Назад

Купить и читать книгу за 80 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Сокровища майя и конец света

   Константин Стогний (1968 г. р.) – известный тележурналист-путешественник, ведущий телепрограмм, автор нескольких книг (в издательстве «Фолио» вышли «Настоящий детектив», «Криминал», «Экзотические места планеты», «Золотая десятка спецназа» и другие). В свое время в армии он прошел спецподготовку в десантно-штурмовом батальоне, и эта военная выучка оказывается бесценной в экстремальных условиях, в которые попадает Стогний со своей командой, – к примеру, пересекая джунгли на внедорожниках или выручая моряков из плена сомалийских пиратов.
   В этой книге рассказывается, как, изучая феномен «календарь майя», предсказывающий конец света в декабре 2012 года, телеведущий в марте 2012-го отправился за доказательствами в Мексику и Гватемалу. Преодолев тысячи километров, побывав во многих майяских городах, экспедиция Стогния камня на камне не оставляет на прочно закрепившемся в умах многих людей расхожем мифе.


Константин Стогний Сокровища майя и конец света

Сокровища майя и конец света

Глава 1. Сокровища майя и конец света

   Зимой 2011 – 2012 года околонаучные новости были переполнены сообщениями о том, что расшифрованы астрономические таблицы майя, а также восстановлен календарь этой цивилизации. Один из его циклов будто бы заканчивается 21 декабря 2012 года.
   Почему-то эти исчезнувшие индейцы из Центральной Америки вызывают значительный интерес во всем мире. На конференции, посвященные майя, собираются специалисты из Америки, Европы, даже Азии и Африки. Написаны книги, переполнены Интернет-сайты, сняты десятки фильмов в жанре доку-фикшн ВВС и российских телеканалов. Даже в Голливуде Мэл Гибсон снял «Апокалипто», который обошел экраны кинотеатров всех континентов.
   Тем, что майя дали человечеству, каждый из нас пользуется почти каждый день: кукуруза вошла в национальную культуру Западной Украины и Молдавии; человечество с удовольствием ест мясо индейки, пьет какао (шоколад), курит табак.
   Время расцвета городов-государств майя – это III – IX века н. э. Чтобы было понятнее, напомню: в это же время сформировался древнерусский этнос, до принятия нашими предками христианства. Только майя благоденствовали за тысячи километров от наших пращуров – на территории современных мексиканских штатов Чиапас, Табаско, Кампече, в гватемальском Петене, Белизе, на юге Юкатана и северном западе Гондураса.
   Майя владели неимоверно сложным и в то же время логически стройным календарем, эпические временные интервалы которого связывали их современность с событиями совсем уже мифической давности. Иероглифы майя ставили в тупик поколения маститых исследователей-лингвистов, а их пирамиды по величине и грандиозности не уступают пирамидам Древнего Египта. Майя придумали ноль, а ведь математики древних шумеров, египтян, греков и римлян до такого не додумались.
   Вместе с тем, майя, при всем своем архитектурном и математическом гении, не смогли изобрести колеса. Они, как и аборигены Австралии, даже не пользовались луком и стрелами. Майя не приручили тягловых животных и не умели выплавлять металл. Как гений и первобытная дремучесть могли сочетаться в этом этносе – уму непостижимо!
   И тут «интернеты» оповещают, что немецкий математик Йоахим Риттсштайг, расшифровав так называемый «Дрезденский кодекс», вычислил, что один из древних городов майя с некими золотыми табличками находится на дне озера Исабаль в Гватемале.
   Напоминаю еще раз: по мнению экспертов (например, украинского археолога-майяиста Юрия Полюховича), майя не были знакомы с металлами. В их языке даже слова такого не было – «золото». Соответственно, и иероглифа в письменности – тоже. Полюкович утверждает: «У написах майя не ідентифіковано поки що ієрогліфа, який би позначав поняття «золото» чи «срібло». Самі слова існували: ta’k’in (екскременти сонця), ta’uh (екскременти місяця), це у словниках майя Юкатану 16 – 17 століть».
   Мы созвонились с Йоахимом, и он подтвердил, что изучал «Дрезденский кодекс» на протяжении сорока лет и сумел просчитать его полностью. «Дрезденский кодекс» – это одна из нескольких сохранившихся книг древних майя. Каким образом этот манускрипт попал в Германию, доподлинно не известно. Дрезденская библиотека приобрела его у какого-то библиофила в 1744 году. У современных экспертов подлинность «Дрезденского кодекса» сомнений не вызывает.
   Изучая кодекс, Риттсштайг вычислил, что город майя Атлан был разрушен в результате сильного землетрясения 30 октября 666 г. до н. э. В настоящее время руины Атлана находятся под водой озера Исабаль в Гватемале. Вместе с тем, Риттсшайг в «Дрезденском кодексе» вычислил, будто бы в Атлане находились 2156 золотых табличек, на которых древние майя записывали свои знания.
   По представлениям Риттсштайга, этот клад весит около восьми тонн и стоит €210 млн (0 млн). Йоахим нашел спонсоров, чтобы организовать экспедицию в Гватемалу и отыскать сокровища.
   Очень хотелось расспросить немецкого ученого, как говорится, не по телефону. Однако, чтобы съездить к господину Риттсштайгу, нам подходила только середина февраля, а погода в это время не позволяла лететь самолетом. Но если вам чего-то неудержимо хочется, то вы безусловно это сделаете – несмотря на остальные обязательства. Так что мы отправились из Киева в Гамбург на поезде. Не делайте этого никогда, если есть возможность воспользоваться авиалиниями. Купе в вагонах сконструированы крайне неудобно, там то жарко, то холодно, а польские таможенники до сих пор считают, что украинцы рождены только для того, чтобы завезти в Европу контрабандные сигареты.
   Зато Йоахим Риттсштайг встретил нас как родных и все норовил накормить обедом или хотя бы напоить чаем. Главное его условие было: не говорить о трипольской культуре – уж лучше контрабандные сигареты!
   Это пожилой мужчина возраста моего отца, энергичный, освещенный изнутри Большой Идеей. Вот если бы голливудскому режиссеру понадобилось показать одержимого, но вместе с тем великого немецкого математика, то мы увидели бы Йоахима Риттсштайга.
   Ученый рассказывает:
   – В феврале прошлого года мне позвонили из Дрездена. Звонивший назвался кем-то главным в Дрездене и спросил меня, тот ли я человек, который написал книгу с расшифровкой «Дрезденского кодекса»? Да. Тогда мы собираемся в Гватемалу через несколько недель. Я согласился. И в тот же вечер он опять позвонил и сказал, чтобы я был готов к отлету в любую минуту. Нужно лететь раньше запланированного. Я спросил когда. Он сказал, что мне стоило бы лечь спать в 12 часов. Какого черта, подумал я. Он объяснил это тем, что мне придется встать в 4 часа утра. На поезде я отправлюсь в Гамбург, а на самолете – во Франкфурт. Там мы встретились и полетели прямо в Гватемалу.
   На следующее утро в газете Bild (Zeitung) (самой большой газете Германии. – К. С.) в заголовках везде было написано о том, что найдены сокровища. И когда мы приехали в Гватемалу, даже не успев достать багаж, я увидел газету. Я почувствовал себя немецким конкистадором. О нас написали, что мы хотим выкрасть 10 тонн золота. И мы должны быть убиты. В статье были наши фотографии и предлагалось ограбить нас.
   Мой спутник, доктор Шеферд сказал, что нам стоит пойти в посольство. Он также сказал, что у нас нет никаких документов, подтверждающих то, что мы официальные лица. Я ужаснулся. Нам нужны документы! Мы должны были хотя бы спросить, можем ли мы фотографировать. Мы же официальные лица, а не туристы. Мы должны были провести там 9 дней, к чему я не был готов. На следующий день мы пошли в посольство. Нам посоветовали ходить в сопровождении полицейских, поскольку там слишком опасно. Трое полицейских должны были оставаться с нами, для нашей защиты. Потом мы пошли вниз к озеру Исабаль.
   Итак, мы пребывали там в марте. Мы наняли вертолет, две машины, взяли три винтовки. Мы нашли на дне озера постройку. Правда, она была в разрушенном состоянии из-за землетрясений и воды. В одном из самых сохранившихся уголков стоял сундук: 1 метр высотой, 1 – шириной, 2 – длиной. Но мы не знаем абсолютно точных размеров слитков и сундука. Зато знаем, что в сундуке около 2 тысяч золотых табличек. Но тут к нам подошло судно с береговыми охранниками, которые, наставив на нас оружие, запретили заниматься дайвингом. (Не к добру искать черного добермана на охраняемом складе. Особенно, если он там есть! – К. С.)
   Йоахим Риттсштайг поворачивает к нам экран компьютера. Одна из составляющих большого календаря майя – календарь города Атлан. Это самый старый календарь мира. Майя считали, что это календарь всего человечества. Атлан – столица. Озеро Исабаль, под которым сокрыт город, соединяется с океаном. Нефтяная компания Shell полезла в Исабаль в поисках нефти. Американский флот с помощью радаров и металлоискателей перед сдачей озера компании обыскал озеро. И обнаружили погребенные здания. А мы там же нашли сундук с золотыми табличками. Это золото весит 8 тонн. 1 килограмм такого золота сейчас стоит 40 тысяч евро.
   Кем были атланы? Первыми поселенцами Америки. Сегодня мы называем их «ольмеки», «ацтеки» и «майя». Их легенды гласят: они пришли на Юкатан с севера, с острова на озере, которое создал «морской бог».
   Письмо, на котором написан «Дрезденский кодекс», изучено не до конца. Перевод опубликован в книге Риттсштайга. Правда, сетует он, такие книги никто не читает до конца. А некоторые, даже не прочитав, еще и критикуют.
   То же делали и с Юрием Кнорозовым. Основы дешифровки письменности майя были заложены нашим земляком, украинцем Юрием Валентиновичем Кнорозовым (1922 – 1999), который был родом из Харькова. Сейчас, благодаря гению Кнорозова, мы можем читать более двух третей известных знаков, а значительная часть записанных ими текстов стала понятной. А ведь долгое время самый главный американский майяист Эрик Томпсон и другие ученые считали Юрия Кнорозова дилетантом. Как вчерашний студент, который ни разу не видел ни одного иероглифа майя «живьем», смог расшифровать письменность по прорисовкам в паре книжек?!
   Сейчас, говорит Риттсштайг, у меня нет неопровержимых доказательств, но я один из тех, кто уверен в существовании Атлана. Ацтеки показали Кортесу, как читать оба календаря майя. Он приплыл назад в Испанию на корабле в 1528 году, и этот документ ацтеков был с ним. Сейчас его можно увидеть в Мадриде в музее Прадо. Календарь показывает 21 период жизни – от начала Атлана. Он отсчитывает фазы от 12900 года по 280 год до исчезновения Атлана. Последняя фаза начинается в 1380 году и заканчивается в 1660-м. Ацтеки так и сказали Кортесу: мы сейчас доживаем последнюю фазу. На первой странице книги Риттсштайга – изображение, показанное ацтеками конкистадорам.
   Майя наблюдали звезды и солнце и на базе этих наблюдений создали календарь. И он более старый и более точный, чем современный европейский. Майя писали о своей истории, но не о будущем. У наиболее близких потомков классических майя, которых, собственно, и называют «древними майя», – небольшой народности чорти, которая обитает в районе современной гватемало-гондурасской границы, – есть мифы о городе Атлан на дне озера Исабаль.
   Конец самостоятельному историческому развитию майя, как и остальных американских индейцев, положило европейское завоевание. В 1524 – 1529 годах испанцы покорили индейские государства горной Гватемалы, в 1541 – 1546 годах – Юкатан, в марте 1697 года был захвачен последний независимый город майя Тайясаль – на севере современной Гватемалы.
   Впервые, и это был единственный раз, золото майя нашли в городе Чептумаль, что на востоке Юкатана. Город испанцы ограбили – взяли 20 килограммов золота. А потом пошли в другие города, но там ничего не нашли. И до сих пор ничего не найдено. И вот в этом году мы наконец-то собираемся достать золотые таблички майя со дна озера Исабаль, – заканчивает свой рассказ Йоахим.
   Если вы никогда не прыгали с одного дивана на другой, чтобы «не упасть в огненную лаву», у вас не было детства. А если вы никогда не искали сокровищ, то вообще напрасно родились на свет, украв юность матери. У меня сложилось впечатление, что Йоахим Риттсштайг – из того сорта людей, кто не фокусирует внимание на достигнутом, а все время творит, вот почему такие люди остаются надолго.
   Для нашей съемочной группы рассказ Йоахима означал ровно то, что надо воспользоваться приглашением немецкого ученого и поехать в Гватемалу вместе с ним – в марте 2012 года. До «конца света» оставалось 9 месяцев. Не надо работать много – надо работать в нужное время и в нужном месте.

Глава 2. Пирамиды раскрыли нам тайну покровителя Ивана Урганта

   Автор «Ночного дозора» Сергей Лукьяненко писал: «Цивилизация сжала нашу Землю вначале до восьмидесяти дней вокруг света, а потом и восьмидесяти часов». Чтобы добраться из Киева до Мехико, потребовалось 3 часа до Парижа и 11 часов лету через Атлантику.
   Уже аэропорт самого большого мегаполиса Америки нас встретил копиями стел с иероглифами майя. Высеченные на камнях надписи древних майя – это тропический лес, переполненный невиданной растительностью, где каждый иероглиф – диковинный зверь или птица. Всматриваясь в переплетение растений, животных и чудовищ, все время заставляешь себя помнить, что это не орнамент, а запись слов. Вот Украина японскими иероглифами записывается загадочно и символично: 
– Ворона, Преодолевать, Орхидея. Интересно, как бы выглядела запись слова «Украина» иероглифами майя?
   После перелета через Атлантику нам были даны сутки. Чтобы прийти, как говорится, в себя, а потом уже отправляться в долгое автопутешествие на полуостров Юкатан. Но на месте не сиделось, и мы, воспользовавшись паузой, отправились в Теотиуакан. Это ацтекское слово означает «место, где люди становились богами» – огромный город доколумбовой эпохи, на территории которого расположены самые большие пирамиды Америки. Комплекс находится на высоте около 2285 метров в 80 км на северо-восток от Мехико. И вот когда мы ехали в Теотиуакан, недалеко от города Екатепек, северного пригорода Мехико, Андрей Лопушанский обратил внимание всех на странный дорожный знак. Даже более чем странный дорожный знак. Вспомните, на нашем дорожном знаке, означающем, что в этом месте могут переходить дорогу домашние животные, – корова. Или на знак о том, что в этом месте могут перебегать проезжую часть дикие животные, – олень. Мексиканский знак был точно такой же, но только на нем был изображен… слон!
   Тут надо пояснить, что Андрей Лопушанский – кандидат технических наук. В нашей экспедиции он выступает техническим экспертом по строительству грандиозных пирамид майя. Нет, он тоже, как и все остальные члены экспедиции, никогда не видел пирамид ни майя, ни ацтеков, ни прочих тольтеков с ольмеками. Зато Лопушанский много чего построил в своей жизни, причем делал это в горных условиях Карпат, где без векового опыта карпатских украинцев и народной смекалки ничего не построишь.
   Как всякий горный строитель, Лопушанский педантичен в деталях. Он прервал попутный увеселительный рассказ нашего проводника и серьезно так спросил: «А в Мексике слоны есть?»
   Вы бы видели глаза гида! Мексиканец с заметным усилием перевел вопрос Лопушанского, потом не поверил сам себе и еще раз перевел.
   – Да, – сказал он, с трудом сохраняя невозмутимость, – так же, как и у вас, в Украине, у нас есть слоны в цирках и зоопарках.
   – А почему тогда мы видим дорожный знак «Осторожно, слоны»? – Лопушанский ответом гида был неудовлетворен.
   Оказывается, как-то зимой в этом месте сбежавший из цирка слон стал причиной дорожно-транспортного происшествия. Пятитонный элефант по кличке Индра удрал из цирка и бродил по району. Видать, искал мексиканскую моську. Голую такую, с хохолком, породы ксолоитцкуинтли. Когда Индра попытался пересечь оживленную магистраль, по которой мы ехали в Теотиуакан, в него на полном ходу врезался такой же, как у нас, пассажирский автобус. Погиб 49-летний водитель буса, однофамилец Дженнифер Лопес – Томас Лопес, а еще четыре его пассажира попали в больницу.
   Власти не придумали ничего лучше, как позаимствовать где-нибудь из Таиланда или Индии дорожный знак и установить его на месте катастрофы. Помните, есть такое выражение, мол, генералы всегда готовятся к прошлой войне? Так вот, политики всегда готовятся к прошлым неприятностям.
   Теотиуакан – поистине громадный археологический комплекс (площадь 23 кв. км) с выдающимися архитектурными сооружениями: пирамида Солнца своими размерами уступает лишь пирамиде Хеопса и превосходит Колизей, построенный в Риме примерно в то же время. Это был гигантский город, один из самых больших в то время в мире и самый большой в Америке (с населением до 100 тысяч). Для сравнения, в XI – XIII веках наш Киев занимал площадь около 400 га, а население достигало 50 тысяч. Лондон в те времена насчитывал 35 тысяч, Страсбург – 20 тысяч, Париж – 100 тысяч.
   На весь мир известны памятники Теотиуакана: пирамида Солнца, Дорога мертвых к пирамиде Луны, храм Кецалькоатля – пернатого бога, храм древнего ацтекского божества Вицлипуцликостамегеценкоатля – бога памяти и дикции, которому все телевизионщики должны приносить человеческие жертвоприношения. Остается пожалеть, что не заманили с собой в Мексику нашу певицу Ольгу Полякову. Помнится, на церемонии журнала Viva! «Самые красивые» она постоянно путалась в фамилиях артистов, и Ивану Урганту приходилось постоянно изгаляться, делая вид, что это каламбуры такие, запланированные сценарием. Все так и воспринимали это как шутки, ровно до того момента, как Полякова перепутала буквы в фамилии главного спонсора.
   В дни весеннего солнцестояния, особенно 21 марта, на пирамиду Солнца невозможно протолкнуться. Как утверждал еще в самолете итальянский шаман с косой до пола, в этот день «открываются небесные врата и благотворная космическая энергия нисходит на тех, кто стоит на самой макушке пирамиды Солнца в Теотиуакане». Чакры раскрываются, ауры обновляются, кармы улучшаются, спайки рассасываются, морщины разглаживаются, целлюлит выравнивается, макушки зарастают буйными кучеряшками. Уже в нашем самолете было много пассажиров-фриков, которых мы встретили в Теотиуакане. Это солнцепоклонники. Мы были на пирамиде Солнца 11 марта, и толпа солнцепоклонников уже начинала прибывать в геометрической прогрессии. Вспомнилась шутка: «С утра у меня, как правило, очень хорошее настроение. Но потом я начинаю встречать людей».
   Пирамида Луны открыта для посещений публики только до своей середины. На верхушке все еще ведутся археологические изыскания.
   Открытие дня – пирамиды Теотиуакана, построенные задолго до рассвета цивилизации майя и лишь немного уступающие по грандиозности древнеегипетским постройкам, были сооружены из великого множества вполне носибельных вулканических камней, напоминающих пемзу. Особого космического знания, чтобы обрабатывать вулканический камень орудиями из обсидиана, не требуется. Телевизора не было, Интернета не было, чтобы выращивать маис, требуется 40 дней труда в году. Все остальное время индейцы Мезоамерики, судя по всему, строили пирамиды. Но вот какие идеи у них были в мозгах, какая лапша присохла на ушах, чтобы фанатично и самозабвенно строить и строить никому, в сущности, не нужные пирамиды? Какая сила убеждения была в словах жрецов и вождей этих племен! Религия ведь как скрипка: если не скрипит постоянно, она расстроится и замолчит.
   Во время обеда в ресторане Posada del Jaguar мне сначала показалось, что моя жизнь очень горька и ужасна, но потом я понял, что просто мексиканская кухня переполнена жгучим перцем…
   Прежде чем написать, что было дальше, спешу заметить, что отвечаю за все, что пишу, но не отвечаю за то, что вы прочтете.

Глава 3. Кому досталось Поэбло

   Парадоксально, но фильм о язычниках майя мы начали со съемок в городе, который называют «мексиканским Римом». Речь идет о Поэбло, городе 365 церквей. Поэбло был спроектирован испанскими архитекторами и основан на дороге из Мехико в Веракрус в 1531 году, с самого основания получив существенный базис европейской культуры. Помимо архитектуры и культуры, Поэбло славится отличным климатом, прекрасной кухней и доброжелательным нравом побланос – местных жителей. Однако истории известны моменты, когда местные жители оказывали пришельцам иной прием…
   В Мексике трудно отделаться от ощущения, что, несмотря на экзотические пальмы и кактусы, смуглокожих индейцев и их женщин, испанский язык и туземные наречия (52 языка), ты все равно находишься в родном краю, только в каком-то ином измерении. Легкая, родная такая, замусоренность газонов, неидеальность (скажем так) дорожного полотна, феодальная манера езды транспортных средств, всеобщая обшарпанность и всепроникающая коррупция. И даже история Мексики волей-неволей заставляет вспомнить нашу, знакомую со школы историю.
   Триста лет до 1821 года Мексика была под прямым управлением Испании. А испанцы руководили Мексикой, предотвращая любые попытки самоуправления. Наконец испанцы сами покинули Мексику, оставив страну в смятении. За 40 лет независимости Мексика так и не смогла состояться как государство. Именно в этот период Соединенные Штаты Америки оттяпали северные территории у Соединенных Штатов Мексики. Поди потомки тех бывших мексиканцев радуются до сих пор! Вместе с тем Мексика в те времена производила почти одну треть серебра, добываемого в мире, – не страна, а «неразменный рубль»!
   27 апреля 1862 года армия из 7000 французских военнослужащих под командованием бригадного генерала Фердинанда Лотрилля, графа Лоренсе, начала вторжение из мексиканского порта Веракрус на Мехико. Это было нападение, сродни интервенции войск Наполеона Бонапарта на территорию нашей страны в 1812 году. Только в Мексику вторглись войска племянника Бонапарта – Наполеона III.
   Этот лидер, став президентом Франции в результате революции 1848 года, узурпировал государственную власть и самоназначил себя императором. В 1850-е годы французы победили русскую армию в Крыму. Они одолели австрийцев во время войны за итальянское объединение. Войска Наполеона III вторглись в Алжир и Западную Африку, оказывали сильнейшее влияние на власти Китая и Вьетнама. Французская буржуазия доминировала при строительстве Суэцкого канала. То есть для мексиканской армии, которая отличалась только пафосностью офицерской униформы, французский солдат был, казалось, неодолимым противником.
   5 мая 1862 года бригадный генерал Лоренсе отправил своих «мушкетеров», как он полагал, на легкую прогулку до Мехико, через город Поэбло. Это около четырехсот километров. Мы их преодолели за день, правда, на автотранспорте. Под Поэбло стояли 4000 мексиканских солдат под командованием мексиканского генерала Игнасио Зарагозы в очень красивой, надо полагать, форме с золотыми позументами и плюмажем из перьев кецаля. Больше ничем этот генерал от своих полуголых индейцев не отличался. Первое столкновение мексиканской армии с превосходящим ее по численности французским экспедиционным корпусом закончилось крупным поражением последнего. Французы спешно отступили, оставив на поле боя 500 убитых и покалеченных бойцов.
   Эта победа стала едва ли не самым значительным достижением мексиканских военных в истории Мексики, и 5 мая у них отмечают так же, как у нас 23 февраля.
   Правда, Поэбло в итоге все равно достался французам. Ну чем не Бородинское сражение, после которого российская армия-победительница таки оставила Москву будто бы побежденным французам? Еще одно сходство – главным преимуществом Наполеона была скорость. Если же война затягивается, то требуется тратить слишком много французских денег и жизней, что означает фиаско. Поэтому целью фельдмаршала Кутузова и мексиканских генералов было не победить французов, а выжить их из страны. На стороне российской армии воевали генералы Мороз и Голод. На стороне мексиканской – генералы Малярия и Вомпито, болезнь, известная у нас как желтая лихорадка. В конце концов дезертирство из французской армии стало превышать боевые потери. 22 января 1866 года Наполеон III объявил о выводе войск из Мексики…
   Побланос угостили нас роскошным местным напитком «пульке» – это такое слабоалкогольное (4 градуса) немного пенистое пойло слегка молочного цвета, получаемое из перебродившего сока агавы. Причем сок бродит прямо в чашеобразной лунке, выдолбленной в живом стволе агавы. Одна такая лунка дает за 3 месяца до 7 литров сока. Забродивший на солнце сок агавы откачивают из лунки с помощью рта и специальной полой трубки из длинной тыквы. Лучше бы нам, конечно, не показывали, как индейцы приготавливают эту бражку! Слабонервным это зрелище покажется тошнотворным. Но не попробовать пульке – значит обидеть побланос! А кто же захочет оказаться на месте битых французов, которых наши крестьяне в 1812 году прозвали шаромыжниками из-за жалостливого обращения «cher ami» (дорогой друг), во время выпрашивания пропитания?!
   Пульке – первый алкогольный напиток, который начали изготавливать индейцы, живущие в Мексике. По преданию, Кецалькоатль (Пернатый Змей) частенько прикладывался к горлу колабаса с пульке, а это ведь один из главных богов тольтеков, майя и ацтеков. Изначально пульке разрешено было употреблять исключительно во время религиозных церемоний. В промежутках между религиозными обрядами бражку из агавы позволялось пить только очень важным персонам. Вот мы и причастились. Ничего так – освежает!
   Пока мы вкушали пульке, музыкальные побланос исполняли для нас на испанских гитарах древние индейские мелодии. Но особенно порадовало нас, когда индейская девушка исполнила старинную русскую песню:
Дорогой длинною,
Да ночкой лунною,
Да с песней той,
Что вдаль летит звеня,
И с той старинною,
Да с семиструнною,
Что по ночам
Так мучила меня!

   Только пела она эти слова на японском языке, так что песню мы угадали по знакомой с детства мелодии, исполненной сильно по-мексикански, с переливами да перезвонами. Чувства нахлынули совершенно неопределимые. Это как если бы одной ногой встать в ведро с горячей водой, другой – в ведро с ледяной, а в руки бы всунули пушистого котенка!
   Мы потягивали пульке и рассматривали большой красочный плакат с вулканом Попокатепетль («курящая гора» по-ацтекски). Это только на первый взгляд название трудное. На самом деле есть в нем что-то крымское, что-то типа ПопоКоктебель, не так ли? Находящийся в окрестностях Поэбло вулкан Попокатепетль – второй по высоте в Мексике. Это активный вулкан, который за время испанского владычества извергался 36 раз. Официант, подливавший нам пульке, сообщил, что в последний раз вулкан «проснулся»… вчера, начав выбросы пепла.
   Мы поспешили найти наиболее зрелищную и безопасную точку, чтобы снять новость для ICTV. Но «ПопоКоктебель», раз пыхнув, больше позировать для украинского телезрителя не захотел. Через час в одном из ущелий нас накрыло это облако мельчайшей вулканической пыли вперемешку с туманом. Ничего не было видно дальше вытянутой руки. Но и останавливаться на узкой горной дороге тоже было нельзя. Мгла, образовавшаяся из тумана и вулканической пыли, на языке местных индейцев называется «какойтокапец», если мне, конечно, удалось правильно воспроизвести бормотание нашего проводника, вжавшегося в переднее пассажирское сиденье…
   Через 300 километров крутого спуска нас встретили теплые волны Мексиканского залива в городе-порте Веракрус. Но сон – единственная радость, которая может приходить не вовремя.

Глава 4. На встрече с шаманами в жерле вулкана

   Кое-как позавтракав в гостинице припортового города Веракрус (Veracruz), мы выехали в Паленке (Palenque) – самый живописный из всех древних городов майя. Путь предстоял неблизкий, не менее 600 км в горы и по джунглям. По дороге проводник предложил остановиться и посетить Ла Вента (La Venta) – культовый центр цивилизации ольмеков. Но мы не согласились и настояли проложить маршрут в Паленке через город Катемако (Catemaco). Потому что, по рассказам жителей Веракрус, в Катемако намедни состоялся Ежегодный традиционный съезд шаманов (Congreso de Brujos).
   Мексиканские шаманы съезжаются в первую пятницу марта в Катемако, чтобы продемонстрировать свои мистические навыки. Всех, кто имеет дело с потусторонними силами – травников, знахарей, целителей, специалистов по амулетам, колдунов черной и белой магии, – в Мексике называют «брухо». Катемако – город брухо. Инициатором ежегодного съезда шаманов был известный мексиканский брухо Гонсало Агирре (Gonzalo Aguírre). Тот самый, что публично объявил о том, что календарь майя неправильно поняли и конца света 21.12.2012 не предвидится. Нам очень хотелось поговорить с Гонсало Агирре.
   Наш проводник – сеньор Исаиас де ла Пенья Плата – не смог скрыть своей досады, что мы отказываемся осмотреть достопримечательности изначальной культуры доколумбовой Мексики – мегалиты ольмеков. Но выражение Козьмы Пруткова «Нельзя объять необъятное» он вполне понимает, потому что учился в Астрахани и более того – женат на жительнице Львова.
   – Тогда по дороге в Катемако, я покажу вам водопад Сальто де Эйипантла (Salto de Eyipantla), – пообещал нам сеньор Исаиас де ла Пенья Плата. – Множество мифов и легенд связано этим водопадом; но самое интересное произошло в 2006 году, когда американский режиссер Мел Гибсон снимал там знаменитую сцену прыжка в водопад майяского юноши Лапа Ягуара в фильме «Апокалипто».
   И действительно, водопад Сальто де Эйипантла не слишком доступен для туристов, но мы, решившись на пятичасовую автопрогулку, остались в полном восхищении – настолько потрясает воображение завораживающий вид на водопад. Почти квадратная водяная стена (40 метров шириной, 50 метров высотой), образованная рекой, вытекающей из озера Катемако. Недаром «Апокалипто» снимался в Веракрусе и Катемако – одном из последних мест в Мексике, где еще сохранились участки тропического леса.
   Создавая фильм «Апокалипто», Мел Гибсон столкнулся с неподъемной задачей: он добивался, чтобы все актеры заговорили на юкатекском диалекте языка майя, который сохранился только на полуострове Юкатан. Общение на аутентичном языке было одним из важных условий создания «Апокалипто». Исаиас де ла Пенья Плата рассказывал, что в течение полутора месяцев носители юкатекского диалекта учили актеров Гибсона правильно произносить свои реплики. Тренеры по произношению на съемочной площадке при необходимости поправляли акцент персонажей. Тем не менее, по словам украинского знатока языка древних майя Юрия Полюковича, в фильме некоторые фразы мужчины-индейцы майя произносят так, как это сказала бы женщина-майя, что, разумеется, «не торт».
   В нашем документальном фильме на языке майя говорят только настоящие потомки майя. Для нас гораздо важнее язык изображений, чье влияние еще с доисторических времен намного превосходит силу слова.
   Майя, процветавшие более тысячи лет, построившие каменные города и гигантские пирамиды, но создавшие однобоко развитое общество без колес и металла, каким-то мистическим образом достигли выдающихся результатов в науке и культуре. И тем не менее, уже к приходу европейцев от цивилизации майя осталась лишь пара живых городов и тайна. Теперь, спустя 500 лет после заката цивилизации майя, наша съемочная группа вторглась в эту доселе мало исследованную область, чтобы создать документальный фильм, который разворачивается перед зрителями как вечный миф о попытках майя понять, постичь и использовать блага Внешнего Дара.
   Фильм «Майя. Конец света» появится на свет во многом благодаря нашему фильму «Последняя тайна Гитлера». Потому что возникло ощущение, что зрители изголодались по фильмам, которые не только развлекают и держат в напряжении, но и несут в себе нечто большее. Смеем надеяться, что телезрители хотят видеть большие истории, которые затрагивают их и эмоционально, и духовно.
* * *
   Лодочник довез нас до экологического парка Нансийяга (Nanciyaga) – здесь, помимо уже упоминавшегося «Апокалипто», снимался художественный фильм «Знахарь» с Шоном Коннери в главной роли.
   Съезд шаманов-брухо проходит именно в Nanciyaga, тут колдуны показывают свои магические ритуалы в присутствии публики. Судя по выцветшим фотографиям на стендах, кроме ритуальной части, в Нансийяга выступают народные коллективы, исполняющие мистерии под аккомпанемент духовых – раковин и тростниковых флейт. Кроме того, любой добравшийся сюда человек из внешнего мира может пройти обряд очищения или консультацию у одного из шаманов.
   Майя столетиями хранили и развивали календарь и магическую традицию, доставшуюся им от предшественников – ольмеков. Майяский шаманизм не удалось искоренить даже латиноамериканскому католицизму. Сеньор Исаиас де ла Пенья Плата предупредил нас, что чуть ли ни каждый житель города – белый или черный маг. Поэтому мексиканцы относятся к Катемако с уважительной опаской. Хотя, на мой взгляд, люди там выглядят вполне обычно: одеты из «сэконд хенда», никакой колдовской атрибутики на глаза не попадалось. Дома в городе в основном XIX и XX веков, улицы карабкаются на холм. Городская доминанта – красивая базилика кремового цвета в окружении пальм, по соседству с которой – лодочный причал.
   Почему-то кажется, что если бы кто-нибудь взялся развивать такого рода направление мистического туризма у нас в Украине, то лучшего местечка, как Самбор с его Карпатами и мальфарами, и не отыскать. В Мексике вместо мальфаров – брухо. К нашей немалой досаде, брухо Гонсало Агирре, не дождавшись украинской съемочной группы, уплыл на каноэ на какой-то остров. Чтобы мы не метались по всему озеру, как раненые чайки, брухо оставил нас дожидаться майяскую шаманку донью Исабель. Однако прежде, чем войти в ее хижину, нужно было пройти очистительный ритуал у минерального источника: общение со стихиями земли, с космическими энергиями и окуривание пятью магическими травами, призванными открыть врата сознания.
   Главный элемент действа похож на чрево толстого каменного крокодила – майяская баня. В тесную темноту полусферической кирпичной постройки пришлось забираться на четвереньках. Обряд проводят в группах из 13 человек (магическое число брухо), но в нашей группе насчитывалось только 8, плюс проводник Исаиас де ла Пенья Плата. Помощник доньи Исабель с огромным майяским носом привел четырех японцев с фотокамерами угрожающих размеров. Мы оставили свою фото– и видеотехнику за порогом «дома горячих камней» и расселись вокруг раскаленных докрасна каменюк. Продержаться в этом микро-«аду» пришлось по времени где-то со школьный урок алгебры. То есть фактически 45 минут, но по ощущениям – вечность! После испытания, которое украинцы и японцы прошли с самурайской невозмутимостью, нас окунули в священный источник и напоили отваром из трав, а наши тела натерли соком алоэ. Эффект от ритуала превзошел самые смелые ожидания: душу окутал покой, а на сердце как будто свернулся ласковый, теплый и пушистый мурлыка.
   Донья Исабель как будто очень давно ждала меня и наконец дождалась. Сразу вспомнились детские ощущения, когда приезжал на школьные каникулы к своей бабушке Домне Марковне в Винницкую область. Впечатление усиливалось еще и тем, что вышиванка на донье Исабель была ну точь-в-точь, какие любила носить моя покойная бабушка.
   «Домна Марковна» окурила меня дымом из лампадки и дотронулась рукой до груди в области сердца: «Здесь секрет у тебя».
   Затем она велела мне закрыть глаза. Пришлось подчиниться, но журналистское любопытство, а может, и проснувшееся детское озорство заставили все-таки немножечко подглядывать: что же она будет делать?! А ничего она не делала, отошла на пару шагов и просто смотрела на меня с таким выражением лица: «Ось ти який виріс, онучок. А я все чекала-чекала, ну коли ж ти вже до мене приїдеш, хоч на хвилиночку!»
   Потом мы еще немного поговорили, скорее не словами, а какими-то междометиями, эмоционально касаясь душ друг друга. На прощание донья Исабель подарила мне небольшой оберег, который тщательно выбрала из набора всяческой колдовской дребедени в своем сундучке.
   Но это не было прощанием на самом деле! Когда уже я вернулся к ребятам, поджидавшим меня в отдалении, донья Исабель вышла из своей хижины и попросила сфотографироваться с ней на память. И когда мы фотографировались, видно было, как она «тянула» время, явно не желая расставаться. Мне тоже не хотелось этого, но причин остаться мы так и не смогли придумать. К тому же общаться приходилось ей на неродном испанском, а переводчику – на неродном ему русском. Наконец, мы еще раз пожали друг другу руки и попрощались, снова на неопределенное время. Земля круглая, а перерождения бесконечны, где-нибудь да свидимся…
   Паленке нас дождался лишь через десять часов невыносимо долгой и тряской дороги вниз с гор, в самую глубину сельвы вблизи границы с Гватемалой.

Глава 5. Путь к хищнику едва не закончился трагедией

   В Паленке к нашей экспедиции присоединились два профессиональных археолога-маяйниста – украинец Юрий Полюхович и итальянец Рафаэль Тунеси. Первое, что сделал Юрий, – поправил наше неправильное называние всего, что относится к майя. Неправильно говорить «маянское», потому что это калька с английского. По-украински и по-русски правильно говорить «майяское». А первое, что сделал Рафаэль, – изменил наш маршрут. Мы собирались ехать на всемирно известный комплекс Паленке, но Раф соблазнил нас отснять только что открытый археологами пока еще безымянный город майя, условно называемый мексиканскими археологами План де Аютла.
   Такое изменение маршрута требовало от нас мужества, во-первых, потому, что после вчерашнего 14-часового переезда надо было решиться еще на 4 часа тряски по отвратительным дорогам в мексиканских горах, а во-вторых, План де Аютла находится на территории, подконтрольной майяским повстанцам-сапатистам под командованием знаменитого субкоманданте Инсурхенте Маркоса – писателя и философа. Маркос – легенда и общепризнанный символ антиглобализма. На публике всегда появляется в черной маске – «пасамонтане». Здесь вообще-то многие в таких ходят – и полиция, и партизаны-«хероиас».