Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Святой Владимир

   Славянское имя Владимир означает «владеющий миром». Это понятие как нельзя лучше характеризует великого князя Владимира – Крестителя Руси. Святой равноапостольный великий князь Владимир на века вперед предопределил духовные судьбы Русской Церкви и русского православного народа. Митрополит Иларион, святитель Киевский, в «Слове о законе и благодати», сказанном в 40-х годах XI века, в день памяти святого Владимира у раки его в Десятинном храме, называет великого князя во владыках апостолом, подобником святого Константина и сравнивает его апостольское благовестие Русской Земле с благовестием святых апостолов. Яркими личностями, оставившими след в истории России и в памяти русских людей, были также благоверный князь Серпуховский и Боровский Владимир Андреевич Храбрый и благоверный князь Владимир Всеволодович Мономах. Их имена увенчаны доброй славой. Особенно много святых дал России XX век. Записи о новомучениках российских, собранные в книге, иногда содержат краткие подробности об их жизни и подвиге. Но даже крупицы информации ценны потомкам. Они свидетельствуют о людях, которые никого не оговорили, не сломались, выстояли и виновными себя не признали. Их мученической кровью омылась наша Православная Церковь, их молитвами жива Россия.


Святой Владимир

   Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви
   12-205-0388

Предисловие

   Изначально имя Владимир (Володимер) было языческим именем. В дальнейшем, после утверждения на Руси христианства и его победы над язычеством, население теперешних России, Украины и Белоруссии постепенно перешло на христианские (древнееврейского, греческого и латинского происхождения) имена. Но имя Владимир сохранилось и даже было канонизировано вместе с носителем этого имени – великим святым князем Владимиром Святославичем, осуществившим Крещение Руси. Хотя сам великий князь получил при крещении новое имя – Василий, в историю он вошел под своим прежним именем.
   Славянское имя Владимир означало «владеющий миром», «знатный властитель», «властелин мира». Само понятие «мир» употреблялось тогда в значении «договор», «согласие». Это понятие почиталось на Руси священным, нарушение договора считалось величайшим позором и смывалось кровью. Здесь можно отметить, что нравы древних славян особым благочестием не отличались, и пример тому – кровная месть.
   Небезынтересно ознакомиться с рассуждениями отца Павла Флоренского о значении имени Владимир. Согласно его теории, имя Владимир «по строению и составу похоже на Василия, но сырее, стихийнее, расплывчатее, простодушнее его. Оно более славянское и скандинавское, вообще более северное имя, нежели Василий, по складу своему наиболее уместное в Византии. Можно сказать, Владимир – это северный Василий, как и Василий – цареградский Владимир… Во Владимире менее чеканки, менее витиеватости, менее далеких планов и обдуманных ходов, менее отчетливости мысли, менее интеллектуальной сложности, но более непосредственной силы, непосредственного напора, непосредственного отношения, чем в Василии… Владимиру свойственна некоторая неотчетливость оценок, которая при недисциплинированности воспитанием легко дает распущенность поведения, может быть даже разгул. Но этот уклон Владимира не имеет у него злобно-греховного характера, идет от широты натуры, связан с творческими началами жизни, как-то благодушен; входя в него, Владимир раскрывается в блеске, словно цветет. Ту т легче всего может проявиться его широкий ум, хотя и лишенный подлинной глубины, его доброта и другие его положительные свойства, весьма в нем изобильные. Владимир – дерево доброй породы, но ему нужна жирная почва. Вот почему широкое поведение Владимира не кажется окружающим отвратительным, да и действительно в самом крайнем безобразии Владимир не преступает какой-то, хотя и очень широкой, меры и умеет, разогнавшись весьма далеко, остановиться, хотя бы и за несколько вершков от пропасти… К Владимиру идет слово «молодец»… Владимир есть Василий, выросший на русской почве, и потому понятно, что для России это есть наиболее значительное из имен».
   Эти рассуждения отца Павла Флоренского как нельзя лучше можно отнести к образу великого князя Владимира – Крестителя Руси. По словам святителя Николая Сербского (Велимировича), Православная вера «из Владимира-волка соделала Владимира-ягненка».
   Святой равноапостольный великий князь Владимир на века вперед предопределил духовные судьбы Русской Церкви и русского православного народа. С этого времени христианская Церковь становится не просто общественным, но и государственным институтом, растет и укрепляется русское национальное самосознание, русская государственность и русская культура.
   День памяти святого Владимира можно считать и национальным, и церковным, и государственным, и культурным праздником. Народная память, отразившаяся в былинном эпосе, сохранила образ Владимира Святославича как радушного, хлебосольного киевского князя, Красного Солнышка:
У ласкова князя Владимира,
У Солнышка, у Сеславьича,

   Было столованье, почетный пир…
   В былинах стольный город князя Владимира охраняется от наездов степняков богатырскими заставами, а среди богатырей помимо Ильи Муромца выделяется Добрыня Никитич, в образе которого фольклористы не без основания угадывают черты исторического Добрыни, дяди князя. Былинный цикл вокруг образа князя Владимира складывался уже в первые столетия после его смерти.
   Митрополит Иларион, святитель Киевский, в «Слове о законе и благодати», сказанном в 40-х годах XI века в день памяти святого Владимира у раки его в Десятинном храме, называет великого князя во владыках апостолом, подобником святого Константина и сравнивает его апостольское благовестие Русской Земле с благовестием святых апостолов.
   Со второй половины XIV века почитание князя Владимира Святославича активно поддерживается московским великокняжеским домом. В его имя был крещен серпуховской князь Владимир Андреевич Храбрый. В «Слове о житии и о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя Русского» благоверный князь Димитрий Иоаннович Донской прославляется как «отрасль благоплодъна и цвет прекрасный» «царя Володимера, новаго Костянтина, крестившаго Рускую землю».
   В XVI веке крестильное имя Владимир распространяется в боярской и дворянской среде. Владимир Святославич был небесным покровителем старицкого князя Владимира Андреевича, двоюродного брата царя Иоанна Грозного. Святой князь Владимир изображен в пророческом ряду на кайме плащаницы 1561 года из Успенского собора Московского Кремля. Над могилой Владимира Ивановича Воротынского, участника взятия Казани, погребенного в Кирилловом Белозерском в честь Успения Пресвятой Богородицы мужском монастыре, в 1554 году на средства его вдовы была построена церковь во имя равноапостольного князя, ставшая впоследствии фамильной усыпальницей Воротынских.
   В эпоху Российской империи почитание Крестителя Руси приобрело подчеркнуто государственный характер. В 1789 году в Санкт-Петербурге во имя Владимира Святославича освящен главный престол нового храма, построенного на месте церкви во имя святителя Николая «на Мокруше». В 1825 году принято решение о сооружении в Херсонесе храма в память о Крещении Руси. В 1842 году решено возвести собор во имя князя Владимира на центральном холме Севастополя. В 1850 году в соответствии с указом Святейшего Синода о возрождении в Крыму древних святых мест в Херсонесе открылся мужской монастырь во имя Владимира Святославича. В связи с празднованием 1000-летия России 15 июля 1862 года был заложен собор в Киеве имени Владимира, равноапостольного князя. Когда праздновалось 900-летие Крещения Руси, соборы во имя святого князя Владимира были построены во многих городах. И в настоящее время равноапостольному просветителю Руси посвящают новооткрывающиеся обители и храмы.
   В петровское время образ Владимира Святославича стал достоянием не только церковного, но и светского искусства. Наряду с живописными произведениями довольно широкое распространение получили скульптурные фигуры. Так, бронзовая его статуя помещена в нише северного портика Казанского собора в Санкт-Петербурге в паре со статуей Александра Невского (тема защиты России) и по соседству со скульптурами Иоанна Предтечи и Андрея Первозванного (тема Крещения Руси). В Великом Новгороде равноапостольный князь Владимир представлен в скульптурной группе в верхней части монумента, посвященного основным вехам истории России (с киевлянами, свергающими идолов и протягивающими князю младенца), и на пьедестале среди выдающихся деятелей русской истории и культуры.
   Яркими личностями, оставившими след в истории России и в памяти русских людей, были также благоверный князь Серпуховский и Боровский Владимир Андреевич Храбрый и благоверный князь Владимир Всеволодович Мономах. Их имена увенчаны доброй славой.
   К лику местночтимых святых в разные века были причислены: в Соборе Новгородских святых – князь Владимир Ярославич, Новгородский чудотворец, в Соборе Тверских святых – князь Владимир Мстиславич вместе с супругой своей, Агриппиной, в Соборе Ростово-Ярославских святых – благоверный князь угличский Владимир Константинович, в Соборе Владимирских святых – князь-мученик Владимир Георгиевич, в Соборе Московских святых – преподобный Владимир Белопесоцкий.
   Особенно много святых дал России XX век, но в отличие от прежних столетий среди них мы видим православных людей разных сословий и разных социальных групп: мирян, монахов, священников, архиереев. Единственной виной всех этих людей оказалась их твердая вера в Бога. Многие дела явно сфабрикованы. Арестованным предъявляются стандартные обвинения, протоколы допросов написаны по одному шаблону, к следственным делам приобщаются показания секретных осведомителей и «дежурных свидетелей», а вернее – лжесвидетелей. Были даны установки о проведении массовых арестов и перечислены категории лиц, которых следовало арестовать, к ним относились и священнослужители, и простые верующие. Поэтому даже самый невинный разговор между людьми мог быть истолкован в интересах следствия и мог послужить поводом к обвинению и аресту.
   Записи о новомучениках российских, собранные здесь, иногда содержат подробности об их жизни и подвиге, а иногда эти записи очень краткие – буквально несколько строк. И этому есть объяснение: многие документы не сохранились. Причиной тому – годы революции, Гражданской и Отечественной войн, когда горели архивы, порой сознательно уничтожались записи или фальсифицировались карательными органами, которые не стремились сохранить правдивые сведения о репрессиях. Но даже крупицы информации ценны потомкам, потому что они свидетельствуют о людях, которые никого не оговорили, не сломались, выстояли и виновными себя не признали. Их мученической кровью омылась наша Православная Церковь, их молитвами жива Россия.

Святой равноапостольный князь Владимир
Память его совершается 15 (28) июля

Креститель Руси

   Святой равноапостольный князь Владимир был внуком святой равноапостольной Ольги, сыном Святослава. Мать его, Малуша, была дочерью Малка Любечанина, которого историки отождествляют с Малом, князем Древлянским. Приводя к покорности восставших древлян и овладев их городами, княгиня Ольга повелела казнить князя Мала, за которого пытались ее сватать после убийства Игоря, а детей его, Добрыню и Малушу, взяла с собой. Добрыня вырос храбрым и умелым воином, обладал государственным умом, был впоследствии хорошим помощником своему племяннику Владимиру в делах военного и государственного управления.
   Вещая дева Малу ша стала христианкой (вместе с великой княгиней Ольгой в Царьграде) и полюбилась суровому воину Святославу, который против воли матери сделал ее своей женой. Разгневанная Ольга, считая невозможным брак своей пленницы, рабыни с наследником великого Киевского княжения, отправила Малушу на свою родину, в весь неподалеку от Выбут. Там и родился, около 960 года, мальчик, названный русским языческим именем Володимир (владеющий миром, владеющий особым даром мира). Воспитывал Владимира брат его матери, язычник Добрыня.
   В 972 году князь Владимир стал править Новгородом. В 980 году, в разгар войны между братьями, Владимир пошел на Киев, в котором княжил его старший брат Ярополк. Победив брата, Владимир стал править в Киеве. Он завоевал Галицию, смирил вятичей, воевал с печенегами, распространил пределы своей державы от Балтийского моря на севере до реки Буг на юге. У него было пять жен и многочисленные наложницы. В начале своего княжения в Киеве князь Владимир отличался жестокостью и особенной ревностью к языческой вере. По его приказанию везде ставились идолы и приносились им жертвы. Особенным почетом пользовался идол Перуна, которого чтили как бога грома и молнии; он стоял недалеко от княжеского дворца и украшен был золотом и серебром.
   Много жертв приносилось богам за победы над врагами, а в начале княжения князю Владимиру приходилось часто воевать, чтобы или покорять некоторые отколовшиеся племена, или защищаться от нападений соседних народов. Когда после удачного похода против ятвягов князь Владимир приносил благодарственные жертвы богам, то городские старики и бояре сказали: «Бросим жребий на юношей и девиц. На кого падет, того принесем в жертву богам». В это время в Киеве жил один варяг-христианин, и жребий пал на его сына, тоже христианина. Посланные от народа пришли к варягу и сказали: «На твоего сына пал жребий; боги выбрали его, чтобы мы принесли его им в жертву». Варяг отказался выдать сына и сказал: «Ваши боги не боги, а дерево; Бог один, Которому поклоняются греки и Который сотворил небо, и землю, и человека, а ваши боги сами сделаны руками человеческими». Посланные передали этот ответ народу. Разъяренная толпа язычников подступила к дому варяга и требовала, чтобы он отдал своего сына. Варяг отвечал: «Если ваши боги – действительно боги, то пусть сами придут и возьмут моего сына из моих объятий, а вам-то о чем хлопотать?» С этими словами он заключил сына в свои объятия и не выпускал его, а раздраженная толпа язычников бросилась на варяга и сына его и убила их обоих. Так погибли за Христа варяги Феодор и Иоанн. Впервые в это время стены Киева обагрились мученической кровью христиан. Обстоятельства их смерти произвели на Владимира сильное впечатление, и он начал сомневаться в истинности языческой веры.
   Однако языческая вера славян слишком мало давала пищи уму и сердцу, чтобы долго выдерживать борьбу с другими религиями, особенно с христианством. Развивающиеся отношения с Грецией знакомили русских с образом жизни греков и их верой и были причиной того, что число христиан в Киеве все более увеличивалось. Много было христиан и в дружине князя, их скромный образ жизни, строгое и честное исполнение ими своих обязанностей не могли не обратить на себя внимание Владимира.
   Предание доносит до нас поэтический рассказ о принятии князем Владимиром христианства и о крещении им Руси. Умный и любознательный, любивший рассуждать о делах веры, князь Владимир скоро убедился, что нужно переменить веру. По приглашению князя в Киев приходили проповедники из разных стран: послы от болгар-мусульман, живших за Волгой, немцы-латиняне, иудеи и греки. Князь расспрашивал об их вере, и каждый предлагал ему свою.
   Первыми проповедниками были послы от болгар, живших на Волге, с предложением принять магометанскую веру. На вопрос князя, какова их вера, они отвечали: «Веруем в Бога, на небесах сущего, а также имеем пророка его Магомета, который дал нам закон такой, по которому мы можем иметь жен сколько пожелаем, но при этом дан нам также закон обрезаться, не есть мяса свиного и не пить вина». Понравилось было женолюбивому князю Владимиру учение, допускающее многоженство, понравился также и обещаемый Магометом чувственный рай с прекрасными гуриями, но не понравились другие законы, в особенности обрезание и непитие вина, и он не согласился принять магометанскую веру.
   После этого приходили к князю Владимиру евреи с предложением принять их веру и очень хвалили свой ветхозаветный закон. На вопрос же князя Владимира, где их земля и Отечество, евреи отвечали: «Бог наш разгневался на отцов наших за их грехи и рассеял их по всей земле, так что мы не имеем Отечества». Князь на это сказал им: «Чего же вы хотите? Не того ли, чтобы и с нами случилось то же самое?» – и прогнал их от себя.
   Приходили также послы папы Римского и различных немецких князей с предложением своей веры, но успеха у князя Владимира не имели и они.
   После всех пришел к князю Владимиру греческий проповедник, который долго беседовал с князем о христианской вере и, начав повествование о сотворении мира, объяснил князю все Священное Писание и все пророчества, касающиеся воплощения Христа, Его Крестной смерти, воскресения и вознесения на небеса. В конце своей проповеди, говоря о будущем воскресении всех умерших и о будущем Суде и воздаянии праведникам и грешникам, он показал картину Страшного Суда и это так сильно подействовало на князя, что он в умилении воскликнул: «Блаженны, которые стоят по правую сторону, и горе тем, кто будет по левую!» Проповедник на это ему сказал: «Если хочешь получить это блаженство, то крестись».
   По совету бояр Владимир отправил десять мудрых мужей, чтобы испытать на месте, чья вера лучше. Когда эти русские послы прибыли в Константинополь, то великолепие Софийского храма, стройное пение придворных певчих и торжественность патриаршей службы тронули их до глубины души: «Мы не знали, – говорили они потом Владимиру, – на земле мы стояли или на небе». А бояре тут же ему заметили: «Если бы вера греческая не была лучше других вер, не приняла бы ее бабка твоя Ольга – мудрейшая из людей».
   С этого времени князь Владимир начал искать случая переменить свою веру на веру греческую. Но суровому князю-завоевателю казалось недостойным просить у греков просвещения истинами христианскими, он желал и саму веру завоевать мечом. Князь собрал совет, и на нем решено было с войском идти на землю греческую и, завоевав города, получить христианских учителей, которые бы научили своей вере. Владимир пошел войной на греков и взял Херсонес. Отсюда он отправил послов в Константинополь к императорам Василию и Константину с требованием руки сестры их, царевны Анны. Те отвечали ему, что царевна может быть женой только христианина. Князь Владимир отвечал, что он готов креститься, и просил прислать к нему священников вместе с царевной. С трудом убедили цари свою сестру согласиться и идти замуж за русского князя. «Как в плен иду, – говорила царевна, – лучше бы мне умереть здесь».
   Царевна прибыла к Херсонесу на корабле вместе со священниками и архиереем Михаилом и с большими почестями была принята князем Владимиром. Незадолго до прибытия царевны в Херсонес у князя Владимира разболелись глаза, так что он почти совсем ничего не видел. Болезнь эта навела князя на мысль, что наказывают его боги за то, что он изменил им, но царевна, узнав об этом, послала сказать князю Владимиру: «Если хочешь быть здоров, скорее прими крещение». Князь Владимир согласился и, просвещенный христианскими истинами от епископа, прибывшего с царевной, принял Крещение в Софийском храме города Херсонеса. Подобно апостолу Павлу, он познал свою духовную немощь и приготовился к великому таинству возрождения. Во время погружения в купель князь получил чудесное исцеление от своей слепоты. При выходе из купели он прозрел душевными и телесными очами и в избытке радости воскликнул: «Теперь я познал Истинного Бога!» При крещении Владимир был наименован Василием. Вместе с князем крестилась в Херсонесе и его дружина.
   Так повествуют дошедшие до наших времен житийные предания о князе Владимире. Но реконструкция историками событий тех времен предлагает другую версию.
   Молодой Владимир предавался бурной чувственной жизни, хотя далеко не был таким сластолюбцем, каким его иногда изображают. Он «пас свою землю правдою, мужеством и разумом», как добрый и рачительный хозяин, при необходимости расширял и оборонял ее пределы силой оружия, а возвращаясь из похода, устраивал для дружины и для всего Киева щедрые и веселые пиры. Но Господь готовил ему иное поприще. Где умножается грех, там преизобилует благодать (Рим. 5, 20). «И прииде на него посещение Вышнего, призре на него Всемилостиве око Благого Бога, и воссияла мысль в сердце его, да разумеет суету идольского прельщения, да взыщет Единого Бога, сотворившего все видимое и невидимое». Принятию крещения способствовали и внешние обстоятельства. Византийскую империю сотрясали удары мятежных полководцев Варды Склира и Варды Фоки, каждый из которых уже примеривал царскую корону. В трудных условиях императоры, братья-соправители Василий Болгаробойца и Константин, обратились за помощью к Владимиру.
   События развивались быстро. В августе 987 года Варда Фока провозгласил себя императором и двинулся на Константинополь, осенью того же года послы императора Василия были в Киеве. «И истощились богатства его (Василия), и побудила его нужда вступить в переписку с царем Руссов. Они были его врагами, но он просил у них помощи, – пишет о событиях 980-х годов один из арабских хронистов. – И царь Руссов согласился на это и просил свойства с ним».
   В награду за военную помощь Владимир просил руки сестры императоров Анны, что было для византийцев неслыханной дерзостью. Принцессы крови никогда не выходили замуж за «варварских» государей, даже христиан. В свое время руки той же Анны домогался для своего сына император Оттон Великий, и ему было отказано, но сейчас Константинополь вынужден был согласиться. Был заключен договор, согласно которому Владимир должен был послать в помощь императорам шесть тысяч варягов, принять Святое Крещение и при этом условии получить руку царевны Анны. Так воля Божия определила вхождение Руси в благодатное лоно Церкви Вселенской. Великий князь Владимир принимает Крещение и направляет в Византию военную подмогу. С помощью русских мятеж был разгромлен, а Варда Фока убит. Но греки, обрадованные неожиданным избавлением, не торопились выполнить свою часть договора.
   Возмущенный греческим лукавством, князь Владимир «вборзе собра вся своя» и двинул «на Корсунь, град греческий», древний Херсонес. Пал неприступный оплот византийского господства на Черном море, один из жизненно важных узлов экономических и торговых связей империи. Удар был настолько чувствителен, что эхо его отозвалось по всем Византийским пределам.
   Решающий довод снова был за Владимиром. Его послы, воевода Олег и Ждьберн, прибыли вскоре в Царьград за царевной. Восемь дней ушло на сборы Анны, которую братья утешали, подчеркивая значительность предстоящего ей подвига: способствовать просвещению Русского государства, сделать руссов навсегда друзьями Ромейской державы. А к титулам Владимира прибавился новый, еще более блестящий – цесарь (царь, император). Надменным владыкам Константинополя пришлось уступить и в этом – поделиться с зятем цесарскими (императорскими) знаками власти. В некоторых греческих источниках князь Владимир именуется с того времени могущественным басилевсом, он чеканит монеты по византийским образцам и изображается на них со знаками императорской власти: в царской одежде, на голове – императорская корона, в правой руке – скипетр с крестом.
   С царевной прибыл посвященный Святым Патриархом Николаем II Хризовергом на Русскую кафедру митрополит Михаил со свитой, клиром, многими святыми мощами и другими святынями. В древнем Херсонесе, где каждый камень помнил святого Андрея Первозванного, свершилось венчание святого равноапостольного Владимира и блаженной Анны, напомнив и подтвердив исконное единство благовестия Христова на Руси и в Византии. Корсунь, вено царицы, был возвращен Византии. Великий князь весной 988 года отправляется с супругой через Крым, Тамань, Азовские земли, входившие в состав его обширных владений, в обратный путь к Киеву. Впереди великокняжеского поезда с частыми молебнами и несмолкающими священными песнопениями несли кресты, иконы, святые мощи священномученика Климента, папы Римского.
   По прибытии в Киев Владимир прежде всего предложил креститься своим двенадцати сыновьям, и они крестились в одном источнике, известном в Киеве под именем Крещатика. Вслед за ними крестились многие бояре. Затем князь занялся искоренением идолослужения и уничтожением идолов. Чтобы убедить народ в бессилии и ничтожестве идолов, он приказал свергнуть с холма главного бога Перуна, привязать к лошадиному хвосту и бить прутьями и палками, а потом утопить в Днепре. За низвержением идолов последовало оглашение народа евангельской проповедью. Христианские священники собирали народ и наставляли его в святой вере. Наконец, святой Владимир объявил в Киеве, чтобы все жители, богатые и убогие, явились в определенный день на реку для принятия Крещения. Киевляне спешили исполнить волю князя, рассуждая так: «Если бы новая вера не была лучше, то князь и бояре ее бы не приняли».
   В назначенный день жители Ки ева собрались на берег Днепра. Сюда явился сам Владимир с христианскими священниками. Все киевляне вошли в реку; взрослые держали на руках младенцев; священники на берегу читали молитвы, а святой Владимир, объятый восторгом, молился Богу и поручал Ему себя и свой народ: «Господи Боже, сотворивый небо и землю, призри на новокрещенные люди Твоя, и даждь им истинно познать Тебя, Истинного Бога, и утверди их в Православной вере, а мне помоги на видимые и невидимые враги, и прослави в Российских странах имя Твое пресвятое».
   Так совершилось Крещение Руси. В память священного события установился в Русской Церкви обычай ежегодного крестного хода «на воду» 1 августа, соединившийся впоследствии с празднеством Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня, общим с Греческой Церковью, и русским церковным празднеством Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице (установленным святым Андреем Боголюбским в 1164 г.).
   После крещения киевлян начали строить храмы для новокрещенных. Всюду по Святой Руси, от древних городов до дальних погостов, повелел святой Владимир ниспровергнуть языческие требища, иссечь истуканов, а на месте их рубить по холмам церкви, освящать престолы для Бескровной Жертвы. Храмы Божии вырастали по лицу земли, на возвышенных местах, у излучин рек, на старинном пути «из варягв греки» – словно путеводные знаки, светочи народной святости. Прославляя храмоздательные труды равноапостольного Владимира, автор «Слова о законе и благодати», святитель Иларион, митрополит Киевский, восклицал: «Капища разрушаются и церкви поставляются, идолы сокрушаются и иконы святых являются, бесы убегают, Крест грады освящает». С первых веков христианства ведет начало обычай воздвигать храмы на развалинах языческих святилищ или на крови святых мучеников. Следуя этому правилу, святой Владимир построил храм Святого Василия Великого на холме, где находился жертвенник Перуна, и заложил каменный храм Успения Пресвятой Богородицы (Десятинный) на месте мученической кончины святых варягов-мучеников.
   Богослужение в церквах стали совершать по книгам, которые привезли с собой из Греции митрополит Михаил и священники, и совершалось оно на языке, понятном нашим предкам. Князь Владимир начал сам обходить со священниками города и села, везде уговаривая народ креститься. Митрополит с епископами, прибывшими из Константинополя, и Добрынею, дядей князя Владимира, отправились крестить народ на север от Киева и дошли до Новгорода Великого, а затем и до Ростова.
   Успешному распространению веры Христовой среди русского народа содействовало в особенности то, что она распространялась большей частью мирными средствами – проповедью, убеждением (а не огнем и мечом, как это нередко делалось римо-католиками) и, благодаря трудам святых Кирилла и Мефодия, на родном славянском языке.
   Вместе с распространением христианства Владимир начал распространять грамотность. Грамотных в то время вовсе не было. Владимир приказал брать детей у бояр и знатных людей и отдавать их на ученье книжное. Великий князь заставлял их переписывать священные книги, потому что богослужения нельзя было совершать без книг, а привезенных из Греции и Болгарии книг было недостаточно. Христиан с каждым днем прибавлялось, храмы строились, и священные книги нужны были повсюду; кроме того, требовались причты для новоотстроенных церквей, а без книг было невозможно обучение христианскому богослужению. По мере распространения грамотности появились на Руси русские чтецы, диаконы, священники, даже епископы.
   Владимир решил поставить великолепную церковь во имя Пресвятой Богородицы на месте смерти первых наших мучеников за веру – святых Феодора и Иоанна. Строили эту церковь и украшали зодчие и художники, пришедшие из Греции. В 996 году строительство было окончено. День освящения храма Пресвятой Богородицы, 12 мая (в некоторых рукописях – 11 мая), святой Владимир повелел внести в месяцесловы для ежегодного празднования. Тогда же святым Владимиром была пожалована Церкви десятина, почему и храм, ставший центром общерусского сбора церковной десятины, нарекли Десятинным.
   В 1007 году святой Владимир перенес в Десятинную церковь мощи святой равноапостольной Ольги. А четыре года спустя, в 1011 году, там же была погребена его супруга, сподвижница многих его начинаний, блаженная царица Анна. После ее кончины князь вступил в новый брак – с младшей дочерью немецкого графа Куно фон Эннингена, внучкой императора Оттона Великого.
   Святой Владимир твердой рукой сдерживал на рубежах врагов, строил города, крепости. Им построена первая в русской истории «засечная черта» – линия оборонительных пунктов против кочевников. «Нача ставити Володимер грады по Десне, по Выстри, по Трубежу, по Суле, по Стугне. И населил их новгородцами, смольнянами, чудью и вятичами. И воевал с печенегами и одолевал их». Действенным оружием часто была мирная христианская проповедь среди степных язычников. В Никоновской летописи под 990 годом записано: «Того же лета приидоша из болгар к Володимеру в Киев четыре князя и просветишася Божественным Крещением». В следующем году «прииде печенегский князь Кучуг, и прият греческую веру, и крестися во Отца, и Сына, и Святого Духа, и служаше Владимиру чистым сердцем». Под влиянием святого князя крестились и некоторые видные иноземцы, например живший несколько лет в Киеве норвежский конунг (король) Олаф Трюггвасон, знаменитый Торвальд Путешественник, основатель монастыря святого Иоанна Предтечи на Днепре под Полоцком, и другие. В далекой Исландии поэты-скальды назвали Бога «Хранителем греков и русских».
   Средством христианской проповеди были и знаменитые пиры святого Владимира: по воскресеньям и большим церковным праздникам после литургии выставлялись для киевлян обильные праздничные столы, звонили колокола, славословили хоры, калики перехожие пели былины и духовные стихи. Например, 12 мая 996 года по поводу освящения Десятинной церкви князь «сотвори пирование светло, раздавая имения много убогим, и нищим, и странникам, и по церквам и по монастырям. Больным же и нищим доставлял по улицам великие кады и бочки меду, и хлеб, и мясо, и рыбу, и сыр, желая, чтобы все приходили и ели, славя Бога». Пиры устраивались также в честь побед киевских богатырей, полководцев Владимировых дружин – Добрыни, Александра Поповича, Рогдая Удалого.
   Эпоха святого Владимира была ключевым периодом для государственного становления Православной Руси. Объединение славянских земель и оформление государственных границ державы Рюриковичей происходили в напряженной духовной и политической борьбе с соседними племенами и государствами. Крещение Руси от православной Византии было важнейшим шагом ее государственного самоопределения. Главным врагом святого Владимира стал Болеслав Храбрый, в планы которого входило широкое объединение западнославянских и восточнославянских племен под эгидой католической Польши.
   В 1013 году в Киеве был раскрыт заговор против святого Владимира: Святополк Окаянный, женившийся на дочери Болеслава, рвался к власти. Вдохновителем заговора был духовник Болеславны, католический епископ Колобжегский Рейберн. Заговор Святополка и Рейберна был прямым покушением на историческое существование Русского государства и Русской Церкви. Святой Владимир принял решительные меры. Все трое были арестованы, и Рейберн вскоре скончался в заточении. Святой Владимир не мстил гонящим и ненавидевшим его. Принесший притворное покаяние Святополк был оставлен на свободе.
   На старости лет князь Владимир был огорчен смутами, происшедшими в Новгороде, где княжил его сын Ярослав, еще не столь «мудрый», каким он вошел позже в русскую историю. Ставший в 1010 году держателем Новгородских земель, он задумал отделиться от своего отца, великого князя Киевского, завел свое войско, перестал платить в Киев обычную дань и десятину. Единству Русской земли, за которое всю жизнь боролся святой Владимир, угрожала опасность. В гневе и скорби князь повелел «мосты мостить, гати гатить», готовиться к походу на Новгород. В приготовлениях к этому походу креститель Руси тяжело заболел и предал дух Господу в селе Спас-Берестове 15 июля 1015 года. Он правил Русским государством тридцать семь лет (978–1015), из них двадцать восемь лет прожил во Святом Крещении. Перед кончиной он молился, сокрушаясь о своих грехах: «Господи Боже мой! Жил, не ведая Тебя, но Ты помиловал меня, и Святым Крещением просветил Ты меня – и познал Тебя, Боже всех, святой Творец всей твари, Отец Господа нашего Иисуса Христа! Слава Тебе, и Сыну, и Святому Духу! Владыко Боже! Не попомни моей злобы: не познал Тебя в язычестве, ныне же знаю Тебя и увидел. Господи Боже мой, помилуй меня: если хочешь казнить и мучить меня за грехи мои – казни меня Сам, Господи, но бесам не предай меня!» И так со светлой надеждой на милость Божию закончил свой жизненный путь.
   Готовясь к новой борьбе за власть и надеясь в ней на помощь поляков, Святополк, чтобы выиграть время, пытался скрыть смерть отца. Но патриотически настроенные киевские бояре тайно, ночью, вывезли тело почившего государя из Берестовского дворца, где сторожили его люди Святополка, и привезли в Киев. В Десятинной церкви гроб с мощами святого Владимира встретило киевское духовенство во главе с митрополитом Иоанном. Святые мощи были положены в мраморной раке, поставленной в Климентовском приделе Десятинного Успенского храма рядом с такой же мраморной ракой царицы Анны.
   Имя и дело святого равноапостольного Владимира, которого народ назвал Красным Солнышком, связано со всей последующей историей Русской Церкви. «Им мы обожились и Христа, Истинную Жизнь, познали», – засвидетельствовал святитель Иларион. Подвиг его продолжили его сыновья, внуки, правнуки, владевшие Русской землей в течение почти шести столетий: от Ярослава Мудрого, сделавшего первый шаг к независимому существованию Русской Церкви – до последнего Рюриковича, царя Феодора Иоанновича, при котором (в 1589 г.) Русская Православная Церковь стала пятым самостоятельным Патриархатом в диптихе Православных Автокефальных Церквей.
   Празднование святому равноапостольному Владимиру было установлено святым Александром Невским после того, как 15 мая 1240 года помощью и заступлением святого Владимира была одержана знаменитая Невская победа над шведскими крестоносцами.
   Но церковное почитание святого князя началось на Руси значительно ранее. Деятельность Крестителя Руси рано была осознана русскими людьми как благодатный подвиг равноапостольного государя. Будущий митрополит Иларион в 40-х годах XI века, восклицая в своей похвале князю Владимиру: «Како ти сердце разверзеся? Како вниде в тя страх Божий? Како прилепися любви Его, не видя апостола, пришедша в землю твою?», прямо ублажает его званием «подобника великаго Константина, во владыках апостола». «Слово» Илариона содержит в себе элементы акафиста и молебна и впоследствии было приспособлено к богослужебному употреблению. Это дает основания предполагать, что в правление Ярослава Мудрого были предприняты шаги к церковному прославлению князя Владимира.
   Возможно, в первое время почитание князя Владимира пребывало в тени рано установившегося празднования святым Борису и Глебу, так что и церковное поминовение его происходило не самостоятельно, под 15 июля, а в дни памяти его сыновей-страстотерпцев. Существовала древняя и устойчивая иконографическая практика изображать святого князя Владимира Святославича именно со святыми Борисом и Глебом.
   Эпоха святого Владимира была ключевым периодом для государственного становления Православной Руси. Святой равноапостольный великий князь Владимир на века вперед предопределил духовные судьбы Русской Церкви и русского православного народа. Он заложил краеугольный камень в основание, на котором воздвигался храм русского Православия, росло и укреплялось русское национальное самосознание, русская государственность и русская культура. Объединение славянских земель и оформление государственных границ державы Рюриковичей происходили в напряженной духовной и политической борьбе с соседними племенами и государствами. Крещение Руси было важнейшим шагом ее государственного самоопределения. День памяти святого Владимира можно считать и национальным, и церковным, и государственным, и культурным праздником.

Владимирское великое княжество – древнейший политический и церковный центр Руси

   Вконце X века князем Владимиром Святославичем на высоком берегу реки Клязьмы, на границе Залесья и Ополья, был заложен город Владимир. Древнейшим населением Владимиро-Суздальского княжества были финно-угорские племена (упоминаемые в летописях меря, мещера и мурома), а с конца IX века – славяне (новгородские словене, смоленские кривичи и приокские вятичи). В начале XII века город Владимир был укреплен Владимиром Мономахом.
   Владимирское великое княжество становится главным княжеством Северо-Восточной Руси в конце 50-х годов XII века. Первоначально было уделом внутри Суздальского княжества, выделенным Юрием Владимировичем Долгоруким своему третьему сыну, благоверному князю Андрею Юрьевичу Боголюбскому. Лаврентьевская летопись сообщает о том, что после поражений Юрия Долгорукого под Киевом и Переяславлем Русским в 1151 году Андрей оставил отца и братьев «и иде в свою волость Володимерю». Очевидно, Владимир-на-Клязьме был центром его владений в Суздальской земле.
   В 1157 году, после смерти Юрия Долгорукого, Андрей Юрьевич наследовал отцовские суздальские владения, но своей княжеской столицей он вместо Суздаля сделал Владимир. Так образовалось обширное Владимирское княжество, при Андрее Боголюбском ставшее единственным во всей Северо-Восточной Руси. Оно было монолитным, поскольку Андрей изгнал большинство братьев и племянников, а оставшиеся с ним братья Ярослав, Святослав и Борис собственных владений во Владимирском княжестве не имели. Стремясь в своей политике единовластия опереться на Церковь, Андрей Боголюбский безуспешно пытался отделить Владимирское княжество от митрополии всея Руси и поставить во Владимире особого митрополита, а на Ростовской кафедре, единственной в то время в Северо-Восточной Руси, иметь послушного своей воле епископа.
   Белокаменные памятники XII века – Золотые ворота, кафедральный собор, княжеские и монастырские церкви – воплотили столичное достоинство города, соединив во времени «матерь городов русских» Киев и будущую столицу Руси, а сначала – «пригород» Владимира, Москву. Градостроительный замысел князя-самовластца Андрея Боголюбского раскрывают летописи: Золотые ворота – «да будет память Отечеству моему», Успенский собор – «хощу бо сей град обновити митрополиею», Боголюбово – «город камен в память себе», а сам Владимир – «да будет сей град великое княжение и глава всем».
   Гибель князя Андрея Боголюбского привела к борьбе за его наследие. В этой борьбе выявилась возросшая роль Владимира, сохранявшего значение княжеского стольного центра.
   Младший брат Андрея, Всеволод Большое Гнездо, сохранил и умножил столичное великолепие города, создав детинец с Дмитриевским собором, Рождественский монастырь с белокаменным храмом, Княгинин монастырь в северо-западном углу города, а главную святыню княжества – Успенский собор – сделав еще больше и краше. При Всеволоде Большое Гнездо территория Владимирского княжества расширилась, появились такие города, как Устюг, Кострома, Нерехта, Соль Великая, Унжа, Зубцов, окончательно оформились владимирские части в граничивших с Новгородом землях Торжка и Волока Ламского. Смерть князя Всеволода Большое Гнездо в 1212 году означала владельческое и политическое дробление прежде единого Владимирского княжества: между его детьми началась междоусобная борьба.
   Право владимирского князя посылать других князей в походы ярко демонстрируют летописи. Правитель Владимирского княжества не только стоял во главе вооруженных сил своих родственников, но и был верховным руководителем их внешней политики. От правителя Северо-Восточной Руси зависело и наделение родственников владениями. Так, в конце 1222 года новгородцы испрашивали себе князя также у правителя Владимирского княжества. Наконец, владимирский князь определял назначения епископов в расположенные в Северо-Восточной Руси Владимирскую и Pостовскую епархии.
   Однако финансовых повинностей в его пользу жители других княжеств в домонгольское время не несли. Положение стало иным в результате завоевания Руси ханом Батыем. С 1242 года русские князья стали утверждаться на своих столах ханами, выдававшими князьям ярлыки на их владения. Начиная со второй половины XIII века влияние владимирских князей на выбор кандидатов в епископы для умножившихся епархий Северо-Восточной Pуси существенно уменьшилось, и лишь назначение Владимирских епископов во многом определялось ими. После переноса в 1299 году митрополичьей кафедры из Киева во Владимир резко возросла роль владимирского князя при избрании митрополита всея Pуси. Однако, как и раньше, он не смог сосредоточить в своих руках финансовые средства, даже те, которые должны были собираться в пользу ордынцев и выплачиваться им.
   В начале XIV века стоявший во главе Владимирского княжества благоверный великий князь Михаил Ярославич Тверской официально принял титул великого князя всея Руси, то есть старшего среди потомков Всеволода Большое Гнездо. С этого времени Владимирское княжество стало называться великим.
   Борьба между русскими князьями за Владимирское великое княжество, сулившая обладание обширной и богатой территорией, высшими княжескими правами, в том числе правом княжить в Новгороде, была ожесточенной и упорной. Соперничали князья Твери, Москвы и Нижнего Новгорода. Борьба между правителями Северо-Восточной Руси завершилась присоединением Владимирского великого княжества к владениям благоверного великого князя Димитрия Иоанновича Донского, что было окончательно урегулировано московско-тверским договором 1399 года.
   С подъемом Москвы Владимир подчинился новой столице. Однако в XV–XVI веках Владимир сохранял авторитет как один из древнейших политических и церковных центров Северо-Восточной Руси, что нашло отражение в титулатуре московских великих князей и русских царей, неизменно включавшей титул «князь Владимирский».

Канон святому равноапостольному князю Владимиру

Тропарь, глас 4-й

   Уподо́бился еси́ купцу́, и́щущему до́браго би́сера, славнодержа́вный Влади́мире, на высоте́ стола́ седя́ ма́тере гра́дов, богоспаса́емаго Ки́ева, испыту́я же и посыла́я к ца́рскому гра́ду уве́дети Правосла́вную ве́ру, и обре́л еси́ безце́нный би́сер Христа́, избра́вшаго тя я́ко втора́го Па́вла, и отря́сшаго слепо́ту во святе́й купе́ли душе́вную, вку́пе и теле́сную: те́мже пра́зднуем твое́ успе́ние, лю́дие твои́ су́ще. Моли́ спасти́ся держа́вы твое́я Росси́йския нача́льником и мно́жеству владо́мых.

Канон, глас 8-й

Песнь 1

   Ирмос: Посе́ченный несеко́маго пресече́, и ви́де со́лнце зе́млю, ю́же не ви́де; лю́таго врага́ вода́ потопи́, и непроходи́мое про́йде Изра́иль. Песнь же воспева́шеся: Го́сподеви пои́м, сла́вно бо просла́вися.
   Припев: Святы́й равноапо́стольный вели́кий кня́же Влади́мире, моли́ Бо́га о нас.
   Собезнача́льное Сло́во Бо́жие, И́же дре́вле четыре́м стихи́ям Творе́ц, и те́ми весь мир сотвори́вый, свя́занную страстьми́ ду́шу мою́ разреши́, я́ко да воспою́, лику́я, сла́внаго кня́зя Васи́лия.
   Слава: От выспрь соше́д, Влады́ко, невеще́ственно на духо́вную го́ру, свы́ше прося́щим от Тебе́ оби́льну све́тлость душа́м посли́, до стодо́лжно похвали́ти чу́днаго кня́зя Васи́лия.
   И ныне: Ма́терем и де́вам похвала́ Ты, Влады́чице, ро́ждшая Жизнь, Творца́ ми́рови, ма́терских же боле́зней не ощути́ла еси́, но Ма́ти у́бо и Де́ва пребыла́ еси́. Те́мже хва́ляще Тя, ра́дуйся, вопие́м Ти.

Песнь 3

   Ирмос: Утверди́ся се́рдце мое́ во Го́споде, вознесе́ся рог мой в Бо́зе Спа́се мое́м, разшири́шася на враги́ моя́ уста́ моя́, возвесели́хся о спасе́нии Твое́м.
   Святы́й равноапо́стольный вели́кий кня́же Влади́мире, моли́ Бо́га о нас.
   Я́ко труба́ богогла́сная возгласи́ язы́к твой, блаже́нне, духо́вный, провозглаша́ющь всем конце́м земли́ Росси́йския Христо́во правове́рное Креще́ние, и́мже просвеще́н быв, мир весь просвети́л еси́.
   Слава: Сия́ет днесь, Васи́лие, пресла́вная па́мять твоя́, ю́же пра́зднуют христоимени́тии лю́дие, тебе́ похваля́я, своего́ пра́отца, и́хже к све́ту разу́мному приве́л еси́.
   И ныне: Сень зако́на пре́йде Рождество́м Твои́м, Богоро́дице, благода́ти прише́дши, О́тчу Сло́ву Христу́ Бо́гу на́шему: Его́же позна́в, сла́вный князь, це́рковь твою́ све́тло укра́сил есть.
   Го́споди, поми́луй (трижды).

Седален, глас 2-й

   В моли́твах бдяй при́сно ра́достною душе́ю, Васи́лие, того́ ра́ди поче́рпл еси́ Ду́ха прему́дрости от исто́чника, сходя́щаго свы́ше. Тем ве́рою просия́в я́ко со́лнце, моля́ся Христу́ непреста́нно: ускори́ Ще́дрый, и потщи́ся спасти́ от прегреше́ний мир.
   Слава и ныне: Богоро́дице безневе́стная Чи́стая, Я́же без се́мене ро́ждшая всех Влады́ку, Того́ со А́нгелы моли́ изба́витися нам от вся́каго недоуме́ния, и да́ти умиле́ние и свет ду́шам на́шим, и согреше́ний очище́ние, Я́же еди́на вско́ре заступа́ющи.

Песнь 4

   Ирмос: Проро́к Авваку́м у́мныма очи́ма прови́де, Го́споди, прише́ствие Твое́, тем и вопия́ше: от ю́га прии́дет Бог. Сла́ва си́ле Твое́й, сла́ва снизхожде́нию Твоему́.
   Святы́й равноапо́стольный вели́кий кня́же Влади́мире, моли́ Бо́га о нас.
   Све́тло бысть и сла́дко по о́блаце, и́мже покрыва́шеся небе́сное со́лнце, весела́ же и радо́стна весна́ по зи́мней ско́рби: ты же по о́блаце и́дольскаго мра́ка Креще́нием, я́ко со́лнце све́тлое, возсия́л еси́ нам, Васи́лие.
   Слава: Па́вел фарисе́й, к Дама́ску гряды́й, ма́лым блеща́нием вели́каго све́та ослепле́н, Креще́нием же просвети́ся: ему́же ты подо́бник был еси́, сла́вне, Ко́рсуня доше́л, очны́й мрак отгна́л еси́.
   И ныне: Тя яви́лася еси́, Де́во, ко́рень ненапое́н, прозяба́я отпуще́ние, плод светоно́сный ро́ждши Христа́ Бо́га на́шего: дряхле́ющую страстьми́ ду́шу мою́ просвети́ и испроси́ грехо́в оставле́ние.

Песнь 5

   Ирмос: Го́споди Бо́же наш, мир даждь нам, Го́споди Бо́же наш, стяжи́ны, Го́споди, ра́зве Тебе́ ино́го не ве́мы, имя Твое́ имену́ем.
   Святы́й равноапо́стольный вели́кий кня́же Влади́мире, моли́ Бо́га о нас.
   Ра́дуйся и красу́йся ду́хом, Росси́йский царю́ Васи́лие, изря́дныя бо ве́тви Богоса́дныя ко Христу́ прине́сл еси́, Богоизря́дный твой плод, Бори́са сла́внаго и Гле́ба благочести́ваго: с ни́миже предстоя́ Христу́, о нас моли́ся.
   Слава: Ди́вный прорече́ Иса́ия на Иерусали́м: бу́дет я́ве гора́ Госпо́дня, и дом на верх гор. Пра́ведне же на тебе́ разуме́хом благода́ть Ду́ха: дом бо Влады́це созда́л еси́ на версе́х гор.
   И ныне: Пропове́дует о тебе́ чу́дный Иса́ия Ду́хом, Де́вою хотя́щу роди́ти Христа́ без се́мене: Дави́д же, Твой пра́дед, ди́вно провозвести́ Твоя́ вели́чествия: спасе́ бо нас я́ко ми́лостив.

Песнь 6

   Ирмос: Я́ко во́ды морски́я, Человеколю́бче, волна́ми жите́йскими обурева́юся. Те́мже, я́ко Ио́на, та́ко вопию́ Ти: возведи́ от тли живо́т мой, благоутро́бне Го́споди.
   Святы́й равноапо́стольный вели́кий кня́же Влади́мире, моли́ Бо́га о нас.
   Благоче́стия ревни́тель сла́внаго царя́ Константи́на ты был еси́, Васи́лие, просвети́вшаго креще́нием е́ллинский род: ты же духо́вною ба́нею лю́ди твоя́ пресве́тло обнови́л еси́.
   Слава: Услади́в любо́вию Христо́вою ду́шу и разу́мныя прие́м криле́, прелете́л еси́ и́дольский мрак и разгна́л еси́ тму злове́рия, блаже́нне, всели́вся в черто́г Спа́са всех Бо́га.
   И ныне: Благоду́шствует Це́рковь Росси́йская днесь, и правове́рных собо́ри, в па́мять пресве́тлую Васи́лия ублажа́юще твое́ безсе́менное Рожде́ство, Де́во, и приле́жно Сы́ну Твоему́, моля́щеся, зову́т: Тя велича́ем.
   Го́споди, поми́луй (трижды). Слава, и ныне:

Кондак, глас 8-й

   Подо́бствовав вели́кому Апо́столу Па́влу в седи́нах, всесла́вне Влади́мире, вся, я́ко младе́нческая мудрова́ния, и́же о и́долех тща́ния оста́вль, я́ко муж соверше́нный, украси́лся еси́ Боже́ственнаго креще́ния багряни́цею: и ны́не Спа́су Христу́ в весе́лии предстоя́, моли́ спасти́ся держа́вы Росси́йския нача́льником и мно́жеству владо́мых.

Икос

   Просвети́вый дре́вле Изра́иля Моисе́йским зако́ном, просвети́л же еси́ мир явле́нием Твое́го Прише́ствия, Христе́ Бо́же, Богогла́сныя твоя́ ученики́ посла́л еси́ пропове́дати по стра́нам е́же от Де́вы безсе́менное рождество́ Твое́ и тем повеле́л еси́ крести́ти во и́мя Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха. Обветша́вшу же ви́дя страну́ Росси́йскую грехо́м, Дух Твой посла́л еси́ в крепкоразу́мнаго ду́шу сла́внаго Влади́мира, позна́ти Тебе́ Еди́наго от Тро́ицы Христа́ Бо́га и Твои́м креще́нием просвети́ти избра́нныя Твоя́ и от Тебе́ поруче́нныя ему́ лю́ди и привести́ к Тебе́ ве́рою вопию́щия: изба́ви Твое́ достоя́ние от сопроти́вных пога́н, Росси́йския нача́льники и мно́жество владо́мых.

Песнь 7

   Ирмос: Халде́йския пе́щи всепа́губную си́лу угаси́вше о́бразом А́нгела снизше́дшаго, Зижди́телю ю́ноши взыва́ху: благослове́н еси́ и хва́льный, Бо́же оте́ц на́ших.
   Святы́й равноапо́стольный вели́кий кня́же Влади́мире, моли́ Бо́га о нас.
   Прао́тчи богоистка́нныя мя ри́зы враг душегу́бец обнажи́л есть: Иису́с же безнача́льный явле́йся пло́тию, очи́стив водо́ю Ду́ха, па́ки мне подаде́ ю, Его́же позна́в, сла́вне Влади́мире, весели́шися, вопия́: благослове́н Бог оте́ц н́аших.
   Слава: Моисе́йский сохрани́в зако́н, Дании́л Боговиде́ния сподо́бися: прао́теческия же ты попра́в и́долы, не я́ко во мра́це, но в бо́льшей сла́ве разу́мно узре́л еси́ Христа́ со Отце́м и Ду́хом, Креще́нием же просвеще́н, весели́шися, вопия́: благослове́н Бог оте́ц на́ших.
   И ныне: Боже́ственныя обнажи́ оде́жды, враг прельсти́в первозда́ннаго пра́деда Твоего́, Де́во, из боку́ же Твое́ю Чи́стою и Неискусобра́чною прише́д Спас Сла́дкий мой Иису́с, на Него́же поте́к, а́ки на Ада́ма, но о Бо́га образи́ся и сокруши́ся лю́те. Мы же Cы́ну Твоему́ зове́м: благослове́н Бог оте́ц на́ших.

Песнь 8

   Ирмос: Покрыва́яй вода́ми превы́спренняя Своя́, полага́яй мо́рю преде́л песо́к и содержа́й вся, Тя пое́т со́лнце, Тя сла́вит луна́, Тебе́ прино́сит песнь вся тварь, яко Соде́телю всех во ве́ки.
   Святы́й равноапо́стольный вели́кий кня́же Влади́мире, моли́ Бо́га о нас.
   Род пра́ведных благослови́тся, Боже́ственныя веща́ша уста́, е́же на тебе́ сбы́стся, блаже́нне: се́мя бо святоле́пное и Богоизбра́нное прине́сл еси́ Христу́, непобеди́мыя му́ченики, и́миже просвети́л еси́ зе́млю Росси́йскую. И́хже похваля́юще с тобо́ю, превозно́сим Христа́ во ве́ки.
   Слава: Ма́ти всех гра́дов вои́стинну ца́рства твоего́ град яви́ся Ки́ев, в не́мже Христо́с пре́жде со Отце́м и Ду́хом просла́вися, твое́ю прама́терию и тобо́ю, блаже́нне, иде́же му́жественное твое́ те́ло лежи́т све́тло в це́ркви Влады́чицы: мы же лю́дие твои́, хва́ляще, пое́м Христа́ во веки.
   И ныне: Безнача́льное сия́ние и Сло́во О́тчее пропове́даша нело́жно проро́честии гла́сы, из Тебе́ хотя́щаго без тли роди́тися Емману́ила, Бо́га же и челове́ка, кре́пкое язы́ков ча́яние, Ему́же, я́ко Ма́ти, моли́ся спасти́ся нам.

Песнь 9

   Ирмос: Ужасе́ся о сем не́бо и земли́ удиви́шася концы́, я́ко Бог яви́ся челове́ком пло́тски и чре́во Твое́ бысть простра́ннейшее небе́с. Тем Тя, Богоро́дицу, А́нгелов и челове́к чинонача́лия велича́ют.
   Святы́й равноапо́стольный вели́кий кня́же Влади́мире, моли́ Бо́га о нас.
   Дави́д обре́теся пре́жде Изра́илю держа́вный царь и лю́ди спасе́, бо́ги иноязы́чныя низложи́в, Ду́хом Бо́жия Сы́на пропове́да: ты же в Тро́ице позна́л еси́ Бо́га, блаже́нне Васи́лие, Его́же велича́ем.
   Слава: Да торжеству́ют днесь ве́село па́мять твою́ святоле́пно в це́ркви Бо́жия Ма́тере богоизбра́ннии лю́дие, ю́же любе́зно украси́л еси́, в па́мять ве́чную твоего́ преставле́ния, не́бо земно́е: в не́йже почива́я, ожида́еши всестра́шныя трубы́ Арха́нгеловы, блаже́нне. Тем тя при́сно велича́ем.
   И ныне: Ду́хом Боже́ственным распаля́еми вси ро́ди, любо́вию блажи́м Тя, Богоро́дице: Ты бо кля́тву прама́тере разруши́ла еси́. Приле́жно же пое́м Бо́жия Слова́: Того́ бо неопа́льно во чре́ве Твое́м прие́мши, родила́ еси́ пло́тию. К Нему́же моли́ся изба́витися ве́рному Твоему́ ста́ду от вся́кия ну́жды и печа́ли.

Акафист святому равноапостольному князю Владимиру

Кондак 1

   Избра́ннаго свети́льника, тьму идолослуже́ния в держа́ве Ру́сской разгна́вшаго и све́том Боже́ственныя ве́ры ю просвети́вшаго, восхваля́ем тя, святы́й равноапо́стольный кня́же Влади́мире: ты же, я́ко вы́ну со дерзнове́нием предстоя́й Царю́ ца́рствующих, не преста́й моля́ся о достоя́нии твое́м и твои́ми моли́твами сохраня́й нас от вся́ких бед и зол, да со умиле́нием благода́рственно зове́м ти:
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Икос 1

   А́нгелом и челове́ком Творе́ц, времена́ и ле́та во Свое́й вла́сти положи́вый и судьбы́ госуда́рств и наро́дов устроя́яй, егда́ благоизво́ли призва́ти род ру́сский от тьмы идолослуже́ния ко све́ту и́стины и пра́вды ве́чныя, поста́ви тя, благове́рный кня́же, благовести́теля и соверши́теля сея́ всеблаги́я во́ли Своея́. Те́мже, благодаря́ще Творца́ и Спа́са на́шего, славосло́вим тя, я́ко вели́каго избра́нника Бо́жия на́шего ра́ди спасе́ния, с весе́лием зову́ще:
   Ра́дуйся, равноапо́столе, ко просвеще́нию наро́да ру́сскаго Прему́дрым Про́мыслом предъизбра́нный.
   Ра́дуйся, от первозва́ннаго апо́стола на гора́х Ки́евских прорече́нный.
   Ра́дуйся, пресла́вный сосу́де Боже́ственныя благода́ти, держа́ве твое́й дарова́нный.
   Ра́дуйся, пречу́дный ко́реню, из него́же на земли́ на́шей произрасте́ ве́лие дре́во правове́рия.
   Ра́дуйся, я́ко тобо́ю и́мя Госпо́дне во всех преде́лех страны́ твое́й прославля́ется.
   Ра́дуйся, я́ко и твое́ пресла́вное и́мя от всех родо́в ру́сских с любо́вию воспева́ется.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 2

   Ви́дя суету́ безду́шных и́долов и пре́лесть диа́вола, е́юже уловля́ет те́мныя лю́ди в се́ти беззако́ния, ку́пно же слы́ша святы́х первому́ченик ру́сских за Христа́, Фео́дора и ю́наго Иоа́нна, глаго́лющих безбо́жным мучи́телем: «Бо́зи ва́ши не суть бо́зи, но дре́во, е́же днесь пребыва́ет – у́тро сгни́ло есть. Еди́н же есть Бог И́стинный, И́же сотвори́ не́бо и зе́млю»; тогда́ возгоре́лся еси́ се́рдцем, во е́же взыска́ти и уве́дети Сего́ Еди́наго И́стиннаго Бо́га, Ему́же покланя́ется вся́ко коле́но небе́сных, земны́х и преиспо́дних, немо́лчно воспева́я: Аллилу́иа.

Икос 2

   Ра́зум всевы́шний приосени́ тя, егда́ предста́ша ти пропове́дницы разнове́рнии, и потща́лся еси́, да не уловле́н бу́деши в се́ти лжеуче́ния, но да обря́щеши ве́ру и́стинную и спаси́тельную. Те́мже ублажа́ем тя:
   Ра́дуйся, прему́дрый просвети́телю наро́да ру́сскаго.
   Ра́дуйся, ра́зум богопросвеще́нный стяжа́вый.
   Ра́дуйся, я́ко ухищре́ния и суесло́вия лжеучи́телей посрами́л еси́.
   Ра́дуйся, я́ко глаго́лы Жи́зни Ве́чныя в словесе́х мудреца́ и́стиннаго му́дре уразуме́л еси́.
   Ра́дуйся, лучу́ Боже́ственнаго све́та посреде́ тьмы лжеве́рия.
   Ра́дуйся, стено́ неруши́мая посреде́ бу́ри страсте́й язы́ческих.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския прocвети́тeлю.

Кондак 3

   Си́лою свы́ше умудре́н, посла́л еси́ мужи́ избра́нныя во стра́ны ины́я, да ви́дят и испыта́ют, ка́ко ини́и наро́ди слу́жат Бо́гу и ка́ко ве́ру свою́ от дел свои́х показу́ют; ти́и же вся до́бре испыта́вше, достиго́ша Царьгра́да, иде́же ви́дяще благоле́пное соверше́ние Боже́ственнаго священноде́йствия, мне́ша себе́ не на зе́мли, но на небеси́ стоя́ти и со умиле́нием се́рдца возда́ша хвалу́ Го́сподеви, зову́ще: Аллилу́иа.

Икос 3

   Иму́ще в сердца́х свои́х тве́рдое увере́ние, я́ко ве́ра гре́ко-восто́чная вои́стину е́сть правосла́вная и я́ко священноде́йствия ея́ па́че всех ины́х велеле́пна, по́слании тобо́ю му́жие, возврати́вшеся во Оте́чествие свое́, испове́даша сия́ пред лице́м твои́м и пред старе́йшины твои́ми, реко́ша же: «Никто́же, вкуси́в сла́дкаго, восхо́щет го́рькаго, та́ко и мы не мо́жем па́ки оста́ти зде и служи́ти куми́ром». Яково́е извеще́ние прие́м, возгоре́лся еси́ ре́вностию по ве́ре и́стинней. Сего́ ра́ди велич́аем тя:
   Ра́дуйся, гла́су Боже́ственныя благода́ти приле́жно внима́вый.
   Ра́дуйся, води́тельству Свята́го Ду́ха ycе́pдно после́дствовавый.
   Ра́дуйся, я́ко сове́тники твоя́ умудри́л еси́.
   Ра́дуйся, вся лю́ди твоя́ сове́ты твои́ми ко и́стинней ве́ре приве́л еси́.
   Ра́дуйся, я́ко со тща́нием поиска́л еси́ до́браго би́сера – Христа́.
   Ра́дуйся, пчело́ трудолюби́вая, му́дре взыска́вшая цветы́, в нихже сла́дкий мед и́стины и спасе́ния.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 4

   Бу́рею сумне́ний и недоуме́ний не поколеба́лся еси́, повнегда́ уве́дети тебе́ ве́ру и́стинную, правосла́вную, но а́бие восхоте́л еси́ прия́ти Свято́е Креще́ние со все́ю держа́вою твое́ю, да ку́пно с не́ю, я́ко оте́ц со ча́ды свои́ми, досто́йно воспое́ши Бо́гу: Аллилу́иа.

Икос 4

   Слы́шавше боля́ре и старе́йшины я́же о ве́ре и́стинней, помяну́ша прама́терь твою́, святу́ю княги́ню О́льгу, яже прия́т Свято́е Креще́ние в Царегра́де, и реко́ша: «А́ще не бы блага́ бысть ве́ра сия́, не бы прия́ла ю сия́ мудре́йшая в жена́х». Те́мже и мы, при́сно помина́юще прему́друю О́льгу, благода́рственно зове́м ти:
   Ра́дуйся, я́ко соблю́л еси́ Боже́ственное се́мя, е́же все́я в се́рдце твое́ блаже́нная прама́терь твоя́.
   Ра́дуйся, я́ко святы́м заве́там тоя́ после́довал еси́.
   Ра́дуйся, я́ко прови́дел еси́ в ней зарю́ спасе́ния наро́да твоего́.
   Ра́дуйся, со́лнце, возше́дшее по заре́ той.
   Ра́дуйся, све́те, старе́йшины твоя́ просвети́вый.
   Ра́дуйся, вся лю́ди твоя́ ко Христу́ приве́дый.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 5

   Боготка́нную оде́жду Свята́го Креще́ния восхоте́в получи́ти, помы́слил еси́, отку́ду и ка́ко име́ти и́маши толи́к сонм па́стырей и учи́телей, да просветя́т вся лю́ди твоя́ с тобо́ю, и ка́ко поя́ти себе́ жену́, в ве́ре святе́й испыта́нну, до́му твоему́ благу́ю строи́тельницу, ча́дом твои́м ма́терь во Христе́, сове́тницу же всем во благоче́стии, и о сем всем поревнова́в, дух твой приведе́ тя ко стране́ Гре́честей, иде́же ве́рнии от лет дре́вних благоче́стно воспева́ют Бо́гу: Аллилу́иа.

Икос 5

   Ви́девше ца́рие гре́честии всю страну́ твою́ во тме идолослуже́ния косня́щу, небрего́ша тя, я́ко куми́ром служа́ща, оба́че побежде́ни бы́вше от тебе́ и уве́девше кре́пкое изволе́ние твое́ прия́ти Свято́е Креще́ние и вся лю́ди твоя́ ко Христу́ привести́, испо́лнишася ра́дости и вда́ша ти сестру́ свою́ А́нну на брак, па́стыри же и учи́тели наро́ду твоему́. Те́мже и мы, при́сно ра́дующеся свято́му сему́ сою́зу твоему́, воспева́ем тя:
   Ра́дуйся, я́ко посети́л есть тя Восто́к свы́ше.
   Ра́дуйся, я́ко звезда́ Всевы́шняго приведе́ тя к Восто́ку, иде́же Прему́дрость созда́ себе́ дом и утверди́ столпо́в седмь, седмь Собо́ров Вселе́нских, и́же утверди́ша ве́ру Христо́ву по вселе́нней.
   Ра́дуйся, я́ко сия́ есть ве́ра апо́стольская, сия́ ве́ра вселе́нную всю утверди́.
   Ра́дуйся, я́ко от чи́стаго исто́чника чи́стое уче́ние Христо́во прия́л еси́.
   Ра́дуйся, до́му твоего́ и чад твои́х до́брый рачи́телю.
   Ра́дуйся, всего́ наро́да твоего́ прему́дрый наста́вниче.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 6

   Па́стырие и учи́тели, и́хже прия́л еси́, прехва́льне кня́же, от царе́й гре́ческих, я́ко да напая́ют всю страну́ Ру́сскую уче́ньми Боже́ственными, со тща́нием теча́ху на де́лание свое́, благода́рственно пою́ще призва́вшему наро́д твой ко спасе́нию Го́споду Бо́гу: Аллилу́иа.

Икос 6

   Возсия́ пречу́дне чу́вственный свет в помраче́нною неду́гом слепоты́ о́чию твое́ю, в душе́ твое́й све́ту благода́ти возсия́вшу, егда́, просвети́вся Боже́ственным Креще́нием, изше́л еси́ от святы́я купе́ли, е́же ощути́в, ра́достно воскли́кнул еси́: «Ны́не позна́х Бо́га И́стиннаго». Те́мже ублажа́ем тя:
   Ра́дуйся, свети́льниче, огне́м Боже́ственныя благода́ти во тме язы́чества возжже́нный.
   Ра́дуйся, благовести́телю све́та Христо́ва, омраче́нная очеса́ и сердца́ наро́да твоего́ отверза́яй.
   Ра́дуйся, я́ко у́мною о́чию твое́ю прови́дел еси́ Бо́жие смотре́ние о держа́ве твое́й.
   Ра́дуйся, я́ко до конца́ потща́лся еси́, да и вси лю́дие твои́ просветя́тся в нем.
   Ра́дуйся, богосве́тлая главо́ князе́й ру́сских.
   Ра́дуйся, сла́внейшее украше́ние и похвало́ Це́ркве Христо́вы.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 7

   Хотя́ просвети́ти Боже́ственным Креще́нием наро́д ру́сский, пе́рвее повеле́л еси́ крести́тися сыново́м и вельмо́жам твои́м, да вси лю́дие, после́дующе стопа́м их, со благи́м произволе́нием присту́пят ко Свято́му Креще́нию, благоче́стно зову́ще Бо́гу: Аллилу́иа.

Икос 7

   Но́во творе́ние во Христ́е яви́ тя по Святе́м Креще́нии о́браз жития́ твоего́: ревни́тель бо пе́рвее быв идолослуже́ния, последи́ вы́ну по ве́ре Христо́вой ревнова́л еси́. Возлюби́л же еси́ кро́тость и милосе́рдие, воздержа́ние и целому́дрие и все житие́ по за́поведем Госпо́дним. Чудя́щеся у́бо благо́му премене́нию сему́, благоче́стно зове́м ти:
   Ра́дуйся, я́ко росо́ю Свята́го Ду́ха пла́мень страсте́й в себе́ угаси́л еси́.
   Ра́дуйся, я́ко огне́м Боже́ственныя благода́ти вся помышле́ния и вся чу́вствия твоя́ согре́л еси́.
   Ра́дуйся, селе́ния Госпо́дня, це́ркви святы́я, па́че всех селе́ний земны́х возлюби́вый.
   Ра́дуйся, Боже́ственныя слу́жбы и Христо́ва уче́ния па́че всех дея́ний и уче́ний взыска́вый.
   Ра́дуйся, о́браз но́ваго жития́ всем лю́дем твои́м в себе́ показа́вый.
   Ра́дуйся, си́рых и убо́гих благи́й корми́телю и попечи́телю.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 8

   Стра́нное бе, ку́пно же и радостотво́рное виде́ние, егда́ тмочи́сленный сонм муже́й и жен, ю́нош и дев, та́же незло́бивых младе́нец с ра́достию теча́ху к реце́ Днепру́, я́коже ко Иорда́ну, иде́же креща́хуся во и́мя Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, иере́ом на бре́зе вознося́щим тайноде́йственныя моли́твы и воспева́ющим Го́споду песнь: Аллилу́иа.

Икос 8

   Весь был еси́ объя́т неизрече́нною ра́достию, достоблаже́нне кня́же, зря креща́емыя лю́ди твоя́, и, во умиле́нии се́рдца возда́в хвалу́ Спаси́телю Бо́гу, усе́рдно моли́л еси́ Его́, да при́зрит на новопросвеще́нныя лю́ди Своя́, да утверди́т их в ве́ре и благоче́стии и да просла́вит и́мя Свое́ в стра́нах ру́сских. Воспомина́юще у́бо пресла́вное и прера́достное сих сбы́тие, прино́сим ти благода́рственныя и похва́льныя пе́сни сия:
   Ра́дуйся, вино́вниче спасе́ния безчи́сленных душ в земли́ Ру́сской.
   Ра́дуйся, неоскудева́емый исто́чниче благослове́ний и ми́лостей Бо́жиих к наро́ду твоему́.
   Ра́дуйся, благи́й вертогра́дарю, сад Боже́ственныя ве́ры в ца́рстве твое́м насади́вый.
   Ра́дуйся, пото́че сла́дости, напои́вый водо́ю благоче́стия лю́ди ру́сския.
   Ра́дуйся, я́ко Боже́ственную ве́ру просла́вил еси́, пре́лесть же и́дольскую посрами́л еси́.
   Ра́дуйся, я́ко Царь царе́й дарова́ тебе́ му́дрость Соломо́нову, кро́тость Дави́дову, ре́вность Илиину́, правове́рие апо́стольское.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 9

   Все естество́ А́нгелов, храни́телей ро́да челове́ческаго, просла́ви тя, благове́рный кня́же, егда́ повеле́л еси́ отце́м и ма́терем вдая́ти де́ти своя́ в уче́ние кни́жное, да разуме́ют, я́же ве́руют, и да позна́ют, ка́ко житие́ свое́ до́бре по ве́ре провожда́ти. Те́мже и ны́не при́зри на уча́щияся Боже́ственным писа́нием и на отце́в и ма́терей их, па́стырей же и учи́телей, споспе́шествующих им во уче́нии, благослови́, укрепи́ и наста́ви я во труде́х их, да возра́стают в в́ере и́стинней и в до́бром житии́, пою́ще Бо́гу: Аллилу́иа.

Икос 9

   Вити́я многовеща́нныя не мо́гут досто́йно изобрази́ти вели́чие благодея́ний, дарова́нных тобо́ю, кня́же, земли́ твое́й: водвори́в бо в ней Боже́ственную ве́ру, изба́вил еси́ ю от мра́ка язы́ческаго и ве́чныя поги́бели, откры́л еси́ ей путь ко и́стинному просвеще́нию, ко спасе́нию и земно́му благоде́нствию. Сего́ ра́ди со благодаре́нием благоче́стно зове́м ти:
   Ра́дуйся, могу́щества и сла́вы держа́вы Ру́сския основа́телю.
   Ра́дуйся, и́стиннаго просвеще́ния и благоче́стия в ней насади́телю.
   Ра́дуйся, в наро́де твое́м язы́ческих суеве́рий и злых обы́чаев искорени́телю.
   Ра́дуйся, и́дольских тре́бищ и куми́ров потреби́телю.
   Ра́дуйся, святы́х хра́мов созда́телю.
   Ра́дуйся, равноапо́стольному царю́ Константи́ну равноче́стный подо́бниче.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 10

   Спасти́ хотя́ от ве́чныя поги́бели ца́рство твое́, в бе́здне идолослуже́ния ги́бнувшее, подъя́л еси́ ве́лия труды́ и попече́ния, обходя́ гра́ды и ве́си земли́ твое́я и посыла́я повсю́ду па́стыри духо́вныя, во е́же Боже́ственною ве́рою Святы́м Креще́нием лю́ди твоя́ просвети́ти и научи́ти их Еди́ному И́стинному Бо́гу пе́ти: Аллилу́иа.

Икос 10

   Стена́ тве́рдая был еси́ земли́ твое́й во вся дни живота́ твоего́ проти́ву враго́в тоя́ и вино́вник благоде́нствия и сла́вы ея. Бу́ди и ны́не защи́тник необори́мый от враг ви́димых и неви́димых и помо́щник в ну́ждех и ско́рбех нам, с любо́вию вопию́щим тебе́:
   Ра́дуйся, благопопечи́тельнейший па́стырю наро́да ру́сскаго.
   Ра́дуйся, благострада́тельнейший о́тче си́рых и стра́ждущих.
   Ра́дуйся, гото́вый споспе́шниче и́щущих ве́чнаго спасе́ния и и́стиннаго просвеще́ния.
   Ра́дуйся, сла́ва и ра́дование держа́вы Ру́сския.
   Ра́дуйся, при́сный помо́щниче в многотру́днем де́ле народоуправле́ния.
   Ра́дуйся, мо́щный спобо́рниче в бра́ни во́инства ру́сскаго.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 11

   Пе́ние умиле́нное приими́ от нас, уго́дниче Бо́жий, сокруши́ твои́ми моли́твами вся враги́ на́ша, насади́ Правосла́вную ве́ру среди́ язы́к страны́ Ру́сския, неведу́щих И́стиннаго Бо́га, искоре́ни в ней вся е́реси и раско́лы, да сы́нове ру́сские еди́ными усты́ и еди́ным се́рдцем сла́вят Бо́га, пою́ще Ему́: Аллилу́иа.

Икос 11

   Светоза́рное свети́ло, просвеща́ющее сия́нием свои́м страну́ Ру́сскую, ты еси́, достохва́льне кня́же Влади́мире, разгоня́я мрак идолослуже́ния и показу́я путь к и́стинному просвеще́нию и небе́сному блаже́нству. Сего́ ра́ди, прославля́юще тя, глаго́лем:
   Ра́дуйся, звездо́, просвеще́нная от не заходи́маго Со́лнца Пра́вды.
   Ра́дуйся, путеводи́телю, пра́вую стезю́ к ве́чному спасе́нию нам откры́вый.
   Ра́дуйся, мо́щный споспе́шниче и укрепле́ние пропове́дников Правосла́вныя ве́ры.
   Ра́дуйся, при́сный покрови́телю благи́х наста́вников ю́ношества и всех благотрудя́щихся на по́льзу о́бщую.
   Ра́дуйся, ско́рый помо́щниче всех, к по́мощи твое́й прибега́ющих.
   Ра́дуйся, я́ко всем усе́рдно тя чту́щим благотво́рныя сове́ты подае́ши.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 12

   Благода́ть Пресвята́го Ду́ха испроси́ нам, преблаги́й па́стырю наш, от Всеще́драго Бо́га и Спа́са на́шего, вразумля́ющую и укрепля́ющую нас в де́ле спасе́ния, да не без пло́дна бу́дет в нас насажде́нная тобо́ю свята́я ве́ра, но да уклоня́ющеся от путе́й нече́стия и заблужде́ний, хо́дим во све́те за́поведей Бо́жиих и дости́гнем ве́чнаго блаже́нства, воспева́юще Бо́гу: Аллилу́иа.

Икос 12

   Пою́ще твоя́ премно́гая и пресла́вная благодея́ния, явле́нная держа́ве на́шей в просвеще́нии тоя́ све́том Боже́ственныя ве́ры, ку́пно же ве́лия твоя́ труды́ и по́двиги, во бла́го устрое́ние ея́ подъя́тыя, усе́рдно благодари́м и восхваля́ем тя, с любо́вию зову́ще:
   Ра́дуйся, богоизбра́нне и богопросла́вленне самоде́ржче земли́ Ру́сския.
   Ра́дуйся, несокруши́мое огражде́ние ея́, покро́ве и защище́ние.
   Ра́дуйся, ра́йское дре́во, произрасти́вшее две пречу́дныя о́трасли, святы́х страстоте́рпцев Бори́са и Гле́ба.
   Ра́дуйся, первостоя́телю святы́х Ру́сския Це́ркве.
   Ра́дуйся, апо́столов сопресто́льниче и сликовствова́телю.
   Ра́дуйся, я́ко на зе́млю Ру́сскую вы́ну призира́еши и благ вре́менных и ве́чных ей у Бо́га хода́тайствуеши.
   Ра́дуйся, Влади́мире, держа́вы Ру́сския просвети́телю.

Кондак 13

   О прехва́льный и преди́вный равноапо́столе, вели́кий кня́же Влади́мире! Приими́ ми́лостивно от нас благодаре́ние сие́ о всех, я́же тобо́ю воздаде́ Го́сподь нам, отце́м и пра́отцем на́шим и всей держа́ве Ру́сской, наче́н от дне Креще́ния да́же до сего́ ча́са, и моли́ Всеблага́го Бо́га проба́вити ми́лость Свою́ на ны и на ро́ды родо́в на́ших, утверди́ти ны в правове́рии и благоче́стии, храни́ти же от всех бед и зол, да сподо́бимся с тобо́ю, я́коже ча́да со отце́м, во ве́ки воспева́ти Бо́гу: Аллилу́иа.
   emp1
   (Этот кондак читается трижды, затем икос 1-й «Ангелом и человеком Творец…» и кондак 1-й «Избраннаго светильника…»)

Молитва святому равноапостольному князю Владимиру

   О вели́кий уго́дниче Бо́жий, богоизбра́нный и богопросла́вленный, равноапо́стольный кня́же Влади́мире!
   Ты отри́нул еси́ злове́рие и нече́стие язы́ческое, уве́ровал еси́ во Еди́наго И́стиннаго Триипоста́снаго Бо́га и, восприя́в Свято́е Креще́ние, просвети́л еси́ све́том Боже́ственныя ве́ры и благоче́стия всю страну́ Ру́сскую. Сла́вяще у́бо и благодаря́ще Премилосе́рдаго Творца́ и Спаси́теля на́шего, сла́вим, благодари́м и тя, просвети́телю наш и о́тче, я́ко тобо́ю позна́хом спаси́тельную ве́ру Христо́ву и крести́хомся во и́мя Пресвяты́я и Пребоже́ственныя Тро́ицы: то́ю ве́рою изба́вихомся от пра́веднаго осужде́ния Бо́жия, ве́чнаго ра́бства диа́воля и а́дова мучи́тельства, то́ю ве́рою восприя́хом благода́ть всыновле́ния Бо́гу и наде́жду насле́дования небе́снаго блаже́нства. Ты еси́ пе́рвый вождь наш к Нача́льнику и Соверши́телю на́шего ве́чнаго спасе́ния, Го́споду Иису́су Христу́, ты еси́ те́плый моли́твенник и хода́тай о стране́ Росси́йстей, о во́инстве и о всех лю́дех. Не мо́жет язы́к наш изобрази́ти вели́чие и высоту́ благодея́ний, тобо́ю излия́нных на зе́млю на́шу, отце́в и пра́отцев на́ших и на нас, недосто́йных.
   О всеблаги́й о́тче и просвети́телю наш! При́зри на не́мощи на́ша и умоли́ премилосе́рдаго Царя́ Небе́снаго, да не прогне́вается на ны зело́, я́ко по не́мощем на́шим по вся дни согреша́ем, да не погу́бит нас со беззако́ньми на́шими, но да поми́лует и спасе́т нас по ми́лости Свое́й, да всади́т в се́рдце на́ше спаси́тельный страх Свой, да просвети́т Свое́ю благода́тию ум наш, во е́же разуме́ти на́м пути́ Госпо́дни, оста́вити стези́ нече́стия и заблужде́ний, тща́тися же во стезя́х спасе́ния и и́стины, неукло́ннаго исполне́ния за́поведей Бо́жиих и уста́вов Святы́я Це́ркве.
   Моли́, благосе́рде, Человеколю́бца Го́спода, да проба́вит нам вели́кую ми́лость Свою́, да изба́вит нас от наше́ствия иноплеме́нных, от вну́тренних нестрое́ний, мятеже́й и раздо́ров, от гла́да, смертоно́сных боле́зней и от вся́каго зла, да пода́ст нам благорастворе́ние во́здуха и плодоно́сие земли́, да даст па́стырем ре́вность о спасе́нии пасо́мых, всем же лю́дем споспеше́ние о е́же усе́рдно слу́жбы своя́ исправля́ти, любо́вь ме́жду собо́ю и единомы́слие име́ти, на бла́го же Оте́чества и Святы́я Це́ркве ве́рне подвиза́тися, да возсия́ет свет спаси́тельныя ве́ры в стране́ на́шей во всех конце́х ея́, да упраздня́тся вся е́реси и раско́лы, да та́ко пожи́вше в ми́ре на зе́мли, сподо́бимся с тобо́ю ве́чнаго блаже́нства, хва́ляще и превознося́ще Бо́га во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Монастыри, соборы, церкви, иконы, памятники

Херсонесский Свято-Владимирский монастырь

   В середине XIX века российским императором Николаем I и Святейшим Синодом Русской Православной Церкви было решено создать в Крыму Русский Афон, по подобию известного центра православной монашеской жизни на греческой Горе Афон. Правительственный указ от 4 мая 1850 года предоставил возможность архиепископу Херсонесскому и Таврическому Иннокентию развернуть на крымской земле восстановление многочисленных христианских святынь, а также бурное монастырское строительство. Одним из таких мест, «кои наиболее уважаются народом и заслуживают того по своему внутреннему, священному характеру», являлся древний Херсонес, колыбель Русского Православия, где в 988 году приняли крещение киевский князь Владимир Святославович и его дружина.
   История Херсонесского монастыря начиналась с обустройства малочисленным штатом монахов и послушников скромной киновии. Ее устройством занимался игумен Василий (Юдин). В центральной части древнего городища за два с половиной года были построены небольшие помещения для братии и церковь. Первый храм освятили во имя святого князя Владимира.
   К сожалению, этим строениям была предназначена недолгая жизнь – вскоре началась Крымская война, и Херсонесская киновия оказалась в зоне военных действий. В период осады Севастополя французы разрушили и разграбили киновию, на месте монашеских келлий соорудили батарею с пороховыми складами, а храм сожгли и разрушили. Непоправимый урон был нанесен древнему херсонесскому городищу, территория которого была разрыта траншеями и разорена бессистемными раскопками французов.
   Возрождение киновии началось сразу после окончания Крымской войны в 1856 году. Оно связано с именем ее настоятеля архимандрита Евгения (в миру Иоанн Экштейн), шведа по происхождению. На средства севастопольских купцов Петра и Михаила Телятниковых и благодаря их стараниям была построена вначале небольшая деревянная церковь во имя Семи Святых Священномучеников Херсонесских, которую спустя три года заменил каменный одноименный храм, дошедший с некоторыми изменениями до наших дней, в этом же году киновию преобразовали в монастырь первого класса. Позже были построены настоятельский корпус с большим числом просторных келлий, трапезная, монастырская гостиница.
   С 15 июля 1858 года по Высочайшему указу из Севастополя от Адмиралтейского Свято-Никольского собора к монастырю стал совершаться крестный ход. В 1859 году из малой церкви Зимнего дворца по указанию Александра II в Херсонесский монастырь передали частицы мощей святого равноапостольного князя Владимира. В 1863 году по проекту архитектора К. Вяткина строится настоятельский корпус с домовой церковью во имя Покрова Божией Матери.
   Вся история Херсонесского монастыря, его планирование и сооружение строений, обустройство территории, повседневная деятельность монашествующих была неразрывно связана с историей исследования уникального памятника мирового значения, каким является древний Херсонес. Взаимоотношения православного монастыря с общественностью и специалистами-археологами, осуществлявшими раскопки на Херсонесском городище, были непростыми. До недавнего времени было принято оценивать роль монастыря в деле изучения Херсонеса исключительно негативно. Утверждалось, что разрушение древних строений и распродажа редких находок являлись важной сферой деятельности малообразованных монахов. Подобного рода измышления не позволяли увидеть истинную роль монастыря в судьбе Херсонеса – Херсонеса – Корсуни. Архивные материалы позволяют иначе прочитать многие страницы истории древнего города, связанные с существованием на его территории православного монастыря.
   Основание монастыря в Херсонесе, на месте крещения киевского князя Владимира, в большой мере определило судьбу обители. История ее возникновения связана с именем главнокомандующего Черноморским флотом и портами вице-адмирала А.С. Грейга, который еще в 1825 году подал Александру I докладную записку о сооружении в Херсонесе храма в память о Крещении Руси князем Владимиром, а также богадельни для увечных и неимущих, которые могли бы присматривать за руинами и храмом.
   В 1829 году начинается сбор средств на сооружение не храма, а памятника-обелиска, проект которого утвердил Николай I, но его так и не построили. Позже принимается решение о сооружении Владимирского собора на Центральном холме в Севастополе. Только после Крымской войны, 2 июля 1859 года, был утвержден проект строительства храма в Херсонесе. 23 августа 1861 года состоялась церемония закладки собора над руинами средневековой церкви, но строительство его растянулось на долгих тридцать лет.
   Документы свидетельствуют, что основу монастырского братства составляли выходцы из дворянских родов, а также мещане и зажиточные крестьяне. Пять херсонесских монахов, служивших в монастыре в разные годы, имели степень кандидатов богословия. Это определяло не только высокую духовную атмосферу, царившую в монастыре, но и особое, почтительное отношение к херсонесским древностям.
   18 марта 1861 года Херсонесскую обитель возвели в степень первоклассного монастыря. В этом же году 23 августа император Александр II с императрицей Марией Александровной заложили первые камни соборного храма во имя святого равноапостольного князя Владимира. Император пожертвовал деньги на отливку трехпудового колокола и Корсунскую икону Божией Матери, особо почитавшуюся в монастыре. Согласно легенде, она была копией иконы, которую в 988 году вывез из Херсонеса князь Владимир. Монастырь стал крупным землевладельцем. Росла и известность обители. Ее посещали путешественники, ученые, императоры и члены их семей: Александр III, Николай II, великие князья. Для паломников построили двухэтажную гостиницу, в 1914–1916 годах – новые келлии, трапезную. 17 октября 1891 года в еще не законченном соборе освятили верхний храм во имя святого равноапостольного князя Владимира.
   Вблизи Владимирского собора находился погост монастыря. До наших дней сохранились лишь несколько могил, в том числе первого заведующего раскопками Херсонесского городища К. К. Косцюшко-Валюжинича. Известны захоронения и во Владимирском соборе: в 1898 году – архиепископа Симферопольского и Таврического Мартиниана, в 1919 – настоятеля монастыря архимандрита Иннокентия (Солодчина).
   Руины древнего городища, предметы старины, которые были обнаружены на его территории, постоянно привлекали внимание жителей и гостей Севастополя. Причем самовольные раскопки время от времени принимали массовый характер. Руководство монастыря и его обитатели заботились о сохранении и сбережении памятников христианской культуры, по мере возможности старались не допускать разграбления херсонесских святынь. Настоятель Херсонесского монастыря, иеромонах Евгений, обращался в Севастопольскую городскую полицию по поводу охраны древних памятников. Он не раз высказывал беспокойство по поводу не прекращающихся хищений с территории городища древностей и просил городские власти «довести до всеобщего сведения о запрещении подобных выходок неблагомыслящих людей и о том, что всякий поступок такого рода будет подводиться под статью церковного грабительства». На просьбу настоятеля власти отреагировали достаточно оперативно: они опубликовали специальное заявление от своего имени о том, что «если кто-либо из прихожан будет покушаться брать какие-либо остатки из древнего Херсонеса, то с пойманными, как с не повинующимися указам правительства, будет поступлено по закону».
   Монастырь несколько лет вынужден был самостоятельно заниматься археологическими изысканиями. В значительной степени это было связано со строительными работами и обустройством территории. Естественно, что раскопки проводились не подготовленными для такого рода работ людьми. Это обстоятельство не могло не волновать Императорскую Археологическую комиссию (ИАК), осуществлявшую по всей территории России надзор за исследованиями археологических объектов. От ее имени настоятелю Херсонесского монастыря архимандриту Евгению графом С. Г. Строгановым в конце 1860 года было направлено письмо следующего содержания: «Ваше Высокопреподобие милостивый государь отец Игумен! Господин министр Императорского Двора сообщил мне, что, занимаясь археологическими изысканиями в развалинах древнего Херсонеса, Вы открыли улицу, множество фрагментов и отчасти стен, одну молитвенную храмину при усыпальнице, где на стенах сохранилась живопись, много древних монет, крестов и икон, и просите об отпуске Вам на сей предмет какого-либо пособия. Будучи готов исполнить Ваше желание, тем более что Одесское общество истории и древностей, признавая полезным археологические изыскания на месте древнего Херсонеса, указало на Вас и господина Аракса как могущих принять на себя это дело. Покорнейше прошу Вас сообщить мне, насколько это Вас не затруднит». Энергичный, настойчивый отец Евгений осуществлял надзор за производством археологических работ в Херсонесе вплоть до 1874 года, будучи действительным членом Императорского Исторического музея в Москве.
   Интерес к Херсонесу как к православной святыне постоянно возрастал. В 1872 года ценную коллекцию древних предметов из раскопок херсонесского городища показывали посетителям Всероссийской политехнической выставки. Архимандрит Евгений отобрал для демонстрации в Москве 145 экспонатов, которые составляли значительную часть экспозиции монастырского музея. Среди них были беломраморные колонны и капители средневековых базилик, христианские надгробные памятники, металлические образки и медальоны, множество крестов и украшений. Всем этим древним ценностям не суждено было вернуться в Херсонес: они вошли в коллекции учрежденного в Москве Хранилища памятников русской истории. Однако не только Москва была заинтересована в пополнении своих коллекций из раскопок в Херсонесе. На протяжении многих лет монастырь посылал древние находки в Одессу на имя местного Общества истории и древностей (ООИД). Члены Общества полагали, что хранение таких находок не может иметь место в христианской обители.
   Настоятелем Херсонесского монастыря после смерти архимандрита Евгения становится игумен Анфим. Благодаря стараниям отца Анфима в 1876 году обер-прокурор Святейшего Синода Православной Российской Церкви счел необходимым выделять из средств Синода ежегодно одну тысячу рублей для производства раскопок и реставрации памятников древнего Херсонеса. Учитывая значительный вклад игумена Анфима в изучение херсонесских древностей и в заботу о христианских святынях, ООИД избирает его своим действительным членом.
   О совместных усилиях Общества с Херсонесским монастырем по популяризации археологических памятников и их охране свидетельствует подготовленное для публикации объявление следующего содержания: «Императорское Общество истории и древностей имеет честь покорнейше просить господ любителей древностей, желающих осмотреть местность древнего Херсонеса и производимые в ней Обществом раскопки, обращаться к настоятелю монастыря Святого Владимира для получения проводника из монашествующих лиц, могущих дать господам посетителям нужные объяснения. Без такого проводника вход в означенную местность воспрещается».
   Ежегодные средства, выделяемые Синодом на производство работ в Херсонесе, направлялись на имя настоятеля монастыря, который оплачивал труд заведующего раскопками, рабочих, техников, чертежников, охранников. Основной рабочей силой на херсонесских раскопках в течение многих сезонов были нижние чины Черноморской, а затем Керченской минной роты. Военная команда не обеспечивала должного порядка на раскопках, нередко некоторые ценные монеты и другие найденные на раскопках предметы разворовывались и продавались любителям и торговцам древностями.
   К археологическим исследованиям Херсонеса, проводимым ООИД и Херсонесским монастырем, специалисты и общественные деятели относились неоднозначно. В прессе можно было встретить полное одобрение их деятельности, а иногда звучали и негативные суждения по поводу проводимых там методов раскопок, как правило, от лиц, желавших самим возглавить проведение раскопок в Херсонесе. Право возглавить дальнейшее изучение Херсонеса должно быть передано Московскому археологическому обществу, утверждала его председатель графиня П. С. Уварова. Летом 1887 года она послала на имя императора Александра III специальную записку, в которой ярко описала бедственное состояние развалин «древнейшей святыни земли Российской». По мнению графини, основную долю вины за сложившееся положение следует возложить на тех, «которые более других должны дорожить первыми христианскими древностями народа русского» – на администрацию и монахов местного монастыря. В записке прослеживалась определенная тенденциозность и желание выдать за действительное явно ложные факты.
   По требованию императора было составлено заключение. В нем министром народного просвещения И. Деляновым поддерживалось принятие экстренных мер для спасения памятников Херсонеса, предложение же Уваровой обратить первоклассный монастырь в приходскую церковь признавалось не уместным. В рапорте председателя ИАК графа А. Бобринского Министерству двора на запрос в связи с запиской П.С. Уваровой четко излагалась программа ИАК по улучшению археологических исследований в Херсонесе и сохранению его памятников. К заведованию раскопками и осуществлению «надзора над расходами» ИАК привлекла члена ООИД, жителя Севастополя К.К. Косцюшко-Валюжинича. Начало регулярных археологических исследований Херсонеса явилось естественным проявлением возросшего интереса в русском обществе к национальным святыням.
   К концу XIX – началу XX века рост расходов монастыря стал резко сокращаться. Это было связано с тем, что с 1899 года он был объявлен общежительным и был вынужден значительные суммы денег тратить на содержание братии. Число монахов с начала века увеличивалось и к 1907 году достигло 33, а число послушников – 125. На монастырской усадьбе кроме величественного собора были построены большое трехэтажное здание настоятельского корпуса, две гостиницы, две бани, трапезная, оранжерея, два братских корпуса. Дальнейшее развитие монастыря осложняло производство археологических работ, и это вызвало многочисленные конфликты между заведующим раскопками и монастырской администрацией. Сохранилось донесение К.К. Косцюшко-Валюжинича в ИАК: «Архимандрит, как хозяин в монастыре, не разрешает копать внутри ограды, там, где я это пожелаю». В свою очередь управление Херсонесского монастыря просило «оградить монастырь от самоуправства господина Косцюшко-Валюжинича, человека инославного вероисповедания, явно недружелюбно относящегося к православному монастырю». Каждые новые раскопки монастырь считал ущемлением его законных прав, отчуждением земли. В определенной степени это было обоснованно, так как под раскопками оказалась пятая часть всей монастырской усадьбы.
   С началом военных действий положение Херсонеса осложнилось. Революционные изменения в России поставили некогда процветающий Херсонесский монастырь на грань краха. С февраля 1917 года жизнь здесь стала постепенно угасать, монастырь приходил в запустение. В новых условиях усилия руководства и братии в борьбе за существование успеха не имели. В 1921 году пустующие монастырские помещения по просьбе городских властей были отданы для размещения инвалидов войны и приюта. Шесть зданий были отданы 7-му стрелковому полку. В 1924 году монастырь был упразднен, а его основные здания были переданы Херсонесскому историко-археологическому музею.

Владимирский собор в Херсонесе

   На территории национального заповедника «Херсонес Таврический» был построен самый большой собор в Крыму. Однокупольный двухэтажный храм в византийском стиле высотой 36 метров поражал своей грандиозностью, величием и красотой. Купол, увенчанный золоченым крестом, был покрыт цинковой черепицей. При сооружении собора использовали каррарский и гаспринский мрамор, балаклавский мраморовидный известняк, крымбальский камень, для полов – многоцветную мозаику.
   Собор имел пять престолов: в нижнем храме – во имя Рождества Богородицы и преподобного Мартиниана, в верхнем – главный, во имя равноапостольного князя Владимира, слева – во имя благоверного князя Александра Невского, справа – во имя апостола Андрея Первозванного. Мраморный иконостас главного храма по проекту Н. М. Чагина выполнили в Карраре итальянские мастера И. Сеппи и братья Баскарини. На правой его стороне находился позолоченный деревянный киот тонкой резьбы, убранный восемью образами в два яруса и увенчанный ажурным куполом с крестом; перед ним стоял мраморный постамент для возложения святых мощей князя Владимира с надписью: «О преблаженне и всехвальне княже Владимире, мир и здравие и твердую державу моли подати Императору нашему и велию милость». В храме имелись иконы, написанные известными художниками И. А. Майковым, В. И. Неффом, П. Т. Риссом, отреставрированные живописцем И. Т. Молокиным, росписи и картины академика живописи А. И. Корзухина. В нижнем храме установили две плиты с текстами, напоминающими, в каком святом месте он построен, по чьему повелению и кому прихожане обязаны его сооружению. Плиты эти с памятными надписями дошли до наших дней. В соборе, помимо мощей святого равноапостольного князя Владимира, находились мощи 115 святых.
   Второго октября 1924 года собор закрыли, последнюю службу провели в престольный праздник в 1926 году. В годы Второй мировой войны, в период оккупации города, гитлеровцы заминировали и взорвали собор. В 1961 году изуродованный варварами храм, потеряв веру в его восстановление, едва было не снесли. Но Бог не допустил. В 1992 году в нижнем восстановленном храме возобновили службу, а в 1999 году началась долгожданная реставрация святыни.
   28 июля 2001 года, в день памяти святого равноапостольного князя Владимира, состоялась церемония воздвижения и освящения креста, которую произвел митрополит Киевский и всея Украины блаженнейший Владимир с участием митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря, а также митрополита Одесского и Измаильского Агафангела.

Владимирский (Адмиральский) собор в Севастополе

   Собор во имя святого равноапостольного князя Владимира на Центральном городском холме Севастополя, один из немногих сохранившихся храмов города второй половины XIX века, является памятником архитектуры и истории национального значения.
   История собора ведет свое начало с октября 1825 года, когда посетивший Севастополь император Александр I выразил пожелание увековечить знаменательный факт Отечественной истории – крещение великого князя Владимира. В начале 1829 года был объявлен конкурс на создание проекта памятника; храм предполагалось построить на добровольные пожертвования, и летом этого же года началась Всероссийская подписка по сбору средств. Пожертвования – от одной копейки до крупных сумм – шли от разных слоев населения России.
   В июне 1842 года главный командир Черноморского флота адмирал М. П. Лазарев обратился к императору Николаю I с докладом, в котором «испрашивал позволения воздвигнуть храм во имя святого Владимира не в Херсонесе, а в самом Севастополе, где он с пользой для жителей может быть, как драгоценный для каждого россиянина памятник, чаще посещаем, нежели за несколько верст от города». Через месяц разрешение императора было получено, он сам указал на плане Севастополя место для строительства собора – на вершине Центрального городского холма. В сентябре 1848 года начались подготовительные работы: расчистка и планировка местности, уборка вырытой земли, которая частично использовалась здесь же для выравнивания рельефа, чтобы впоследствии к паперти собора можно было подъехать на лошадях. Подготовительные работы, производившиеся командами матросов, шли медленно из-за очень твердого скального грунта, а с наступлением холодов вообще прекращались.
   Была составлена смета на постройку собора с подземным этажом. Большое внимание сооружению храма святого Владимира в Севастополе уделял адмирал М. П. Лазарев. Он заказал в Италии иконостас, мраморные детали для отделки храма и иконы на медных досках. Порядок расположения икон был также разработан адмиралом и архиепископом Херсонесским и Таврическим Иннокентием. Многое заказанное адмиралом было выполнено и доставлено еще при его жизни, но с началом Крымской войны утрачено. Адмирал М. П. Лазарев скончался 11 апреля 1851 года в Вене. Тело покойного было перевезено в Севастополь и погребено в склепе на территории строящегося собора святого Владимира.
   С началом обороны Севастополя возведение собора приостановилось, а все рабочие были переведены на сооружение сухопутных укреплений вокруг города. На Малаховом кургане был смертельно ранен адмирал В. А. Корнилов. За заслуги перед флотом, перед Россией ему была оказана честь – его похоронили в склепе строящегося собора, рядом с адмиралом М. П. Лазаревым. Через год близ Малахова кургана был убит ядром в голову контр-адмирал В. И. Истомин и был похоронен в том же склепе. Вскоре здесь же был захоронен адмирал П. С. Нахимов. Так в ходе Крымской войны еще недостроенный собор святого Владимира стал усыпальницей выдающихся адмиралов Российского флота, памятником героям обороны Севастополя 1854–1855 годов. После войны над усыпальницей героев был сооружен памятник.
   В ходе военных действий Севастополь был разрушен практически до основания. Во время обстрелов и бомбардировок пострадал и строящийся собор, к тому же по разным причинам замедлялись темпы его строительства. Одной из причин было то, что первоначальный сбор средств производился на постройку храма Святого Владимира в Херсонесе, а по инициативе адмирала Лазарева на собранные по подписке деньги начали сооружение собора на Центральном городском холме Севастополя. Последовало распоряжение разделить собранные средства на две равные части, чтобы строить и церковь в Херсонесе, и собор на городском холме. Храмовые праздники в двух Владимирских соборах было решено отмечать в разные дни. В храме-усыпальнице праздник отмечался в первое воскресенье после 15 июля.
   Храм Святого равноапостольного князя Владимира по своей архитектуре и изящной внутренней отделке стал одним из красивейших и заметных сооружений Севастополя. К оформлению собора были приглашены лучшие мастера того времени. Для внешней отделки собора использовали инкерманский камень белого и серого цвета. Все 12 наружных колонн сделали из крымского диорита. В отделке интерьера храма использовалось сочетание итальянского мрамора и ценных пород дерева, монументальной и орнаментальной живописи. Иконостасы с тончайшей резьбой, подкупольные колонны, украшенные тончайшим мраморным кружевом, по карнизам колонн шли надписи: «Бог Отец создал этот дом Божий, Сын Божий этот дом утвердил, Святой Дух Божий этот дом обустроил. Слава Тебе, Святая Троица». Все росписи на сводах и стенах выполнялись строго по канонам Православной Церкви.
   Во время проведения отделочных работ для лучшей вентиляции храма устроили в окнах во все стекло бронзовые вентиляторы и стеклянные постоянные жалюзи, которые открывались оригинальным способом из алтаря нижней церкви. Специальное устройство имело небольшой ручной насос. При повороте ручки и накачивании воздуха стекла открывались пневматически, а стрелка манометра показывала степень открытия окон. В западной стене были проложены два канала, один из них превратили в дымовую трубу для камина, а другой – в вытяжной канал для вентиляции. Отапливали собор с помощью калориферов. В зимнее время в храме от дыхания образовывались испарения, повышалась влажность. Поэтому на мраморных оконных рамах сделали уголки-желоба с водосточными трубочками, проходившими в общую цинковую трубу, которую расположили в каменной кладке по задней стене иконостаса. Колокола для звонницы собора были отлиты в Санкт-Петербурге на Малой Охте на колокольном заводе купчихи Васильевой. Этот завод пользовался самой надежной репутацией (там были отлиты колокола для Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге). Полный звон медных колоколов для звонницы состоял из девяти колоколов.
   Большое внимание уделялось благоустройству территории вокруг собора. Для отвода грунтовых вод от стен храма соорудили дренажную систему на глубине семи метров, к общему колодцу от стен шли рукава-траншеи. На территории собора находились дом для священника, постройка для сторожа, мастерская по изготовлению свечей, небольшой питомник, оранжерея и парники для выращивания и сохранения декоративных растений, украшавших сквер.
   5 октября 1881 года был освящен нижний придел во имя святого Николая Чудотворца, сооруженный над могилами адмиралов. На этом торжестве присутствовали великий князь генерал-адмирал Константин Николаевич, одесский генерал-губернатор генерал-адъютант князь Дондуков-Корсаков, все войска, находящиеся в Севастополе, многие из оставшихся в живых защитников Севастополя и масса народа. Освящение храма совершил архиепископ Херсонесский и Одесский Платон. «Так ознаменовалась 27-я годовщина геройской защиты Севастополя, покрывшей неувядаемой славой русское воинство как сухопутное всех видов оружия, так и морское, защищавшее собой родное черноморское гнездо, которое, несмотря на упорную и поистине геройскую одиннадцатимесячную защиту, было разорено, и только теперь, с освящением нижнего придела храма, начинается его возрождение, составляющее предмет самых горячих начинаний не только всех русских моряков, но и вообще каждого русского», – писала газета «Русский инвалид».
   В феврале 1883 года последовал указ Александра III об увековечении памяти героев севастопольской обороны. В частности, в нем предписывалось: «1) в Севастополе, в храме святого Владимира, иметь мраморные доски с именами и фамилиями адмиралов, штаб-и обер-офицеров Морского ведомства, убитых или умерших от ран во время войны 1853–856 годов, с обозначением, когда и где убит; 2) в том же храме иметь доски для умерших впоследствии Георгиевских кавалеров: адмиралов, генералов, штаб– и обер-офицеров Морского ведомства, удостоившихся получить орден святого Георгия за храбрость во время той же войны, и впредь вносить на эти доски имена и фамилии таких же кавалеров, по их кончине и 3) в обоих случаях в храме святого Владимира не вносить тех лиц, имена и фамилии которых уже внесены в церкви святого Николая на Братском кладбище».
   Архитектурный образ храма соединился с его предназначением – восславить мужество и героизм защитников города. Основание храма выполнено в виде креста, как символа памяти о погибших. Шлемовидный купол подчеркивает мысль о воинском подвиге. С наружной стороны в облицовку стен южного и северного фасадов вмонтированы четыре плиты из черного мрамора с именами М. П. Лазарева, В. А. Корнилова, П. С. Нахимова, В. И. Истомина и датами их смерти. В облицовку стен верхнего храма вмонтированы мраморные плиты с именами и фамилиями адмиралов и офицеров Морского ведомства, награжденных орденом Святого Георгия за храбрость.
   В 1888 году был освящен верхний храм – Святого равноапостольного князя Владимира. Накануне освящения храма необходимо было решить вопрос о его статусе, так как в Севастополе уже был один Адмиралтейский собор – собор Святого Николая. Было принято решение храм Святого Владимира считать первым Адмиралтейским парадным собором, а «старый Адмиралтейский собор святого Николая признать возможным оставить в ведении Морского ведомства», где совершались требы.
   После освящения собора были отслужены обедня и молебен с провозглашением многолетия царствующему дому и вечной памяти павшим адмиралам и всем воинам. Береговые и полевые батареи на местах бастионов и на Малаховом кургане, военные суда салютовали 31-м выстрелом окончание молебна. Войска, участвовавшие в параде, прошли перед храмом церемониальным маршем. Впоследствии каждый год 5 октября, в годовщину первого бомбардирования Севастополя в 1854 году, по распоряжению командира Севастопольского порта в крипте храма Святого Владимира служили панихиду по всем воинам, павшим при защите Севастополя. После молебна с кораблей, стоящих на рейде, производили салют. Собор Святого князя Владимира закладывался как храм, но в ходе строительства превратился также и в памятник героям Крымской войны, в усыпальницу адмиралов Черноморского флота: с 1869 по 1920 год в его нижней церкви во имя Святого Николая Чудотворца было похоронено еще девять адмиралов флота.
   Однако судьба главного морского храма Севастополя складывалась непросто, порой была трагичной и всегда определялась особенностями города-форпоста на южных рубежах Российской империи, политическими потрясениями, круто менявшими привычную жизнь государства. На самые разные по значимости события, отмечавшиеся на общегосударственном уровне, откликался и Севастополь при непременном участии своего главного морского храма.
   Церковная служба в соборе во имя Святого Владимира имела свои особенности. Прихода в храме не было, поэтому все необходимые работы выполняли матросы. Богослужение проводилось только по воскресеньям, в дни церковных праздников, в дни рождения и дни тезоименитств императора и членов императорской семьи, в дни памятных событий, связанных с историей Крымской войны и обороны Севастополя, в дни важнейших исторических дат в истории России. На богослужении присутствовали: командование Черноморского флота и севастопольского гарнизона, офицеры флота и крепости, представители городского самоуправления и местной аристократии. На службу приходили и жители близлежащих кварталов центральной части города.
   В соборе Святого Владимира постоянно служились панихиды по воинам, «за веру и Отечество живот свой положившим». Так, в годовщину Цусимского боя служили панихиду по погибшим в этом бою, а также по погибшим за всю Русско-японскую войну офицерам и нижним чинам; 25 декабря, в первый день праздника Рождества Христова и воспоминания об избавлении от нашествия от неприятеля в 1812 году, в храме проходил торжественный молебен. Собор не обходил своим вниманием ни одного значительного события современности или юбилейной даты: 24 июля 1906 года была отслужена панихида по погибшим во время восстания на Балтийском флоте, 19 февраля 1911 года, в день 50-летнего юбилея освобождения крестьян от крепостной зависимости, в соборе Святого Владимира прошли торжественные литургия и молебен. 1 марта 1917 года, в день 36-й годовщины смерти императора Александра II, после литургии… благочинным отцом Георгием (Спасским) в сослужении с морским духовенством была отслужена панихида с провозглашением вечной памяти Царю-Освободителю, – сообщал «Крымский вестник».
   Последний российский император Николай II неоднократно приезжал в Севастополь, осматривал укрепления города, построенные броненосцы Черноморского флота, проводил смотры личного состава Севастопольского гарнизона, посещал госпитали и лазареты, знакомился с деятельностью Романовского института физических методов лечения, присутствовал на богослужении в храме Святого Владимира.
   Октябрьская революция 1917 года круто изменила жизнь общества, отношение к религии. Собор Святого Владимира в Севастополе разделил трагическую судьбу тысяч других православных храмов, церквей, монастырей. Тогда все они стали официально именоваться «культовыми учреждениями». Военно-морское духовенство было ликвидировано, праздники отменены, традиции прерваны. Однако с созданием Белой армии на контролируемых ею территориях военное духовенство возрождалось. При штабе Главкома Вооруженных сил Юга России генерала А. И. Деникина «для обслуживания духовных потребностей в войсках армии и флота, для поднятия в них религиозно-нравственного сознания и развития в защитниках Родины чувства патриотизма и преданности долгу» было образовано военно-церковное ведомство. Севастопольским архиереем был назначен преосвященный епископ Вениамин. От военного духовенства требовалось неукоснительное совершение богослужений во все воскресные и праздничные дни, которые должны были сопровождаться «краткими, но сильными» проповедями священника. Особое внимание уделялось возрождению традиционных праздников русской армии, которые, как правило, одновременно являлись большими церковными праздниками. Уже в 1918 году празднование Казанской иконы Божией Матери 22 октября в память избавления Москвы и России от поляков в 1612 году торжественно отмечалось как день возрождения России. В Севастополе в соборе святого Владимира перед исторической иконой Казанской Божией Матери Брестского полка служили торжественный акафист.
   4 сентября 1920 года на пароходе «Георгий» в Севастополь была доставлена хранившаяся в Белграде Курская чудотворная икона Знамения Божией Матери, которую сопровождал епископ Феофан Курский. На площадь Нахимова со всех церквей Севастополя прибыло несколько крестных ходов. После краткого молебствия на площади крестный ход направился с чудотворной иконой к собору Святого Владимира, откуда, совершив молебствие, чудотворный образ был доставлен в госпиталь, где епископ Феофан и епископ Вениамин обходили палаты, а больные прикладывались к образу. Праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня 14 сентября отмечался как день всеобщего покаяния и скорби. Особенно широкий характер это носило осенью 1920 года в армии генерал-лейтенанта П. Н. Врангеля. Постановлением Синода всеобщее покаяние в грехах было назначено на 12–14 сентября. В течение трех суток днем и ночью в соборе святого Владимира шли богослужения и исповеди.
   В декабре 1920 года в Севастополе окончательно установилась советская власть. 17 ноября 1922 года Управление Севастопольского окружного исполкома зарегистрировало православную общину (40 человек), которая, заключив договор, взяла в бесплатное пользование собор Святого Владимира на улице Соборной. Договором членам общины предписывалось не допускать в богослужебных заведениях: «политических собраний враждебного советской власти направления; раздачи или продажи книг, листовок или посланий, направленных против советской власти; произнесение проповедей или речей, враждебных советской власти; совершение набатных тревог для созыва населения в целях возбуждения его против советской власти».
   В конце 1922 года в православную общину собора входил 221 человек, а в 1923 году – 332. Однако, продолжая оставаться культовым учреждением, собор не вписывался в общепринятую в тот период схему жизни. Государственная политика воинствующего атеизма изменила отношение людей к религии и Церкви. В соборе Святого Владимира неоднократно в эти годы происходили кражи церковного имущества, случались драки, разбой и хулиганство.
   В 1932 году договор с религиозной общиной на использование Владимирского собора был расторгнут. Храм был закрыт, а церковное имущество передано в Госхран. Потом собор был отдан авиационному спортивному обществу под мастерские, а позже отведен под склад. В период обороны Севастополя 1941–1942 годов в соборе размещались госпиталь, бомбоубежище и даже корректировочный пост 1-го гвардейского отдельного артдивизиона. Храм очень пострадал во время бомбежек и обстрелов города. После освобождения города в 1944 году в храме еще долгое время хранилась литература Политуправления Черноморского флота, газетная бумага для типографии…
   Более трех десятилетий (1854–1888) шло возведение храма Святого Владимира, неповторимого по архитектуре и внутреннему убранству, и почти столько же времени (1932–1965) собор подвергался разрушению или пребывал в полном забвении. Могилы адмиралов, похороненных в соборе, не раз подвергались глумлениям и мародерству.
   Вопрос о восстановлении собора решился в 1965 году. В 1967 году приступили к работам. 23 июня 1973 года собор Святого Владимира решением Севастопольского горисполкома был передан Музею героической обороны и освобождения Севастополя, стал его филиалом. 31 января 1988 года при прокладке траншеи для кабеля в 1,5 м от стен собора обнаружили немецкую авиабомбу весом до 100 кг. Бомба упала рядом с храмом, но не взорвалась, пролежав в центре густонаселенного района более 40 лет.
   С октября 1989 года стали проводиться благотворительные концерты-экскурсии: под сводами собора зазвучала духовная музыка А. Бортнянского, С. Рахманинова и других композиторов. Средства на возрождение собора поступали не только от благотворительных концертов. Это были и пожертвования предприятий города, частных лиц, средства от продажи специально предпринятого репринтного издания брошюры лейтенанта Угрюмова «Храм Святого Равноапостольного князя Владимира в Севастополе». Офицеры Черноморского флота создали православную общину собора. Настоятелем собора стал участник обороны Севастополя в Великую Отечественную войну иерей Сергий (Коробченко). 20 октября 1991 года верхний храм собора был вновь освящен, Божественную литургию в нем отслужил епископ Симферопольский и Крымский Василий. Музей и церковь стали использовать собор совместно, сообща проводя восстановление храма.
   В июне 2001 года в Екатеринбурге на знаменитом «Уралмаше» севастопольской делегации был передан бесценный подарок городу и флоту – чугунная ограда для собора Святого Владимира, выполненная на средства свердловчан. Организацию сбора средств взял на себя областной фонд шефской помощи Военно-Морскому Флоту. Почти все детали выполнялись вручную по классической технологии художественного чугунного литья. Перед отправкой в Севастополь ограду освятил архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий.
   Построенный Морским ведомством, собор Святого Владимира и сегодня остается морским храмом, традиции его продолжают жить. Со времен крещения Киевской Руси церковь благословляла воинское оружие, боевые знамена и флаги, военные корабли, что служило воспитанию гражданского долга, верности принятой присяге, любви к Отечеству. Каждый год 13 мая, в день рождения Черноморского флота, в соборе в присутствии командующего Черноморским флотом РФ и командующего ВМС Украины проходит панихида по морякам, погибшим в период первой (1854–1855) и второй (1941–1942) оборон Севастополя. Ежегодно 9 февраля проводится панихида в память моряков крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». Ежегодно 15 февраля в день вывода советских войск из Афганистана в храм приходят севастопольские «афганцы» на панихиду по погибшим товарищам; совершаются панихиды по морякам АПРК «Курск».
   Памятником защитникам Севастополя стало и Братское кладбище на Северной стороне. Композиционным центром его является храм Святого Николая Чудотворца, покровителя моряков. Все внутреннее оформление храма подчинено идее ожидания «воскрешения мертвых и жизни будущего века». Входящих в храм встречает изображение Воскресения Спасителя. Стены храма представляют собой поминальную книгу: на черном мраморе начертаны имена погибших героев. Наружные стены украшают мемориальные доски с названиями воинских подразделений, участвовавших в обороне города.
   Владимирский Адмиральский собор и часовня на Братском кладбище являются усыпальницами, они охраняют вечный покой и готовят к Жизни Вечной. Таким образом воплощается главная христианская мысль о том, что через молитву человек соединяется с Богом. На братских могилах павших на полях сражений всегда строились монастыри и храмы, которые выполняли роль надгробных памятников. Не случайно в православии существуют общецерковные дни поминания погибших, а в годовщины конкретных битв на полях сражений и кладбищах поминаются воины, павшие в сражении.
   За годы возрождения собор Святого Владимира стал объектом посещения не только верующими, но и всеми, кто интересуется историей Отечества, Черноморского флота, города Севастополя. Величественный, обладающий огромной притягательной силой, храм Святого Владимира продолжает служить людям.

Владимирский собор в Киеве

   Идея строительства собора принадлежит митрополиту Филарету Амфитеатрову. Собор выстроен в традиционном для русского зодчества старовизантийском стиле. Такими строили древнерусские храмы во времена Владимира Святого и Ярослава Мудрого.
   «В богоспасаемом граде Киеве, святой колыбели Православной веры и хранилище Отечественной святыни, нет доселе храма Божия во имя святого равноапостольного князя Владимира… В настоящее время, по Высочайшей благочестивейшего Государя Императора воле, предположено в сем граде построить древним византийским зодчеством теплый соборный храм во имя просветителя России святою верою, на доброхотные пожертвования верных сынов Православной церкви», – с такими словами обратился к народу православному митрополит Филарет. Император Николай I разрешил всероссийскую подписку на сооружение храма, приуроченного к празднованию 900-летия Крещения Руси. Митрополит Филарет первым внес 7 тысяч рублей, позднее Киево-Печерская Лавра пожертвовала миллион кирпичей, произведенных на собственном кирпичном заводе. К концу 1859 года было собрано около 100 тысяч рублей.
   Первый камень Владимирского собора был заложен в день святого Владимира, 15 июля 1862 года, но строительство растянулось почти на тридцать лет. В итоге освящение Владимирского собора состоялось 20 августа 1896 го да в присутствии императора Николая II и императрицы Александры Федоровны.
   В мае 1914 года при Владимирском соборе было основано благотворительное Свято-Владимирское братство, которое в годы Первой мировой войны опекало раненых солдат. После установления в Киеве власти большевиков изъяли из собора много церковной утвари, запрет на отопление привел к разрушению росписей. Владимирский собор «отдал на индустриализацию» все свои колокола (1100 пудов). В 1929–1941 годах в соборе размещался Музей антирелигиозной пропаганды (филиал Всеукраинского музейного городка), некоторое время в нем находились архивы местных органов власти, книгохранилище педагогического института. В период оккупации Киева осенью 1941 года немецкие саперы вытащили из подвалов здания десятки килограммов тротила и разминировали грандиозное сооружение, сохранив его, как ни парадоксально, для нас, во Владимирском соборе возобновились богослужения, а в 1944 году он стал кафедральным храмом митрополита Киевского и Галицкого, экзарха Украины.
   В 1946–1952 годах в соборе проводились масштабные реставрационные работы, собору были возвращены некоторые ранее конфискованные предметы церковной утвари. Ныне в нем хранятся мощи великомученицы Варвары и митрополита Киевского священномученика Макария.
   Владимирский собор представляет собой крестово-купольный трехнефный храм. Византийская традиция подчеркнута оформлением куполов с помощью арок, опирающихся на колонки, а также кладкой фасадов и арок. В соборе три престола: в центральной апсиде – в честь равноапостольного князя Владимира, на хорах – в честь равноапостольной княгини Ольги и святых благоверных князей Бориса и Глеба. В западной части южного нефа помещалась крещальня.
   

notes

Примечания

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать