Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Крещение киберударом

   Его разыскивает Бюро Галактической Безопасности и преслeдует межпланетная мафия, потому что он, Иван Стрельцов, – единственный оставшийся в живых Чтец, системный гений, киберпрограммист, способный работать с массивами информации с помощью безотказного и уникального инструмента – собственного мозга. Для него нет непреодолимых кодов, а значит, нет тайн и неразрешимых задач. Он, незаменимый боец на фронтах виртуальных войн, нужен всем. Но у Стрельцова свой путь и своя война, и противник его намного могущественнее и опаснее, чем думают люди.


Константин ИГНАТОВ КРЕЩЕНИЕ КИБЕРУДАРОМ

Часть 1
ТУРИСТИЧЕСКИЙ РАЙ

Глава 1

   Ранним утром над поляной, на высоте около метра от поверхности заискрился, точно бенгальский огонь, завертелся, разбрасывая огненные капли, подобно праздничной пиротехнической вертушке, неожиданно возникший странный светящийся комочек фиолетового цвета. Вокруг фейерверка колебался воздух, почва под ним шевелилась, покрываясь трещинами. Это указывало на взаимодействие неизвестного клубка с окружающей средой. Вращаясь, он быстро увеличивался. Не прошло и десяти секунд, как от фиолетового облачка отделился возникший в нем человек – и грянулся оземь. Это был Ваня Стрельцов. Он сел, отряхнул ладони, окинул себя озабоченным взглядом. Путешествие по тахиоканалу явно прошло не совсем гладко. Разодранная одежда болталась на Стрельцове клочьями, будто кто-то, желая подшутить, взял ножницы и старательно искромсал весь нехитрый Ванькин гардероб.
   Парнишка огляделся вокруг, пытаясь понять, куда он попал. Странно, но рядом не было никакого тахиотамбура, постов охраны, санкарантина и прочих служб, которые всегда сопутствовали входам в канал. «Либо это служебный выпуск, – подумал он, – возможно, секретный, принадлежащий военным или Бюро Галактической Безопасности (БГБ), либо корректировка кода назначения, произведенная в спешке уже внутри тахиоканала, чтобы оторваться от погони, прошла крайне неудачно. Но тогда надо благодарить господа за то, что вообще вывалился хоть где-то!»
   Когда Стрельцов нырнул в канал и погрузился в его вязкую текстуру, ему показалось, что тело разлетелось на мельчайшие тахионы – частицы, которые могут существовать только на сверхсветовых скоростях. Они бешено разнеслись, похоже, в неуправляемом порядке по всей вселенной, вернее, не самой вселенной, а по каким-то ее подвалам и лабиринтам, и неизвестно, бог ты мой, соберутся ли они еще когда-нибудь вместе… В общем-то, это было недалеко от истины, но можно сказать, что все прошло более-менее удачно.
   Вдруг над поляной появился еще один фейерверк, из которого вот-вот должен был появиться человек. Иван резко вскочил на ноги. Огненный волчок испускал непонятное розовое сияние.
   Неожиданно свечение прекратилось, и на землю грохнулось какое-то страшное бескожее существо с торчащими из окровавленных боков костями. Горячий песок тут же впился в обнаженные внутренности, жег и колол несформировавшиеся мышцы и нервы. Невыносимая боль подбросила это дьявольское создание вверх. Затем, упав, оно с визгом завертелось вокруг себя, вздымая клубы пыли, чем еще больше усилило свои страдания. Беспомощно катаясь взад и вперед, кровавое месиво устрашающе хрипело и клацало челюстями.
   Внезапно существо остановилось, дернулось несколько раз и, неестественно выгнув то, что должно было стать спиной, затихло, широко разинув пасть.
   Пораженный ужасным зрелищем, Иван остолбенел. Видимо, охраннику тахиоканала с планеты Грин, который кинулся за ним в погоню, повезло гораздо меньше, чем беглецу. «Видит бог, я этого не хотел», – подумал молодой человек.
   Чтобы определить точно свое местонахождение, Стрельцов телепатически подключился к инфополю, опоясывавшему планету. Мгновенно «пошарив» в нем своими извилинами, парень удивился, что его занесло на Октаву: «Ба-а! Да это же голубая мечта любого туриста». Планета курортов, отелей и пляжей. Неизгаженная экология, богатый животный мир, прекрасный климат, напоминающий земное Средиземноморье. Путешественник попал как раз в субтропическую зону. Стояло сухое и теплое лето. Ванька вспомнил телерекламу, в которой симпатичная, сексуальная девушка, очаровательно улыбаясь, убеждала: «Вы еще не решили, где провести отпуск? Присоединяйтесь к нам» – и начинала описывать все прелести отдыха на Октаве. Небольшая проблемка состояла лишь в том, что даже за год работы на плантациях Иван, в общем-то, совсем неленивый человек, мог заработать на такое путешествие разве что в одну сторону, не говоря уже об оплате самого отдыха. Его всегда удивляло, откуда у людей такие деньги. Однако сейчас то, что он оказался в месте, куда стремились на отдых люди со всей галактики, работягу ничуть не радовало.
   Это было совсем не то, о чем он думал, ныряя в тахиоканал.
   Молодой человек завалил погибшее существо ветками, чтобы его не обнаружили с воздуха. Подобрав вывалившиеся из кармана дискоключи и тугую пачку денег, Стрельцов двинулся на поиски ближайшего тахиотамбура, с целью улизнуть с этой планеты в более спокойные края.
   К тому же место высадки скоро засекут и погоня не заставит себя ждать. «Хотя, похоже, они работают быстрее, чем я полагал», – подумал Иван, мысленно «наблюдая», как орбитальный спутник слежения загружает в инфосистему координаты обнаруженного разрыва тахиоканала и выдает целеуказание поисковым отрядам Бюро Галактической Безопасности. Без труда взломав защитный периметр системы управления спутника, вернее, даже не взломав, а просто пройдя через него, как нож сквозь масло, беглец осторожно, чтобы не вызывать больших возмущений инфополя, подкорректировал координаты, направив поисковые команды Галбеза в другую точку. Но сделать это пришлось в разумных пределах, стараясь избежать видимого сбоя систем спутника. Это давало Стрельцову, как ему казалось, минут сорок, а то и пятьдесят форы. «Что ж, для начала совсем неплохо», – подумал он.
   Зная свое местонахождение по координатам, полученным со спутника, путешественник, пользуясь картами БГБ, развернутыми в инфосистеме, определил направление движения. Кстати, на этих картах отражались схемы его же поимки. Что было очень удобно.
   Иван миновал полоску леса, которая оказалась не такой уж безбрежной, как чудилось из-за буйной растительности сначала, и вышел к реке. Вдоль кромки пляжа идти было легче, тем более что через пару километров лес полностью отступил и сменился лугом, простирающимся от берега до самого горного хребта, расположенного вдали.
   В это время от верховьев реки донесся непонятный гул. Беглец замер, напряженно вслушиваясь. Вскоре из-за поворота, метрах в трехстах от Ивана, появилось гигантское чудовище высотой, наверное с пятиэтажный дом. Исполинское животное двигалось прямо на оцепеневшего парня, странно и неуклюже переваливаясь. Оно издавало пронзительный гул и непрерывно меняло свои неясно очерченные формы, что было как-то противоестественно.
   Иван, конечно, предполагал, что на его поимку Галбез бросит все возможное и невозможное. Но откуда они взяли этого монстра? Особенно угнетало отсутствие связи между гигантом и поисковыми службами через инфополе. Стало быть, непонятно кто и как им управляет. За последние два дня Ваня настолько уверился в мысли о прозрачности сетей связи, что сейчас растерялся. От волнения сердце у бедняги как будто расширилось; оно с такой силой заглатывало и выплевывало кровь, что казалось, кто-то бьет деревянной кувалдой в грудь с размеренностью часов, а удары отдаются в ушных перепонках. Страшилище уже затмило собой весь горизонт, а Стрельцов все никак не мог решить, что делать, когда почувствовал, как в глаза и уши набивается зудящая гадость. Он просто ошалел от изумления. Колосс оказался… плотной стаей мелких летающих насекомых, вроде мошки. Жужжащее облако медленно пролетало вниз по реке. Иван остался неподвижно стоять, запачканный с головы до пят коричневыми выделениями насекомых.
   – Нет, ну надо же, обгадили, как хотели, —чертыхнулся он с досады. – Вот тебе и курорты с развлечениями.
   Двигаясь по берегу реки, беглец с планеты Грин неосознанно определил, почему тысячи людей стремились на Октаву. Переливчатые трели тысяч птиц, каких-то сверчков и кузнечиков приятно щекотали слух. Легкие прямо-таки упивались целебным воздухом. Несмотря на опасность, которая следовала по пятам за Иваном, тревоги куда-то улетучились и настроение сделалось приподнятым и даже радостным. Он шел, что-то там беспечно насвистывая себе под нос, и любовался пейзажами туристического рая.
   Стрельцов и сам не заметил, как добрался до поляны аборов, – видимо, название этих животных произошло путем сокращения слова аборигены. Эти загадочные обитатели курортной планеты являлись местной достопримечательностью, с успехом совмещая в себе особенности животного и растения. С виду их можно было принять за небольшие пни, покрытые синеватой слизью, под которой скрывалось несколько довольно проворных щупалец. Слизь равномерно вздымалась и опускалась в такт неглубокому дыханию. Эти создания обладали разумом. Правда, общаться с ними можно было только при помощи лингвистических автоконструкторов – переводчиков, снабженных телепатическими генераторами, так как аборы были лишены органов речи и могли «разговаривать» лишь путем передачи своих мыслей.
   Питались псевдопни как растения. Они пускали корни, которые быстро разрастались до трех метров в глубину – втрое больше размеров самих животных, – и высасывали из почвы питательные вещества. Когда почва истощалась, стая перекочевывала на другое становище, расположенное неподалеку. При этом подземные отростки студни отбрасывали, подобно тому, как отбрасывает хвост ящерица.
   А передвигались они при помощи щупалец.
   Оставленный корень быстро загнивал и разлагался, привлекая к себе червей, всегда сопутствующих аборам. Вскоре на покинутом месте появлялась зловонная широкая яма, наполненная кишащей массой, производящей отличное удобрение. Поэтому покинутое становище студней через год-полтора можно было узнать по островкам особенно буйной растительности, возникшим на месте ям.
   Иван остановился, с интересом рассматривая достопримечательность планеты. Из любопытства он решил понаблюдать за животными, а если повезет, и пообщаться с ними. Правда, намечаемый контакт несколько омрачался не очень сильным, но достаточно неприятным запахом, исходящим от ближайшей к путешественнику ямы. Наверное, корень абора, когда-то бывший здесь, уже окончательно разложился, потому что яма имела довольно внушительные размеры и напоминала собой воронку от взрыва, заполненную извивающимися червями. Жизнь у этих червей, похоже, кипела вовсю, и если бы у них имелись челюсти, то, несомненно, их радостное чавканье заглушило бы пение птиц и стрекотание кузнечиков.
   В этот момент мозг Стрельцова почувствовал хлесткий удар модуль-сигналов. Значит, локаторы преследователей где-то рядом. Все красоты окружающего мира мгновенно потускнели и отошли на второй план. Сознание пулей взметнулось ввысь, в инфосистему БГБ, чтобы определить источник опасности. Иван «развернул» карту-схему с маршрутами поисковых команд и увидел на ней две быстро приближающиеся к поляне аборов слабо мерцающие точки. Скорее всего, преследователи, сбитые с толку ложными координатами, полученными со спутника, вслепую прощупывают местность модуль-локаторами с типолетов, стандартных развед-тарелок Галбеза.
   День назад, качая через компьютер сведения из галактической информационной сети, Стрельцов наткнулся на статью, где рассказывалось, что в ямах, оставленных аборами, множатся черви, которые поглощают модуль-сигналы, т.е. фактически объект, погруженный в такую яму, становится невидимым для развед радаров.
   Вспомнив об этом, Ванька рванулся к спасительной воронке. Он хотел с размаху прыгнуть в нее вперед ногами, но неожиданно поскользнулся и нелепо вкатился в эту «помойку» вперед головой. При этом он разбил о край воронки бровь.
   Стрельцов неуклюже забарахтался в зловонной жиже. Он вытянулся и встал на цыпочки, но все равно гуща шевелилась у самого подбородка. Каждое движение сопровождалось мерзким чавканьем. Иван куриными шажками попробовал двинуться в сторону, но там оказалось глубже. Нога соскользнула и… червивое месиво захлопнулось над головой. Парень ринулся на прежнее место, подпрыгнул и жадно глотнул воздуха. С головы вязкими волнами скатывалась вонючая гуща. Правая бровь, рассеченная при падении, заливала кровью глаз. Но тем не менее беглец успел заметить движущиеся по воздуху прямо на него два типолета. О боже!
   Бедняге пришлось нырнуть еще раз, теперь уже добровольно. Иван задержал – насколько можно дыхание, чтобы переждать, оставаясь невидимым пока летательные аппараты проследуют над поляной. Когда он вынырнул и оглянулся, то увидел бесшумно удаляющиеся разведтарелки. На душе немного полегчало, но одна из мерзких тварей забралась в ухо и, быстро сокращаясь, ползла, казалось, в самый мозг. Будь она неладна! Парень невольно потянулся к уху залепленной рукой и… занес туда еще несколько особей. Борясь с вонючей и кусающейся массой, путешественник осторожно ощупал стены ловушки. На уровне груди он обнаружил твердый выступ. «Если присесть и выпрыгнуть, а затем оттолкнуться от этого выступа, то можно, пожалуй, выбраться», – прикинул Иван. Он зажмурил глаза и погрузился в «кашу». Резкий толчок… Парень подтянулся, опираясь на выступ, и ухватился за веточку на краю ямы. Веточка оборвалась, и бедняга снова плюхнулся в «помойку». Ванька долго не мог найти бугорок, на котором стоял раньше, и отчаянно бултыхался. Растревоженные черви стали уделять ему еще больше внимания. Стрельцов попытался выбраться еще раз – результат тот же. С третьего раза он, наконец, прочно уцепился за крепкий пучок травы и мало-помалу вытянул корпус наружу. Грудь обессиленно упала на край ямы, а ноги так и висели, погруженные в кашеобразную мерзость. Отдохнув в таком положении с полминуты, беглец перевернулся на спину, поднял ноги и боком откатился в сторону от воронки.
   Выполняя кувырок, парень чуть не столкнулся с абором, который поспешил переместиться подальше от человека. Несколько хозяев поляны, видимо, уже давно покинули стойбище и, сбившись в группу, подошли к яме, в которой бултыхался непрошеный гость. Наверное, им было интересно понаблюдать за тем, что здесь происходит. Животные уставились своими немигающими глазами на Ивана, словно зрители в театре на неловкого актера, упавшего в оркестровую яму. Стрельцова немного возмутил такой нездоровый интерес к его персоне.
   – Ну, что вылупились? Что, трудно было помочь, когда я барахтался в вашей ловушке?
   – Нет, не трудно. Но ты же не просил, – буркнул один из зрителей. – А лезть в чужую жизнь без спроса – не в наших правилах.
   Молодой человек сначала даже не обратил внимания, что обращается с аборами без всяких лингвистических конструкторов, в прямом телепатическом контакте.
   – Странные у вас, однако, понятия о вежливости. А если бы я захлебнулся в этой гадости? Тогда что?
   Хотя у аборов не было плечей, но тем не менее Иван поймал себя на мысли, что ощущает, как животные растерянно ими пожимают.
   – Знаешь, – начал небольшой студень, – у нас тут однажды был интересный случай. Некий злобный мужик тянет за волосы какую-то женщину к яме, избивает ее на ходу и кричит: «Стерва поганая, сейчас я утоплю тебя в этом дерьме!» Она истошно вопит: «Спасите, помогите!», пытается вырваться, лихорадочно отбивается от разъяренного здоровяка. Ну, мы решили спасти бедолагу и парализовали мужчину. (Надо сказать, что яд, выделяемый обитателями поляны, – не смертельный. Через пять-шесть часов человек уже вполне может двигаться.) Так ты не представляешь, что здесь было. Эта баба как давай на нас орать, что мы – мерзкие твари, что мы – изверги, покалечили ее мужа, а он такой хороший человек. Она, схватив какую-то дубину, угрожала, что всех перебьет на холодец и так далее. Короче, ее тоже пришлось парализовать в целях самообороны. Вот и пойми вас, людей, если вы сами не знаете, чего хотите, как та женщина, вся в синяках.
   – Да, действительно, – согласился Иван, – иногда сам не знаешь, что делаешь.
   Аборам, наверное, эта бессмыслица показалась скучной, и они начали расходиться. Стрельцов смущенно почесал за ухом, потом что-то вспомнил и обратился к разговорчивому животному:
   – Послушай, дружище, ты не смог бы вытащить из этой ямы одну нужную мне вещицу? – Человек описал, как выглядит дискоключ от тахио-канала.
   – Пожалуйста, – ответил студень и встал на край воронки.
   Одно из его щупалец стало быстро удлиняться и утончаться. Он деловито пошарил им в червивой гуще и извлек оттуда дискоключ. Парень с благодарностью принял находку. Житель Октавы еще немного поковырялся в яме и вытащил пачку денег.
   – А это не нужно? – услужливо спросил он. Путешественник с сожалением взглянул на то, что осталось от купюр. Бумага обильно пропиталась вонючей мутью, и, естественно, такие деньги никто к расчету не примет.
   – Нет, спасибо, – промямлил Ванька.
   – Как угодно, – ответил абор, бросил пачку обратно в яму и поспешил к своим собратьям.
   «Один раз в жизни подержал в руках такую сумму и… на этом все удовольствие закончилось», —заметил про себя Стрельцов.
   Несмотря на необычность обстановки, в которой произошло знакомство, молодому человеку понравились эти самобытные и разговорчивые зверушки. Он еще раз окликнул своего помощника:
   – Спасибо, дружище, удачи тебе.
   – Будь здоров, – отозвался хозяин поляны. Путешественник поплелся к реке, чтобы искупаться после процедуры, основанной на лечебных грязях. Шутки шутками, а укусы этих червей в определенных дозах были действительно полезными, скажем, наподобие укусов пчел.
   Намывшись вдосталь, Иван растянулся на песке, нежась под теплыми и мягкими лучами курортного солнца. Он решил не спеша обдумать все происшедшее с ним за последние дни и наметить, что делать дальше. Ведь не сидеть же действительно остаток жизни по уши в дерьме – в прямом смысле, – укрываясь от погони Бюро Галактической Безопасности.

Глава 2

   Приемный тамбур грузового тахиоканала близ к столицы планеты Голд в этот день работал безостановочно, завершая транспортный цикл крупного правительственного контракта на покупку продовольствия. Выпускные шлюзы то и дело открывались, чтобы выставить наружу очередную партию из тридцати вагонов с зерном и поглотить приготовленный под погрузку порожняк.
   Процесс поступления грузов был полностью автоматизирован. Подъемники-антигравитаторы, как заведенные, ныряли внутрь глубокой шахты, на дне которой располагалась огромная плоскость принимающей платформы канала. Там каждый из гравитационных погрузчиков захватывал невидимой «пригоршней» шестьдесят тонн пшеницы и, поднимаясь наверх, заполнял одним движением подготовленный вагон. Отточенной слаженностью действий это напоминало часовой механизм.
   Где-то глубоко в недрах сложнейшего оборудования закончили свою работу и затихли тахионовые нагнетатели. Оставалось только поднять наверх уже поступившее зерно и погрузить его в вагоны.
   Близилась к концу вторая смена. Дежурные операторы собрались в диспетчерской и с наслаждением отхлебывали ароматный чай из небольших стаканчиков. На столе красовалось с десяток разноцветных термосов, почти опустевших к завершению рабочего дня. Повешенный кем-то на служебный шкаф радиоприемник тихо напевал приятную мелодию… Типичная суета перед уходом домой. Порядком уставший персонал ожидал вот-вот команды на пересменку.
   Вдруг здание содрогнулось. Люстра под потолком тихо качнулась и погасла. Диспетчерский пульт – во всю стену – безжизненно умолк, погасив все до единого индикаторы. В непроглядной темноте комнаты воцарилась зловещая тишина, каковой здесь, в крупном межпланетном транспортном узле, отродясь не бывало. В ту минуту безмолвие нарушилось звоном стекла. Вероятно, кто-то выронил от на пол стакан с чаем. Благо что оператору положен – по инструкции – переносной фонарь, который крепится у работника за поясом. И когда люди немного отошли от шока, во мраке послышались еле уловимые щелчки тумблеров… Но ни один луч света не прорезал пространство помещения. Со всех сторон послышались недовольные восклицания с ругательствами в адрес снабженцев, типа: «Опять подсунули просроченные аккумуляторы!» Но мнения разделились, поскольку большинство диспетчеров перед заступлением на вахту проверяли свои фонари – и тогда все было нормально.
   К счастью, среди операторов нашлись курильщики (нет худа без добра), у которых, естественно, при себе оказались зажигалки. Следуя за дрожащими язычками пламени, работники тахиоузла нашли аварийный щит и, разбив стекло, достали несколько бескислородных факелов, каждый из которых был рассчитан на полчаса горения в любой среде, даже под водой. В следующую же секунду пылающий фонарь отчетливо выхватил из темноты встревоженные лица людей.
   За всю историю эксплуатации тахионовых каналов на них никогда не случалось аварий. Несколько мелких инцидентов имели место исключительно по причине небрежного ввода кода назначения. Все системы самого эффективного галактического транспорта страховались девятикратным дублированием. Обязательно предусматривалось аварийное автономное энергоснабжение. Вероятность сбоя систем, по расчетам специалистов, была ничтожно малой: что-то около единицы, умноженной на десять в минус семнадцатой степени. Неужели это случилось? Сейчас? Здесь?
   Операторы спешно покинули диспетчерскую и направились в кромешной тьме к шлюзам, чтобы осмотреть место происшествия. Люди осторожно подобрались к шахте канала и заглянули вниз. Яркий свет факелов отражался от блестящей, полированной поверхности колодца, создавая неплохую видимость.
   Невероятно! Последняя партия поступившей пшеницы дематериализовалась вместе с частью принимающей платформы. Кусок мощной плоскости, выполненной из сверхтвердых сплавов, как языком слизнуло. По краю оставшегося сооружения совсем не просматривалось следов механической резки или оплавления. Похоже, сотни тонн материи утянуло в субпространство тахиоканала в момент аварии.
   Судя по всему, здесь произошел гигантский выброс энергии. Под разрушенной пластиной платформы виднелись сквозные провалы, ведущие в машинное отделение, спрятанное глубоко под землей. Обломки перекрытия, смонтированного из толстенного бронекреопласта, обвалившись, покорежили тахионовые нагнетатели. Трудно даже представить, какая невообразимая силища здесь пронеслась!
   Из пугающей пустоты сооружения по-электрически пахло озоном, как после грозовых разрядов. Издалека чуть слышно доносился звук капающей жидкости. По-видимому, выброс энергии повредил одну из инженерных сетей, обслуживающих шахту.
   Теперь не оставалось и тени сомнения в том, что крупнейший галактический транспортный тахиоузел на Голде оказался полностью выведенным из строя. Для планеты, импортирующей до семидесяти процентов продовольствия, это означало катастрофу!
   Основными богатствами этого мира являлись золото и платина, крупные месторождения которых природа обильно разбросала по всей суше. Залегали ценные ископаемые почти везде неглубоко. Поэтому разработки велись открытым способом. Учитывая очень высокое содержание драгметаллов в руде, себестоимость их конечного производства оказывалась значительно ниже, чем в любом из известных миров галактики. Естественно, Голд являлся монополистом в мировом экспорте редких металлов. Ведь золото и платина всегда пользуются высоким спросом как для нужд промышленности, так и для ювелирного производства.
   Успехи золототорговцев на внешнем рынке привели к невиданному экономическому расцвету здешнего мира и быстрому росту численности населения. Города и поселки были буквально нашпигованы самыми современными производствами и технологиями, свезенными сюда со всей галактики.
   Однако относительно суровый климат планеты с коротким и прохладным летом не позволял получать в необходимых объемах продовольствие. Территории, хотя бы частично пригодные для земледелия, располагались преимущественно вдоль экватора. Эти районы, как правило, были густо застроены жилыми и производственными комплексами. Cone держание же гигантских тепличных хозяйств являлось невыгодным ввиду высокой потребляемости энергии, так как на планете почти отсутствовали к дешевые и эффективные энергоносители.
   Два года назад, после покорения местного политического Олимпа партией «Золотой конгресс», Голд вышла из состава Лиги. Раньше на избирателя давили национальным экстремизмом. Сейчас – планетарным. Лидеры «Золотого конгресса» пришли к власти под лозунгами, что Голд кормит всех голодранцев необъятной Лиги; что здешние природные богатства нещадно эксплуатируются транспланетарными корпорациями в ущерб местным жителям.
   Новые власти решительно отвергли предложение правительства Лиги Планет перебросить часть населения в более подходящие миры, чтобы не усугублять продовольственную проблему. Но если не лукавить, то стоит признать, что отказ был обусловлен скорее нежеланием раскошелиться и профинансировать на предполагаемом месте строительство жилья со всей инфраструктурой для нужд переселенцев. «Мало того, что у нас хотят безвозмездно забрать людские ресурсы, так еще предлагают нам же за это и заплатить, – возмущались на Голде. – Наглость неслыханная».
   Окончательно закрепившись на вершине власти, «Золотой конгресс» установил на планете жестокий авторитарный режим.
   Правительство Голда выдворило за его пределы всех числившихся на территории неграждан и отозвало с других планет свои посольства и консульства, полностью прекратив политические и культурные контакты с Лигой.
   Единственными ниточками, связывающими Голд с внешним миром, являлись взаимопоставки товаров, преимущественно: продовольствия – сюда, золота и платины – отсюда. И вот теперь эти ниточки, похоже, оборвались на неопределенное время.
   Выбравшись из поврежденного тахиотамбура, работники канала поразились и испугались еще больше… Всего лишь в десяти километрах от шахты располагалась столица планеты – Голден-сити, гигантский мегаполис с многомиллионным населением. Когда операторы, поглощенные своими, служебными заботами, торопились выяснить последствия аварии, то сперва не обратили внимания на полный мрак, окруживший транспортный узел. Но это абсурд! Такого не может быть… Потому что противоречит законам физики и никак не вяжется с логикой…
   Каждый вечер перед взорами транспортников распускался гигантский светящийся узор, протянувшийся на многие километры – от горизонта до горизонта. Ночной город искрился тысячами огней, которые можно было заметить на самых дальних подступах к нему. Сейчас столица полностью лежала во тьме. Получалось, весь мегаполис абсолютно обесточен. Ни одного огонька – хоть глаз выколи! Но ведь Голден-сити – центр миллиардеров, разбогатевших на межзвездных поставках золота и платины. Их небоскребы, вне всякого сомнения, оборудованы автономными генераторами энергоснабжения…
   Люди поспешили обратно в диспетчерскую, чтобы доложить последствия аварии в столичный офис «Тахиогалактсети». Но, к их изумлению, ни телефоны, ни рации не отвечали. Молчал и радиоприемник, висевший на шкафу. Попробовали покрутить ручку настройки каналов. Бесполезно. Не только радиостанций – ни одного щелчка в эфире. Гробовое молчание. Мистика какая-то!
   Лишь одно казалось совершенно ясным: произошло что-то жуткое и неординарное.

Глава 3

   Стрельцов уже вполне пришел в себя после недавней «грязевой ванны». Более того, в результате процедуры он на самом деле почувствовал небывалый прилив сил. Иван перевернулся на живот, несколько раз отжался на руках – для поднятия общего тонуса – и встал. Снял с кустарника высохшие рубашку и брюки, оделся и зашнуровал ботинки. Но беглец не спешил покидать это место. Здесь было уютно и безопасно. И хотелось все-таки выработать какой-то конкретный план действий, а не бежать куда глаза глядят. Молодой человек присел на камень и вновь погрузился в размышления.
   Аномалии Ивана, думалось ему, не такие уж из ряда вон выходящие. В этой связи Стрельцов решил провести миниревизию своей отнюдь не богатой эрудиции в области непознанного.
   Как известно, бог создал человека по своему образу и подобию. Поэтому тело и разум хомо сапиенс наделены самыми фантастическими способностями.
   К примеру, зафиксировано много случаев парения людей над землей – левитации. Известны прецеденты мгновенного перемещения в пространстве – телепортации.
   …Люди, продвинутые в технике «цигун», могут придавать своим телам феноменальную твердость. Даже остро отточенные сабли не оставляют на них следов, а металлические ломы изгибаются при Ударе об руки или шею так, будто испытуемые выкованы из железа. Отсюда следует, что само человеческое тело может быть боевой супермашиной.
   Или вот еще… Наши пращуры, об этом Иван читал в школьные годы, могли обмениваться мыслями на расстоянии, иными словами, поддерживать друг с другом телепатический контакт.
   Но, видимо, по причине врожденной лености, человечество выбрало путь улучшения своих орудий труда и производства, а не осознания себя воплощением совершенства и развития врожденных способностей, дарованных самим богом. Хотя даже испорченный цивилизацией человек время от времени подсознательно ощущает невидимые нити, соединяющие его с другими людьми, особенно близкими. Вспомним, сколько матерей во время войн и просто несчастных случаев хватались за сердце именно в тот момент, когда преждевременная смерть или увечье настигали их детей.
   …Или, скажем, в процессе спиритических сеансов опытные медиумы вызывают души давно умерших людей и даже умудряются на время вселить эти души в тела зрителей, у которых отключено собственное сознание. Фантастика! Можно уже и не говорить о древних колдунах, способных – по преданиям – оживлять мертвецов, превращая их в зловещих зомби.
   Но самым интересным, по мнению Стрельцова, и значимым лично для него было то, что практики, владеющие йогой пхова (переносом сознания), могли еще в одиннадцатом веке от Рождества Христова на Земле выводить свое сознание через макушку головы и свободно перемещать его в пространстве, т.е. практически они совершали то же самое, что Иван в инфополе.
   …А сколько еще удивительных фактов из жизни людей зафиксировано в те или иные времена на разных планетах? Невозможно представить! Однако это никого не пугает. Вероятно, с пеленок люди непостижимым образом чувствуют причастность ко всему вышеперечисленному. С другой стороны, человек еще с библейских времен панически боится именно ИНОРОДНЫХ созданий. «Например, таких, как я! – эта мысль гадко стукнула в мозг Ивана глухим ударом каменного гонга. – Ведь я же ЧТЕЦ, по гипотезе БГБ. Там, в Галбезе, никого, может быть, и не интересует, что я по своей биологической сущности – человек в десятом поколении! Толпы вооруженных агентов гоняются за мной, как за самым опасным преступником… Поди еще пристрелят невзначай, а может, и специально…»
   Беглец молча сидел на широком камне, подтянув к груди колени. Молодой человек уперся взглядом в землю и механическими движениями обрывал пучками траву вокруг своих ботинок, словно хотел их прополоть. Парень задумчиво поднял голову и… от неожиданности вздрогнул.
   Представьте свое состояние, если, находясь в собственной квартире, вы встали ночью по нужде. Привычным – до автоматизма – движением нащупываете на стене в нужном месте тумблер и включаете освещение. Затем, зевая, спросонья, как ни в чем не бывало беззаботно вваливаетесь в туалет, на ходу сдвигая нижнее белье, чтобы подготовиться к отправлению естественной надобности, и в это время… натыкаетесь на незнакомого здоровенного мужика в водолазной маске, сидящего на вашем собственном унитазе… Примерно такую же гамму чувств испытал Стрельцов.
   Вплотную перед Иваном стоял человек, одетый в непромокаемый костюм аквалангиста, только без кислородных баллонов. Водолазная маска была сдвинута на лоб, освобождая лицо. Незнакомец держал в руке внушительный пистолет сорок пятого калибра, направленный прямо в лицо беглецу. Боковым зрением Ванька обнаружил и второго аквалангиста, придвинувшегося слева. Лица этих людей имели такие выражения, что их можно было назвать только рожами. Физиономии данного типа обычно присущи отъявленным головорезам и диверсантам.
   За спиной человека с пистолетом, в реке, недалеко от берега, застигнутый врасплох путешественник заметил открытый люк малой подводной лодки. «Надо полагать, эти ребята – оттуда, – подумал Стрельцов. – В жизни – как в кино: стоит на минуту отвлечься, как упустишь очень интересную деталь, важную для дальнейшего сюжета». Еще минуту назад ничто не предвещало опасности.
   Парень попытался встать, но тут же получил от громилы слева сокрушительный удар. Никогда раньше Ванька не верил, что могут искры из глаз сыпаться, как обычно рисуют карикатуристы. Однако сейчас убедился – сущая правда. По технике исполнения удара беглец понял, что перед ним находится специалист в области рукопашного боя. Голова слегка закружилась.
   – Босс сказал держать этого пижона подальше от компьютера, – донесся, как издалека, голос одного из нападавших. – Бросим его в грузовом отсеке.
   Бандиты перевернули пленника на живот и связали ему за спиной руки.
   «Черт возьми, – злился Иван. – Но откуда они взялись?» Парень развернул в уме карту-схему Бюро Галактической Безопасности. Никаких подводных лодок там не было. «Что за чушь?!» Минуту-другую Чтец колебался. Затем мысленно кинулся в глубь инфополя. Там он начал быстро-быстро просматривать частные информационные системы. И… Бац! Вот она. Двухместная мини-субмарина, отмеченная именно в этом районе на карте, которая пульсировала в компьютерной системе штаб-квартиры «РиГл корпорейшн». От такого поворота событий у Ивана тут же обмякло все тело.
   Даже самые «матерые волки» из джунглей большого бизнеса опасались этой транспланетарной компании, имеющей темную репутацию. Корпорация принадлежала Ричарду Гольфу, в недавнем прошлом конгрессмену, «сенатору от мафии», как его окрестили в прессе. Будучи главой сенатской комиссии по оборонному производству и членом объединенной экономической комиссии конгресса, задача которых – осуществлять надзор за тем, как размещаются военные заказы в компаниях и правильно ли расходуются государственные средства, он содействовал представлению выгодных контрактов компаниям, контролируемым преступным синдикатом (в симбиозе с военно-промышленным комплексом мафия получает огромные законные прибыли и попутно отмывает деньги, поступившие от подпольного бизнеса).
   Стремительно продвигаясь по политической лестнице, Риччи наладил связи в сфере бизнеса. Однако после бурного скандала, связанного с финансовыми аферами, он оставил политическую карьеру. Сейчас это богатый делец, член генерального совета одной из самых мощных военно-строительных компаний, владелец крупного «РиГл-банка», а также президент «РиГл корпорейшн», которая служит, по словам вездесущих репортеров, надежной крышей для бизнеса, контролируемого мафией.
   «Лучше уж попасть в лапы БГБ, чем в зубы к этим акулам», – мелькнула у Стрельцова мысль.
   Один из аквалангистов взвалил связанного Ивана на плечо и потащил к воде. Парень быстро, пока еще оставалась такая возможность, сформулировал сообщение о своем состоянии и координатах и передал его через инфополе в адрес руководства Бюро Галактической Безопасности. Затем, вспомнив о всесильных связях Ричарда Гольфа, засомневался, не имеет ли президент «РиГл» своих людей даже в Галбезе. На всякий случай Ванька через систему галактической связи отправил еще одно сообщение: на сей раз частному лицу – для подстраховки.
   Когда до воды оставалось метров пять, верзила, который нес Стрельцова, вдруг неестественно запрокинул ноги и упал на землю, навалившись всем весом на пленника. Ивану, придавленному грузным бандитом, стало трудно дышать. Однако тело головореза почему-то ритмично сотрясалось в конвульсиях и через некоторое время, вздрагивая, само соскользнуло с беглеца. Парень откатился в сторону и встал на четвереньки. Справа на песке точно так же дергался второй диверсант.
   И тут Стрельцов все понял. Перед ним стоял добродушный абор – его недавний собеседник. Человеку даже померещилось, что студень улыбается.
   – Мне показалось, дружище, у тебя проблемы. – Слово «дружище», наверное, было новым в лексиконе животного, поэтому он «произносил» его, комично шепелявя. Получалось: «друз-зисе». – И я решил тебе помочь. Надеюсь, ты не будешь говорить, что это хорошие люди и вы вместе приятно беседовали? – продолжал спаситель.
   – О! Нет-нет! Ты совершенно правильно поступил. Ребята, может быть, заслуживают гораздо большего наказания, нежели мягкий паралич. Спасибо тебе. Не знаю, как и благодарить.
   – Да ладно. Ты мне сразу понравился, – отозвался студень, развязывая веревку.
   – А почему?
   – Люди не видят ауру – светящиеся нимбы над своими головами, а аборы видят. По форме и цвету свечения можно определить, добрый человек или нет. У тебя хорошее, ясное свечение, – объяснил житель Октавы.
   – Надо же, – искренне удивился Иван. Студень немного помялся как-то неловко, а потом обратился к человеку с просьбой:
   – Мы вскоре будем перекочевывать поближе к горам. – Абор указал щупальцем на горизонт. – Там, у подножия хребта, проложена туристическая трасса. Машины так и снуют туда-сюда, туда-сюда. А у меня жена – беременная. Ей сейчас нужен покой. Ты не можешь сделать так, чтобы в ближайший месяц по этой дороге никто не ездил?
   – Нет проблем, друз-зисе, – сказал Иван, передразнивая «произношение» озабоченного животного.
   Стрельцов через инфополе проник в электронный путеводитель и пометил данный участок дороги значком ремонта. Снабдив знак информацией о том, что ремонт займет 35 дней, он указал штрихом объездной путь. Этим путеводителем пользуются как частные лица, так и диспетчеры различных служб и ведомств.
   – Все будет в лучшем виде, – подбодрил студня путешественник. Если родится сын, назови его Иванушкой.
   – Вот еще, – пень недовольно надулся и разворчался: – У аборов нет таких имен.
   – Прости, я не хотел тебя обидеть, – попытался оправдаться молодой человек. – Кстати, а как тебя зовут, приятель? Мы ведь так и не познакомились. Я – Иван Стрельцов.
   Парень протянул аборигену раскрытую ладонь.
   – Что ты хочешь? – спросил тот.
   – У нас принято скреплять знакомство рукопожатием.
   – А-а… понятно.
   Студень быстро обвил протянутую руку одним из своих щупалец с такой силой, что у Ивана посинели пальцы. Молодому человеку показалось, что ладонь обмотали жестким кабелем, выполняющим роль жгута, и затянули на морской узел.
   – Ух! – слегка взвыл Иван.
   – Теперь знакомство будет крепким? – доверительно поинтересовался хозяин поляны.
   – Непременно, мой друг. Но, пожалуй, хватит.
   – Подожди. Я еще не представился.
   – Ах, да.
   – Быстрый Ветер.
   – Что – «быстрый ветер»? – не понял Стрельцов.
   – Меня так зовут – Быстрый Ветер, – с гордостью пояснил абор. – Тебе нравится?
   – Прекрасное имя!
   Иван смекнул, что у этих самобытных жителей Октавы имена давались на манер древних американских индейцев. Например: Гордый Орел или Трепещущая Лань.
   Быстрый Ветер терпеливо ожидал продолжения обряда знакомства. Парень растерянно развел руками, показывая, что церемония окончена.
   – Извини, мне пора. Приятно было с тобой пообщаться. – Человек оглянулся на мини-подлодку. – А насчет дороги не беспокойся. Я все устрою.
   – Будь здоров, – отозвался студень и засеменил к сородичам.
   Поскольку субмарина считалась двухместной, то наверняка, кроме двух парализованных членов экипажа, на ней никого не было. Тем не менее Стрельцов прихватил на всякий случай пистолет – оружие противников. Иван забрался в приемный отсек и задраил за собой люк.
   Если бы эта штуковина управлялась механически, он ни за что бы здесь не разобрался. Но, к счастью, внутри царила автоматика. Чтецу не пришлось возиться с кнопками и программами. Он просто «слился» мысленно с системой управления, задал лодке необходимый режим и выбрал маршрут следования.
   Отойдя от берега, субмарина погрузилась в воду и начала движение.
   Стрельцов, у которого росинки маковой во рту не было с момента прибытия на Октаву, принялся обследовать свое убежище в поисках чего-нибудь съестного. По пути Иван, к своему удовольствию, обнаружил комплект цивильной одежды подходящего размера. Парень тут же переоделся, без сожаления бросив в мусоросборник свои прежние лохмотья.
   Новый капитан судна осмотрел камбуз и удовлетворенно потер ладони, радуясь запасливости прежних хозяев. Имея столько провианта, можно месяц не высовываться наружу. Ванька выбрал самое вкусное и стал наслаждаться, намеренно растягивая процесс поглощения пищи. «Хорошо все-таки живут эти мафиози!»
   Стрельцов снова вспомнил рекламные проспекты, манящие на Октаву, и справедливо рассудил: если уж волей случая в руки ему досталась подводная лодка, то грешно было бы не оценить здешние речные красоты, которые так навязчиво расписывают туристические компании. Пассажир отодвинул металлическую броню, защищающую иллюминатор, и залюбовался подводным царством.
   Да-а! Рекламные буклеты не лгали. Ради такого зрелища действительно стоило сюда выбраться хотя бы раз в жизни, невзирая на расходы. Среди диковинных зарослей кораллов различных форм и оттенков плавали стайками золотые и красные рыбки. Породистые моллюски горделиво передвигали необыкновенные раковины и панцири, увитые тонким орнаментом, достойным кисти лучших живо– писцев. Солнечный свет играл рябистой волной на водорослях и создавал иллюзию богатого театрального занавеса. Невольный турист пожалел, что не имеет под рукой видеокамеры…

Глава 4

   Приятная сытость растеклась по телу и клонила ко сну. Иван задвинул обратно броню иллюминатора и прилег отдохнуть. Но невеселые мысли гудели в голове настороженным роем.
   Зачем Стрельцов понадобился крупным мафиози из «РиГл корпорейшн», догадаться несложно, учитывая возможности Чтеца. Привлекательность информационного супермена для всевозможных преступных группировок – это обратная сторона медали.
   Терроризм в настоящее время может иметь милое интеллигентное лицо. Злоумышленникам не нужно минировать дороги и вокзалы, провозить через таможню массу оружия и боеприпасов. В век информационных технологий достаточно войти в трансгалактическую сеть, пересечь в ней охраняемые периметры замкнутых систем путем расшифровки служебных многослойных кодов или же посредством внедрения в обслуживающую среду специальных вирусов. Да мало ли как еще! Ведь искусство незаконного вскрытия сетей прогрессирует параллельно с искусством по их защите. На каждый новый метод охраны компьютерной информации находится контрприем – и наоборот…
   А дальше хакер может натворить таких дел, какие традиционному диверсанту и не снились. Например, вывести из строя инфраструктуру, обеспечивающую бесперебойную работу тахионовых каналов (слава богу, пока это никому не удавалось!), или хотя бы парализовать отдельные участки каналов, через которые осуществляется продовольственное и энергетическое снабжение целых планет. Ведь не все миры Лиги располагают собственными ресурсами в достаточном объеме. Но они тем не менее вполне процветают за счет поставок на общий рынок других товаров и технологий, необходимых в разных точках Содружества. Производство обрело трансгалактический характер, хотим мы этого или нет. Однако законы выживания, включая жесткую конкуренцию, действуют и здесь. Но при столкновении экономических интересов далеко не всегда побеждают законопослушные компании, обеспечивающие свою финансовую и технологическую безопасность дозволенными методами…
   Но, может быть, вскрыть инфозащиту тахиоканалов – это уж слишком круто. Для террористов есть и более прозаичные задачи. Скажем, отключить энергетический экран, защищающий планету (на которой базируется конкурентное производство), либо от вечного космического холода, либо от невыносимого пекла близрасположенного светила.
   Или, к примеру, вывести из строя диспетчерский блок транспортной системы определенного города, и т.д. и т.п.
   Впрочем, проявление терроризма для традиционного характера типично. Его сферы деятельности более приземленны. Это, во-первых, электронные грабежи банков. Злоумышленник пробирается в инфосистему финансового учреждения и модулирует фальшивое перечисление средств на подставные счета или перехватывает реальные платежи и переадресовывает их фиктивному получателю. Во-вторых, вредительство в чужих компьютерных сиcтемах методом прямого разрушения или искажения файлов либо подcадка вирусов. В-третьих, шпионаж – хищение секретной информации из охраняемых массивов. Но и для этих целей Чтец тоже подошел бы как нельзя лучше. Ведь если сравнивать код, ограждающий компьютерную систему от несанкционииного доступа, с лабиринтом, то обыкновенный хакер, следуя по нему и попадая в тупик, «сгорает». После чего ему приходится начинать сначалa.
   И таких попыток компьютер-взломщик может проделать миллионы, если атакуемая система не объявит тревогу и не заблокирует проникновение. Кибердвойник Ивана в рассматриваемой аналогии с лабиринтом просто «пролетает» над сооружением не вдаваясь в хитросплетения возможных маршрутов, но и не нарушая слаженной работы всей системы. Самое интересное здесь, что Чтец пролетает над лабиринтом, составляющим тело кода, строго говоря, совсем не по сетям связи, а в инфо-поле. Поэтому наличие кода и его сложность, по сути, не имеет для супермена ни малейшего значения. Это объясняется тем, что информация, хотя бы единожды зафиксированная любым техническим средством, отражается в дубль-массиве, плавающем в бескрайнем космосе инфополя, и продолжает там уже самостоятельную жизнь. Таким образом, Иван имеет доступ к любым данным, даже если компьютер отключен или, более того, уничтожен вместе со всей сетью, в которой он функционировал. Причем Стрельцов обладает информацией в полном виде, включая самые свежие изменения к ней. Плюс ко всему, внося поправки в дубль-массив, Иван корректирует соответственно и оригинал информации.
   Неудивительно, что один человек, обладающий такими феноменальными способностями, вполне смог бы заменить целый штат компьютерных взломщиков. Но кто они, потенциальные инфотеррористы, современные хакеры? Помимо спецов в данной oбласти стоящих на службе практически в любой крупной компании, существуют целые потомственные династии подпольных программистов. Они заселяют обширные столичные кварталы почти на каждой планете, вступившей в Лигу. За вывесками различных контор и мелких фирм, оказывающих услуги в сфере программирования, при желании всегда можно найти своеобразных менеджеров неофициального бизнеса по взлому информационных систем.
   Что же толкает хакеров на столь серьезное в наше время преступление? Обычному человеку, далекому от страстей, кипящих в подпольном бизнесе, может показаться, что прежде всего – перспектива заработать огромные деньги. Но это не совсем так. Ведь высококвалифицированный программист без труда сможет найти хорошо оплачиваемую работу в солидной и уважаемой компании. Однако эти люди сродни игрокам. В их среде господствует необъяснимая жажда риска, которая будоражит человеческую кровь с первозданных времен. Повседневная рутина, скучная работа «на богатого и доброго дядю» здесь абсолютно не котируется. К тому же хакер высшего пилотажа – это прежде всего, как ни странно, творческая личность. Взломать, например, систему Минобороны, по его меркам, героический подвиг, наподобие покорения недоступной вершины альпинистом. Но и помимо всего прочего, чего греха таить, есть среди этих людей элементарно свихнутые маньяки, инфантильные хулиганы-переростки и закомплексованные неудачники, обозленные на весь мир. Короче, самая разношерстная публика.
   Как только зародились первые предвестники развитого технополя в виде групп компьютеров, завязанных в служебную сеть с выходом на каналы связи, – так сразу же появились и заказчики на инфотерроризм. Тут и мафиози, и бизнесмены с недобросовестными методами конкуренции, и политические авантюристы, рвущиеся к власти, и сыскные агентства (ведь всегда найдутся охотники до чужих секретов), и бог весть кто еще… А с недавних пор к ним присоединились еще оппозиционные политики и крупные промышленники, недовольные теми или иными последствиями интеграции миров.
   Удивляет, почему соответствующие службы Галбеза, зная районы дислокации хакеров, не могут вырезать под корень исполнителей и заказчиков этого черного бизнеса, по-настоящему опасного для общества. Однако очень сложно построить доказательство преднамеренности таких преступлений, если неизвестен истинный заказчик, – или известен, но юридических оснований для проверки его офиса нет. Адвокат хакера, как правило, заявляет, невинно округлив глаза, что его клиент и знать не знал о проникновении в чужую систему. Он, мол, и сам удивился информации, возникшей на его мониторе; и только-только хотел сообщить в компанию, обеспечивающую доступ в системы связи, о сбое, как его почему-то задержали.
   Да, мы живем в правовом свободном обществе. Тут ничего не поделаешь… Еще с двадцатого века ведутся споры, обязательно ли должна сопутствовать демократии наркомания, или, скажем, детская проституция, или финансовое мошенничество в высокорискованных операциях по добровольным вкладам населения и так далее. Но, как показывает опыт истории, многие социальные язвы нельзя выжечь каленым железом. Они являются следствием морально-нравственного уровня всего общества. Главным средством борьбы с ними остается бережное сохранение традиций и укладов, которые помогали странам и планетам идти к процветанию в течение столетий…
   Двигатели субмарины тихо посапывали и убаюкивали беглеца. Покачиваясь в такт лодке, Иван сквозь дрему недовольно поморщился от того, что забрался в такие высокие материи, а потому перевернулся на другой бок, выгнал из головы еще задержавшиеся там мысли и мирно заснул.

Глава 5

   Все тревоги и страхи дежурных операторов тахиотамбура близ Голден-сити относительно глобального отключения энергии в столице, к несчастью, оказались обоснованными. Непредсказуемый рок жестоко опрокинул благополучное течение жизни в многомиллионном городе, повергнув гигантский мегаполис в хаос.
   В тоннелях метрополитена в момент энергетической катастрофы застряло двести семь поездов с пассажирами.
   Следует заметить, что указанные тоннели в Голден-сити располагались на гораздо большей глубине, чем обычно принято. Это объяснялось желанием строителей сохранить архитектурный облик города, имеющего многовековую историю. Основные линии подземки были проложены в последние десятилетия – в период расцвета галактического экспорта драгметаллов. В центре мегаполиса раскинулись обширные кварталы, застроенные небоскребами. Протягивая в этих районах метрополитен, оказалось очень трудно сохранить несущую способность фундаментов многоэтажных строений, если не опустить подземный транспорт на большую глубину.
   Никогда раньше в тоннелях не скапливалось столько людей. И поскольку в момент аварии вышла из строя вся принудительная вентиляция, то с самого начала несчастные пассажиры ощутили нехватку воздуха. Внезапному отключению энергии предшествовал высокий скачок напряжения, который вызвал не только сбои в различных системах, но и возгорание аппаратуры и кабелей. Таким образом, к недостатку кислорода прибавился еще и едкий дым. Паника в вагонах началась практически тотчас же. В дыму, толкая и давя друг друга, люди пытались прорваться к дверям. Визги, крики и плач заглушали звон разбитых стекол и скрежет железа. Когда кому-то в темноте удавалось все же раздвинуть створки дверей, люди начинали беспорядочно сыпаться под колеса вагонов.
   Лишь половине пассажиров удалось, буквально шагая по искалеченным и раздавленным, добраться до узких «тротуаров», оборудованных в тоннелях Для ремонтных рабочих. Но впереди еще был долгий путь на ощупь среди мрака в неизвестность.
   Взбудораженные гарью и привлекаемые запахом крови из невидимых нор, повылезали полчища крыс, обитающих в подземельях Голда. Под прикрытием темноты кровожадные грызуны стали нападать на раненых, а также пожирать свежие трупы, превратив каменную западню в сущий ад.
   Мало кто сумел в ту ночь добраться до станций и выйти наружу, сохранив способность здраво мыслить. Тем более что в широких подземных залах маршрутных остановок поначалу тоже бушевала паника…

Глава 6

   Перед самым пробуждением Иван мельком, как в эпизоде фильма, выхватил из обрывков сна прекрасное девичье лицо. Он потянулся к манящему лику губами, но красавица кокетливо увернулась. Однако молодой человек, поймав девушку за рукав, все-таки приблизил ее к себе и нежно обнял. На этот раз она в принципе и не возражала.
   – Катя, милая Катька, – пробормотал Стрельцов и проснулся.
   При этом он обнаружил, что обнимает какой-то теплый трубопровод, проложенный в чреве субмарины. Иван усмехнулся, перекатился на спину и сел.
   В это время корпус подлодки тихонько дрогнул от слабого удара, полученного снаружи. Видимо, судно уткнулось в какое-то препятствие. Незакрепленные и подвешенные в отсеке предметы, как по команде, качнулись и задрожали. Инерция бросила Ивана обратно на лежанку.
   Чтец развернул в уме электронную карту, чтобы определить свое местоположение. «Так-так-так. Вроде бы все правильно, но… лишь наполовину». Перед сном Стрельцов запрограммировал маршрут субмарины в направлении столицы Октавы, поскольку она, как нельзя кстати, располагалась по берегам этой самой реки. Беглец планировал где-нибудь в центре города покинуть свое подводное убежище, затеряться в толпе и спокойно выйти к ближайшему тахиотамбуру. Но сейчас на карте было видно, что судно находится на окраине мегаполиса, в одном из промышленных районов. Более того, покинув фарватер, подлодка завернула в какой-то частный канал и оказалась в тупике. Иван дал увеличение изображения и прочитал пояснительную надпись.
   Ну что еще можно сказать?! Так же как ласточки возвращаются весной к своим гнездам, так и подлодка прибыла в родные пенаты. Судя по обозначениям, это был металлургический комбинат, принадлежащий «РиГл корпорейшн». Наверное, пока беглец спал, доверившись автопилоту, специалистам «РиГла» удалось переключить субмарину на спецмаяк автопривода и загнать на подготовленную стоянку.
   Скрежет металла по днищу корпуса прервал размышления Стрельцова. Судно накренилось и замерло. Снаружи послышалось гудение каких-то мощных моторов. Вдоль обшивки лодки забурлила вода. Иван отодвинул броню иллюминатора и прильнул к стеклу. Судя по всему, субмарина зарулила в сухой док, хотя кто его знает. Обездвиженное судно на специальной платформе поднималось вверх. Теперь Иван обозревал землю как бы из иллюминатора самолета. Комбинат занимал огромную территорию. Он представлял собой, наверное, целый город на окраине столичного комплекса. Курорты курортами, а без металла все же никуда. Правда, за экологической безопасностью производства на этой планете следили очень строго. Тут и там, насколько хватало глаз, виднелись многочисленные цеха, плавильные печи, склады и другие постройки как основного, так и смежных производств.
   Ричард Гольф знал, куда вкладывать деньги. Ведь в условиях жестокого экологического контроля со стороны местных властей получить лицензию на открытие столь грандиозного производства можно, только имея связи в самых высших кругах политического истеблишмента Октавы. И, соответственно, наладив выпуск продукции, Гольф завладел данным сектором здешнего рынка. Потому что металлы, импортируемые с других планет, не выдерживали конкуренции по цене. Галактический транспорт – он не дешев.
   Хотя это была территория металлургического комбината, но встречали Стрельцова явно не металлурги. Вокруг подъемной платформы сосредоточилась группа захвата – полностью экипированные решительные парни в шлемах и бронежилетах.
   «А где же хваленые галбезовцы? – с грустью подумал Чтец. – Ведь я же передавал им свои координаты, когда бандиты захватили меня там, за городом. Вполне можно было засечь подлодку и отследить ее маршрут, как это сделали мафиози». Ивана всегда раздражали пропагандистские фильмы, в которых хитроумные агенты БГБ с непроницаемыми лицами поражают зрителей адской трудоспособностью и неусыпной бдительностью, денно и нощно стоя на страже галактического правопорядка и безопасности населения. Дескать, уважаемые граждане, работайте ритмично и отдыхайте спокойно. Ваш сон в надежных руках… А в жизни все, как правило, наоборот… хитроумные бандиты с бесхитростными рожами демонстрируют адскую опять же работоспособность и неутомимую настойчивость в достижении своих целей. В отличие от Галбеза.
   Через переговорное устройство, вмонтированное в перегородку каюты, скрипучий голос сообщил Стрельцову, что ему лучше добровольно покинуть подлодку. Иначе на борт судна будет закачан нервно-паралитический газ и работники «РиГл» войдут туда сами. Но он, Стрельцов, после этого еще, наверное, с полмесяца будет неожиданно хвататься за свою несчастную голову, не в силах побороть частые припадки ужасной боли.
   Столь доходчивое и убедительное объяснение сподвигло молодого человека тут же выдать в ответ согласие на скорейшую встречу с хозяевами субмарины.
   Беглец уже пробирался к входному люку, когда в динамике – без всяких помех – зазвучал совершенно другой голос – спокойный и ровный:
   – Ваня, добрый день. На связи генерал БГБ Бойко. Мы вполне контролируем ситуацию, но у нас к тебе есть одна небольшая просьба.
   Стрельцов остолбенел от неожиданности и напряг слух, дабы невзначай не пропустить что-то важное.
   – Из лап «РиГл корпорейшн» мы вырвем тебя, чего бы это ни стоило. Но раз уж ты к ним попал, то по ходу хотелось бы решить еще одну задачу. Кстати, это в твоих же интересах, поскольку мафиози уделяют тебе очень пристальное внимание, – продолжил бэгэбэшник. – По нашим данным, тебя ожидает личная встреча с владельцем «РиГл» – Ричардом Гольфом, скорее всего, в головном офисе корпорации. Этот человек – очень важная фигура в преступном мире. Но собрать компромат лично на него – невероятно сложно. Ведь загребать жар удобней чужими руками. А у Гольфа – масса подручных. Сам же босс всегда остается в тени и окружен стеной молчания и страха. – Генерал перевел дыхание. – Я знаю, Иван, что тебе вполне по силам организовать трансляцию беседы с «крестным отцом» на пульт БГБ – для записи в качестве доказательства по делу Гольфа. Ты ведь можешь перенастроить его охранные камеры, телекомы, коммутаторы и прочее так, что они позабудут, для чего были, собственно, созданы. Не так ли?
   Стрельцов хотел ответить бэгэбэшнику, но не знал, услышит тот его или нет. А про себя возмутился: «Этот службист такой деловой, как я погляжу. Нагружает, будто я его агент. Действительно, уголек из костра хватать сподручней чужими руками, как он сам же и говорит».
   Функционер спецслужбы по фамилии Войко невозмутимо продолжал инструктаж:
   – При встрече тебе необходимо вызвать Гольфа на откровенность; постараться разузнать поподробней о его планах и намерениях; выведать что-нибудь о близких партнера. Если не удастся развязать Риччи язык, тогда желательно спровоцировать его на угрозу против тебя. Можешь ему крепко нахамить. Патрон к этому не привык. Все ходят вокруг него на цыпочках, чтобы не заиметь столь опасного врага.
   «Этот Войко определенно нахал», – продолжал возмущаться Иван.
   – Удар будет в самое яблочко, – подзадоривал бэгэбэшник, – если президент «РиГл» прикажет своим подопечным применить к тебе пытки либо устранить тебя физически.
   «Во наглец!» – мелькнуло у Стрельцова.
   – Вот тут-то мы и ворвемся прямо в кабинет. Повторяю, ситуация под контролем, – отчеканил генерал. – Так что тебе ничего не угрожает. Мы располагаем планом штаб-квартиры «РиГл» и описанием ее охраны. Как только аудиенция начнется, наши люди очистят весь этаж и будут ждать сигнала. Но ты, Иван, – генерал особо надавил интонацией в этом месте, – ты должен дать компромат. Иначе адвокаты Гольфа затаскают нас потом по судам. Тогда несдобровать ни мне, ни тебе. Ведь мы не можем просто так напасть на головорезов Риччи, чтобы отбить тебя, потому что мафиозный босс заявит, что ты увел его субмарину. Потом иди доказывай… Все. Удачи, Иван. Конец связи. – Динамик умолк.
   Стрельцов двинулся к выходу, переваривая в уме полученную информацию: «Делать нечего придется, видимо, нагрубить этому чертову мафиози». Парень попытался вспомнить образчики словесных оборотов и фразеологизмов, почерпнутые им из дурацких гангстерских фильмов: «Например, „говнюк“… „вонючий“… А что? Ярко и выразительно. Впрочем, слишком примитивно. Ладно, что-нибудь подберем…» Снаружи кто-то начал нетерпеливо барабанить по люку.
   – Да сейчас открою, иду уже, – недовольно забубнил себе под нос молодой человек. – Все такие резвые! Не знаешь, кого и слушать.
   Слоноподобные мускулистые ребята, сопровождавшие Стрельцова в штаб-квартиру «РиГл», смотрели на него пренебрежительно, сверху вниз. Но в обхождении проявляли максимальную предупредительность и такт. Вероятно, босс дал понять своим людям, что этот пленник – игрушка очень дорогая, вернее, ценная. Ощущение своей нужности и незаменимости для «РиГл корпорейшн» (это доказывало поведение телохранителей) положительно сказалось у Ивана на присутствии духа. По дороге в офис он подчистую утратил нервозность и растерянность и был готов разговаривать на равных с мафиозным главарем и известным бизнесменом.
   Перед входом в кабинет «крестного отца» охранники «РиГл» тщательно обыскали Стрельцова, а также просканировали анализаторами на предмет наличия на одежде и теле «жучков» – записывающей или передающей микроаппаратуры.
   Президент корпорации оказался высоким, худощавым и элегантным мужчиной, одетым, что называется, с иголочки. Возраст по внешнему виду не угадывался. Было непонятно, то ли этот человек под бременем многочисленных забот, связанных с содержанием гигантской империи «РиГл», рано состарился и выглядит гораздо старше своих лет, то ли, наоборот, удачливый делец, будучи в преклонном возрасте, хорошо сохранился и еще хорохорится. Ведь в принципе ему-то по карману самые последние достижения медицины и косметологии. Скорее всего – второе, потому что предательские складки на шее все же выдавали более чем солидный возраст. В жестах и мимике Ричарда Гольфа сквозил волевой и энергичный характер, к тому же, наверное, импульсивный и вспыльчивый.
   Патрон торопливо подошел к Стрельцову, возбужденно пожал гостю руку и с жаром заговорил:
   – Ваня, дорогой, если б ты знал, сколько лет я ожидал такого партнера, как ты. От нашего тандема – босс радостно очертил руками большой круг над головой, – содрогнется вся галактика. Представь, Ваня, дорогой ты мой человек, твои возможности плюс мое руководство.
   Под таким напором Стрельцов еле-еле успел наладить трансляцию эмоциональной речи хозяина «РиГл» на пульт Галбеза.
   – Насколько я знаю, господин Гольф, уж вам-то грех жаловаться на своих партнеров. Таким союзникам позавидовал бы любой бизнесмен, —вставил Чтец.
   Прожженный политик ироничным взглядом осмотрел молодого человека и расхохотался:
   – Ты правильно сказал, Ваня, насколько ты знаешь. А что ты знаешь, как и миллионы других простаков? Кучу-малу из рекламных сюжетов по телевизору да победные финотчеты в прессе?
   – Ну почему же? Торговые марки, известные по всей галактике, говорят сами за себя.
   – Например?
   – Да хотя бы «Лунный сталактит»… чем вам не угодил? Общепризнанный лидер в машиностроении…
   – Ой-ой-ой, не смеши. Если бы я не врезал в свое время ниже пояса транспланетарному «Гипердвигателю» и не протащил бы в конгрессе проект финансовой помощи этому хваленому «Сталактиту» в целях удержания занятости, то неизвестно, в каком Дерьме он сейчас прозябал бы.
   – Ну а «Турбокосмос»? – возразил гость.
   – Еще лучше, – улыбнулся Гольф. – Подонок Стив – тупорылый осел! Упертый носорог ничего не видит дальше своего носа, вернее, своих рогов, которые ему понатыкала жена. Считает себя великим стратегом. Теперь пусть пеняет на себя, я предупреждал… – со злостью выдавил президент «РиГл». – Не сегодня-завтра его финансовые резервы пополнят мои авуары, и с «Турбокосмосом» будет покончено! – Глаза Риччи блестели восторгом.
   – Но среди ваших партнеров есть и финансовые воротилы, – спросил Стрельцов, – например, Майкл Бригг?
   – Безмозглый кретин! – отрезал Гольф.
   – Антонов-Южный?
   – Старый брюзга давно потерял нюх.
   – А друзья в конгрессе? – выпытывал парень. – Скажем, Дитт и Покровский – влиятельные соратники, не так ли?
   – Ох-ох-хо! – вздохнул мафиози. – Друзья были в детстве, когда гонял с пацанами в футбол, да и то лишь те из них, кто вовремя выдавал пас. А Дитт с Покровским и пальцем не пошевелят, пока не заплатишь. За копейку удавятся – соратнички…
   – Однако на ваших непосредственных компаньонов, я надеюсь, можно положиться?
   – На кого?
   – Нерсесян, Уотерс, Степанчук, Иванов, Мак-рейн…
   – Вчерашний промозглый день. С такими верблюдами скучно работать.
   – Я прямо сражен подобными характеристиками союзников. Вы всех так за глаза чихвоститe?
   – Ну что ты, Ваня, что ты. Это же отработанный материал. А у нас с тобой перспективы!
   Бизнесмен, похоже, упивался своими проектами. – О! У меня припасено очень много идей и задумок. С тобой мы завалим всех конкурентов! Да что там конкурентов! – захлебывался Гольф. – Мы завалим само правительство Лиги. Все миры у твоих ног… Они будут бороться за право облобызать следы наших ботинок. Представь только это, милый мой компаньон. – Тут мафиозный босс спохватился и, широко улыбнувшись, продолжил более серьезным тоном: – Не будем сотрясать воздух словесными конструкциями. Мы же – деловые люди. Необходимо оговорить условия сотрудничества. – Риччи немного задумался, а затем одарил Стрельцова подчеркнуто торжественным взглядом. – Чтобы ты не сомневался, я готов уступить сразу пятьдесят процентов прибыли от реализации наших совместных проектов. Поверь, Ваня, это фантастическое предложение. Речь идет о суммах не просто гигантских – об астрономических! Если выразить их в цифрах, то ты с непривычки по первости, могу спорить, запутаешься в нулях и разрядах, даже не увидев за ними денег. Потому что на такие суммы можно покупать целые миры и планеты. – «Крестный отец» с силой сжал кулак, будто хотел ощутить материальность будущих сверхприбылей. Мол, рано или поздно, но вы все равно будете вот здесь.
   Стрельцов небрежно прервал разгоряченного хозяина кабинета:
   – Я рискну дать вам один совет.
   – Пожалуйста, Ваня, не стесняйся, говори. – Галантный старичок оживился еще больше. – Ведь ты же здесь полноправный партнер. Отныне и навеки. И я всегда с удовольствием выслушаю любое твое предложение.
   – Спасибо, я польщен, – поблагодарил Чтец. – Так вот, вы можете скатать купюры из вашей прибыли в большую-большую трубочку и сунуть ее себе в одно место…
   Крупный бизнесмен разочарованно остановился посреди кабинета. С самого детства с Ричардом Гольфом, который отличался мстительностью и злопамятством, никто не осмеливался так разговаривать. В глазах владельца «РиГл» вспыхнул злобный огонек. Невероятным усилием воли «крестный отец» мощного межпланетного мафиозного клана подавил в себе вспышку гнева и произнес, стараясь выглядеть спокойным:
   – В чем дело, партнер? Тебя не устраивает пятьдесят процентов? Я ценю твою хватку, но, дорогой мой друг, больше просто нереально.
   – Не беспокойтесь, патрон. Дело совсем не в этом, – усмехнулся Иван. – Вы можете засунуть в то самое место все сто процентов своих денег. – И Стрельцов рассмеялся: – Представляю, сколь захватывающим было бы это зрелище.
   Хозяин «РиГл» замер и, наклонив голову, недоверчиво, но с интересом, рассматривал охамевшего молодого человека. «Этот змееныш еще не понимает, как вляпался», – с тайным умилением прикинул мафиозный босс.
   Беседу на самом интересном месте прервали выстрелы, раздавшиеся в коридоре. Судя по всему, к галбезовцам не удалось без шума нейтрализовать людей Гольфа и завязалась перестрелка. Какой-то человек в форме охранника «РиГл» заскочил в кабинет и остановился у входа. Он, вероятно, хотел доложить своему шефу о неожиданном нападении.
   Но в этот момент дверь выбили снаружи сильнейшим пинком – она отбросила охранника на пол, и тот беспомощно растянулся вдоль богатой ковровой дорожки.
   Несколько штурмовиков в бронежилетах и шлемах со знаками отличия БГБ ворвались в комнату. Упавшего мафиози тут же скрутили, заковали в наручники и вывезли прочь. Два бойца заняли места слева и справа от входа. В кабинет деловито проскочил улыбающийся человек чуть старше средних лет – офицер БГБ – и представился:
   – Генерал Войко. Бюро Галактической Безопасности.
   Жизнерадостный бэгэбэшник своей внешностью удивительно походил на бульдога: гладкошерстный с большими залысинами спереди и сзади; розовые щеки чуть одутловато свисают, а глаза хищно блестят. И хватка, наверное, мертвая. Если в кого вцепится – не уйти. Казалось, генерал вот-вот выпустит изо рта длинный часто дрожащий язык, и на пол закапает собачья слюна.
   Президент «РиГл корпорейшн» с демонстративной надменностью не спеша уселся за свой стол. На его лицо словно надели каменную маску.
   – Без своих адвокатов я не произнесу ни слова, – только и выдавил старик.
   – Естественно. Никто не собирается ущемлять ваши законные права, – отозвался генерал БГБ.
   Тем временем в зал вошли два молодых человека атлетического сложения, одетые в штатское, и выразительно посмотрели на офицера. Войко указал кивком головы на Ивана. Один из агентов предложил Стрельцову следовать за ними. Чтец с готовностью подчинился и в сопровождении атлетов покинул роскошный кабинет Ричарда Гольфа.
   В кабине лифта Стрельцов спросил у сотрудников Галбеза, куда они направляются. Ему объяснили, что на улице ожидает квадромобиль, который доставит их в штаб-квартиру БГБ на Октаве. На дальнейшие расспросы сопровождающие никак не реагировали, показывая всем своим видом, что лично им поручено препроводить Чтеца по месту назначения, а остальное – уже забота других специалистов Галбеза.
   Молодой человек почему-то подумал в этот момент, что хитрецы из руководства Бюро Галактической Безопасности, наверное, не случайно открыли штаб-квартиру этого ведомства именно на Октаве. К примеру, сотрудник за счет фирмы приезжает в головной офис и одновременно посещает курортные достопримечательности. Недурно придумано… Впрочем, какая разница?
   Сейчас, когда удалось отвязаться от назойливых мафиози, Иван вспомнил о секретном приказе насчет своего ареста, и у парня резко поубавилось оптимизма относительно совместной плодотворной работы с БГБ. Приглядываясь к приставленным стражам, Стрельцов просчитывал в уме варианты побега. Иван имел довольно крепкое телосложение – он с удовольствием занимался спортом: любил плавание и бег. Но, трезво оценив свои шансы, Стрельцову пришлось признать, что вряд ли он сможет выйти победителем в случае физического противоборства с этими накачанными ребятами. Однако в душе Чтец был согласен с древней японской поговоркой, которая гласила: из всякого безвыходного положения есть хотя бы два выхода, если не считать третьего. Парень не сомневался, что в конце концов ему представится удобный случай оставить неразговорчивых службистов с носом.
   Стоял погожий ясный день.
   Солнце ослепило глаза, когда Иван в сопровождении почетного эскорта вышел из парадного подъезда «РиГл», расположенного в одном из престижных кварталов столицы Октавы. На улице было полно народу, торопливо снующего в разные ста-роны.
   От проезжей части Чтеца и его спутников отделял широкий тротуар. Напротив подъезда возле припаркованного квадромобиля спиной к Стрельцову и агентам БГБ стояла очень эффектная девушка. Взоры Ивана, как и сопровождающих его молодых людей, словно магнитом притянуло к безупречным ножкам, лишь слегка прикрытым мини-юбкой. Голову незнакомки скрывала большущая шляпка, уместная скорее на пляже, – взамен солнцезащитного зонтика. Стрельцов и его цивильный конвой направились к машине БГБ, ожидающей поодаль от центрального входа в здание. Поравнявшись с девушкой, все трое завороженно повернули головы в ее сторону. Столичная красавица снисходительно взглянула на молодых людей и, очаровательно улыбаясь, направилась прямо к ним. Иван чуть не споткнулся… когда узнал в незнакомке свою Катьку. Невеста скользнула по нему лишь беглым взглядом, и ни один мускул не дрогнул на ее прекрасном лице. Ближайший к Катерине агент галантно повернулся, видимо, готовясь к вопросу типа «как пройти?», «как проехать?» или «вы не подскажете?». Службисты были осведомлены, что Стрельцов работает в одиночку, поэтому не ожидали подвоха. Девушка, глядя неотрывно прямо в глаза вежливому молодому человеку, подошла к нему вплотную и с силой ударила коленкой в пах. Ошарашенный конвоир тут же переломился пополам и двумя руками крепко-крепко прикрыл ширинку, будто из нее мог просыпаться мелкий бисер, а он хотел его удержать. Катька выхватила из-за пояса прогнувшегося охранника электро-шокер – очень эффективное средство самообороны, – молниеносно проскользнула к Стрельцову за спину и толкнула жениха к машине.
   – Ваня, быстрей за руль!
   Но второй агент, вцепившись в парня, упорно не хотел его отпускать. Тогда девушка подскочила к службисту сзади, схватила его за волосы и истошно завопила на всю улицу:
   – Помогите, грабят! Этот подлец хотел вытащить у меня кошелек!
   Люди на тротуаре, только что спешащие по своим делам, начали останавливаться и с интересом наблюдать за любопытной сценой. От толпы зевак отделились несколько мужчин (вероятно, сочли за удачу – помочь столь очаровательной незнакомке). Они с решительным видом направились к месту заварушки. Растерянный агент БГБ оглянулся на толпу и выпустил Ивана. Катерина только этого и ждала. Конвоир тут же получил разряд электро-шокера (пока он держал жениха, Катька боялась, что может достаться и тому). Охваченный судорогой, сторож неуклюже завалился навзничь. Стрельцов юркнул в квадромобиль и уже выглядывал из-за руля, ожидая невесту. Но первый охранник, который, как видно, успел отойти от потрясения и уже прекратил улавливать бисер, страшным ударом ноги в подсечке сбил Катьку на землю.
   В это время конвоиры получили подкрепление: из парадного подъезда, расталкивая зевак, к месту происшествия быстро пробивались штурмовики Гал-беза, освободившиеся после операции по захвату кабинета Ричарда Гольфа. Иван метнулся было к невесте, которая болезненно сжимала разбитую при падении коленку. Но девушка умоляюще крикнула:
   – Ваня, беги, пожалуйста. Если схватят нас обоих, то надеяться больше не на кого. Беги.
   Стрельцов, стараясь пока не думать о Катерине, махом врубил передачу и утопил акселератор в пол. Покрышки с шумом вцепились в креасфальт…

Глава 7

   Иван мчал квадромобиль на полной скорости, то и дело бросая машину из ряда в ряд, выполняя обгоны и бешено маневрируя между другими участниками движения. Неумолкающий звук клаксона, иногда прерываемый визгом тормозов и шипением квадрорезины, отгонял влево и вправо испуганных водителей и освобождал проезд. Пешеходы на огороженных тротуарах – и те, издалека завидя лихача, шарахались в стороны.
   Через некоторое время Стрельцов услышал сзади вой сирены дорожно-патрульной службы. Да и куда можно убежать из центра города? За полицейскими как пить дать мчатся и люди из БГБ. Иван лихорадочно пытался что-нибудь придумать, когда справа по курсу движения открылась величественная панорама одного из столичных стадионов. «Идея!» Беглец резко дал по тормозам и круто вывернул руль. Машину занесло и бросило в крен.
   Она лишь чудом не перевернулась. В последний момент колеса все-таки вернулись на дорожное покрытие. Стрельцов устремился к центральному входу спортивного сооружения, не обращая внимания на опущенную перекладину, закрывающую въезд.
   Шлагбаум, изогнутый ударом, с треском отбросило вбок. Из-за стены выскочил какой-то человек, отчаянно размахивающий руками. Наверное, охранник стадиона. Иван, невзирая на помеху, понесся к центральному кругу футбольного поля и там остановил машину. Для удержания ситуации ему нужно было всего лишь пару минут… Сторож сначала кинулся к нарушителю, но, заметив выскочившие из-за поворота машины дорожно-патрульной службы, отступил назад. С оглушительным воем сирен полицейские доехали до ворот, где юзом развернули квадромобили и перегородили въезд. Вооруженные люди повыскакивали из машин и рассыпались полукругом, прячась за транспортом. Видимо, они посчитали ненормального водителя потенциальным террористом и пока ничего не предпринимали – до выяснения обстоятельств.
   Иван откинулся на подголовник и закрыл глаза. Он сконцентрировал сознание в технополе. Все происходящее вокруг Стрельцова его уже как бы и не касалось. Чтец «вломился» в систему спецсвязи штаб-квартиры Галбеза и потребовал генерала Войко, с которым недавно «общался» в подводной лодке и в офисе бандитов. Стрельцов не сомневался: именно этот человек, имеющий высокое звание, держит под своим контролем все происходящее с беглецом и сейчас, безусловно, следит за ситуацией, располагаясь в командном пункте штаб-квартиры. Парень не ошибся. Генерал тут же схватил трубку и прижал ее к уху, весь превратившись во внимание.
   Иван открыл глаза и повернул голову в сторону ворот – убедиться, прибыли ли агенты БГБ на место чтобы взять дело в свои руки. Молодой человек не обманулся в своих ожиданиях. Люди в штатском оживленно беседовали с полицейскими, что-то показывая дежурным патрульной службы: наверное, удостоверения личности. Время от времени галбезовцы кидали на Стрельцова настороженные взгляды и пригибали головы к воротникам – видимо, вслушиваясь в закрепленные за ушами переговорные устройства, ожидая приказаний.
   Чтец спокойно обратился к генералу:
   – Вы загнали меня в угол и принуждаете .к жестким действиям. У меня просто не остается выбора. Даю вам десять минут, чтобы исправить положение.
   – А что, если нет?
   – В противном случае, – огрызнулся Иван, – я в два счета сожгу жесткие накопители в вашей компьютерной сети со всеми программами, вводными и базами данных. Примерно вот так…
   Кибердвойник взвинтил напряжение в одном из мониторов, стоящих в кабинете Галбеза. Внутри аппарата что-то пшикнуло, и задняя стенка выпустила струйку едкого дыма.
   – Ого-го, – присвистнул Войко. Иван рассердился не на шутку.
   – А еще проще – уничтожить ваше осиное гнездо любой орбитальной ракетой.
   – Но уж тут-то повозиться все-таки придется, – насмешливо отозвался службист. – В командной системе триллионы комбинаций.
   – Извините, генерал. Но я не собираюсь копаться в ваших комбинациях. Посмотрите на свой дисплей.
   Высокопоставленный функционер в ужасе взглянул на сверхсекретную стратегическую карту космо-сектора, которая во всей своей красе разворачивалась на целую стену командного пункта, сопровождаемая колонками цифр, постоянно уточняющимися данными, бегущими строками и мерцающими условными обозначениями. От неожиданности у господина Войко едва не отвалилась челюсть. Он искренне поразился происходящему и спросил без тени угрозы, но с прямолинейностью солдафона:
   – Слушай, Чтец, неужели твоя башка и вправду может обрабатывать такой объем информации co скоростью командной суперсистемы?
   – Зачем же? Ваша суперсистема и тысячи других справляются сами, работая на нужды моей «башки», как вы изволили выразиться. Они мне – как родные. – В голосе Ивана снова послышались металлические нотки: – Время пошло, генерал.
   В этот момент на стратегической карте действительно произошли какие-то изменения. На передний план выдвинулась кривая траектории одной из ракет, облепленная цифрами и значками. В верхней части дисплея электронные часы начали обратный отсчет времени:
   10.00
   9.59
   9.58
   – Э-э! – ошарашенно промычал службист. – ' Иван, не дури. Ты и так уже наломал дров.
   – Что вы имеете в виду?
   – В звании рядового дезертировал – раз; ограбил Галактбанк – два; причинил смертельные телесные повреждения охраннику тахиоканала, бывшему при исполнении, – три…
   – Это несчастный случай!
   – Допустим, но произошедший по причине твоего запрещенного проникновения в канал. Еще продолжать? – спросил бэгэбэшник.
   – Нет. Лучше посмотрите на дисплей.
   9.18
   9.17
   – Ты неправильно меня понял, – убеждал Бойко. – Никто не собирается на тебя вешать какие-то преступления. Я просто хочу, чтобы впредь не произошло ничего дурного.
   – Зачем вообще было меня арестовывать? – перебил Стрельцов. – Что я такого сделал? Вы сами все время провоцируете.
   – Ваня, мы хотим лишь обезопасить тебя, – оправдывался генерал. – Небось сегодня-то убедился, какие киты желают тебя заполучить?
   – А нельзя было просто приказать? – отрубил Иван. – И я бы явился.
   – Ты мог не дойти, пойми… Арест – это предлог для охраны.
   – Предположим, – отозвался Чтец. – Но ведь можно было просто меня предупредить.
   – Нет. Проект имеет сверхсекретный гриф, и от него – не побоюсь высоких слов – зависит будущее целых планет.
   – Какой там еще проект? – разозлился Стрельцов. – Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе… Почему бы вам лично не приехать на Грин по столь важному поводу?
   Генерал неловко потупил взгляд. Он действительно привык за годы работы на своей могущественной должности, что любого человека по приказу доставляют к нему, а не наоборот.
   – Есть такой грех, – наконец выдохнул бэгэбэшник. – Но кто старое помянет – тому глаз вон, как говорили наши мудрые предки.
   – Я вам не верю, генерал, – закончил Иван. – Взгляните на часы. Время идет. 7.44 7.43
   – Хорошо, – сдался Войко. – Твои требования?
   – Немедленно освобождаете Катерину, сажаете ее в типолет и отправляете ко мне, на стадион.
   – А она что у тебя, пилот?
   – Тарелкой буду управлять я, – ответил Стрельцов. – Прямо отсюда. Дальнейший маршрут мы определим сами, не волнуйтесь…
   – Хорошо, – согласился генерал. – Я переговорю с девушкой. Постараюсь ее убедить, и через полчаса она будет у тебя.
   – Но… – Иван хотел что-то возразить.
   – Да не бойся ты, ничего с ней не случится, – отчеканил Войко тоном, не терпящим возражений. – И останови наконец время.
   – Договорились. – Чтец остановил часы и свернул стратегическую карту. Теперь на стене осталось лишь небольшое светящееся пятно остывающего экрана. – Разгоните, пожалуйста, полицейских, – попросил Иван, – пока здесь не собралось полгорода зевак.

Глава 8

   Проведенный с блеском шантаж генерала Войко оставил в душе Стрельцова двоякое впечатление. С одной стороны, обладание даром Чтеца позволяло парню находить выход из любых безнадежных ситуаций. Но, с другой стороны, именно этот дар словно магнитом притягивал к Ивану как Гал-без, так и мафию. И было бы наивно надеяться, что они оставят молодого гринчанина в покое.
   Вот так живет человек и мечтает – особенно по молодости – о невероятных приключениях, о суперспособностях, славе и незабываемых путешествиях, о личном знакомстве с сильными мира сего из кожи вон лезет, снедаемый собственным честолюбием… А когда все это на него реально сваливается – так не знает, куда бежать, бедняга.
   Иван откинулся на спинку квадромобильного кресла и умчался в мыслях на родину, вспоминая события последних дней…
   Текущий год выдался благоприятным для большей части планеты Грин. Удалось собрать отличный урожай суперсои. Подающие шлюзы транспортных тахиоканалов не успевали «переваривать» тонны бобов, отправляемых на другие планеты Лиги. Подъезды к элеваторам были забиты квадропоездами с плантаций, груженными отборной продукцией.
   Тут и там сновали чиновники из Сельскохозяйственного департамента. Через несколько дней ожидалось прибытие партии автоматизированных комплексов для выращивания сои, а также нескольких заводов по производству растительного белка.
   Пятый год подряд производительность на полях вдвое превышала стандартную. Может быть, это послужило одной из причин того, что недавно планете присвоили первую категорию, которая открывала дорогу для представителей Грина во все правительственные учреждения.
   Где-то в самых верхах родилось решение об открытии на Грине Школы Резерва. Такие школы готовили чиновников для департаментов и отделений Правительства Лиги планет. Учебное заведение имело очень высокий статус, ибо дипломы о его окончании являлись необходимыми для занятия большинства должностей в многочисленных ведомствах планетарного содружества.
   Обильный урожай, сулящий хорошие заработки, повышение категории Грина вкупе с открытием Школы Резерва поддерживали приподнятое настроение у большинства местных жителей. Для захолустной, деревенской планеты, имеющей не очень-то богатую историю освоения, эти события являлись поистине значимыми.
   Кадровый департамент правительства затребовал от местных властей рекомендательный список претендентов на поступление в Школу из числа здоровых и способных молодых людей, имеющих среднее образование и необходимый производственный стаж, лояльных к существующей власти и не испытывающих осложнений с законом. Помимо этих требований анкета абитуриента содержала еще 130 пунктов.
   Все руководство гриновской колонии – столичное и на местах – в данный момент было озабoчено тем, чтобы втиснуть в заветный список своих отпрысков.
   Сердце Ивана Стрельцова наполнялось неподдельной гордостью от того, что он не только попал в число претендентов, но и успешно выдержал вступительные экзамены. Влиться в труднодоступный список молодому человеку помогла будущая теща – Клавдия Петровна. Кстати, если бы не ее упорство, она могла уже давно стать тещей настоящей. Мать постоянно пилила Катьку, что та связалась с бесперспективным увальнем, серым работягой, без связей, без влиятельных родных и знакомых. Но Иван с Катериной упорно встречались и по-настоящему любили друг друга (по крайней мере, им так казалось).
   После зачисления Стрельцова в Школу Резерва Клавдия Петровна стала относиться к возможному зятю с явным уважением. Даже дочери сказала, что на такого парня можно положиться. Правда, она безотчетно злилась немного на Ваньку (из глупой ревности), потому что Катька-то, бесценная доченька, экзамены провалила.
   Школа Резерва находилась в ведении Министерства обороны, хотя учебная программа издавалась и утверждалась Кадровым департаментом. Всем курсантам с момента зачисления присваивалось звание рядового. Выпускников ждали лейтенантские погоны или, в случае продолжения карьеры «на гражданке», солидный чин государственного советника третьего ранга. Наверное, Школу не зря передали в Минобороны – чтобы исключить из процесса обучения ненужные элементы праздности и лености. Везде здесь царили дисциплина и порядок. И если уж кто сюда поступал, то мог не сомневаться – необходимые знания вдолбят в его лову, хочет он того или нет.
   Местные власти выделили для Школы лучше, здание города, расторопно проведя необходимую реконструкцию. Ивану в Школе сразу понравилось. Особенно зачаровывало новейшее оборудование – компьютеры как на подбор все последнего поколения, с выходом в Галактическую сеть (самые совершенные модели, которые парню случалось видеть до этого – у Клавдии Петровны на работе, по сравнению со здешними образцами были, пожалуй, просто детскими игрушками).
   Иван надолго запомнил, с каким волнением он дотронулся до кнопок клавиатуры на своем учебном месте во время первого занятия. Курсант тогда сразу почувствовал необъяснимую перемену в себе. Его сознание как бы слилось с платами и микросхемами машины, вернее, даже не с деталями и внутренностями компьютера (который служил только промежуточным узлом, средством подключения к огромному миру инфополя); незримый двойник Стрельцов, взломав суть того измерения, внедрился непосредственно в цитадель информации. Клавиатура показалась гринчанину продолжением его собственных пальцев, но временами к парню подступало ощущение, будто клавиши вовсе и не нужны, – в бездонных глубинах инфополя все было и так управляемо и понятно. Огромные массивы данных обрабатывались в недрах мозга молодого человека мгновенно. Они просто поглощались сознанием Ивана.
   На первых порах Стрельцов отнес эти странности на счет высокой квалификации преподавателей Школы Резерва и отличного качества техники
   Все-таки высшее учебное заведение Лиги планет, элитная структура правительственного Департамента кадров и все такое прочее… Но вскоре курсант пришел к пониманию, что это не так…
   Вчера еще Иван был простым парнем. Сегодня он владел гигантскими объемами информации, в том числе сверхсекретной. На второй день обучения Стрельцов обнаружил в себе способность напрямую входить в инфополе, минуя компьютер и другие технические средства – путем бесконтактного взаимодействия. Личность парня вмиг превращалась в частичку неведомого мира. Гринчанин свободно перемещался по сетям на самых дальних планетах, отстоящих от Грина на сотни световых лет. Он беспрепятственно пересекал охраняемые периметры секретных массивов, принадлежащих Бюро Галактической Безопасности, Министерству обороны, банковским сферам, правительственным учреждениям и так далее. С непостижимой быстротой двойник Ивана в инфополе переносился в любую заданную точку, не замечая суперкодов, преграждающих путь обычным пользователям. Парень растворился в этой сущности и потерял счет минутам и часам, проведенным в ней, – какая-то немыслимая сверхмедитация!
   Чтобы определить, не свихнулся ли он, Иван обратился напрямую к инфополю:
   – Кто ты? Какая аппаратура поддерживает твои структуры? Где твои серверы?
   – Я – ВЕЗДЕ, – последовал мощный ответ. При этом вся реальность той сферы задрожала от силы, вложенной в потусторонний голос. Аналоговая личность Ивана почувствовала себя маленькой беззащитной рыбкой в грозных глубинах информационного океана.
   – Что это значит? – все же осмелился уточнить Стрельцов.
   – Ничто не исчезает в мире, – снова загудел голос. – Все оставляет свой след: события, люди, предметы, даже мысли, потому что они вполне материальны, просто в измерении, недоступном для людей. Мысль оставляет следы информации; она есть во мне, я—в ней. – Инфополе стихло.
   – Но откуда ты? – не удержался кибердвойник парня.
   Гигантский собеседник после паузы басовито ответил:
   – Спроси у Старолюба. Человек человеку внемлет. – В это время колоссальное существо с непостижимой легкостью и стремительностью выскользнуло из-под аналоговой личности Ивана, как громадный кит из-под маленькой шлюпки. «А при чем тут Старолюб? – поразился курсант. – И где его искать? – Парень стукнул себя по лбу. – Где, где… Естественно, в инфополе». Незримый двойник сконцентрировался на обращении к Старолюбу.
   – «Просите, и дано будет вам; ищите и найдете; стучите, и отворят вам» (вангелие от Матфея, 7:7.) – услышал Стрельцов какое-то время спустя.
   Курсант сразу невпопад почему-то спросил своего нового знакомого:
   – А можно ли отключить инфополе?
   – Ты что, смеешься, сынок? Оно же – ВЕЗДЕ, – ответил приятный голос, мелодично растягивая слова.
   Ванька оцепенел от этой фразы, вспомнив ответ загадочно исчезнувшего бестелесного существа.
   – Что это значит? – с волнением выговорил молодой человек.
   – Нельзя остановить жизнь.
   – Что ты имеешь в виду? – настаивал парень.
   – Бог – триедин, – торжественно объявил далекий голос. – Вселенная со всем содержимым, живым и неживым, есть тело Господне. Это Бог Отец, – распевал баритон, – Отче наш, если помнишь древнюю молитву. (Иван утвердительно кивнул.) Бог Сын – плоть Господня в человеческом обличье – послан с учением и во искупление грехов наших. Для зверей и растений Бог Сын является в их обличье, чтоб на их языке донести Слово Божие.
   – А что, животные и растения имеют разум?
   – Имеют зрение…
   – Понятно, – изумился Стрельцов.
   – Все сущее пропитано эфиром информации и любви, суть – инфополем, – подытожил Старолюб. – Это и есть Бог Святой Дух.
   Молодой человек на минуту онемел от неожиданной простоты и глобальности этой идеи, а затем неуверенно переспросил:
   – Инфополе и есть Святой Дух?
   – Вот именно. Божественная субстанция, разлитая по вселенной, – совокупный орган чувств Высшего Разума. Посему даже мимолетная мысль оставляет в инфополе свой след, ибо сказано в Писании, что нет невидимого от Бога: «…и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно»( От Матфея, 6:4.)
   – Получается… что бы я ни подумал – это тут же находит свое отражение в инфополе, так, что ли? – уточнил гринчанин.
   – Совершенно верно. Поэтому-то не только в словах, но и в чувствах и мыслях надлежит соблюдать смирение, ибо сказано: «А исходящее из уст – из сердца исходит; сие оскверняет человека; ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления…»( Евангелие от Матфея, 15:18, 19.)
   – Ты не мог бы выразиться по-светски? – попросил Иван.
   – Хорошо. Проще говоря, любая грубость, неприязнь, злость засоряют инфополе, а Святой Дух не терпит этого и возвращает зло тому, кто пожелал его другому, в виде неприятностей, житейских неудач, болезней и в крайнем случае – смерти; а вселенский эфир при этом очищается.
   – Понятно. Но все-таки ты скажи: мы сейчас общаемся с тобой через галактические системы связи, имеющие техническую основу, или посредством Святого Духа? – добивался Стрельцов.
   – Информационные системы, созданные человеческой цивилизацией, – лишь малая доля Святого Духа, дарованная людям; небольшой сектор инфополя, я бы назвал это технополем… и ты имеешь в него доступ, – нараспев прочел Старолюб.
   – Но почему я? – изумился Иван. – Пути Господни неисповедимы, – ответил невидимый собеседник. Впрочем, ты вовсе не сам по себе, а – один из нас. Но тебя ожидает трудный путь.
   От такого ответа парень окончательно растерялся:
   – Объясни тогда, кто мы?
   – Мы – слуги Господни. Ты слышал об эффекте Лазарева? – поинтересовался Старолюб.
   – Нет. А что это такое?
   – Когда ученые решили определить размеры биополя человека путем натурных измерений специальными приборами, то обнаружили, что у некоторых людей оно слабое и окружает лишь телесную оболочку, а у других очень сильное – до нескольких десятков метров во все четыре стороны. Но когда попытались измерить размеры биополя над головой, то столкнулись с тем, что это невозможно, так как оно уходит в бесконечность, – объяснил Старолюб. – То есть практически все люди подсоединены к высшим слоям инфополя, к его первоисточнику.
   – Что ж мы, как куклы, что ли? – перебил Иван.
   – Бери выше, – отозвался баритон. – Я же тебе толковал, мы, как и все окружающее, – тело Господне. Бог волен управлять своим телом, как и ты своим. А инфополем суждено пользоваться не всякому, потому что силу Создатель дает только во благо. Помнишь, в сказках побеждают добрые герои – они обладают волшебной силой?
   – Да-к то ж в сказках!
   В это время Иван почувствовал какой-то импульс в инфополе. Ему почудился хлопок, вроде далекого выстрела, исходящего от собеседника. После этого – невероятно, но… аналоговая личность молодого человека получила щелчок по несуществующему носу.
   – Ты что делаешь? – обиделся Стрельцов.
   – Узелок на память… Заруби себе на носу: сказка – реликтовый документ веков, закодированный опыт далеких предков, знающих о вселенной побольше нашего. Это очень важно!
   – Хорошо, – отозвался гринчанин. – Я сделал зарубку. – И добавил словами Пушкина: – «Сказка – ложь, да в ней – намек, добру молодцу урок».
   – Вот именно.
   – А скажи, – продолжил парень, – во сне мы все-таки попадаем в первозданное инфополе?
   – Во сне происходит отчет перед Высшим Разумом, являющимся первоисточником инфополя. Человек не может без сна, потому что ему необходима подпитка от Святого Духа, основы жизни. – Старолюб умолк.
   «Поэтому-то вокруг снов столько мифов и суеверий, – подумал Иван. – Поэтому по снам с древних времен еще пещерные люди пытались определять будущее, искали в ночных видениях знаки свыше; верили в хорошие и плохие приметы. Надо же… никогда бы не подумал, что во всем этом есть здравый смысл. А все потому, что и эта область знания опошлена изданием глупых сонников, деятельностью лжепрорицателей и толкователей снов. Стрельцов тяжело вздохнул, он устал, будто проделал громадную работу. Но все-таки вновь обратился к мудрецу:
   – Объясни, пожалуйста, в чем трудность моего пути?
   Но, похоже, Старолюба в ближайших слоях инфополя уже не было. Аналог Ивана стремительно вернулся в уставшее тело, и парень, отдыхая, откинулся на спинку стула.
   Дабы отвлечься от всей этой новизны, свалившейся на его плечи, гринчанин решил сосредоточиться на процессе обучения, но тут же усмехнулся оценивая нелепость положения. Ведь каждый из реподавателей Школы был теперь по уровню знаний желторотиком в сравнении со Стрельцовым. Учителя не смогли бы сообщить Ваньке ничего такого, чего бы он еще не знал.
   С целью убить время до конца занятий парень отправился еще разок побродить по технополю. Он забрался в трехмерную карту Лиги и, поражаясь космическим размахам Содружества, занялся изучением схемы тахиоканалов, соединяющих планеты в единый мир.
   И тут Стрельцов обнаружил, что его засекли в Галбезе. Значительные возмущения инфополя, набегавшие на Школу Резерва, вероятно, позволили функционерам Бюро Галактической Безопасности «вычислить» эпицентр событий. Да что там возмущения! Это был целый шторм. Все ближайшие секторы и правительственных, и частных систем перенастроились на Ивана, обрабатывая его запросы. Кибердвойник метался по сетям, каталогам и отдельным файлам как угорелый. Гринчанин представил себе картину паники, которая сейчас творится в Управлении системной безопасности Галбеза. Лучшие инженеры и программисты, видимо, пытаются разобраться, что происходит, и, наверное, винят во всем обнаглевших хакеров. Системный гений понял, что поступал по неопытности в прошедшие дни довольно опрометчиво. Галактосеть – не ипподром. Все задачи здесь вполне можно решать спокойно и рассудительно, а не носясь туда-обратно сломя голову.
   Иван перехватил распоряжение о своем АРЕСТЕ, который планировалось произвести тихо и спокойно на учебной базе БГБ – в полукилометре отсюда. «Зачем им это надо?» Охране Школы Резерва ничего не сообщали. Им просто предписывали полный состав учебной группы (дабы не возбуждать подозрений жертвы) срочно перебросить на базу БГБ, как там говорилось, «для дальнейшего углубления прохождения курса».
   Стрельцова заинтересовала одна вещь… В секретном распоряжении о его аресте Ивана почему-то именовали ЧТЕЦОМ. Молодой человек имел неясное и смутное представление об этой легенде, связанной со Старолюбами. Сейчас все тонкости давнего дела представлялись очень важными для прояснения ситуации. Кибердвойник тут же нырнул в архивы Галбеза и уже через несколько секунд выскочил оттуда, как ошпаренный. «Господи Боже мой, спаси и сохрани, – бормотал вспотевший от напряжения Ванька. – Я не хочу, чтобы меня кастрировали. Нужно срочно бежать. За что мне такое наказание?»
   Однако системный гений тут же взял себя в руки и прекратил ныть. Вспомнив шифры, считанные вчера в технополе, Стрельцов настроился на правительственный канал и отправил начальнику с Школы Резерва срочное распоряжение, в котором с тому предписывалось немедленно выделить Ивана с из состава учебной группы, выдать ему дискоключ для проникновения в тахиосеть, а также кредитную карточку, положенную каждому выпускнику, и, кроме того, срочно доставить курсанта к ближайшему тахиотамбуру. Аналоговый двойник параллельно занимался тем, что «перебрасывал» с Галактобанка на кредитку Стрельцова несколько тысяч рубдолов – на всякий случай, мало ли какие расходы могут ожидать беглеца впереди. (На секунду в голове курсанта возникла мысль о возможности суперограбления, но Ванька сразу откинул ее, посчитав идиотской. Тут же в памяти всплыли слова Старолюба о том, что сила дается Создателем только во благо.)
   Уже через минуту за парнем прибежал посыльный… Начальник Школы плохо скрывал свое раздражение и недовольство, потому что не понимал, чем этот зеленый юнец заслужил такие почести всего лишь на третий день учебы. Руководитель натянуто улыбнулся и вручил курсанту дискоключ и кредитку. Офицер сообщил, что ему поручено срочно доставить Стрельцова к ближайшему тахиотамбуру, пожелал парню удачи и велел садиться в командирский экипаж, ожидавший Ивана у центрального входа.
   Пока все шло по плану. Курсант высадился у тамбура и отправил машину назад. Как только квадромобиль скрылся за поворотом, гринчанин сразу кинулся к банкомату и полностью обналичил свои «сбережения», находящиеся на кредитке. Через некоторое время факт несанкционированного перечисления средств, возможно, вскроется, и карточку обнулят – она превратится в бесполезный кусочек пластика. Ванька с удовольствием запихнул в карман солидную пачку денег и залюбовался закатом, окрасившим небо в приятный для глаз розовый оттенок.
   Внезапно обстановка резко изменилась. Беглец почувствовал на себе удар модуль-сканера и понял, что преследователи встали на след. Набирая в инфополе код выбранного мира. Чтец ринулся к каналу. Перед глазами бежала электронная команда 11, на отключение тахиотамбура, поступившая из БГЕ
   Стрельцов на бегу (и ногами, и в мыслях) блокировал нежелательную команду и с разбега прыгнул приемный квадрат канала. Колодец послушно открылся – парень тут же провалился в пустоту. Наверное, даже для первого галактического путешествия – слишком много суеты. Ранее молодой человек не только планеты, но и своего города с прилегающими плантациями сои ни разу не покидал.
   В тахиоканале доступ в инфополе ограничен и кроме того, искажен колоссальными переплет ниями пространства и времени. Но беглец все я успел установить, что один из охранников тамбу сумел среагировать и несется за ним в погоню. Борясь с искажениями, Ванька попытался скорректировать диско ключ идущего по следу на выброс в другой точке пространства. Но получилось это или нет, он уже не заметил – сознание отключилось.! Мозг Чтеца рассеялся мельчайшими частичками в бескрайнем космическом пространстве…
   Через мгновение Стрельцов «вывалился» на Октаве.

Глава 9

   Ванька лениво потянулся и зевнул, а затем дернулся всем телом, будто хотел отряхнуться от воспоминания. Гринчанин рассеянно оглянулся, возвращаясь в реальность сегодняшнего дня.
   Стрельцов в последнее время уже начал потихоньку привыкать к определенному раздвоению личности. Казалось, кибераналог Ивана и спит там – в своей естественной среде обитания. Чтец научился мысленно не замечать двойника, если в данный момент не был озадачен очередной проблемой, требующей своего решения именно в инфополе. А вот когда требовалось, парень уже сознательно сливался с аналоговой личностью и концентрировал на ней внимание в необходимой дозе.
   Вот и сейчас кибердвойник бледным телом слонялся в оазисах информации, ожидая настоящей работы, когда в него вольется вся неисчерпаемая энергия Чтеца.
   Внезапно Ивана обожгло, но не жаром, а холодом, который исходил из инфополя. Стрельцов почти инстинктивно напрягся и устремился ввысь. Краем глаза, боковым зрением, он успел заметить громадную тень, покидающую технополе. В ней было что-то поистине зловещее. Кибердвойник почувствовал на себе неимоверно тяжелый взгляд из ниоткуда. Будто возле самой головы просвистела огромная ледяная стрела. Это было дыхание животного ужаса,
   Странно… более чем странно!.. Иван в инфополе не имел, как он полагал, «естественных» врагов. Он не являлся программным продуктом. Поэтому против него нельзя было применить вирусы. Его невозможно было запереть в каком-то каталоге или приклеить намертво к инфоносителям. Двойника не лишить питания, отключив энергию, и так далее. Стрельцов чувствовал себя, если можно так выразиться, свободным ажданином инфополя, аборигеном, на права которого никто не покушался.
   Но то, с чем он встретился, было не просто личностью, скорее – сверхличностью. Оно тоже не содeржало признаков программирования. И вообще, увиденное нельзя было отнести к творению рук человеческих. Загадочное Нечто казалось порождением неизмеримо высших сил, неведомых и страшных.
   До того, как Иван увидел исчезающую из технополя Тень, он, собственно, не обращал внимания на то, что у поля есть границы. Подобно тому, как человек ходит по земле, но не считает ее своей границей, – эта привычная поверхность просто является одной из особенностей его среды обитания. Но если бы на ваших глазах кто-нибудь провалился сквозь землю, не оставив при этом и следа, то вы наверняка, хотя бы из любопытства, подошли и пощупали это место. То же самое сделал и Стрельцов, точнее, его аналог в технополе. Чтец обследовал место исчезновения Тени, но не обнаружил на первых порах ничего особенного. Единственное, что ему запомнилось, – это ощущение, что в лицо гадко подуло, нет, неуловимо повеяло странным, мерзким холодом. Резкая волна страха вихрем пронеслась по телу – с головы до пят, – оставив на нем зябко покалывающие мурашки.
   Иван попробовал надавить на незримую стену. Она напряглась – словно энергетическая пленка, закрывающая таинственный вход, сильно натянулась… В месте надавливания во все стороны проявилась едва заметная паутина, вернее, ее пугающее подобие в виде помутневших нитей пространства. Матовая сеть обладала засасывающей вязкостью. Аналог резко отдернул руку как ужаленный. Тотчас парню почудилось, как где-то в воображаемом подземелье инфополя раздался издевательский хохот. Через некоторое время блеклые нити паутины на глазах рассосались, возвратив невидимым стенaм былую прозрачность. Кибердвойник поспешил покинуть загадочное место.
   Стрельцов призадумался, что это за существо такое способное явственно внушать первобытный ужас. Парень вспомнил слова Старолюба, что технополе – лишь малая часть Святого Духа, дарованная ЛЮДЯМ. Значит, Зловещая Тень свободно проходит сквозь границу, предназначенную для человеческого сознания. Получается, она имеет прямой доступ из технополя в высшие (или низшие?) слои божественного эфира… Созревшее умозаключение выглядело, пожалуй, святотатством, но неведомый обитатель тонкой реальности в образе Тени запросто общался со Святым Духом! Что ж, видимо, это очень могущественная фигура. И Ивану не хотелось бы повстречаться с ней на узкой дорожке где-нибудь в затерянной периферии инфополя.
   Скажи Стрельцову сейчас, что скоро их пути пересекутся, – ни за что бы не поверил. А зря…

Глава 10

   Иван уже устал ждать (он машинально посмотрел на часы). Скорее всего, генерал Войко к этому времени провел-таки душещипательную беседу с Катериной – с целью промывки мозгов. Пора и честь знать. Чтец вызвал на связь штаб-квартиру Галбеза и поторопил службиста.
   Затем кибердвойник Ивана вошел в центр управления полетами БГБ и переключил на себя пилотажный комплекс одного из дежурных типолетов Бюро Галактической Безопасности.
   Летательный аппарат представлял собой альфа-металлическую конструкцию, напоминающую по внешнему виду классический НЛО (две тарелки накрывающие друг друга) диаметром около шестнадцати метров и высотой примерно пять метров. Несмотря на кажущуюся громоздкость, типолеты отличались уникальной легкостью и бесшумностью скольжения, а также высокой маневренностью. Скорость варьировалась от нулевой (разведмашина могла просто зависнуть над указанной точкой) до сверхзвуковой. Корпус летательного аппарата был почти под завязку забит мощным антигравитационным комплексом, разведывательными и навигационными системами, а также поисково-спасательным оборудованием. Командно-пассажирская рубка изготавливалась, как правило, в стандартном – пятиместном исполнении. Кроме того, на борту имелся грузовой отсек, рассчитанный на пятнадцать тонн полезного груза. Пилотажный компьютер автоматическом режиме анализировал данные, поступающие от различных датчиков, локаторов, сканеров, опознавателей и т.д. В дополнение к этому пилоты и пассажиры имели визуальный круговой внешний обзор через прозрачную лобовую и боковые панели, многочисленные иллюминаторы и с через видеокамеры, транслирующие изображение на пульт управления. В общем, типолет был идеальным средством для воздушных путешествий и, помимо всего прочего, отличался еще и поразительной экономичностью: всего лишь ста килограммов твердого сигматического топлива хватало бортовой энергетической установке на пятьсот тысяч километров хода.
   Генерал сдержал слово, и ровно через полчаса, как и было обещано, над спортивной ареной завиcла тарелка типолета. Затем она осторожно опустилась на поле недалеко от Стрельцова. Парень, нагнувшись, вскочил в открытый люк, и аппарат плавно заскользил над стадионом, набирая высоту. На борту типолета радостная Катька сразу повисла на шее у Ивана.
   – У меня такое впечатление, – сказала девушка немного остыв, – что вся наша прежняя жизнь разом провалилась в какое-то мутное прошлое. – И тут же бодро добавила: – Да и бог с ней. Знаешь, Ваня, я как будто из плена вырвалась. Все это так здорово! Правда?
   – Ну вот и отлично, – улыбнулся Чтец, прижимая девушку к груди.
   – Когда пришло сообщение, что диверсанты тащат тебя к подводной лодке, я прямо места себе не находила, – запричитала Катька. – Хорошо, что одновременно выслал деньги на проезд. Кстати, – она вопросительно замерла, – а где ты их взял?
   – Да так… небольшой гонорар за научную работу.
   – Ой-ой-ой, – взбрыкнула Катька. – Ну не хочешь – не говори. А я все думала, где тебя искать, – продолжала невеста. – Хорошо, решила поехать к офису «РиГл»… и как раз вовремя. Смотрю, тебя выводят эти молодчики…
   Иван не дал подруге договорить. Он поймал ее рот своими губами, и влюбленные надолго застыли, слившись в глубоком поцелуе.
   Стрельцов вывел типолет за пределы города и погнал аппарат к далеким холмам, заполняющим неровной волной горизонт. Когда контуры городских строений исчезли из вида, Иван опустил таРелку почти к самой земле и снизил скорость до минимума. Чтец хотел в определенном месте выпрыгнуть с Катькой вниз, не останавливая летящей машины, а тарелку запрограммировать на дальнейшее самостоятельное движение, чтобы со спутников слежения нельзя было точно определить место остановки и высадки.
   Кругом простиралось зеленое море субтропиков. Почти из-под самого корпуса типолета иногда выскакивало какое-нибудь испуганное животное и бросалось прочь. Аппарат двигался бесшумно, и было забавно наблюдать по сторонам, как тот или иной зверек, застигнутый врасплох приближением неизвестного объекта, застывал, вытаращив глаза, и провожал пролетающее небесное тело поворотом головы. Молодая пара чувствовала себя туристами на смотровой площадке подвесной дороги, протянутой над дикими зарослями лесов и нетронутыми лугами, источающими терпкий аромат разнотравья. Довольно часто тарелка скользила над поверхностью прозрачных ручейков и речушек, наполненных чистой ключевой водой.
   – Красотища-то какая! – Катька восхищенно крутила головой в разные стороны. – А куда мы летим?
   – Есть тут одно райское местечко, – самодовольно сощурил глаз Иван.
   – А почему – «райское»?
   – Сама увидишь.
   Наконец, насытившись видами богатой местной природы, девушка повернулась к жениху и обратилась к нему вполне серьезным тоном:
   – Слушай, Ваня, сейчас ты продемонстрировал БГБ, каким опасным ты можешь быть, и мне немного страшно за тебя…
   – А что мне оставалось? Бросить тебя, что ли?
   – Ну не знаю… Этот генерал мне понравился. Он так доверительно со мной разговаривал. Говорит, что ты им нужен для очень важной операции… И мне кажется, это правда.
   – Мне он тоже пел про какой-то засекреченный проект, – покривился Иван. – Но толком ничего не говорит. Кать, запомни: в любой спецслужбе мягко стелют, да жестко спать. Хотя, конечно, я нужен им живым. Иначе на стадионе снайперы запросто могли меня снять – еще до расконсервации боеголовки.
   – Но он говорит, что это не телефонный разговор, что ему нужно обсудить с тобой все с глазу на глаз.
   – Посмотрим. – Парень пожал плечами. – А может, посадят в колбу, датчиками облепят и будут изучать (как мамонта) да мозги просвечивать… А?
   Минут пятнадцать молодые молчали, вновь отдавшись созерцанию проплывающих ландшафтов.
   – Вот здесь! – наконец воскликнул Иван. – Скоро будем прыгать. Приготовься.
   Чтец еще чуть замедлил ход тарелки, подождал, пока аппарат поравняется с гладкой поляной, поцеловал Катьку и открыл люк:
   – Давай…
   Девушка вскрикнула и полетела вниз. Иван тут же выпрыгнул следом. Приземлились без происшествий. Стрельцов помог невесте встать и начал объяснять, как бывалый экскурсовод, указывая рукой на ряд холмов, к которым они направлялись:
   – Перед вами Плоскогорье Гротов – памятник природы… Представляет огромный интерес для ученых. Это заповедная зона, охраняемая властями Октавы. Обыкновенным туристам вход в нее строго воспрещен. Только некоторые галактические толстосумы попадают сюда время от времени (как и в любой другой заповедник), – парень многозначительно округлил глаза, – уплатив за исключительное право посещения большие деньги. А мы, собственно, чем хуже их? – подмигнул Иван. – Внутри уникальной системы гротов имеется естественное освещение – через природные отверстия в каменных сводах. Там располагаются небольшие действующие гейзеры. Пар, брызги, свет – вид исключительный. – Рассказчик лихо щелкнул пальцами. – К тому же минеральная вода из этих фонтанов – целебная. – Гринчанин на минуту остановился и спросил Катьку: – Помнишь надоевшую рекламу напитка «Октава»?
   Катька согласно кивнула.
   – Так вот, – продолжал Иван. – Это всего лишь плохая подделка настоящей водички из источников Плоскогорья Гротов.
   – Откуда ты все это знаешь? – удивилась девушка. – Ты ведь ни разу здесь не был.
   – Да так. – Чтец изобразил руками жест, обозначающий «Ну и что с того?». – Просто читаю электронный путеводитель.
   – А что ты собираешься делать в гротах?
   – Показать своей будущей жене местную достопримечательность, – улыбнулся Иван, – чтобы на склоне лет нам было что вспомнить.
   Катька счастливо прижалась к жениху, внутренне гордясь его новыми возможностями, и крепко обняла парня за талию. До ближайшего холма оставалось всего несколько десятков метров.
   Вдруг девушка остановилась и ахнула, заприметив в тени кустарника небольшое животное, похожее по форме на старый помятый футбольный мяч, потерявший от перенесенных ударов свою первоначальную округлость.
   – Смотри, какой хорошенький. – Катерина нагнулась, чтобы лучше рассмотреть зверька.
   Синеватая кожа «колобка» была гладкой по всему телу – ни глаз, ни ушей. Под туловищем шевелились многочисленные ножки-хоботки. «Мячик» отламывал щупальцами мягкие коренья и поглощал их, подсовывая под себя.
   Молодой человек придержал подругу за руку:
   – Не трогай его, это вонючка!
   – Откуда ты знаешь?
   – Просто читаю электронный путеводитель, – невозмутимо повторил Стрельцов. – Вот смотри…
   Иван осторожно, стараясь не шуметь, поднял небольшой камешек, прицелился и запустил свой снаряд в цель. Ядро угодило рядом с животным. «Колобок» замер, потом тело его расползлось, как тающее мороженое. На коже зверька вскрылось множество пор. Из них шарик выпустил защитный газ. От невообразимого зловония жителей Грина качнуло в сторону. Зажав носы, они отбежали от вонючки и рассмеялись:
   – Вот тебе и хорошенький!
   Шагах в десяти в скалистом склоне холма темнела узкая расщелина – вероятно, вход в пещеру. Иван с Катериной юркнули внутрь и, нащупывая ногами дорогу, двинулись вглубь природного тоннеля. Через минуту впереди блеснул свет. Он шел из большого каменного зала. В сводчатом потолке высокого грота зияло округлое отверстие величиной примерно с велосипедное колесо. Природное окошко «подпирал» солнечный луч, выстроенный из тысячи водных пылинок. Этот же луч являлся и центром полусферы разноцветного свечения – радуги, искристо играющей в водяных парах гейзера, расположенного внизу. Струи горячего источника били невысоким прозрачным фонтаном и стекали в маленькую лужицу. Из нее вода поступала в теплое озеро, спрятанное в глубине грота.
   Иван взял Катьку за руку и медленно повел к озеру. Природная терраса внутри грота плавно спускалась к теплому озеру и образовывала естественные ступеньки, окаймляющие пляж. Парень и девушка лежали, обнявшись, на краю спуска, в счастливом утомлении наблюдая за прозрачными переливами радуги, пляшущей на каменистых сводах. Катерина бережно держала в руках ладонь жениха и нежно ее поглаживала.
   – Вань, расскажи, пожалуйста, подробней, что произошло с тобой за последние дни, когда ты попал в Школу.
   Стрельцов чуть поколебался и ответил:
   – Как оказалось, во мне течет кровь ИНФО-ХОМОСОВ. Я их далекий потомок.
   Парень выпрямился и принял горделивую позу, напоминающую фигуру благородного вождя древнего племени. От внимания Ивана не ускользнуло, с что при его словах по лицу Катерины пробежала тень, после которой во взгляде невесты потускнел восхищенный оттенок, а улыбка стала несколько неестественной. Девушка продолжала поглаживать руку жениха. Милая даже нагнулась и поцеловала его в ладонь. Вероятно, для того, чтобы скрыть волнение..
   Оно и понятно. Ведь в глазах среднестатистического обывателя инфохомос предстает в образе некоего техногенного монстра, этакого киборга, нафаршированного электроникой и кинематикой. Но на самом деле это глубокое заблуждение или, вернее, предрассудок, проистекающий от незнания действительного положения вещей. О загадочных инфохомосах толком никто ничего не ведает. О них ходят только глупые байки и нелепые легенды, которые со временем обрастают все более запутанной бородой.
   Иван с трудом сглотнул ком, застрявший в горле. В этот момент Катюша подняла голову и посмотрела на жениха чистыми и ясными глазами. Девушка быстро подавила в себе мимолетную волну смятения… и сейчас ее лицо вновь светилось нежностью и любовью. Она ласково уткнулась головой в грудь парня и попросила продолжить рассказ. Окрыленный Иван ответил, что для представления полной картины событий нужно вспомнить все – с самого начала освоения Грина. Ведь их родная планета являлась исторической колыбелью инфохомосов. Катя легла вдоль широкой ступеньки, положила свою прекрасную голову Ивану на колени и приготовилась слушать…

Глава 11

   Когда операторы голденского тахиотамбура поняли, что окончательно лишились связи с головным офисом, то решили вернуться в город и на месте доложить о масштабах разрушения.
   Подавленные и одновременно взвинченные люди в свете факелов быстро выскочили из диспетчерской на улицу и скорым шагом, почти бегом, направились к служебной квадростоянке. Но здесь их ожидал еще один сюрприз (каждый из операторов не смог бы, вероятно, припомнить с самого детства столь несчастливого дня в своей жизни)… Ни один из квадромобилей не заводился. Более того, даже самый маленький огонечек хотя бы на полсекунды не промелькнул на безжизненных панелях управления, будто из машин выкрали все источники питания. Но, к ужасу работников тахио-тамбура, все энергосистемы находились на своих местах, как и положено. Одним словом, квадромобили в силу каких-то таинственных и необъяснимых причин превратились в бесполезные груды металла и пластика.
   К счастью, некоторые из диспетчеров, проживающих в Голден-сити, добирались к месту работы на велосипедах. Это было очень удобно и, главное, надежно. Им не приходилось подолгу торчать в квадромобильных пробках или сиротливо ожидать по окончании ночного дежурства общественного транспорта на остановках…
   Операторы воспользовались двухколесным транспортом и уже через сорок минут добрались до с столицы. На въезде в центр города их остановили с хулиганствующие молодчики. Велосипеды у диспетчеров сразу же отобрали, жестоко избив металлическими прутьями одного из работяг, выразившего недовольство.
   Слух о том, что вышел из строя межпланетный тахиоприемник грузов, мгновенно (без всяких радио и голограмм-ТВ) распространился по ночному городу, заполненному мечущимися, ничего не понимающими жителями… Призрак грядущего голода подстегнул бушующую толпу к мародерству и бесчинствам. Погромы магазинов, ресторанов, офисов и складов прокатились жуткой волной по всей столице.
   Полицейские в отсутствие действующих средств связи и эффективного управления, не имеющие ни малейшего представления о масштабах беспорядков, в ужасе скрывались от скоплений разгневанных людей, превратившихся в разбойничьи банды. А некоторые из стражей порядка вообще поспешили поскорей избавиться от злополучной формы, служащей приманкой для хулиганов-садистов.
   Когда с магазинами и складами было покончено, настал черед частных особняков, простых квартир и… отдельных граждан. Грабежи, изнасилования и драки, стоны, проклятия и отчаяние заполнили кварталы Голден-сити…
   Несмотря на обрушившуюся темень, в городе было довольно светло от пожаров, многочисленных костров, горящих квадромобилей. Вдоль дорог у открытого огня грелись невесть откуда появившиеся в таком количестве бомжи, хронические безработные, бродяги и прочий опустившийся люд. Блики костров тускло отражались в мутных глазах наркоманов, смахивающих на бледных поганок, которые кучковались тут и там. Бомжи жадно поедали вскрытые консервы и какие-то куски пищи, негаданно угодившие в руки несчастных в этой бредовой действительности.
   Из глубины кварталов периодически доносились звуки перестрелок. Судя по всему, охрана жилых небоскребов и офисов кое-где пыталась отбиваться от наседающих мародеров, опьяненных безнаказанностью (да и пьяных от награбленного алкоголя). Обнаглевшие вандалы громили все на своем пути. Иногда ночной воздух гулко сотрясали взрывы гранат…
   Время от времени где-то над головой звенели лопающиеся окна и рамы. Тротуары покрылись стеклянной крошкой, обломками мебели и прочим мусором. Сквозняки, свободно гуляющие в глубоких коридорах, образованных высотными зданиями, подняли в воздух тучи пепла, дыма и пыли, обрывков газет и бумаг…
   Кто бы мог представить еще вчера, во что так быстро превратится блистательная, высокомерная столица золотых и платиновых «баронов» галактики?
   Непостижимо!

Глава 12

   Иван нежно поглаживал шелковистые волосы Катерины и откровенно любовался ее лицом. На коленях гринчанина покоилась светловолосая голова классической славянской красавицы с крупноватыми, но безупречными чертами, чувственным ртоми глазами-самоцветами.
   Стрельцов никак не мог собраться с мыслями: с чего начать рассказ о своих далеких предках – инфохомосах. Отдельные эпизоды будущего повествования разрозненно вспыхивали в мозгу, но в стройную картину пока не складывались.
   – Кать, давай сначала примем минеральную ванну, – предложил парень. – А то что-то не получается вот так сразу сосредоточиться.
   Девушка улыбнулась в ответ:
   – Прекрасная идея.
   Катерина поднялась и направилась к озеру. Вид ее тела снова вызвал у Ивана прилив желания. Молодой человек вскочил на ноги, быстро обогнал невесту и первым с разбега нырнул в теплую воду. Когда голова Чтеца появилась над поверхностью, лицо излучало сказочное удовольствие. Иван нырнул, выскочил у самых Катькиных ног и, схватив девушку за талию, перекинул через себя. Влюбленные махом скрылись под водой, подняв фейерверк брызг и пара… Надурачившись до упаду, они подобрались к самому берегу и, оставив ноги в теплой минералке, растянулись на песке.
   – Вань, а что ты собираешься делать дальше? – мечтательно спросила разомлевшая девушка.
   – Сейчас или вообще?
   – Вообще, – уточнила Катерина.
   – Я думаю сбежать с тобой куда-нибудь на окраину Лиги, во вновь осваиваемые миры. Мне кажется, что с документами я все улажу – через технополе. Они и не подумают, где нас искать.
   – А что мы там будем делать?
   – Как что? Жить-поживать да добра наживать.
   – Но у нас там ни кола ни двора; ни работы, ни денег. Ты рассуждаешь, как ребенок, – укоризненно произнесла Катерина.
   – А что работа? Голова, руки – есть. Так что проживем.
   – Я думала, что твоя дальнейшая профессия будет связана с новыми способностями. Ведь здесь ты – супермен, а там, скрываясь…
   – К черту супермена, Кать. Еще неизвестно, зачем они меня ищут. Любовь – дороже. – И паРень умиленно вздохнул. – Весь безграничный мир информации не стоит одного твоего взгляда, твоей улыбки… Ну? – Жених уткнулся лицом в мокрые волосы девушки.
   – Почти забытый сегодня поэт подметил одну интересную вещь несколько веков назад: «День за днем любовь хиреет, словно кожа мертвеца», – продекламировала Катерина.
   Иван удивленно уставился на невесту. Он никак не ожидал услышать такие слова именно от нее, от своей знойной Катьки. А девушка философски продолжала:
   – Любовь – это всего лишь прекрасный миг в нашей жизни.
   – Но ради него и стоит жить! Ведь этот миг нельзя запрограммировать или смодулировать где-нибудь в технополе. Его можно только получить от самого Создателя.
   – Да ясное дело, дорогой ты мой. А как же наши родители, родственники, друзья, знакомые? Что, всех их вычеркнуть из жизни? Да что говорить, Ваня. Бегство – не выход. От себя не убежишь, – подытожила премудрая Катька.
   Стрельцов раздосадованно поморщился: «А она права!»
   – Ладно, тут действительно голову сломаешь .Что-нибудь придумаем. Мне кажется, скоро всe прояснится.
   – Это другое дело, – обрадовалась Катерина и очень искренне, убедительно добавила: – Вань, ты не думай… Я с тобой хоть на край света.
   – А я и не думаю! – счастливо хохотнул молодои человек.
   Чтобы разрядить обстановку, Стрельцов поднял невесту на руки и через несколько шагов с шумом опрокинул на глубину. Катька, вынырнув, начала брызгаться, как ребенок, пытаясь накрыть каплями лицо Ивана. Он, искусно уворачиваясь, подобрался вплотную и…
   В это время в полутьме грота кто-то громко захлопал в ладоши и произнес:
   – Очень трогательно. Очень! Примерно такую же душещипательную сценку я, помнится, видел в одном стареньком фильме…
   Изумленная парочка, как по команде, повернулась к берегу. Невысокий, коренастый сержант в походной форме Галбеза стоял на песке и держал в руках одежду беглецов. Вояка с похотливой улыбочкой всматривался в обнаженную девичью фигуру. Возле стен пещеры угадывались очертания еще нескольких бойцов.
   – На .этой планете решительно нельзя искупаться, – разочарованно хмыкнул Стрельцов. – Стоит залезть в воду, как тебя уже поджидают какие-нибудь серые личности.
   Иван взял себя в руки и подмигнул невесте. В это мгновение в кармане сержанта, который, видимо, руководил поисковой группой, завибрировал аппарат спецсвязи. Полевой командир БГБ приложил трубку к уху и вдруг автоматически (по всем правилам военной выправки) вытянулся по стойке «смирно» и отчеканил: «Так точно, господин генерал». Через некоторое время он опять повторил:
   «Так точно, господин генерал».
   Со стороны могло показаться, что человек в военной форме окостенел и вдруг превратился в странную игрушку. На ум приходила мысль, что невидимый хозяин – хулиганистый ребенок – застывал своей кукле очередную оплеуху, а в ответ говорящий солдатик заученно, как попка, твердил:
   «Так точно, господин генерал… так точно, господин генерал».
   Чтец обернулся и посмотрел на Катерину. Девушка прыснула в ладошку, стараясь не показать группе захвата своей веселости.
   Сержант закончил разговор и кинул растерянный взгляд на свою команду. Подойдя к самому урезу воды, он обратился к Стрельцову:
   – Господин лейтенант, только что я получил распоряжение от генерала Войко: закончить УЧЕБНУЮ операцию «Перехват» по отработке тактических приемов, связанных с поимкой преступников в условиях экологических заповедников. Мне приказано передать вам свое транспортное средство и экипировать всем необходимым.
   Бэгэбэшник замер в ожидании дальнейших распоряжений.
   – Хорошо, сержант, – снисходительно отозвался Чтец. – Ожидайте нас на улице. Пока освободите вездеход от вашего хлама. Выполняйте.
   – Есть, – вытянулся командир поисковой группы.
   Затем сержант прикрикнул на подчиненных, и они бегом покинули грот.
   – Как тебе это удалось? – тихонько спросила Катька, когда гринчане остались одни.
   – Элементарно, – ответил Иван. – Через массив Галбеза нашел номер мобильного телефона данной группы, послал вызов и смодулировал голос генерала Войко. Я сразу понял, что это его люди.
   – А кто их пустил в заповедник на вездеходе? – возмутилась девушка.
   – Скорее всего, он оборудован антигравитаторами. Так что давление на почву не больше, чем от наших ног. Собственно, таким же транспортом пользуются и сами работники экологического парка.
   – А почему ты не обнаружил группу сразу? Ты же просматривал электронную карту БГБ.
   – Их вездеход, вероятно, не автоматизирован и не имеет бортового компьютера, иначе я бы сразу увидел его пятнышко на карте. Это все уловки генерала Войко, – пояснил Чтец. – Группа находилась в автономном режиме поиска и специально не выходила на связь, чтобы не обнаружить себя.
   Молодая парочка быстро оделась. Стрельцов подобрал оставленный сержантом в спешке рюкзак, и гринчане поспешили наружу. При выходе из грота Иван на секунду замешкался и присел, чтобы завязать шнурок, а Катьку отправил вперед, но тут же догнал невесту.
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать