. Ведь в этом случае мы с неизбежностью приходим к противоречивому и абсурдному выводу о том, что наркозависимость на второй стадии должна излечиваться легче, чем на первой, благодаря сформировавшимся антинаркотическим смысловым установкам, вызванными последствиями потребления наркотических средств.
По нашим наблюдениям, это не так, и диалектика здесь ни причем. Рецидивы в наших исследованиях возникали и при наличии сильных антинаркотических смысловых установок.

3.4. Недостатки методов формирования целевой антинаркотической установки.

С точки зрения современной общепсихологической теории, любая попытка переформировывания личности обречена на неудачу, если она стремится повлиять на сознание субъекта, игнорируя организацию предметной деятельности и производную от нее систему важнейших жизненных отношений субъекта, отраженную в смысловых образованиях личности. Для примера рассмотрим в контексте этих положений гипносуггестивную и рациональную психотерапию алкоголизма в том виде, в каком она существует на сегодняшний день.
Внушение в гипнозе может быть эффективно использовано для создания установки на трезвость в узком значении понятия, то есть на уровне целевой установки. Однако оно оказывается практически бессильным перед задачей переформировывания предметной деятельности субъекта, перед системой смысловых установок наркозависимой личности, которые складываются в ходе деятельности, являющейся значительно более существенной детерминантой личности, чем вербальные воздействия на сознание, хотя бы и производимые в гипнозе.
Из этого можно сделать вывод, что ни гипносуггестивная психотерапия, ориентированная на желание больного переменить свою жизнь, ни рациональная психотерапия, ориентированная на понимание такой необходимости, не могут даже теоретически вывести больного из того порочного круга, в котором он оказывается благодаря сформированности специфического дефекта предметной деятельности, детерминированного длительным использованием алкоголя. Задача должна пониматься шире, чем только медикаментозное или немедикаментозное, плюс психотерапевтическое лечение.
Таким образом, задача психологической реабилитации больных алкоголизмом может быть сформулирована как выявление и актуализация определенных мотивов ремиссионной деятельности. Эти мотивы, обеспечивая должную преемственность со сложившимися в ходе всей прежней жизни пациента смысловыми установками, должны приводить к появлению новых смысловых установок. Предполагается, что последние, не являясь типичными для наркозависимой личности, определенным образом влияют на психику больного, исключая возможность актуализации алкоголя в качестве мотива, адекватного сфере его потребностей.
Важнейшей функцией мотива при таком подходе является его смыслообразующая функция, то есть свойство мотива определять и перестраивать субъективное отношение человека к осуществляемой им деятельности. В итоге мотив опосредовано, через смысловые образования и деятельность в целом влияет и на сами потребности, давая им новое развитие.
В заключение необходимо отметить, что все перечисленные методы в течение небольшого промежутка времени в той или иной мере погружают больного в пограничную ситуацию между бытием и небытием (жизнью и смертью). Иными словами, создается критическая ситуация, при которой больной делает переоценку себя и своих ценностей-мотивов, своего положения, и решает дилемму — быть или не быть?
Если всего этого после кодирования нет, то кодирование можно считать не состоявшимся. К сожалению, не все психотерапевты следуют этим требования, и метод в их руках постепенно теряет силу. Однако часто причина этого лежит не в действиях психотерапевта, а в недостатках методов быстрого кодирования.
1. Эффективность метода определяется преимущественно талантом и личностью психотерапевта. Выполняется формула: “Есть талант — есть метод, нет таланта — нет метода”. Иными словами, метод не универсален.
2. С каждым годом ореолоэффект метода кодирования падает. Это связано с неграмотным использованием метода и, как следствие, его дискредитацией.
3. Не все наркозависимые личности поддаются методу кодирования.
4. В течение многих лет после кодирования больные испытывают сильные стрессы, загоняемые в подсознание. Все это сказывается на психоэмоциональном здоровье.
5. Быстрое кодирование является своего рода деструктивной психологической ловушкой для наркозависимых личностей и, в конце концов, ведет к рецидивам.
Таким образом, в большинстве методов кодирования имеет место пассивная позиция наркозависимой личности, заключающаяся в “потреблении” установки на трезвость извне, а не внутренние активные механизмы ее формирования. При этом в качестве главных ценностей выступают внедеятельностные понимаемые ценности.
Эти ценности определяются позицией, которой обладает личность по отношению к обстоятельствам, ситуации, своей судьбе. Человек в этом случае может испытывать негативные переживания, но, в силу разных причин может иметь в течение некоторого времени установку на трезвость, однако она зачастую оказывается недолговечной.
В то же время выявлено, что пограничная ситуация, создаваемая в методах стрессотерапии (кодирования) может выступать в качестве главной составной частью предметной деятельности, направленной на преобразование смысловых установок наркозависимой личности. Она может заменить все психотерапевтические мероприятия и оказаться намного эффективней. Так, например, есть нарколичности, которые практически навсегда бросали потреблять наркотик или алкоголь после смертельно-опасных болезней. Таким образом, возникает проблема создания состояний личности, схожих с пограничной ситуацией, но не опасных для жизни.
Всех вышеизложенных недостатков практически лишен метод пограничного анализа, разработанный в данной работе и представленный в четвертой главе. Он так же, как и вышеприведенные методы формирования целевой антинаркотической установки, является пограничной психотерапией, то есть связан с феноменом пограничной ситуации (бытие — небытие, жизнь — смерть).


ГЛАВА 4. ПСИХОЛОГИЯ НАРКОЗАВИСИМОСТИ — ПСИХОЛОГИЯ СТАРЕНИЯ
(Геронтоколлапсическая теория наркозависимости)

Геронтоколлапсическая теория наркозависимости /Гарифуллин Р.Р.; Казан. Ун-т. - Казань , 2000.-31 с. - Библ. 59 назв. - Рус. - Деп. в ВИНИТИ № 3132 - ВОО от 13.12. 2000.

4.1. Старение и коллапс в организме.

Известно, что живые ткани (мышечная, костная и другие) имеют тенденцию к постепенному уменьшению в своем весе и объеме уже при незначительном (а тем более, значительном) увеличении продолжительности жизни. В процессе старения в костях отмечаются различные атрофические процессы: уменьшение объема и веса кости, запустевание сосудов, остеопороз. Так, например, выявлено, что в процессе старения происходит постепенное “вымывание” кальция, что приводит, в частности к уменьшению костной ткани. Уменьшаются объем и масса черепа, а также других костных тканей, которые за счет “усыхания” делаются более хрупкими и ломкими.
Значительное уменьшение в объеме и весе (атрофические и дистрофические изменения и др.) претерпевает в процессе старения мышечная и жировая ткани. Аналогичные процессы претерпевает и мозговая ткань, что приводит к постепенному уменьшению числа нервных клеток. Согласно Кетле, среднестатистический вес тела человека в процессе старения уменьшается на 10%, а рост на 5%, вес мозга (согласно Мильману) на 15%, вес щитовидной железы на 60%, вес мышц на 60%. Аналогичные данные получены по весу и объему мочевой и эндокринной системы, почек, различных желез и выделительных систем и др.
Таким образом, вес и объем всего организма в процессе старения имеет тенденцию к значительному уменьшению, но этот процесс обрывается актом смерти.
Протекание процессов старения в организме человека распределено неравномерно. Наблюдения показывают, что одни элементы организма регрессируют и стареют медленнее, другие быстрее, причем это зависит от особенностей индивида. Особое место среди них занимает человеческий мозг.
Согласно нашим исследованиям, нервная система, мозг и психика человека по сравнению с другими составляющими организма в некоторых случаях опережают в своем развитии другие системы организма и достигают регрессии, повторяя все этапы своего раннего онтогенеза, но в обратной последовательности.
При этом другие органы не подвержены процессам регрессии. Они омертвляются (будучи во вполне работоспособном состоянии) в силу внешних возмущений, идущих от умирающего организма. Именно в этом лежит одна из основных причин соматического старения в раннем онтогенезе и сохранения молодости в позднем онтогенезе при задержке нервно-психического развития.

4.2. Психология старения.

В качестве главного методологического подхода нами был выбран принцип психологического детерминизма. В соответствии с ним внешние поведенческие проявления определяются, главным образом, внутренними психическими процессами, а те, в свою очередь, детерминированы особенностями и характером протекания нейрофизиологических процессов в центральной нервной системе. Этот принцип позволил нам на основе сравнительного анализа психического раннего и позднего онтогенеза, выявить симметрию между ними.
Приведем лишь некоторые фрагменты этой сравнительной феноменологии раннего и позднего онтогенеза:

Поздний онтогенез.
1. Тянет к земле. Они работают с удовольствием на земельных участках.

2. Находят интересы, в малом — могут часами с удовольствием заниматься тривиальными операциями. Они впитывают сполна каждый прожитый день, радуясь, что не умерли (психологическое время течет медленнее).

3. Старые люди находят интересы в тривиальных предметах. Могут часами копаться в вещах, на которые раньше не обращали внимания.

4. Старые люди капризны.

5. Старые люди мудры.

6. Старые люди верят в Бога(в потусторонний мир, мифы).

7. Любят быть на улице.

8. Много спят.

9. Едят кашу, мягкую еду (мало едят).

10. Бывают похожи на себя в грудном возрасте.

11. Нет потенции к противоположному полу.

Ранний онтогенез.
1. Тянет к земле, они играют в песочнице, копают, раскапывают.

2. Радуются малому, умеют удивляться обычным вещам (день наполнен, и время течет медленно, потому что они познают мир). Плотность информации, поступающей в мозг ребенка, очень высокая, поэтому время течет медленно, и, когда мы вспоминаем детство, кажется, что оно было очень долгим.
3. Играют в игрушки.

4. Открыты, откровенны, плачут, смеются и тоже капризны.

5. Недаром говорят: “устами младенца глаголит истина”.

6. Дети верят в волшебника (творца), сказки.

7. Любят быть на улице.

8. Много спят, сравнительно больше, чем взрослые.

9. Дети также едят мягкую пищу, мало едят.

10. Физический облик (кожа, голова, лицо) новорожденного ребенка, напоминает старика. Это подтверждают многие акушеры.

11. Также отсутствует таковая.

Поздний онтогенез
12. У стариков имеет место старческий маразм, они плохо разговаривают.

13. Плохое зрение.

14. Для людей старческого возраста характерны синестезия, видения, галлюцинация.

15. Плачут непосредственно перед смертью, переживают.

16. Знакомятся на улице без стеснения со всеми старыми людьми (без комплексов).

17. Жажда познания Бога, бессмертия.

18. Страдают от одиночества, не узнают своих детей, человек умирает, один уходит в мир иной.

19. Не стесняются обнаженности, если потеряли рассудок.

20. Помогают выросшие дети.

21. Уходит в небытие.

22. Способность самовыражаться через искусство.

23. Живут сегодняшним днем.

24. Не боится смерти, потому что устал от жизни.

25. Ходят в церковь (поют, учат наизусть молитвы и т. д.).

26. Познает свою экзистенцию, свою сущность, кем в действительности был.

27. Справляют физиологическую нужду в постель.

28. Имеют худобу, морщины, отсутствуют волосы.

29. Все старики внешне похожи друг на друга, они как бы на одно лицо. У усопших стариков тоже есть какое-то подобие, об этом говорят священники.


Ранний онтогенез.
12. Дети также плохо разговаривают, они еще только учатся этому.

13. На начальных этапах плохое зрение.

14. Грудные дети обладают видениями, галлюцинациями, синестезией. Иными словами, у грудных детей есть способность синестезии, то есть, например, слышать свет, цвет, видеть запах и т. д.

15. Дети плачут после рождения.

16. Знакомятся без стеснения с незнакомыми детьми на улице.

17. Жажда познания окружающего мира.

18. Новорожденный не узнает своих родителей, он одинок, поэтому он кричит. Имеет место безразличие к родителям. Любой может приручить ребенка. Ребенок рождается, он одинок, поэтому он мучается, что приходит в этот мир один.

19. Не стесняются обнаженности.

20. Помогают взрослые.

21. Пришел из небытия.

22. Чувствуют искусство, музыку, самовыражаются через творчество.

23. Живут сегодняшним днем.

24. Не боится смерти, потому что жизнь настолько прекрасна, что смерть не понимаема.
25. Ходят в детский сад, поют, учат стихи и т. д.
26. Новорожденные дети кричат, проявляя свою сущность. Крик ребенка — главный элемент психики. Из него будет строиться характер. Все дети плачут по-разному. В нем сущность личности.
27. Справляют нужду в постель.

28. Новорожденный имеет морщины, отсутствуют волосы.

29. По внешним признакам новорожденные похожи друг на друга. Они узкоглазые, у них одинаковые черты лица.

Вышеприведенный сравнительный анализ (опрошено 230 человек) поведенческих и психологических признаков можно продолжить и дальше. (В настоящее время нами выявлено около трехсот коррелянтов и признаков совпадения раннего и позднего онтогенеза нервной системы, психики и сознания человека).
На основании приведенных данных можно сделать вывод, что в психологическом онтогенезе закон симметрии не нарушается. Человек, умирающий естественной смертью (нормальное старение), проходит практически все этапы раннего онтогенеза, но в обратной последовательности. Эта феноменология согласуется с представлениями, изложенными в фундаментальных трудах восточных философов прошлого. К сожалению, большинство людей умирают благодаря патологической старости, и все вышеприведенные совпадения между ранним и поздним онтогенезом практически невозможно отследить. Их наличие является критерием счастливой старости — старости, тождественной детству.
В то же время необходимо отметить, что вскрытая симметрия между ранним и поздним онтогенезом нервной системы и психики в меньшей мере проявляет себя в развитии мышечной, костной и других тканей. Тенденции к развитию в обратном направлении имеются, однако, как уже было сказано, они обрываются актом смерти. Таким образом, нервная система и психика повторяют ранний онтогенез в обратном направлении.
Можно с полным правом утверждать, что это повторение не тождественное, а диалектическое. При этом соматическая составляющая организма испытывает инерцию, хотя и проявляет некую тенденцию к развитию в обратном направлении. Здесь важно подчеркнуть, что мы говорим об “обратимости”, которая не имеет ничего общего с обратимыми термодинамическими процессами. Это диалектическая обратимость — повторение прошлых этапов развития, но на более высоком уровне.
Известно, что процессы деградации психики коррелируют с общими процессами нарушения синтеза белка и его конформационными изменениями, обнаруживаемыми при старении. Поэтому вероятнее всего закон симметрии аналогичным образом должен проявлять себя на биологическом и молекулярном уровне. В связи с этим на основании всего сказанного возникают три предположения:
1. Процессы старения имеют спонтанный, диссипативый характер, подчиняясь второму закону термодинамики и не подчиняясь определенной генетической программе. Наблюдаемые признаки деградации психики и старения организма — неизбежные процессы, которые подчиняются исключительно закону термодинамики, приводящему к необратимому увеличению энтропии. Живая система в этом случае ведет себя как замкнутая благодаря потере единства между онтогенезами составляющих ее элементов.
2. Процессы старения подчиняются определенной генетической программе и, возможно, старение представляет собой повторение всех этапов биологического развития в “обратном” направлении.
3. Смешанный процесс старения, который состоит из вышеприведенных двух. В начале старение идет по генетической программе, но так как это состояние термодинамически неравновесное и неустойчивое, генетические законы начинают уступать термодинамическим, и система переходит в более устойчивое и равновесное состояние диссипативного разложения и омертвения.
По видимому, в реальных биологических системах всегда будет работать смешанный механизм, и разница между системами будет заключаться лишь в разнице интервалов времени запрограммированного и спонтанного старения.

*****
Теперь попробуем найти подтверждение этим гипотезам и рассуждениям на более фундаментальном — физическом уровне.
Биофизика коллапсического распада. Тенденция к уменьшению объема и веса биологических систем в процессе старения достаточно хорошо объяснима на чисто физическом уровне. По принципу минимума свободной энергии каждое вещество имеет тенденцию к тому, чтобы всеми возможными способами уменьшить свою свободную поверхность. Именно этот факт вызвал в последние годы интерес к явлению коллапса полимерных биологических сеток, сделав их предметом интенсивного экспериментального исследования во многих странах. Интерес к этому явлению вызван тем, что коллапс полимерных сеток является моделью процессов старения, приводящих к некоторым болезням человеческого глаза.
Предположим, что мы имеем образец полимерной биологической сетки, набухшей в растворителе: подвижные золи (кровь, лимфа), гель (волосы, кожа, связки, сухожилия и т. д.). При ухудшении качества растворителя субцепи (звенья биополимера) будут сокращаться, и, соответственно, будут уменьшаться размеры образца сетки. Это приводит к возрастному высыханию организма, обусловленному тем, что клетки и коллоидные частички теряют способность удерживать воду (дегидратизируются). В результате система постепенно из состояния золя переходит в сколлапсированное состояние, все более приближающееся к гелю. Это означает, что вещество из состояния легко подвижного, богатого энергией и способного к различным реакциям, переходит в состояние стабильное, более плотное, но бедное запасами энергии и малоспособное к осуществлению реакций.
Процесс коллапсирования может протекать по следующим четырем вариантам:
1. Незаряженная полимерная сетка. В этом режиме имеет место плавный коллапс.
2. Заряженная полимерная сетка (полиэлектролит). В этом режиме коллапс происходит как резкий фазовый переход (скачок) первого рода ниже О-температуры (при ней притяжение и отталкивание звеньев цепи компенсируется и полимерная цепочка ведет себя как идеальная). Это дискретный коллапс.
3. Полиамфолитная полимерная сетка. В этом режиме вследствие сильного электростатического притяжения заряженных мономерных звеньев сетка пребывает в плотном состоянии даже в области хорошего растворителя и имеет место плавное протекание коллапса.
4. Промежуточная полимерная сетка. Коллапс в этом случае осуществляется посредством скачка, но не ниже, а выше О — точки.
Таким образом, по-видимому, коллапс полимерной сетки в биологических системах, вероятнее всего, протекает также скачкообразно (в узком интервале концентраций и температуры), в результате организм не успевает “включить” свои адаптационные механизмы и скоропостижно умирает, оставляя после себя вполне дееспособные и несостарившиеся элементы. Именно в этом, на наш взгляд, лежит одна из главных причин патологической старости (например, когда речь идет о наркозависимой личности): сравнительно быстрый коллапс рецепторного белка нейрона при систематическом наркопотреблении приводит к падению концентрации нормально функционирующих синапсов и падению активности мозга. Адаптационные механизмы, имея свою инерцию, при этом не успевают включиться.
Именно благодаря процессам деполимеризации и процессам выделения открытой системы организма происходит постепенное уменьшение его массы. Поэтому рассматриваемые нами процессы коллапсирования протекают вместе с процессами уменьшения массы (диссимиляция или распад). Эти процессы отличаются от процессов усыхания биологических систем тем, что в этом случае постепенно распадается метаплазма. При усыхании же имеет место постепенное обезвоживание и уменьшение протоплазмы с сохранением массы метаплазмы, которая остается после смерти биологических систем (останки). Иными словами, под коллапсом в дальнейшем мы будем понимать суммарный процесс сжатия и распада биологической системы. По сути своей коллапс- это коллапсический распад.
Из всего сказанного можно заключить, что для сохранения биологической системы от резкого коллапса, необходимо создавать такие условия, чтобы в ней имело место плавное коллапсирование, при котором биологическая система успевала бы распадаться (уменьшаться в весе) и адаптироваться к новым условиям. Теоретические расчеты показывают, что эти условия могут создаваться, например, благодаря изменению качества и концентрации растворителя. При достаточно больших значениях концентрации все эффекты, обусловленные заряженностью сетки, оказываются заэкранированными, так что коллапсический скачок исчезает.
С другой стороны, протекающие процессы деполимеризации все больше и больше насыщают раствор низкомолекулярными полимерами, которые ведут себя в качестве растворителя по отношению к еще не распавшимся исходным полимерным молекулам. Эти фрагменты молекул способны вызывать деколлапс. Поэтому, на наш взгляд, это может быть еще одним условием уменьшения процессов сжатия (сглаживания коллапсического скачка).
Таким образом, на наш взгляд, возможны такие условия, при которых происходил бы постепенный непрерывный распад и сжатие биологической системы при полном сохранении ее жизнеспособности и постепенном уменьшении ее массы. В результате процессы традиционного усыхания живых систем уступали бы место процессам жизнедеятельного коллапсического распада.
При этом необходимо отметить, что процесс сжатия биологической системы протекает не только благодаря действию термодинамических законов равновесной термодинамики, приводящих к уменьшению свободной энергии и поверхности, но и благодаря законам неравновесной термодинамики, приводящим к образованию новых неравновесных, но стабильных, сколлапсированных структур. В этих структурах за счет постепенного уменьшения их объема и веса обеспечиваются оптимальные условия для жизнедеятельности (процессы обмена, концентрация воды и других элементов, эластичность ткани и т. д.). Такой процесс подобен морфогенезу, но развивающемуся в “обратном направлении”. Биологическая система “повторяет” прошлые этапы жизнедеятельности чисто внешне и морфологически и это ничего общего не имеет с истинными обратимыми процессами. Благодаря этим морфогенетическим процессам биологическая система “пытается уйти от сползания” в увеличивающееся замкнутое состояние (увеличения энтропии), которое вызывается появлением все более и более независимых онтогенезов частей стареющего организма. Система старается сохранить себя как единый организм и, очевидно, что условий для этого возникает больше при уменьшении ее размеров.
Все вышеперечисленные выводы, очевидно справедливы для такого важного органа как мозг. В частности эти выводы могут быть весьма полезными при решении проблем патологической старости наркозависимой личности с помощью целенаправленной трансформации мозга (см. ниже).
Термодинамика процессов старения и коллапса. Рассмотрим вышеприведенные рассуждения на более строгом и доказательном уровне — в понятиях современной неравновесной термодинамики [18, 19]. Согласно современным термодинамическим теориям онтогенеза причиной развития организма является существование градиента термодинамических сил, стремящихся перевести живую систему в конечное стационарное состояние наряду с существованием градиента термодинамических сил, стремящихся перевести живую систему в состояние равновесия. Конечная цель действия этих сил — перевод живой системы в наиболее вероятное, равновесное состояние и уменьшение скорости продукции энтропии.
Собственно процессы онтогенеза связаны с первой группой сил, поэтому для нас важнее вскрытие реального значения тех термодинамических сил, которые влекут живую систему к конечному стационарному состоянию. В процессе онтогенеза, как и в любом другом неравновесном процессе, протекающем в открытой системе, движущей силой является разность функции внешней диссипации, которая соответствует степени отклонения живой системы от состояния равновесия. Уменьшение функции внешней диссипации в ходе онтогенеза происходит в результате уменьшения термодинамических сил всех частных необратимых процессов, протекающих в живой системе. Следовательно, суть процесса старения состоит не в повреждении тех или иных структур, а в ослаблении термодинамических сил, выражающихся в уменьшении процессов обмена.
Поэтому, вполне очевидно, что коллапсическое состояние живой системы, описанное нами, это нестационарное состояние, стремящееся всеми силами перейти в более близкое стационарное состояние — состояние умирания и смерти. В процессе коллапсирования живой системы происходит увеличение плотности биологического вещества, а это в свою очередь ведет к увеличению скорости производства энтропии в ней. Поэтому при коллапсировании имеет место переход системы в более нестационарное состояние. Уменьшить эту нестационарность, как мы уже говорили выше, можно благодаря:
1. Сглаживанию коллапсического скачка с помощью внешнего потока энтропии (изменения температуры системы, концентрации и качества растворителя и т. п.)
2. Внутреннему потоку энтропии (процессам расщепления и деполимеризации, приводящим к уменьшению плотности вещества).
Таким образом, для того, чтобы коллапсическое состояние живой системы было стационарным необходимо чтобы в системе одновременно протекали как процессы сжатия, так и распада (деполимеризации).
Для наглядности представим себе два резиновых шарика наполненных водой. Первый из них “надут” водой (растянут). Второй наполнен водой, но не растянут. Теперь зададимся вопросом: в каком случае при испарении воды в этих системах может произойти сжатие с сохранением формы шара?
Очевидно, что первый шар при испарении воды будет сохранять форму шара. Для того, чтобы при испарении воды второй шар сохранил свою форму необходимо внешнее воздействие. Так, например, если его равномерно по площади нагреть до определенной температуры и частично расплавить, то произойдет его сжатие с сохранением формы шара. Сохранение формы шара будет достигнуто за счет одновременного его сжатия и плавления (уменьшения массы).
Теперь вернемся к живой ткани. Оказывается наибольшему коллапсическому распаду подвержена мышечная ткань (60%), наименьшему костная (10%). В силу того, что костная ткань преимущественно состоит из метаплазмы, которая медленнее распадается, в кости человека и животных накапливаются собственные нормальные напряжения, величина которых зависит от отдела кости и элементов скелета. В процессе старения эти напряжения в костной ткани возрастают и, в конце концов, она разрушается, компенсируя отставание (в сжатии) от мышечной ткани. Поэтому онтогенез всего организма складывается из онтогенезов его составляющих, которые, как мы видим, протекают с различной интенсивностью коллапсических процессов.
Онтогенезы отдельных составляющих организма “не ведут” к смерти. Лишь синтез этих “конкурирующих” онтогенезов приводит к умиранию организма. Поэтому, по видимому, смерть наступает благодаря отсутствию некоей синхронности (рассогласованию) и непропорциональности коллапсических процессов в различных составляющих организма. Следовательно, синхронность между этими процессами может значительным образом увеличить продолжительность жизни организма. К сожалению, достичь этого очень трудно. По сути своей эта задача сводится к созданию гармонии и некоей синхронности между процессами в протоплазматической и метаплазматической составляющих организма.
Известно, что в организме, наряду с протоплазматическими, чрезвычайно жизнедеятельными, непрерывно обновляющимися образованиями, происходит непрерывное возникновение инертных образований — метаплазматических. К числу этих метаплазматических образований следует отнести все межклеточные структуры, выполняющие “скелетную” функцию, а также ряд образований внутриклеточных.
Все эти метаплазматические вещества, образующиеся в результате жизнедеятельности протоплазмы, как продукт этой жизнедеятельности, обладают или очень слабым, или вовсе не обладают самостоятельным обменом веществ, хотя и участвуют в общем обмене. Развивающийся организм покупает необходимую для жизни морфологическую гетерогенность, свою дифференцировку и жизненную устойчивость ценою превращения химически и физико-химически активных веществ протоплазмы в вещества метаплазматические. Последние являются химически устойчивыми веществами, они мало или вовсе не затрагиваются процессами обмена, но именно благодаря этому они и выполняют свою биологическую роль.
Однако любая система, создающая свою активность за счет понижения активности некоторых своих составных частей, несет в себе противоречие и прогрессивно развивается только до известного предела, то есть пока преимущества от создания отдельных дифференцированных комплексов не начинают подавляться все более прогрессирующей стабильностью последних. Следовательно, с течением времени во всякой живой системе уже теоретически следует ожидать явлений, прогрессивно затормаживающих течение жизненного процесса.
Таким образом, вероятнее всего, гармония между коллапсическими процессами в протоплазме и метаплазме, может быть реализована благодаря понижению инертности метаплазмы, приводящему к повышению в ней коллапсических процессов до уровня протоплазмы. Это означает, в частности, что необходимо создать такие условия, при которых костная ткань пропорционально уменьшилась бы в своих размерах на 60 и более процентов (как и мышечная), сохраняя свою эластичность и жизнедеятельность.
До сих пор медицина для увеличения продолжительности жизни преимущественно уделяла внимание процессам поддержания протоплазмы. По видимому, для более успешного разрешения проблем старения необходимо искусственно стимулировать процессы, способствующие уменьшению доли метаплазмы в стареющем организме и трансформации ее в более жизнедеятельную ткань. Эта стимуляция возможна благодаря:
1. Внешнему потоку энтропии: введению в метаплазму биоэластификаторов и растворителей, способствующих искусственному повышению обмена веществ, поддержанию эластичности ткани и дальнейшему коллапсическому распаду. Известно, что введение малых концентраций таких добавок, может значительным образом снять внутренние напряжения в полимерной сетке и уплотнить ее.
2. Внутреннему потоку энтропии, обусловленному собственным внутренним повышением обмена веществ. Это возможно благодаря генетической программе на бессмертие.
В связи с этим рассмотрим второй вариант более подробно.
В настоящее время практически отсутствуют работы, в которых исследовались бы морфогенетические и синергетические особенности развития биологических систем живущих по генетической программе на бессмертие. Если теоретически предположить, что в биологической системе имеет место генетическая программа на бессмертие, то из приведенных выше положений о роли метаплазмы, следует, что в этой системе будут протекать либо:
1. Процессы непрерывного роста организма до гигантских размеров. (В противном случае, организм погибнет “в потоке разрастающейся” метаплазмы.); либо:
2. Процессы непрерывного распада и коллапсирования организма.
Очевидно, что второй вариант представляется более реальным и не противоречащим объективным законам развития материи (ведь не вызывает сомнения закономерный полураспад ядер, дискретная деструкция кристаллов и т. д.).
Кроме того, необходимо отметить, что процессы диссимиляции оказываются в более “выигрышном” (по отношению к коллапсическим процессам) положении по сравнению с процессами ассимиляции. Иными словами, биохимический вектор диссимиляции практически совпадает с вектором коллапсических процессов, в то время как процессы ассимиляции противоположны этим процессам.
Именно поэтому, даже если будет создана генетическая программа долголетия, которая поднимет уровень ассимиляции и диссимиляции, то процессы распада будут всегда преобладать над процессами созидания живой ткани. При этом коллапсический процесс будет всегда иметь место, так как он обусловлен присутствием инертной и медленно разрушающейся метаплазмы, которая не исчезнет даже при реализации программы на долголетие. Это, в свою очередь, всегда будет приводить к ухудшению взаимодействия в системе биополимер-растворитель и, как следствие, к коллапсическому процессу.
Обычно в научной литературе при создании теорий роста организма, исследователи подходят к этой проблеме феноменологически. Они не слишком вдаются в подробности относительно того, за счет каких элементов происходит изменение массы тела (сухого вещества, белков, мышц, скелета и т. д.) Это связано с тем, что отдельные органы и ткани, как и химические вещества, входящие в состав организма, находятся в достаточно строгой аллометрической зависимости от массы тела. Поэтому, казалось бы, нет особого смысла объяснять рост увеличением размеров какой-либо ткани (например, скелетной) или увеличением количества химического вещества (например, белков), если речь идет о росте организма в целом. Сказанное относится и к линейным размерам организма, которые, как и все остальное, связаны аллометрическими соотношениями с массой тела.
С другой стороны, выше нами было показано, что в процессе старения в некоторых живых тканях имеет место значительное уменьшение в массе. Так, например, мышечная ткань теряет в своем весе 60 и более процентов. Такие резкие спады в весе живой ткани не могут теоретически быть описаны даже современными термодинамическими феноменологическими уравнениями роста. Эти уравнения могут описывать лишь незначительные уменьшения массы в процессе старения.
Таким образом, процессы уменьшения массы организма (коллапсического распада) при глубоком старении не подчиняются аллометрическому соотношению, и отдельные органы и ткани, в том числе и химические вещества, входящие в состав организма, не находятся в достаточно строгой аллометрической зависимости от массы тела.
Одним словом, онтогенез в этом случае представляет собой некий синтез все менее и менее зависимых друг от друга онтогенезов элементов организма. Иными словами организм перестает вести себя как единое целое, и его общая энтропия возрастает. Фактически можно говорить о том, что система становится замкнутой.
Следовательно, для поддержания жизнедеятельности организма и продления его жизни необходимы процессы, которые соединяли бы эти онтогенезы в единый онтогенез (уменьшали энтропию). Очевидно, что геометрическая вероятность таких процессов увеличивается в процессе коллапсического распада, то есть при значительном уменьшении веса и объема всего организма.
Таким образом, мы еще раз пришли к выводу, что постепенное и непрерывное уменьшение массы и размеров организма может лишь способствовать его выживанию и долголетию.
Все вышесказанное вполне согласуется с положениями о значительной роли в процессе старения “независимой” от организма “разрастающейся” метаплазмы, которая подавляет протоплазму и, таким образом, затормаживают течение жизненного процесса.
Но в то же время в этих работах отмечается, что даже незначительный учет этих факторов приводит к приближению теоретической кривой изменения массы организма к реальной зависимости, то есть к значительному спаду массы. Следовательно, в процессе глубокого старения значительным образом усиливается роль неравновесных, но устойчивых состояний и процессов, протекающих в протоплазме и метаплазме.
Этими процессами, на наш взгляд, и являются процессы коллапсического распада, от которых биологическая система “желает” сползти в более устойчивое и равновесное состояние умирания и смерти.
Одним словом, обобщая все сказанное выше, нужно подчеркнуть, что основная задача сводится к тому, чтобы состояние коллапсического распада сделать как можно более равновесным.
В настоящее время не вызывает сомнения факт, что метаплазма в процессе старения, постепенно распадается, хотя и значительно медленнее чем протоплазма. Эти процессы в разных биологических системах протекают по-разному. Так, например, если в качестве примера взять плоды лимонника, то у него процесс коллапсического распада не сводится к обыкновенному усыханию. При усыхании доля метаплазмы (менее подвижной фазы) остается постоянной и лишь уменьшается концентрация жидкой фазы.
На рисунке 6 представлена временная зависимость населенности менее и более подвижной фаз плода лимонника (по мере уменьшения его массы). Как видно, их соотношение остается постоянным по мере распада исследуемой системы.
Таким образом, в образце лимона на определенной стадии развития протекают не процессы усыхания, а процессы коллапсического распада, благодаря которому исследуемая система может уменьшаться в объеме (при определенной температуре, давлении и влажности), сохраняя практически одинаковую эластичность и форму. Это свойство лимона выделяет его в ряду других плодов, в которых преимущественно протекают процессы усыхания.
Таким образом, по видимому, некоторые биологические системы при определенных внутренних и внешних условиях, способны к коллапсическому распаду с сохранением своей внешней формы. У них имеет место морфогенетическая память и поле, благодаря которым система поэтапно “повторяет” прошлые этапы своего развития. Следовательно, по всей вероятности, процесс коллапсического распада представляет собой не простое, спонтанное, бесформенное усыхание, а процесс, протекающий при определенных условиях в рамках биохимического градиента морфогенетического поля живой ткани.
Хотя изменение формы организмов в процессе онтогенеза является наиболее бросающимся в глаза явлением, до сих пор нет четких количественных критериев и теорий формообразования из-за сложности геометрических преобразований поверхности организмов во время развития. Тем более сложнее описывать изменения формы живых систем в процессе глубокой старости. Существующие феноменологические теории в лучшем случае описывают лишь уменьшение площади поверхности биосистемы в начале позднего онтогенеза, то есть связаны с массой системы.
Как было отмечено выше, одной из главных причин старения является диссоциация между процессами продолжающегося на протяжении всей жизни развития и механизмами его регуляции, то есть нарушение адаптационных способностей организма. В. М. Дильман, основывается на фактах, свидетельствующих о повышении активности гипоталамических нейрофункциональных систем по мере старения. И хотя это касается не всех ядер гипоталамуса, теория Дильмана дает неоспоримые доказательства неравномерного старения нейрофизиологических и нейробиохимических систем, приводящего к нарушению гомеостаза и к развитию “предпочтительной” для старения патологии.
Морфологические данные, полученные в том числе с использованием метода компьютерной томографии головного мозга, свидетельствуют о возрастно-зависимой, нарастающей с каждым десятилетием, атрофии головного мозга, гибели нейронов, общем снижении массы мозга, уменьшении количества синапсов, увеличении объема желудочков мозга. По некоторым данным, уменьшение количества клеток коры головного у 90-летних стариков может достигать 50%.
При нормальном старении и первично-атрофических формах слабоумия гибнет в среднем 19, 7- 21% нервных клеток, при неизменном объеме тел и ядер и уменьшении объема ядрышек (в среднем на 14%). В силу сближения нейронов (из- за атрофии и уплотнения отделов мозга) общее капиллярное русло даже увеличивается и вполне “обеспечивает” оставшуюся нервную сеть. Следовательно, само по себе недостаток кровоснабжения не может быть причиной гибели нейронов в старости.
Однако сохранение притока крови в мозг при уменьшении микроциркуляции, скорее, является симптомом адаптации к изменившимся стереологическим параметрам, нежели результатом нарушенного кровоснабжения. Совершенно ясно, что все это согласуется с концепцией геронтоколлапсического старения, выдвигаемой в данной книге.

4.3. Геронтоколлапсическая теория наркозависимости.

Выше было высказано предположение, что наркозависимость — это патологическая старость, вызванная тем, что у больного в недостаточной мере включаются адаптационно-коллапсические механизмы, присущие нормальному старению.
Поэтому, на наш взгляд, эффективность реабилитации наркозависимой личности должна определяться процессом трансформации патологической старости в нормальную старость.
Попытаемся обосновать этот тезис.
Известно, что при потреблении наркотических веществ, кроме характерных для старения морфологических изменений нервных структур, имеются и некоторые особенности и признаки структурных сдвигов, наблюдаемых в раннем постнатальном онтогенезе.
В связи с этим в условиях патологии происходит регрессивная перестройка, которая приводит к появлению признаков более раннего периода развития.
В известной мере об этом свидетельствуют наблюдения об изменении взаимоотношений между процессами анализа и синтеза и записью информации у наркозависимых. В связи с этим возникает вопрос: почему в одних случаях при регрессивной перестройке человек страдает депрессией (в случае наркозависимости), а в других имеет место нормальное психоэмоциональное состояние (в случае нормальной старости).
Совершенно ясно, что психоэмоциональное состояние, помимо того, о чем говорилось выше, зависит от многих, не учтенных нами факторов. Разрешение вышеприведенного вопроса позволило бы более эффективно проводить реабилитацию наркозависимых личностей. Поэтому целью данной работы было выявление основного различия в регрессивных морфологических процессах мозга старческих и наркозависимых личностей.
Компаративный анализ, проведенный нами при изучении различных научных работ, а также собственные исследования показали, что морфологические изменения мозга, возникающие при длительном потреблении наркотических средств аналогичны изменениям, возникающим в процессе физиологического старения.
Кроме того, нами был проведен достаточно глубокий сравнительный психологический анализ между старческими и наркозависимыми личностями (исследовано 217 человек). Его данные оказались аналогичны вышеприведенным данным в отношении сходства между старческим и детским возрастом, о чем мы говорили выше. Анализ показал высокий уровень сходства (выявлено 118 признаков) в поведенческих, эмоциональных и интеллектуальных проявлениях наркозависимых и старческих личностей.
Несмотря на сходство морфологических изменений мозга у старческих и наркозависимых личностей, а также психологических проявлений, порой имеют место различия в поведенческих и эмоциональных проявлениях этих двух групп. На наш взгляд, наличие и отсутствие таких сходств обусловлены уровнем патологического и нормального старения.
Мы предположили, что в первом случае, при патологической старении, старость приходит “несвоевременно”, искусственно и ускоренно, то есть благодаря болезни. Она представляет собой как бы чрезмерную нагрузку для организма, и он не может адаптироваться к ней. В этом случае больной может страдать депрессиями. В то же время следует отметить, что если у пожилого человека имеют место старческие депрессии, то, на наш взгляд, они не являются признаком нормальной старости. Очевидно, что такая старость по своим признакам больше похожа на те проявления, которые мы встречаем у наркозависимой личности.
Во втором случае, при нормальном старении старость приходит как постепенный, равновесный и адаптивный процесс. Пожилой человек в этом случае обычно не страдает депрессиями и по своим психологическим проявлениям напоминает личность в раннем онтогенезе, то есть здесь можно говорить о том, что имеет место психологическая регрессия.
Большинство работ, посвященных исследованию морфологии и механизмов мозговых процессов при наркотическом потреблении, выполнено на молекулярном, клеточном и ультраструктурном уровне отдельных частей мозга, то есть на микроскопическом уровне. При этом необходимо отметить, что в настоящее время накопилось значительное число работ, посвященных изменениям структуры мозга и его трансформациям как целостного субстрата, при наркотическом потреблении.
Таким образом, в процессе систематического наркотического потребления мозг начинает “как бы дышать”: одни его части увеличиваются в объеме (уменьшаются в плотности или не изменяются), другие, наоборот, сжимаются и коллапсируют, третьи, вообще не изменяются. Очевидно, что эти макроскопические процессы не могут не сказываться на протекании процессов на микроуровне: молекулярном, межклеточном и ультраструктурном. Хотя на первый взгляд может показаться, что микроуровень первичен и определяет макроскопические трансформации мозга в процессе наркотического потребления, на самом деле, морфогенез, синергетика и иерархия мозга таковы, что макро- и микропроцессы мозга взаимообусловлены.
На основании всего сказанного выше, нами была разработана теория трансформаций мозга, обусловленных наркотическим потреблением. В основу этой теории была положена идея о том, что в процессе наркотического потребления (патологического старения) происходят процессы коллапса и набухания в протоплазме и метаплазме мозга, приводящие к изменению концентрации нейронов, а также его объема и плотности.
Эти процессы в чем-то схожи с процессами, протекающими при нормальном старении, но имеют свою особенность. В силу того, что в процессе потребления наркотических веществ различные участки мозга изменяются в объеме по разному и независимо друг от друга, мозг начинает терять свою целостность, превращаясь в конструкцию элементов с независимыми онтогенезами. Все это в конечном итоге приводит к нарушению оптимальной концентрации синапсов и нейромедиаторов (дофамина), которые определяют психоэмоциональное состояние наркозависимой личности.
На основании анализа многочисленных работ по определению веса мозга и отдельных его элементов, нами выявлено, что в процессе нормального старения мозг в среднем уменьшается в весе на 15%, в то время как в процессе патологического старения (систематическом наркопотреблении) этот показатель практически в десять раз меньше и составляет 1,5%.
На основании анализа многочисленных работ по измерению концентрации нейронов, можно сделать вывод, что в процессе длительного наркотического потребления, концентрация нейронов в среднем по всему мозгу падает до уровня 7-10%. Аналогичные исследования ствола головного мозга показали, что в среднем концентрация нейронов падает на 66% по сравнению с контрольной группой. При этом необходимо отметить, что в процессе систематического потребления наркотических веществ размеры и объем различных элементов мозга практически не изменяются, а если и изменяются, то незначительно (от 1 до 3%).
Из всего этого можно заключить, что морфологические трансформации мозга, обусловленные патологическим старением, то есть наркотическим потреблением, протекают по иному, чем при нормальном старении. Эта особенность заключается в значительном уменьшении концентрации нейронов при незначительном изменении веса и объема мозгового вещества наркозависимой личности. В то время как при нормальном старении, наоборот, имеет место более значительное изменение веса и объема мозга по сравнению с изменением (уменьшением) концентрации нейронов.
Значительное падение концентрации нейронов при незначительном уменьшении общего веса и объема мозга можно объяснить:
1. Расширением метаплазмического пространства, обусловленного набуханием межнейронной области мозга. И действительно, некоторые элементы мозга при наркопотреблении увеличиваются в своих размерах. Так, например, размер желудочков увеличивается на 26% . При этом очевидно, что концентрация нейронов в единице объема уменьшается не благодаря гибели нейронов, а благодаря расширению межклеточного пространства. В пользу этой версии говорят также данные об увеличении объема мозгового ликвора при систематическом наркопотреблении.
2. Гибелью нейронов.
3. Увеличением концентрации воды в метаплазмическом пространстве.
Мы пришли к выводу, что в случае нормального старения объем мозга уменьшается за счет уменьшения объема межклеточного (метаплазмического) пространства — коллапса (на 15%). Благодаря этому компенсируется недостаток нейронов, вызванный их гибелью, и, сохраняется оптимальная концентрация нейронов в единице объема. В этом и заключается работа адаптационного механизма при нормальном старении, о котором шла речь выше.
В случае патологического старения (при потреблении наркотических средств) адаптационно-коллапсические механизмы не успевают включиться, поскольку такое старение протекает сравнительно быстро. Концентрация нейронов падает не только в силу их гибели, но и неизменности или расширения межклеточного пространства (инерции метаплазмы).
Очевидно, что в процессе нормального старения имеют место оба вышеприведенные механизма. По-видимому, при патологическом старении первый механизм преобладает над вторым. При нормальном старении, наоборот.
Необходимо отметить, что, вероятнее всего, при наркотическом и нормальном старении процессы коллапса в протоплазме протекают практически одинаково. В обоих случаях нейроны уменьшаются в размерах и “сморщиваются” из-за уменьшения концентрации растворителя, что приводит к коллапсу нейромедиаторного рецепторного белка и, как следствие, исчезновению синапсов. Именно в этом лежит одна из причин постнаркотических депрессий.
Таким образом, коллапсические процессы мозга, протекающие в протоплазме, способствуют понижению активности мозга (понижению концентрации синапсов). В то время как коллапсические процессы в метаплазме, наоборот, способствуют сохранению синапсов.
Как уже было сказано, в процессе нормального старения происходит усыхание межклеточного пространства мозга при сравнительно меньшем усыхании и сохранении многих межнейронных связей (или сохранении оптимальной концентрации синапсов в единице объема при падении их общего числа). Это достигается за счет адаптационного механизма — межклеточного коллапса. Именно поэтому многие престарелые люди сохраняют свое нормальное психоэмоциональное состояние.
При наркотическом (или ином патологическом) старении значительного усыхания межклеточного пространства мозга не происходит, но исчезают и “рвутся” многие межнейронные связи. Эти процессы ничем не компенсируются, так как адаптационные механизмы не успевают включиться в силу скоропостижности процесса наркотического старения. В результате оптимальная концентрация нейромедиаторов (дофамина) падает, что, в свою очередь приводит к понижению активности мозга, то есть к постнаркотической депрессии.
Основываясь на оценках набухания и коллапса различных элементов мозга, уже можно с достаточной определенностью прогнозировать протекание психических процессов при патологическом старении (в частности при потреблении наркотических средств). С помощью нее возможны целенаправленные трансформации мозга, направленные на осуществление позитивных психических процессов (в частности на реабилитацию наркозависимых личностей).
В настоящее время уже существуют методы, позволяющие проводить оценку величин, входящих в данную теорию, но не разработаны искусственные методы селективного и управляемого коллапсирования отдельных мозговых структур (метаплазмы и др.). Нами только начаты исследования в области селективной гидратации и дегидратации мозговых структур.
Для нас представляет интерес либо тот случай, когда происходит выделение нейромедиаторов, но в силу определенных причин разорвана синапсическая связь, либо другой случай, когда нейромедиаторы не выделяются в силу гибели или дисфункций нейронов. Это может быть связано со следующими основными причинами:
1. Дисфункцией нейромедиаторных рецепторов, вызванных процессами старения и сморщивания нейронов (коллапса рецепторного белка).
2. Гибелью нейронов.
3. Нейромедиаторной дисфункцией окончания аксона.

4.4. Перспективы реабилитации наркозависимых личностей.

Подводя итог всему сказанному, можно констатировать, что у больного, имеющего развитую форму наркозаболевания, наблюдаются практически все поведенческие и психологические признаки старого человека. Таким образом, проблема наркозависимости — это проблема геронтологии.
Напомним, что необходимо отличать признаки “равновесной” старости, при которой наблюдаются признаки раннего онтогенеза (в частности, счастливого детского мироощущения), от признаков “неравновесной” старости, при которой человек представляет собой больную невротическую личность. Иными словами, необходимо отличать истинную старость, возникающую благодаря постепенным психическим и соматическим (коллапсическим) процессам, от мнимой старости, возникающей благодаря сравнительно резкому коллапсированию, вызванному каким-либо заболеванием или систематическому потреблению наркотических средств.
В случае природной (нормальной) старости, как показывают наши исследования, наблюдается постепенное пропорциональное морфологическое уменьшение мозговых структур (в частности лимбической системы, которая определяет эмоциональную сферу). В этом случае функционирование лимбической системы подобно работе на этапах раннего онтогенеза и сопоставимо с функционированием организма в детском возрасте.
Стереологические исследования лимбической системы, проведенные нами выявили, что в случае патологической старости, вызванной болезнью (например, наркоманией), имеет место непропорциональное усыхание (коллапс) элементов лимбической системы, которое приводит к расстройству психики (к депрессивной старости). И, наоборот, у бывших наркозависимых личностей при значительных эффектах реабилитации (десятилетнем непотреблении) наблюдалось пропорциональное усыхание, подобное нормальной старости.
Таким образом, наркозависимая личность страдает искусственно вызванной психической (патологической) старостью.
Поэтому старость наркозависимой личности, как и старость пожилого человека, завершается смертью.
Следовательно, для успешного разрешения проблемы наркозависимости, по-видимому, необходимо чтобы процесс усыхания лимбической системы, вызванный наркопотреблением, перешел в процесс адаптации, то есть в коллапсический распад, при котором размеры и форма ее органов постепенно уменьшались бы до параметров раннего онтогенеза.
Иными словами, органы лимбической системы наркомана должны трансформироваться до размеров раннего или позднего онтогенеза, но с сохранением своей жизнеспособности и морфологической пропорциональности. К сожалению, всему этому мешает инерция метаплазмы (межнейронного пространства), в которой не включаются адаптационно-коллапсические процессы, имеющие место при нормальном старении.
Это способствовало бы сохранению нормального психоэмоционального состояния наркозависимой личности за счет нормального кровообращения и оптимальной концентрации нейронов, медиаторов и синапсов при понижении их общего количества, вызванного старением. В противном случае лимбическая система теряет свою целостность, постепенно превращаясь в замкнутую, обреченную на распад, систему элементов с независимыми друг от друга онтогенезами.
Таким образом, проблема наркозависимой личности — это проблема ликвидации патологической старости, и реализации нормальной старости, приводящей личность к детскому мироощущению. Схематично психологическую формулу, которую мы выстроили в течение данной работы, можно представить следующим образом:

наркозависимость - патологическая старость - нормальная старость - детство

Иными словами, для эффективной реабилитации наркозависимой личности, ее необходимо обеспечить либо детством (детским мироощущением и т. п.), либо счастливой старостью, что, на наш взгляд, одно и тоже. В настоящее время это возможно благодаря долговременному методу психотерапии — пограничному анализу, основанному на постпограничной теории наркозависимой личности. Именно она была положена в основу психофизиологической (геронтоколлапсической) теории наркозависимости, представленной в данной работе.
Истинная реабилитация молодой наркозависимой личности заключается в преобразовании ее невыносимой патологической старости в счастливую, нормальную старость.
К сожалению, такая психотерапия является долговременным процессом. Более быстрая и оперативная реализация счастливой старости и реабилитация наркозависимой личности будут возможны, на наш взгляд, только благодаря применению положений и закономерностей, вскрытых в данной работе.


ГЛАВА 5. ПОГРАНИЧНЫЙ АНАЛИЗ — НОВЫЙ МЕТОД ПСИХОКОРРЕКЦИИ НАРКОЗАВИСИМЫХ ЛИЧНОСТЕЙ.


5.1. Метод пограничного анализа

Основными условиями успешной психокоррекции наркозависимой личности является учет особенностей наркозависимости. Наиболее важными из них являются:
а) Учет особенностей и закономерностей наркотической виртуальной реальности;
б) Создание таких внутренних условий, которые бы способствовали преобладанию ценностей переживания над понимаемыми ценностями;
Именно этим двум условиям, на наш взгляд, отвечает метод пограничного анализа.
Согласно нашим исследованиям и наблюдениям, успешное удовлетворение актуальных потребностей в ходе сформированных деятельностей, мотивы которых актуализируют смысловые установки и ценности, противостоящие смысловым установкам наркозависимой личности, является лишь добавочным условием удачно проведенной психокоррекции наркозависимости.
С нашей точки зрения, проблему психокоррекции наркозависимости сводить лишь к созданию новых мотивов-ценностей, которые противостояли бы мотивам-ценностям наркозависимости, не достаточно. Необходимо не только противостояние, но и замещение деструктивных наркотических установок альтернативными установками.
Кроме того, выше было отмечено, что наркозависимая личность погружается в мир наркотических иллюзий не только ради того, чтобы удовлетворить свои потребности в процессе реализации каких-то ценностей, но и ради того, чтобы реализовать свой смысл жизни, который в большинстве случаев не осознаваем и не выражаем в трезвом состоянии. (Тем более простое противостояние установок — это не ликвидация причины наркозависимости, а лишь ее аккумулирование, что, в конце концов, приводит к рецидивам). Иллюзия полноты смысла, некий квазисмысл жизни приходит в виде наполненности восприятия, открытия неких неизвестных для трезвого состояния ощущений, когда субъект погружается в виртуальный мир наркотических иллюзий.
Сделать жизнь осмысленной и полной в трезвом состоянии, подняв ощущения от собственного существования до виртуального уровня, является трудной и часто недосягаемой задачей. Метод пограничного анализа решает первичную задачу компенсации этих квазисмыслов настолько, что постепенно начинает решаться вторичная задача создания новых мотивов деятельности, актуализирующих новые смысловые установки, которые противостоят старым деструктивным установкам.
Пограничный анализ выступает в качестве некоего преобразования, своего рода “линзы”, преобразующей восприятие наркозависимой личности. Пограничный анализ позволяет соединить несводимые друг к другу наркозависимую и ненаркозависимую части личности, то есть ее виртуальную и действительную реальности. Этот метод выступает в роли переходного оператора, который ранее отсутствовал при психокоррекции наркозависимости, основанной на деятельностном подходе.
В результате изменяется механизм и структура деятельности личности. У личности открывается множество потребностей. Пограничный анализ разрешает проблему стыковки законов реального и виртуального миров наркозависимой личности.
Практика показывает, что вышеприведенные методы переформирования диссоциированного состояния наркозависимой личности не всегда бывают эффективными, так как внушаемость пациентов различна.
Разработанный в данной работе пограничный анализ, не требует особой внушаемости пациентов. Этот метод по сути своей соединяет в себе следующие процедуры:
1. Психокоррекционная работа ведется с личностью, находящейся в постнаркотическом (трезвом) состоянии:
а) на языке трезвеннической реальности (традиционный подход);.
б) на языке наркореальности;

2. Психокоррекционная работа ведется с нарколичностью, находящейся в наркотическом состоянии:
а) на языке трезвеннической реальности;
б) на языке наркореальности;

3. Экзистенциальный подход. Психокоррекционная работа ведется с нарколичностью на языке наркореальности, который постепенно переходит на “нейтральный” язык “пограничной реальности”.

Пограничный анализ осуществляется в три этапа:
1. Этап выявления и селекции полярных конструктов как первичных элементов нарколичности, которые получили в работе названия Ж-процессов (радость жизни) и С-процессов (страх смерти). Под Ж-процессом понималась жизнедеятельность с наибольшим наполнением жизни позитивными ценностями переживания, под С-процессом с наименьшим, ограниченным лишь понимаемыми ценностями.
На этом этапе пациент самостоятельно и с помощью психолога анализирует через категории С и Ж- процессов свои прошлые и настоящие трезвые и опъяненные состояния жизнедеятельности.
Отбираются эпизоды (Ж-процессы) трезвеннического восприятия, которые по яркости ощущений тождественны наркотическому восприятию. Именно посредством их на заключительном этапе будет проведен синтез наркотического и трезвеннического восприятий.
По сути пограничный анализ позволяет самой личности проводить селекцию своих полярных психологических конструктов по признаку наличия в них С и Ж-процессов и благодаря этому формировать понимаемую ценность жизни настолько, чтобы происходило повышение ценности переживания жизни.
Для этого ограничиваются все настоящие депрессивные тенденции (С-процессы) нарколичности, заключающиеся в интерпретации ценностей трезвой жизни лишь как непривлекательных и “скучных”. Показывается, что причина такого пессимистичного восприятия ценностей заложена в ограничении восприятия ценностей лишь как понимаемых, что не все ценности можно выразить словами, что настоящие ценности должны быть переживаемыми.
В результате ценности переживания постепенно выходят на первый план. Личность больше начинает жить не результатами (конечный результат жизнедеятельности — смерть), а процессами жизнедеятельности (жизнь). Понимаемые деятельностные ценности, сосредоточенные лишь на конечном результате, становятся вторичными. По сути своей, в процессе такого анализа, проводимого на первом этапе, у пациента вырабатывается внутренняя установка оценивать свои действия и окружающий мир с позиций жизни и смерти, но с акцентом на первом.
2. Этап переживания своих прошлых трезвеннических и опъяненных состояний (Ж-процессов). На этом этапе пациент в присутствии психолога обучается быстрому вхождению в состояние переживания своих наиболее ярких прошлых опъяненных и трезвых состояний. Анализируются причины потребления наркотических средств (C-процессы).
3. Этап стыковки наркореальности с трезвеннической реальностью. Он получил название двустороннего переформирования диссоциированных наркотического и трезвеннического состояний.
Сначала пациент с помощью воспоминаний переживает состояния прошлых наркотических опъянений, и с ним ведется сравнительный анализ Ж-процессов наркосостояний и прошлых трезвых состояний. (Или с больным, находящимся в состоянии опъянения, проводят аналогичный сравнительный анализ трезвеннических Ж-процессов прошлого). Затем, пациент с помощью воспоминаний погружается в состояние прошлых позитивных трезвеннических состояний и с ним проводят аналогичный сравнительный анализ трезвеннических и наркотических Ж-процессов.
На этом последнем этапе на основании сравнительного анализа психотерапевт убеждает пациента в том, что в дальнейшем Ж-процессы опъянения будут тождественно замещаться Ж-процессами трезвеннической жизни. Таким образом, стыковка наркореальности с трезвеннической реальностью происходит за счет создания связей между переживаниями прошлых Ж-процессов наркотической и трезвеннической реальностей.
Этот процесс образно можно представить как процесс “сшивания и сращивания двух частей разорвавшейся личности”. Именно на этом этапе формируются ценности-смыслы, которые вызывают переживания, тождественно замещающие наркопереживания.
Пограничный анализ разрешает проблему стыковки законов реального и виртуального миров наркозависимой личности. В результате этого изменяется механизм и структура настоящей деятельности личности, за которой совместно наблюдают и которую анализируют пациент и психолог вместе. Личность как бы вырывается из замкнутого круга потребностей, связанных лишь с наркотическим потреблением, и у нее открывается множество новых потребностей.
Эффективность психокоррекции наркозависимой личности методом пограничного анализа оказалась выше по сравнению с традиционными методами психокоррекции. Пятилетние наблюдения за наркозависимыми личностями показали, что, в зависимости от того, какие ценности после психокоррекции становились главными, зависела продолжительность установки на трезвость.
Как видно из таблицы, приведенной ниже, эффективность психокоррекции наиболее высокой оказалась в первой группе, где в качестве главных ценностей выступали ценности переживания. В этой подгруппе процент рецидивов за пять лет был почти в два раза меньше, чем во второй подгруппе, где в качестве главных ценностей выступали ценности созидания.
В то же время в подгруппе, где главными ценностями были внедеятельностные понимаемые ценности, процент рецидивов был в 1,5 раза меньше по сравнению со второй подгруппой (деятельностные понимаемые ценности).
Необходимо отметить, что большинство лиц из первой группы прошли пограничный анализ и именно благодаря ему приобрели соответствующую ценностную ориентацию, в то время как во второй группе большинство прошли курс традиционного кодирования.
Теперь подробнее коснемся вышеприведенных пунктов. Во второй главе нами было показано, что эффективность деятельностного подхода без учета особенностей наркозависимости (существования несводимых друг к другу реальностей и др.) сравнительно низкая. Деятельностный подход без учета особенностей наркозависимости может быть использован лишь на предначальных стадиях наркозависимости. Как учесть эти особенности в процессе психокоррекционной работы?
Согласно пограничному анализу, разработанному в данной работе, общение психолога с наркозависимой личностью должно происходить в понятиях виртуального наркотического мира. Для этого объекты и ценности реального мира преобразуются под пространство виртуальной наркореальности, и наоборот. Иными словами, понятия-ценности реального мира выражаются в понятиях-ценностях наркореальности. Психолог, ссылаясь на научные исследования и другие факторы, должен убедить нарколичность в том, что в ненаркотическом реальном мире существуют мании, ничуть не уступающие по своим ощущениям наркомании.
Пример. Больной рассказывает о себе: “После лечения от алкоголизма у меня появился зверский аппетит. Сначала мне казалось, что все это скоро пройдет, но вот уже как два года я все время думаю только о еде. Люблю готовить. Друзья и знакомые называют меня гурманом. Если я голоден, то в голове у меня только мысли о еде, мне чудятся какие-то прекрасные запахи, желудок начинает урчать, во рту появляются обильные слюни. Я ни о чем не могу думать. Могу есть, где угодно и когда угодно. Могу, не постеснявшись попросить еды у незнакомых мне людей. Большое удовольствие доставляет мне не только потребление пищи, но и ее приготовление. Все это для меня единый приятный процесс. Всегда ношу с собой что-нибудь съестное. Знали бы вы, какое настроение мне приносит процесс потребления пищи. Порой закрываю глаза и мне ничего не надо, вот так бы есть и есть всю жизнь. Красиво накрытый стол, красиво уложенные блюда — вот мои сны и фантазии”.
Психолог должен доказать и показать больному, что любые альтернативные мании также приводят к выработке организмом наркотических средств, что по сути своей взамен алко- или наркомании должны прийти безвредные мании : любовная мания, книгомания, Богомания, непатологическая мания тщеславия и самоактуализации и другие мании (см. ниже рисунок), способствующие духовной и творческой деятельности :


Богомания
трудомания
гурмания
книгомания
и т. д.
Наркозависимую личность знакомят с таблицей, в которой представлены мании-деятельности и соответствующие им “количество наркотика”, якобы вырабатываемого в процессе этой деятельности. В процессе психокоррекционной работы и по своим ощущениям человек сама находит компенсирующие наркоманию альтернативные мании. Таким образом, наркоман или алкоголик для себя остается зависимым, но уже от других маний. Он убеждена, что по-прежнему потребляет наркотическое средство, только иным способом. Благодаря этому исчезают страхи и депрессии, которые обычно бывают при традиционных подходах, то есть при быстром погружении личности в реальный мир. Именно это способствует постепенному переходу в реальный мир. Об этой постепенности, как об одном из важных условий успешной психокоррекции личности, мы говорили в предыдущих главах.
По сути своей этот процесс аналогичен процессу обучения детей взрослой деятельности через детские игры. Он позволяет преодолеть барьер, препятствующий более успешному обучению. Практика показывает, что личности прошедшие через все деятельности жизни, как некие игры, всегда имели больший творческий успех.
Аналогично происходит и с наркоманией. Личность, нашедшая в своей жизни альтернативные и замещающие мании, всегда будет менее склонна к наркомании. Только лишь за счет противостоящих деятельностей (установок), иными словами, через укрощение “дракона” наркозависимости, с нашей точки зрения, проблему наркомании решить невозможно.
Необходимы полностью замещающие наркоманию деятельности.
Таковыми являются только мании-деятельности. Именно в таких деятельностях имеет место истинный сдвиг мотива на цель, приводящий к тому, что личность начинает жить ценностями, заключенными не в целях, а в процессах достижения целей, что, в свою очередь, является основным условием успешной психокоррекции личности. В связи с этим, выше уже говорилось, что для эффективной психокоррекции нарколичность должна зациклиться на новых установках и ценностях с такой же интенсивностью и частотой, как это бывало в состоянии опьянения.
Если образно представить наркозависимую деятельность как периодическое катание на карусели, слезая с которой катающийся не может долго находиться на земле, так как не в состоянии адаптироваться к неприятным ощущениям (головокружение и др.), то метод пограничного анализа представляет собой процесс постепенного замедления движения карусели. Хотя катающийся еще запрыгивает на нее, но все реже и реже, в силу того, что он сам себе организует карусель, бегая по траектории ее вращения, как с удовольствием бегают дети по кругу. Такой бег тоже является вращением, но не пассивным, как в случае карусели, а активным и поэтому безвредным. Этот бег полностью компенсирует катание на карусели, а не противостояит ему. В качестве бега выступают различные мании: Богомания, спортомания, телемания (для телезрителей), телезвездомания, медитация, трудомания, сексомания, гурмания, мания величия и т. д. и т. п. Эти мании не должны упрощаться лишь до уровня увлечений и мечты, это должно быть чем-то большим, что позволяло бы называть их маниями. Именно в них личность живет процессами достижения цели (промежуточными целями), а не только самими конечными целями. Только в этом случае, на взгляд автора, возможна наполненность жизни.
Как показывают наблюдения, дети больше всех живут процессами жизни и позитивными маниями. Их жизнь наполнена настолько, что ход психологического времени замедляется. Именно к этим истокам, в процессе пограничного анализа, движется наркозависимая личность, к границе бытия и небытия, приближаясь к пограничной ситуации своего рождения, к своей сущности, которую личность замаскировала благодаря различным иллюзорно-компенсаторным деятельностям, в том числе наркотической.
Согласно нашим анализам и наблюдениям за людьми престарелого и детского возраста, чем ближе находится индивид к пограничной фазе бытия — небытия (рождение или смерть), тем меньше его потребность в наркотической виртуальной реальности и тем больше его жизнь наполнена психологическими феноменами, в которых имеет место сдвиг мотива на цель. Дети и старики больше живут процессами достижения целей, а не целями, как конечными результатами. Иными словами, они живут не “ рядом с жизнью”, а в “самой жизни”, чувствуя ее полноту.
Можно предположить, что потребление личностью наркотического средства приводит к тому, что она как бы “срывает с себя оболочку времени”, вызванную процессом взросления и погружается в мир детства. Поэтому виртуальная реальность является, скорее всего, константной реальностью детства, образующейся благодаря снятию “оболочки времени”.
Наркотическая личность после потребления наркотического средства возвращается в свободное детство. Она не открывает новых миров, а, образно говоря, находит то, что было когда-то утеряно. К личности возвращается то синестезическое восприятие мира, которым она обладала в младенчестве, когда еще у нее не произошла дифференциация зрительных, слуховых и кинестетических анализаторов. Память индивида, по-видимому, сохраняет эту информацию настолько, что наркотическое средство, воздействуя на определенные зоны мозга, может ее актуализировать.
Возникает вопрос: нет ли таких способов безвредного нехимического, то есть информационно-психологического воздействия, которые бы аналогичным образом проводили актуализацию этих зон? Разрешение этого вопроса позволило бы решить проблему стыковки виртуального и реального миров и организовать более эффективную систему психологической реабилитации наркозависимой личности. Метод пограничного анализа, разработанный в данной работе, частично решает эту проблему.
Итак, повторим, что наркозависимая личность не поднимается, а опускается к своим истокам, к границе бытия и небытия, приближаясь к пограничной ситуации своего рождения. Чем ближе находится индивид к пограничной фазе бытия — небытия, тем меньше его потребность в наркотической виртуальной реальности. Очевидно, это связано с тем, что он и так, без вспомогательных средств чувствует эту реальность, родившись в ней и постепенно уходя от нее. Аналогичные закономерности наблюдаются при приближении личности к пограничной фазе смерти. Повторим еще раз: согласно нашим исследованиям, пожилые люди постепенно начинают испытывать безразличие к наркотическим средствам.
Метод пограничного анализа был разработан для зрелого и активного возраста, на основании исследований причин безразличия к наркотическим средствам, как младенцев, так и лиц, находящихся в состоянии глубокой старости. Он позволяет искусственно вводить личность в пограничную фазу, которая является промежуточной между реальным и виртуальным мирами, и достигать сравнительно высоких результатов в психологической реабилитации наркозависимых личностей.
В начале данной работы нами было показано, что одним из главных условий успешной психокоррекции наркозависимости является преобладание ценностей переживания над понимаемыми ценностями. Иными словами, личности, для которых ценностями являются не конечные цели, а процессы достижения этих целей (промежуточные цели), имеют больше шансов к выздоровлению.
Пограничный анализ позволяет самой личности проводить селекцию своих психологических феноменов по признаку наличия в них ценностей переживания и понимаемых ценностей (разделение их на С и Ж- процессы), что способствует поиску альтернативных маний (Ж-процессов) и, как следствие, более эффективной психокоррекции. (Напомним, что Ж-процессом мы условились называть жизнедеятельность с наибольшим наполнением жизни ценностями переживания, С- процессом с наименьшим наполнением, т. е. с преобладанием понимаемых ценностей).
В качестве примера приведем интервью с одним из исследуемых нами пациентов, прошедших курс пограничного анализа.
Пример. “До этого я уже проходил у других лечение от алкоголизма, но, откровенно говоря, не потреблял благодаря собственному терпению. Бывало, как только погорячишься, так сразу хочется избавиться от стресса. А как? Ведь я кодированный. Врачи сказали, что выпивать опасно для жизни. Сразу возникает страх. Потом настроение падает еще больше. Потребить все равно хочется. Из-за страха себя сдерживаешь. Стал раздражительным. Кидался без причины на жену. Жена даже как-то сказала мне, что уж лучше бы я пил. И я, сам того не замечая, все-таки выпил, и опять начались пьянки. Опять начал понимать, что необходимо лечиться, но, вспоминая, что опять будет то же самое, пришел к безысходности. Супруга у кого-то узнала, что есть лечение, которое изменяет человека, даже его характер, что после него человек становится спокойнее.
На занятиях с психологом я узнал, что главная причина моих пьянок — в моих беспокойствах, которые связаны со страхом смерти. Сначала я этому не поверил. Нет, конечно, я иногда думал о своей смерти, но всегда как-то отгонял эту мысль, так как падало настроение. Вспомнил, как в детстве меня охватил ужас, когда я узнал, что когда-нибудь умру. Я понял, что все, что со мной происходит, можно разделить на смертельное и жизненное. Мне объяснили, как отличать смертельное от жизненного. Оказалось, что смертельного больше там, где я подозрительно сильно целеустремлен, беспокоюсь, спешу, ругаюсь, проявляю эгоизм и так далее. И наоборот, где я спокоен, чувствую радость от малого, чувствую какую-то наполненность — это жизненное. Об этом я записывал в свой дневник, расписывая весь день по часам, а иногда и по минутам. Я вспомнил, что в детстве у меня было много жизненного. Но я понял и другое, что моя пьянка, по сути своей, была способом погружения в детство. Пьянка была ложным жизненным процессом, так как после нее возникало много смертельного. Как сказал мне мой психолог : “ Научись жить процессами, а не целями...”. Сейчас мне это удается все больше и больше. Вчера у меня практически весь день был жизненным. Если я занимаюсь чем-то и чувствую, что начинается беспокойство, то я быстро могу пресечь это состояние, так как я понимаю, что это такое. У меня это вошло уже в привычку. Оказывается можно пьянствовать, будучи трезвым, и алкоголь вырабатывает сам организм, нужно только находить такое дело. Сначала я этому не верил. А сейчас нашел такое занятие, которое приносит радость даже большую, чем пьянство. Вот уже почти два года, как я не потребляю, и не тянет, и настроенье не то, что было раньше. Я возвращаюсь к себе”.
Выше было показано, что метод кодирования, разработанный А. Р. Довженко, формирует антинаркотические конструкты: опасно для жизни — не опасно и др. Но эти методы больше формируют целевую установку “ не потреблять”, потому что опасно. Они не учитывают, что наркотическая зависимость — это не просто следствие закрепившейся благодаря многократному повторению установки. Она представляет собой сложную суперпозицию первичной установки и виртуального восприятия, приводящего в действие эту первичную установку на многократное проигрывание (проигрываются целе-образы), превращая ее в циклическую установку.
Интересно то, что эти проигрываемые целе-образы никогда не надоедают. Очевидно, что после многократных ознакомлений с виртуальной реальностью личность начинает воспринимать, интерпретировать, объяснять, предсказывать свой опыт в новых конструктах: кайф — пустота, полет — умирание и т. д.
Какими бы сложными эти конструкты ни были, все они, согласно нашему предположению, состоят из первичных конструктов пограничного анализа: мысле-образов о жизни и смерти. Все это не подсознательная работа установки, а сознательное сравнение, которое по сути своей определяет формирование смысловой установки на потребление наркотических средств.
Это сравнение личность может пронести через всю свою жизнь. Задача психокоррекции наркозависимой личности состоит в уменьшении этого вредного компаративного процесса. Пограничный анализ разрешает, на наш взгляд, эту задачу и формирует новые конструкты смысловой установки, противостоящие и компенсирующие старые деструктивные конструкты.
Дело в том, что циклическая установка, формирующая виртуальную реальность для наркозависимой личности, в своей основе содержит конструкт-мысле-образ. Таким образом, установка является “стержневым каркасом” на котором “возводится” здание наркозависимости. Сама же установка, базируется на конструктах личности. Следовательно, для эффективной психокоррекции необходимо изменение этих конструктов. Такая задача успешно решается с помощью пограничного анализа.
Исследование конструктов личности является одной из главных задач в проблеме психокоррекции наркозависимой личности. По видимому, эффективная психокоррекция будет заключаться в преобразовании конструктов трезвого наркомана или алкоголика. Одним из эффективных методов преобразования деструктивных конструктов, на которых зацикливается наркозависимая личность, и является метод пограничного анализа, выдвигаемый в данной работе. Данный метод, на наш взгляд, разрушает эти конструкты и взамен создает новые, оздоравливающие. По сути своей он преобразует ценностные ориентации наркозависимой личности.
По нашим наблюдениям, пограничная ситуация (между жизнью и смертью, страдание, вина, борьба и т. д.) может выступать в качестве главной предметной деятельности, направленной на более ускоренное преобразование и перевоспитание смысловых установок наркозависимой личности. Она может заменить все психотерапевтические мероприятия и оказаться намного эффективней их. После пограничной ситуации у наркозависимых больных часто возникает постпограничное состояние с боле высоким уровнем Ж-процесса и, как следствие, пропадает желание искусственного подбадривания своего настроения с помощью наркозависимости.
Мы обследовали более двадцати человек из тех, кто побывал в пограничном и постпограничном состояниях. Им было поручено в процессе интроспективного анализа воспоминаний восстановить во времени процесс уменьшения Ж-процесса (максимальное наполнение жизни ценностью переживания). Субъективная оценка этого процесса проводилась по десятибальной шкале. На рисунке представлена усредненная кривая Ж-процесса во времени.
Уже в первые тридцать минут уровень Ж-процесса падает почти в два раза и лишь затем идет его медленное уменьшение и стабилизация. По-видимому, есть субъекты для которых эта зависимость имеет большую или меньшую скорость убывания и все же значительное понижение этой величины в первые часы постпограничного состояния, очевидно. Можно предположить, что Ж-процесс может стабилизироваться на уровне 20-60%. Скорее всего, именно от этой величины зависит склонность субъектов к искусственному поднятию Ж-процесса (наркозависимость и др.) или естественному (другие виды деятельности).
Приведем интервью одного из анализандов, принимавшем участие в вышеприведенных исследованиях.
Пример. “Обычно я езжу в командировки на поезде. На этот раз так получилось, что пришлось лететь самолетом. В то время сравнительно часто происходили авиакатастрофы, и я часто задумывался об этом и радовался тому, что не оказывался в этих злополучных самолетах.
В тот раз я сидел в аэропорту в зале ожидания и смотрел телевизор и, как назло, в новостях объявили еще об одной авиакатастрофе. Кроме того, сообщалось, что именно на конец года приходится наибольшее количество аварий в воздухе. Я летел в командировку в первых числах декабря. После такой информации я уже не мог избавиться от страха, который преследовал меня всю дорогу. Более того, этот страх я обнаружил на лицах некоторых пассажиров. Весь полет для меня был пыткой. Мне казалось, что я лечу вечность. Я прислушивался к звуку мотора. Когда этот звук в силу каких-то причин пропадал, я спрашивал своих соседей об этом, и они меня успокаивали. Когда бортпроводница начинала ходить из одного конца салона в другой, то мне казалось, что это связано с какими-то неполадками самолета.
Наибольший страх я испытал в начале полета, когда бортпроводница начала рассказывать, как пользоваться спасательными принадлежностями и показала, где они находятся. Все это я воспринял не как обучающую лекцию, а как признак начала авиакатастрофы. В течение всего полета я весь был в холодном поту. Видя, что в состоянии аналогичного переживания находятся и другие пассажиры, я испытывал еще больший страх.
Весь этот ад кончился лишь после приземления. К своему удивлению, когда я вышел из самолета, то испытал такое чувство счастья и душевного умиротворения, которое не испытывал, пожалуй, никогда. Все казалось мне интересным: серое небо, деревья, люди. Я как-то по-особому стал видеть окружающий меня мир. В эти моменты меня не покидала мысль: как хорошо, что все обошлось, и в воздухе ничего не случилось. Я тешил себя этим, мысленно сравнивая тот ад с этим живым и красивым миром.
В эти моменты я был добр как никогда. Общение мое было настолько альтруистичным, что я поймал себя на мысли: “Не схожу ли я с ума?”. Один прохожий сказал своей спутнице о том, что я какой-то странный. Я взглянул на себя в зеркало и не узнал себя. На меня смотрел мужчина с яркими и искристыми глазами, такими глазами, которые были у меня в далеком детстве.
Я понял, что открыл в себе забытое прошлое. Но это состояние таяло прямо на глазах, и уже через три часа оно уменьшилось так сильно, что я вновь вспомнил о своих эгоцентрических целях, начались перепады настроенья, я перестал быть странным и уже не вызывал интереса у прохожих. Я стал как все: целеустремленным и озадаченным мирскими и обывательскими проблемами.
Но на улице встречались люди, которые в чем-то напоминали меня после полета. Это были люди в нетрезвом состоянии. И я выпил и вновь ощутил тот полет души, который был у меня после полета на самолете. И все-таки опьяненное состояние уступало по уровню наслаждения тому состоянию, которое мне подарило предчувствие авиакатастрофы, которое я пережил в душе”.
По нашим наблюдениям, некоторые наркозависимые личности испытывают подсознательное желание пьянствовать до смертельно-опасных состояний, в силу того, что после такого “умирания”, то есть пограничной ситуации, у них возникает особое постпограничное состояние. Оно характеризуется значительным сдвигом мотивов на цели и временным открытием значительного спектра ценностей. В связи с этим приведем следующий пример.
Пример. “Я — профессиональный художник. Благодаря пограничному анализу понял, что выпиваю или применяю наркотик для того, чтобы восполнить для себя дефицит радости. Я познал радость творческой деятельности и ощущение успеха, но испытывал недостаток этой радости. Я обратил внимание на то, что если пил понемногу, то трезвым долго быть не мог, приходили беспокойства. Если бывал в запое “до потери пульса” и страха смерти, то после того, как выходил из этого состояния, то испытывал состояние, схожее со “вторым рождением”. После такого смертельно-опасного запоя мог не пить три месяца, при этом первый месяц испытывал состояние гигантского творческого подъема и создавал лучшие свои картины, которые хорошо продавались. На вырученные деньги вновь начинал пьянствовать и пьянствовал не потому, что появлялись деньги, а потому, что появлялось беспокойство и уходило состояние творческого подъема. И опять я “умирал” в запое. Благодаря пограничному анализу я приобрел способность находиться в состоянии творческого подъема без потребления наркотических средств”.
Как видим, перед психотерапевтом возникает проблема создания состояний, схожих с пограничной ситуацией, но не опасных для жизни. Решение этой проблемы не должно сводиться к неким психотерапевтическим играм групповой терапии, а должно быть особого рода розыгрышем, о котором должен знать лишь психолог или психотерапевт.
Близко к разрешению этой проблемы приближается пограничный анализ. Этот метод, основанный на анализе пограничной ситуации, является, на наш взгляд, наиболее эффективным.
По сути своей метод пограничного анализа “переселяет” личность в постпограничную ситуацию, в которой ценности переживания начинают значительно преобладать над понимаемыми ценностями, что является главным условием успешной психокоррекции.
Сущность метода пограничного анализа заключается в том, что все психологические процессы сводятся к сложной комбинации мысле-образов о жизни и смерти как первичных личностных конструктов. Личностный конструкт — это идея-мысль-образ, которые личность использует, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить или предсказать свой опыт.
Он представляет собой устойчивый способ, с помощью которого человек осмысливает какие-то аспекты действительности в терминах схожести и контраста : умный-глупый, мужской-женский, кайф- пустота и т. д. В нашей работе в качестве базового первичного конструкта выбран мысле-образ о жизни (Ж-конструкт) и смерти (С-конструкт).
Благодаря пограничному анализу удается проводить оценку частоты и интенсивности циклической установки, то есть зацикленности на определенных мысле-образах, формирующих виртуальное восприятие. Кроме того, такой анализ позволяет оценивать наличие и характеристики различных позитивных и негативных виртуальных реальностей: наркотических, сновидений, патологических и непатологических маний и т. д. Этот метод позволяет оценивать сложное развитие и взаимодействие С- и Ж- конструктов. И, наконец, этот метод позволяет проводить селекцию психологических явлений личности по критерию наличия в них ценностей переживания и понимаемых ценностей, что является основой успешной психокоррекции наркозависимой личности.
Условно принимается, что С- конструкт — это субъективная (условная) категория, которая представляет собой чистый мысле-образ о смерти, и, соответственно, Ж- конструкт — о жизни. В чистом виде эти конструкты не существуют. Формируясь сложным образом, они образуют нечто, что не похоже на чистый конструкт о смерти или о жизни. В результате у человека просто возникают определенные мысли, ассоциации, фантазии, образы, сновидения и т. д.
Определить структуру и динамику комбинаций из этих конструктов невозможно, поэтому мы можем ограничиться лишь качественной оценкой этих психологических образований. Для этого в пограничном анализе все психологические феномены личности, как уже отмечалось выше, делятся на С и Ж — процессы по наличию в них ценностей переживания и понимаемых ценностей (то есть по тому, что выбирается личностью в качестве ценности: сам процесс достижения цели или цель).
Если в психологическом явлении преобладает процесс, где имеет место преобладание ценностей переживания, то этот процесс представляет собой Ж -процесс. Иными словами, у личности, ценности которой связаны с процессами достижения цели (а не с самими целями), преобладают Ж -процессы. И наоборот, если у человека преобладают понимаемые ценности, то из этого следует, что у него есть перевес в сторону С — процессов.
Таким образом, согласно пограничному анализу, в тех психологических явлениях, где практически отсутствуют ценности переживания, преобладают С — конструкты. И, наоборот, в тех психологических явлениях, где имеют место ценности переживания, преобладают Ж- конструкты.
Необходимо отметить, что различные психологические явления, в зависимости от ситуации, могут быть как С-процессами, так и Ж -процессами. Так, например, мысли или чувство страха, вызванное риском для жизни, являются С-процессом и, соответственно, состоят преимущественно из С-конструктов. В то же время страх-наслаждение, вызываемый просмотром фильмов ужасов, является Ж -процессом и соответственно состоит из Ж — конструктов.
Метод пограничного анализа, так же, как и метод быстрого кодирования, является пограничной психотерапией, то есть связан с пограничной фазой (бытие — небытие, жизнь — смерть).
Напомним, что традиционные методы быстрого кодирования названы так благодаря сравнительно быстрому погружению наркозависимой личности в “пограничную фазу”. Наши наблюдения показали, что при кодировании по методу Довженко пограничная фаза или ее иллюзия создаются психотерапевтом в течение относительно небольшого (по сравнению с пограничным анализом) промежутка времени (7-10 дней), а установка дается в течение 1 минуты.
Благодаря этой быстроте стресс у наркозависимой личности сохраняется на многие годы. Такая личность сознательно или подсознательно размышляет о жизни и смерти, если у него после кодирования порой появляется желание выпить. Страх отгоняет это желание. Таким образом, метод быстрого кодирования по сути своей укрощает желание потреблять наркотическое вещество благодаря страху (стрессу) и заставляет человека думать о жизни и смерти. Это является одним из недостатков метода. Стресс, заложенный в подсознание в процессе кодирования, отрицательно влияет на психоэмоциональное здоровье больного.
Пограничный анализ, разработанный в данной работе, погружает наркозависимую личность в пограничную фазу постепенно и без стрессов. После пограничного анализа наркозависимая личность также думает о жизни и смерти, но эти мысли не сопровождаются стрессом. В процессе пограничного анализа снимается глубинная причина, вызывающая желание опьянения. Больной постепенно осознает свою сущность (экзистенцию), очищаясь от иллюзий, вызывавших потребление наркотических средств. Благодаря этому положительным образом меняется мироощущение, и больному возвращается ранее потерянная способность радоваться естественным (ненаркотическим) способом.
В процессе пограничного анализа личность начинает видеть структуру того, благодаря чему она разучилась, как в детстве, радоваться жизни. Именно этому в процессе психокоррекции должно уделяться большое внимание. По нашим наблюдениям, большинство наркозависимых потребляло наркотические средства благодаря тому, что для них цель в трезвой жизни практически никогда не реализовывалась в силу того, что они в замаскированном виде всегда испытывали страх смерти. В результате трезвая жизнь не доставляла радости, а приводила лишь к беспричинным депрессиям и, как следствие, у них возникало желание испытать чувство опьянения, чтобы снять депрессию.
Пограничный анализ “снимает” эти страхи, и все это происходит благодаря тому, что личность начинает осознавать свои страхи, понимать, откуда у нее берутся мысли о смерти, какова их структура и глубинная сущность. Благодаря этому исчезают беспричинные депрессии, приводившие ранее к потреблению наркотических средств. Возвращается способность радоваться жизни.
Как видно, идея, на которой основывается метод пограничного анализа, в чем-то аналогична древнекитайской философии — науке об инь и ян, которые символизировали взаимодействие крайних противоположностей. Любой психологический феномен — есть функция двух аргументов-конструктов С и Ж. Зная эту функцию (в пограничном анализе она называется шифром или кодом бытия), а также величины С и Ж, можно описать любой психологический феномен человека. (Например, спрогнозировать поведение, реакции, психологические характеристики личности).
Даже когда личность находится в ситуации близкой к смерти, она до последних секунд своей жизни сохраняет надежду (может быть, даже микроскопическую) на жизнь. Это — защитная мыслительная реакция человека.
То, что физиологическая жизнь человека — это борьба биологических процессов жизни и смерти, не вызывает сомнения. Человек родился, и в нем родилась смерть. Психологическая жизнь — это тоже борьба между жизнью и смертью, только на психологическом уровне. Грудной ребенок не понимает после рождения, что такое смерть, точно так же, как не понимает он и того, что такое жизнь. Но все, что он делает в психологическом плане: плачет, смеется и т. д. — во всем этом растворены конструкты С и Ж. Мысли о смерти и жизни в ребенке существует, но на подсознательном уровне. Повзрослев, он, обязательно спросит или захочет спросить родителей: “Умру ли я когда-нибудь?”, полностью осознавая страх смерти. С этого момента все его мысли, поступки будут определяться думой о жизни и думой о смерти, хотя в чистом виде эти мысли существовать не будут, так как они окажутся замещены сложной комбинацией С- и Ж- конструктов.
Рассмотрим через призму пограничного анализа некоторые психологические феномены и примеры.
Вера и общение с Богом, имеющие потребительский характер, при котором личность “торгуется с Богом”, является С-процессом, с преобладаниес С -конструктов.
В то же время, общаясь с Богом, личность начинает понимать свое место в окружающем мире, свой путь и конец (итог). Вера каждый день напоминает человеку о смерти, “усмиряя” его, делая более спокойным, не позволяя ему запутаться в мелких ценностях. Она позволяет человеку не быть психологически близоруким при восприятии окружающего мира, способствуя целостному восприятию мира. Благодаря вере мысли человека разбавляются мыслями о смерти, и это позволяет ему по-другому относиться к себе и окружающим. И все это, в конце концов, является Ж-процессом, так как он способствует погружению человека в постпограничное состояние, и тот начинает ценить “все мгновения” своей жизни, то есть сдвигать мотивы на цели.
Замаскированная дума о смерти и жизни постоянно присутствует в человеке, даже если он не находится в пограничной ситуации, связанной со смертью, страданием, страхом, виной, борьбой. Когда он молод, С- и Ж- конструкты сложены так, что образуется соединение, ничем не похожее на чистую думу о жизни и смерти. По мере взросления число С- конструктов начинает преобладать, так что дума о смерти (о жизни) становится более чистой и истинной. В конце концов, человек оказывается на границе бытия и небытия и познает чистую думу о смерти и о жизни, которая была в нем заложена генетически, но в силу зашифрованности (сложного смешения С- и Ж-конструктов) была недоступна ему в начале жизни. (Задача пограничного анализа — распознать этот шифр).
Вкратце проанализируем, как распределены С- и Ж-конструкты в психологических процессах.
Когда человек молод, процесс познания в нем преобладает над другими процессами. Поэтому познание ребенка — это процесс чаще всего с преобладанием Ж- конструктов. Это познание не ради чего-то, а познание, как процесс, который приносит удовлетворение. Лишь повзрослев, личность начнет познавать ради какой-то цели: богатства, тщеславия, карьеры, комплекса неполноценности, родителей, учителей, званий и т. д. и т. п. В этом случае познание превратится в С-процесс, как некий невроз-беспокойство ради чего-то, а не ради чистого познания.
Очевидно, что депрессивное состояние — это состояние с преобладанием С- конструктов.
Сексуальные чувства в зависимости от отношения к сексу также могут быть как С, так и Ж-процессами. Так, если для личности большей ценностью является только конечный результат (оргазм), то секс будет С- процессом и в конце концов приведет к посторгазмической пустоте и депрессии (С-процессам). Если же ценностью является сам процесс ухаживания и подготовки, то секс будет Ж-процессом и принесет только чувство радости и наполненности жизнью (Ж-процессы).
Известно, что в процессе физиологической жизни идет борьба между элементами жизни и смерти. Биологи уже расшифровали эти элементы на клеточном и биохимическом уровнях. Очевидно, что в молодом организме элементов жизни больше, чем смерти. Биохимическое равновесие смещено в сторону образования элементов жизни, нежели смерти. По мере старения человека в его организме начинаются процессы с преобладанием С-элементов. Это происходит после физиологической середины жизни организма.
Точно так же, как и физиологическая жизнь, психологическая жизнь имеет свою середину и периоды с преобладанием С- или Ж- конструктов. Не всегда физиологическая и психологическая середины совпадают. Например, у юноши могут преобладать взгляды старца и, наоборот, у старца — взгляды молодого человека. Таким образом, у молодого человека могут происходить психологические процессы с преобладанием С- конструктов, и он может состариться душой раньше времени. Показателем тому, например, может быть нежелание познавать окружающий мир. (Познание — это Ж-процесс).
До психологической середины жизни Ж- конструкты преобладают над С- конструктами. И наоборот, после психологической середины С-конструкты преобладают над Ж- конструктами.
Дума о смерти и жизни может проявляться и в явной форме (относительно чистой). Нами были проведены статистические исследования 600 человек различного возраста (молодого, взрослого, пенсионного) по поводу именно такой думы о смерти. Оказалось, что человек в возрасте от 20 до 30 лет размышляет об этом через день. Каждые полтора дня посещают этим мысли лиц в возрасте от 30 до 40 лет. А те, кому от 40 до 50, думают о бренности жизни два раза в день. Чем старше и мудрее люди, тем чаще посещают их мысли о неотвратимости будущего. После 50 лет человек размышляет о смерти уже по 3-4 раза в день. После 60 лет опрашиваемые думали о смерти почти ежечасно!
По сути своей пограничный анализ позволяет самой личности проводить селекцию своих психологических феноменов по признаку наличия в них ценностей переживания и понимаемых ценностей (разделение их на С и Ж- процессы), что способствует более эффективной психокоррекции ценностной ориентации. В результате ценности переживания выходят на первый план. Понимаемые ценности, сосредоточенные лишь на конечном результате, становятся вторичными.
Для того, чтобы понять суть пограничного анализа, раскроем его детальнее еще на одном примере.
В связи с этим приведем выдержки (интервью) из сеансов пограничного анализа одного из пациентов.
Пример. “Проснулся рано. Спал плохо. После выходных сплю плохо. Не люблю отдыхать. Провалялся около пяти часов в постели. Голова всю ночь была забита каким-то страхом и абсурдами. Холодные руки и ноги. Во рту сухость. Под глазами синяки. Таким образом, эти шесть часов можно отнести к С-процессу. Я не жил, а промучился эти шесть часов в ожидании утра и солнца.
С каким-то большим желанием вырвался на улицу и побежал кросс. Ноги меня сами несли. Бежал от себя. Бежал от мертвого и мучительного покоя. Уже через полчаса почувствовал в теле прилив теплоты, голова стала более свежей, солнце освещало мое лицо, и вдруг я понял, что улыбаюсь. На мгновенье задумался о той “тюрьме”, в которой я был ночью. Так велик был контраст между ночными мучениями и тем, что я испытываю сейчас, когда бегу и улыбаюсь, я почувствовал, что плачу.
Этот плач был неким свободным дыханием, я плакал от наслаждения. Слезы смешивались с потом. И все это было жизнью. Я жил в эти минуты. Испытывая это удовольствие, я бежал около часа. Так что по праву этот час я могу отнести к Ж — процессу. Когда до дома оставалось десять минут ходьбы, я пошел пешком. Встретил приятеля. С большим удовольствием общался с ним около полутора часов. Не хотелось расставаться. Хотелось продлить эту радость общения. Эти полтора часа также являются Ж-процессом.
Я пригласил своего друга домой, но мать очень холодно и грубо отнеслась к нему. Завязалось неприятное общение между мною и матерью, которое длилось около получаса. После этого как я ни пытался поднять настроенье, мне это не удавалось. Около двух часов я ходил хмурым, пока не настало время идти на работу.
По профессии я шофер. Дорога для меня всегда является радостью. Люблю езду. Первые два часа вел машину тяжело, потом разошелся, стал чувствовать дорогу, родной город, который очень люблю. Так что оставшиеся пять часов работалось легко. Это был Ж-процесс. Домой возвратился усталым и с улыбкой на лице заснул. Проспал с большим удовольствием около восьми часов. Пришел к вам на сеанс... Итого 40% Ж — процесса за последние сутки”.
Как видно, метод пограничного анализа аналогичен психоанализу (анализу свободных ассоциаций, мыслей, сновидений). Разница лишь в том, что анализанд познает не первопричинный конфликт сознания и подсознания, а С- и Ж- процессы (конструкты) во всем том, что с ним происходит.
Это несколько иная, с точки зрения интерпретации, сторона мотивационной сферы личности. Все психологические процессы переводятся на язык С- и Ж- конструктов. В результате строится объективная (строит аналитик) и субъективная диаграммы (строит пациент), на которых отмечено количество С- и Ж- конструктов по часам, дням, месяцам, годам. По мере осознания С- и Ж- конструктов у пациента изменяется отношение к окружающему миру, возможны положительные сдвиги в психоэмоциональном здоровье.
Приведем также отрывок из отчета еще одного пациента.
Пример. “Потреблял спиртное восемнадцать лет. В последнее время особенно часто. Жена предлагала мне лечиться, но я был уверен, что могу справиться сам. Поэтому бросал десятки раз, но потом все начиналось заново. Один раз, когда я ехал в троллейбусе, мне стало очень плохо, меня затрясло, руки мои побелели. Подумал, что сейчас умру. Но я выжил и решил покончить с пьянством навсегда. Так я и оказался на приеме у психотерапевта (кто-то посоветовал моей супруге).
После нескольких сеансов мне стало намного легче. Мой мозг как бы освободился от беспокойств, которые мучили меня раньше и приводили к бессоннице. Я стал интересоваться вещами, которые меня раньше вовсе не интересовали. Я радуюсь малому. Утром отвожу сына в школу и с удовольствием с ним общаюсь, выслушиваю его, стал скучать по нему, а ведь раньше даже не замечал его. Как хорошо, что у меня есть сын.
Лечение протекало очень интересно и полезно. Мне просто было интересно познавать себя, открывать что-то такое, о чем я никогда не знал. Сейчас я могу себя сдерживать, стал волевым, но не благодаря терпению, а какой-то мудрости и покою, которые раскрылись во мне во время сеансов. Когда проходил сеанс и после него, я никак не мог представить себе ни образ водки, ни образ компании собутыльников. Такое ощущение, что будто у меня вырезали из головы мое алкогольное прошлое.
В дальнейшем, если я и представлял себе водку, то она не вызывала во мне желания ее употребить. Я ее воспринимал, как воспринимаю безразличные мне вещи. Меньше стал уставать. Ситуации, из-за которых раньше я испытывал стресс, теперь не вызывают во мне беспокойства. Имею ровное настроение. К своему удивлению, стал интересоваться религией и философией. Могу долго сидеть в компании пьющих. Они не вызывают во мне раздражения, а лишь жалость. Если и утомляют меня пьяные знакомые, то только своей неестественностью. Трезвым быть мне сейчас интереснее”.
То, что наркозависимую деятельность (манию) можно заместить другими недеструктивными деятельностями (маниями), свидетельствует обнаруженное нами сходство в активности психического образа наркомана и личности, проводящей жизнь в образе (имеющей манию к какой- либо деятельности).
Под манией в данной работе мы понимали не только деятельность, которая привлекает (манит) личность, но и такую деятельность, без которой у личности начинаются беспокойства.
По нашим наблюдениям, на первых этапах наркозависимости наркообразы не так активны, чтобы личность была полностью поглощена ими. На поздних этапах потребление наркотических средств заключается в активации самого образа, превратившейся в самоцель — жизнь в образе. Таким образом, имеет место построение виртуального мира на основании актуализации всего одного образа. Приведем аналогичные примеры с ненаркотическими виртуальными реальностями.
Пример. “В нашей деревне пьянствуют многие женщины — скучно. Порой охватывает такая пустота, хоть вой на все село. Не знала, куда себя девать, вот и выпивали. Сначала понемногу, для поднятия настроения, потом все больше и больше. Да и зарплату не выдавали — опять беспокойство.
Приехав после лечения домой, я вспомнила, как в детстве мой дед плел корзины. Тогда я немного научилась этому делу. Решила подзаработать на этом. Сходила к речке, набрала прутьев и села плести корзины. Вначале было тяжко, а потом почувствовала, что просто не могу без этой работы. Не плету — сразу начинаются какие-то беспокойства. Прямо мания какая-то! Всю лень мою уже через неделю как рукой сняло. Я стала более терпеливой, меньше стала ворчать, да и детишки стали ко мне больше тянуться.
Не то, что соседи удивлялись мне, сама я стала удивляться себе. Я вновь нашла себя. Появились деньги. Ведь планировала-то я их пропить, но почему-то не захотела. Тяга к водке пропала. Съездила в райцентр, купила копченой колбасы, конфет и приехала домой. Пока возвращалась, думала только о корзинках, которые засяду плести — малые и большие, разные... Даже ночью, когда засыпаю, представляю, что утром пойду на берег, нарву хороших прутьев, приду, сяду у окна и начну плести свои корзинки. Я живу этими корзинками. На мир стала смотреть другими глазами. Достаточно мне вспомнить о своих корзинках, как у меня сразу поднимается настроение. У меня прекрасное настроение. Я поверила в себя, в свои силы. Не пью уже два года”.
Как видно, плетение корзинок, представляющее собой, казалось бы, простые движения, порождает новую виртуальную реальность, со всеми присущими ей качествами: измененность статуса реальности (телесности), личности, сознания и воли. Женщина, приведенная в примере, приобрела новый активный образ (плетение), а старый образ (пьянство) превратился в пассивный и малопривлекательный т. е. константный. Произошла девиртуализация активного наркообраза и он перестал быть активным, а взамен его пришел другой активный образ.
Новые деятельности, которые открыла для себя эта женщина, были такими, что в них имел место сдвиг мотива на цель. Любая промежуточная цель была мотивом и смыслом. Для этой женщины отпала необходимость открывать, пробовать и искать качественно новые деятельности. Она, казалось бы, упростила свои ценности до плетения корзин, но оказалось, что открыла много новых ценностей, воспринимаемых и понимаемых только ею.
С другой стороны, есть личности, которые, наоборот, занимаются большим количеством деятельностей, но при этом имеют узкий спектр не удовлетворяющих и вечно разочаровывающих ценностей. В деятельности таких личностей отсутствуют ценности переживания.
По сути своей метод пограничного анализа благодаря селекции психологических явлений с точки зрения наличия в них понимаемых и переживаемых ценностей, способствует более эффективному “переселению” личности в постпограничную ситуацию.
Все это, на наш взгляд, способствует снятию маскировки с думы о смерти и о жизни. Пограничный анализ, на наш взгляд, позволяет снять этот “шифр бытия”. Пациент в процессе сеанса приходит к выводу, что любая картина мира, которую он строит для себя, есть нечто иносказательное. Это иносказание и расшифровывает пациент совместно с аналитиком, с каждым разом все более приближаясь к истинному познанию собственной индивидуальности и подлинному смыслу своего бытия.
Согласно экзистенциональной психологии в моменты пограничной ситуации (между жизнью и смертью) человек познает подлинный смысл бытия, именно тогда происходит “крушение шифра”: человек освобождается от груза своих повседневных забот (от наличного бытия в мире) и от своих идеальных интересов и научных представлений о действительности (от трансцедентного бытия в себе). Любые переживания личности становятся ценностями. А все то, чем прежде жил человек, предстает перед ним как иллюзорное бытие, как мир видимостей. В этой пограничной фазе он начинает понимать, что мир отделял его от реального бытия, трансцедентного по отношению к этому миру. Человек действительно соприкасается с Высшим.
По нашим наблюдениям, некоторые талантливые священники частично владеют пограничным анализом, сами об этом не догадываясь. Если у священника развит пограничный самоанализ, он является глубоковерующим. У некоторых людей он развивается как защитная реакция на внешнюю действительность. Священник, не расшифровавший шифра своего бытия, с нашей точки зрения, является лжесвященником. Расшифровыванию смысла бытия способствует аскетический образ жизни, познание не только священного писания, но и самой жизни.
Правильное понимание небытия развивает истинно философское чувство ответственности, которого очень не хватает наркозависимым.
Согласно нашим исследованиям, существование смерти является большей истиной, чем существование Бога. Поэтому автор считает, что если в человеке нет способности веровать, психотерапевт имеет право работать с категорией “смерть”. Для большинства опрошенных оказалось, что в понятии смерти больше истины, чем в Боге. Более того, 7% опрошенных считают, что открыть ощущение Бога можно только в состоянии наркотического опьянения.
У 41% опрошенных из числа больных алкоголизмом пьянство, как они заявили, является результатом потери смысла. У 39%, наоборот, потеря смысла появилась после пьянства. 9% заявили, что пьянство и потеря смысла — взаимообусловленные процессы.
По сути своей пограничный анализ — это формирование положительных иллюзий и снятия отрицательной иллюзии о жизни, которая является причиной страхов, неврозов, депрессий. Человеку расшифровывают (и он сам это делает) то, как зашифрована смерть в духовной жизни человека (дума о смерти). Таким образом, он избавляется от причины, вызывавшей заболевания.
Больной обучается интерпретировать все свои психологические процессы через категорию жизни и смерти. Постепенно этот процесс переходит в подсознание и депрессии исчезают.
К больному алкоголизмом, расшифровавшему код-шифр (глубинную мотивацию) собственного бытия (пьянствующего бытия, в частности), после пограничного анализа приходит озарение, безразличие, а порой даже отвращение к алкоголю. Он начинает радоваться жизни без алкоголя. Обретает положительные иллюзии и, как следствие, смысл жизни.
Во всем остальном пограничный анализ алкоголизма аналогичен анализу, который применяется к больным депрессией, ноогенными неврозами и т. д.
Как открыть больному алкоголизмом новые положительные иллюзии или восстановить забытые старые?
Для этого необходимо создать иллюзию “нового рождения”. Люди, которые пережили клиническую смерть, знают, что это такое. Действительно, происходит второе рождение. То, что было утеряно: иллюзии, цели, переживания, мироощущение — все обновляется.
Может ли психотерапевт организовать больному второе рождение? Стрессотерапия (быстрое кодирование) в какой-то мере делает это.
Согласно нашим наблюдениям, это также удается сделать с помощью пограничного анализа. Образно говоря, пограничный анализ позволяет личности “родиться заново”, то есть ощутить постпограничное состояние. Благодаря этому методу удается определить глубинные механизмы причин депрессии наркозависимой личности.
Так же, как и психоанализ, пограничный анализ позволяет пациенту осознать думы о смерти, которые появлялись у него в глубоком детстве (1-2 года). Чем глубже в детство “опускается” психотерапевт вместе с больным, тем больше вероятность восстановления потерянных иллюзий детства. Именно подсознательные и сознательные думы о смерти являются причинами утери иллюзий детства, молодости жизни.
В процессе пограничного анализа идет анализ всего, что было и что происходило с человеком через призму С и Ж — конструктов. Перебираются все возможные версии главной думы о смерти, которая “запала” в душу и определила развитие личности в душевно-психологическом направлении.
Одной из главных задач пограничного анализа является также осознание человеком того, как он создает отрицательные иллюзии (обманывает, манипулирует, вводит себя в заблуждение, запутывает самого себя и т. д.), эгоцентрические иллюзии, которые его вгоняют в “болото” депрессии.
Если пограничный анализ проходит правильно, то у пациента развивается истинная ответственность и гуманизм по отношению ко всему окружающему. Он обретает истинный смысл своего существования, начинает жить ценностями-процессами, а не ценностями-целями. Такая личность никогда “не пойдет по головам”, видя только одну цель и больше ничего. Практика показывает, что такая целеустремленность, приводит к незапланированным “результатам” — психологическим проблемам, которые способствуют развитию наркозависимости.
Задача пограничного анализа заключается в выработке у пациента внутренней установки анализировать и оценивать свои действия и окружающий мир с позиций жизни и смерти, но с акцентом на первое.
Цель — формировать привлекательные ценности жизни, превосходящие по значимости наркотические ценности. При этом анализ должен вестись с ориентацией на Ж-ценности и отказ от С-ценностей. Конкретные ценности должны рассматриваться не изолированно, а как части более общей, универсальной ценности- жизни (апелляция к потребности жить — жить жизнью, приносящей удовлетворение, радость, спокойствие духа, минимизацию страдания).
Пограничный анализ погружает личность в пограничную ситуацию, ощущаемую на стыке противоположностей: жизни и смерти, радости и страдания, добра и зла.
Пример. Пожилой пациент К., больной алкоголизмом, обратился с жалобами на апатию, депрессию, потерю интереса ко всему окружающему. В процессе анализа выяснилось, что к нему часто приходят мысли о его квартире и наследнике, так как он одинокий. Квартира является его главной ценностью, которую он нажил за всю свою жизнь. Возник вопрос, к чему приписать эту думу — к С или Ж.
В процессе анализа выяснилось, что он неоднократно повторял словосочетание “моя квартира”, делая акцент на слово “моя”. В этом больше было беспокойства пациента за себя, нежели за других (у больного была десятилетняя троюродная племянница, которая является инвалидом и может быть наследницей!)
Таким образом, эту думу мы отнесли к думе о смерти (С- конструкт). Благодаря пограничному анализу (С- Ж- анализу) пациент научился осознавать, где С и Ж-конструкты, что позволило ему стать по-настоящему ответственным и избавиться от прежних жалоб. Очевидно, что за беспокойством о квартире была скрыта дума о смерти, хотя в чистом виде эта дума пациенту практически не приходила.
В процессе пограничного анализа с помощью рассуждений и убеждений постоянно должна происходить экстраполяция любых психологических процессов к С- Ж- конструктам. Впоследствии больной сам обучается этому (этап интерпретации).
Особое место в этом методе занимает анализ прошлого. Человек начинает осознавать по-другому все, что с ним происходило. В процессе наших исследований показано, что если такого осознания не происходит в течение жизни, оно приходит в пограничной фазе между жизнью и смертью.
Эти С- Ж- конструкты, “загнанные” в подсознание, при жизни начинают визуализироваться в виде иллюзий, галлюцинаций, неврозов и психозов в пограничной ситуации между бытием и небытием. Если человек воспринимает их с удовольствием (положительные иллюзии и галлюцинации), он попадает в “пограничный рай”. В противном случае он попадает в “пограничный ад”, уходя из жизни в сопровождении страшных иллюзий, галлюцинаций и видений.
Благодаря пограничному анализу, личность начинает ощущать свою нерасчлененную целостность с объективным миром, которая в обыденной жизни недоступна ни рассудочному, ни спекулятивному мышлению, часто имеющему место “при общении” с Высшим. Та Высшая сущность (Цель), с которой личность общается в обыденной жизни, является иллюзией и заблуждением. Ощущая себя в истинном единстве с миром, личность обретает свободу.
Иными словами, пограничный анализ позволяет организовать пограничную ситуацию между бытием и небытием без всякого рода глубочайших потрясений и, в конце концов, переселить личность в постпограничное состояние, при котором личность начинает жить ценностями, заключенными в процессах достижения целей, а не целями как конечными результатами.
Таким образом, наркозависимая личность в процессе успешного пограничного анализа, должна открыть в себе способность компенсировать ценности-процессы, возникающие после потребления наркотического средства, ценностями-процессами действительной (ненаркотической) реальности.

5.2. Эффективность пограничного анализа.

В нашей работе метод естественного эксперимента А. Ф. Лазурского был применен для исследования того, как изменяются установки личности больного.
Пациенты были подвергнуты экспериментально-психологическому исследованию. Помимо этого в психотерапевтическом центре были проанализированы важнейшие культурно-бытовые и производственные моменты жизни больных алкоголизмом, а также проведены индивидуальные и групповые занятия по психокоррекции. Результаты наблюдений фиксировались ретроспективно, записи были внесены в дневник-протокол сразу же после окончания наблюдения.
Во время исследования были выбраны следующие критерии наличия установки на трезвость:
1) стремление больного к лечению методами, исключающими возможность приема наркотика после психокоррекции;
2) отсутствие наркотического средства как средства достижения каких-либо целей у героев проективной продукции больного;
3) отсутствие в юморе больного утверждения превосходства пьяных над трезвыми;
4) отсутствие в речи и поведении больного выраженного удовольствия, оживления, бахвальства при воспоминании о пьяной жизни;
5) приближение самооценки больного, в частности, относительно характера и тяжести своего заболевания, к адекватной.
При проведении пограничного анализа уже через месяц больные отмечали улучшение настроения (становилось “спокойно на душе”, значительно уменьшились или полностью исчезли беспокойство, тревога, напряженность, злость).
Большинство больных (82%), которые ранее проходили курс с помощью метода быстрого кодирования (стрессотерапии), а затем прошли пограничный анализ, отметили, что не потребляют наркотические средства не потому, что есть страх, а потому, что нет желания потреблять.
От того, какие ценности после психокоррекции становились главными, зависела эффективность психокоррекции наркозависимости.
Наркозависимые личности первой группы, для которой после психокоррекции главными ценностями жизни становились преимущественно ценности переживания, достигали больших успехов в оздоровлении. Они приобретали способность положительного переживания ценностей там, где казалось бы, таковые полностью отсутствовали.
В целом всю первую группу можно было разделить на две подгруппы: преимущественно реализующие деятельностные ценности переживания и внедеятельностные ценности переживания.
Для первой подгруппы в качестве деятельностных ценностей переживания выступали не только переживания конечных целей и продуктов деятельности, но и процессы достижения цели, связанные с преодолением операционных барьеров. По сути своей деятельности для них были некими трудоманиями, без которых они чувствовали беспокойство.
Во второй подгруппе деятельностные ценности переживания были второстепенными, уступая место внедеятельностным ценностям переживания (отдых на природе, слушание музыки, любовные переживания и различные внедеятельностные мании: богомания, гурмания, телевизоромания и т. д.)
Наши наблюдения показали, что после потребления наркотических средств личность открывает те “ценности”, которые прежде не замечались ею. Исходные ценности переживания, заслоненные ценностям наркопереживания, теряют свою привлекательность и превращаются лишь в понимаемые, но не переживаемые ценности. Все ценности и мотивы наркозависимости сосредотачиваются исключительно на внедеятельностных ценностях переживания (наркоопьянения).
Личности, которым удавалось компенсировать внедеятельностные ценности переживания деятельностными, были менее склонны к наркотизации (первая подгруппа). Для них действия в системе деятельности являлись самостоятельными ценностями переживания, то есть цель деятельности заключалась в ее процессе. Такие личности способны были наслаждаться скорее процессами деятельности, нежели ее результатами. Поэтому, по-видимому, для успешной психокоррекции наркозависимости, необходимо создавать такие условия, чтобы личность в процессе деятельности ощущала цели действия и сами действия как самостоятельные ценности переживания. Причем это должно происходить естественным образом, благодаря безвредным для здоровья средствам.
Наркозависимая личность, стремящаяся к искусственной компенсации дефицита ценностей переживания, то есть, минуя действия и волевые усилия, постепенно прекращала конструирование новых целей и останавливалась в своем развитии, в дальнейшем находясь в динамическом покое, представляющем собой постоянную прокрутку одних и тех же целей (образов наркоопьянения). Все это в конечном итоге приводило к потреблению наркотических средств.
Наркозависимые личности второй группы, для которой после психокоррекции главными ценностями жизни становились преимущественно понимаемые ценности, достигали относительно меньших успехов в оздоровлении (по сравнению с группой, где главными ценностями были ценности переживания). В целом всю вторую группу можно было разделить на две подгруппы: преимущественно реализующие деятельностные понимаемые ценности и внедеятельностные понимаемые ценности.
Нарколичностям, реализующим деятельностные понимаемые ценности, удавалось лучше достигать определенного результата (например, в труде, ориентированном на конечную цель).
Большинство наркозависимых личностей из второй группы, согласно нашим исследованиям, имели семью, детей, финансовый достаток, машину, работу, коттедж и другие атрибуты успеха, и, тем не менее, испытывали экзистенциальную пустоту, приводящую порой к суицидным желаниям или потреблению наркотических средств. Это было связано с тем, что все вышеприведенные ценности были лишь понимаемыми ценностями, навязанными обществом. В них отсутствовала положительно-переживаемая основа, в результате эти ценности были мнимыми, чисто формальными. Смыслы жизни превращались в квазисмыслы. Поэтому личность постоянно разочаровывалась в тех ценностях, которых ей удалось достичь и вновь начинала реализовывать новые.
Таким образом, квазисмыслы постоянно возникали и разрушались. К сожалению, большинство нарколичностей уставало от такого поиска смыслов и начинало искать настоящие, переживаемые ценности иными способами, в конечном счете, приходя к наркотическому потреблению.
Наркозависимые личности, для которых после психокоррекции главными ценностями жизни становились преимущественно внедеятельностные понимаемые ценности, имели самый меньший успех в оздоровлении. Для них ценности определялись позицией или отношением, которое они имели к обстоятельствам, ситуации, своей судьбе. Ценностью становилось в этом случае понимание и оценка человеком самого себя как волевой, состоявшейся личности, способной не потреблять наркотические средства. Это понимание и оценка преимущественно формировалась за счет окружающей среды (семья, дети, родственники, коллеги по работе и т. д.) Вначале эту ценность личность имела для других людей, но затем она становилась и ценностью для себя. Именно поэтому эта ценность была преимущественно понимаемой. Такая нарколичность не могла жить долгое время внедеятельностной понимаемой ценностью. Поэтому эта ценность, в конечном счете, приводила к утрате привлекательности жизни и, как следствие, к потреблению наркотических средств.


ГЛАВА 6.

Психологические основы профилактики алкоголизма и наркомании. Психотерапевтический подход.


6.1. Популярно о физиологии наркомании

Наш мозг состоит из клеток, называемых нейронами. У них есть длинные окончания - аксоны и, короткие, дендриты. Именно в мозгу начинаются все наши нервы. Мозг уникален. Если человеку вскрыть черепную коробку и дотронуться до него руками, человек ничего не почувствует, так как в мозгу нет нервных окончаний, отвечающих за чувствительность, вернее они там начинаются, но их чувствительные концы находятся за пределами мозга. Есть даже такая шутка, что, дескать, у человека “можно украсть мозг”. В мозгу нет рецепторов, которые чувствуют боль. Именно поэтому природа скрыла мозг в крепкую “упаковку” - черепную коробку. Мозг - уникальный орган. Поэтому, когда на мозг делают операцию, его не обезболивают. Этих нейронов в мозгу миллиарды. И они связываются между собой в пространстве, но уникальным образом, не как обычные клетки организма. Эти клетки (нейроны) между собой не соприкасаются, но взаимодействуют в пространстве через нейромедиаторы. Главный из них дофамин. Благодаря дофамину клетки взаимодействуют. Благодаря ему клетки возбуждаются, и в результате у человека меняется настроение. Если дофамина мало, возбуждения не происходит, человек чувствует упадок сил, пустоту, подавленность. Дофамин вырабатывается лимбической системой. Таким образом, если дофамина много, то мы возбуждены, если мало - упадок. Очевидно, что когда у человека хорошее настроение, его должно быть в норме. Допустим, личность употребляет алкоголь или наркотическое вещество, тогда лимбическая система выбросит большое количество дофамина и человек станет опьянённым. Организм запасы природного дофамина выплеснул и поэтому утром его будет не хватать. Именно в этом причина психологического переживания похмельного синдрома: подавленности, пустоты, депрессии т.п. Поэтому личность, чтобы избавиться от этого, потребляет вновь и... начался запой. Это и есть алкоголизм или наркотическая зависимость. Таким образом, человек пьянеет не благодаря наркотическому средству, а благодаря веществу, которое вырабатывается в организме человека. Алкоголь лишь выжимает его. Дофамин должен быть у нас в норме. Если его много - плохо, если его мало - тоже плохо. Если его в норме, то имеет место нормальное ровное настроение. Если у человека в четыре раза больше дофамина, то начинаются галлюцинации, белая горячка (обычно у алкоголиков и наркоманов, хотя бывают и другие психические заболевания). Таким образом, наркотическое вещество действует на лимбическую систему таким образом, что происходит усиление синтеза дофамина. У некоторых индивидов лимбическая система от природы прекрасно генерирует и синтезирует этот дофамин. Они радуются жизни сами по себе и улыбчивы (например, сангвиники). Поэтому для таких лиц похмельный синдром не так страшен. Как говорится, “своего дофамина хватает” и не надо искусственно выдавливать его с помощью алкоголя. Такие лица спиваются или входят в зависимость от наркотика дольше или медленнее. Поэтому учащиеся должны знать, что никогда нельзя себя сравнивать с другими, мол “вон все пьют и ничего”. Процессы деградации у всех протекают с разной интенсивностью.

6.2. Как возникает наркотическая виртуальность или феномен опьянения?

Механизм создания виртуально-наркотической реальности заложен в лимбическом круге - поясной извилине нашего мозга. Именно в ней прокручиваются и циклично повторяются образы и установки, связанные с радостью и эйфорией. На определенной фазе наркозависимости она теряет способность прокручивать образы и производить виртуальную наркореальность. Яркость образов наркотического опьянения падает, и наркоман начинает терять тот кайф, который он получал раньше. Он уже не испытывает тех наслаждений, которые у него были на ранней стадии наркозависимости и уже нет феномена наслаждения. На этом этапе наркоман стремится не к наслаждению, а к снятию ломки, т.е. к физическому выживанию. В начальной стадии наркозависимости потребление даёт радость, это интересно и ярко. А потом всё это кончается и радость исчезает, но потреблять уже надо ради выживания. У наркомана, согласно некоторым исследованиям физиологов, имеет место усыхание лимбической системы. Есть уже исследования, которые показали, что в процессе наркомании мозг стареет как никогда быстро. Есть данные, согласно которым, мозг наркомана подобен мозгу старика и даже более деградирован и трансформирован. В них показано, что в мозгу наркомана происходит умирание гигантского количества нейронов. Мозг наркомана усыхает и сморщивается как яблоко, долго лежащее в тёплых условиях. Эти данные получены путём вскрытия погибших от передозировки наркоманов. Таким образом, наркомания - это процесс ускоренного старения - ускоренного старения лимбической системы, которая отвечает за наше настроение. И, действительно, по психологическим проявлениям, наркозависимые личности по поведению очень похожи на пожилых людей. Им ничего не надо, у них имеет место пустота, апатия, капризы, состояние беспомощности. Всё как у некоторых пожилых людей, страдающих старческими психическими расстройствами.

6.3. Наркотические “ловушки”

Одна из задач профилактики заключается в том, чтобы добиться чёткого осознания учащимися тех внутренних и внешних условий, которые способствуют вовлечению подростков в наркопотребление. Некоторые из этих условий таковы, что можно предотвратить их появление.

6.4. Любопытство к наркотикам

Как уже отмечалось, одним из внутренних условий, превращающих подростка в жертву наркотиков, является его любопытство.
Многие считают, что необходимо снять любопытство. Любопытство всему вина. Все школьники любопытные. Это прекрасная черта. Дети наши хотят знать всё и это прекрасно. Благодаря любопытству наши дети и учатся хорошо и увлекаются различными вещами, делами, кружками и даже науками, познают мир, читают книги. В то же время этим же любопытством, этой же чертой они из-за любопытства начинают интересоваться наркотиками. (По нашим данным, дети начинают интересоваться этим прежде всего потому, что общество много говорит о наркотиках в средствах массовой информации).
Некоторые считают, что это нездоровое любопытство можно снять, если рассказывать школьникам о наркотиках как о специфических и вредных веществах. Но школьник не понимает: почему, если он так вреден, люди стремятся его попробовать? Поэтому порой дело доходит до того, что школьнику начинают рассказывать о тех положительных переживаниях, которые вызывает наркотик. Надо сказать, что говорить со школьниками на языке правды о наркотиках сложно. Поэтому необходимы некие манипулятивные подходы и некая “усечённая правда”, на которых основывается практически вся психотерапия. Разумеется, нельзя отрицать того, что от наркотиков человек может получить определённое удовольствие. Но говорить об этом надо спокойно, без восторгов, достаточно редко. Упор должен быть сделан на деструктивных последствиях, на коварных и страшных свойствах наркотиков. Так, например, школьникам полезнее узнать о том, как и почему в конце концов умирают наркоманы. Почему мы не видим этого? Рассказать, как это скрывается. Рассказать о числе погибших и которые ещё погибнут. О том, кто пополнит этот контингент. Неужели среди нас в классе это с кем-нибудь может случиться? И т. д. и т.п. И лишь позднее, в более старших классах можно говорить о наркотиках больше, да и то с определёнными оговорками, так как этот предмет до сих пор хорошо не изучен даже учёными.

6.5. Пиво – алкоголь - наркотик

А теперь мысленно выйдем на нашу городскую центральную улицу и взглянем на нашу молодёжь. Вот она идёт весёлая, бодрая. А где алкоголики, а где наркоманы, о которых так много говорят СМИ? Ведь если верить статистике, то страшно, что творится?! Где они? Все попрятались? Если внимательно присмотреться, то видно, что молодёжь весёлая и бодренькая потому, что ... немного пьяненькая от простого “безалкогольного” пива. Ведь оно якобы не алкоголь, поэтому и рекламируется. Поэтому сегодня самый модный имидж - это идти с баллоном пива в руках. Идут парень и девушка, а в руках по двухлитровому баллону пива. Спросите у киоска: какое пиво покупается чаще? Вам скажут, что крепкое. В конце концов и получается, что наша молодёжь в течение дня выпивает в среднем по полбутылки водки. Поэтому о пиве как о напитке говорить не приходится. Вообще, чтобы понять нашу молодёжь, необходимо видеть её с утра... в постели, но мы этого не видим. Видят родители. Глаза красные, состояние тревоги и разбитости на лице, и вопль на всю квартиру: “Мам, пиво в холодильнике осталось?”. Вот вам утро бодрого настроения. И на улице он уже бодр, бодр потому, что поддал. И так каждый день. А мать говорит: “Он у меня не алкоголик, он только пиво пьёт, а его сейчас все пьют”. Пьют “вёдрами” и спиваются... Потом пиво перестаёт удовлетворять и поднимать настроение. Проще выпить меньше, да крепче. И вот уже запои, вот уже пришли перепады настроения, депрессии, невезуха, стрессы. Они растут лавинообразно. И вот уже первый разговор о смысле жизни, о её пустоте, которая снимается выпивкой, но не надолго. И вот уже к нему подошли и предложили “шорнуться” наркотика, чтобы разрешить все эти проблемы и обеспечить первый “приход”, кайф... Жизнь на некоторое время (1-2 часа) заиграла новыми “смыслами” и красками. Хочется ещё? Пожалуйста, но плати дорого. И вот уже он тащит всё из дома и продаёт. Первый криминал. Зависимость от подельщиков. Доза наркотика увеличивается, так как эффект наркоопьянения падает с каждым днём всё ниже и ниже. И, наконец, передозировка.... и вот уже мать оплакивает у могилы своего ребёнка. Приходит домой, а по телевизору опять реклама красивого пенистого пива, которое пьют красивые молодые и жизнерадостные мальчики. Мать кидает в телевизор утюгом, пожар. В пожаре погибает и мать. Эту жуткую историю рассказал мне один мой пациент, который был родственником погибшего.
Многие школьники начинают потреблять наркотики не потому, что это нужно для души и настроения, а потому, что есть мода на них. Они приходят на дискотеку, а там раздают слабый, но наркотик “экстази”. Подросток должен быть как все. Все девочки и мальчики сейчас “соснули” “экстази”. Они уже радуются и бесятся. Девочки смеются, радуются, убеждают новенькую: “Смотри, как нам хорошо, присоединяйся и погружайся в наш мир. Или ты не с нами, тогда мы на тебя обидимся”. Лучшие подруги зовут. И поэтому ради дружбы, ради солидарности, ради радости, в конце концов ради любопытства, подросток тоже последует за ними и примет экстази. Таким же образом во время застолья обрушиваются на гостя, который не пьёт и вот уже слышны оскорбления: “Ты не с нами. Это всё подозрительно. Ты не с нами, а значит против нас” и т.д.
К сожалению, многие подростки не понимают истинного значения группового давления на них в подобных ситуациях. И им это надо объяснить.
Все мы приходим в этот мир в известном смысле опьянёнными. Именно так. У маленького человека в мозгу высокая концентрация веществ, создающих настроение. Поэтому дети рады всему, видят многое в малом. Мы удивляемся им, как удивляется трезвый пьяному (но оказывается, что в “пьяном базаре” пьяный находит особые смыслы, недоступные трезвому). Дети как бы пьяны от природы. Поэтому, если они случайно пробуют алкоголь, то сразу же засыпают. Это им лишнее, ведь они уже и так “пьяны”. Таким образом, не алкоголь повышает настроение человека, а вещества, вырабатываемые в его организме. Алкоголь эти вещества настроения лишь “выжимает”. Именно поэтому утром бывает тяжело, так как веществ, дающих настроение, не хватает: алкоголь их “съел”.

6.6. Мода и ценности жизни

Очень часто школьникам навязываются некие ценности, которые являются ценностями чисто умозрительными, т.е. “для других”, но “не для меня”. Это псевдоценности. В них нет позитивного переживания. Не всё, что модно нам нужно. Школьник очень часто в таких ценностях не нуждается. Об этом школьник должен знать! К сожалению, большинство школьников стремятся не отставать от своих сверстников. Мода (в частности, мода на наркотики) берёт верх. Учитель должен воспитать в учащемся чувство, которое противостояло бы чувству деструктивной стадности, в потоке которой личность теряет свою индивидуальность. К счастью, многие подростки не нуждаются в каких-то особых позитивно переживаемых ценностях. Для них не стоит остро вопрос о смысле жизни. Они молоды и обычно имеют врождённое жизнеутверждающее чувство. Поэтому задача учителей состоит прежде всего в сохранении и обеспечении условий для того, чтобы эта способность радоваться жизни не уменьшалась. Более того: надо создать условия, чтобы эта способность приумножалась. Такая профилактическая работа по эмоциональной защите от наркотиков должна вестись в скрытой форме, т.е. не надо прямо говорить учащимся, что “мы сейчас будем учиться радоваться жизни”, а необходимо действовать и организовывать учёбу, мероприятия, общение таким образом, чтобы сохранить и развивать способность радоваться жизни, чтобы они больше чисто практически, а не теоретически закрепили для себя, как организуется радость и что для этого надо делать. Излишняя теоретизация и философствование о смысле жизни и радостях могут быть полезными, но не для всех. Вообще вопрос о смысле жизни для школьников поднимать не обязательно. Взрослые - и то не могут внятно дать ответ на вопрос, что такое смысл жизни. Ещё З. Фрейд утверждал, что если у человека на основании переживаний (а не размышлений) возник этот вопрос, то эта личность проблемная и заслуживает внимания психотерапевта.
Что учителя должны делать в школе, чтобы сохранить у детей хорошее настроение? Можно сказать, что ничего особенно нового делать не надо. Прежде всего, просто надо любить своих учеников, с ними с удовольствием общаться и выслушивать больше, доверять им, проявлять внимание, быть для них друзьями. Чтобы дети вас любили, вам доверяли, любили ваш предмет, стали настоящими людьми. Это главное. В том-то и дело, что физически мы не способны полюбить всех детей и верно выражать свои чувства, общаться со всеми учащимися, воспитывать их. Родители - и то не умеют это делать. Ведь тискать ребёнка, покупать ему мороженое и одевать - это ещё не значит быть его другом, быть любимым человеком, которому можно доверить всё.
Таким образом, возникает вечный вопрос: “Что делать?” Конечно, можно испугаться и свалить эту проблему на дядю-милиционера или тётю-врача, которые попугают наших детей и потом навсегда исчезнут. Можно конечно ещё пригласить и крутить детям эту скучную и усыпляющую “шарманку запугивания”. Между тем эта проблема не одного дня, не одного урока, это проблема всей жизни. Но необходимо проводить и специальные занятия, к которым бы учащиеся стремились. Они должны быть интригующими и занимательными. И, очевидно, что профилактика наркомании в них должна иметь неявный, скрытый характер.

6.7. Недостатки традиционных подходов

Благодаря традиционной профилактике наркомании и её антинаркотической пропаганде, которая имеет прямые и открытые формы, все мы теперь знаем, что наркотики - это плохо. Зайдите в любой школьный класс и практически все учащиеся хором вам подтвердят это. Но тогда возникает вопрос: “Откуда берутся наркоманы?” Поэтому можно предположить, что открытая профилактика наркомании необходима, но не достаточна.
Открытой профилактикой наркомании необходимо заниматься. Можно, например, на кабинете сделать вывеску: “Специалист по профилактике наркомании”. Можно выйти к учащимся и напрямую заявить, что вы будете заниматься профилактикой наркомании. К сожалению, как показали наши наблюдения, слово “профилактика” в большинстве случаев не вызывает интереса у учащихся. Можно много говорить о наркотиках, их вреде здоровью, часто произносить слово “наркомания”, и учащиеся будут знать всё о наркотиках, их разновидностях, где они продаются, но этого опять будет не достаточно. Вы снимете у них лишь некое поверхностное, познавательное любопытство к наркотикам. Кстати, по такому пути пошли многие российские школы, но практика показала, что такой подход, направленный на снятие любопытства о наркотиках в некоторых случаях, наоборот, стимулирует его. Увы! Некоторые наши коллеги почему-то уверены, что для того, чтобы школьники не интересовались наркотиками, им надо все рассказывать о них. Всё-всё! Чтобы любопытства не было. И почему-то считается, что после этого учащиеся почему-то не будут потреблять. Нам приходилось присутствовать на таких уроках: появляется работник МВД и начинает рассказывать о типах наркотиков, какие они бывают, где они производятся. Более того, после окончания занятий учащимся вручаются атласы о различных наркотиках, чтобы они окончательно “утолили” своё любопытство. В этом справочнике рассказывается всё подробно о том, где наркотики растут, освещается их история, где они продаются, какого цвета фантики и картинки. Получается, что если взять сексуально-озабоченного подростка и много ему рассказывать о женщинах, об их красоте, он всё меньше и меньше будет отказываться от них. По-видимому, всё наоборот. Снимая чисто поверхностное и познавательное любопытство, мы рискуем стимулировать иное любопытство, которое за гранью познавательной сферы учащегося - это эмоциональное любопытство и искушение. В результате в классе могут появиться наиболее “продвинутые”, которые утолили не познавательное любопытство к наркотикам, а эмоциональное. Такой учащийся уже начинает хвастаться о своих познаниях. Он даже горд, как горд мальчишка, который курит на виду у девчонок. “Он продвинутый у нас мальчик. Он уже курил марихуану” - говорят его одноклассники. Значительная часть учащихся, к сожалению, как показывают наши наблюдения, восхищаются этим. Это происходит не только потому, что речь идёт о необычном и новом, но и по другой причине - благодаря средствам массовой информации, книгам, где проповедуется это в той или иной форме. Например, обожаемая молодёжью книга Виктора Пелевина “Поколение пепси” стала бестселлером. Эта книга была издана гигантскими тиражами. В ней прекрасно описаны особенности наркотического сознания главного героя. В этой книге представлено все объективно. Возможно, для взрослого человека это полезная книга. Подросток же, прочитав её, может всё оценить неадекватно и начать потреблять наркотики.
Кроме того, необходимо отметить, что в настоящее время наблюдается преобладание сравнительно дорогого пропагандистского подхода в профилактике наркомании (рок-музыканты, велосипедисты, байкеры против наркотиков и т.п.). Время показало, что эти пропагандистские трюки, направленные на удовлетворение чисто финансовых интересов их создателей, неэффективны. Они уже многих утомили.
Снять любопытство к наркотикам простыми рассказами о них, на наш взгляд, невозможно. Если вы часто будете говорить о них во время профилактики наркомании, произносить часто слово “наркотик”, то это может вызвать даже обратную реакцию. Но в тоже время совсем не произносить это слово невозможно. Надо произносить его один раз, но этот “ один раз” должен быть таким, чтобы учащиеся эмоционально отреагировали, вздрогнули. Точно так же, как и молодые люди, если каждый день будут говорить: “Ты меня любишь? Да, люблю! Люблю!” Другое дело, если они будут молча идти к любви своими действиями, не произнося слова “люблю”, и наконец, через пять лет скажут друг другу об этом. Есть такие супруги, которые проживают счастливо в любви и согласии, так и не произнеся конкретных слов о любви. Но есть и такие, которые несчастны, но в манипулятивных целях каждый день признаются в любви.
Недостаточно эффективно проходит профилактика наркомании и тогда, когда акцент делается, главным образом, на психодиагностику. Мы должны делать всё, чтобы уже до диагностики не было учащихся, склонных к наркотическому потреблению. А если дело дошло до диагностики наркомании, то уже поздно. Многие преподаватели уже устали от этих холодных и “бездушных” тестирований. Устали настолько, что нет сил заниматься живым общением с учащимися. Нельзя забывать главного: диагностировать и выявлять необходимо не наркоманов, а учащихся, которые имеют риск потреблять наркотики.
Таким образом, на основании сказанного напрашивается вывод о необходимости иных подходов к профилактике наркомании. Одним из таких подходов является метод косвенной и скрытой профилактики наркомании, разработанный нами. В этом случае при взаимодействии преподавателя с учащимися должны затрагиваться ненаркотические темы, казалось бы, не имеющие отношения к проблеме наркомании, но благодаря им должна вырисовываться некая фигура, которая и есть профилактика наркомании . Иными словами, если профилактику наркомании представить как некую фигуру, то она вырисовывается не благодаря тому, что у неё внутри, а благодаря тому, что за её контурами. По сути своей - это заструктурный подход (постструктурализм).
На наш взгляд, проблема наркомании в России во многом заключается в дефиците постструктурного подхода в системе образования, науке и культуре, а не социально экономическом положении. Сейчас у нас стоит проблема не физического выживания, а психологического.
Косвенная профилактика предполагает широкое использование педагогами психотерапевтических методов. В частности они должны научиться эффективно внушать учащимся, владеть разными методами внушения. Скажем, внушать можно напрямую и одинаково всем, не задумываясь, кто перед вами (так делал Кашпировский по телевидению). Вы говорите, например, своим ученикам “нечто”, чтобы у них изменилось настроение к учёбе, но говорите это примитивно: “Так! (ударяете вы указкой по столу). Слушать меня, сели и начали читать!!!” Некоторые, наиболее внушаемые, под гипнозом (страхом) ваших агрессивных глаз, начинают заниматься, а некоторые даже не услышали вас.
Внушать можно косвенно, т.е. не напрямую. Вместо того, чтобы бить указкой по столу и делать страшные глаза, вы отвлекаете класс интересной и животрепещущей темой, не имеющей никакого отношения к вашему предмету и постепенно сужаете её до проблемы учёбы, к которой сейчас необходимо приступить. (Хорошим косвенным внушением является поход в наркологическую психбольницу, на похороны подростка-наркомана или даже в морг на вскрытие больного, умершего от разложения, вызванного наркотиком, и т.д.).
В связи с этим возникает вопрос: что общего между педагогикой и психотерапией? Готов ли учитель выступать в роли психотерапевта?

6.8. Учитель как психотерапевт

Многие из учителей думают, что психотерапия – это нечто другое, чем педагогика. Конечно, в психотерапии есть раздел, который связан с внушением, с гипнозом. Но он занимает во всей психотерапии всего 8-10%. В психотерапии есть и другие подходы, используемые в педагогике. Это - психоанализ, рациональная психотерапия, групповая психотерапия, семейная. Можно даже без особой натяжки сказать, что все педагогические знания и приемы входят в психотерапию, но просто называются иначе. Только педагогическая работа носит более основательный характер. Существует точка зрения, будто то, что делает психотерапевт в течение часа, педагог делает годами. Это не так. Но в некоторых случаях психотерапия – это более радикальная педагогика, когда нужные результаты достигаются путём гипноза и других специфических воздействий. Но и в психотерапии есть методы, используемые в течение длительного периода. Психоаналитик часто занимается годами и перевоспитывает своих пациентов, как и педагог. То же общение, тот же психологический анализ и т.д. Иными словами, в психотерапии есть такой раздел как рациональная психотерапия, психотерапия дискуссий, поведенческая психотерапия и т.д., которые основаны на положениях педагогики. Следовательно, у учителей есть хорошая база для того, чтобы быть психотерапевтами. Поэтому у них не должно быть комплекса, вызванного тем, что якобы психотерапия что-то отдельное от педагогики и недосягаемое. К сожалению, педагогика в большинстве случаев направлена только на изменение поведения учащихся, на анализ поведения. А вот переживания школьника, его эмоции, к сожалению, часто забываются. Достаточно исправить это упущение - и тогда начнётся психотерапия. Иными словами, педагогика станет психотерапевтической, как только она повернётся лицом к человеческим переживаниям. Вы будете изменять теперь не только поведение учащихся, но и переживания. Надо сказать, что это очень интересный процесс - влиять на переживания учащихся. Учителю должно быть интересным не только то, какой поступок совершил Иванов, но и то, почему у Иванова сегодня хорошее настроение, почему у Сидоровой плохое настроение? Вам должно быть интересным, не почему Иванов сделал это, а почему у Иванова сегодня хорошее настроение, почему у Сидоровой плохое настроение? Настало время ставить во главу угла не только поведение, но и человеческие чувства и переживания! И в этом случае появится психотерапевтичность в педагогической деятельности. Более того, учитель станет психотерапевтом.
Некоторые после прочтения этих строк, возможно, почувствуют беспокойство о том, справятся ли они с этой проблемой. Мы уже услышали некоторые реплики, что проблема наркомании - это проблема сугубо медицинская, психотерапевтическая, что “мол, не наше это педагогическое дело”, “врачи, дескать, сами не справляются”. Всё правильно: проблема лечения наркомании - это дело рук врачей, психотерапевтов, а вот проблема того, чтобы наши дети не начали потреблять наркотики - это проблема общая. Это проблема родителей и учителей, президента и народа, политиков и экономистов, правоохранительных и правозащитных организаций, учёных и обывателей и т.д. К сожалению, в настоящее время врачи до сих пор ничего эффективного в плане лечения предложить не могут (обычно 5-7% выздоравливающих, но они остаются хронически больными). Правоохранительные органы работают слабо, более того, есть информация, что они, в некоторых регионах России даже стимулируют и регулируют распространение наркотиков. Финансирование идёт, но деньги безрезультатно сгорают и даже порой отмываются. Помимо первичного наркобизнеса (продажа наркотиков), процветает вторичный наркобизнес (дорогое, но неэффективное лечение, после которого больным некому и пожаловаться, так как врачи юридически грамотно оформляют договора с родственниками наркоманов, которые из-за горя закрывают на всё глаза). Именно поэтому наиболее надёжный и перспективный путь борьбы с наркоманией - это профилактика.

6.9. Профилактика наркомании в процессе обучения

В рамках процесса преподавания приём косвенного внушения против наркомании и алкоголизма можно применять практически во всех школьных предметах. Почти всегда можно связать проблему наркомании с изучаемой темой. Для этого необходимы следующие шаги:
Выбрать занимательную тему.
Вывести эту тему на психологическую или философскую проблему (переживания, настроения, смысла жизни, поведения, ценностей, смерти, жизни и т. д.).
Показать, как усложняется разрешение этой проблемы в случае потребления алкоголя или наркотиков.
По этой схеме возможна профилактика наркомании в рамках гуманитарных дисциплин: истории, русского или татарского языка. Так, например, через феномен пьянки, который описывается в том, или ином произведении, можно всегда перейти к феномену настроения. От какого-то маленького отрывка из рассказа можно всегда плавно выйти на проблему настроения.
Однажды мы услышали вопрос из аудитории: возможна ли профилактика наркомании на уроках музыки? Конечно. Разве вас музыка не пьянит? Вот уже переход по теме пьянства. Или как много бы ещё сделал композитор Салих Сайдашев, если бы не спился. А Мусоргский... А король рок-н-ролла Элвис Пресли, который погиб от наркотиков. А из современных жертв наркотиков - Фредди Меркьюри. Наркотиками увлекались и погибали от них выдающиеся представители различных сфер деятельности. Поэтому профилактику можно проводить в рамках любого предмета.
И вновь я слышу вопрос: “Возможна ли профилактика в рамках предмета математики?” Конечно. Дайте учащимся задачу, в которой необходимо рассчитать, сколько тратит наркоман денег в течение года? И сколько ему осталось жить?
Или возьмём уроки химии. Есть вещество, молекула и её химическая формула. Это - яд, который разлагает мозг вот таким-то образом. Запугивания не было, а просто рассматривался химический процесс разложения организма. Аналогично можно рассмотреть процесс разложения организма наркомана на уроке биологии.
Таким образом, необходимо проявить лишь некую изобретательность и в любой курс можно аккуратно внедрить (но не грубо и не часто) тему, направленную на скрытую профилактику наркомании.
Теперь вернёмся к прямому внушению, направленному против наркотиков. Если вы выйдете к учащимся и скажете: “Дорогие мои, пожалуйста не потребляйте наркотики, они опасны для вашего здоровья!”, то Вас, конечно, могут и не услышать. А если так: “Иванов!!! Не потреблять!!! Сидоров, не потреблять!!!” Это директивное внушение. В этом случае часто произносится слово наркотик (Настолько часто, что учащиеся волей не волей начинают интересоваться им.) Многие школы уже пошли в рамках директивного направления. И это прекрасно, но не достаточно. Так, в некоторых школах учеников заставляют в дневниках собственноручно написать обязательства не сорить, не грызть семечки, носить с собой расчёску и... не потреблять наркотики. Более того, были такие младшие школьники, которые и не знали, что это такое. Теперь знают и интересуются.
Так, нередко в рамках директивного внушения проводятся телевизионные антинаркотические марафоны. Собирают чиновников в одной аудитории и они, далекие от этой темы, пытаются что-то внушить телезрителям. Проходят акции “велосипедисты против наркомании”, “рок-певцы против наркомании” и т.д. Это всё забавно. Но время показывает, что это малоэффективно. В лучшем случае организаторы делают себе рекламу, в худшем, показывают нам, как не надо проводить профилактику наркомании, или “отмывают”, отпущенные на борьбу с наркоманией деньги. Между тем можно провести такие телепередачи или беседы с детьми, в которых слово “наркотики” почти не произносится. Скажем, можно строить разговор вокруг проблемы хорошего настроения.
Марина сегодня у нас очень весёлая, а Серёжа очень грустный. Почему все мы такие разные? Может быть, есть какой-то банк или копилочка, где это настроение хранится? У кого-то настроения накопилось много, у кого-то мало. Можно нарисовать эту банку на доске. И содержимое этой банки не очень большое, нельзя сказать, что неисчерпаемо. Надо его экономить. А можно ли это содержимое банки с настроением опрокинуть? Оказывается, есть люди, которые это настроение могут быстро и искусственно выплеснуть. А потом они утром просыпаются, а настроения нет, потому что его вылили. Учащийся должен понять, что настроение из банки можно выплеснуть только в том случае, если человек создаёт настроение искусственно, т.е. химически отравив мозг. А так, если настроение есть, само по себе оно не уменьшается и его даже можно приумножать - благодаря какому-либо преодолению, испытанию, труду, работе, физкультуре, спорту. Радостное настроение в этом случае приходит как награда за преодоление препятствий, которые у нас встречаются в жизни. Так, чтобы еда радовала, надо поголодать; чтобы людям любовь приносила радость, нужна разлука; чтобы перемена была в радость, надо ходить на уроки и заниматься и т.д. Белое познаётся только через чёрное. Так можно увеличить объём содержимого “банки с настроением”. Эту идею необходимо донести до учащихся. Они должны понять, что банк настроения – это не бездонная бочка, из которой искусственно, с помощью алкоголя или наркотиков, можно качать и качать настроение, что это настроение уменьшается, и для того, чтобы его “достать”, алкоголикам приходится всё больше и больше пить или потреблять наркотики. В результате этого постепенно они теряют способность самостоятельно создавать хорошее настроенье, как раньше. И в конце концов умирают от передозировки.
Иными словами, уже на первых классных часах мы можем говорить о душе и настроении, не акцентируя внимания на слове “наркомания” или “наркотик”. Необходимо рассказать о том, как важно иметь хорошее настроение, о “банке настроения” и о том, что необходимо делать, чтобы нам этого настроения хватило на всю жизнь. А тех, кто в жизни так и не научится этому, ждёт суицид или наркотики (алкоголь). Показать школьникам, что алкоголики и наркоманы самые несчастные люди, которые не могут выбраться из “тёмного подвала” плохого настроения, тоски и печали, а если и выбираются, то искусственно и ненадолго. Если мы искусственно (с помощью алкоголя или наркотика) сливаем настроенье из “банки” в больших количествах, то нам его на всю жизнь может и не хватить. Когда постоянно дурное настроение, то не хочется жить. Наркоману наполнить “банку” не удаётся никогда. В его “банке” мало настроения. Поэтому некоторые наркоманы кончают жизнь самоубийством. Те из них, которые не решаются на это, всю оставшуюся жизнь проживают в плохом настроении. Лишь немногим удаётся полностью восстановиться. Наркоман не может вернуться в своё исходное, нормальное состояние, которое было до потребления наркотика. Нет такого метода лечения, чтобы вернуть утраченное. Тут не помогут и богатые родители, если даже увезут наркомана в лучшие клиники Америки. Вот так надо говорить о “банке” хорошего настроения. А всё, что в этой банке пустое - это плохое настроенье, дыхание смерти. Если падает в объёме хорошее настроенье, то соответственно увеличивается объём плохого настроенья. Пустота и есть депрессия. Так, например, алкоголик утром встаёт, а в голове пустота.
Конечно, проще идти по пути прямого внушения, он менее энергозатратен, но не всегда эффективен. А можно выбрать путь косвенного внушения. При этом до личности доходит воздействие постепенно. В личности постепенно воспитывается нечто - антинаркотическое убеждение, которое никогда не позволит ей потребить наркотик.
Важность сказанного здесь заключается не в том, чтобы учитель в точности воспроизвёл приведённый выше пример на уроке, а в том чтобы, появилось у него желание быть психотерапевтом и не бояться этого, чтобы в дальнейшем с учётом ситуации он мог бы импровизировать на тему скрытой профилактики, но основываясь на тех положениях, которые изложены в этом разделе. Главное: необходимо так сформировать представления школьника о настроении, ценностях жизни и смысле, о свойствах наркотических веществ, чтобы мы могли быть уверенными, что юноша никогда не потребит наркотическое средство. Преподаватель должен уметь на основании того, как говорит учащийся, как он держится, судить о его склонности к наркотику. Школьник, обладающий большим творческим потенциалом, способный в малом видеть многое, любящий и любимый родителями, скучать не будет. Он не рискует стать наркоманом, за исключением того случая, если его обманным или насильственным способом “подсадят на иглу”.
Для того, чтобы преподаватель мог эффективно влиять на учащихся, он должен и для себя самого определиться, какое место алкоголь и наркотик занимают в его жизни. У него на этот счёт должно быть правильное мировоззрение. Только в этом случае он никогда не заблудится вместе с учащимися в дебрях проблемы наркомании. Если преподаватель будет лукавить на этот счёт, ученики быстро его “раскусят” и перестанут доверять, и путь к эффективной профилактике, возможно, будет закрыт навсегда.
Когда преподаватель ведёт антиалкогольное или антинаркотическое занятие, он должен иметь в виду, что значительная часть уже попробовала и знает вкус опьянения. Он должен знать, что значительная часть может даже недоумевать, что, мол, “несёт” учитель, мы “пробовали и ничего не произошло, а даже было хорошо”. Чтобы нейтрализовать такого рода мысли, необходимо им напомнить о существовании эффекта “сирены”: хорошо бывает только вначале. В этом - специфическое, самое опасное свойство наркотиков.
Косвенное внушение часто начинается с того момента, когда преподаватель, казалось бы, обращаясь к одним (непроблемным ученикам), в действительности обращается к другим (проблемным ученикам).
Учитель на уроке химии или биологии должен очень понятно донести до учащихся то, что ни наркотик и ни алкоголь пьянят человека, а вещества настроения, которые с помощью алкоголя и наркотика “выжимаются”. Поэтому после потребления с утра чаще бывает плохое настроение (феномен похмельного синдрома). Таким образом, нет вне организма человека каких-то особых веществ, которые бы давали человеку настроение, а все вещества в нём самом и от того, как он ими распорядится, зависит его психическая жизнь, его судьба, его счастье и смысл жизни.

Ещё над чем необходимо работать на занятиях группового общения?

Первое. Начинается с создания условий для формирования направленности личности на распознавание собственных потребностей. Соответствуют мои действия моим потребностям. Мы часто делаем нечто такое, что по сути дела для нас не является ценностью, погружаясь в мир неких эфемерных, лишишь мозгами (а не чувствами) воспринимаемых ценностей. Депрессии часто начинаются от того, что человек устаёт от напряжения и стремления к этим ценностям, которые нам ничего не дают. Одной из таких ценностей являются некие ненужные, но модные вещи. Часто бывает модно, но не удобно. Часто нам навязывают что-то другие люди, но эти вещи нам не нужны. Мы берём их, а потом страдаем.
Пример. Одна девочка увидела, что её подружки уже встречаются с парнями. Подружки тоже ей нашли парня и она за компанию тоже начала встречаться, хотя позднее поняла, что не желает этого. Позднее её подруги похвастались ей, что они уже “трахаются” (на жаргоне означает, что совершают половые акты). Девочка не хотела этого, но из чувства солидарности и преданности подругам пошла на ЭТО. Позднее из чувства солидарности она впервые попробовала наркотик и стала полностью зависеть от этой кампании. Когда пошли на криминал, то она тоже пошла, но так получилось, что в тюрьму села она за всех, взяв всю вину на себя.
Пример. Девушка вышла замуж потому, что пора, потому, что мать унижает, потому, что подруги смеются. Родила не от любимого. А потом сказала себе: “А мне это надо?”.
Конечно, необходимо вовремя научиться спрашивать себя: “А мне это надо?”
Уважаемые преподаватели, если вы эту проблему решите для себя, то затем сможете эффективно разрешить эту проблему и для своих детей или учеников. Ребёнок должен понять, что он может делать нечто такое, что ему не надо, в чём он не нуждается. Только в этом случае мы сможем говорить о хорошем настроении, а так мы ребёнка можем загнать в такой мир ценностей (ценностей для нас взрослых), что он пожелает как-то избавиться от этого или ему помогут в этом наркоманипуляторы.
Пример. Мальчика водят в течение дня из музыкальной школы в художественную, потом в спортивную, потом в обычную, потом уроки и т.д.
А ребёнок тем временем просто мечтает поиграть с друзьями. Он терпит все испытания ради “далёкого будущего”, которое его не греет.
Впоследствии родители удивляются тому, почему именно их ребёнок, который посещал все школы и кружки, взял и начал колоться наркотиком. Почему? Потому, что ребёнок жил и не радовался, эти школы ему не приносили никакой радости. Родители организовывали ребёнку ценности, нагнетаемые извне, опираясь на других родителей, а не на собственное глубинное понимание и переживание за ребёнка (“У Ивановых дочь ходит в музыкалку, у Сидоровых тоже и нам это надо!”) Они даже не интересовались настроением своего ребёнка, его мыслями и чувствами.
Пример. Отец бьёт себе в грудь и утверждает: “МОЯ дочь должна играть на фортепиано. Мы не отсталые люди и у нас есть на это деньги”.
Музыка это прекрасно. Но хотелось бы, чтобы папы и мамы говорили так: “Я был счастлив в музыке и хочу, чтобы это счастье испытал и мой ребёнок! ”
А получается, что взрослые решают свои проблемы.
Уже на первом занятии необходимо поговорить и спросить у детей о том, что они хотят и желают. Будут разные ответы, разных уровней начиная от уровня “сникерса” и кончая любовью, начиная от физических и примитивных потребностей и кончая психологическими и духовными. Всё это должно открыться. Необходимо творчески подойти к этому.
Второе. Осознание личностью своих естественных насущных потребностей. На первом этапе просто мы как бы выговорились об этом. А здесь осознание... Здесь придётся проводить диалоги с каждым учащимся. Учащиеся будут выслушивать своих сверстников. Они будут понимать себя через других. Учащийся, выслушивая мнения других, постепенно может осознать свои потребности. Самое главное: в процессе такого диалога не допустить того, чтобы школьники копировали друг друга - лишь бы ответить. Учащийся согласно правилам группового общения имеет право отказаться отвечать и это никак негативно не должно быть воспринято как со стороны учителя, так и учеников. Ничего страшного в этом нет. Отказ от ответа может быть полезной темой для размышления в группе.
Пример. Ученица в процессе группового общения со сверстниками о потребностях семейных отношений осознала, что имеет потребность и дефицит общения с матерью и отцом. “Мать меня гонит с кухни, отец из своего кабинета, а куда мне деваться, кому излить душу. Я болтаюсь каждый день по дому и не знаю, куда себя девать. Поэтому хожу к соседке, хотя она алкашка, но когда трезвая, хорошая женщина... Как я вам завидую, что вы дружите со своими родителями”
В результате эту девочку соседка научила поднимать настроение с помощью самогона.
Пример. На улице сидели дети, ничего не желавшие и уставшие от долгого пребывания на улице во время каникул. Они хотели домой. Но дома их никто не ждал. “Быстрей бы в школу” - вздохнул один из них. А другой ему в ответ: “Дурак что ли... В школе ещё хуже... ”.
Если ребёнку ничего не хочется, некуда податься, то он уже в группе риска и может оказаться жертвой наркоманипуляторов. Наркоманипуляторы “любят” детей, у которых в голове пустота и нет настроения. Таких можно быстро заинтересовать наркотиком, который восполнит эту пустоту и даст настроение.
Пример. Мальчик в процессе группового общения осознал, что его родители не являются для него друзьями, являясь “директорами по хозяйственной части его жизни”. Он осознал, что не может доверить матери или отцу нечто сокровенное, так как они его уже несколько раз предавали. Осознал потребность в человеке, на которого можно положиться.
Далее третье. Вывести учащегося на уровень приобщения к своему внутреннему миру и освобождения от запретов, надуманно привнесённых извне.
Благодаря этому должны вырабатываться жизнеутверждающие ценности и настроение, жизненный кайф от самореализации. Этот кайф лучше, чем получаемый искусственно с помощью наркотиков. Учащиеся в процессе группового общения должны уяснить для себя, что настроение можно создать не только с помощью искусственного подбадривания (алкоголя или наркотика), но и зарабатывать, получая его как награду за преодоление трудностей и достижения целей. Учащиеся должны рассказать друг другу о том, как им это удавалось, о своих счастливых мгновеньях, “звёздных часах и минутах”, которые пришли как награда за испытание, успех и т.д. Учащийся на этих занятиях должен осознать, что удержать настроенье без приложения усилий невозможно. Так, например, счастливая любовь познаётся только в разлуке. Восхитительный вкус хлеба после голода. Сладкий сон после труда. И т.д.
Пример. Мальчик ни в чём не нуждался, подолгу сидел у компьютера, только отвлекаясь порой на еду. В компьютере у него было всё: друзья и подружки (гулять во двор ходить не надо), книги (в библиотеку ходить не надо) и т.д. По сути своей мальчик начал заниматься некой виртуально-компьютерной мастурбацией, которая переросла в обыкновенный онанизм, благодаря которому он не встречался с девушками. А зачем, когда чувство “оргазма в моих руках”? В конце концов мальчик настолько обленился, что перестал что-либо делать. Его волевая структура практически не работала. К девушке на свидание ходить трудно. Всё ему надо было быстро. Он был нетерпелив. Он ничего не преодолевал. Настроение с каждым днём падало и в конце концов у него созрело желание из компьютерной виртуальной реальности переселиться в наркотическую.
Такая личность постепенно воспитывает в себе установку к воображаемому потреблению. Она постепенно закрывается от окружающего мира и “начинает прятаться под одеялом”. Внешний мир такой личности всё более и более не нужен. Это и есть основа наркозависимой личности. Зачем мне “зарабатывать” настроение - возьму и выпью стопочку!? Зачем мне женщина, возьму, закрою глаза и удовлетворю себя!? Человек уходит от реального мира, от его проблем, преодолений, забот и т. п. Развивается аутизм. Именно поэтому возникает желание потребления алкоголя или наркотических средств. Все эти вещи одного качества. Все они взаимосвязаны.
Пример. В квартире нет живого общения, все сидят у телевизора. Только в конце передачи папа узнаёт, что все уже дома, но общаться с сыном уже нет сил и желания, пора спать. Вся семья весь вечер просидела у телевизора.
В процессе группового общения учащиеся должны научиться живому чувственному общению, должны научиться смотреть друг другу в глаза, а не на телевизор и т.п.
Когда человек освободится от ценностей, которые ему навязываются, когда он отрежет ненужные “грыжи своей жизни”, только тогда создаются условия для хорошего настроения.
Родители должны тысячу раз подумать, кому ЭТО нужно. Детям или родителям.
Пример. Одна ученица сказала на групповом занятии о том, что испытывает чувство зависти к подруге, в семье которой живут бедно. Сама она живёт богато в роскошном коттедже. Но там не так психологически светло и уютно, как у подруги в однокомнатной квартире. Оказывается, не всё связано с деньгами и состоятельностью родителей.
Девочка скучает в этом коттедже. Она не может выйти спокойно погулять с девочками, так как родители запрещают играть с детьми из бедных семей. Эта девочка тоже в группе риска. Она скучает.
Четвёртое. Поиск оптимальных путей удовлетворения насущных потребностей учащегося.
Этот поиск идёт в процессе группового общения. Он находит с помощью своих сверстников оптимальный вариант.
Пример. В процессе группового общения мальчик выяснил, что у него оказывается большой талант художника, но мать мешает ему в этом. Заставляет заниматься другим и не видит его талант. Был выработан оптимальный вариант, как решить эту проблему.
Действительно, часто родителям выгоднее для себя делать из ребёнка “бездаря”. Они его так и обзывают. Групповое общение призвано снять незаслуженную оценку родителями своих детей. Ребёнок должен выработать оптимальную линию поведения со своими родителями и достичь своей цели.
Пример. Один известный актер в своём интервью заявил, что реализовал свой талант потому, что верил в него, что эту веру в нём воспитали его учительница и одноклассники. Отец же, наоборот, унижал профессию актёра и заставлял поступать в технический вуз, но он перехитрил отца, приняв оптимальное решение.
Пример. Порой сами преподаватели делают из некоторых учеников идиотов, хотя ученик намного глубже, чем тот ярлык, который ему надевает учитель. А другой учитель снял это ярлык буквально на одном уроке и изменил его судьбу. Ученик прекрасно закончил школу и стал известным специалистом.
В процессе групповых занятий школьник должен убедиться, что в его жизни будут ценности и потребности, которые будут всегда давать настроение, и, что он никогда не прибегнет к тому, чтобы это настроение создавать искусственно (с помощью наркотика или алкоголя). Хотелось бы, чтобы всё это передавалось преподавателями на основании их собственных ощущений. Так, например, о счастье и чувстве материнства может рассказать учительница на собственном опыте, и так убедительно, что ученицы даже в мыслях не позволят внедрить в себя радость от алкогольного опьянения.
Необходимо отметить, что даже если личность не наркозависимая, тем не менее, она может обладать установками наркозависимой личности (это деструктивные установки любой личности).
Пример. В детском саду уже есть дети, обладающие установками наркозависимой личности. Такие дети находятся в группе риска.
Наша задача - помешать развитию этих наркозависимых установок.
Есть точка зрения, что с такими детьми бесполезно работать, что, мол, всё равно они станут наркоманами. Если верить подобной логике, то можно даже сказать, что некоторые дети уже рождаются убийцами и их надо заранее изолировать. Это нелепость. Установки можно перевоспитать. Много примеров, когда дети, имевшие деструктивные установки, стали хорошими людьми. Такие установки поддаются перестройке в процессе перевоспитания. Главное - найти верный подход к ребёнку. В частности, этому могут помочь и групповые занятия. В ходе группового общения все вышеизложенные темы должны затрагиваться, обсуждаться, оцениваться всеми членами группы.
В процессе группового общения особое место занимает формирование жизненных навыков. Это тоже очень важно в плане косвенной профилактики наркомании. Что сюда входит?
Первое. Умение отказываться от рискованных предложений.
Пример. Мальчик играет на улице. Взрослые ребята приглашают мальчика пойти с ними и постоять на “шухере”. Что, ты не мужик что ли? В результате такого психологического прессинга часто дети попадают в тюрьмы, тонут, погибают под высоким напряжением и т.д.
Между прочим, предложение потребить наркотик в конце концов равносильно предложению прыгнуть с девятого этажа и полететь. Только этот полёт длится не пять секунд, а пять лет. Разница большая, но результат один и тот же: человек гибнет. Поэтому преподаватель должен к каждому подойти индивидуально и спросить: “Прыгнешь ли ты за кампанию с девятого этажа ради полёта?” Учащиеся должны убедиться, что разницы между предложениями потребить наркотик и прыгнуть с девятого этажа нет.
Умение отказываться от рискованных предложений – это, прежде всего, такая способность, чтобы не обидеть другую сторону и чтобы у самой личности на душе не остался осадок. Для этого необходимо поднять самооценку подростку. Личность должна понять, что другая сторона не о нём беспокоится, а о себе. Понять, что уважение к себе таким послушанием не заработаешь. Он должен понять, что им просто манипулируют и используют как вещь. Учащийся должен уметь отказываться от рискованных предложений, Уметь разоблачать эту манипуляцию и эксплуатацию. В конце концов, личность должна научиться распознавать истинные намерения наркоманипулятора.
Второе. Видеть положительные и отрицательные стороны явлений.
Действительно, благодаря вышеприведённой информации можно запугать детей и воспитать их боязливыми и нерешительными. В процессе группового общения необходимо всегда разбавлять положительное с отрицательным. Перегибы тут не нужны.
Третье. Взаимодействие со сверстниками.
На это и ориентировано, главным образом, групповое общение. Заново открыть для учащихся ценность общения.
Четвёртое. Выражать правильно свои чувства.
Научиться говорить, что чувствуешь. Для этого полезно проводить тренинги общения с элементами групповой психодинамики. Говорить о своих чувствах не так просто. Ведь очень часто мы чувствуем одно, а делаем нечто совершенно иное, не соответствующее этим чувствам. Когда человек правильно выражает свои чувства, то он уже не лжёт себе, а если и солжёт, то группа это обнаружит и оценит. Очень часто на этих занятиях должна звучать фраза: “Я чувствую, что...”. Одноклассник однокласснику может сказать “Ты страшный как волк”, а может и так: “Я боюсь тебя как пугливый заяц”. В первом случае он обзывает одноклассника, а во втором - себя, но передаёт свою оценку. Самая главная задача в процессе такого группового общения научиться личности быть собой, стоять естественно, а не в какой-нибудь неудобной психологической позе. Ведь мы, взрослые, порой всю жизнь стоим в этой позе, а потом начинаем болеть неврозами. Научиться свободно выражать свои чувства, поступать в соответствии со своими желаниями, находя компромисс и не обижая другого. Многие беды наши от недомолвок, от того, что мы вовремя не сообщаем друг другу нечто такое, что копится и превращается “во взрывоопасную бомбу”. Необходимо научиться общаться так, чтобы не возникало “бомбы замедленного действия”. Для этого необходим язык чувственного общения.
Пятое. Обучение эффективному общению. Для того, чтобы в общении реализовать какую либо цель, необходимо уметь общаться. О правилах эффективного общения имеется много литературы. Надо понимать человека, уметь говорить на доступном языке, на языке понятий собеседника. Для этого преподавателям мы рекомендуем почитать работы по нейро-лингвистическому программированию (НЛП). Уметь сохранять дистанцию и субординацию. Уметь говорить собеседнику то, что он желал бы услышать. Владеть приёмами манипуляции в общении, а для этого необходимо знать желания собеседника.
Шестое. Развивать уверенность в себе. “Иванов, ты прекрасный парень. Поменьше молчи и всегда будешь пользоваться успехом”. И действительно есть личности, которые в общении больше проигрывают, чем в молчании. “А ты, Сидоров, наоборот, больше говори. И будешь больше нравиться девочкам”. Учащийся должен знать свои преимущества настолько, чтобы это позволяло ему быть уверенным в себе. Личность должна убедиться в своих положительных качествах и преимуществах благодаря мнению группы. Это придаст уверенность личности.
Седьмое. Управлять своими чувствами. Это прежде всего проблема стрессов. Научиться снимать стрессы. Уметь переключаться с одного на другое. В целом, проблему снятия стрессов можно решать на физическом, психологическом и философском уровне.
Физический уровень снятия стресса включает: спорт, физкультуру, прогулки на улице, секс, сон, отдых, баня и т. п.
Психологический уровень: умение переключаться, правильно осознавать причину беспокойств и неадекватных реакций, умение предполагать источник возможного стресса и его обход, общение как разрядка, аутотренинг, умение улыбаться себе в зеркало, когда этого не хочется, забота о других (бег от эгоизма), занятие искусством, посещение культурных мероприятий, умение в малом видеть много, хобби, отдых как переключение на другую деятельность и т. д.
Философский уровень снятия стресса: вера, целостный и философский взгляд на многие вещи, видение через призму смерти, философская и народная мудрость, умение отдалять объект, вызывающий стресс, избавление от близорукого восприятия и т.п.
Учащийся в процессе усвоения этих знаний должен закрепить для себя убеждение, что снятие стресса с помощью алкоголя или наркотика, в конечном итоге, лишь отодвигает и усиливает его.
В процессе таких занятий учащийся уясняет для себя, что истинный друг это тот, который на тебя не давит, тобой не манипулирует, говорит о своих чувствах, доверяет тебе. Только в этом случае будет доверие с обеих сторон.
Девятое. Укрепление связи с семьёй.. Укрепление не означает ситуацию, когда приходишь в семью, а там все “крепко сидят” на своём месте: папа “крепко” сидит на своём любимом диване, забыв о ребёнке, мама “крепко” застряла на кухне и ребёнок тоже “крепко” прилип к стулу и делает свои уроки. Конечно, это не так. Прежде всего это укрепление дружбы. Согласно статистическим исследованиям, в семьях, где есть истинная дружба между родителями и ребёнком, не появляются наркоманы (что такое истинная дружба, ребёнок, благодаря групповому общению, теперь уже знает ). Там, где ребёнок систематически страдает чувством психологического одиночества и не имеет возможности дружелюбного общения с родителями, всегда есть риск появления наркомана. Необходимо, чтобы ребёнок возвращался в свою семью, чтобы возродил когда-то утерянные семейно-психологические ценности (не путать с семейными материальными ценностями, которые часто начинают пропадать благодаря появлению в семье наркомана).
Десятое. Развивать критическое мышление. Школьник должен убедиться, что не всё, что мне говорят взрослые и старшие товарищи, средства массовой информации, некоторые книги и т.д. является правильным. Преподаватель должен на примерах и в процессе дискуссии убедить учащегося в этом. Например, можно привести пример с телевидением, где покупается эфирное время часто неумными, но состоятельными людьми. Учитель должен показать, что в связи с коммерциализацией ушло то время, когда телевидение было авторитетным органом. В то же время должна иметь место некая мудрость, такая, чтобы не перегнуть палку. Иначе мы можем воспитать недоверчивых граждан. Так, например, преподаватель не должен перед учащимися давать оценки другим преподавателям. Преподаватель в некотором смысле должен быть умелым манипулятором (Это касается также всех вышеприведённых пунктов).
Одиннадцатое. Навык принятия решения. Учащиеся в процессе группового общения должны поделиться своими историями, когда они принимали сами решение. Это может изменить мнения учащихся друг о друге. Преподаватель может дать анализ прошлых положительных и ответственных поступков своих учащихся, а также это могут сделать сами учащиеся в отношении друг друга.
Двенадцатое. Осознание негативных влияний, давлений и манипуляций со стороны других. Сюда входит способность распознавать, правильно квалифицировать, пресекать, защищаться, разоблачать такие воздействия и на основании этого корректно вести себя с личностью, которая желает сделать из вас свою жертву. Для этого достаточны небольшие знания. Литературы по психологии манипуляций, обмана и влияния сейчас достаточно (Краткие знания по этому вопросу представлены ниже).
Тринадцатое. Глубоко понять природу и механизмы образования ценностей жизни, как составляющих смысла жизни. Учащийся должен закрепить для себя, что истинные ценности и настроение, могут возникать только на основании механизма преодоления, как награда за преодоления. Иного механизма нет. Эту проблему впервые поднял и прекрасно разрешил академик РАО, профессор Шакуров Р.Х. в своей книге “Эмоции. Личность. Деятельность” (2001).


6.10. Понятие о манипуляции

Одним из процессов, порождающих деструктивную зависимость от каких либо факторов, является манипуляция. Она представляет собой скрытое психологическое воздействие, которое, создавая иллюзии у другого человека, вызывает у него намерения, не совпадающие с его действительными желаниями. После такого воздействия человек уверен, что он самостоятельно принимает решения и действует в соответствии со своими желаниями, хотя это не так. Это всего лишь иллюзия самостоятельности. Желания уже часто бывают сформированы другим субъектом. Таким образом, манипуляция выступает в качестве основного этапа в процессе формирования деструктивной зависимости личности от чего-либо, организуемого другим человеком.
Манипуляция осуществляется через создание у другой личности определенных иллюзий об окружающей действительности или о себе [Р.Р. Гарифуллин, Иллюзионизм личности, 1997, 400с.]. Если вы видите, что есть люди, которые создают такие иллюзии, то, значит, они манипулируют. Иллюзии могут создаваться не только у других людей, но и у самого себя, например, о своей личности, намерениях и т. д.
Пример. Реклама и кинематограф, как некий субъект, благодаря скрытому воздействию на подсознание формирует потребности, далёкие от актуальных потребностей зрителей. Так на определённом этапе наркотики, алкоголь, пиво и сигареты не являются актуальными потребностями подростка и он пробует их исключительно благодаря искушению, вызванному скрытым психологическим воздействием кино или рекламы. Лишь только в дальнейшем желание наркотических средств возникают на основе физиологической потребности подростка. А это уже есть деструктивная зависимость. Таким образом, манипуляция со стороны СМИ выступает в качестве некоей затравки к деструктивной зависимости от наркотических средств: наркотиков, алкоголя, пива и табака.
Пример. Вечером дочка кое-как сделала уроки и выставила подготовленный портфель в коридор. Папа выходит в коридор, видит портфель и кричит жене: “Жена, смотри, дочь что вытворяет. Портфель выставила в коридор, чтобы не делать уроки, чтобы не приставали к ней”. Он не обращается к дочке, а обращается к жене. Появляется жена, смотрит на дочку и говорит: “Какой у тебя папа молодец, правильно понял тебя, а я уж было в своем муже-пьянице разочаровалась, а он, оказывается, ещё не совсем конченный человек и прекрасно знает свою дочь”. Затем все вместе рассмеялись.
Здесь были манипуляции? Конечно, были. Потому они и рассмеялись, что все осознали свои истинные намерения. Действительно, отец сначала воздействовал на дочь через мать, делая вид, что не обращается к дочери. Мама воздействует одновременно и на дочь, и на отца. Она начинает воздействовать на отца, чтобы он немножко загордился собой и не потреблял алкоголь.
В целом, если взять всю практическую психологию, то она преимущественно состоит из психологии манипуляции. И лишь остальное занимает психология, которая стремится к истине. При этом необходимо отметить, что существуют как позитивные, так и негативные манипуляции.
Пример. Молодой человек приходит к своей подруге, но та запланировала куда-то идти. Парень берет бутылку пива и начинает пить. Девушке тоже хочется. Парень не говорит пей, но наливает девушке и улыбается. Та начинает ругаться, что он на неё воздействует: “У нас же есть планы, мы же вчера уже напились, пить-то зачем?” И вновь, как и ранее, они напиваются сначала пива, потом водки.
Есть ли манипуляция в вышеприведённом примере? Здесь манипуляции нет. Потому что девушка разоблачила парня, хотя у парня цель достигнута.
Вообще существуют тысячи приемов манипулирования женщиной мужчины, мужчиной женщины.
Пример. Молодой человек познакомился с девушкой. При знакомстве инициатива шла от него, хотя, возможно, это ему кажется. Если девушка, сама того не замечая, идет по той программе, которую ведёт молодой человек, то, конечно же, она будет уверена, что сама полюбила, сама решила. Это манипуляция со стороны парня.
А если она, раскусив его, сказала себе “смотри, как примитивно манипулирует”, то в этом случае манипуляции нет, а идёт двойная игра. Кто кого переиграет, тот в конце концов и есть манипулятор.
Конечно же, бывают ситуации, когда вообще отсутствует манипуляция.
Пример. Общается молодая пара. Они увидели друг друга и молчат так, как будто тысячу лет уже знакомы. Они понимают друг друга с полуслова.

6.11. Психология иллюзионизма

В целом процесс формирования деструктивной зависимости личности от чего-либо подчиняется универсальному принципу иллюзионизма, ранее нами изученному [Р.Р.Гарифуллин, Иллюзионизм личности, 1997, 400с.] В чём он заключается? Для более ясного понимания рассмотрим иллюзионизм фокусника. Он включает в себя три основных этапа:
1. ПАЛЬМИРОВКА (Пальмировать - значит спрятать в ладони)
- это подготовительный этап, включающий:
а) подготовку сценического фона (маскирующего контекста);
б) подготовку и маскировку того " сюрприза", который позже должен получить заблуждаемый. Маскировка делается так, чтобы во время следующего этапа заблуждаемый не смог догадаться о наличии "сюрприза";
в) исследование зрителя, которого собираются ввести в заблуждение и владение информацией, которой он не знает. Именно на этом этапе иллюзионист - манипулятор выбирает окончательный алгоритм своих последующих действий, изучает слабые места зрителя (мишени воздействия), в частности желание манипулируемого обманываться.
2. ПАССИРОВКА ИЛИ МАНИПУЛЯЦИИ - это сам процесс введения в заблуждение, представляющий собой обманные движения и пассы. (Пассировать - значит создавать иллюзию пустых рук и перемещение предмета из одной руки в другую). Иными словами, это блеф, т.е. действия, направленные на то, чтобы зритель поверил в обман. Этот этап включает в себя:
а) отвлекающие, завлекающие, заблуждающие действия руками, телом, глазами и т. п. (передача ложной невербальной информации).
б) Действия, направленные на вхождение в доверие (общение по определённому сценарию и передача ложной вербальной информации). Например, иллюзионист может дать проверить свои реквизиты зрителям, чтобы они убедились, что в них нет никакого секрета, хотя это не так.
По сути своей пассировка является манипуляцией, представляющей собой вид скрытого психологического воздействия, которое ведёт к возбуждению у зрителя намерений, не совпадающих с его актуальными желаниями. Поэтому зритель действует (например, отвлекается или побуждается к чему-либо), казалось бы, самостоятельно и из своих соображений, а в действительности его ведёт фокусник. Это всего лишь иллюзия самостоятельности.
3. ШАНЖИРОВКА - заключительный этап в действиях фокусника, при котором происходит подмена одного предмета другим. Иными словами, предмет незаметно заменяется на "сюрприз", который предварительно был пальмирован и пассирован. На этом этапе зрителю преподносят “сюрприз”, от которого он испытывает переживание и поэтому фокус, как результат иллюзионизма, можно считать состоявшимся. (Отметим, что иногда фокус заканчивается “саморазоблачением”, которое в конце концов является также шанжировкой, так как истинный секрет фокуса подменяется ложным).
Таким образом, иллюзионизм фокусника включает в себя пальмировку, пассировку (манипуляцию) и шанжировку.
Теперь рассмотрим иллюзионизм на примере действий наркоманипулятора и будущей его жертвы, из которой он хочет сделать наркозависимую марионетку. В дальнейшем наркоманипулятором мы будем называть субъект, который в силу определённых выгодных для него целей, с помощью обмана, манипуляций и других средств привлекает личность, ранее не потреблявшую наркотические средства, к их потреблению.
В этом случае пальмировка представляет собой подготовительный этап перед началом воздействия наркоманипулятора на будущую жертву. На основании анализа деятельности различных наркоманипуляторов мы пришли к тому, что в большинстве случаев пальмировка включает в себя:
Создание соответствующих условий (контекста) для более эффективного воздействия наркоманипулятора на жертву.
Разведка и психодиагностика, проводимая для более правильного выбора мишеней (слабых мест, интересов, потребностей, психических характеристик), методов и алгоритмов воздействия.
Выбор мишеней воздействия (“кнопочки и ниточки”, за которые можно будет дёргать будущую жертву).
Выбор методов и алгоритмов воздействия.
Сокрытие воздействия.
Рассмотрим вышеприведённые этапы подробнее.
1. Физические условия, от которых зависит более эффективное манипулятивное общение наркоманипулятора с будущей жертвой, включают в себя: место общения (на дискотеке, на природе и т. д.), воздействующие запахи и наркоблаговония, интерьер для создания определённых иллюзий и т. п.
Наркоманипулятор создаёт и культурный фон, на котором разговаривают жертва и наркоманипулятор: язык, национальные традиции, культурные нормы, стереотипы восприятия, предрассудки и т. п.
И, наконец, важен групповой контекст – совокупность переменных общения, задаваемых со стороны членов группы, состоящей из уже потребляющих наркотики и новичков. Этот контекст формируется под руководством наркоманипулятора.
Очевидно, что жертва, подвергаемая манипулятивному воздействию со стороны наркоманипулятора, обычно не догадывается о вышеприведённых секретах и элементах контекстуального оформления. Например, о замаскированных секретах наркопритона, о том, что некоторые члены группы являются подсадками (подставными лицами), т.е. помогают наркоманипулятору, играя роль счастливых наркоманов по заранее заданному сценарию и т. п.
2. Психодиагностика, проводимая для более правильного выбора мишеней (слабых мест жертвы), алгоритмов и методов воздействия, необходима для того, чтобы найти такие структуры (мишени), “нажав” на которые можно получить запланированный результат. Такая диагностика может протекать как в явной, так и в скрытой (замаскированной) формах. Если такие структуры не обнаружены в процессе диагностики, то наркоманипулятор обычно сам начинает формировать мишени у манипулируемой им личности и только потом воздействует на них (например, берёт его на преступление).
3. Основными мишенями обычно являются:
а) Регуляторы и побудители активности: смысловые, целевые, самооценка, мировоззрение, убеждения, верования, интересы, идеалы, склонности и др.
б) Когнитивные (информационные) структуры: знания о мире, людях и др.
в) Психические состояния: подсознание, внушаемость, эмоциональность и др.
г) Психофизиологические структуры (мозг, организм). Воздействие на эти мишени производится чаще всего психохимическим (алкоголь, транквилизаторы - “колёса” и др.), психофизическим (стресс, вызванный совершением преступления), физическим (голод, лишения и т.п.) способами.
В зависимости от выбранных мишеней выбираются соответствующие методы и алгоритмы воздействия. Так, например, если жертва внушаема, то наркоманипулятор может ограничиться лишь прямыми (директивными) установками, не требующими логического обоснования.
В противном случае выбираются когнитивные методы, создающие эффективные, логически построенные информационные иллюзии.
5. Сокрытие манипулятивного воздействия включает в себя маскировку цели и факта воздействия. Так, например, наркоманипулятор может играть в “непринуждённую доверительную беседу” и т. п.
Пассировка или манипуляции в системе действий наркоманипулятора представляют собой:
1. Установление контакта (формирование доверия к наркоманипулятору). Это своего рода привязка или фаза альянса (На жаргоне наркоманипуляторов называется по-разному).
2. Скрытое воздействие на мишени.
Во время пассировки будущая жертва начинает доверять наркоманипулятору. Особое место на этом этапе занимает целенаправленное преобразование информации (игра в “истину”, формирование положительных информационных и психофизических иллюзий и др.). Очевидно, что об истинных причинах эффекта жертва не должна догадываться.
Установление контакта необходимо рассматривать в следующих направлениях:
а) Телесный (прикасание) и сенсорный (зрительный и слуховой) контакты.
б) Эмоциональный контакт (сопереживание и др.).
в) Личностный контакт (понимание индивидуальных смыслов).
г) Духовный контакт (общность высоких смыслов и ценностей).
Часто все эти вышеприведённые контакты в действительности оказываются неискренними.
В заключение этапа пассировки и манипуляций жертве предлагается бесплатно попробовать наркотическое средство и она, если все вышеприведённые этапы “эффективно сработаны”, обычно соглашается на это.
Шанжировка. На этом заключительном этапе жертва познаёт истинное положение вещей и открывает в себе феномен наркотической зависимости. Она начинает страдать без наркотика. Она приходит с огромной надеждой к “доброму” наркоманипулятору за дозой наркотика, но тот отказывается давать его бесплатно, как это было раньше. Оказывается, за него надо платить. Наркоманипулятор на этом этапе перестаёт манипулировать, а начинает эксплуатировать, направляя жертву на криминальные действия. Шанжировка заключается в подмене манипуляции на эксплуатацию, подмене счастливой иллюзорной жизни, которая была организована ранее наркоманипулятором, на жестокую и опасную реальность. Происходит “смена декораций” и ролей. Наркоманипулятор превращается в эксплуататора, и жертва впервые осознаёт, что она жертва обмана и манипуляций.
Теперь приведём конкретный пример иллюзионизма в наркотической деятельности со всеми его этапами и структурами.
Пример. Молодой человек, страдающий наркоманией (наркоманипулятор), почувствовал, что ему постоянно не хватает денег на покупку наркотика. Он обратил внимание на то, что в классе есть мальчик из состоятельной семьи, с которым никто не дружит и у него плохое настроение (разведка и психодиагностика, проводимая для более правильного выбора мишеней: слабых мест, интересов, потребностей, психических характеристик, а также методов и алгоритмов воздействия). На этом пальмировка как подготовительный этап перед началом воздействия наркоманипулятора на будущую жертву была закончена. Наркоман выбрал будущую жертву и начал с ним дружить (сокрытие воздействия). Заинтересовал его философией буддизма, мечтой о душевном блаженстве, называемом нирваной (cоздание соответствующего контекста для более эффективного воздействия наркоманипулятора на жертву). Рассказал ему, что значит “оттягиваться” и расслабляться с помощью пива. Жертве понравилось оттягиваться с помощью пива на дискотеках (контекстуальное оформление: группа потребляющих наркотики и культурный фон). Будущая жертва впервые в жизни узнала, что такое кайф и т.п. Состоятельный мальчик увлёкся этой дружбой (мишень воздействия), как неким источником неиссякаемой радости, так как они “вместе” верили в Будду и у них были общие идеалы и мировоззрение (мишени воздействия). Особенно эта радость дружбы ощущалась после принятия алкоголя (мишень воздействия). Между ними “был” хороший эмоциональный, личностный и духовный контакт (общность высоких смыслов и ценностей). Наркоман заслужил большое доверие жертвы (пассировка) и предложил ему в знак солидарности, которая была на протяжении дружбы, принять наркотическое средство. Жертва не отказалась, подсев на иглу. Шло время, и для принятия очередных доз наркотика нужны были большие деньги и жертва, сама того не замечая (манипуляция), начала воровать и выносить из своей квартиры ценные вещи родителей. Когда все домашние ресурсы иссякли, наркоманипулятор перестал дружить со своей жертвой. Жертва столкнулась с жестокой реальностью, когда узнала истинную цену этой “дружбы” (шанжировка).
Нам необходимо научиться отличать манипуляцию от эксплуатации. Манипуляция всегда подразумевает скрытость воздействия. При эксплуатации воздействие открыто.
Пример. Молодой человек воздействует на свою подругу и заставляет её потреблять наркотики или “тащить” всё из дома. Если она его не слушается, то он угрожает ей тем, что не женится на ней (а она беременна). Всё идёт в открытую. Это эксплуатация путём шантажа.
Пример. Другой молодой человек в той же ситуации ведёт себя так, чтобы было хорошо видно, что он не собирается жениться. Девушка пытается ему во всём угождать и потребляет наркотики, и всё “тащит” из дома. Со стороны парня идёт скрытое воздействие. Девушке же кажется, что этого воздействия нет, что парень просто ведёт себя “естественно и наивно”. Это - манипуляция со стороны молодого человека.
В дальнейшем нам с вами необходимо будет научиться распознавать структуру иллюзионизма и манипуляций в различных деятельностях, в том числе и тех, которые ведут к деструктивной зависимости и последствиям. Как видно, манипуляция и зависимость в случае наркомании являются этапами иллюзионизма, организованного наркоманипулятором. К сожалению, бывают случаи, когда личность сама выступает манипулятором по отношению к самой себе.

6.12. Можем ли мы манипулировать сами собою?

До сих пор мы рассматривали манипуляции одного субъекта другим. А можем ли мы сами манипулировать собою? Можем ли мы над собою совершать некие скрытные действия и поступать не в соответствии со своими актуальными желаниями?
Выше мы дали определение манипуляции. Она имеет место тогда, когда возникает скрытое психическое воздействие одного субъекта на другой субъект. При таком воздействии у другого субъекта возникают побуждения, в результате которых личность поступает не в соответствии со своими желаниями или намерениями. Но мы говорим сейчас о самоманипуляции. Можем ли мы на себя воздействовать, причем скрыто? Оказывается, это возможно.
Пример. Девушка стоит перед выбором: за кого выйти замуж? Первый жених состоятельный, но глупый. Второй несостоятельный, но умный. Выходит замуж за состоятельного, но через некоторое время говорит: “Чёрт меня дёрнул выйти за него замуж, ведь с глупым так невыносимо! Ведь всё понимала и знала это на примере своей сестры”.
Пример. Молодой человек, сидя в кабинете следователя, в силу совершения преступления в опъянённом состоянии, удивляется себе: “Ведь понимал и знал, что пить не надо, что будут последствия. И что меня понесло? Сам себя не пойму”.
Пример. Весь класс пошёл в поход. На второй день у половины группы наметился упадок настроения, апатия. Половина класса лежала в палатках и ничего не предпринимала. Только после того, как двое учеников привезли ящик пива, появился интерес к походной программе. Таким образом, причина депрессий раскрылась. Школьники лишь в отрыве от цивилизации впервые в жизни открыли для себя то, как они сильно зависят от этого “безалкогольного” (согласно СМИ) напитка. Ещё большее удивление у них вызвала медицинская комиссия, которая квалифицировала их состояние как признаки настоящего алкоголизма.
Действительно, порой нами движут какие-то внутренние силы. Нами руководит какой-то “скрытый внутри нас манипулятор”, и в результате мы поступаем не в соответствии со своими желаниями, хотя на определённом этапе мы уверены, что сами пожелали и сами сделали свой выбор. В конце концов, мы часто не принадлежим себе благодаря собственным психическим структурам, которые скрыты от нас. Все эти признаки соответствуют феномену внутреннего манипулирования (самоманипулирования).
Кто же в нас нами движет, не спрашивая наших актуальных намерений и желаний?
Структура нашей личности состоит из различных субличностей, то есть различных составляющих. Как уже отмечалось, согласно Эрику Бёрну, в психике любого человека существует феномен нашего внутреннего, условного Родителя, Ребенка и Взрослого. Это есть три наших составляющих, три субличности. Родитель – это наша инструкция, которая нам позволяет экономить энергию, т.е. мы действуем по правилам и знаем, что этого нельзя, а это можно. Другая субличность – это наш внутренний Взрослый. Он ответственный и поэтому мы сами иногда определяем, что нам делать. Например, нам, психологам, порой приходится решать, куда направить ребенка – или в школу для умственно-отсталых, или в нормальную школу? Приходится брать ответственность за человека. Это в нас говорит Взрослый.
Третья составляющая – это наш Ребенок – наши страсти, различного рода удовлетворения и т. п. Вышеприведённые три составляющие условно можно назвать нашими субличностями. Они у нас конфликтуют, борются между собой, обманывают друг друга, но всё это происходит внутри нас и в результате мы бываем такие разные, что не можем понять, кто мы есть на самом деле. Это только одна из моделей и не надо ее принимать как окончательную истину.
У Зигмунда Фрейда немножко другие субличности. Есть так называемое Я, есть ОНО и есть Сверх Я. Я – это наше внутреннее сознательное существо, то, что мы можем как-то регулировать и думать за себя. ОНО – это наше подсознание. Например, какое-то влечение, которое мешает нам. У нас есть влечения, тенденции различного рода, в т.ч. и деструктивные. Они мешают нашему сознанию быть людьми в высшем смысле этого слова. Оно и Я взаимодействуют и в результате возникает напряжение, а отсюда – неврозы, страхи и различные психологические проблемы. Есть еще Сверх Я – это Я, которое определяется воспитанием, обществом, моралью и т.п.
Таким образом, у нас есть различные субличности. Их можно открывать и открывать. Например, есть субличность Я – культурное.
Пример. Какой-нибудь вор, бандит, рецидивист или преступник-наркоман, может воспитывать своего любимого ребенка. В эти мгновения он забывает, что является преступником, превращаясь в “культурного и доброго папу”. И это действительно так. Всё деструктивное уходит, “папа” не похож на преступника. Он говорит хорошие, правильные вещи, которые он где-то вычитал, увидел и в этот момент проявляется его культура, потому что перед ним его родной ребенок. Не может же он с ним общаться на языке “по понятиям”. Значит, в нем говорит его культурное Я. Но уже вечером этот “папа-наркоман” пойдёт на преступление, грабить квартиру, так как уже иссякли деньги, необходимые для покупки наркотика.
Есть у нас ещё Я – межличностное. Ведь очень часто в нас сидит Я, которое возникает благодаря оценке и пониманию того, каким нас видят другие, чего они ожидают от нас. Каким меня другие видят, такой я и есть. Например, “свой парень в доску”. Вот парень сидит и думает, что он парень “свой в доску”, по крайней мере для других, хотя он сам для себя, возможно, уже никакой, но в нем есть Я, которое соответствует мнению окружающих. “Он парень в доску, свой” или “парень, который имеет сильные кулаки”. Он может быть неуверенным или уверенным в этом Я, хотя возможно это и не так. Например, есть Я, особенно в студенческой среде, которое можно назвать “ Я необыкновенный” или “Я не как все”. Многие студенты, сидя в аудитории, так и думают: “Вы тут сидите, бурлите, лекцию читаете по манипуляции, а всё равно я самый умный среди вас!” Истоки самоманипулирования лежат в тайне личности о себе. Личность, разоблачившая тайну и познавшая неприглядную истину о себе, обычно теряет интерес к жизни (“А я то думал, что я супермен, а оказывается это не так!”). Именно скрытая тайна о себе нередко движет нами. В этом заложена основа феномена самоманипулирования.
Пример. Жена видела в своем муже, уже вылечившегося от алкоголизма, только алкоголика. Она не верила, что он вернулся к своему прежнему состоянию. А он верил её оценке и поэтому это межличностное Я (“Ты всё равно алкоголик”) сильно давило на мужчину и он вновь запил.
Пример. В той же ситуации другого мужчину воспринимали как нормальную, сильную и уважаемую личность, и мужчина десятки лет не потреблял.
Эти вышеперечисленные Я у нас все время конфликтуют, взаимодействуют. Они соединяются и образуют нечто единое – внутриличностное Я. Представьте себе, в вас кричит этот хор разного Я. Кричит настолько, что вы не знаете иногда, как себя вести, вы беретесь за голову: а где же Я, а кто же Я?! И в результате личность порой теряет некую целостность. Она не понимает себя. Не понимает, как себя вести. Другое дело, если у личности есть какой-то один стержень, а все остальные Я как бы надстраиваются над ним. А если такого стержня нет и личность сумасбродна в своих проявлениях, то у этой личности отсутствует целостность. Такой личностью, конечно, легко манипулировать, её легко поддеть на какой-нибудь крючок и повести. Такая личность является лакомым кусочком для различных манипуляторов.
Пример. Наркоманипулятор узнав, что его собеседник является обыкновенным филистёром или “слабаком”, живущим на поводу своих сиюминутных желаний, т. е. бичует и ничем не занимается, ведя беспорядочный образ жизни, выбрал его в качестве очередной жертвы. Он поручил ему дело, не требующее напряжений, но дающее большую прибыль. Это дело оказалось преступным. Лишь позднее, узнав об этом, жертва начала сильно переживать. На почве этого стресса наркоманипулятор постепенно приучил жертву к потреблению наркотика.


6.13. Субъект и объект в манипуляции

Когда мы говорим о феномене самоманипуляции, то говорим в первую очередь о том, что внутри нас есть различные составляющие, которые борются, “конфликтуют и обманывают друг друга”. В этом, на наш взгляд, заложена иллюзионная сущность человека, из которой вырастают феномены самоманипулирования, самообмана, которые на определённом этапе выходят наружу в виде обмана и манипуляции над другими людьми. Таким образом, личность может к себе-субъекту относиться как к объекту. И действительно, есть некоторые личности, которые к себе относятся как к объекту.
Пример. Один молодой человек как-то так и сказал: “Я вот такая машина, которую надо заправить пивом. Я если сейчас заправлюсь, то буду хорошим и добрым и мама будет мною довольна”.
Таким образом, этот молодой человек какой-то объект для себя, как машина. Его такая предсказуемость устраивает. Он к себе относится как к объекту, который “я могу регулировать с помощью пива”.
Пример. Другой молодой человек сказал о себе иначе: “Я за себя не ручаюсь, вот выпью и становлюсь человеком. Вот поддам немного, я более-менее могу общаться”.
А есть другие противоположные примеры, когда человек относится к себе как к субъекту, т. е. к мыслящему и чувствующему существу. Он говорит иначе: “У меня стресс, и пиво я пить не буду. Я вот лучше сам себя сейчас поглажу и успокоюсь”. Так он начинает себя гладить и, образно говоря, причёсывать свои мысли “некоей расческой”. И, действительно, берёт себя в руки и без пива успокаивается. В этом случае молодой человек отнесся к себе как к субъекту.

6.14. Самоманипуляции и иллюзии личности

Ранее мы дали определение манипуляции как процессу искусственного создания личностью иллюзий о себе и об окружающем мире. В таком случае, что будет самоманипуляцией? Процесс, при котором личность искусственно создаёт для себя иллюзии об окружающем мире и о себе ради получения сиюминутного удовлетворения, будем называть самоманипуляцией. Обычно при самоманипулировании личность не может контролировать свои иллюзии потому, что работают некие скрытые от сознания механизмы. Именно поэтому самогипноз и аутотренинг не являются самоманипулированием, представляя собой лишь процесс управляемой саморегуляции. Алкогольное и наркотическое опъянение, в отличие от самогипноза и аутотренинга, являются процессом самоманипулирования, так как личность в этом случае не способна регулировать процесс восприятия иллюзий (опъянения). Алкогольная и наркотическая зависимость также являются самоманипулированием, так как в этом случае личностью “управляет какая-то неведомая сила”, и как бы сознание не говорило, что это вредно, личность всё равно потребляет.
Рассмотрим эти процессы более подробно.
Наркоопьянение до сих пор малоизученный процесс. Личность, потребляя, часто становится для себя (конечно, не для окружающих) очень похожей на собственный идеал. В трезвом состоянии личность не может достичь смыслообразующих целей в силу определённых трудностей, а вот потребив, может стать тем, кем желает стать. Хотя бы в воображении. Когда человек пьян, он как будто всех целей своих уже достиг и ему ничего не надо. Поэтому сейчас многие так и делают. Зачем стремиться к чему-то? Выпил и всё хорошо. Что тут дерзать и мучиться! Иными словами, благодаря потреблению создается иллюзия того, что личность достигла того, чего желает, достигла своего идеала. А это и есть самоманипулирование. Личность всё чаще и чаще погружается в эту иллюзию, и реальный мир её всё меньше и меньше волнует. Так обретается иллюзорный смысл жизни. Выше нами было показано, что манипулированию чаще подвергаются личности, у которых нет внутренней целостности. Поэтому наркомании и алкоголизму, как особой форме самоманипулирования, подвержены чаще всего личности, в которых нет целостности и “некоего стержня”. Обычно такой личностью является не сформировавшаяся личность. Ею может быть подросток. Ему наливают в детстве, и, конечно же, он легко поддается воздействию. Именно поэтому мы будем рассматривать проблему этих деструктивных зависимостей, как наркомания и алкоголизм, в разных аспектах. С одной стороны, как не подвергаться воздействию со стороны наркоманипуляторов, которые вас могут вовлечь в наркоманию. С другой стороны, как себя уберечь, сохранить целостность, не потерять себя в начале своего жизненного пути. А когда что-либо теряется, его обычно подбирают другие. Подбирают кто угодно: преступники, наркодельцы, наркоманы с большим стажем и т.д. Поэтому, чтобы нас у себя не украли, мы должны сохранить в себе некую целостность, некий стержень. Когда мы имеем в себе много самоманипулирования, мы развиваемся в деструктивном направлении. Если преобладает саморегуляция, то мы берём себя в руки и не подвергаемся манипулятивным воздействиям как извне, так и изнутри себя.
Ранее мы говорили о причинах манипуляции. Распространим эту схему и на феномен самоманипулирования на примере наркоопъянения. И вновь мы спрашиваем себя: почему мы самоманипулируем или опьяняемся?
Первая причина самоманипулирования. Существует вечный конфликт человека с самим собой. Действительно, у нас гигантский конфликт внутри с самими собой. У нас столько Я и мы, порой, даже не знаем, куда нам деваться и что делать?! Поэтому некоторые выпивают и становятся на некоторое время “целостными”, т. е. возникает иллюзия, что они целостные личности. После потребления у них субличность под названием Ребёнок вырастает и они всё чаще и чаще начинают удовлетворять свои потребности (жажду опьянения). Через некоторое время возникает конфликт между их внутренним Ребёнком и другими их внутренними субличностями (Родителем, Взрослым и т.п.). Его можно назвать межсубличностным. Этот конфликт может разрешиться либо в пользу Ребёнка (потребление), либо Взрослого (самостоятельное воздержание), либо Родителя (воздержание после лечения психотерапевта).
Вторая причина самоманипулирования. В результате самоманипулирования личность без особых усилий и затрат на какое-то время достигает состояния эмоционального комфорта, то есть обретает смыслообразующую иллюзорную ценность.
Пример. Мужчина выпивает и начинает видеть то, чего раньше не видел в женщине, которая никогда ему не нравилась. Теперь она кажется прекрасной, обаятельной. Благодаря этому он не узнает не только эту женщину, но и сам себя. Утром всё встаёт на свои места, и мужчина удивляется тому, что сотворил накануне и просит прощения у женщины за то, что, будучи пьяным, признавался ей в любви. Иными словами, алкоголь иногда способен создать иллюзию любви, которой нам в жизни так не хватает.
Третья причина самоманипулирования. Риск и неопределенность вокруг нас и мы беспомощны перед смертью. Мы боимся смерти и, выпивая, становимся на два часа “бессмертными”. Некоторые наркоманы так и кричат от радости: “Ура! Я в нирване и душа моя бессмертна!” Все эти иллюзии впоследствии оборачиваются постепенным переселением из Рая в Ад.
Четвертая причина самоманипулирования. Человек учится всегда сверять свои действия с другими и ждет одобрения от всех и каждого, вводя в заблуждение себя и других. “Да, действительно, окружающие пьют и мы посмотрим на них и тоже будем”. А куда нам деваться, если идёшь по центральной улице, а навстречу тебе идут девушки и парни с баллонами пива. В данном случае личность сверяет свои действия с внешним миром, который ею манипулирует. Но есть такие личности, которые, на определённом этапе развития наркозависимости, начинают сверять свои действия с внутренними голосами, которые доносятся изнутри личности. Иными словами, может произойти некая аудиолизация (звуковые галлюцинации) и визуализация (зрительные галлюцинации) субличностей, о которых мы говорили ранее. Эти субличности могут жестоко руководить наркозависимой личностью. Человек начинает страдать от этого. Так, например, одному наркоману внутренний голос сказал выпрыгнуть из окна, и он выпрыгнул с шестнадцатого этажа и погиб. Когда у наркомана есть какой-то внутренний голос, который мешает ему жить, то он всегда с ним разговаривает, ругается и не может договориться. От этого наркоман часто выглядит беспомощным.


6.15. О виртуальных мирах: реальность или иллюзии?

Пример. На остановке стоят пять человек. У всех у них на ушах наушники и они слушают свои плееры. Первый слушает плавную музыку и поэтому его движения плавные и величавые. Второй слушает рок-н-ролл и поэтому дёргается. Третий включил информационную программу и просто сосредоточен. Четвёртый изучает английский и повторяет вслух какие-то слова. Пятый слушает концерт Петросяна и поэтому смеётся. Подходит к ним старушка, которая не знает, чем они заняты, а видит лишь такую картину. Один дёргается, другой плавно двигается, третий сосредоточен, четвёртый без причины смеётся, а пятый произносит какие-то непонятные слова. Старушка всё это оценивает как “дурдом”.
Да, человек порой хочет уйти от скучного окружающего мира в другой мир, который более ему интересен в данный момент – это одна из проблем человека. Когда говорят, что красота спасет мир - это, значит, говорят о каких–то состояниях, о каких–то формах, которые позволят человеку жить наполненной жизнью, радостью. Переходя в различные виртуальные миры, он может искусственно удовлетворять некоторые свои потребности, найти ценности, обогащающие смысл его жизни.
Были ли у вас в жизни состояния, когда вы как будто уходили из этого мира? Проанализируйте, что с вами было вчера, позавчера, неделю назад. Всё, что бывает с нами, казалось бы, происходит в одной реальности. Ведь все дни в чём-то похожи друг на друга. Казалось бы, мир один и тот же для нас каждый день. Очевидно, что-то меняется, происходят знакомства, мероприятия, события и т.д., но в целом мир остается тем же, каким он был. Так ли это? Вот дерево, оно было деревом, так и стоит, вот ваш приятель, каким он был, таким и остался. И всё-таки задумайтесь, были ли у вас такие состояния, когда вы по-другому, иначе ощущали мгновения, окружающие вещи и весь мир? Всё становилось ярче, интереснее, насыщеннее. И вещи, которые раньше не интересовали, начинали интересовать. И каждый ответит, что такие состояния были и не необязательно после потребления наркотика или алкоголя. Эти состояния были сами по себе, т. е. причиной этих состояний были мы сами, а не наркотические вещества. Были моменты счастья и сразу все становилось интересным: все люди превращались в “хороших”, и везде было “солнце”, хотя погода могла быть пасмурной. В эти мгновения мир как будто подменили, и мы видели, что этот среднестатистический мир не такой, какой был раньше, а иной. А потом утром мы просыпались и всё почему-то становилось как раньше. А что же было вечером? Какой-то полет был? Мы исключаем вариант, когда это связано с потреблением наркотических средств. В нас и так заложена способность опьяняться от жизни! Мы сами порой испытываем такие состояния. Мы погружаемся в другой мир, то ли это альпинист, который взбирается в гору, то ли это радость, вызванная родными и детьми, которые приносят радость, то ли это успех, связанный с каким-то достижением или результатом преодоления. Всё это состояния –эйфории и радости. Они необыкновенны! И поэтому, часто в психологии такие состояния и называют виртуальными. Виртуальное – это то, чего еще нет, то есть скорее иллюзия. Некоторые могут сказать: “Не говорите так, для меня этот мир не иллюзия. Для меня этот мир счастливый, и не называйте этот мир нереальным. Каждый день для меня счастье, я самый счастливый человек”. Есть такие? Есть. Кто-то влюблен сейчас и живет одним именем возлюбленного или возлюбленной. И ему все хорошо, он сейчас как бы летает. И когда мы ему говорим, что этот мир иллюзорен, то он, конечно, говорит: “нет”. Это виртуальная реальность влюблённого. Она иллюзорна, но в то же время достоверна. Попробуйте сказать влюблённому, что всё это он придумал, что его любовь иллюзия... Он обидится на вас. Аналогично этому, когда человек находится в состоянии алкогольного опьянения, то он также весь в иллюзиях, а ему кажется, что он в реальности, что он в некоей реальности и поэтому его не волнуют вещи из прошлой серой реальности. И он по-своему прав. Мир для него превратился в серость. Он сам разучился иметь доброе настроение. Поэтому искусственно подбадривает себя. Назовём основные признаки виртуальной реальности.
1. Это психологическая достоверность событий, происходящих в виртуальной реальности. Человек переживает это не как порождение собственного ума, а как живую объективную реальность. Я говорил о состоянии счастья, я говорил о позитивной виртуальной реальности, состоянии радости, умиротворения, полноты – это позитивная виртуальная реальность. Но есть, есть и негативная виртуальная реальность. Мы иногда погружаемся в такие состояния, что все серо, неинтересно, все гнусно, и все люди кажутся “плохими”. И человеку в этом случае ничего не надо, весь мир блекнет, люди становятся плохими, ничего не интересно, куда ни взглянешь, везде “законы подлости” (механизм самоподкрепления эмоций). Это негативная виртуальная реальность. И она тоже кажется достоверной. А между тем всё это иллюзии. Мир каким был, таким и остался. Это мы его увидели плохим. И, если человек где-то глубоко понимает, что это его иллюзия, что это он выдумал, но это всё кончится, то человек с надеждой ждет доброго утра и лучшие времена. У алкоголика или наркомана вероятность такого утра хорошего настроения падает с каждым днём всё больше и больше, превращаясь в утро похмельного синдрома: беспричинной тревожности, страха, пустоты, гнусного настроения и т. д.
2. Ощущение полноты жизни. Человек, переживая позитивную виртуальную реальность, чувствует, что весь мир преобразился, стал прекрасным. Даже какая-нибудь чепуха имеет смысл. Вещи, которые раньше не интересовали, вдруг становятся интересными. Человек идет по жизни и ему все интересно, глаза разбегаются... В таком состоянии мы находимся в детстве. Посмотрите на ребенка, какие у него глаза, все он видит и замечает, все ему интересно. И постепенно, по мере взросления, мы теряем это видение – видение полноты окружающего мира. Почему? Потому что мы меняемся, адаптируемся ко многим ценностям, переживаемое становится только понимаемым, чувственное понимание падает, видим мир “только мозгами”. И мы всё больше погружаемся в холодный мир интеллекта, разума. Нас начинают “обучать” тем ценностям, которые только умом постигаются. Навязывают какие-то ценности, которые, якобы пригодятся через много-много лет. У ребенка все больше и больше отнимают то, к чему он сам стремится “здесь и теперь”, обещая взамен “там и когда-нибудь”, нагружая и ущемляя его интересы. Иными словами, тот страх, который взрослые имеют в себе, переносят на детей и дети теряют врождённую способность ощущать полноту окружающего мира. Люди, которые умудряются оставаться детьми до конца жизни, обычно становятся музыкантами, писателями, творческими людьми. Это - люди, которые имеют способность сохранять и охранять своё “детское”, свежее восприятие. Именно поэтому они выделяются, поднимаются над бескрылой, серой взрослостью. Если проанализировать историю искусств, историю людей-творцов, то можно заметить, что все настоящие творцы в некотором смысле оставались детьми. Поэтому если творческого деятеля загнать в условия, в которых живут все люди, то он перестанет творить. Для истинного творения необходимы такие условия, чтобы человек оставался свободным, т.е. похожим на ребёнка.
Отрицательные виртуальные реальности – это, прежде всего, депрессии. И если человек в них находится понемножку – это даже хорошо. Благодаря этому он может сравнивать их с другими состояниями и на этом контрасте жить. Например, вчера была чёрная полоса, зато сегодня белая. Без чёрного белое тускнеет.
Пример. Мальчик, у которого папа сегодня вечером придет пьяный. Сегодня он спать не будет, папа будет скандалить, маму будет бить. Он уже с утра дал себе установку, зная, что сегодня житья дома нет. И вот день конченный, серый. А вот на другой день папа трезвый будет. Поэтому мальчик уже с утра радуется и прыгает. Смотришь на него, как будто его подменили. У него папа трезвый! И, поэтому он будет спать сегодня! И это прекрасно!
Какой-нибудь другой мальчик из благополучной семьи удивится, что можно радоваться тому, что папа будет трезвый и можно поспать спокойно.
Но есть другая бессонница, причина которой лежит в самом человеке. Для человека, страдающего бессонницей хороший, качественный сон - это праздник и позитивная виртуальная реальность. Наркоман страдает бессонницей и сон для него тоже праздник. Увы! Чтобы ему заснуть приходится потреблять наркотические вещества, сам он спать не может.
Можно ли возвращаться из одной реальности в другую? Может ли человек возвращаться туда, откуда пришел?
Представим себе, что мы находимся в константной реальности (будничной, серой, не изменяющейся). Затем взяли и выпили алкоголь, т.е. переселились в другую реальность. Побыли в этой реальности. А вы уверены, что на следующий день вы вернетесь в ту реальность, откуда ушли? Оказывается, для начинающего пьющего это не проблема. Он опять возвращается туда, откуда пришел. А вот для алкоголика это уже не так. Он просыпается утром в состоянии похмельного синдрома. Мир для него становится серым, непонятным и неинтересным. Некоторым алкоголикам он становится настолько невыносимым, что они кончают жизнь самоубийством. (Большинство суицидных личностей - алкоголики и наркоманы). Чтобы возвратиться в исходный реальный мир, нужно время. Иногда нужно много времени. К психотерапевтам обращаются люди и просят вернуть их в прошлую реальность, в прошлое состояние. Очевидно, что возвратить личность обратно невозможно, так как человек изменяется не только благодаря потреблению наркотических веществ. Психотерапевт может сделать человека нормальным в новой реальности, чтобы он жил и не помышлял о наркотиках или самоубийстве. Быстро вернуть прошлое жизнеутверждающее детское или молодое восприятие практически невозможно. Поэтому заблуждаются некоторые состоятельные наркоманы, уверяя себя в том, что они вылечатся и быстро станут такими же, какими были. Этого купить невозможно! Оплачивать необходимо годами терпения. Наркоман должен принять свою старость, принять старость своей души и, только тогда, для него зажжётся “свет в конце туннеля”. Многие наркоманы не могут излечиться потому, что пытаются быстро и оперативно возвратиться в молодость. Поэтому и потребляют. Полностью возвратиться не удаётся и не получится никогда. Вот научить бывшего наркомана жить в новом мире (депрессий, перепадов настроения и т.д.) – это задача психолога, психотерапевта и педагога. Негативный мир наркомана постоянно опускается и, чтобы подняться к исходной реальности, нужно увеличивать дозу наркотика. На каком-то этапе наркоман начинает потреблять не ради кайфа, а ради того, чтобы хотя бы почувствовать то, что раньше было каждый день. Только тогда многие наркоманы начинают лечиться, но это уже поздно.

6. 16. О феномене деструктивной зависимости.

Для более глубокого анализа проблем профилактики наркомании целесообразно кратко остановиться на рассмотрении сущности деструктивной зависимости и некоторых особенностей наркозависимой личности.

О феномене деструктивной зависимости

Жизнь человека, как и всего живого на планете, находится в зависимости от окружающего мира. Мы в той или иной степени приспосабливаемся к нему. Это нам удаётся благодаря тому, что мир открыт для нас и в определённой мере предсказуем. Но эта зависимость может быть как позитивной, так и негативной, как открытой, так и скрытой. Так, например, все мы зависим от потребления пищи, но эта зависимость позитивная, так как она способствует нашему выживанию в этом мире. Хотя и она может при определённых условиях войти в деструктивное русло. Например, существует группа риска, которая страдает патологическим перееданием и обжорством. Поэтому существует норма потребления еды, за пределами которой у некоторых индивидов возникает риск приобретения патологической зависимости от переедания и, как следствие, ожирения. Таким образом, феномен деструктивности какой-либо зависимости определяется нормой потребления, за пределами которой феномен зависимости переходит в феномен мании.
Зависимость от потребления наркотических средств является деструктивной уже изначально, так как в этом случае такой нормы не существует. Нельзя потреблять наркотики в норме, так как в результате всегда будет иметь место ускоренная психическая и физическая деградация. Хотя очевидно, что какая-то микроскопическая доля наркотических веществ поступает к нам из полезных напитков: чая, кофе и т. д. Но не надо путать чистое потребление наркотических веществ с потреблением микродоз, растворённых в напитках и еде.
Жизнь личности, зависимой от всяких патологических и непатологических зависимостей и маний (величия, влюблённости, религии, сексуальных, книжных, наркотических и других), является жизнью с активным и в активном образе (звезды, любимой, Бога, гениталий, героев, пены шампанского и т. д.), который как бы стоит перед глазами личности, а все другие образы - пассивные и блёклые. Можно предположить, что если у зависимой от чего-либо личности сформируется какая-либо новая зависимость или мания, то она сможет более длительное время обходится без старой зависимости. И действительно, есть множество примеров, когда алкоголики, начиная страдать “звёздными болезнями”, посещая религиозные организации или влюбляясь, теряли влечение к наркотическим средствам на долгие годы. Длительность этих периодов во многом зависит от интенсивности и частоты появления этого активного образа, вызывающего деструктивную зависимость.
Приведём наиболее яркие примеры различных виртуальных реальностей, обусловленных зависимостями и маниями, в которые может попадать личность.
Пример 1. Студенты “ обмывали ” свои дипломы. Те из них, кто выпили, радовались тому, что закончили институт. В голову постоянно в течение всего вечера многократно приходила образ-мысль об окончании института, диплома и т. д. А те, кто не выпили, уже через час переключились на другие мысли и были увлечены настолько, что, казалось, забыли о том, для чего собрались. Лишь некоторые из них, будучи трезвыми, были способны зациклиться на радости окончания института, каждые десять минут разглядывая свой диплом и поглаживая его в кармане.
Пример 2. Молодой человек мечтал о карьере известного артиста. Он просыпался с мыслью-образом, что он уже звезда и ложился с этим же. Как-то выпив, он не заметил, как оказался на центральной улице города и начал выступать как великий артист. На экзамене учительница, объясняя ему нечто, обратила внимание на то, что он думает о чём-то ином и глубоко погружён в эту думу. Он как всегда находился в виртуальных образах своей “звёздности”. Эти образы были нечто большим, чем просто мечты.
Пример 3. Молодая артистка, став популярной, была зациклена на мысли “узнают меня на улице или нет”. Главным конструктом при восприятии ею новых людей был : звезда- не звезда, известный - не известный.
Пример 4. Пожилой человек не мог избавиться от невроза ожидания бессонницы. Поэтому не спал уже неделю, хотя очень хотел спать. Основная циклическая установка- конструкт : засну- не засну. В молодости аналогичным образом страдал от невроза неудачного секса. В этом случае главной циклической установкой-конструктом были: встанет - не встанет (о фаллосе).
Пример 5. Молодой человек был влюблён настолько, что образ любимой не покидал его в течение года каждую секунду. Он рассказывал, что всё это время он жил в другом мире, т. е. в состоянии полёта. И действительно он ходил легко. Похудел и истощился, но был счастлив. Главный конструкт циклической установки при восприятии окружающего мира: она - не она (любимая).
Пример 6. После того, как человек попал в авиационную аварию, но ничего с ним не случилось, он ходил счастливым, находясь в другом мире в течение трёх месяцев. Главный конструкт при восприятии окружающего мира после аварии: жизнь-смерть.
Пример 7. Одна молодая женщина страдала обжорством, видя перед глазами только мясные блюда. Сама она при потреблении мяса, судя по её словам, куда-то проваливалась, испытывая при этом чувство эйфории.
Необходимо отметить, что в целом любая зависимость (от еды, секса, телевидения, спорта, общения, книг, виртуальных реальностей и компьютеров и т.д.) имеет стадии своего развития.
Первая стадия. В этом случае у личности есть дополнительные зависимости как привлекательные, так и непривлекательные. Если он даже откроет для себя новую зависимость, то прежние зависимости (творческие, развлекательные, познавательные, спортивные и т.п.) могут перекрывать ее. Так что до каких-то пор эта зависимость не вредит личности, т.к. она имеет кратковременный характер и после неё человек возвращается в реальность без последствий. Деструктивная фаза наступает в тот момент, когда переживание от новой зависимости становится самоценностью и человек продлевает ее. Если у здоровой личности зависимость носит кратковременный характер, то в случае деструктивной зависимости она уже не может терпеть отсутствия объекта обожания.
На первой стадии зависимости все события воспринимаются еще адекватно: что значит ответственность на работе, рождение ребенка, зарплата и т.д. Зависимая личность на первой стадии просто увлекается и начинает испытывать радость при мысли о приближении объекта обожания. Есть интерес, но есть интерес и к другим вещам.
Вторая стадия. На этой стадии зависимости иллюзорная реальность начинает существовать как самостоятельная реальность. Мир, вызванный этой зависимостью, становится более значимым в жизни человека. Без этого мира жизнь - не жизнь. Этот мир все больше расширяется, а “старый мир” - сужается. К концу второй стадии личность переходит к существованию в мире иллюзий. “Старый мир” становится условием для погружения в “мир новый”. Личность хорошо понимает все отрицательные последствия этой зависимости, но все равно взаимодействует с объектом обожания. Она ведет двойную жизнь и переживает эту двойственность. Она как бы живет в двух мирах.
Третья стадия. На этой стадии периоды без наличия “нового мира” крайне тяжело переживаются больным. “Новый мир” в этом случае уже не состоит из привлекательных или непривлекательных иллюзий. У личности нет сил на восприятие привлекательных и непривлекательных иллюзий. Личность так часто находится в этом “новом мире”, что начинает деградировать как личность. У неё остаются лишь примитивные действия и переживания.
Вообще, стадии зависимости можно рассмотреть на примере различных зависимостей (от еды, секса, телевидения, спорта, общения, книг, виртуальных реальностей и компьютеров, патологических привычек, курения, алкоголя, наркотиков и т.д.). Рассмотрим их вначале на примере мании величия, обусловленной телевидением.
Телевидение и мания величия. Среди работников телевидения есть группа психического риска. В неё преимущественно входят некоторые тележурналисты и телеведущие, страдающие телеманией. Выходить в эфир - это специфическая профессия, вызывающая особые переживания. Плоды её видит многомиллионная аудитория. Поэтому и последствия после прекращения этой работы тоже специфические. Многие тележурналисты региональных и центральных телекомпаний признавались, что телевидение - это в прямом смысле наркотик. Стоило им только один раз выйти в эфир, как появлялась патоло