Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Звездолет «Фантастика» и Лунный Птеродактиль

   Гениальнейший подлог... Как сделать так, чтобы поверили и земляне, и чужие? И кто кого подставляет, в конце концов? Между молотом и наковальней агрессивных космических рас капитан звездолета с сомнительной репутацией. В нагрузку девушка с сюрпризом. И улизнуть нет ни малейшей возможности…
   Увлекательный, динамичный сюжет с непредсказуемым финалом.


Константин Игнатов Звездолет «Фантастика» и Лунный Птеродактиль

Глава 1

   КОСМОГРАММА № 15.01/19-62

   Вид связи: субпространственная

   Гриф: Для служебного пользования.
   Гриф: Первостепенной важности.
   Гриф: Срочно.
   Кому: 1. Всем постам Релятивистской Полиции.
   2. Службам трансгалактической навигации и слежения.
   3. Отделам по борьбе с преступлениями на космическом транспорте.
   4. Диспетчерским подразделениям «СубМаяка».
   5. Представительствам Военно-Космических Сил.
   6. Командирам Флотилий Субпространственной Охраны.

   Основание: Межпланетное Соглашение № МС 2212-982 «О взаимодействии в сфере обеспечения безопасности космических полетов». Раздел № 2.
   Задачи: Пресечение преступлений, связанных с незаконным завладением и использованием космических транспортных средств.

   Настоящим довожу до Вашего сведения информацию об исчезновении звездолета «Фантастика» класса «Гигант-Люкс» в районе планеты Папирус (время и обстоятельства, а также технические характеристики корабля прилагаются). Причины нештатной ситуации устанавливаются.
   Дополнительные сведения: На борту указанного звездолета во время происшествия проводился Всемирный Экономический Форум, собравший десятки самых влиятельных политических и экономических деятелей галактики (список пассажиров прилагается). В связи с чем инцидент приобрел гигантскую социально-экономическую окраску.
   ПРИКАЗЫВАЮ, -
   1. Принять исчерпывающие меры к обнаружению и перехвату судна.
   2. В случае установления местонахождения звездолета или установления с ним какой-либо связи докладывать немедленно.

   Подпись: КД-ГАП-24.[1]
   Дата и время по стандарту СИ-ЧС[2]
* * *
   Огромный туристический лайнер «Фантастика» на сверхсветовой скорости беззвучно прочертил очередной сегмент космоса. Субпространство после пролета корабля лениво пошевелилось, поежилось, словно спящий человек, которого донимает назойливая муха, и затихло, свернулось в естественный клубочек, недоступный человеческому восприятию.
   Никакого крушения «Фантастика», конечно же, не потерпела. Однако вела себя крайне странно – искусно лавировала между космическими маяками, чтоб не угодить на экраны их сканеров, по самому краю зоны слежения уходила в «мертвое (или темное) пространство». Иными словами, сторонилась людских глаз (и их приборов), не желала себя никак проявлять. Для известного «ковчега» галактической богемы маневры – абсолютно не характерные. Ведь «Фантастика» – громадина с десятками бассейнов, танцплощадок и конференц-залов. Супердорогой корабль с фешенебельными апартаментами, шикарными ресторанами, вечнозелеными зимними садами и т. д. и т. п. Короче, рай для тех галактических путешественников, которые способны позволить себе кричащую роскошь.
* * *
   Спустя минут пять после отправления выше приведенной космограммы за подписью координатора 24 сектора, с планеты Папирус по каналам Коммерческой Межпланетной Связи (КМС) сразу в несколько адресов ушло срочное сообщение от частного лица:
   «Бабушка приболела. Но головы не теряет. Обращается ко всем врачам с просьбой о правильной постановке диагноза. Участковый доктор Ядвига Четвергова обещает помочь.
   Лена».
   Получатели корреспонденции за много световых лет от отправителя переложили текст письма на кодовый язык и прочитали:
   «Акция прошла успешно. Однако версию крушения в качестве основной ГАП не рассматривает. К поиску звездолета подключены все космические силовые ведомства и службы слежения. Дело находится под личным контролем КД-ГАП-24.
   Лунатик».
   Лунатика, если выражаться языком официальным, можно было смело причислить к «источникам, заслуживающим доверия». Поэтому лица, затеявшие тайную акцию с туристическим лайнером, полагались на его информацию полностью.
* * *
   Через несколько дней после угона судна захватчики «Фантастики» высадили огромную делегацию Экономического Форума в полном составе на полуобжитую орбитальную базу в районе ТТТ. Но предварительно молодчики вывели там из строя все суб-передатчики, чтобы счастливые делегаты не подняли на всю галактику шум раньше времени. Вывели самым простым и варварским способом – покрушили ломами все подряд терминалы и раскурочили пространственные антенны. Пусть теперь избранные толстосумы, как обычные смертные, дожидаются рейсового звездолета.

Глава 2

   Звездным пиратством космический капитан Савва по кличке Рыбак начал промышлять довольно давно. Дело свое знал. Угон суперкорабля, по его мнению, с самого начала попахивал явной авантюрой, какой-то вызывающей, нездоровой бравадой. Зачем, вообще, связываться с толстосумами, слетевшимися на свою сходку со всего света? Там же охраны – пруд пруди. Да и спецслужбы все – тут как тут, вынюхивают, высматривают. Прилегающий космос блокируют со всех сторон корабли Субпространственной Охраны. Играть с ними в подобные игры, по мнению Саввы, – выступать в роли глупого кота, дразнящего разъяренного волкодава.
   Однако аванс – и очень солидный аванс – Заказчик «зашил» точно в срок. И техническую поддержку выдал по высшему классу – в момент угона нейтрализовал службы космодрома. Да и куплено у него всё вокруг, поди; связи – будь здоров. Приятно работать с настоящими бонзами (пока дело не дойдет до окончательной дележки… Савва нутром чуял, что раздача на этот раз предстоит тяжкая…). Отказаться от операции не было ни малейшей возможности. На Рыбака уже положили глаз. Кэпа и его команду приперли к стене. Выбор у матерого пирата оказался, в общем-то, до неприличности скуден: либо угнать «Фантастику» во время Всемирного Форума и сорвать крупный куш, либо сыграть в ящик вместе со всей бригадой. Естественно, парни выбрали вариант номер один.
   График операции, разработанный посекундно, Рыбаку спустили откуда-то «сверху». График толковый, грамотный. Пирату оставалось его лишь одобрить. Что он и сделал. Лично ему, Савве, как и положено, в плане отводилась роль кэпа. Разобраться в навигационном оборудовании «Фантастики» для старого космического волка особого труда не составило.
   С пассажирами и командой захваченного лайнера люди Заказчика занимались сами. Савва туда, слава Богу, и нос не казал. Его задача – звездолет. Дело знакомое.

   С момента высадки толстосумов не минули еще и сутки. А Рыбака уже начали обуревать неприятные сомнения. К исходу второго дня Савва был мрачнее тучи. Сомнения переросли в подозрения. Подозрения – в твердую уверенность. Бывалый пират пришел к окончательному выводу, что Заказчик ведет с ним двойную игру. Его, Савву, держат за лоха. Вернее, пытаются. Но ни на того напали!
   Компьютер без устали регистрирует за иллюминатором критический ионный фон, дескать, звездолет скользит по самому краю энергетического шторма. И вроде бы все данные телеметрии коррелируют между собой, убеждают кэпа в реальности обрисованной ситуации.
   Приборы приборами. А глаза у Саввы на месте. Своим зрачкам он привык доверять. А им довелось лицезреть не одну ионную бурю за бортом. Субпространство в неспокойной энергетической зоне переливается едва заметными зеленоватыми прожилками – на самой грани восприятия, доступного человеческому глазу. Чтоб засечь тайный рисунок, нужно, выпучив глаза, немигающим взором смотреть минуту-другую в одну точку за бортом. И тогда субпространство «поплывет», вскроет свою цветную начинку. Но с первого раза добиться подобного результата очень сложно, необходимы длительные тренировки. Сторонний наблюдатель, не нюхавший космоса, скрытые прожилки за иллюминатором никогда не уловит. Да что там наблюдатель. Не каждый космолетчик подозревает о них. А если что-то и слышал, то считает это нелепыми байками старичков-ветеранов, тоскующих по далеким космическим походам. Но не Савва!
   Рыбак понял, что управляющий терминал в командирской рубке, тот самый, за которым он работает, – резервный. Иначе говоря, фикция. Управляет кораблем вовсе не бравый кэп, а кто-то другой. С другого пульта. С самого начала «Фантастика» уверенно движется к задуманной цели. А сказочку про шторм придумали для того, чтобы не открывать пирату, играющему роль кэпа, истинный маршрут. Дескать, компьютер гонит лайнер почти наугад по «темному», не исхоженному пространству в обход бури. А там видно будет.
   Скорее всего, Савву вместе с командой хотят подставить как истинных угонщиков звездолета и, главное, – зачинщиков всей авантюры. А вообще, сам угон – дикая инсценировка в большой игре. Игре, по всей видимости, политической. Политики же, как известно, – люди грязные. Рыбак готов был отдать голову на отсечение, что за время вынужденного плена деловой элиты галактики, когда верхушка бизнеса томилась взаперти на «Фантастике», в жизни всего мирового сообщества произошло какое-то очень важное событие, – то самое, ради которого и производилась инсинуация с угоном. И, вероятно, даже грозный Заказчик – крепкий мафиози, имеющий неограниченную власть над экипажем кэпа, – у тех серьезных фигур, что это запланировали, бегает в шестерках. Ой, не зря изолировали от общества ведущих политиков и бизнесменов; видит Бог – не зря. И план зачинщикам, судя по всему, удался. То самое тайное событие где-то произошло. После чего деловых людей отпустили восвояси. Но никто пока об этом не догадывался. Никто, кроме Саввы. Ему в хитроумном сценарии отводилась роль стрелочника, козла отпущения. Но когда надобность в нем иссякнет, стрелочника вместе с подельниками и вместе с похищенным судном, как и положено, выдадут правосудию, чтобы сбить накал общественных страстей и закрыть дело. Дескать, вот он злодей, покусившийся на самых уважаемых бизнесменов галактики. И вот его подручные. Делайте с ними, что хотите.
   Смекнул Рыбак и другое: силы не равны. Пока что, до ближайшей остановки, надо поддерживать хитрую игру, добросовестно изображать из себя улыбчивого кэпа, рубаху-парня, не показывать вида… И никому не доверять, даже проверенным соратникам!!!
   События потекли своим чередом. Савва посменно со своим помощником держал вахту на командирском мостике, имитировал бурную деятельность, демонстрировал образцовую исполнительность. Старался почаще связываться с Заказчиком, докладывать ему обстановку, запрашивать в случае необходимости разрешения на тот или иной длительный маневр. Хотя сам отлично сознавал: всё это – полная туфта. Но лишь бы новые хозяева «Фантастики» ничего не заподозрили. И, надо сказать, они пока кэпу верили. Вроде бы.
   Однажды во время дежурства Савва заметил, как в корпусе корабля открылся запасной шлюз. Катер класса «Метеор» медленно выплыл из чрева звездолета, врубил «Родник Времени» – субпространственный двигатель – и рванул в самостоятельный полет. Кого и куда он увез, – непонятно. Савва лишь пожал плечами. У сильных мира сего свои секреты.
   Рыбак прорабатывал варианты побега. При этом он выяснил странную вещь: доступ к коллективным и индивидуальным средствам спасения на судне оказался наглухо заблокирован. Коды проникновения в штатные и аварийные шлюзы изменены и засекречены. Что еще раз подтверждало версию о двойной игре Заказчика. С безопасностью на корабле не шутят. Мало ли что может стрястись в космосе. Даже на пиратских звездолетах и то нет-нет да и проводятся учения по срочной эвакуации экипажа, чтоб каждый член команды знал, куда бежать, что делать в случае аварии. А уж на официальных судах космофлота без подобных учений и аварийных тревог не проходит ни один рейс. Хозяева же угнанного лайнера делали все наоборот: загодя приняли меры к тому, чтобы никто не смог покинуть корабль ни при каких обстоятельствах. Более чем странно. Это смахивало на примитивную ловушку.
   Придется выбираться через заправочные терминалы или грузовые линии во время экипировки судна на стоянке, решил Савва.
   К счастью, личный скафандр легкого типа (СЛТ), в котором Рыбак обычно участвовал в пиратских акциях, находился у кэпа всегда под рукой – в надежном месте. Требований о сдаче СЛТ пока не поступало. Никто не посмел лишить старого разбойника его униформы. Наверное, это выглядело бы слишком подозрительно. На свою пиратскую шкуру Савва и возлагал основные надежды. Снаряженный СЛТ позволяет до полутора часов работать в разгерметизированных помещениях и даже в открытом космосе. А больше и не нужно. Указанного времени вполне должно хватить, чтоб улизнуть с лайнера при первой же швартовке.
   Для этой цели Рыбак подробно изучил на «компе» схему транспортных каналов и галерей судна и постарался ее хорошенько запомнить. Кроме того Савва незаметно разукомплектовал аварийный инструментарий у механиков – стянул портативный гиперабразивный резак, предназначенный для проведения спасательных работ, а также пластырь для заделки пробоин, и заботливо присовокупил их к чемоданчику с личным скафандром, который хранил в одной из ячеек оборудования в боковой галерее. Хранить СЛТ у себя в каюте было слишком опасно. В нужный момент кинешься, – а его уж и след простыл. С помощью гиперабразивного резака Савва намеревался проникнуть в транспортный канал, минуя входной контролер груза. Кэп давно приметил удобное скрытное местечко за снабженческими боксами, где следует вырезать кусок перегородки, чтоб попасть в галерею. Не зря же изучал и зубрил назубок схему судна…
   …И вот наконец звездолет почти у цели.
   Обозревая окрестности посредством электронного телескопа, Савва сразу засек конечный пункт маршрута. Слева по борту сияла довольно крупная звезда, составляющая центр данной пространственной системы. А спереди по курсу находилась серая планета с сереньким же спутником. По размерам указанные небесные тела представлялись вполне сопоставимыми с Землей и Луной. Таинственный объект находился на «Луне» – совершенно точно.
   Дело двигалось к развязке, коль судно причаливало к тайному объекту, скрытому в глубинах космоса.
   Савва приступил к воплощению в жизнь собственного плана.
   Приземление и стыковка прошли в штатном режиме.
   Рыбак немного нервничал, непроизвольно елозил задницей в кресле перед главным пультом туда-сюда, никак не мог примоститься поудобней. Оставить капитанский мостик следовало после посадки, чтоб его не кинулись сразу же искать. По-хорошему кэп должен был доложить владельцу судна об окончании рейса, запросить дальнейших инструкций, разрешения на увольнительные для персонала, организовать заправку, экипировку, промывку и т. д. и т. п. Рыбак так и поступил. Но при этом внимательно следил за прилегающим к командной рубке коридором – не идут ли за ним бравые ребята из личной охраны крутого мафиози. Терминалу Савва не доверял. Уж слишком тот выглядел «обглюченным». Окружающее пространство кэп контролировал через систему охранной сигнализации, все данные по работе которой выводились на самостоятельный пульт. Разобраться с хитрыми кнопками старому пирату большого труда не составило. Он быстро перевел следящую аппаратуру в активный режим.
   Рыбак тянул до последнего. И лишь после обстоятельного, неторопливого доклада Заказчику пустился в бега. Мафиози приказал кэпу провести стандартный комплекс по портовому обслуживанию судна. Пират для отвода глаз выдал всем службам соответствующие распоряжения. И смылся – якобы для контроля действий экипажа на местах.
   …Внутрикорабельная перегородка в намеченном укромном местечке поддалась резаку довольно легко – «без базара», как квалифицировал Савва. Облаченный в свой неизменный скафандр, пират вырезал на уровне пояса круглое отверстие размером с обычный люк. Нырнул туда. Тут же приставил с обратной стороны вырезанную крышку и наглухо проклеил шов сверхпрочным аварийным пластырем. Клей мгновенно зацементировался, восстановил целостность перегородки. Теперь в транспортной галерее в момент перекачки сыпучих грузов давление не будет «сифонить» через дополнительную щель, и, соответственно, люди Заказчика не смогут обнаружить с первых же минут, куда улизнул дорогой кэп.
   Савва попал в просторный – с большую комнату – бункер-накопитель. От него во все стороны тянулись распределительные линии к различным блокам корабельного оборудования. Робот-погрузчик, орудующий внутри, уже начал вытягивать эластичный хобот приемного канала в направлении к причалу – готовился к заправке. Рыбак нырнул в гибкую кишку приблизительно метрового диаметра и быстро пополз на четвереньках в сторону входного дозатора. Путь ему освещал яркий лобовой фонарь. Робот закрепил здоровенный шланг (с Саввой внутри) к специальному захвату на стенке и дал команду на открытие люка. Диафрагма внешней оболочки тихо щелкнула, разошлась сегментными лепестками по кругу, образовав отверстие почти на полный диаметр хобота. Впереди показались внутренности секретной станции. Пират почувствовал, как скафандр немного раздулся – выравнивались давления подающей камеры космического объекта и приемного бункера звездолета. Савва умело нырнул сквозь диафрагму и теперь уже полз по жесткой заправочной трубе складского комплекса, расположенного в глубине мрачного спутника.
   Неожиданно впереди что-то сильно зашумело. В округлой полости поднялся сильный встречный ветер. Пират успел кое-как доползти до ближайшего поворота и юркнуть в боковое ответвление – небольшую нишу перед задраенным боковым люком.
   Тотчас хобот завалило сплошным потоком каких-то сероватых гранул. Видимо, «Фантастика» пополняла запас химреагентов, необходимых для установок искусственного климата. Поддержание на высоком уровне сложнейшей экосистемы лайнера требовало уйму самого различного сырья: высокопроизводительных почвенных культур, грибкового мицелия, облагороженной бактериальной среды, концентрированных удобрений, пестицидов, инсектицидов и т. д. и т. п. На грузовых судах зеленая роскошь искусственных садов, как правило, отсутствовала. Поэтому Савва никогда особенно не интересовался биологическими полетными комплексами и их материально-техническим снабжением. А вот теперь знакомство состоялось в самом тесном контакте…
   Благо еще кэп успел забиться в нишу. А то б его точно утянуло пыльной сухой кашицей обратно, на «Фантастику». Несколько минут Савва терпеливо пережидал, пока химическая гадость прокачается мимо него. Видимость – нулевая. Правда, свет лобового фонаря время от времени выхватывал перед глазами из перекатывающейся массы отдельные фрагменты, которые тут же вновь сливались в единый смазанный ком. Пират мысленно перекрестился: еще повезло, что давление терпимое, скафандр выдерживает нагрузку без пиковых энергозатрат. Раздражал только нескончаемый шорох и перестук гранул, бьющих по внешним тканям пиратского костюма. Савва устало закатил глаза. Его всегда злила пассивность. Но сейчас от него ничего не зависело.
   Через несколько минут сыпучий серый поток наконец-то иссяк. По днищу трубы торопливо прошелестели последние гранулы, будто опаздывающие на вечеринку гуляки. И всё стихло. Савва туда не спешил. Ему в другую сторону. Пират с облегчением отпустил небольшой патрубок, расположенный в глубине ниши, за который успел ухватиться, как за якорь, в последний момент перед напором шуршащей массы. Пальцы свело от напряжения. У легкого скафандра усилители на конечностях очень слабые. Приходится больше полагаться на собственные физические возможности. Кэп, разминая суставы, несколько раз сжал и разжал кисти рук. Затем отряхнулся, как это делают собаки, выбравшись из воды, осторожно выглянул в транспортный канал. Со стороны станции к звездолету по трубе двигался какой-то цилиндр, утыканный со всех сторон маленькими роликами-колесиками. На них-то он и скользил по боковым поверхностям. Цилиндр деловито жужжал и пофыркивал. «Пылесос, – догадался Савва. – Снабженцы готовят наполнительную камеру к другому виду груза». Рыбак втиснулся поглубже в нишу, закрыл на всякий случай глухим забралом обзорный щиток скафандра, пропустил мимо себя довольно урчащего робота-уборщика, втянул назад забрало. А затем поспешил к нему в тыл, пока в дозатор не подали очередную порцию какой-нибудь пакости. Неожиданно в трубе загудел плотный поток воздуха. К счастью, поток – попутный. Вероятно, диспетчера базы продували канал перед следующей операцией. Пират не возражал. Напротив. Выдвинул из скафандра на коленях и локтях специальные ролики, поудобней устроился на четвереньках и помчался вперед, как в детстве золотом – на саночках под горку, подальше от «Фантастики», в пасть неизвестности.
   Импровизированный космический бобслей Рыбака вполне устраивал. Вот так же, наверное, чувствует себя таракан в щели рассохшегося пола. Хотя нет. Таракан там у себя дома. Щель отвечает всем его представлениям об уюте. А Рыбак в гостях, причем незваных.
   О чем нагловатому визитеру неожиданно напомнила авария в сетях. Что-то гулко разорвалось сзади «бобслеиста». Оттуда повалило густое облако пыли. Трубопровод затрясся, просел. А затем и вовсе развалился.
   …В артистическом кувырке Савва выкатился наружу из кучи каменной крошки, окружающей обломки канала. При этом поднял клубы пыли. Когда пыль осела, беглец обнаружил, что находится в прозрачной галерее квадратного сечения – примерно два на два метра, может быть, чуть больше. Галерея, в свою очередь, оказалась подвешенной на огромной высоте под самым потолком гигантского трюма. Рыбак мигом догадался, что смотрелся он, вероятно, снизу точно эксклюзивный экспонат на выставке: всё на виду.
   К месту аварии уже как пить дать спешат механики секретной базы вкупе с ремонтными роботами. Савва быстро сориентировался, в какую сторону бежать, припустил вдоль трубопровода к далекой стене, видневшейся метрах в трехстах впереди. Затем скользнул в пустую галерею – без видимых инженерных коммуникаций. Вероятно, она служила пешеходным коридором. То, что нужно!
   Вскоре прозрачная галерея нырнула в объемную пещеру. За спиной беглеца опустилась массивная непробиваемая плита. Пират оказался запертым в тесном помещении. «Ловушка для простаков?» – мелькнула мрачная мысль.
   Паниковал кэп напрасно. Через минуту-другую одна из стен мягко поднялась вверх, освободила дорогу. «Переходной шлюз», – догадался Рыбак. Индикатор на внутренней панели скафандра сигнализировал стандартный газовый режим окружающего пространства, нормальное давление. Иными словами, Савва наконец-то достиг зоны, на которую уже распространялась искусственная атмосфера станции. Окраинные причалы и складские пакгаузы остались позади. Слава Богу!
   Привычным движением кэп расстегнул на шее застежку, отдал голосом изоляционному шву скафандра команду на открытие. Гермошлем мягкой полусферой съехал на затылок, сложился плотным валиком и задвинулся в воротник. Пират отдышался, вытер рукавом пот со лба, осмотрелся по сторонам. Он находился в длиннющем, тускло освещенном коридоре, пробитом в красноватой скальной породе. Под ногами – решетчатый настил. Внизу следующий уровень. Между этажами еще какие-то запутанные переходы, подвесные галереи.
   Вдруг Савва заметил, как по одной из них бегут трое вооруженных бластерами людей – фигуры, облаченные в боевые скафандры. Рыбак припал к стене, завалился на толстую сплошную балку, примыкающую к боковой поверхности, осторожно выглянул вниз. Солдаты один за одним быстро скрылись в широком люке, расположенном в глухой стене ярусом ниже – прямо под Саввой! Нужно было срочно менять дислокацию, пока вражеские боевики исчезли из зоны прямой видимости. Рыбак кинул отчаянный взгляд назад, вперед. Впереди метрах в пятидесяти по коридору он увидел вертикальную шахту пневмолифта – через нее можно с легкостью прыгать с этажа на этаж. Кэп резво подскочил, опрометью кинулся к спасительной шахте. Парочка уровней вверх сейчас ему не помешает. Мало ли что на уме у тех троих. Может быть, они просто расследуют причины аварии на трубопроводе, а может быть, с «Фантастики» уже поступило сообщение о бегстве кэпа, и его ищут…
   Савва не ошибался. Действительно ищут.
   Заскочив в люк под ним, солдаты замерли в ожидании, дружно уставились на командира. Тот кинул быстрый взгляд на портативный приборчик в руках. Затем указал пальцем вверх.
   – Здесь миленький, – ехидно произнес он, глядя на пультик. – Одним пролетом выше. Вперед! – И напомнил подчиненным. – Брать живьем.
   В это же самое время в центральный компьютер системы безопасности, руководящий охраной всей станции, поступила оперативная информация: «Кольцевая галерея № 5. Трое вооруженных субъектов. Код доступа соответствует штатной классификации с оговоркой – превышен допустимый уровень огневой мощи вооружения. Применение бластеров системы «Партизан» возможно только в полевых условиях. Существует вероятность повреждения внутренних коммуникаций. ТЕКУЩАЯ ДИРЕКТИВА: нейтрализовать всех троих как представляющих угрозу для безопасности космического объекта». Компьютер тотчас выдал соответствующее распоряжение охранным системам.
   Солдаты, выслеживающие Рыбака, и не заметили, как из потолка над их головами показался дырчатый ствол биопарализатора. Невидимый луч, выброшенный стволом, легонько коснулся стриженых затылков. Защитные шлемы для биопарализатора – не помеха. Ноги у боевиков подкосились. Группа захвата в полном составе рухнула без сознания на пол.
   В монолитной, казалось бы, стене вскрылась прямоугольная ячейка размером с обычную дверь. Из нее выбрался робот-уборщик, специализация – крупный мусор, попросту говоря, автоматический контейнер с лапами-манипуляторами, торчащими со всех четырех сторон. Передвижной бак загрузил сам в себя тела солдат, затем вернулся в родную ячейку, где высыпал содержимое собственной утробы на специальный транспортер, по которому груз отправился в приемный бункер – на сортировку.
   Тем временем Савва, как и планировал, сиганул через пневмотранспорт на пару уровней вверх, выскочил из шахты, юркнул в подвернувшийся коридорчик. Сзади послышались какие-то голоса. Те трое идут по следу? Рыбак затравленно оглянулся. Пока никого. От волнения сердце билось в ушных перепонках. Добежал до ближайшей развилки. Глянул влево – там за стеной шипящего пара метались какие-то неясные тени. Опять неполадки? Вправо – свободно. Туда! Метров через двести впереди забарабанили сапоги. Куда?! Дыхание участилось. Рубашка взмокла. Савва уж начал инстинктивно поглаживать ладонью рукоять гиперабразивного резака, когда вдруг заметил на стене небольшие выемки, ведущие лесенкой вверх до самого потолка – метров двадцать, не ниже, почитай, этажей семь… Рыбак пулей взлетел по скрытой лесенке под перекрытие. Под самым сводом кэп обнаружил узкий тоннель, вероятно, полость, предназначенную для одной из инженерных сетей. Не раздумывая, втиснулся туда. И вовремя. Внизу тяжело прогрохотал сапожищами отряд вооруженных людей.
   Спускаться вниз не хотелось. Пират, извиваясь ужом, пополз вглубь тоннеля. Через некоторое время он заметил над головой тесный колодец потайного лаза. Вверх вели скобы-ступеньки.
   Люк оказался незапертым. Из-под него сочился мягкий приглушенный свет. Савва надавил руками на запор. Крышка поддалась, сдвинулась на специальных полозьях в сторону. Эх, была не была! Пират выскочил в освободившееся отверстие. Люк за ним тотчас закрылся и плотно встал в пазы, раздался тихий щелчок – сработал герметичный затвор.
   В помещении воцарилась мертвая тишина.
   Просторный зал имел странную куполообразную форму, точно старинный цирк. Под круглыми сводами билось разноцветное свечение, которое постоянно меняло свой узор на манер калейдоскопа. Оно завораживало, словно колдовской костер, непроизвольно притягивало взор.
   Рыбак насилу стряхнул наваждение, на всякий случай взял на изготовку гиперабразивный резак, кинул быстрый взгляд туда-сюда. И… руки с резаком сами собой опустились вниз. Впрочем, как и челюсть… Прямо перед пиратом располагался круглый светящийся красноватым бархатистым светом постамент. На уровне пояса его венчало широкое светящееся же ложе, выстланное каким-то блестящим синтетическим материалом. На нем с раскинутыми в стороны руками лежала на спине будто бы в полузабытьи абсолютно голая молодая женщина. Она что-то тихонько бормотала, кого-то звала, временами вздрагивала, нервно крутила влево-вправо головой. Длинные, темные волосы смялись, прилипли к щекам. Одежда незнакомки в беспорядке была разбросана вокруг сверкающего ложа.
   Крылась за всем этим какая-то невысказанная интрига.
   В растерянности Савва подошел поближе…

Глава 3

   Убедившись, что в просторном зале никого больше нет, Савва придвинулся вплотную к светящемуся постаменту. Вблизи нагая женщина выглядела гораздо свежее, нежели пирату показалось на первых порах. Гибкие формы, упругие кондиции, гладкая кожа указывали на то, что перед Рыбаком – молодая девушка. Довольно привлекательная. Девушка что-то невнятно пробормотала себе под нос, судорожно вздохнула полной грудью, легонько вскрикнула, рывком повернулась набок, выгнула по-кошачьи соблазнительный стан, замерла, неожиданно закашлялась, сотрясаясь всем телом, и вдруг медленно, точно лунатик, приподнялась, уселась на край ложа прямо перед кэпом. Краем глаза Савва непроизвольно уловил тот факт, что свечение под куполом сразу же после пробуждения сонной красавицы прекратило метаться туда-сюда, сменилось ровным, немигающим фоном. Усталыми глазами незнакомка с любопытством воззрилась на визитера. Затем запоздало осмотрела саму себя, поправила ладонью волосы, налипшие на лицо, вымучено простонала:
   – Опять изнасиловали, подонки…
   – Это не я, – оправдываясь, замотал головой Савва.
   – Знаю.
   Девушка аккуратно сняла с головы спрятанный под пышной шевелюрой тускло светящийся ободок-полуобруч, по всей видимости, какой-то прибор или датчик, бросила его на мягкое покрытие подле себя. Кряхтя, как старушка, нагнулась, подобрала с пола первую попавшуюся тряпку, прикрыла наготу.
   – Отвернись. Дай одеться.
   Рыбак повиновался. Но через секунду-другую, движимый любопытством и не желая подставлять кому бы то ни было собственную спину, вновь смотрел на девушку. Не обращая внимания на возмущенные взоры собеседницы, кэп спокойно спросил:
   – Так это уже не впервой?
   – Что не впервой?
   – Ну… изнасиловали…
   – Конечно. Я ж тебе говорю, на девчушек их тянет, на молоденьких.
   – Кого их?
   – Как кого? Старичков, обслуживающих нооциклотрон.
   Савва растерянно осмотрел огромный зал.
   – Так это нооциклотрон?
   – А ты думал?.. Пока сознание гоняют в ускорителе, они здесь времени даром не теряют… Это у них шуточки такие… Сволочи! – со злостью прошипела девушка, потирая ладонью свежий синяк на бедре.
   – А ты там чувствуешь?
   – Здесь ничего и не чувствую. Мысли там. После эксперимента обнаруживаю, что вся изгажена.
   – Так пожалуйся руководителю эксперимента, – сочувственно посоветовал кэп.
   На лице мученицы проскользнуло выражение горькой иронии.
   – А почем я знаю, может, он и есть главный зачинщик?.. Кто я?
   – Как кто? – не понял Савва.
   – Безграмотный, как они считают, ассистент, – пояснила незнакомка, – отдающий на время свое сознание для всяких исследований.
   – За деньги?
   – За что же еще? Они специально набирают доноров, преимущественно девушек, на захолустной планете, в полузаброшенной колонии. Выгонят – работу потом в наших краях не найдешь. Вот и пользуются, скоты…
   – Понятно, – неловко протянул кэп, не зная, что сказать.
   – Мне, по сравнению с большинством соотечественников, еще повезло – удалось получить через Галактическую Сеть прекрасное заочное образование, – похвасталась ассистентка. – Поэтому здесь, на научной станции, не ощущаю себя не в своей тарелке. Однако, как видишь, никто не ценит.
   Рыбак отмолчался.
   – Но они об этом еще пожалеют, – решительно выпалила донорша сознания. – Мы с тобой зададим им жару!
   – Мы с тобой? – удивился Савва. – Ты полагаешь, я – друг? А если я один из них?
   – Расслабься, коллега, – улыбнулась девица. – Я вела тебя в приемную камеру нооциклотрона от самой «Фантастики».
   – Как это вела? – опешил кэп.
   – Ну… все эти аварии и не исправности на твоем пути – вовсе не случайны. Они направляли тебя в нужное русло.
   «Я об этом подозревал», – согласился мысленно Рыбак.
   – А группу захвата, идущую по твоим пятам, – продолжила неожиданная союзница, – я, вообще, убрала. Помнишь троих мордоворотов с бластерами?
   – Ну и что? – ответил вопросом на вопрос пират.
   – В данный момент они в полной «отключке» «отдыхают» в мусорном бункере.
   – Как же ты их достала?
   Девушка обвела глазами зал, приглашающим жестом махнула рукой, точно экскурсовод.
   – Между сеансами сканирования вся аппаратура циклотрона какое-то время остается в рабочем состоянии. Используя эти неконтролируемые периоды, мне удалось похитить и модифицировать драйверы психокорреляции донора.
   – Для чего они служат?
   – Они несут ответственность за фильтрацию сознания «пациента» на выходе из очередного цикла с тем, чтобы отсечь «клиента» от процессов, протекающих в ускорителе.
   – Иными словами, защищают тайну исследований, для которых мобилизуется твое сознание? – догадался Савва.
   – Да. Я подсадила модифицированные драйверы на шлейфы своего ОДК – опознавательного донорского кода.
   – И теперь имеешь доступ к секретам данного объекта? – продолжил пират.
   – Частичный доступ, – поправила девушка, – в том числе и в систему безопасности. Однако некоторые разделы главного ЗИПа разблокировать не удалось. Это слишком опасно. Защитная программа может обнаружить несанкционированное проникновение извне и… и умертвить донора непосредственно по ходу сканирования.
   – Не отходя от кассы?..
   – Да.
   – Серьезная штучка, – присвистнул Рыбак и настороженно глянул на массивную дверь, запирающую вход в зал. Во время разговора Савва непрестанно озирался по сторонам, ни на секунду не убирал ладонь с рукоятки резака.
   Девушка заметила нервозность визитера.
   – Не бойся. Здесь тебе ничего не угрожает, – успокоила она. – Я направила поисковые команды совершенно в другую точку базу и устроила там приличный обвал. Сейчас их самих отыскивать надо. А это помещение наглухо заблокировала. Снаружи на дверях горит сигнал «Опасность», который обычно сопутствует перенастройке системы. Во время перенастройки под куполом может сконцентрироваться смертоносное излучение. Никакие скафандры не спасут. Так что никто из персонала внутрь не сунется. Можешь не сомневаться.
   – Прекрасно. – Савва немного расслабился. Но всё же по привычке оставался начеку. – Значит, ты ныряешь своим сознанием через нооциклотрон в местную компьютерную сеть, проникаешь в раздел, заведующий системой безопасности, и видишь всё, что творится на базе?
   – «Видишь» – это слишком очеловеченный термин. Мое сознание участвует в построении внутреннего информационного поля компьютера и… как бы это получше выразиться… способно выборочно его анализировать.
   – Короче, ты имеешь представление, о том, что происходит на объекте?
   – Пожалуй, можно так выразиться… Я как будто бы читаю книгу без слов… в голове сами собой возникают определенные данные, на основе которых можно сложить умозрительную картину событий.
   – Присутствуешь одновременно в нескольких местах?
   – Да, но не повсюду. В данную камеру сканирования, например, я проникнуть не могу. Она, как и главный ЗИП, защищена по высшей категории. Поэтому кто конкретно меня насилует, я не знаю.
   – Жаль…
   – Но догадываюсь…
   Вообще-то, Рыбак слышал как-то от своих друзей-подельников о существовании подобных ноотронов, секретных лабораторий, в которых проводятся сложные исследования при помощи заимствования человеческого сознания. Но, признаться, не очень-то верил во все эти байки. Поэтому не удержался от уточняющего вопроса:
   – Если я правильно понял, твоя личность во время исследования как бы сливается с информационной структурой компьютера, грубо говоря, ты превращаешься в киборга?
   – Приблизительно так. Однако не совсем. У классического киборга совершенно иные задачи. В данном же случае они используют меня как некую передаточную инстанцию.
   – Передаточную? – не понял Савва.
   – Да. После корректировки контрольного драйвера я получила возможность присутствовать незримо своими мозгами через систему безопасности в самых высоких кабинетах станции. И однажды мне удалось подслушать занятный разговор на эту тему между одним из научных руководителей проекта и крупным мафиозным боссом, вливающим сюда огромные финансовые ресурсы. Беседа велась в дружественной, непринужденной обстановке. Подвыпив, босс спрашивает: «Слушай, объясни мне в двух словах, разве нельзя обойтись без этих дурацких доноров? Ведь нам потом придется их всех ликвидировать для сохранения режима секретности». Ученый (лабораторная крыса, как я их называю) в ответ: «Зачем ликвидировать? Они же не имеют представления ни о координатах станции, ни о ее настоящих хозяевах, ни о назначении; находятся в полном неведении относительно сущности проводимых здесь исследований. Я даже сомневаюсь, что они сознают тот факт, что отдают нам на время ресурсы своего мозга. По контракту мы занимаемся медицинскими экспериментами, не опасными для здоровья клиента… А обойтись без них, к сожалению, нельзя. Только человеческое сознание способно проникнуть в ноосферу. Аппаратура лишь фиксирует мысленные ассоциации конкретного индивида и осуществляет информационную и энергетическую поддержку при прорыве в иную реальность». «На кой нам сдалась отвлеченная реальность?». Ученый посмеивается: «В том-то и вся уникальность исследований. Ноосфера – оболочка разума, окружающая любую обитаемую планету. Наш циклотрон проецирует сознание донора на одну из них и взвинчивает между ними незримый энергообмен». «Зачем?» «Как зачем? В ноосфере есть всё! Там можно найти доказательство или опровержение любой теории. Нужно только правильно интерпретировать данные, полученные оттуда». «А почему ты не гоняешь там свое сознание? Зачем тебе донор-посредник? Сканирование чужого разума, как ни крути, дает большую долю погрешности». Руководитель проекта опять смеется: «А почему ты держишь в своем офисе кнопку вызова пожарной охраны. Сам бы и тушил, если что… Так-то надежней. И где что лежит ты знаешь. А им всё равно. Переломают всё, перелопатят. Главное – пламя сбить». «Так это ж опасно», – возражает финансовый воротила. «Вот… именно опасно… в этом вся соль… гонять свое сознание в ускорителе тоже опасно. Лучше уж я ограничусь погрешностью, нежели потеряю ум. Зачем рисковать собой, когда вокруг столько безработных девиц?..» «К тому же симпатичных девиц». А лабораторная крыса: «Ха-ха-ха». – Донорша закатила глаза, изображая придурка со станции. Потом обратилась к Рыбаку. – Ну как тебе диалог?
   – Действительно содержательный, – согласился пират. – Всё становится более-менее ясно.
   – Хочешь попробовать? – девушка протянула Савве светящийся ободок-полуобруч.
   Рыбак с выражением суеверного страха на лице выставил перед собой руки:
   – Упаси Господь. Свои мозги нужны самому.
   Незнакомка язвительно улыбнулась:
   – Шутка. У тебя всё равно нет доступа. Как только «комп» сканирует твое биополе, сразу же без предупреждений прикончит чужака. Высокочастотный импульс, направленный в нужную точку мозга, и ты – труп. Так что не советую…
   – А я и не собирался, – повторил кэп. – Думаю, ты не для этого вела меня сюда от «Фантастики»?..
   – Конечно, нет, – согласилась девушка. – Мне нужна твоя помощь.
   – Не пойму только, на чем основана уверенность, что я собираюсь вступать в сотрудничество? – возразил Савва. – Мне, к примеру, куда сподручней работать в одиночку.
   – Но не здесь, пират, – подмигнула Рыбаку будущая соучастница. – Без меня ты с объекта не выберешься.
   – А ты без меня?
   – Догадлив, зараза.
   – Не то слово…
   Беззаботное выражение лица, сопутствующее шутливой перепалке между приятелями, тут же съехало с физиономии собеседницы.
   – Всё гораздо сложней, пират. – Девица сделала круговое движение руками, как бы охватывая ими все помещение. – Здесь намечается гигантская авантюра, афера века. И мы с тобой должны ее пресечь.
   – Мы с тобой? – улыбнулся Савва. – А мне-то что? Мало ли на белом свете афер да аферистов. Бери наугад любого крупного политика, любого крупного бизнесмена – не ошибешься. Вся мировая экономика, почитай, и строится на великих аферах. Завидно? Придумай и проверни свою. А я – человек скромный. Меня игры с Гулливерами не интересуют…
   – Ошибаешься, пират. Эта афера может затронуть любого, в том числе и тебя.
   – Да что ты всё заладила: «Пират да пират»? Какой я тебе пират? – Рыбак горделиво выпятил грудь вперед. – Я – честный кэп, трудяга-трелевщик. Тут, понимаешь, подставили просто, не в свою лунку подсадили…
   – Ну а теперь-то уж не отстанут, пока не достанут, если мы с тобой их не расколем. А насчет пиратства можешь не сомневаться. Будучи в шкуре киборга, – девушка выразительно ткнула пальцем в купол, – я дотошной информационной амебой облазила твое электронное досье вдоль и поперек. Там дана исчерпывающая характеристика. У них хорошие осведомители…
   Рыбак немного потупился и, чтоб скрыть смущение, глянул в потолок, туда, куда указывала пальцем донорша.
   – Свечение под потолком как-то связано с процессом сканирования сознания? – спросил он.
   – Напрямую, – подтвердила девушка. – Это своеобразная энергетическая отдушина, специальный клапан, через который стравливаются излишки ноомодуляции. Излучатели циклотрона переводят их в световой узор. А купол поглощает спектр, опасный для здоровья человека. – Она посмотрела в глаза Савве. – Тебе придется кое-чему научиться. Но ты не бойся. Абсолютно ничего сложного. Я все объясню.
   – Почти уболтала, – улыбнулся Рыбак. – Объясни только, зачем тебе (нам) связываться с мощной мафиозной группировкой, пытаться им чем-то насолить, помешать?.. Не проще ли улизнуть втихушку и залечь на дно?
   – От них не заляжешь, Рыбак. Такую махину можно сломить только при помощи Ассамблеи.
   – ГАПа, что ли? – переспросил Савва.
   – А кого же еще… К счастью, я являюсь его агентом…
   – Ты – гаповец? – удивился Рыбак и рассмеялся.
   – А что здесь смешного? Да, я – гаповец. Гаповчиха. И не примитивный осведомитель, а агент с очень высоким статусом. Все мои действия заранее одобрены руководством – по определению. Любое расследование признает их «допустимыми и необходимыми в сложившихся обстоятельствах». Так что руки у меня развязаны.
   По глазам собеседницы Рыбак понял, что та не блефует. Улыбка медленно сползла с его лица. Не хватало еще связаться с ГАПом! Век мечтал… Но все же не следовало «спрыгивать» – выходить из игры – слишком уж явно и слишком рано, коль «руки у этой девицы и впрямь развязаны». Поэтому Савва, проявляя внешнюю заинтересованность, полюбопытствовал:
   – Ну и что же тебе удалось выяснить о станции вообще, о целях исследования, проводимых здесь?
   – Очень многое! Все данные, прежде чем уйти в главный ЗИП, крутятся в нооциклотроне, и я имею к ним доступ.
   – Если уж ты пытаешься меня завербовать, нельзя ли поподробнее?
   – Пожалуйста. Более того введение в курс дела просто необходимо. Ведь если я погибну, тебе придется выходить на ГАП самостоятельно. Добытая информация слишком ценна. Ее потеря означала бы поистине преступную халатность.
   Савва с усмешкой закатил глаза: «Ох уж эти дамочки с их тягой к геройствованию и самопожертвованию…» А вслух произнес:
   – Для начала, я думаю, было бы неплохо познакомиться. – Он протянул девушке раскрытую ладонь. – Савва. Кличка – Рыбак. Впрочем, ты же читала мое досье…
   Агент ГАПа в ответ крепко пожала руку, представилась:
   – Рамада. Кодовый псевдоним – Зета-5.
   – Прекрасно. Итак, в чем суть исследований, проводимых на станции?
   – Начнем издалека. Вся вселенная пронизана инфополем. Любой материальный объект погружен в инфополе и имеет в нем свое отражение, так называемую ментальность. Засечь ее и изучить при помощи бездушных ЭВМ, как я уже говорила, на сегодняшний день не удается. Поэтому для исследований ментальности предметного мира и связанных с ней явлений привлекается живой разум живых доноров. Роль посредника между компьютером и человеческим сознанием играет специальный энергообменник-ускоритель. В настоящий момент мы с тобой находимся как раз в донорской камере обменника, говоря по-научному, – нооциклотрона. Это понятно?
   – Вполне, – подтвердил Савва. – Но что дает изучение ментальности? Почему данной проблемой заинтересовались крупные мафиози?
   – Начнем опять же издалека, – задумалась на секунду Зета-5. – Как ты думаешь, зачем, к примеру, варить естественные продукты питания и тем самым их переводить?
   – А что же есть-то? – опешил кэп.
   – По задумке авторов проекта, гораздо проще облучить биополями, сканированными с органических объектов, – т. е. ментальностью, – углеродистую массу, выработанную, скажем, из нефти, и тем самым структурировать ее в нужном направлении. Из одного и того же куска массы можно, в принципе, получить и сладкий творожок с изюмом и аппетитного цыпленка табака с поджаристой корочкой. Здорово, правда?
   – И что, такие цыплята уже есть? – изумился Рыбак.
   – Да, – ошарашила Рамада. Но тут же поправилась. – Пока они не съедобны… На данном этапе исследователям не удалось еще вычленить полный спектр ментальности первоначального продукта. Но это вопрос времени. Результаты даже сейчас впечатляющие. Внешнее сходство сканируемого прототипа и его дубликата – почти полное. Различия начинаются лишь на молекулярном уровне. Обнаружить их можно только с применением микроскопа… – Рамада хитро прищурилась, внимательно глянула на Савву. – Догадываешься, куда я клоню?
   Кэп растерянно пожал плечами, предположил:
   – Ну, они, вероятно, хотят монополизировать продуктовый рынок. Так?
   Зета-5 отрицательно помотала головой:
   – Пораскинь мозгами… ты же – пират… – И бросила призрачную подсказку. – Стрельба, шум, дым, кровавый бой…
   – А-а… – понял Савва и легонько хлопнул себя по лбу, будто в наказание. – Как я сразу не допер?.. Труп! Коль можно изготовить тушку курицы, почему бы ни изготовить труп человека?.. Использование ментального слепка, снятого с конкретного индивида, позволит получить его тело, ну, вернее, муляж, в точности соответствующий телу.
   – В самую точку, пират, – похвалила агент ГАПа. – А если ментальными полями структурировать не углеродистую массу, а метапороплазму, то появится возможность создать не труп, а самодвижущийся биоподобный объект, полностью автономный, но с заданными стандартами поведения. Прикидываешь?
   – Другими словами, местная технология позволяет изготовить управляемого двойника любого заданного субъекта?
   – Точно.
   – А что такое метапороплазма?
   – Ноу-хау участников проекта. Кстати, сам проект получил недвусмысленное кодовое название «Живая Маска». Ты слышал что-нибудь об универсальной прививке метавирусом? – спросила Зета-5.
   – Слышал.
   – А в чем суть, знаешь?
   – Ну… она помогает от всяких заразных болезней…
   – А почему?
   – Ученые что-то там придумали…
   – Что? – допытывалась гаповчиха.
   – Толком не знаю… какой-то метавирус… он, наверное, борется с другими вирусами…
   – Он не борется с другими вирусами. Если обрисовать схематично, он превращается в них – полностью копирует физическую природу и переносит ее на себя. В результате привитый организм очень быстро вырабатывает антитела ко всяким новым вирусам, сколько бы их не появлялось.
   – Ну и что? – не понял Рыбак.
   – А то… что то же самое можно, как выясняется, проделать не только с вирусами, но и с многоклеточными организмами…
   – Например, с человеком? – догадался пират.
   – К примеру, с человеком, – подтвердила Рамада. – Для этих целей здесь, на станции, разработали специальную метапороплазму (МПП).
   – Ты хочешь сказать, они научились производить из этой самой МПП увеличенные модели метавируса, которые способны принимать человеческую форму? – поразился кэп.
   – Да. Если МПП облучить соответствующим «слепком» ментальности, метапороплазма действительно принимает человеческую форму заданного стандарта. Причем не в виде замерзшего биоподобного куска, а в форме жизнеспособной конструкции. Они называют эти дьявольские порождения метаплазмоидами. А я бы сказала проще – пластилиновые люди.
   – Какую опасность представляют пластилиновые люди для нашей цивилизации?
   – Колоссальную! Внешнее сходство с человеком – феноменальное. Практически метаплазмоид – точная копия живого организма. Вспомни голубую мечту выдающихся авантюристов всех времен и народов. А?
   – ??? – Савва выразительно развел руками.
   – Придавать себе, либо своим подопечным реальные образы видных политических, экономических и общественных деятелей, чтоб вершить потом руками подставных игроков поистине глобальные, судьбоносные преступления. Недаром еще потешный Фантомас ловко натягивал на свою зеленовато-блестящую лысину правдоподобные маски важных людей. Но то были лишь игрушки на экране. А здесь, пожалуйста, готовая технология производства – можно штамповать президентов, спикеров, судей, банкиров пачками. Был бы только прототип под рукой…
   – Какой прототип?
   – Данное оборудование, в принципе, позволяет создавать отдельных пластилиновых людей по образу и подобию конкретного человека.
   – Ты уверена?
   – Абсолютно. «Лабораторные крысы» уже провели ряд испытаний на эту тему и добились поразительных результатов, не предвещающих нам ничего хорошего. Чтобы создать плазмоида, строго ориентированного на достижение определенной задачи, выполнение которой потребуется от него в будущем, прототип (человека, с которого снимают шаблон) вводят в гипнотический сон. В состоянии гипноза в его сознание помещают заданную навязчивую идею. Например, найти какую-то жертву и уничтожить ее; либо более общие задачи и цели, допустим, служить в качестве раба такому-то хозяину, господину, чьи приказы дороже самой жизни.
   – О-го-го! – не выдержал Савва.
   – Когда оригинал доведен до нужной кондиции, в специальной камере биосканирования, подобной той, в которой мы находимся в данный момент, с него снимают, грубо говоря, «слепок», а затем накладывают его на будущего пластилинового человека. Таким образом, – подытожила Рамада, – применение вышеуказанной технологии теоретически позволяет подменить ведущих политических деятелей метаплазмоидами.
   – Вот черт! – прокомментировал пират.
   – Представь, если, скажем, ввести президента любого государства, лидера любой планеты в бессознательное состояние, скопировать его внешние формы, попросту говоря, тело. А затем на готовый муляж наложить сознание загипнотизированного человека – преданного фанатика мафиози.
   – Представил…
   – После этого настоящий президент, естественно, исчезает… А через послушную куклу вершатся судьбы миров. Как тебе сценарий, кэп?
   – Классный!
   – А ведь президент – далеко не единственная подходящая кандидатура. Следуя подобной методике, немудрено подчинить себе хоть полгалактики. Пока простые обыватели разберутся, что к чему, боюсь, уже будет поздно. Поскольку все силовые министерства жестко завязаны на Правительство (а его можно сделать «пластилиновым»), то силовики, пожалуй, возьмут под козырек и будут готовы выполнять самые опасные указания сверху. А любой приказ, как ты знаешь, можно облечь в благонамеренные фразы, завернуть, как конфетку, в яркую демагогическую обертку, дескать, всё делается на благо безопасности мирных граждан и т. д. Вот тебе и готовый общественно-политический коллапс. А если в орбиту «пластилиновой братии» включить еще элиту финансов и бизнеса, то вполне вероятно попасть в полную зависимость к невидимому диктатору. Он будет тайно передвигать из-за кулис кукол-метаплазмоидов в образе выдающихся деятелей текущей эпохи.
   Ну, теперь, я надеюсь, ты понимаешь истинную цель угона «Фантастики»? – закончила свою выспреннюю речь Зета-5.
   – Полагаешь, с политиков и бизнесменов за время заточения на звездолете успели снять ментальные слепки? – вскинул брови Рыбак.
   – Полагаю, да, успели. Более того – знаю точно. – Предвосхищая следующий вопрос собеседника, Рамада снизошла до пояснения. – Будучи в нооциклотроне, лично участвовала в построении соответствующего файла-отчета.
   – Но ты же говорила, что для успешного сканирования людей их нужно предварительно ввести в бессознательное состояние, внушить определенные мысли и так далее… Процедура весьма длительная, индивидуальная. Насколько я знаю, никого из китов мирового бизнеса и политики на звездолете не изолировали. Да и, по логике, это могло насторожить других пленников. Разве не так?
   – Ты забываешь про сон, Савва. Каюты, в которых почивали уважаемые боссы, угонщики оборудовали специальными излучателями, воздействующими на подсознание. Безусловно, эффективность при подобной обработке прототипа гораздо ниже, чем при классическом гипнозе, и действует результат урезанного метода всего лишь несколько часов. Но тем не менее… Именно в эти часы каждого из высокопоставленных пленников приглашали на короткое собеседование, что-то вроде официальной регистрации заложников: фамилия, имя, отчество, должность, место жительства… В общем, всего одна минутка – и свободен. Никто из них не успел ничего заподозрить…
   Доказывая необходимость крестового похода против коварных мафиози, девушка вся раскраснелась. Тем неожиданней для нее прозвучало флегматичное заявление пирата:
   – Можно, конечно, посочувствовать толстосумам в этой ситуации. Но, знаешь, Рам, мне абсолютно по фигу, кто там будет копошиться на вершине политического и банковского Олимпа. У них своя жизнь, у меня своя. Какая разница, кто будет нами управлять – невидимый диктатор, как ты говоришь, или всенародно избранный президент? Тебе-то что? Ну и пусть они дерутся там, наверху, между собой за власть, как пауки в банке…
   Рамада разочарованно покачала головой. В зале воцарилось тягостное молчание. Затем девушка спросила:
   – А ты сам на звездолете случайно не заходил в помещение с небольшим, быстро монтируемым куполом?
   Савва лениво почесал за ухом, припоминая деньки, проведенные на «Фантастике».
   – Да вроде было однажды… Заказчик вызывал зачем-то в куполообразную каюту, буквально на минутку.
   – Ха-а! – Зета-5 явно оживилась. – Поздравляю! Я ж тебе говорила, что эта афера касается всех, в том числе и тебя.
   Рыбак напрягся всем телом, как в минуты крайней опасности.
   – Они меня сканировали?
   – Ну разумеется.
   – И что?
   – Если вскоре «ты» совершишь где-нибудь на просторах галактики дерзкое, жуткое по своей бесчеловечности преступление (о чем сам узнаешь из информационного выпуска новостей), и к тебе на хвост прыгнут все мыслимые и немыслимые службы охраны правопорядка, то не удивляйся потом, приятель. Проект «Живая Маска» в действии…
   – Вот черт! – Савва раздраженно хлопнул кулаком по раскрытой ладони. Затем выражение растерянности на его лице сменилось печатью решимости. – Хорошо! Будь по-твоему! Чем мы можем им помешать?
   – Вот это другой разговор, партнер, – обрадовалась Рамада. – Во-первых, диск с результатами сканирования всех арестантов «Фантастики» отправили нарочным. Помнишь, в районе ТТТ от лайнера отвалил катер «Метеор»?
   – Помню, – подтвердил кэп.
   – Ну так вот. Он на нем.
   – А не легче ли было перекачать данные в нужный адрес по Галактической Сети?
   – Ни в коем случае. Через Сеть важная информация может угодить в чужие руки. – Зета-5 сострила. – Их, знаешь ли, беспокоят авторские права.
   – Но она же зашифрована.
   – На любой метод шифровки существует свой способ дешифровки. И, во-вторых, в Сети данные могут исказиться вследствие технических помех либо в результате атаки хакеров и т. д. Короче, риск применительно к данному делу, по их понятиям, слишком велик. В циклотроне я «читала» директиву руководства проекта: «Только нарочным».
   – Понятно.
   – Отсюда вытекает первейшая наша (ГАПа) задача – перехватить указанный диск.
   – Зачем, вообще, было увозить его куда-то на сторону, если «Фантастика» своим ходом прибыла на станцию. Разве не здесь штампуют метаплазмоидов?
   – Нет. На данном объекте МПП не производят. Здесь располагается только нооциклотрон. Мафиози специально разделили исследовательские мощности на отдельные блоки, чтобы повысить режим секретности.
   – И, вероятно, чтобы ученые не настряпали пластилиновых людей по своему усмотрению в обход шефов, – добавил Савва.
   – Логично, – согласилась Рам.
   – Тебе известно, где располагается блок по размножению метапороплазмы?
   – Известно. По космическим меркам, не очень-то далеко отсюда. Суток трое ходу, не более.
   – Астероид на стабильной орбите? – уточнил Рыбак.
   – Такой же безжизненный спутник, сопровождающий такую же безжизненную планету, как и здесь.
   – Ясно.
   – Как ты понимаешь, дорогой мой соратник, вторая наша задача – передать в ГАП координаты фабрики МПП. Кстати говоря, оборудование там еще более дорогостоящее, чем здесь. МПП – продукт очень сложный в производстве. Выход его измеряется буквально на граммы, на вес золота. Поэтому в смысле защиты своего детища мафиози постарались на славу. Систему обороны там выстроили похлеще, чем на воинских базах космофлота. Она способна противостоять целой флотилии Субпространственной Охраны. Я уж не говорю о захвате объекта. Вряд ли это возможно. Необходимо физическое уничтожение станции, – выпалила Рамада, но тут же осевшим голосом добавила. – Правда, как это сделать, я и сама пока толком не знаю…
   – Объект подготовлен к длительной обороне? – уточнил Рыбак.
   – Не то слово! Выдержит троянскую осаду…
   – Можешь хотя бы приблизительно описать вооружение?
   – Пожалуйста. Прежде всего – изощренная система минных полей по всему периметру прилегающего космоса. Но полей, не имеющих ничего общего с обычной взрывчаткой.
   В субпространственном диапазоне – это псевдогравитационные зеркала, обойти которые звездолет способен только в фазе торможения. Но чтобы вовремя врубить режим гашения скорости, капитан корабля должен иметь на руках точную карту минных полей. А где ж ее взять-то? Да и само торможение необходимо выполнить строго по заданной кривой. Иначе угодишь в расставленные ловушки – полуактивированные заряды антиматерии. Одно касание – и прощай текущая реальность. На случайные метеориты хитрые заряды не реагируют. Только на звездолеты. Распознаватели – не подкопаешься!
   В обычном диапазоне – это разбросанные по специальной схеме всасыватели пространства – замаскированные дрейфующие автономные «Родники Времени» без нагрузки. Закидывают в субпространство любую материю, подвернувшуюся под руку, причем в неуправляемом порядке. На самых дальних подступах к охраняемой зоне выставлены абсолютно невидимые индуцированные воронки сверхпроводимости. Корежат любое вещество до неузнаваемости. Ближе к объекту – управляемые хлопушки-поглотители. Пожирают материю будь здоров! И так далее, и тому подобное… Одним словом, заминированы все подходы. Последние разработки. Непробиваемая защита. Даже если накрыть объект серией термоядерных взрывов, нет никакой уверенности, что какие-нибудь из технических уловок не выкинут в дальнейшем дьявольских сюрпризов… Ну и статическое поле поверх всего наземного комплекса сооружений, само собой. Мощнейшие генераторы. Прошить его смогут только энергетические излучатели пятого поколения. И то – с близкой дистанции. А на эту дистанцию, как я уже говорила, еще надо умудриться подойти. К тому же они успели сформировать целую эскадрилью боевых звездолетов-перехватчиков самых последних модификаций. Особо точная сборка, высший класс! Короче, прямой штурм объекта – лоб в лоб – практически исключается. Можно положить целый флот – и ничего не добиться…
   – Зачем же лезть на рожон? – тоном знатока вымолвил Савва. – Не проще ли уничтожить фабрику при помощи темпоральных прерывателей?
   – Навряд ли это получится, – сморщилась Зета.
   – Почему?
   – Спутник – слишком большая цель для дезинтеграторов. Представляешь, Луна…
   – В большую попасть легче, – возразил Рыбак.
   – Ну отщипнут они от спутника кусочек материи… И что дальше?
   – Нужно метить точно в станцию.
   – Ясно, что нужно. А для этого наводчикам со всем их оборудованием необходимо подобраться поближе, чтоб корректировать огонь. Подобраться, скорее всего, не получится… – Рамада немного подумала и добавила. – И не забывай еще, что мафиози для отвода глаз оборудовали на спутнике несколько ложных целей, с виду точно таких же, как и настоящий объект. Светится там что-то, копошится и т. д. Которая из них настоящая, одному Богу известно. С далека не разберешь…
   – Ну это, скорее, задача не наша, а стратегов-штабистов. Пусть у них головы болят, – сдался наконец пират.
   – Ты прав. Обычными силами там не обойтись, – подвела итог разведчица ГАПа. – Наверное, силовикам придется и впрямь подключать генеральный штаб военно-космических сил.
   – Во всем мире, Рам, нет ничего вечного, не подверженного разрушению, – с философским апломбом заявил космический пират. – Надо только знать, с какой стороны зайти. Еще Архимед говорил: «Дайте мне точку опоры – и я сдвину Землю».
   – Бог в помощь, – одобрила воинственная донорша.
   Савва с минуту помолчал, затем с задумчивым видом высказал предположение:
   – Вряд ли мы успеем перехватить диск, если до фабрики МПП, по твоим словам, всего дня три ходу. «Метеор» – довольно скоростной борт. Пока мы доберемся до ближайшего представительства ГАПа, он уже будет на месте.
   – По моим сведениям, нарочный пойдет кружным путем. Сначала он доставит диск в один из столичных офисов «Лунного Птеродактиля», чтобы снять резервную копию. Неизвестно только, на какой планете точно.
   – Постой-постой, Рам, – вклинился Рыбак. – «Птеродактиль»?.. Запоминающееся название. Это же дочерняя фирма «Лунного Инея» – корпорации, на которую участники Всемирного Экономического Форума добровольно возложили охранные функции?
   – Да.
   – Теперь понятно, почему люди Заказчика взяли «Фантастику» без единой загвоздки…
   – Им ее просто сдали, – подтвердила гаповчиха. – Все было заранее срежиссировано и отрепетировано. Да и столкновение с «Метеором» во время старта «Фантастики» они подстроили специально, чтобы запутать следы, подбросить следствию на первых порах версию катастрофы.
   – Да. Меня заранее предупредили о предстоящем во время взлета маневре, – согласился Рыбак. – Заказчик надеялся, что этот финт позволить нам избежать погони.
   – Поверь, Савва, твой грозный Заказчик в клюве «Птеродактиля» всего лишь маленький червячок. Сия фирмочка давно превратилась в тайного всегалактического спрута с далеко идущими планами. Однако ее департаменту общественных связей с успехом удается поддерживать в общественном мнении стойкий образ добропорядочной компании. А неблаговидные делишки «Лунный Птеродактиль» обделывает с чрезвычайной осторожностью. Ты не найдешь в прессе ни единой публикации о связях корпорации с мафией. Всё схвачено. Не подкопаешься. В каждом контролирующем органе свои люди. Полная поддержка и круговая порука. Работают профессионалы высшей категории. Огрехи подчищаются быстро и оперативно. Стоит пикнуть – и нет человека, несчастный случай…
   – Приятно работать с уважаемыми людьми, – похвалил противника на свой манер Рыбак.
   – Сейчас я ознакомлю тебя с итоговым компьютерным файлом из тайного досье, заведенного мной на «Птеродактиль». Я скинула его во время эксперимента на внутренний терминал. – Девушка указала рукой на монитор в углу зала. – Там всё: координаты объектов, краткая характеристика секретных исследований, приблизительная схема финансирования работ, задействованные на всех уровнях власти связи и прочее, и прочее… Всё это ты должен запомнить до последней буковки и держать в уме. При себе – никаких записей. А то «уважаемые люди» мигом устроят тебе «несчастный случай».
   – Почему бы тебе ни перекинуть всю информацию через Галактическую Сеть непосредственно на «комп» ГАПа – и дело с концом?
   – Ага. Ты думаешь здесь такие дураки сидят?
   – А что?
   – Пространственные антенны станции работают исключительно на прием, а не на передачу. Если б всё было так просто, зачем бы мне тогда понадобилась твоя помощь?
   – Ладно уж, показывай свой файл, – сдался пират.
   Гаповская агентка еще не закончила инструктаж:
   – Запомни, партнер, если со мной что случится, ответственность за доставку информации в ГАП ложится полностью на тебя.
   – Рам, ты действительно думаешь, что я сунусь без тебя в ГАП? – усмехнулся капитан.
   – А что? – удивилась, в свою очередь, девушка. – Разве мы с тобой это не обговаривали?
   – Мы обговаривали мою помощь симпатичной разведчице. А в одиночку… извини… Меня в твоем ГАПе просто сГАПают с потрохами и не подавятся.
   – Что ты имеешь в виду?
   – Ну, начнут копать, разнюхивать, изучать, допытываться, почему я оказался на «Фантастике» в столь ответственный момент, вытянут на свет божий потихоньку всю мою предыдущую биографию, сопоставят, что к чему… И сидеть мне тогда за решеткой до скончания века.
   – Не кипи, друг, – успокоила партнерша. – Назовешься псевдонимом Омега-15. Дашь в подтверждение соответствующий код, который я тебе сообщу. И дальше можешь ничего не бояться.
   – Это почему?
   – В своих сводках и донесениях я ссылалась на некий тайный источник информации под таким именем. Делала эта из соображений перестраховки, чтоб в случае провала или перехвата сообщений враги думали, что информацию собирала не я сама, а мой мифический подручный. В ГАПе об этом тоже ничего не знают. Они уверены в реальности выдуманного персонажа.
   – И что мне даст твой Омега-15?
   – ГАП – мощнейшая империя, имеющая огромное влияние на все силовые структуры галактики. Твою биографию сразу «прикроют». Можешь не сомневаться. Каждый твой шаг будет истолкован в пользу межпланетного сообщества.
   – Дескать, сам внедрился в преступную среду?
   – А почему бы и нет. Агент под прикрытием. Так что давай к нам, Савва. Кончай с этим пиратством. Ты, как я поняла из досье, гонишься вовсе не за богатством, а, скорее, за приключениями?..
   Рыбак немного растерялся от такого утверждения:
   – Да… в общем-то… особого состояния не сколотил, – признался он.
   – Ну вот. Я же говорю. А приключений у нас – хоть отбавляй. Ты пойми, Савва, ГАП ведь – не уголовная полиция, которая вылавливает твоих бывших дружков. Там совсем другой масштаб дел. Ассамблея охраняет безопасность всех людей, в том числе и уголовников. Понимаешь?
   – А если там начнут допытываться про мои источники? – возразил кэп. – Что тогда?
   – Ничего страшного. Сошлись на какого-нибудь недавно убитого мафиозного авторитета.
   – Тебе легко рассуждать…
   – Да и копать особо никто не будет, Савва. Я тебе точно говорю. У агентов есть свои секреты, особенно у ценных. И все это отлично понимают. Лишь бы налицо имелся результат. А тут – компромат на целую подпольную империю, особо опасную для всего общества. Да тебя лично генералы ГАПа на руках носить будут, да еще в заднее место расцелуют из чувства благодарности.
   – Ну, ради этой процедуры, наверное, уж точно следует записаться в Ассамблею, – резюмировал кэп.
   – Еще бы.
   Чаша весов, оценивающих выбор пирата, понемногу склонялась в сторону ГАПа. Да и, сказать по правде, другого пути в сложившейся ситуации у него просто не было. Мысли о безопасности всего человечества, само собой, не угнездились вдруг в его грешной голове. Но и делиться собственной ментальностью с наглыми космическими проходимцами он не собирался. Рыбак решил: пока не вырвет свой слепок из пасти авантюристов, ему с ГАПом по пути; а дальше – видно будет.
   – По рукам, – обратился он к Рамаде и деловито предложил. – Перейдем к деталям.
   – Рада за тебя, коллега, – ответила Зета-5. – Думаю, не пожалеешь.
   – Не пожалею, если в ближайшем городе, куда мы выберемся, закажешь столик на двоих в самом шикарном ресторане.
   – Почему бы и не заказать, – рассмеялась девушка. – За твой счет, амиго. – Вероятно, она намекала на новый псевдоним кэпа «Омега-15».
   Спорить Савва не стал.
   – Хорошо. С первого гонорара… Кстати, как у вас с гонорарами?
   – Неплохо. Не ошибусь, если на твоем счете в ГАПе уже собрался солидный капитал. По легенде ты работаешь со мной давно. И не безвозмездно.
   Рыбак довольно потер ладошки. Гонорары он любил.
   На зазубривание секретного файла, составленного Рамадой, у вновь испеченного агента Ассамблеи ушло где-то с полчаса. Зета-5 не успокоилась, пока не услышала из уст партнера точный – слово в слово, цифра к цифре – пересказ. После чего означенный файл уничтожила.
   Далее девушка подсоединила к компьютерному терминалу какое-то устройство с окулярами, подозвала Савву:
   – Посмотри сюда.
   – Зачем?
   – Погляди, погляди.
   Рыбак посмотрел. Пусто. Ничего не понял.
   – Ну и что?
   – Да ничего особенного. Просто я сканировала твою сетчатку глаз.
   Рамада нажала на передней панели терминала небольшую квадратную кнопку. Из щели рядом с ней выдвинулась микродискета размером с обычную монету. Девушка выдернула плоский накопитель и показала пирату.
   – С какою целью? – настороженно спросил Рыбак.
   – На ближайшем пункте Коммерческой Межпланетной Связи я открою именной информационный трафик. Получателя корреспонденции внесут в базу данных на десятках планет – всюду, где имеются представительства КМС. Условный шифр получателя – РСО-15 – Рыбак, Савва, Омега-15. Запомнить легко. Пароль – его тоже внесут в базы данных. Пароль – сетчатка глаз. Твоя сетчатка. Аппараты по ее сканированию стоят в любом представительстве «Межпланетки». Так что в чужие руки мое сообщение не попадет. С конфиденциальностью у Межкома всё в порядке. Они дорожат клиентурой. Им можно доверять. Проверено. Данный канал связи я задействую в случае, если судьба разметает нас в разные стороны. – Рамада вскинула брови, пожала плечами – как делают, когда не знают ответа на какой-то вопрос. – Вообще-то, дорога у нас одна. Сам понимаешь. Но… вдруг да разминемся. В нашем деле желательно всё предусмотреть заранее.
   – Наверное, тогда и мне стоит открыть именной трафик на тебя, – пожал плечами Савва, подражая собеседнице.
   – Логично, – согласилась Зета.
   Девушка быстро отсканировала собственную сетчатку глаз, передала микродискету партнеру. Кэп упрятал электронный пароль партнерши в нагрудный карман, закрыл молнию, застегнул на всякий случай пуговицу на клапане.
   – Ну и как мы будем с тобой отсюда выбираться? – поинтересовался Рыбак.
   – Угоняем «Протон» и делаем ноги.
   – «Протон» – командирский катер? – уточнил кэп.
   – Совершенно верно. Так называемый «штабной вагон». Пришвартован к северо-западной оконечности станции. Личный транспорт директора лаборатории. Постоянно под парами. Предполетная экипировка в любое время суток – сто процентов. Дежурный экипаж в вахтовке.
   – Но нам-то экипаж не понадобится, – ввернул Савва с ухмылкой на лице.
   – Надеюсь на твои навыки, – покосилась на партнера агент в юбке.
   – Правильно делаешь. Гонять офицерский борт мне приходилось. И не раз. Ничего сложного.
   – Гонять или угонять? – подковырнула Рам.
   – И то, и другое.
   – Отлично.
   – Твой план захвата катера… – поинтересовался пират.
   – Бегать с бластерами в руках по закоулкам станции нам не придется. Не волнуйся. Непосредственно в этот зал выходит один из рукавов магнитной магистрали – секретной внутренней коммуникации, обслуживающей руководящий состав объекта. Специальная капсула доставит нас прямиком на борт «Протона», минуя все посты охраны. Магнитная магистраль не пересекается ни с одной из транспортных систем станции. Ее каналы проложены в потайных полостях. Большинство людей из местного персонала даже не догадываются о наличии магнитки. А между тем она кратчайшим путем выводит боссов в любое из ключевых помещений. А также служит средством экстренной эвакуации. Для чего, собственно, и проложен тоннель к «Протону». Быстро и удобно. Раз – и там.
   – Это мне нравится, – одобрил кэп.
   – Нравится-то, нравится… но вызвать капсулу можно только через главный терминал.
   – И что?
   – Мне придется вновь растворить свое сознание в компьютерном интерфейсе. Только так я смогу обойти требования необходимого доступа к нужным файлам, заведующим магнитной магистралью.
   – Не будем терять времени. – Савва подал Рамаде светящийся ободок.
   – Погоди, – осадила партнерша. – Это еще не всё. Возможно, машина выдаст предупреждение об опасности. Преодолеть блокировку в таком случае удастся только ручным способом. Тут всё будет зависеть от тебя.
   – Я весь – внимание, – подтвердил кэп.
   – Здешним офицерам легче, – пояснила Рамада. – Система распознает их по отпечаткам пальцев и характеристикам биополя. А мне придется вычислить текущий код проникновения (он всё время меняется). Находясь внутри информационной системы, я определю шифр и выведу его на экран. Вот сюда. – Девушка указала рукой на монитор, строгим голосом предупредила. – На потолок во время эксперимента не глазей. Завлекает.
   – Что-то там есть такое, – согласился кэп.
   – Смотри в оба!
   – Понял. Что дальше?
   – Набьешь код в строку опознания. Система подаст запрос: продолжить операцию или нет? Но ты его не разберешь. Запрос будет зашифрован. Просто кликни два раза по клавише F12 – и готово.
   – Ясно.
   – Сразу буди меня.
   – Как?
   – Срывай с головы ободок, тряси точно грушу. В общем, без сантиментов. Капсула будет ждать всего две минуты. Если не уложимся, придется повторять всю процедуру заново. А это нежелательно. Система безопасности может квалифицировать дублирование запроса как сбой в системе. Понятно?
   – Так точно.
   Рамада легла на постамент, закрыла глаза, подобрала ладонью волосы, надела ободок.
   …Под куполом вновь заиграла цветовая мозаика. Рыбак непроизвольно залюбовался свечением. Чуть не проворонил код! Но вовремя спохватился.
   Дальше сделал все в точности с разъяснениями партнерши. Ввел шифр, кликнул на F12, сорвал с головы девицы светящийся полуобруч, пару раз хлопнул ее от души по лицу. Хотел даже укусить за ухо. Да пожалел. Рамада, еще не пришедшая в себя толком после погружения в нооциклотрон, растерянно вертела головой туда-сюда:
   – А? Что?
   Рыбак бесцеремонно подхватил ее подмышки, словно подгулявшего забулдыгу, потащил к потайной нише, которая неожиданно вскрылась в стене напротив постамента-ложа.
   – Прошу. – Он галантно указал даме на подоспевшую капсулу.
   К этому времени чувства уже более-менее вернулись к сотруднице ГАПа.
   – Быстрей!
   В самый последний момент партнеры заскочили в овальное жерло люка. Ниша захлопнулась. Внутри располагалась кабинка наподобие обычного лифта.
   – Успели!
   Рамада радостно повисла на шее у Рыбака. Девушка похвасталась:
   – Я им там кое-что подпортила изнутри. Как только «Протон» отвалит от причалов, на станции «полетят» все системы слежения. Нас сразу «потеряют». Думаю, уйдем.
   – В самый раз, – одобрил кэп. – Столик с меня, – напомнил он свое обещание.
   Транспортная капсула, ориентированная в специальном магнитном поле, быстро скользила по сети потайных тоннелей к заданной цели. Фортуна благоволила к беглецам. Через пару минут они уже находились внутри «штабного вагона».
   Савва быстро разобрался с командирским пультом. Звездолет без промедлений отвалил от причалов и тут же ушел в субпространство. Благо, кораблям последнего поколения абсолютно не требуется предстартовый разогрев двигателей и длительное тестирование бортовых систем. Изящный «штабной вагон» высокими темпами наращивал ход в сверхсветовом диапазоне. Савва с Рамадой угнали малогабаритный звездолет с относительно небольшим темпосфероидом, но зато самой последней модели. По скорости хода их "Протон" можно было отнести, пожалуй, к твердым середнячкам…

Глава 4

   Все бортовые системы командирского катера работали четко и слаженно, как часики. «Штабной вагон» завидно отличался от старых замызганных грузовиков чистотой и порядком. Во всем чувствовалась заботливая рука и ухоженность. Металлические детали по древней флотской традиции были начищены до блеска. Отделочные панели сверкали безупречной полировкой. Дорогие напольные покрытия горделиво демонстрировали свою тесную дружбу с пылесосом.
   Рыбак переложил управление судном на автопилот, а сам отправился в кают-компанию – немного отдохнуть. Рамада находилась уже там. Подражая подруге, кэп самодовольно плюхнулся в бархатистое мягкое кресло и с небрежной претензией, на манер скандальных звезд из мира шоу-бизнеса, закинул нога за ногу. На лице его лукаво блуждала ухмылочка богача, который только что приобрел престижную дорогую штучку.
   Не успел еще Савва в полной мере насладиться свободой, вырванной из лап коварного противника, как неожиданно рядом с кораблем вспыхнул мощный плазменный заряд. "Протон" тряхнуло, как елочную игрушку. Кэп мгновенно вышел из психоэмоциональной фазы глубокого удовлетворения, отдал голосовую команду на приводы раздвижных панелей. Пока стена разъезжалась, освобождая контрольные дисплеи, Рыбак кинул быстрый взгляд в иллюминатор. Ясно было одно – они угодили в зону обстрела. Величавая гармония космического сияния за бортом разом исчезла, уступив место злобным извержениям Бога войны. Следующий огненный всплеск полыхнул в непосредственной близости от звездолета. "Протон" качнуло еще сильней! Кэп успел заметить, как взрывом от корпуса оторвало узкую полоску стабилизатора. Секунду-другую она беспорядочно кувыркалась на параллельном курсе. Но затем стала быстро отставать, стремительно теряя скорость. Через некоторое время (но Савва уже этого не видел) металлическая пластина тихо растворилась в межзвездном свечении и исчезла – выпала в обычный мир. К счастью, здесь, в субпространстве, стабилизатор не нужен. Он предназначен для удержания равновесия корабля в плотных слоях атмосферы. Но если от корпуса уже сейчас отлетают такие клочья, то дело – дрянь, подумал пират.
   Савва глянул на экран темпорадара. Там вслед за тонюсенькой полоской "Протона" мчалась искристая пышная комета. Кэп быстро классифицировал тип корабля и обомлел. Межзвездный фрегат-перехватчик класса «Пересвет». Гроза звездолетов. Практически идеальная геометрическая форма – правильный, зализанный шар. В центре громадного бронированного корпуса скрывается мощнейший темпосфероид. Максимальные скорости в субпространстве! Непробиваемое защитное силовое поле. Высокая грузоподъемность. Способен нести на борту самое тяжелое, сверхразрушительное вооружение. Можно не сомневаться, что и данный экземпляр экипирован самыми последними разработками военно-космической индустрии. Короче говоря, шансов в противостоянии с ним у "Протона" – никаких: ни убежать, ни поразить! "Пересвет" нагонит беглецов в два счета и прихлопнет «одной левой», как таракана. Рыбак и не предполагал, что "Лунный Птеродактиль" имеет в своем арсенале боевые корабли подобного уровня. Впрочем, стоит ли удивляться? Раз они располагают собственным нооциклотроном, – можно и не такого ожидать. Хорошо еще если штурмовик не спалит дотла утлый командирский катер в первые же минуты боя. По логике вещей, уже сейчас можно смело выкидывать белый флаг и слезно просить у победителей прощения за угон чужого звездолета. Может, тогда они сжалятся и соизволят отконвоировать несчастный «штабной вагон» назад, на секретную станцию, вместо того, чтоб уничтожить его на месте.
   Очередной сокрушительный дуплет нещадно бросил хрупкий «штабной вагон» в мелкую дрожь. По ушам ударил визг аварийной сигнализации. Вспышка – слева, вспышка – справа. Их взяли в вилку. Преследователи подают недвусмысленный сигнал, вернее, даже приказ – сбросить до минимума ход, подождать «Пересвет» и пристыковаться к нему, не выходя из субпространства. После серии предупредительных ударов дымящийся, потрепанный "Протон" соскочил с прямолинейной траектории, завертелся всем корпусом, заелозил, а затем и вовсе чуть не сорвался в нелепый штопор, словно самолет, потерявший управление.
   Кэп растерялся. Что же делать? Неужели удача, так баловавшая его сегодня своим вниманием, решила уйти на покой?..
   Но тут в управление судном вмешалась Рамада. Она легонечко оттолкнула Савву в сторону. Пират чертыхнулся про себя, непроизвольно припомнил старинную флотскую поговорочку: «Женщина на корабле – не к добру». Зета-5 суетливо ткнула пальцем в экран темпорадара. В самом верхнем секторе дисплея прорисовался веер тонюсеньких лучиков. «Протон», как нельзя кстати нагнал целый караван грузовиков-тихоходов. Вероятно, гражданские суда доставляли в один из портов крупную партию товаров. Рамада возбужденно выкрикнула:
   – Савва, ныряй под них. Замаскируемся в инверсионных следах торгашей. «Пересвет» прицепится к грузовикам. А мы вынырнем в обычный мир. У нас, на катере, в оружейном отсеке полный контейнер пространственных имитаторов. Выпускай их!
   – Как?
   – Да вот же – большой рычаг слева. Под ним красная кнопка.
   Савва быстро рванул рычаг, вдавил кнопку.
   «Протон» тут же выстрелил из себя целый ворох ложных целей. След «штабного вагона» на темпорадаре взорвался мощным пятном, рассыпался на пару десятков самостоятельных траекторий. Под прикрытием маскировки командирский катер одним мощным рывком нагнал ближайший грузовик, пристроился к нему в кильватер. На локаторе их линии слились в одну.
   «Женщина на корабле – не так уж и плохо», – мелькнуло в голове у Саввы.
   Чтобы исчезнуть с экранов следящих систем до того, как имитаторы прекратят свое действие, Рыбак врубил экстренное торможение. «Протон» послушно вывалился в обычный космос. Вокруг корабля невозмутимо сверкали миллионы звезд…
   Хитроумная комбинация Рамады удалась, по крайней мере, на первом этапе…
* * *
   – Ну и что дальше? – спросил Савва, когда «Протон» удачно вышел из траектории экстренного торможения. Пират бросил вопросительный взгляд на Зету.
   – Дальше пойдем на фотонных двигателях. Обойдемся без субпространства. Пусть «Пересвет» резвится там без нас… с торгашами…
   – Куда пойдем-то? – уточнил Рыбак. – «На фотонах» у нас запас хода – часа три, не больше. Особо не разгонишься…
   – Здесь недалеко, как раз в этой самой звездной системе, – Рамада указала рукой через иллюминатор на пылающее раскаленное светило, – расположена одна уютная планетка. Часа за полтора доберемся. Видишь?
   Савва по привычке посмотрел не в иллюминатор, а на электронный симулятор реальности, отражающий на дисплее обстановку вокруг корабля, нашел там изображение планеты, быстро пробежал глазами основные параметры небесного тела.
   – Вижу, – наконец подтвердил он.
   – Планета хороша во всех отношениях, – пояснила Зета-5. – Растительный и животный мир, сила тяготения, атмосфера и так далее не представляют для человека никакой опасности. Единственный минус – слишком далеко отстоит от магистральных космических трасс и основных промышленных центров галактики; укрылась, почитай, в самой глуши «мертвого пространства». Название у планеты соответствующее – «ДальПост». Не слышал?
   – Бог миловал, – отозвался Савва.
   – На сегодняшний день из людской инфраструктуры на ДальПосте располагается только станция астрофизического наблюдения. Носит она исключительно научный характер – осуществляет слежение за параметрами соседних звездных скоплений, туманностей и так далее. Станцию охраняет небольшое наземное спецподразделение ВКС. Среди персонала научного пункта есть несколько надежных проверенных агентов ГАПа. Все они подчиняются мне. На станции есть субпространственный передатчик для поддержания связи с головным научно-исследовательским институтом. Надеюсь, нам удастся соединиться с ГАПом, передать нужную информацию. Ну а дальше – по обстоятельствам.
   – Думаешь, успеем туда добраться, пока «Пересвет» не вынырнет из субпространства? – с сомнением почесал в затылке Савва.
   – Успеем. – Оптимизма Рамаде было не занимать. – Посуди сам. Сначала они перепотрошат всех торгашей, только тогда обнаружат нашу пропажу. Может быть, подумают, что «Протон» подбит… А не подумают, пожалуйста… пусть ищут в реальном мире… Пока туда-сюда, маневры, на сверхсветовой скорости они проскочат на целую звездную систему мимо… А когда вынырнут, на фотонном ходу скоростные преимущества «Пересвета» потеряются. Здесь ему не субпространство, и мощный темпосфероид ничего не дает, только лишний груз, хоть выкидывай…
   – Но ведь они тоже знают об астрофизической станции, – возразил Савва. – И, наверное, первым делом пошлют поисковую команду сюда, чтоб отсечь нам выход на всегалактический передатчик.
   – Может быть и так, – пожала плечами Зета-5. – Но думаю, к этому времени мы уже отправим сообщение в Ассамблею.
   – А если нет? Не лучше ли нам прилепиться к какому-нибудь астероиду в этой системе, замаскироваться, насколько это возможно, и переждать, пока они не закончат поиски?
   – Ни в коем случае, Савва. Пойми, это наш единственный шанс, – выпалила Рамада. – Если промедлим, спрячемся, они нагонят сюда весь свой сторожевой флот, обшарят каждый камень, выставят боевое охранение. И тогда уж точно «Протон» из системы не выпустят. Надо идти ва-банк.
   – Тебе видней. – Далее Рыбак упираться не стал. – Ты ведь их лучше знаешь.
   – Вот именно, – согласилась Зета. – Не вешай носа, пират. Отправим сообщение – и улизнем. Что-нибудь придумаем…
   Кэпу на ум вдруг пришла какая-то мысль. Он порывисто спросил:
   – Ты говорила, станцию охраняют пехотинцы ВКС?
   – Да.
   – Ну так давай сообщим им обстановку еще на подлете к местному космодрому, попросим, чтоб они срочно связались с ближайшей флотилией Субпространственной Охраны, с Релятивистами, с ГАПом, наконец. Пусть поднимают всех на ноги. Если в этом районе есть какие-нибудь боевые суда, их немедленно направят к нам на выручку.
   – Нет, Савва, – огорошила партнерша. – Связываться на подлете ни с кем нельзя. Однозначно. Не исключено, что половина вэкээсовцев – агенты «Птеродактиля». А то и больше. Ты же видел, какие у них везде связи. Кругом свои люди. Уж у себя-то под носом они обстановку контролируют. Вне всяких сомнений. Опираться можно только на моих помощников, действовать только через них. Иначе возьмут тепленькими прямо на космодроме – и всё…
   Савва скривился еще больше. Положеньице!
   – Ты лучше сориентируй, пока не поздно, автопилот «Протона» на радиолуч переносного маяка, – посоветовала Зета-5. – Не исключено, что после связи с ГАПом «штабной вагон» придется вызывать к научной станции в беспилотном режиме. Сам понимаешь, добираться до космодрома, если прижмет по-настоящему, времени не будет. – Она открыла под пультом управления небольшой бардачок. – Пульт маяка должен быть здесь. Поищи.
   Рыбак так и поступил: нашел пульт, внес параметры маяка в память бортового компьютера, присвоил его позывным приоритетный статус, заблокировал функцию вызова корабля личным паролем, – не мудрствуя лукаво, остановился на шифре «СОМ-15» – Савва, Омега-15. Поставил в известность Рамаду. Баба-босс выбранный код одобрила:
   

notes

Примечания

1

   Примечание: Координатор Галактической Ассамблеи Правопорядка по 24 квадросектору обитаемого космоса.

2

   Примечание: земное летоисчисление.
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать