Назад

Купить и читать книгу за 58 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Лада, не грусти, не надо! Пособие для начинающей эгоистки – 2

   «Не у каждого есть подруга, которая знает ответ на любой вопрос. Мне повезло – у меня она есть. Мудрая, собранная, всегда зрит в корень и упрямо идет к цели. И хоть я не всегда была ней согласна, и за годы нашей дружбы мы спорили не раз, но в трудные минуты она всегда была рядом, поддерживала и вселяла веру в себя… Стань продюсером собственной жизни с Л. Лузиной!»
   Наталья Могилевская


Лада Лузина Лада, не грусти, не надо! Пособие для начинающей эгоистки – 2

   «Не у кожного є подруга, яка знає відповідь на будь-яке питання. Мені пощастило – я маю таку. Мудра, зібрана, завжди дивиться в корінь і вперто йде до мети. І хоч я не завжди була з нею згодна, і за роки нашої дружби ми не раз сперечалися, але у важкі хвилини вона завжди була поряд, підтримувала і вселяла віру в себе… Стань продюсером власного життя з Л. Лузіною!»
Наталя Могилевська


Мои четыре «Я»

   Как один и тот же человек может мечтать стать отшельником-философом и ходить на звездные вечеринки в безумных шляпах и платьях со шлейфом? А еще он мечтает пожертвовать собой, чтобы спасти этот мир! А еще – жаждет пристрелить на месте нахамившего ему продавца…
   Трудно припомнить день и час, когда я впервые разделила себя на четыре диаметрально противоположных «Я». Но именно с тех пор злопыхатели получили возможность уличать меня даже не в раздвоении, а в расчетверении личности, а я, впервые за долгие годы, наконец разобралась в себе.
   То, что в каждом из нас проживает как минимум две ипостаси – взрослый и ребенок – психологам известно давно. Также ни для кого не секрет, что в юности наши мамы и папы совершают те же ошибки и глупости, за которые ругают нас позже. Но с возрастом, когда матерями, дядями, тетями становятся твои ровесники, оказавшись по другую сторону баррикады, ты вдруг понимаешь – распекая своих детей, племянников, младших сестер за огрехи, новоявленные взрослые вовсе не перестают сами их совершать. Мы журим младших за неумение пить и глядим свысока на их слишком яркие тряпки, слабости, комплексы, глупые влюбленности. Что отнюдь не мешает нам периодически напиваться, влюбляться, напяливать на себя черт знает что, комплексовать и реветь в три ручья. Вывод не нов: взрослые – те же дети. И все же между двумя этими «Я» невозможно поставить знак равенства. Скорее переменчивый союз «или». Мы не бываем взрослыми и детьми одновременно. Мы либо те, либо другие… И это ужасно сбивает с толку.
   Знакомьтесь, Я-ребенок! Стеснительное, ранимое, нежное, порядком трусливое существо. Боится вызвать сантехника и очень плохо представляет, что делать, когда чужой дядя придет к нему в дом чинить кран. В общественных организациях, типа ЖЭКа, где за столами сидят важные тети, неизменно чувствует себя ученицей перед учительницами (и если тети узнают меня и просят автограф – ощущение ничуть не меняется). Потому Я-ребенок предпочитает перекладывать подобные «взрослые» проблемы на кого-то другого. Капризничает, хнычет, дуется, зная, что родные (мама, подруги и муж) погладят по голове и утешат. Скачет, поет дурным голосом, пританцовывает, желая услышать от них: «У ты моя прелесть!». Ненавидит косметику и неудобно-нарядную одежду, его естественная среда обитания – узкий круг ближайших людей (а они любят меня любой). И они таки любят, а на остальных – наплевать! Впрочем, это уже лозунг Я-стервы.
   Примерно с 18 до 28 мое второе, стервозное, «Я» делало все, что хотело: фотографировалось обнаженной, писало скандальные статьи, подсиживало коллег. Я-стерва обожала экстравагантные наряды и любила быть в центре внимания. Она видела только цель и кратчайший путь к ней – по прямой, не глядя на тех, кто лежит под ногами. Она гордилась своей беспринципностью, мстительностью, умением добиваться желаемого любой ценой.
   Не удивительно, что когда моя лучшая подружка с пеной у рта доказывала встречным и поперечным: «Она не такая, она – милая, трогательная» – никто ей не верил! Люди, знающие обо мне лишь по статьям, интервью и телеэфирам воспринимали меня по-разному, но уж точно не «миленькой бусинкой». Не удивительно и то, что мой муж по сей день не верит рассказам о моих прошлых стервозных пассажах. «Нет, ты не могла быть такой. Это не ты», – убежден он. Ведь я его «бусинка»!
   Что б там не говорили психологи, люди не способны принять теорию многоликости. Выросла – значит, взрослая. Не смогла повзрослеть – инфантильная недоросль. Ведешь себя как сущая стервь – так и запишем, и прикрепим бирку на спину. Мы постоянно пытаемся охарактеризовать человека одним словом: хороший, плохой, умный, глупый. Нам кажется, так удобней. Отнюдь! От этого и возникает вся путаница.
   В каждой стерве живет маленькая беззащитная девочка. И мужчина, сумевший вытащить на свет наше трепетное, наивное «Я» наверняка подумает: «Вот теперь я знаю, какая она настоящая». И ошибется. Девица, представлявшаяся ему вчера белой и пушистой, наутро снова превратится в стервозу, готовую идти к цели по трупам. «Так то была ложь», – разочаруется он. И ошибется снова. Если же к этой неразберихе присовокупится еще и любовь, избежать ошибок вообще невозможно.
   Знакомьтесь, Я-влюбленная (единственная из моих ипостасей, которую боюсь даже я)! Абсолютно безумное, неуправляемое существо, упивающееся своим сумасшествием. Способное залезть в окно к любимому по водосточной трубе, уволиться с работы, чтоб провести с ним на час больше времени, пожертвовать ради него жизнью – своей и чужой. Стоит ли удивляться, что особи мужского пола, которым довелось познать мою страсть, по сей день троятся во мнении. Одни считают меня слегка ненормальной, иные – стервозной обманщицей (а мои любовные подвиги – очередным показным шоу), третьи все же склоняются к бедной, глупенькой «бусинке». Все зависит от того, в кого они влюбились и с кем расстались! Одних подкупил Я-ребенок и ужаснула его способность крушить в припадке любви бетонные стены. Других пленила Я-стерва, а наивная девочка показалась им маской. Третьи поверили обещанью Я-влюбленной «любить их, несмотря ни на что», и были неприятно поражены, когда Я-стерва добавила: «Но если что, пеняй на себя!»
   Эти заблуждения – не мужской эксклюзив. В минуту откровенности самый прожженый подлец становится маленьким мальчиком, в минуту бесстрашия трус может быть храбрецом. Мы часто влюбляемся не в человека, а в две минуты счастья с ним! И, провозглашая их высшей правдой, закрываем глаза на его недостатки, делая вид, будто их не существует. Долгие годы мне не удавалось полюбить никого целиком – я выбирала те ипостаси, которые мне импонировали: милый малыш, страстный влюбленный. И была не в состоянии признать, что по совместительству милый, ранимый малыш вполне может быть подлецом и предателем.
   Еще как может! В каждом из нас проживают две (а то и три-четыре) взаимоисключающих правды. Еще сложнее, коли они не способны ужиться, и регулярно выживают друг друга, а человек и сам не знает, кто он. Как и в других, мы склонны замечать в себе только те качества, которые помогают нам возлюбить себя. И «Странная история» Роберта Льюиса Стивенсона о филантропе докторе Джекиле, против собственной воли превращающемся по ночам в воплощение зла мистера Хайда, – не зря стала классикой. Вечный сюжет, повторяется вновь и вновь.
   Так, на работе моя подруга была типичной бой-бабой, которую все подчиненные боялись, как огня. А у меня дома, на кухне, превращалась в ранимое, неуверенное в себе существо, искательно заглядывающее мне в глаза в поисках поддержки. Ее-то я и разделила первой – на начальника и ребенка. Признаюсь, дружить с ней сразу стало намного легче. Поскольку периодически ее профессионально-деспотичное «Я» включалось и на меня, и подружка принималась командовать и распоряжаться. «Стоп, стоп, – вскрикивала я, – быстро выключай начальника. Ты не на работе». (К слову, на три она почему-то не делилась.
   И, влюбившись, сходу навязывала мужчине роль папы, если же он отказывался удочерять ее, превращалась в боевого тирана и деспота.)
   Вторая моя подруга была по понедельникам порядочной барышней, свято блюдущей догмы и правила, привитые мамой, а по пятницам бросалась во все тяжкие. И оба ее «Я» наотрез отказывались признавать факт существованья друг друга! «Порядочная» доказывала мне, что плохой она быть не может потому, что не может: «Это была ошибка. Я больше никогда, никогда…». «Беспорядочная» просто отмахивалась от своих понедельничных идеалов: «Да ладно тебе!». Пять лет я дружила с двумя разными людьми, незнакомыми меж собой, пытаясь свести их вместе. Тщетно и безрезультатно – ее ипостаси ненавидели свою противоположность и не желали встречаться. Причем одно ее «Я» ругало меня за чрезмерную беспринципность, раскованность и меркантильность, а второе – именовало закомплексованной бессребреницей, не умеющей наслаждаться жизнью. И вот тут-то подружка была совершенно права.
   Мстительная, готовая всех понять и простить, заботливая, эгоистичная, трусливая, ломающая догмы и правила, толерантная, непримиримая… все это я. Я мало чем отличалась от нее. Ей очень хотелось быть неприступной и гордой, выйти замуж по любви, родить двух детей. И ничуть не меньше – бросаться навстречу безумным приключениям, кутить, куролесить, испробовать все. С юных лет мне хотелось сделать для мира что-то большое и важное. И ничуть не меньше – увидеть весь мир, стоящий передо мной на коленях. Стать светской львицей. Стать домоседом-философом. Прекрасно выглядеть. Не думать об одежде. Позаботиться обо всех своих близких. Послать всех к черту, чтобы они не мешали мне идти своим путем.
   И я клянусь вам, все-все-все мои желания были искренними!
   Мне нравилось быть капризным ребенком. И Я-стерва никогда не врала, что она хорошая девочка, ни себе, ни другим, ни по пятницам, ни по понедельникам – ей искренне нравилось быть плохой. И Я-влюбленной нравилось проживать безумный накал страсти. И хотя с тех пор, как я произвела психологическое расчленение себя, недоброжелатели получили возможность уличать меня даже не в раздвоении, а в расчетверении личности, мне кажется, я не сильно отличаюсь от прочих – нормальных – людей.
   Все мы одновременно злы и добры, глупы и умны, храбры и трусливы – разница лишь в процентном соотношении. Кто-то проявляет жестокосердье раз в жизни, другой возводит жестокость в принцип. Но если твои плюсы и минусы проживают в тебе в процентном соотношении 50 на 50… Если тебе одинаково нравится быть стервой и ангелом… Насколько же трудно сделать выбор между собой и собой?
   И единственное мое отличие от нормы в том, что в один прекрасный день я честно признала: меня много. Пожалуй, многовато для одной. Но не буду вам лгать, мол, однажды я образумилась и признала себя-стерву плохой, себя-ребенка – инфантильной, а себя-влюбленную – дурой. Они остались со мной. И моя стерва по-прежнему помогает мне прокладывать путь вперед, наплевательски игнорируя нелестные реплики окружающих. Моя «бусинка» бескомплексно скачет от радости на одной ножке, а влюбленная – верит в великую силу любви. Просто, для того чтоб ужиться с ними тремя, мне пришлось завести четвертую…
   Знакомьтесь, мое четвертое «Я». Оно как раз заканчивает эту статью. И смею верить, что это Я-взрослая. Способная объяснить Я-ребенку: его место в детской. Доказать Я-стерве: если кратчайший путь к финишу пролегает по трупам, стоит сделать незначительный крюк. Перевоспитать Я-влюбленную в любящую. И заставить все свои «Я» работать во имя одной главной цели… сделать меня счастливой.

Твое место под солнцем

   У меня есть теория: в жизни для всего есть место. То, что в одном месте приносит вред – в другом принесет огромную пользу. И главная причина несовершенства мира в том, что… большинство людей и вещей находятся, увы, не на своем месте!
   Простейший пример в жанре реализма: в тот миг, когда вы выбрасываете в мусорное ведро остатки еды, кто-то умирает от голода. Человек или бездомный пес – неважно. Важно иное: то, что для вас – мусор, способно спасти другому самое драгоценное – жизнь.
   Простейший пример в жанре романтизма: в тот момент, когда вы сидите и плачете от одиночества, ваш идеальный мужчина ведет под венец другую девицу лишь потому, что она ненароком залетела…
   И наконец два примера из жизни. Три года назад, вместо того, чтобы выбросить свой старый факс, муж разместил его характеристики на сайте «Отдам даром». Его забрала молодая девушка. Недавно она позвонила ему только для того, чтоб сказать: «Спасибо, благодаря вам я смогла начать свой бизнес!»
   А еще – год назад случилась штука и впрямь небывалая. Был у меня знакомый – классический бабник, меняющий женщин намного чаще, чем перчатки, и чуть реже, чем рубахи. Была знакомая – классическая неудачница «немного за тридцать». Завершая одну несчастную любовь, она немедленно находила другую такую же. Что касается внешних данных, на мой взгляд, похвастаться ей было нечем: непрезентабельная манера одеваться, полноватая фигура, резковатые черты лица, минимальная грудь, крупный нос. Она казалась мне не то чтобы некрасивой, скорей «никакой». И вот однажды мы компанией отправились в кино, а затем стали его обсуждать. И тут друг-бабник сразил меня наповал, назвав одну из героинь «женщиной невероятной красоты». «Красоты? – повторила я, не веря услышанному – Она же почти уродина!» И вдруг поняла: «красотка-уродина» до неприличия похожа на мою знакомую-неудачницу, и пообещала их познакомить… Вы не поверите! Они живут вместе до сих пор, он бросил ради нее всех своих баб и по сей день считает ее невероятной красавицей!
   А значит, нет некрасивых женщин…
   Нет плохих и хороших людей. Нет ненужных вещей… Есть лишь люди, ситуации, вещи подходящие или не подходящие каждому из нас.
   И последних в нашей жизни, увы, большинство. Не знаю статистики, но подозреваю, что не меньше 60 % людей не любят свою работу, воспринимая ее не как средство самореализации, а как способ заработать деньги на жизнь. Я не знаю, сколько людей живут с партнерами лишь потому, что «так уж сложилась жизнь», но, боюсь, их куда больше, чем счастливчиков, отыскавших платоновскую половинку.
   Правда, в придуманную Платоном половину тебя самого – одного-единственного на свете человека, проживающего то ли в твоем городе, то ли где-то в Австралии, – я не верю. Есть набор внешних черт, которые гарантированно пробуждают в тебе сексуальное желание, есть набор человеческих качеств, в комплекте с которыми комфортно тебе. Таковыми обладают много людей, и все они потенциально могут составить твое личное счастье. Главное, отыскать хоть одного – но твоего, подходящего! А плох мужчина или хорош – субъективизм. Тот, что для одной дурак, для другой – прекрасный брак. Ведь даже понятие «дурак» – индивидуально. Я знаю массу мужчин, которые, будучи моими мужьями, считали бы дурацкой мою склонность к коллекционированию. А мой муж напротив – благодарен за то, что я пробудила в нем любовь к коллекционированию, и не устает повторять, мол, в отличие от меня, предыдущая жена перегрызла б ему горло, кабы он начал скупать антикварные часы вместо нужных и полезных в хозяйстве предметов. Любопытно и то, что, став коллекционером с моей легкой руки, он оказался куда более скрупулезным и вдохновенным, чем я, и в свою очередь научил меня многим полезным вещам: расследовать историю каждой коллекционной вещи, систематизировать их. На этом поприще он дал мне не меньше, чем я ему…
   И это важный момент. Точней, сразу два. Мы даже не представляем себе, какое количество талантов, увлечений, замечательных качеств спит в нас мертвым сном до тех пор, пока не окажемся в нужном месте и в нужное время. Порой это место рядом с другим человеком и, вглядываясь в него, мы как в зеркале видим себя. Видим впервые… Вдруг оказывается, что ты тоже любишь походы (просто раньше тебе не с кем было ходить в них). Любишь фильмы Гая Ричи (просто раньше ты их не смотрела). Любишь стряпать экзотические блюда по новым рецептам (тебе просто некому было их готовить!). Встретив подходящего вам партнера, вы приобретаете, прежде всего, себя самого! Точно так же, как и при встрече с подходящим начальником. Шеф, как никто, может разглядеть и раскрыть талант подчиненных – подсказать, подтолкнуть, поощрить. Работник с раскрытым потенциалом, может дать не меньше, а то и больше, чем взял – предложить новые идеи, вывести фирму на новый виток. И это второй важный момент – человек в нужном месте, как семя в земле. Цветок начинает расти, земля зеленеть и цвести – оба меняются и видоизменяют весь мир вокруг… Ну а плохой шеф или плохая жена, как никто могут зарыть в землю все твои таланты, начинания, попытки продвинуться вверх… Вот только проблема вовсе не в том, что они плохи. Они плохи – для вас!
   С детства нас учат осуждать иной образ жизни. Делить мир на «наш» – хороший – и «ихний» – плохой. Плохой – уже потому, что не «наш», живущий по неподходящим нам правилам. Именно это ложное – однобокое – деление на «хорошее» и «плохое» и порождает множество ошибок и комплексов. Мы считаем, что не продвигаемся вверх по карьерной лестнице потому, что начальник наш плох. Или верим, что любимый мужчина бросил нас потому, что плохи мы сами. Но достаточно изменить саму шкалу ценностей, поменяв «хороший» и «плохой» на «мой» и «не мой», и мы поймем, все не так однозначно.
   Живя в глухом селе, даже гений Альберт Эйнштейн стал бы в лучшем случаем местным дурачком. Хочу подчеркнуть: не казался бы таковым «плохим» невежественным и грубым крестьянам, а именно стал бы, поскольку не получил бы достойного образования, ничего бы не изобрел и вряд ли обнаружил бы в себе талант к земледелию и скотоводству. В неподходящем месте под названием «глухое село» он действительно был бы плох. И не потому, что место плохое (для кого-то далекое, глухое село – рай на земле!). И кабы соседкой Эйнштейна оказалась Мэрилин Монро, она стала бы там разве что сельской шлюхой… Так же как мы, оказавшись в неподходящем нам месте, можем стать злыми и склочными карьеристами. Можем изменять направо и налево лишь потому, что рядом с нами неподходящий мужчина.
   Неподходящее место всегда высекает из нас самые худшие качества! Поскольку мы просто не можем применить там те же качества лучшим образом.
   Способность Мэрилин вызывать сексуальное желание у целого мира – вряд ли можно продуктивно реализовать в сельской глуши. В романах Агаты Кристи убийцами нередко оказываются люди, которые были героями на войне, но их непреодолимая жажда риска оказалась ненужной в мирное время. И кто такой Джеймс Бонд, если не ловкий авантюрист и убийца, оказавшийся в нужном месте – на тайной службе ее Величества?
   Говорят: нужно судить художника по законам, им созданным. Но на деле каждый из нас, на работе и в семье, создает свой маленький мир и судит всех по его законам. И, оказавшись на чьей-то скамье подсудимых, мы чувствуем себя преступниками, забывая, что подобных миров – миллиарды. Столько, сколько квартир в домах, сколько офисов в зданиях… Вы думаете, ваш начальник плохой, потому что не поощряет вашу инициативу? Но, может, согласно законам его мироздания, вы – плохой подчиненный. Если его мир похож на часовой механизм, где каждый работник – старательный винтик, инициатива, проявленная одним из винтиков, и впрямь приведет лишь к аварии.
   Не тратьте время на борьбу с «плохим» шефом (представьте себе историю пружины в будильнике, которая тратит жизнь на войну с часами). Не тратьте время на самобичевание (представьте себе историю чайной ложки, которая переживает, что она не лопата. Вы не плохой, вы просто – другой). Не тратьте время на переубеждение – люди редко меняют законы своего мира. Просто ищите свой мир, свою работу, свое место под солнцем, своего любимого человека… И помните, если кто-то выбрасывает вас из своей жизни – это не повод считать себя мусором. В наше время на помойку выбрасывают так много хороших вещей, что в какой-то момент она стала для меня символом черной дыры, куда уходит все самое лучшее.
   Каждый третий человек, узнав о том, что я собираю старинные елочные игрушки, считает нужным сообщить мне: «А я точно такие же отнес на помойку!» (вместе с традициями и прошлым своей семьи?) Сейчас люди выносят на мусорку даже книги, считая, что Жюль Верн и Мигель де Сервантес лишь хлам (как и глубина, интеллигентность, духовность?). Люди выбрасывают на улицу кошек и собак (так же как и доброту, ответственность, преданность, верность?). И это одна из причин, которая вынуждает меня собирать эти книги и нести их в библиотеку, искать хозяев бездомным котятам и размещать все ненужные вещи на сайте «Отдам даром», сводить вместе друзей…
   Я свято верю, что ненужных вещей, ненужных животных, ненужных людей не существует в природе… И если хотя бы часть из них благодаря нашим стараниям окажется на своем месте, мир станет намного совершеннее.

Никогда не сдавайся!

   Однажды, в студенческие годы, мы с подругой отправились к морю. Вагон поезда был пыльный и душный, подружка попросила проводника открыть окно. «Оно не открывается», – отрезал он. «Да?» – не поверила Аня и, схватившись за оконную ручку, повисла на ней всем телом. Окно поехало вниз, в вагон ворвался воздух…
   На обратном пути проводник был другой, а ответ тот же: «Окно невозможно открыть!». Аня опять не поверила и снова навалилась на ручку. Полностью подтверждая сказанное, конструкция не сдвинулась с места. Если вы думаете, что это остановило Анюту, то ошибаетесь. Через пятнадцать минут жарких дискуссий с моей подругой проводник сдался… принес отвертку и раскрутил окно. И мы снова вдохнули свежий воздух.
   Много лет подряд я рассказывала знакомым эту историю как философскую притчу, подтверждающую: даже если тебе говорят, что у тебя ничего не получится, это вообще невозможно… не верь никому! Попробуй, а вдруг да выйдет! Но даже если окно действительно не открывается, – можно взять отвертку и переломить ситуацию.
   А недавно мне довелось рассказать ее вновь – той самой подруге Ане. Она не помнила нашу поездку. «Надо же, – удивилась она, выслушав мой рассказ, – неужели когда-то я была такой целеустремленной, решительной и могла добиться всего». В данный момент она утратила веру в себя, окончательно разуверившись в том, что любое окно можно открыть, раскрутить, не говоря уж о том, чтоб взять топор и прорубить его «в Европу», как Петр I. Двухгодичный кризис почти погубил ее бизнес, не так давно бывший весьма успешным. Последний год она была, считай, безработной. А год – серьезный срок. И ее состояние можно понять, но все же… «Что значит, была? – ответила я. – Ты такая и есть. Изменились лишь обстоятельства!»
   Даже если вас съел крокодил, помните, у вас есть целых два выхода! И коли «черная полоса» простирается до горизонта, прежде всего нужно понять, в направлении какого из выходов следует двигаться – то бишь, кого нужно винить в бедах, мир или себя? Нередко человек упрямо не желает замечать, что он сам виновен во всех своих неприятностях. Но не менее часто мы виним себя зря, тратим массу сил на самоедство и самокопание, и в итоге добиваем окончательно… сражаясь с собой вместо того, чтоб бороться с реальной проблемой.
   И все благодаря феномену, окрещенному мной «Самосъедение на основании излишнего самомнения»!
   Подобно малому ребенку, уверенному, что мама и папа развелись, потому что он плохо себя вел, мы объясняем все чужие поступки своим существованием. Больше всего к этому склонны влюбленные, воспринимающие каждый чих, вздох, зевок партнера как диагноз их отношений и не желающие признавать, что вне зависимости от степени влюбленности любой живой индивидуум склонен простуживаться, расстраиваться, уставать и, как следствие, – зевать, вздыхать и чихать. Но и в иных – рабочих – отношениях мы страдаем все теми же заблуждениями. Если Вася раздражительно поговорил с коллегой Колей, в девяноста случаях из ста Коля решит, что Вася к нему плохо относится. Хотя в девяноста случаях из ста раздражительность Васи объясняется исключительно его личными делами: не выспался, перепил, поссорился с женой. И, почитая себя причиной чужой раздражительности, Коля попросту переоценивает собственное значение. Точно так же считать себя неудачником на том основании, что на планете Земля грянул мировой кризис, мне кажется, по меньшей мере, нескромно.
   Однако именно к подобному итогу пришла моя подруга Аня. И не только она… В книжном бизнесе кризис в то время как раз достиг апогея со всеми вытекающими отсюда последствиями. Странно или закономерно, но, узнав об том, я резко вырулила из депрессии, в коей буксовала несколько месяцев. Я так долго и мучительно искала причину в себе, пытаясь понять, почему мне не хочется писать книги, устраивать презентации, идти на эксперименты, и вдруг пришла к простому и понятному выводу… Если на улице проливной дождь и град, не стоит обращаться к психологу, чтобы понять, почему тебе так не хочется выходить из дома и сажать на клумбе цветы. Не стоит задаваться тревожным вопросом «Неужели я разлюбила цветы и отдых в саду?». Не стоит заниматься аутотренингом, пытаясь возлюбить прогулки под градом, и расстраиваться, что самовнушение отчего-то не действует. Нужно:

   а) понять, что причина не в тебе, а снаружи;
   б) переждать непогоду;
   в) придумать, чем приятно-полезным можно заняться дома в дождь.

   Подобный примитивнейший вывод на деле не так легко сделать. Особенно, коли дождь идет года два и не видно просвета. Как убедить себя, что это лишь дождь, а не второй Всемирный потоп, посланный Богом ради твоего наказания? «Пойми, – сказала я Ане, – ты должна осознать внешнюю проблему и решать ее – раскручивать окно, переубеждать проводника. А ты сидишь в душном вагоне и воображаешь, что тебе трудно дышать, оттого что у тебя больные легкие».
   Полностью оправдать себя, перестать заниматься самоедством – первый шаг на пути от внутреннего кризиса к новой победе. Сказать себе: «Я – не неудачница. Просто я, прекрасная, чудная и замечательная, оказалась в неудачной ситуации. А это совсем иное дело. Ибо, поскольку я чудная и замечательная, я переборю ее!». И это будет второй шаг. Во всяком случае, если вы скажете эти слова со стопроцентной верой в себя. А вот с верой дело обстоит не так просто…
   В юности моя вера в себя не знала границ и объяснялась большей частью отсутствием горького опыта и болевых рефлексов. Я считалась совершенно безбашенной барышней. Но были вокруг и побезумней меня. История про два окна – самая невинная из многосерийных приключений подруги Ани, не видящей в те годы пред собой вообще никаких преград. Была в нашей компании и иная девица, с репутацией полной «тю-тю». Помню, у нас на глазах она позвонила в приемную некоего начальника и тупо заявила, что хочет, чтоб он взял ее к себе на работу… Вы не поверите, он ее взял!
   Иногда люди кажутся нам глупыми только потому, что не соблюдают законы и правила… лишь кажущиеся нам незыблемыми и очень разумными.
   И все-таки с возрастом ты понимаешь: некоторые окна не открываются даже отверткой и, порой, мудрость в том, чтоб уступить, отступить…
   Но если однажды ты осознаешь, что вся твоя мудрость сводится к умению хорошо объяснить, почему ничего делать не надо, видит Бог, пора хвататься за голову.
   Сегодня моя подруга Аня знает двести разумных причин не вставать с дивана. Ее невозможно вытащить из дома. «Что-то со мной не так, – повторяет она. – Что-то сломалось». «Нет, – возражаю я, – с тобой все «так». Твоя реакция – адекватная. Если после удара ты испытываешь боль – это нормально. Ненормально было бы, если бы тело было бесчувственным. Если вчера ты сорила деньгами, была на коне и собиралась скакать к горизонту, а сегодня не знаешь, чего ждать от завтрашнего дня и считаешь копейки – нормально, что ты выбита из седла и не хочешь выходить из квартиры. Во-первых, каждый выход предполагает затраты, во-вторых, тебе нечем похвастаться, а бесконечно жаловаться друзьям тоже не хочется. Думаешь, ты сломалась? Да ты – огурец! Ты продержалась целых два года!»
   К концу третьего месяца я опустила руки и принялась упоенно посыпать голову пеплом, убеждая себя, что бороться не стоит, я уперлась в свой потолок и больше никогда ничего не достигну, что-то сломалось во мне, нужно смириться… Как ни странно, сдвинуться с мертвой точки мне помогло то, что в первый миг я приняла за последнюю каплю.
   Я отправилась на встречу (не слишком важную, но способную решить кое-какие проблемы) и по дороге застряла в лифте. Я проторчала в нем всего пять-шесть минут, но именно их-то мне не хватило, дабы приехать вовремя. Человек, с которым я встречалась, уехал, не дождавшись. Друг, взявшийся нас познакомить, заявил, что исправить ситуацию уже невозможно – уехавший зол, мой лепет про лифт будет слишком неправдоподобно-киношным. В тот самый миг я окончательно ощутила себя неудачницей. Казалось, ничего не могло помешать мне получить желаемое, и все же какие-то глупые роковые обстоятельства не дали мне сделать это. Мир, несомненно, был против меня! Ничего не оставалось – только сесть и заплакать… Я села, заплакала. А потом плюнула на совет друга, позвонила уехавшему, рассказала про лифт. Вмиг проблема была решена… И в ту секунду я вспомнила вдруг душный поезд, окно, проводника и подругу Анюту, презрительно фыркнувшую и навалившуюся на ручку оконной рамы, и ощутила необъяснимый прилив сил.
   Никто не знает, что было первым, курица или яйцо, но ясно – одно не отделимо от другого.
   Вера в себя порождает победу, победа, даже самая маленькая, – порождает веру в себя.
   Наивный на первый взгляд лозунг мишки Винни-Пуха «Победю я любую беду, лишь бы были все лапки в меду…» – на деле очень мудрая песня. Сладостные победы нужны нам, как витамины. Если их нет целый год, вера ослабевает, подобно иммунитету, любой сквозняк, любая мельчайшая неприятность способны свалить нас с ног… Потому и победами, и витаминами нужно снабжать себя самостоятельно.
   Первая победа над собственной глупостью – глупо сидеть, величая себя неудачницей, если для удачи порой нужен один телефонный звонок, одна решительная попытка «открыть окно» и впустить в свою жизнь свежий воздух!
   Вторая победа – над собой. Переспорить себя не так-то и просто!
   Но если получится, уверяю вас, третья победа – над миром, не заставит себя долго ждать.

Девять неудач, или твоя маленькая удача

   Все знают, что в жизни бывают черные и белые полосы, после зимы наступает весна, после дождя, рано или поздно, выглянет солнышко. Но если дождь идет пять дней подряд, черная полоса упирается в минус бесконечность, в марте и апреле идет снег, ты внезапно ловишь себя на мысли, что уже и не веришь в просвет.
   Вот, например, у меня два месяца нет горячей воды. Все улицы вокруг дома перерыты, так что я чувствую себя в каком-то заколдованном замке, окруженном со всех сторон рвом. А вот принцессой не чувствую – скорее золушкой, несчастной и запаршивевшей к черту. Конечно, можно было б купить нагреватель для воды, но чтоб повесить его, мне нужно ни много ни мало разбить в ванной кафель и переделать ремонт. Да и живу я все же не в далекой глуши, а в столице, и по логике, моя грязно-темная полоска должна скоро закончиться… Но сегодня утром я вдруг осознала, что перестала даже надеяться на это и вижу впереди одну беспросветность. Два месяца достаточно долгий срок, чтобы утратить веру в чистое и теплое счастье.
   Уже не раз я цитировала философа Николая Бердяева, утверждавшего: одна из главных причин самоубийства – «мгновение боли, принятое за вечность». То же самое, наверное, можно сказать и о черной полосе, принятой за бездонную черную дыру. Затянувшейся неприятности или череде небольших неудач, которым мы вроде не придаем большого значения. Но утром ты долго и нервно искала ключи, днем начальник не то чтобы отругал, но недооценил и не похвалил твою работу, ты поцарапала каблук или поставила пятно на любимой блузке, знакомая вскользь упомянула, что твой бывший стал большой шишкой и очень счастлив в браке с другой, по дороге домой тебя помяли в метро или ты не смогла нормально припарковать машину у дома, потому что твое любимое место занял сосед… И вроде бы все это – небольшая беда: царапина на туфельке почти не видна, пятно отстирается, бывшего ты давным-давно разлюбила и забыла, начальник – натура переменчивая, завтра ты вновь напомнишь ему о себе… Но на тебя накатывает необъяснимая волна меланхолии: «Может, я вообще неудачница? Может, у меня вообще никогда ничего не получится?»… Или правильнее будет сказать, волна хорошо объяснимая? Ибо мельчайшие неудачи способны довести нас до слез, депрессии, нервного срыва, стоит им объединиться в один дружный и не дружественный нам коллектив.
   Говорят: если бы мухи собрались вместе, они могли бы сдвинуть с места слона (и боюсь даже представить, на что способны сгруппировавшиеся комары или осы!). Еще говорят: в медицине нет понятия «яд», есть лишь понятие «доза». Небольшую неприятность можно сравнить с микроскопической порцией отравы – она не может тебе навредить, а порой делает только сильней, учит владеть собой, держать удар, учитывать подводные камни и рифы. Большая же порция способна убить тебя…
   Особенно, если она и впрямь весьма велика – например, длиной в 10 лет (с 18 до 28). Столько исполнилось моей знакомой, объявившей недавно: «Наверное, я проклята!» За десять лет у нее было четыре серьезных романа, и все они оказались мучительно-сложными, заканчивались болезненно, с ущербом для ее самолюбия. Если бы на бывших любовников можно было б подавать в суд за моральный ущерб, она несомненно стала бы миллионершей. Но, за неимением подобной возможности, стала пессимисткой, убежденной: либо она не такая, как надо, либо все мужики – и впрямь редкие сволочи. И хотя четыре паршивых представителя сильного пола – ничто в сравнении с многомиллионным мужским населением планеты, и в ответ я тут же рассказала ей анекдот: «– Меня никто замуж не берет. – А ты что, уже у всех спросила?» – ни юмор, ни статистика не произвели должного впечатления. Слишком большое количество неудач действительно похоже на яд – они разъедают нам душу и тело, и разум почти не в силах противостоять. На мой взгляд, в большинстве своих проигрышей она виновата сама. Двое ее возлюбленных были женаты. Ждать искренних чувств от двух других было так же бессмысленно, как требовать от автомата с газированной водой, чтобы он налил тебе стаканчик кофе – оба в принципе не были способны на преданную любовь… Но дело уже не в этом. У девушки есть десятилетний обширный убедительный опыт неудач (складывающийся из множества мелких обид, слез, уколов, нанесенных ее самолюбию) и практически нет опыта личных удач. Как заставить ее поверить в то, чего нет? Действительно нет! Во всяком случае, в ее жизни.
   Я уже говорила в предыдущей статье: победы, достижения, большие и мелкие радости – нужны нам так же, как воздух, еда и вода. Так, одной из причин моей долгой депрессии стало то, что примерно в течение года все запланированные мною проекты последовательно заканчивались пшиком. Точно кто-то взял да сглазил: одни идеи «зарубали» на корню, иные замораживались на неопределенное время, третьи просто оказывались неудачными. И хоть каждый раз на руках у меня имелось успокаивающее объяснение (финансовый кризис, необязательные партнеры и т. д., и т. п.), черная полоса длиной в двенадцать-тринадцать месяцев слишком подозрительно напоминала финальную тьму. Да и можно ли назвать полосой то, что разрослось до размеров прямоугольника, а в сознании – до бермудского треугольника, коий неумолимо тянет тебя на дно. Впрочем, если я и сопротивлялась паденью достаточно долго, то лишь потому, что имела большой запас предыдущих многолетних побед, а соответственно и веры в себя, которая, по большому счету, и помогла мне впоследствии выбраться из черной дыры.
   Неудачи похожи на яд, удача – на допинг, энергозаряд, а порой – на наркотик или алкоголь. Недаром от слишком большой удачи нередко кружится голова, человек теряет адекватность и совершает глупости. Даже хорошего не должно быть слишком уж много. Но мало что приносит такую пользу здоровью, как регулярный ежедневный прием небольших радостей, побед и прочих «приятностей»! Начальник похвалил тебя, подруга высказала убеждение «твой бывший не забудет такую, как ты, никогда», весь день ты получала удовольствие оттого что на тебе новые туфли, вечером парень, подвезший тебя на попутке, отказался брать твои деньги и, вернувшись домой, погрузившись в горячую ванну, ты, вроде бы без особых причин, почувствовала, что жизнь удалась. Как мало порой нам нужно для счастья!.. Или несчастья. И как загодя обеспечить себя пусть небольшими, но регулярными радостями бытия?
   Прежде всего, осознать: сделать это не менее важно, чем купить себе хорошие витамины зимой. Удачи – лучшее противоядие от неудач. Мало кто из здравомыслящих людей ждет, что его путь будет усыпан исключительно розами, с которых предварительно срежут шипы. Главное, чтоб черные полосы все же чередовались с белыми, а белые были как можно шире.
   В юности я взяла на вооружение принцип начинать каждый день с одной, пусть и совсем небольшой, победы… В квартире, которую я снимала тогда у хозяйки, следовало вымыть весьма запущенный кафель в ванной, но до капитальной уборки у меня не доходили руки. Тогда я приняла решение каждое утро (сразу после чистки зубов) мыть всего по одной кафельной плитке. Мытье занимало около минуты. Результат был микроскопическим – несоизмеримым с удивительным допинговым чувством радости от победы над собой, точнее над давней и, казалось бы, неразрешимой хозяйственной проблемой. Нечто похожее ощутила недавно приятельница, когда начала регулярно бегать по утрам. И дело не только в улучшившейся физической форме.
   Начиная каждое утро с поступка, за который можешь себя уважать, ты сходу перечеркиваешь две-три ближайшие неудачи из серии «сел в лужу».
   Счастливый, гармоничный человек игнорирует их, так же как здоровый и закаленный организм – сквозняки и простуды!
   Еще один бесценный опыт принесла мне любовь к Интернет-аукционам. Делая ставки на десять-двадцать лотов сразу, я изначально знаю, что проиграю большинство из них. И если раньше безуспешная попытка выиграть что-то вызывала у меня сердцебиение, неконтролируемый азарт, а то и истерики, теперь я научилась проигрывать почти равнодушно. Сначала на аукционе – потом в жизни. Именно аукцион доказал мне верность старой теории: на девять неудач все равно приходится хотя бы одна удача. Нужно лишь не паниковать, не рвать на себе волосы, не истерить, помня: даже если ты проиграл сегодня, завтра ты всегда сможешь сделать новую ставку. Главное, не ставить на кон все сразу, не вести себя так, словно эта игра – последняя. И уметь радоваться даже самым микроскопическим выигрышам.
   Помните, что, собравшись вместе, мухи могут сдвинуть слона! Точно так же и наши маленькие удачи: улыбки друзей, любовь и поддержка близких, радостные воспоминания, удобные, уютные диваны и кресла, которые преданно ждут, когда мы вернемся домой, модные туфли, которые помогают нам шагать вперед чуть уверенней, запах любимого кофе по утрам, крохотные победы над собой в тренажерном зале, безделушки, выигранные на аукционе, удачные шутки, подбадривающие комплименты – слившись воедино, могут стать нашей непобедимой армией, которая будет преданно сражаться за нас каждый день против вечных 9 и даже 99 неудач!

Вижу цель…

   «Вижу цель, верю в себя…» Как сказано в старом фильме «Чародеи», этого вполне достаточно, чтобы идти к вожделенной мечте сквозь любые – даже самые нерушимые – стены. И часто нам не хватает именно веры в себя: ты боишься постучать в нужную дверь, сделать телефонный звонок, заявить вслух о своем желании[1]… Но существует и прямо противоположная проблема.
   Есть у меня две давнишние приятельницы, не знакомые между собой, но родственные по духу – обе способны крушить железобетонные преграды. Наблюдая за ними на протяжении долгих лет, я не раз изумлялась, как, ввязываясь в безнадежные на первый взгляд ситуации, они умудрялись выходить из них победительницами. Одна, в процессе романа с убежденным скупцом, умудрилась раскрутить его на подарок, стоимостью в сто тысяч у. е. «Как думаешь, у меня получится?» – спросила она, начиная этот «проект». «Нет», – убежденно ответила я. Она не поверила. Она верила в себя! Вторая знакомая бесплатно проработала на фирме полгода. Она была уверена, что ей удастся зацепиться там и достигнуть вершин. На втором месяце ее безрезультатных усилий я принялась уговаривать барышню бросить пустое занятие. Она не послушалась… Через два года она была замдиректором этой организации!
   Но есть еще одно качество, делающее двух на диво успешных дам сестрами и по несчастью. Первая бросила своего скупого любовника сразу после того, как получила от него в подарок машину. Она давно уже не любила его. Рядом с ним ее удерживал исключительно страстный кураж «Я смогу!». Вторая давно не работает на помянутой фирме. Она успела сменить немало сфер деятельности (начиная от торговли косметикой и оканчивая рекламой), и с каждым переходом на новую должность ее статус и доход возрастал. Первая сменила за это время массу мужчин, и каждый из них был богаче предыдущего… Обе страдают трудноизлечимой депрессией!
   У них есть все, они обеспечены всем. И если им захочется чего-то еще, с их способностями, они, несомненно, получат это. Но в этом и проблема, они не знают, чего им не хватает для счастья. Всю свою жизнь они бодро шли по лестнице вверх, не задумываясь, куда она приведет их. Естественно, обе они стремились к благополучию, но оное – для них никогда не было Целью. Их Целью всегда была лишь очередная «стена», очередной «крепкий орешек», который так интересно «расколоть». И по сей день, стоит им увидать новую трудноразрешимую задачу, депрессию сразу сменяет азарт победительницы, желание «переломить», «прошибить», «превозмочь»… с успехом подменяющий первой любовь, а второй – любимую профессию.
   Лет пять назад я дала себе зарок. Отправившись на великосветскую вечеринку, разодевшись в пух и прах, я весь вечер маячила в центре зала, окруженная всевозможными модными лицами. И глядя на себя со стороны, я могла бы подумать: «Вот она, та самая красивая жизнь, о которой я мечтала с детства…». Но в два часа ночи, возвращаясь домой, я ощутила приступ чернейшей неудовлетворенности этой самой жизнью и сказала себе: «Все! Клянусь, я больше не стану тратить ее так бездарно».
   И суть не в том, что разноцветное времяпровождение – презентации, награждения, сезоны мод – бессмысленно само по себе. А в том, что именно для меня, Лады Л., именно в тот день, в том не было ни малейшего смысла. Будучи журналисткой, я ходила туда, чтобы взять интервью или написать о богемном мероприятии. Но для писателя светская жизнь – не работа. И не отдых (стоять в красивой позе с бокалом в руках для меня тяжкий труд. Я даже не пью!). Зачем же я пошла туда? Чтобы ощутить свое «Я» в престижной оправе? Чтоб доказать себе: я могу быть там? Чтоб познакомиться с богатыми и знаменитыми и… быть с ними знакомой? Я просто зря потратила вечер… кабы в тот миг не сформулировала принцип – не слишком верный с точки зрения русской речи, но точный по сути:
   «Если ты не знаешь, что поиметь от ситуации, ситуация поимеет тебя!»
   Я сделала ненужную мне прическу, купила ненужное платье и пошла тусоваться, не желая ни развлекаться, ни красоваться, не имея никакой четкой Цели. Иное дело, если бы я реально хотела повеселиться. Или отправилась туда с конкретным намерением в непринужденной обстановке свести знакомство с нужным мне человеком. Или занималась раскруткой новой книги… А не «звездила», вместо того, чтоб писать ее!
   Однажды моя коллега-журналистка познакомилась с местным миллионером. Около года она бесплатно пристраивала его интервью в различные издания, водила его на концерты, спектакли, выслушивала его исповеди – иначе говоря, развлекала и нянчила, как могла. Спустя полгода она превратилась в подобие его любимой болонки. А спустя еще месяца два оказалась на грани увольнения. По первому зову своего богатого друга она бросала работу и ехала с ним на ипподром, на аэродром, загород, в другой город… «Зачем я это делаю?» – внезапно отрезвела она. «Может, ты хочешь, чтоб он взял тебя к себе на должность пресс-аташе?» – предположила я. Нет, ей нравилось работать журналисткой. «А может, ты хочешь, чтоб он профинансировал твой персональный журнал?» – поинтересовалась я. Но, несмотря на то, что, скорее всего, ей удалось бы уговорить его на подобную трату, приятельница вовсе не мечтала о личном проекте. Никаких меркантильных планов она не вынашивала. Она даже не была в него влюблена! Ей просто льстило это знакомство. Настолько, что ради него она забыла про карьеру и личную жизнь…
   Впрочем, я не собираюсь в сто первый раз писать о том, сколь опасно ориентироваться на принятый социумом Госстандарт счастья: яхты, дом на острове, лошади, друзья-миллионеры и знакомые звезды… Я знаю людей, которых все это и впрямь делает счастливыми. Равно, как и людей, чья способность крушить стены затмевает им цель. Если ты можешь получить все-все-все, сказать «Стоп. А зачем?» – оказывается для многих даже сложней, чем пройти сквозь железобетон.
   И навязанный кем-то стандарт – лишь одна из проблем. На прошлой неделе я едва не купила за тысячу долларов двухметровую статую. Я могла это сделать! И была преисполнена веры в свое священное право бессмысленно выбросить деньги на приглянувшуюся вещь. Остановил меня только саркастичный вопрос мужа: «Куда мы ее денем потом? Поставим в центре гостиной и будем водить хоровод? Больше ведь некуда…» Он был совершенно прав. Для этой цацки у меня даже не было места в доме. Единственное место, куда я могла ее поместить – чердак на даче. Единственное, что я бы получила от ее приобретения – массу проблем. В чем же тогда была моя цель? Интерьер не украсишь, удовольствия – ноль…
   В чем была моя цель, когда в двадцать лет я флиртовала со всеми мужчинами, чью оборону могла «прошибить»? Ощущая себя окруженной их безответной любовью, слушая их признания, я верила в себя – в свою привлекательность и неотразимость.
   В девяноста девяти случаях из ста у меня не было никаких серьезных намерений на их счет… Но я крутила роман до последнего, чтобы услышать слезное «Я не могу без тебя», увидеть их на коленях, получить предложение и «махнуть хвостом»… И, к слову, пару раз такая игра могла закончиться для меня очень плохо. В двадцать лет я познакомилась в ресторане с сорокалетним мужчиной и поехала к нему в гостиничный номер. Я не собиралась ложиться с ним в постель. Он сорил деньгами, но мне не нужны были деньги. Он вообще мне не нравился. Мне нравилось нравиться ему – богатому, взрослому. Нравилось, как он смотрел на меня… Только благодаря природному везению мне удалось выйти в тот вечер сухой из воды.
   

notes

Примечания

1

   Читай следующую статью и «…верю в себя!»
Купить и читать книгу за 58 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать