Назад

Купить и читать книгу за 58 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Замуж после 30-ти. Твое счастье – впереди!

   «Не у каждого есть подруга, которая знает ответ на любой вопрос. Мне повезло – у меня она есть. Мудрая, собранная, всегда зрит в корень и упрямо идет к цели. И хоть я не всегда была ней согласна, и за годы нашей дружбы мы спорили не раз, но в трудные минуты всегда была рядом, поддерживала и вселяла веру в себя… Стань продюсером собственной жизни с Л. Лузиной!»
   Наталья Могилевская


Лада Лузина Замуж после 30-ти, твое счастье – впереди!

Замуж в 30 лет



Замуж в 30 лет

   Незамужняя тридцатилетняя барышня – одна из излюбленных тем нашего времени. Десятки фильмов и книг преломляют ее под множеством разных углов, выискивая первопричины и способы решения насущной проблемы.
   Ну, с причинами, ясно. Если первое десятилетие своей взрослой жизни женщина тратит на то, чтобы познать себя, понять чего она хочет и получить все это (образование, работу, деньги, блага, успех) – на брак у нее просто не остается времени. А если все перечисленное выше получено – нет особой необходимости в муже. Не то чтобы он вовсе не нужен, но это уже не вопрос жизни и смерти. Нет нужды в кормильце-защитнике-спонсоре – нет нужды хватать, что попало… А родители (еще столетье назад успешно решавшие сию проблему за нас) давно утратили право силком выталкивать тебя под венец в комплекте с «подходящей кандидатурой», едва возраст дочери достигнет отметки «критический».
   Тут все понятно. Интересно другое. Почему, собственно, окружающий мир так упрямо возводит наше тридцатилетие в ранг проблемы? А вдруг все с точностью до наоборот?
   Я вышла замуж в тридцать (если честно, то даже немного за тридцать!). И, теперь уже со знанием дела, не перестаю повторять: «Замуж нужно выходить только в тридцать! Поверьте, раньше это делать не стоит!» Чем дольше я в браке, тем больше убеждаюсь в этой святой теореме. И, клянусь, могу доказать ее истинность!
   Моя знакомая вышла замуж в семнадцать. Парню было примерно столько же. Через полтора года они разбежались. Диагноз был тривиален: не нагулялись. Оба не пробовали, не ощущали, не познали столь многое, что им было рано давать отбой. Брак – всегда остановка: окончательный выбор. И совершать его в юности – все равно, что покупать босоножки в магазине рядом с домом: стоит попасть на Крещатик, ты схватишься за голову: «Боже, сколько красивой обуви! Что ж я схватила первое попавшееся?». Юный муж бросился в новый роман. Его жена – нырнула в ту же воду…
   Вывод: прежде чем сделать окончательный выбор, неплохо изучить ассортимент.
   И кабы мне не было тридцать, я ни за что не вышла бы замуж за своего мужа! В восемнадцать лет я вышла б за свою первую (первую встречную) любовь, в девятнадцать лет – за вторую. Оба раза мне казалось «Он – лучший!» (первого мне было еще не с кем сравнивать, второго – я могла сравнить только с первым). Последующее пятилетие мне нравились исключительно яркие невротически-творческие личности (в сравнении с которыми две моих первых любви уже казались жалкими неудачниками). И еще в двадцать пять я б ни за что не оценила ни положительных качеств, ни гармонично-спокойный характер своего супруга – он показался бы мне не толерантным и мудрым, а скучным и нудным. В те годы покой мне только снился, и только как страшный сон. Молодость – переизбыток неиспользованных сил! Тебя прельщают лишь острые углы, лишь неприступные стены…
   Из чего следует вывод второй: для того, чтобы остановиться, нужно устать.
   Вы скажете мне: не все смолоду ищут бурь, и далеко не все ранние браки заканчиваются разводом. Не буду спорить – иногда, они заканчиваются еще хуже. Знаю семейную пару: они поженились, когда ей исполнилось восемнадцать, ему – двадцать лет. Он учился в госуниверситете, на престижном факультете, считался подающим надежды гением. Но вскоре бросил учебу. Это, будучи холостым студентом, он мог жить в общежитии, ограничивая свой рацион кофе и сигаретами, а гардероб – парой застиранных джинсов. А став главою семьи, обязан был платить за съемную квартиру, кормить жену, одевать… и честно отправился зарабатывать деньги. Он так и не доучился. Не получил профессии. Не состоялся – и не может пережить это до сих пор. Его жена тоже бросила вуз. У благоверного начались неувязки с бизнесом, и ей пришлось взять финансовый удар на себя. Выбора не было – у них уже был ребенок. «Когда-нибудь», – сказала она мне, – «когда сын будет взрослым, доход стабильным, я все равно пойду учиться. Пусть в сорок лет. Просто для того, чтобы лучше понять себя… Так хочется». Но это мечты.
   А вывод третий: если, вместо того, чтоб потратить первое десятилетие взрослости на самопознание и становление, ты заключаешь брак, шанс, что все твои мечты останутся мечтами – опасно велик. Поиск себя – путь из проб и ошибок, взлетов, падений. Но если ты замужем, свободы выбора для тебя больше нет! Если у тебя есть малыш, ты не вправе даже рискнуть и упасть. Только одиночка может позволить себе разбиться вдребезги, зализать раны и вновь ринуться в бой, годами жевать черствый хлеб, чтоб получить любимую профессию, согласиться на минимальную зарплату, чтоб получить работу своей мечты, работать сутками, чтоб получить желанную должность. Или уволиться, осознав вдруг – «Это не для меня!», и начать все заново…
   А моя коллега не может! Она не любит работу, ей предложили другую. Но неизвестно, как все сложится на новом месте, а тут стабильная фирма, гарантированная зарплата. «И нужно платить кредит за машину, оплачивать няню ребенку», – томится она. – «Я посчитала. Муж один не потянет. Что ж делать?» Она вышла замуж в двадцать пять лет, прошло два года. Но все многообразие выборов, которые предлагает нам жизнь сводится для нее теперь только к двум вариантам: быть плохой или хорошей женой. Пожертвовать мечтой ради семьи или семьей ради мечты?
   И кабы я заключила брак в двадцать пять (в тот год я как раз с треском уволилась и ушла в свободное плаванье), мне б тоже довелось столкнуться с этой нелегкой дилеммой. И я, четыре раза менявшая даже не работу – профессию, развелась бы ровно четыре раза, выбрав мечту. Уж я себя знаю!
   Но я вышла замуж в тридцать, в то благословенное время, когда призвание – найдено, работа – желанна, и нет ни малейшей нужды класть любовь и карьеру на чаши весов. Мой выбор был уже сделан и оплачен, и дабы заплатить по счетам за свои пробы, падения, голодовки, бессонные рабочие ночи, мне не пришлось жертвовать ни браком, ни благополучьем семьи. Только в тридцать я могла позволить себе то и другое, не выбирая меж тем и другим!
   Тут вы, наверно, скажете: мне, эгоистке, просто случайно повезло. Обычно таким карьеристкам как я, приходится платить одиночеством. А дети, супруг, семейное счастье – ценности столь непреложные, что за них не грех заплатить и мечтой. Вот тут я и начну с вами спорить. Все точно наоборот! Это, вступив в брак в восемнадцать, двадцать, двадцать три, обрести семейное счастье можно только в том случае, если тебе случайно повезло.
   Моя подруга вышла замуж в двадцать два года и была очень счастлива. Но очень недолго. Где-то до двадцати шести. Когда ей исполнилось тридцать, они развелись. Причина? В двадцать два она была трогательной, романтичной, наивной, без гроша в кармане. Ближе к тридцати стала стервой, в лучшем смысле этого слова: жесткой, целеустремленной, умной, уверенной в себе, успешной, богатой. Иными словами, совсем не той женщиной, на которой когда-то женился ее муж, и совершенно не той, с которой он хотел бы заключить подобный союз. И дело не в том, что она была хорошей, а стала плохой. Она просто стала другой. Точнее – стала собой!
   Ни одна ворожка не сможет предсказать тебе, восемнадцатилетней, кем ты станешь в тридцать. Ты сама не знаешь, кто ты, кем будешь завтра – певицей или продавцом? Ты еще не сформировалась как личность… Но в том и подвох, что только точно зная, кто ты такая, ты можешь понять, какой мужчина должен быть рядом с тобой.
   В восемнадцать лет я трудилась на стройке, с двадцати до двадцати четырех училась в институте на театрального критика, потом была журналисткой, затем стала писателем. За одно десятилетие я успела побыть четырьмя совершенно разными людьми, с разным образом жизни, стилем одежды, манерой поведения, кодексом ценностей. И во все эти четыре периода нравилась совершенно разным мужчинам! И мне нравились разные… А теперь подумайте, что было бы, если б в свои восемнадцать я выскочила за симпатичного маляра? Только не врите мне, что маляр мог быть счастлив с театральным критиком! Да вступи я в брак хоть на три года раньше, ничего бы не вышло! Мой муж по натуре – прекрасный семьянин. А работая журналисткой, я никогда не бывала вечерами дома. Моя работа (спектакли, концерты, показы) начиналась бы в аккурат тогда, когда он оканчивал свою – в 19.00.
   Но мне повезло, я вышла замуж в тридцать. И к этому времени, я точно знала, что я – писатель, работаю дома, а, значит, наши жизни отличнейшим образом могут сплестись в одну. Изучив ассортимент мужских типов, я точно знала, чего я хочу, с кем сочетаюсь, что могу простить, чего не выношу. Знала, какими качествами должен обладать мой партнер, чтобы я была счастлива с ним. Знала, что все те качества, которые нравились мне в мужчинах раньше, гарантировали мне только одно – что я точно не буду счастлива с ними! Я знала, что устала от бурь, мне больше не нужна моя свобода, я получила от нее все, что хотела… Теперь мне нужен он. Именно он. Ведь я знаю, кто я!
   Я выбрала свое семейное счастье не случайно, а наверняка. И если вы скажете, что мне все же повезло – не так уж много мужей жаждут женится на тридцатилетних, я отвечу… К тридцати годам я знала и то, что мужчины, чей идеал молоденькие, несформировавшиеся барышни, заглядывающие им в рот – не являются моим идеалом мужчин. Я могу им лишь посочувствовать, поскольку лет через десять их жены подрастут и поймут, кто они, чего хотят и с кем хотят быть…
   Ибо, исходя из моего опыта наблюдения за окружающим миром, большинство пар, заключивших союз в ранней молодости, разводятся как раз к тридцати. А те, кто вышел замуж в тридцать…
   Нет-нет, не буду зарекаться!
   Скажу лишь, что на восьмом году брака, я ничуть не изменила своих убеждений. И готова поделиться полученным опытом.

Осторожно, счастье!
(начало брака)

   «Скажите, а вы счастливы?» – этот нехитрый вопрос я задавала множество раз. И всегда внимательно выслушивала ответ. Ведь вы согласитесь со мной, не так ли?..
   Счастье – единственный критерий, которым можно измерить ценность чего бы то ни было!
   Какая разница, что мой собеседник миллионер. Важно лишь, радует ли его эта куча денег? Или он мучается бессонницей, неудовлетворенностью и по-прежнему безуспешно пытается поймать «птицу счастья завтрашнего дня», убеждая себя: «Вот когда я заработаю еще столько же…»
   Видала я и несчастных миллионеров, не знающих, что придумать, дабы хоть как-то себя развлечь, и счастливых бессребреников. И пару лет назад вывела в одной из статей[1] невероятно простую формулу:
   Я + Х = мое счастье
   (если при сложении с «Х» получается иная сумма, значит, решение неверное!).
   Однако сложность этого уравнения в том, что «икс» у каждого свой…
   Когда мне было семнадцать лет, моя лучшая подруга ушла в монастырь. С тех пор все, кому я рассказывала эту историю, воспринимали ее как трагическую. «Но почему вы ее жалеете?» – недоумевала я. – «Она сделала то, что хотела. Возможно, она счастливее всех нас!»
   Иногда чужой «икс» настолько нестандартен, что окружающие просто неспособны его принять. А твое собственное счастье порой столь банально, что признать его – ниже нашего достоинства.
   Одна моя знакомая, жалуясь на мужа, постоянно приводит аргумент: «Понимаешь, его все устраивает. И наша квартира, и наша машина. Если бы не я, он бы каждый день ходил в одних и тех же джинсах. И самое обидное, мы можем жить лучше. Только для этого надо что-то делать. А он и пальцем не шевелит. Ему и так хорошо».
   Да, ее супруг не принц… Он – очень счастливый человек. Счастлив тот, кому для счастья нужно так мало: дом, жена, дети и удобные джинсы. Его «Х» – приравнивается к среднеарифметической зарплате. Подумайте, насколько сложней жить тому, кто чувствует себя хорошо лишь одетым по последней моде, лишь за рулем самой дорогой машины, лишь в королевских апартаментах. Сколько сил, времени, денег ему нужно потратить, чтобы стать счастливым!
   И все же муж моей знакомой глубоко несчастлив… Ибо его минимальный критерий «и так хорошо» нисколько не совпадает с максимальным критерием его супруги. Она горит желанием бороться за «лучшую жизнь». Для него же вступить в борьбу – означает распрощаться с внутренним комфортом. Их счастья взаимоисключающие.
   Выходит: люди с «Х» разной величины практически неспособны быть счастливы вместе?
   Да и способны ли вообще счастливые люди быть счастливы с кем бы то ни было? Подруга-монахиня не в счет… Но на днях я смотрела детектив, где разыгрывалась хрестоматийная сцена. Супруга главного сыщика накрывает парадный стол и зовет мужа обедать. Ему звонят, и вместо обеда он едет «на труп». За сим следует кадр: несчастное лицо жены крупным планом. «Да, это и впрямь невыносимо», – пожалела героиню я. «Но ведь это его работа», – напомнил мне муж.
   Можно было не напоминать. Будучи заядлым трудоголиком я прекрасно знала, что такое счастье в труде – то, ради чего ты готов отказаться от всего: еды, сна, любви. К радости большинства жен и мужей, личностей, влюбленных в свое дело не так уж много. Но, взирая на эту сцену, я вдруг поняла… Соль в том, что 90% не любят свою профессию. Они выбрали ее случайно и ходят на службу только ради денег. Если бы каждый из нас, вычислив свой «икс», делал исключительно то, что ему хочется, да еще и получал за это хорошую зарплату… трудоголиками были бы все!
   А все наши партнеры по личной жизни были бы глубоко несчастными людьми. Или, что скорее, их бы у нас не было вовсе. Я ж не выходила замуж до тридцати из соображений «брак помешает карьере», поскольку была счастлива в работе… Но, к несчастью, недавно мне пришлось вывести новую формулу:
   Счастье + счастье = 0!
   Докажу на собственном опыте. Два месяца тому я пыталась совместить покупку квартиры с посещением гастролей московского театра. Я ждала его приезда давно, и еще дольше мечтала купить новую жилплощадь. Каждое из этих событий было для меня настоящим счастьем… Но, вопреки расхожему мнению, счастья бывает слишком много. И, помноженные друг на дружку, они обернулись сплошным расстройством.
   Я разрывалась между двумя желаниями: назначить брокеру вечерний просмотр или отправиться вечером на спектакль. Шла в театр и, вместо того чтобы получать удовольствие от действа, нервничала: «Вдруг до завтра квартиру перекупит кто-то другой?». Просмотр был перенесен на раннее утро, и я вынуждена была отказаться от ночной вечеринки с друзьями-артистами. Я знала, там будет весело. Мне так хотелось на нее пойти. Но я шла домой, чувствуя себя глубоко несчастной… И прекрасно зная: останься я там, наплевав на раннюю встречу, я испытывала бы то же самое.
   Есть выражение «шутка съела шутку». Точно так же счастье может съесть счастье.[2]
   Полгода я совершенно счастлива в личной жизни… И при этом совершенно ею недовольна! Теперь у меня другая проблема: я неспособна заставить себя работать – «мне и так хорошо». Последнее время меня невозможно вытащить из дому – «меня и здесь неплохо кормят». Счастье – опасная штука, оно засасывает. И любовь – лучший тому пример. Выбраться из счастливой любви так же трудно, как из постели холодным утром. Там так тепло, и так не хочется вставать и куда-то идти… Мне так не хочется думать над сюжетом статьи! Куда интереснее продумывать дизайн кухни. Мне нравится покупать щеточки для ванной, протирать подносы и нянчить мужа. Я превратилась в счастливую домохозяйку. И едва я сажусь писать, моя «домохозяйка» принимается возмущаться: «Всюду пыль, вещи разбросаны, а ты сидишь у компьютера! Нет, сначала посуду помой…» В то время как трудоголик внутри меня орет от ужаса: «Нужно что-то делать! Нужно что-то делать!»
   «Подожди», – утешают его мои друзья. – «У вас просто медовый месяц. Это пройдет» «Ага!» – паникует «трудяга». – «А вдруг не пройдет? Вдруг мы будем счастливы всю жизнь?»
   И я боюсь, что, вырвавшись наружу, он таки установит свой диктат труда и разрушит мое «семейное гнездо».
   «Счастлив тот, кто утром с удовольствием идет на работу, а вечером с удовольствием возвращается домой», – цитировала я не раз. Но возможно ли в принципе это идеальное равновесие? Или не зря журналисты так любят задавать вопрос: «Чтобы вы выбрали: любовь или карьеру?»
   Не так давно моя подруга развелась. Стоило ей расстаться с мужем, в ее жизни начался творческий подъем, и она сходу перепрыгнула сразу через несколько ступенек карьерной лестницы. Я слушаю, как она взахлеб рассказывает мне по телефону о своих новых романах, знакомствах, поездках, приключениях… И, представьте себе, завидую ей, понимая: в несчастье тоже есть своя прелесть.
   Большое счастье так же, как, впрочем, и большое горе растворяет нас в себе. Делает беззащитными – мягкими, как кисель. Счастье разжижает, злость – собирает, заставляя сжать волю в кулак. Счастье статично. Зачем сдвигаться с места, если «и так хорошо»? Но, будучи несчастными, мы начинаем активно сучить руками и ногами… и достигаем вершин.
   Быть может, поэтому умные люди любят благодарить своих врагов. Сколько прекрасных вещей мы сделали им «на зло». И может, правы мудрецы, утверждающие, что счастья на свете нет? Оно состоит лишь в вечном стремлении к счастью…
   Но есть же на свете уже счастливые люди! Подруга в монастыре – не в счет. У меня есть собственный муж, убежденный: «Счастье – иметь жену-трудоголика, которая работает до поздней ночи… Никто не мешает тебе спокойно попить вечером пиво с друзьями».
   И воистину он – очень счастливый человек. Потому что способен находить счастье даже в дурном.

«Я» и «Мы»

   Говорят: «Я» – последняя буква алфавита. Я никогда не соглашалась. Понятно, не с алфавитным порядком, пусть там «я» стоит себе, где стояло. Но в жизни каждого уважающего себя человека «Я» – понятие первичное!
   Так думала я, пока в моей жизни не появилось слово «мы»…
   Скажу сразу, это местоимение всегда давалось мне с трудом. Признаюсь, друзья и коллеги не раз обижались на меня за то, что, работая над каким-либо общим делом, я вместо «мы придумали», «мы решили», «мы свершили» автоматом вставляла любимую букву… В личной жизни все обстояло того хуже. Мое «Я» не принимало компромиссов[3] и регулярно заявляло: «Либо будет по-моему, либо зачем мне все это надо?» И, пожалуй, то, как легко (впервые в жизни!) мой язык принял неприродное словцо «Мы», сыграло не последнюю роль в моем решении выйти замуж.
   Бедное, несчастное, наивное мое «Я»! По неопытности оно даже не предполагало, что говорить: «мы любим», «мы собираемся», «мы хотим» – слишком микроскопическая победа. А свойственная ему бескомпромиссность – далеко не самая большая проблема. Проблемы начались, когда мое «Я» решило отправиться на компромисс…
   «Ты знаешь», – сказала я подруге, периодически жаловавшейся мне на своего супруга, – «все эти годы я искренне не понимала, чего ты так к нему придираешься? Что за проблема, если он отправился веселиться с друзьями? Что за беда, если он любит ходить в кино, а ты – нет? Пусть идет в кинотеатр один… Я только теперь поняла, что рассуждала с позиции одиночки!»
   «Я» и «Мы» – два диаметрально разных образа жизни. «Мы» имеет свои законы, и нарушать их опасно для его здоровья. То, что «Я» делало естественно и не думая, «Мы» следует тщательно обдумать и… не делать!
   Сущая мелочь, через три месяца брака обернувшаяся хроническим дискомфортом. Новоиспеченный супруг не жалует мелодрамы. Я – не выношу боевики. Спасибо еще, что оба мы любим мистику, приключения и комедии. И все же, в двадцать пятый раз отказавшись от просмотра «наивной женской истории», мое «Я» изрекло с тяжким и трагическим вздохом: «Так что же, выходит, я больше никогда не смогу смотреть мелодрамы? А ты больше не сможешь смотреть фильмы с Джеки Чаном?»
   «Что за проблема?» – изумленно спросила вторая подруга (незамужняя). – «Просто купите себе второй телевизор». «У нас есть второй телевизор», – насупилась я. – «Но если по вечерам мы будет расходиться по разным комнатам, чтобы смотреть свой собственный любимый фильм по своему собственному «ящику», спрашивается, зачем мы вообще поженились?»
   Звучит удивительно глупо. И, пребывая в статусе «Я», я бы немедленно возразила: «Супруги – не сиамские близнецы! В браке он или нет, каждый человек – личность! У каждой личности свои интересы. Не совпадают, реализуй их на стороне. Муж идет на рыбалку, жена – на показ мод. Он пьет пиво с друзьями, она смотрит с подругой «Мисс Конгениальность»… Рассуждая с позиции одиночки, я сроду не задавала себе вопрос: «Когда?»
   Сколько времени двое существуют, как «Мы»? Примерно с 20.00 до 24.00. – четыре часа в сутки! Плюс выходные.
   Но уикенд – отдельная головная боль. До брака я не признавала суббот и воскресений. Напротив – два эти дня были в моем графике самыми ударными. Идеальное время! На рабочей неделе все непрерывно звонят тебе по каким-то делам, а в выходной – отдыхают, и, соответственно, не мешают работать тебе.
   Но с тех пор, как, слившись с другим, «Я»-мое, вылилось в неудобное «Мы», мне пришлось пожертвовать воскресенье мужу. Я плачу о потерянном трудодне до сих пор. Но что я могу поделать? Ведь достаточно умножить четыре на пять, чтобы понять: даже с учетом моей жуткой жертвы, мы – муж и жена! – проводим вместе двое суток в неделю. И это не считая регулярных форс-мажоров, когда я (нужно завтра сдать статью!) засиживаюсь за компьютером до полуночи или он задерживается на работе. Всего двое суток! Сократить этот срок – перечеркнуть само понятие «Мы».
   Одна из моих подруг вознамерилась сделать карьеру. Ее муж поддерживал ее как мог. Сидел с ребенком, питался в ресторане и крайне толерантно относился к хроническому беспорядку в доме. Он понимал, почему, работая на горящем проекте, она месяцами убегала в семь утра и возвращалась в два-три ночи. Не упрекал, не устраивал скандалы, не вопрошал: «Какой смысл жениться, если жены все равно нет дома?» Но два года спустя обнаружилась иная проблема – они стали чужими людьми. Свято место не бывает пусто… Он не изменил ей с другой, просто привык к ее отсутствию, привык заполнять образовавшуюся пустоту своими любимыми фильмами, друзьями, делами. Их «Мы» распалось на два автономных «Я», прекрасно существующих отдельно и плохо представляющих, что им делать вдвоем. «У нас нет ничего общего», – с ужасом объявила подруга постфактум. – «И я понимаю, чтоб как-то это исправить, мне нужно… бросить работу!»
   Вторая подруга развелась через год после свадьбы. Ее глобальное «Я» не вписывалось в тесные рамки «Мы». В итоге их «Мы» ежечасно трещало по швам… «Мы» означало: надо отказаться от долгожданного отпуска, поскольку по числам он пришелся на юбилей свекрови. «Мы» вынуждало забыть про новую шубу, чтобы купить мужу машину взамен разбитой. «Мы» ущемляло ее интересы каждый день…И хотя ее «Я развожусь!» прозвучало, как гром среди ясного неба, как чудесно я ее сейчас понимаю. Будучи самодостаточным «Я», она вправе сказать любому: «Разбил машину – твои проблемы. Ходи пешком! При чем здесь моя новая шуба?» Но в случае «Мы» жена в дорогой обнове в комплекте с супругом, пытающимся судорожно поймать такси, непременно выльется в семейный конфликт. Или, что еще вероятней, он просто пересядет в ее машину, а пешком в своей шубе будет ходить она…
   Так как «Мы» – это общие проблемы, общий бюджет, общий дом и общее время!
   Что, в пересчете на трагедию моего «Я» означает… Мне постоянно не хватает часа-двух, чтобы окончить намеченную на день работу. Я общаюсь с матерью мужа чаще, чем со своими друзьями. Убегаю на день рожденья супруга с церемонии собственного награждения. Вынуждена таскать за шкирки свою нежно любимую кошку за то, что она ест мужнину пальму (это при том, что я в принципе ненавижу цветы в горшках!).
   Я не читаю книг! (Только после 23.00, когда он заснет). Не смотрю мелодрам! (Он не любит). Не могу пересмотреть обожаемый фильм «Догма»! (Он не любит смотреть кино два раза подряд). И если во время совместного просмотра картины он засыпает (что случается достаточно часто), я не могу досмотреть ее до конца сама. (Или он так и не увидит конец, или мне придется смотреть это завтра снова).
   Да, наверное, понятие «Мы» стоит урезанных от работы часов. День рожденья – святое, мама – тем паче, а права своей кошки мне все-таки удалось отстоять. Вот только одним ужасным утром мое бедное «Я» вдруг разрыдалось навзрыд и спросило: «А что от меня осталось?» Дело моей жизни то стопорится, то стоит. Проблемы накапливаются: вместо творческих – я решаю бытовые, вместо личных – наши общие. И не могу даже снять стресс и три вечера кряду почитать детективы Агаты Кристи…
   Если понятие «Мы» предполагает полное самоубийство «Я», стоит ли оно вообще таких жертв?
   Но кто заставляет меня жертвовать собой? Муж же не ставит вопрос ребром: «Я или работа?». И если я объявляю: «Сегодня вечером мы не общаемся, я читаю книжку» – легко примет мой ультиматум. Нет, дело не в нем, а в моем неудобном «Мы»! Если сфера интересов «Я» была четко очерчена вокруг меня самой, теперь этот круг стал намного шире…
   «Я» было плевать на творческий беспорядок. «Мы» в отчаянии заламывает руки при виде горы грязной посуды, ибо для «Мы» дом – наш идеальный мир, где все должно быть прекрасно и гармонично. Муж ни разу не отказался смотреть со мной мелодраму! Но «Мы» знает: ему будет неинтересно, он будет томиться, и, ощущая это, я тоже не получу удовольствия от фильма. А разве не «Мы» в свой единственный выходной силком повело супруга к зубному врачу вместо того, чтобы поискать себе босоножки? Муж предпочел бы искать мне туфли, он боится зубного! И вовсе не муж, а мое собственное неугомонное «Мы» оттаскивает меня от компьютера на два часа раньше, едва заслышав, как он открывает входную дверь…
   Ибо «Мы» – это не я и он. «Мы» – это мое личное самоощущение. «Мы» – это расширенный вариант «Я». Я, принявшая в свою жизнь другого, вместе с его проблемами, пальмой и мамой. Я, не отделяющая себя от него. Я, у которой мгновенно портится настроение оттого, что ему – плохо. Поскольку «Мы» – это общее плохо и хорошо, общая зубная боль, общая мировая гармония. И главная беда моего эгоистичного «Я» в том, что я слишком люблю это неудобное «Мы»!
   И хотя свободолюбивое «Я» и новорожденное компромиссное «Мы» по-прежнему грызутся, пытаясь разделить меж собой время, территорию и сферы влияния – это исключительно мой внутренний конфликт…
   Но иногда мое несчастное «Я» задает мне кошмарный вопрос: «Послушай, а что со мной будет, когда у «Мы» появятся дети?»

Компромисс или жертва?

   Мне всегда нравилось слово «компромисс». И его значение – «соглашение, достигнутое путем взаимных уступок». В голове сразу возникают весы с симметричными чашами… Образ, почти идеальный. Золотая середина!
   Но только дело доходит до неидеальных реалий, умозрительные весы, на которых следует тщательно взвесить все «против» и «за», обычно оказываются неисправными. То недовешивают, то перевешивают, подчиняясь эмоциям. И я начинаю врать себе и другим с энтузиазмом продавщицы гастронома советской эпохи: «Нет-нет, все честно! Все правильно!».
   Моя коллега, обладательница маленькой дочери и успешной карьеры, безуспешно пыталась наладить свои внутренние весы лет пять подряд. Начальник требовал, чтобы она отправилась в командировку на месяц. Малая требовала (с криком и истерическим плачем) прямо противоположного – чтобы мама не бросала ее на четыре недели. Поди разберись, какая чаша весомей? Особенно если такая дилемма встает регулярно. Шеф дуется, ребенок ревет… В случае с моей коллегой победил материнский инстинкт.
   Какие бы умопомрачительные права мы не отвоевали у социума, природа все равно будет стоять на своем. Она создала нас для компромисса (как минимум, между своими потребностями и потребностями наших детей), и остается в этом вопросе бескомпромиссной ретроградкой. Знакомая устала двоиться, и сменила работу на более спокойную и менее перспективную. А я пытаюсь понять до сих пор, было ли ее роковое решение – золотым компромиссом? Или все-таки жертвой?
   Полгода назад моя подруга рассталась с мужчиной. Вначале, поверив, что он – это именно ОН, она помчалась на компромисс со стремительностью реактивной ракеты… И не заметила, как проскочила границы! Четыре месяца ее интересовали только его карьерный и внутренний рост, его убеждения, его окружение. Она забросила свои дела и друзей, переехала с вещами к нему, и задумалась «Не бросить ли мне работу?» Как вдруг спохватилась: «А где же я?!» И столь же стремительно попыталась вернуть все обратно. Тем паче первый романтический флер растаял, как дым, и у избранника обнаружился ряд недостатков. А вместе с ними обрисовался и насущный вопрос: «А стоит ли он того, чтобы жертвовать всем ради него?». И дело не в том, что мужчина оказался не так уж хорош. А в том, что она сходу отдала ему слишком много – всю свою жизнь! И слишком уж переплатила…
   Ни для кого не секрет, стоит нам отыскать любимый предмет, сей механизм срабатывает, помимо нашей воли. Нас создали, чтобы отдаваться и отдавать. Женщина растворяется в муже и детях не потому, что ей досталась вторая по значению роль. А потому, что она это может! А мужчина – нет (представитель сильного пола, растворившийся в боготворимой избраннице, лишь заставит ту усомниться в наличии у него мужских качествах). И, наверное, наделив нас этой редкой способностью, природа была, как обычно, мудра…
   Но с тех пор как она нас ею наделила, прошло немало столетий, и у понятия «жертва» появилась гуманная альтернатива. И пусть для иных жить с мужчиной и жить жизнью мужчины по-прежнему равнозначные вещи, существуют же и такие, как я и мои друзья… нервно мечущиеся из крайности в крайность, то в жертву, то в эгоизм.
   Прожив в браке почти два года, я вспомнила реплику одной знакомой невесты. На собственном бракосочетании она с улыбкой сказала мне: «Вот увидишь, я не как все. После свадьбы моя жизнь совершенно не изменится». Тогда я подумала: «Вот молодец!» Сейчас ее скоропостижный развод кажется мне закономерным – она сдержала данное слово. Но, увы, получить, не отдав, столь же невозможно, как, отдав все мужчине иль детям, стребовать с них ровно столько же… Тем паче, в нашей повседневной реальности о такой глобальной жертве, как «вся твоя жизнь», речь заходит не так уж и часто. А вот эта самая совместная жизнь зачастую и состоит из бесчисленных, мелких и ежечасных компромиссов.
   Вы не поверите, целый год самым заклятым врагом моего семейного счастья был мужнин компьютер. Не успевала я отвлечься на пять минут, супруг уже сидел за столом и клацал мышкой, вместо того, чтоб продолжить со мной разговор (есть остывающий ужин, собирать чемодан в поездку и т. д., и т. п.). Все мои просьбы ограничить контакт с «глупым ящиком» воспринимались, как возмутительное требование принести невозможную жертву. Право на регулярный контакт с ним защищалось с такой яростью, что я на полном серьезе считала: «Он любит его больше меня!».
   Сила его сопротивления была равна силе моего давления и по мере возрастания того и другого привела к множеству ссор, слез и истерик. А припозднившийся компромисс был на удивление прост… «Слушай, с тех пор как я вышла замуж, я так редко вижусь с подругами, что скоро у меня их не будет вообще. Мы все время проводим вместе. Давай, сделаем тебе специальный компьютерный вечер. Он же – мой вечер дружбы», – предложила я. И с блеском убила одним выстрелом сразу нескольких зайцев.
   Ради своего «единственного, неповторимого» я сократила общенье с друзьями до минимума. Естественно, мне было досадно, что общенью со мной он регулярно предпочитает форум на сайте любителей коллекционных часов. «Выходит, моя жертва была напрасной?» – обиженно думала я. Но стоило мне подумать о том без обиды, я осознала… Именно таковой она и была! Глупой, ненужной и эгоистичной. Заменив ее на компромисс, мы сразу решили три насущных проблемы: непонимания, неуважения к чужому хобби и катастрофической недостачи в моей новой жизни старых друзей.
   Хотя, наверное, если бы мне не хватило ума предложить вариант «золотой середины», рано или поздно, я бы добилась своего, поскольку компьютер муж все же любит чуть меньше… Криком и плачем, я бы заставила его принести мне подобную жертву. Иными словами, поступила бы так же, как четырехлетняя дочь моей коллеги, с помощью регулярных истерик вынудившая маму забросить карьеру. При чем ревела она по той же причине – ей уделяли мало внимания. Ровно столько, сколько малышка осознавала себя, ее мать непрерывно исчезала куда-то – то пропадала допоздна на работе, то уезжала из города. Но, кабы ее работящая родительница постаралась изначально найти разумный компромисс и проводить с дочерью больше времени между командировками, скорее всего, ситуация не достигла бы столь критической точки. Ибо сила давления, равна силе сопротивления…
   Подобно злостным неплательщикам, мы постоянно откладываем тот или иной неоплаченный счет на абстрактное завтра. Месяцами собираемся встретиться с мамой. Выполнить данное другу обещание. Устроить генеральную уборку. И спохватываемся лишь когда глобальный бардак, воцарившийся в нашем доме выливается в возмущенный вопрос супруга «Ты жена или кто?», сору, скандал, плавно перетекающий в выбор «Семья или карьера?» К слову, о счетах… Моя знакомая, барышня зарабатывающая на порядок больше меня, два года коллекционировала коммунальные «платежки» – у нее попросту не доходили руки. На днях, она призналась с унылым смешком: «Внезапно так захотелось к морю рвануть. Но не выйдет. Придется все деньги отдать. Там такая сумма скопилась. Дальше тянуть уже некуда».
   Мы склонны окружать понятие жертва святым ореолом. Как иначе, если на правой чаше весов оказываются отношения с нашими близкими? Но куда чаще на левой чаше лежит отнюдь не наша карьера, не друзья, не страшный вопрос «А где ж тогда я?»… Ибо, вне зависимости, о чем идет речь, о кровных детях или банальных коммунальных счетах, принцип неизменен – в девяноста случаев из ста, огромная жертва становится печальной необходимостью только тогда, когда люди не могут отыскать небольшой ежедневный компромисс.
   И искать его и по большому, и по малому счету, на мой взгляд, следует именно нам. Раз уж природа сама создала нас для компромисса… Конечно, с тех пор как она создала нас, минуло немало столетий. А наша эпоха выставила дамам на диво противоречивые требования. Не мудрено, что, стремясь исполнить их все, мы бросаемся из крайности в крайность. То заявляем «Я не буду менять свою жизнь». То вручаем ее «единственному и неповторимому». То отдаемся работе, то бросаем карьеру, из чувства вины… Но это не более чем акклиматизационный период.
   Ведь мы – женщины. Нас создали, чтобы отдаваться и… получать! Подладится под почти невозможные нормы нового времени? Разве нам привыкать? Мы, обладающие гениальным умением ежесекундно приспосабливаться к настроению, вкусу, образу мысли наших избранников, уступать, не ломаясь, а, растворяясь в других, лишь расширять границы личного «я», подстроимся под изменчивый мир с той же легкостью, как и под мужчину…
   С той же целью… Приноровившись, подстроить его под себя!

Детский вопрос

   С тех пор, как я вышла замуж, первый вопрос, который задают мне при встрече все знакомые и даже малознакомые: «Ну, когда собираешься рожать?» «Не знаю», – отвечаю я, – мы с мужем не так давно живем вместе. Нужно сначала убедиться, что мы подходим другу другу». «Зачем?» – пожимают плечами они. – «Ребенка рожаешь для себя!» И, увидав мои удивленно подскочившие брови, добавляют: «Ты просто не понимаешь… Вот родишь, тогда узнаешь, в чем смысл жизни!»
   Но я и так знаю, в чем смысл моей жизни! В этом, собственно, и состоит вся проблема. Согласно моему неискоренимому убеждению, оный – точно не в детях! Согласно убеждению № 2: формула «смысл жизни в детях» – штука опасная.
   Что ж это получается? Смысл твоего существования – в детях, смысл существованья твоих детей – в детях их, смысл существования их детей – в потомках последующих… Выходит, сама по себе жизнь ни одной отдельно взятой личности не имеет значения?
   Чем же тогда homo sapiens отличаются от овощей? Картофелину кладут в землю, она разрушается, но, тем самым, дает жизнь новым картофелинам. Их кладут в землю…
   И так до бесконечности?!
   Похоже, что да. Во всяком случае, если «картофель» относится к женскому полу. Иногда это сквозило в подтексте, иногда мне говорили прямым текстом. Но все, услышанное мной, сводилось к одному: «Женщина обязана произвести ребенка на свет, во что бы то ни стало! У тебя нет детей – ты ущербна! Исключений, поблажек, смягчающих обстоятельств не может быть, потому что не может быть! Коли физически ты способна, а фактически тебе есть от кого, вопрос хочешь ты того или нет – даже не обсуждается…»
   Все мои попытки рационально осмыслить: готова ли я; хочу ли вообще детей и, коли да, стоит ли заводить их вначале брака; могу ли я позволить себе это в финансовом плане; как совместить материнство с работой – воспринимались, как детский лепет. «Рожай и не думай», «Бог дает ребенка, Бог дает на ребенка», «Мужчина в жизни женщины – не самое главное».
   Сначала я не верила ушам. Потом впала в ступор. Я не подозревала, что мир думает ТАК! И понятия не имела насколько распространено это мнение… Твое личное счастье, твой любимый мужчина, твои мысли и чувства, образование, знания, труд, успехи, достижения, все твое «я» – вдруг оказываются не весящими ни единого грамма, стоит поставить на другую чашу весов «Женщина обязана произвести»! Вся твоя личность сжимается вдруг до размеров одной яйцеклетки. И реальная угроза потери работы (в случае незапланированного ухода в декрет) плюс гарантированный финансовый кризис (поскольку потеря дохода накладывается на невыплаченный в банке кредит) – с легкостью признаются миром неважными. Ты, главное, рожай! А там, либо выплывешь (сотни дам совмещают кредиты и карьеру с детьми!), либо не выплывешь (ничего, ребенок – важней!).
   Когда-то я участвовала в ток-шоу, посвященном теме абортов. Оговорюсь: я не вижу в них позитива. «Но», – сказала я, – «если, произведя ребенка на свет, девушка теряет все: дом, семью, жилье, институт, заработок, и остается одна, не зная, выживет она или нет… Я признаю за ней право выбрать не чужую, а собственную жизнь! Мало ли женщин кончали с собой только потому, что не могли сделать аборт, а рождение младенца и личная смерть были для них равнозначны». В ответ меня обозвали эгоисткой.
   Так же меня называют и теперь, оттого что размышляя о будущих чадах, я соглашаюсь пожертвовать ради них фигурой и формой груди, временем и бессонными ночами, деньгами и силами… Но в категорической форме отказываюсь принимать право одной человеческой жизни полностью перечеркнуть жизнь другую. Равно как и точку зрения: женщина должна согласиться на это, не думая! Даже думать: «А что ж тогда будет со мной?» – кощунство!
   Недавно киевский психолог Назип Хамитов сказал: по его мнению, дама стала свободной не в тот день, когда получила права голосовать на политических выборах, а когда впервые получила возможность пользоваться противозачаточными средствами. «Подумай», – призвал он меня, – «как они жили раньше. Жена совершенно не могла регулировать этот процесс. Была перманентно беременной. Рожала раз в полтора года. Имела 10—15 детей. И, хотела того или нет, была намертво привязана к дому и мужу».
   Логично! Пока у прекрасной половины не было выбора: «Рожать или не рожать в грядущем году?», вопрос о равных правах с мужчинами и не стоял. Вступив в брак в восемнадцать, женщины тратили остаток жизни на деторождение. И какой им был смысл добиваться введенья законов, позволяющих дамам учиться в университетах и заниматься самостоятельной деятельностью, если они попросту не имели возможности сим правом воспользоваться?
   Но и сейчас, когда наша способность учиться, трудиться и преобразовывать мир наравне с мужами вроде бы не подлежит никакому сомнению, мир по-прежнему убежден: женщина существует исключительно для того, чтоб рожать! К бездетным одиночкам не пристают (их молча жалеют). Но едва ты заключаешь официальный союз, из небытия всплывает древняя схема: «Ты замужем? Ну так давай, давай! Какая работа-учеба? Роди, поймешь, в чем смысл жизни…»
   Это мужчины существуют для того, чтобы изобретать лекарство от рака, занимать посты премьер-министров, предотвращать катастрофы. Но если завтра дама-ученый произнесет крамольную фразу: «Лично для меня изобрести средство от рака и спасти миллионы людей важнее, чем родить ребенка», – ее предадут анафеме! Или будут жалеть: «Несчастная. Не понимает своего счастья».
   Итог, на мой взгляд, ужасен: нынче, как и сто лет тому, мир упрямо не признает за женщиной права на иной смысл жизни, чем дети!
   За годы революционной борьбы феминистки выправили все юридические законы, ущемляющие наши честь и достоинство. Но нравственные законы общества остались неизменными. За всю свою профессиональную жизнь я ни разу не сталкивалась с дискриминацией по половому признаку и искреннее верила в равноправие… До тех пор, пока не вышла замуж и не поняла: в личной сфере окружающие признают за мной меньше прав, чем за кошкой.
   Да, да! Ведь на вопрос: «В чем смысл существования кошек?» – большинство даст ответ «В том, чтоб ловить мышей». Киска (точно так же, как кот!) избавляет мир от грызунов, самка дельфина спасает людей, пчела опыляет цветы… Все они, помимо продолжения рода, исполняют большое, архиважное дело! Они – да. А женщина – нет! Мир высокомерно отмахивается от всех ее дел, считая их пустяками, отмахивается от нее самой, убеждая:
   «Ты должна пожертвовать всем. Думать о твоем праве на выбор – уже эгоизм! Все твои мечты, надежды, устремления, желания, счастье, любовь – ерунда, в сравнении с ребенком». И, таким образом, ставит ее на ступень ниже кошки, аккурат, на уровень картошки, задача которой – саморазрушение, ради потомства.
   Почему?!!
   Может, дело в том, что законы о равенстве, кажущиеся нам событиями далекой истории, были приняты не так уж давно? В России – в 1917-ом, в Швейцарии – лишь в 1965-ом году. И хотя юридически дама имеет полное право рожать (или не рожать!), благодаря противозачаточным средствам, имеет возможность решать стратегически, когда это сделать, психологически мир все еще не в силах понять: он не вправе решать это за нее! Не вправе требовать от женщины смерти, ни физической, ни социальной.
   Демографический кризис в стране – проблема страны! И страна не вправе перекладывать проблемы своей экономической нестабильности на женские плечи. Опасность жертвенной формулы «смысл существованья в ребенке» – в ее эгоистичном подтексте, провозглашающим смыслом твоей жизни чужую, не принадлежащую тебе, детскую жизнь! А мой эгоизм —борьба за право каждого и каждой из нас на исключительность и самоценность!
   За мое личное право иметь детей, не теряя себя. И право моих будущих детей, вне зависимости от их пола, ощущать себя чем-то большим, чем звеном эволюционной цепи…
   

notes

Примечания

1

   Читай книгу «Я – лучшая» Пособие для начинающей эгоистки».

2

   Подробнее, читай в статье «Законы елки».

3

   Подробнее, читай в статье «Компромисс или жертва?»
Купить и читать книгу за 58 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать